Назад

Купить и читать книгу за 150 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Трансформация массового сознания под воздействием средств массовой информации (на примере российского телевидения): монография

   В монографии предпринята попытка комплексного исследования трансформации массового сознания под воздействием СМИ. С философских позиций исследуются понятия телевизионной реальности, массовизации общества в XIX – первой половине XX в. Выявляются причины нарастания манипулирования массовым сознанием в условиях современного информационного общества, в котором информация играет основную роль. Особое внимание уделено российскому телевидению – его структуре, новым медиатехнологиям – конкретным манипулятивным приемам, применяемым в телевизионных программах, а также способам противодействия манипулятивным процессам («контрсуггестии»). Кто управляет массами и может ли телевидение осуществлять свою деятельность, не прибегая к манипулированию? На эти и другие вопросы автор дает ответы, используя результаты своих исследований, а также обобщая труды ведущих зарубежных и отечественных ученых.
   Для философов, политологов, психологов, культурологов, журналистов, социологов, студентов и аспирантов, а также для всех, кто интересуется процессами, происходящими в сфере коммуникации, в том числе их негативными аспектами.
   Выражаю особую благодарность моему научному руководителю Виктору Петровичу Крутоусу, доктору философских наук, профессору, без которого данное исследование не состоялось бы, а также всей кафедре философии МГЛУ.


Мария Борисовна Владимирова Трансформация массового сознания под воздействием СМИ (на примере российского телевидения): монография

Введение

   Роль СМИ в духовном диалоге основных субъектов социального взаимодействия: личности – общества – государства, постоянно возрастает. Это превращает СМИ в «четвертую власть», в универсальный «инструментарий» постоянной многосторонней коммуникации. С помощью такого взаимодействия реализуются разнообразные субъектные цели. Последние, как показывают исследования, не всегда и не во всем соответствуют общегосударственным интересам и идеалам общественного развития, а нередко и целенаправленно трансформируются в пользу частных, «эгоистических» интересов.
   В этом сложном процессе особое значение имеет использование телевидения (из арсенала СМИ) с целью глубокого воздействия на ценностные ориентации человека, а также существенной трансформации его мировоззренческих, идеологических, практических установок. Все возрастающая значимость данного вопроса обусловлена всеохватностью и значительной площадью распространения телевизионного сигнала, ввиду чего любая информация (равно как и дезинформация) может быть в кратчайшие сроки передана зрителю – представителю любой социальной среды.
   Этот факт делает современное телевидение привлекательным также и для скрытого воздействия на сознание людей, применяемого в целях управления ими. Скрытое воздействие, осуществляемое с помощью информации, может носить как позитивный, так и негативный характер. Последний представляет для нас особый интерес и подвергается детальному рассмотрению в данном исследовании. Полагаем, что такое воздействие является искажением реальной демократии, которая подразумевает принятие гражданином свободных решений, наделяет его правом на полноценную беспристрастную информацию, которой его должны снабжать средства массовой коммуникации.
   Понятие «манипулирование массовым сознанием» является актуальным, но уже не новым – до нас были проведены значительные исследования в области скрытого воздействия на массовое сознание в разных областях информационного поля. О манипулятивных тенденциях в СМИ зарубежными и российскими учеными написано значительное число книг[1] и статей научного и публицистического характера[2]. Сам термин вынесен в заглавия целого ряда диссертаций по разным аспектам этой проблемы[3].
   Использование скрытого воздействия средств массовой информации на сознание общества может привести к непредсказуемым последствиям для социального и психологического здоровья граждан, их правового и нравственного состояния, вплоть до радикальных трансформаций психики. Эффекты такого воздействия СМИ существенно зависят от духовного «иммунитета» личности и общества, способных противостоять (или легче переносить) скрытое информационное воздействие на сознание и психику человека.
   Допустимо ли применение скрытого воздействия на массовое сознание на телевидении?
   В Российской Федерации документы, регламентирующие морально-этическую сторону вопроса и вообще принципиальную допустимость или недопустимость воздействия на массовое сознание скрытым образом, отсутствуют. В России, к сожалению, закон о телерадиовещании, равно как и закон о гласности, до сих пор не принят. Основным правовым актом в этой сфере являются Конституция РФ и Закон Российской Федерации о средствах массовой информации от 1991 г., в котором устанавливаются некоторые принципы и формы деятельности телекомпаний. В Доктрине информационной безопасности РФ от 9 сентября 2000 г. в пункте 2 «Виды угроз информационной безопасности Российской Федерации» говорится: «Угрозами конституционным правам и свободам человека и гражданина в области духовной жизни и информационной деятельности, индивидуальному, групповому и общественному сознанию, духовному возрождению России могут являться: манипулирование информацией (дезинформация, сокрытие или искажение информации)».
   Вопросы, связанные со свободой слова, с проблемой доступа к информации, а также развитием демократии в России, все же активно обсуждаются, причем как на национальном, так и на международном уровне. Глобальными исследованиями в области свободы выражения мнений и информации, поддержкой и проведением кампаний за реформы в области выработки законодательств, государственной политики и институциональных реформ занимаются следующие организации: Всемирная организация за свободу слова Артикль-19, Инициатива Содружества по правам человека, Центр политических альтернатив. В России данные проблемы исследуют: Союз журналистов России, Фонд защиты гласности, Комиссия по свободе доступа к информации. Содействием и внедрением в российское законодательство и практику международных норм, касающихся деятельности средств массовой информации, озабочены Центр экстремальной журналистики, Frontline в России.
   Существенной лакуной в современных исследованиях является скрытое воздействие на массовое сознание, в том числе и на российском телевидении, требующее рассмотрения в общем, социально-философском плане, без чего многие теоретические, методологические и социальные проблемы едва ли могут быть успешно решены в соответствии с требованиями постоянно меняющегося мира. В нашей работе предпринята попытка исследовать трансформации массового сознания под воздействием СМИ, сделав акцент на изучении манипулирования как одной из важнейших проблем современности. Совокупность отмеченных обстоятельств и факторов определяет актуальность темы данного исследования.
   Процессу формирования масс, их психологии, стихийному поведению, феномену массовизации общества, а также развитию массовой информации и массовых коммуникаций посвятили свои труды Г. Лебон, Г. Тард, Ш. Сигеле, В. Мак-Дугал, С. Московичи, 3. Фрейд, Д. Белл, Э. Ледерер, X. Арендт, Э. Канетти, Я. Щепаньский, Э. Шилз, Э. Фромм, Г. Блумер, Н. Полякова, Д. В. Ольшанский, А. П. Назаретян, Г. П. Бакулев, Г. Г. Почепцов, А. А. Грабельников.
   Авторы по-разному относятся к феномену «масса» и возможности влияния на нее. Существуют два основных подхода к проблеме воздействия на массовое сознание: позитивный и негативный.
   К первому подходу принадлежит концепция пропагандистского воздействия. Ее разработкой в разные периоды, начиная с Первой мировой войны, занимались американские исследователи Г. Лассуэлл, У. Липпман, М. Чукас, Д. Дьюи, П. Лазарсфельд, К. Ховланд, Э. Роджерс, Э. Аронсон и Э. Пратканис. Ученые сходились во мнении, что влияние на массы может быть весьма эффективным, при условии, что субъект умело владеет соответствующими методами воздействия.
   Последователями второго, критического подхода к проблеме были, в частности, представители Франкфуртской школы (в рамках классического неомарксизма 30-40-х годов XX в.) – М. Хоркхаймер и Т. Адорно, Э. Фромм, Г. Маркузе, Ю. Хабермас. Они пришли к выводу: воздействие на массовое сознание в XX в. приняло угрожающий для масс масштаб (виновник этого – СМК) и напрямую связано с негативными социальными и экономическими процессами, происходящими в современном обществе.
   Значительный вклад в изучение массового сознания, массовой информации, феномена толпы и поведения больших социальных групп с позиций психологии внесли в советский период отечественные исследователи Ю. А. Шерковин, Б. А. Грушин, М. К. Мамардашвили, К. С. Гаджиев, А. А. Гусейнов, Б. Н. Бессонов.
   Попытки исследования скрытого воздействия на массовое сознание, а также близких к нему явлений и соответствующих понятий предпринимались философами и учеными разных стран начиная с XVI в. Работы одной группы авторов можно отнести к так называемому подготовительному периоду – он был посвящен поиску, выработке соответствующих понятий; осмысление таковых необходимо нам для дальнейшего углубленного понимания скрытого воздействия на массовое сознание. Вторая, позднейшая группа авторов занималась уже разработкой собственно самого понятия «манипулирование».
   Итальянец Н. Макиавелли (XVI в.), а также его более или менее отдаленные «преемники», последователи – Т. Гоббс, X. Ортега-и-Гассет, А. Тойнби, Г. Моска, А. Этциони, В. Парето, обосновывают такую форму отношений правителей и масс, которая базируется на политическом воздействии на массы и манипулятивном отношении к ним со стороны правящей элиты. Скрытое воздействие на массовое сознание, по мнению представителей данного направления, является основой существования государства, без которого не мыслится общественный порядок.
   В противовес этому, идее несовместимости скрытого воздействия на массовое сознание с демократическим типом общества – анализируя данную проблему с различных идейных позиций – посвятили свои труды О. Хаксли, Е. Замятин, Дж. Оруэлл, Г. Франке, Г. Шишков, Г. Шиллер, Д. Кьеза, В. Авченко, 3. Бжезинский, В. Пугачев и А. И. Соловьев и др.
   Феномен манипулирования массовым сознанием стал фиксироваться в российской научной литературе с середины XX в.
   Активное изучение скрытого воздействия на массовое сознание возникло в годы «перестройки», когда в стране начались политические и экономические реформы (последние отразились и на телевидении; оно стало функционировать по рыночным законам). Исследованием данной проблемы занимались А. И. Власов, С. Г. Кара-Мурза, E. Л Доценко, И. М. Дзялошинский, В. Грачев и И. К. Мельник, О. А. Матвейчев, А. Цуладзе, А. Карпов, Е. Д. Павлова и др.
   Проблема зависимости демократического процесса от информационных потоков, а также вопрос о применении скрытого воздействия на массовое сознание на телевидении разрабатывались Я. Н. Засурским, Ю. А. Богомоловым, Р. А. Борецким, Д. Брайант и С. Томпсон, В. Паккардом, М. Маклюэном, Л. И. Рюмшиной, О. И. Киреевым и др. Многие исследователи пришли к выводу: без свободы слова не может быть подлинной демократии, в то время как манипулирование массовым сознанием с помощью средств массовой коммуникации так или иначе связано с подавлением мнения индивидов и нарушением самих основ демократии.
   Вопросами защиты от скрытого воздействия на массовое сознание (контрсуггестии) занимались Б. Ф. Поршнев, Г. С. Мельник, Н. Д. Субботина, Э. Берн, У. Глассер и Л. Зунин, А. Эллис, Э. Шосторм, Т. Вильгельм, Р. Чалдини, А. Фрейд, В. Н. Панкратов, В. И. Журбин, Е. С. Романова и ЛP Гребенников, С. Ю. Ключников, И. Н. Мелихов, В. Данченко. Некоторые ученые усматривают в суггестии наступательный характер, а в контрсуггестии – оборонительный. Для того чтобы защититься от любого вида манипулятивного воздействия, нужно прежде всего суметь его распознать.
   Сегодня, как видим, существует немало работ зарубежных и российских мыслителей и ученых, посвященных трансформации массового сознания под воздействием СМИ, в том числе феномену манипулирования им. Однако специальных исследований по изучению социально-философского аспекта этой проблемы и анализу манипулятивных проявлений в современных средствах массовой коммуникации (в частности, на телевидении) до сих пор предпринято не было.
   Цель исследования — анализ трансформации массового сознания под воздействием средств массовой информации как в теоретической постановке, так и на примере тенденций манипулирования массовым сознанием в работе зарубежного и отечественного телевидения. Мы стремимся выявить конкретные примеры скрытого воздействия на массовое сознание. В этой связи мы анализируем, в частности, российские новостные, историко-образовательные проекты, программы, которые можно отнести к жанрам «репортаж» и «наблюдение». Нам также необходимо выяснить, каким образом телевидение может способствовать процессу демократического развития общества.

Глава I
Социально-философский аспект проблемы трансформации массового сознания под воздействием СМИ

§ 1. Трансформации массового сознания под влиянием виртуальной «телевизионной реальности»

   Активное развитие социального, экономического, научно-культурного и технического аспектов мирового процесса обусловило формирование нового типа пространства – массового общества, характеризующегося не только возрастанием масс количественно, обретением ими новых черт и нового сознания, но и появлением специфических средств связи – средств массовой информации. Носителем данного типа сознания является особая совокупность (множество, общность) индивидов, именуемая массой. Сознание каждого индивида в отдельности и сознание масс в современном информационном обществе жизни подвергается перманентному воздействию со стороны средств массовой информации и претерпевает изменения.
   Под средством массовой информации (в дальнейшем – СМИ, медиа) мы понимаем средство производства и распространения информации (организационно-технический комплекс), для деятельности которого характерна общедоступность информационного продукта, обращенность к массовой аудитории, а также корпоративный характер работы с данными. Основными функциями СМИ являются информирование, образование, социализация, формирование общественного мнения, критика и контроль, а также мобилизационный, инновационный аспекты.
   Некоторые исследователи интерпретируют термин «средства массовой информации» в более узком смысле, чем «средства массовой коммуникации». Под СМК они понимают не только средства массовой информации (СМИ), но и телекоммуникацию (технические службы, обеспечивающие передачу и прием сообщений) и информатику (систему средств обработки данных при помощи вычислительных машин, компьютеров). Научное понятие СМК было сформировано позже и связано с исследованием феномена «коммуникация», построением моделей массовой коммуникации. Основной характеристикой СМК является воздействие на массовую аудиторию с помощью коммуникации. Условиями функционирования СМК является наличие социально значимой информации, массовой аудитории, а также технических средств, способных обеспечить регулярное функционирование того или иного СМИ.
   Мы в своем исследовании рассматриваем термины СМИ и СМК как синонимичные, поскольку сугубо технический аспект передачи данных нами в работе не рассматривается. Воздействие СМК на аудиторию может осуществляться в позитивном и негативном аспектах – мы рассматриваем его с двух позиций. С одной стороны, СМИ информируют общественность, отражая события, которые происходят в мире, с другой стороны, они сами формируют информационное поле согласно своим собственным задачам.
   Тема коммуникации стала предметом особого интереса в философии XX в. «Коммуникация – смысловой и идеально-содержательный аспект социального взаимодействия. Коммуникативными называют действия, сознательно ориентированные на их смысловое восприятие»[4]. Ю. Хабермас в своей теории коммуникативного действия рассматривает коммуникацию как базовый социальный процесс, структурирующий общественность.
   Существует несколько типов коммуникации: межличностная, опосредованное взаимодействие и опосредованное квазивзаимодействие. Межличностная коммуникация построена на непосредственном двустороннем взаимодействии, носящем характер диалога, ее непременным условием является наличие участников коммуникационного процесса в одной пространственно-временной системе. Опосредованное взаимодействие осуществляется благодаря различным техническим устройствам: в случае телефонных переговоров их функции выполняют электрические провода; интернет-общение с помощью электронной почты или социальных сетей[5] осуществляется при помощи сложного технического комплекса всемирной глобальной сети (в качестве линии связи здесь могут быть использованы: телефонная линия, волоконно-оптический или коаксиальный кабель). Опосредованное квазивзаимодействие – данный вид коммуникации становится возможным только благодаря СМИ и является одним из доминирующих в современном обществе. Его главное отличие от первых двух типов коммуникации заключается в монологичном, т. е. однонаправленном характере информационного потока.
   Базовые подходы к процессам массовой коммуникации можно разделить на две основные группы.
   Позитивистский подход построен на идеях П. Лазарсфельда. Согласно ему информирование масс осуществляется с помощью «повестки дня», которую формируют сами СМИ, отбирая данные, определяя главную тему выпуска и акцентируя внимание зрителей на том или ином вопросе. Непосредственное влияние СМИ на аудиторию при этом минимизировано. В рамках данной научной позиции изучается проблема медиареальности, не являющейся подлинной, на сознание аудитории.
   Нам ближе другой подход, согласно которому средства массовой коммуникации оказывают существенное влияние на сознание индивида и задачей каждой личности является индивидуальное противостояние их напору. Данный подход исходит из принципа множественности реальностей, поэтому медиареальность изучается как своеобразное целое со своей внутренней логикой.
   По типу отношений между участниками коммуникация подразделяется на межличностную, публичную и массовую. Массовой коммуникацией называют регулярный процесс передачи информации на численно большие аудитории с помощью средств массовой информации. Это опосредованное общение коммуникатора с массовой аудиторией посредством СМИ. Для средств массовой коммуникации, распространяющих информацию, характерны обращенность к массовой аудитории, определенная периодичность, общедоступность. Массовая аудитория, в свою очередь, характеризуется анонимностью, неоднородностью и рассредоточенностью.
   СМИ включены в процессы массовой коммуникации, в которой задействованы следующие участники: учредитель СМИ, руководящие органы (государственные институты, правомочные принимать, изменять, отменять законы и акты, регулирующие деятельность журналистики), журналисты, а также результат их труда – тексты, каналы распространения массовой информации (СМИ), массовая аудитория (та часть общества, на которую ориентировано средство массовой информации, к которой оно обращено, социальные институты (деятельность которых обсуждается журналистами). Объектом исследования журналистов выступает социальная действительность.
   Исследователи, изучавшие феномен «массовой коммуникации», относились к нему различным образом. Т. Адорно (Франкфуртская школа) был убежден в том, что СМИ воздействует на личность пагубно, насаждая стереотипы массовой культуры и способствуя структурному изменению мировоззрения личности под влиянием телевизионной продукции. С. Холл (Бирмингемская школа) имел противоположные воззрения относительно массовой коммуникации и массовой культуры, полагая, что последняя выполняет позитивную интегрирующую функцию. Мы исходим из того, что массовая коммуникация является чрезвычайно действенным социальным феноменом, использовать который можно с различными целями‑как позитивными, так и негативными, добиваясь соответственно противоположных результатов.
   Процесс коммуникации невозможно осуществить без информации, ее распространения и использования.
   Под информацией мы понимаем знание, предназначенное для передачи или трансляции по каналам СМИ, совокупность данных, сохраненных и зафиксированных на каком‑либо носителе. Данное понятие может быть описано определенным набором свойств: объективность, полнота, достоверность, актуальность, доступность, адекватность, эмоциональность.
   По своему предназначению информация может быть личной (индивидуальной), специальной и массовой. Средства массовой информации производят информацию, ориентированную на массы. В качестве отличительных признаков массовой информации российский социолог, создатель теории журналистики Е. П. Прохоров выделяет степень размноженности (размер тиража) и мультиплицированности сообщений во времени и пространстве[6]. Массовой можно считать информацию, произведенную для аудитории и переданную ей в массовом количестве.
   СМИ привлекают внимание своей аудитории с помощью новизны и неординарности информации, которые зачастую проявляются в сенсационности.
   Наиболее влиятельным из всех средств СМК является телевидение. Телевидению присущ ряд имманентных свойств, отличающих его, к примеру, от кино. Первое – вездесущность, которая характеризуется широтой охвата, способностью телевизионного сигнала проникать в любую точку России или мира (с помощью передатчиков или спутников). Второе – так называемая экранность, способность передавать информацию в виде движущегося изображения, сопровождаемого звуком (информация воспринимается зрителем через аудиовизуальные каналы). У зрителя возникает иллюзия отсутствия посредника между событием и экраном. Третье – возможность зафиксировать происходящее событие в момент его свершения с тем, чтобы в это же самое время показать его телезрителю (так называемая прямая трансляция или прямое включение с места событий). Благодаря этому свойству происходит одновременность наблюдения, показа и трансляции события в режиме реального времени. Возможность демонстрации новости в момент ее свершения создает «эффект присутствия» у зрителя, что выражается в особом доверии к показываемому.
   Еще одно свойство телевидения – персонифицированность. Психологи пришли к выводу, что телезритель больше склонен доверять реальному человеку на экране, которого он видит – диктору, ведущему или журналисту, участнику событий, – нежели абстрактному индивиду с газетной полосы. Этим объясняется вера телезрителя во все то, о чем говорится с экрана. Персонификация утвердилась во всем мире как важнейший принцип, сущностное отличие телевизионной журналистики от других ее родов.
   «Телевизионная действительность» формируется с помощью языка экрана, совокупности технических приемов и изобразительных средств, при помощи которых автор воплощает свой замысел. Это: «кадр», «план», «ракурс». Любая программа, фильм или телепередача состоит из кадров – сменяющих друг друга изображений, расставленных (смонтированных) в определенной последовательности. Непрерывный поток кадров – еще одна важная особенность экрана. Процесс переработки материала (расстановки кадров в необходимой автору последовательности) называется монтажом. Различные виды монтажа помогают добиться необходимого эффекта воздействия на аудиторию. Монтаж может многое: сместить акценты – главное сделать второстепенным и наоборот, изменить ход событий (поменять их местами), умолчать о «ненужном», из синхрона (прямой речи героя) вырезать необходимую фразу оставив все остальное за кадром. С помощью данной технологии можно изменить мнение о герое на прямо противоположное и проч. Монтаж является одним из важнейших средств воздействия на массовое сознание, с помощью которого можно сформировать у зрителя новые жизненные установки.
   Важнейшую роль в процессе трансформации сознания масс играет также отбор информации, структурированность и способ ее подачи (наличие комментариев к ней и т. д.). Одни и те же сведения можно представить диаметрально противоположным образом в зависимости от исходных задач, которые ставятся перед коммуникатором. На восприятие индивидом информации влияют элементы ее подачи, такие как интонация, ритм и темп речи телеведущего. Данные средства выражения эффективно используются в различных теледискурсах. Особенности восприятия учитываются и при подготовке новостных выпусков. Четко выверенная структура информационного блока новостей предполагает определенный хронометраж (длительность) сюжетов и дикторского текста. По законам восприятия лучше всего запоминаются первый и последний материалы, повторение диктором информации также способствует ее фиксации в памяти телезрителя. Телевизионный текст обладает определенной синтаксической спецификой – в нем используются преимущественно короткие смысловые конструкции с простой грамматической структурой, которые легко усваиваются и запоминаются.
   Благодаря экранным средствам отображения действительности мир, воспринимаемый с помощью телевизора, предстает перед зрителем в измененном виде. Является ли то, что видит индивид, реальностью или он созерцает виртуальный, специально сконструированный мир? Мы придерживаемся второй точки зрения. Телевизионные герои и все то, что происходит на экране телевизора, – не что иное, как иная, «телевизионная реальность», не совпадающая с настоящей реальностью. «Телевизионное пространство так же двуедино, как цвет и пространство «видимого мира». В нем одновременно уживаются реальность (информационные, аналитические программы) и мир воображаемый, виртуальный, иллюзорный (постановочное телевидение) с его образами и химерами»[7]. Созданием такого телевизионного мира заняты десятки тысяч людей – журналисты, редакторы, продюсеры, ведущие, операторы и т. д.
   Понятие «виртуальная реальность» активно разрабатывалось еще в средневековой философии. Категория виртуальной реальности в постклассической философии вводится как противоположность понятиям «субстанциальность» и «потенциальность»; это «недовозникающее событие, недорожденное бытие»[8]. Виртуальная реальность всегда порождается некоторой первоначальной реальностью.
   Термин «виртуальная реальность» обрел философский статус благодаря осмыслению соотношения трех пространств человеческого бытия: внешнего, видимого и мыслимого миров. Виртуальная реальность рассматривается с трех точек зрения.
   1. Развитие технической составляющей открыло широчайшие возможности для создания новых измерений культуры и общества, а также выявило проблемы, нуждающиеся в осмыслении.
   2. Получила развитие идея возможной множественности миров и относительности мира реального.
   3. Виртуальная реальность может быть создана при помощи новейших компьютерных средств (трехмерного графического изображения, создающего высококлассную иллюзию существования объекта на экране, а также «вписывающего» индивида – зрителя в эту реальность).
   Виртуальная реальность – оптимизированный способ ориентации индивида в мире электронной информации, дающий ему возможность преодолеть экзистенциальную ограниченность реальности настоящей. Представители неклассической постмодернистской философии, сравнивая виртуальную реальность с реальным бытием, отмечают проблематизацию последнего, ставят под сомнение его очевидность. Жизнь в виртуальной реальности способна заменить человеку его существование в реальном пространстве и времени, «помочь» ему забыть о трудностях и проблемах, а также о бренности человеческого существования. В феномене «виртуальной реальности» сконцентрирован гигантский нереализованный потенциал.
   Итак, сам факт, что СМК конструируют реальность, в XXI в. уже не является новым. А вот суть данного процесса, его технологии и последствия по-прежнему являются предметом теоретических дискуссий.
   Телевидение формирует особое коммуникативное пространство, которое влияет на восприятие действительности каждой отдельной личностью. Из тенденций современного ТВ можно выделить следующие:
   российское телевидение постепенно утрачивает свои национальные черты и культурную специфику, ориентируясь на западный (американский) образец; в больших количествах показывается зарубежная продукция вместо отечественной; западная культура несет в себе иные ценности – возникает глобальная переориентация на достижение «успеха» в качестве основной идеи человеческой жизни; введена манера агрессивной подачи материала: русские дикторы усвоили американские интонации, несвойственные русской речи, и т. д.
   Каким образом индивиды воспринимают телевизионную информацию? В теории массовой коммуникации существуют две наиболее важные для нас парадигмы. Суть первой заключается в том, что индивиды усваивают поступающие данные выборочно. Согласно второй парадигме, представляющейся нам наиболее верной, сопротивляться воздействию СМИ практически невозможно – человек впадает от них в психологическую зависимость. Представителем данной точки зрения является выдающийся теоретик XX в. в области культуры и коммуникаций Г. Маклюэн. Он одним из первых обратил внимание на степень воздействия средств массовой коммуникации, в особенности телевидения, на формирование сознания масс вне зависимости от содержания информационного сообщения. Сам по себе носитель информации, утверждал Маклюэн, уже является сообщением.
   Современное человечество восходит к нелинейной электронной коммуникации. Тенденция определяющего воздействия географии на социальное и культурное структурирование общества упраздняется. Такие СМИ, как, к примеру, спутниковое телевидение, стирают национальные границы, превращая население земли в «глобальную деревню» – эта гигантская телеаудитория смотрит одни и те же программы, имеет одинаковые ценности. Термином «глобальная деревня», подразумевающим растущую тенденцию к мировой культурной конвергенции, обозначается форма социальной организации, при которой сверхскоростные электронные средства массовой коммуникации свяжут весь мир в одну социальную систему. Все стороны жизни общества изменяются в связи с общемировой тенденцией к открытости и взаимозависимости.
   Электронные средства массовой коммуникации (под ними мы понимаем радио, телевидение и Интернет) оказывают существенное влияние на человека и становятся при этом фактически его «продолжением», расширяя чувства, слух и зрение, находясь при этом как бы вне времени и пространства. Ведь для общения людей в XXI в. «не существует расстояний», они могут вступать друг с другом в коммуникацию вне зависимости от того, в каком месте земного шара находятся.
   Феномен «глобальная деревня» возможен и складывается в мире, в котором происходит процесс глобализации – всемирной экономической, политической, технологической и культурной унификации и интеграции. Глобализация может рассматриваться как всемирное слияние рынков отдельных видов продукции и услуг, производимых крупными транснациональными корпорациями. Атрибутивным признаком данного процесса является появление единого глобального порядка, суть которого (в глобальном масштабе) является скрытой для социума.
   Глобализация характеризуется формированием нового виртуального мира общения в сети Интернет (Интернет – это глобальная информационная сеть, части которой связаны друг с другом с помощью единого адресного пространства, основанного на протоколе TCP/IP. Интернет состоит из большого количества компьютерных сетей, связанных друг с другом. Мгновенная электронная связь в значительной степени изменила жизнь граждан, вне зависимости от их благосостояния и места проживания.
   Власть, которая строится исключительно на принципе воздействия «сверху», уже не может быть столь эффективной[9]. «Сетевая» коммуникация предоставила пользователям сети Интернет доступ к неограниченным источникам информации, гипотетически способствуя появлению более активного, свободного в плане получения данных и трезво мыслящего гражданина. Пользователь Всемирной сети Интернет имеет доступ к ресурсу любой структуры, имеющей свою электронную версию, в отличие от зрителя, черпающего информацию только из одного источника информации – телевидения.
   Помимо позитивных черт, глобализация как этап мирового развития имеет и негативные аспекты. Данный порядок не является стабильным и устоявшимся, напротив, он крайне противоречив и неподконтролен государствам. Идея глобализации подразумевает тенденцию к унификации мира, подчинения единым ценностям и нормам поведения. Глобализация привела к конвергенции (слиянию) средств массовой коммуникации друг с другом и переводу их на единую цифровую платформу. Возник новый вид журналиста – «универсальный журналист», способный выполнять несколько функций одновременно: собирать информацию, выполняя корреспондентские функции, работая с диктофоном и другими записывающими устройствами, фотографировать на фотокамеру (работа фотографа), снимать на видеокамеру (операторские функции) и производить в итоге несколько материалов для разных СМИ (газеты, радио, телевидения). Универсальный журналист удобен работодателю, поскольку является обладателем одновременно нескольких профессий и экономит бюджет редакции. Но насколько качественно способен выполнять свои функции конвергентный специалист и не пострадает ли от этого качество выпускаемого продукта? Вероятнее всего, пострадает.
   Мировой процесс глобализации способствовал и значительно ускорил явление трансформации массового сознания под воздействием средств массовой коммуникации, которые, помимо передачи информации, создают свою собственную картину мира, конструируя новую реальность. Сознание разных индивидов подвержено трансформации в разной степени. Степень медиа аддикции (телевизионной аддикции, в частности) зависит от многих факторов: уровня образования, развитости интеллекта, наличия критического мышления, желания анализировать увиденное, а также от времени, которое индивид затрачивает на просмотр того или иного СМИ. В этой связи встает еще и проблема верификации: у телезрителей нет возможности проверить ту информацию, которую они получают с помощью телевидения, они вынуждены доверять тому, что им показывают.
   Средства массовой коммуникации с момента их появления совершили переворот в восприятии информации. Трансформации массового сознания под воздействием СМИ могут носить различный характер. Рассмотрим лишь некоторые из них.
   Первая: чтение книг в бумажном варианте, преобладавшее в XIX в., вытеснено просмотром телевизионных программ в аналоговом, цифровом или интернет-форматах в XX веке. Информация теперь черпается из средств массовой коммуникации посредством аудиовизуальной составляющей.
   Вторая трансформация большого социального значения – гедонистическая этика как тип мироотношения современных индивидов. В ее основе философия эгоизма и эгоцентризма, призывающая получать удовольствия от жизни и оберегать себя от проблем. Философия потребительства представляет собой немалую опасность, призывая «брать от жизни все», избегая трудностей.
   Третья трансформация заключается в том, что массовое сознание становится разорванным, фрагментарным, мозаичным. В начале 1990-х годов появился термин «клиповое сознание», название которому дало обилие музыкальных и рекламных клипов, заполонивших отечественное телевидение. В чем специфика их воздействия на массовое сознание?
   Развитие техники привело к возникновению нового вида монтажа – клипового, контрастных по своему содержанию, быстро сменяющихся кадров, с парадоксальными соединениями кусков и с мгновенными перебросками во времени и пространстве. Клиповый монтаж используется в различных видах программ, в том числе и в новостях.
   Видеоклипами являются рекламные ролики, музыкальные клипы, в которых посредством монтажа создается виртуальная реальность. Под последней мы понимаем мнимую, условную реальность, по сути, созданную компьютерными технологиями. Условный мир стал основой не только в мире компьютерных игр, но и на телевизионном экране, воздействуя не на рациональную составляющую массовой аудитории, а на ее чувственное начало.
   «Клиповым» сознание индивида становится при постоянном потреблении большого количества информации микропорциями. Под «клиповым сознанием» мы понимаем сознание индивида – потребителя данного телевизионного продукта, привыкшее к мельканию кадров с огромной скоростью, а также к обилию информации, которую ему приходится ежедневно обрабатывать. Учащающийся ритм и возрастающая скорость жизни, а также нехватка времени усугубляют данный процесс. В результате сознание личности формируется из мелких информационных частиц – мозаики, человек привыкает к тому, чтобы получать отрывочные (неполные) данные в большом объеме, которые и формируют его мировоззрение. Новое мозаичное сознание постепенно вытесняет традиционное. Реальность по отношению к ее отражению становится вторичной. Первичным оказывается ее искаженное отражение.
   Полагаем, что все убеждения личности в современном мире так или иначе зависят от той информации, которую она получает из средств массовой коммуникации.
   Э. Фромм был озабочен «автоматическим конформизмом», подразумевая под этим, что пассивное, некритическое восприятие информации может привести к тому, что собственное «Я» человека заменяется на безликую социальную маску. Несомненно, СМИ являются средством по формированию и изменению ценностных установок масс. Какими могут быть последствия трансформаций массового сознания, покажет время. Но нам представляется, что происходящие процессы с наименьшей долей вероятности могут способствовать психическому и, как следствие, физическому здоровью граждан.
   Между тем многие исследователи (а также те, кто делает телевидение) уверены в том, что информация, предназначенная для масс, изначально не может быть полной, целостной и исчерпывающей. Ибо изложение таких данных якобы, во-первых, не заинтересует массы, а во– вторых, в большинстве случаев не будет стратегически верным, так как оно связано с нарушением контроля над информационными потоками со стороны различных структур: финансово-промышленных групп, государства, транснациональных корпораций и т. д. А пресса «всегда принимает форму и окраску тех социальных и политических структур, в рамках которых она функционирует»[10].
   Итак, СМИ не только информируют, развлекают, просвещают и образовывают массы, но и являются мощным средством воздействия на их психическое состояние, постепенно меняя мировоззрение индивидов, формируя новые мнения или корректируя уже имеющиеся. СМК не просто отражают реальность – они ее конструируют, являясь серьезным инструментом, с помощью которого осуществляется воздействие на массовое сознание в масштабах государства. Воздействие средств массовой коммуникации на индивида носит феноменальный по силе характер. Благодаря средствам массовой информации в сознании масс происходят значительные трансформации – меняются ценности, установки, восприятие действительности. Видовой разновидностью трансформации массового сознания является его подверженность скрытому воздействию, или, иначе говоря, манипулированию им.

§ 2. Массовизация общества в XIX – первой половине XX в. и развитие манипулятивных процессов

   В этом параграфе мы хотим исследовать процесс массовизации общества, понять, откуда и когда возникли массы и массовое общество, каковы их отличительные признаки и специфика, положительные и отрицательные черты, в связи с чем необходимо рассмотреть следующие понятия: «масса», «массовое сознание», «массовый человек» и собственно манипуляцию сознанием масс. Также нам важно проследить, как воспринимают массовое общество ученые, жившие в разное время, и что они о нем думают.
Масса и толпа
   Анализ процессов манипулирования сознанием масс (или толп – некоторые исследователи ставят между этими понятиями знак равенства) начинается с понимания самого феномена масс/толп.
   Что же такое «масса»? Существует множество определений этого понятия, как позитивных, так и негативных.
   Как известно, Платон в глубокой древности рассматривал «массу» и «народ» в отрицательном ключе. И сегодня многие ученые смотрят на массу, скорее, с негативной стороны, исходя из убеждения, что человек в массе теряет индивидуальность и уникальность собственной личности. Возникли негативно окрашенные синонимы понятий «масса» и «народ» – «чернь» и «толпа». Манипулировать проще всего не отдельно взятой личностью, а именно массой.
   Для нас очевидно, что большая часть уничижительных характеристик массы (например: «чума, заразившая собой век») относится к ранней традиции аристократически-элитарной критики народных масс. Но есть и современная негативная составляющая понятия «масса». Быть таким, как все, гораздо легче, чем выделяться чем‑то и быть индивидуальностью. Для «простых смертных», не привыкших много думать, иметь на все собственное мнение и нести персональную ответственность за свои действия, поступки и принятые решения, быть частью массы весьма удобно.
   Французский ученый Гюстав Лебон (1841–1931) тщательно исследовал феномен толпы. Лебон считал, что любая идея влияет на массовую аудиторию следующим образом: сначала она принимается вождями или любыми авторитетными людьми в обществе – Лебон называет их «апостолами», которые управляют массами при помощи обаяния. Потом авторитетные люди воздействуют посредством этой идеи на массы, которые, в свою очередь, идею принимают. Идея, которая смогла проникнуть в сознание аудитории, становится чувством, а со временем и догмой. Чаще всего люди принимают идеи, которые внушаются им, без критики. Этому способствуют такие факторы, как воспитание, среда, в которой человек вырос, и наследственность.
   Таким образом, для толпы, по Лебону, характерно исчезновение сознательного и преобладание бессознательного начала в личности, исчезновение интеллектуальных способностей. Люди толпы импульсивны и внушаемы – это говорит о том, что они уязвимы в своих побуждениях и инстинктах, они реагируют на все стимулы извне, не владея собой. А еще толпа полностью подчиняется вождю, который говорит ей, о чем думать и как действовать. «Чаще всего вожаками бывают психически неуравновешенные люди, полупомешанные, находящиеся на грани безумия. Их убеждения нельзя поколебать никакими доводами рассудка»[11].
   Итак, один из классиков этого периода, Гюстав Лебон, смотрит на феномен массы и толпы преимущественно с отрицательной точки зрения, утверждая, что массам нужны вожди, которые бы направляли все их желания и действия в нужное правителям русло. Лебон считает, что сознанием масс не просто можно, а необходимо манипулировать, поскольку массы обладают низким интеллектуальным уровнем.
   Американский социолог и политический мыслитель XX – начала XXI в. Д. Белл в своей работе «Конец идеологии» (1964) попытался дать систематизированный анализ многочисленных определений массы в американской и западноевропейской социально-политической литературе. Он выделяет пять основных значений данного термина, считая, что все многочисленные концепции в той или иной форме употребляют одно из пяти значений массы. Это «масса как недифференцированное множество», «масса как синоним невежественности», «масса как механизированное множество», «масса как бюрократизированное общество» и «масса как толпа»[12].
   Эти пять значений массы применяют в своих работах разные исследователи. Например, (1) – «недифференцированное множество» применяет Г. Блумер. X. Ортега-и-Гасет говорит о (2) «массе как синониме невежественности», имея в виду низкое качество современной цивилизации, являющееся результатом ослабления руководящих позиций просвещенной элиты. Значение массы под номером (3) – «механизированное общество», в котором человек является придатком машины, дегуманизированным элементом «суммы социальных технологий», – применяет Ф. Г. Юнгер. (4) «Бюрократическое общество», отличающееся широко расчлененной организацией, в которой принятие решений допускается исключительно на высших этажах иерархии, используют Г. Зиммель, М. Вебер и К. Маннгейм. И (5) значение массы – «масса как толпа» – применяют Э. Ледерер и X. Арендт[13].
   Австрийский писатель Элиас Канетти (1905–1994), считает, что масса – это новый организм, который не является простой суммой входящих в него индивидов. Такая масса всегда возникает вне зависимости от конкретных социально-экономических условий или политических обстоятельств. Во всех ситуациях она имеет одинаковые механизмы образования, существования, распада. Э. Канетти подробно описывает различные свойства массы. Эти свойства он обобщает следующим образом: «1. Масса всегда стремится расти. 2. Внутри массы господствует равенство. 3. Масса любит плотность. 4. Масса требует направления»[14]. Примкнув к массе, каждый индивид ощущает, что «он переступил границы собственной личности, ликвидировал все дистанции. Сбросив груз дистанций, человек освобождается, и эта обретенная свобода есть свобода переступания границ»[15].
   Массы согласно современным научным представлениям делятся на следующие типы: большие и малые; постоянно функционирующие и импульсные; сгруппированные и несгруппированные, упорядоченные в пространстве или неупорядоченные; контактные и неконтактные (дисперсные); стихийно возникающие и специально организуемые; социально однородные и неоднородные. Э. Канетти разделял массы еще и на ритмические и замершие, медленные и быстрые, открытые и закрытые, а также выделял невидимые, преследующие массы бегства и запрета[16].
   Б. А. Грушин пишет, что массы с социологической точки – это «ситуативно возникающие (существующие) социальные общности, вероятностные по своей природе, гетерогенные по составу и статистические по формам выражения (функционирования)»[17]. Это определение, на наш взгляд, позволяет разграничить массу и группы и дает возможность подойти к пониманию важных качеств массового сознания.
   Конкретные наблюдения и эмпирические исследования позволяют выделить три основные конкретные разновидности «массы», встречающиеся на практике: «собранная публика», «несобранная публика» и толпа.
   «Массой» часто называют людей, собравшихся ради какого‑то совместного дела, например зрители в театре или участники политических митингов. Но это собственно публика. «Скопление некоторого количества людей, испытывающих сходное ожидание определенных переживаний или интересующихся одним и тем же предметом… Сходство установок, ориентации и готовности к действию – основа объединения публики… под влиянием воздействия на всех одних и тех же стимулов (фильм, театральная постановка, лекция или дискуссия) в среде публики образуются определенные сходные или общие реакции»[18]. Такая разновидность массы, выражаясь точнее, называется «собранной публикой».
   К «несобранной публике» относятся, например, избиратели на выборах, которые группируются под воздействием политической рекламы. Это «большое число людей, мышление и интересы которых ориентированы идентичными стимулами в одном направлении, людей, проживающих не «друг с другом», а «друг около друга»[19].
   Толпа, в отличие от указанных двух разновидностей массы, это «скопление людей, не объединенных общностью целей и единой организационно-ролевой структурой, но связанных между собой общим центром внимания и эмоциональным состоянием»[20]. Толпа образовывается из массы (неорганизованной и неструктурированной части общества) при помощи слухов или эмоциональных (циркулярных) реакций.
Массовиация
   По одной из версий, массовизация общества стала возможной тогда, когда начали появляться и разрастаться средневековые города. Точнее, массовизация изначально была обусловлена развитием капитализма, а затем переросла в глобальную закономерность.
   В XVIII‑XIX вв. промышленная революция привела к появлению массовых профессий. Города росли – население быстро увеличивалось за счет миграции в города людей из аграрных провинций. Происходило смешение национально-этнических групп, шла стихийная крупномасштабная социальная реформа.
   Процесс, который носит название «массовизация», по нашему мнению, является результатом всех вышеописанных факторов. Он включает в себя следующие компоненты: обретение большим количеством людей новых черт и нового сознания, возникновение нового типа человека, отражение всего этого в различных теориях, учениях и концепциях. Процесс массовизации – это прежде всего процесс возрастания масс количественно, он влечет за собой также и увеличение возможностей для манипуляции.
   Возникновение такой особой социальной и политической силы, как масса, начинает использоваться политиками по-новому.
   На этой почве, например, могут сформироваться (как это уже было не раз) тоталитарные политические режимы, которые стремятся все общество превратить в скопление массовых индивидов, лишенных собственного волеизъявления (Гитлер, Пиночет, Пол Пот, военные хунты в странах Латинской Америки).
   С другой стороны, нельзя недооценивать позитивного значения масс. Без них не могла бы быть достигнута ни одна крупная победа в сражениях. К примеру, в Великой Отечественной войне (1941–1945) спасение России против фашистской Германии произошло именно благодаря героизму масс. Вождь, пропагандисты и агитаторы лишь направляли их энергию и энтузиазм в нужном направлении.
Массовое общество
   Социолог Н. Полякова[21], опираясь на результаты собственных исследований, утверждает, что массовое общество появилось в первой трети XX в. и формировалось на основе массового производства, массового потребления и массовой культуры. Для такого общества характерны следующие черты: массовость – огромное население и большая его концентрация; гетерогенность – множество существующих в массовом обществе профессий; неограниченный доступ людей к различного рода благам в больших городах; массовое общество постоянно изменяется.
   Отличительная черта массового общества согласно, Э. Шилзу,[22] – конкурентоспособность и личное благосостояние людей. Массы не следует отождествлять с социальными низами или с толпой. Э. Шилз считал, что в массовом обществе наиболее активной движущей силой является как раз «периферия».
   Очень важная отличительная черта массового общества, без которой оно не могло бы быть таковым, – наличие средств массовой коммуникации.
   Массовое общество, согласно теории Г. М. Маклюэна, начинается с того момента, как появляется электричество. Через некоторое время образуется единое глобальное пространство – «глобальная деревня», в которой средства массовой коммуникации начинают выполнять идеологические, политические и многие другие функции. В XX в. начинают появляться различные теории массовой коммуникации. Создатели одних теорий считают, что люди приспосабливают средства массовой коммуникации к своим нуждам и потребностям – поступающую информацию они воспринимают выборочно, т. е. усваивают только то, что совпадает с их личным мнением. Другие исследователи (например, тот же Г. М. Маклюэн) исходят из того, что СМИ воздействуют на людей как наркотик, которому невозможно сопротивляться.
   Итак, массовое общество, или общество потребления, характеризуется крупномасштабным производством, массовым потреблением, массовой культурой и господствующими в ней средствами массовой коммуникации. Это как численно, так и территориально большое общество. Оно обладает определенными характеристиками – например, в таком обществе всегда господствует стандартизированная продукция. Человек чувствует себя в массовом обществе одиноко, несмотря на множество людей, окружающих его.
   Явление взрывообразного роста исторического значения масс выражено в концепциях массового общества. С этим направлением исследований связывают прежде всего имена Г. Лебона, Ф. Ницше, X. Ортеги-и-Гассета – признанных классиков постановки данной проблемы.
   Теперь, когда мы уже имеем определенное представление о массовом обществе, целесообразно вновь вернуться к характеристике и оценке процесса массовизации. С формированием массового общества этот процесс возрастает в степени и приобретает новое качество.
   У процесса массовизации есть как положительные, так и отрицательные черты. Ранние теоретики «массового общества» резко критиковали массовизацию. X. Ортега-и-Гассет считал, что демократизация общества – это «восстание масс», угрожающее элите. Э. Шилз, Э. Фромм, Г. Блумер и другие исследователи, творившие в середине XX в., относились к массовизации уже гораздо спокойнее. Они считали, что этот процесс закономерен. Только она должна носить плавный, эволюционный характер.
   Г. Блумер утверждал, что массовизированное общество предоставляет людям неограниченный доступ ко всем сферам и благам жизни и что его нельзя считать упадочным[23].
   Э. Фромм же полагал, что люди стали винтиками бюрократической системы, и их мыслями, чувствами и вкусами манипулируют правительство и находящиеся под его воздействием средства массовой информации. Он также считал, что из-за рыночных отношений, царящих в обществе, человек должен постоянно подстраиваться под изменяющиеся условия и быть таким, каким его хотят видеть, а не самим собой.
   Демократизация общества, по мнению «элитарных» философов, таит в себе одну серьезную опасность: становясь все более свободными, массы могут начать, в свою очередь, воздействовать на элиту, что может привести к «восстанию масс» (термин Ортеги-и-Гассета). Выходит, для того чтобы общество существовало, необходимо обеспечить «неприкасаемость» элиты и, соответственно, манипулирование массами.
   Массовое общество – это скачок в новое состояние общества, где массы являются доминирующими. В таком обществе массовизация приобретает новый характер, новое качество. Исследователи приходят к выводу, что массовым обществом нужно грамотно управлять. Существуют, как минимум, две возможные стратегии управления таким обществом – стратегия тоталитаризма и стратегия демократического управления (демократическое и массовое общество – не тождественные, хотя и очень близкие понятия).
Массовое сознание
   Массовое сознание – это один из видов общественного сознания, наиболее реальная форма его практического существования и воплощения.
   Словосочетание «массовое сознание» стало встречаться в научной литературе начиная с середины XIX в. До этого времени преобладало обобщенное понятие «психология масс» – в трудах Г. Лебона, Г. Тарда, Ш. Сигеле и В. Мак-Дугала. Научное употребление термина «массовое сознание» началось лишь в 20-30-е годы XX в., хотя четкой формулировки этого понятия тогда не было. Затем произошла длительная пауза в исследованиях.
   Но и «массовая психология» как предмет изучения стала исчезать. В советской науке структурирование общества по социально-классо– вому основанию привело к абсолютизации роли классовой психологии, которая заслонила собой и массовое, и индивидуальное сознание. «Массовую психологию» и здесь перестали изучать.
   В 60-е годы XX столетия «массовое сознание» пережило свое второе рождение в советской науке. А настоящий прилив интереса ученых к «массовому сознанию» наблюдается начиная со второй половины 80-х годов. Именно в это время выходит в свет книга Б. А. Грушина «Массовое сознание». Ученый полагал, что массовое сознание неоднозначно по своей сути: оно «сплошь и рядом демонстрирует, с одной стороны, завидную устойчивость, стабильность, а с другой – крайнее непостоянство взглядов и предпочтений, или, с одной стороны, отчетливую консервативность, сопротивляемость новой информации, а с другой – поразительную восприимчивость к такой информации, легкую подверженность к дуновениям моды»[24].
   В изучении данного феномена были также трудности объективного характера. Они связаны с самой природой массового сознания, с его свойствами, плохо поддающимися описанию и фиксации.
   В современной науке существует несколько взглядов на проблему массового сознания. Одна группа исследователей считает, что массовое сознание заметно проявляется лишь в бурные, динамичные периоды развития общества. В стабильные периоды массовое сознание функционирует на малозаметном, обыденном уровне. Другая группа ученых рассматривает массовое сознание как атрибут вполне определенного социального носителя – «массы». Оно существует в обществе вместе с сознанием классических групп. Массовое сознание объединяет членов разных социальных групп, которые оказались в похожих жизненных условиях.
   Д. В. Ольшанский называет следующие характерные признаки массового сознания (проявляющиеся вариативно). «Во-первых, «общий и актуальный мыслительный потенциал» (объем всевозможных позитивных знаний, которыми располагают те или иные массы). Во-вторых, «пространственная распространенность» массового сознания. В-третьих, степень связности (противоречивости или непротиворечивости). В-четвертых, его управляемость. В-пятых, уровень развития массового сознания (высокий – низкий, развитое – неразвитое и т. д.). В-шестых, характер его выраженности (сильный, средний, слабый). В-седьмых, особенности используемых языковых средств»[25].
   Попытки типологизации массового сознания затрагивают частные аспекты тех или иных проявлений этого феномена. Исследователи подразделяют массовое сознание на «просвещенное» и «темное», «прогрессивное» и «реакционное», «удовлетворенное» и «неудовлетворенное».
   Оценка массового сознания возможна лишь при условии наличия следующих знаний о массах: уровня развития сознания масс в обществе (образование, способности к рассуждению), направленности потребностей и интересов, объема информации, вращающейся в обществе.
Воздействие на сознание индивида в массе
   Когда индивид (личность) находится в массе, его сознание претерпевает существенные изменения. В конечном счете это создает благоприятные условия для манипуляции сознанием масс. Проследить, выявить происходящие здесь процессы пытались классики изучения массовой психологии. Обратимся к их наблюдениям.
   Г. Лебон был невысокого мнения о массах, он полагал, что массовое сознание (которое он называл «общественным мнением») «знает крайние чувства или глубокое равнодушие. Оно страшно женственно и, как всякая женщина, отличается полной неспособностью владеть своими рефлекторными движениями»[26].
   Что же происходит с человеком в массе по Лебону? У него стираются все индивидуальные отличия и своеобразие личности. Но масса не только «отнимает» что‑то, она еще и придает людям новые качества. «В массе, в силу одного только факта своего множества, индивид испытывает чувство неодолимой мощи,… которое он, будучи в одиночестве, вынужден был бы обуздывать»[27]. Масса также гарантирует анонимность отдельного индивида, что, по утверждению исследователя, развязывает ему руки.
   Психика человека, который находится в массе, меняется в силу особой заразительности массы. В ней «заразительно каждое действие, каждое чувство, и притом в такой сильной степени, что индивид очень легко жертвует своим личным интересом в пользу интереса общего»[28].
   Главные отличительные признаки находящегося в массе индивида, согласно Лебону, таковы: преобладание бессознательного над сознательным, сильная подверженность внушению, стремление осуществить внушенные идеи. Одним лишь фактом своей принадлежности к массе человек «спускается на несколько ступеней ниже по лестнице цивилизации»[29].
   Отрицательное влияние массы на человека заключается в том, что в массе человек способен на все. Известно, что масса людей может совершить такие преступления, на которые каждый из составляющих ее индивидов по отдельности никогда не решился бы.
   Помимо уже названных изменений индивидуального сознания под влиянием массы существует еще один феномен так называемой ретроградной амнезии, частичной потери памяти на прошедшие события.
   Обычно человек просто не может в деталях вспомнить, что он делал в той или иной массе. Он вполне искренне забывает детали произошедшего. Его воспоминания обычно носят отрывочный, фрагментарный характер.
   Исследователями, продолжившими изучение темы «воздействие на сознание масс и манипулирование массовым сознанием», были психологи Зигмунд Фрейд и Серж Московичи.
   3. Фрейд (1856–1939) – создатель классического варианта «глубинной психологии», психоанализа.
   Следует принять во внимание, пишет Фрейд, что «при совместном пребывании индивидов массы у них отпадают все индивидуальные тормозящие моменты и просыпаются для свободного удовлетворения первичных позывов все жестокие, грубые, разрушительные инстинкты, дремлющие в отдельной особи…». Однако это только одна сторона медали. С другой стороны, «массы способны и на большое самоотречение, бескорыстие и преданность идеалу»[30]. Индивид обычно исходит из понимания личной пользы; в массе побуждение выгоды обычно отсутствует.
   С. Московичи (род. в 1925 г.) – французский психолог, руководитель лаборатории социально-психологических исследований в Высшей школе социальных исследований при Парижском университете. С. Московичи изучил идеи, которые высказали Лебон и Тард[31] в XIX в., и на основе этих идей выработал собственную концепцию[32].
   Оба ученых – Фрейд и Московичи – пришли к тому, что масса, представляя собой несистематизированное, неструктурированное образование, испытывает потребность в упорядочивании извне. Фрейд утверждал, что массой руководит бессознательное. Исходя из этого, механизмы воздействия на массу должны быть следующими: «Склонную ко всем крайностям массу и возбуждают тоже лишь чрезмерные раздражения. Тот, кто хочет на нее влиять, не нуждается в логической проверке своей аргументации, ему подобает живописать ярчайшими красками, преувеличивать и всегда повторять то же самое… Она уважает силу. От своего героя она требует силы, даже насилия. Она хочет, чтобы ею владели и ее подавляли, хочет бояться своего господина. Будучи в основе своей вполне консервативной, у нее глубокое отвращение ко всем излишествам и прогрессу и безграничное благоговение перед традицией»[33].
   Мы считаем приведенное мнение Фрейда все же слишком односторонним. Значение масс нельзя недооценивать. Так, все буржуазные революции совершались массами – они были мощной силой, с помощью которой разрушались твердыни феодализма.
   Влияние массы на индивида может выражаться различным образом: у человека в массе может проявиться желание вести себя агрессивно либо может возникнуть склонность к энтузиазму и героизму. Массы могут быть одухотворенными какой‑то высокой идеей, а могут быть и ведомыми – не имеющими собственного мнения и безразличными ко всему, что происходит.
   Следовательно, масса может влиять на личность как отрицательно, так и положительно, способствуя раскрытию в ней лучших качеств. Но человек, который становится частью современной массы, мы убеждаемся, в большей степени испытывает на себе негативное ее влияние.
Теоретический анализ процессов манипулирования массовым сознанием
   В условиях современного общества воздействие на массовое сознание происходит: через пропаганду в политической сфере, в экономической сфере – через рекламу, а также непосредственно через сферу бизнеса. Процессу массовизации сознания и манипуляции им способствует развитие связей с общественностью (PR), политических кампаний и технологий, которые обеспечивают результаты выборов.
   Существуют два подхода к проблеме воздействия на массовое сознание: позитивный и негативный.
   С «положительной» точки зрения к указанному процессу относятся ученые США. В период от начала Первой мировой войны (1914) и до завершения Второй мировой войны (1945) американские ученые активно изучали феномены массовизации, коммуникации и манипуляции, ставя перед собой цель – разобраться в их особенностях и разработать наиболее эффективные способы воздействия на аудиторию, управления ею. В начале уже нашего, XXI, столетия американские исследователи Д. Брайант и С. Томпсон попытались обобщить всю историю изучения этой темы[34].
   Американские исследователи, выступившие инициаторами создания научных основ процессов коммуникации, на наш взгляд, подошли ко всему этому недифференцированно, смешав различные – позитивные и негативные – аспекты манипулирования с технологиями.
   Гарольд Лассвелл (1902–1978) внес значительный вклад в изучение медиавоздействия, а именно пропаганды, которая легла в дальнейшем в основу манипулирования. Полагаем, что без изучения основ пропагандистской деятельности не может быть в полной мере исследован и феномен манипулирования массовым сознанием. Ученый сформировал группу серьезных исследователей в сфере пропаганды во время Первой мировой войны. В то время в США был создан Комитет Криля (по имени его руководителя Джорджа Криля, который занимался активным продвижением материалов пропагандистского характера). Комитет распространил около 75 миллионов листовок пропагандистской направленности. В те годы еще не было телевидения; информирование населения осуществлялось следующим образом: 75 тысяч человек, которые назывались «четырехминутниками», выступали в школах, госпиталях и церквях, где читали тексты, полученные по телеграфу. За время войны таким образом было произнесено 755 тысяч пропагандистских сообщений.
   В 1927 г. в свет вышла докторская диссертация Г. Лассвелла (тема: «Техника пропаганды в мировой войне»). Исследователь написал ее на основе архивных материалов и интервью с официальными лицами.
   Одна из заслуг Г. Ласвелла состоит в том, что он ввел теорию 3. Фрейда (трехчленная модель психики: «Оно», «Я», «Сверх-Я») в американскую социальную науку, а также создал известную пятичленную коммуникационную формулу: Кто и что говорит, по какому каналу, кому и с какими эффектами?[35] Она родилась у автора после рокфеллеровского семинара по коммуникации (1939–1940), на котором обсуждались коммуникацонные процессы в мирное время, а также роль массовой коммуникации в чрезвычайных ситуациях. В январе 1941 г. был проведен еще один семинар, уже на высоком правительственном уровне, на котором был создан коммуникативный проект военного времени.
   Во время Второй мировой войны Г. Лассвелл становится руководителем Отдела по изучению военных коммуникаций библиотеки Конгресса США, где он анализировал способы пропаганды двух воюющих сторон. Работа ученого и его исследования хорошо финансировались. Фонд Рокфеллера выделил специально для этих целей грант в 85 тысяч долларов.
   Г. Лассвелл сформулировал три основные функции коммуникации в обществе: 1. С помощью средств массовой коммуникации человек имеет возможность наблюдать за тем, что происходит в мире, и получать максимально полную информацию о событиях. 2. Массмедиа рассказывают массам о том, как относиться к происходящим событиям и как их анализировать. 3. С помощью СМИ происходит обмен опытом и культурным наследием между старшим и младшим поколениями.
   На этом основании он создал свою теорию пропаганды. Сила пропаганды объяснялась ученым не качеством информационных сообщений, а, скорее, крайней незащищенностью сознания индивида от их воздействия. Лассвелл считал, что ситуация в обществе (растущий политический кризис и экономическая нестабильность) вызвала психически неустойчивое состояние граждан. Из-за этого, по его мнению, люди стали гораздо уязвимее по отношению к разным формам пропаганды.
   Теория Лассвелла предполагала достаточно долгий процесс подготовки населения. Лассвелл считал, что людей нужно постепенно готовить к принятию тех или иных идей и совершению тех или иных поступков. У пропагандистов должна быть разработанная стратегия, с помощью которой они могли бы внедрять в сознание людей уже «готовые к употреблению» идеи.
   Еще одним крупным теоретиком коммуникации и пропаганды стал Уолтер Липпман (1889–1974). Его жизненная судьба и научная деятельность тесно связаны между собой. Липпман зарабатывал себе на жизнь журналистикой – вел авторскую колонку в газете «Нью-Йорк тайме». За свою жизнь он был советником двенадцати американских президентов (что косвенно подтверждает огромную значимость коммуникативной сферы для американского общества).
   Г. Лассвелл и У. Липпман занимались изучением пропаганды параллельно. (Кстати, Г. Лассвелл анализировал листовки времен Первой мировой войны, часть из которых готовил, находясь в армии, капитан Уолтер Липпман). Он разделял скептицизм Г. Лассвелла по поводу способности массового человека разбираться в сложном устройстве мира, в котором он живет, и в способности совершать правильные поступки.
   Наиболее известная работа этого публициста и ученого – изданное в 1922 г. исследование «Общественное мнение»[36]. Липпман считал, что существование пропаганды предполагает наличие определенного барьера между аудиторией и происходящим событием. Центральное понятие, лежащее в основе формирования общественного мнения, – «стереотип». Это некий код, способный упростить реальность и облегчить общение между людьми. Ученый полагал, что люди реагируют не столько на реальность, сколько на «картинки в своих головах», которые создают себе сами.
   В работе «Общественное мнение» автор указал на расхождения, которые существуют между внешним миром и тем, каким мы его себе представляем[37]. Исследователь полагал, что эти расхождения неизбежны; именно поэтому человеку массы сложно самому ориентироваться в огромном потоке информации – ему необходима помощь извне.
   Большой вклад в развитие и изучение пропаганды внес Поль Лазарсфельд (1901–1976), который создал один из первых мировых центров по исследованию процессов коммуникации в Европе и Америке. Лазарсфельд вместе со своим коллегой Карлом Ховландом были убеждены в том, что для исследования влияния средств массовой коммуникации лучше всего применять объективные эмпирические методы. Они были приверженцами новых методов исследования – экспериментов и массовых опросов, которые активно применяли (особенно в ходе Второй мировой войны).
   П. Лазарсфельд выбрал основным объектом для изучения радиоаудиторию, потому что рекламодатели хотели знать, какие радиопрограммы пользуются наибольшим спросом среди аудитории. Фонд Рокфеллера спонсировал исследования радиовещания с тем, чтобы использовать полученные данные в целях мобилизации населения «на войну».
   П. Лазарсфельду ставится в заслугу идея фокус-групп и придуманный им аппарат под названием «анализатор» программ. Способ применения прибора очень прост: респондент, нажимая на зеленую кнопку, отвечал положительно на поставленный вопрос, а нажимая на красную кнопку, отвечал отрицательно. Аппарат мог фиксировать до десяти ответов одновременно. Подобный прибор используется и в наши дни для анализа мнения аудитории о тех или иных передачах.
   Лазарсфельд провел серию сложных исследований, в результате которых выявил следующее. Ему не удалось обнаружить достаточных доказательств того, что средства массовой коммуникации играют важную роль в формировании мнений избирателей с колеблющейся позицией. Самое важное воздействие медиа заключается в том, что они укрепляют в людях уверенность в правильности уже сделанного ими самими выбора. В 1944 г. П. Лазарсфельд выпустил книгу под названием «Выбор людей», в которой анализировалось поведение избирателей на президентских выборах 1940 г. Исследователь утверждал, что массмедиа не могут заставить человека проголосовать за того или иного кандидата. То есть эффект влияния прессы на людей носит ограниченный характер.
   Исследования Поля Лазарсфельда показали, что, вопреки укоренившемуся мнению общественности о беспредельном могуществе медиа, их воздействие на массы все же ограниченно. Модель ограниченного воздействия (именно так стали называть концепцию, разработанную ученым) утвердилась в Америке в 60-е годы. Мнение о том, что массами управляет «правящая верхушка», было признано преувеличенным[38].
   

notes

Примечания

1

   Власов А. И. Политическая манипуляция. М., 1982; Грачев Г. В., Мельник И. К. Манипулирование личностью: организация, способы и технология. М.: ИФРАН, 1999; Доценко E. Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы, защита. СПб.: Речь, 2003; Доценко E. Л. Психологические манипуляции. М., 1996; Кара– Мурза С. Манипуляция сознанием. М.: Эксмо, 2009; Клозе Ф. Массы и манипуляция. М.: Народное собрание,1997; Рюмшина Л. И. Манипулятивные приемы в рекламе. М.; Ростов н/Д: Март, 2004; Матвейчев О. А. Проблемы манипуляции. М.: Пайдейя, 1999; Цуладзе А. Политические манипуляции или покорение толпы. М.: Университет, 1999; Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. М.: 1980; Шосторм Э. Человек-манипулятор: пер. с англ. Минск: ТПЦ «Полифакт», 1992.

2

   См. например: Вартанов А. Матадор, убивший двух зайцев // Независимая газета. 06.07.2007; Дзялошинский И. М. Как нами манипулируют // Право знать. 2004. Май-июнь. № 5–6, март-апрель № 3–4; Глуховский М. Источники манипуляции – на канале // iK Укра'ши. 19.05.08 и др.

3

   См.: Мачина А. А. Манипулирование сознанием посредством информационной системы: дисс. на соиск. уч. степ. канд. социол. наук. М., 2003; Ибрагимов A. M. Манипуляция массовым сознанием: дисс. на соиск. уч. степ. канд. филос. наук. Ростов н/Д, 2001; Копичникова А. И. Манипулирование мнением и поведением российского электората: дисс. на соиск. уч. степ. канд. политологич. наук. М.: 2005; Лисова С. Ю. Манипуляция массовым сознанием в политической рекламе (региональный аспект): дисс. на соиск. уч. степ. канд. полит, наук. М.: 2004; Елева В. И. Манипулирование массовым политическим сознанием: анализ репрезентации проявлений, разновидностей и технологий: дисс. на соиск. уч. степ. канд. политич. наук. Ростов н/Д, 2003.

4

   Всемирная энциклопедия. Сер. Философия XX век. М.: ACT; Минск: Харвест: Современный литератор, 2002. С. 368.

5

   Социальная сеть направлена на построение сообществ в Интернете из людей со схожими интересами и/или деятельностью. Связь осуществляется посредством сервиса внутренней почты или мгновенного обмена сообщениями / Википедия, Свободная энциклопедия // URL: http://ru. wikipedia. org (дата обращения: 23.09.09).

6

   Прохоров Е.П. Журналист и массовое сознание. М.: РИП-Холдинг, 2007.

7

   Утилова Н.И. Монтаж. М.: Аспект пресс, 2004. С. 10.

8

   Хоружий С.С. Очерки синергийной антропологии. М.: Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2005.

9

   Гидденс Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь. М.: Весь мир, 2004. С. 86.

10

   Сиберт Ф., Шрамм У., Питерсон Т. Четыре теории прессы: пер. с англ. М.: Нац. ин-т прессы: Вагриус, 1998.

11

   Лебон Г. Психология толп. М.: Институт психологии РАН, изд-во КСП+, 1999. С. 193.

12

   Bell D. The End of Ideology. Glencoe, 1964. P. 22–25.

13

   См.: Ольшанский Д.В. Основы политической психологии. М.: Деловая книга, 2001.

14

   Канетти Э. Масса и власть. М.: Ad Marginem, 1997. С. 34–35.

15

   Там же. С. 24.

16

   Там же.

17

   Грушин Б.А. Массовое сознание. М.: Политиздат, 1987. С. 234–235.

18

   Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. М.: Прогресс, 1969. С. 184–185.

19

   Там же. С. 185–186.

20

   Назаретян А.П. Психология стихийного массового поведения. М.: Пер Сэ, 2001. С. 14.

21

   См.: Полякова Н. XX век в социологических теориях общества. М.: Логос, 2004.

22

   Шилз Э. Общество и общества: макросоциологический подход // Американская социология: перспективы, проблемы, методы. М.: Прогресс, 1972. С. 341–359.

23

   Блумер Г. Общество как символическая интеракция // Современная зарубежная социальная психология: тексты / под ред. Г.М. Андреевой, Н.Н. Богомоловой, Л.А. Петровской. М.: Изд-во МГУ, 1984.

24

   Грушин Б.А. Массовое сознание. М.: Политиздат, 1987. С. 359.

25

   Ольшанский Д.В. Основы политической психологии. Екатеринбург: Деловая книга, 2001. С. 346.

26

   Лебон Г. Психология социализма. СПб.: Макет, 1996. С. 81–82.

27

   Le Bon G. La psychologie des foiiles. Paris, 1895. P. 26.

28

   Там же.

29

   Там же. P. 30.

30

   Фрейд 3. Массовая психология. СПб.: Азбука, 2008. С. 87.

31

   См.: Тард Г. Социология масс // URL: sociologi.narod.rii/lib/fen.litml (дата обращения: 13.02.2007).

32

   См.: Московичи С. Век толп. М.: Центр психологии и психотерапии, 1998.

33

   Фрейд 3. Массовая психология и анализ человеческого «Я». СПб.: Азбука, 2008. С. 87.

34

   Брайант Д., Томпсон С. Основы воздействия СМИ. М.: Вильямс, 2004.

35

   См.: Lasswell H. The structure and Function of Communication in Society // Communication of Ideas / Ed.by L. Bryson. N.Y., 1948.

36

   См.: Липпманн У. Общественное мнение. М.: Наука, 2004.

37

   См. там же.

38

   См.: Брайант Дж., Томпсон С. Основы воздействия СМИ. М.: Вильямс, 2004.
Купить и читать книгу за 150 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать