Назад

Купить и читать книгу за 19 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Поиграем в любовь?

   У очаровательной Линн Моррис, хозяйки книжного магазина, с недавних пор… нет отбоя от женихов. Многие девушки на ее месте были бы счастливы. Но Линн эта странная ситуация угнетает, и она намеревается избавиться от нашествия женихов весьма экстравагантным способом…


Лора Эллиот Поиграем в любовь

1

   Звуки страстного любовного шепота коснулись ушей Энди Нилса и заставили на секунду застыть. Не каждый раз услышишь подобные трели в книжном магазине… да еще посреди бела дня. Хотя чему тут удивляться? В этот маленький туристический городок люди приезжают, чтобы провести отпуск или выходные, и конечно же имеют полное право влюбиться. Ну, если не влюбиться, то хотя бы на время увлечься. Что говорить, когда он сам не раз зажимал симпатичных девушек в самых неподходящих для этого местах.
   Энди пожал плечами и усмехнулся. Разумеется, он сделает вид, что ничего не слышит и не видит, даже если милующаяся парочка приютилась где-то в соседнем проходе за книжной полкой. Кроме того, ему сейчас совсем не до любовных историй: у него по горло работы, а времени в обрез. Он пришел в этот магазин для того, чтобы добыть нужную информацию и как можно скорее запустить свое дело. И отвлекаться, мечтая о жарких объятиях, совсем не входит в его планы. По крайней мере, сегодня.
   Он бегло глянул на свой «ролекс» и, чтобы не помешать парочке, решил вернуться к книге, в которой, как ему показалось, он мог найти что-то полезное для своей работы.
   — Линн, ну ты чего?…
   Голос мужчины был полон недовольства. Затем книжная полка пошатнулась, и послышался тревожный шепот женщины.
   — Послушай, Джон… Не надо… Пожалуйста… Ты мне нравишься, ты хороший человек, но…
   Энди невольно насторожился.
   Послышался шлепок — с полки свалилась книга. Энди переступил с ноги на ногу и, вертя в руках книгу, прислушался к разговору.
   — Линн, я знаю, что нравлюсь тебе. Я нравлюсь всем женщинам. Я хороший человек, Линн, — продолжал мужской голос с некоторым самодовольством и развязностью. — Поэтому твои братья и решили, что из нас получится хорошая пара. В нашем городке полно женщин, которым я нравлюсь. Так что подумай, Линн. Тебе вряд ли еще раз так повезет, если ты откажешься выйти за меня.
   Самоуверенность этого болвана вызывала у Энди желание засадить ему кулаком в нос. Но вместо этого он только крепче сжал в руках книгу. В конце концов, он не знает этих людей, и даже если считает, что только полная дура может поддаться на уговоры такого самонадеянного осла, ему, Энди, нет до этого ни малейшего дела. Ему так же нет ни малейшего дела и до того, что у этой женщины совершенно ангельский, шелковый голосок, от которого его душа пытается вырваться из груди, и поэтому нестерпимо хочется обойти полку и убедиться, что эта малышка так же хороша собой, как и ее голосок.
   — Извини, Джон, но, по-моему, ты что-то неправильно понял, — продолжал этот дивный голосок. — Не знаю, чего там тебе наговорили мои братья, но я совсем не ищу мужа. Правда. Хотя мне и льстит, что ты сделал мне предложение. Но пойми, я просто не могу согласиться. Это… О нет, Джон, прошу тебя, не делай этого… Нет, Джон…
   В шелковом ангельском шепоте послышалась нескрываемая паника, и вся благонамеренность Энди в одно мгновение испарилась. Он швырнул книгу на пол, круто повернулся и, двумя гигантскими шагами обойдя полку, возник в соседнем проходе.
   Сцена, которая предстала перед его глазами, заставила его оцепенеть.
   Миловидная девушка с рыжевато-каштановыми волосами стояла, прижимаясь спиной к полке, и держала в руках толстый том, которым, казалось, была готова в любую минуту огреть по голове мужчину, стоящего перед ней на коленях, осмелься он хоть еще на сантиметр приблизиться к ней. У мужчины в одной руке был довольно жалкий букетик цветов. Другой рукой он вцепился в подол ее бледно-розовой юбки. Появление Энди заставило мужчину повернуть голову. Глупая ухмылка появилась на его лице.
   — Не обращай на нас внимания, приятель, — сказал он. — Я вот здесь пытаюсь сделать девушке предложение. Нам нужно, так сказать, узнать друг друга поближе.
   В темно-зеленых глазах девушки вспыхнули серебряные молнии. Она тряхнула головой, и ее длинные распущенные волосы всколыхнулись мягкими волнами.
   — Джон, я знаю тебя большую часть своей жизни, — со вздохом сказала она. — Мы всегда были друзьями, и я просто ума не приложу, что это вдруг нашло на тебя. Знаешь, будет лучше, если ты сейчас же покинешь мой магазин. Что подумают мои покупатели, Джон? — Она бросила беглый взгляд на Энди. — Поэтому, прошу тебя, встань и… отпусти мою юбку.
   Энди зачарованно смотрел на ее лицо. Ему показалось, что он уже видел эту женщину, знал ее… Возможно, это было в далекой юности, когда он частенько навещал Слоанс Коув. Наверняка когда-то давно они встречались. В ней было что-то очень знакомое и близкое, но что именно он не мог понять.
   Хотя, что бы это ни было, а теперь он просто не мог оторвать от нее глаз. Дивные зеленые глаза смотрели на него с мольбой, на щеках выступил нежно-розовый румянец, а тонкие пальчики еще сильнее сжимали бесполезную в этот момент книгу. У Энди появилось ощущение, что ей нестерпимо хочется, чтобы кто-то из них в эту минуту бесследно испарился. Но он вынужден был взглядом сказать ей, что испаряться он не намерен. Неважно, нравится ему это или нет, неважно, что он по уши занят, но он просто не сможет позволить себе спокойно уйти, когда на его глазах какой-то наглый тип загнал женщину в угол.
   Энди продолжал смотреть на нее, и под его взглядом ее щеки загорелись еще жарче. Она опустила ресницы, скрывая от него зеленое колдовство своих глаз.
   — Джон, надеюсь, ты понимаешь, что тебе пора уйти, — снова заговорила она мягко. — Нам больше не о чем говорить.
   — Линн, ты совершаешь ошибку. В твоем возрасте большинство женщин нашего городка уже имеют, по крайней мере, одного ребенка, — ответил ей упрямый поклонник. — Ты знаешь, что у меня двое детишек, уже готовых, и им нужен кто-то, чтобы присмотреть за ними. Уверен, что ты здорово справишься с этим. — Он потянул ее за юбку, и под всколыхнувшейся тканью мелькнули ее белые коленки и то, что было чуть выше их.
   Энди невольно оглядел ее точеные ноги, но тут же сделал вид, что ничего не заметил. Хотя, сказать по правде, ноги у этой женщины были просто потрясающими. Они были длинными, мраморно-белыми, гладкими и… голыми. С таких ног хочется поскорее снять босоножки, медленно и нежно провести по этим ножкам рукой, чувствуя под пальцами гладкую кожу. На секунду он умудрился даже посочувствовать самодовольному болвану, которого девушка пыталась отшить. Пыталась изо всех сил, но почему-то ей это плохо удавалось. Мужчина продолжал упорствовать, навязываться даже после того, как она сказала «нет». Такие дела у Энди не проходили.
   Он решительно шагнул вперед. Настойчивый воздыхатель заметил это, повернул голову и нахмурился.
   — Ты все еще здесь? — удивленно и недовольно пробурчал он. — Послушай, приятель, лучше бы ты чесал своей дорогой и не вмешивался в чужие дела. Тебе здесь нечего делать.
   Энди на секунду задумался: а может, он прав? Может, ему действительно нечего здесь делать? Более того, вмешиваться в чужие дела никогда не входило в его привычки. Его жизненным кредо было: наслаждайся жизнью сам и дай возможность другим наслаждаться ею. И это очень помогало ему в его собственных связях с женщинами, которые были кратковременными и не связанными никакими традиционными обязательствами. Если подвергнуть его сексуальную жизнь проверке на моральность, она вряд ли выдержит это, а поэтому, наверное, будет лучше, если он раскланяется и пойдет своей дорогой. Он бы так и поступил, если бы не видел мольбы в зеленых глазах этой миленькой девушки.
   — Прости, друг, но мне пока еще рано уходить, — осторожно ответил он и непринужденно шагнул к книжной полке. — За твоей спиной стоит книга, которая мне нужна.
   Мужчина недовольно что-то промычал и снова сосредоточился на девушке. Девушка повернула голову к полке, к которой подошел Энди, и увидела, как он взял книгу, прокашлялся, бегло глянул на нее и улыбнулся. Было ясно, что он уходить не намерен.
   Сильнее прижавшись к книжной полке, она посмотрела на него. В ее глазах появилась тоска, смешанная с решимостью.
   — Я искренне сожалею, Джон, если мои братья ввели тебя в заблуждение, — снова проговорила она. — Я понимаю, что ты беспокоишься о своих детях, которым нужна мать. Но я не могу принять твоего предложения…
   Энди краем глаза видел, как она отдернула руку мужчины от своей юбки, но он, отпустив юбку, схватил ее за запястье и с силой потянул к себе.
   — Ты можешь еще передумать, Линн. Раньше я умел переубеждать женщин. И если бы захотел, мог бы переубедить и тебя, — сказал он с той же непреклонной самоуверенностью. — Но учти, если ты сейчас отвергнешь меня, я не стану делать тебе предложение еще раз. И запомни, если ты будешь продолжать в том же духе, то скоро ни один мужчина не захочет взять тебя в жены.
   И он снова потянул девушку за руку, да так сильно, что она едва удержалась на ногах. В ее глазах на этот раз появился неприкрытый ужас. И Энди не выдержал. Прокашлявшись, он стал нетерпеливо похлопывать книгой по ладони.
   — Черт, терпеть не могу вмешиваться в чужие дела, особенно когда ты, приятель, на полную катушку демонстрируешь даме свое обаяние, — проговорил он, нахмурившись. — Но боюсь, мне все-таки придется попросить девушку о помощи. Никак не могу найти нужную книгу. А тебе, приятель, советую в следующий раз выбрать для своих излияний место поинтимнее.
   — Этот магазин принадлежит Линн, — заявил мужчина так, будто Энди не слышал, как она всего несколько минут назад сама сказала об этом.
   — Приятная новость, — ответил он. — Значит, я не ошибся, она может мне помочь. — Он медленно отошел от полки и приблизился к мужчине. Благо, природа наделила его приличным ростом, широкими плечами и парой сверкающих карих глаз, которые в нужную минуту могли напугать даже дьявола. — Поэтому я думаю, что было бы совсем неплохо, если бы ты как можно скорее отпустил руку девушки, — вежливо продолжал он. — И в следующий раз советую делать ей предложение в более подходящем для этого месте. Ты, похоже, не заметил, что в магазине полно людей…
   Мужчина растерянно огляделся. В проходах между полками бродили покупатели, и некоторые из них бросали любопытные взгляды в их сторону. Он отпустил руку девушки и неуклюже встал на ноги.
   — Линн — мастерица играть в кошки-мышки, — обиженно пробормотал он.
   — Тогда, может, тебе нужно поискать другую мышку, — посоветовал ему Энди. — По крайней мере, такую, которой интересно играть с тобой.
   Недовольно кивая головой, мужчина направился к выходу, а Энди огляделся по сторонам, заставляя любопытных зевак вернуться к цели своего визита. Наконец его взгляд снова встретился со взглядом девушки.
   — Вы в порядке? — с улыбкой спросил он.
   Она кивнула и повела плечом, пытаясь улыбнуться ему в ответ.
   — Я знаю, что Джон не хотел меня обидеть. Уверена, что позже ему будет стыдно. Он стал немного странным с тех пор, как от него ушла жена. И это понятно, ведь он остался один с двумя детишками. А мои братья… Ах, это уже не касается дела… — Она тряхнула головой, откинув назад длинную прядь волос. — Я Линн Моррис, хозяйка этого магазина, — сказала она. — А вы, мистер Нилс, кажется, искали какую-то книгу? Какую? Буду рада вам помочь.
   Энди не удивился, что она назвала его по имени. Его мать прожила в этом городке много лет и здесь же умерла. Он сам бывал здесь довольно часто и в общей сложности провел немало времени. Их фамилия была хорошо известна. Но и ее имя, Линн Моррис, было не менее хорошо знакомо ему. В его голове внезапно вспыхнул образ робкой девчушки. Конечно, это та малышка Линн Моррис — тихоня и умница, робость которой всегда интриговала его. Этот чудный румянец, которым покрывались ее щечки, когда он говорил ей «привет», очаровывал его. Он внезапно вспомнил, что однажды встретил ее на лужайке в дальнем углу поместья своей матери, где она собирала полевые цветы. Она была до такой степени смущена, так сбивчиво и трогательно извинялась, что, казалось, готова была снова посадить эти цветы в землю.
   — Ничего страшного, — попытался он тогда успокоить ее. Но она только сильнее покраснела и сама в тот момент стала похожа на нежный цветок дикой розы.
   Ее голос и теперь был спокойным и тихим, хотя в облике появилась профессиональная уверенность. Она стояла перед ним, просунув тоненькие пальчики в петлицы ремня, поддерживающего юбку на ее узкой талии, и Энди казалось, что ей стоит нечеловеческих усилий сохранять профессиональное самообладание, сражаясь со своей природной робостью. Ему внезапно стало интересно узнать, сохранила ли она свою любовь к полевым цветам. Но в ту же секунду он осознал, что, глазея на нее, он заставляет ее беспокоиться.
   — Мистер Нилс? Вам нужна книга? Какая? — снова спросила она.
   Энди тряхнул головой и усмехнулся.
   — Сказать по правде, я только пытался отвлечь вашего кавалера, — признался он. — Показалось, что вам это было необходимо.
   — Я… Да… — запинаясь, проговорила она. — Спасибо, мистер Нилс. В общем, если вы уверены, что вам ничего от меня не нужно… — Ее щеки снова залил нежно-розовый румянец. — То я, пожалуй, оставлю вас.
   Энди не смог сдержать улыбку. Он хорошо понимал, почему она была так напряжена. Несомненно, тому виной его слава сексуального монстра. Она наверняка слышала, что он способен заглатывать одну за другой местных красавиц. Что ж, если сказать честно, он и сейчас не отказался бы попробовать на вкус эти полные, совсем еще девичьи губы цвета дикой вишни. Но если он попытается сейчас поцеловать Линн Моррис, то окажется ничем не лучше того самодовольного балбеса, который только что торчал перед ней на коленях. А может, еще и хуже, потому что тот, по крайней мере, был ей другом. А кто ей он? Никто. Незнакомец со знакомой внешностью и фамилией. Кроме того, он давно взял себе за правило не иметь дела с такими девушками, как Линн Моррис. Ему ничего не стоило бы соблазнить ее. Но совесть, а точнее то, что от нее осталось, не позволяла ему делать этого. Прежде всего, ему нужно твердо знать, что женщина, с которой он собирается переспать, придерживается тех же взглядов на отношения, что и он, а именно не собирается иметь с ним ничего серьезного и готова считать его просто временным сексуальным партнером.
   — Спасибо за предложение, мисс Моррис. Я сам поищу то, что мне нужно, — наконец ответил он мягким голосом, пытаясь помочь ей расслабиться. — У вас очень хороший магазин. Богатая коллекция книг по местной истории.
   — Это моя специальность. Моя страсть, по правде говоря, — смущенно проговорила она. — Поэтому я и решила открыть магазин. Это позволяет мне оправдать мою привычку скупать все книги по истории Мэйна. Просто не могу устоять перед искушением.
   Энди прищелкнул языком.
   — Это порок, мисс Моррис.
   Она пожала плечами.
   — А кто из нас беспорочен? Мне кажется, мы не были бы людьми, если бы не имели страстей, не так ли?
   Ему был ясен ее намек. Прилив краски к ее щекам без слов говорил о том, что слухи о его страстях широко разбрелись по городу.
   — Я с вами согласен, — ответил он, отнюдь не пытаясь скрыть насмешку в глазах. — Но спасибо вам, мисс Моррис, за помощь.
   Он мягко склонил перед ней голову и собрался уходить. Ее знание истории, однако, заинтересовало его. Она могла бы помочь ему в работе над его проектом. Хотя… Может, это не самое мудрое решение. Если он обратится к ней за помощью, им придется сблизиться, а у него слишком много причин, чтобы не входить в близкий контакт с людьми Слоанс Коув. Что же касается этой милой девушки, то он не вполне уверен, что сможет не нарушить своих неписаных правил. Когда несколько секунд назад она произнесла слово «страсть», у него внутри просто все перевернулось, и откровенное желание услышать в темноте ее исступленный, горячий шепот на миг безрассудно ослепило его. Давненько он не слышал такого шепота, потому что последнее время только работал и работал, почти забыв о развлечениях. А для мужчины, который не привык отказывать себе в удовольствиях, это непростительное упущение. И все же будет лучше, если он не станет подвергать себя испытаниям и избежит частых встреч с женщиной, от одного голоса которой он способен потерять голову. Наверняка здесь найдутся и другие, кто поможет ему разгадать тайну «Морской дали» — виллы его матери.
   Подбежавшая к Линн Моррис девушка помогла ему очнуться от размышлений.
   — Линн, это правда? — Девушка схватилась за щеки. — Все говорят, что Джон Клакстон сделал тебе предложение. Это правда?
   Линн глубоко вздохнула. Потом глянула на Энди и пожала плечами. Он кивком головы деликатно попрощался с нею и медленно пошел к полкам на другой стороне.
   — Знаешь, Натали, я устала. Сегодня был трудный день, — услышал он за спиной ангельский голос.
   — Как всегда… — разочарованно протянула Натали. — Ты такая скрытная. Он сделал тебе предложение, так ведь? И что ты ему ответила? Джон — третий мужчина, сделавший тебе предложение за последние три недели. Ну расскажи, расскажи, что происходит…
   Энди, хотя и оставил девушек за спиной, мог с кем угодно поспорить, что щеки Линн в этот момент были пунцовыми. И ему вдруг стало ужасно любопытно узнать, что с ней будет, если он прикоснется к ней. Что будет, если этот дивный румянец разольется по всему ее телу, охватывая его нежным пламенем, и что испытает мужчина, когда прикоснется к ее пылающему телу?
   Энди остановился, чтобы перевести дыхание. Итак, за три недели ей сделали три предложения. Интересно…
   — Нечего рассказывать, — отвечала ей Линн. — Ничего не происходит. Все и так ясно. С тех пор, как месяц назад вышла замуж моя сестра, я оказалась единственной одиночкой в семье Моррис. Вот мои братья и решили поскорее выдать меня замуж, чтобы кто-то заботился обо мне. Поэтому они и посылают ко мне мужчин. Хотят, чтобы все было так, как они решили. — Она вздохнула. — А я… Теперь каждый мужчина, входящий в мой магазин, пугает меня.
   Энди не удержался и оглянулся. И почти в тот же момент заметил, как ее взгляд оторвался от лица подруги. Она смотрела прямо ему в глаза. Он видел, как ее глаза расширились.
   Энди улыбнулся.
   — О нет, — проговорила она со смущенной улыбкой. — Я не имела в виду вас. Вы ведь Энди Нилс.
   Энди показалось, что в его сердце вонзили что-то острое и медленно повернули. Ему давно пора было привыкнуть к таким комплиментам. Все Нилсы славились своими любовными похождениями. Женщины из хороших семей со строгими нравами и нацеленные на брак были просто игрушками в руках его незабываемых родственников. Попадая в брачную машину Нилсов, они становились женами, с которыми спали, а когда они надоедали, их просто отвергали. Энди в эту игру не играл. Но откуда этой милой малышке знать об этом? Практически он был первым, кто остановил эту брачную машину, позволив себе только один брак, который, конечно же, рухнул.
   — Я не обижаюсь, мисс Моррис, — сказал он, кивнув ей. — И вы правы. Я действительно не представляю опасности в этом плане. Уверен, что из вас получилась бы прекрасная жена. Но, похоже, вы не заинтересованы в браке. И если в ближайшие несколько минут в вашем магазине появятся другие потенциальные женихи, не стесняйтесь, свистните мне. Я буду в соседнем проходе. Позовите меня, если вам понадобится моя помощь.
   Ее глаза еще больше округлились.
   — Спасибо, мистер Нилс. Непременно воспользуюсь вашим предложением. Приятно знать, что есть один мужчина, которого мои братья еще не уговорили сделать мне предложение. Вы уверены, мистер Нилс, что вам не нужна эта книга, которую вы держали в руках?
   — Не сейчас. Как-нибудь в другой раз, — ответил он, пытаясь не рассмеяться. — Книга о вышивании кружев на салфетках в данный момент не совсем то, что мне нужно. С вышиванием можно подождать. Меня теперь больше интересует история.
   Он повернулся и пошел к концу прохода. Но не успел сделать трех шагов, как снова услышал мягкий, волнующий голос.
   — Мистер Нилс…
   Энди снова обернулся.
   — Спасибо вам еще раз… Это было очень мило с вашей стороны. Спасибо, что защитили меня. Буду очень рада, если смогу быть полезна вам.
   Энди на секунду снова впал в опасную мечтательность. Только что женщина мягким голосом предложила ему то, чего он определенно желал. Но он быстро сообразил, что эти зеленые глаза были абсолютно невинными, а пышные губки вряд ли жаждали его поцелуев. Она просто хотела отплатить ему за его доброту, но если сказать правду, то он привык брать от женщин гораздо больше, чем обычно давал им сам.
   — Ваш ухажер и сам в свое время покинул бы магазин, — сказал он, пожав плечами.
   Внезапно ему показалось, что и ему не помешало бы последовать примеру Джона. Чертовски не помешало бы. А еще ему не помешало бы набраться сил и держаться подальше от Линн Моррис.
   — Иди и поищи для забавы какие-нибудь менее невинные губки, Нилс, — пробормотал он себе под нос, оказавшись на улице.
   Линн лежала в постели и листала книжный каталог, но ее мысли летали где угодно, только не там, где им следовало быть. Затея ее братьев начинала утомлять ее. Сцена, которую устроил ей Джон в ее магазине, была нелепой и смешной и наверняка вызвала у Энди Нилса насмешку, которую он сумел скрыть, когда приблизился к ним. О господи, ей до сих пор стыдно…
   Линн вздохнула, почувствовав, как румянец снова заливает ее щеки. Но не только воспоминание о сцене в магазине заставляло ее краснеть. Она вспомнила, что в присутствии Энди Нилса с ней это случалось всегда. Ей тогда было двенадцать, а ему пятнадцать. Он провел в их городке всего несколько летних сезонов, но все девушки в его присутствии глупо хихикали и кокетничали. Все, кроме нее. Энди с его карими глазами и черными волосами заставлял ее сердце биться быстрее, но она была настолько робкой, что в его присутствии только безмолвно краснела. Однажды он застал ее, когда она мечтательно рассматривала его дом. От стыда она готова была провалиться сквозь землю. После того случая, когда бы они ни встретились, она тут же заливалась краской, но самым ужасным было то, что это, казалось, забавляло его. Он улыбался, глядя на нее, и она терялась, запиналась, становилась неуклюжей… одним словом, вела себя странно.
   Энди наверняка и теперь видел ее такой же — спотыкающейся, наталкивающейся на стены, бормочущей что-то глупое, несмотря на то что теперь ей не двенадцать, а двадцать восемь.
   Линн усмехнулась и положила каталог на столик. Эх, если бы не эта деятельность, которую развернули теперь ее братья, она жила бы спокойно, как жила раньше, и ей не нужно было бы прятаться от мужчин.
   — На что же вы надеетесь, мои дорогие братья? — прошептала она, глядя в потолок.
   Как бы там ни было, а она снова попытается поговорить с ними. Они должны понять, что их затея обречена на провал.
   Зазвонил телефон, и Линн протянула руку к трубке. Пусть это будет кто угодно, только не Джон Клакстон, мысленно взмолилась она. Не Джон Клакстон и не какой-либо другой мужчина, которому нужна спокойная, покладистая жена.
   Неожиданно лицо Энди Нилса проплыло перед ее глазами, но она быстро отогнала всякие мысли о нем. Энди зашел в ее магазин только потому, что ему нужна какая-то книга. Ходят слухи, что Энди собирается отреставрировать виллу матери и превратить ее в один из своих ресторанов, связанных с историей. Ходят также слухи о том, что Энди устраивает оргии, на которые съезжаются женщины, прослышавшие о том, что известный американский богач и холостяк теперь греется на солнышке в Слоанс Коув.
   Линн недовольно скривилась. В эти дни в их городке полно женщин, бросающих провоцирующие взгляды на Энди Нилса. Интересно, скольким из них удастся привлечь его внимание? Безусловно, Энди приехал сюда работать, но он не из тех мужчин, которые смогут продержаться долго без женщины в постели.
   Телефон продолжал звонить. Придется все же снять трубку, ведь могут звонить не только надоедливые кандидаты в ее женихи.
   — Алло, — сказала она сурово, приложив трубку к уху.
   В трубке послышался женский смех.
   — Уау, Линн. Не волнуйся, я не собираюсь делать тебе предложение. Но если ты таким же тоном сегодня отшивала Джона, то удивляюсь, что парень до сих пор стоит на ногах. Значит, сразила его прямо в сердце?
   Линн улыбнулась, узнав голос своей сестры Сандры.
   — Ты прекрасно знаешь, Сандра, что сердце Джона не имеет никакого отношения к его предложению, — сказала она. — Ему просто нужна покладистая жена и няня для его детей.
   — Если так, то не удивляюсь, что ты вышвырнула его из магазина. Но если честно, я мало в это верю, — продолжала Сандра. — Ты бы видела сегодня свое лицо, Линн. Это выражение на нем… Мечтательное томление в глазах…
   Линн щелкнула языком.
   — Ну, может, меня и занесло слегка в томление, но, поверь, сестренка, причиной тому был совсем не Джон. Не думаю, что наши братья послали бы ко мне мужчину, способного зажечь хоть искорку страсти во мне. Это не входит в их планы. Им просто хочется, чтобы я вышла замуж. Уверена, что, сватая меня, они упоминают о самых скучных чертах моего характера. Скажу тебе честно, меня это просто бесит.
   — Бесит? — переспросила Сандра. — Заставляет выходить из себя, и тебе хочется выкинуть что-то совершенно безрассудное и возмутительное, чтобы доказать им, что ты взрослая и самостоятельная женщина?
   — Абсолютно верно. — Линн вздохнула. Она вспомнила, как год назад, когда Сандра узнала, что она беременна, их братья затеяли такую же брачную кампанию. Но, слава богу, это закончилось тем, что Сандра сама нашла себе мужа. — Итак, может, посоветуешь, что сделать, чтобы остановить их?
   — Будь сильной. Будь самой собой, Линн, — серьезно сказала сестра. — Мальчики хотят, чтобы ты была счастлива, потому что ты всегда была какой-то…
   — Хочешь сказать, бесхребетной, — перебила Линн.
   — Нет, хочу сказать, доброй, — возразила сестра. — Ты всегда соглашаешься с другими только для того, чтобы сделать их счастливыми. Но пойми, теперь речь идет о твоей личной жизни, Линн, и только ты знаешь, что хорошо для тебя. Если не хочешь выходить замуж, не позволяй им заставить тебя сделать это.
   — Я не позволю. Я хочу однажды выйти замуж, Сандра, — задумчиво ответила Линн. — Но я сама выберу себе мужа, как и ты… Я что-нибудь придумаю, чтобы заставить наших упрямых братьев задуматься.
   — Что ты можешь придумать? — удивилась сестра.
   — Пока не знаю. Может, даже что-то скандальное, — сказала она и, быстро распростившись с сестрой, повесила трубку.
   Перед ее глазами снова невольно повис образ Энди Нилса с его жгуче-черными волосами, насмешливым взглядом и сладко будоражащим голосом. Она хотела, чтобы мужчина любил ее так, как женщины любят Энди Нилса… Чтобы от любви к ней он забывал о еде и сне…
   Может, попросить у него совета, подумала Линн, забираясь под одеяло. Конечно, ничего глупее она придумать не могла…

2

   Стоило Линн появиться утром следующего дня в центре города, как перед ее глазами предстала довольно обескураживающая картина. Нет, ничего особо страшного не произошло. Магазины, тянущиеся вдоль улицы, выглядели такими же важными, хоть и слегка поблекшими от погоды. Запах морского воздуха был, как обычно, соленым и слегка приторным. Вот только фигура Кайла Хейворда, стоявшего, прислонившись к столбу напротив ее магазина, нарушала гармонию окружающего мира и вызывала раздражение.
   Кайл был приятным и старомодным человеком. Он всегда считал, что сестра Линн Сандра была слишком необузданной и поэтому неженственной… В душу Линн закрались подозрения, что Кайл, не без помощи их заботливых братьев, узрел в ней прямую противоположность Сандре и решил сделать своей верной женой.
   Более того. Картину дополняла еще одна сцена. Недалеко от магазина на спинке скамейки сидел Энди Нилс — в белой рубахе с подкатанными по локоть рукавами — и держал в руках открытую книгу. Ветер играл с его черными волосами, то бросая пряди ему на лоб, то отбрасывая их назад. На скамейке рядом с ним сидела Мириам Данворт — обладательница самой выдающейся груди в городе — и преданно смотрела на него. Линн видела, как несколько секунд назад Мириам протянула Энди книгу. Так женщины обычно протягивают мужчине бокал вина… или свои губы.
   Линн прекрасно знала, что после того, как Мириам окончила школу, она не заглядывала ни в одну книгу. Но, несмотря на это, она, видимо, решила помочь Энди Нилсу найти нужную ему информацию. В городе все знали, что Энди собирается открыть шикарный ресторан, изобилующий историческими деталями. Линн узнала об этом от Натали. Энди нужна была информация — книги, записки, отчеты. Безусловно, он был бы благодарен любому, кто мог снабдить его этой информацией. Что ж, похоже, Мириам решила не упускать своего, подсунув ему какую-то книжицу.
   Линн вдруг увидела, как Энди повернул голову в ее сторону и поймал ее взгляд. В уголках его губ появилась улыбка. Затем он увидел Кайла, торчащего возле ее магазина… Он снова перевел взгляд на Линн и, приподняв брови, слегка закинул назад голову. Линн прочла на его лице вопрос: нужна помощь?
   Она почувствовала неловкость, несмотря на то что ей приятно было осознавать, что он готов оставить Мириам, чтобы прийти ей на помощь. Она отрицательно покачала головой и направилась к магазину, готовясь к встрече с Кайлом.
   Увидев, что она приближается, Кайл расплылся в улыбке. У него была приятная улыбка.
   — Доброе утро, Линн, — сказал он, как только она приблизилась. — Я вот думал, не пообедать ли нам вместе?
   Линн удивленно заморгала. Сейчас было только полвосьмого утра. Заметив ее удивление, Кайл добавил:
   — Томас сказал, что стоит тебе зайти в свой магазин, тебя невозможно вытащить из него до самого закрытия. Вот я и решил сделать это до того.
   О, Томас, с горечью подумала Линн. Томас был ее младшим братом, и в детстве они были союзниками. Но теперь он спелся с Робертом — старшим братом, и они вместе проводили эту глупую операцию сватовства. Конечно, в том, чтобы пообедать с Кайлом, ничего дурного не было. Но тогда ее братья вообразят, что она сдается.
   — Спасибо, Кайл, — сказала она с улыбкой. — Но я обычно обедаю в своем офисе.
   — Могла бы сегодня для разнообразия пообедать в ресторане. — Кайл на шаг приблизился к ней. Его глаза были полны решимости. — Иногда это полезно.
   Линн вспомнила, что Кайл несколько месяцев назад собирался жениться, но что-то случилось, и он расстался со своей девушкой. Теперь он снова был свободным…
   — Я… — Линн запнулась, не зная, что говорить.
   Ей ужасно не хотелось обижать его. Что плохого в том, чтобы пообедать с этим мужчиной? Может, ему просто нужно поговорить с кем-то? Но она очень хорошо знала, что, прояви она сейчас хоть малейшую слабость, ее мучения только продлятся.
   — Я подумал, что нам не помешало бы познакомиться поближе, Линн, — неожиданно заявил он. — Я знаю, что в юности я был безрассуден…
   О да, что правда, то правда. Нужно было быть абсолютно безумным, чтобы связаться с грудастой Мириам, вспомнила Линн и сочувственно покачала головой.
   — Но теперь я другой, — продолжал он. — Теперь я старше, а когда становишься старше, хочется быть рядом с тихим и спокойным человеком.
   Покладистым и покорным, добавила про себя Линн и пристально посмотрела на него.
   — Признайся, Кайл, чего там тебе наговорил Томас? — осторожно спросила она.
   Уши Кайла мгновенно порозовели.
   — Ничего такого, — пролепетал он. — Сказал, что у тебя наконец наладился бизнес и ты задумываешься о будущем.
   Линн хорошо знала, чего наговорил Кайлу Томас, и, пока она подыскивала ответ, до ее ушей донесся звонкий женский смех. И Кайл, и она резко повернули головы туда, где Энди Нилс развлекал Мириам. На лице Кайла появилась презрительная усмешка.
   — И не стыдно ей вести такую разгульную жизнь! — вырвалось из его груди недовольное ворчание.
   Линн глянула на Кайла и заметила, что он был изрядно рассержен. Очень возможно, что за его приглашением на обед стоит и другая причина, подумала она. Возможно, что ко всем его чувствам подмешана еще и ревность. Может, он хотел отомстить Мириам, которая когда-то бросила его.
   Линн почувствовала внезапную усталость. Она увидела, что Энди кивком головы распростился с Мириам, встал и направился к ним, на ходу расправляя закатанные рукава рубахи и застегивая запонки. Казалось, с каждым шагом он становился все выше и внушительнее.
   — Доброе утро, Линн, — сказал он, остановившись в трех шагах от нее и Кайла. Потом, резко повернув голову к Кайлу, спросил: — Надеюсь, не помешал?
   Чувство облегчения охватило Линн. Ей было жаль Кайла, но теперь она чувствовала, что сможет отказать ему.
   — Я собираюсь открывать магазин, — ответила она Энди и, обращаясь к Кайлу, добавила: — Спасибо, Кайл, за приглашение. Надеюсь, мы пообедаем как-нибудь в другой раз.
   Кайл молча пожал плечами и нерешительно зашагал по улице в сторону парка, где сидела Мириам, наблюдая за ними.
   Линн мельком глянула на Энди, который пристально разглядывал ее, и, смутившись, принялась рыться в сумочке. Ее щеки снова залил румянец. Какой ужас, когда твои эмоции становятся заметны любому, думала она, продолжая рыться в сумочке. Хотя, надо заметить, рядом с Кайлом она не краснела. Но это вполне понятно. Чего бы ей краснеть перед Кайлом, если они знают друг друга еще с тех пор, когда ползали по двору в подгузниках.
   Наконец она отыскала ключи, но тут же уронила их. Они упали, звякнув об асфальт. Линн наклонилась, чтобы поднять их, и вдруг почувствовала, как ее пальцы переплелись с пальцами Энди. Его рука была большой и теплой, а прикосновение — нежным и приятным. Она оторопела, изо всех сил сражаясь с волной чувств, захлестнувших ее.
   Энди осторожно вынул из ее руки ключи.
   — Позволь мне, — проговорил он глубоким, низким голосом. — У тебя дрожат руки. Интересно, чего этот парень наговорил тебе, чтобы заставить так разволноваться? Он был похож на головореза, жаждущего кровопролития.
   Линн глянула на свои руки. Они слегка подрагивали, и она знала, что причиной тому было прикосновение Энди Нилса. Она растерялась оттого, что он был рядом. О Кайле она напрочь забыла.
   — Думаю, это касалось твоей крови или крови Мириам, — проговорила она с нервным смешком. — Похоже, он был не очень рад увидеть вас вместе.
   Энди удивленно поднял брови.
   — Эта женщина… Ты говоришь, что ее зовут Мириам? Она предложила мне почитать одно исследование на тему местной истории. Семейная библия, в которой содержатся кое-какие записи местных рождений и браков.
   Линн едва не расхохоталась. Она была более чем уверена, что Мириам собиралась предложить ему и много чего другого, не только исследование.
   — А Кайл пригласил меня только пообедать с ним, — сказала она, открывая дверь магазина. — И это не имеет никакого отношения к тому, что ему наговорили мои братья.
   Отворив дверь, она ступила в прохладную тьму. Энди последовал за ней. Она чувствовала спиной его близость, его тепло.
   — А чего ему наговорили твои братья? — спросил он.
   — Что мне пора замуж и из меня получится покорная, верная жена! — ответила она на одном дыхании.
   — А как ты думаешь? — снова спросил он.
   — Что я думаю? — рассеянно переспросила она.
   — Получится ли из тебя верная, покорная жена?
   Она пожала плечами.
   — Может, когда-нибудь и получится. Кто знает? Я еще никогда ничьей женой не была.
   — А хочешь стать?
   — Пока нет.
   Она отважилась повернуться лицом к нему и обнаружила, что он стоит намного ближе, чем ей казалось.
   — По-моему, об этом никто кроме тебя не знает, — сказал он, глядя на нее в упор. — Это было четвертое предложение?
   — До этого не дошло, — ответила она, опуская глаза. — Кайл глянул на тебя и…
   — И просто отвлекся, — договорил он за нее. — Но он наверняка собирался сделать тебе предложение.
   — Не уверена.
   В глазах Энди появились насмешливые искорки.
   — А я в этом не сомневаюсь. У него был такой вид… Но давай смотреть на вещи прямо. В Слоанс Коув брачный сезон, и ты, Линн, — женщина, которую все хотят.
   Линн внезапно показалось, что в магазине стало тесно. А еще она подумала, что сюда в любую минуту может кто-то войти… Ей, конечно, все равно… Но лучше будет, если она войдет в свою социальную роль. Социальные роли хороши тем, что за ними можно спрятать все свои личные чувства. Так безопаснее. Особенно для женщины.
   — Они не меня хотят, Энди, — сказала она тоном хозяйки магазина. — Они хотят женщину, которой представляют себе меня.
   — И какой женщиной они тебя представляют?
   — Не знаю. — Она повела плечом. — По всей вероятности, той женщиной, о которой мечтает каждый мужчина. Женщиной, которая не станет беспокоить их, тихой, покладистой, покорной…
   — Такую женщину хотят все мужчины?
   — Не думаю, что все. Но большинство мужчин хотят, чтобы их жена была именно такой. Особенно те, кому пришлось хлебнуть из чаши горечи и раздоров с другой женщиной.
   Энди кивнул. Он прислонился к стене у входа в магазин.
   — А какой женщиной являешься ты на самом деле?
   Она гордо подняла голову и с вызовом посмотрела на него.
   — Женщиной, которая знает, чего она хочет. И чтобы мужчина выбрал ее, зная ее такой, какой она в действительности является, а не потому, что ему хочется удобной и простой жизни. Я не прочь когда-нибудь выйти замуж, Энди, но хочу встретить подходящего мне мужчину.
   — А твои братья знают об этом?
   — Мои братья — это мои братья. Они хотят защитить меня, хотят, чтобы моя жизнь была спокойной и безопасной. Они хотят, чтобы я устроила свою личную жизнь и у меня появилось будущее.
   — Не сомневаюсь, что из-за тебя у них голова идет кругом.
   Он улыбнулся, и она невольно ответила ему улыбкой.
   — Похоже, что это так, — согласилась она. — А ты, Энди? Чего хочешь ты? Все говорят, что ты собираешься отреставрировать виллу матери, а потом планируешь уехать отсюда.
   — «Морская даль» была домом моей матери, но не моим домом. Думаю, что она не была там очень счастлива. Моя мать, так же как и мужчины, увивающиеся за тобой, искала того, что не существует. Поэтому, как мне кажется, и она, и мой отец так много раз были в браке. Теперь, когда моей матери больше нет и ее дом достался мне, я хочу отреставрировать его и переоборудовать в ресторан. Мой младший сводный брат женится в следующем месяце, и я собираюсь подарить этот ресторан ему. Его будущая жена мечтает жить на побережье моря.
   У Линн расширились глаза.
   — Ты собираешься сделать всю эту колоссальную работу, чтобы потом просто подарить кому-то?
   — Просто это мой стиль работы. Я самый старший из всех Нилсов, но у меня куча сводных братьев и сестер. Когда умер мой отец, его бизнес потерпел кризис. Тогда я и решил открывать рестораны в местах с историческим прошлым, и так наш бизнес снова окреп. С тех пор я и мои сводные братья и сестра разработали систему. Я нахожу подходящее здание и занимаюсь историческими расследованиями, обновлением здания и запускаю все это в работу. После этого я отступаю, и один из моих братьев продолжает дело, а я берусь за новое. Эта система обычно работает безотказно. К сожалению, вилла моей матери — не совсем удачный вариант для таких планов. Большинство записей и сводок было утеряно.
   — И поэтому ты так увлекся библией Мириам? — спросила она, едва сдержав усмешку.
   — Эта женщина очень настойчиво пыталась мне помочь. Только, к сожалению, ее книга оказалась мало чем полезна.
   Линн не сомневалась, что это так. Семья Мириам не отличалась особой добродетельностью, и поэтому вести записи событий не входило в их правила. Но Мириам, безусловно, была полна добрых намерений и обладала множеством ценных качеств, включая ее роскошное тело.
   — Тебе нужен опытный исследователь, — не подумав, сболтнула Линн, пытаясь отогнать от себя образ Мириам в объятиях Энди, неожиданно возникший перед ее внутренним взором.
   — Обычно я нанимаю исследователя. Но на этот раз решил обойтись без него. Показалось, что сам смогу справиться. Тем более что это мой собственный дом. Наверное, я просто побоялся отрывать семейные скелеты на глазах у незнакомых людей.
   Линн кивнула.
   — Да. Должно быть, не совсем приятно позволять каждому знать о твоих личных делах.
   Энди Нилс около минуты молчал. Казалось, он был чем-то обеспокоен. Он приложил руку к подбородку и задумчиво стал его поглаживать.
   — Я не стану рассказывать людям, что Кайл сегодня был на грани того, чтобы сделать тебе предложение, если это то, о чем ты говоришь, — наконец сказал он. — Так что не волнуйся.
   Его мягкий тон и чувство глубокого понимания в глазах растрогали Линн. Она хорошо знала, что испытывала Мириам, не сводившая глаз с этого мужчины, и ей стало жаль ее. Потому что Мириам надеялась на то, на что Линн никогда не позволит себе надеяться. Она знала, что Энди не сможет остановиться на одной женщине…
   — Энди?
   — Что, Линн? — Он посмотрел на нее. — Ты выглядишь взволнованной. Послушай, если тебе нужна помощь, дай мне знать. Если какой-нибудь местный парень вздумает беспокоить тебя, просто найди меня. И будь уверена, я никому не проболтаюсь.
   Он приложил палец к губам, и Линн невольно уставилась на его губы. Интересно, скольких женщин погубили эти настойчивые, чувственные губы?
   — Я…
   Она отвела глаза и посмотрела в окно. На другой стороне дороги она увидела своего младшего брата Томаса, который явно намеревался посетить ее, и по выражению его лица можно было без труда догадаться, что цель его визита была не из приятных. Не вполне осознавая, что делает, она бросилась к двери и защелкнула замок. Потом нервным движением натянула на окно жалюзи.
   — Скорее, — взволнованно пробормотала она. — Прячемся в моем офисе.
   Схватив Энди за руку, она потащила его в глубь магазина, где находился ее офис. Но Энди Нилса оказалось не так легко сдвинуть с места. Он продолжал стоять, удивленно глядя на нее.
   — Линн? Что случилось?
   Она отпустила его руку и подняла глаза, стараясь подавить беспокойство, к которому прибавилось смущение.
   — Что, еще один мужчина собирается сделать тебе предложение? — спросил Энди.
   Она покачала головой.
   — Хуже. Мой младший брат.
   Энди щелкнул языком.
   — Может, позволишь мне избавить тебя от его общества?
   Линн нестерпимо хотелось ответить «да».
   — Нет, — сказала она. — Потому что он решит, что я его боюсь.
   — А ты боишься его? — Его голос был окрашен гневом.
   Он резко повернулся к двери, словно готовясь вступить с Томасом в бой. Но она снова в панике схватила его за руку. Он повернул к ней голову. В его глазах застыл вопрос.
   — Я не боюсь, — сказала она. — Просто… просто я устала. Они, я имею в виду своих братьев, хотят мне добра. Они беспокоятся обо мне и просто не понимают меня. Они всегда были упрямы, если хотели чего-то добиться. Вот и теперь… Им кажется, что я из тех женщин, которые до старости сидят и ждут своих суженых, и это пугает их. Поэтому они и решили помочь мне.
   — Может, я тогда объясню им? — Он снова повернулся к двери.
   Но Линн схватила его за рукав и почувствовала, как под тканью рубахи напряжены его мышцы. Он был намерен защитить ее от любого, кто осмелится навязывать ей что-либо.
   — Энди?
   Он повернулся к ней и уставился в ее зеленые глаза.
   — Что?
   Она хотела что-то сказать, но растерялась.
   — Знаешь, Линн, — проговорил он, не дождавшись ее ответа. — В моей жизни тоже были случаи, когда люди пытались навязать мне свою волю. Со мной такие вещи не проходят.
   Его слова и тронули ее и разозлили. Когда-то ему приходилось отстаивать себя, и теперь он готов был постоять за нее. Но для нее это значило также то, что она сама не способна постоять за себя.
   — Может, если я постараюсь быть более ответственной за свою жизнь и смогу сама что-то изменить, они оставят меня в покое, — сказала она. — И… и ты мог бы помочь мне.
   — Хорошо. Я объясню им это и уверен, что они поймут, — согласился он. — Мне часто приходилось объяснять или доказывать что-то людям. Не беспокойся.
   Она улыбнулась.
   — Не сомневаюсь, что ты в этом мастер, Энди. Но теперь речь идет о моих братьях. Насколько я знаю их, они не поверят ни во что до тех пор, пока не увидят собственными глазами.
   — Надеюсь, ты не хочешь сказать, что мне не мешало бы отпечатать свой кулак на лице твоего брата? — Он сузил глаза в насмешливом недоверии. — Не поверю, что за последние годы ты стала жестокой, Линн.
   — Нет, Энди, я не хочу, чтобы бы бил моего брата, — тихо проговорила Линн и тряхнула головой, отбрасывая назад непослушные пряди. — Я хочу, чтобы он поверил, будто ты…
   Жар бросился ей в лицо.
   — Линн?
   Она повернула голову в сторону, почувствовав прикосновение его пальцев к руке.
   — Ты хочешь, чтобы он поверил, будто я… Что? — спросил он таким тоном, который заставил бы любую женщину сделать все, что он попросит.
   Кровь стучала в ее висках. По телу растекались горячие струи. Ей казалось, что если он сейчас таким же голосом попросит ее снять юбку, она, не задумываясь, сделает это.
   — Я хочу, чтобы мой брат… Я хочу, чтобы он поверил, будто ты… интересуешься мною, — наконец выдавила она из себя сбивчивым шепотом и, чтобы избавиться от смущения, прокашлялась. — Главной причиной беспокойства моих братьев является то, что я постоянно сижу в своем магазине и даже не хожу на свидания. Они боятся, что я вот так засижусь и забуду о мужчинах, — горячо продолжала она. — В чем-то они и правы. Но теперь, после всего этого давления, я боюсь даже лишний раз улыбнуться местным неженатым мужчинам, потому что они могут решить, что я готова выйти за кого-то из них замуж. Но ты… Ты другой. И ты знаешь, что я не ищу мужа. Поэтому ты мог бы защитить меня от этого глупого нашествия. Если ты будешь иногда улыбаться мне, может, пригласишь на обед или на прогулку, то это заставит моих братьев отступить. Я так думаю. И, конечно же, я не хочу, чтобы ты делал это для меня просто так. Я бы хотела тоже быть тебе чем-нибудь полезной.
   Она увидела усмешку на его лице.
   — Ты думаешь, что это глупо? — тревожно спросила она. — Ты думаешь, что никто не поверит, что я тебе нравлюсь? Я знаю, что я не так хорошо сложена, как Мириам, и что я совсем не в твоем вкусе, но…
   Он бережно провел пальцами по ее щеке, коснулся губ и заставил ее замолчать. От неожиданности и восторга она онемела. Послышался настойчивый стук в дверь, но она не в силах была отреагировать.
   — Мне кажется, что я впервые услышал такую долгую и пылкую речь из уст тихой любительницы книг, — прошептал он, склонившись к ее уху.
   Она чувствовала на шее его дыхание, его губы почти касались ее кожи…
   Медленная волна дрожи прокатилась по всему ее телу, вызывая неведомое до сих пор волнение. Она была абсолютно неискушенной в этих делах и, глядя в карие проницательные глаза ненасытного искусителя, едва не лишилась чувств. О рассудке и говорить было нечего. Она лишилась его гораздо раньше, еще когда решила предложить ему роль своего защитника. Никогда в жизни она не делала ничего подобного. Никогда не позволяла себе быть такой безрассудной и отчаянной. И кто же, интересно, поверит в этот фарс? Почему, интересно, этот мужчина должен помогать ей?
   — Я в долгу не останусь. Я помогу тебе найти любую нужную информацию для того, чтобы ты мог открыть ресторан в срок, — проговорила она дрожащим шепотом.
   — Буду очень признателен, — ответил он. — Но об этом поговорим позже. А теперь будет лучше, если ты впустишь своего брата, пока он не решил сломать дверь.
   Она кивнула и сделала шаг вперед.
   — Линн, подожди, — тихо позвал он.
   Она обернулась и посмотрела ему в глаза.
   — Если мы задумали играть в любовь, малышка, то давай будем делать это, как полагается, — сказал он.
   Одним ловким движением пальцев он расстегнул две верхние пуговицы ее блузки, обнажая нежно-кремовую кожу ее груди. Потом также быстро ослабил узел своего галстука, сдвинул его в сторону и расстегнул несколько пуговиц на своей рубахе.
   — Энди…
   — Шшш, спокойно, малышка. Я не сделаю тебе ничего плохого, — сказал он, приблизившись к ней.
   Она замерла, затаив дыхание, предвкушая поцелуй Энди Нилса, и тут же почувствовала, как он запустил пальцы обеих рук в ее волосы, обхватил затылок и нежно коснулся губами ее губ. Потом медленно, очень медленно стал водить своими губами по ее губам, заставляя ее трепетать и отзываться на его ласку, зажигая и будоража каждый нерв. Восторженный вздох вырвался из ее груди. Какое-то незнакомое чувство поднималось внутри, и ей казалось, что она вот-вот взорвется. Сладкая боль пронизывала каждую клетку тела, и ей хотелось, чтобы так было вечно. Ей хотелось прильнуть к нему, прижаться. Ее руки импульсивно легли ему на плечи, трепетные пальчики заскользили по его шее.
   В этот момент стук в дверь повторился. Он был гораздо настойчивее первого, но Линн показалось, что это стучит кровь в ее висках, а когда Энди освободил ее из плена своих объятий, только с недоумением посмотрела в его смеющиеся глаза.
   — Твой брат ждет, чтобы ты открыла ему, — сказал он. — Поторопись, милая.
   Линн медленно приходила в себя. Она знала, что выглядит ошеломленной, опьяненной, растерянной. Ей казалось, что ее губы стали чужими, будто принадлежат не ей, а какой-то другой женщине. Она осознавала, что помада с них исчезла, а ее волосы неприлично растрепаны. И еще она знала, что под дверью ее магазина стоит Томас и наверняка уже сердится. Что ж, это была ее идея найти себе защитника в Энди Нилсе, и ее вид теперь не заставит брата сомневаться в том, что между ней и Энди происходит что-то романтическое.
   — Ну же, милая, — наконец сказал Энди низким, страстным голосом. — Открой своему брату и скажи ему, что если он собирается вечером послать к тебе очередного поклонника, то он напрасно потратит время. Ты сегодня вечером уже приглашена.

3

   Когда в этот же вечер Линн услышала звонок у входной двери, у нее перехватило дух. Неужели это Энди Нилс? Но, к ее глубокому разочарованию, у дверей стояли ее дорогие, неутомимые и неугомонные братья Роберт и Томас.
   Они стояли, сложив на груди мускулистые руки, их симпатичные лица были сурово нахмурены.
   — Привет, крошка Линн, — пророкотал Роберт и, поцеловав ее в щеку, быстро вошел в дом. — Мы вот решили заскочить к тебе и пригласить на семейное сборище сегодня вечером в моем доме. Аннет побалует нас своим знаменитым жареным цыпленком.
   Линн бегло глянула на Томаса, который выглядел слегка смущенным.
   — Это очень мило с твоей стороны, Роберт, — сказала она, закрывая за братьями дверь. — И очень мило со стороны Аннет. Но, боюсь, что не смогу прийти. У меня, к сожалению, уже есть план на сегодняшний вечер. Я думала, что Томас скажет тебе об этом.
   — Томас сказал, — согласился Роберт. — Но то, что он сказал, как раз и служит причиной для семейной встречи.
   — А Сандра придет? — спросила Линн.
   Томас еще больше нахмурился.
   — Сандра сказала, что она придет, если придешь ты, — пробурчал он. — Но она очень сомневается в том, что ты придешь.
   Линн улыбнулась. Что ж, по крайней мере, сестренка поддерживает ее.
   — А давайте лучше перенесем нашу встречу на другой день, — осторожно предложила она.
   Роберт фыркнул.
   — Боюсь, что будет слишком поздно. Послушай, Линн, тебе нельзя встречаться с этим мужчиной. Он не пара такой женщине, как ты. Тебе следовало бы держаться от него подальше.
   Линн напряглась и гордо вскинула голову.
   — Правда? И какая же я, по-твоему, женщина, Роберт?
   Ее упрямый старший брат насупился, будто столкнулся с преградой, и бросил на нее опасный взгляд, который когда-то, до того как Аннет окончательно и бесповоротно завоевала его сердце, едва не лишал женщин чувств.
   — А такая, которой нужен хороший, стабильный мужчина.
   Линн скрестила руки на груди.
   — Хочешь сказать, такой, как Джон Клакстон? — с вызовом спросила она. — Мужчина, который способен объяснить мне, что я должна быть благодарна ему за то, что он обратил на меня внимание?
   Роберт глубоко вздохнул и почесал подбородок.
   — Ну, может, Джон Клакстон не совсем подходящий мужчина, — пробурчал он.
   — Тогда это, наверное, Кайл, который подыскивает для себя женщину, чтобы заставить Мириам ревновать?
   Томас опустил голову и неловко затоптался. Несмотря на свое атлетическое телосложение, он был похож теперь на провинившегося школьника.
   — Прости, Линн, но Кайл ничего не сказал нам о Мириам, — попытался оправдаться он.
   Роберт снова вздохнул.
   — Линн, пойми, мы просто хотим, чтобы ты была счастлива, — проговорил он. — Мы хотим, чтобы у тебя было все, чего ты заслуживаешь. Ты целый день торчишь в своем магазине, а вечером идешь домой только затем, чтобы снова зарыться в книжки. Но женщине этого мало. Любому человеку было бы мало.
   Линн хотела открыть рот, чтобы возразить ему, но что можно возразить. Она знала, что братья вмешиваются в ее жизнь, потому что желают ей добра, хотят помочь, беспокоятся. Но…
   Она безнадежно вздохнула.
   — Конечно, ты прав, — сказала она. — И я очень ценю вашу заботу, ребята. Но я уже взрослая девочка.
   — И поэтому в твоем магазине полно сказок. — Роберт обвел глазами ближайшую книжную полку.
   — Но это не значит, что я до сих пор верю в них! — выпалила она.
   Роберт умильно посмотрел на нее.
   — А вот это зря. Может, тебе и следовало бы верить в сказки, потому что ты должна иметь все, что ты хочешь. Мы просто пытаемся тебе помочь. Тебе нужен мужчина, который бы верил, что без тебя не взойдет солнце, который подарил бы тебе детишек и заставил навсегда закрыть книги.
   Линн почувствовала, как ее глаза наполняют слезы. Роберт, безусловно, прав. Но как ему объяснить, что она должна добиться этого самостоятельно!
   — Ты даже ни с кем не встречаешься, Линн, — с упреком сказал Томас. — Нельзя так закрываться от жизни.
   — Встречаюсь, — возразила она. — Иногда.
   — И когда же это было в последний раз?
   Линн покраснела, заставляя себя вспомнить о своем последнем неудачном свидании. Ей ужасно не хотелось ни вспоминать об этом, ни говорить.
   — Я ходила в кино с Сэмом, — сказала она, опустив глаза. — Месяц назад.
   Роберт и Томас переглянулись.
   — Сэм не стоит тебя, Линн, — заявил Томас.
   Она и сама об этом давно догадалась. И хотя их отношения далеко не зашли, Сэм все же умудрился довольно серьезно обидеть ее. Он несколько недель крутился возле ее магазина, делал вид, что интересуется ею, но стоило им один раз вместе сходить в кино, Линн поняла причину его увлеченности ею. Он собирался писать книгу и надеялся, что у нее есть полезные связи.
   Нет, она не станет сейчас рассказывать об этом братьям.
   — Но я и теперь пытаюсь встречаться, — заявила она.
   — С Энди Нилсом? — спросил Роберт. — Ох, Линн, ты ведь знаешь, что он тоже не стоит тебя. Если бы ты слышала, что о нем говорят, ты бы тут же сбежала от него.
   — Хватит, Роберт. Прошу тебя, не нужно больше об этом.
   Ее братьям совсем незачем знать, что Энди Нилса интересуют исторические исследования, а не она.
   В этот момент на улице послышался шум автомобильного мотора, заставивший всех на миг замолчать. Мотор вскоре затих.
   Томас сделал шаг вперед.
   — Послушай, Линн, может, мы слегка и перестарались, может, и причинили тебе за последние пару недель нежелательные хлопоты, но, поверь, впредь мы будем осторожнее, — мягко проговорил он. — В Слоанс Коув достаточно хороших мужчин, которые могли бы стать верными, заботливыми мужьями. Не отчаивайся и не огорчайся. Продолжай выбирать. Тебе ведь ничего не стоит сходить на свидание с мужчиной, который заинтересован в стабильной связи с тобой.
   — И конечно же, речь идет не об Энди Нилсе, если ты вдруг плохо поняла, — добавил Роберт. — Нилсы известны тем, что их связи длятся не дольше минуты, даже если это браки. Энди уже был однажды женат и, похоже, собирается следовать примеру своих предков.
   Несмотря на всю свою любовь к брату, несмотря на то, что она знала, что он прав, в ее душе поднялась волна протеста.
   — Знаете что, мои дорогие, — жестко заявила она. — Мне кажется, что это не наше дело — вмешиваться в личную жизнь Нилсов. Как вы считаете?
   В этот момент Томас глянул в окно, рядом с которым стоял.
   — Ничего себе, — присвистнул он. — Вы только посмотрите, парень разъезжает на серебряном «мазератти»…
   — «Мазератти»? — удивился Роберт, подходя. — О! — невольно воскликнул он и оттолкнул Томаса от окна.
   Линн с трудом сдержала улыбку.
   — Мне повезло, — сказала она. — Обязательно расскажу вам, каково на нем прокатиться.
   Она направилась к двери.
   — Ты собираешься нас покинуть, Линн? — спросил Томас.
   Она обернулась.
   — Конечно, Том. А вы располагайтесь поудобнее, чувствуйте себя, как дома. В холодильнике есть еда, оставайтесь, сколько хотите. Только не ждите меня.
   Она помахала им пальчиками и снова повернулась к двери.
   — Неплохой выбор, Линн, — сказал Роберт, прищелкнув языком. — Но все же нам не помешало бы познакомиться с твоим поклонником.
   Линн снова обернулась.
   — Когда я была маленькой и родители умерли, вы, дорогие мои, были добры и заботливы, заменяя мне и Сандре родителей. Но теперь мне двадцать восемь, я выросла, мой большой брат.
   
Купить и читать книгу за 19 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать