Назад

Купить и читать книгу за 39 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Бойтесь своих желаний

   Во время визита в салон красоты Катарина сталкивается с девушкой с запоминающейся внешностью, а спустя какое-то время видит незнакомку на одном из портретов, представленных на фотовыставке. Только на снимке запечатлена блондинка, а в салоне была брюнетка. Расспросив фотографа, Катка выясняет, что никак не могла видеть ту девушку в салоне – она погибла полтора месяца назад. Взявшись за расследование, Катка понимает, как много тайн окружает незнакомку. И самым непонятным остается вопрос, на какие средства простая школьная учительница могла купить дорогущий загородный коттедж и зачем продавала его за копейки, причем незадолго до смерти…


Мила Серебрякова Бойтесь своих желаний

   Все события и персонажи вымышлены,
   любые совпадения случайны

ПРОЛОГ
2004 год

   Ей было восемнадцать лет. Она училась на первом курсе юридического факультета.
   Очень часто, возвращаясь домой из института, она замечала у гаражей четырех парней. Как правило, они распивали пиво, громко смеялись и, не стесняясь в выражениях, общались на привычном им языке.
   Его она выделила сразу. Высокий, спортивного телосложения светловолосый парень, которому наверняка перевалило за двадцать, не мог оставить ее равнодушной.
   Несколько раз она замечала, как он жадно смотрит на ее точеную фигурку. Ей было приятно, очень приятно.
   Иногда, когда на улице стояла непогода и у гаражей было пустынно, она сильно расстраивалась. Торопила время. Ждала. Верила, что скоро вновь сможет его увидеть.
   Подобные встречи случались два-три раза в неделю на протяжении полугода. Они даже начали ее забавлять. Проходя мимо гаражей, она замедляла шаг, осторожно поворачивала голову влево и, задержав взгляд на его загорелом лице, чувствовала, как по телу пробегает дрожь.
   О том, чтобы подойти и познакомиться с понравившимся парнем, не могло быть и речи. Для этого она была слишком зажата и закомплексованна. Ей вполне хватало этих мимолетных свиданий, которые заряжали ее необходимой энергией ровно до следующей встречи.
   В мечтах она неоднократно представляла, как он делает первый шаг и они начинают встречаться. Но парень медлил. Очевидно, он не горел особым желанием познакомиться с симпатичной девушкой-первокурсницей.
   В апреле у ее одногруппницы был день рождения. В общежитии устроили студенческую пирушку. По домам все разошлись в двенадцатом часу ночи.
   Она приблизилась к гаражам, когда часы показывали пятнадцать минут первого.
   Он возник внезапно, словно вырос из-под земли. Она вздрогнула и отшатнулась.
   Ей сделалось страшно, захотелось закричать и броситься бежать. Но ноги онемели.
   Он был пьян, от парня сильно несло перегаром.
   Его крепкие руки схватили ее за плечи.
   Моментально сообразив, что последует за этим, она закричала:
   – Не надо! Прошу тебя, не надо!
   Домой она пришла без десяти час. Первым делом бросилась в ванную комнату смывать кровь с лица и тела.
   Потом она услышала гул, сменяющийся звоном, перед глазами замелькали черные точки. Она облокотилась о стену и сползла вниз. Кто-то схватил ее за руку, начал тормошить.
   Чуть позже с ее побелевших губ слетело:
   – Меня изнасиловали.
   Две недели спустя она проснулась в пять утра, достала из ящика упаковку с сильнодействующими снотворными препаратами и, проглотив двадцать таблеток, легла на кровать.
   Спасти ее не удалось.

ГЛАВА 1
2009 год

   Заглушив мотор, Катка отрешенно смотрела в лобовое стекло и никак не могла найти в себе сил, дабы выйти из «Фиата». С каждой секундой и без того плохое настроение опускалось все ниже и ниже. В какой-то момент Катарине захотелось выскочить из машины и стремглав броситься бежать подальше от родного коттеджа.
   Раскат грома заставил Катку вздрогнуть. В этом году июль месяц оказался щедрым на дожди и непогоду, отчего все вокруг виделось исключительно в серых тонах. На протяжении трех недель солнце было скрыто за тяжелыми грозовыми облаками, а сильные порывы ветра, достигающие порой ураганной силы, сломали немало веток у росших на участке стройных берез и высоких кленов.
   Вздохнув, Катарина покосилась в сторону крыльца. Внутренний голос твердил, что необходимо выйти из машины, прошествовать в дом и…
   – И начнется страшное, – едва слышно пробормотала Катка.
   Эх, ну почему всегда именно ей выпадает честь вести нелицеприятные беседы со свекровью? Почему Андрей сам не мог, а судя по всему, просто не захотел объясниться с матерью? Хотя, положа руку на сердце, его можно понять. Не каждому человеку приятно быть свидетелем извержения вулкана. Андрей не являлся исключением, а посему, отбыв в очередную командировку, он переложил всю ответственность на хрупкие плечи супруги, то бишь Катарины.
   Провожая мужа в аэропорт, Катка узнала, что в последнее время дела Андрея шли не самым лучшим образом. В фирме, которую возглавлял Копейкин, возникли серьезные финансовые проблемы, для урегулирования которых в настоящий момент требовалось две вещи: время и, собственно, деньги. Андрей полагал, что уже очень скоро его компания сможет подняться на ноги и все встанет на место.
   Но пока положение дел оставалось критическим, Копейкин попросил Катарину переговорить с Розалией. Гламурной дамочке необходимо было объяснить, что энное количество времени она не сможет разбрасываться деньгами, угождая своим непомерным прихотям.
   – Скажи, что это продлится недолго, – говорил Андрей в аэропорту.
   Катка вспыхнула.
   – Ты хочешь моей смерти? Да Розалия меня убьет, услышав о финансовых затруднениях.
   – Будь деликатна.
   – Почему ты сам не переговорил с матерью?
   Андрей отвернулся.
   – Я хотел, но замотался-закрутился, теперь вот срочно надо лететь в Тюмень. Короче, ты это сделаешь ничуть не хуже меня.
   – Ловко выкрутился. – Катка намотала на палец локон и надула губы.
   – Не сердись, – Андрей обнял ее за плечи. – Я уверен, все обойдется малой кровью.
   – Почему-то у меня такой уверенности нет.
   Копейкин быстро посмотрел по сторонам.
   – Кат, мне надо идти. Как прилечу, обязательно позвоню.
   Поцеловав супруга в щеку, Катарина буркнула:
   – Если мой сотовый будет отключен, значит, Розалия со мной уже расправилась.
   – Не хандри. Я в тебя верю. – Подхватив кейс, Андрей быстро пошел прочь.
   По дороге в коттедж Катарина пыталась представить лицо Розалии, когда та услышит «сногсшибательную» новость. И каждый раз ее бросало в дрожь от мысли, что уже очень скоро в коттедже начнется грандиозная истерика. Возможно, свекрища перебьет всю посуду, возможно, переломает мебель, а может статься, она…
   – Прекрати! – осадила себя Копейкина. – Хватит! В любом случае проблема сама собой не решится, хватит сидеть в машине, надо действовать.
   На ватных ногах Катка дотопала до крыльца. Дождь усиливался, ветер трепал волосы, а сердце колотилось настолько сильно, что казалось, не успеет Ката переступить порог собственного жилища, как ее сердечко выпрыгнет из груди и даст деру.
   И вот наконец, мобилизовав оставшиеся силы, Катарина, глубоко вдохнув, потянулась к кнопке звонка.
   Наталья распахнула дверь и сразу же зачастила:
   – Катуш, ты чего такая мокрая? Пешком, что ли, из аэропорта добиралась?
   – Да там льет как из ведра, – буркнула Ката, пройдя в гостиную.
   – Быстро иди к себе, переодевайся и спускайся обедать. А еще лучше – прими горячий душ, а то, чего доброго, простуду подхватишь.

   – Нат, я в порядке, где Розалия?
   Наталья улыбнулась.
   – У себя в спальне. Она недавно вернулась из бутика, поэтому теперь пребывает в отличном настроении.
   – Что-нибудь купила?
   Натка скривилась.
   – А когда она с пустыми руками возвращалась? Конечно, купила. Блузку, сумочку и два шарфика.
   – Сумочку?! Опять сумочку? У нее их и так уже целая коллекция.
   – Катка, что с тобой? Я-то здесь при чем? Ты спросила, я ответила. – Наталья развернулась и медленно потопала в столовую.
   – Нат, извини, я сегодня не в настроении, оттого и кидаюсь на всех. Не злись.
   – Да я и не злюсь, – прошелестела Натали. – Через двадцать минут будем обедать. Не задерживайся.
   Обкусывая губы, Катарина подошла к лестнице.
   Восседавший на периллах Арчибальд завопил:
   – Брендовые шмотки! Зацени прикидик! В новом костюме я буду неотразима! Гламурчик! Вот стерва! Сам отвали, козел!
   Не обращая внимания на ару, Катарина поднялась на второй этаж.
   Из спальни свекрови доносилась музыка. Потоптавшись с минуту на пороге, Копейкина постучала и, не дожидаясь ответа, толкнула дверь.
   Розалия крутилась перед зеркалом.
   – Детка, разве тебя не учили, что перед тем, как зайти в чужую комнату, надо стучаться?
   – Я стучала.
   – Но я не разрешала тебе вваливаться в мою спальню.
   – Я хотела…
   – Выйди в коридор и зайди как полагается.
   – Розалия Станиславовна…
   – Я сказала, выйди, постучи и дождись моего ответа.
   Стиснув зубы, Катарина повиновалась.
   Постучав, она услышала сиплый голос свекрови:
   – Кто там?
   Копейкина была готова взорваться.
   – Это я.
   – Кто я?
   – Катарина. Мне можно зайти?
   – Какая Катарина? Ах, Катарина… Да, детка, проходи.
   – Теперь мы можем поговорить?
   – Нет! Сначала посмотри, какой блузон я купила. Эксклюзив!
   – Отвлекитесь на минутку, у меня важный разговор.
   – Слушаю тебя внимательно.
   – Сегодня…
   – А ты видела мою новую сумочку? Отпад! Идеально сочетается с замшевыми туфлями, которые я купила неделю назад.
   – Присядьте, пожалуйста.
   – Зачем?
   – Надо.
   Схватив шарфик, Розалия плюхнулась на кровать.
   – Я вся внимание.
   Заламывая пальцы, Катарина решила начать издалека.
   – Вам ведь известно, что в последнее время у Андрея были некоторые проблемы на работе?
   – Проблемы? Впервые о них слышу. А что случилось?
   – Всему виной кризис.
   – Я тебя умоляю, ничего не хочу знать про кризис. Нас он никогда не коснется.
   – Нас с вами да, потому как мы не работаем, а вот Андрей, который спонсирует нас деньгами…
   Розалия округлила глаза.
   – Я ослышалась или ты действительно намекаешь, что коварная лапа кризиса дотянулась до Андрея?
   – Вы не ослышались.
   Свекровь наигранно усмехнулась.
   – Уверена, он преувеличивает, ничего страшного не произошло.
   – Не совсем так. Конечно, ситуация не аховая, но… Видите ли, Андрей хочет, чтобы мы, вернее вы, тратили меньше денег. Скоро все утрясется, но пока…
   – Как у тебя язык только повернулся сказать мне такое? Как ты могла? Обвинить меня в транжирстве – верх наглости! Да я живу практически как Маугли, хожу чуть ли не голая, питаюсь одними бананами.
   – Если мне не изменяет память, Маугли не посещал дорогие салоны красоты и не оставлял бешеные суммы в бутиках.
   – Ах, вот куда ты клонишь? Я так и знала, рано или поздно это должно было случиться. Меня попрекнули куском хлеба. И кто попрекнул! Родной сын и родная невестка. И это после того, что я для вас сделала.
   – Розалия Станиславовна, не кричите, я же не сказала, что вы не сможете посещать салоны и магазины, я просто прошу вас быть немного экономней.
   – Я и так экономна до безобразия.
   – На прошлой неделе вы купили три пары обуви, три сумочки, четыре блузки, два платья и кулон с изумрудом.

   – Замолчи! Не желаю слушать твои бредни! Я купила все эти вещи себе в подарок на Новый год.
   – До Нового года еще шесть месяцев.
   – Готовь сани летом, – парировала свекрища. – И потом, ты сама швыряешься деньгами. Кто десять дней назад купил губную помаду и лак для ногтей? Не ты ли, дорогуша? Сама жируешь, а меня упреками кормишь? Неблагодарная!
   – В любом случае, я вам все рассказала.
   – Возмутительно! Мы превратились в нищих, что же теперь будет?
   – Мы не нищие.
   – Если я не смогу покупать одежду в бутиках, значит, я нищая. А-а! Ты разбила мне сердце! Я не переживу такого позора! Мне срочно надо поднять себе настроение. Я еду в бутик.
   – Розалия Станиславовна, предлагаю вам распределить расходы. Возьмите лист бумаги и запишите…
   – Сама их распределяй! Я не привыкла экономить, это не мое амплуа! У меня на роду написано – трать и развлекайся. У меня это в генах заложено, понимаешь? А ты предлагаешь мне превратиться в побирушку. Нет! Нет! Я сейчас выброшусь из окна! Где моя соболья шуба? Я выброшусь в ней!
   Истерика длилась добрых полчаса.
   Перепуганная Наталья, не решаясь зайти в спальню Розалии, стояла в коридоре, прижимая к груди встревоженного Парамаунта.
   А когда свекровь выскочила из комнаты, Натка отпрыгнула в сторону и залебезила:
   – Обед готов.
   – Обед? Ты еще можешь говорить про обед? Дура! Забудь это слово! Потому что скоро мы перестанем обедать, а впрочем, и ужинать тоже. У нас нет денег на еду! Мы обнищали.
   Натка выпустила из рук перса и перекрестилась.
   – Господи помилуй. Как обнищали?
   – Наташ, не слушай ее. – Катка попыталась вмешаться, но свекровь вопила, словно иерихонская труба:
   – Прощайте, брендовые наряды, прощай, дорогая косметика, мы с вами больше не увидимся. О-о-ой! Ай!
   Когда истерика пошла на спад, Розалия спустилась в столовую. Сев за стол, она, не глядя на присутствующих, прохрипела:
   – Девочки, нам необходимо найти выход из сложившегося положения. Немедленно!
   – А где его искать? – лепетала Натали.
   – Здесь. – Розалия приложила ко лбу указательный палец. – Нам нужна идея. Стоящая идея! Беспроигрышная. Я уже кое о чем подумала и пришла к выводу, что Катка оказалась права. Мы должны быть чуточку экономней. И для начала предлагаю затронуть некоторые аспекты, на которых можно сэкономить. Первое – питание. По-моему, мы слишком часто едим.
   – Что?
   – Как это часто?
   – Посудите сами, утром мы завтракаем.
   – Как и все нормальные люди, – вставила Наталья.
   – Днем обедаем, вечером ужинаем. А в перерывах между приемами пищи мы пьем чай с бутербродами, пирожными и сладостями. Непорядок! Исключить из рациона все сладкое, копченое и мучное. Экономия? Еще какая! Я подсчитала, если мы целый год будем пить пустой чай или кофе, то я уже завтра смогу купить себе то чудесное сиреневое платье, которое видела сегодня в бутике.
   – Меня этот вариант не устраивает, – ответила Катка.
   – О’кей, идем дальше. Вы не задумывались, что мы перекармливаем животных? Они же разжирели до безобразия. Их срочно надо посадить на строжайшую диету. Утром – геркулесовая каша на воде, днем геркулесовая каша на воде, а вот вечером… геркулесовая каша на молоке. Мы экономим приличную сумму, следовательно, я уже завтра смогу купить сиреневое платье в бутике. Согласны?
   – Нет, – прочеканила Ката.
   – Я тоже не согласна, – подала голос Наталья.
   Розалия сверкнула глазами.
   – Ну хорошо, я знала, что вы привередливые, поэтому у меня есть еще один вариант. Наташка с Арчибальдом будут давать мини-представления в переходах метро, заработают кучу денег, и я завтра куплю сиреневое платье.
   – Я не пойду в метро.
   – А кто тебя будет спрашивать?
   – Натка никуда не пойдет, – отрезала Катарина. – И давайте наконец спокойно пообедаем.
   – Но у меня больше нет вариантов. Я высказала все гениальные идеи. Моя фантазия иссякла!
   – Не нужно фантазировать, у меня есть один вариант, который устроит всех. Мы продолжаем жить как и раньше, пьем чай с пирожными, кормим кошек кормом для кошек, не даем представлений в метро; просто вы, Розалия Станиславовна, в течение нескольких месяцев забываете о походах в бутики. Все. Все довольны и счастливы.
   – Все, кроме меня! Я не смогу прожить без магазинов. Я крепко подсела на шопинг. У меня от него зависимость. Ты не представляешь, что такое шмоточная ломка у женщины, отдавшей полжизни гламуру, – я сойду с ума, если не куплю блузку, сумочку или туфли. Вы хотите видеть меня в психушке? Отвечайте, хотите или нет?
   До самого вечера свекровь мерила шагами гостиную. Она цокала каблуками по помещению, непрестанно озвучивая безумные идеи, от которых у Катарины волосы на голове вставали дыбом.
   – Наташка может стать донором, – говорила Розалия.
   – Нет!
   – Суррогатной бабушкой.
   – И не мечтайте!
   – Меня осенило! Снизошло! Крыло ангела коснулось моей головы, и я нашла выход. Девочки, послушайте. Я завтра утром отправлюсь в милицию и сообщу, что Наталья похитила Катку и скрылась в неизвестном направлении. Натку причислят к опасным преступницам и начнутся поиски. За любую информацию объявят огромное вознаграждение. А недельки через две я сообщу органам, что знаю, где прячется Натка. Они освободят Кату, вручат нам вознаграждение, и я наконец смогу купить сиреневое платье.
   – Умнее ничего не придумали?
   – Нет. Мой план суперский.
   – Ага. А о Натке вы подумали?
   – Конечно, подумала! Ей дадут лет пять, не больше!
   Натали вылетела из гостиной.
   Катарина поднялась к себе.
   – Вы бездарности! – вопила Розалия. – Если такие умные, тогда придумывайте сами! Но учтите, без сиреневого платья я долго не протяну! Сможете потом спать спокойно, зная, что свели меня с ума? Я спрашиваю, вы сможете потом спать? Идиотки! Наталья, я хочу кофе с пирожными! Быстро принеси напиток!
   Утром следующего дня, спустившись к завтраку, Розалия безапелляционно заявила:
   – Всю ночь, я, как Ленин в ссылке, не сомкнула глаз. Мой мозг судорожно соображал, как лучше поступить в создавшейся ситуации. И знаете, под утро у меня было видение.
   – Галлюцинация?
   – Галлюцинации бывают только у тебя, а у меня было видение. Я на мгновение впала в транс, а когда очнулась…
   – Что? Что произошло? – Натка сжимала в руках вилку и сканировала свекровь жадным взглядом.
   – Спонсор! – выпалила Розалия, внимательно наблюдая за реакцией домочадцев.
   Но, к ее глубочайшему сожалению, реакции не последовало. Натка продолжала непонимающе таращиться на свекруху, а Катарина вообще спокойненько доедала овощной салат.
   – Вы меня слышали? – Станиславовна повысила голос.
   – О каком спонсоре речь? – непринужденно спросила Катка, отхлебнув остывший чай.
   – Девочки, не тормозите. Я говорю, что нам с вами необходимо найти спонсора, который в одночасье разрешит все наши материальные проблемы.
   – Интересная версия, только я не совсем понимаю, при чем здесь мы?
   – Пораскинь мозгами и представь на минутку, сколько миллионеров разгуливает на свободе. Одиноких, понимаешь? А это непорядок.
   – К чему вы клоните? Я вообще-то замужем.
   – А мне ваши миллионеры и даром не нужны. – Наталья с опаской покосилась на Катку. – Сказать откровенно, я их побаиваюсь.
   Розалия отмахнулась.
   – Детка, не нужно лишний раз доказывать, что ты кретинка. Я и в страшном сне не предложила бы тебе соединить свою судьбу с миллионером. У тебя уже был неудачный опыт общения с толстосумом, больше рисковать не стоит[1]. Я имела в виду себя. Да, да, вы не ослышались, я действительно вознамерилась найти себе достойного спонсора.
   – Вы серьезно?
   – Вполне! А чем, собственно, я хуже других? Да любой нормальный мужик почтет за честь оказаться со мной в одной… лодке. И не надо улыбаться! Не забывай, наше материальное положение сделалось шатким, и, возможно, только благодаря мне мы сможем снова всплыть на поверхность.
   – Все это замечательно, только мне не ясно, где вы собираетесь искать спонсора?
   – В этом вся загвоздка, пока я не решила, где лучше всего устроить охоту на олигарха. Но уверяю тебя, не пройдет и получаса, как мое воображение вкупе с удивительно развитой интуицией подскажут верный ответ.
   У Натки окончательно пропал аппетит.
   – Я, конечно, извиняюсь, но вы что же, замуж собираетесь выйти?
   – Если найду подходящего олигофрена… вернее, олигарха, то да. С превеликим удовольствием сочетаюсь законным браком в восьмой раз.
   Катарина вытаращила глаза.
   – Повторите.
   Щеки Розалии залил румянец.
   – Я сказала – восьмой? Ха-ха-ха. Оговорилась. Такое иногда случается. Ха-ха. Я имела в виду четвертый. И хватит на меня пялиться, смотри себе в тарелку.
   На том и порешили. Катарина продолжила завтрак, Натка переваривала слова свекрови, а Розалия отправилась в кабинет эксплуатировать воображение вкупе с развитой интуицией. В полдень она, не говоря ни слова, поднялась к себе, переоделась и, вызвав такси, упорхнула из коттеджа.
   – Куда, интересно, она направилась? – спросила Натка, провожая взглядом Розалию.
   – Не знаю, но мне уже не по себе.
   – Катуш, а как ты думаешь, она действительно собралась замуж или неудачно пошутила? Где она будет на этих олигархов охотиться?
   – Как бы там ни было, но мне искренне жаль того олигарха, который встретится на пути Розалии.
   – А я другого боюсь, вдруг она права и мы потеряем все деньги. Как тогда жить станем, а?
   – Наташ, ну ты только не уподобляйся Розалии. Я же тебе объясняла, все не так страшно.
   – Нет ничего хуже нищеты, – всхлипнула Натка и покинула гостиную.
   Копейкина откинулась на спинку дивана. Замечательно, теперь еще и Натали захандрила. Для полного счастья не хватало самой упасть в коварные объятия депрессии.
   Отгоняя от себя тревожные мысли, Катарина взяла с каминной полки детективный роман и на пару часов погрузилась в увлекательное чтение.
   Розалия Станиславовна появилась дома в начале пятого. Куда она езила и какие вопросы решала, для домашних так и осталось большой загадкой. На попытки Катки вытянуть хоть какую-нибудь информацию Розалия загадочно молвила:
   – Я дышала свежим воздухом.
   А спустя сутки свекровь возвестила о наиважнейшем мероприятии, которое они с Каткой должны посетить в обязательном порядке.
   – Детка, даю тебе на сборы не более часа, оденься поприличней, приведи в порядок волосы, и едем.
   – Можно узнать – куда?
   – Э-э, в одно место.
   – Это не ответ.
   – Хорошо, скажу по-другому – в одно очень интересное место.
   – Уже семь вечера.
   – Время не имеет абсолютно никакого значения. Ну иди, иди наверх. Встречаемся в гостиной через час. Не опаздывай.
   Копейкина не опоздала, а вот свекрища соизволила выйти лишь в половине девятого. Увидев Розалию, Ката с Наткой ахнули. Свекровь предстала пред их удивленными взорами в шикарном сиреневом платье с глубоким вырезом.
   – Как я выгляжу?
   – Бесподобно! – молвила Натали.
   – Ката, ты язык проглотила?
   Тыча пальцем в наряд свекрови, Копейкина глотала ртом воздух.
   – Платье! Платье!
   – Правильно, детка, это платье.
   – Оно сиреневое!
   – Ты делаешь большие успехи. Уже научилась различать цвета. Если так пойдет и дальше, тебя очень скоро переведут во второй класс.
   – Розалия Станиславовна, вы купили себе платье! – взвизгнула Катка. – Мы же договорились, вы обещали, а сами оставили в бутике целое состояние. И не надо отнекиваться. Я прекрасно знаю, сколько оно стоит. Это непростительно.
   Розалия театрально оскорбилась.
   – О чем ты толкуешь? Я не была в бутике, а платье, – свекровь шмыгнула носом, – оно досталось мне от мамы. Это ее выходной наряд, я совершенно случайно обнаружила его сегодня утром у себя в шкафу. Красивое, правда?
   Катарина сжала кулаки.
   – Я думала, вы разумный человек, но, судя по всему, глубоко в вас ошибалась.
   – Прекрати ныть. Подумаешь, платье купила! Другая невестка порадовалась бы за родную свекровь, а ты… Мне жизненно необходима эта обновка, и ты сама все поймешь, когда мы окажемся там, куда направляемся.

   – Говорите, куда мы едем, или я остаюсь дома.
   – Ката!
   – Я не шучу.
   – Надо навестить мою умирающую подругу, – выпалила Розалия.
   – Что?!
   – Да, она позвонила мне днем и попросила срочно приехать. Я не могу ей отказать, мы дружим много лет, и воля умирающей для меня закон.
   – Поэтому вы и вырядились, как на показ мод?
   – Во-первых, не вырядилась, а облачилась в роскошный вечерний туалет, а во-вторых, не смей повышать на меня голос.
   – Я его не повышала.
   – Повышала!
   – Нет.
   – Прекрати истерить, неврастеничка! Вываливайся на улицу. А ты, – Розалия бросила гневный взгляд на Натку, – поднимись ко мне в спальню и наведи там порядок.
   Усевшись в «Фиат», Катарина попросила назвать адрес умирающей подруги, но Розалия отрицательно замотала головой.
   – Адрес не скажу. Ты, главное, крепче держи баранку и смотри на дорогу, а где надо будет свернуть, я оповещу.
   – Это что, секрет?
   – Почти.
   Хмыкнув, Ката включила радио.
   Первые сомнения зародились, когда Розалия, вопреки ожиданиям, заставила повернуть в сторону области.
   – Ваша подруга живет за городом?
   – Ага.
   – В частном доме?
   – Угу.
   – А она…
   – Умолкни, ты меня грузишь!
   Минут тридцать спустя Розалия закричала:
   – Мы приехали.
   Копейкина прищурила глаза и едва не лишилась чувств.
   – Казино?! Мы приехали в казино?
   Свекровь наигранно возмутилась.
   – Как казино?! Так это казино? Боже, какой кошмар, моя подруга меня жутко дезинформировала. Она дала неправильный адрес. Наверное, захотела приколоться. Я ей такого не прощу. Никогда! Но, детка, раз уж мы волей случая оказались рядом с казино, может, зайдем ради приличия?
   Катарина планировала надавить на газ, но Розалия, схватив невестку за руку, заголосила:
   – Подожди. Ладно, признаюсь, я наврала про подругу, я изначально планировала посетить казино. Тебе не стала говорить, чтобы ты не обломала кайф.
   – Мы возвращаемся домой.
   – Ни в коем случае. Детка, посуди сама, где, как не в казино, молодая, красивая, одинокая женщина с богатым жизненным опытом и бурным прошлым может нос к носу столкнуться с олигархом? Это наш последний шанс. Я тебе гарантирую, сегодня ночью мы с тобой, первое, сорвем банк, второе, познакомимся с миллионером. Клянусь честью!
   – Я не пойду в казино, и не уговаривайте.
   – Тебя никто не заставляет играть, ты просто составишь мне компанию. Да и я не собираюсь просаживать деньги, немного сыграю в рулетку, а потом начну выискивать подходящую кандидатуру на роль спонсора.
   – Это безумие.
   – Напротив, мы поступаем, как самые разумные люди на планете. Ну хватит кукситься, вставай, пошли, не тяни время. Куколка, не будь отставшей от жизни занудой.
   – Я вам никогда этого не прощу, – бубнила Катка, шествуя ко входу.
   – Да, да, да, я запомню твои слова. Детка, посмотри, какие крутые тачки тут припаркованы. Я чувствую, уловчик сегодня будет неплохим.
   – Вы говорите как… – Ката не посмела закончить фразу.
   – Как гламурная дама сорока семи лет. И точка! Скажешь еще слово, отправишься в мир иной.
   Бытует мнение, что новичкам всегда везет. И сегодня Ката в этом лишний раз убедилась. За полчаса Розалия Станиславовна выиграла три тысячи долларов. Восторг был неописуемый.
   – Я везунчик! Я родилась под счастливой звездой. А ты не хотела идти в казино. Теперь видишь, кто из нас оказался прав. Три тысячи баксов. Супер! На губную помаду и тени я себе заработала. Прощай, кризис!
   – Может, пора остановиться? Не испытывайте судьбу.
   – Ты права, пора переходить ко второму этапу. Нам необходимо отпраздновать мою маленькую победу, пошли, я угощаю.
   Вооружившись бокалом красного вина, свекровь начала осматриваться по сторонам.
   – Сколько объектов, даже не знаю, с кого начать. Видишь того толстячка в синем костюме? Как он тебе?
   – Не ввязывайте меня в свои авантюры и, умоляю, не вляпайтесь в очередную историю.
   – Хотя тот блондин намного симпатичней.
   – Вы меня слышите?
   – Слышу, детка, слышу, и ты права – брюнет в смокинге намного лучше.
   Катарина отвернулась.
   В этот момент рядом с Розалией остановился невысокий коренастый господин пенсионного возраста. Достав сотовый, мужчина поднес его к уху, но уже через мгновение едва слышно выругался.
   – Проблемы? – Розалия сконцентрировала взгляд на обуви незнакомца, а затем обратила внимание на дорогие часы.
   – Да вот, мобильный разрядился. Как всегда, в самый неподходящий момент.
   – Я думаю, это не смертельно, – она открыла сумочку и протянула мужчине свой сотик. – Звоните.
   – Ой, премного благодарен.
   – Ну что вы, помочь человеку в казино – святое дело.
   Пару минут спустя, вернув свекрови телефон, мужчина хотел было откланяться, но Розалия остановила его, произнеся сиплым голосом:
   – Вы уже уходите?
   – Ну да.
   – Жаль, а я думала, мы с вами пропустим по бокальчику вина.
   Мужик слегка зарделся.
   – Это можно.
   Катарина была готова провалиться сквозь землю.
   – Я Розалия, – свекровь протянула незнакомцу ручку.
   – Антон.
   – Чудесно. Антон – самое прекрасное имя на свете. Дедушку моего двоюродного брата тоже звали Антоном.
   Слово за слово, и вскоре Антон – его отчество Катке так и не удалось узнать – непринужденно болтал с Розалией, как со старой доброй знакомой.
   В какой-то момент он спохватился и, стукнув себя ладонью по лбу, пробасил:
   – Какой же я идиот. Девушки, я же совсем забыл познакомить вас с моим другом.
   – С другом? – насторожилась Розалия.
   – Мы вместе приехали в казино, он сейчас играет в покер. Если вы не против, я представлю вас друг другу.
   – Антоша, в принципе я не против, – осторожно начала свекровь, – это так прекрасно, когда в компании две девочки и два мальчика, но… Перед тем как отправиться в разведку, я должна кое-что уточнить. Маленький пустячок.
   – Спрашивайте.
   – Котик, не мог бы ты пояснить, что ты подразумеваешь под словом «друг»?
   – То есть?
   – Ну, кто он, твой друг – тот, который в беде не бросит и лишнего не спросит, или тот, который противный?
   Антон сглотнул.
   – Тот, который в беде не бросит.
   – А-а-а, тогда мы согласны. Веди, знакомь. Ката, не сутулься, улыбнись, ты же не на поминках.
   Другом Антона оказался шестидесятидвухлетний седовласый крепыш, представившийся Леопольдом Самуиловичем.
   От знакомства с Розалией он остался под впечатлением. Пригласив женщин пройти в ресторан, Леопольд Самуилович всячески оказывал Розалии знаки внимания, но она, к большому его сожалению, целиком и полностью была поглощена Антоном. По ее мнению, именно Антон был самым подходящим кандидатом на роль одинокого миллионера, который в скором времени должен крепко-накрепко запутаться в ловко расставленных сетях Станиславовны.
   На Катку никто не обращал внимания. Для нее время двигалось медленней улитки. Она откровенно скучала и ждала того момента, когда Розалия соизволит покинуть стены казино.
   – Никогда еще мне не приходилось встречать столь эффектной женщины, – улыбался Леопольд Самуилович, глядя на свекровь.
   – Мерси. – Она обратила свой взор на Антона. – А тебе приходилось?
   – Нет, – признался мужчина.
   Розалия коснулась ладони кавалера.
   – Антон, мне кажется, что наша сегодняшняя встреча была предначертана нам судьбой. Не в моих правилах признаваться мужчине в чувствах, но, увидев тебя, я поняла…
   – Розалия, у тебя божественный голос, – перебил Леопольд.
   Метнув на него злобный взгляд, свекровь продолжила свою пламенную речь.
   – Антон, по-моему, я…
   – Ты богиня! – не унимался Леопольд Самуилович.
   Свекровь взорвалась:
   – Слушай, ты, неужели не видишь, что я разговариваю с человеком! Чего ты нудишь, как испорченная пластинка?
   – Прости, я всего лишь хотел выразить тебе…
   – Выразишь позже, а сейчас сделай одолжение, помолчи пару минут.
   Леопольд Самуилович насупился и виновато опустил голову.
   – Прошу прощения. Может быть, мне лучше вообще вас покинуть?
   – Было бы неплохо.
   Леопольд встал.
   Антон, чувствуя себя явно не в своей тарелке, заговорил:
   – Леопольд, извини, брат, но так легли карты.
   – Я все понимаю и желаю вам приятно провести вечер. Да, кстати, Антон, веселье весельем, но не забывай, что завтра утром совет директоров. Ты должен подготовить…
   – Вау! – Розалия всплеснула руками. – Антон, котик, так ты директор?
   Он смутился.
   – Что ты. Я всего лишь помощник Леопольда, это он у нас большая шишка. Можно сказать, олигарх. А я всего-навсего его школьный приятель, которого он случайно встретил год назад и предложил хорошую высокооплачиваемую работу.
   Свекрови сделалось дурно. Катка не на шутку испугалась. Ей даже показалась, что у Розалии с минуты на минуту случится сердечный приступ.
   Забеспокоился и Леопольд.
   – Розалия, ты в порядке?
   – Я… У… И… Кхм…
   – Принести воды?
   – Э… Гм… А…
   – Может, врача?
   – Нет! Я в полном… порядке.
   Леопольд собрался уходить, как вдруг голос Розалии оглушил все живое:
   – Стой! Не двигайся!
   Мужчина застыл на месте.
   Повернувшись к Антону, свекровь изрекла:
   – Антоша, зайчик, завтра у Леопольда Самуиловича совет директоров, ты должен что-то подготовить. Не смею тебя задерживать. Поезжай домой, готовься, а мы тут как-нибудь без тебя повеселимся.
   И не дожидаясь ответа Антона, она обратилась к его другу:
   – Леопольд, я вам говорила, что встреча с вами перевернула всю мою жизнь? Я буквально держалась из последних сил. Ваш взгляд коварного соблазнителя, ваш волевой подбородок, чувственные губы заставили мое сердце трепыхаться в груди раненой птицей. Вы меня околдовали.
   Леопольд разинул рот. Впрочем, не он один. Рот разинули и Катка с Антоном.
   – Но позвольте, мне показалось, что…
   – Это тебе только показалось. Ух, соблазнитель. Кстати, ты женат?
   – Нет.
   – Соблазнитель! Какое счастливое совпадение, я тоже в этом году не замужем.
   Антон откланялся, а Леопольд Самуилович, погрязнув в чарах Розалии, забыл обо всем на свете.
   Вскоре свекровь велела невестке возвращаться в коттедж.
   – Детка, ты свободна, езжай с миром.
   – А вы?
   – Меня чуть позже завезет Лео. И скажи моей маме, что я задержусь у подружки. Мы будем готовиться к контрольной по алгебре.
   – Но…
   – Вали отсюда, сказала!
   Катка свалила.
   Розалия Станиславовна приехала домой в шесть утра. Неизвестно, в каком состоянии куролесивший всю ночь Леопольд Самуилович собрался идти утром на работу, но, судя по цветущему виду свекрови, знакомство в казино обещало стать плодотворным.
   Провальсировав в спальню невестки, Розалия заголосила:
   – Хватит дрыхнуть! В наш дом пришло счастье. Лео от меня без ума.
   – Поговорим об этом утром, я хочу спать.
   – Утром мы с тобой отправляемся в салон красоты! А потом нанесем визит бутикам, накупим шмоток и будем целый день примерять их у зеркала. Кайф! Теперь мы можем себе это позволить! Банкет оплачивает Леопольд!

ГЛАВА 2

   В салоне красоты Розалия не переставала тараторить:
   – Все-таки как хорошо, когда ты можешь себе позволить жить в свое удовольствие. За те несколько дней, что я не была в салоне, я превратилась в развалину. Ты посмотри на мои руки, а лицо… Бр-р-р… Но все осталось в прошлом, теперь мы вновь сможем жить на широкую ногу. Ката, скажи что-нибудь!
   – Я с вами согласна, – нехотя выдавила Копейкина.
   – Почему ты такая хмурая?
   – Нет настроения.
   – А я… – Розалия не договорила.
   В помещении появилась миловидная брюнетка модельной внешности в компании маникюрши Светланы.
   – Как только Ольга освободится, вас позовут, – говорила Света.
   Девушка молча кивала. Опустившись в мягкое кресло, она аккуратно дотронулась пальчиком до гладкой щечки, исподлобья бросила быстрый взгляд на Катку, а затем, вооружившись журналом, погрузилась в чтение. Вернее, она изо всех сил хотела сделать вид, что увлечена чтением статейки, тогда как на самом деле Катарина прекрасно видела – девушка сильно нервничает, и в настоящий момент ее меньше всего интересует интервью эстрадной певицы, занимающее в глянцевом журнале две полосы.
   Катка откинулась на спинку плетеного стула. Ее лицо горело.
   – Розалия Станиславовна, у меня все лицо пылает.
   Свекровь равнодушно пожала плечами.
   – Ольга тебя предупреждала, это особая маска, так и должно быть.
   – Ощущение, будто тебя лицом в кипяток окунули.
   – Прекрати придираться, красота требует жертв. – Розалия посмотрела на часы. – Через пять минут я иду на массаж. Ах, как же я по нему соскучилась.
   Брюнетка закрыла журнал и отбросила его в сторону. Как показалось Катке, сделала она это с нескрываемой брезгливостью.
   Розалия не удержалась.
   – Дорогая, – пропела она сахарно-сладким голоском, обращаясь к брюнетке‚ – не в моих правилах давать людям советы, но тебе я его все же дам.
   Девушка испуганно уставилась на Розалию.
   – Совет? Мне? Вы о чем?
   – Причина в твоих волосах. Видишь ли, тебе категорически не подходит темный цвет волос. Он тебя старит, более того, подчеркивает все недостатки. Послушай умного человека, знающего толк в красоте, – перекрась шевелюру и перевоплотись в блондинку. Помолодеешь лет на семь – гарантирую.
   Девушка невесело усмехнулась.
   – В блондинку, говорите?
   – Не сомневайся, блонди – твой цвет!
   – Вы совершенно правы, когда я была блондинкой, я выглядела свежее и… привлекательней.
   – Была? Хочешь сказать, ты уже перекрасилась?
   – Час назад.
   – Но зачем, детка? Зачем ты добровольно изуродовала свою внешность?
   Ката вмешалась:
   – Розалия Станиславовна, оставьте человека в покое.
   – Тебя спросить забыли. Детка, так ты не ответила на мой вопрос.
   Девушка глубоко вздохнула, уже намереваясь дать ответ, но в этот момент Розалии сообщили, что ее ждет массажист.
   Вскочив, свекрища была такова.
   – Перекрасься, – бросила она напоследок незнакомке.
   Катарина смутилась.
   – Не обращайте на нее внимания, у вас замечательный цвет волос. Вам идет.
   Девушка сморщилась.
   – Зачем вы врете, я же по глазам вижу, что вы говорите неправду. А ваша мать… Это ведь была ваша мама?
   – Не совсем, Розалия – моя свекровь.
   – Не важно, главное, что она озвучила правду. А сказать правду в глаза незнакомому человеку намного труднее.
   Копейкина вконец растерялась.
   – Если тебе не нравится цвет волос, то зачем ты перекрасилась?
   Девушка прерывисто задышала.
   – По-моему, здесь слишком душно, вы не находите?
   Ката поняла, ей деликатным образом намекают на то, что пора сменить тему разговора.
   Собираясь поинтересоваться именем незнакомки, она даже не успела открыть рта, как девушка резко встала с кресла и решительной походкой направилась к выходу.
   Катка осталась в гордом одиночестве.
* * *
   Три недели спустя Розалия потащила невестку на фотовыставку некоего Сергея.
   – Посетить выставку мне порекомендовал Леопольд, он заверил, что я останусь в восторге.
   – Надо было и Наташку с собой взять.
   – Зачем? Она ничего не понимает в фотографиях, ей будет здесь скучно.
   Сказать откровенно, Катке и самой было нестерпимо скучно. Вглядываясь в черно-белые фотографии, она никак не могла взять в толк, с какой стати у всех моделей на правом плече сидят птицы. Розалия же, изображая из себя высокого ценителя всего прекрасного, цокала языком и закатывала глаза.
   – Прелестно! Восхитительно! Ты посмотри, какая композиция: девушка и голубь. У меня нет слов.
   – Мне кажется, голубь здесь лишний.
   – Деревня! Ты отстала от жизни, тебя тоже нужно было оставить дома. Ты должна видеть не саму фотографию, а скрытый смысл. Понимаешь?
   – Не совсем.
   – Мне стыдно за тебя, посему умолкни.
   Ката остановилась.
   – Ну допустим, я действительно не вижу скрытого смысла, тогда ответьте, какой смысл скрыт в этой фотографии? На тоненьком плече скелетоподобной девицы сидит (боже, как только они умудрились ее туда посадить!) жирная куропатка. Где здесь смысл?
   Свекровь задумалась.
   – Ты все равно не поймешь. И сделай одолжение, не мешай мне наслаждаться просмотром чудных, не побоюсь этого слова, произведений фотоискусства.
   Бесцельно шатаясь по почти пустынному помещению, Катарина боролась с внезапно напавшей зевотой. Вскоре она заметила сутулого мужичка, который нехотя смотрел по сторонам и с периодичностью двадцать раз в минуту бросал взгляд на циферблат часиков. Его супруга – пышнотелая дама бальзаковского возраста, – подобно Розалии, перемещалась от одной фотографии к другой и, изображая на круглом лице неописуемую радость, грохотала:
   – Федя, я в шоке! Я в шоке, Федя! Меня захлестывают эмоции.
   Федор медленно кивал, облизывал пересохшие губы и вновь смотрел на часы.
   Фотограф Сергей – довольно-таки привлекательный мужчина лет сорока пяти – появился за спиной Катки в тот момент, когда она намеревалась в сотый раз напомнить свекрови о необходимости вернуться в коттедж.
   – Я смотрю, вы здесь откровенно скучаете? – приятным голосом произнес Сергей, одарив Копейкину соблазнительной улыбкой.
   Не имея ни малейшего понятия, что этот красавец и есть автор вышеуказанных фотографий, Катка практически закричала:
   – Вы угадали! Я буквально засыпаю на ходу.
   – Неужели все настолько плохо?
   – Не то чтобы очень, просто, наверное, это не мое.
   – Понимаю. – Сергей развел руками. – Хотя должен заметить, не очень приятно слышать, что твои работы пришлись кому-то не по душе.
   Катарина подпрыгнула на месте.
   – Ваши работы? Так вы…
   – Тот самый Сергей.
   Катка на миг приложила ладони к лицу.
   – Боже, как неудобно получилось. Простите меня, я не хотела вас обидеть. И знаете, на самом деле мне понравилось.
   – Не надо юлить. Вы уже высказали свою точку зрения, я ее услышал. Как говорится, на вкус и цвет товарищей нет.
   – Добрый день, – к Сергею подбежала Розалия. – Что у вас тут за совещание? Почему меня не позвали? Ката, кто этот симпатичный паренек? Твой знакомый?
   – Он… Это его выставка.
   – Мать моя! Ты Сергей? Рада встрече. Знаешь, котик, я тебя именно таким и представляла. Скажу откровенно – выставка супер! Фотки супер! Ты гений! Сразу предупреждаю, если в будущем тебе понадобится модель, можешь смело на меня рассчитывать. Правда, мое время стоит очень дорого, но для тебя я сделаю небольшую скидку.
   Сергей сузил глаза.
   – А вот вашей подруге здесь явно не по душе.
   Розалия отмахнулась.
   – Моя подруга – неандерталка, у нее даже справка есть. Кстати, раз уж зашла речь о неандерталках, ответь, почему у твоих моделей такие кислые лица? Откуда ты их берешь? Я не вижу в их глазах драйва. А фотомодель без драйва – это мертвая фотомодель. Идем дальше, девушка с коршуном на плече мне решительно не понравилась. Потому что, во-первых, она из кожи вон лезла, дабы хоть отдаленно походить на Мэрилин Монро, во-вторых, слишком сильно выпятила губищи. Это смотрится вульгарно! И почему многие полагают, что если они перекрасятся в блондинку, полузакроют глаза и полуоткроют рот, то сразу станут похожи на Монро. Бред! Но это еще не все…
   Ката взяла свекровь за локоть.
   – Розалия Станиславовна, говорите чуть тише.
   – Какая разница, здесь все равно никого нет.
   Сергей подавил тяжкий вздох.
   – Я рассчитывал на больший успех, думал, яблоку негде будет упасть, а на деле все вышло с точностью до наоборот.
   – Котик, не бери в голову. Ты обязательно прославишься, у меня глаз-алмаз.
   Улыбнувшись, Сергей извинился и отошел к худощавой даме, облаченной в черный деловой костюм.
   Розалия проводила его хищным взглядом.
   – Так бы и съела этого художника.
   – У вас уже есть Леопольд, – напомнила Катка.
   – Леопольд, Леопольд, – нараспев произнесла свекровь. – Леопольду шестьдесят два года, с ним особо каши не сваришь. Ты понимаешь, куда я клоню?
   – Ой, оставьте, ради бога. – Ката приблизилась к очередному фото и… – Розалия Станиславовна, смотрите.
   Свекрища округлила глаза.
   – О-ба-на! Старая знакомая!
   – Получается, она модель.
   С большой фотографии на них смотрела та самая девица, с которой некоторое время назад они столкнулись в салоне красоты.
   – Я же говорила, со светлыми волосами ей намного лучше. Зачем она перекрасилась? Дурында! Неужели не видит, что, став брюнеткой, выглядит на несколько порядков хуже?
   – Согласна.
   – В кои-то веки ты со мной согласилась. Невероятно. Наверное, ночью на Москву обрушится обильный снегопад.
   Во второй раз Сергей возник за спиной Катки, словно привидение.
   – Извините, – пробормотал он, – возможно, мое предложение покажется вам абсурдом, но я должен спросить. Вы в курсе, что у вас очень фотогеничная внешность?
   Катка опешила, зато Розалия сориентировалась мгновенно.
   – Конечно же, она в курсе. А к чему ты клонишь?
   – Я подумал… Не согласились бы вы стать моей моделью?
   – Я?
   – Она?! Сергей, ты совершаешь огромную ошибку. Посмотри чуть левее, и ты увидишь настоящую модель – меня!
   Не слыша Розалию, Сергей продолжил:
   – Мне позарез нужна женщина вашего типажа для фотосессии. Как вы отреагируете на предложение встретиться на днях и обсудить вопрос о нашем возможном сотрудничестве?
   Ката тряхнула головой. У нее уже был, увы, плачевный опыт работы фотомоделью[2]. И с тех пор желания позировать перед объективом фотоаппарата как-то совсем не возникало.
   Сказав Сергею свое категорическое нет, она услышала ор Розалии:
   – Как ты можешь? От чего ты отказываешься? Известный фотохудожник, человек практически с мировым именем предлагает тебе работу, а ты строишь из себя особу голубых кровей. Сережа, она настолько взволнована, что не в состоянии здраво мыслить. Давай поступим следующим образом: ты оставишь мне свои координаты, и в скором времени Катарина с тобой свяжется.
   – Я…
   – Детка, не надо меня нервировать.
   Сергей протянул Розалии визитку.
   – Буду с нетерпением ждать вашего звонка, – он скользнул взглядом по груди Копейкиной, и уголки его губ поползли вверх.
   От неловкости Катка ткнула пальцем в фотографию.
   – С одной из ваших моделей мы знакомы лично, – проблеяла она.
   – С Татьяной? – Сергей погрустнел. – Она была одной из моих лучших моделей. В ней чувствовалась индивидуальность, Таня не походила на других. Жаль, что случилась трагедия. Я до сих пор не могу осознать, что ее больше нет.
   – Как нет, а где она?
   – Таня погибла в автокатастрофе. Машина потеряла управление, съехала в кювет, а потом взорвалась. Очевидно, от удара Танечка потеряла сознание, потому и не смогла выбраться наружу. От взрыва она вся обгорела. Вся. – У Сергея на лбу запульсировала жилка.
   Розалия ахнула.
   – Не может быть!
   – В это трудно поверить, но факт остается фактом.
   Катка воззрилась на фотографию.
   – Ужасно.
   – А вы разве не знали? – Сергей вопросительно поднял брови. – Я так понял, Таня была вашей знакомой.
   – Не совсем, три недели назад мы встретились в салоне красоты. Наше общение ограничилось парой ничего не значащих фраз, не более того.
   Лицо Сергея сделалось суровым.
   – Вынужден вас разочаровать – вы обознались.
   – В каком смысле?
   – В прямом. Вы не могли видеть Таню в салоне.
   – Но мы ее видели.
   – Это невозможно.
   – Отчего же?
   – Судите сами, вы были в салоне три недели назад, так?
   – Верно.
   – А со смерти Татьяны прошло уже полтора месяца.
   Катарина сглотнула.
   – Полтора? Но ведь… Розалия Станиславовна, это она.
   – Ясный перец – она! И хоть она перекрасилась, но по-прежнему узнаваема. Сережа, а ты ничего не путаешь? Может, ты заработался и перепутал даты?
   – Я похож на сумасшедшего?
   – Но ведь одно лицо, – недоумевала Розалия. – Слушай, а у Татьяны случайно не было сестры-близнеца?
   – Насколько мне известно – нет.
   – Странно, как странно. – Катарина последний раз посмотрела на модель и не спеша направилась к выходу.
   Розалия семенила за ней.
   – Очень надеюсь, что вы позвоните, – крикнул на прощание Сергей.
   В машине Копейкина хранила гробовое молчание, тогда как свекровь вела беседы с собой, любимой.
   – Ошибки быть не может, мы видели именно Татьяну. У меня феноменальная память на лица, увидев однажды человека, я уже никогда не забуду его лицо. Скорее всего, я оказалась права, Сергей слишком много работал, оттого и перепутал все на свете. Ката, сколько можно молчать?
   – Я думаю.
   – О чем?
   – О Татьяне.
   – Думай вслух.
   – Не могу.
   – Тогда включи музыку, мне необходимо поднять настроение.
   Когда салон «Фиата» заполнила приятная мелодия, Розалия, блаженно вздохнув, откинулась на спинку сиденья.
   А у Катки перед глазами возник образ Татьяны. Вот девушка сидит в кресле, листает журнал и чувствует себя явно не в своей тарелке. А потом внезапно встает и поспешно покидает салон.
   И сразу же прогремел голос Сергея: «Со смерти Татьяны прошло уже полтора месяца». Не сходятся концы с концами, как ни крути, а они все равно не сходятся.
* * *
   Два дня Катарина ходила как в воду опущенная, ее не покидали мысли о Татьяне. Она нутром чувствовала, что эта история нуждается в ее непременном вмешательстве. А еще Катка была уверена, что встреча с Таней не случайность, очевидно, судьбе было угодно столкнуть их в тот день в салоне красоты…
   Пытаясь мыслить здраво, Катарина перебирала всевозможные причины, по которым девушка, будучи живой и невредимой, была вынуждена инсценировать собственную смерть.
   Да, да и еще сто раз да, Ката Копейкина пребывала в твердой уверенности, что в автокатастрофе погибла не Татьяна, а совсем другой человек. Кто? А вот на этот вопрос, увы, пока нет ответа. Но причастность ко всему произошедшему Татьяны не подлежит ни малейшим сомнениям.
   Помнится, девушка сама призналась, что, будучи блондинкой, чувствовала себя намного комфортней, так спрашивается, для чего менять цвет шевелюры, если ты заранее знаешь о неудовлетворительном конечном результате. В детективных романах, да и в фильмах люди, напрямую или косвенно связанные с криминалом, частенько меняют внешность при помощи париков. А если предположить, что Таня не питала особой любви к изделиям постижерных мастерских, а предпочла прибегнуть к более простому способу – визиту в салон красоты.
   Перекрасив волосы, девушка, должно быть, была уверена, что, обретя новый имидж, она станет другим человеком, по крайней мере изменится визуально. Но! Не все способны обрести новое лицо, воспользовавшись косметикой и краской для волос. Одни меняются до неузнаваемости, другие же, несмотря на ряд проделанных процедур, к глубокому своему разочарованию, остаются прежними.
   И далеко здесь ходить не надо. Взять, к примеру, Наташку. Сколько раз Розалия заставляла бедолагу нахлобучивать на голову парики, сколько раз свекрища разукрашивала Натку всеми цветами радуги, дабы та хоть отдаленно стала походить на гламурную особу. Результат оказался нулевым.
   Наташка нисколечко не менялась. В любом парике, под любым слоем грима она была узнаваема – лицо оставалось прежним.
   Вот и в случае с Татьяной покраска волос не привела к желаемому результату. Да, Таня сделалась чуть старше, да, она потеряла некий лоск, который, бесспорно, в ней присутствовал, когда она была блондинкой, но тем не менее, несмотря ни на что, она по-прежнему оставалась Татьяной.
   И Катку никто не сможет убедить в обратном.
   На данном этапе доподлинно известно, что некая девушка погибла в автомобильной катастрофе полтора месяца назад. Причем погибла в машине Тани, а из этого следует… Татьяна принимала непосредственное участие в организации убийства, иначе как можно объяснить наличие трупа в авто?
   Сергей сказал, тело покойной здорово обгорело, и Катка не сильно ошибется, если предположит, что за рулем транспортного средства запросто могла сидеть любая другая представительница слабого пола.
   В четверг вечером Катарина позвонила Сергею. Услышав ее голос, мужчина обрадовался, она поняла это по его интонации и сбивчивой речи.
   Договорившись встретиться утром в фотостудии, Катка подошла к зеркалу и посмотрела на свое отражение.
   – Вот я опять и при делах. Поздравляю вас, госпожа Копейкина, вы остаетесь верной себе.
   При виде Каты Сергей засуетился.
   – Не поверите, но меня не отпускало ощущение, что вы все же решитесь и наберете мой номер. Как видите, оказался прав. Присаживайтесь, я налью вам кофе.
   Опустившись на стул, Катарина чуть виновато протянула:
   – Вынуждена вас огорчить, причина моего визита несколько иная.
   – Как? Разве вас не заинтересовало мое предложение?
   – Признаться честно, нет. Позировать фотографам не мое амплуа.
   – Но ведь вы позвонили.
   – Сергей, у меня возник к вам неотложный разговор, я хочу, чтобы вы рассказали мне о Татьяне. Кстати, как ее фамилия?
   – Жучковская, – несколько разочарованно произнес фотограф.
   – Вы давно знакомы?
   – Я знал Таню около года. – Сергей поставил перед Каткой чашку с напитком, а сам, закурив тонкую сигаретку, отошел к креслу и устроился на подлокотнике.
   – Она работала моделью?
   – Нет. По профессии Таня детский психолог и, насколько я знаю, после окончания института работала в средней школе.
   – А как она попала к вам?
   Прежде чем ответить, мужчина долго смотрел на тлеющую сигарету.
   – А зачем столько вопросов, Катарина?
   – Просто мне стало интересно.
   – Гм, забавно. Но согласитесь, интерес не возникает на пустом месте.
   – Вы правы.
   – Тогда что сподвигло вас интересоваться жизнью Жучковской?
   – Наша встреча. – Ката выдержала паузу и добавила: – Произошедшая три недели назад.
   – Вы опять будете настаивать, что видели в салоне красоты Татьяну? Но, Катарина, это же глупо, Таня погибла.
   – Вы присутствовали на похоронах? – ошарашила его вопросом Копейкина.
   Сергей стряхнул пепел.
   – Нет. О смерти Жучковской мне сообщила Рита уже спустя неделю после похорон.
   – Рита?
   – Ритка – модель, именно она привела ко мне Таню прошлым летом.
   – Они подруги?
   – Скорее, хорошие приятельницы. – Сергей встал и приблизился к стеллажу, заваленному постерами.
   Минут пять он искал нужный плакат, а потом возвестил:
   – Любуйтесь, Ритка собственной персоной.
   С плаката белозубой улыбкой улыбалась рыжеволосая красотка, при виде которой у Катки почему-то возникли ассоциации с Золушкой.
   – Симпатичная девушка.
   – Не спорю, но Ритка не шла ни в какое сравнение с Танюхой. Не знаю, как сказать, но было что-то в Таньке эдакое, изюминка, шарм, обаяние, называйте, как хотите, суть в том, что Жучковская обладала удивительной способностью очаровывать человека сразу, как только он видел ее прекрасное лицо. Она притягивала к себе, ее взгляд, жесты, иногда мне казалось, Танька – ведьма. Не смейтесь, но в ней определенно было что-то колдовское.
   – Вы меня пугаете.
   – Нет, нет, не поймите меня неправильно, – быстро заговорил Сергей. – Не воспринимайте мои слова буквально. Татьяна была добрейшим человеком, она из тех, кто, не задумываясь, бросит все и придет на помощь другу.
   – А о ее семье вам что-нибудь известно?
   – Только с ее слов. Родители вроде умерли, Таня жила с бабушкой.
   Катка сделала пару глотков из чашки и непроизвольно сморщилась.
   – Горький.
   Сергей смутился.
   – Простите, я забыл положить сахар.
   – У вас есть координаты Жучковской?
   – Есть номер мобильного и домашний.
   – Не поделитесь?
   Мужчина усмехнулся.
   – Н-да, а ведь вы что-то замышляете, Катарина, я по глазам вижу, вы задумали какую-то игру.
   – Это не игра, а скорее рассле… – Она вовремя остановилась. – Просто хочу быть до конца уверена в своей неправоте.
   – То есть моего слова вам недостаточно. Вы по-прежнему считаете, что видели в салоне Таню?
   Ката промолчала.
   Продиктовав телефон Жучковской, Сергей предпринял очередную попытку уговорить Копейкину выступить в качестве фотомодели.
   – В качестве альтернативы могу предложить вам мою свекровь. Она спит и видит, где бы засветиться. Подойдет вам такая модель?
   – Мне нужны только вы. – Он с мольбой взирал на глаза собеседницы.
   – Увы и ах.
   – Хорошо, сдаюсь, но лелеять надежду, что вы позвоните мне снова и дадите согласие на съемку, я буду до последнего.
   – Надежда – это своего рода стимул, посему не буду у вас ее отнимать.
   Уже стоя в дверях, Катка попросила:
   – Сергей, еще одна просьба, продиктуйте телефончик Маргариты.
   – Вы не перестаете меня удивлять, а Ритка вам зачем понадобилась?
   – Имею я право на маленькую женскую тайну? – Ката улыбнулась и смахнула с лица прядь волос.
   – По-моему, вы вся окутаны тайной и, – Сергей хмыкнул, – если бы не обручальное кольцо на вашем пальце, я бы с большим удовольствием начал вас разгадывать.
   – Вы опоздали. Так как насчет телефона?
   – Пишите.
   На улицу Катарина вышла в приподнятом настроении, которое упало сразу, как только она, не доходя трех метров до «Фиата», умудрилась наступить в лужу.
   Вот так всегда, стоит только начать радоваться жизни, как обязательно во что-нибудь вляпаешься.

ГЛАВА 3

   Дозвониться до Маргариты Климовой оказалось делом непростым. Весь день Катка слышала механический голос, который упорно долдонил, что абонент временно недоступен.
   В пятницу днем, уже отчаявшись связаться с подругой Жучковской, Катарина услышала в трубке голос Риты. Надо заметить, девушка оказалась на редкость дотошной, прежде чем согласиться на встречу, она забросала Катку десятком вопросов и, лишь узнав, что речь пойдет о Татьяне, смилостивилась и прочеканила:
   – Встретимся завтра в полдень. – Она назвала адрес кафе и добавила: – Только прошу, не опаздывайте. Терпеть не могу непунктуальных людей.
   Заверив Климову, что прибудет на встречу ровно в назначенный час, Ката отсоединилась. Свое слово она сдержала и утром следующего дня сидела в кафетерии без двадцати двенадцать.
   Ожидая появления Маргариты, Катарина лениво смотрела по сторонам, гадая, правильно ли поступила, проглотив два пирожных, от которых теперь нестерпимо разболелся живот?
   Стрелки часов медленно подошли к отметке двенадцать, после чего минутная продолжила свой ход. Однако Рита совсем не торопилась порадовать Копейкину своим присутствием. Это называется, она любит пунктуальность! Интересно, девушка помнит о вчерашнем разговоре или благополучно его забыла?
   В половине первого Ката не выдержала. Потыкав по клавишам, она приложила телефон к уху и, услышав после десятого гудка сонное «Алло», зачастила:
   – Рита, ты где?
   – Я? Дома. А кто говорит?
   – Катарина.
   – Не знаю таких.
   – Мы вчера договорились встретиться в кафе, ты что, забыла?
   Климова причмокнула языком, а потом довольно резко бросила:
   – Я ничего не забыла, а вот ты перепутала все на свете. Сегодня у нас какой день недели?
   – Суббота, – произнесла Катка, чувствуя себя облапошенной.
   – Ну правильно, а мы с тобой в воскресенье встретиться должны.
   – В субботу!
   – В воскресенье, – взвизгнула Рита. – И не в полдень, а в три часа дня. А если ты такая нервная, да к тому же страдаешь провалами в памяти, я вообще никуда не приеду.
   Понимая, что Рита готова швырнуть трубку, Ката виновато залебезила:
   – Извини меня, наверное, ты права, я действительно все перепутала. Но если уж мы вышли на связь, может, все-таки увидимся сегодня, а?
   – Я спала, ты меня разбудила. А на сборы мне потребуется минимум часа два, плюс дорога до кафе, ты согласна столько ждать?
   – А к тебе домой я могу подъехать?
   Климова на секунду задумалась.
   – В принципе можешь, но только подваливай не раньше двух, мне необходимо привести себя в порядок.
   Бросив сотик в сумочку, Копейкина откинулась на спинку стула.
   – Малолетняя нахалка, – буркнула она, наблюдая, как пожилая супружеская пара, наслаждаясь вкусом эклеров и крепким кофе, ведет непринужденную беседу за соседним столиком.
   Без четверти три Катарина с силой давила на кнопку звонка. Климова и на этот раз умудрилась отличиться. Ну чем, спрашивается, занята Ритка, если не слышит непрестанной трели? Устав терзать звонок, Ката стукнула по двери кулаком.
   – Рита, ты дома? Это Катарина! Открой!
   В квартире послышались торопливые шаги. Дверь распахнулась.
   Маргарита предстала перед гостьей во всей своей красе. Положив правую руку на бедро, она удивленно молвила:
   – Ты так быстро примчалась, я толком причесаться-то не успела.
   – Почему так долго не открывала дверь?
   – Была занята, – последовал ответ. – А вообще-то ты на редкость назойливая особа. Ведь тебе ясно было сказано, приезжай к шести часам, так нет, она в три нарисовалась.
   Ката остолбенела.
   – Рита, из нас двоих у кого-то точно не все в порядке с головкой. И знаешь, мне даже кажется, я знаю, у кого именно. Ты либо плохая актриса, либо нуждаешься в помощи специалиста. Ни о каких шести часах не было речи, и не надо уверять меня в обратном.
   Климова хмыкнула.
   – А чего ты сразу заводишься, с цепи, что ли, сорвалась с утра пораньше? Не видишь, не в форме я, вчера на презентации зависали, до трех часов колбасились, домой еле живая приехала, а тут ты со своими звонками. Думаешь, приятно, когда тебя будят, а ты едва соображаешь, что происходит?
   – Но сейчас ты в норме?
   – Почти. Проходи в столовую, только туфли сними, у меня не принято в уличной обуви по квартире расхаживать.
   – А тапки есть?
   – Поверни голову влево и посмотри под ноги.
   Столовая оказалась очень даже уютным, со вкусом обставленным помещением.
   – Мило, – пробормотала Катка, отодвигая стул.
   Маргарита с гордостью взирала на Копейкину.
   – Фишку со столовой я сама придумала. Ты, наверное, заметила, что раньше это была обычная комната?
   Катка замотала головой.
   – Нет.
   – Значит, плохо смотрела. Пару лет назад здесь была моя спальня, и вход в нее был в коридоре. Но потом я подумала и решила, что из двадцатиметровой гостиной может получиться отличная спаленка, а двенадцатиметровую комнатушку можно запросто приспособить под столовку. Сказано – сделано. Вход из коридора замуровали, а из кухонки сделали арку сюда. Вот теперь у меня есть столовая. Прикольно?
   – Скорее, изобретательно.
   – А чего, – продолжала Рита, – я одна живу, мне спальни позарез хватает, а столовая придает моему жилищу своеобразный шик.
   – Рит, ты сама-то присядь, и давай уже перейдем к сути.
   – Переходи, разве я тебя останавливаю.
   Ката собралась с мыслями и начала:
   – Насколько мне известно, вы с Татьяной Жучковской были подругами, так?
   – Почти.
   – То есть?
   – До недавнего времени мы действительно считались подругами, но за семь месяцев до аварии разругались. С тех пор не созванивались, не встречались и вообще постепенно забывали о существовании друг друга.
   – Подожди, но Сергей меня уверял, что именно ты сообщила ему о смерти Тани.
   – Правильно, но о гибели Жучковской я узнала совершенно случайно. У Татьяны день рождения был, и я… Не знаю, наверное, была в тот день в ударе и решила ей звякнуть. Честно говоря, сначала звонить не планировала, тем более что она меня не поздравила, но в итоге все же подняла трубку и позвонила. Минуту спустя от ее бабушки и узнала о несчастье. Виктория Алексеевна была настолько подавлена, что едва могла говорить. А меня словно кирпичом по голове саданули. Веришь, я целых три дня ходила как зомби, потом в церковь пошла, свечку за упокой Таниной души поставила, – Рита смахнула с лица слезинку. – Нет больше Татьяны, погибла… Ой, мамочки, как все ужасно.
   – Рит, на выставке у Сергея я видела фотографии Татьяны.
   – И чего?
   – А незадолго до этого встречалась с Таней. Уже после того, как ее похоронили.
   – Ты дура или как?
   – Я не дура, и я со всей ответственностью заявляю, что видела Таню Жучковскую три недели назад.
   – Нет, ты точно ненормальная. Слушай, – Маргарита подскочила, – я поняла, ты, наверное, сбежала из психбольницы.
   – Можешь мне не верить, в конце концов, это сути не изменит. Лучше расскажи мне о Татьяне. Как давно вы знакомы, какие у нее были интересы, чем она жила, ну и так далее.
   – Мы около полугода не общались.
   – Помню. И об этом, кстати, расскажи тоже. Из-за чего произошла ссора двух подруг?
   – Ты мне весь день испортила, – надув губки, прошелестела Рита. – Сначала разбудила, потом домой прискакала, теперь вопросы всякие задаешь. Слишком многого хочешь. Ты вообще с какой стати Танькой интересуешься? Детектив, что ли?
   – Вроде того.
   – Вроде того, – передразнила Климова. – Из тебя детектив, как из меня нобелевский лауреат.
   – Рит…
   – Да ладно, не боись, расскажу, что знаю. Мне скрывать нечего, секретов никаких не имею.
* * *
   Ровесницы Таня и Марго познакомились два года назад. Пятикурсница Татьяна училась на психолога, а двадцатиоднолетняя Рита уже на протяжении трех лет работала моделью. Общий язык девушки нашли на удивление быстро и вопреки ожиданиям за рекордно короткие сроки сделались подругами.
   Впоследствии Рита частенько повторяла:
   – Я не думала, что мы с тобой сможем подружиться, у меня никогда не было настоящих подруг. Приятельницы имелись, знакомые тоже, а вот с подругами всегда была напряженка.
   – Аналогичная ситуация, и я рада, что теперь появился человек, которому можно доверить все свои сокровенные тайны.
   – А у тебя много тайн?
   – Пока их нет, но в будущем они обязательно появятся. Я так думаю, – добавила Таня.
   Жучковская делилась с Маргаритой абсолютно всеми радостями и тревогами. Единственная тема, которая всегда была закрыта, это родители Татьяны.
   – Я живу с бабушкой, матери и отца у меня нет, – сразу заявила девушка. – И давай договоримся, ты никогда не станешь спрашивать меня про моих предков. Идет?
   – Как скажешь.
   Вскоре Маргарита познакомилась с пятидесятидвухлетним бизнесменом Ильей Кореневым. Мимолетная интрижка предпринимателя и модели очень быстро трансформировалась в полноценный роман. Илья Витальевич был вдовцом и имел двух сыновей. Старшему, Олегу, на момент встречи отца и Риты исполнилось двадцать семь лет, младшему, Владимиру – пятнадцать. Жили все в просторной пятикомнатной квартире недалеко от центра.
   Полгода спустя, когда Илья Витальевич вознамерился познакомить Риту со своими отпрысками, девушка не на шутку перепугалась. Она практически не сомневалась, что как только переступит порог дома Кореневых, в нее полетит множество упреков и оскорблений. Ведь наверняка дети Ильи воспримут молодую любовницу отца в штыки. Начнут требовать, чтобы он немедленно бросил модель и вспомнил, в каком году появился на свет.
   Но стоило Рите появиться в апартаментах бизнесмена, как все ее страхи мгновенно приказали долго жить.
   Олег принял обоже отца весьма радушно, то же самое можно сказать и о Владимире. Никто никого не оскорблял, не бросал косых взглядов и не предпринимал попыток испортить вечер знакомства едким словцом или ироничной фразой.
   – Тань, я сначала не поверила, – делилась позже Рита с подругой. – Прикинь, сыновья Ильи оказались нормальными ребятами. Мы поужинали, потом долго разговаривали, и у меня сложилось впечатление, что я знаю их всю свою жизнь.
   – А может, это такой хитрый ход?
   – Не думаю. Вряд ли они притворялись, мне кажется, я наконец вытащила свой счастливый билетик. Ты только представь, сколько девушек, оказавшись в моем положении, вынуждены довольствоваться ролью любовницы, которая встречается с любимым человеком украдкой на съемных квартирах. Они стараются не афишировать свои отношения, боятся быть кем-то замеченными, шифруются, врут и изворачиваются. А у нас с Илюшей все по-другому. Он представил меня сыновьям. Поверь – это дорогого стоит. Не каждый мужчина пойдет на подобный шаг. Из чего следует: у Ильи в отношении меня довольно серьезные намерения. Ты согласна?
   – Похоже на то.
   – В субботу мы вчетвером едем на дачу. – Рита закружилась по комнате. – Вчетвером, Танька, понимаешь? Мы словно одна семья. Он, я и наши дети.
   Жучковская засмеялась.
   – Не перегибай палку. Насчет семьи ты, пожалуй, загнула. Во-первых, для того чтобы почувствовать себя семейным человеком, тебе не хватает маленького штампика в паспорте, а во-вторых, извини, но дети Ильи ни при каком раскладе не годятся тебе в сыновья.
   – Да дело не в том, годятся или нет, главное, они меня приняли. А Илья меня любит. Не сомневаюсь, пройдет совсем немного времени, и мы с ним обязательно поженимся.
   – Буду за тебя только рада, – заверила Жучковская. – Хотя…
   – Что такое? Только вот не надо мне сейчас своими психологическими примочками все портить. Я уже по глазам вижу, ты начнешь занудствовать и нести всякую ахинею.
   – Ошибаешься. Я просто хотела сказать, что у вас слишком большая разница в возрасте.
   – Ерунда, любви все возрасты покорны.
   Таня пожала плечами.
   – А я бы так не смогла. Связать жизнь с человеком, который на три десятилетия старше меня. Нет, увольте.
   – Даже по любви?
   – Я не влюблюсь в пятидесятилетнего.
   – Ой, Танька, не зарекайся. Любовь зла, полюбишь и козла.
   – Рит, а ты его любишь?
   – Конечно.
   – Его или…
   – Замолчи! Как ты можешь сомневаться? Мне нужен Илюша, а не его деньги.
   – Ну прости, прости меня.
   – Иногда ты бываешь жутко подозрительной. Тебе самой необходимо обзавестись парнем.
   – Где их взять?
   – Оглядись вокруг, присмотрись, и обязательно найдешь.
   – Рит, после того как я устроилась в школу, у меня напрочь отпало желание заводить романы.
   – Что так, много работы?
   – Не в этом дело, просто… Понимаешь, мне нужен человек, стоящий выше меня по статусу, тот, у кого есть стабильный доход. Причем доход не маленький. Я не смогу жить с парнем, у которого нет денег и высокооплачиваемой работы. Конечно, начать встречаться с каким-нибудь симпатичным парнем я могу, но возникает вопрос, а надо ли мне это? Я не хочу размениваться, Ритка.
   – Тогда у тебя один-единственный выход.
   – Какой?
   – Сиди и жди. Может, когда-нибудь из окна своего лимузина тебя увидит шикарный мужик. Увидит, обалдеет и окосеет одновременно. Выскочит из тачки, подбежит к тебе, упадет на колени и дрожащим голосом скажет: «Девушка, я брошу к вашим ногам все сокровища мира. Выходите за меня замуж».

   – Хватит издеваться.
   – Я не издеваюсь, я смотрю в будущее.
   – Лучше в свое будущее загляни.
   Марго оскорбилась.
   – О’кей, если ты у нас такая обидчивая, я лучше помолчу.
   А через пару недель, в течение которых Маргарита познакомила подругу с Сергеем, Климова позвонила Татьяне и попросила, чтобы та в срочном порядке приехала к ней домой.
   – У меня возникла суперская идея, мы должны ее обмозговать за бокалом винца. Сразу после школы дуй ко мне. Жду.
   Жучковская появилась на пороге в седьмом часу.
   – Чего так долго, я вся извелась, – бурчала Марго.
   – Я сапоги в ремонт относила.
   – Вот ты всегда так, я же сказала, дуй сразу ко мне, не могла с сапогами до завтра подождать.
   – Что стряслось?
   – Танька, ты тоже вытянула счастливый билетик.
   – Интересно узнать, когда?
   – Прошлой ночью. Я не могла заснуть, ворочалась, а потом вдруг меня осенило. Слушай сюда. У Олега была девушка, они встречались два года, и, по словам Ильи, дело шло к загсу, но пару месяцев назад девица ни с того ни с сего заявила парню, что полюбила другого. Олег остался с носом. Я-то этого не знала, мне Илья только на той неделе рассказал об их расставании. Короче, Олежеку сейчас требуется встряска, ему необходимо взбодриться, дабы поскорее забыть свою ненаглядную. Илья интересовался, нет ли у меня знакомой, чтобы…
   – Я поняла, куда ты клонишь, – перебила Татьяна. – В качестве знакомой ты предлагаешь выступить мне?
   – Точно! Танька, это ведь удача. Согласись, если между тобой и Олегом завяжутся отношения, ты сможешь наконец осуществить свою давнюю мечту – связать жизнь с независимым в материальном плане человеком.
   – А как же любовь?
   – Прекрати. Какая любовь? Ты хочешь все и сразу, а так не бывает. Судьба дает тебе шанс, так вместо того, чтобы сомневаться, хватай его двумя руками и скажи спасибо.
   – Неожиданно как-то все, мне… Мне надо подумать.
   – Танька, Танька, ну чего здесь думать? Олег молодой, красивый, умный. Да любая девушка, оказавшись на твоем месте, прыгала бы от восторга, а ей, видите ли, думать надо.
   – Нельзя же так сразу с бухты-барахты заявиться к ним домой и заявить: «Здрасти, я помогу вам выйти из депрессии. А вы в знак благодарности женитесь на мне».
   – Было бы забавно, – хохотнула Рита. – Но мы поступим иначе. Я поговорю с Ильей, и в ближайшие выходные мы ломанемся к ним на дачу. Илья под каким-нибудь предлогом заманит туда Олега. А ты приедешь со мной на правах лучшей подруги.
   Жучковская пристально смотрела на Риту.
   – Продолжай.
   – А чего продолжать, приедем, посидим, а там как карты лягут. Только я тебя очень прошу, ты уж постарайся сделать так, чтобы они легли наилучшим образом. Ну, призови на помощь всю свою фантазию, обаяние, ты же у нас красотка, на тебя любой мужик клюнет.
   – Я не хочу, чтобы на меня клевали.
   – Танька, ты дипломированный психолог, неужели не сможешь взять ситуацию под свой контроль?
   – Рит, я подумаю.
   Климова сморщилась.
   – Занудой была, занудой и осталась. Ладно думай, на все про все даю тебе ровно сутки.
   – Этого мало.
   – Сутки! И ни минутой больше.
   Четверть часа спустя, мечтательно закатив глаза, Маргарита возвестила:
   – Танюх, а прикинь, если мы с Ильей поженимся, а чуть погодя под венец отправитесь и вы с Олегом.
   – Извини, подруга, но пока мне трудно это представить.
   – А ты постарайся. Получается, я буду Олегу мачехой, а тебе…
   – Свекровью, – Таня поежилась.
   – Точняк. Свекрухой. Отпад!
   – Надеюсь, ты не станешь меня третировать, заставляя с утра до ночи варить борщ и вышивать крестиком? – смеялась Жучковская.
   – Посмотрим на твое поведение. Но вообще из меня получится обалденная свекруха.
   Таня допила вино.
   – Ой, Ритка, ты такая мечтательница, тебе все видится сквозь розовые очки.
   – А разве это плохо?
   – Как сказать, иногда нет, а иногда да.
   – Не грусти, Танюха, я не успокоюсь, пока не увижу тебя в подвенечном платье рядом с Олегом.
   Жучковская закрыла глаза.
   В ближайшие выходные на дачу Кореневых выбраться не удалось, но зато через неделю выезд за город состоялся.
   Сказать откровенно, Татьяна не питала абсолютно никаких иллюзий, более того, она заранее была уверена, что предстоящая встреча с Олегом окажется последней. Глупо все это. Парня недавно бросила любимая девушка, он переживает, ему необходимо время, чтобы прийти в себя и вновь почувствовать вкус к жизни, а Ритка вещает о какой-то встряске. Да не будет никакой встряски, Олег наверняка даже не посмотрит в сторону Жучковской.
   И Таня смогла в этом убедиться, как только они прошествовали на территорию Кореневых. Олег сразу направился к мангалу готовить шашлыки, Илья Витальевич с Маргаритой зашли в дом, а Таня… Таня осталась стоять в одиночестве возле крыльца.

   Она исподлобья наблюдала за действиями Олега, и ей казалось, что парень ее в упор не видит.
   Ритка не соврала, Олег был недурен собой, пожалуй, его даже можно было назвать красивым, да только этот красавец, судя по всему, не собирался в ближайшее время впускать в свое сердце посторонних.
   Вытерев вспотевшие ладони, Татьяна приблизилась к Кореневу.
   – Тебе помочь? – спросила она, уставившись на мангал.
   – Да не-е, сам справлюсь.
   – А у вас здесь красиво.
   – Ага.
   – А воздух какой чистый, у меня прям голова пошла кругом.
   – Воздух чистый, – отрешенно бросил Олег.
   Не зная, что бы еще сказать, Татьяна вдруг ляпнула:
   – У тебя мужественный рот.
   Олег усмехнулся.
   – И на том спасибо. Было бы намного ужасней, если бы он был женственный.
   От неловкости Жучковская покрылась испариной.
   – Да ты не тушуйся, – миролюбиво молвил Коренев. – Проходи в беседку, садись, расскажи чего-нибудь.
   – Что именно?
   – Не знаю. Расскажи о себе.
   И Таня заговорила. Минут через двадцать, ощутив во рту сухость, она умолкла.
   – Я впервые общаюсь с психологом, – немного боязливо проговорил Олег.
   – А я впервые общаюсь с парнем, у которого есть разряд по каратэ.
   – Откуда ты узнала?
   – Ритка сказала.
   Коренев внимательно посмотрел в глаза Татьяне и лукаво заулыбался.
   Выходные пролетели незаметно. В воскресенье Олег попросил у Тани номер ее телефона.
   – Я же говорила, говорила тебе, – кричала Ритка. – Ты ему понравилась!
   – Он мне тоже.
   – Теперь, подруга, действуй без промедлений. Как только Олежек позвонит, сразу соглашайся на свидание.
   – Так уж и сразу, а вдруг я буду занята?
   – Что? А ну повтори, что ты сказала? Издеваешься? Да я тебя тогда собственными руками придушу. Не вздумай! Слышишь меня, не вздумай дать задний ход. Помни, мы договорились, сначала замуж выхожу я, а потом ты. У нас с тобой будет фамилия Коренева. Ты поняла?
   – Поняла, поняла, нечего так орать, я, между прочим, не глухая.
   Спустя неделю Татьяна приехала к Марго в первом часу ночи.
   Распахнув дверь, Климова присвистнула:
   – Нормально. Сразу задаю вопрос в лоб, что случилось?
   Пройдя в прихожую, Жучковская зачастила:
   – Рит, я сегодня была дома у Олега.
   – И?
   – Познакомилась с Владимиром.
   – Хороший парнишка, правда? Но я не пойму, неужели ты примчалась ко мне ночью, чтобы сообщить столь «важную» новость? По телефону позвонить не могла?
   – Ритка, я уже видела Владимира раньше.
   – Где?
   – У нас в школе.
   – А чего Вовка забыл в твоей школе? Он же в колледже учится.
   – Я не так выразилась, я видела не самого Володю, а парня-одиннадцатиклассника, который как две капли воды похож на сына Ильи Витальевича.
   – Бывает, – Климова пожала плечами.
   – Ты меня слушаешь? Я говорю, он очень на него похож – одно лицо. Они как братья-близнецы, у них даже прически одинаковые.
   – Погодь, куда ты клонишь?
   – Никуда, просто констатирую факт.
   – А может, тебе показалось, что они похожи?
   – Ты завтра можешь приехать ко мне на работу?
   – Могу, – неуверенно проговорила Марго. – Только зачем?
   – Покажу тебе Дениса. Когда ты его увидишь, у тебя челюсть отвиснет.
   Не придав словам подруги должного значения, Маргарита пообещала утром примчаться в школу.
   И вот она уже сидит в кабинете Жучковской. Татьяна нервно теребит в руках карандаш, бросая взгляд на настенные часы.
   – Долго мы еще здесь сидеть будем?
   – Перемена через пятнадцать минут. У Дениса сейчас урок геометрии на третьем этаже.
   – Давай поднимемся туда сейчас, а то смоется куда-нибудь, ищи его потом полдня.
   Звонок прозвенел ровно в одиннадцать. Из класса начали выходить гомонящие подростки. Таня держала Риту за руку, не сводя взгляда с учеников.
   И тут в коридоре появился Денис. Увидев парня, Маргарита вздрогнула и покачнулась.
   – Что теперь скажешь? – шелестела Жучковская.
   – Танька, это же Вовка.
   – Убедилась?
   – Но как? Что происходит?
   – Какого числа родился Владимир?
   – Пятнадцатого июля.
   – А Денис появился на свет тринадцатого.
   – Ты думаешь…
   – Я пока ничего не думаю, я просто вижу, что Денис и Вовка как зеркальное отражение друг друга.
   Схватив Таню за руку, Рита начала быстро спускаться по лестнице.
   – Невероятно, такого просто не может быть. Получается, они родные братья? Но каким образом их разлучили?
   – Мне кажется, ты должна переговорить с Ильей, он должен знать.
   – Подожди, не гони лошадей. Что именно я ему скажу?
   – То, что видела собственными глазами.
   – Нет, Танюх, здесь надо все обмозговать. Если на секунду предположить, что этот Денис и Вовка действительно братья-близнецы, то выходит, покойная жена Ильи родила двойню, а потом, по неизвестным нам причинам, отдала одного сына другим людям? Так получается?
   – Не обязательно. Ей могли сказать, что один малыш родился мертвым, тогда как на самом деле ребенок был живым и невредимым.
   – Тань, тебя заносит, я, конечно, понимаю, ты любишь время от времени смотреть сериалы, но не забывай, кино и жизнь – две разные вещи.
   – Иногда кино основано на реальных событиях.
   Марго подпрыгнула на месте.
   – Танька, а вдруг все было с точностью до наоборот?
   – То есть?
   – Что если другая женщина, родная мать Дениса, родила близнецов, а жена Ильи… – Климова зажала рот рукой.
   – Рит, переговори с Ильей.
   – Это лишнее. Подумай хорошенько, ты же психолог! Пусть одно из наших предположений правильное, но мы не можем вот так взять и в одночасье разрушить жизнь двух семей. Парням по шестнадцать лет, каждый живет с родителями, которых считает родными, с нашей стороны будет непростительной ошибкой начать ворошить прошлое.
   – Одна из семей пошла на преступление. Пойми, одну из матерей разлучили с ребенком.
   – Неизвестно, возможно, она добровольно отказалась от второго малыша.
   – Вот ты и узнай это у Ильи. В этом случае никто не пострадает, зато мы будем знать правду.
   Марго уехала. На разговор с Кореневым она не решилась. По ее мнению, он был бессмысленным и ни к чему хорошему не мог привести в принципе. Прошло слишком много лет, дети выросли, и в данной ситуации правда, как ни прискорбно это прозвучит, ничего не изменит.
   Через пять дней к Маргарите в квартиру ворвался разъяренный Илья Витальевич.
   – Почему ты сразу мне не сказала? – кричал мужчина.
   – О чем я должна была сказать?
   – О том парне… Денисе. Чего ты ждала?
   – Откуда ты узнал?
   – Сегодня ко мне в офис приезжала Татьяна.
   Рита стиснула зубы.
   – Как она посмела?
   – Она поступила правильно. А вот как ты посмела скрывать от меня правду?
   – Господи ты боже мой, какая правда, чего ты там себе уже навоображал? Может, Денис не имеет никакого отношения к Владимиру.
   – Идиотка! Ты же ни черта не знаешь. – Коренев прошествовал на кухню и сел на стул. – Моя жена… Вера… Она должна была родить близнецов – двух мальчиков.
   Климова прислонилась к стене.
   – Роды были тяжелыми, – продолжал Илья Витальевич, – Вере делали кесарево сечение. А когда она пришла в себя, врач сказал, что один мальчик родился мертвым. Ты понимаешь? Теперь ты понимаешь, что Денис – это мой родной сын? Наш с Верой родной сын!
   – Но зачем врач сказал неправду? – недоумевала Рита.
   – Какая же ты дура, как только я тебя терплю? – Коренев вскочил и выбежал из квартиры.
   Три дня Рита не видела любовника, а на четвертый, не выдержав, отправилась к нему в офис. Бледный Илья Витальевич заявил следующее:
   – Я был дома у Дениса, разговаривал с его родителями.
   – И что?
   – Денис – мой сын, сомнений нет, я столкнулся с парнем в дверях, когда уходил.
   – Они признались?
   – Черта с два! Отпирались, как могли, но я по глазам видел – оба были перепуганы до смерти.
   – Как ты поступишь?
   – Я подам в суд! Напишу заявление в прокуратуру! Я переверну землю, но эти люди мне за все ответят.
   – Олег с Вовкой уже в курсе?
   – Разумеется, нет.
   – Илья, а ты подумал о Денисе, что будет с ним, когда он узнает правду?
   Коренев выставил Риту вон.
   А на следующий день Климова узнала, что вечером в офисе Илья, опустошив несколько рюмок коньяка, сел за руль и попал в аварию. Когда машина «Скорой помощи» прибыла на место аварии, мужчина был уже мертв.
   Маргарита во всем обвинила Татьяну.
   – Это ты, ты убила Илью! Кто тянул тебя за язык, зачем ты поехала к нему в офис? Зачем рассказала про Дениса? Илья никогда не садился за руль в нетрезвом виде, но в тот вечер он был на взводе, ему не давала покоя мысль о Денисе. Ты косвенно виновна в его смерти! Я не хочу тебя видеть! Ты лишила меня любимого человека… Убийца!
* * *
   Рита постукивала ноготками по столешнице.
   – Своим безрассудным поступком Танька отняла у меня Илью. Она заварила эту кашу, она виновница всего произошедшего.
   – А как развивались их отношения с Олегом?
   Рита ухмыльнулась.
   – После смерти Илюши не прошло и месяца, как мне позвонил Володя и сообщил, что Татьяна бросила Олега.
   – Как?
   – Молча. Я ломанулась к Кореневым и узнала, что, оказывается, Танька переговорила с Олегом начистоту и, заявив, что никогда его не любила и вряд ли полюбит, навсегда ушла из его жизни. Олег, конечно, пытался разобраться в ситуации, да только все без толку. Татьяна не вернулась. Опять же передаю все с его слов, а как развивались события в действительности я, увы, не в курсе. Мне лишь известно, что школу Таня оставила, у нее появилась машина, на которой впоследствии она и попала в аварию.
   – От кого известно?
   – От ее бабушки, Виктории Алексеевны. Я же тебе говорила, что звонила им – хотела поздравить Таньку с днем рождения.
   – Ты ее простила?
   – Наверное, да, сейчас точно могу сказать – я ее простила.
   – А почему Таня ушла из школы, Виктория Алексеевна не сказала?
   – Нет, она была в жутком состоянии, а я сама не стала лезть человеку в душу.
   – Где она живет? Скажи адрес пенсионерки, а заодно поделись адреском Кореневых.
   – Да ради бога.
   От Маргариты Катарина порулила в коттедж. Требовалось переварить полученную информацию и тщательно продумать план дальнейших действий. А в том, что теперь она обязательно доведет начатое дело до конца, Катка ни секунды не сомневалась.

ГЛАВА 4

   Воскресенье, благодаря закидонам Розалии Станиславовны, было перенасыщено событиями. Утром свекровь умудрилась сломать духовой шкаф, днем по ее милости бедный Парамаунт выскочил из коттеджа и от страха забрался на макушку березы, откуда его потом несколько часов пытались снять Натка с Катариной, а вечером Розалия устроила домочадцам разбор полетов. Ее Леопольд, позвонив по мобильнику, предупредил, что сегодня никак не получится встретиться, посему запланированную ранее поездку в ресторан придется отложить. О! Что здесь началось! Обвиняя всех и каждого в неудавшемся вечере, свекровь неистовствовала до тех пор, пока Арчибальд, очумев от ее сиплого ора, не клюнул Катку за мочку уха.
   

notes

Примечания

1

   Имеется в виду история, описанная в романе «Скромница из царских покоев».

2

   История описана в романе «Скромница из царских покоев».
Купить и читать книгу за 39 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать