Назад

Купить и читать книгу за 44 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Зеленые маньяки

   Как бы вы прореагировали, если бы под колеса вашей машины бросилась растрепанная дамочка в пеньюаре с жалобой о том, что за ней охотятся огромные цветы-убийцы? И первая жертва – муж этой дамочки, которого зеленые маньяки, по всей видимости, съели? Правильно, посчитали бы дамочку сумасшедшей и проводили в психушку. Но сыщица-любительница Катарина Копейкина со свекровью Розалией пригласили подопечную в свой коттедж переночевать, а утром доставили в ее собственный особняк. Каково же было удивление Катарины и Розалии, когда спустя пару дней они узнали, что жертва ботвы найдена задушенной гигантской лианой в зимнем саду особняка. Картина преступления казалась вполне убедительной, если бы не одно маленькое «но»…


Людмила Ситникова Зеленые маньяки

   Все события и персонажи вымышлены,
   любые совпадения случайны.

Глава 1

   – Ката, пошевеливайся, мы опоздаем на аукцион мужчин! – крикнула Розалия из коридора и на всякий случай саданула кулаком по двери.
   – Иду, – выдавила Копейкина. Она чувствовала себя комнатным цветком, который не поливали больше месяца.
   Аукцион мужчин! Абсурд! Вы только вдумайтесь в это словосочетание. Нет, ну понятно, когда с аукциона продают, скажем, серебро, картины или антиквариат – здесь лишних вопросов не возникает. Но пускать с молотка мужчин… извините, это слишком.
   Похоже, на этот раз Розалия Станиславовна решила побить собственные рекорды по части всевозможных безумств. И судя по всему, ей это удастся. Свекрища настроена решительно, она поклялась, что не вернется с аукциона без «полезного» приобретения.
   Начало безумию было положено неделю назад, когда к Копейкиным пожаловала знакомая Розалии – эксцентричная и не в меру взбалмошная Алина Тимуровна.
   Расцеловав свекровь в обе щеки, Алина окинула взглядом просторную гостиную и писклявым голоском заявила:
   – Шикарный у вас коттеджик, Розалия. Есть, где разгуляться.
   Катка насторожилась. Неизвестно почему, но слова Алины заставили ее занервничать. Возможно, причиной тому послужил хищный взгляд гостьи, которым она, просканировав гостиную, уставилась на Катарину.
   – Алинка, у тебя никогда не было вкуса, – протянула Розалия. – Как можно называть эту конуру шикарной? Ты посмотри, какое все микроскопическое, да мы здесь еле ходим. Того и гляди начнем на мебель натыкаться.
   – Розик, не прибедняйся, вы живете на широкую ногу. И не отрицай очевидного, мне прекрасно известно, какая ты транжирка.
   – Умоляю, не вспоминай о том кулоне, у меня из-за него столько проблем. Сто раз пожалела, что купила.
   Алина Тимуровна плюхнулась на диван.
   – Девочки, не угостите горячим какао?
   Свекрища разразилась оглушительным криком:
   – Наталья! Какао в студию!
   Катарина хотела подняться на второй этаж, дабы не становиться свидетельницей пустого трепа подружек, как вдруг Алина прочеканила:
   – На следующей неделе еду на аукцион мужчин. Розик, не хочешь составить мне компанию?
   Сказать, что Катка была ошарашена и обескуражена, это не сказать ничего. Да и по реакции Розалии Станиславовны было видно, что слова Алины произвели на нее неизгладимое впечатление.
   – Мне послышалось или ты действительно сказала про аукцион?
   – Ага-ага, – кивала Катка. – По-моему, у меня тоже со слухом проблемы.
   – Со слухом у вас полный порядок, – заверила Алина. – Вы не ослышались, мои дорогие. В четверг действительно намечается очередной аукцион.
   Розалия рухнула рядом с Тимуровной.
   – Говори!
   – Я знала, что ты заинтересуешься, собственно, поэтому я и приехала. Девочки, наберите в легкие побольше воздуха, выдохните и приготовьтесь. Введу вас в курс дела, и вы поймете, что я ни капельки не лукавлю. Значит, так… Есть у меня давняя приятельница – Ирина Олеговна Яблочкина. Хорошая бабенка, простая, без выкрутасов. Хотя, между нами говоря, запросто могла бы задрать нос выше крыши. Она вдова, несколько лет назад ее супруг умер от обширного инфаркта. О!.. Как она переживала, места себе не находила. Овдоветь в самом расцвете лет. Иришке в ту пору едва исполнилось шестьдесят восемь.
   – Да она практически девочка, – прыснула Катка.
   – Ката, твоя ирония неуместна, – обозлилась Алина.
   – Не слушай ее. – Розалия показала невестке кулак. – И ради бога, избавь нас от ненужных деталей. Переходи к сути.
   – Короче, как-то вечерком сидели мы с девчонками в коттедже Яблочкиной. Потягивали коктейли и трепались ни о чем. А у нее как раз брат двоюродный гостил. Роскошный мужчина: рост, фигура, внешность – все при нем. А главное, совсем еще не старый. Шестьдесят с копейками. Два высших образования, манеры на самом лучшем уровне, с женщинами обращается как истинный джентльмен. Одна беда – мужик хронический…
   – Алкоголик?!
   – Нет, Розик.
   – Наркоман?
   – Да нет же.
   – Неужели голубой?
   Алина с гневом покосилась на Розалию.
   – Петр хронический холостяк! Не признает он институт брака, ты хоть тресни, а затащить мужика в загс все равно не удастся.
   – А кому он нужен на седьмом десятке?
   – Э-э, Розик, не скажи. Я же говорю, у него два высших образования. Общаться с Петькой сплошное удовольствие. Может поддержать разговор на любую тему. А у Ирки как назло все подружки обделены мужским вниманием. – Алина Тимуровна на секунду запнулась. – Разумеется, кроме меня.
   – Алина!
   – Закругляюсь. В тот вечер Яблочкина была в ударе. И когда брат зашел в гостиную, она в шутку предложила ему пожить с Танькой Субликовой. Ага, прямо так и сказала: «Петь, составь на месячишко компанию Танюхе, а то она без мужского внимания совсем зачахла». Естественно, мы все посмеялись, а Петр вдруг на полном серьезе заявил, мол, он, собственно, не против. Вот тут мы и обалдели. Больше всех в осадок выпала Танька. Но самое интересное, что Петька действительно на месяц переехал к Субликовой. Вы только не подумайте, что между ними завязался роман – ни в коем случае! Они просто наслаждались обществом друг друга, штурмуя музеи, картинные галереи и всевозможные выставки. За тридцать дней Танюха расцвела, словно майская розочка. А в голову Яблочкиной пришла потрясная идея. Она переговорила с братом и во время нашего очередного сбора устроила небольшой аукцион. Предложила купить Петьку на следующий месяц за смешную сумму – всего за триста баксов.
   – Невероятно! – не удержалась Катка.
   – Ха! Ты бы видела лица присутствующих дам, они наперебой стали совать Ирине деньги. – Алина Тимуровна зарделась. – Счастливицей стала ваша покорная слуга.
   – Ты?!
   – Угу. Перекупила Петра за восемьсот долларов. Розик, это было великолепно. Я ни с одним из своих мужей не чувствовала себя такой одухотворенной. Мы ни минуты не сидели без дела. Ездили на экскурсии, гуляли в парках и даже катались на аттракционах. Вот с того момента Ирка и решила устраивать ежемесячные аукционы мужчин. Деньги делит по-честному. Двадцать процентов берет себе, восемьдесят получают мужчины. Так сказать, совмещаем приятное с полезным. Согласись, это намного интересней, чем сидеть в бабской компании с чашкой кофе в руках и болтать о погоде. Наши аукционы превращаются в настоящий праздник.
   – Подождите, – Ката привстала, – а сколько у нее мужчин? Неужели кроме брата есть еще персонажи, согласные выступать в роли товара?
   – Конечно, есть! Сейчас в штате Иринки восемь мужчин.
   – Откуда она их берет?
   – Понятия не имею. Но знаю одно, все кавалеры, как на подбор, интеллигентные, с высоким уровнем IQ.
   Розалия Станиславовна заерзала.
   – Где-то проходил аукцион мужчин, а я была не в курсе. Сидела, как дура, дома и изнывала от одиночества. Алинка, тебя надо расстрелять. Где ты была раньше?
   – Извини, Розик, как-то из головы вылетело. Вчера я вспомнила про тебя и сразу же решила: ты обязана принять участие в следующем аукционе.
   – Конечно, я приму! Безусловно! Без колебаний! Я скуплю всех мужиков.
   – Ну, – заулыбалась Алина, – это если денег хватит. Там знаешь какие ожесточенные торги – мама не горюй.
   Катарина вытерла с висков капельки пота.
   – Вы меня извините, но, по-моему, это глупо, если не сказать больше. Ваша подруга занимается сводничеством и сутенерством. А мужчины…
   Алина Тимуровна откинулась на спинку дивана и начала задыхаться.
   – Роза, что она сказала? Ты слышала? Она назвала Иринку сутенершей! Боже… Ката, на тебе креста нет. О-ох… мне дурно.
   – Как ты посмела оскорбить уважаемого человека? – Розалия набросилась на невестку. – Я не знакома с Яблочкиной, но уже полюбила ее как родную. Немедленно возьми свои слова обратно.
   – Я ведь только…
   – Немедленно!
   – Хорошо, беру свои слова обратно.
   – Алина, тебе лучше?
   – Ката, ты чуть не спровоцировала сердечный приступ. Обещай, что больше не назовешь Ирину сутенершей.
   – Обещаю.
   – Ты прощена. – Тимуровна залпом выпила какао и продолжила пищать: – Пойми, деятельность Яблочкиной не имеет ничего общего со сводничеством. Ира предоставляет шанс одиноким женщинам почувствовать себя чуточку счастливее.
   – И берет за это деньги. Почему бы ей не знакомить подруг с мужчинами бескорыстно?
   – Так мы сами попросили, – выпалила Алина.
   – Что?
   – Ну да, ты не ослышалась – мы сами предложили Ирине продолжать устраивать аукционы. Так же намного интересней.
   Копейкина уже ничего не понимала. В голове образовалась сплошная каша.
   – Катка, ты забываешь одну важную вещь – мы все дамы обеспеченные и нам ничего не стоит выложить тысячу-другую за мужчину.
   – А о мужчинах вы подумали?
   – Видела бы ты их довольные лица! Поди, плохо: живут припеваючи, зарабатывают прилично.
   – И чем они отличаются от альфонсов?
   – Опять ты оскорбляешь?
   – Ката, приказываю тебе выйти вон!
   – Нет, Розик, я ей отвечу. От альфонсов наши мужчины отличаются тем, что не предоставляют дамам услуг сексуального характера.
   – Как?! – Розалия погрустнела.
   – А так! Они все… как бы это помягче выразиться… недееспособные в этом плане.
   – То есть…
   – Именно!
   – А каков их возраст?
   – Самому младшему пятьдесят три года, старшему семьдесят восемь. А, впрочем, возраст здесь не главное. Какая разница, с кем идти в театр или на вернисаж?
   В гостиной повисла пауза.
   Алина Тимуровна смотрела прямо перед собой, а потом вновь заговорила:
   – В газетах часто встречаются объявления, в которых мужчины предлагают свои услуги в быту. Кому-то необходимо забить гвоздь или починить кран в ванной комнате, прибить плинтус или поклеить обои. Все просто как дважды два – четыре. Мужчина приезжает, выполняет свою работу и, получив деньги, откланивается. В результате все довольны. Женщина счастлива, что кран не течет и розетка больше не искрит, а мужчина доволен заработком. Вот у нас примерно то же самое, с той лишь разницей, что наши мужчины не чинят, а развлекают дам. Поняла теперь?
   Катарина промолчала.
   А Розалия после ухода Алины завопила на весь дом:
   – Аукцион! Мы едем на аукцион! Отхвачу там самого клевого парнишу!
   – Слышали, что сказала Алина Тимуровна, – подала голос Натка. – У них практически все пенсионного возраста.
   – Самому младшему пятьдесят три.
   – Да, но он один, а желающих наверняка будет много.
   Свекровь сверкнула глазами.
   – Детка, если на аукционе появлюсь я, то и проходить он будет по моим правилам.
   Переглянувшись с Наташкой, Катарина потопала к лестнице. В последних словах Розалии она не сомневалась. Остается надеяться, что с аукциона они все же направятся в коттедж, а не в отделение милиции.
   Семь дней до четверга пролетели, словно по мановению волшебной палочки.
   С утра Катарину трясло в ознобе. Интуиция подсказывала – день закончится сильнейшей головной болью и, возможно, гибелью нескольких сотен нервных клеток.
   Розалия Станиславовна цокала каблуками в гостиной. Едва Катка появилась на площадке второго этажа, как свекровь ехидно заметила:
   – Соизволила. Сколько можно копаться? Мы опаздываем.
   Наталья сидела в кресле, радуясь, что ее миновала участь тащиться в коттедж Яблочкиной.
   – Натали, пожелай нам удачного улова.
   – Что? Какого улова? Вы передумали и едете на рыбалку? А где удочки?
   – Уйди с глаз долой! Ката, не стой на лестнице, вываливайся на улицу и заводи машину.
   На негнущихся ногах Копейкина подошла к двери.
   – Стой! Мы забыли присесть на дорожку. Садись!
   Через секунду свекровь орала:
   – Катка, не рассиживайся, заводи тачку.
   По дороге к Яблочкиной Розалия непрестанно смотрела на свое отражение в маленьком зеркальце.
   Ощущая себя идиоткой, Катарина поинтересовалась:
   – Какую сумму вы рассчитываете оставить у Ирины Олеговны?
   – Смотря как будут проходить торги. Ты же знаешь, я азартна до безобразия. Если войду в раж – пиши пропало.
   – Поэтому и спрашиваю.
   – Взяла с собой три тысячи.
   Ката едва не столкнулась с встречным «жигуленком».
   – Сколько?!
   – Думаешь, мало?
   – Если бы узнал Андрей, он бы нас убил.
   – Андрей в командировке, и не надо его вспоминать. Я вольна распоряжаться своими деньгами, как мне заблагорассудится. Хватит смотреть на меня волком. Следи за дорогой.
   Дверь прибывшим гостям открыла хозяйка коттеджа.
   При виде Яблочкиной Катарина пришла к мысли, что, возможно, в далеком прошлом – ну очень далеком – Ирина Олеговна была миловидной. Но сейчас… Принято считать, что косметика на несколько лет делает женщину моложе. И это действительно так, при условии, что дамы умеют правильно ею пользоваться. Судя по всему, Ирина Олеговна не относилась к категории особ, знающих, как правильно нанести макияж. О том свидетельствовали и фиолетовые веки, и бордовые скулы, и – о боже! – сиреневые губы. Со стороны лицо Яблочкиной здорово смахивало на картинку в книжке-раскраске, которую раскрашивал трехлетний ребенок.
   Улыбнувшись, Ирина Олеговна прохрипела:
   – Вы Розалия и Катарина, я уже предупреждена. Алиночка рассказывала о вас много хорошего. И скажу честно, я безгранично рада, что нашего полку прибыло.
   – Мы в нетерпении! – затарахтела свекровь. – Жду не дождусь, когда начнется секс-аукцион. Ой, я неправильно выразилась. Не поймите меня превратно, просто я не часто посещаю аукционы, а уж тем более те, на которых торгуют мужчинами. Куда нам пройти? Уже все в сборе? А мужчины готовы? Их можно пощупать перед началом торгов? А если я обнаружу брак, мне сделают скидку?
   Катарина покраснела.
   – Розалия Станиславовна, меньше вопросов.
   – Ката, замолчи, я должна знать, за что именно заплачу свои кровные. Ириночка Олеговна, у вас милый дом, а перстень на безымянном пальце вне конкуренции. Бриллиант? Вау! Я думаю, у нас с вами много общего. Я тоже обожаю бриллианты.
   Внезапно Розалия вздрогнула и остановилась. Метрах в трех от нее стоял низкорослый толстячок. Мужчина обнажил в улыбке зубы, два из которых оказались золотыми. Погладив лысеющую голову пухлой ладошкой, он поклонился:
   – Мое почтение. – Его дребезжащий голос вывел Розалию из оцепенения.
   – Ира, как у тебя в доме оказался Леприкон? Он кто? Случайно выпал из кибитки бродячего цирка? Господи, какой злобный взгляд! Ката, не смотри, ты начнешь заикаться.
   Ирина Олеговна подняла бровки и, подойдя к незнакомцу, положила руку ему на плечо.
   – Розалия, у вас отменное чувство юмора. Познакомьтесь – мой двоюродный брат Петр. Скажу вам по большому секрету: Петя один из лучших наших лотов.
   Катарина на мгновение представила остальных участников аукциона, и ей сделалось дурно.
   А Розалия – впрочем, кто бы сомневался, – среагировала мгновенно.

   Похлопав толстячка по щеке, она проговорила:
   – Красавчик. Я уверена, что на тебя у меня не хватит денег. Ты наверняка стоишь не меньше пяти тысяч.
   – Для вас я готов пойти на жертвы и…
   – А вот этого не надо. Сегодня обойдемся без жертв.
   В холл вышла Алина Тимуровна.
   – Приехали? Молодцы. Ждали только вас. Иришка, я думаю, можно начинать.
   – Да-да, предлагаю переместиться в гостиную.
   Семь дам почтенного возраста восседали на мягких диванчиках и креслах.
   Розалия Станиславовна скорчила мину и зашептала:
   – Да они все родились в девятьсот пятом, а та морщинистая вобла вообще, наверное, живет со времен динозавров.
   – Тише! – взмолилась Катка, ощущая на себе оценивающие взгляды подруг Яблочкиной.
   – Девочки, поприветствуем наших новых знакомых, Розалию Станиславовну и Катарину.
   – А, по-моему, я вас уже где-то видела, – обратилась к Каткиной свекрови старушенция с морщинистым лицом, разукрашенным всеми цветами радуги.
   – Вряд ли. Хотя, судя по тебе, ты видела всех, кто родился после Бородинского сражения. Это шутка! Не принимай на свой счет. Ну-с, куда мне присесть?
   – Розик, паркуйся рядом со мной. – Алина кокетливо поправила прическу и послала воздушный поцелуй Петру.
   Ирина Олеговна подошла к камину и, призвав дам к полной тишине, начала вещать:
   – Итак. Объявляю двенадцатый аукцион открытым.
   – Ура!
   – Браво!
   – Сразу после окончания мероприятия вас, как обычно, ждет банкет.
   Пока Яблочкина толкала речь, Алина Тимуровна нагнулась к Розалии.
   – Розик, как тебе Петя?
   – Честно?
   – Разумеется.
   – Я бы за него и пятерку не дала.
   – Роза!
   – Он старый, страшный, толстый и вообще похож на урода.
   – Лот номер один, – объявила Яблочкина. – Петр!
   Дамы оживились. Но больше всех засуетилась Алина.
   – Начальная стоимость восемьсот долларов, – Ирина Олеговна кивнула брату.
   Толстяк подошел к сестре и, раскланиваясь во все стороны, сверкнул золотыми зубами.
   – Восемьсот пятьдесят! – закричала крашеная брюнетка, подняв вверх руку.
   – Девятьсот! – завопила Алина.
   – Девятьсот пятьдесят! – спокойно молвила круглолицая пампушка.
   Катарина наблюдала за происходящим, не в силах поверить, что пребывает в состоянии бодрствования. Пять минут спустя за Петра началась настоящая схватка. Взмокшая Алина Тимуровна метала молнии.
   – Тысяча восемьсот.
   – Тысяча девятьсот! – так же спокойно говорила пампушка.
   Бедная Алина была вынуждена признать собственное поражение.
   – Так не честно, второй месяц меня обходит Верка.
   – У нас все по-честному. – Вера встала и, приблизившись к Петру, взяла того под руку и чинно прошествовала в столовую.
   Алина последовала за ними.
   – Буду ждать вас в столовой. Если Петьку купили, мне здесь делать нечего.
   Яблочкина светилась, словно иллюминация.
   – Лот номер два – Васек.
   В гостиной появился высокий усатый мужчина в джинсовом костюме. В принципе, лот номер два был не дурен собой, если бы не присутствовало одно коварное «но». Вес Васька от силы дотягивал до отметки пятьдесят килограммов. Не мужчина, а самый настоящий дистрофик.
   Розалия не удержалась:
   – Фу! Не подсовывай нам фуфло! Давай нормальных мужиков. И закрой окно, а то Васек сейчас улетит, но в отличие от Карлсона – не вернется.
   – Пятьсот долларов! – перебила старушенция.
   Ирина попыталась поднять ставку, но желающих провести ближайший месяц с Васьком не оказалось.
   – Продано за пятьсот баксов Марьяне Тихоновне.
   Старуха возликовала:
   – Васек, завтра поедем в Третьяковку, а потом ужинаем в ресторане. Вот увидите, я его так откормлю – не узнаете.
   Розалия Станиславовна сникла. Мужчины, продающиеся с аукциона, оказались не в ее вкусе. Не произвел впечатления на свекровь ни жилистый Санек, ни долговязый Витек, ни седой Костик, ни коренастый Ленчик.
   Гостиная практически опустела. Все переместились в столовую. Ирина Олеговна выразительно посмотрела на Розалию и сидящую рядом с ней Надежду Семеновну.
   – У нас остался последний лот. Он достанется одной из вас. Кому именно повезет, мы узнаем уже сейчас. Встречайте – Игорь!
   Увидев Игоря, Катка задалась единственным вопросом: как мужчину с внешностью киногероя угораздило попасть в коттедж Яблочкиной?
   Игорю было слегка за пятьдесят. Внешность – более чем впечатляющая. Правильные черты лица, голубые очи, греческий профиль, волевой подбородок.
   Тряхнув копной русых волос, Игорь сунул правую руку в карман джинсов.
   Розалия Станиславовна заморгала.
   – Это не сон? Он действительно настоящий?
   Яблочкина коснулась локтя Игоря.
   – Можете потрогать.
   Свекровь вскочила с дивана.
   – А какие бицепсы! Котик, тебе жутко повезло, что сегодня приехала я, в противном случае тебя бы купила одна из этих мерзких ста… тетенек. Ну ты и красавец. Ката, зацени!
   – Секундочку, – Надежда Семеновна оттолкнула свекровь. – Вы его еще не купили, поэтому давайте придерживаться правил.
   – Он мой! Отдам все до последней рубашки.
   – Тогда начнем торг? – веселилась Ирина. – Начальная ставка Игоря – тысяча долларов.
   Надежда отреагировала первой:
   – Тысяча сто!
   – Тысяча двести!
   – Полторы!
   Розалия покрылась пятнами.
   – Тысяча семьсот!
   – Рассмешили. Две тысячи.
   Катарина напряглась. Вот он, тот самый опасный момент, о котором предупреждала свекровь. Розалия входит в раж.
   – Две с половиной!
   – Три! – Надежда вызывающе смотрела на растерянную Станиславовну.
   Ирина Олеговна подливала масла в огонь.
   – Давай, Розалия, не жалей денег на Игорька. Ты посмотри, какой мужчина, тебе все девчонки завидовать будут.
   – Три с половиной тысячи!
   – Розалия Станиславовна, остановитесь.
   – Ката, не лезь под горячую руку!
   – Четыре, – голосила Надежда.
   – Откуда у тебя столько денег, стерва? Посмотри на себя в зеркало. Да с тобой ни один мужик меньше чем за сотню рядом не сядет.
   – Обойдемся без оскорблений. Надежда предложила четыре тысячи, – напомнила Яблочкина.
   – А я предлагаю пять!
   Катарина застонала.
   А вот Игорь чувствовал себя великолепно. Не переставая позировать, он с легкой иронией смотрел на раскрасневшихся дам, гадая, кого же в конечном итоге ему придется сопровождать в походах по музеям и театрам?
   Надежда Семеновна начала заламывать себе руки.
   – Ну что, съела? – Розалия победоносно взирала на конкурентку.
   – Сегодня победа на вашей стороне, – прошептала она и выбежала из гостиной.
   – Ката, я ее сделала! Мы победили! Игорек, собирайся, ты едешь со мной.
   – А как же банкет?
   – Ириночка, солнце мое, некогда мне на банкетах рассиживаться. Мы торопимся.
   – Что ж, хозяин барин. Давайте пройдем ко мне в кабинет и произведем оплату.
   Розалия опустила глаза в пол.
   – Э… Иришечка, понимаешь, тут такое дело… Скажи, ласточка, могу я рассчитывать на кредит?
   – Какой кредит? У вас нет денег?
   – Есть, но всего три тысячи.
   – Но Надя предлагала четыре.
   – Войди в мое положение. Сделай исключение из правил.
   – Нет! – отрезала Яблочкина. – Либо вы платите пять тысяч, либо лот вновь выставляется на торги.
   – Значит, на принцип идешь? Ну ладно, ты сама напросилась. Не хотела я говорить, но придется. Вы сборище старых извращенок! Ваше место в психушке! Маразматички!
   – Вон из дома!
   – И мужики у вас бракованные.
   – Не сметь появляться на пороге коттеджа!
   – Сутенерша! Хозяйка притона! Да по тебе налоговая плачет! Завтра же сообщу куда следует!
   Катарине пришлось приложить немало усилий, чтобы дотащить свекровь до «Фиата». Разразившись отборной бранью, та никак не могла успокоиться. А придя в себя, Розалия взяла с заднего сиденья книгу и, дабы поскорее забыть аукцион, погрузилась в чтение.
   Катарина сконцентрировала внимание на дороге. Затылок буквально раскалывался от боли.
   Ну за какие грехи ей попалась такая свекрища? Почему именно ей, а не кому-нибудь еще?
   Считаясь дамой гламурной от кончиков ногтей до корней волос, Розалия непрестанно твердила на каждом шагу, что она рождена для того, чтобы стать знаменитой. Прославиться она мечтала всегда. Причем свекровь абсолютно не волновало, как именно и на каком поприще прославляться. Главное – чтобы ее имя оказалось у всех на устах.
   Не хватит пальцев на сотне рук, чтобы подсчитать, сколько раз свекрища – обладая редким даром втягивать всех и каждого в переплеты – заставляла Катку краснеть за ее несносное поведение.
   Усидеть на месте Розалия не могла. Ей требовалось постоянное движение, драйв. Чтобы вокруг все бурлило, кипело, извергалось, ну конечно, при условии, что главной звездой мероприятий окажется она любимая.
   Спорить, а тем более перечить Розалии было не принято. Нет, попытаться, конечно, было можно, только потом вам это сто раз вышло бы боком.
   Порой Натка с Катой были готовы добровольно собрать вещи и перебраться на постоянное местожительство в психиатрическую клинику. Ей-богу, поживи бок о бок с Розалией, любой человек согласится бежать куда угодно, только бы не видеть больше эту разукрашенную жертву гламура.
   – Опять, – прогудела Розалия, перелистнув страницу.
   – Что не так?
   – Читаю десятый роман, а авторша все равно упорно продолжает на двух страницах описывать свое семейство: что, где, как, когда. Я еще после прочтения первой нетленки прекрасно поняла, что у главной героини сын учится в Англии, младшая дочь вышла замуж за немца и смоталась в Германию, второй муж работает в ФСБ, а отец отсидел срок за убийство, которого в действительности не совершал. Сколько можно описывать одно и то же? Это жутко раздражает читателя.
   – Розалия Станиславовна, не все, как вы, начинают читать именно с первой книги. Человек может начать знакомиться с творчеством автора с пятого, седьмого или девятого романа. И в этом случае ему будет не понятно, кто кому кем приходится и с чего все начиналось. Согласитесь, лучше потратить пять минут на прочтение двух страниц с пояснениями, чем потом задаваться вопросами: откуда у бедной девушки шикарный особняк и почему сын нового русского проживает в однушке на окраине столицы? Или, например, если семидесятилетняя тетка главной героини ходит в мини-юбке и на высоченной шпильке, пояснение необходимо хотя бы для того, чтобы у читателя не сложилось впечатление, что она выжившая из ума старуха. Прочтут и поймут: она гламурная моложавая дамочка, с гладким личиком и манерами голливудской дивы.
   – Умная очень, да?
   – Вы спросили, я ответила.
   – Смотри в лобовое стекло!
   Катарина ухмыльнулась, и в этот самый момент на пустынную дорогу выбежала женщина в голубом пеньюаре.
   Ката завизжала.
   – Тормози! – крикнула Розалия, зажмурив глаза.

Глава 2

   «Фиат» резко остановился. Катарина подалась вперед, стукнувшись лбом о руль.
   – Черт! – выругалась свекровь. – Мы едва не сбили эту дуру.
   Женщина в пеньюаре начала стучать в боковое стекло.
   – Откройте! Пожалуйста, откройте дверцу!
   Катарина вышла из салона, и в то же мгновение из глаз незнакомки прыснули слезы.
   – Не стойте здесь! Поехали! Поехали отсюда! Быстрее, – тараторила женщина, озираясь по сторонам.
   Розалия Станиславовна внимательно рассматривала странную особу. На вид дамочке чуть больше тридцати, симпатичная – можно даже сказать, красивая. Русые волосы, раскосые глаза, пухлые губы. А судя по шелковому пеньюару, ухоженным ручкам и колечку с бриллиантом на безымянном пальце, женщина не влачит жалкое существование и в деньгах явно не нуждается.
   – Что произошло, от кого вы убегали? – Катка пыталась успокоить незнакомку, но та, наплевав на правила приличия, оттолкнув хозяйку авто, юркнула в салон.
   – Не задавайте мне вопросы. У нас мало времени. Они могут меня нагнать! Они особенные! Мне страшно!
   – Кто за тобой гонится, детка, – свекровь усмехнулась, – и почему ты в пеньюаре?
   – Меня хотят убить! – последовал ответ.
   Катка хлопнула дверцей и вцепилась в руль.
   – Едем в отделение.
   – Нет! – взмолилось перепуганное создание. – Только не в милицию!
   Когда «Фиат» сорвался с места, Розалия покосилась на заднее сиденье.
   – Как тебя зовут?
   – София.
   – За тобой муж гнался, я правильно поняла?
   – Нет.
   – Неужели любовник?
   – Нет.
   – Тогда кто хочет тебя убить?
   Несколько секунд София хранила партизанское молчание, а затем ответила на вопрос свекрови:
   – Меня хотят убить цветы!
   Ката притормозила.
   – Почему мы остановились? – испугалась София.
   – Что ты сейчас сказала?
   – Меня хотят убить цветы! Если бы я не убежала из дома, они… они бы меня съели.
   Розалия Станиславовна посмотрела на невестку, потом бросила взгляд в зеркальце заднего вида и заголосила:
   – А! Я поняла! Катка, я все поняла! Ну София, ну ты и охламонка! Из тебя паршивая актриса, детка. Скажи своему руководству, чтобы тебя списали за профнепригодность.
   – О чем вы говорите?
   – А ты еще не поняла? Нас снимают скрытой камерой! Ну уж нет, со мной этот фокус не пройдет! – Розалия с гневом уставилась на Софию. – Где камера? По какому каналу нас будут показывать? Кто режиссер? Я хочу с ним переговорить!
   – Нет у меня никакой камеры. Верьте мне, – взмолилась София.
   Коснувшись плеча Катки, она безжизненно прошелестела:
   – Поехали. У меня нет сил, я сейчас лишусь сознания.
   Пока Копейкина рулила к коттеджу, Розалия с подозрением поглядывала на притихшую Софию.
   – Если ты соврала и меня в действительности снимают скрытой камерой, тебе жутко не поздоровится.
   – Оставьте ее, не видите, в каком она состоянии.
   – Только не говори, что ты ей поверила. Господи, да даже идиот не додумается ляпнуть про цветы-убийцы. София, душка, а ты случайно не сбежала из элитной клиники для душевнобольных?
   – Я живу в особняке.
   – С санитарами?
   – Одна.
   Свекровь покрутила пальцем у виска:
   – Точно, она невменяема.
   – Я не сумасшедшая!
   – Ты суперсумасшедшая!
   Остановившись у ворот, Ката помогла Софии выйти из машины и, толкнув калитку, посеменила к крыльцу. Розалия Станиславовна шествовала позади.
   Увидев, что домочадцы прибыли в компании незнакомой дамы в пеньюаре, Натка расплылась в улыбке:
   – Уже отоварились? А почему купили женщину, вы же за мужчиной собирались?
   София вытаращила глаза.
   – Аукцион сорвался, – буркнула свекровь. – А эта, – она кивнула на Софию, – едва не угодила под колеса «Фиата».
   – Наташ, принеси сок, – попросила Катка, усаживая Софию в кресло. – Здесь ты в полной безопасности, перестань дрожать, никто тебя пальцем не тронет.
   – Спасибо вам. Если бы не вы… не знаю, что они со мной сделали бы. Они такие страшные, мерзкие и очень умные. Понимаете, они умеют мыслить. Да-да, я сама в этом убедилась. На вид обычные растения, а стоит расслабиться, как они сразу превращаются в убийц.
   Наталья протянула гостье сок:
   – Выпей.
   – Можно я сегодня переночую у вас? – София с мольбой смотрела на Катку. – Много места не займу. Могу лечь прямо здесь, в гостиной. Я не должна возвращаться назад, пока они не успокоятся. Мне надо где-нибудь пересидеть.
   – Без вопросов. Спать будешь в комнате для гостей.
   – Минуточку. – Розалия подняла вверх указательный палец. – Может, у тебя и нет вопросов, а мне не терпится разобраться в ситуации. Значит, так, Соня…
   – София.
   – Это одно и то же.
   – Нет! Я предпочитаю, чтобы меня называли Софией.
   – Да ты еще и с гонором. Смотрите, какая фифа! Заруби себе на носу, Соня, в этом доме все должны подчиняться мне. Поэтому, пока ты здесь, ты Соня. Ясно?
   София отмахнулась:
   – Как вам угодно.
   – Едем дальше. Для начала ответь, что ты пила?
   – В смысле?
   – Чем, говорю, трубы гасила, алкашка? Я еще в машине почуяла запах спиртного. Не вздумай отрицать.
   София смутилась.
   – Я выпила днем пару бокалов вина.
   – Значит, все-таки пьешь?
   – Нет-нет, исключительно по праздникам.
   – А сегодня что праздновала?
   – Сегодня выпила от перенапряжения.
   – Ты по дому всегда в пеньюаре расхаживаешь?
   – Ну в принципе, да. Разумеется, если жду гостей, одеваюсь подобающим образом.
   – Поговорим о цветочках. Ты утверждаешь, что они хотят тебя убить.
   – Утверждаю.
   – Сама как полагаешь, мы поверим в эти бредни?
   – Мне никто не верит. Соседи считают меня ненормальной, я неоднократно замечала, как некоторые дети, завидев меня, начинают перешептываться и тыкать пальцами. С одной стороны, я их отлично понимаю, трудно поверить мне на слово, но с другой… я же видела это собственными глазами. Цветы живые, они жаждут чьей-нибудь смерти. И я голову могу дать на отсечение – растения запланировали меня съесть.
   Розалия выпрямилась, провела наманикюренным пальчиком по острому подбородку и вынесла свой вердикт:
   – Все ясно – она наркоша.
   – Кто? – Натали на всякий случай взяла на руки Парамаунта.
   – Наркоша.
   – Я не наркоманка!
   – Ката, я требую, чтобы эта девица немедленно покинула стены нашего коттеджа. У нее на лице написано – обкуренная психопатка! Не желаю находиться в одном помещении с чокнутой.
   – София пробудет у нас до утра, а завтра я лично отвезу ее домой.
   – Ката!
   Не обращая внимания на свекровь, Копейкина повела Софию на второй этаж.
   – Тебе необходимо полежать, ты слишком взвинченна.
   Проходя мимо кадки с фикусом, женщина вздрогнула.
   – С виду они такие безобидные, никогда не подумаешь, что цветы способны лишить тебя жизни.
   Распахнув дверь, Катарина пропустила Соню вперед.
   – Ложись, я посижу в комнате, пока ты не уснешь.
   – Спать не буду.
   – Тогда просто лежи.
   Коснувшись головой подушки, София облегченно вздохнула:
   – Мне уже лучше.
   – Сколько тебе лет?
   – Тридцать восемь.
   – Ты действительно живешь одна в особняке?
   – Честное слово.
   – А родственники есть?
   – Нет.
   – Когда выбегала на улицу, входную дверь закрыла?
   – Дверь? Н-нет… оставила открытой. Но в дом никто не зайдет, они не потерпят посторонних.
   – Имеешь в виду растения?
   – Угу.
   С каждой секундой Катка признавала правоту слов свекрови. Похоже, на этот раз Розалия попала в яблочко – у Софии действительно не все в порядке с психикой. Цветы-убийцы. Это, конечно, хороший сюжет для какого-нибудь фильма ужасов, но в реальной жизни подобного не может быть в принципе.
   Стараясь говорить непринужденно, Копейкина как бы невзначай поинтересовалась:
   – А ты давно живешь в особняке?
   – Два года.
   – Наверное, хорошо зарабатываешь, раз смогла позволить себе купить загородную недвижимость.
   – Я вообще не работаю. Вернее, работала раньше, а когда вышла замуж, взяла расчет.
   – Так у тебя есть муж?
   – Да… нет.
   – Да или нет?
   – Он был, но… наверное, есть и сейчас, хотя надежда тает с каждым днем.
   – Поясни.
   – Мы поженились позапрошлым летом, а в прошлом году, осенью, Аристарх пропал без вести. Он будто в воду канул. Я написала заявление в милицию, его искали, но, к сожалению, безрезультатно. И знаешь, – София заплакала, – теперь я придерживаюсь мнения, что в его исчезновении виноваты цветы. Они ведь могли съесть Аристарха. Понимаешь? Съесть и не оставить никаких следов.
   Копейкина не выдержала:
   – София, не хочу тебя обижать, но я не верю в эти сказки.
   – Почему? У меня есть доказательства, что растения в нашем зимнем саду замышляют нечто ужасное.
   – Какие доказательства?
   – Через пару месяцев после того, как исчез Аристарх, я впервые увидела, как воздушные корни монстеры двигаются. Они не просто шевелились, они, подобно змеям, ползли по мраморному полу. Иногда по утрам я замечаю корни на лестнице. Они длинные, очень длинные. Монстере около пятнадцати лет, каждый воздушный корень толщиной с палец и длиной около тридцати метров. Аристарх любил проводить время в зимнем саду, он мог возиться с цветами сутки напролет. Им он уделял гораздо больше времени, чем мне. Еще я знаю, что муж поливал цветы, добавляя в воду какую-то коричневую жидкость.
   – Возможно, удобрение.
   – Не уверена. Они росли, как на дрожжах. В июле прошлого года Аристарх купил пятидесятисантиметровый фикус. Поливал его жидкостью, и тот вымахал до полутора метров за два с лишним месяца.
   Катка поежилась.
   – Ты опять мне не веришь?
   – Скажем так, верю не до конца.
   – Аристарх по профессии селекционер-генетик. Он был помешан на цветах и…
   – Почему ты замолчала?
   – Я отвлеклась от темы. Однажды я проснулась утром от крика. Готова поклясться, что кричали корни. Они на многое способны, Катарина. На многое! После того случая я еще трижды просыпалась от пронзительных криков. Они покушаются на мою жизнь!
   Копейкина прошлась по комнате.
   – Если цветы покушались и продолжают покушаться на твою жизнь, то почему бы от них не избавиться?
   – Некоторые я порубила тесаком на мелкие кусочки.
   – А остальные?
   – Нельзя, – со знанием дела ответила София. – Августа говорит, сначала необходимо усыпить их бдительность. Я пробовала их не поливать, думала, быстрее засохнут, а они… Земля в кадках делается мокрой сама по себе. Августа уверяет, что стоит только уничтожить монстеру, и мне не удастся выйти из зимнего сада. Корни окутают меня словно паутина и задушат.
   – Кто такая Августа?
   – Фея цветов.
   – Что?!
   – Она живой человек, а «Фея цветов» – это ее ник на форуме. Я совершенно случайно наткнулась на форум любителей домашних растений и познакомилась с одной форумчанкой. Мне жизненно необходимо было выяснить все про монстеру. Августа оказалась знатоком. Мы вступили в переписку, а две недели спустя я не выдержала и после очередного ночного вопля в зимнем саду написала Августе в личные сообщения всю правду. Конечно, шансов, что она мне поверит, было мало, а точнее, их вообще не было. Но Августа откликнулась на удивление быстро. Более того, оказывается, не я одна страдаю от тирании со стороны комнатных растений. Августа предложила мне приехать к ней домой и принять участие в обсуждении актуального вопроса: «Как остаться живым, живя бок о бок с комнатными цветами». У нее в квартире собралось шесть женщин – все, как и я, утверждали, что на их жизнь покушаются растения. С одной лишь разницей: всех, кроме меня, цветы мучают, не применяя физическую силу. Мы стали встречаться у Феи цветов два раза в месяц. Августа даже приезжала ко мне за город, чтобы лично увидеть монстеру. И представь себе, стоило ей оказаться в зимнем саду, как в гостиной упала кадка с двухметровой драценой. Августа сказала, это знак. Цветы нас предупредили, что с ними шутки плохи.
   Катарина попятилась к двери.
   – София, отдыхай. Ты не против, если я закрою дверь на ключ с той стороны? Моя свекровь дама без тормозов, не хочу, чтобы она надоедала тебе своим присутствием.
   – Закрывай, – кивнула София.
   Выбежав в коридор, Катка понеслась вниз.
   – Ну? – вопрошала Розалия. – Каких песен тебе напела эта шизофреничка?
   – Вы правы, у нее не все дома. Я это поняла из ее речей.
   – Воистину! Тебе надо дать второе имя – Ката Великий Тормоз! Лично я поняла, что у нее в голове ветер, когда она только села в салон «Фиата».
   – То есть, по-вашему, она живет не в особняке? – спросила Натка.
   – Вряд ли. Хотя, – Розалия задумалась, – кольцо с бриллиантом, пеньюар. Не похоже, чтобы Сонька считала копейки.
   – А вдруг ее уже ищут? – встрепенулась Ката.
   – И как быть?
   – У нас нет другого выхода, придется ждать утра.
   – А утром?
   – Отвезу ее домой и посмотрю, что да как.
   Ночью Копейкина не сомкнула глаз. Ей постоянно мерещились шаги в коридоре, шепот и скрип дверей.
   Ворочаясь на кровати, Катка на секундочку представила, как воздушные корни монстеры душат Софию.
   – Бр-р-р… Чертовщина! Я в это не верю! Не верю!
   В семь часов Катарина прошла в гостевую спальню. София сидела на широком подоконнике и отрешенно смотрела в окно.
   – Сильно хочется курить, у тебя есть сигаретка?
   – Не курю.
   – Аристарх тоже не курил. Бросил. – София улыбнулась. – Но мне кажется, втайне от меня он покуривал.
   – Ты готова? Мы можем ехать.
   – Да, пора. Сегодня пятница. Мне еще нужно созвониться с Августой.
   Пропустив ее слова мимо ушей, Катка спустилась вниз, взяла сумочку и вышла на улицу.
   София выглядела несколько посвежее.
   Устроившись на переднем сиденье, она прикрыла глаза и прошептала:
   – Будем надеяться, что они успокоились.
   – У меня есть знакомый психолог, – осторожно начала Катка, но София ее резко одернула:
   – Не начинай. Знаю, куда клонишь, я не нуждаюсь в помощи психологов.
   – Возможно, у тебя в детстве была психологическая травма, связанная с цветами, а после исчезновения мужа ты немного… э… не в себе, и травма дала о себе знать. Поверь, опытный специалист способен разобраться в ситуации. Главное захотеть, а дальше будет проще.
   – Захотеть что? Признать себя сумасшедшей? Нет уж, увольте, я в полном здравии, и физическом, и умственном.
   – Сомневаюсь.
   – Если ты мне не веришь, то зачем тогда позволила остаться на ночь?
   – Не на улицу же тебя выгонять.
   – Могла бы просто вызвать «Скорую», заявив, что я умалишенная. Меня бы быстренько схватили под белы рученьки и отвезли в Кащенко. Но ты этого не сделала, и знаешь, почему? Потому что в глубине души ты мне веришь. Да-да, веришь каждому моему слову, просто боишься признаться самой себе.
   – Ты заблуждаешься.
   – В особняке я расскажу тебе одну историю, о которой умолчала вчера. Страшная история из разряда невероятного. Но она имела место быть в действительности.
   Особняк Софии, вопреки ожиданиям, произвел на Катку впечатление. Громадное трехэтажное строение со всех сторон было окружено высоченными соснами.
   – Ты здесь живешь? – с долей сомнения в голосе спросила Копейкина.
   – Удивлена? Ха-ха! Проходи, сейчас не то увидишь.
   В просторном холле Катарина остановилась. Сказать откровенно, она несколько иначе представляла себе утреннюю поездку. Почему-то казалось, что, как только она доставит Софию в поселок, из калитки выбегут ее встревоженные родственники и наперебой начнут благодарить Катку, одновременно с этим ругая Соню за то, что та без спроса ушла из дома, переполошив всех домочадцев. Далее Катарина надеялась услышать историю о том, что Софья на протяжении последних месяцев страдает психическими расстройствами и частенько покидает жилище, уверяя всех и каждого в коварстве комнатных растений.
   Но нет. Ничего подобного не было и в помине. Ни мужа, обеспокоенного долгим отсутствием супруги, ни родителей, ни сестер с братьями, ни даже прислуги. Кстати, отсутствие какой-либо прислуги натолкнуло Катку на определенные мысли.
   – Софа, а почему в особняке нет слуг?
   – А зачем?
   – Дом огромный, его в любом случае надо убирать.
   – А его убирают. Только приходящая прислуга. У меня договоренность с агентством. Два раза в неделю приезжают люди и наводят здесь чистоту.
   – А кто готовит?
   – Никто. Заказываю еду в ресторане. Очень удобно, привозят все готовое. Тебе остается только вооружиться вилкой и приступить к поглощению яств.
   На журнальном столике Катарина заметила фотографию пожилого мужчины.
   – Твой отец?
   – Что ты, – засмеялась София, – это Аристарх, мой муж.
   Катка едва не подпрыгнула.
   – Так он же старик, – ляпнула она, беря в руки рамку.
   – Не скажи. Да, он стар по возрасту, но в душе Аристарх мальчишка. Запросто мог дать фору нынешним подросткам.
   – Сколько ему лет?
   – В этом году должно было исполниться семьдесят три.
   – Однако.
   – Положи фотографию и следуй за мной.
   На лестнице София кивнула на валяющийся здесь же разбитый бокал.
   – Видишь? Это я вчера разбила, когда от них убегала.
   – Куда мы идем?
   – В зимний сад.
   Неизвестно почему, но у Катки началась тахикардия. Сердце было готово выпрыгнуть из груди.
   – Только, пожалуйста, не разговаривай громко и по возможности не подходи к кадкам близко, – предупредила София.
   Миновав спальню хозяйки дома, Катарина замерла у двустворчатой стеклянной двери.
   – Зайди первая, – попросила София. – Я боюсь.
   Выдавив вымученную улыбку, Катарина толкнула дверь.
   Зимний сад выглядел следующим образом: помещение площадью более ста метров было заставлено многочисленными кадками с экзотическими растениями. Кадки стояли на светло-зеленом мраморном полу, и, по мнению Копейкиной, были придвинуты слишком близко друг к другу. Через широкие окна на потолке пробивались лучи утреннего солнца. В углу покоилась красная лейка и ящик с различными баночками и пакетиками.
   – Ну как впечатление?
   – Бесподобно.
   – Посмотри на монстеру.
   Катка обернулась. Монстера и правда заслуживала внимания. Данное растение можно часто встретить в различных учреждениях: в поликлиниках, институтах, кинотеатрах и далее по списку. В домашних условиях листья монстеры могут достигать пятидесяти сантиметров в диаметре, тогда как у себя на родине листочки гигантской лианы в два раза превышают эти размеры.
   Сочные, ядовито-зеленые листья, на которые сейчас смотрела Катарина, казались суперогромными. Без преувеличения можно сказать, что каждый лист был более метра в диаметре. Толстый стебель-лиана держался на специальных металлических крюках, торчащих из стены.
   – Это Аристарх придумал, – сказала София. – Длина стены двенадцать метров, а стебель огибает ее два раза.
   – Господи! – Катка прикрыла рот рукой. – Не может быть!
   Проследив за ее взглядом, София удовлетворенно закивала:
   – И кто из нас сумасшедший? Кто не верил мне на слово? Теперь убедилась, что я не врала?
   Ката таращилась на воздушные корни монстеры. У такого же растения в ее коттедже эти самые корни были не слишком толстыми и довольно-таки короткими. Они свисали вниз и каждый раз, когда достигали пола, Наташка аккуратно складывала их в кадку, присыпая кончики землей.
   Но корни этой монстеры выглядели поистине устрашающе. Скрученные кольцами, они возлежали на мраморном полу, подобно поливочному шлангу, и издалека здорово смахивали на змей. Их было много, очень много. Катка насчитала сорок «мотков».
   – Они-то и пытались меня задушить. Разматываются, когда пожелают, и начинают неистовствовать. Если забудешь плотно прикрыть дверь, выбираются из зимнего сада и тянутся по коридору. Потом опять скручиваются и затихают.
   София дотронулась до листа.
   – Это ненормально. Их быстрый рост спровоцировала та коричневая жидкость. Аристарх не говорил мне, что именно добавляет в воду. Но они до сих пор растут. Растут как бешеные. – София прищурилась. – По-моему, тех листьев вчера днем не было. Они выросли за одну ночь!
   Катарине сделалось неуютно.
   – Мы можем отсюда выйти?
   – Страшно? То-то и оно. Теперь вспомни о знакомом психологе. Вспомнила? В следующий раз будешь знать, как разбрасываться намеками о безумии. Прежде чем уйти, подойди сюда. – София остановилась у кадки с неведомым Копейкиной растением.
   – Узнаешь?
   – Вообще-то нет. Смахивает на венерину мухоловку, только…
   – Только что?
   – Уж больно большие размеры.
   – Верно. Аристарх вывел этот вид самостоятельно. Я говорила, что он селекционер-генетик?
   – Да.
   – Несколько лет занимался выведением нового вида мухоловки – он сам мне так сказал. И ему это удалось. Обычная венерина мухоловка по размерам не превышает десяти сантиметров, а здесь все пятьдесят будут.
   Листовые пластинки растения были унизаны сантиметровыми щетинками. Они смахивали на пасть хищного животного, готовую в любой момент захлопнуться, поглотив жертву.
   – Хочешь эксперимент?
   Ката отмерла.
   – Какой?
   – Стой здесь, я сейчас.
   София выбежала. Когда она вернулась, у нее в руке был маленький кусочек говядины.
   – Вчера разморозила, но покормить не успела.
   – Кого покормить?
   – Этого троглодита. Не смотри на меня так. Думаешь, я по собственной воле кормлю монстра? Как бы не так, это Августа настояла. Она говорит, что их надо задобрить, вот и подкармливаю.
   Не успела Катка опомниться, как София положила говядину на нижнюю пластинку, и та в мгновенье ока захлопнулась.
   – Мама!
   – Мухоловки питаются мухами и мелкими насекомыми, а эта жрет мясо. Аристарх мне объяснил, что они вырабатывают специальный фермент, который расщепляет белки. Этот кусок она будет переваривать дня три, а когда мясо растворится, она опять пасть откроет.
   – Жуть.
   – Ты не знаешь главного, – София взяла Катку под руку и вывела из зимнего сада. – Гордостью Аристарха была полутораметровая мухоловка. Не кривись, я не преувеличиваю. Он кормил ее раз в месяц мясом и поливал всякой дрянью. В ее листовые чашки запросто могла поместиться голова человека. И я думаю, вернее, предполагаю, что Аристарх мог быть съеден собственным творением. Он вывел вид растения-убийцы, и оно в конечном итоге его поглотило.
   – София, это нереально.
   – Ты видела, как оно заглотило мясо?
   – Кусочек мяса это одно, а человек – совсем другое.
   – Кто знает, это же новый вид. Возможно, он выделял новый фермент, который помимо белков расщепляет и кости.
   Катарина прислонилась к стене.
   – А где растение теперь?
   – Я его уничтожила. Вот они и решили мне отомстить. Августа права, надо…
   – Послушай, почему ты все время ссылаешься на Августу?
   – Но она знаток в этом деле. На форуме Фею цветов все уважают.
   – Можешь дать ссылку на сайт? – попросила Копейкина из чистого любопытства.
   – Идем.
   В кабинете София включила ноутбук и, потыкав клавиши, кивнула:
   – Вот сайт, сейчас зайдем на форум.
   Катарина достала блокнот, вооружилась ручкой и переписала электронный адрес.
   София оживилась:
   – Фея цветов сейчас на форуме. Мне необходимо с ней посоветоваться. Ты можешь возвращаться домой.
   – Софа…
   – Еще раз спасибо.
   – Я хотела поговорить об исчезновении твоего супруга.
   – Мне некогда, – София отмахнулась. – Августа на связи. Все, пока. Захлопни входную дверь сама.
   Уезжала Катка с тяжелым сердцем. Что-то в доме Софии ей решительно не понравилось. Наверное, виной тому странный зимний сад с довольно необычными растениями, которые едят мясо и растут с неимоверной быстротой. А возможно, само поведение Софы наводило на определенные мысли.
   Целый день Катарина мучилась догадками. В какой-то момент она даже захотела нанести повторный визит в особняк, но скандал, устроенный Розалией, напрочь отбил у нее желание выходить из дома.
   А неделю спустя к Катке в спальню примчалась запыхавшаяся Наталья.
   Бросив на кровать газету, Натка затараторила:
   – Ой, Каточка, ой, что творится!
   – В чем дело, опять Розалия?
   – Нет. Хуже! Намного хуже. Ты читала газету?
   – Не успела.
   – Тогда прочти. Я, конечно, могу ошибаться, но, по-моему, все совпадает.
   – Что с чем совпадает?
   – Прочти статью на первой полосе.
   Копейкина взяла печатное издание.
   Заголовок гласил: «Растения-убийцы добрались до Подмосковья».
   Холодок пробежал по ее спине, а глаза тем временем жадно впитывали ровные строки.
   «Два дня назад в элитном подмосковном поселке – в частном особняке – было найдено тело тридцативосьмилетней женщины. Труп обнаружила соседка, которая незамедлительно сообщила о случившемся в правоохранительные органы. Хозяйка загородного жилища была задушена мощными воздушными корнями монстеры, растущей в ее зимнем саду.
   Прибывшие оперативники были шокированы увиденным. По их словам, картина, открывшаяся их взору, являлась зрелищем не для слабонервных. Покойная лежала на полу лицом вниз, а ее тело было сковано вышеупомянутыми корнями…»
   Катарина уставилась на Наташку:
   – Это София!
   – Выходит, она говорила правду? И ее действительно убили растения?
   Катка схватилась за горло. Она отчетливо слышала голос Софы: «Меня хотят убить цветы! Убить, а потом съесть».

Глава 3

   На сайт цветоводов-любителей Катарина зашла в час ночи. Прежде чем зарегистрироваться, она, как говорится, разведала обстановку. В принципе ничем особым форум сайта от любых других интернетовских форумов не отличался. Люди со схожими интересами встречались во Всемирной паутине и общались. Кто-то спрашивал, кто-то отвечал, давал советы и рекомендации.
   Ник «Фея цветов» Катка заприметила сразу. Судя по всему, на данном форуме Августа имела определенный авторитет среди форумчан. Практически ни одно сообщение, оставленное пользователями, не оставалось не замеченным Феей. Августа одной из первых старалась давать цветоводам-любителям ответы на интересующие их вопросы.
   Например, не далее как вчера некто Снежинка интересовалась, как правильно пересаживать фикус, и Августа уже через пару часов в мельчайших подробностях ввела Снежинку в курс дела.
   Для регистрации Копейкина выбрала себе ник «Кактус». Несколько странновато, но, к сожалению, ничего более оригинального ее фантазия не выдала. Да и какая разница, как называться, главное – чтобы был результат.
   Катарина решила незамедлительно заняться расследованием таинственного убийства Софии. Она ни на минуту не поверила, что к смерти Софы причастны растения. Пусть пропавший без вести Аристарх был селекционером и вывел новый вид цветов, способных пожирать куски мяса, пусть он поливал цветы специальными подкормками, но все это ровным счетом ничего не значит. Благодаря удобрениям у растений наблюдался быстрый рост, листва имела сочную зеленую окраску, корневая система – как подземная, так и воздушная – была развита замечательно. Вот и все. Если мыслить логически и разложить все по полочкам, то помимо слов Софии у Катки нет абсолютно никаких доказательств того, что корни монстеры время от времени приходили в движение.
   А если даже данный инцидент и имел место, то, скорее всего, это не происки растений, а дело рук человеческих. Да, да и еще сто раз да! Вполне возможно – Катарина в этом практически не сомневалась – некто, пока неизвестный субъект, целенаправленно доводил Софию до ручки. Невооруженным взглядом было видно, что нервная система Софы дышит на ладан. Вдруг кому-то взбрела в голову шальная мыслишка избавиться от Софии и Аристарха, дабы впоследствии завладеть их имуществом. А что, вполне возможно. Один особняк потянет миллионов на десять. Вопрос, кому именно это понадобилось и кто теперь вступит в права наследства, остается открытым. Пока остается. Катка обязательно выяснит, что за чертовщина происходила в доме Софы и кто так упорно забивал мозги покойной несусветной чушью.
   На данный момент в число подозреваемых входит один человек. И этот человек Августа, она же Фея цветов. Странная особа, если не сказать большего. Просиживает дни напролет на форуме, изображает из себя знатока в области флоры и вместе с тем устраивает у себя в квартире собрания, на которых обсуждают поведение цветов-убийц. Опять же, возвращаясь к словам Софии, можно подметить одну интересную деталь. Софа хотела уничтожить все растения, но ей запретили это делать. А кто запретил? Правильно, Августа. Их, видите ли, надо задобрить. Хитра чертовка. Задурила голову бедной Софии чепухой, выбила из колеи, практически довела до безумия и под конец решила отправить на тот свет весьма изощренным способом.
   Конечно, все это всего лишь предположения Копейкиной. Не исключено, такое могло произойти в действительности, но, как известно, любое обвинение требует неопровержимых доказательств.
   Доказательств – увы! – нет. Их необходимо добыть, и желательно сделать это как можно скорее.
   Поколебавшись, Катарина решила создать на форуме новую тему. Отстукивая по клавишам, она усмехнулась. Если бы ей кто-нибудь сказал, что в скором времени она будет зависать на сайте цветоводов и интересоваться, может ли обычная герань быть угрозой для человеческой жизни, она бы рассмеялась этому человеку в лицо.
   Сообщение было отправлено. Перечитывая текст, Катарина искренне надеялась, что первой на него откликнется Фея цветов. Уж очень ей нужно было сблизиться с данной дамочкой. Сначала на форуме, потом вступить в личную переписку, ну а там и до реальной встречи недалеко.
   Текс напоминал бред выжившей из ума тетеньки-идиотки.
   «Всем добрый вечер!
   Я очень нуждаюсь в помощи! Мне не к кому больше обратиться, вы моя последняя надежда! Моей жизни угрожает опасность – моя герань хочет отправить меня на тот свет! Что делать? Дайте совет, напишите, как можно утихомирить разбушевавшийся цветок.
   P.S. Просьба не предлагать его уничтожить. Я люблю свою гераньку больше жизни и хочу, чтобы она стала прежней».
   Выключив компьютер, Катарина поднялась в спальню. Остается надеяться, что модератор, следящий за порядком на форуме, не удалит ее сообщение до того, как оно попадется на глаза Августе.
   На двуспальном ложе вольготно расположились персы. Парамаунт занял место на подушке, а Лизавета развалилась в ногах.
   Стоило Катке попытаться сдвинуть перса с места, как кот зашевелился, недовольно заворчал, после чего саданул Катку своей упитанной лапкой.
   Оказавшись на полу, Парамаунт разразился громким мяуканьем. Это была своего рода месть за гонение с нагретого местечка.
   Ката накрыла голову одеялом. Тщетно. Перс разошелся не на шутку. Вообще Парамаунт кот не вредный, но дружба с Лизаветой явно влияет на него отрицательно. В последнее время перс, если что-то было не по его, начинал, подобно маленькому капризному ребенку, оглашать коттедж жалобным мяуканьем. Днем на него никто не обращал внимания, но ночью… Попробуйте заснуть, когда над самым ухом орет десятикилограммовый кот.
   Пришлось вставать, включать ночник и тащить перса обратно в кровать.
   Прижимая четвероногого питомца к себе, Катка услышала тихий стук в дверь.
   – Только не это!
   Нет, в коридоре стояла не Наташка и даже не Розалия. За дверью был Арчибальд.
   Удивительно, но пернатый ориентировался в темноте лучше, чем летучая мышь. И если обычные попугаи с наступлением сумерек мирно засыпали на жердочке, то Арчи, как правило, начинал рассекать по коттеджу.
   Особенно нравилось ему долбить клювом в Каткину дверь. Почему он подлетал именно к Каткиной спальне – неизвестно. Только факт остается фактом. Получая ни с чем не сравнимое удовольствие от порчи двери, Арчибальд молотил мощным клювом до тех пор, пока разбуженная Катка не впускала его внутрь.
   Вот и сегодня, стоило двери открыться, как Арчи с важностью японского императора прошествовал в центр спальни. Затем он взмахнул крыльями, переместился на спинку кресла, выкрикнул «Стерва, заткнись!», что в переводе означало «Спокойной ночи», и задремал.
   Закрыв форточку, Копейкина третий раз легла на кровать. Слава богу, больше живность не тревожила. Никто не мяукал, не матерился, не стучал.
   Сон забрал Катку в свои объятия спустя пятнадцать минут.
   А утром, умывшись и наспех натянув джинсы и блузку, Копейкина понеслась в кабинет. Уткнувшись в монитор, она ждала, когда загрузится комп и она наконец сможет зайти на форум цветоводов.
   В ее теме было оставлено три сообщения. Первое гласило:
   «Если у тебя проблемы с геранью, напиши заявление в милицию». Далее стояли три улыбающихся смайлика.
   Форумчанка Орхидея не была настроена шутить, поэтому высказалась довольно резко:
   «Лечиться, лечиться и еще раз лечиться! Этот форум не предназначен для кретинов. Советую проконсультироваться с on-line психиатром».
   Третий форумчанин с громким ником «Выстрел в ночи» порекомендовал поставить герань в духовку на сорок пять минут, а после позвонить в бюро ритуальных услуг.
   Фея цветов сообщение Копейкиной по непонятным причинам проигнорировала.
   Ну ничего, еще не вечер. Катка подождет, она интуитивно чувствовала – Августа откликнется на крик о помощи. Обязательно откликнется.
   В полдень Катарина шествовала по вымощенной плитками дорожке в сторону увитой диким виноградом беседки.
   В беседке, раскладывая на круглом столике пасьянс, восседала пожилая дама приятной наружности.
   Стоило Катке кашлянуть, как женщина вздрогнула и испуганно подняла глаза.
   – Вы меня напугали.
   – Извините.
   – Не услышала, как вы идете. А виной тому карты. Могу раскладывать пасьянс двадцать четыре часа в сутки. Ничего не вижу вокруг. Муж говорит, в такие моменты я напоминаю зомби.
   Даму звали Таисией Валентиновной, и проживала она по соседству с Софией. Как выяснилось позже, именно Таисия обнаружила в зимнем саду мертвую Софу.
   – Как вспомню, так вздрогну. Бедная Софочка, она окончательно свихнулась. В последнее время с ней невозможно было общаться. Эти навязчивые идеи о цветах-убийцах полностью завладели ее сознанием. Сколько раз я предлагала ей поехать к врачу – бесполезно. Софа продолжала уверять, что ее слова – чистейшая правда. Хотите узнать, какого мнения придерживаюсь я? По мне, так Софочка сама наложила на себя руки.
   – Как?
   – Не выдержала напряжения. Она сама могла обмотаться корнями.
   – И задушить себя? Вы же говорите, у нее были скованы руки.
   Таисия Валентиновна закусила губу:
   – Верно. Нестыковочка получается.
   – Вы тесно общались с Софией и Аристархом?
   – И да и нет. Аристарх был нашим хорошим знакомым, раньше мы часто устраивали совместные посиделки, делали шашлыки, играли в карты. А когда он женился на Софочке, общение практически сошло на нет. Наверное, Аристарху стало скучно в нашей компании, и он решил посвятить себя одной лишь женушке. После его исчезновения я стала захаживать к Софе, и, как мне казалось, она была рада моим визитам. А потом начались странности. София заговорила о растениях-убийцах. Поселок у нас небольшой, все друг друга знают. Новость, что у Софы шарики заехали за ролики, разлетелась буквально за несколько дней.
   – Таисия Валентиновна, а что вы можете рассказать о супруге Софии? Если не ошибаюсь, он был намного старше жены?
   – На тридцать пять лет. Признаться честно, мы не ожидали от Аристарха такого смелого поступка. А ведь как он конспирировался! Ни словом не обмолвился, что встретил женщину, на которой собрался жениться. Анна считает, он стеснялся разницы в возрасте, поэтому даже на свадьбу нас не позвал.
   – Анна?
   – Моя родная сестра. Она живет вместе с нами, и… – Таисия наклонилась ближе к Катке. – Между нами говоря, Анна неровно дышала к Аристарху с тех самых пор, как он приобрел особняк.
   – Даже так?
   – Ага-ага. В девяносто восьмом Аристарх перебрался из Москвы в наши края. Аннушка как его увидела, так и пропала. Смешно, ей ведь тогда уже за шестьдесят перевалило, а вела себя, словно влюбленная девчонка. Голову потеряла. Разумеется, Анюта рассчитывала на взаимность, строила планы, но Аристарх оказался крепким орешком. Брак его не привлекал – он наслаждался холостяцкой свободой. Ну а когда два года назад на горизонте появилась Софочка, Анютка поняла – ловить ей там нечего. Даже злобу на Аристарха затаила. Хотя это всего лишь показуха. По мне, так Анька все еще продолжает его любить. Вот.
   – Он по профессии селекционер-генетик, откуда же у него такие деньги?
   Таисия Валентиновна сгребла карты в кучу.
   – Деньги в буквальном смысле свалились на него с неба. Ошибаются те, кто считает, что чудес в наши дни не бывает. Порой такие чудеса происходят, что человек сам до конца не может поверить в их реальность. Аристарх разбогател в одночасье. Он обожал рассказывать историю, как из простого пенсионера превратился в богатого господина. Отец Аристарха, которого все считали погибшим на фронте в сорок третьем году, на самом деле попал в плен. После войны он остался в Германии, а затем перебрался в Канаду. Лично мне не понятно, почему старик ждал столько времени, не решаясь послать весточку на родину. Может, боялся, а возможно, на то имелись иные причины. Суть в том, что после смерти он оставил все свое состояние единственному сыну, проживающему в России. Аристарха разыскали и огорошили известием о миллионах и кончине родителя. Вот, собственно, и вся история. Ощутив материальную независимость, он стал жить на широкую ногу, приобрел особняк, купил дорогую иномарку и был безмерно счастлив.
   – Как он пропал?
   – Это главная загадка, над которой ломали головы все обитатели поселка. Одни придерживались мнения, что его похитили с целью выкупа, другие предполагали, что старика отправил к праотцам маньяк-убийца.
   – То есть никто уже не надеется на то, что Аристарх жив?
   – Надежда, конечно, умирает последней, тем более тело Аристарха так и не было обнаружено, но… Возникает вопрос, если он не на том свете, тогда почему не дает о себе знать? Где он живет с осени прошлого года?
   – Может, у него амнезия.
   – Органы не исключали эту версию, но она не привела к желаемому результату. Снимки Аристарха были расклеены по всей Москве и области, о его исчезновении передавали по центральным каналам. Результат нулевой. Аристарх будто испарился. А у Софочки на нервной почве случилось помутнение рассудка. Она, бедолага, отдыхала на море, когда пропал супруг. Тревогу забила Анюта. Воспользовавшись тем, что Софы не было дома, она решила нанести Аристарху дружеский визит. Сосед, как обычно, коротал времечко в зимнем саду. А моя Анька, – Таисия закатила глаза, – дожила до семидесяти лет, а ума не нажила. Представьте себе, вздумала признаться Аристарху в любви. Я, когда узнала, была готова убить нерадивую сестрицу. Спрашивается, ну куда ты лезешь, клюшка старая. Не видишь, что у него жена молодая, неужели думаешь, он променяет красотку Софу на морщинистую пенсионерку. Да только Аньке без толку что-либо объяснять. Упертая, как овца. Короче, ругались мы с ней по этому поводу неоднократно.
   – Как Аристарх отреагировал на заявление вашей сестры?
   – Весьма бурно. По словам Анюты, он словно озверел и вытолкал ее взашей из дома. И правильно сделал, я полностью на его стороне. Анька через три дня пришла к нему каяться. Я поставила вопрос ребром: либо идешь и просишь прощения, либо немедленно переселяю тебя в город куковать в тесную однушку.
   – И?
   – Пришла, а Аристарха нет. Входная дверь была не заперта, машина стояла на участке у ворот, а хозяин как в воду канул. На следующий день мы с Анькой вдвоем к нему потопали. Ничего не изменилось. Дом открыт – заходи и воруй, что хочешь, – а Аристарха и след простыл. На третьи сутки Анюта заговорила о милиции. В этот же день приехала Софочка. Она и написала заявление о пропаже супруга. Скажу вам по секрету, милиция задавала нам очень много вопросов, но главным образом их интересовало одно – не могла ли Софочка приложить руку к исчезновению Аристарха.
   – И что вы ответили?
   – Конечно же нет. Как можно клеветать на бедняжку? Во-первых, ее не было дома, во-вторых, какой резон Софе избавляться от супруга? Аристарх не мог похвастаться богатырским здоровьем – сказывался возраст. Тут болит, там болит. Сердце, давление, сосуды… ой, да чего говорить. В лучшем случае протянул бы лет пять. – Таисия Валентиновна перекрестилась. – Прости, Господи, за такие слова.
   – Друзья к ним часто приезжали?
   – А не было друзей. Кроме нас, никто с их семейной парой не знался. К Софочке изредка подружка наведывалась, а так полный штиль.
   – А после исчезновения Аристарха ситуация не изменилась?
   – Нет. Понимаю, куда вы клоните. Думаете, Софочка завела себе любовника? Увольте. Не было у нее мужчины.
   – Вы в этом уверены?
   – На все сто!
   Катарина обернулась:
   – Между вашими участками довольно высокий забор. И, тем не менее, вам удавалось контролировать личную жизнь соседки. Уж не шпионили ли вы за ней, Таисия Валентиновна?
   – Боже упаси! За кого вы меня принимаете?
   – Но ведь забор высокий, сидя в беседке, нельзя увидеть, кого принимает соседка.
   – Я не всегда сижу в беседке, а окна моей спальни выходят аккурат на участок Софы. Все как на ладони.
   – Лукавите, Таисия Валентиновна. Я же вижу, вы не до конца со мной откровенны.
   Пожилая дама принялась тасовать колоду карт.
   – Ну, возможно, немного лукавлю. Просто не желаю в ваших глазах выглядеть эдакой бесчувственной старухой. К тому же Аристарх считался другом нашей семьи, а я…
   – Продолжайте.
   – Поступила не очень порядочно, чего уж тут отрицать. Да только жалко мне Софку было, оттого и посоветовала ей глупость.
   – Поконкретней.
   – Пришла однажды и в открытую заявила, мол, любовник тебе нужен, Сонька. Молодой, красивый, здоровый. Иначе совсем зачахнешь и умом тронешься со своими цветами.
   – А она?
   – Накричала, – едва слышно прошелестела Таисия. – Я тоже взбеленилась, сгоряча наговорила гадостей и, хлопнув дверью, ушла. Через пару дней помирились. Но разговор о мужчинах больше не заводили. Сонька замкнулась в себе. Она или вопила, что ее хотят убить цветы, или целыми днями просиживала за компьютером. В основном в «Одноклассниках» пропадала. Совсем как моя внучка. От монитора не оттащить. И чего там такого интересного, ума не приложу. Сама учится в десятом классе, с друзьями каждый день в школе общается, так нет, им, видите ли, этого мало. Еще надо на «Одноклассниках» лясы точить.
   – Вы уверены, что София была зарегистрирована на сайте «Одноклассники»?
   – Так сама неоднократно видела, как она письма кому-то строчила. А тебя разве это новшество не коснулось? Я думала, сейчас все поголовно сидят на этом сайте.
   – Как-то не довелось.
   – Ну и ладно, чем зрение за компьютером портить, лучше вон пасьянс на свежем воздухе раскладывать.
   Поинтересовавшись напоследок фамилией Аристарха, Копейкина попрощалась с Таисией и порулила домой.
   Забежав в столовую, Катарина заискивающе спросила:
   – Розалия Станиславовна, вы зарегистрированы на сайте «Одноклассники»?
   Свекрища кивнула:
   – А как же. По-твоему, я отстала от жизни? Сейчас любой уважающий себя человек там зарегистрирован.
   – И общаетесь с бывшими одноклассниками?
   – Нет! – последовал жесткий ответ.
   – Почему?
   – По кочану.
   – Так они, наверное, уже все умерли, – ляпнула Наталья и моментально покрылась липким потом. – Ой! Я не то сказала. Вырвалось.
   Розалия засучила рукава. Катка закрыла собой бледную Натали.
   – Розалия Станиславовна, предлагаю перенести разборки на другой день. Мне нужно найти на сайте одного человека, можно это сделать с вашей странички?
   – Зарегистрируйся сама.
   – Вам жалко?
   – Ни черта подобного!
   – Тогда идемте в кабинет.
   Сверкнув глазами, свекровь погрозила Натке кулаком:
   – Я тебе это припомню. Ты у меня на коленях прощенье вымаливать будешь.
   Расположившись за столом, Розалия задумалась.
   – Никаких лишних вопросов мне не задавать, – прохрипела она, вводя пароль.
   – Я и не собиралась, – апатично молвила Катка и… обомлела.
   Тем людям, которые не понаслышке знают, что собой представляет вышеупомянутый сайт, прекрасно известно, что для регистрации необходимо пройти нехитрую процедуру. Для начала надо найти город, в котором ты учился, затем школу, ввести годы учебы, после чего вписать свое имя, фамилию, возраст и город, в котором ты теперь живешь.
   И положа руку на сердце, Катарине казалось, что все без исключения придерживаются строгих правил. Ну а иначе для чего, собственно, регистрироваться на сайте? Если человек планирует найти бывших одноклассников или сокурсников, ему волей-неволей придется указать свои истинные данные.
   Розалия Станиславовна придерживалась иного мнения на этот счет. Рядом с ее фото – на котором она была изображена в красном пеньюаре и огненно-рыжем парике – было написано:
   «Жаклин Пердишмит Голдвин де Суарес. 47 лет. Россия – США. Москва – Нью-Йорк».
   Катарина разинула рот:
   – Что это?
   – Я же предупредила – никаких вопросов.
   – Но кто такая Пердишмит? Почему здесь ваша фотка, а возраст, город и фамилия чужие?
   – Они не чужие. Это я.
   – И живете в Нью-Йорке?
   – Представь себе.
   – Для чего вообще надо было здесь регистрироваться?
   – Не твое дело. Нажимай на «Поиск», ищи, кого надо, и проваливай.
   Копейкина не могла отказать себе в удовольствии посмотреть, с кем дружит Розалия. Ох… вернее, Жаклин.
   Список из восьмидесяти девяти друзей впечатлил. Боже, кого здесь только не было! Оказывается, свекрища ведет переписку с жителями практически всех стран Европы. О чем она им пишет, остается лишь догадываться, но, судя по записям, оставленным на ее форуме, Катарина пришла к выводу, что переписка более чем интимная.
   Некий австриец написал:
   «Жаклин, вышли мне на мейл еще пару фоток».
   Ниже к данной просьбе присоединился Александр из Италии:
   «И мне тоже. А еще напиши, когда точно выйдет твой диск. Я буду первым, кто закажет его по Интернету».
   – Розалия Станиславовна, о каком диске речь?
   – Тебя в детстве не учили, что читать чужие сообщения неприлично?
   – Но они оставили их на форуме, на всеобщее обозрение.
   – Лучше скажи, как тебе фотки? Я на них не слишком толстая?
   Фотографии смело можно было отправлять в редакцию журнала «Playboy».
   Если к каждой придумать название, то список мог бы выглядеть примерно так:
   «Розалия на кровати».
   «Розалия лежит в пенистой ванне».
   «Розалия в собольей шубке на фоне камина».
   «Розалия – о господи! – на полу в гостиной».
   – Кто вас фотографировал?
   – Натка.
   – Натка?!
   – Не могла же я поместить фотки без изюминки.
   – А вас за такую изюминку не накажут?
   – Деревня! Да меня умоляют выслать фотку на мейл. Ты посмотри, ну чем я не звезда Голливуда?
   Промолчав, Катарина ввела в поиск данные Софии.
   Последний раз Софа заходила на сайт за день до убийства. К большому Каткиному огорчению, в друзьях у ныне покойной значился всего один человек – Иван Петров. И в настоящий момент он был на сайте.
   Отправив ему сообщение, Катарина принялась ждать ответа.
   – Кому ты писала?
   – Ивану Петрову.
   – Кто он?
   – Друг Софии.
   – Софии? А при чем здесь София?
   – Да так.
   – Нет, ответь, – допытывалась свекровь.
   – Мне надо с ним встретиться.
   – Зачем?
   – Переговорить. Он учился с Софой в одном институте, и, если они до последнего времени дружили, ему может быть известно, кто мог желать бывшей сокурснице смерти.
   – Не врубаюсь. Ты-то с какого бока замешана в этой истории?
   – Мой долг узнать, кто убил Софию, – выпалила она, глядя в глаза Розалии.
   Станиславовна переваривала услышанное минуты две, а когда, наконец, до нее дошел смысл сказанного невесткой, она прокричала:
   – Решила поиграть в детектива и втихаря провести расследование? У тебя совесть есть? Ты же живешь под одной крышей с Шерлоком Холмсом. Почему не обратилась за помощью ко мне? Я рождена для расследования запутанных преступлений.
   – Тихо. Петров прислал ответ.
   – Читай вслух.
   – Он согласился встретиться со мной послезавтра в кафе.
   – Ты хотела сказать, он согласился встретиться со мной.
   – Что?
   – Взгляни на фотку, детка. Петров придет на встречу с Жаклин, а не с Катариной.
   – Черт!
   – Не чертыхайся. Я все обдумала. С этого момента мы действуем заодно. Я лично берусь за расследование, а ты… ну, скажем, будешь моей помощницей.
   – Розалия Станиславовна…
   – Ни слова больше! Я должна, нет – обязана, выполнить предсмертную просьбу Софии. Она хотела, чтобы я разыскала ее убийцу и отдала его в руки правосудия. Я серьезно. Ночью мне приснился сон. Ангелы просили меня заняться поисками убийцы. Детка, закрой рот и выкладывай, что тебе удалось нарыть. Теперь мы одна команда. Ой… нам же необходимо придумать название. Как мы будем называться, Ката?
   – Никак. И вообще, я считаю, идея неудачная. У вас достаточно своих дел, а с убийством Софии я разберусь самостоятельно.
   – Отставить! Не забывай, что разговариваешь со старшим по званию. Я мозг, а ты… ты ноги, руки и глаза. Управлять всем буду я, так как у меня больше опыта. Прекрати смеяться.
   – У вас нет опыта.
   – Я люблю читать детективы! Да я практически генерал-майор в этих делах. Раскрою любое преступление с закрытыми глазами. Итак! Начинаем совещание. Для начала надо обмозговать, как именно мы собираемся оглушить Петрова?
   – Господи! Зачем его оглушать? С ним надо просто поговорить.
   – Вот видишь. Ты же не умеешь мыслить логически. Ежу понятно – Петров убийца! Мое профессиональное чутье меня не подводит.
   – Вы его даже не знаете.
   – А мне и не надо. Достаточно посмотреть на его фотографию. Кстати, как ты узнала, что София зарегистрирована на «Одноклассниках»?
   – От Таисии Валентиновны.
   – Она кто?
   – Соседка.
   – Вот! Соседка, которая знает слишком много. Сто пудов – она причастна к убийству.
   – Розалия Станиславовна…
   – Говори, что она рассказала? Только учти, утаишь важную информацию, будешь незамедлительно отстранена от дела.
   Копейкина откинулась на спинку стула. Ладно, от нее не убудет. Она перескажет свекрови разговор с Таисией. Розалия не сможет долго играть в детектива, уже завтра утром ей это наскучит, и Катка со спокойной душой примется за дело.
   Повествование заняло около получаса. Закончив говорить, Катка услышала:
   – Аристарх жив! И настоящий убийца – он! Не сомневайся.
   – Как вы до этого додумались?
   – Элементарно! Дело было так… После замужества София завела себе любовника, нет, лучше двух. Аристарх узнал, что стал рогоносцем, и решил избавиться от супруги. Сначала он инсценировал собственное исчезновение, а когда Софа перестала его оплакивать и вознамерилась выйти замуж за накачанного Пашку, Аристарх нанес ответный удар.
   – Стойте! Какие любовники? Какой накачанный Пашка?
   – Прости, касательно Пашки – это из моего личного архива.
   – Знаете что, Розалия Станиславовна, я пошла к себе, а вы и дальше можете фантазировать.
   – К Петрову едем вместе! Посмеешь ослушаться – не поздоровится.
   В спальне Катарина принялась корить себя за длинный язык. Почему она решила раскрыть карты перед свекровью, для чего проболталась? Теперь Розалия не отвяжется. Расследование превратится в фарс, и в конечном итоге Копейкина ни до чего не докопается. А виной тому минутная слабость, из-за которой все пойдет под откос.
   Розалия влетела в комнату без стука.
   – Детка, меня осенило.
   – Уже третий раз за час.
   – Не иронизируй. Я знаю, кто убил Соньку. Уверена на сто десять процентов, у нее был сын, которого она родила от Петрова, учась в институте. Мальчишка рос вместе с отцом, а когда София выскочила замуж за старого богача, Иван с сыном решили прибрать к рукам богатство Аристарха. Сначала они убили его, а потом настала очередь Софы. По-моему, все сходится.
   – Я хочу остаться одна.
   – Но моя версия требует тщательной проверки.
   – Это бредовая версия.
   – Хорошо, у меня есть еще одна. На самом деле София шпионка, засланная в нашу страну с целью выведать…
   Ката вытолкала свекровь в коридор.
   – Открой дверь! Совещание не закончено! Ката! Ты же не выслушала третью версию. Возможно, Софа бывшая проститутка, а Аристарх выкупил ее у сутенера, который в свою очередь…
   Катарина вовремя воспользовалась берушами. Последних слов Розалии она не услышала.

Глава 4

   Весь последующий день Розалия провела перед телевизором. Сначала свекровь смотрела американские боевики, а ближе к вечеру переключилась на российские детективы. Катке занятость Розалии оказалась на руку. Можно спокойно обмозговать ситуацию и подготовиться к встрече с Иваном.
   В десятом часу Катарина зашла на сайт любителей комнатных растений. Прочитав гневные отклики форумчан на свое, мягко говоря, неадекватное сообщение, она со злостью ударила ладонью по столешнице.
   Фея цветов до сих пор не давала о себе знать. Что же произошло? Почему Августа вторые сутки не появляется на форуме?
   Снедаемая любопытством Катка поднялась к себе, прошествовала в ванную комнату и уже намеревалась включить воду, как вдруг услышала за спиной голос Натки:
   – Катуш, разреши доложить.
   Копейкина нахмурила лоб. От Натали, конечно же, частенько можно услышать нечто эдакое, но, похоже, сегодня Наталья решила перещеголять самое себя.
   – Нат, ты чего? Почему так официально?
   Вытянув руки по швам, Наташка стояла по стойке смирно, боясь пошевелиться.
   – Ката, тебя срочно вызывают в штаб.
   – Куда?!
   – В штаб, – повторила Натка и облизала нижнюю губу. – Начальник внешней разведки хочет лично переговорить с тобой с глазу на глаз. Спустись, пожалуйста, в кабинет. Он ждет.
   Катарина похолодела. Начальник внешней разведки? Как это понимать и что, простите за любопытство, он делает в ее коттедже?
   – Нат, ты…
   – Мне не велено говорить лишнего. – Наталья начала пятиться к двери.
   – Подожди.
   – Поторопись.
   Вооружившись сотовым телефоном, Катарина покинула спальню. Никогда прежде она еще не входила в собственный кабинет, ощущая себя нашкодившим ребенком. С каждым шагом волнение нарастало. Причем Катка даже не знает, почему именно она волновалась. Просто от высокого чина неизвестного ей мужчины тело покрылось мурашками.
   Толкнув дверь, она кашлянула и судорожно заморгала.
   За столом сидела свекровь.
   – Розалия Станиславовна, где разведчик?
   – Он перед тобой! Ты получила послание от младшего ефрейтора?
   – От кого?
   – От Наташки.
   – Она сказала, меня ждет начальник…
   – …внешней разведки, – перебила свекровь. – Теперь, когда мы с тобой втянуты в дело государственной важности, нам необходимо соблюдать строжайшую конспирацию. Коттедж может быть нашпигован жучками, возможно, за нами ведется наблюдение из космоса. Старайся говорить тихо и желательно зашифрованно.
   Катка сжала кулаки.
   – Гуси-лебеди полетят на юг в семь сорок пять, – выдавила она, наблюдая за реакцией Розалии.
   Последняя вытаращила глаза:
   – Что ты сказала?
   – Вы же сами просили говорить зашифрованно.
   – Шифровка отменяется.
   – Розалия Станиславовна, хватит устраивать цирк, зачем вы меня позвали?
   – Экстренное совещание. Пока ты била баклуши и слонялась по дому, я смотрела учебные фильмы детективного жанра. Так сказать, набиралась опыта. Завтрашнее мероприятие должно пройти без сучка без задоринки. Я составила план действий. – Свекровь достала из ящика стола чистый лист бумаги.
   – Смотри.
   – Там ничего не написано.
   – Правильно. Зачем нам лишние проблемы. План у меня в голове, и заключается он в следующем: чтобы обеспечить себе безопасность, нам потребуется помощь со стороны. Ты подумала, кто будет нас прикрывать? Нет? Я так и знала. Скажи спасибо, что я держу ситуацию под контролем. Я позвонила Венере, она введена в курс дела и завтра приступает к выполнению своих служебных обязанностей.
   – Венера Александровна?
   – Тихо! Не произноси вслух ее отчества. Венерка свой человек, на нее можно положиться.
   Копейкина опустилась в кресло. Подруга свекрищи семидесятипятилетняя Венера Александровна не единожды вляпывалась со свекровью во всевозможные передряги. Они запросто могли отправиться на кастинг в надежде заполучить главные роли в мюзикле* (см. примечание) или завихриться ночью в лес искать цветущий папоротник** (см. примечание). И, как правило, каждый раз Катка, сгорая от стыда и неловкости, клялась себе, что больше ни в жизнь не позволит втянуть себя в авантюры несносных подружек.
   Как оказалось, клялась зря.
   – Розалия Станиславовна, ответьте, вы хотите, чтобы убийца Софии был найден?
   – Естественно!
   – Зачем же тогда вы ставите мне палки в колеса?
   – Дура! Я забочусь о тебе, как о самом дорогом бриллианте, а ты рожи корчишь. Присутствие Венеры на завтрашней встрече жизненно необходимо. Она прикроет тыл.
   – Каким образом?
   – Обыкновенным. Я внедрила ее в нашу организацию и поставила цель. Венера, под видом элитной проститутки, будет стоять недалеко от кафе, наблюдая за происходящим. Когда беседа с Петровым закончится и ты спокойненько поедешь домой, Венера начнет действовать. Она проследит за Иваном.
   – Зачем?
   – А потом мы его прищучим.
   У Катки даже не было сил в сотый раз объяснять свекрови, что Иван всего лишь бывший сокурсник Софии, с которым та общалась на сайте «Одноклассники».
   Утром Розалия предстала пред взором невестки в полной боевой готовности. Черный брючный костюм, пепельный парик, туфли на шпильке и… объемный полиэтиленовый пакет в руках.
   – Что в пакете?
   – Не твое дело. В путь!
   Наталья провожала домочадцев с таким видом, что невольно создавалось впечатление – увидеть их снова она уже не надеется.
   – Я буду за вас молиться, – пискнула она.
   Розалия остановилась.
   – Натка, если вдруг с нами что-нибудь случится, знай, мы пали смертью храбрых.
   – О-ой!..
   – Нат, не слушай ее. Розалия Станиславовна, выходите.
   До кафе оставалось не более ста метров, когда свекровь приказала:
   
Купить и читать книгу за 44 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать