Назад

Купить и читать книгу за 79 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Баланс для начинающих

   Благодаря этой книге вы сможете без посторонней помощи разобраться в алгоритме составления бухгалтерского баланса. Она избавит вас от необходимости запоминать массу ненужных сведений и даст основополагающие универсальные знания, с помощью которых вы поймете сам способ учета и сможете применять его в любой ситуации. Настоящее издание будет доступно даже самому неподготовленному читателю. В тексте приведены наглядные таблицы и иллюстрации, облегчающие восприятие.
   Книга рекомендуется начинающим бухгалтерам, предпринимателям, а также студентам и преподавателям соответствующих специальностей.


М. Ю. Медведев Баланс для начинающих

Введение

   О балансе слышали все. Баланс всегда находился в центре внимания бухгалтерской общественности. Литературы о балансе опубликовано за последние сто лет огромное количество.
   Однако о чем это свидетельствует – о том ли, что существует общепризнанная теория бухгалтерского баланса, или о том, что такой теории не существует?.. На наш взгляд, последнее. Если бы общепризнанная теория существовала, зачем было бы снова и снова обращаться к данному понятию, пытаясь переосмыслить, уточнить его? Очевидно, в этом не было бы необходимости.
   Далеко не во всех книгах, посвященных бухгалтерскому балансу, авторы пытались разработать его теорию – многие имели чисто учебные цели. Если говорить откровенно, таких было подавляющее количество. Можно привести обширный список литературы о балансе, но среди этой книжной джомолунгмы будут лишь отдельные кирпичики, посвященные теории баланса. Остальные книги заметно вторичны – в основном благодаря приземленности целей, которые их авторы ставили перед собой.
   Присмотревшись, можно обнаружить, что подобная бухгалтерская литература, особенно современная, делится на две группы.

   1. Литература, посвященная анализу баланса.
   Каким образом она построена? Берутся отдельные показатели или их группы и рассматриваются различные численные отношения между ними. Так возникают категории «оборачиваемость», «ликвидность», «фондоемкость» и другие. Однако откуда взялся каждый показатель баланса, что он обозначает в реальности и почему его возможно объединять с другими показателями в группы, опускается. Считается, что и без того ясно.
   Подобная литература относится не к бухгалтерскому учету, а к управлению, менеджменту, принятию управленческих решений – как ни называй данную сферу деятельности, суть остается той же.

   2. Литература, объясняющая порядок заполнения баланса.
   Эта имеет чисто утилитарное, а не теоретическое назначение. Бухгалтеру говорится: «Вот утвержденная форма бухгалтерского баланса.
   Показатель по строке такой-то берется оттуда-то, а по строке такой-то оттуда-то. При этом возможны такие-то варианты, смотрите не ошибитесь».
   Многим такие книги нравятся, однако нельзя не заметить, что они оглупляют читателя. Читателю предлагается действовать не на основе теоретических представлений, а просто потому, что так полагается, – например, потому что так написано в нормативном акте.
   Подобная литература также вторична, и лишь оригинальные произведения дают читателю правдивые представления о балансе. Лишь оригинальные произведения объясняют не последствия принятого способа учета, как учебники по анализу баланса, и не порядок заполнения утвержденной формы баланса, как практические пособия по учету, а сам способ учета… и, соответственно, бухгалтерский баланс как самую известную и вместе с тем неоднозначную отчетную форму.
   К сожалению, фундаментальные работы, к которым относится и наше пособие, страдают одним недостатком: неподготовленному читателю в силу научности и сложности изложения бывает непросто понять их. Мы пытались избежать такой неприятности, создавая не научный труд, а учебное пособие, доступное в усвоении самому неподготовленному читателю. Осознавая проблемы неподготовленных читателей, старались, как могли.
   Надеемся, наши старания не пропадут даром и читатель не откажется ознакомиться с историей и теорией баланса. Со своей стороны подтверждаем, что излагаемые теоретические представления способны помочь – нам, во всяком случае, существенно помогли и продолжают помогать – в работе с нормативной базой бухгалтерского учета… Практику, не владеющему теорией учета, в работе приходится запоминать массу ненужных сведений. Специалисту, владеющему теорией учета, в подобном механическом труде нет нужды: ему наперечет известны все возможности отражения в системе учета той или иной ситуации, поэтому любой нормативный акт не может испугать его или надолго озадачить. Даже позабыв на секунду о прикладном назначении учета, не любопытно ли узнать: откуда взялся баланс? как он устроен на самом деле?
   Как и во многих других учебных пособиях, с целью лучшего усвоения и систематизации изложенного материала в конце каждого раздела приводим резюме – перечень утверждений, представляющихся нам важными и требующими обдумывания. Читатель может с ними согласиться или не согласиться, но во всяком случае пораскинет мозгами, а это всегда на пользу.
   Обдумайте!
   1. Существует многочисленная литература о бухгалтерском балансе.
   2. Одни книги излагают теорию баланса. В них содержатся – или могут содержаться – фундаментальные представления о балансе.
   3. Другие книги посвящены анализу баланса. Это литература не по бухгалтерскому учету, а по анализу хозяйственной деятельности.
   4. Третьи книги посвящены различным аспектам заполнения бухгалтерского баланса. Они имеют немалую практическую и нулевую теоретическую ценность.

Глава 1
Порядок изложения материала

   Прежде чем перейти непосредственно к рассмотрению баланса, определим порядок изложения, которого намерены придерживаться.
   Дело в том, что понятие баланса на протяжении истории человечества эволюционировало. В разные исторические периоды в понятие баланса вкладывались различные смыслы – и суть не только в научных концепциях, предлагавшихся различными авторами, и не в возникновении и распространении самого термина «баланс», но в самом человечестве. Баланс эволюционировал вместе с человеческой цивилизацией, как сказали бы раньше, вместе с производительными силами и производственными отношениями. Утрированно говоря, в каменном веке баланс представлял собой одно, в средние века совсем другое, а в наше время совершенно третье.
   Цивилизация развивалась неравномерно по всей земной территории: одни территории прогрессировали, в то время как другие оставались в невежестве. Более того, отдельные культуры зарождались и гибли, часто даже не вступая между собой в контакт, по причине чего эволюцию баланса, как и всего бухгалтерского учета в целом, невозможно рассматривать исторически. Мы пытаемся сказать, что невозможно рассматривать баланс в хронологической последовательности, скажем, таким образом: в Древнем мире баланс составлялся на папирусах, в средние века на пергаменте, затем один французский автор упомянул о балансе в своем раннем сочинении, затем другой немецкий автор предложил концепцию такого-то баланса и т. д. Данный подход неправомерен, поэтому следует отыскать другой.
   По нашему мнению, эволюцию баланса следует рассматривать диалектическипо той причине, что баланс обладает собственной неоспоримой логикой развития. Если целенаправленно следовать данной логике, изложение окажется плавным и связным, даже если хронология нарушится.
   Таким образом, возможны две последовательности изложения:
   • с точки зрения хронологии, когда последовательно излагаются факты, имевшие место в одну историческую эпоху, но зачастую мало между собой связанные. Неустановленные факты вообще опускаются, т. к. с исторической точки зрения не существуют;
   • внеисторично, с точки зрения диалектики, т. е. внутренних законов развития. В этом случае реконструируется генеральная логика развития, даже если законы хронологии при этом оказываются нарушены.
   Мы безоговорочно останавливаемся на втором подходе, полагая: что бы о бухгалтерском балансе ни говорилось отдельными авторами, какая бы его форма ни устанавливалась нормативными актами, баланс существовал в известном смысле слова всегда. Развитием данного понятия человечество обязано собственному устройству и развитию. С этой стороны эволюция, которую баланс претерпел в умах людей, абсолютно детерминирована и познаваема.
   Наша задача – проследить эволюцию баланса и, дойдя до современного периода его развития, понять, что баланс собой представляет. Это и есть обещанные фундаментальные знания, которые дают возможность ликвидировать механистическое восприятие нормативных требований бухгалтерского учета, проще говоря, сделать бухгалтера чуточку умней и чуточку мудрей.
   Обдумайте!
   1. Баланс эволюционировал.
   2. Эволюцию баланса следует рассматривать не исторически, а диалектически.

Глава 2
Этимология и история баланса

   Вот уже на нескольких страницах мы твердим «баланс», «баланс», «баланс»… И что это за слово такое непонятное – «баланс»?
   Слово это, в качестве привычного (с начала XVIII в.) русскому слуху термина, есть заимствованное французское balance, что означает двухчашечные весы, которое, в свою очередь, берет начало от позднелатинского (IV в.) bilanx, что также означает двухчашечные весы (bi– < bis – дважды, вдвойне + lanx – чашка весов). Таким образом, «баланс» указывает на равновесие. Баланс – это «равновесие в чем-нибудь, пропорциональность частей целого», в таком значении первоначально в различных языках и известно.
   В бухгалтерском значении слово впервые стало употребляться в Италии в XV в.; у нас – только с начала XIХ в. Первым считается упоминание в «Новом словотолкователе» (Яновский Н. М. – СПб., 1803–06), хотя широко проблема баланса стала обсуждаться в России лишь с начала ХХ в. Был провозглашен даже специальный раздел учета, занимающийся исключительно балансом, – балансоведение. Начиная с 1920-х гг. в специальной литературе учебники под таким названием были популярны среди учащейся молодежи. Годам к 1950-м популярность балансоведения пошла на спад, но сейчас, похоже, возобновляется – об этом свидетельствует появление нескольких современных пособий, озаглавленных по старинке. В те годы в ходу был также термин «балансовый учет», под которым обычно подразумевалось либо то же балансоведение, либо непосредственно бухгалтерский учет. Считалось, что центральным понятием бухгалтерского учета является баланс, поэтому правильней будет именовать учет балансовым.
   Как видите, о балансе как таковом заговорили с XV в., а вплотную занялись им с начала ХХ в. Однако это ни в коей мере не означает, что раньше баланса не существовало. Если баланс отражает некоторые объективные явления, – а скоро читатель убедится, что так оно и есть, – то его существование определяется названными объективными явлениями, а вовсе не тем, под каким наименованием термин фигурировал и фигурировал ли вообще в человеческой речи. Ведь нас интересует не термин, а понятие, которое им обозначено.
   Обдумайте!
   1. Баланс означает равновесие, равенство двух частей.
   2. Бухгалтерским слово стало в XV в. и позже.
   3. До того момента для обозначения отчета, известного ныне под названием баланса, использовались другие термины.
   4. Пик популярности баланса приходится на первую половину ХХ в.

Глава 3
Определения баланса

   Указания на равенство двух частей недостаточно для понимания того, чем именно мы, собственно, намерены заниматься, – требуется определение. Оно тем необходимей, чем больше значений имеет слово.
   Первое значение мы упоминали: это, как было первоначально, «равновесие». В таком значении термин нас не интересует. Канатоходец может сколько угодно балансировать на натянутом канате, однако такой баланс бухгалтеру как-то ни к чему.
   Другое, близкое первому значение – «пропорциональность частей целого». В «Архиве князя Куракина Б. П. (1676–1727)» (СПб., 1890–92), читаем: «…тем союзом четверным балянс содержать… союзу между Англиею, Франциею и Цесарем». Такое значение современному бухгалтеру также малоинтересно. Конечно, бухгалтер может волноваться за свой кислотно-щелочной баланс, однако это волнение не составляет его профессионального интереса.
   Близко к приведенным и другое значение – «соотношение двух противостоящих друг другу величин, показателей». При макроэкономическом планировании составляют так называемый межотраслевой баланс, однако данный баланс опять-таки не имеет отношения к бухгалтерии. По сути, это набор экономических таблиц, ничем не напоминающих баланс, знакомый бухгалтерам.
   Следующее, самое малоупотребительное значение своим появлением обязано переводу. В английском языке balance означает «остаток, сальдо». То есть в этом случае мы имеем дело с чисто бухгалтерским термином, однако с совершенно непривычным для отечественного словаря содержанием. Впрочем, «остаток, сальдо» можно трактовать и как итог, тогда сопоставление «двух противостоящих друг другу величин, показателей» также в некотором смысле представляет собой итог. То есть когда кто-нибудь говорит: «Пора подвести баланс» – это можно воспринять и как «сопоставить величины, показатели», и как «подвести итоги», «взвесить все за и против». Данный смысл отечественному уху не чужд.
   Но абсолютно бухгалтерским, почти родным для любого бухгалтера, является восприятие баланса в качестве отчетной формы. Когда бухгалтер заводит речь о балансе, можно со стопроцентной вероятностью быть уверенным, что он имеет в виду не балансирующего на канате канатоходца, и не кислотно-щелочной, и не межотраслевой баланс, и даже не итоги каких-нибудь расчетов, а отчетную форму установленного образца. Это и есть бухгалтерский баланс, которому посвящено наше пособие.
   Данную отчетную форму мы и намерены обсудить.
   Обдумайте!
   1. «Баланс» – термин многозначный.
   2. Бухгалтерский баланс представляет собой одну из отчетных форм.

Глава 4
Назначение баланса

   Определив предмет исследования как отчетную бухгалтерскую форму под названием «баланс», мы предопределили и ее назначение – отражать имущественный комплекс. Ведь любая бухгалтерская отчетная форма служит для отражения какого-нибудь имущественного комплекса, и баланс не является исключением.
   Как только появилась необходимость в создании информационного представления об имущественном комплексе, немедленнокак средство реализации данной задачивозникла и бухгалтерия. Одной из отчетных бухгалтерских форм стал баланс.
   Бухгалтерский баланс служит для отражения имущественного комплекса, но что есть сам имущественный комплекс? Как было сказано ранее, совокупность вещей. Человек ведет учет вещам, которыми пользуется, – а что ему еще учитывать? – называя их объектами учета. Вещи составляют имущественный комплекс субъекта учета, т. е. лица, ведущего учет (рис. 1).

   Рис. 1. Имущественный комплекс состоит из отдельных вещей, называемых объектами учета

   Получается, что бухгалтерский баланс является ровесником бухгалтерии. Отчетная информация, дающая представление об имущественном комплексе, – это и есть бухгалтерский баланс. Хотя то же самое, об отражении имущественного комплекса, можно с известной долей правоты сказать и о любой другой отчетной форме.
   Тогда возникает вопрос: чем баланс так отличается от других отчетных форм, что ему издавна уделяется повышенное внимание?.. По нашему мнению, основным отличием является то, что баланс, в отличие от большинства других отчетных форм, отражает имущественный комплекс целиком, в совокупности.
   Данная характеристика опять-таки не уникальна. Существует по меньшей мере еще одна отчетная форма, отражающая имущественный комплекс субъекта целиком, – мы имеем в виду Главную книгу. Главная книга не менее знаменита, чем бухгалтерский баланс, поэтому наш вывод о том, что пристальным вниманием к себе отличаются те отчетные формы, которые отражают имущественный комплекс целиком, можно признать правильным.
   Разумеется, Главная книга не похожа на бухгалтерский баланс. Различия между ней, балансом и некоторыми другими отчетными формами будут рассмотрены в самом конце данного издания.
   Обдумайте!
   1. Назначением баланса является отражение в системе учета имущественного комплекса.
   2. Имущественный комплекс состоит из отдельных вещей. Посредством регистрации в системе учета вещи становятся объектами учета.
   3. Имущественный комплекс отражается в бухгалтерском балансе целиком, в полном составе.

Глава 5
Правила, по которым вещи подлежат или не подлежат регистрации в системе учета

   Отражение в бухгалтерском балансе «целикового» имущественного комплекса следует понимать правильно: в балансе отражаются все объекты учета, т. е. все зарегистрированные вещи, однако в системе учета регистрируются далеко не все вещи, составляющие имущественный комплекс.
   Как такое возможно?
   Очень даже возможно. Например, газон предприятия зазеленел травой. Никто ее не сеял – сама выросла. Нужно ли учитывать такую траву? Понятно, что нет… несмотря на то, что трава является такой же вещью, как производственные здания, сооружения и т. п., и в известном смысле слова, а возможно и юридически, принадлежит предприятию.
   Регистрировать выросшую траву в системе учета никому в голову не приходит, поскольку она является равнодоступной для всех участников хозяйственной деятельности. Первое правило, в соответствии с которым вещи становятся или не становятся объектами учета, можно сформулировать следующим образом: учету подлежат только неравнодоступные объекты. Все то, что равнодоступно для субъектов учета – траву, воздух, вообще любые ресурсы, к которым открыт доступ и которые на текущий момент кажутся неиссякаемыми, – учитывать нет смысла. Смысл появляется лишь в тот момент, когда вещь становится дефицитной, попросту говоря, когда за нее приходится платить.
   Второе правило гласит: учету подлежат только вещи, участвующие в хозяйственной деятельности. Если вещь заведомо не участвует в хозяйственной деятельности, зачем ее регистрировать? Прикладное назначение бухгалтерии заключается в том, что она обслуживает хозяйственную деятельность человека, а вне хозяйственной деятельности бухгалтерия оказывается игрушкой ума.
   Представим, как в предыдущем примере, зеленую траву на газоне предприятия, только на этот раз не выросшую самостоятельно, а посеянную. Администрация распорядилась озеленить территорию предприятия, и распоряжение было выполнено. Говорить о равнодоступности вещи для всех участников хозяйственной деятельности уже не приходится: ведь чтобы посеять траву, предприятию пришлось платить за семена, какая уж тут равнодоступность! Однако регистрировать взошедшую траву в системе учета по-прежнему никто не собирается – трава не участвует в хозяйственной деятельности и никогда не будет участвовать, следовательно, в ее регистрации нет необходимости.
   Но предположим обратное. Посеянная травка выкашивается и затем используется в хозяйственной деятельности, например, в качестве ингредиента при производстве лекарственных препаратов. Она неравнодоступна, она используется в хозяйственной деятельности… существует ли еще какой-нибудь критерий, благодаря которому вещь незачем подвергать учету?
   Существует. Он, в отличие от двух названных первыми, сформулирован в бухгалтерских учебниках.
   Правило гласит: учитывать вещь имеет смысл при условии, что затраты на ведение учета не превышают ее ценности. То есть если трава посеяна, используется в хозяйственной деятельности, но стоит при этом копейки, нет никакого смысла нанимать дорогостоящего бухгалтера, чтобы вести ей учет. Да бог с ней, с травкой, еще посеем, дешевле выйдет!.. А вот если цена на травку «кусается», стоит учесть каждый кустик, еще и охранника поставить.
   Таковы правила, в соответствии с которыми вещи попадают в бухгалтерский баланс… теоретические, но не практические. В практическом учете бухгалтер вынужден ориентироваться на требования нормативных актов, а при отсутствии четких указаний, какие вещи следует регистрировать, – на бухгалтерские традиции.
   Регистрация некоторых вещей, подпадающих под названные критерии, в системе учета не осуществляется. Из наших дальнейших объяснений станет ясно, к каким заметным методологическим последствиям это приводит.
   Обдумайте!
   1. В системе учета регистрируются не все вещи, составляющие имущественный комплекс.
   2. Регистрируются только вещи, неравнодоступные для всех участников хозяйственной деятельности, дефицитные.
   3. Регистрируются только вещи, используемые в хозяйственной деятельности.
   4. Регистрируются только вещи, затраты на учет которых не превышают ценности самих этих вещей.
   5. В практической деятельности бухгалтер ориентируется на нормативную базу, а не теорию бухгалтерского учета.

Глава 6
Начальное представление объекта в системе учета

   Установив, что имущественный комплекс субъекта учета состоит из вещей, большая часть которых подлежит регистрации, мы должны определиться с отдельным, вычлененным из имущественного комплекса объектом (рис. 2). Ведь только поняв, каким образом можно отразить отдельный объект в системе учета, мы в силах понять, что собой представляет отражающий объекты учета бухгалтерский баланс.

   Рис. 2. Отдельный объект. Обыденное и ошибочное представление

   На современном техническом и технологическом уровне развития цивилизации объекты принято регистрировать в базах данных, наглядным вариантом которых является всем известная таблица.
   Каждый объект в базе данных обозначается ключом, или, как его еще называют, идентификатором, и характеризуется определенным значением по каждому из заранее установленных признаков. Например, если интересующий нас объект 1 представляет собой яблоко, то данное яблоко можно охарактеризовать как зеленый и кислый шар (рис. 3). Сам ключ ничего не означает, а лишь указывает на объект, характеризуют же зарегистрированный объект его признаки.

   Рис. 3. Представление объекта в табличной форме

   Иногда в качестве ключа в информационной системе учета используется тот или иной набор признаков либо отдельный признак. Данный прием не вполне корректен. Его применение негативно сказывается на структуре информационной системы – мы еще увидим, какими последствиями это чревато для бухгалтерского учета.
   На табличном способе отображения информации основан, разумеется, и бухгалтерский баланс.
   Обдумайте!
   1. Система учета представляет собой информационную систему, реализуемую посредством создания баз данных.
   2. Наглядным представлением базы данных служит таблица.
   3. Каждый объект, зарегистрированный в базе данных, обозначается ключом и характеризуется признаками.

Глава 7
Представление объекта во времени

   Ключа и признаков для полного представления объектов в системе учета совершенно не достаточно, т. к. любой объект учета, как и весь имущественный комплекс в целом, существует во времени. Данный фактор исследователями частенько игнорируется, и очень напрасно, ибо является для методологии бухгалтерского учета определяющим.
   Что такое время, в котором и объекты учета, и субъекты учета существуют? Прошлое, настоящее и будущее. То есть имеется некая временная протяженность, отмеченная точкой настоящего. Все, что находится позади данной точки, есть прошлое. Все то, что находится впереди данной точки, есть будущее. Мы движемся вперед вместе с настоящим, переступая в будущее и тем самым делая его прошлым (рис. 4).

   Рис. 4. Временна'я протяженность

   Думается, это самые банальные воззрения на время, не нуждающиеся в комментариях. Однако нельзя не подчеркнуть следующие характеристики областей временной протяженности:
   • прошлое известно, т. е. о прошлом можно составить определенное впечатление;
   • будущее, напротив, туманно и неопределенно. Будущее, в отличие от прошлого, можно только предполагать, но нельзя знать доподлинно;
   • настоящее дискретно (прерывисто), оно лишь отделяет прошлое от будущего, само принадлежа прошлому. Поэтому о настоящем, как и о прошлом, можно составить определенное впечатление.
   Время – необходимая характеристика объекта. Если объект существует во временной протяженности, его необходимо на временной протяженности определить. Но каким образом? Вероятно, отметив границы расположения объекта во времени, иначе говоря, временной протяженности самого объекта (рис. 5).

   Рис. 5. Установление границ объекта на временно'й протяженности

   Так возникают понятия прихода и расхода. Приход – это момент появления объекта в системе учета. Расход – момент исчезновения объекта из системы учета. Приход всегда предшествует расходу, а расход следует за приходом, таково их содержание. Вместе приход и расход составляют фазы существования объекта.
   Появление и возникновение объекта в системе учета следует понимать как «в данной системе учета», т. е. для данного субъекта.
   При передаче объекта одним лицом другому лицу переданный объект в одной системе учета исчезает, а в другой системе учета появляется – об уничтожении объекта говорить в данном случае не приходится, хотя возможно и такое. В дальнейшем мы рассматриваем отражение объектов в системе учета с точки зрения одного субъекта – того, которым составляется бухгалтерский баланс. Согласованное отражение объектов всеми участниками хозяйственной деятельности составляет иной методологический вопрос, важный, однако выходящий за рамки нашего повествования.
   При использовании категорий прихода и расхода вместо объекта, изображаемого – и мыслимого тоже! – в качестве некой существующей в данное мгновение вещи, получаем отрезок, как и всякий отрезок, характеризуемый начальной (приход) и конечной (расход) точками (рис. 6). Такова вещь, отраженная в современной информационной системе.

   Рис. 6. Вещь, представляемая в качестве отрезка на временной протяженности. Плюсом обозначен приход, минусом – расход

   Приход и расход – различные точки на временной протяженности, поэтому любой объект регистрируется всегда дважды, в разные моменты времени: один раз по приходу, другой раз по расходу. В противном случае его регистрация окажется неполной. Само собой, указанный способ отображения ни в коем случае не отменяет сказанное нами ранее по поводу ключей и признаков, а служит к нему добавлением.
   Наши утверждения кажутся элементарными, хотя вступают в противоречие с обыденными воззрениями. Большинство бухгалтеров убеждены, что приход означает поступление объекта в имущественный комплекс, а расход – выбытие объекта из имущественного комплекса. В известном смысле так оно и есть, однако с методологической точки зрения выбытие объекта означает не столько исчезновение объекта в смысле отказа от его регистрации, сколько завершение, полноту регистрации.
   Объект, зарегистрированный по единственной фазе существования, ущербенего отражение в системе учета неполно (рис. 7). Это выражается в том, что нельзя указать границы его существования.

   Рис. 7. Объект, зарегистрированный по одной фазе существования

   Да, в настоящий момент объект в имущественном комплексе присутствует, известно также, когда он появился в имущественном комплексе, вследствие чего мы можем утверждать о существовании объекта на любой момент прошлого. Однако будущее объекта по-прежнему для нас темно. Мы не в состоянии сказать, сколь долго объект в имущественном комплексе пробудет, иначе говоря, не можем полностью определить объект. Лишь регистрация по второй фазе существования, расходу, позволяет полностью очертить временную протяженность объекта и тем самым полностью охарактеризовать его.
   Разумеется, на достоверность нашей регистрации не может не повлиять положение на временной шкале настоящего момента, его отношение к зарегистрированным фазам существования. Нахождение обеих фаз существования объекта в прошлом означает абсолютную уверенность, насколько она вообще позволительна в информационной системе, в достоверности данных (рис. 8, объект 1). На каждый момент существования объекта мы можем утверждать: «Да, такой объект действительно существует!».
   Однако такая уверенность становится ровно вполовину опрометчивой, если настоящее располагается между двумя фазами существования объекта (рис. 8, объект 2). Стандартная ситуация – нахождение объекта в имущественном комплексе, с тем условием, что зарегистрирована и вторая фаза существования объекта. Это совсем не то, что отсутствие регистрации второй фазы. Здесь мы можем указывать на каждый момент существования объекта – с той лишь оговоркой, что часть моментов приходится на будущее, по причине чего данная часть является предположительной. Иначе говоря, при неполной регистрации мы указываем только приход объекта, а при полной – и приход, и расход объекта, причем расход приходится на будущую дату.
   Третий легко угадываемый вариант – регистрация будущего, лишь мыслимого, предполагаемого объекта (рис. 8, объект 3). Почему бы не зарегистрировать будущий объект, даже если он в имущественном комплексе сейчас отсутствует? При принятии управленческих решений такая регистрация может оказаться весьма кстати.

   Рис. 8. Регистрация объектов во времени: 1 – объект прошлого; 2 – объект настоящего; 3 – объект будущего

   Как видите, фазы существования объектов можно располагать и в будущем, однако любое такое расположение будет иметь предположительный характер.
   Установив необходимость регистрации любого объекта, расположенного на временной протяженности, по фазам существования, нельзя не задаться вопросом: возможен ли какой-нибудь альтернативный способ отражения объекта на временной шкале?
   И да, и нет.
   Да – потому что такой способ и в самом деле имеется. Разбив временную протяженность на отдельные дискретные моменты, можно регистрировать объекты в каждый такой моменттогда фаз существования не потребуется. Если посчитать таким дискретным моментом, к примеру, день, нам придется завести ведомость, в которой напротив каждого объекта, замеченного нами в хозяйственном комплексе, ежедневно ставить галочку. Никаких прихода с расходом, только галочки, зато ежедневно!
   Нет – потому что ежедневное проставление галочек более обременительно для бухгалтера, чем регистрация двух фаз существования. Зачем усложнять себе жизнь? К тому же представление временной протяженности дискретной чревато ошибками: объект, поступивший и выбывший в один и тот же день, так сказать, внутри дискретного момента, останется не замечен и, следовательно, не зарегистрирован.
   Регистрация объектов по фазам существования – оптимальный вариант регистрации, хотя из-за невозможности предугадывать будущее и обладающий одним неустранимым недостатком.
   Обдумайте!
   1. Объекты учета существуют во времени.
   2. Регистрация объектов во времени осуществляется посредством регистрации их прихода и расхода (фаз существования).
   3. Регистрация объекта по одной фазе существования является неполной.
   4. Можно регистрировать фазы существования, находящиеся не только в прошлом или настоящем, но и в будущем.

Глава 8
Инвентарь

   Становится более-менее понятным, чем бухгалтерский баланс был первоначально. Будучи не более чем отчетной бухгалтерской формой, отображающей имущественный комплекс целиком, баланс не мог не отображать все составляющие имущественный комплекс объекты. Настоящий момент приходился на протяженность некоторых объектов, считавшихся присутствующими в имущественном комплексе на данный момент (рис. 9), вследствие чего эти объекты и попадали в баланс.

   Рис. 9. Установление объектов, присутствующих в имущественном комплексе. Срез на настоящий момент. Инвентарь составляют объекты 3 и 4

   Первоначально бухгалтерский баланс представлял собой список объектов, присутствовавших в имущественном комплексе в какой-нибудь временной точке, т. е. в определенный момент времени. Это был примитивный баланс, удовлетворительный лишь ввиду неразвитости производственных отношений. Собственно, и балансом-то такая отчетная форма не называлась, не называется и сегодня. С точки зрения современных воззрений, это не баланс, а инвентарь, или инвентарная ведомость.
   Как и «баланс», «инвентарь» – термин многозначный.
   Во-первых, инвентарем именуются разные мелкие орудия труда. Когда говорят «садовый инвентарь» или «строительный инвентарь», имеют в виду именно их.
   Во-вторых, инвентарем именуют вещи, особенно вещи в наличии, т. е. присутствующие в имущественном комплексе в настоящий момент. Данное значение противостоит понятию будущих вещей, о которых речь в нашем пособии пойдет ниже.
   Первоначальным, хотя ныне и устаревшим, является понимание инвентаря как отчетной формы в виде перечня всех вещей, присутствующих в имущественном комплексе, тем самым составляющих данный имущественный комплекс. Инвентарь в данном значении и составляет понятие инвентарной ведомости.
   Инвентарной ведомостью был когда-то бухгалтерский баланс, однако не на протяжении всего исторического периода. Производственные отношения неудержимо развивались. Наступил момент, когда из понятия инвентарной ведомости бухгалтерам пришлось вычленить понятие баланса в его современной интерпретации. Однако до той поры инвентарная ведомость – как мы сказали, представляющая собой примитивный, неразвитый баланс – претерпела многочисленные превращения, которые имеет смысл проанализировать.
   Обдумайте!
   1. Баланс ведет свое происхождение от инвентарной ведомости.
   2. Инвентарная ведомость – полный перечень вещей, присутствующих в имущественном комплексе.
   3. Форма инвентарной ведомости по ходу истории неоднократно менялась.

Глава 9
Баланс при мысленном учете

   Представим себе колыбель человечества, когда человек только-только слез с дерева и приступил к хозяйственной деятельности.
   Нужен ли был такому начинающему хозяйственнику примитивный баланс – как было сказано, полный перечень объектов имущественного комплекса? Разумеется, нужен – как любому занимающемуся хозяйственной деятельностью. Составлялся ли такой баланс? Разумеется, не составлялся. И как бы он мог составляться, когда, как мы предполагаем, человек еще не владел не только письменностью, но и устной речью, при том что факт сознательного первобытного хозяйствования – собирательство, охота, заготовление пищи впрок – не вызывает сомнений?
   Чем это можно объяснить? Только составлением баланса, вообще учетом, которые совершались не в письменной, а в мысленной форме.
   При мысленной форме учета мозг человека выполнял те же функции, которые сейчас выполняет процессор компьютера: мозг воспринимал и затем перерабатывал информацию, выдавая на выходе некие требуемые отчеты.
   Мысленная форма учета сводилась к следующему.
   Во-первых, ввод информации в систему учета отсутствовал. Первобытному бухгалтеру достаточно было пронаблюдать какие-нибудь приход или расход, чтобы они оказались помещенными в его мозг. Современному бухгалтеру для ввода информации в систему требуется оформить первичный документ или ввести данные с клавиатуры компьютера. Согласитесь, это намного хлопотней.
   Во-вторых, дальнейшая обработка информации происходила тоже автоматически. «Автоматически» – означает на уровне нейронов человеческого мозга. Первобытный бухгалтер мог сознательно производить сколь угодно сложные расчеты «в уме», но чаще процесс обработки информации совершался способом, в котором первобытный бухгалтер не отдавал себе отчета.
   В-третьих, мысли формировались в голове первобытного бухгалтера спонтанно. Форма их представления человеком не контролировалась, но при этом тяготела к однообразию. Первобытный бухгалтер получал на выходе из системы все, что хотел и на что оказывался способен, в наиболее привычном для его неразвитого интеллекта виде.
   Стоило первобытному бухгалтеру подумать о том, сколько запасов у него имеется, как услужливая память тут же подсовывала ответ. Такой ответ и был балансом в его самом неразвитом, какой только можно представить, виде. О том, как формировался такой баланс, мы ничего не знаем, поскольку не можем представить, как связаны происходящие в человеческом мозгу процессы с их результатами. Вероятно, отдельная мысль представляла собой, исходя из современной информационной терминологии, ключ объекта (рис. 10).

   Рис. 10. Мышлению для формирования инвентарной ведомости достаточно использовать ключ объекта

   Соответственно, последовательность мыслей о составляющих имущественный комплекс первобытного бухгалтера вещах, т. е. сама последовательность мыслимых бухгалтером ключей, составляла инвентарь, или примитивный баланс. Именовать, классифицировать, группировать и выполнять подобные операции первобытному бухгалтеру не требовалось, т. к. его мозг решал эти вопросы самостоятельно. Бухгалтер мыслил объект – говоря по-другому, мыслил его ключ, – и все характеристики этого объекта вставали перед ним во всей когда-то воспринятой яркости и полноте. Чтобы помыслить, вспомнить объект, совсем не обязательно называть его, разве не так?
   Мы не знаем точно, каков был самый первый баланс, формировавшийся мысленно, но можем представить.
   Обдумайте!
   1. Самый первый баланс формировался мысленно.
   2. Способы формирования баланса при мысленном учете неизвестны. О них можно судить лишь предположительно.

Глава 10
Баланс и возникновение устной речи

   Человечество взрослело, вместе с ним усложнялся баланс. Величайшим завоеванием цивилизации стало изобретение устной речи. Отныне люди смогли общаться между собой.
   Нас, разумеется, будет интересовать не само общение, а то, каким образом устная речь повлияла на информационную систему мысленного учета.
   Как мы помним, любой объект обозначается в информационной системе ключом и характеризуется установленным набором признаков. Устная речь заключается в том, что объектам присваиваются названия, по-другому имена, или наименования. Следовательно, создавая информационную модель внешнего мира, первобытный бухгалтер с изобретением устной речи получил возможность вводить в информационную систему названия. Яблоко, которое раньше он вполне мог представить, т. е. помыслить, но не мог поименовать, получило новый признак. Выяснилось, что указывать на объект можно не только ключом, но и его названием (рис. 11).

   Рис. 11. Обозначение объекта с помощью названия

   Использование названий имело то неожиданное последствие, что названием стало возможно обозначать как один объект, так и множество объектов, что совершенно непредставимо в отношении ключа. Ключ по определению уникален, т. е. всегда указывает на один объект.
   Однако ошибка в именовании объекта приводит к непониманию речью необходимо уметь пользоваться. Любая ошибка речи создает ошибку в информационной системе, создаваемой с помощью речи.
   К несчастью, бухгалтеры осознали эту проблему только спустя десятки веков после изобретения речи. К тому времени информационная система учета уже базировалась на названиях – мы имеем в виду названия, известные бухгалтерам как счета бухгалтерского учета и балансовые статьи, ибо что это такое, как не названия групп объектов?
   Бухгалтер именует объекты и под своими именами регистрирует их в системе учета. Там имена превращаются в счета бухгалтерского учета. Эти же или другие, построенные на основе иной классификации, имена бухгалтер использует при формировании баланса, в котором имена фигурируют уже в виде балансовых статей.
   Но на первых порах, во времена мысленного учета, никакие грядущие проблемы с присваиванием объектам имен предвидеть было невозможно. Человеческий мозг самостоятельно разбирался с ключами, именами и признаками объектов, отделяя зерна от плевел, т. е. самостоятельно производя обработку информации и выдавая своему владельцу ответ на затребованный вопрос. В эпоху мысленного учета инвентарная ведомость, или примитивный баланс, по-прежнему представляла собой последовательность мыслей, однако объекты в нем стало возможным мыслить не «безъязыко», т. е. при помощи ключей, а при помощи имен (рис. 12).

   Рис. 12. Представление инвентарной ведомости после возникновения устной речи

   Революция, свершившаяся в проектировании информационной системы учета с изобретением устной речи, осталась по сути незамеченной. Ничего удивительного, слишком уж грандиозным оказалось само открытие, чтобы обращать внимание еще и на многочисленные последствия, привнесенные им в различные сферы человеческой деятельности.
   Обдумайте!
   1. С возникновением устной речи объектам учета стали присваиваться названия.
   2. Название, в отличие от ключа, можно присвоить как отдельному объекту, так и группе объектов.
   3. Устная речь приводит к специфическим логическим ошибкам. Например, можно присвоить одному объекту разные названия, дать одно название нескольким разным объектам и т. п.
   4. Во времена мысленного учета все ошибки, возникавшие в информационной системе, решались тоже мысленно – человеческим мозгом.
   5. Баланс в то время представлял собой перечень названий объектов.

Глава 11
Баланс и овладение арифметикой

   Вслед за овладением устной речью настал черед овладения арифметикой. Нам хотелось бы написать, что человек изобрел арифметику по той причине, что держать в памяти объекты учета ввиду их многочисленности стало сложно, и тем самым своим изобретением арифметика обязана учету. Может, так оно и было, хотя более вероятно, что арифметика была изобретена по многим другим, поважней бухгалтерских, причинам.
   Как бы там ни произошло в действительности, изобретение арифметики привело к тому, что объекты в инвентарной ведомости стало возможным подсчитывать, т. е. указывать их количество (рис. 13). В наше время сказали бы, что объекты стали учитываться в натуральном выражении.

   Рис. 13. Форма инвентарной ведомости, в которой объекты учтены в натуральном выражении

   При пользовании ключами, каждый из которых обозначает строго один объект учета, подсчитывать объекты при их регистрации нет необходимости. Благодаря ключам каждый объект уникален и, следовательно, единственен. Оперирование количеством допускается лишь на стадии формирования отчетов, когда результатом выборки объектов становится несколько записей: из записей формируется соответствующий отчет, в котором указывается количество выбранных объектов. То есть каждое яблоко регистрируется по отдельности, под своим уникальным ключом, но в сформированном позднее отчете можно при необходимости указывать общее количество зарегистрированных яблок либо другие подобные показатели. Напротив, при регистрации объектов под групповыми названиями необходимо указывать их количество уже при регистрации, к примеру: поступило 20 яблок.
   Однако количество не является абсолютной величиной, а зависит от группировки объектов, осуществляемой в данном случае при помощи названий. Если объекты перегруппировать, совершенно иным окажется их количество.
   Предположим, у нас имеются объекты со следующими признаками, представленными на рис. 14.

   Рис. 14. Представление объектов с учетом качественных характеристик-свойств объекта

   На рис. 14 объекты зарегистрированы под номерами-ключами и пока не имеют названий.
   Названия обычно используются для именования групп объектов, т. е. являются групповыми, поэтому от того, какая группа объектов будет поименована, зависит количество как объектов в группе, так и самих групп (рис. 15).

   Рис. 15. Варианты инвентарной ведомости при разных способах именования

   Количество балансов, возможных к построению, определяется числом использованных в информационной системе учета признаков: чем больше признаков, тем больше балансов. Поэтому перед присваиванием наименований объектам бухгалтеру неплохо бы задуматься, какую инвентарную ведомость по какому именно признаку он хочет получить. Хотя во времена мысленного учета задумываться бухгалтеру по-настоящему еще не приходилось. Человеческий мозг был таким изумительным инструментом, что продолжал исправно предоставлять своему обладателю информацию в любом мыслимом виде.
   Обдумайте!
   1. После изобретения арифметики в балансе стало возможным указывать количество объектов.
   2. Количество объектов зависит от способа их именования.

Глава 12
Баланс и овладение письменностью

   Следующим революционным достижением цивилизации, если рассматривать ее с точки зрения эволюции бухгалтерского баланса, стала письменная речь.
   Хозяйственная деятельность прогрессировала, количество достойных запоминания объектов имущественного комплекса все увеличивалось и увеличивалось, пока возможности человеческого мозга не оказались исчерпаны. Такой историческая предопределенность появления письменности предстает в глазах бухгалтера.
   Учетная информация стала записываться, т. е. информационная система учета из мысленной превратилась в письменную. Как это сказалось на бухгалтерском учете вообще и бухгалтерском балансе в частности? Разумеется, сказалось. Не могло не сказаться.
   Прежде всего, если при мысленном учете восприятие имущественного комплекса означало регистрацию этого имущественного комплекса в системе учета, то при письменном учете сам имущественный комплекс и его образ, составляющий систему учета, оказались разделены. Имущественный комплекс и система учета начали существовать раздельно. В реальности, что равносильно человеческому восприятию, имущественный комплекс представлял собой одно, а из бухгалтерских записей могло следовать нечто совершенно другое. Из-за письменности система учета перестала соответствовать имущественному комплексу.
   В итоге с появлением письменности бухгалтер получил возможность отражать объекты хозяйственной деятельности в системе учета по выбору. Если раньше он оперировал всеми данными, которые были им восприняты, – фактически всеми, имевшими место, – то теперь только теми объектами, которые были им зарегистрированы. Как бы между прочим обнаружилось, что имущественный комплекс может быть описан различными способами.
   Далее, мысленный учет не предполагал какой-либо настройки системы учета, т. к. система учета была совмещена с человеческим организмом. Возникший на его месте письменный учет вынес систему учета за пределы человеческого организма и тем самым предопределил необходимость в ее настройке. Необходимость настроить систему письменного учета выражалась прежде всего в необходимости разработать систему бухгалтерской записи, т. е. установить, каким способом выгоднее описывать имущественный комплекс. Ведь с изобретением письменности стало возможным описывать имущественный комплекс различными способами, причем в зависимости от того или иного способа различался и результат. К примеру, более детализированное описание вещи позволяло получать более детализированные отчеты об этой вещи, однако одновременно увеличивало объем регистрируемой информации. В итоге бухгалтер оказывался перед дилеммой: либо описывать имущественный комплекс сложно и полно, либо описывать имущественный комплекс быстро и просто. Полно же и одновременно просто не получалось никак. При мысленном учете подобных проблем не возникало, т. к. запоминание объектов хозяйственной деятельности происходило для бухгалтера неосознанно.
   В момент, когда бухгалтеры впервые попытались записать информацию об имущественном комплексе, они по сути приступили к разработке системы бухгалтерской записи. Тогда и зародилась методология бухгалтерского учета – наука, рассматривающая способы ведения учета. Собственно, методология бухгалтерского учета и есть непосредственно бухгалтерский учет – усилиями людей сотворенная дисциплина. Ранее считаться научной дисциплиной бухгалтерский учет по причине своей нерукотворности, конечно же, не мог.
   Занявшемуся письменной регистрацией информации бухгалтеру пришлось задуматься над тем, что каждый объект обладает фазой существования. Раньше ему было достаточно воспринять объект, без всяких дополнительных над ним размышлений, чтобы впоследствии по мере необходимости получать готовые отчеты. Теперь же бухгалтеру приходилось целенаправленно регистрировать объект, причем дважды: первый раз по приходу, второй раз по расходу. Хотя тогдашний бухгалтер был слишком упоен своим новым занятием, а понятия прихода и расхода на том этапе были еще слишком прозрачны для понимания, чтобы основывать на них какие-нибудь теоретические выводы.
   За отсутствием теоретических представлений о проектировании информационных систем объекты регистрировались под названиями. Разумеется, под названиями, поскольку человеческая речь заключается в использовании названий. Казалось, так просто: взять и записать хозяйственную утварь, находящуюся у тебя перед глазами, под своим названием, – однако подобное записывание приводило к совершенно определенному строению информационной системы, о чем осчастливленные овладением письменности бухгалтеры еще не догадывались.
   На выходе информационной системы бухгалтеры получали составленную в письменном же виде инвентарную ведомостьправда, единственную, обусловленную принятой в речи группировкой. До появления письменности это было не суть важно: человеческий мозг, реагируя на малейшую необходимость, выдавал бухгалтеру все, что только мог выдать. Но отныне любую отчетную форму бухгалтеру приходилось составлять в поте лица. Можно ли винить бухгалтеров за то, что балансом они стали считать один из возможных вариантов отчетной формы, хотя таких вариантов – при иных, обусловленных речью группировках объектов – было представимо великое множество?
   Случилось то, что случилось. С тех самых пор многие ученые от бухгалтерского учета, как одержимые, корпеют над классификацией счетов бухгалтерского учета и балансовых статей, изобретением самой-самой наилучшей, самой-самой наиправдивейшей формы баланса, не понимая, что классификация объектов в балансе целиком зависит от того, какие признаки объектов изначально помещены в информационную систему, вообще как информационная система спроектирована.
   Обдумайте!
   1. Переход на письменный учет имел как преимущества, так и недостатки.
   2. Основным преимуществом стала возможность оперировать значительными объемами информации, непосильными для человеческого мозга.
   3. Основным недостатком письменного учета была необходимость сознательно проектировать информационную систему учета.
   4. К самостоятельному проектированию системы учета бухгалтеры оказались не готовы.
   5. Прежде всего это выразилось в использовании групповых названий и отказе от ключей.
   6. Именование объектов предопределило их группировку в балансе.
   7. Создалось ложное впечатление, что баланс возможен только один. Отсюда следовало, что необходимо отыскать его оптимальную форму, что такая оптимальная форма вообще существует.

Глава 13
События

   Письменность выявила еще одну особенность организации информационной системы учета, раньше задумываться над которой бухгалтеру было ни к чему. Прояснилась сущность того, что в обыденной жизни называют событием, а в бухгалтерском учете фактом хозяйственной деятельности, или фактом хозяйственной жизни.
   Стало очевидным, что фазы существования объектов, т. е. сами объекты в их временной протяженности, как правило, располагаются не хаотично, а в строгой последовательности. Данная строгая последовательность в существовании объектов возникла не с начала хозяйственной практики человека, а частично с того периода, когда человека перестало удовлетворять ведение натурального хозяйства и он приступил к обмену.
   Возмездные отношения, на которых базируется современная экономика, предопределяют моменты прихода и расхода обмениваемых объектов: расход одного совпадает с приходом другого. То есть вы отдаете одну вещь, которая из вашего имущественного комплекса выбывает, а взамен получаете другую вещь, которая в ваш имущественный комплекс поступает (рис. 16). Момент, в который это происходит, и представляет собой событие.

   Рис. 16. Совмещение расхода одной вещи и прихода другой вещи в одном событии

   Другой причиной возникновения событий в системе учета является, как ни странно, человеческая речь. Если отождествлять объект с его названием, тогда при переименовании исчезает один и на его месте возникает другой объект, т. е. имеем ту же самую ситуацию, что и на представленном рисунке. Частным случаем переименования, хотя несомненно более распространенным в практике, является переработка в производстве. Например, в химическое производство поступает исходный материал, а из химического производства выходит готовый продукт, представляющий собой совсем другое, отличное от исходного вещество. Понятно, что исходное вещество превратится в конечное вещество в какой-то момент времени, представляющий собой отдельное событие.
   С точки зрения глобальной системы учета, объемлющей всех субъектов, переименование и обмен объектов различны, но в рамках локальной системы, заключающей в себе одного пользователя, переименование и обмен можно рассматривать в принципе как аналогичные события.
   Естественно, обменять можно одну вещь на две, точно так же как из одного исходного продукта переработки можно получить несколько либо, наоборот, из нескольких исходных продуктов один готовый. Имеем варианты событий более чем с двумя объектами (рис. 17), абсолютно ничего не меняющие в изложенном взгляде на событие как философскую и бухгалтерскую категорию.

   Рис. 17. Варианты событий с тремя объектами

   Легко догадаться, что возможны события с единственным объектом. Например, вещь выбывает из имущественного комплекса вследствие ее потери или того, что она стала непригодной для дальнейшего использования, или поступает в имущественный комплекс по той причине, что вам ее подарили. Приход и расход таких вещей совершается в гордом одиночестве.
   В бухгалтерском учете события отображаются посредством регистрации обоих участвующих в событии объектов одной бухгалтерской записью, называемой бухгалтерской проводкой.
   Групповое название объектов известно бухгалтерам как счет бухгалтерского учета, поэтому любое зарегистрированное событие определяется также так называемой корреспонденцией счетов бухгалтерского учета, под которой понимается отношение одновременно регистрируемых объектов друг к другу. В чем может заключаться отношение между такими объектами? Как раз в том, что их фазы существования составляют одно событие.
   Бухгалтерская запись, если рассматривать ее по существу, хотя и в соответствии с принятой методологией, состоит в регистрации двух объектов, обладающих противоположными фазами существования:
   Приход «Объект 1»,
            Расход «Объект 2».
   Приход в бухгалтерской записи всегда соседствует с расходом, а расход с приходом по следующим двум причинам:
   • при переименовании объекта вследствие его переработки и т. п. действует закон сохранения материи. Ничто не возникает из ничего и не исчезает бесследно. Тем самым уничтожение одного объекта всегда приводит к возникновению другого;
   • при обмене объектами роль закона сохранения материи выполняет возмездный характер обмена. Ведь любой обмен в том и состоит, чтобы вместо одной вещи получить другую. Соответственно, одна вещь теряется, зато другая приобретается.
   Варианты записи, особенно при участии в одном событии более чем двух объектов, при анализе баланса не суть важны. Существенней вопрос: зачем бухгалтеры стали регистрировать события, объединяя между собой противоположные фазы существования объектов? Ответ таков: потому что регистрация событий позволяет прослеживать историю объекта. Но что мы имеем в виду под историей?
   Представим цепочку последовательного обмена объектов: первый обменивается на второй, второй на третий (рис. 18) и т. д.

   Рис. 18. Цепочка обмена объектов, рассматриваемая в контексте событий

   Каким еще образом можно установить, какой объект на какой был в конечном счете обменен, т. е. что в приведенном примере предтечей, источником объекта 3 послужил объект 1? Только посредством регистрации событий, в противном же случае, при отказе от регистрации событий, историческая связь между объектами навсегда обрывается.
   Необходимость регистрировать события повлияла на носители информации, в которых осуществлялась регистрация. Всего можно выделить два основных носителя: бухгалтерские книги и отдельные, т. е. не сшитые вместе бухгалтерские документы. Долгие эпохи популярней были книги, но в последние сто лет преимущество осталось, кажется, за документами. Это можно объяснить и тем, что документ лучше книги приспособлен для регистрации события. Отобразить связь двух объектов в книге не так просто, а вот регистрация двух объектов в одном документе сама по себе свидетельствует об их принадлежности одному событию. Хотя и не без известной натяжки, но можно утверждать, что в одном документе, предназначенном для регистрации исходной информации, отображаются относящиеся к одному событию объекты.
   Способ регистрации в бухгалтерском учете событий оказал опосредованное влияние и на бухгалтерский баланс.
   Обдумайте!
   1. Благодаря закону сохранения материи и возмездному характеру обмена противоположные фазы существования объектов учета совмещаются. Приход совмещается с расходом, а расход с приходом.
   2. Данные совмещения прихода с расходом составляют отдельные события.
   3. В бухгалтерском учете события фиксируются посредством регистрации двух относящихся к нему объектов одной бухгалтерской записью.
   4. Отказ от регистрации событий приводит к невозможности проследить историю объекта.

Глава 14
Будущие объекты

   Следующим после письменности революционным шагом, полностью перекроившим бухгалтерскую методологию, стало возникновение кредитных отношений.
   Вспомните, каким до сего момента представал в нашем изложении обмен. Одна вещь передается, другая принимается, причем это происходит одновременно в рамках одного события. Однако с некоторой исторической поры правило перестало соблюдаться: часто одна вещь передавалась, однако вещь взамен нее принималась с отсрочкой. Человечество стало практиковать одалживание.
   Казалось бы, какая разница, однако с методологической точки зрения ничего подобного раньше не наблюдалось. Если раньше событие в виде обмена вещами всегда происходило в один момент времени – вообще, под одним актом взаимного обмена можно было понимать один момент времени, – то теперь один акт обмена разделился во времени на два события. Стало возможным – как и прежде, на возмездной основе! – отдать вещь, но получить возмещение за нее не немедленно, а в будущем (рис. 19).

   Рис. 19. Разделение акта обмена во времени. Первый вариант

   Другим вариантом оказалось, естественно, получение вещи в настоящем и передача возмещения в будущем (рис. 20).
   Эти варианты противоположны. Если один субъект учета передает вещь 1 с отсрочкой получения вещи 2, очевидно, что второй субъект учета как противоположная сторона обмена получает вещь 1 с отсрочкой передачи вещи 2.

   Рис. 20. Разделение акта обмена во времени. Второй вариант

   Что имеем в итоге?
   Если в системе учета должны регистрироваться вещи, которые еще не получены, но подлежат получению, либо еще не переданы, но подлежат передаче, то… их следует регистрировать. Разумеется, следует регистрировать – нужно же знать, что тебе должны и что ты должен. Их и стали регистрировать: как и остальные вещи, по одной из фаз существования, приходу либо расходу. Однако с регистрацией возникли непредвиденные сложности, в конце концов изменившие методологию учета до неузнаваемости.
   Любой наличный объект уже состоялся, по причине чего и регистрируется. Если бы он не состоялся, он бы не подвергался регистрации: зачем регистрировать то, чего нет? Однако существование будущих объектов зыбко – должник просто не расплатится, и поминай как звали. Где здесь будущий объект? Предполагался, да не случился. Никто не в состоянии знать о существовании будущих объектов заранее и наверняка. Понятное дело, ведь будущее туманно и неопределенно.
   В этом-то и обнаружилась основная сложность учета будущих объектов.
   Обдумайте!
   1. Возникновение кредитных отношений привело к разделению одного акта обмена на два события, второе из которых принадлежит будущему.
   2. Появилась необходимость регистрировать будущие объекты.
   3. Как и прочие вещи, будущие объекты регистрируются по одной из фаз существования.
   4. Спецификой будущих объектов является предположительность их существования.

Глава 15
Дебет и кредит

   Повторим, а может, и не однажды: подобно остальным вещам, будущие объекты регистрируются по одной из фаз существования, т. е. приходу или расходу. Таким образом, имеем два типа будущих объектов:
   • первые регистрируются по приходу;
   • вторые регистрируются по расходу.
   Названные типы требуют определений. Чтобы дать такие определения, нам придется рассмотреть способ отражения будущих объектов в средневековых бухгалтерских книгах. Это абсолютно внеисторично, зато позволит оперировать современными понятиями. С хронологической точки зрения кредитные отношения возникли много ранее Средневековья, однако именно Средневековье дало дотоле неведомым объектам современные наименования, и не только будущим объектам, но и иным бухгалтерским категориям.
   Современные термины – это, конечно же, «дебет» и «кредит». Центральные, самые знаменитые и с наибольшим трудом, буквально в мучениях, воспринимаемые понятия бухгалтерского учета.
   А начиналось невинно: средневековые купцы на левой стороне регистрационных книг записывали, сколько им должны партнеры (лат. debet – он должен), а на правой – сколько они должны партнерам (лат. credit – он верит), т. е. регистрировали долги обоих типов (рис. 21).
   Если взглянуть на данный способ регистрации несколько шире, то средневековые купцы отождествляли дебет с приходом, а кредит с расходом, ведь учитывались в книгах не только будущие, но и наличные, имеющиеся в настоящий момент вещи.
   Заменив в бухгалтерской проводке приход с расходом на дебет и кредит, получим ее привычный вид – с тем отличием, что в качестве названий объектов в современной бухгалтерии используются названия счетов:
   Дебет «Объект 1»,
             Кредит «Объект 2».

   Рис. 21. Колонки дебета и кредита в средневековых книгах

   Приход и расход были старинными и непротиворечивыми значениями дебета и кредита, но с развитием методологии бухгалтерского учета – что, к сожалению, происходило не всегда в верном направлении – первоначальные значения оказались дебетом и кредитом утеряны. Когда нынешний бухгалтер употребляет означенные термины, он имеет в виду не всегда приход и не совсем расход. То есть со временем содержание дебета и кредита исказилось до неузнаваемости.
   Искажения возникли не благодаря употреблению того или иного термина, а исключительно по вине бухгалтерской методологии, не справившейся с задачей научной организации учета таких специфических объектов, как будущие вещи.
   Обдумайте!
   1. Одни будущие объекты регистрируются по приходу, другие – по расходу.
   2. Для их регистрации средневековые купцы использовали разные стороны бухгалтерских книг. Левую сторону книг они озаглавливали «Дебет», а правую – «Кредит».
   3. В те времена дебет был равнозначен приходу, а кредит – расходу.
   4. Впоследствии, с развитием учетной методологии, первоначальные значения дебета и кредита оказались искажены.

Глава 16
Регистрация события одной датой

   Перво-наперво методология учета запуталась с датой регистрации.
   Представим регистрацию акта обмена, происходящего единовременно, т. е. когда вещь 1 непосредственно обменивается на вещь 2. Допустим, это происходит 5 марта (рис. 22).

   Рис. 22. Регистрация наличного обмена

   Бухгалтерская запись о таком событии будет выглядеть следующим образом.
   5 марта:
   Дебет (Приход) «Вещь 2»,
               Кредит (Расход) «Вещь 1».
   Традиционно в бухгалтерской проводке сначала указывается объект по дебету, за ним следует объект по кредиту, поэтому их последовательность никакой роли не играет.
   Дата «5 марта» относится к обоим объектам, поэтому вполне естественно, что указывается она однажды. Ее так и называют: дата бухгалтерской проводки, она же дата регистрации события. 5 марта происходит обмен, и этой же датой обмен отражается в бухгалтерских документах. Никакого противоречия до поры до времени не возникает.
   Теперь представим, что регистрируется поступление будущего объекта: мы отдаем вещь 1 сейчас, 5 марта, а взамен нее ожидаем поступление вещи 2 – допустим, 17 июля (рис. 23).

   Рис. 23. Регистрация поступления будущего объекта

   В соответствии с действующей методологией учета одалживание регистрируется тем же способом, что и наличный обмен.
   5 марта:
   Дебет (Приход) «Будущая вещь 2»,
              Кредит (Расход) «Вещь 1».
   Тут-то и возникает не просто противоречие, а вопиющее противоречие.
   По условиям задачи регистрируем будущую вещь, которая должна поступить в имущественный комплекс 17 июля. Однако дата «17 июля» в бухгалтерской проводке нигде не фигурирует. Дата может вытекать из других хозяйственных документов, в частности договоров, но в информационной системе учета не отображается. Никаких обоснований, просто не отображается, и все.
   Что вообще означает регистрация будущего объекта? Мы регистрируем объект, предполагаемый к поступлению или выбытию – в нашем случае к поступлению – в будущем. Настоящее неумолимо движется по временной шкале вперед, захватывая будущее, чтобы превратить его в прошлое. Следовательно, рано или поздно настоящее настигнет будущий объект, который ввиду своей временной неопределенности состоится или не состоится (рис. 24). 17 июля, не раньше и не позже, станет ясно, исполнил ли должник свое обещание.

   Рис. 24. Отношение настоящего момента к поступлению будущего объекта

   Следуя логике регистрации, мы должны были бы, во-первых, указать дату «17 июля» наряду с датой «5 марта» в бухгалтерской проводке. Эта дата должна характеризовать вещь 2 – ведь в хозяйственном акте задействовано два объекта, каждый из которых обладает собственной датой совершения.
   17 июля. Дебет (Приход) «Вещь 2»,
                   5 марта. Кредит (Расход) «Вещь 1».
   Становится необязательным характеризовать вещь 2 как будущий объект при помощи признаков. Об этом красноречиво свидетельствует отношение даты, в которую вещь предполагается к поступлению в имущественный комплекс, к настоящему моменту. Когда 17 июля наступит, представимы два варианта.
   1. Вещь, как и ожидалось, поступила в имущественный комплекс. Отлично. Никаких записей выполнять не нужно, т. к. запись об этом выполнена в момент регистрации будущего объекта!
   2. Вещь, вопреки ожиданиям, не поступила. Вот тут-то и потребуется предпринимать какие-нибудь действия, например, отменять ранее сделанную запись или переносить ожидаемое поступление объекта на более поздний срок. Каким образом это можно было бы сделать, сейчас не важно – действующая методология поступает по-иному.
   
Купить и читать книгу за 79 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать