Назад

Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Особенные дети

   В книге описываются дети с особенностями поведения и трудностями развития: тревожные, невнимательные, неуспевающие. Главы, посвященные рассмотрению проблем таких детей, построены в виде описания последовательных шагов для действий родителей: выяснение оснований для беспокойства – объяснение причин и механизмов развития детских трудностей – определение путей их решения и рекомендации взрослым.
   Эта книга обращена в первую очередь к родителям детей от 3 до 10 лет, может оказаться полезной и педагогическим работникам, и психологам, работающим с детьми этого возраста.


Михаил Ингерлейб Особенные дети

ПРЕДИСЛОВИЕ. «МОЙ РЕБЕНОК НЕ ТАКОЙ, КАК ДРУГИЕ…»

   ДЕТИ – это наша живая надежда, столь же часто, как и все другие надежды, нас обманывающая.
В. Крачковский
   Эта книга обращена в первую очередь к родителям детей от 3–4 до 10–12 лет, но она будет полезна и педагогам, работающим с малышами и подростками. В этом возрасте любые особенности развития ребенка могут оказать наиболее сильное влияние на его будущую судьбу. И не всегда это влияние позитивно.
   Эта книга об особенных детях. Если быть до конца честным – то каждый ребенок особенный. В жизни каждого ребенка бывают моменты, когда ему больше обычного нужны не просто родительская помощь и поддержка, а помощь и поддержка понимающие. Для этих особенных случаев и писалась книга, которую вы держите в руках.
   Но в первую очередь эта книга о тех детях, с которыми у родителей не все идет гладко – малыши с трудом привыкают к яслям и детскому саду или не могут усидеть на месте даже несколько минут, или никак не могут смириться с необходимостью делать домашнюю работу каждый день. Эти дети ничем не хуже других своих сверстников. Просто они – другие.
   При этом надо честно сказать – граница между тем, что можно считать «нормальным» в развитии ребенка, и тем, что является «патологией», очень и очень условна. Мне приходилось консультировать детей, родители которых считали, что у их ребенка грубая задержка психического развития – а ребенок попросту был молчуном. И напротив – дети, которых родители считали «маленькими гениями», не справлялись с простейшими заданиями по программированию движения, мелкой моторике или счету. Возникает то, что приходится называть «соответствием ребенка среде» – и ожиданиям родителей. А родители очень часто ждут от ребенка воплощения того, чего не довелось сделать им самим.
   О эти родительские ожидания! Одному ребенку они могут сотворить крылья, а на другом поставить клеймо неудачника. Именно и в первую очередь ожидания родителей – они ближе всех к ребенку. Сколько учителей требуется, чтобы заставить родителей объективно посмотреть на свое чадо и понять – у ребенка своя жизнь, своя судьба, свои интересы и предпочтения – с самого раннего возраста. И научить родителей уважать стремления ребенка зачастую тоже оказывается непросто…
   Мне часто приходится приводить родителям и студентам одно и то же сравнение: «Есть «дети-скрипки» и «дети-барабаны». Скрипка нежнее и чувствительнее барабана – но разве от этого скрипка становится хуже?» Далеко не все, что нас окружает, вписывается в рамки «плохо-хорошо», «черное-белое».
   Рассматривая по ходу книги различные состояния и особенности детского развития, мы волей-неволей по-другому начнем смотреть на совершенно нормальных, успешных и благополучных детей. Понимая, как происходит развитие ребенка, мы обязательно станем более чуткими к тому, как ребенок постигает и осваивает окружающий мир. А это обязательно пойдет ему на пользу!
   Книга состоит из трех фактически независимых частей, расположенных в порядке, который можно назвать хронологическим – именно в такой последовательности родители сталкиваются с трудностями в воспитании детей.
   Детские тревожность и страхи чаще всего начинают проявляться в возрасте 2–3 лет. Мой опыт работы свидетельствует, что у нас в стране родители чаще всего обращают внимание на эту особенность поведения ребенка после первых посещений детского сада или яслей. Этой теме посвящена первая часть книги – «Тревожный ребенок».
   Проблемы поведения и усидчивости начинают обращать на себя пристальное внимание родителей детей 4–5 лет, в возрасте, когда ребенку начинают прививать первые учебные навыки. Повышенная подвижность детей и трудности управления вниманием являются для родителей основным «камнем преткновения» в этом возрасте. Этой теме посвящена вторая часть книги – «Невнимательный ребенок».
   Ребенок идет в школу, и на родителей, бабушек и дедушек ложится новый пласт забот и ответственности: уроки, успеваемость, поведение… Начальная школа закладывает основы успеха ребенка в бучении, полученные навыки во многом определяют его дальнейшую жизнь и судьбу. Успешное преодоление этого жизненного этапа очень важно для дальнейшего роста и развития маленького человека, его личности. Но у некоторых детей на этом этапе происходит «сбой» – не складываются отношения с одноклассниками и учителями в школе, не заучиваются уроки, плохо идет чтение…. Об это третья часть книги – «Ребенок с трудностями в учебе».
   Все три части книги логически связаны, это последовательные шаги процесса воспитания. Каждый шаг выстроен практически по одному плану: анализ оснований для родительского беспокойства – прояснение причин и механизмов развития детских трудностей – определение путей их решения. Такая структура позволяет работать с отдельными частями книги – знакомясь с особенностями развития ребенка в том или ином возрасте по мере его взросления и возникновения тех или иных вопросов и проблем. Кроме того, в книге присутствует словарь распространенных психолого-педагогических терминов. Хотя я по мере сил старался избегать использования специальной терминологии, Словарь облегчит вам чтение этой и других книг.
   Подобная книга должна присутствовать в любом доме, где есть ребенок, с самых первых его дней. Психологические проблемы детей не менее важны, чем проблемы взрослых, и знание о возможности их существования может предупредить многие трудности. Китайцы говорят: «Когда пришла жажда, поздно рыть колодец». Именно поэтому я обращаюсь к родителям маленьких детей, которые хотят заглянуть в будущее своего ребенка и изменить его, пока еще не поздно. В каждом возрасте ребенок должен что-то открыть для себя, получить навыки, наработать привычки, и если этого не случается, сформировать такой опыт в старшем возрасте оказывается гораздо труднее, а порой и просто невозможно. Поэтому я предлагаю разбираться с проблемами воспитания ребенка в том возрасте, когда они возникают, и когда с ними легче всего справиться.
   Конечно, все мы разные – как и наши дети, но всех родителей объединяет одно желание: чтобы малыши успешно преодолели все трудности, выросли здоровыми, успешными и сильными людьми. И для этого мы готовы приложить любые усилия. Давайте поможем нашим детям воплотить наши и собственные надежды и не будем ждать, что они вырастут сами, как цветы под дождем, – им всегда нужна наша помощь.

ЧАСТЬ 1
ТРЕВОЖНЫЙ РЕБЕНОК

   Детство – счастливейшие годы жизни, но только не для детей.
Майкл Муркок
   Шаг 1-й. Есть ли основания для беспокойства?

   Шаг 2-й. Наиболее частые проявления детской тревожности

   Шаг 3-й. Отчего дети тревожатся?

   Шаг 4-й. Помогаем своему ребенку

   Шаг 5-й. «Тревожный ребенок и общественные отношения»
   Что значит «тревожный ребенок»? Периодически страхи и беспокойства испытывают все дети. Получается, что все дети – «тревожные»? На самом деле, каждый ребенок сталкивается в своей жизни с ситуациями, вызывающими страх. Однако далеко не всем доводилось пережить в своей жизни страх, который сам человек не в состоянии преодолеть, с которым не в состоянии справиться.
   И не важно, чем вызван этот страх – темнотой в спальне, необходимостью разлучаться на целый день с матерью или пребыванием в новом и не всегда благожелательном детском коллективе. Со множеством подобных ситуаций большинство детей справляются самостоятельно и достаточно легко. Но рано или поздно наступает момент, когда обязательно нужна помощь самых близких и любящих людей – родителей.

Шаг 1-й. Есть ли основания для беспокойства?

   Детские тревоги и страхи не столь преходящи и безвредны, как это порой кажется некоторым родителям. Одни готовы пойти «на поводу», создавая ребенку поистине «тепличные» условия, другие считают, что это глупые «капризы», и не придают ситуации особого значения. Где разумная и рациональная грань между чрезмерной опекой и обоснованным вниманием к трудностям своего ребенка?
   Наши представления о том, какими должны быть воспитание ребенка и стереотипы реагирования на «кризисные» моменты его роста, переходящие из поколения в поколение, не всегда оказываются достаточно гибкими. Часто они не «работают», когда родители должны насторожиться и найти способы разрешения ситуации в развитии своего ребенка раньше, чем это действительно станет психологической или, не дай Бог, медицинской проблемой. Более того, не всегда достаточно бдительными оказываются и профессиональные психологи и педагоги, хотя они зачастую и обладают необходимыми специальными знаниями. Но кто больше, чем родные мать и отец, будет беспокоиться о ребенке?
   Склонные к постоянной тревожности дети не могут справиться со своими страхами так же легко и быстро, как другие их сверстники. Сравнение с другими детьми, которые ничего не боятся и ведут себя более уверенно, огорчает малыша, еще больше усугубляя его состояние. Это огорчение бросает тень на отношение тревожных детей к окружающему миру. Такое «пасмурное» восприятие мира очень негативно отражается на уверенности ребенка в себе.
   Бывает и так, что родители, пытающиеся помочь своим детям в такой ситуации, слышат от старших членов семьи или педагогов упреки в том, что они слишком нежат и опекают своих детей, – особенно если ребенок ведет себя хорошо и на первый взгляд не сильно отличается от своих сверстников.
   К сожалению, даже не все психотерапевты достаточно компетентны в вопросах детских страхов и беспокойств, что довольно часто приводит к неправильным диагнозам и неэффективному лечению. А компетенции специальной подготовки педагогов дошкольных учреждений и вовсе лежат в отдаленной плоскости, что позволяет в большей степени рассчитывать на их опыт работы с большим количеством детей.
   Кроме того, Россия не Америка, и привычки при каждой эмоциональной проблеме обращаться к специалисту – психотерапевту или психологу – у наших соотечественников пока нет. Попытка же выйти из затруднительной ситуации в рамках чисто медицинского подхода (детского невропатолога или психиатра – а чаще всего именно к ним приходят в первую очередь) не всегда оказывается успешной.
   Информация о тревожных и боязливых детях, доступная для родителей, пока что очень скудна. Могут быть полезны книги, посвященные общим проблемам коррекции поведения, но чаще всего стиль их написания и подходы рассчитаны на профессионалов с высоким уровнем подготовки. Применить их рекомендации в «домашних условиях» родителям бывает достаточно сложно, хотя бы из-за того, что многие методики требуют более «объективной», рациональной, «отстраненной от ребенка» позиции, чем могут себе позволить любящие родители. Книги о явлениях тревожности у взрослых также могут заключать в себе полезную информацию для родителей, но содержащиеся в них методики рассчитаны на взрослых, и применить их детям часто бывает довольно затруднительно.
   Эта книга написана специально для родителей, которые, обеспокоенные повышенной чувствительностью ребенка, столкнулись с ситуацией, в которой не могут разобраться самостоятельно, несмотря на огромное желание понять малыша и помочь ему. Педагоги и специалисты, работающие с тревожными детьми и их семьями, не случайно заостряют внимание на семье – детская тревожность это не проблема самого ребенка. Это проблема всей семьи. И работать надо и с семьей и с ребенком – и никак иначе.
   Давайте сразу определимся с главным постулатом – тревожному ребенку можно помочь в преодолении его трудностей, и родители играют основную роль в этом процессе. Это связано:
   – с наличием «эмоциональной пуповины», связывающей родителей с детьми,
   – с недостаточным развитием в нашей стране психолого-педагогической службы,
   – с тем, что именно с родителями ребенок проводит большую часть времени.
   При этом принципы помощи детям в избавлении от тревоги просты и не требуют какой-либо глубокой предварительной подготовки. Этому есть ряд причин.
   Во-первых, следует учесть, что родители знают своих детей лучше, чем кто-либо. Исследования показали, что в тех случаях, когда психотерапевт занимается с тревожным ребенком без присутствия и участия родителей, у ребенка часто возникают трудности с быстрым применением приобретенных умений к разным вызывающим его тревогу ситуациям после того как он покидает кабинет психотерапии. Кроме того, если указанное эмоциональное расстройство проявляется в достаточно слабой форме, то любые мероприятия в домашних условиях более комфортны и, следовательно, дают лучший результат, чем в кабинете психолога или психотерапевта.
   Во-вторых: психотерапевт будет заниматься с вашим ребенком в лучшем случае всего лишь 1–2 часа в неделю. Педагог (воспитатель), возможно, проведет с вашим ребенком 30 часов в неделю. На вашу долю, уважаемые родители, придется в таком случае 136 часов. То, как вы распорядитесь этим временем, будет иметь наибольшее значение для вашего ребенка.
   Последнее утверждение может вызвать у некоторых родителей недоуменный вопрос: «Вы считаете, что в тревожном состоянии ребенка виноваты родители?» Нет, ни в коем случае. Здесь не идет никакой речи о вине. В возникновении детской тревоги и в избавлении от нее принимают участие многие факторы, никак не связанные с вашими родительскими заботами. Кроме того, упреки в создании проблемы вряд ли могут помочь в ее решении. Начинать оказывать помощь своему ребенку надо не с поиска «виноватых», а с обретения уверенности в том, что вместе (все вместе!) вы обязательно решите эту задачу.
   Теперь несколько слов о том, как мы будем работать с книгой.
   Эта часть книги, как и остальные ее части, организована по принципу максимальной полезности для родителей.
   Сейчас вы совершаете первый шаг – решаете, есть ли у вас основания читать эту книгу.
   Второй шаг – вы ознакомитесь со специфическими формами поведения тревожных детей. Если в одном или нескольких примерах, описанных в этом разделе, вы узнаете своего ребенка, то сразу же следом за описанным примером найдете простые советы, касающиеся конкретной ситуации.
   Третий шаг – вы узнаете о том, откуда берутся детские страхи и тревоги, и сможете более творчески использовать рекомендации, с которыми вы ознакомились на шаге втором.
   Шаг четвертый станет вашим подспорьем в оказании помощи вашему ребенку. В этом разделе вы найдете подробное описание рекомендуемых методик.
   На пятом шаге вы будете творчески участвовать в построении отношений ребенка внутри семьи и с другими людьми.
   Сплошная нумерация разделов в «шагах» поможет быстро найти интересующее место.
   Материал специально подобран таким образом, чтобы не смущать читателя нагромождением терминов, имен и гипотез, и может быть использован по-разному: кто-то прочитает книгу от корки до корки, другой постарается сразу найти нужную информацию и этим ограничится. Наверняка найдется читатель, который будет листать книгу, отыскивая интересные факты и прорабатывая отдельные методики. При любом способе прочтения рассматривайте описанные технологии и методики как инструменты, а не как жесткие шаблоны. Попытка самостоятельно справиться с нежелательной формой поведения вашего ребенка при использовании только одного из методов может не увенчаться успехом, важен комплексный подход. Но даже если вы добьетесь успеха, ваш ребенок может не продемонстрировать именно то поведение, которое описано в примере. Поэтому, если какой-нибудь метод «не работает» на вашем ребенке, пробуйте другой, не исключайте любые варианты и комбинации.
   Помните, что ваш ребенок растет и развивается. То, что эффективно сейчас, может «не сработать» завтра или послезавтра, и наоборот. Чем больше инструментов находится в ваших руках, тем выше вероятность успеха. А успехом в данном случае является построение счастливого будущего вашего ребенка. Цель – более чем достойная усилий!

Шаг 2-й. Наиболее частые проявления детской тревожности

1. «Прилипчивый ребенок»

   Тревожные дети могут демонстрировать реакцию сильнейшего страха на те события, которые другими детьми воспринимаются просто как неприятные. Пожалуй, самый яркий пример такой реакции – стресс, испытываемый ребенком при расставании с родителями. Разлуки, особенно если они неожиданны и длительны, являются тяжелыми для всех маленьких детей, однако большинство достаточно быстро «вживаются» в эту ситуацию – при условии, что разлука длится не слишком долго, а в доме есть кто-то из близких, с кем ребенку спокойно и интересно.
   ► Например, семилетняя Лиза совершенно не могла расставаться со своей матерью. Утром она вставала с постели сразу при звуке шагов матери, а вечером не засыпала до тех пор, пока не была уверена, что мама тоже легла. Лиза провожала мать даже в туалет. Когда та уходила в магазин без Лизы, девочка плакала до момента ее возвращения. Оставаться с няней – об этом не могло быть и речи.◄
   Этот простой пример наглядно иллюстрирует, как тревожный ребенок с большим трудом приспосабливается к разлуке. Информация о возрасте Лизы очень важна: такое поведение у трехлетнего ребенка может быть обусловлено ситуацией и не должно вызывать серьезной обеспокоенности. Такое поведение у семилетней девочки – уже повод для серьезного внимания к происходящему.
   Дети, подобные Лизе, переживают расставание как травму, они тревожно «цепляются» за родителей, боясь нового расставания. Если такая ситуация повторяется несколько раз, даже с достаточно большими промежутками, страх может приобрести постоянный и навязчивый характер. Такие дети боятся, что во время расставания с родителями случится что-нибудь ужасное. Им снятся кошмарные сны, в которых они беззащитны перед опасностью или теряют родителей. Ребенок может отказываться посещать детский сад и школу, бояться засыпать в одиночку в комнате, оставаться с няней. Возможны и другие проблемы – например, страх может принять форму боязни пребывания в любом месте кроме дома (даже в магазине игрушек и парке аттракционов) без присутствия кого-либо из родителей.
   Кроме чисто психологических реакций – страха, плача, пониженного настроения, отсутствия интереса к происходящему вокруг, – эти тревоги могут сопровождаться жалобами на плохое самочувствие (причем медицинские обследования раз за разом будут выявлять отсутствие заболевания). Чаще всего жалобы на здоровье связаны с головной болью или работой желудочно-кишечного тракта: желудочные или кишечные колики, тошноты, расстройства кишечника. Понятно, что заботливые родители не могут оставить жалобы ребенка без внимания и обращаются к врачам. А дальше возникает парадоксальная, но достаточно частая ситуация: заболевания нет – но его находят. Или оно есть, но его обнаружение вовсе не вытекало логически из детских жалоб и произошло – прямо скажем – просто случайно.
   Врачей-педиатров в этой ситуации тоже можно понять. Как говорится «нет здоровых людей – есть недостаточно обследованные». В результате такого подхода может быть выявлено некое отклонение от нормы (нарушение сосудистого тонуса, признаки внутричерепной гипертензии, дисбактериоз или что-нибудь другое). Получив ясную и понятную цель для реализации своей заботы о ребенке, родители начинают заниматься лечением, постоянно удивляясь: «Почему такие эффективные лекарства не вызывают обещанного эффекта?»
   В результате лечение телесного заболевания не только не приносит пользы, но и скрывает истинную причину жалоб ребенка. Как избежать такого смещения внимания? Ведь чем дольше существует у ребенка неблагополучная психическая реакция, тем прочнее она «отпечатывается» в личности, тем тяжелее потом исправить ее последствия.
   Как понять, болен ли малыш на самом деле, или пытается таким образом манипулировать? Во втором случае жалобы на здоровье часто носят ситуационный характер и обычно возникают в предчувствии расставания. Чем старше ребенок, тем труднее заметить эту связь – ребенок становится умнее, он тоньше и раньше начинает чувствовать «угрозу разлуки».
   Бывает, что страх приобретает «глобальный» характер не в младшем школьном, а уже в подростковом возрасте. В этом случае необходимо уже говорить о серьезных психологических проблемах, связанных со страхом расставания. Для маленьких детей небольшое чувство тревоги от разлуки с родителями является нормальным. У некоторых на глазах появляются слезы, когда они идут в детский сад или в школу. Однако чувствительному ребенку, сильнее других реагирующему на разлуку, может понадобиться помощь в преодолении этой трудности.

Как помочь своему ребенку?

   Как и при любом другом страхе, помощь вашему ребенку при страхе разлуки будет состоять в мобилизации ребенка на противостояние этому страху. Ребенок САМ должен «победить» свой страх. Родители могут и обязаны помочь ему, но не могут это сделать ВМЕСТО него. Любой другой путь замыкает болезненное кольцо «разлука – страх – боязнь разлуки – страх».
   Многие родители буквально «болеют», когда побуждают своих детей преодолевать страх разлуки. У абсолютного большинства в минуту расставания с плачущим, цепляющимся за одежду ребенком появляется сильное желание вернуться, обнять и утешить его. В случае с младенцами это действительно имеет смысл, поскольку такой жест поддерживает в ребенке чувство его личной безопасности. Ребенок как бы получает подтверждение своей веры в то, что в любой момент, когда ему станет плохо, рядом с ним будет, по крайней мере, хотя бы один из самых близких людей. Постепенно все же большинство младенцев приучаются пользоваться «мысленным образом[1]» родителей (или других близких людей – такое тоже бывает) для того, чтобы утешать себя во время их отсутствия.
   Однако у некоторых детей формирование такого мысленного образа протекает недостаточно быстро или сам образ формируется недостаточно устойчивым, поэтому ребенок остается без «внутренней поддержки» и ему становится страшно.
   Утешение таких детей только укрепляет их зависимость от родителей и не дает им возможности научиться успокаивать себя самостоятельно. Чтобы преодолеть страх разлуки, тревожному ребенку придется специально обучаться этому.
   Для развития у ребенка способности преодоления чувства одиночества родители должны попытаться ПОСТЕПЕННО изменить ситуацию. Многие родители обоснованно считают, что сочетание постепенного приучения ребенка с разумным поощрением (положительным стимулированием) может помочь ему справиться с этой задачей.
   Другими словами, мы имеем дело с все той же «политикой кнута и пряника», то есть мы сочетаем разумное принуждение (в рамках предельной или близкой к предельной возможности ребенка переносить травмирующую ситуацию) с поощрением (награждением) за успешное преодоление этого испытания. Несмотря на архаичность этого воспитательного метода, он все еще остается весьма эффективным.
   Кроме способа «приучения с поощрением», у более старших и более развитых детей при подготовке к самостоятельному преодолению страха можно также использовать техники «внутреннего диалога на преодоление»[2], заместительные техники и техники расслабления[3].
   Например, для разрешения проблемы девочки Лизы, с которой мы познакомились в примере в начале этого раздела, был использован именно этот метод – «постепенное приучение с поощрением». Уже через 4 месяца девочка оставалась дома с няней, а через 7 месяцев могла спокойно играть, оставаясь дома на протяжении нескольких часов в полном одиночестве.
   Чтобы достигнуть такого результата, поведение Лизы было подвергнуто «разложению на составляющие», были выделены формы поведения, связанные со страхом разлуки. Эти формы поведения были распределены в зависимости от их сложности и частоты повторения на три категории – по степени того, что подлежало «искоренению» в первую очередь. Согласно этому плану, прежде всего следовало избавиться от «проводов в туалет» и от утреннего прислушивания к шагам. Успехи награждались «фантами», которые затем можно было обменять на более интересные небольшие подарки. Постепенно все ситуации расставания были преодолены, и, в конце концов, девочка смогла без значительных переживаний оставаться дома с няней. Конечно, это заняло не одну неделю и потребовало от родителей большого терпения и такта. Но дело того стоило!
   Рассмотрим другой пример.
   Вариант ситуации: «Я боюсь спать в своей комнате!»
   ► Оля с раннего детства спала в комнате с родителями. Когда ей исполнилось 3 года, родители переехали в новую квартиру, где у девочки появилась своя комната. Однако Оля отказывалась засыпать одна, а проснувшись среди ночи, прибегала к родителям. На Новый год родители подарили ей большого плюшевого медведя, которого девочка сама выбрала в магазине. Оля «поселила» медведя в своей постели и с этого момента перестала бояться оставаться одна в комнате.◄
   Этот пример демонстрирует использование в постепенном приучении заместительных техник, использующих различные «объекты переноса привязанности». Вместо того чтобы заставлять ребенка сразу спать одному после того, как он засыпал с родителями, разумно предоставить ему возможность сделать это через промежуточный шаг. Этот шаг заключается в предоставлении ребенку символа родителей, который можно взять с собой при вхождении в тревожную ситуацию. Обычно «объект переноса» является игрушкой, мягкой на ощупь и доброй по виду, что напоминает ребенку о родителях, создавая при этом чувство безопасности. Эти объекты могут также способствовать формированию у ребенка нужного для их самоуверенности мысленного образа родителей. Объектом переноса могут стать шерстяное одеяльце, плюшевый мишка, любимая кукла. Фотографии папы или мамы тоже не будут лишними. Лучшими объектами переноса являются, естественно, те предметы, которые были выбраны самим ребенком.
   Родители, склонные к «быстрым и простым решениям», иногда спрашивают, не является ли подобная игрушка («объект переноса привязанности») своего рода психологическим костылем, и нужен ли ребенку такой костыль. Вопрос вполне закономерный, так как объекты переноса действительно в чем-то схожи с костылями. Однако никто не требует от больного с поломанной ногой, чтобы он сразу отбросил костыли и шагал в гипсе. В этой ситуации костыли абсолютно уместны. Подобный подход также касается и психологических приемов, помогающих переживать кризис. Придет время, и костыли будут отброшены за ненадобностью. Используемые психологические приемы помогают тревожным детям быстрей вернуться к нормальному состоянию.
   Техники расслабления (релаксации) в данной ситуации носят второстепенный характер и могут использоваться как поддержка для ребенка, борющегося со своими страхами. Созданию расслабляющей позитивной обстановки способствуют и организация досуга ребенка (подбор спокойных игр, книг и видео программ), привычное окружение, мягкий музыкальный фон, спокойный тон общения. Более подробно техники расслабления мы обсудим в «Шаге 4-м».
   Отказ спать в отдельной комнате и ночные приходы в родительскую постель – достаточно частое явление. В одних семьях оно превращается в проблему, с которой «борются всеми силами», в других такие похождения проблемой не считают, и эта привычка закрепляется на годы, в третьих это явление само собой «сходит на нет». В оценке ситуации очень большое значение имеют внутренние установки и привычки семьи. Лично я считаю, что 4-5-летнему ребенку нечего делать в супружеской постели его родителей. Но не буду спорить с теми, кто считает иначе…
   Засыпание и сон в отдельной комнате обычно проходят легче, если ребенок может взять с собой объект переноса и если последовательно пройдены промежуточные шаги между сном ребенка в родительской постели и его самостоятельным сном в отдельной комнате. В этой ситуации важно последовательное и сознательное (снова и снова обращаю на это внимание!) планирование поведения ребенка. В этот «план» включаются награды за уменьшение числа визитов в родительскую постель и за сокращение частоты обращений за родительским утешением, частая и регулярная похвала «за смелость и взрослость».
   Если отправление в собственную постель является для ребенка проблемой, сосредоточьте внимание не на сне, а на спокойном и постепенном преодолении ситуации. На этом этапе становятся важны техники релаксации. Ребенок не может полностью контролировать себя во время сна, зато он может контролировать и тренировать свое спокойное пребывание в постели. Можно поощрять ребенка за постепенное сокращение времени присутствия родителя в спальне перед принятием «позы засыпания» (к примеру, один балл за каждые пять минут по сравнению с начальным уровнем) – независимо от того, когда фактически наступает сон.

2. Отказ от посещения школы и паническое состояние

   Отказ от посещения школы – это форма тревожного поведения, которая порой с большим трудом поддается исправлению. Встречается она достаточно часто. Вариантами подобного поведения могут быть проблемы с посещением музыкальной школы, спортивной секции, уроков иностранного языка – и так далее.
   Отказ посещать занятия может быть связан со страхом разлуки – и в этом случае действуют закономерности, которые мы обсудили в предыдущем разделе. Но не менее часто такой отказ ребенка связан с другими травмирующими ситуациями – конфликтами с соучениками и преподавателями, страхом проверок и контрольных, смущением и другими, зачастую самыми непредсказуемыми, ситуациями. Как и при других формах страха, независимо от конкретных его причин, ребенок должен научиться сам противостоять своим тревогам в трудных для него ситуациях.
   Для этого необходимо сначала изучить источник страха – и «взглянуть ему в лицо». Родители могут попытаться оказать помощь со своей стороны, например, повлиять на условия пребывания ребенка в школе (обратившись к классному руководителю или директору по поводу, например, хулигана, запугивающего их ребенка). Но как бы ни складывалась ситуация, ребенок должен ОБЯЗАТЕЛЬНО посещать школу.

Ситуация после краткого пропуска занятий

   Если родителям удалось вовремя заметить опасную ситуацию после кратковременного пропуска занятий, может сработать метод «преодоления». Ребенок просто возвращается в школу и посещает уроки как обычно, а родителям следует его обязательно похвалить за проявленное мужество.

Ситуация при продолжительном пропуске занятий

   Тревожное состояние, возникающее после длительного пропуска занятий, гораздо труднее поддается исправлению. Несмотря на то, что базовое среднее образование в нашей стране гарантировано Конституцией, подрастающее поколение в своем большинстве низко ценит престиж школы и часто очень слабо мотивировано на успешное обучение. При этом отношение старшего поколения к школьным занятиям носит прямо противоположный характер, и проблема в каждом конкретном случае часто приобретает скандальный характер.
   Родители чувствуют себя, мягко говоря, весьма некомфортно, каждый раз безуспешно пытаясь выпроводить свое чадо в школу. Этот дискомфорт и огорчение от безрезультатности попыток могут выражаться методами физического воздействия, наказаниями, ограничениями и т. д. – при этом «школьная» проблема перерастает в семейную, угрожая уже не только успешному обучению, но и доверию между родителями и ребенком. Когда непосещение школы вошло в привычку, ребенок может не захотеть в нее вернуться «ни за какие деньги». Однако паниковать рано, не все потеряно.
   В любом случае, начинать «воспитательную работу» надо с доверительного разговора с ребенком в поисках причины отказа от посещения школы. Успешной может быть и беседа с классным руководителем или кем-то из одноклассников и их родителей. В случае наличия конфликтной ситуации необходимо предпринять меры для ее устранения – причем независимо от того, какие действия вы предпринимаете, ваш ребенок должен знать и чувствовать, что вы всецело на его стороне, и даже если не одобряете некоторых его поступков, то все равно будете действовать в его интересах. Это принципиально важно! Не спешите в чем-то обвинять ребенка, требовать объяснений, понижать значимость ситуации. Начинайте действовать, только разобравшись в том, что происходит.
   Страх возвращения в школу может и не быть связан с конкретной травмирующей ситуацией – само по себе длительное отсутствие в школе (по причине болезни, отъезда, даже летних каникул) создает у ребенка ощущение отчуждения от школьного коллектива и вызывает напряжение. В этом случае слишком тщательные поиски конфликта могут привести к ситуации «раздувания» абсолютно второстепенных эпизодов. «Повышенная бдительность» может завести в дебри – не допустите этой ошибки!
   • Для случаев долговременного пропуска занятий сочетайте положительное стимулирование – за противостояние ситуации страха, – и отрицательное стимулирование – за уклонение от такого противостояния. Для отказывающегося от школы ребенка отрицательным стимулированием может быть пребывание в пустой комнате – без телефона, игрушек и каких-либо иных развлечений. К отрицательным стимулам можно отнести лишение обычных прав: на пользование телевизором, компьютерные игры, визиты друзей, карманные деньги. Смысл тактики состоит не в том, чтобы наказать ребенка, а в том, чтобы подтолкнуть его выбрать путь преодоления страха. При этом следует помнить, что все отрицательные стимулы работают лишь в том случае, когда о них сообщается ровным нейтральным голосом.
   • Не превращайтесь в домашнего репетитора. Ребенок, у которого есть домашний учитель, перестает ощущать потребности посещать школу: ведь теперь он может выполнять школьные задания, не переживая состояние тревожности и не идя на противостояние с предметом страха (т. е. со школой). Репетитор может быть очень полезен (если ребенок будет работать с ним в школе) в качестве «мостика» для возвращения в класс – особенно после долгого отсутствия ребенка на занятиях. Конечно, школа не сможет предоставить вам такой услуги, поэтому в интересах своего ребенка вы можете спланировать вместе со школьными преподавателями мероприятия, реально выполнимые в плане «наверстывания упущенного».
   Будьте готовы к возвращению страхов перед посещением занятий после выходных дней и каникул. Если ребенок был избавлен от необходимости противостоять источнику своего страха и психического напряжения в течение значительного периода времени, то он попросту «отвыкает» ему противостоять. Именно из-за этого склонные к прогулам дети считают самым трудным днем недели понедельник – и частенько прогуливают занятия именно в начале недели. Дополнительный контроль посещений по понедельникам решит эту проблему.
   Что же касается каникул, лучшим вариантом, чтобы ребенок не отвык посещать школу, будет (особенно на время летних каникул) его вовлечение в какие-нибудь мероприятия, связанные со школой (летняя трудовая практика и лагеря дневного пребывания выполняют эту роль, несмотря на все явные и неявные огрехи их организации).

Приступы панического состояния

   В подростковом возрасте у детей может появиться еще одна причина отказа от посещений школы. Это так называемые панические приступы, или панические состояния. В отличие от привычного в просторечьи понимания «паники» как состояния безумного страха, панические состояния имеют четко определенную форму и физиологические признаки.
   Приступы панического состояния – это внезапные, бурно протекающие эпизоды тревожности. Признаками этих состояний могут быть сердцебиение, одышка, потливость, дрожь, ощущение удушья, загрудинная боль, тошнота, головокружение, потеря речи или заикание, ощущение нереальности происходящих событий, боязнь сойти с ума и боязнь умереть в данный момент. Считается, что такие состояния возникают в тех случаях, когда в кровеносное русло внезапно поступает большое количество адреналина[4]. У маленьких детей они встречаются крайне редко, у подростков и юношей – гораздо чаще. Если такие приступы повторяются несколько раз подряд на протяжении учебной четверти или имеют слишком яркое или сильное проявление, необходимо проконсультироваться с невропатологом и эндокринологом. В подростковом возрасте подобные кризисы роста бывают связаны с недостаточным созреванием регулирующих эндокринных систем и проходят сами, по мере созревания физиологических систем. «Спусковым крючком» подобных состояний являются психоэмоциональное напряжение, конфликты, страхи проверок, переутомление («все ночь учил перед контрольной») и т. д. Бывают случаи, когда панические приступы возникают и без всякой рациональной причины.
   Подростки сознательно или инстинктивно стараются избегать ситуаций, в которых у них уже возникали подобные состояния. Дети, у которых эти состояния возникали в школе, могут приобрести стойкое отвращение к посещению уроков. Ребенка можно научить избавляться от приступов при помощи техник расслабления, управляемого дыхания или методом внутреннего диалога. Для начала я рекомендую провести с подростком беседу и сообщить ему следующее:
   1. От подобных приступов еще никто никогда не умирал.
   2. Если приступ начался, то остановить его уже невозможно; поэтому надо просто дождаться его окончания.
   3. У большинства людей приступы проходят сами собой в течение получаса (в течение этого времени в организме происходит расщепление адреналина).
   4. Самое худшее, что может случиться с человеком, который испытывает такой приступ, это избыточное насыщение организма кислородом, в результате которого даже может произойти обморок, – но это случается очень редко. Поэтому переждать начавшийся приступ лучше в сидячей или лежачей позе.
   5. Единичный факт возникновения приступа еще не означает, что теперь они будут появляться регулярно и до конца жизни. Только у немногих людей они повторяются более 3–5 раз.
   6. Уход от ситуации, в которой произошел приступ, не помогает человеку, а лишь увеличивает вероятность того, что он будет избегать подобных ситуаций в будущем. Лучше просто переждать, пока неприятное останется позади.
   7. Приступы панического состояния делают человека неспособным к полноценной жизни лишь в том случае, если он сам позволяет, чтобы это было так.
   8. Приступ панического состояния – понятие физиологическое. Оно не является свидетельством слабости характера.
   Родителям подростков, у которых такие приступы возникают часто, можно порекомендовать терапию в виде приема растительных препаратов (седативных препаратов и адаптогенов), сеансы иглотерапии (акупунктуры) и только в крайне тяжелыхслучаях – назначение антидепрессантов. Эти лекарства обычно снижают тяжесть приступов, а могут и вообще предотвратить их повторение; однако они не будут мотивировать подростка к возвращению в школу или к другой избегаемой им ситуации – только умение и привычка противостоять проблемам помогают человеку справиться со стремлением убежать от них.
   Надо также помнить, что назначение антидепрессантов эффективно снижает уровень тревожности, но при этом нервная система подростка лишается необходимости развивать собственные механизмы «преодоления трудностей», что может привести к эмоционально-волевой слабости в более зрелом возрасте. В любом случае, решение о приеме даже простейших лекарственных препаратов в виде настойки валерианы или пустырника более чем один раз в ситуации приступа должен принимать врач на основании полного обследования.

3. Застенчивость, нерешительность, ситуационная немота

Застенчивость

   Застенчивые дети обнаруживают постоянный страх публичных выступлений или таких ситуаций, в которых они рискуют продемонстрировать «у всех на глазах» неловкость или неумелость (например, ответ у доски или игры со сверстниками).
   Такие дети обычно очень добросовестны и часто настроены слишком самокритично. Их мысли постоянно возвращаются к тем мнениям (обычно неблагоприятным), которые другие люди имеют или высказывают о них. Причем в большинстве случаев эти предположения абсолютно необоснованны или, как минимум, сильно преувеличены.
   Вследствие ощущения своего «несоответствия» и из-за страха перед тем, что о них могут подумать, застенчивые дети редко проявляют инициативу «вхождения» в игры сверстников и не решаются первыми подходить к другим детям. При этом они не только не делают этого сами, но и упорно сопротивляются, когда взрослые подталкивают их к участию в коллективных играх. В результате такого «отчужденного» поведения другие дети и на самом деле начинают думать о них как о нелюдимых, «не компанейских» и вообще странных. В действительности же, эти дети обычно очень хорошо реагируют на дружеское отношение со стороны других. Они ХОТЯТ общаться с людьми, но очень боятся попасть в результате этого общения в неловкое положение.
   Застенчивые дети стремятся уклониться от общих с другими детьми действий до такой степени, что это мешает нормальным проявлениям детской активности, – таким, как знакомство со сверстниками и игра в школьных коридорах на перемене. Чем дольше длится это состояние (а длиться оно может годами), тем меньше остается у ребенка времени для приобретения и тренировки необходимых навыков общения.
   В конце концов, стеснительные дети из-за недостаточного опыта общения начинают действительно выглядеть странно в сравнении со своими сверстниками. Их контакты с другими детьми становятся все менее успешными, а страх попасть в неловкое положение постоянно возрастает и, наконец, становится реальным. Это ведет к еще большему обособлению от детского коллектива, и в конце концов ребенок оказывается в порочном круге (уменьшение контактов со сверстниками прекращение развития социальных навыков прогрессирующие затруднения в установлении контактов дальнейшее уменьшение контактов со сверстниками и т. д.), в условиях почти полной изоляции. Если порочный круг причин и следствий не будет разорван, то ситуация может только ухудшаться.
   ► Марк был застенчивым восьмилетним мальчиком, который очень мало разговаривал со сверстниками и совсем не разговаривал со взрослыми, особенно с незнакомыми. Когда его спрашивали о чем-нибудь на уроке, он краснел и терялся. Разговаривая с человеком, он избегал смотреть ему в глаза. В школе он стремился держаться как можно более незаметно. Марк хорошо учился, но он часто подвергался насмешкам из-за того, что не участвовал ни в спортивных играх, ни в общих шалостях. У него был только один друг, которого другие ребята также считали «ненормальным». Когда один из учителей попытался заставить Марка во время большой перемены присоединиться к коллективной игре, он подчинился. Однако из-за того, что Марк никогда раньше не играл в эту игру и не знал правил, вскоре он подвергся издевательствам и насмешкам и был вытеснен из круга играющих. После этого дня он стал еще больше избегать контактов с другими детьми.
   Этот пример «застенчивого ребенка» достаточно узнаваем и встречается в жизни достаточно часто. Мне случай с Марком запомнился не только своей «хрестоматийностью», но и закономерностью его дальнейшего развития.
   ► По мере того, как сокращался круг его общения в школе, Марк больше стал беспокоиться о своих самых близких родственниках. Они представляли для мальчика единственный источник комфорта, и он боялся их потерять. Его «прилипчивость» в отношении матери постоянно увеличивалась. Она сердилась на Марка из-за его зависимости, поскольку эта особенность его поведения мешала ей в личной жизни. Ощущая себя отвергнутым в школе и дома, Марк стал чувствовать себя «несчастным», у него постоянно было плохое настроение, постепенно стали появляться психосоматические жалобы на головные боли и боли в животе…◄
   Как помочь своему ребенку?
   Самый естественный способ помочь своему ребенку преодолеть застенчивость – это дать ему возможность выстоять перед соблазном бегства от нормальных и постоянных контактов со сверстниками. Однако, к большому сожалению, очень трудно не убегать от того, о чем не имеешь ни малейшего понятия, не знаешь, как оно выглядит и делается…
   Учитель Марка, вовлекая мальчика в игру, пытался ему помочь, но «насильственное» включение оказалось далеко не лучшим решением, и оно еще больше усложнило ситуацию. Что же делать? Как вывести ребенка из порочного круга застенчивости?

   Совершенствование навыков общения
   Основная проблема застенчивых детей заключается не только и не столько в самой застенчивости, сколько в том, что часто у них отсутствуют социальные навыки, необходимые для успешного преодоления возникающих трудностей общения. Восполнение подобных навыков – очень непростая задача.
   Например, американские авторы рекомендуют «обучить ребенка некоторым таким навыкам (например, прочитав вместе с ними правила той или иной спортивной игры)». Это даст возможность спокойнее входить в игру или участвовать в ее обсуждении, «разговаривать на одном языке» со сверстниками.
   К сожалению, как подсказывает наш российский опыт, игры, описанные в методической литературе и пособиях для родителей, редко используются в неорганизованном детском коллективе. Игры, в которые дети охотно играют сами, часто опираются на неписанные (или писанные в каждом коллективе по-своему) правила и постигаются на опыте. Попытка «втолкнуть» застенчивого ребенка в такую игру заведомо поставит его в неловкое положение. Вхождение в игру при поддержке педагога возможно только в организованном коллективе, находящимся под постоянной «режиссурой» взрослого. Но вводить застенчивых детей в процесс игры необходимо – этот опыт «формального» общения и статус «он с нами уже играл» обеспечивают им другую, более удобную «ступеньку» для старта процесса общения.
   В приведенном примере отношения Марка с одним из мальчиков уже свидетельствовали о том, что у него есть навык общения с другими детьми один на один. В этом случае первым шагом могло стать общение с каким-нибудь другим ровесником – не обязательно одноклассником или соседом. Когда Марк будет иметь опыт общения один на один с несколькими разными людьми, можно будет свести его сразу с двумя или тремя сверстниками одновременно. Именно этим путем мы и пошли, разрешая на практике случай Марка.
   Дети, для которых даже такой подход может оказаться слишком трудным, могут перед тем, как завязывать нормальные отношения со сверстниками, «проиграть» обычные ситуации общения с близкими им взрослыми. В таком «проигрыше» ваш ребенок должен играть более опытного и самоуверенного партнера, а вы сами – смириться с ролью менее компетентного и более зависимого собеседника. Роль наставника для застенчивого ребенка может оказаться очень вдохновляющей, поэтому для первых репетиций важно выбрать тему, в которой он чувствует себя на высоте – компьютерные игры, решение сложной задачи, конструирование далеко стреляющей рогатки и т. п.

   Закрепление навыков
   После того, как ваш ребенок приобрел некоторый опыт общения, он может попробовать действовать самостоятельно. Укрепить его в этом намерении и последующих действиях вы можете похвалами и поощрениями, что лишь увеличит его шансы на успех.
   Пример:
   1. Предложите ребенку пригласить кого-нибудь из своих новых друзей к себе домой, позвольте ему самому пойти к кому-нибудь из них в гости. Такой вид общения повысит шансы превратить знакомых ребят в близких друзей.
   2. Смоделируйте социальные взаимодействия с другими детьми во дворе или на игровой площадке. Особо обратите внимание на то, как общаетесь вы сами: если вы не цените и не формируете дружеские отношения, очень сомнительно, что ваш ребенок станет делать это.
   3. Как только ваш ребенок сможет общаться с несколькими сверстниками, не испытывая при этом большого беспокойства, побудите его к участию хотя бы в одном из внешкольных мероприятий. Приглашение принять участие может исходить не от вас, а от одного из новых друзей, которого вы попросили об этом. Занятия любым из игровых видов спорта в составе команды было бы очень полезно с точки зрения социальных взаимоотношений, однако вы должны спросить у ребенка, есть ли у него желание посещать такие занятия. Кроме того, неловкость и неумелая игра сами по себе могут явиться причиной напряженности внутри команды, поэтому даже при согласии ребенка отдавайте его в группу «с нуля», чтобы не спровоцировать новый приступ застенчивости, иначе неудачная попытка только углубит неуверенность ребенка в себе. Творческие кружки (рисование, выпиливание, техническое творчество) могут предоставить массу возможностей для избавления от чувства неловкости. Возможно, ребенок не сразу определит степень своего интереса к творчеству или конструированию. Дайте ему пару недель на то, чтобы проверить себя, и только после этого принимайте окончательное решение. Помните о том, что чем больше сфер деятельности и тем, в которых ваш ребенок будет чувствовать себя на высоте, вы откроете, тем скорее произойдет переход от застенчивости к общению.

Ситуационная немота

   Подобно Марку, некоторые застенчивые дети с трудом могут поддержать разговор вне своего привычного круга общения. Такая немота «ситуативна» в том смысле, что ребенок отказывается общаться только в определенных ситуациях, будучи при этом вполне общительным в среде родных и близких. В некоторых случаях подобное «бегство от общения» может быть связано с проблемами речи или произношения (заикание, шепелявость, разговор с акцентом, из-за того, что ребенок обучался говорить на другом языке или разговаривает на нем в семейном кругу[5]). Для других детей ситуационная немота является продолжением их обычного застенчивого поведения.

   Как помочь своему ребенку?
   Все рекомендации, касающиеся застенчивости, относятся также и к ситуационной немоте. Это буквально – «плоды одного дерева». Однако иногда проблема оказывается настолько серьезной, что замедляется процесс развития и обучения ребенка. По таким детям становится заметно, что они развиваются медленнее, чем стеснительные, но нормально говорящие дети. Их успеваемость в школе часто бывает низкой из-за того, что они отмалчиваются на уроках.
   Некоторые школы предоставляют возможность индивидуальной работы ребенка с учителем-логопедом либо организовывают занятия в небольших группах. Но работа, направленная исключительно на исправление дефектов речи, не всегда эффективна. При данном подходе мы только облегчаем ребенку обучение, даже не берясь за решение ключевой проблемы – проблемы нормального общения, не ограниченного застенчивостью.
   Семья может помочь ребенку быстрее и эффективнее, и здесь для достижения успеха тоже необходимо использовать метод поощрений. Стратегия подобного подхода достаточно проста: прежде всего, пригласите в гости одноклассников своего ребенка и хотя бы одного из учителей. Если ваш ребенок, испытывающий затруднения в общении, сможет общаться с этими людьми у себя дома (где, как известно, и стены помогают), то ему будет гораздо легче общаться с ними в школе. Частые визиты родителей в школу, их разговоры с учителями и учениками и, естественно, вовлечение в эти разговоры неразговорчивых детей – все это также может повысить уверенность ребенка в себе и, конечном счете, заставить его общаться более свободно. Спокойно и последовательно прилагая усилия, можно добиться очень многого.

Нерешительность

   Чувствительные дети часто испытывают сложности особого рода, связанные с самоутверждением. Без достаточно развитой способности к самоутверждению они кажутся слишком мягкими и уязвимыми и поэтому становятся объектом насмешек и издевательств со стороны более агрессивных соучеников. Родители могут не иметь представления об этой проблеме, так как дети этого типа дома чувствуют себя в безопасности и поэтому держатся достаточно уверенно. Такой стиль поведения характерен для некоторых чувствительных детей, которые часто, без достаточного к тому основания, именуются «детьми с расстройством поведения».
   После того, как чувствительный ребенок обретает способность справляться со своими тревогами, его самооценка, как правило, значительно повышается. Это позволяет многим детям вести себя более уверенно, другим их сверстникам в этом отношении нужна особая помощь.

   Как помочь своему ребенку?
   • С такими детьми может быть полезным ролевое проигрывание ситуаций, в которых они могли бы сказать все, что хотят. Довольно часто ребенок оказывается в состоянии копировать техники, которые используются взрослыми, уверенными в себе людьми. Позвольте детям, если это возможно, играть роль знающих, опытных людей – это позволит им раскрепоститься, почувствовать себя лидерами.
   • Если вы позволите ребенку принимать хотя бы небольшие решения, интересуясь его мнением по тому или иному домашнему вопросу и показывая, что вы цените его мнения, это также будет способствовать формированию его уверенности в себе. Главное, чтобы в таких советах не проглядывали заигрывания и неискренность, дети моментально чувствуют фальшь. Точка зрения ребенка может приниматься или отвергаться, но обязательно после общего взвешенного ее обсуждения.
   • Разумеется, для ребенка будет очень полезно, если вы сами сможете стать образцом такого стиля поведения.

Что делать, когда ребенка дразнят

   Для ребенка довольно трудно быть и даже казаться уверенным в тех ситуациях, когда его дразнят. Ребенок может ввязаться в драку, но оказаться неспособным дать словесный отпор. Кроме того, робкие дети обычно не смотрят в глаза собеседнику, а это на уровне невербального общения говорит о неуверенности и слабости и подстегивает обидчиков. Чтобы избежать этого:
   1. Побуждайте ребенка к тому, чтобы он выглядел гордо, даже если вначале это будет не более чем позой. Заставляйте следить за осанкой. Люди становятся уверенными, когда постоянно ведут себя уверенно.
   2. Постарайтесь объяснить ребенку, что если другие дразнят его, это, как правило, говорит об их проблемах, а не о том, что он плохой. Те, кто дразнит, чувствуют себя более уверенно за счет того, что унижают других. Они сами очень неуверенны в своих силах – именно поэтому они сбиваются в стайки и говорят другим обидные вещи. Постоянно рассказывайте об этом вашему ребенку – всякий раз, когда он пожалуется на то, что его обижают и дразнят. Но не позволяйте ему увлекаться – вряд ли есть такие школы, где все ученики только тем и занимаются, что кого-то дразнят. Попросите ребенка вспомнить, кто из ребят никогда его не дразнит и вообще не проявляет враждебности по отношению к нему. Простой путь, по которому надо направить ребенка – стараться игнорировать обидчиков и расширять круг благожелательно настроенных сверстников.
   3. Помогите ребенку выбрать стандартные словесные ответы на тот случай, когда его начнут снова дразнить. В качестве «домашних заготовок» можно использовать пословицы и поговорки, рекламные слоганы, анекдоты, можно придумать и что-нибудь самостоятельно – в зависимости от обстоятельств. Побуждайте ребенка к тому, чтобы на подобные выпады он не реагировал слишком эмоционально. Когда ребенок злится и выходит из себя, это еще больше привлекает к нему внимание тех ребят, которые любят поиздеваться, им ведь только того и надо! Юмор и спокойное уверенное поведение отбирает у обидчиков возможность унизить человека и поглумиться над ним в состоянии, когда он зол или растерян.
   4. Иногда родители говорят своему ребенку: «Просто не обращай на него внимания». Такой совет вряд ли можно считать правильным. Встречаются дети, которые умеют уходить от таких ситуаций молча, как бы игнорируя тех, кто говорит обидные слова, а то и грубо оскорбляет. Но это под силу далеко не каждому. Лучше отвечать обидчику, побеждая его словесно и даже переводя конфликт в физическую схватку. Часто долгая и крепкая дружба начинается именно с хорошей драки. Ребенок, который принимает обидные слова как должное, очень часто находится в подчиненном положении в классе. Уж лучше постоянная оппозиция, чем униженное подчинение. Как говорится: «Если один раз стерпеть оскорбление, то вся жизнь может стать чередой оскорблений».
   5. Ребенок может спросить у вас, можно ли ему пожаловаться учителю на то, что его дразнят. Скажите ему, что делать этого все-таки не стоит. Такой поступок может привлечь к нему уже внимание всего класса, многие будут дразнить его «плаксой», «бабой» и «ябедой», а то и как-нибудь похуже. Ситуация лишь усложнится. Лучше будет, если он научится преодолевать неприятные ситуации самостоятельно, поскольку все равно взрослые не всегда смогут быть рядом. Конечно, это не относится к тем случаям, когда имеется реальная угроза безопасности ребенка или его здоровью.

4. Навязчивые мысли и ритуалы

   Многих детей периодически посещают навязчивые мысли и образы. В результате они могут чувствовать себя постоянно побуждаемыми к каким-то активным действиям, хотя эти действия могут быть совершенно лишены смысла. Под влиянием навязчивых идей и побуждений совершаются столь же навязчивые действия, именуемые ритуалами.
   ► Восьмилетняя Катя очень хорошо училась в школе. Старательная и усидчивая девочка – а что еще нужно учителям! Ее поведение обычно также не вызывало нареканий. Поэтому родители были очень удивлены, когда их вызвали к директору школы. Выяснилось, что Катя очень рассердилась, когда учительница не захотела «простить» ей одну-единственную ошибку, которую она допустила в записи условия задачи. Она была настолько возмущена тем, что ей не поставили заслуженную «пятерку», что замахнулась на учительницу пеналом, за что сразу же была отправлена к директору. К счастью, этот инцидент был улажен.
   На следующий день у нее появилась другая причина для возмущения. Ее брат, годом младше нее, вернулся домой раньше, чем она. По ее мнению, это было совершенно несправедливо. Она старше, значит, она должна возвращаться из школы раньше, – такова была ее логика (если это, конечно, логика). Она была настолько рассержена, что, по ее словам, была готова убить своего брата. Однако, не предприняв каких бы то ни было действий, направленных против брата, она отправилась в свою комнату. Ужаснувшись своей жестокой мысли, она стала молиться[6] (!) о своем брате – о том, чтобы с ним не произошло ничего плохого. В конце концов, для нее стало привычным молиться о брате всякий раз, когда он чем-нибудь ей досаждал. Она проговаривала свою молитву ровно 16 раз. Катя считала, что 16 – идеальное число, потому что 2 х 2 = 4, а 4 х 4 = 16.
   У многих чувствительных детей именно такое, незыблемое, как у Кати, представление о правилах и справедливости. Настаивание на том, чтобы люди действовали по правилам, связано с ее желанием контролировать свои страхи, делая окружающую среду более предсказуемой.
   Что отличает Катю от других чувствительных детей:
   а) интенсивность злости, которую она проявляет в ситуациях, когда люди не делают то, что, по ее мнению, они должны делать;
   б) необычность способа, который она использует для того, чтобы справиться со своей злостью.
   Вместо того чтобы ругать брата, она подавляет свою злость, преобразуя ее в страх того, что с братом может случиться что-нибудь ужасное. В ее представлении получается так, что ее мимолетная мысль об убийстве брата якобы действительно могла убить его. Кроме того, она придает почти магическое значение числу 16, которое она использует для своей молитвы.
   Сложность сильных эмоций (особенно гнева), неспособность проводить четкое различие между пагубными мыслями и пагубными действиями, вера в то, что пагубная мысль может быть «перечеркнута» повторением некоторого ритуала – все это характеризует детей с навязчивыми мыслями и побуждениями. Ритуалом в данном случае мы называем произвольную, регулярно повторяющуюся последовательность действий ребенка, которые он использует для снятия тревожности или успокоения.
   Подобные навязчивые мысли и поступки могут быть достаточно разнообразны. Некоторые дети беспрестанно моют руки, пытаясь их отмыть от микробов. Другие забывают вовремя помыть руки, но зато они все время что-то подсчитывают. Третьи проверяют вещи, ощупывают их, осматривают и пр. Частенько можно наблюдать ритуалы в виде подсчитывания тротуарных плиток по дороге в школу, или стремления наступать на плитки только одного цвета, или просчет автомобильных номеров в поисках «счастливого» и т. д. Некоторые понимают, что их поведение «странно», и, оправдываясь, говорят: «Так мне придумалось, ничего не поделаешь», – но все они глубоко верят в силу своих ритуалов.

Как помочь своему ребенку?

   У детей, находящихся в состоянии тревоги, время от времени на протяжении нескольких дней или даже пары недель могут возникать навязчивые действия, связанные с тем, что они снижают накопившееся психологическое напряжение ритуалами.
   Те дети, ритуалы которых можно наблюдать в течение нескольких недель, нуждаются в более серьезной помощи, чем просто эмоциональная поддержка. В принципе методы, используемые для этих детей, не отличаются от тех, которые предлагаются для коррекции поведения других чувствительных или тревожных детей, однако с навязчивыми идеями и побуждениями справиться обычно бывает трудней, чем с другими проблемами, связанными с тревожностью. Дальше мы рассмотрим некоторый набор поведенческих техник, которые обычно использует психотерапевт в подобных ситуациях. Знакомство с этими техниками поможет вам улучшить состояние вашего ребенка в домашних условиях.
   Для оказания помощи ребенку в преодолении навязчивой идеи можно «проработать» эту идею во внутреннем диалоге. К сожалению, когда ребенок исполняет ритуал, это уже говорит о том, что его первоначальная навязчивая идея (например, в случае Кати – мысль о смерти брата) уже сильно ослабела или даже уже не существует; поэтому смысл «проработки» идеи будет отсутствовать. Ритуал для ребенка начинает существовать уже сам по себе, и бывают случаи, когда он даже не может вспомнить, что за идея или ситуация вызвала данное повторяющееся действие. Более того, если ситуацию выпустить из-под контроля, ритуалы могут стать множественными. В этом случае понадобится серьезная и длительная профессиональная помощь.

   Устранение ритуалов
   1. По сложившейся практике, специалисты в подобных ситуациях в первую очередь стремятся освободить ребенка от ритуалов. Но мы уже знаем, что ритуал – это способ снижения тревоги, который ребенок сам для себя находит. Закрыв для ребенка эту «отдушину», мы в результате обязательно получим повышение уровня тревожности. Например, Катя должна остановить шестнадцатикратное повторение молитвы. Одна молитва в постели – это неплохо, но шестнадцать – это излишество, диктуемое навязчивой идеей. Ребенок, который моет руки слишком тщательно из-за навязчивой идеи о болезнетворных микробах, сможет противостоять своему страху только тогда, когда мытье рук перестанет быть таким частым и будет происходить только тогда, когда это действительно необходимо (например, перед едой), а не тогда, когда это диктуется навязчивой идеей.
   Как и при любой программе постепенного привыкания, ваш ребенок должен начать прорабатывать проблему с более легких ситуаций, где побуждение выполнить тот или иной ритуал еще не является таким сильным, а затем двигаться постепенно в сторону более сложных ситуаций. Даже самый незначительный успех должен отмечаться похвалой или иным «подкреплением». Не следует в данном случае забывать и о расслабляющих упражнениях.
   2. Для того чтобы дать ребенку ясные ориентиры на конкретные цели, можно предложить ему «приписать» его ритуалам имена-этикетки – после предварительного их совместного обсуждения. Идея заключается в том, чтобы объединиться всем (т. е. психотерапевту, детям и родителям) против навязчивой мысли. Враг – это поведение ребенка, но не сам ребенок! Ритуал – не враг, ритуал – инструмент снижения тревожности.
   3. Когда ритуалы остановлены, ребенок обретает возможность говорить о тех навязчивых мыслях, которые стояли за этими ритуалами. После того, как навязчивые мысли сформулированы и обсуждены, следует найти способы их преодоления для замены продуктивными и конструктивными идеями и действиями, для устранения необходимости в ритуалах.
   ► Например, Сергей, ученик второго класса, очень нервничал, идя в школу по вторникам, четвергам и пятницам – в эти дни первым уроком в расписании стояла математика. По дороге в школу Сережа внимательно следил за проезжающими машинами, и если номер хотя бы одной был «счастливым» – выражался восходящей последовательностью нечетных чисел («1-3-5», «3-5-7» и т. д.), то он успокаивался, а если «несчастливым» – в виде нисходящей последовательности («9-7-5», «5-3-1») – то ребенок готовился к плохой отметке. Родители, которые смогли «разговорить» Сережу и таким образом узнать об этом беспокойстве, предложили ему по дороге в школу повторять примеры из домашнего задания. Примеры, повторяемые «про себя», приобрели то же значение, что раньше имели автомобильные номера, но носили конструктивный характер и быстро обеспечили ребенка достаточной уверенностью в себе на уроках математики.◄
   Остановка навязчивых мыслей
   У некоторых детей ритуалы отсутствуют, но их постоянно посещают навязчивые мысли. Мыслительный процесс ребенка в данном случае работает как поцарапанная пластинка: раз за разом она повторяет одну и ту же часть мелодии. Когда это случается, ребенок не может заниматься ничем другим, что сразу же отражается на его успеваемости. Поэтому есть смысл постараться помочь малышу избавиться от навязчивых мыслей, чтобы их место заняли другие – более конструктивные.
   Предлагаюродителямосвоитьоднуизсамыхпростыхтехник – «технику палочек». Техника проста почти до гениальности. Когда ребенка посещает его навязчивая мысль или потребность совершить ритуал – он рисует палочку. Просто ручкой черточку на запястье или ладони. Осознание навязчивости чаще всего прекращает ее! Через некоторое время накопившиеся черточки ребенок просто стирает! Это выглядит как символический акт «освобождения от навязчивости» – только избегайте пафоса, объясняя все это ребенку.
   В детском возрасте навязчивые идеи часто принимают в воображении ребенка форму зрительного образа, то есть связаны со зрительными представлениями. Поэтому было бы, наверное, точнее говорить о навязчивых образах (а не мыслях), если бы не устоявшаяся психологическая терминология. В связи с этим вы вместе с ребенком можете придумать сигнал, который будет сообщать о том, когда ребенка беспокоит навязчивость. Некоторые дети сами изготовляют картонную табличку с надписью СТОП, или надевают на запястье эластичный браслет, или просто делают хлопок ладонями. Каждый из этих сигналов сообщает вам о том, что происходит, и прерывает, таким образом, навязчивую мысль. При этом можно сказать: «Хорошо! Ты поймал ее», – как в виде похвалы ребенку за то, что он узнал свою навязчивость, так и для того, чтобы продолжить ее прерывание, причем на уровне все тех же зрительных представлений. Чтобы окончательно распрощаться с «пойманной» навязчивой мыслью, применяется метод внутреннего диалога (подробнее см. шаг 4).

5. Другие необычные привычки

   У некоторых чувствительных детей встречаются необычные привычки, не связанные напрямую ни с какими навязчивыми идеями. Например, одни дети дергают себя за волосы, другие обкусывают ногти, третьи обсасывают губы. Все это делается часто, имеет характер бессмысленных навязчивых движений и ужасно раздражает окружающих. Обычно дети таким образом освобождаются от стресса, снимают напряжение. Однако когда эти действия входят в привычку, дети теряют над ними контроль, выполняя их как бы автоматически.

Как помочь своему ребенку?

   При автоматических движениях хорошо работают те же подходы, что и для избавления от ритуалов. Прежде всего, ребенка нужно подвести к началу возникновения привычного движения, после чего это движение прерывается. В результате ребенок начинает отслеживать источник напряжения, предшествовавшего навязчивому движению, и пытается с помощью взрослого найти способы противодействия этому напряжению. Как и в любой другой программе, эту часть работы лучше всего начинать с самой «легкой» ситуации, то есть такой, которую ребенок уже в какой-то мере контролирует, а затем продвигаться к более сложным. Применительно к вошедшим в привычку автоматическим движениям (для простоты будем продолжать называть их навязчивыми) любая ситуация, в которой ребенок находится один и скучает (например, сидя за телевизором), является для него самой трудной.
   Список «полезных подходов» может включать:
   1. Сокращение пространства для навязчивого движения. Например, если ребенок дергает себя за волосы, можно надеть ему на голову шапочку; если он грызет ногти, перевязать кончики пальцев бинтом или намазать чем-то горьким. Примитивно – но действенно! Особенно когда навязчивое движение только начинает проявлять себя.
   2. Концентрация внимания ребенка на навязчивых движениях и использование стимулов для улучшения контроля ребенка над ситуацией. Например, дергающий себя за волосы ребенок должен рисовать в своем «Листочке наблюдения» кружок в том случае, если он «ловит» себя за этим навязчивым занятием, или крестик в том случае, когда он чувствует навязчивое побуждение сделать движение, но не подчиняется побуждению. За эту работу можно начислять баллы, при этом крестики будут оцениваться более высоко, чем кружочки. Проверяя вместе с ребенком каждый вечер «Листок наблюдений», можно поощрять малыша за то, что он не дергал себя за волосы в течение определенного периода времени, или за то, что он не подчиняется навязчивому побуждению во все более сложных ситуациях. Некоторые авторы даже предлагают собирать выдернутые волосы и укладывать по неделям в отдельные пакетики – во-первых, для того, чтобы ребенок помнил, что проблема существует; и, во-вторых, для того, чтобы вы могли отметить особой наградой уменьшение количества выдернутых волос.
   3. Нахождение для ребенка более приемлемых заместительных форм поведения. Поскольку руке и рту часто принадлежит особая роль в выражении детской тревоги, то контролировать действия, связанные с обкусыванием ногтей или сосанием пальцев, ребенку очень трудно. В таких случаях можно поискать заместительное действие, которое будет занимать руки.
   ► Например, 6-летняя Аня постоянно кусала ногти, когда скучала по родителям, расстраивалась или когда ей просто было нечем заняться. Так как девочка находилась дома с няней и, кроме того, начала учиться играть на пианино (а ей очень нравились эти занятия), мама предложила Ане «заменить» обкусывание ногтей проигрыванием упражнений. Когда Аня чувствовала навязчивое побуждение, то вместо того, чтобы кусать ногти, она садилась за пианино и разучивала новую пьесу. Это помогало ей снять напряжение и избежать навязчивого движения.
   4. Называние состояния, при котором хочется совершить навязчивое действие, «приклеивание к нему ярлыка», помощь ребенку в преодолении источника страха. К этому приему можно обращаться лишь в том случае, если вам точно известен источник огорчения вашего ребенка. Но смешное и остроумное «обзывание» источника страха может иметь волшебное действие: в случае «правильного попадания» проблема может решиться буквально сразу!

Тики

   Тик – это быстрое, однообразно повторяющееся непроизвольное подергивание определенных групп мышц лица, реже – шеи, рук и др. Тиком также могут быть наморщивание лба и «подмигивание», подергивание века и т. д. В отличие от навязчивых движений тики практически не контролируются сознанием.
   Иногда тик – следствие серьезного заболевания нервной системы, которое требует специального лечения. Эти виды тика мы даже не будем обсуждать. Другие виды являются следствием незаметно образовавшейся привычки. Они поддаются лишь минимальному контролю со стороны страдающего этими движениями человека (в нашем случае – ребенка).
   Прежде чем пытаться самостоятельно решать проблему тиков, стоит обязательно обратиться за консультацией к детскому неврологу. Только он может решить, являются ли непроизвольные движения вашего ребенка функциональными, то есть связанными с тревожным состоянием ребенка, или органическими, то есть связанными с имеющимся или развивающимся заболеванием. Только после консультации специалиста можно выбирать способ преодоления этих навязчивых движений.

6. «Все или ничего», откладывание «на потом», лживость

   Несмотря на то, что описываемые в данном разделе формы поведения могут на первый взгляд показаться совершенно различными, в основе их происхождения лежит одна общая черта, характерная для поведения тревожных детей – боязнь неудачи. Почти всегда чувствительные дети склонны недооценивать свои возможности и преувеличивать возлагаемые на них надежды. Кроме того, они часто представляют себе успех или неудачу в «идеальном» виде, когда любой неабсолютный успех рассматривается как провал. При этом надо сказать, что подобный настрой в немалой степени может формироваться родителями, нацеливающими ребенка «только на победу», «ты должен быть только лучшим».

«Все или ничего»

   Позиция «все или ничего» – это вера в то, что любая погрешность, любой изъян, как бы малы они ни были, абсолютно неприемлемы[7]. Для того чтобы тревожные дети могли преодолеть эту веру, необходимо помочь им увидеть мир в более реальном виде и не делить все на белое и черное. Например, помогите вашему ребенку признать следующее:
   1. Частичный успех – это уже неплохо; затраченные усилия не пропадают.
   2. Не быть хорошим во всем – это нормально. К тому же если распыляться, нигде не добьешься больших успехов.
   3. Несовершенная внешность – это нормально: мир был бы ужасен, будь мы все одинаковы.
   4. Случайно опоздать на пять минут – это нормально: в следующий раз можно прийти вовремя.
   5. Отрицательный результат не менее важен, чем победа. В следующий раз, используя опыт, можно добиться успеха.
   В виде замечания родителям необходимо сказать следующее: не будьте слишком самокритичны в присутствии своего ребенка. Ваше влияние на судьбу ребенка в качестве образца, с которого он «лепит себя», очень велико. Если вы будете говорить ребенку о присутствии в мире несовершенства и в то же время «рвать на себе волосы» по поводу своего опоздания в понедельник к парикмахеру, вряд ли ребенок вам поверит.

Откладывание «на потом»

   Стремление к недостижимому абсолютному совершенству развивает склонность к откладыванию дел. Если считать, что каждое действие, каждый выбор, которые вы совершаете, обязательно должны быть безошибочны, всегда будет очень страшно принять окончательное решение. И чем больше возможных вариантов будет иметь поставленная задача, тем больше вероятность того, что окончательное решение будет раз за разом откладываться[8].
   Чувство беспомощности также способствует откладыванию дел. Несколько раз потерпев неудачу (даже если она мнимая), ребенок может отказаться от задания, даже не начав его выполнять.
   Как бороться с привычкой откладывать «на потом»?
   1. Помогите ребенку установить реальную сложность задания и сравните ее с имеющимися у него возможностями. Хорошо, если он уже выполнял аналогичную работу.
   2. Покажите ребенку, что работа, которая казалась ему такой громадной, может быть разбита на последовательные шаги. Побуждайте ребенка к выполнению самого простого или самого интересного шага, а затем всех остальных. Хорошо, если во время занятий вы сможете использовать юмор, чтобы расслабить ребенка и понизить значимость происходящего.
   3. Постепенно позволяйте ребенку брать на себя большую ответственность за выполнение задания или проекта. Поощряйте самостоятельность обычным стимулированием или такими предложениями как: «Посмотрим, сколько вопросов ты придумаешь, пока я вернусь». А затем обязательно хвалите – даже просто за попытку сформулировать самостоятельно хоть один вопрос.
   Некоторые дети специально затягивают дела, используя этот прием как средство вовлечения родителей в процесс решения вопросов, в решении которых они испытывают трудности. Или – как вариант – для получения необходимого им количества родительского внимания. У таких детей вырабатывается привычка привлекать к себе внимание родителей – даже в том случае, если это отрицательное внимание, – для того, чтобы придать себе больше уверенности. Если вы подозреваете, что дело обстоит именно так, постарайтесь не раздражаться, поскольку ваша эмоциональная нестабильность лишь ухудшит положение. Вместо выяснения, кто из вас прав, предложите ребенку четко определенный срок на выполнение задания, в крайнем случае – пообещайте какие-нибудь «награды» за успешное выполнение работы (и преодоление сопутствующей этой работе тревожной ситуации).
   ► Миша с большой опаской относился к заданиям по математике. Всякий раз, когда ему предстояла домашняя работа по математике, он обращался за помощью к матери – часто еще до того, как самому предпринять хотя бы малейшую попытку решить какой-нибудь пример. Однажды в подобной ситуации мать предложила ему задание: за десять минут составить как можно больше вопросов по математике. Он должен был получить один балл за каждую попытку сформулировать вопрос и два балла за сформулированный вопрос – независимо от его правильности. За баллы можно было затем получить определенную сумму карманных денег. Через неделю Миша заработал на таких заданиях по сочинению вопросов столько денег, что смог потратить их в магазине, куда он пошел вместе с матерью. Миша был очень рад тому, что вместо отрицательного внимания матери он получил положительное – как раз такое, какого ему очень хотелось. Через два-три месяца его отношение к математике также стало положительным.
   Если ребенок, несмотря на ваши усилия, не желает выполнять задание, не настаивайте. Дальнейшие безуспешные попытки убедить ребенка заняться делом только обозлят вас, что в свою очередь отразится на тревожности ребенка. Пусть он сам переживает последствия своего неадекватного поведения. Возможно, в следующий раз попытка помочь ребенку будет более успешной.

Ложь

   Многие родители чувствительных детей жалуются на то, что их дети довольно часто им лгут. Родителей это, естественно, сильно расстраивает. Чувствительные дети при общении создают впечатление, что они ранимы, скромны, послушны и т. д. Поэтому родители зачастую испытывают шок, когда сталкиваются с тем, что их добрые, послушные «управляемые» дети – лгут.
   За исключением детей с серьезными поведенческими проблемами, большинство детей лгут лишь для того, чтобы избежать наказания в тех случаях, когда они чувствуют, что в чем-то провинились. В этом смысле чувствительные дети ничем не отличаются от других детей. Но есть два момента, характерных именно для этих детей.
   Во-первых, они почти всегда преувеличивают тяжесть своего проступка (так как вообще склонны рассматривать почти как преступление любое отклонение от установленных правил).
   Во-вторых, они точно так же преувеличивают величину последующего наказания.
   Злость и возмущение родителей подтверждают худшие опасения ребенка в отношении наказания и увеличивают вероятность того, что в дальнейшем он также будет лгать. Сохраняйте спокойствие и поступайте с ложью, как с любой другой формой неадекватного поведения. Главное, не принимайте ее как оскорбление и на свой счет. Слишком большое внимание к неправильной форме поведения лишь ухудшает ситуацию. Найдите подходящие слова для объяснения данного поступка, произнесите их нейтральным голосом, без особых эмоций.

7. Когда опасность реальная

   С учетом современного уровня насилия в обществе может оказаться так, что опасения тревожного ребенка будут даже недостаточно отражать жизненные реалии. Взрывы, катастрофы, убийства, похищения и другие формы насилия влияют не только на жизнь взрослых, но и на жизнь детей. А дети еще более ранимы, чем взрослые. Дети не существуют в «вакууме» детской комнаты. Ежедневно радио и телевидение несут громадное количество информации о совершенных преступлениях и катастрофах. Дети не могут не слышать о том, что происходит в мире. Если родители не обсуждают эти события, дети могут услышать о них от своих ровесников, увидеть телевизионные программы или узнать об «ужасах» еще откуда-нибудь. Родители, которые делают вид, что ужасные события вообще не происходят, ведут себя нечестно по отношению к своим детям и упускают возможность поговорить о том, чего на самом деле стоит опасаться, в такой форме, чтобы это было действительно полезно.
   Если какое-нибудь драматическое событие широко освещается в средствах массовой информации и ребенок тоже начинает фиксировать на этом свое внимание, можно использовать следующие варианты разрешения этой ситуации:
   1. Следите за тем, как ребенок знакомится с этими событиями. Постарайтесь, чтобы это были дневные новости на ОРТ или РТВ – эти каналы обычно наиболее профессионально и взвешенно преподносят события, не увлекаясь ни «грязными», ни кровавыми сценами. А вот аналитические передачи, посвященные этим событиям, детям лучше не смотреть – именно там, зачастую, появляются шокирующие кадры, вырезанные из информационного репортажа.
   2. Приглашайте ребенка к разговору об этом событии, но не превращайте беседу в лекцию. Прежде чем окончательно высказываться по поводу данного события, ознакомьтесь, соответственно, с мыслями и чувствами ребенка. Дети иногда подмечают такие детали, о которых взрослые никогда и не подумают.
   3. Отвечайте на вопросы ребенка сообразно с уровнем их понимания. Избегайте слишком сложных и подробных объяснений, в то же время ни в коем случае не используйте аргументы «тебе этого еще не понять», «подрастешь – узнаешь». Если ребенок не понимает, лучше постараться объяснить попроще или что-то не договорить, но ни в коем случае не отказываться от обсуждения. Нет ничего страшнее неизвестности: в неизвестности и так взвинченная фантазия ребенка может вообразить нечто действительно ужасное.
   4. Помогите ребенку «поместить в перспективу» пугающее его событие. Будьте честны с детьми относительно того факта, что страшные события происходят в мире, но делайте упор на малой вероятности этих событий. Объясните ребенку, что большинство людей не сталкиваются с подобными событиями.
   5. Говорите с ребенком о том, что может снизить риск попасть в неприятную ситуацию для него самого. Не ограничивайте наставления фразами: «Есть плохие люди, которые могут похитить и убить тебя». Такой подход только увеличит тревожность ребенка. Лучше подробно объясните ему, как он действительно должен вести себя, чтобы справиться с ситуацией, которая может стать опасной.
   6. Побуждайте ребенка к активному отношению к происходящим событиям. Не возражайте, даже если он захочет изложить свои соображения по поводу событий, освещенных в новостях, и послать свои соображения в адрес властей того или иного уровня. К этому поступку не следует относиться просто как к игре. Даже если детское письмо не повлияет на законодательство немедленно, оно все же будет иметь серьезное значение: как для вашего ребенка, так и для других детей. Такое участие в общем деле снизит чувство беспомощности и отчаяния, ребенок поверит, что он может что-то сделать, чтобы изменить мир.

8. Тяжкий след пережитого

   К сожалению, детям иногда приходится переживать ситуации, выходящие за рамки обычного человеческого опыта. Дети, пережившие ужас боевых действий или природных катастроф, подвергшиеся физическому или сексуальному насилию, НЕМИНУЕМО испытывают на себе психологическое воздействие травмирующих обстоятельств этих событий.
   Часто такие дети обнаруживают триаду симптомов, включающих в себя:
   1) живые и волнующие ребенка воспоминания (во сне и в состоянии бодрствования);
   2) избегание ситуаций и переживаний, которые могут напомнить им об этих событиях;
   3) высокий уровень физического напряжения – даже в случае полного отсутствия опасности.
   Эта триада имеет научное название: посттравматическое стрессовое расстройство. В зависимости от степени ранимости ребенка и характера события, такое расстройство может длиться месяцами и годами. Даже относительно легкие случаи ОБЯЗАТЕЛЬНО требуют консультации со специалистами – психологами и психотерапевтами. Не следует думать, что одной беседы будет достаточно. По мере взросления ребенка у него могут появиться дополнительные вопросы и новое беспокойство по поводу пережитых травматических событий.
   ► Руслан – пятилетний мальчик, нога которого сильно пострадала в момент автокатастрофы, думает в первую очередь о том, сможет ли он двигать этой ногой. Видя костыли и разного рода ортопедические приспособления, он выражает тревогу и сомнение по поводу своих перспектив. Через несколько лет, когда тревоги насчет сохранения ноги и ее функции уже не существует, подростка начинают беспокоить оставленные хирургическим вмешательством шрамы, которые, по его мнению, делают его менее привлекательным в глазах девочек.◄

Шаг 3-й. Отчего дети тревожатся?

   По ночам нам гораздо страшнее,
   чем детям.
Жюль Ренар

9. Детская тревожность

   ► Саша – смышленый веселый мальчик. Мама Саши с большой теплотой отзывалась о своем сыне: особенно хвалила его за то, что он охотно помогал по хозяйству, и за то, что хорошо обращался с домашними животными. У нее была лишь одна претензия к Саше: сын очень не любил все новое. Новые джинсы казались ему «совсем дурацкими», незнакомая музыка ему «действовала на нервы», даже новый вид фруктового желе встречался возгласами неодобрения. Если Сашу знакомили с какими-нибудь сверстниками, он или полностью игнорировал их присутствие, или только иногда бросал взгляд в их сторону. На то, чтобы «притереться», ему всегда требовалось довольно много времени. Зная об этих особенностях характера сына, его мать была уверена, что мальчику лучше увидеть свою первую учительницу до начала учебного года – все-таки на момент начала занятий в классе будет хоть одно знакомое лицо. Однако ничего хорошего из этого не вышло и ребенок весь первый месяц отправлялся в школу со слезами. Школьный психолог заподозрил у ребенка развитие аутизма[9], однако наблюдения в семейном кругу, где Саша общался, играл с отцом и братом, был весел и жизнерадостен, заставили его отказаться от этой гипотезы.◄
   Другой пример:
   ► В течение нескольких дней Лена, худенькая десятилетняя девочка, отказывалась есть. Было решено показать ее врачу. Педиатр не нашел заболевания пищеварительной системы и направил девочку на консультацию к психиатру с подозрением на нервную анорексию[10].
   Когда психиатр вошел в кабинет, девочка вздрогнула. После того, как врач заверил ее в том, что не будет брать кровь на анализ и вообще подвергать ее какой бы то ни было болезненной процедуре, девочка понемногу начала рассказывать о своей «пищевой проблеме». Она призналась, что испытывает страх в тот момент, когда пытается отправить кусок пищи в рот. Причем девочка не могла сказать точно, почему так происходит. Ей было стыдно, что она не может справиться с таким простым делом, как еда, и очень неловко, что она огорчила этим своих родителей, но как только она намеревалась проглотить кусок, страх сразу же останавливал ее. Лена совсем не хотела худеть, и она желала в том, что касается еды, не отличаться от других.
   Со временем выяснилась еще одна подробность: девочка боялась, что ее вырвет, когда она сидит за столом с другими людьми. Выяснить, с каким конкретно эпизодом это было связано, врачу не удалось. С появлением этого страха она сначала перестала есть в школе, а затем стала отказываться от еды и дома. У Лены не было анорексии, врач диагностировал выраженное тревожное состояние.◄
   Что общего в поведении Саши и Лены? На первый взгляд, почти ничего. Правда, у обоих иногда возникали трудности в школе, но Саша их достаточно быстро преодолевал, и к тому же они не были столь очевидными, как у Лены. Однако можно догадаться, что у девочки та же самая проблема, что и у Саши, но только выраженная в более сильной форме. У обоих детей возникают психологические проблемы, которые им трудно самостоятельно преодолеть, так как их чувствительность и степень тревожности выше, чем у других детей этого возраста.
   Я употребляю здесь термин чувствительность наряду со словом тревожность именно потому, что в случаях Саши или Лены речь идет не о заболевании, характеризующемся теми или иными признаками, а лишь о чувствительности, усиленной восприимчивости.

Разные дети тревожатся по-разному

   Саша и Лена демонстрируют совершенно непохожие внешние проявления тревоги, которые могут наблюдаться у чувствительных детей. Примерно десять процентов всех детей относятся к тому же типу, что и Саша: они плохо приспосабливаются к любым изменениям, любые перемены вызывают у них тревогу и напряжение.
   На другом «полюсе» находятся дети типа Лены (таких детей около двух процентов). Они подвержены часто возникающим мучительным тревогам с выраженными телесными признаками – тошнотами, рвотами, головными болями, приступами одышки, похожими на астму.
   Тревоги, связанные с посещением школы, нежеланием спать в помещении, где кроме них никого больше нет, трудности в приобретении друзей, возникающие по причине крайней застенчивости, нерешительность в публичных выступлениях, постоянная тревога по поводу предстоящих событий (например, по поводу еженедельной контрольной работы) – все это проблемы детей, находящихся где-то в середине «тревожного диапазона» – между ситуациями Саши и Лены. Некоторые дети сильнее подвержены тревожности в определенные периоды своего развития.
   Дети с сильно выраженной чувствительностью часто приобретают это особенное отношение к миру и себе по наследству. Иногда такого рода чувствительность может наблюдаться последовательно у нескольких поколений, а сами дети могут испытывать состояние тревожности в течение длительных периодов времени, измеряемых месяцами и годами. Некоторые из примеров, приведенных в этой книге, посвящены детям именно этого типа. Они могут показаться слишком яркими и несопоставимыми с теми поступками вашего ребенка, которые вызывают беспокойство.
   Следует иметь в виду, что принципы помощи чувствительным детям одинаковы для всех таких детей, независимо от выраженности их состояния. Разница состоит лишь в том, что дети со средне выраженной чувствительностью (тем более – со слабо выраженной) меньше нуждаются в интенсивной психологической помощи или в назначении каких-либо лекарственных препаратов, и в том, что их тревожное состояние очень часто удается преодолеть с помощью одного лишь родительского участия. Для таких детей, как Саша, может быть вполне достаточно использования «в домашних условиях» технологий, описанных в этой книге. Если же обратиться к ситуации Лены, наши советы будут обязательным компонентом эффективной помощи, предложенной ребенку вместе со специалистами.

10. Источники чувствительности

   В прошлом мир человека был в высшей степени опасен и непредсказуем. Для того чтобы первобытные люди могли охотиться или собирать плоды, им приходилось покидать свои убежища, опасность могла возникнуть в любое время и в любом месте. Тот, кто мог быстро отбить нападение или спастись бегством, имел больше шансов выжить. Более медлительные наши предки, как правило, выживали реже и, как следствие, реже оставляли потомство.
   Таким образом, в процессе эволюции у человека выработался механизм эффективного реагирования на опасные ситуации. Автоматические отклики реакции человека на опасность со всеми их физическими, психологическими и эмоциональными характеристиками иногда образно называются реакцией «сражаться или убегать», поскольку первоначально она возникла в связи с настоятельной потребностью человека именно в этих действиях. На базе этой реакции сложились физиологические механизмы, которые за тысячелетия подтвердили свою эффективность, во многом благодаря им человечество выжило и продолжает развиваться.
   В момент опасности надпочечники выбрасывают в кровь адреналин, который током крови практически моментально разносится по всему телу. В ответ на воздействие этого гормона учащаются и усиливаются сокращения сердца, учащается и углубляется дыхание, усиливается приток крови к мышцам, обостряется восприятие – зрение, слух, обоняние, резко возрастает возбудимость нервной системы. Эмоционально эта реакция выражается чувством страха. Но на одних людей страх оказывает мобилизующее воздействие, для других частые «периоды мобилизации» становятся непосильной нагрузкой на организм.
   Память об опасности сохраняется и укрепляет «систему быстрого реагирования» человека. В будущем подобная ситуация может повториться, и организм отреагирует на нее так же, как в первый раз, даже в том случае, если реальная опасность в этом случае будет отсутствовать. Таким образом, способность человека вообразить предстоящее событие дает ему возможность предвидеть ситуацию, в которой может возникнуть опасность. Благодаря этой способности может быть вовремя включена упоминавшаяся выше реакция «сражайся или убегай», направленная на избавление от потенциально опасной ситуации. Опасный инцидент может быть забыт, но связанная с ним «память тела» все еще включает реакцию типа «сражайся или убегай».
   В древности те люди, у которых эта система была более чувствительной, имели больше шансов выжить и произвести потомство. Следовательно, высокая чувствительность является качеством, сохранившимся у современных людей (особенно детей) со времен той самой глубокой древности. К сожалению, высокая чувствительность имеет и свои отрицательные стороны. Около десяти процентов людей подвержены чрезмерной чувствительности. Существует мнение, что у людей с высокой чувствительностью та часть мозга, которая контролирует эмоции, имеет слишком низкий порог реагирования на страх. Чрезмерное ощущение страха часто выводит их из душевного равновесия и побуждает избегать нормальных повседневных ситуаций, которые другими людьми не воспринимаются как повод для беспокойства. Именно этот страх, возникающий при отсутствии реальной опасности, называется тревогой. В этом-то и разница между конструктивной и чрезмерной чувствительностью!
   Страх – это реакция на реально существующую в данный момент опасность, тревога – заблаговременное переживание опасности, которая может оказаться и мнимой.
   Например, страх, не позволяющий дотрагиваться до нагревательного элемента электропечи после того, как человек уже когда-то коснулся его и, в результате, обжегся, является полезным и реалистичным. Однако страх, препятствующий прикосновениям к другим металлическим предметам того же цвета, что панель электроплиты, является нереалистичным и бессмысленным. Тревога, заставляющая отказываться от обогревателя и мерзнуть из-за страха снова обжечься, вообще абсурдна. Подобную ситуацию очень точно охарактеризовали древние индусы в дошедших до нас метких строках:
Зачем, как малое дитя, мы будем
На молоке обжегшись – дуть на сыр?

Чувствительность вашего ребенка

   Родителям, естественно, хотелось бы знать, какое отношение эти общие рассуждения имеют к их ребенку. Люди обладают разной чувствительностью, являющейся основой для возникновения тревоги: то есть одни более чувствительны, чем другие. Вряд ли стоит считать, что у всех десяти процентов населения, считающихся более чувствительными, чем остальные люди, имеется какая-то скрытая патология. Разве можно говорить, что у скрипки, более чувствительной, чем барабан, к прикосновениям и изменениям окружающей среды, имеются проблемы? Скорее речь идет о склонности к более тонкому и многообразному отображению действительности. В стрессовых ситуациях чрезмерно впечатлительные люди сильно переживают. Наиболее типичные из проявлений таких кризисных состояний, возникающих у слишком чувствительных детей, описываются в этой книге.
   Не беспокойтесь из-за того, что у вашего ребенка обнаруживаются «как-то вдруг» и сразу несколько таких проявлений. Это не обязательно должно свидетельствовать о наличии более серьезного состояния или даже заболевания. Ключевой вопрос для определения серьезности ситуации может быть сведен к простой формулировке: «В какой мере тревога затрудняет участие ребенка в типичных для его возраста делах?».

11. Как развивается тревога?

   Никто в мире не чувствует новых вещей сильнее, чем дети. Дети содрогаются от этого запаха, как собака от заячьего следа, и испытывают безумие, которое потом, когда мы становимся взрослыми, называется вдохновением.
И. Бабель
   Итак, вы уже знаете, что приблизительно каждый десятый житель Земли более чувствителен к любым признакам опасности, чем остальные 90 % населения планеты. Эта особенность может быть выявлена у ребенка уже к концу второго года жизни. В этом возрасте тревожные дети реагируют на каждую новую ситуацию так, как если бы она таила в себе некую опасность. В связи с этим они постоянно проявляют крайнюю настороженность, стараясь уклониться от любой незнакомой ситуации. Это очень непохоже на нормальную любознательность детей в этом возрасте.
   Когда родители замечают подобное уклонение ребенка от всего нового и обращаются за помощью к специалистам, те зачастую видят внешнюю заторможенность и, ни на секунду не задумываясь, «приклеивают» подобному ребенку ярлык «задержка психического развития», ставя крест на ребенке, как на заведомо «бесперспективном».
   Бесперспективном для чего?! Это просто сверхчувствительные дети, оставшиеся один на одни со своими тревогами, без помощи и эмоциональной поддержки родителей. Лишь у 2–3 процентов внешне заторможенных детей впоследствии развиваются какие-то расстройства интеллекта или характера из-за их повышенной чувствительности. Что же в таком случае происходит с остальными? Становясь взрослее, они учатся регулировать свою повышенную чувствительность, привыкают делать все то, что делают другие дети их возраста. Порой им приходится нелегко – особенно в новых и трудно прогнозируемых ситуациях, – но все же они приспосабливаются.
   Задача родителей – сделать все возможное, чтобы ребенок не попал в те самые 2–3 процента и научить его менее болезненно и более быстро приспосабливаться к жизненным реалиям.

   Чудо родительской любви
   Достаточно часто бывает так, что ребенок, который по складу характера и восприятия мира должен однозначно относиться к чувствительным и тревожным, не показывает никаких признаков тревожности.
   Чудо? Совпадение? Случайность?
   Ничего подобного! Просто этот ребенок имеет в достатке то, что необходимо ему больше тепла и пищи – у него в достатке материнской и родительской любви!
   Если говорить суконным языком психологических исследований, дети, связанные со своими матерями отношением гарантированной помощи, лучше овладевают умением подавлять излишнюю чувствительность и у них меньше проблем с тревожностью, чем у их сверстников, лишенных такой поддержки. У чувствительного ребенка могут не обнаруживаться явления повышенной тревожности в том случае, если у него есть поддержка в лице родителей, надежный «тыл». Соответственно, в этом случае у него успешно развиваются приспособительные навыки.
   По одной из популярных в настоящее время психологических теорий[11], краеугольным камнем формирования личности является чувство доверия к близким или чувство «уверенности в мире». Ребенок, имеющий фундаментальное чувство «внутренней уверенности», воспринимает мир как безопасное и стабильное место, а других людей – как заботливых и надежных. Формирование в ребенке чувства доверия не зависит от количества пищи или внешних проявлений родительской нежности. Скорее оно связано со способностью родителей передать ребенку чувство стабильности семейных отношений. Доверяющий ребенок способен переносить временное отсутствие матери без чрезмерного плача и страдания.
   Надо сказать, что неуверенность появляется не только у детей, воспитывающихся в откровенно больной семейной атмосфере. Создавать в семье атмосферу постоянной неопределенности и двусмысленности, в результате которой у ребенка формируется фундаментальное недоверие, могут родители:
   • придерживающиеся противоположных принципов воспитания и постоянно спорящие;
   • слишком юные родители, неуверенно чувствующие себя в этой роли;
   • родители, система ценностей которых находится в противоречии с общепринятым в данной культуре стилем жизни (хиппи, «металлисты», байкеры, растаманы, «индейцы» и т. п.);
   • родители, проживающие вместе с собственными родителями и конфликтующие с представителями старшего поколения.
   Напротив, основой отношений «доверия» является родительская способность к разумному восприятию нюансов состояния своих детей и к разумному отклику на эти сигналы. Растущие под присмотром внимательных и любящих родителей дети верят, что эти взрослые люди могут уменьшить их страдание и что эта помощь всегда гарантирована. С помощью родителей дети приобретают полезные навыки подавления излишней чувствительности. Чем более успешно дети преодолевают свои тревоги, тем больше укрепляется у них уверенность в своих силах. Жизнь уже не кажется им подобием минного поля. Теперь она может выглядеть как приключение, которое весело и увлекательно испытать самому.
   Даже если ваши отношения с дочерью или сыном в пору их раннего детства не были идеально покровительственными, «поезд еще не ушел». Прежде всего надо знать, что установление таких отношений является трудным делом даже для самых лучших родителей в тех случаях, когда дети демонстрируют не самый покладистый характер. Вы не сможете с абсолютной точностью и предсказуемостью реагировать на поведение ребенка, которое слишком трудно истолковать однозначно. Кроме того, у детей, которые в младшем возрасте не отличались заботой о нервах и здоровье окружающих («кошмарные дети»), в более старшем возрасте могут развиться вполне благополучные модели поведения, компенсирующие и их высокую чувствительность и особенности характера.
   Человеческий мозг обнаруживает поразительную способность компенсировать любые недостатки раннего возраста. Даже дети с физическими травмами мозга, полученными в младенческом возрасте, могут впоследствии совершенно не обнаруживать каких-либо отклонений от нормы или эти отклонения будут крайне незначительны.

Родительские усилия: достаточные и избыточные

   Даже ощущая поддержку со стороны родителей, чрезмерно чувствительные дети могут испытывать тревожное состояние.
   Внутренний, психологический, комфорт тревожного ребенка зависит от неустойчивого баланса между его врожденной восприимчивостью, факторами среды, родительской поддержкой и собственными навыками преодоления тревожности.
   У особенно ранимых детей тревожность может проявляться в виде серьезного расстройства даже при наличии сильной поддержки и заботы со стороны родителей. Дети с менее выраженной врожденной ранимостью могут демонстрировать сильную тревожность лишь из-за того, что к собственной повышенной чувствительности «плюсуются» еще какие-либо факторы – например, болезнь. Для таких детей понадобится не только содержащаяся в этой книге информация о навыках преодоления тревожности, но и специальное лечение.
   Тем не менее более привычно видеть детей, которые удерживают равновесие между своей врожденной чувствительностью, с одной стороны, и сочетанием родительской помощи и собственных усилий по ее преодолению – с другой. Равновесие удерживается до тех пор, пока какое-нибудь событие его не нарушит.
   Для того чтобы восстановить равновесие, нужно либо снизить воздействие фактора, вызывающее стресс, либо усилить родительскую поддержку, а в итоге – повысить собственные навыки ребенка по преодолению тревожности. По вполне понятным причинам, родители не могут постоянно оказывать помощь своим детям, защищая их от любого стресса. Если использовать только поддержку родителей, выросший, но не повзрослевший ребенок окажется совершенно не приспособленным к жизни в обществе взрослых людей. Поэтому так важно самостоятельное преодоление.
   Чрезмерная опека чувствительного ребенка, избавляя его от малейшего дуновения реальной (совсем не доброй) жизни, зачастую дает эффект совершенно противоположный.
   Во-первых, полностью оградить ребенка от всех причин тревоги невозможно. А чем слабее будут развиты навыки преодоления тревожности, тем больнее придется ребенку при ее возникновении.
   Во-вторых, врожденная детская чувствительность и тревожность вовсе не исключают наличие такого же врожденногостремления к самостоятельности и самоутверждению. Столкновение избыточной опеки и естественной возрастающей самостоятельности часто приводит к конфликтам, в результате которых утрачивается та необходимая часть родительской поддержки, которая называется доверием. Если принять во внимание, что в этом конфликте, с одной стороны, принимает участие тревожный, но избалованный ребенок, который ранее ни в чем не знал отказа, а с другой стороны – родители, все свои силы положившие на создание этой системы опеки…
   Получится просто Мировая война семейного масштаба! А как в любой войне, потери обязательно понесут обе стороны! Восстановить семейное доверие после таких конфликтов зачастую оказывается очень сложно.

12. Когда ребенок вырастет

   Родителей часто интересует вопрос о том, смогут ли их дети отделаться от своих бесконечных тревог в дальнейшем, уже во взрослой жизни, или, возможно, эти тревоги даже усилятся.
   Ошибочным является мнение, будто детские страхи – это «проблема роста» и со временем ребенок закономерно «перерастает» ее, как смену молочных зубов. Такая «страусиная» позиция родителей приводит к тому, что со временем тревожность становится чертой характера ребенка и влияет на всю его последующую жизнь.
   Дети, привыкшие избегать источников своих страхов, могут навсегда остаться в плену разнообразных тревог. Эта привычка обязательно окажет влияние на формирование характера и последующий жизненный путь. При постоянном уклонении чувствительных детей от соответствующих их возрасту активных занятий, навыки преодоления тревожности не только не развиваются, но даже утрачиваются, и взрослеющий ребенок остается в большой зависимости от небольшого числа людей (обычно от родителей или других членов семьи). Часто на этой почве возникают семейные конфликты. В атмосфере постоянных конфликтов и при постоянно снижающейся возможности равноправного общения со сверстниками, чувствительные дети окончательно теряют веру в свои силы.
   К счастью, в большинстве своем наши дети могут преодолеть свои страхи, ежедневно сталкиваясь с ними и постепенно привыкая к различным ситуациям. Как именно ребенок преодолевает страх – обсуждая происходящее со своими близкими, возвращаясь к полученному опыту в воспоминаниях, или в рамках психологического тренинга, – не столь важно. Главное, что в результате таких усилий, с каждым новым столкновением, «бледнеет» реакция организма по типу «сражайся или убегай» и, освободившись от эмоционального действия «гормона тревоги» – адреналина, ребенок постепенно учится воспринимать ситуацию не под воздействием эмоций, а со все более укрепляющихся позиций рассудочности и рациональности.
   Стремление приобрести независимость в подростковом возрасте может оказаться тщетным для тех чувствительных детей, которые до этого целиком полагались на родительскую поддержку. Раз за разом ребенок привыкает терпеть поражение, а затем и вовсе перестает за что бы то ни было бороться. И наоборот – ребенку, который выработал необходимые навыки преодоления детских страхов, другая трудная ситуация также не покажется непреодолимой. Более того, она послужит сигналом к проверке уже приобретенных навыков преодоления ситуации страха и тревоги, а возможно – и к приобретению новых. Всякий раз, когда новая ситуация преодолена, укрепляется уверенность ребенка в собственных силах, что дает ему возможность адекватно реагировать на постоянно возникающие проблемы и жить полноценной жизнью.
   Надо быть готовым к тому, что неоправданные тревоги будут посещать предрасположенных к ним людей и во взрослой жизни. Обострение ситуации наступает, когда утрачивается поддержка или появляется новый фактор, вызывающий беспокойство. Но чем раньше формируются навыки преодоления тревоги, тем эффективнее они «работают» у взрослых людей.

13. Боязливый ребенок

   Страхи – самая распространенная проблема, возникающая у чувствительных детей. Страх – самое яркое выражение тревоги, воплотившееся в конкретные образы или ситуации. На определенных этапах своего развития дети могут испытывать страх тех или иных вещей и ситуаций. Некоторые страхи могут считаться вполне естественным элементом и этапом развития: например, младенцы в возрасте до девяти месяцев обычно испытывают страх при виде незнакомого лица. Этот страх считается нормальным: он является здоровым признаком того, что ребенок учится отличать лица знакомых людей (например, своих родителей) от незнакомых.
   Свои «нормальные» страхи имеются и у детей других возрастных периодов. Например, 2-3-летние дети часто боятся оставаться в темном помещении, если рядом с ними нет кого-нибудь из близких им людей. Они могут ощущать себя вполне комфортно и даже резвиться до того момента, пока рядом с ними находится кто-нибудь из родителей, но как только этот источник их веры в личную безопасность исчезает, темную комнату наполняют вымышленные страхи, с которыми малыш не в состоянии справиться самостоятельно.
   Восьми-девятилетних детей часто беспокоят вопросы о смерти. Примерно в этом возрасте у них развивается ощущение времени. В отличие от детей более младшего возраста, они пытаются понять, что такое смерть, и примириться с конечностью жизни. В психологии существуют подробные данные о всевозможных страхах, характерных для того или иного возраста. Однако вопрос о «нормальности» того или иного страха для вашего конкретного ребенка решается не по спискам, составленным специалистами, а лишь на основе единственного критерия – как этот страх отражается на душевном состоянии вашего ребенка.
   Страхи порождают проблемы, когда они возникают вне контекста нормального развития, снижая способность ребенка справляться со своими жизненными ситуациями так, как это делают его сверстники. Приведем пример одного такого страха.
   ► Шестилетняя Марина пришла со своим отцом в зоомагазин. Она увидела большую длинношерстную собаку и ее лохматых, совершенно очаровательных щенков. Наклонившись к клетке, прежде чем ее успели остановить, она протянула руку, пытаясь погладить щенков. Собака немедленно бросилась на защиту своих щенков и укусила девочку. Марина вскрикнула от неожиданной боли, и ее быстро увели в ближайшую поликлинику. Она испытала сильную реакцию «сражайся или убегай», сопровождаемую страхом и обидой (Это нечестно: она ведь только хотела погладить щенят!). Ранка была пустяковая, и боль скоро утихла, однако память о большой «кусачей» собаке из зоомагазина осталась. Теперь при виде зоомагазинов или крупных собак Марина всегда начинала всхлипывать, у нее на глазах появлялись слезы и возникал бессознательный неконтролируемый страх. Постепенно в сохранившийся страх были включены все собаки независимо от их величины. В конце концов, инцидент в зоомагазине был забыт, но страх, связанный со всеми собаками, остался. Страх приобрел такую выраженность, что девочка пугалась всех собак на улице и даже отказывалась ходить на прогулку в парк, где была огороженная (!) площадка[12] для выгула собак.◄
   Большинство родителей, прочитав эту коротенькую историю, подумают: «Тут, пожалуй, нет ничего необычного. Наверное, каждый ребенок вел бы себя точно так же». И действительно, сильная реакция на укус собаки, а затем сохранение в памяти в течение некоторого времени страшного образа собаки укладываются в рамки поведения большинства детей. Что, однако, отличает Марину в данном случае от других детей, так это устойчивый характер страха и его влияние на нормальное поведение.

Когда страхи становятся устойчивыми

   Долгое пребывание ребенка в состоянии страха должно быть достаточным основанием для тревоги родителей. За исключением чрезвычайных обстоятельств (например, похищение ребенка или его нахождение в условиях войны, стихийного бедствия), большинство детей приходят в себя после пережитой опасности в течение нескольких дней, максимум – недель. Страхи, преследующие детей на протяжении месяцев и, тем более, лет, являются нездоровым явлением.
   Постепенно страх ребенка начинает накладывать существенные ограничения на его повседневные занятия. Например, Марина отказывалась ходить в гости ко всем, у кого в доме жила собака, – даже в том случае, если ей обещали, что собаку будут держать на безопасном для нее расстоянии. В конце концов, ее страх стал совершенно нереалистичным. Склонность переоценивать опасность и недооценивать собственные силы характерна для образа мыслей тревожных людей любого возраста.
   Это позволяет нам ввести следующие важные определения:
   Страх – сильная физическая, умственная и эмоциональная реакция на действительно опасные события.
   Тревога – реакция на события, которые являются или совершенно не опасными, или значительно менее опасными, чем это представляет себе испытывающий эту реакцию человек.
   Таким образом, естественная реакция Марины «сражайся или убегай» в описанных вначале обстоятельствах является совершенно реалистичной. Однако возникшее после нее уклонение от ситуаций, лишь слегка напоминавших первоначальную, является нереалистичным и нерациональным. Это уклонение от мнимой опасности представляет собой суть тревоги.

Причины страхов

   Дети могут ощущать страх и при отсутствии каких-либо явных причин. Часто родители не могут припомнить никаких пугающих событий, которые могли бы в каком-то смысле оправдать чрезмерную осторожность или боязливость их детей. Многие мамы и папы даже высказывают логичное опасение относительно того, что дети без их ведома могли подвергнуться каким-либо психологическим травмам и начинают винить в этом либо бабушек, либо няню, либо работников детского сада.
   Если ребенок, который в течение нескольких лет был веселым, общительным и достаточно смелым, вдруг становится боязливым, конечно, родительское беспокойство можно считать вполне оправданным. Но в большинстве случаев история повышенной осторожности и тревожности ребенка восходит к самому раннему периоду его жизни, заставляя предположить врожденную чувствительность к страхам.
   К примеру, американские психологи приводят описание случая, когда группу тревожных детей привели в незнакомую комнату, где находился лаборант, наряженный клоуном. Незнакомая обстановка и странный наряд вызвали у детей ярко выраженную реакцию страха, хотя на реальную угрозу не было даже намека.
   После этого эксперимента на протяжении нескольких недель родители обращались к психологам с просьбой помочь их детям избавиться от приобретенной ими таким нелепым образом «устойчивой боязни клоунов» – «клоунофобии». Практически любая непривычная черта – величина и форма носа, запах, вкус или какое-либо другое ощущение – может явиться слишком сильной эмоциональной нагрузкой для чувствительных детей, неизбежно вызовет у них стресс и страх. Именно после таких событий эти дети демонстрируют повышенную боязливость, которая приобретает устойчивое постоянство и мешает, таким образом, их повседневным занятиям.
   Завершая эту тему, обязательно нужно сказать еще об одной, достаточно часто встречающейся составляющей вопроса: о «вкладе» некоторых родителей в страхи и тревожность их детей.
   Из чувства обоснованного беспокойства за собственного ребенка некоторые родители запугивают свое чадо, говоря о том, что в случае если он (она) отойдет от взрослого (отца, матери, бабушки и т. п.), то с ним обязательно что-нибудь случится: его украдут, собьет машина, он потеряется навсегда и т. д. и т. п. Богатство родительской фантазии при описании ужасов проявляется намного больше, чем при попытке рассказать ребенку добрую сказку. Другой вариант: в «воспитательных» целях, в случае непослушания ребенка, родители обещают: отдать его в детский дом, милиционеру, Бабе-Яге и прочим не слишком приятным персонажам. Даже традиционные сказки, рассказанные с «нужными» акцентами, способны надолго впечатлить и запугать наивного малыша.
   Мы редко задумываемся о последствиях таких угроз и не проводим связей между ними и появившимися «вдруг» в ребенке неуверенности в себе, боязни самостоятельно принимать решения и делать что-либо, страхе одиночества и сомнений, что родители любят его.
   В общении с детьми нужно избегать подобного рода запугиваний, а в случае запретов пояснять возможные нежелательные последствия действий ребенка, говоря при этом, как их можно избежать. С другой стороны, не надо впадать в нудное «поучение» и мнить себя великим педагогом, нить рассуждений которого ребенок потеряет раньше, чем вы приблизитесь к сути.
   Всегда и во всех ситуациях помните ГЛАВНОЕ ПРАВИЛО ХОРОШИХ РОДИТЕЛЕЙ:
   ЧТО БЫ НИ СЛУЧИЛОСЬ: РЕБЕНОК ДОЛЖЕН ЗНАТЬ, ЧТО ВЫ ЕГО ЛЮБИТЕ, ПРОДОЛЖАЕТЕ ЛЮБИТЬ И БУДЕТЕ ЛЮБИТЬ, НЕСМОТРЯ НИ НА ЧТО И В ЛЮБОЙ СИТУАЦИИ ОН МОЖЕТ РАССЧИТЫВАТЬ НА ВАШУ ПОДДЕРЖКУ
   Любые другие «воспитательные моменты» должны быть вторичны.

Шаг 4-й. Помогаем своему ребенку

14. Формирование уверенности в себе

   Это утверждение может показаться парадоксальным, но многие боязливые дети для того, чтобы почувствовать себя уверенными, сначала должны начать поступать уверенно.
   Страх мешает таким детям поддерживать нормальные отношения со сверстниками. По этой причине они часто становятся предметом насмешек со стороны тех же сверстников и знают, что эти насмешки возникают не на пустом месте. Когда родители говорят боязливому ребенку: «Ты такой же хороший (сильный, способный и пр.)», – он с большим трудом верит им, ведь другие дети обзывают его «маменькиным сынком» и «плаксой».
   Развитие в ребенке уверенности в своих возможностях связано с обязательным поощрением к соответствующим поступкам. Для того чтобы по-настоящему бороться со страхом, надо подойти вплотную к источнику его возникновения, «взглянуть ему в лицо» и научиться противостоять своей реакции на пугающие образы и ситуации. Родителям надо понять, что «борьба со страхом» – это в первую очередь борьба ребенка с самим собой и «поле этой битвы» – сознание самого ребенка.

Приучение

   Развитие в себе способностей противостоять страху представляет собой приучение к этому противостоянию[13]. Когда ребенок впервые сталкивается с ситуацией, которая внушает ему страх, у него возникает мощная ответная реакция «сражайся или убегай», сопровождаемая ощущением сильной тревоги. Однако, если ребенок останется лицом к лицу с ситуацией, вызывающей у него страх, до того момента, когда реакция «сражайся или убегай» прекратится, в следующий раз при противостоянии той же или аналогичной ситуации названная реакция будет уже не такой мощной. При третьем противостоянии испытываемая тревога будет еще меньше и т. д. В конце концов, человек может привыкнуть ко всему, и вскоре ваш ребенок сможет говорить о пережитой им ситуации как о чем-то не заслуживающем внимания, и даже, возможно, будет отрицать, что когда-то она казалась ему такой грозной.

Тактика подбадривания

   В разделе 15 подробно описывается система помощи детям в противостоянии внушающим страх ситуациям. Однако для того, чтобы эта система работала, необходимо такое поведение родителей, которое испуганный ребенок воспринимал бы как подбадривание. Обращение к ребенку в подобной ситуации кажется очевидным, но родители и педагоги частенько допускают тут ошибки. Рассмотрим 3 варианта:
   1. «Ну, чего тут бояться, глупышка! Возьми себя в руки!» или:
   2. «Учительница сказала, чтобы ты шел в школу. Так что давай! Только на остановке будь осторожен и не разговаривай с незнакомыми. А если по какой-то причине ты не попадешь на урок, позвони мне на работу и расскажи, где ты и как себя чувствуешь…»
   или:
   3. «Знаешь, может это и выглядит страшновато, но я уверен, что ты справишься!»
   В первом варианте чувства ребенка вообще не принимаются во внимание. Страх отвергается как нечто недостойное обсуждения. В результате, ребенок вместе со своими «глупыми» переживаниями чувствует себя приниженным. Эта фраза может заставить ребенка устыдиться своего страха или своей слабости, но вряд ли он почувствует воодушевление.
   Во втором случае тревожное состояние ребенка признается, но оно не снимается, а наоборот, нагнетается. С ним обращаются, как с больным, да еще и сразу указывают путь к отступлению. Кажется, что родитель объединяется с источником страха и даже в каком-то смысле подвергает критике доброжелательную настойчивость учительницы. Вряд ли такое напутствие может вселить уверенность в ребенка.
   В третьем высказывании признается серьезность ситуации, но вместе с тем выражается уверенность в том, что ребенок сможет с ней справиться. В результате, ребенок чувствует, что его понимают, и двигается дальше в своей готовности противостоять источнику страха. Это и есть правильное подбадривание.
   Нужно не только относиться с пониманием к тому напряжению, которое испытывает ребенок, но и «подталкивать», поощрять к его преодолению. Дети быстрей справляются с любой задачей в том случае, когда родители не принижают значимость поставленной задачи (иначе зачем ее решать?) и одновременно выражают уверенность в способности ребенка одолеть препятствие. Вот тогда ребенок чувствует себя настоящим победителем, у него начинает формироваться «печать успеха» – привычка быстро преодолевать трудности, в которых «вязнут» другие, и приобретать там, где другие теряют.

Что расценивать как успех в борьбе ребенка со своим страхом?

   Ребенок успешно противостоит своим страхам, когда становится более уверенным в себе. Но как измерить это чувство уверенности? У многих родителей в конце концов «опускаются руки» из-за того, что на протяжении многих месяцев приложения усилий они слышат от ребенка только одно: «Я это не смогу, у меня не получится».
   Поведение ребенка часто меняется еще до трансформации его отношения к страшащей ситуации. Изменения поведения заметить гораздо легче, чем изменение эмоций. Поэтому для начала понаблюдайте за поведением вашего чувствительного ребенка в течение хотя бы одной недели перед тем, как начнете применять какую-либо из предлагаемых в этой книге методик. То есть зафиксируйте исходный уровень признаков тревоги.
   Будьте точны и объективны в своем описании. Ни в коем случае к этому описанию не должны быть примешаны ваши огорчения и ваше беспокойство за ребенка.
   Записывайте, как часто возникает каждая форма поведения, как сильно реагирует ваш ребенок на тот или иной фактор, сколько времени длится его реакция и насколько в каждом случае была необходима ваша поддержка или утешение. Без этих деталей небольшие изменения, которые постепенно появляются в поведении ребенка, могут быть случайно пропущены.
   К сожалению, родители часто устают ждать «зримых результатов» и разочаровываются в предлагаемых методиках, считая, что они не работают. В результате, ребенок оказывается без родительской поддержки, а родители упускают удобный случай поздравить его с победой над страхом, которая на самом деле имеет место.
   Помните историю Марины – той шестилетней девочки, которая боялась собак? Через некоторое время после применения методики приучения девочка уже могла смотреть на изображения собак, хотя о том, чтобы пройти мимо настоящей собаки без яркой реакции страха, и речи быть не могло. Далее ее противостояние страху развивалось следующим образом:
   1. Через некоторое время девочка уже могла без боязни рассматривать изображения мелких пород собак (пуделей, болонок, пекинесов), но даже рисунок афганской борзой (собака именно этой породы напугала девочку) вызывал плач и явный страх.
   2. Девочка рассматривает изображения любых собак и фильмы с их участием без напряжения, но все еще боится подойти к живой собаке.
   3. Девочка с напряжением, но все же приходит с родителями в гости в дом, где живет небольшая собачка.
   4. Девочка на шестой визит (примерно через 3 недели) решается приблизиться к собаке хозяев и погладить ее.
   5. Девочка без напряжения реагирует на маленьких собак и даже начинает испытывать к ним некоторую симпатию, но отказывается подходить к крупным собакам.
   6. Примерно через полтора года девочка спокойно играет и общается с детьми на площадке, где поблизости выгуливают различных собак, и практически не обращает на них внимания.
   Поставленная перед Мариной цель состояла в том, чтобы она в конце концов смогла приблизиться к соседской собаке и погладить ее. Девочку побуждали к тому, чтобы она продвигалась к цели постепенно, невзирая на настроение.
   В качестве цели приучения надо выбирать обязательно положительный компонент поведения («Ты МОЖЕШЬ погладить собаку»), поскольку заострение внимания на отрицательном поведении («Ты не БОИШЬСЯ собаку») – обязательно усилит этот страх.
   В последующих разделах этот подход рассматривается более подробно. Если вы заметили признак прогресса, не относящийся непосредственно к поставленной перед ребенком цели, – все равно хвалите ребенка! Похвала никогда не повредит.
   Изменения в поведении часто происходят по давно знакомой схеме «два шага вперед, один шаг назад». Не отчаивайтесь, если у вашего ребенка будет несколько неудачных дней или даже недель, – лишь бы вы были уверены, что идете по правильному пути.

15. Технологии избавления от страха

   Избавление от тревожных ситуаций осуществляется двумя способами: преодолением страха или постепенным приучением (десенсибилизацией[14]). Преодоление страха, как любая «силовая акция» занимает меньше времени, но является более тяжелым испытанием для чувствительного ребенка.

Преодоление страха и постепенное приучение

   Вернемся еще раз к примеру Марины. Предположим, что ее родители собираются помочь ей избавиться от страха. Первый способ – сделать так, чтобы девочка подошла к собаке (или вольеру) и оставалась возле нее до тех пор, пока страх не уйдет. Такое испытание вызовет у девочки довольно сильный стресс, но если она его выдержит, страх будет побежден. Преодоление страха «одним рывком» – эффективный, но не всегда возможный метод.
   Родители Марины вместе с консультирующим психологом избрали более медленный, но щадящий для ребенка путь – метод «постепенного приучения» к стрессовой ситуации. Реакция девочки на собак была крайне сильна, что было связано как с особенностями восприятия ребенка, так и с тяжестью ситуации, в которой произошел испуг. К тому же родители не сразу обратили внимание на то, что происходит с ребенком, и «реакция страха» успела закрепиться. Ребенка постепенно и последовательно провели через привыкание к изображениям (рисункам и видеоматериалу), общение со спокойной и доброжелательной собакой, а затем добились полного устранения стрессовой реакции на собак. В более взрослом возрасте Марина так и не смогла полюбить собак, но страха больше никогда не испытывала.

Когда использовать каждую из указанных методик

   Преодоление эффективно при работе с маленькими детьми с относительно слабыми, непродолжительными и нестойкими страхами.
   ► Находясь в универмаге со своими родителями, четырехлетний мальчик был испуган внешним видом человека с грубым протезом руки, затянутым в черную кожаную перчатку. Родители пригласили этого мужчину (их соседа) в гости. Страх ребенка через некоторое время уступил место любопытству, а затем и симпатии.◄
   К сожалению, дети более старшего возраста обладают достаточной сообразительностью и изворотливостью для того, чтобы улизнуть от любого родительского плана по преодолению. Случается, конечно, что высоко мотивированный ребенок добровольно соглашается на то, чтобы встретиться со своим страхом «лицом к лицу», и, используя навыки преодоления, остается вблизи источника тревожного состояния столько времени, сколько нужно для того, чтобы страх был преодолен. Но таких детей очень немного! Нормальный сообразительный ребенок всеми силами старается улизнуть от попадания в неприятную для него ситуацию!
   Поэтому для детей старшего возраста с устойчивыми страхами обычно применяется постепенное приучение.

Система постепенного приучения

   Система постепенного приучения к страху построена на том, что ребенок не сразу, «как в холодную воду», окунается в свой страх, а постепенно, путем медленных и последовательных шагов приучается переживать стресс и справляться с опасностью – действительной или мнимой.
   Начните с обдумывания серии промежуточных шагов, которые соединят исходный уровень вашего ребенка с его реальным участием в опасной ситуации. Эти шаги должны быть достаточно короткими для того, чтобы ребенок добивался успеха на каждом этапе, и в то же время – достаточно длинными для того, чтобы каждый шаг заставлял ребенка хоть в какой-то мере напрягать свою волю. Обычно для родителей не составляет большого труда определить четыре или пять промежуточных шагов для каждой ситуации, которая внушает их детям страх.
   Планируя процесс приучения к страху, рекомендуется использовать следующие советы:
   1. Объясните ребенку, когда нужно переходить к очередному шагу. Такая инструкция укрепляет ощущение ребенка, что он контролирует ситуацию, делает цель более конкретной. А это, в свою очередь, способствует снижению уровня страха и повышению шансов на успех. Ваша похвала и подбадривание, гордость ребенка за выполненный труд, а также «вознаграждения» дают малышу стимул к выполнению намеченного плана. Родительское одобрение даже частичного успеха обычно гораздо сильней стимулирует ребенка к продолжению работы, чем настойчивые уговоры.
   2. Чем раньше ребенок пойдет на противостояние тревожной ситуации, тем меньше вероятность ее повторного развития, тем быстрее будет преодолен страх. Однако в том случае, если тревога вашего ребенка оставалась некоторое время без внимания, не отчаивайтесь. Ваш поезд не ушел. Даже длительные страхи могут стать слабее в течение нескольких месяцев, если ваш ребенок будет следовать четкой, сбалансированной и последовательной (!) программе.
   3. Приучение действует особенно эффективно в тех случаях, когда ребенок должен противостоять угрожающей ситуации и своему страху регулярно и через короткие промежутки времени, желательно – каждый день. Составление такого плотного графика приучения может потребовать от вас некоторой дополнительной работы по планированию, – особенно если тревожная ситуация не относится к числу тех, с которыми ребенок сталкивается ежедневно. Например, родители ребенка с боязнью собак (мы уже несколько раз обсуждали похожий случай) могут договориться с каким-нибудь своим другом, у которого есть собака, о том, чтобы ребенок регулярно приходил к нему в гости и контактировал с собакой.
   4. В момент, когда ваш малыш испытывает сильную тревогу, его не следует уводить от опасной ситуации. Облегчение, испытываемое ребенком в связи с его преждевременным уходом от тревожной ситуации, очень сильно. Следовательно, уже не раз почувствовав облегчение, чувствительный ребенок будет снова и снова искать утешения в бегстве от тревожной ситуации. При укреплении привычки к бегству преодолеть страх становится практически невозможно.
   5. Удостоверьтесь в том, что каждый вы раз подводите ребенка к одной и той же ситуации. Это требование кажется очевидным, однако иногда родители при каждом очередном противостоянии все же слегка изменяют ситуацию. Например, при работе над фобией на собак следует иметь в виду, что пудель в тревожной ситуации – это не то же самое, что немецкая овчарка; старая, вяло передвигающаяся собака – не молодой, резвый пес; и, наконец, планируемое противостояние – это не неожиданная встреча с собакой на улице.
   Одним словом, идеальная для большинства детей программа постепенного приучения состоит из ежедневных коротких шагов, которые предпринимаются вскоре после того, как обнаружена тревожность ребенка, и в соблюдении по крайней мере 20-минутного отрезка времени на каждое противостояние. Для того чтобы постепенная десенсибилизация была эффективной, интервал между противостояниями должен составлять не больше одной недели – в противном случае эффект постепенного привыкания угасает.

Наиболее частые вопросы родителей по поводу постепенного приучения

   – Что делать, если мой ребенок боится чего-нибудь такого, что случается не каждый день (например, прививок или путешествия на самолете)?
   Известно, что привыкание к редким событиям осуществляется гораздо сложней, чем к обыденным, но все возможно. Начните с сообщения своему ребенку подробной информации о данном неприятном для него событии. Тревожные дети часто реагируют на такие разговоры демонстративным затыканием ушей.
   Побудите своего ребенка к тому, чтобы он выслушал вас, – даже если для этого нужен какой-нибудь особый стимул. Применение в этом случае принуждения будет грубой ошибкой. Если ребенок начнет задавать вопросы, отвечайте на них; не стоит, однако, рассчитывать на то, что ваши объяснения полностью успокоят его – это было бы слишком просто для тревожного малыша. Идея состоит в том, чтобы сообщить ребенку разумную порцию неприятной информации, не втягивая его в спор. Если вы видите, что малыш слишком сильно расстраивается, остановитесь и дайте ему прийти в уравновешенное состояние: при этом вы можете использовать техники расслабления, которые будут изложены в следующих главах.
   Как только ваш ребенок переварит полученную информацию (обычно это случается после нескольких дней бесед), мягко предложите ему сделать короткое релаксационное дыхательное упражнение и представить, что он приближается к опасной для него ситуации. Поощряйте его к подробной визуализации всех подробностей опасной ситуации. Как только ситуация будет мысленно освоена, начинайте предпринимать реальные шаги (например, нахождение возле двери процедурного кабинета – для детей со страхом прививок или посещение аэропорта – для детей со страхом полетов) и уже на основе этих реальных шагов приступайте к приучению вашего ребенка.
   – Насколько сильной должна быть моя поддержка? Например, должна ли я быть рядом с ребенком в тревожных ситуациях?
   Этот вопрос волнует многих родителей. Нам всем хочется видеть своих детей самостоятельными, независящими от нашей помощи. Ответ на вопрос может быть следующим.
   Все зависит от плана, который вы разработали вместе с ребенком. Например, вы можете решить, что шаг 1 будет включать противостояние, в котором вы будете держать своего ребенка за руку, шаг 2 – противостояние, при котором вы будете находиться на расстоянии одного метра от него, шаг третий – противостояние, при котором вы будете находиться на расстоянии, допустим, в 10 метров, и заключительный шаг – противостояние при вашем полном отсутствии. Такая схема является достаточно щадящей, но при этом она не повышает зависимости ребенка от вашей помощи. С другой стороны, если вы сопровождаете малыша, потому что он попросил вас об этом, и это сопровождение не является частью плана, ребенок делает простой вывод, что страхам можно не противостоять в одиночку, если уговорить папу или маму приблизиться к месту страха вместе. Ясно, что такие выводы повышают зависимость.
   – Можно ли позволить ребенку рассказать о тревожащих его вещах, и даже спровоцировать его сделать это? Не поможет ли это?
   Может помочь, но совсем не обязательно. Расхожее мнение о том, что подробное «выкладывание» чувств решает сразу все психологические проблемы, – это миф. Применительно к чувствительному ребенку этот метод может оказаться несостоятельным по двум причинам.
   Во-первых, тревожные дети часто не могут или не хотят рассказывать о своих страхах, более того – они частенько настойчиво избегают разговоров на эту тему. Ребенок может не до конца понимать, в чем причина страха, и/или может стыдиться своей проблемы. Поэтому заставлять ребенка рассказывать о своих чувствах – это, в общем, бесполезное дело.
   Во-вторых, разговор о тревожных чувствах иногда только усугубляет эти чувства. Особенно это утверждение справедливо в тех случаях, когда ребенок пытается отсрочить столкновение с опасной ситуацией с помощью вопросов типа «А что, если…?» (см. раздел 16). Чем больше родители пытаются успокоить такого ребенка, тем больше вопросов типа «А что, если…?» приходит ему в голову. В конце концов, родители отказываются от намерения получить полную информацию о чувствах своего впечатлительного ребенка. И это – поражение. Причем и ребенка и родителей!
   – Что, если страх настолько силен, что при столкновении с ним ребенок впадет в депрессию, и даже попытается совершить самоубийство?
   Этот вопрос часто задают родители, которые сами в какой-то степени склонны к тревожности и не верят в возможности своих детей.
   Тревожные дети не впадают в депрессию и не пытаются совершить самоубийство в тех случаях, когда они противостоят своим страхам, – если только при этом не действуют какие-либо иные, отличные от тревожности, психологические факторы. В долгосрочном плане ощущение выполненной задачи, возникающее от противостояния страху, способствует повышению самооценки и, следовательно, снижает риск возникновения депрессии.
   Если ваш ребенок пал духом от многократных безуспешных попыток противостояния страху, следует снизить темп приучения, разбить программу на более «мелкие» и постепенные шаги, сделать эти шаги соответствующими духовным силам вашего ребенка. Главное, – это не отказываться полностью от намеченного плана, поскольку это может вызвать у вашего ребенка ощущение беспомощности и, следовательно, снизит шансы на дальнейший успех.

16. Стимулирование смелого и желательного поведения

   Большинство детей не хотят добровольно подходить к источнику своего страха. Многие выражают это нежелание очень энергично! Система «наград за смелость» побуждает детей на противостояние тревожным ситуациям.
   Некоторые страхи преодолеваются с помощью внутренних стимулов. Ребенок может сказать себе:
   «Другие ребята могут подумать, что я плакса, если я этого не сделаю»,
   или
   «Мне очень не хочется идти к врачу [или, допустим, к психологу]. Но если я смогу пойти сейчас, то мне больше не придется к нему идти».
   Некоторые дети преодолевают свои страхи, используя для этого только внутренние стимулы.
   

notes

Примечания

1

   Или воспоминанием о родителях – о руках матери и отца, их голосах, запахах. Это воспоминание позволяет ребенку не чувствовать себя одиноким в большом и угрожающем мире.

2

   А говоря более привычным языком – метод «самоуговора». Ребенок сам найдет наиболее подходящую для себя словесную формулу самоутешения, надо только, чтоб он имел для этих усилий достаточно веский мотив.

3

   Более подробно об этих и других приемах помощи вашему ребенку мы будем говорить на 4-м шаге.

4

   Гормона, ответственного в организме за поведенческие и физиологические реакции типа «драться или бежать».

5

   А из-за проблем с беженцами и вынужденными мигрантами эта причина застенчивости в настоящее время является достаточно частой.

6

   В семье, где молитва и религия ВООБЩЕ и НИКОГДА не обсуждались при детях.

7

   В сложившейся психологической традиции подобное стремление человека называется «перфекционизмом» (от. perfection – совершенство, высшая степень).

8

   Эта тенденция именуется в психологии прокрастинацией (от лат. procrastinare – откладывать до следующего дня, отсрочивать).

9

   См. Словарь.

10

   См. Словарь.

11

   См.: Библиография [23].

12

   Автор не зря пытается привлечь ваше внимание к слову «огороженная». Зачастую для детей и для взрослых достаточно чисто символического ограждения или «запирания» их страха, чтобы перестало быть страшно.

13

   Обычно в психологии постепенное снижение чувствительности к какому-либо фактору путем постепенного приучения называется десенсибилизацией.

14

   См.: Словарь.
Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать