Назад

Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Сталин. Отец народа

   Лев Балаян один из самых известных биографов И.В. Сталина. Его книга «Сталин и Хрущев» вызвала огромный читательский интерес.
   Эта книга автора ранее не издавалась. Она представляет собой самое полное исследование всех обстоятельств жизни Сталина, так или иначе искаженных в современной исторической науке. После прочтения этой книги возникает парадоксальное ощущение, что мы до сих пор очень мало знали о жизненном пути И.В. Сталина.
   Вернуть правдивый образ Сталина истории – такую задачу поставил перед собой автор и блестяще с ней справился.


Лев Балаян Сталин. Отец народа

Детство и юношество Сосо

   Фальсификаторы биографии вождя изменяют произвольно его национальную принадлежность (О. Мандельштам: «и широкая грудь осетина»), ставят под вопрос отцовство Виссариона Джугашвили, выдвигая нелепые версии о «возможной» принадлежности отцовства известному путешественнику М.Н. Пржевальскому, капиталисту-промышленнику Г.Г. Адельханову, горийскому виноторговцу Якову Эгнатошвили (Торчинов В.А., Леонтюк А.М. Вокруг Сталина. СПб., 2000. С. 387 – 388, 37 – 38, 555 – 556), «влиятельному чиновнику при царе», «зажиточному князю», (Антонов-Овсеенко А.В. Сталин и его время// Вопросы истории. 1989. № 7), «купцу-еврею» (Радзинский Э.С. Сталин. М.,1997. С. 27) и, наконец, даже… императору Александру III (Адамович А. Дублер // Дружба народов. 1998. № 11. С. 168). Многие авторы ошибочно утверждают, что отец И.В. Сталина умер в 1890 году, за 19 лет до своей фактической смерти, которая установлена документально. (РГАСПИ. Ф.71. Оп.1. Д. 275. Л. 23; ГФ ИМЛ. Ф. 8. Оп. 5. Д. 415. Л. 1; Д. 416. Л. 1 – 9).
   Что касается даты рождения самого И.В. Сталина, то в метрической книге Успенского собора и в свидетельстве об окончании Горийского духовного училища указана другая дата – 6 (18) декабря 1878 года, а дата крещения – 17 (29)декабря 1878 г. Однако в истории останется та официальная дата – 21 декабря 1879 года, которую признавал сам И.В. Сталин при жизни, независимо от того, по каким мотивам он выбрал именно ее.
* * *
   В 5 лет Иосиф заболел оспой, которая оставила свои отметины на его лице на всю жизнь, в 6 лет вследствие сильного ушиба плечевого и локтевого суставов у И.В. Сталина на протяжении всей жизни остался дефект левой руки.
   «Однажды Сосо попал под фаэтон и еле спасся от смерти. Если бы не его крепкое телосложение, мы и все человечество потеряли бы того, кто носит имя великого Сталина». (Из воспоминаний Г.И. Елисабедашвили. Материалы Тбилисского филиала ИМЭЛ).
   (Стремясь вызвать негативное отношение к Сталину, идеологи антисталинизма, вопреки нормам общечеловеческой этики и морали, не гнушаются спекулировать на физическом недостатке вождя…).
   В 1886 году Иосиф предпринимает попытку поступить в Горийское православное духовное училище, однако ему это не удается сделать по той простой причине, что в этом училище преподавание ведется на русском языке, которым он совершенно не владеет. (Много лет спустя сын Сталина Василий скажет своей сестре Светлане «по секрету»: «А знаешь, отец-то наш, оказывается, раньше был грузином»…)
   Обучать его русскому языку взялись дети Христофора Чарквиани по просьбе матери Иосифа; занятия шли успешно и уже к лету 1888 г. Сосо приобрел необходимые знания и навыки для поступления не в первый подготовительный класс при Горийском духовном училище, а сразу во второй подготовительный. ( ГФ ИМЛ Ф. 8. Оп. 2. Ч. 1. Д. 54. Л. 202 – 204.)// (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 4 Д. 669. Л. 5 (П. Капанадзе).
   Спустя 35 лет, 15 сентября 1927 года Екатерина Джугашвили напишет благодарственное письмо учителю русского языка Горийского духовного училища Захарию Алексеевичу Давиташвили: «Я хорошо помню, что Вы особо выделяли моего сына Сосо, и он не раз говорил, что это Вы помогли ему полюбить учение и именно благодаря Вам он хорошо знает русский язык… Вы учили детей с любовью относиться к простым людям и думать о тех, кто находится в беде». (Джугашвили Е.Г. – З.А. Давиташвили. 15 сентября 1927 г. На грузинском языке. Перевод Д.В. Давиташвили // Архив Д.В. Давиташвили.)
   В 1889 году Иосиф успешно закончил второй подготовительный класс и был принят в училище. В детстве у него на полке стоял учебник грамматики, на котором рукой будущего вождя было написано: «Сия книга принадлежит ученику первого класса Горийского духовного училища Иосифу Джугашвили, 1889 г.». (ГФ ИМЛ. Ф. 8. Оп. 5. Д. 213. Л. 16).
   «Сосо был во втором (подготовительном. – Л.Б.) отделении, когда Бесо стал говорить, что он возьмет ребенка из училища и повезет его в Тифлис для обучения своему ремеслу. Долго разъясняли ему мой муж, Эгнаташвили и другие близкие товарищи Бесо всю несуразность такого решения…». (Из воспоминаний Машо Абрамидзе-Цихитатришвили. Материалы Тбилисского филиала ИМЭЛ).
   «Мать Сосо, Кеке, была прачкой. Она зарабатывала мало и с трудом воспитывала своего единственного сына. После того, как Виссарион Джугашвили уехал из Гори, Сосо остался на попечении своей матери. Мать очень любила Сосо и решила отдать его в школу. Судьба улыбнулась Кеке: Сосо приняли в духовное училище. Ввиду тяжелого положения матери и выдающихся способностей ребенка Сосо назначили стипендию: он получал в месяц три рубля. Мать его обслуживала учителей и школу, зарабатывала до десяти рублей в месяц, и этим они жили». (Из воспоминаний Г.И. Елисабедашвили. Материалы Тбилисского филиала ИМЭЛ).
* * *
   С 1894 по 1899 год И.В. Сталин учится в Тифлисской православной духовной семинарии, в одном из лучших по тем временам учебных заведений Закавказья, расположенном в центре Тифлиса, неподалеку от Эриванской площади на углу Лорис-Меликовского проспекта и Пушкинской улицы. «Тифлисская православная семинария являлась тогда рассадником всякого рода освободительных идей среди молодежи, как народническо-националистических, так и марксистско-интернационалистических; она была полна различными тайными кружками». (Иосиф Виссарионович Сталин. Краткая биография. М., 1948. С.7).
   В прошении на имя ректора о. Серафима семинарист Иосиф Джугашвили 28 августа 1895 года пишет: «Отец мой уже три года не оказывает мне отцовского попечения в наказание за то, что я не по его желанию продолжил образование… В прошлом году я был принят на полуказенное содержание… В настоящее время у матери моей ослабли глаза, вследствие чего она не может заниматься ручным трудом (единственный источник дохода) и заплатить за меня остальные 40 рублей. Посему я вторично прибегаю к стопам Вашего Высокопреподобия и прошу покорнейше оказать мне помощь принятием на полный казенный счет, чем окажете величайшую милость».
   В этом же году И.В. Сталин устанавливает связь с подпольными группами русских революционных марксистов, высланных царским правительством в Закавказье (И.И. Лузин, О.А. Коган, Г.Я. Франчески, В.К. Родзевич-Белевич, А.Я. Краснова и др.): «В революционное движение я вступил с 15-летнего возраста, когда я связался с подпольными группами русских марксистов, проживавших тогда в Закавказье. Эти группы имели на меня большое влияние и привили мне вкус к подпольной марксистской литературе». (Сталин И.В. Сочинения. Т. 13. С. 113).
   В это же время юный Сосо Джугашвили создает свои первые произведения, – и это были стихи. Как начинающий поэт, И.В. Сталин сразу же получил признание. Так, его стихотворение «Утро», по рекомендации Ильи Чавчавадзе, вошло в букварь «Дэда Эна», и многие годы оно оставалось одним из любимейших первых стихотворений грузинской детворы. Вот это стихотворение:
УТРО
Раскрылся розовый бутон,
Прильнул к фиалке голубой,
И, легким ветром пробужден,
Склонился ландыш над травой.
Пел жаворонок в синеве,
Взлетая выше облаков,
И сладкозвучный соловей
Пел детям песню из кустов:
«Цвети, о Грузия моя!
Пусть мир царит в родном краю!
А вы учебою, друзья,
Прославьте Родину свою!

   А вот другой перевод этого же стихотворения:
Рядом с фиалкой-сестрой
Алая роза раскрылась,
Лилия тоже проснулась
И ветерку поклонилась
В небе высоко звенели
Жаворонка переливы
И соловей на опушке
Пел вдохновенно, счастливо:
«Грузия, милая, здравствуй!
Вечной цвети нам отрадой!
Друг мой, учись и Отчизну
Знанием укрась и обрадуй.

   Кто перевел эти и другие стихи молодого И.В. Сталина о родном крае, о милой его сердцу Грузии на русский язык с языка оригинала, к сожалению, не установлено. Известно, однако, что из всего, что было написано юным поэтом Сосо Джугашвили, сохранились всего лишь шесть опубликованных им стихов, тех, что были напечатаны в газетах «Иверия» и «Квали» в 1895 – 1896 годах.
   В 1901 году М. Келенджеридзе, составивший пособие по теории словесности, помещает в книге среди лучших образцов грузинской классической литературы два стихотворения за подписью – Сосело:
«Когда луна своим сияньем
Вдруг озаряет мир земной,
И свет ее над дальней гранью
Играет бледной синевой,
Когда над рощею в лазури
Рокочут трели соловья,
И нежный голос саламури
Звучит свободно, не таясь,
Когда, утихнув на мгновенье,
Вновь зазвенят в горах ключи,
И ветра нежным дуновеньем
Разбужен темный лес в ночи,
Когда кромешной тьмой томимый,
Вновь попадет в свой скорбный край,
Когда кромешной тьмой томимый,
Увидит солнце невзначай, —
Тогда исчезнут злые тучи,
И закипит младая кровь,
Надежда голосом могучим
Во мне пробудит сердце вновь.
Стремится ввысь душа поэта,
И сердце бьется неспроста:
Я знаю, что надежда эта
Благословенна и чиста.

ЛУНА
Плыви, как прежде, неустанно
Над скрытой тучами землей,
Своим серебряным сияньем
Развей тумана мрак густой.
К земле, раскинувшейся сонно,
С улыбкой нежною склонись,
Пой колыбельную Казбеку,
Чьи льды к тебе стремятся ввысь.
Но твердо знай, кто был однажды
Повергнут в прах и угнетен,
Еще сравняется с Мтацминдой,
Своей надеждой окрылен.
Сияй на темном небосклоне,
Лучами бледными играй,
И, как бывало, ровным светом
Ты озари мне отчий край.
Я грудь свою тебе раскрою,
Навстречу руку протяну,
И снова с трепетом душевным
Увижу светлую луну.

   Но на этом М. Келенджеридзе не остановился. В 1907 году он составил и издал «Грузинскую хрестоматию, или сборник лучших образцов грузинской словесности» (Т. 1), в которой на 43-й странице поместил стихотворение И.В. Сталина, посвященное поэту Рафаэлу Эристави:
Когда крестьянской горькой долей,
Певец, ты тронут был до слез,
С тех пор немало жгучей боли
Тебе увидеть довелось.
Когда ты ликовал, взволнован
Величием своей страны,
Твои звучали песни, словно
Лились с небесной вышины.
Когда, Отчизной вдохновленный,
Заветных струн касался ты,
То, словно юноша влюбленный,
Ей посвящал свои мечты.
С тех пор с народом воедино
Ты связан узами любви,
И в сердце каждого грузина
Ты памятник воздвиг себе.
Певца Отчизны труд упорный
Награда увенчать должна:
Уже пустило семя корни,
Теперь ты жатву пожинай.
Не зря народ тебя прославил,
Перешагнешь ты грань веков,
И пусть подобных Эристави
Страна моя растит сынов.

   А вот и шестое из известных стихов И.В. Сталина, которое было опубликовано им, как нам уже известно, в газете «Квали» в 1896 году. Оно тоже не имеет названия:
Постарел наш друг Ниника,
Сломлен злою сединой.
Плечи мощные поникли,
Стал беспомощным герой.
Вот беда! Когда, бывало,
Он с неистовым серпом
Проходил по полю шквалом —
Сноп валился за снопом.
По жнивью шагал он прямо,
Отирая пот с лица,
И тогда веселья пламя
Озаряло молодца.
А теперь не ходят ноги —
Злая старость не щадит…
Все лежит старик убогий,
Внукам сказки говорит.
А когда услышит с нивы
Песню вольного труда,
Сердце, крепкое на диво,
Встрепенется, как всегда.
На костыль свой опираясь,
Приподнимется старик
И, ребятам улыбаясь,
Загорается на миг.

   И, наконец, мистически-пророческое стихотворение, где И.В. Сталин, как бы предвидит почти за шесть десятилетий, что произойдет что-то непоправимое, которое перечеркнет все его добрые усилия, всю его жизнь.
Шел он от дома к дому,
В двери чужие стучал.
Под старый дубовый пандури
Нехитрый мотив звучал.
В напеве его и в песне,
Как солнечный луч чиста,
Жила великая правда —
Божественная мечта.
Сердца, превращенные в камень,
Будил одинокий напев.
Дремавший в потемках пламень
Взметался выше дерев.
Но люди, забывшие бога,
Хранящие в сердце тьму,
Вместо вина отраву
Налили в чашу ему.
Сказали ему: «Будь проклят!
Чашу испей до дна!..
И песня твоя чужда нам,
И правда твоя не нужна!»

   Вот второй вариант перевода этого удивительно пророческого стихотворения:
Ходил он от дома к дому,
Стучась у чужих дверей,
Со старым дубовым пандури,
С нехитрою песней своей.
А в песне его, а в песне —
Как солнечный блеск, чиста,
Звучала великая правда,
Возвышенная мечта.
Сердца, превращенные в камень,
Заставить биться сумел,
У многих будил он разум,
Дремавший в глубокой тьме.
Но вместо величья славы
Люди его земли
Отверженному отраву
В чаше преподнесли.
Сказали ему: «Проклятый,
Пей, осуши до дна…
И песня твоя чужда нам,
И правда твоя не нужна!»

   Есть и третий вариант перевода этого стихотворения:
Он бродил от дома к дому,
Словно демон отрешенный,
И в задумчивом напеве
Правду вещую берег.
Многим разум осенила
Эта песня золотая,
И оттаивали люди,
Благодарствуя певца.
Но очнулись, пошатнулись,
Переполнились испугом,
Чашу, ядом налитую,
Приподняли над землей.
И сказали: «Пей, проклятый,
Неразбавленную участь,
Не хотим небесной правды,
Легче нам земная ложь».

   Сегодня мы можем смело утверждать, что его стихи перешагнули грань тысячелетий…

Дорога революционера

   Выбрав дорогу революционной борьбы, И.В. Сталин на протяжении двух лет в Тифлисской духовной семинарии руководит нелегальным марксистским кружком учащихся. Кружок собирался на квартире Вано Стуруа в доме № 194 по улице Елизаветинская (впоследствии улица называлась по имени Клары Цеткин).
   А с 1898 года И.В. Сталин вступает в грузинскую социал-демократическую организацию «Месаме-даси» («Третья группа»). И.В. Сталин, В.З. Кецховели и А.Г. Цулукидзе образуют ядро революционного меньшинства этой организации. В октябре-декабре 1898 года, по мере увлечения общественно-политической деятельностью, Иосиф Джугашвили, при всех своих незаурядных способностях, становится одним из самых недисциплинированных семинаристов: 9 октября – карцер за отсутствие на утренней молитве, 11 октября – карцер за нарушение дисциплины во время литургии, 25 октября – снова карцер за опоздание из отпуска на три дня, 1 ноября – строгий выговор за то, что не поздоровался с преподавателем С.А. Мураховским, 24 ноября – строгий выговор за то, что смеялся в церкви, 16 декабря – карцер за пререкание во время обыска. (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 4. Д. 53. Л. 2, 157).
   Впоследствии, вспоминая этот период своей жизни, вождь скажет: «Из протеста против издевательского режима и иезуитских методов, которые имелись в семинарии, я готов был стать и действительно стал революционером, сторонником марксизма, как революционного учения». (Сталин И.В. Сочинения. Т. 13. С. 113).
   В 1898 – 1899 годах И.В. Сталин руководит в железнодорожном депо кружком, в состав которого входят Василий Баженов, Алексей Закомолдин, Леон Золотарев, Яков Кочетков, Петр Монтин (Монтян). В качестве пропагандиста «товарищ Сосо» проводит занятия в рабочих кружках на обувной фабрике Адельханова, на заводе Карапетова, на табачной фабрике Бозарджианца, а также в Главных тифлисских железнодорожных мастерских. ( РГАСПИ. Ф. 71. Оп. 10. Д. 266. Л. 15).
   «Я вспоминаю 1898 год, когда я впервые получил кружок из рабочих железнодорожных мастерских… Здесь, в кругу этих товарищей, я получил тогда первое свое боевое крещение… Моими первыми учителями были тифлисские рабочие» (Сталин И.В. Сочинения. Т. 8. С. 174). Революционная пропаганда привела к тому, что 14 – 19 декабря состоялась шестидневная забастовка рабочих-железнодорожников, вдохновителем которой был семинарист «товарищ Сосо». (ГАРФ. Ф. 124. Оп. 7. 1898. Д. 144. Л. 1 – 6).
   29 мая 1899 года принимается решение об исключении Иосифа Джугашвили из семинарии с мотивировкой «за неявку на экзамены по неизвестной причине» (Каминский В., Верещагин И. Детство и юность вождя. – Молодая гвардия. 1939. № 12. С. 86). Фактически – за пропаганду марксизма среди семинаристов и рабочих железнодорожных мастерских. А вскоре И. Джугашвили был в первый раз арестован.
   Этап Иосифа Джугашвили из Батуми до Иркутска проходил через Новороссийск, Ростов-на-Дону, Самару и Челябинск. Когда «товарищ Сосо» покидал Батум 9 июля 1903 года, там было еще тепло. И.В. Джугашвили был взят на этап в демисезонном пальто, в ботинках, без зимней шапки и без рукавиц. Экипировка, прямо надо сказать, была не для сибирских морозов, достигавших 30 – 40 градусов ниже нуля. До села Новоудинское, или Новая Уда Балаганского района И. Джугашвили добрался лишь 27 ноября 1903 года, когда в легком пальто, без ушанки и рукавиц уже не погуляешь.
   В газете «Правда» от 25 декабря 1939 года (в связи с 60-летним юбилеем И.В. Сталина) был опубликован материал Б. Иванова «В Новой Уде». В этой статье автор описывал место первой царской ссылки И.В. Сталина: «В то время Новая Уда делилась на две части – верхнюю и нижнюю. Нижняя часть называлась Заболотье: на маленьком мысочке, окруженном с трех сторон топкими болотами, стоял десяток домишек, в которых жили крестьяне-бедняки. В верхней части села расположились две купеческие лавки, огромное здание острога, окруженное высоким частоколом, пять кабаков и церковь. Здесь жила новоудинская «знать». Лучшие дома занимали местные купцы и торговцы. Ссыльные, направлявшиеся в Новую Уду, распределялись группами и в одиночку по крестьянским дворам. Каждый из них обязан был регулярно являться в волостное правление для отметки.
   Прибыв в Новую Уду, товарищ Сталин поселился в беднейшей части села – в Заболотье – у крестьянки Марфы Ивановны Литвинцевой. Убогий, покосившийся домик Литвинцевой был расположен на краю болота, в нем было две комнаты. Одну из них и занял И.В. Джугашвили».
   Сразу же по прибытии на место Коба решил бежать на Кавказ. Однако первая попытка оказалась неудачной как раз из-за плохой экипировки и сильных холодов. Как писал в своих воспоминаниях будущий тесть И.В. Сталина Сергей Аллилуев, с которым вождь познакомился на квартире у бывшего школьного товарища Михи Бочаридзе (Аллилуев С.Я. Пройденный путь. М., 1946. С. 109), И.В. Сталин «прибыл из Новой Уды в Балаганск с отмороженными ушами и носом, потому что в то время стояли лютые морозы, одет он был по-кавказски, поэтому дальше бежать он не смог и вернулся обратно в Новую Уду».
   Вернувшись в Новую Уду, Коба поселился на квартире Митрофана Кунгурова, который 11 мая 1947 года написал И.В. Сталину письмо следующего содержания:
   «Москва, Кремль.
   Генералиссимусу Советского Союза
   товарищу И.В. Сталину.

   Я глубоко извиняюсь, что беспокою Вас. В 1903 году, когда Вы были в ссылке, село Новая Уда Иркутской губернии Балаганского уезда, в то время жили у меня на квартире. В 1904 году я увез Вас лично в село Жарково по направлению к станции Тыреть Сибирской железной дороги, а когда меня стали спрашивать пристав и урядник, я им сказал, что увез Вас по направлению в город Балаганск. За неправильное показание меня посадили в каталажку и дали мне телесное наказание – 10 ударов, лишили меня всякого доверия по селу. Я вынужден был уехать из села Новая Уда на ст. Зима Сибирской железной дороги.
   В настоящее время я пенсионер 2 группы. Пенсию получаю 141 р. в месяц. Жить стало очень тяжело нам обоим со старухой на 141 р. Подавал заявление в Министерство социального обеспечения, получил отказ. Поэтому прошу Вас, как бывший партизан Якутского партизанского отряда, где был три раза ранен, потерял здоровье, получил инвалидность 2 группы, если вспомните меня, то прошу помочь мне получить персональную пенсию…
   Ваш старый хозяин квартиры
   Кунгуров Митрофан Иванович.
   Г. Барабинск Новосибирской области, ул. Некрасова, 57.
   Ожидаю от Вас письма.
   11 мая 1947 г.».
   И.В. Сталин через Институт марксизма-ленинизма предпринял попытку связаться с М.И. Кунгуровым, но вскоре из Новосибирска на запрос ИМЛ пришло сообщение о том, что неизлечимо больной автор письма умер, не дождавшись персональной пенсии…
   6 января 1904 года в 12.10 была отправлена телеграмма из Балаганска в адрес Иркутского жандармского управления: «Новоудинское волостное правление донесло, что административный Иосиф Джугашвили 5 января бежал. Приметы: 24 лет, 38 вершков, рябой, глаза карие, волосы на голове и бороде – черные, движение левой руки ограничено. Розыску приняты меры. Телеграфировано красноярскому начальнику железнодорожной полиции. За исправника – Киренский».
   15 января того же года И.В. Сталин благополучно добирается до Тифлиса, а хваленая царская охранка только спустя пять (!) месяцев издает розыскной циркуляр, в котором перепутан и рост Кобы, и цвет волос, и отсутствует такая важная примета, как дефект левой руки.
   После возвращения в Тифлис И.В. Сталин не сразу был допущен к партийной работе. Несмотря на огромный авторитет и признанное лидерство в большевистском движении Закавказья, он был подвергнут тщательной проверке товарищами по партии, и лишь потом И.В. Сталин с головой окунулся в революционную деятельность.
* * *
   Прибыв в Кутаиси для реорганизации Имеретино-Мингрельского комитета РСДРП, Сталин добился того, что в результате обновления этого комитета усилилась «революционная работа по деревням» и «вся Кутаисская губерния покрылась нелегальными революционными организациями». Была также создана типография, (неизменным спонсором всех нелегальных типографий в Закавказье был бакинский Савва Морозов, мой прадед Багиров Петр Исаевич. – Л.Б.) разместившаяся в доме Васо Гогиладзе и находившаяся там до февраля 1906 года. Именно с этого периода И.В. Сталин взял псевдоним «Коба».
   В начале сентября Коба приезжает в селение Джихаиши для создания организации РСДРП, затем создает парторганизации в селениях Хони и Кобулетти, после чего возвращается в Тифлис. В столярной мастерской М. Чодришвили 29 октября состоялась партконференция Кавказского союза РСДРП. В этот день было создано Кавказского Бюро, которому партконференция поручила подготовку к 3-му съезду РСДРП.
   Не позднее 30 сентября 1904 года Сталин отправил письмо в Лейпциг, которое содержало не только высокую оценку революционной деятельности В.И. Ленина, но и критику Г.В. Плеханова как лидера меньшевизма: «Здесь был один приехавший из ваших краев, взял с собой резолюцию кавказских комитетов в пользу экстренного съезда. Напрасно смотришь на дело безнадежно: колебался только Кутаисский комитет, но мне удалось убедить их». Речь идет о колебании между большевизмом и меньшевизмом, между революционным путем и реформизмом. У самого И.В. Сталина никогда не возникало сомнения о правильности выбранного им революционного пути – он активно большевизировал в качестве представителя Кавказского союзного комитета РСДРП немало социал-демократических организаций Грузии и Закавказья.
   В начале декабря И.В. Джугашвили – Коба вновь в Баку. С 5 декабря и до самого нового 1905 года, года первой русской революции, И.В. Сталин вместе с П.А. Джапаридзе и другими членами большевистского Бакинского комитета РСДРП руководит грандиозной всеобщей стачкой нефтепромышленных предприятий Баку, завершившейся заключением первого в истории России коллективного договора рабочих c промышленниками.
   Не случайно в ответном письме В.И. Ленин назвал И.В. Сталина «пламенным колхидцем»…

Ленин и Сталин в Октябре

   Сторонники Л.Д. Троцкого немало постарались, чтобы сделать подлинным вождем Великой Октябрьской социалистической революции своего кумира Троцкого, а не В.И. Ленина и И.В. Сталина. Так, С.П. Урицкий заявлял: «Пришла Великая Революция, и хотя у Ленина много мудрости, она начинает меркнуть рядом с гением Троцкого». Меньшевик Н.Н. Гиммер, говоря о роли И.В. Сталина в революции, и вовсе считал его «серым пятном». Описывая события первых «десяти дней революции, которые потрясли мир», «не заметил» роли И.В. Сталина и Джон Рид, хотя незадолго до своей смерти в 1920 году этот американский журналист предсказал, что именно И.В. Сталину предстоит сыграть одну из самых значительных ролей в Советской революции.
   В своем капитальном труде «Сталин. Политическая биография» крупный исследователь-советолог Исаак Дейчер отмечал, что И.В. Сталин был «упорным и умелым организатором, которому Ленин поручил исполнение ключевой роли в его плане революции». И далее: «В то время как целая плеяда ярких трибунов революции, подобных которым Европа не видела со времен Дантона, Робеспьера и Сен-Жюста, красовались перед огнями рамп, Сталин продолжал вести свою работу в тени кулис».
   Руководство В.И. Ленина и И.В. Сталина вооруженным восстанием в Петрограде привело к победе Великой Октябрьской социалистической революции – самой бескровной революции в истории человечества (при взятии Зимнего дворца погибли всего 6 человек) и к установлению Советской власти в Петрограде.
   Владимир Ильич Ленин пишет обращение Военно-революционного комитета «К гражданам России!», которое объявило о низложении Временного правительства и о переходе власти в руки Советов.
   Пролетарская Революция свершилась в ночь с 24 на 25 октября 1917 года, который был днем проведения руководимого В.И. Лениным и И.В. Сталиным многопартийного II Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов в Петрограде, который принимает Декрет о мире и Декрет о земле, формирует правительство новой Советской России – Совет Народных Комиссаров (СНК) во главе с В.И.Лениным, обязывает правительство «проводить программу, одобренную Всероссийским Вторым съездом и состоящую в постепенных, но твердых и неуклонных шагах к социализму», а также избирает Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК) под председательством Л.Б. Каменева. И.В. Сталин избирается членом ВЦИК и утверждается народным комиссаром по делам национальностей. В этой должности он проработает до 1923 года.
   Нынешняя примитивная трактовка Великого Октября, как «трагической исторической ошибки», совершенной в результате «заговора большевиков», а потому переворота нелегитимного, разбивается историческим фактом признания Великой Октябрьской социалистической революции всем составом представительного II Всероссийского съезда Советов, избранного трудовым народом, куда входили и меньшевики, и социалисты-революционеры (эсеры), проголосовавшие за социалистический выбор пути развития России.
* * *
   12 марта 1917 года, освобожденный Февральской революцией из последней своей туруханской ссылки, в Петроград приезжает И.В. Сталин, проведя в общей сложности в тюрьмах и ссылках 9 лет и 5 месяцев, а находясь «в бегах», на нелегальном положении в течение 5 лет и 8 месяцев, – вплотную занимаясь революционной деятельностью, сначала в Закавказье, а потом – в России.
   В Петроград И.В. Сталин прибыл раньше находившихся в эмиграции В.И. Ленина, Л.Д. Троцкого, Н.И. Бухарина и Г.Е. Зиновьева. Сразу же по приезде, И.В. Сталин останавливается у близких ему людей – Аллилуевых, где его любили, окружали заботой и вниманием. Ему отвели отдельную комнату, в которой некоторое время доведется жить и В.И. Ленину, преследуемому «демократическим» Временным правительством.
   Уже на следующий день после прибытия в столицу И.В. Сталин вводится в состав редакции «Правды». С марта по декабрь 1917 года И.В. Сталиным будет написано и опубликовано свыше 60 статей в газетах «Правда», «Солдатская правда», «Пролетарское дело», «Рабочий и солдат», «Пролетарий», «Рабочий» и «Рабочий путь».
   Спустя три дня по прибытии И.В. Сталин избирается в президиум Бюро ЦК партии, в состав которого входили молодые петроградские большевики-подпольщики В.М. Молотов, А.Г. Шляпников, П.А. Залуцкий.
   Л.Б. Каменев не был избран в состав Бюро из-за «его поведения на процессе (имеется в виду судебный процесс над думской большевистской фракцией, сосланной в Туруханск. – Л.Б.) и тех резолюций, которые были вынесены относительно него как в Сибири, так и в России» (имеются в виду резолюции партийных собраний, где поведение Каменева было расценено как «трусливое» и «предательское». – Л.Б.).
   18 марта 1917 года Бюро ЦК партии делегировало И.В. Сталина в состав Исполкома Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. Вплоть до приезда В.И. Ленина И.В. Сталин был первым лицом в большевистской партии.
   3 апреля на станции Белоостров И.В. Сталин встречает В.И. Ленина, возвращающегося в Петроград из эмиграции. Среди встречавших были М.И. Ульянова, А.М. Коллонтай, представители ЦК, Петроградского комитета РСДРП(б), делегации рабочих. В 23 часа 10 минут на Финляндском вокзале Петрограда вернувшихся из эмиграции ожидала триумфальная встреча. Тысячи петроградцев, заполнивших привокзальную площадь, слушали выступление В.И. Ленина, провозгласившего курс на социалистическую революцию.
   В.И. Ленин еще по дороге в Петроград сказал встретившим его большевикам, что он недоволен позицией «Правды», которая вместо призывов к немедленному свержению Временного правительства, выступала за то, чтобы оказывать на него давление. И этот факт нынче преподносится недобросовестными исследователями под таким соусом, будто В.И. Ленин имел еще в 17-м году основания не доверять И.В. Сталину. Ильич не знал, не мог знать, что для И.В.Сталина это был вопрос тактики, ибо он вел сложные переговоры со своим старым знакомым, идейно-политическим противником по грузинской социал-демократии, председателем ЦИК, меньшевиком Н.С. Чхеидзе относительно обеспечения приезда В.И. Ленина в Петроград. А когда В.И. Ленин на совещании руководящих деятелей партии большевиков в Таврическом дворце сделал доклад «О задачах пролетариата в данной революции», И.В. Сталин, хотя и высказал ряд замечаний по этим знаменитым «Апрельским тезисам», но в целом их принял. С критикой позиции В.И. Ленина выступил Л.Б. Каменев и некоторые другие участники совещания.
   18 апреля на Биржевой площади Васильевского острова проходит многотысячный митинг, где И.В. Сталин выступает с речью «О Временном правительстве»: «Революция не может удовлетворить всех и вся. Она всегда одним концом удовлетворяет трудящиеся массы, другим концом бьет тайных и явных врагов этих масс. Поэтому тут надо выбирать: либо вместе с рабочими и крестьянской беднотой за революцию, либо вместе с капиталистами и помещиками против революции». (Сталин И.В. Соч. Т. 3. С. 39).
   На VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б) в Петрограде (24 – 29 апреля) И.В. Сталин выступает в защиту ленинского курса на социалистическую революцию, а также с докладом по национальному вопросу, в котором проводит идею «единой пролетарской партии в многонациональном Российском государстве».
   Тогда же был избран Центральный Комитет партии в составе: Ленин, Сталин, Свердлов, Зиновьев, Каменев, Ногин, Смилга, Федоров. Чуть позже было создано Политбюро ЦК партии большевиков, в состав которого вошел И.В. Сталин, являвшийся с тех пор его бессменным членом.
* * *
   В мае 1917 года «гражданин мира» Л.Д. Троцкий прибыл из американской эмиграции в Петроград. В своем неукротимом стремлении стать вождем «мировой революции», Троцкий быстро сориентировался в обстановке, вступил в большевистскую партию и сразу же вошел, несмотря на свой, по ленинскому определению, «небольшевизм», в руководящий состав партии, хотя всю свою жизнь находился в оппозиции к В.И. Ленину, человеку, который видел его насквозь: «Троцкий был в 1903 году меньшевиком, отошел от меньшевиков в 1904 году, вернулся к меньшевикам в 1905 году, щеголяя лишь ультрареволюционной фразой; в 1906 году опять отошел… Троцкий совершает плагиат сегодня из идейного багажа одной фракции, завтра другой и поэтому объявляет себя стоящим выше обеих фракций…».
   Вернувшийся из США в конце мая Н.И. Бухарин сначала возглавил Московский горком партии, но вскоре приехал в эпицентр революции – Петроград. На VI съезде он, как и Троцкий, будет избран в состав ЦК…
   Целых три недели июня (с 3-го по 24-е число) в Петрограде заседал I Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. На этом съезде 20 июня И.В.Сталин был избран членом Центрального исполнительного комитета и проведен в Бюро ЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов.
   Большинство на съезде Советов принадлежало эсерам (285 делегатов) и меньшевикам (248 делегатов). Большевики (105 делегатов) разоблачали на съезде империалистический характер войны и гибельность соглашательства с буржуазией.
   В.И. Ленин произносит две речи: об отношении к Временному правительству и о войне. И когда лидер меньшевиков Церетели задает риторический вопрос: «Есть ли сегодня такая политическая партия, которая может с уверенностью заявить, что готова взять власть?», – В.И. Ленин подает с места свою знаменитую реплику: «Есть такая партия!». Правда, эта реплика вызвала насмешки у делегатов съезда, но подобная реакция лишь показывает, что меньшевики и эсеры недооценили потенциальные возможности большевиков, которые быстро пополняли свои ряды.
   К концу июня 1917 года РСДРП(б), насчитывавшая 100 тысяч членов, выпускала уже более 50 газет и журналов, ежедневный тираж которых превышал 500 тысяч.
   Прошедшие 18 июня в Петрограде, Москве, Иваново-Вознесенске, Киеве, Харькове, Твери и других промышленных центрах России многотысячные мирные демонстрации рабочих и солдат под большевистскими лозунгами: «Вся власть Советам!», «Земля – крестьянам!», «Долой войну!», «Рабочий контроль над производством!», – показали Временному правительству, как с апреля возросло влияние большевиков. Но если в июне большевикам удалось предотвратить провокационные попытки Временного правительства и эсеро-меньшевистского руководства ЦИК Петросовета вызвать вооруженные столкновения и тем самым дать повод расправиться с революционным Петроградом, то уже в июле Временное правительство прибегло к открытому террору и, перехватив стратегическую инициативу, взяло курс на быстрое свертывание демократических свобод и прав граждан.
   1 июля И.В. Сталин руководит Второй (экстренной) общегородской конференцией большевиков Петрограда, вызванной обострением политического положения в столице в связи с попытками Временного правительства вывести из Петрограда революционные полки и «разгрузить» город от революционных рабочих. Данное распоряжение Временного правительства вызвало в солдатской среде бурю негодования.
   Отказываясь подчиниться приказу, солдаты на своих митингах и собраниях выражали недоверие Временному правительству и требовали передачи власти Советам. Именно Временное правительство спровоцировало беспорядки в Петрограде 3 – 4 июля, к которым большевики никакого отношения не имели. Будущий председатель ВЦСПС М.П. Томский говорил: «Не нужно бросаться по заводам и тушить пожар, так как пожар зажжен не нами, и за всеми тушить мы не можем». Л.Б. Каменев считал, что «раз масса выступила на улицу, нам остается только придать этому выступлению мирный характер».
   Однако на сей раз большевикам не удалось предотвратить кровопролитие, и мирная демонстрация рабочих и солдат была расстреляна казаками и юнкерами по приказу «демократического» Временного правительства. В то же день 4 июля Временное правительство вводит в Петрограде осадное положение, вызывает с фронта верные правительству войска, отдает распоряжение командующему войсками Петроградского военного округа генералу Половцеву начать аресты большевиков.
   В ночь на 5 июля на Марсовом поле были расставлены орудия, а 6 июля был подвергнут разгрому дворец Кшесинской, где размещался ЦК партии большевиков, закрыты газеты «Правда», «Окопная правда», «Солдатская правда» и учинен погром типографии и редакции «Правды» силами юнкеров и казаков (погром с убитыми и ранеными). В этот же день вместо очередного номера «Правды» на улицах Петрограда распространялся «Листок Правды», отпечатанный в другой большевистской типографии – «Труд», после чего подверглась разгрому и эта типография. За отказ прекратить распространение «Листка Правды» расстрелян на месте рабочий Воинов.
   8 июля Керенский сформировал новый состав коалиционного правительства и издал приказ о расформировании частей, участвовавших в июньских демонстрациях, и приказ о расправе над моряками Кронштадта. Центробалт отказался выполнить этот приказ и послал делегацию (67 человек) в Петроград. 9 июля делегация была арестована, правительство издало распоряжение о роспуске Центробалта. 12 июля восстановлена смертная казнь на фронте. 14 июля была введена военная цензура. 26 июля смертная казнь была распространена на военно-морской флот. Запрещены любые демонстрации в Петрограде. Начались судебные преследования крестьян за «самочинный захват помещичьих земель». Мирный период революции кончился.
* * *
   Бывший большевик, затем троцкист, а после 1914 года сторонник «защиты Отечества» Алексинский выдвинул клеветническую версию, будто бы немцам, прорвавшим фронт, помогают большевики, и что В.И. Ленин является агентом Германии.
   Данная версия должна была попасть во все петроградские буржуазные газеты, но этому помешал И.В. Сталин, который обратился все к тому же председателю ЦИК меньшевику Чхеидзе и уговорил его обзвонить все редакции газет и потребовать не публиковать эти сообщения, что тот и сделал. Гнусную клевету в адрес В.И. Ленина опубликовала лишь одна малоизвестная газета «Живое слово».
   Тем не менее Временное правительство издает приказ о задержании и придании суду за «государственную измену» В.И. Ленина. Производится арест и заключение в тюрьму «Кресты» руководителей военной организации большевиков В. Антонова-Овсеенко, Н. Крыленко, П. Дыбенко, Ф. Раскольникова, Л. Троцкого, Л. Каменева, А. Луначарского и А. Коллонтай. В такой напряженный и ответственный момент 7 июля на квартире у С.Я. Аллилуева Ленин, Зиновьев, Ногин, Орджоникидзе, Стасова и Сталин совещаются о том, как реагировать в связи с приказом Временного правительства об аресте Ленина и Зиновьева, которые перешли на нелегальное положение.
   Ногин выражает мнение, что Ленину и Зиновьеву на суд идти надо. И.В. Сталин категорически против сдачи Ильича властям: «Юнкера до тюрьмы не доведут. Убьют по дороге. Нужно надежно укрыть товарища Ленина». Сталина поддержали Орджоникидзе и Стасова.
   Ленин был переправлен на станцию Разлив в домик рабочего-большевика Н.А. Емельянова. Как признавала Н.К. Крупская, И.В. Сталин тогда спас жизнь Владимира Ильича. Одним из связующих звеньев В.И. Ленина с ЦК отныне становится И.В. Сталин. Даже его личный враг, «отец антисталинизма» Троцкий признавал, что «роль Сталина в этот период возросла, он оказался на высоте стойкого профессионального революционера. В годы реакции он принадлежал не к тем многочисленным тысячам, которые в тот период дезертировали из партии, а к тем немногим сотням, которые остались в ее рядах». (Троцкий Л.Д. Сталин. Т. 1. С. 163).
   В отсутствие В.И. Ленина И.В. Сталин и Я.М. Свердлов руководят работой VI съезда РСДРП(б), который был проведен подпольно в Петрограде с 26 июля по 3 августа. Именно на этом съезде провозглашается курс на вооруженное восстание. И.В. Сталин выступил с отчетом ЦК и заключительным словом, а также с докладом о политическом положении в стране.
   Съезд констатировал, что со времени апрельской конференции число первичных парторганизаций увеличилось с 78 до 162, а численность большевиков возросла со 100 до 240 тысяч. И.В. Сталин был убежден в неизбежности скорого нового подъема революции:
   «Не исключена возможность, что именно Россия явится страной, пролагающей путь к социализму. Надо откинуть отжившее представление о том, что только Европа может указать нам путь». И.В. Сталин, давая оценку событиям 4 июля, сообщил съезду, что «провокаторы не дремали, но тем не менее демонстранты не вышли из рамок необходимой самообороны… Ни одного случая захвата правительственных или общественных учреждений не наблюдалось, ни одной попытки такого захвата, хотя демонстранты при колоссальных вооруженных силах, которыми они располагали, вполне могли бы захватить не только отдельные учреждения, но и весь город». (Сталин И.В. Сочинения. Т. 3. С. 156 – 187).
   В состав Центрального Комитета избирается 21 член: В.И. Ленин, И.В. Сталин, Я.М. Свердлов, А.С. Бубнов, Ф.Э. Дзержинский, М.С. Урицкий, М.К. Муранов, Н.Н. Крестинский, В.П. Милютин, А.М. Коллонтай, Артем (Ф.А. Сергеев), Г.Я. Сокольников, Н.И. Бухарин, А.И. Рыков, Я.А. Берзин, В.П. Ногин, Л.Б. Каменев, С.Г. Шаумян, Г.Е. Зиновьев, И.Т. Смилга и новоиспеченный «большевик» Л.Д. Троцкий, который впоследствии писал: «VI съезд партии, был, несомненно, высшей точкой деятельности Сталина за весь 1917 год. Впервые… он выступает перед представителями всей партии с важнейшим политическим докладом».
   В период, когда многие члены ЦК, включая В.И. Ленина, Зиновьева, Каменева и Троцкого, либо скрывались в глубоком подполье, либо были в заключении, И.В. Сталин оставался фактическим руководителем партии большевиков сначала июля до начала сентября 1917 года. Под его руководством партия, пережив период отступления после июльских событий, начала быстро восстанавливать свои позиции.
* * *
   25 августа генерал Корнилов начал контрреволюционный мятеж и двинул с фронта 3-й кавалерийский корпус на Петроград. 26 августа Керенскому передали ультиматум Корнилова, где Петроград объявлялся на военном положении, вся военная и гражданская власть переходила в руки мятежного генерала. Временное правительство должно было уйти в отставку, а Керенский прибыть в ставку Корнилова.
   Керенский получил сведения, что ему лично Корниловым уже подписан смертный приговор. По выражению министра-«социалиста» Зарудного «кабинет без всякой причины растаял, как Снегурочка». Лидер кадетов, бывший министр Милюков высказался определеннее: «Временное правительство естественно перестало существовать, как таковое».
   Правительство бежало, бросив граждан на милость жаждавшего смертных казней генерала, которому принадлежат слова: «Чем сильнее террор, тем значительнее наши победы… Мы должны спасти Россию, даже если нам придется сжечь половину страны и пролить кровь трех четвертей ее жителей». С генералом Корниловым перекликался крупный банкир и промышленник, прогрессист Рябушинский, заявивший в августе 17-го: «Нужна костлявая рука голода и народной нищеты для ликвидации разных комитетов и Советов». Понятно, что такие непопулярные высказывания не могли вызвать поддержку господ капиталистов со стороны народных масс.
   27 августа И.В. Сталин срочно созывает заседание Петроградского комитета РСДРП(б), где стоит один горячий вопрос – организация борьбы с корниловщиной, вопрос, который на следующий день Петроградский комитет партии выносит на межрайонное совещание Советов Петрограда, где создается Центр по борьбе с мятежом.
   Таким образом, в дни корниловского мятежа, когда И.В. Сталин был единственным вождем партии, реальная власть перешла в руки Советов рабочих и солдатских депутатов. Советы в эти дни окончательно встали на сторону большевиков. Это видно из результатов перевыборов в Советы в сентябре 1917 года, которые привела левоэсеровская газета «Новая жизнь»:
   <image l:href="#_0.png"/>
   Именно благодаря И.В. Сталину были созданы военно-революционные комитеты, городской и районные, в состав которых вошли представители от Советов, Красной гвардии, профсоюзов, солдатских комитетов, Красная гвардия была поднята на борьбу с Корниловым. На отряды Красной гвардии возлагалось поддержание общественного порядка, охрана промышленных предприятий, учреждений связи, типографий, магазинов, складов и других жизненно важных объектов. Проведена мобилизация автомобильного и конного транспорта. Установлены твердые цены на продовольствие. Пресекались спекуляция и мародерство. Организованы общественные столовые для солдат и красногвардейцев. Главным штабом по борьбе с мятежом стал Смольный, где находились Петроградский и Центральный комитеты партии большевиков. Отсюда сотни агитаторов из рабочих, солдат, матросов направлялись в корниловские части…
   В ночь на 29 августа красногвардейцами и революционными матросами в гостинице «Астория» была арестована группа офицеров-заговорщиков. Это была часть организации, о которой в своих воспоминаниях Милюков писал: «Находившиеся в Петрограде офицеры-заговорщики, предварительно распределенные по группам, должны были исполнить заранее намеченную программу: захват броневых автомобилей, арест Временного правительства, аресты и казни наиболее видных и влиятельных членов Совета рабочих и солдатских депутатов».
   30 августа были арестованы генералы Корнилов, Лукомский, Макаров, Романовский, Деникин, Эрдели. 31 августа было официально сообщено, что выступление Корнилова ликвидировано.
   Теперь, когда угроза установления контрреволюционной диктатуры Корнилова миновала, были выпущены из «Крестов» лидеры большевистской партии – Антонов-Овсеенко, Крыленко, Дыбенко, Раскольников, Троцкий, Каменев, Луначарский и Коллонтай.
* * *
   Эсеро-меньшевистские лидеры, используя время до перевыборов в Советы и свое формальное большинство во ВЦИК Советов, поспешили принять резолюцию меньшевика Церетели о предоставлении Керенскому права формирования нового правительства и 1-го сентября Керенский объявляет себя Верховным главнокомандующим и создает Директорию в составе: Керенский, Терещенко (сахарозаводчик-миллионер), Вердеревский (адмирал), Верховский (подполковник, бывший командующий Московским военным округом), Никитин (меньшевик, бывший министр путей сообщения). Через день Керенский провозглашает Россию республикой.
   В этот же день выходит первый номер газеты «Рабочий путь» со статьей И.В. Сталина «Кризис и директория»: «…За последние шесть месяцев три раза переживала наша страна острый кризис власти. Каждый раз кризис разрешался соглашением с буржуазией, причем каждый раз рабочие и крестьяне оказывались одураченными… Нельзя устроить прочного соглашения между помещиком и крестьянином, капиталистом и рабочим. Ввиду этого, борьба за власть не только не кончена, но, наоборот – все более усиливается и обостряется. Пусть знают рабочие, что в этой борьбе они неминуемо будут терпеть поражение до тех пор, пока эсеры и меньшевики пользуются влиянием в массах. Пусть помнят рабочие, что для взятия власти необходимо оторвать массы крестьян и солдат от соглашателей, эсеров и меньшевиков, сплачивая их вокруг революционного пролетариата. Пусть помнят они это и пусть открывают глаза крестьянам и солдатам, разоблачая перед ними предательство эсеров и меньшевиков». (История Гражданской войны. Т. 3. С. 269).
   В сентябре-октябре в России бастовало уже 2 миллиона рабочих, которые требовали передачи власти Советам (а их уже было 513 в 393 городах России), рабочего контроля, который во многих случаях вводился явочным порядком, создания фабзавкомов. Красная гвардия к сентябрю уже насчитывала 200 тысяч человек. Нарастало крестьянское движение. К сентябрю крестьянские выступления охватили уже 68 губерний России. В одной только Тамбовской губернии было зарегистрировано 106 крестьянских выступлений. В губернии было введено военное положение. На подавление волнений были посланы войска из Московского военного округа.
   Нелегальная газета «Рабочий путь» 27 сентября опубликовала статью И.В. Сталина «Правительство буржуазной диктатуры»:
   «Диктатура буржуазии есть господство меньшинства над большинством, осуществляемое лишь путем насилия над большинством, требующее гражданской войны против большинства. Между тем как диктатура пролетариата и революционного крестьянства, как господство большинства над меньшинством, вполне может обойтись без гражданской войны… Диктатура буржуазии есть диктатура тайная, скрытая, закулисная, нуждающаяся в том или ином благовидном прикрытии для обмана масс. Между тем как диктатура пролетариата и революционного крестьянства есть диктатура открытая, диктатура масс, не нуждающаяся в обмане во внутренних делах и в тайной дипломатии во внешних».(Сталин И.В. Сочинения. Т. 3. С. 310).
   И.В. Сталин, как авторитетный большевистский вождь, был выдвинут в Учредительное собрание избирательными округами Петрограда, Екатеринослава, Закавказья и Ставрополя.
* * *
   7 октября В.И. Ленин нелегально переезжает из Выборга в Петроград, где на следующий день встречается с И.В. Сталиным на квартире петроградского рабочего. И.В. Сталин вводит В.И. Ленина в курс происходящего. В частности, рассказывает, что 4 октября состоялось закрытое заседание Временного правительства, на котором было принято официальное решение о переезде в Москву, что в печати появились сообщения, как еще в сентябре важнейшие произведения искусства, хранившиеся в Зимнем дворце, тайно были вывезены из столицы и размещены в подвалах Большого Кремлевского дворца, и что многие заводы Петрограда уже начали получать предписания Временного правительства об эвакуации. И.В. Сталин также проинформировал В.И. Ленина о том, как прошло накануне заседание Бюро Исполкома Петросовета, оценившего эту акцию правительства Керенского как намерение сдать Питер кайзеровской Германии и принявшего решение, что без согласия Петросовета никакой переезд Временного правительства в Москву и никакая эвакуация петроградской промышленности невозможны.
   В.И. Ленин тут же пишет и передает через И.В. Сталина письмо к питерской городской конференции большевиков: «Вывод ясен: надо признать, что революция погибла, если правительство Керенского не будет свергнуто пролетариями и солдатами в ближайшем будущем». Оба вождя справедливо усмотрели в этой акции правительства Керенского прежде всего стремление помешать революционным планам.
   10 октября проходит историческое заседание ЦК партии большевиков на квартире меньшевика Н. Суханова, жена которого Г. Флаксерман была большевичкой, где принимается резолюция В.И. Ленина о конкретной подготовке вооруженного восстания: «Признавая, что вооруженное восстание неизбежно и вполне назрело, ЦК РСДРП (б) предлагает всем организациям партии руководствоваться этим и с этой точки зрения обсуждать и разрешать все практические вопросы». Данная резолюция была одобрена 10 членами ЦК, включая И.В. Сталина, против двух – Каменева и Зиновьева. 12 октября Петросовет по инициативе В.И. Ленина на закрытом заседании ЦИК обсудил вопрос о создании штаба вооруженного восстания – Военно-революционного комитета совместно с солдатской секцией Совета и уполномоченными Петроградского гарнизона.
   Еще четыре дня спустя проходит расширенное заседание ЦК партии большевиков, на котором резолюция В.И. Ленина о подготовке вооруженного восстания принимается большинством в 19 голосов, при 2 против и 4 воздержавшихся: «Собрание вполне приветствует и всецело поддерживает резолюцию ЦК, призывает все организации и всех рабочих и солдат к всесторонней и усиленной подготовке вооруженного восстания, к поддержке создаваемого для этого Центральным Комитетом центра и выражает полную уверенность, что ЦК и Совет своевременно укажут благоприятный момент и целесообразные способы наступления».
   Вновь голосуют против этой резолюции только стоящие на трусливой штрейкбрехерской позиции Каменев и Зиновьев, за что И.В. Сталин подвергает их резкой критике. На заседании избирается партийный Центр по руководству восстанием, в состав которого вошли И.В. Сталин, Я.М. Свердлов, А.С. Бубнов, Ф.Э. Дзержинский и М.С. Урицкий. Через этот Центр большевики направляли работу Военно-революционного комитета. Руководитель центра, И.В. Сталин, имея опыт организации боевых отрядов в Баку и опыт формирования отрядов Красной гвардии при подавлении корниловского мятежа, с головой окунулся в дело создания вооруженных боевых дружин. Несколько позже, а именно, 21 октября ЦК партии в целях укрепления большевистского влияния в Исполкоме Петроградского Совета постановит ввести в состав Петросовета, во главе которого уже стоял с 23 сентября «большевик Троцкий», И.В. Сталина и Ф.Э. Дзержинского, а также примет сталинское предложение о подготовке докладов и тезисов ко II Всероссийскому съезду Советов: о земле, о войне, о власти (В.И. Ленин), о национальном вопросе (И.В.Сталин).
   18 октября Зиновьев и Каменев опубликовали в меньшевистской газете «Новая жизнь» № 156 материал, в котором фактически предупредили Временное правительство о том, что большевики готовят вооруженное восстание, и заявили, что они «в данных обстоятельствах высказываются против всякой попытки брать на себя инициативу вооруженного восстания». Но даже предупрежденное предательским «доносом» Каменева и Зиновьева Временное правительство не принимает достаточно мер к тому, чтобы предотвратить выступление большевиков. Так, известно, что 17 октября Временным правительством была сформирована так называемая «Комиссия по укреплению республиканского строя и борьбе с анархией и контрреволюцией». Однако ровно за неделю до падения Временного правительства эта «комиссия» палец о палец не ударила для предотвращения революционного выступления пролетариата.
   Вечером 24 октября по инициативе эсеровской и меньшевистской фракций Совета Республики была принята резолюция, в которой, кроме осуждения большевистского восстания, Временному правительству предлагались «рецепты» для того, чтобы выбить почву из-под большевиков: немедленно издать декрет о передаче земли в ведение земельных комитетов и предложить союзникам провозгласить условия мира и начать мирные переговоры. И хотя для подобного маневра у Керенского и времени-то не оставалось, он с негодованием отверг эти предложения Предпарламента.
   В.И. Ленин пишет «Письмо к членам партии большевиков» с разоблачением предательства Зиновьева и Каменева, предлагая обдумать вопрос об исключении их из партии. Однако большинство членов ЦК (включая и И.В. Сталина) не согласилось с этим предложением, а после победы Великой Октябрьской социалистической революции В.И. Ленин остыл и больше не вспоминал об этом позорном штрейкбрехерском эпизоде Зиновьева и Каменева вплоть до того момента, когда стал давать характеристики ближайшим сподвижникам в своем известном «Письме к съезду».
* * *
   24 октября в газете «Рабочий путь» появилась статья И.В.Сталина «Что нам нужно?» с призывом к свержению Временного правительства:
   «Рабочие, солдаты, крестьяне, казаки, все трудящиеся!.. Если вы будете действовать дружно и стойко, никто не посмеет сопротивляться воле народа. Старое правительство уступит место новому тем более мирно, чем сильнее, организованнее и мощнее выступите вы. И вся страна пойдет тогда смело и твердо к завоеванию мира народам, земли крестьянам, хлеба и работы голодающим. Власть должна перейти в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. У власти должно быть новое правительство, избранное Советами, сменяемое Советами, ответственное перед Советами».
   Спустя год, И.В. Сталин в статье «Октябрьский переворот» вспоминал: «Центральный орган партии «Рабочий путь», подчиняясь указаниям ЦК, стал открыто призывать к восстанию, подготовляя рабочих и крестьян к решительному бою. Первая открытая стычка с Временным правительством произошла на почве закрытия большевистской газеты «Рабочий путь». Распоряжением Временного правительства газета была закрыта. Распоряжением же Военно-революционного комитета она была революционным путем открыта. Печати были сорваны, комиссары Временного правительства были сняты с постов…».
   С этой акции открытого неповиновения Временному правительству начался исторический день 24 октября 1917 года. И.В. Сталин позднее делает доклад о ходе вооруженного восстания на заседании большевистской фракции II Всероссийского съезда Советов. Вечером в Смольный прибывает В.И. Ленин. И.В. Сталин информирует его о политической обстановке в Петрограде.
   Помощник Сталина по наркомнацу С.С. Пестковский впоследствии напишет:
   «Сталин стал заместителем Ленина по руководству боевыми действиями… Ленин не мог обходиться без Сталина ни одного дня. Вероятно, с этой целью наш кабинет в Смольном находился «под боком» у Ленина. В течение дня он вызывал Сталина по телефону бесконечное число раз или же являлся в наш кабинет и уводил его с собой. Большую часть дня Сталин просиживал у Ленина. Что они всегда там делали, мне не известно, но один раз, войдя в кабинет Ильича, я застал интересную картину. На стене висела карта, перед ней стояло два стула, а на них стояли Ленин и Сталин и водили пальцами по северной части…Ночью, когда суета в Смольном немного уменьшалась, Сталин ходил на прямой провод и пропадал там часами…».
   Троцкий, познакомившись с данным свидетельством Пестковского, дал ему такую оценку: «Факты здесь переданы более или менее верно… Ленин в этот период чрезвычайно нуждался в Сталине… Он играл, таким образом, при Ленине роль начальника штаба или чиновника по ответственным поручениям. Разговоры по прямым проводам Ленин мог доверить только испытанному человеку, стоящему в курсе всех задач и забот Смольного». (Троцкий Л.Д. Сталин Т. 2. С. 33).

Сталин против «левых коммунистов»

   Революция победила, и сразу же вышли два декрета нового правительства: «О мире» и «О земле».
   Декрет о мире был принят, к всеобщему облегчению, и Совнарком издал приказ верховному главнокомандующему генералу Духонину начать мирные переговоры с немцами. Последовал отказ подчиниться Совнаркому. В ответ на отказ верховного главнокомандующего 9 ноября В.И. Ленин, И.В.Сталин и Н.В. Крыленко по прямому проводу передают в Ставку следующее сообщение: «Именем правительства Российской республики, по поручению Совета Народных Комиссаров, мы увольняем вас от занимаемой вами должности за неисполнение предписаний правительства и за поведение, несущее неслыханные бедствия трудящимся массам всех стран и в особенности армиям. Мы предписываем вам под страхом ответственности по законам военного времени продолжать ведение дела, пока не прибудет в Ставку новый главнокомандующий или лицо, уполномоченное им на принятие от вас дел. Главнокомандующим назначается прапорщик Крыленко. Ленин, Сталин, Крыленко».
   Однако мирные переговоры с немцами все затягивались, и начались только 22 декабря 1917 года. И.В. Сталин поддерживал Ленина в январе 1918 г. в вопросе заключения мирного договора с Германией и разделял ленинскую критику сторонников «революционной войны», утверждавших, что она пробудит революцию в этой стране. Ленин считал: «Германия только еще беременна революцией, а у нас уже родился вполне здоровый ребенок – социалистическая республика, которого мы можем убить, начиная войну». Троцкий предлагал прервать переговоры, объявить войну прекращенной, но мира не подписывать.
   И.В. Сталин выступил как против сторонников «революционной войны», так и против позиции Троцкого – «ни мира, ни войны».
   Вот краткая протокольная запись выступления И.В. Сталина на заседании ЦК РСДРП(б) по вопросу о мире с немцами, сделанного им 11 января 1918 года: «Товарищ Сталин считает, что, принимая лозунг революционной войны, мы играем на руку империализму. Позицию Троцкого невозможно назвать позицией. Революционного движения на Западе нет, нет в наличии фактов революционного движения, а есть только потенция, ну, а мы не можем полагаться в своей практике на одну лишь потенцию. Если немцы начнут наступать, то это усилит у нас контрреволюцию. Наступать Германия сможет, так как у нее есть свои корниловские войска – «гвардия».
   В октябре мы говорили о священной войне против империализма, потому что нам сообщали, что одно слово «мир» поднимет революцию на Западе. Но это не оправдалось. Проведение нами социалистических реформ будоражит Запад, но для проведения их нам нужно время. Принимая политику Троцкого, мы создаем наихудшие условия для революционного движения на Западе.
   Поэтому товарищ Сталин предлагает принять предложение товарища Ленина о заключении мира с немцами».
   Кстати, о Троцком. Его позиция «ни вашим, ни нашим» была продиктована тем, что его использовала в то время английская разведка, в частности, Б. Локкарт, который часто встречался с наркомом по иностранным делам Троцким прямо в НКИД и получал от него из первых рук информацию о положении в стране. Посылая Локкарта в Советскую Россию, британский премьер Ллойд Джордж наставлял его играть на разногласиях между Лениным и Троцким. Как писал впоследствии Локкарт в откровенной книге «Английский агент», в Советской России он «мечтал устроить с Троцким грандиозный путч».
* * *
   На состоявшемся 8 января 1918 года совещании членов ЦК с коммунистами-делегатами 3-го Всероссийского съезда Советов В.И. Ленину не удалось убедить участников совещания в жизненной необходимости заключения сепаратного мира с Германией (его предложение получило наименьшее число голосов), но 11 января противники ленинской позиции – «левые коммунисты» во главе с Бухариным, а также и Троцкий – проиграли.
   Однако сторонники «войны классов» не смирились с поражением и организовали ряд совещаний в Петрограде, Москве, на Урале. Не считаясь с плачевным состоянием армии и хозяйственной разрухой в стране, они требовали экспорта пролетарской революции, на что, будучи трезвыми политиками, Ленин и Сталин пойти не могли. Когда Троцкий из Бреста по прямому проводу обратился к Ленину за инструкцией, Ленин ответил ему следующей телеграммой от 15 января 1918 года: «Ответ Троцкому. Мне бы хотелось посоветоваться сначала со Сталиным, прежде чем ответить на ваш вопрос».
   Между тем, прервав переговоры в Брест-Литовске, германская делегация выехала в Берлин, где получила инструкции такого порядка: держать в тайне от России сепаратный договор от 27 января 1918 года с антисоветской украинской Центральной радой (фактически согласившейся на немецкую оккупацию Украины) и предъявить советской делегации ультиматум о немедленном подписании аннексионного мира.
   Ультиматум был предъявлен, и в течение двух дней 17 и 18 февраля проходило заседание ЦК партии по обсуждению вопроса о нем. И вновь Сталин твердо стоит за подписание мирного договора, каким бы тяжким они ни казался. Ленин тогда говорил: «Игра зашла в такой тупик, что крах революции неизбежен, если дальше занимать позицию среднюю».
   В то же время, вероломно нарушив условия перемирия, германские войска начали военные действия против молодой республики Советов. 21 февраля в связи с наступлением немецких войск, за подписью В.И. Ленина и И.В. Сталина была передана телефонограмма Петроградскому городскому и районным комитетам РСДРП (б) об организации отпора немецким захватчикам и о мобилизации буржуазии на рытье окопов под контролем рабочих. Такую же директиву в тот же день Сталин посылает Народному секретариату Украинской Советской Республики – первому Советскому правительству Украины: «Положение более серьезное, чем оно могло бы вам показаться, – для нас нет сомнения, что немецкие банды хотят прогуляться от Питера до Киева и там, только там, в этих столицах, заговорить о мирных переговорах… Еще раз: не теряя ни минуты, беритесь за дело без прений и покажите всем, что Советская власть способна защищать себя».
   23 февраля Я. Свердлов огласил на заседании ЦК, на котором присутствовало 15 человек, новые, гораздо более тяжелые германские условия заключения мира. В.И. Ленин предложил эти условия подписать. «Левые коммунисты» вновь выступили против. Против подписания выступили Ф. Дзержинский, М. Урицкий и ряд других членов ЦК. Ультиматум германских империалистов был настолько тяжел, что даже И.В. Сталин, все время поддерживавший В.И. Ленина, внес предложение – мира пока не подписывать, а попытаться вновь начать переговоры с германским правительством: «Вопрос стоит так: либо поражение нашей революции и связывание революции в Европе, либо же мы получаем передышку и укрепляемся… Если Петроград должен будет сдаться, это будет не сдача, а гниение революции. Либо передышка, либо гибель революции – другого выхода нет».
   И тут В.И.Ленин в ультимативной форме заявил, что если еще будет продолжаться политика революционной фразы, он «выходит из правительства и из ЦК»: «Сталин не прав, когда он говорит, что можно не подписать. Эти условия надо подписать. Если вы их не подпишете, то вы подпишете смертный приговор Советской власти через 3 недели».
   По сути, И.В. Сталин не отходит и сейчас от позиции В.И.Ленина, что подтверждается фактом его голосования за предложение Ильича. «За» также проголосовали Ленин, Стасова, Зиновьев, Свердлов, Сокольников и Смилга. «Против» – Бубнов, Урицкий, Бухарин и Ломов. Воздержались Крестинский, Дзержинский, Иоффе и Троцкий.
* * *
   После голосования Крестинский оглашает заявление, подписанное Иоффе, Дзержинским и им самим следующего содержания:
   «В ЦК РСДРП (большевиков)

   Как и 17 февраля, мы считаем невозможным подписывать сейчас мир с Германией. Но мы полагаем, что с теми огромными задачами, которые встали перед пролетарской революцией в России после германского наступления и встанут особенно после отклонения германского ультиматума, может справиться только объединенная большевистская партия. Если же произойдет раскол, ультимативно заявленный Лениным, и нам придется вести революционную войну против германского империализма, русской буржуазии и части пролетариата во главе с Лениным (надо же! – Л.Б.), то положение для русской революции создастся еще более опасное, чем при подписании мира. Поэтому, не желая своим голосованием против подписания мира способствовать созданию такого положения и не будучи в состоянии голосовать за мир, мы воздерживаемся от голосования по этому вопросу.
Н. Крестинский
А. Иоффе
Ф. Дзержинский
23 февраля 1918 г.».
   Затем Урицкий оглашает следующее заявление:
   «От своего имени и имени членов ЦК Бухарина, Ломова, Бубнова, кандидата в члены ЦК Яковлевой и присутствующих на заседании Пятакова и Смирнова заявляю, что мы, не желая нести ответственности за принятое решение, которое мы считаем глубоко ошибочным и губительным для русской и международной революций, тем более, что решение это принято меньшинством ЦК, так как 4 воздержавшихся, как явствует из их мотивировки, стоят на нашей позиции, мы заявляем, что уходим из всех ответственных партийных и советских постов, оставляя за собой полную свободу агитации как внутри партии, так и вне ее, за положения, которые мы считаем единственно правильными.
М. Урицкий
23 февраля».
   Комментируя эти заявления, Сталин сказал, что он никого не обвиняет и считает, что эти товарищи вправе поступать, как они считают лучшим, но указывает, что Ломова, Смирнова, Пятакова совершенно некем заменить: «Отдают ли себе товарищи отчет, что их поведение ведет к расколу? Если они хотят ясности, а не раскола, то прошу отложить их заявление до завтра или до съезда, который будет через несколько дней…».

   25 февраля «левые коммунисты» обратились в ЦК с заявлением:
   «В ЦК РСДРП.

   До тех пор пока ЦК и СНК вынуждены вести линию обороны, мы откладываем приведение в исполнение нашего решения.
М.Урицкий
А.Ломов
В. Смирнов».
* * *
   А накануне, 24 февраля, состоялось ночное заседание ВЦИК под председательством Я. Свердлова, посвященное только одному вопросу – заключению мира с Германией. В своем выступлении В.И. Ленин сказал: «Условия, которые предложили нам представители германского империализма, неслыханно тяжелы, безмерно угнетательские, условия хищнические. Германские империалисты, пользуясь слабостью России, наступают нам коленом на грудь. И при таком положении мне приходится, чтобы не скрывать от вас горькой правды, которая является моим глубоким убеждением, сказать вам, что иного выхода, как подписать эти условия, у нас нет».
   В прениях по докладу Ленина против подписания мира выступили представители меньшевиков, правых и левых эсеров и анархистов. Большинство «левых коммунистов» не приняло участия в голосовании, покинув в это время зал заседаний. Предложенная Лениным и Сталиным большевистская резолюция за подписание мирного договора была утверждена 116 голосами при 85 против и 26 воздержавшихся. Согласно решению ВЦИК, Совнарком в тот же день постановил принять условия мира, предлагаемые германским правительством, и выслать делегацию в Брест-Литовск. В 7 часов утра о решении СНК было сообщено в Берлин.
   В тот же день за подписью «Нарком И.Сталин» по прямому проводу на имя Народного секретариата Украинской Советской Республики пошла записка, в которой украинские товарищи информировались о решении ВЦИК и где, в частности, говорилось: «Настоящее положение в связи с наступлением немцев и бегством наших войск мы оцениваем так: свергнув своих империалистов, мы благодаря медленному темпу революционного движения на Западе, неустойчивости наших войск и неслыханному хищничеству немецких империалистов попали временно в лапы чужеземного империализма, против которого мы должны теперь же готовить силы для организации отечественной войны в надежде на развязывание революционных сил на Западе, являющееся, по нашему мнению, неизбежным.
   Для такой подготовки необходима минимальная передышка, которую мог бы дать даже зверский мир. Делать иллюзии нельзя ни в коем случае. Нужно иметь мужество смотреть в лицо действительности и признать, что мы временно попали в лапы немецкого империализма. Этими соображениями и руководствовался Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов, решивший сегодня в 3 часа ночи заключить мир на зверских условиях и поручивший Совнаркому послать делегацию в Брест, что и сделано сегодня.
   ЦИК решил, что только при таких условиях можно будет сохранить Советскую власть. А пока готовиться и еще раз готовиться для организации священной войны против немецкого империализма…».
   Сталин как в воду, смотрел. После заключения Брестского договора 3 марта 1918 года продвижение немецких войск в пределах Советской России прекратилось, а это означало, что Советская Россия вышла из империалистической войны, и мирная передышка для создания основ социалистической экономики была завоевана.
   На Украине же, пользуясь заключенным с Центральной радой договором, немецкие оккупанты продолжали наступать. После упорных боев германские войска смогли захватить Киев. Власть антинародной Центральной рады была восстановлена. В связи с этим Народный секретариат был реорганизован, и его главной задачей стало руководство повстанческой борьбой народных масс против немецких оккупантов и гайдамацких отрядов.
   Однако силы были слишком неравные. Так, сдерживая натиск во много раз превосходящих сил противника, Щорс со своим отрядом с боями отходил к границам Советской России. Война с немцами на Украине вплотную приблизилась к границам Орловской, Курской, Воронежской и других центральных губерний, которые были объявлены Центральной радой «исконно украинскими землями», что давало повод для германского вторжения в эти районы России.
   22 апреля 1918 года В.И. Ленин дает указание в Народный Комиссариат по Военным Делам, т.е. Троцкому, об организации обороны восточной границы Харьковской губернии, т.к. немцы и гайдамаки стремятся занять станцию Чертково для нарушения железнодорожного сообщения с Ростовом. Предсовнаркома свою записку заключает такими словами: «О деталях переговорить со Сталиным».
   27 апреля Советское правительство назначило делегацию для ведения переговоров с Центральной радой, в которую вошли Сталин, Мануильский и другие. 29 апреля делегация прибыла в Курск. В кратчайший срок она добилась прекращения военных действий на брянском, воронежском и курском направлениях.
* * *
   Семь месяцев и 10 дней просуществовал грабительский «Брестский договор», по которому от России отторгались Польша, Литва, часть Белоруссии и Латвии. Всего было потеряно около 1 миллиона квадратных километров, включая Украину. 13 ноября того же 1918 года было принято Постановление ВЦИК «Об аннулировании Брест-Литовского мира», которое последовало в результате революционного выступления германского пролетариата, свергнувшего монархию в Германии.
   И когда сегодня кое-кто подчас вновь вытаскивает на свет дурно пахнущие и давно опровергнутые исторические измышления о каких-то «пломбированных вагонах», «немецких шпионах», о «германских деньгах», которые якобы помогли большевикам осуществить Великую Октябрьскую социалистическую революцию, впору напомнить им историю заключения пусть унизительного, но столь необходимого для молодой Республики Советов Брестского мира с Германией. Лучшего опровержения подленькой исторической клевете, похоже, найти невозможно.

Царицын и Пермь

   Большое значение в деле заготовки хлеба летом 1918 года Cоветское правительство отводило югу страны: Нижнему Поволжью и Северному Кавказу. В то время как в центральных губерниях люди умирали от голода, кубанские и ставропольские кулаки гнали из хлеба самогон. На базарах шла безудержная спекуляция хлебом. Цены на хлеб были в пять-шесть раз выше государственных…
   29 мая 1918 года Совет Народных Комиссаров выдал И.В. Сталину мандат, который гласил:
   «Член Совета Народных Комиссаров, Народный комиссар Иосиф Виссарионович Сталин, назначается Советом Народных Комиссаров общим руководителем продовольственного дела на юге России, облеченным чрезвычайными правами. Местные и областные совнаркомы, совдепы, ревкомы, штабы и начальники отрядов, железнодорожные организации и начальники станций, организации торгового флота, речного и морского, почтово-телеграфные и продовольственные организации, все комиссары и эмиссары обязываются исполнять распоряжения тов. Сталина.
Председатель Совета Народных Комиссаров
В. Ульянов (Ленин)».
   Сталин вместе с женой Надеждой Аллилуевой и в сопровождении 400 красногвардейцев 6 июня после двухдневного пути прибыл в Царицын, где находился штаб Северо-Кавказского военного округа.
   Уже на следующий день, 7 июня Сталин телеграфирует Ленину, что, несмотря на неразбериху во всех сферах хозяйственной жизни, все же навести порядок возможно.
   Он обрисовал плачевное положение, в каком находился железнодорожный и водный транспорт, сообщал, что приступил к накоплению поездов в Царицыне, ввел карточную систему и твердые цены в Царицыне, порекомендовал, чтобы ЦИК и Совнарком потребовал от Астраханского и Саратовского Советов вновь установить отмененную этими местными Советами хлебную монополию и твердые цены для пресечения спекуляции.
   8 июня Сталин выступил на заседании Царицынского Совета с докладом о положении Советской Республики, о продовольственной политике пролетарского государства. Царицынская коммунистическая организация и Совет призвали коммунистов, советских работников и всех сознательных рабочих содействовать продовольственным органам, поддерживать политику партии в деревне.
   13 июня Сталин информировал Совнарком о принятых мерах: положение на транспорте улучшилось, успешно идет сбор зерна, предпринимается ряд шагов по продовольственному снабжению Москвы. До конца июня ему, действительно, удается отправить в столицу несколько эшелонов с хлебом.
   В письме к Ленину от 7 июля Сталин пишет, что южнее Царицына скопилось много хлеба на колесах, но поскольку линия там еще не восстановлена, то нет возможности отправить в Москву и этот хлеб. Сталин заверяет: «Как только прочистится путь, мы двинем к вам хлеб маршрутными поездами». В этом же письме он поставил вопрос так: «Дайте кому-либо (или мне) специальные полномочия (военного характера) в районе южной России для принятия срочных мер пока не поздно. Ввиду плохих связей окраин с центром необходимо иметь человека с большими полномочиями на месте для своевременного принятия срочных мер». Не дожидаясь ответа, через три дня Сталин пишет еще одно письмо Владимиру Ильичу, где, в частности, заявляет: «Вопрос продовольственный естественно переплетается с вопросом военным. Для пользы дела мне необходимы военные полномочия. Я уже писал об этом, но ответа не получил. Очень хорошо. В таком случае я буду сам, без формальностей свергать тех командармов и комиссаров, которые губят дело. Так мне подсказывают интересы дела, и, конечно, отсутствие бумажки от Троцкого меня не остановит».
   Такое нетерпение Сталина вполне объяснимо, если учесть, что под Царицыном красные оказались в тот период в тяжелом положении: белоказачьи отряды захватили окрестные населенные пункты, чем не только затруднили выполнение возложенной на Сталина миссии, но и создали угрозу для самого Царицына. Характерно, что письмо Сталина от 7 июля начинается следующими словами: «Товарищу Ленину. Спешу на фронт. Пишу только по делу».
   10 июля Сталин в письме Ленину протестует против распоряжений Троцкого, ведущих к развалу Царицынского фронта и потере Северо-Кавказского края. 18 июля – сообщает по прямому проводу Ленину об отправке в Москву с 12 по 16 июля пяти поездов с продовольствием.
* * *
   По поручению Ленина, 19 июля Реввоенсовет Республики создает Военный совет Северо-Кавказского военного округа во главе с И.В. Сталиным. Наконец, в знак высокой оценки организаторских способностей Сталина, его надежности и абсолютной преданности делу революции ему поручается «навести порядок, объединить отряды в регулярные части, установить правильное командование, изгнать всех неповинующихся».
   Ознакомившись с планами обороны города, подготовленными военным руководителем Северо-Кавказского военного округа, командующим войсками, защищавшими Царицын, бывшим царским генералом Снесаревым (протеже Троцкого. – Л.Б.), Сталин нашел их вредительскими, пораженческими, направленными на сдачу Царицына силам контрреволюции. К концу июля Сталин арестовал почти весь штаб военного округа, подобранный Снесаревым. На протестующей телеграмме Троцкого Сталин написал: «Не принимать во внимание».
   4 августа он направляет Ленину очередное письмо, в котором пишет: «Положение на юге не из легких. Военсовет получил совершенно расстроенное наследство, расстроенное отчасти инертностью бывшего военрука, отчасти заговором привлеченных военруком лиц в разные отделы Военного округа. Пришлось начинать все сызнова, наладили дело снабжения, поставили оперативный отдел, связались со всеми участками фронта, отменили старые, я бы сказал, преступные приказы, и только после этого повели наступление на Калач и на юг, в сторону Тихорецкой…».
   В письме от 31 августа Сталин с радостью сообщал Ленину: «…Наши дела на фронте идут хорошо. Не сомневаюсь, что пойдут еще лучше (казачество разлагается окончательно). Жму руку моему дорогому и любимому Ильичу. Ваш Сталин».
   А в телеграмме в адрес Совнаркома от 6 сентября нарком Сталин сообщает: «Наступление советских войск Царицынского района увенчалось успехом… Противник разбит наголову и отброшен за Дон. Положение Царицына прочное. Наступление продолжается».
   Получив это известие, Совнарком поручил Военсовету СКВО приветствовать отличившиеся в боях царицынские полки и вручить им знамена с надписью «За доблесть в боях», что и было сделано Сталиным на многотысячном митинге, состоявшемся в Царицыне 10 сентября. После митинга Сталин на несколько дней выезжает в Москву для доклада Ленину о положении на Южном фронте и назначается председателем вновь образованного Военно-революционного совета Южного фронта, а членами его РВС стали К. Ворошилов и С. Минин.
   Из Москвы в Царицын на имя командующего фронтом Ворошилова была направлена приветственная телеграмма следующего содержания:
   «Передайте наш братский привет геройской команде и всем революционным войскам Царицынского фронта, самоотверженно борющимся за утверждение власти рабочих и крестьян. Передайте им, что Советская Россия с восхищением отмечает геройские подвиги коммунистических и революционных полков Харченко, Колпакова, кавалерии Булаткина, броневых поездов Алябьева, Военно-Волжской флотилии.
   Держите красные знамена высоко, несите их вперед бесстрашно, искореняйте помещичье-генеральскую и кулацкую контрреволюцию беспощадно и покажите всему миру, что Социалистическая Республика непобедима.
Председатель Совета народных Комиссаров
В. Ульянов-Ленин.
Народный комиссар и председатель
Военно-революционного совета Южного фронта
И. Сталин.
Москва, 19 сентября 1918 г.».
   Августовское наступление генерала Краснова на Царицын провалилось, но контрреволюционный казачий круг издал новый приказ: взять Царицын к 15 октября во что бы то ни стало и соединиться с чехословацкими мятежниками. Было двинуто в бой не менее 40 полков объединенных армий под командованием опытнейших царских генералов. 18 октября Сталин, уже будучи назначенным Постановлением Совнаркома членом Реввоенсовета Республики, телеграфировал Ленину о разгроме красновских войск под Царицыном и в связи с завершением своей миссии выехал в Москву, откуда послал приветственную телеграмму революционным полкам, разгромившим белогвардейские войска под Царицыном.
   29 октября в своей речи на пленуме Московского Совета Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов о положении дел на Южном фронте Сталин подводит итог царицынской эпопеи: «Генералы поняли, что наша армия представляет действительную, все растущую силу, с которой справиться им не по плечу.
   В чем же сила нашей армии? Почему она так метко бьет врагов?
   Сила нашей армии в ее сознательности и дисциплине. Сознательность и пролетарская дисциплина – одна из причин нашего успеха на Южном фронте.
   Вторая причина – появление нового красного офицерства. Это большей частью бывшие солдаты, получившие боевое крещение в целом ряде сражений и хорошо знающие боевое дело. Они ведут наши войска к победе.
   Вот главные факторы, которые определяют успех нашей армии. Вот почему, я думаю, что никогда черным бандам не удастся победить нашу армию на юге».
* * *
   В декабре 1918 года обострилась ситуация на Восточном фронте. Белогвардейские части под командованием генерала Колчака добились значительных военных успехов на Урале. Один из крупнейших городов – Пермь пришлось сдать. Обстановка в 3-й армии стала катастрофической. Командиры были не в состоянии справиться с обстановкой на фронте.
   1 января 1919 года ЦК РКП(б) и Совет Обороны образовали партийно-следственную комиссию в составе И.В. Сталина и Ф.Э. Дзержинского для выяснения причин сдачи Перми и принятия мер к восстановлению положения в этом районе.
   5 января Сталин и Дзержинский прибыли в Вятку и в тот же день партийно-следственная комиссия поставила в известность Ленина, что от 3-й армии «осталось лишь около 11 тысяч усталых, истрепанных солдат, еле сдерживающих напор противника», что «абсолютно необходимо срочно перекинуть из России в распоряжение командарма по крайней мере три совершенно надежных полка». 13 января в ЦК партии был направлен «Краткий предварительный отчет о ходе расследования причин сдачи Перми и особенно о мерах, намеченных комиссией для восстановления положения на участке 3-й армии. Ознакомившись с отчетом, В.И. Ленин поручил Сталину и Дзержинскому лично, на месте, руководить исполнением намеченных мер.
   Сталин и Дзержинский предложили Уральскому областному комитету партии провести мобилизацию на фронт лучших коммунистов, что и было сделано под их руководством. Коммунистическое пополнение внесло дух бодрости и уверенности в ранее деморализованные части. По указанию Ленина в 3-ю армию из центра были переброшены подкрепления, послано зимнее обмундирование и продовольствие. Сталин и Дзержинский помогли сформировать Вятский лыжный батальон и экипировать этот будущий Северный экспедиционный отряд, который обеспечит стык 3-й армии с 6-й армией Северного фронта. Большое внимание уделили Сталин и Дзержинский повышению ответственности командиров за руководство войсками и за налаживание снабжения армии. Во второй половине января 1919 года И. В. Сталин провел объединенное заседание партийных и советских организаций Вятской губернии, где был образован Вятский губернский военно-революционный комитет, в чьих руках была сосредоточена вся полнота власти в губернии.
   Комиссия ЦК партии и Совета Обороны, выполнив возложенную на нее миссию, 29 января вернулась в Москву и представила Ленину подробный отчет о причинах падения Перми и о мерах, принятых для восстановления положения в районе 3-й армии. В отчете комиссии указывалось на отсутствие сколько-нибудь надежных резервов, на засорение пополнений 3-й армии классово чуждыми элементами, на отсутствие заботы о материальном обеспечении красноармейцев и их бытовых нуждах, на неудовлетворительное состояние политико-воспитательной работы в частях вследствие плохого руководства со стороны Всероссийского бюро военных комиссаров, на оторванность Реввоенсовета Республики от боевой деятельности и жизни Красной Армии, на преступное равнодушие штабов к положению на фронте, на слабую работу советских и партийных организаций в ближайшем тылу 3-й армии.
   В выводах о причинах падения Перми подчеркивалось, что необходимо создать надежные боевые резервы, строго придерживаться классового принципа при мобилизации в армию, уничтожить чересполосицу в организации снабжения советских войск, обязать отдел снабжения армии держать при дивизиях неприкосновенные двухнедельные запасы продовольствия, реорганизовать Всероссийский главный штаб, Всероссийское бюро военных комиссаров, Реввоенсоветы фронтов и армий и Реввоенсовет Республики.
   Особенно досталось последнему: «Произвол или необдуманность в деле определения директив, без серьезного учета всех данных, и вытекающая отсюда быстрая смена директив, а также неопределенность самих директив, как это допускает Реввоенсовет Республики, исключает возможность руководства армиями, ведет к растрате сил и времени, дезорганизует фронт».
   Как видим, косвенно предложения Сталина и Дзержинского были направлены против Троцкого как Предреввоенсовета Республики – высшего военного органа страны.
   Меры, принятые Сталиным и Дзержинским, привели к упрочению положения на левом крыле Восточного фронта. В феврале 1919 года 3-я армия, полностью восстановив свою боеспособность, включилась в общее наступление войск Восточного фронта.

Оборона Петрограда в 1919 году

   Можно учебники истории переписать заново, с новых, так сказать, позиций. Можно выкинуть те или иные факты и события – из учебника истории. Но невозможно – из самой истории. Что было, то было, независимо от того, нравится это кому-то сейчас или нет.
   В 5-м томе «Энциклопедии для детей», посвященной истории России ХХ века, на странице 293 читаем: «Оборону города (Петрограда. – Л. Б.) в 1919 году организовал Л. Троцкий, перебрасывая резервы и используя любую возможность укрепить фронт. В результате всех этих мер защитникам города удалось совершить невозможное – остановить армию Юденича и отбросить ее назад».
   Посмотрим, так ли это было на самом деле? Кто организовывал оборону Петрограда, «перебрасывая резервы и используя любую возможность укрепить фронт» весной и летом 1919 года?
   Конечно, нельзя сбрасывать со счетов и роль Троцкого на последнем этапе противостояния с Юденичем (осень 1919 года), но считать его единственным спасителем Петрограда, как это делал он сам, и абсолютно игнорировать выдающуюся роль, какую сыграл И.В. Сталин в организации обороны Петрограда весной и летом 19-го было бы проявлением исторического невежества либо исторической несправедливости.
   В сложной обстановке находилась весной того года 7-я армия, сражавшаяся против белых полчищ Юденича, перед которым Антанта поставила задачу – «овладеть Петроградом». При помощи белоэстонцев, белофиннов и английского флота Юденич перешел в неожиданное наступление и создал реальную угрозу Петрограду. В самом Петрограде был обнаружен заговор, нити которого находились в руках военных специалистов, служивших в штабе западного фронта, в 7-й армии и кронштадтской морской базе.
   17 мая 1919 года Совет Обороны командировал в Петроград в качестве чрезвычайного уполномоченного И.В. Сталина. Его миссия заключалась в организации выполнения директив ЦК РКП(б) и Совета Рабоче-Крестьянской Обороны по отражению наступления белогвардейских войск, наведению революционного порядка в городе и очистке фронта и тыла 7-й армии от контрреволюционных заговорщиков.
   Уже через день после приезда Сталина в Петроград, 19 мая, началась и с большим подъемом проходила мобилизация трудящихся в возрасте от 18 до 40 лет. За двадцать дней на мобилизационные пункты явилось 24 тысячи человек. Сталин придавал исключительное значение укреплению 7-й армии надежными партийными и пролетарскими кадрами. При его деятельном участии был организован Петроградский коммунистический батальон, военное обучение которого шло ускоренными темпами. С 20 мая ремонт судов Балтийского флота стал производиться в режиме круглосуточной работы. Чрезвычайным уполномоченным Совета Обороны было сделано много для укрепления взаимодействия сухопутных и морских сил с авиацией. К маю 1919 года в районе Петрограда находилось 17 советских авиаотрядов, имевших 87 самолетов с 106 летчиками. Чтобы обеспечить централизацию управления и массированное использование авиации против сил интервентов, по распоряжению Сталина все отряды были объединены под командованием начальника авиации 7-й армии.
   В создании оборонительных сооружений приняли участие тысячи рабочих и работниц Петрограда. Тщательно охранялись все объекты оборонного значения. Въезд в Петроград и выезд производились лишь по специальным пропускам. Движение по городу в ночное время было ограничено. Подступы к городу охранялись заградотрядами, установившими усиленное наблюдение за дорогами. Все мосты были заминированы – на тот случай, если врагу удалось бы прорваться к городу. Все запасы топлива и промышленного сырья были взяты на учет.
* * *
   Однако было бы неправильно полагать, что все шло гладко, без сучка и задоринки. Да, успех был, но в бочке меда оказалась ложка дегтя. Этой ложкой стала измена 3-го Петроградского полка, в котором служило немало выходцев из кулацких семей. Бывшие царские офицеры организовали мятеж этого полка в ночь с 28 на 29 мая. Мятежники убили командира и комиссара полка, зверски расправились с верными Советской власти бойцами и командирами и перешли на сторону врага. В борьбе с изменниками погиб комиссар 2-й Петроградской бригады А. Раков.
   Белогвардейцы получали от интервентов огромное количество вооружения и боеприпасов, в результате чего положение на фронте стало меняться в пользу частей Юденича.
   К исходу дня 8 июня положение на нарвском участке стало катастрофическим, и в ночь на 9 июня Сталин телеграфирует Ленину: «Учитывая положение на других фронтах, мы до сих пор не просили подкреплений, но теперь дело ухудшилось до чрезвычайности. Опасность угрожает непосредственно Петергофу. С его падением Питер висит на волоске. Для спасения Питера необходимо тотчас же, не медля ни минуты, три крепких полка».
   Ленин немедленно отдал приказ послать в 7-ю армию три полка. По их прибытии 12 июня отход советских войск на нарвском участке прекратился. Все атаки врага, рвавшегося к Гатчине и Царскому Селу, были успешно отбиты. Однако белогвардейским частям Юденича удалось приблизиться к Красной Горке – ключу Кронштадта. В этой обстановке заговорщики на Красной Горке подняли мятеж. В ночь на 13 июня его главари, которым удалось склонить на свою сторону отсталую часть гарнизона, разоружили и арестовали всех коммунистов и преданных Советской власти бойцов и командиров. Обманным путем им удалось захватить в плен коммунистический отряд кронштадцев, прибывший для усиления гарнизона Красной Горки. Всего на Красной Горке мятежники арестовали более 350 коммунистов и беспартийных бойцов и командиров. После жестоких пыток мятежники расстреляли коммунистов. В их числе погиб председатель Кронштадтского Совета коммунист М. Мартынов.
   13 июня руководители мятежа обратились к остальным фортам и Кронштадту с призывом присоединиться к мятежу. Но поскольку Кронштадт остался верен Советской власти, батареи мятежной Красной Горки стали обстреливать красный Кронштадт…
   По инициативе Сталина, реввоенсовет Балтийского флота предъявил гарнизону Красной Горки следующий ультиматум: «Вас обманули прислужники генералов и помещиков, заставляют вас стрелять по рабочим и матросам Кронштадта. Вы должны теперь понять, что вы бессильны, сдавайтесь, пока не поздно, иначе вам не будет прощения. Если вы сдадитесь, вы будете прощены, если нет, то уничтожены».
   Вечером того же дня был нанесен удар по контрреволюционным, заговорщическим гнездам в самом Петрограде. Органы ВЧК произвели массовые обыски в буржуазных кварталах города и в иностранных посольствах. Во время этих обысков было изъято 6626 винтовок, 141 895 патронов, 644 револьвера. Замысел интервентов взорвать петроградскую оборону изнутри с помощью шпионских гнезд был сорван. Следующий удар силам контрреволюции был нанесен Сталиным под Красной Горкой.
   Сталинский план красногорской операции предполагал проведение комбинированных действий сухопутных, военно-морских и военно-воздушных сил петроградского участка фронта. Весь день советские линкоры «Петропавловск» и «Андрей Первозванный» и кронштадтский форт Реф вели артиллерийский обстрел Красной Горки и Серой Лошади. Советские гидросамолеты сбрасывали на мятежников бомбы и листовки, мешали вражеским наблюдателям корректировать стрельбу с аэростата. Рано утром Береговая группа войск, поддерживаемая бронепоездами и бронемашинами с суши, авиацией с воздуха и огнем эсминца «Гайдамак» с моря, перешла в решительное наступление и в ночь с 15 на 16 июня части Береговой группы овладели Красной Горкой. Это предрешило падение Серой Лошади в тот же день 16 июня, в результате чего контрреволюционный мятеж был полностью ликвидирован.
   Сталин лично руководит военными действиями. Вот что он телеграфирует Ленину: «Вслед за «Красной Горкой» ликвидирована «Серая Лошадь», идет быстрый ремонт всех фортов и крепостей. … Считаю своим долгом заявить, что я и впредь буду действовать таким образом…»
   И вот итог этой молниеносной кампании – новая телеграмма Ленину, посланная Сталиным всего шесть дней спустя: «Перелом в наших частях начался. За неделю не было ни одного случая частичных или групповых перебежек. Дезертиры возвращаются тысячами. Перебежки из лагеря противника в наш лагерь участились. За неделю к нам перебежало человек 400, большинство с оружием. Вчера днем началось наше наступление. Хотя обещанное подкрепление еще не получено, стоять дальше на той же линии, на которой мы остановились, нельзя было – слишком близко до Питера. Пока что наступление идет успешно, белые бегут, нами сегодня занята линия Керново – Воронино – Слепино – Касково). Нами взяты пленные, два или больше орудий, автоматы, патроны. Неприятельские суда не появляются, видимо боятся «Красной Горки», которая теперь вполне наша…»
   К началу июля боеспособность фортов Красная Горка и Серая Лошадь была полностью восстановлена, и они сыграли важную роль в борьбе против флота интервентов.
   И хотя белогвардейские войска пытались ожесточенными атаками сбить наступательный порыв советских войск, им это уже не удалось. Не помог даже такой шаг, как предпринятая поездка самого Юденича по фронтовым частям с целью «поднятия духа» бойцов.
   Овладев на восточном берегу Ладожского озера бело-финским плацдармом, Красная Армия захватила богатые склады боеприпасов, снаряжения, продовольствия и обмундирования – все это имущество белофиннами было получено от англичан.
   3 – 4 июля состоялся Пленум ЦК, который признал полномочия И.В. Сталина, данные ему 17 мая 1919 года Советом Обороны Республики по оказанию помощи в организации обороны Петрограда, оконченными и выразил полное удовлетворение его деятельностью. ЦК назначил Сталина членом Реввоенсовета Западного фронта.
   И именно это полное удовлетворение деятельностью Сталина было подтверждено постановлением Президиума ВЦИК от 27 ноября 1919 года о награждении И.В. Сталина орденом Красного Знамени в ознаменование его заслуг по обороне Петрограда и самоотверженной работы на Южном фронте.
* * *
   Роберт Такер в своей книге «Сталин. Путь к власти. 1879 – 1929» пишет: «Завершив свою миссию в Петрограде, Сталин 3 июля 1919 г. вернулся в Москву. С середины июня на Петроградском фронте наступило затишье, которое длилось до самой осени, т.е. до того момента, когда Юденич предпринял крупное наступление. И тогда для осуществления общего руководства на место выехал Троцкий. Он сплотил защитников революции, помог превратить назревавшее поражение в победу и, возвратившись в Москву, принимал со всех сторон поздравления, как спаситель Петрограда. На заседании только что созданного Политбюро, членами которого являлись Ленин, Троцкий, Сталин, Каменев и Крестинский, а кандидатами – Бухарин, Зиновьев и Калинин, было решено вручить Троцкому, обеспечившему решающую победу под Петроградом орден Красного Знамени. (Об этом эпизоде рассказывает сам Троцкий, одержимый «синдромом Мюнхгаузена» в хвастливой автобиографической книге «Моя жизнь». – Л.Б.). По его словам, к концу заседания Зиновьев несколько смущенно предложил вручить такую же награду и Сталину. «За что?» – спросил Калинин (якобы. – Л.Б.). В перерыве Бухарин, разъясняя Калинину, в частном порядке, заметил: «Как ты не понимаешь? Это Ильич придумал. Сталин не может жить, если у него нет чего-нибудь, что есть у другого. Он никогда этого не простит».
   Ай да Троцкий! Ведь это был не кто-нибудь, а именно он, кто от своего имени и от имени Зиновьева телеграфировал в ЦК РКП(б) о принятом ими решении открыть Юденичу ворота Петрограда. Узнав об этом, Ленин в ночь с 16 на 17 октября созвал заседание Совета Обороны, а в 7 часов 30 минут утра 17 октября передал по прямому проводу следующее: «Первое. Постановление Совета Обороны от 16 октября дает, как основное предписание, удержать Петроград во что бы то ни стало до прихода подкреплений, которые уже посланы.
   Второе. Поэтому защищать Петроград до последней капли крови, не уступая ни одной пяди и ведя борьбу на улицах города» (В.И.Ленин. Из постановления Совета Обороны Республики, переданного В.И. Лениным по прямому проводу в Петроград. Военная переписка. 1917 – 1920. М. Госполитиздат. 1943. С. 93.)
   И не Троцкий перебрасывал резервные войска, а Председатель Совета Обороны Республики В.И. Ленин. На борьбу с Юденичем были отправлены: бригада курсантов из Москвы, 3-я бригада 18-й стрелковой дивизии из Котласа, 3-я бригада 21-й стрелковой дивизии из Тулы, 479-й стрелковый полк с Севера из 6-й армии, 8-й стрелковый полк из Лодейного Поля, 3-й Башкирский полк из Белебея, 6-й запасный полк из Кинешмы, шесть бронепоездов. Для 7-й армии шли эшелоны с различными военными грузами и продовольствием.
   19 октября в «Петроградской правде» было опубликовано обращение В.И. Ленина «К рабочим и красноармейцам Петрограда», в ответ на которое тысячи рабочих и работниц, красноармейцев и краснофлотцев заявили о своей готовности биться до последней капли крови. Где же тут Троцкий?
   Если все атаки частей Юденича, рвавшихся к Царскому Селу и Гатчине, были успешно отбиты, когда Петроград оборонял Сталин, то при военном руководстве «спасителя Петрограда» Троцкого 16 октября Юденич занял Царское Село, и уже через несколько часов белогвардейцы вступили в Гатчину. В некоторых местах враг приблизился к Петрограду на расстояние орудийного выстрела.
   В той же «Энциклопедии для детей» читаем: «Как и другие белые армии, войска Юденича не отказывали себе в богатой «военной добыче». Особенно много ценностей они вывезли из гатчинского императорского дворца. (Позднее в эстонских газетах можно было прочесть такие, например, объявления: «Продается охотничья карета Александра II. Отделана слоновой костью»). Можно только представить, какие «трофеи» мог бы дать белякам один только Эрмитаж, окажись Юденич в Петрограде…

Борьба с Деникиным

   Уинстон Черчилль, мечтавший задушить большевизм в зародыше, и пришедший к выводу, что большевизм силой оружия уничтожить нельзя, вспоминал о тех днях:
   «Начиная с июля месяца 1919 г., Англия оказывала Деникину главную помощь, и не менее 250 тысяч ружей, 200 пушек, 30 танков и громадные запасы оружия и снарядов были посланы через Дарданеллы и Черное море в Новороссийск. Несколько сотен британских армейских офицеров и добровольцев в качестве советников, инструкторов, хранителей складов и даже несколько авиаторов помогали организации деникинских армий…».
   Тогда, в июле 1919-го В.И. Ленин бросил клич: «Все на борьбу с Деникиным!» И действительно, в то время как на восточном фронте Красная Армия громила войска адмирала Колчака, Деникин на юге успешно занял Киев, Харьков, Царицын и повел свои войска в центр страны. 3 июля, в день, когда Пленум ЦК РКП(б) отозвал И.В. Сталина из Петрограда, Деникин отдал войскам так и не состоявшуюся «московскую директиву» – о предстоящем «захвате сердца России – Москвы». 20 сентября деникинцы заняли Курск, а 13 октября – Орел. До столицы было рукой подать – всего каких-то 400 километров. Уже на другой день после взятия Орла бывший командующий добровольческой армией генерал Май-Маевский произнес, что он «имеет быть в Москве со своими войсками не позже конца декабря, к Рождеству 19 года». По свидетельству самого Сталина, «самоуверенность деникинцев дошла до того, что донецкие капиталисты объявили еще в октябре миллионный приз (николаевскими деньгами) тому из полков добровольческой армии, который первым вступит в Москву». (Соч. Т. 4.С. 283).
   К этому моменту деникинцы захватили территорию 18 губерний с населением приблизительно 42 миллиона человек. Впоследствии Деникин напишет: «Мы отторгали от советской власти плодороднейшие области, лишали ее хлеба, огромного количества военных припасов и неисчерпаемых источников пополнения армий». И скажет: «Никогда еще до тех пор советская власть не была в более тяжелом положении и не испытывала большей тревоги…».
   26 сентября Пленум ЦК принимает решение о создании Комитета обороны Москвы, а также о направлении И.В. Сталина для организации разгрома Деникина. Уже на следующий день в качестве члена Реввоенсовета Южфронта Сталин участвует в заседании РВС Республики и предлагает создать сводную дивизию из полков Западного фронта для отправления на Южный фронт, направить туда же пополненную Латышскую дивизию, а также учредить Управление формирований этого фронта. В результате оперативных мер, предпринятых Сталиным, возникли условия, позволившие ему уже 9 октября подписать директиву о создании ударной группы войск для действий против деникинской армии под Орлом. А спустя одиннадцать дней Орел был взят частями Красной Армии. Любопытные сведения о хваленой белой армии с ее «кодексом чести» мы находим в одном из частных писем, перехваченных советской военной цензурой, которое было отправлено из Орла в ноябре 1919 года, где одна сочувствовавшая белому движению дама писала: «Никогда не представляла, чтобы армия Деникина занималась грабежами. Грабили не только солдаты, но и офицеры. Если бы я могла себе представить, как ведут себя белые победители, то несомненно спрятала бы белье и одежду, а то ничего не осталось». Ведь неспроста добрармию народ прозвал грабьармией…
* * *
   15 октября Сталин в известном письме Ленину выдвигает новый стратегический план наступления на Деникина из района Воронежа через Харьков – Донбасс на Ростов.
   Отвергая старый, уже отмененный самой жизнью план наступления Красной Армии через Донскую область в условиях поддержки Деникина значительной частью казачества и абсолютного бездорожья, Сталин обратил внимание на благоприятно изменившуюся в сравнении с летом 1919 года группировку советских войск для наступления через Харьков – Донбасс на Ростов.
   Он писал:
   «Во-первых, здесь мы будем иметь среду не враждебную, наоборот – симпатизирующую нам, что облегчит наше продвижение.
   Во-вторых, мы получаем важнейшую железнодорожную сеть (донецкую) и основную артерию, питающую армию Деникина, – линию Воронеж – Ростов (без этой линии казачье войско лишается на зиму снабжения, ибо река Дон, по которой снабжается донская армия, замерзнет, а Восточно-Донецкая дорога Лихая – Царицын будет отрезана).
   
Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать