Назад

Купить и читать книгу за 119 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Освобождающая медитация

   Книга составлена из статей и лекций Ламы Оле Нидала и его жены Ханны Нидал, опубликованных за последние 25 лет в различных буддийских изданиях. Статьи организованы в три раздела – в соответствии с «тремя колоннами», на которые традиционно опирается буддийская практика: «Взгляд», «Медитация» и «Действие». Тексты раздела «Взгляд» посвящены философским основам буддизма: пустоте, относительной и абсолютной истине, различным вопросам передачи знаний. Второй раздел представляет фундамент и условия буддийской медитации, ведущей к освобождению и просветлению; описывает медитационные техники успокоения ума и узнавания его природы. Под заголовком «Действие» Лама Оле и Ханна дают советы о том, как современный практикующий буддист может сохранять и вплетать в повседневный опыт те состояния покоя и ясности, которых он достигает в медитации. Здесь глубоко раскрываются такие классические темы, как Шесть освобождающих действий, тантрические посвящения, разные уровни обетов. Заключительная статья «Прочно стоять на ногах» содержит сущностные наставления о том, как нам обогатить свою жизнь и наполнить ее вневременным смыслом.


Оле Нидал, Ханна Нидал Освобождающая медитация

   © Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2013

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Раздел 1
Взгляд

Передача в тибетском буддизме. Взгляд
Лама Оле Нидал
2009

   В ноябре 2009 года Лама Оле Нидал совершил недельную поездку из Миннеаполиса, штат Миннесота, в Чикаго, штат Иллинойс, по случаю десятилетия буддизма Алмазного пути на Среднем Западе США и инаугурации Центрального ретритного центра на востоке штата Висконсин. Во время этой поездки Лама Оле прочитал три лекции о преемственности в рамках трех колонн буддизма: воззрения, медитации и удержания уровня в повседневной жизни. Эти три статьи опубликованы в журнале «Буддизм. ру» № 19, 20 и 21–22. Это первая из них, остальные вошли в другие разделы этой книги.
   Что такое передача? Она проявляется различными способами и часто переживается как благословение. Это приятное ощущение – только часть целого, но часть важная и убедительная. Передача происходит, когда внешние влияния и внутренние средства развития встречаются, часто в виде чувства уверенности и благодарности. Получив вдохновение, многие испытывают признательность, переживая также физические знаки, такие, как сердцебиение и ощущение тепла. Это усиливает понимание того, что было активировано нечто важное.
   Немногие сразу осознают этот процесс, но наш с Ханной опыт передачи свидетельствует, что привычные ограничения постепенно исчезают и возникшая открытость естественным образом приводит к зрелости. Конечно, нам выпала огромная честь быть с Шестнадцатым Кармапой, величайшим среди йогинов. Он, а также другие великие Ламы нашей «красношапочной» линии Кагью и нынешний Семнадцатый Кармапа Тринле Тхае Дордже, чье постижение доступно людям, дают поистине вдохновляющий пример. Именно их передачу, непрерывную со времен Будды, мы поддерживаем сегодня. Если мы способны открыться, то полученный непосредственный опыт будет усиливаться и углубляться на протяжении всей жизни вплоть до Просветления. Кроме того, передача выходит за пределы всего личностного. В 1981 году, когда Шестнадцатый Кармапа умер, было ощущение, что нас бросили в ледяную воду. Все, чему мы научились, стало еще более ценным, и его благословение до сих пор с нами. Осталась и окрепла уверенность, что теперь мы должны работать еще усерднее. Она увеличивается, поскольку время уносит все больше обладающих истинным постижением Учителей – таких, как Лопён Цечу Ринпоче, который навсегда останется в наших сердцах.
   Сегодня нашу работу освещают Шамар Ринпоче, Шераб Гьялцен Ринпоче и прежде всего Семнадцатый Кармапа Тхае Дордже. Радостно наблюдать его рост и открытость миру. Будучи скромным, он без всякой гордости полагает, что, достигнув возраста, в котором был Шестнадцатый Кармапа, когда мы его встретили, он будет способен делать то же, что и его предыдущее воплощение. Будущим запутанным поколениям это будет необходимо больше, чем когда-либо.
   Благодаря таким Учителям я воспринимаю передачу как нечто целостное и всеобъемлющее, спусковой крючок в подсознании для возникновения проникающего видения, пробуждающее доверие или опыт из прошлой жизни. У нас с Ханной не возникало сомнений, что понимание и энергия действительно передавались, и я переживаю это сам, когда даю благословение от их имени.
* * *
   Три традиции тибетского буддизма – «нереформированные», «красношапочные» школы – относят себя к Алмазному пути, Дордже Тегпа или Ваджраяне. Это линии преемственности Ньингма, Сакья и Кагью.
   Ньингма прибыла в Тибет вместе с Гуру Ринпоче около 750 года и была разрушена королем-шаманистом Лангдармой около 840 года. После периода расцвета поучения Гуру Ринпоче остались в виде «терма» – спрятанных сокровищ, которые обнаруживались в течение последующих веков. Наша работа сегодня удивительным образом совпадает с его пророчеством, сделанным 1250 лет назад: «Когда огненный бык будет бегать на колесах, когда железные птицы будут летать повсюду, а тибетцы расползутся по всему миру, как муравьи, мое Учение придет в страну красных людей» (тибетцам европейский цвет лица кажется красным). Именно это происходит в наше время. Уже тогда он предвидел самолеты, ныне устаревшие локомотивы и борьбу своих соотечественников против армии Мао Цзэдуна. Точность впечатляет. Тексты Ньингмы зачастую очень ритуализированы и работают с трансформацией гнева и гордости.
   История культурного героя Марпы больше относится к психологии, и с ней легче отождествиться, поскольку она иллюстрирует трансформацию привязанности. Около 1050 года Марпа трижды пересек Гималаи, чтобы учиться в Индии. Проведя почти семнадцать лет в этой культуре, он собрал поучения, которые стали называться «новыми» поучениями Алмазного пути. Это происходило во времена, когда армии мусульман, ведомые своим святым Богом, уничтожали высокодуховную культуру северной Индии, и йогины хотели, чтобы поучения сохранились. Хотя в то время было принято получать только одно посвящение и практиковать его в течение всей жизни, Марпа сумел собрать огромный объем поучений, задействующих осознавание ума, его энергию и способность отождествляться со своей совершенной природой, называемых Гуру-йогой.
   В атмосфере общего непостоянства Марпа смог поучиться у ста восьми гуру и позже привез их Учение в Тибет. Самыми главными были два выдающихся Ламы: Наропа, который дал Марпе шесть поучений о внутренних энергиях и Великую печать, и Майтрипа, передавший ему логическую структуру четырех состояний Великой печати.
   Это богатство Марпа привез в Тибет и вернул буддизм к жизни. Таким образом, если мы практикуем мирской буддизм, мы – Марпа Кагью. Монахи нашей линии преемственности принадлежат к Дагпо Кагью, поскольку являются последователями ученика Миларепы, Гампопы, которого звали Дагпо Лодрё и который был первым монахом. Таким образом, Марпа с его пивом, женщинами и бесстрашием – это наш корень. Сильный и энергичный человек, великий йогин и гора радости.
   Следующим был Миларепа, крайний аскет. Он получил передачу от Марпы благодаря силе своего доверия. Практикуя в пещере днем и ночью, он стал просветленным, боясь умереть с впечатлениями от убийства 35 врагов семьи, совершенного по настоянию матери. Это редкое явление, однако так говорят все источники. У Миларепы было два главных ученика. Один из них – Речунгпа, который продолжил йогическую традицию и очень сочувственно относился к одиноким дамам. Он сидит – что является необычайной честью – в человеческой форме под Гуру Ринпоче и за Карма Пакши в медитации на Второго Кармапу. Другим учеником Миларепы был уже упоминавшийся Гампопа. Он был первым монахом в нашей линии и основал эту часть нашей работы. Просветленный медитатор, он организовал все таким образом, чтобы быть уверенным, что накопленные знания традиции Кагью будут сохранены и защищены.
   В процессе перемещения методов, мудрости и опыта из Индии в Тибет – как свидетельствуют жизнеописания «золотой гирлянды» наших Лам – чувство открытости, доверия и благодарности оставалось неизменным. Сегодня непрерывная линия Учителей, возглавляемая Семнадцатым Кармапой Тхае Дордже и Четырнадцатым Шамаром Ринпоче, хранит передачу буддизма Алмазного пути, вовлекаясь в политику ровно настолько, насколько нужно, чтобы обеспечить себе защиту. Известная как «устная передача», традиция Кагью притягивает ясные и свободные умы повсюду. Традиции Ньингма и Сакья также используют этот термин, в то время как официальная церковь, Гелугпа, «добродетельная» желтошапочная линия, появившаяся 400 лет спустя, около 1450 года, предпочитает называться Великим путем. Это отражает их учение и практику, где более важными являются безбрачие, дебаты и логическое мышление, нежели трансформирующие медитационные опыты – по крайней мере, для большинства последователей. Они учатся в монастырских школах и продолжают подготовку в огромных монастырях Тибета, где сначала узнают о принципах сочувствия, мудрости и силы, благодаря чему позже понимают, что их Учителя являются выражением этих освобождающих и просветляющих качеств. Из трех старых школ Красных шапок вышли многие йогины, способные убедительно и без труда растворять концепции людей. Исходя из этого, естественным становится воспринимать Учителя как главный объект сосредоточения, а качества Будды – как его проявление. Так Гуру-йога становится главной практикой, а формы Будд – излучением Учителя.
   Такой вид отождествления и открытости – это особенный источник жизненной силы традиции Кагью, где жизнеописания Учителей прошлого и отчасти настоящего никому не покажутся скучными. Начиная с Наропы, который расстался с интеллектуальным знанием и обрел постижение, пройдя через 12 больших и 24 малых испытания под руководством своего Учителя Тилопы, Марпы, трижды перешедшего Гималаи, Миларепы, построившего семь домов символической формы в Тибете только для того, чтобы их снести, и заканчивая вдохновением и приключениями сегодняшних идеалистов в наших центрах Алмазного пути, мы убеждаемся, что полученный опыт выводит за привычные пределы к уверенности и радости.
* * *
   Потрясающее развитие на абсолютном уровне постижения в духовно свободных странах сегодня в большой степени возможно благодаря феномену, которого мир может более не встретить в течение долгого времени: Шестнадцатому Кармапе Рангджунгу Ригпе Дордже (1924–1981). Он выражал подлинное и убедительное Просветление во всех его аспектах. Современные средства связи, улучшаясь год от года, позволяют донести этот подарок до все большего количества подающих надежды людей по всему миру.
   Для работы на Западе Кармапа выбрал Ханну и меня, и сегодня она продолжается для Тринле Тхае Дордже, нынешней инкарнации Кармапы. Его Святейшество определенно мог найти кого-то получше, но вряд ли с бо́льшим опытом и преданностью. Давая нам формальное буддийское Прибежище в сентябре 1970 года в Сиккиме, он сказал: «Теперь вы должны воспринимать меня как Будду». Охваченный блаженством от его присутствия, я ответил: «Ты лучше любого Будды. Ты лучшее из всего, что я знаю».
   Впервые мы встретили его 22 декабря 1969 года в Катманду. Он положил руки нам на головы, а когда мы подняли глаза, он стал больше комнаты и заполнил ее невероятным золотистым светом. Так мы впервые получили его передачу. За 12 лет, пока мы были его близкими учениками (они описаны в моих книгах «Открытие Алмазного пути», «Верхом на тигре» и других источниках), такие события случались постоянно, в том числе и на более глубоких уровнях, добавляя в наши и без того увлекательные жизни измерение настоящего волшебства.
* * *
   Считается, что в американской и британской культурах, где высоко ценится личное пространство, имеется естественная склонность к традиции Тхеравады – «словам старейших». В романтической Европе, во Франции и странах южнее Альп, где предпочитают широкое мышление и в то же время высоко ценят дистанцию, которая дает возможность выбора, по максимуму используют глубокую философию Махаяны, или Великого пути. А германо-славянские страны – от Рейна до Владивостока – ищут коллективного опыта и общности и поэтому открыты мощному, трансформирующему Алмазному пути. Однако в большинстве стран образование, призванное сделать людей конкурентоспособными, растворяет такие различия, и, кроме того, при некоторой старательности можно найти поучения Будды, которые подходят качествам людей, а не их культуре.
   В сегодняшнем мире это приносит нам огромную пользу. Внутренне нас стимулируют достойные доверия ценности, такие, как неразрушимая суть ума, радостная игра и склонность к действиям на основе сочувствия, что приводит к прекрасному состоянию, называемому «внутренним уединением». Если мы покоимся в своей середине, то расходуется меньше энергии, работа и преодоление сложностей приносят радость, а ситуации переживаются как осмысленные поучения о принесении пользы другим. Не тратя время на глупые и отупляющие занятия и используя его для чего-то стоящего, мы внезапно чувствуем себя богатыми и естественным образом притягиваем таких же приятных людей.
   «Возвращаясь» из этого состояния, мы счастливы, но направленность счастья меняется. Кто-то действует исходя из собственных кратковременных интересов, мы же – из того, чтобы ситуация для каждого была формирующей характер. Более того, мы автоматически приводим себя в действие, если можем помочь другим отождествиться с их природой Будды.
   В конце концов, мы становимся осознанными и эффективными одновременно, и на этой стадии опыт, мотивация и взгляд, сложившиеся за бессчетные жизни, автоматически формируют наши тенденции. Некоторые успокаивают, некоторые увеличивают имеющиеся возможности, некоторые очаровывают и защищают.
   Будучи датчанином, я вижу свою особую функцию Ламы в том, чтобы следить за тем, чтобы мои ученики чувствовали себя не глупо и смущенно, а уверенно, оставались на переднем крае в любых критических столкновениях. В Гималаях, если у людей есть деньги, они могут бродить как зомби, и заметят их только те, кто в них заинтересован. На Западе же каждый на виду и каждого оценивают по уровню функционирования. Здесь практикующий может быть спокойным и ясным, не теряя при этом внутренней теплоты доверия. В требовательном обществе сложнее быть в мире (функционировать), но не от мира (не привязываться к нему), как говорили в Средние века. Способность работать, но не быть захваченным событиями, не терять доверия людей из-за того, что становишься зависимым, непрактичным и экзотичным, лучше всего развивается в коротких целенаправленных ретритах с захватывающими периодами активности между ними. Я думаю, дела у нас идут хорошо; сохранять присутствие духа – это мое, на этом строится датский юмор.
   В поисках ценностей практичные люди часто спрашивают: «Он буддист, как же он справляется с жизнью? Он в курсе дел? Как он функционирует?» или «Как буддисты ведут себя в мире?» Поэтому важно, что мы работаем и получаем свежую информацию, бесстрашно защищаем наши свободы и другие базовые ценности, одновременно развиваясь на человеческом уровне. Когда соперничество отходит на второй план и сохраняется только в виде забавы, а мы начинаем говорить: «Разве это не удивительно? С нами такие умелые люди!» – тогда мы чему-то научились.
   Так передача работает внутри и снаружи – в виде действий, которые не должны быть бездумными. Они должны формироваться на основе информации об уровне рождаемости в разных культурах и желания искать решения, как увеличить качество, а не количество в мире будущего.
   Практикуя тибетский буддизм, нужно оставаться в пределах одной линии преемственности и не метаться между Учителями. Передачи отличаются друг от друга, разные термины используются для одних и тех же вещей, и наоборот, смешивать их – значит идти к запутанности. Не отказывайтесь от своей традиции, разве что вас в ней все категорически не удовлетворяет. Работа каждого Учителя состоит в том, чтобы уменьшать эго учеников, а это может быть неприятно, хотя и абсолютно необходимо. Когда у Ламы есть опыт и сочувствие, этот процесс может быть осознанным и приятным. Поэтому я очень рад, что мы, Карма Кагью Алмазного пути, естественным образом строим дружеские отношения и работаем в группах, что это удерживает нас вместе, пока мы практикуем одинаковые вневременные методы, которые дали нам наши Кармапы.
* * *
   Глядя вперед, я вижу, что вы способны поддерживать нашу энергию и работу во всем мире. Несмотря на крепкие гены викингов, я в этом теле не навсегда. Поэтому вам нужно учиться уже сейчас. Каждый из нас – посол Будды. Каждый будет первым буддистом, встретившимся кому-то, и, благодаря произведенному впечатлению, возможно, самым важным человеком в его жизни. И если вам будут задавать вопросы или искать пример, одной вашей преданности будет недостаточно. Наша близость, передача и доверие – это подковы, спрятанные в боксерских перчатках для схватки с эго, но привлекать людей будет наша способность объяснять, рассказывать о наших книгах, жизненный опыт и забота о других. Мы должны знать, что Будда жил и учил в Индии 2450 лет назад, что были Будды до него и будут еще сотни после. Он учил на уровне причинно-следственной связи, мотивации и взгляда, давал информацию, чтобы ученики задавали вопросы, а не слепо верили, учил, как встроить медитацию в повседневную жизнь и не терять достигнутого уровня. Мы должны уметь представлять свои жизненные ценности и защищать их, давая соответствующие советы. На этот скелет затем можно нарастить мышцы и органы того, что кажется вам привлекательным, или отвечать на вопросы в виде живой связи со слушателями. Позвольте им спрашивать, когда они почувствуют себя комфортно, и отвечайте, пользуясь описанной структурой, чтобы у них могли возникнуть переживания «Ага!» и растворилась запутанность – возможно, впервые – в результате недвойственного постижения. Доверяйте себе и учитесь говорить, делая десятиминутные выступления. Разделенные с друзьями, они приносят огромную пользу.
   Представлять Алмазный путь – это огромная радость и свобода, поскольку счастье вне двойственности – совершенно. Ничему нельзя научить, моралистически грозя пальцем. Вместо этого сырье должно разумно использоваться для развития существ. И это сырье нескончаемо.
   Представляя уровень причины и следствия, который сегодня защищают бесконечные правила, указания и законы, придется заботиться о тысяче разных вещей. На уровне мотивации и Великого пути нужно остерегаться цветистых бесполезных фраз и сентиментальности, а также не становиться жесткими и бюрократичными. В любом случае, второе у христиан получается лучше…
   Если же Лама просит вас учить Алмазному пути, поскольку ваши радость, целостность, зрелость и жизненный опыт позволяют вам представлять абсолютное Учение Будды так, что даже самый мрачный человек не сможет перепутать его с нигилизмом, становится важным внешне проявлять это осознавание, показывая людям радость их природы Будды.
   Сегодня исторически сложилась взрывоопасная ситуация. В течение 2500 лет этот высший уровень буддизма передавался в обособленных культурах, в традиционных, закрытых и хорошо организованных линиях преемственности. Наше время всеобщего образования – это время, когда машины летают по небу, а Билл Гейтс или Стив Джобс могут по пути в гараж открыть принципиально новый метод коммуникации. Сегодня общество не статично и не связано никакими ограничениями – кроме, разумеется, дорогих нашему сердцу человеческих ценностей и свобод, прописанных в конституциях свободных стран. У меня всегда с собой карманное издание Конституции США, кожаный томик с золотым тиснением. Я ношу ее, потому что думаю, что это прекрасный документ. «Мы люди…» У каждого должна быть возможность выбирать и наслаждаться свободами, которые не причиняют вреда другим. В Европе мы говорим: «Моя терпимость кончается там, где начинается твоя нетерпимость», и это – в прошлом с коммунизмом и нацизмом, а сегодня с исламом – больше подходит к нашей ситуации.
   Но вернемся к нашей задаче представлять Будду ясным и вдохновляющим образом. Работа в качестве его посла приносит много благословения, но читать лекции все равно придется вам самим. Вы ответственны за то, чтобы заключить поучения в рамку зрелости и полноценности, которая будет отражать ваше понимание и рост, и допустить, что Учитель, который сам еще учится, лучше, чем никакого Учителя.
   Затем, открываясь линии преемственности, вы почувствуете, что Будды ведут вас и желают вам счастья. Будды действительно ведут нас, они помещают нас в ситуации, в которых мы будем расти. Если вы сталкиваетесь с трудностями в личной жизни, то к вам затем будут приходить люди, которым нужна именно та информация, которую вы таким образом получили. Найденное вами буддийское решение поможет и им. Это невероятная радость, и вскоре вы начнете думать: «Используйте меня больше, давайте мне любую ситуацию, в которой я могу учиться». В этом заключен большой смыл. Это огромная энергия и осознавание, которое будет проявляться все чаще. Оно понимает события, растет и использует наши возможности с момента принятия Прибежища.
   Взаимодействуя с внешним миром и достигая зрелости во внутреннем уединении с нашими заново обнаруженными, но вневременными ценностями и передавая их, мы обнаруживаем в себе уверенность, а также любые возможности и любые качества. В этом состоит наша передача: смотреть в зеркало и видеть то, что осознает. Мы должны дать все, что можем, этому излишне запутанному миру, который на самом деле является Чистой страной.
   Пожалуйста, помните, что ваша группа, Сангха – это Учитель и зеркало, отражающее развитие каждого. Это благословение – работать в группе идеалистов, разделяющих наши ценности, и мы должны быть благодарны друг другу за эту возможность. Когда мы вместе – и в ясных, и в творческих ситуациях, – проявляются мудрость и опыт линии преемственности. В группе медитирующих друзей, имеющих одинаковое Прибежище, каждый будет вкладывать кусочек из своего подсознания, что заставит сложившуюся ситуацию работать. Так происходит всегда.
   Подключение к линии преемственности и сопровождающей ее передаче внеличностно, оно не связано с личностью Ламы. Когда Гьялва Кармапа, или Шамар Ринпоче, или Шераб Гьялцен Ринпоче приедут в Северную Америку, вы увидите, что они выражают одинаковое поле благословения разными способами. В то же время каждый Лама притягивает определенный тип учеников. Учителей Кагью объединяет и обещание помогать другим – самая важная мотивация. На таких уровнях каждый делает все, что возможно. Передача – это живой опыт. Она превращается в действия, когда взгляд и понимание перемещаются из головы в сердце. В начале мудро и правильно следовать особым советам, делать что-то определенным ритуальным образом, а потом, после нескольких лет практики, у нас появляется способность учить и вдохновлять других, плавно и безошибочно передавая то, чему мы научились сами.
   Поддерживаемое обещанием Бодхисаттвы понимание пустой природы всех явлений, а также желание помогать всем существам не дают нам ошибиться. Наши группы и центры находятся под защитой чувства юмора, которое позволяет нам подняться над обусловленным миром, а благодаря дружбе возникают мощь и стойкость. В этом наша сила.

Относительная и абсолютная истины
Ханна Нидал
2004

Комментарий к ваджрной песне Второго Кюнзига Шамара Ринпоче

   Ваджрная песня – это поучение в форме стиха или поэмы, выражающее окончательное постижение (при этом слово «песня» не означает, что эти поучения действительно нужно петь). В линии Кагью такими произведениями особенно знаменит Миларепа: существует множество его поучений в форме ваджрных песен.
   Песнь Второго Шамарпы «Почтение лучезарному гуру» содержится в собрании ваджрных песен важнейших Учителей линии преемственности Кагью, изданном на английском языке под названием «Дождь мудрости».
Почтение лучезарному Гуру!
Эта сияющая сознательность настоящего —
Подлинное лицо относительной истины.
Если распознаешь ее безыскусную природную сущность, —
Увидишь абсолютную истину.
Эти ученые псевдознатоки со своими двумя истинами
Используют множество цитат и логику, но не понимают сути вопроса.
Из-за цепляния за двойственное различение они искажают недвойственность
И по-прежнему пребывают в сансарическом заблуждении понятийного принятия и отталкивания.
Две истины в соответствии с коренными устными наставлениями
Я здесь ясно покажу и тем самым включу в путь.
Гуру – славный Держатель Алмаза в человеческой форме.
Сущность его ума – неисчерпаема.
Он – основа, алмазное тело неразделимых мудрости и искусных средств. Он – четыре важных аспекта, объединенных в один;
Этот аспект – тайна тайн относительной истины.
Мудро практиковать это – абсолютная истина.
Возникая благодаря колесам энергии Четырех состояний Будды,
Эта великолепная и высшая тайна созревает на поверхности энергетических колес,
Мы украшены чакрами совершенно чистого мира
И выходим за пределы четырех состояний медитативного погружения.
Что касается двух истин в соответствии с глубокой сутью тантр,
То, кроме внешнего, есть еще внутреннее и тайное значения,
Которые можно узнать только из уст Гуру.
Чтобы освежить свои воспоминания, пою я сегодня эту песнь.
Я – сын, постигший устные наставления своего Гуру.
Не подавляя пылающий опыт медитации
И не умея хранить эти тайны, – пою я эту песнь.
О, сонмы Дакинь, радуйтесь!

Ваджрная песнь Второго Шамарпы Качё Вангпо (1350–1405)

Почтение лучезарному Гуру!

   Все ваджрные песни наших мастеров начинаются с благодарности Учителям. Связь Учителя и ученика – это самое важное вне зависимости от ступени развития. Это правило действенно, пока мы не достигли результатов, но и после достижения цели мы сохраняем глубокую благодарность по отношению к собственному Учителю. Об этом говорится во множестве песен Миларепы, и здесь, в песне Качё Вангпо, мы находим то же. Язык этих строф, конечно, совсем не тот, к которому мы привыкли, ведь Второй Шамарпа жил в XIV веке.
Эта сияющая сознательность настоящего —
Подлинное лицо относительной истины.
Если распознаешь ее безыскусную природную сущность, —
Увидишь абсолютную истину.

   В этой песне он говорит об относительной и абсолютной истине и о том, почему они не отличаются друг от друга. Для нас это – сущностные поучения. Это то, что мы все пытаемся понять. И уже в самом начале Качё Вангпо дает полное определение тому, что подразумевается под «относительной и абсолютной истиной».
   Все, что происходит, что мы видим, что переживаем в нашем субъективном мире, – все это «относительная истина». Тот факт, что все может происходить, и суть всего происходящего – это «абсолютная истина».
   Это означает, что не бывает относительной истины без истины абсолютной. Неверно думать, что один вид истины – здесь, а другой – где-то еще. Нам не нужно отодвигать одну, чтобы получить другую. Мы осознаем то, что происходит, и это – относительная истина. Благодаря нашей практике мы все лучше понимаем суть всего и, таким образом, познаем абсолютную истину. Овладев этим познанием, мы освобождаемся и уже ничем не связаны. Мы больше не являемся рабами причины и следствия. На уровне относительной истины, то есть во всем, что происходит здесь и сейчас в нашем обычном мире, – закон причины и следствия непогрешим. Он действует все время, мы не можем этого избежать. Но мы можем улучшать причины, а вместе с ними и следствия, таким образом освобождаясь от этих оков, чтобы действительно познать абсолютную истину.
Эти ученые псевдознатоки со своими двумя истинами
Используют множество цитат и логику, но не понимают сути вопроса.

   Здесь Шамарпа Качё Вангпо говорит о том, что недостаточно анализировать относительную и абсолютную истины только интеллектуально, просто знать их теоретическое значение. Будда давал много видов поучений, и некоторые из них (на уровне сутр) – очень аналитические. Там посредством точного исследования мы приходим к интеллектуальному пониманию того, что является «природой вещей» и что конкретно под этим подразумевается. Но если мы удовлетворяемся этим, мы больше не развиваемся, так как только анализа недостаточно. Нам необходимо также медитировать на это понимание и полностью слить его со своим умом. Теория может указать нам направление, научить правильному взгляду, поспособствовать ясности. Но подлинный результат – это непосредственный опыт. Речь идет о том, чтобы обрести полное понимание в уме и действительно воспринимать все правильно. Просто иметь какую-то идею недостаточно, нам нужно идти дальше.
   На протяжении сотен лет всегда были люди, которые застревали на уровне учености, и были другие, которые шли дальше, а именно – медитировали. Поучения Будды всегда направлены на достижение целостности, и потому нельзя впадать ни в одну из крайностей. Постоянно подчеркивается, что невозможно достичь результат без опыта. Без медитации невозможно достичь ни Освобождения, ни Просветления.
   В нашей школе Кагью о комбинации этих аспектов учат так: функция воззрений – направлять нас к медитации. Рекомендуется развивать правильный взгляд, но это не самоцель, а средство, помогающее понимать, что мы делаем. Нам необходим верный взгляд, чтобы правильно медитировать и получать результаты.
   Второй Шамарпа ясно показывает здесь, что недостаточно быть очень ученым, поскольку от этого мы не станем просветленными.
   Многие люди привыкли гордиться тем, что они много знают, но мысль о том, что мы уже все знаем, может стать огромным препятствием, которое действительно помешает нашему развитию.
   Кроме того, если мы много знаем, то существует опасность, что мы возгордимся, вместо того чтобы применять знания на пути. Это то, от чего нужно все время предостерегать себя.
Из-за цепляния за двойственное различение они искажают недвойственность

   Здесь опять говорится о том же: если мы останавливаемся на интеллектуальном уровне, анализируя двойственное воззрение о том, «что такое относительная истина и что такое абсолютная истина», тем самым мы препятствуем появлению недвойственного опыта.
И по-прежнему пребывают в сансарическом заблуждении понятийного принятия и отталкивания.

   Наша сансарическая запутанность выражается в том, что мы постоянно чего-то хотим или не хотим. Мы функционируем под воздействием стереотипа «нравится – не нравится». Что бы ни происходило, нам это либо нравится, либо нет. Эта привычка – корень сансары, и преодолеть ее мы можем только с помощью медитации. Ничто другое не в состоянии решить эту очень глубокую и тонкую проблему.
   Если во время медитации и изучения Дхармы мы продолжим придерживаться этого «нравится – не нравится», то развиваться не будем. С тем же успехом можно читать комиксы. Пусть мы пребываем на уровне очень изысканных слов, много медитируем и т. д., – мы совершаем ошибку, если по-прежнему постоянно разрываемся (пусть даже бессознательно) между «нравится – не нравится».
   Например, мы хотим покоиться в чудесной медитации, но ненавидим состояние, когда наша медитация не такая прекрасная.
   В этой строфе говорится о принятии и отталкивании в сфере поучений. Если у нас к ним такой подход, то мы не развиваемся. Мы должны преодолеть этот шаблон приятия и отвращения, но это, конечно же, чрезвычайно сложно. Иначе мы давно уже были бы полностью просветленными.
Две истины в соответствии с коренными устными наставлениями
Я здесь ясно покажу и тем самым включу в путь.

   В следующих строфах Шамарпа Качё Вангпо объясняет, как правильно относиться к двум истинам:
Гуру – славный Держатель Алмаза в человеческой форме.
Сущность его ума – неисчерпаема.

   Наш Лама – это символ соединения обеих истин, то есть символ просветленного ума. Он проявляется, например, в центре Древа Прибежища, в форме Будды Держателя Алмаза.
Он – основа, алмазное тело неразделимых мудрости и искусных средств.

   «Ваджрное тело» или «алмазное тело» – это неразрушимое тело, которое является выражением неразделимости мудрости и искусных средств. Руки Держателя Алмаза скрещены на груди, в правой он держит дордже, в левой – колокольчик. Дордже символизирует искусные средства, методы, а колокольчик – мудрость. Таким образом, Держатель Алмаза – выражение их неразделенности.
   Держатель Алмаза не является прямым символом двух истин, но они выражаются здесь так: мудрость – это абсолютный уровень, искусные же средства (или Йидамы) – это способ, которым мудрость себя выражает. Применяя искусные средства, мы можем помогать существам, если мы постигли мудрость абсолютной истины.
Он – четыре важных аспекта, объединенных в один;
Этот аспект – тайна тайн относительной истины.

   Здесь я вряд ли что-то скажу, потому что есть риск сказать что-нибудь не то. (Ханна смеется.) Я не хочу ничего выдумывать, так как все сказанное должно быть верно.
Мудро практиковать это – абсолютная истина.

   Благодаря опыту практики, которая перевешивает любые концепции, идеи и анализ, мы придем к постижению абсолютной истины. Это происходит, когда мы в медитации преодолеваем шаблон мышления «нравится – не нравится», и ум развивает способность просто покоиться в самом себе. Тогда он не захвачен собственными идеями и концепциями даже на самых тонких уровнях.
Возникая благодаря колесам энергии Четырех состояний Будды,
Эта великолепная и высшая тайна созревает на поверхности энергетических колес,
Мы украшены чакрами совершенно чистого мира
И выходим за пределы четырех состояний медитативного погружения.

   Здесь Шамарпа Качё Вангпо затрагивает тему тантрической практики. Методы Алмазного пути работают с различными энергиями в теле, и с помощью этих очень искусных средств мы можем достичь Постижения.
   Как я уже говорила, Будда давал разные виды поучений. На уровне Сутры мы приходим к какому-то пониманию путем размышления и анализа, но на уровне Тантры нам необходимо доверие к методам. Здесь мы не анализируем искусные средства, но применяем их. И если мы действительно так и делаем, то они дадут результаты. Это совсем другой подход, не такой, как на уровне Сутры.
   Поучения даются в определенной последовательности: сначала Сутра, а потом Тантра: ведь, чтобы практиковать Тантру, нам необходимо развить доверие. Мы не можем просто так сесть и медитировать на разные формы Будд, ведь мы можем начать думать:
   «Почему я медитирую на эту форму?»
   «Что она, собственно, означает?»
   «Почему этот Йидам выглядит вот так?»
   «Почему я вообще должен на него медитировать?»
   Во время медитации подобные вопросы неуместны. В Алмазном пути – такие вопросы нужно прояснять до, а не во время медитации.
   Шамар Ринпоче говорит здесь о чакрах и Состояниях Будд и объясняет, каким образом различные медитации приносят различные плоды (результаты) Постижения: в виде Состояния истины, Состояния радости, Состояния излучения и Состояния сущности (оно включает в себя все три первых состояния).
   Само постижение – понимание истинной природы вещей – это Состояние истины. Состояния радости и излучения показывают, как наше постижение приносит пользу другим: Бодхисаттвы появляются в Состоянии излучения (тиб.: тулку) – то есть рождаются людьми, с которыми мы можем установить контакт. А в Состоянии радости они – Бодхисаттвы, на которых мы можем медитировать.
Что касается двух истин в соответствии с глубокой сутью тантр,
То, кроме внешнего, есть еще внутреннее и тайное значения,
Которые можно узнать только из уст Гуру.
Чтобы освежить свои воспоминания, пою я сегодня эту песнь.

   Шамар Ринпоче не объясняет здесь, что означают внутренний и тайный уровни. Речь идет о таком тантрическом методе, как медитация на Йидама. Когда мы в ретрите медитируем на какого-нибудь Йидама, мы проходим различные стадии практики: выполняем сначала «внешнюю практику», потом «внутреннюю» и, наконец, «тайную практику». Сначала мы отождествляемся с Йидамом, потом медитируем на внутренние энергетические каналы в теле, а на тайном уровне мы больше отождествляемся с умом Йидама. Это – те самые искусные методы Алмазного пути, о которых мы уже говорили.
   В линии Кагью у нас есть передача практик разных Йидамов – Шесть йог Наропы – и передача Великой печати, Махамудры. Все они даются по-разному. Здесь Шамарпа Качё Вангпо говорит о медитациях на Йидамов и Шести йогах Наропы, таких, как йога внутреннего тепла (туммо. – тиб.) и другие. Используя эти методы, мы можем достичь Просветления и таким образом понять уровни относительной и абсолютной истины.
Я – сын, постигший устные наставления своего Гуру.
Не подавляя пылающий опыт медитации
И не умея хранить эти тайны, – пою я эту песнь.
О, сонмы Дакинь, радуйтесь!

   Как и в начале, здесь мы опять встречаем мысль о том, что такие песни – это выражение непосредственного опыта, а также восхваление и благодарность Учителю и Дакиням. Это – песни вдохновения.

«Семья» Миларепы
Комментарии к одной из ваджрных песен Миларепы
Ханна Нидал
2004

   Во времена Миларепы была широко распространена традиция «ваджрных песен». Обычно йогины объясняли и передавали свой духовный опыт в поэтической форме. «Ваджрные песни» отличаются от обычной поэзии или фольклора и называются так, потому что основаны на медитационном опыте и постижении. Из них особенно известны произведения Миларепы. Несмотря на старомодный язык, они затрагивают вечные темы: все, что может происходить в этом мире в любом месте и в любое время. В них всегда уделяется внимание людям и опыту переживания природы ума, не ограниченному временем и местом. Именно поэтому в наш век мы тоже читаем эти песни, отождествляемся и получаем вдохновение. Пример Миларепы – это пример интенсивной практики, на которую сейчас способны лишь немногие. Но его поэзия по-прежнему значима для нас, описанные переживания – и в целом представления, цель и взгляд – не отличаются от наших.
   Миларепа стал темой курса в Беналмадене 2003 года благодаря Лопёну Цечу Ринпоче. Ринпоче уделял очень много внимания этому мастеру, давшему ему большое вдохновение. В молодости Лопён Цечу Ринпоче следовал примеру Миларепы и позднее побуждал людей посещать его пещеры и места в Бутане и Непале. Тема Миларепы очень важна и для нас, поскольку мы собрались чествовать Лопёна Цечу Ринпоче и его замыслы. Те, кто ездил в Бутан и посетил Цо Лхаканг, что находится в Нобганге – месте рождения Лопён Цечу Ринпоче, видели там настенные росписи сюжетов из жизни Миларепы. Это одно из мест, которые Ринпоче настоятельно рекомендовал посетить в Бутане – редко где еще можно увидеть такие иллюстрации к биографии великого йогина и поэта.
   Большую часть своей жизни Миларепа провел в пещерах. Множество важных для него мест находилось на юге Центрального Тибета, неподалеку от границы с Непалом. Сейчас большинство из них расположены в непальской части Гималаев.
   Иногда он спускался в селения, где люди давали ему пищу, а затем опять возвращался в пещеру и продолжал практиковать. Однажды, посетив ближайшую деревню, Миларепа исполнил одну из своих песен.
   Его биограф пишет:
   Джецюн отправился на юг к Лхого, что в Кунгтханге: там проходила ярмарка, на которую съехалось множество людей. Среди зрителей была очень красиво одетая девушка. Она спросила: «Йогин, из какой ты страны, кто твои отец, мать и родственники?»
   В ответ Мила спел такую песню:
   В этой песне по просьбе красивой женщины Миларепа рассказывает о своей «семье». Его представления о семье несколько отличаются от обычных.
   Как всегда, Миларепа начинает с похвалы своему Учителю:
Простираюсь перед верховными Учителями,
Прошу вас, даруйте свое благословение.
Мой отец – всеблагой.
Моя мать – сама доброта.
Старший брат – владыка познания.
Тетя – блистающий светоч.
Сестра – дева доверия.
Друг – самосущая мудрость.
Сын – дитя проникающего видения.
Мои книги – естественное существование мира явлений.
Я скачу на жеребце ветра сознания.
Мои покровители – четыре провинции У и Цанга.
Я сам – маленький белый помощник, совершающий подношения.

   Так пел Мила.
   Дева произнесла: «Ах, как чудесно, как восхитительно! Но мы, люди, живущие в миру, не понимаем тебя. Пожалуйста, разъясни нам смысл твоих слов».
   И Мила спел такую песню:
Я никогда не повторяю спетую песню,
Но сейчас дам ясные объяснения.
От моего единственного всеблагого отца
Мне досталось вознаграждение – взгляд и медитация;
У меня никогда не было мирских идей.

   Слово «всеблагой» – по-тибетски «кюнзанг» – относится к основополагающей природе, которая связана с абсолютными качествами ума. Вот почему говорится, что именно она дает взгляд и медитацию. В песне Миларепа описывает, как явления переживаются на основе природы ума, и поэтому называет ее «всеблагим отцом».
Моя мать – сама доброта —
Вскормила меня грудью устных наставлений;
Мне никогда не доводилось изголодаться по практике.

   Обычные обязанности матери – смотреть за ребенком, кормить его и заботиться о нем. Здесь Миларепа сравнивает это с полученными поучениями, с устными наставлениями. Уверена, вы знаете историю его жизни. Ему пришлось пережить много трудностей, чтобы получить эти наставления. Дагмема, жена Марпы, всегда пыталась помочь ученику. Здесь выражается благодарность и ей. Дагмема общалась с Миларепой и продлевала путь его развития, желая помочь преодолеть страдания. В конце концов Миларепа получил поучения благодаря ее влиянию.
Мой старший брат – владыка познания —
Дал мне меч запредельной мудрости и искусных средств;
Я отсек сомнения относительно внешних и внутренних дхарм.

   Здесь Миларепа говорит о практике Дхармы в целом: получая поучения, мы вдохновляемся, а затем стараемся их осознать. Иногда это не происходит мгновенно, но мы не сдаемся и не откладываем их в сторону – мы все же стремимся к пониманию. Есть только один способ к нему прийти – нужно прояснить наши сомнения. Если в поучениях есть что-либо непонятное, не следует просто принимать их на веру. Необходимо выяснить их смысл, чтобы двигаться дальше и развиваться в практике. Именно это имеется в виду, когда говорится о прояснении сомнений, – нужно задавать Учителю вопросы.
   Ясный смысл поучений еще больше убеждает нас в истинности Дхармы, углубляет понимание и тем самым укрепляет наше доверие. Оно возрастает, и мы становимся все смелее, можем прояснить еще больше вопросов. Вместе с этим растет наша мудрость. В буддизме обычно упоминаются два вида мудрости, и под одним из них подразумеваются обширные познания. Но в тексте песни имеется в виду понимание, рожденное из опыта: не просто концепция, а обретение ясного представления. Именно в медитации мы можем прийти к непосредственному переживанию. Поэтому второй вид мудрости – высшее изначальное знание, когда мы полностью переживаем ум как основу всего.
   Здесь «брат» – это процесс получения ответов на все вопросы, проясняющий дальнейший путь. В результате нам хочется практиковать, ведь мы видим, что это разумно. К тому же у нас появляется сильная мотивация, поскольку ясно, что наша практика принесет пользу и другим.
Моя тетя – блистающий светоч —
Заставила меня взглянуть в зеркало моего ума;
Грязь привычек никогда не лишала его блеска.

   «Блистающий светоч» – это качество ясности нашего ума. Именно оно позволяет нам знать и понимать. Ум не похож на бесчувственный стол или камень. Иногда его называют Ясным светом и множеством других имен. Ясность – это наша способность все время что-то переживать: уму свойственно знать и воспринимать любое явление, а также знать самого себя. Поэтому качество ясности ума связано не только с восприятием внешних объектов, но и с самоосознаванием. Вне зависимости от всего внешнего уму неизменно присуща эта способность знать, но мы не всегда отдаем себе в этом отчет. Постоянно воспринимая внешние явления, мы забываем о том, что более важен сам воспринимающий, потому что он есть всегда.
   И воспринимающий ум, тот, кто все переживает, ни от чего не зависит. Он не захвачен нашими привычками. Обычно мы следуем привычкам, потому что не отождествляемся со своим переживающим умом.
   Это блистающее качества ума, тот факт, что ум может все воспринимать и знать, Миларепа называет «тетей».
Моя сестра – дева доверия —
Распутала узел скупости.
Этот йогин Мила никогда не владел едой или богатством;
Даже будь они у меня, я не был бы бережлив.

   В этом переводе речь идет об «основополагающем доверии». Все будет получаться, если мы станем практиковать так хорошо, как только можем. Это напоминает мне случай, когда однажды в Ирландии Шестнадцатый Кармапа позвал Оле и меня в свою комнату и неожиданно дал нам денежную купюру. При этом он сказал: «Вручая эту банкноту, я обещаю и гарантирую: пока вы сохраняете правильную мотивацию, практикуете Дхарму для других существ и не подпадаете под влияние мирских дхарм, вам не нужно будет заботиться о пропитании и одежде. У вас всегда будет достаточно денег».
   Это было совершенно неожиданно, мы вовсе не задумывались о материальной стороне дела. Конечно, появилась мысль: «Нужно жить именно так». Это напоминало принятие очень сильного обета.
   Думаю, Миларепа имеет в виду нечто подобное. Еще это связано с самопроверкой. Нет необходимости отказывать себе во всем, но если мы по-настоящему стараемся и все время напоминаем себе о мотивации, то можем быть уверены, что все происходящее полезно. Будь оно легким или трудным – мы принимаем его и учимся во всем. Ни о чем не нужно сожалеть. Важнее всего сохранять мотивацию, а дальше нужно просто делать все, что в наших силах. Так отпадает множество ненужных размышлений.
Мой друг – самосущая мудрость —
Всегда был неразлучен со мной;
Мы никогда не ссорились из злости.

   Быть преданным другом своей самосущей мудрости – без сомнения, означает обладать постижением. Здесь Миларепа говорит о своем просветленном опыте, полностью отождествляясь с «умом мудрости». Йогин показывает пример обретения определенного состояния, к которому придут все. У каждого есть эта мудрость, и кто ищет, тот найдет ее.
Мой сын – дитя проникающего видения —
Продолжает семейную передачу Победоносных;
Я не воспитал ни одного хвастунишки.

   Миларепа сравнивает свое «дитя проникающего видения» с обычным ребенком и делает это пусть странно, но по-доброму. Он описывает передачу как семейную преемственность. В обычной семье сын становится продолжателем рода, а в буддизме передача, восходящая к временам Будды, переходит от Учителя к ученику. Она достойно продолжается, не прерываясь и не теряясь, если новые поколения обретают опыт и постижение. Этот вид преемственности приносит пользу до сих пор, хотя словам Миларепы уже тысяча лет. У нашей передачи по-прежнему есть «линия жизни»; она всегда переходила от одного Учителя к следующему. Так мы получаем само учение и связанный с ним опыт, а затем передаем дальше. Все поучения и посвящения, которые мы получаем, распространяются именно так – иначе они не дошли бы до нас. Настоящая преемственность возможна только при условии ее непрерывности.
Мои книги – это естественное существование мира явлений;
Оно раскрывает понимание.
Я никогда не вглядывался в черные буквы книг.

   Это на самом деле так: Миларепа не был ученым человеком – он обрел свою мудрость благодаря крайней преданности и неустанной практике. В те времена йогины и ученые «соревновались», чтобы выявить, кто из них обладает наивысшим пониманием и постижением. Миларепа встречал некоторых уважаемых знатоков теории. Никогда не занимаясь изучением, он неизменно оказывался искуснее всех, поскольку познал самую суть и «выигрывал» благодаря силе своего пробуждения. «Книгами» служил ему сам процесс постижения природы ума и явлений.
Я скачу на жеребце ветра сознания;
Он везет меня всюду, куда бы я ни пожелал отправиться;
Я никогда не седлал коня из плоти и крови.

   Говоря «ветер сознания», Миларепа имеет в виду свой ум и ту практику, в которой он обрел совершенство, работая с дыханием. Когда у нас есть физическое тело, ум связан с ним, а дыхание – это движущая сила, относящаяся к состояниям ума. Тренировка дыхания, которой великий йогин занимался с помощью туммо, практики внутреннего тепла, – это очень эффективный метод обретения контроля над умом. Овладев дыханием, овладеваешь и умом. Имея правильные наставления и следуя им в нужных обстоятельствах, мы используем дыхание как инструмент, с помощью которого можно направлять ум. Главной практикой Миларепы было туммо; оно и привело его к постижению. Туммо – очень мощный метод, и йогин назвал его своим «конем».
Мои покровители – четыре провинции У и Цанга —
Снабдили меня пищей, необходимой для жизни;
Мне никогда не приходилось затягивать мешок с цампой.

   Это связано с тем доверием, о котором мы говорили. Миларепа не зависел от пропитания, он мог жить, имея самый минимум. Те, кто посредством дыхания и медитации обретают контроль над телом, не испытывают обычной зависимости от пищи.
   Но Миларепе помогали многие, и даже чаще, чем ему хотелось бы. Некоторые дары он отвергал, всегда желая служить примером уединенной медитации в отшельничестве. Тогда Миларепа считал это самым главным и хотел показать, как легко возникают отвлечения и как, пребывая в одиночестве, можно постичь подлинную природу, чтобы затем приносить пользу другим существам. Своим примером он учил других не попадать в ловушку отвлечений. Кроме того, Миларепа говорил, что настоящее отвлечение – то, которое полностью захватывает нас, заставляя забыть об удержании осознавания во всем, что мы делаем.
Я сам – маленький белый помощник,
совершающий подношения.
«Подношения» – это призывания
Трех драгоценностей.
«Помощник» означает,
что я служу своему гуру.
«Белый» относится
к чистоте Дхармы.
«Маленький» – потому что
мои клеши малочисленны.

   Так пел Мила.
   «Подношения» – это призывания «Трех драгоценностей». Миларепа говорит о том, что он всегда помнит о Прибежище, поддерживает с ним связь. «Три драгоценности» – это Будда как пример, а также Дхарма и Сангха.
   «Помощник» означает, что «я служу своему гуру». Как вы знаете, именно неразрушимая связь с Учителем Марпой помогла Миларепе преодолеть все трудности. Его путь – следовать Ламе даже в самых трудных условиях. Миларепа оставался рядом с Марпой, даже когда тот заставлял его проходить через «испытания». В наши дни большинство Учителей скажет: «Поступай я с вами так, как Марпа с Миларепой, у меня не осталось бы ни одного ученика». Такое «обхождение» эффективно только при наличии особой связи. Суть не в том, что ученику просто нужно пережить трудности, не в этом дело. Должна быть связь и Учитель, который точно знает, что необходимо, и предлагает это в правильной дозировке. Иначе все не имеет смысла. В наши дни такого рода связь необычна, времена изменились. Таков пример Миларепы и Марпы, так Миларепа служил своему гуру.
   «Белый» относится к «чистоте Дхармы», потому что Дхарма безупречна.
   «Маленький» означает, что у Миларепы мало мешающих чувств.
   Великий йогин, ничего не скрывая, сообщает нам, на каком уровне находится. Он ясно показывает, чего достиг и от чего уже свободен. При встрече с людьми он проявлял прямоту и отвечал на вопросы, разъяснял, что полезно, а что не очень, рассказывал о пройденном пути и достижениях. Так и в этой песне он поет о том, как благодаря своей практике перестал быть рабом мешающих эмоций.
   На этом мы остановимся. Скажу лишь, что дальше в тексте Миларепа продолжает описывать мирские ситуации, когда после безоблачно счастливого начала происходит нечто неприятное. Он обращается к решимости молодой женщины и говорит о подлинных, вневременных ценностях. Девушка, мечтающая о приятной жизни, любимом муже и детях, при этом забывает, что ей необходимо научиться медитировать. Йогин искусно вдохновляет ее на практику, являясь настоящим примером того, как нужно идти по пути Дхармы.
   Ценность песен Миларепы состоит еще и в том, что они позволяют ощутить дух людей, живших в те далекие времена. И по сей день их можно встретить, где угодно в мире. В обществе того времени роли были четко распределены, но все это можно найти и сегодня, где угодно – в нашем обществе высоких технологий и там, где они отсутствуют. Иногда Миларепа беседует с девушкой, иногда с охотником, весьма ученым человеком, старухой или монахом; представители всех сословий встречались с великим йогином, и всем он давал советы. Его манера говорить заставляла людей по-новому взглянуть на свою жизнь и понять, что она драгоценна и коротка, а потому необходимо развивать ум, заботясь не только о сегодняшнем и завтрашнем дне. Важно медитировать, потому что практика имеет продолжение, ведет к чему-то вневременному.
   Миларепа был тому примером; для нас примером также служит Лопён Цечу Ринпоче. Он много лет практиковал, как Миларепа, после чего всю оставшуюся жизнь посвятил обучению медитации. Вся его деятельность основывалась на этом. Он смог сделать так много, потому что обрел опыт по-настоящему глубокого понимания и помог нам попробовать это состояние на вкус.

Вопросы и ответы

   Как соотносятся между собой «пространство ума» и «пустота»?
   «Пространство» и «пустота» – это описательные характеристики абсолютного ума, абсолютной природы ума. Но это просто слова, нельзя сказать, что пространство есть ум. Иначе ум предстанет как нечто, хотя он подобен пространству. Мы также не можем просто сказать «ум пуст». Это тоже неверно. Подразумевается, что он «пуст от независимого существования», что значит – нет вечного, отдельно существующего ума. Эти термины требуют дальнейших разъяснений.
   Однако можно использовать эти слова для сравнения. Можно говорить «ум подобен пространству». Имеется в виду, что он безграничен и не является чем-то осязаемым. Можно использовать слово «пустой». Это описывает некоторые качества ума, хотя его природа на самом деле выходит за пределы любых слов или концепций.

   Какова связь между дыханием и умом?
   Ум связан с телом. У нас есть физическая форма – и мы живы, пока дышим. С остановкой дыхания закончится «жизненная сила» – наше тело умрет. Пока мы дышим, ум связан с ним и между ними происходит взаимодействие: посредством тела можно влиять на сознание и наоборот. Все постоянно переживают это. Например, очень частое и глубокое дыхание приводит к различным умственным состояниям, потому что включаются биологические процессы, воздействующие на ум. Когда вы обретете контроль над умом, вы сможете владеть и всеми физическими процессами. Таким образом, между ними есть природная связь, которая используется в некоторых практиках, таких, как туммо.
   Говоря простыми словами, в туммо применяется определенный метод, позволяющий вести систематическую работу с дыханием. Это помогает энергиям в теле легко привести ум к ясности. Есть описания различных каналов в теле и того, как по ним текут энергии. Благодаря работе с дыханием мы можем направить энергии в центр тела, что помогает уму меньше отвлекаться и таким образом все яснее переживать свою природу. Правильное использование дыхания способствует этому.

   В песнях Миларепы поражает его независимость. Это всегда характеризует просветленных Учителей? Ты замечала это у Шестнадцатого Кармапы?
   Ответ зависит от того, какой пример Учитель желает показать. Каждый значимый Лама вдохновляет людей по-своему, их примеры различаются. Миларепа жил довольно экстремально от начала до конца. Он показывает, как можно достичь Просветления за одну жизнь, даже если в юности пришлось убить множество людей. Стремительное развитие возможно лишь при условии, что вы, как и Миларепа, пойдете путем крайностей. Иначе не получится. Он показывал, что это достижимо, но требует приложения огромных усилий. Великий йогин не отрицает другие примеры, но приводит свой как доказательство, что быстрый путь возможен, независимо от наследия прошлого. Даже обычный человек способен достичь такого уровня в течение одной жизни – таков его пример.
   Есть другие образцы, иллюстрирующие нечто иное. Характер Шестнадцатого Кармапы, его стиль жизни и манера передачи поучений были другими. Он в первую очередь передавал благословение Махамудры. Такова его обширная деятельность и мощное вдохновение. Это было его основной функцией, и мы поражались его масштабам. Например, Его Святейшество никогда не давал подробных поучений, это была не его работа. За подробностями он отправлял к другим Учителям.
   Шестнадцатый Кармапа говорил нам, что его семнадцатое воплощение будет проявлять другую активность. Времена изменятся, и новый Кармапа будет другим – более мягким, более ученым. Шестнадцатый Кармапа напоминал мощную электростанцию, что в наше время, возможно, было нужнее. Посмотрим.

Раздел 2
Медитация

Основы медитации
Ханна Нидал
1997

   Медитация – самая важная часть нашего пути. Школа Карма Кагью ориентирована прежде всего на практику, здесь мы сначала получаем знания, затем размышляем и, наконец, медитируем. Обучение, размышление и медитация необходимы для любой буддийской практики. В нашей линии преемственности основной упор делается на медитацию, но, чтобы преуспеть в практике, необходимо гармонично сочетать ее с поучениями, только тогда у нас будет правильное представление о том, что мы делаем и для чего. Обучение позволяет новичку развить правильный взгляд, ведь, приступая непосредственно к практике, важно понимать, как действует медитация.
   Почему же правильного взгляда и поведения недостаточно? Зачем еще и медитировать? Причина – в привычках ума, настолько сильных у обычных людей, что изменить их можно только благодаря медитации. Ни высочайший взгляд, ни благие поступки не смогут изменить привычные реакции в уме. Такое под силу только медитации.

Привязанность и неприязнь

   Хорошо понимать, на что следует обращать внимание во время медитации, чтобы не тащить в нее свои старые привычки. Если посмотреть, как работает ум, легко заметить, что он постоянно занят тем, что чего-то желает или избегает. Довольно просто, не правда ли? Ум действительно так устроен. Когда нам что-то нравится, мы увлечены и хотим этого. Далее возникает желание удержать: если объект и вправду хорош, хочется оставить его себе, если момент прекрасен, хочется, чтобы он случился вновь. И наоборот, мы стараемся всячески избегать того, что вызывает неприязнь, делаем все возможное, чтобы держаться от этого как можно дальше.
   То же и в медитации. Проявляются привычные тенденции ума – не задумываясь, мы переносим их в медитацию. Чтобы предотвратить это, нужно все время быть начеку.
   Например, когда мы медитируем на Алмазный Ум, у нас может быть хорошая концентрация, можно испытывать легкость, приятные вдохновляющие чувства. Обычно нам это нравится, и в следующий раз, садясь медитировать, мы опять желаем тех же ощущений. Однако в другой раз возможен прямо противоположный опыт, который вовсе не понравится. Так устроен ум.
   Иногда во время медитации на Алмазный Ум переживания могут быть нам неприятны. В ходе этой практики в уме всплывает множество негативных впечатлений, что может вызвать уныние и даже слезы. Такое состояние ума нам не по вкусу, это не совсем то, чего бы хотелось. Если этих переживаний становится слишком много, в определенный момент мы можем подумать: «Наверное, не стоит практиковать так усердно» и начнем выдумывать себе различные уловки и оправдания, чтобы не медитировать.
   Такая реакция естественна, но ее необходимо менять. Нужно понимать, что, какую бы практику мы ни делали, она может вызвать приятные и неприятные чувства. Потрясающие и даже фантастические ощущения тоже возможны. И если раньше был опыт приема наркотиков, то можно почувствовать нечто подобное: «наконец что-то происходит». Но такой опыт вовсе не является целью. Суть медитации не сводится к получению каких бы то ни было ощущений. Поэтому, когда они возникают, мы должны учиться оставаться совершенно беспристрастными, не привязываться к ним и не ждать их появления снова – и учиться не уделять внимания неприятным чувствам.
   Неважно, что происходит во время практики, позвольте этому происходить и продолжайте медитировать. Снова и снова возвращайтесь к медитации, концентрируйтесь на практике, не цепляясь к мыслям и чувствам.
   Я говорю об этом в самом начале, потому что это действительно очень важно. Из-за сильных привычек в уме об этом легко забыть, и если не сохранять осознанность, можно очень долго практиковать и при этом продолжать цепляться и оценивать. Такая привычка есть у каждого, и мы медитируем для того, чтобы устранить ее. Всегда помните об этом.

Шинэ

   Все медитации, которые давал Будда, можно разделить на две группы: медитации спокойного пребывания, называемые «шинэ» на тибетском языке или «шаматха» на санскрите, и медитации проникающего видения, называемые «лхагтонг» на тибетском или «випашьяна» на санскрите.
   Благодаря методам спокойного пребывания ум учится концентрироваться и покоиться в этом состоянии, не отвлекаясь. Шинэ – основная медитация, она встречается не только в буддизме, но и в других духовных и религиозных школах. К примеру, индуисты используют множество действенных методов шинэ. На пути к Просветлению, чтобы продвинуться в практике медитации, мы всегда начинаем с шинэ. Будда учил этому на всех уровнях, медитация шинэ присутствует в Тхераваде, в Махаяне и в Тантре. Любая буддийская школа содержит эти практики.
   Всем известна простейшая медитация шинэ, когда мы концентрируемся на дыхании. Та самая медитация, которую используют многие и которая полезна для всех. Здесь у нас только один объект для сосредоточения. Мы наблюдаем за дыханием и учимся не отвлекаться на все остальное, снова и снова возвращая внимание к кончику носа.
   В нашей практике мы используем методы Алмазного пути, и большинство начинает с основополагающих упражнений нёндро. Здесь мы встречаем шинэ в фазе построения (тиб. кьерим), когда представляем различные просветленные аспекты, Будда-формы, концентрируемся на всевозможных украшениях и мантрах. По сути, все это – шинэ.
   Лучше всего осваивать шинэ постепенно. Стараться удерживать концентрацию ненадолго, поскольку поначалу ум не может быть полностью поглощен чем-то одним в течение длительного времени, это непривычно. Этому нужно учиться. Мы тренируем ум, как тренировали бы тело: если на первом занятии в спортзале переусердствовать, то на следующем из-за сильной боли в мышцах можно вообще ничего не сделать. Так же и с умом – если мы еще не особенно искусны, но чересчур упорствуем, то можно отбить все желание медитировать, нам просто перестанет это нравиться. Очень важно прочувствовать эту грань.
   Слишком долго концентрировать все внимание на чем-то одном не получится, оно обязательно ускользнет, а ум начнет метаться в разных направлениях. Трудно возвращать его к объекту медитации, для этого нужно усилие, и с ним тоже важно не перестараться. Лучший способ тренировать шинэ – чередовать короткие периоды интенсивной концентрации с расслаблением. Так будет легко, и вы не устанете. В один прекрасный момент это станет чем-то совершенно естественным и приятным.
   Медитация – это большая радость. Мы настоящие счастливчики, ведь у нас есть возможность практиковать. И дело не в том, что нас кто-то уговаривает или заставляет, а мы чувствуем вину, когда не медитируем. Нет, такой настрой не принесет никакой пользы. Удовольствие от практики приходит постепенно само собой.
   Как только вы привыкнете, время концентрации можно увеличить. Это может сопровождаться различными переживаниями. Будьте особенно внимательны к приятным, не привязывайтесь к ним.

Переживание шинэ

   Есть несколько характерных переживаний, например состояние физического или умственного блаженства. У вас может быть приятное чувство умиротворения и полное спокойствие ума, без привычных забот и тревог. Также возможно переживание, выходящее за пределы понятий, хотя, конечно, это еще не является опытом пустоты как таковой.
   Здесь нет ничего сверхъестественного; в ходе практики шинэ эти ощущения возникают сами собой. Когда это происходит, не уделяйте этому много внимания, не впадайте в крайнее возбуждение – пребывайте в том, что есть, и продолжайте медитацию. Чем меньше ожиданий и вопросов о том, вернутся ли эти переживания во время следующей сессии, тем лучше.
   Переживание блаженства, ясности и непонятийного состояния ума являются естественным результатом практики шинэ. Пока этого не произошло, мы можем испытать множество менее приятных чувств, потому что начинаем обращать внимание на происходящее в уме. Порой кажется, что все становится только хуже – появляется еще больше мыслей, больше запутанности. На самом деле все это было и происходило в уме всегда, просто раньше мы не имели обыкновения туда заглядывать. Не расстраивайтесь и не думайте, что делаете что-то не так. Так уж устроен ум, и это серьезный повод для продолжения практики.

Лхагтонг

   Медитация проникающего видения, випашьяна на санскрите или лхагтонг на тибетском – особая практика, которая отличает буддизм от других традиций. Она встречается не везде; благодаря этой медитации наша практика становится освобождающей. То, что мы обретаем на этом уровне, не сравнимо ни с какими приятными переживаниями. Мы оказываемся в состоянии вне всяких концепций, за пределами сансары и обычного обусловленного существования. Это именно то, что однажды приведет нас к Освобождению, а затем и к Просветлению.
   
Купить и читать книгу за 119 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать