Назад

Купить и читать книгу за 109 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Ответы на экзаменационные вопросы по политологии

   В представленном учебном пособии систематизированы и освещены все основные вопросы курса политологии. Сжатое изложение материала позволяет в короткие сроки ознакомиться с курсом политологии и успешно сдать экзамен по данной дисциплине.
   Настоящее издание предназначено для студентов ВУЗов, а также всем интересующимся политологией.


Н.А. Лучков Ответы на экзаменационные вопросы по политологии

Вопрос 1. Политология как наука

   Политология – одна из самых традиционных наук, так как она изучает политику и власть, а, как известно, данные проблемы занимали умы людей и в Древней Греции, и в средневековых королевствах. Как самостоятельная наука политология возникла в последней трети XIX в. К этому времени были накоплены определенные предпосылки для ее формирования. Во многих странах Западной Европы и Северной Америки складываются основы буржуазной демократии и возникает внутренняя потребность в науке, которая бы изучала политические основы этого общества и помогала бы ему совершенствоваться. Процесс демократизации не был гладким, общество сотрясали социальные конфликты и революции, которые также необходимо было осмыслить с научной точки зрения. Значительно усложнилась политическая структура, оформились активные субъекты политической жизни, которые вовлекали в нее все большее количество граждан. Кроме того, сами общественные науки накопили такое количество знаний о политике, что возникла внутренняя потребность их отпочкования и самостоятельного развития.
   Политология относится к самым современным общественным дисциплинам, поскольку свое цельное оформление и самостоятельное место в системе наук приобрела только в XX в. Знакомство с политологией целесообразно начать с предмета ее изучения. Большинство исследователей предметом политологии считают изучение явлений в сфере властных отношений между людьми. Наиболее активными участниками этих политических взаимодействий выступают институты публичной власти, прежде всего государство, общество и индивид.
   Таким образом, политологию можно определить как науку об устройстве, распределении и осуществлении власти в политическом сообществе, проводимую через взаимодействие институтов публичной власти, общества и индивида. Политика и власть – важнейшие сферы современной жизни. Они распространяются на все общество и на каждого отдельного человека. На Западе существует даже афоризм: «Если современный человек не интересуется политикой и властью, то они сами поинтересуются им». Подмечено очень точно. Сегодня просто нет человека, который мог бы сказать, что он находится вне воздействия политики и власти. Даже если он сам считает себя аполитичным, он все же не может не принимать во внимание и не выполнять решения политических властей. К примеру, участвовал или нет гражданин современной России в референдуме по Конституции РФ, в выборах президента или Государственной Думы, признает или отрицает положения Конституции и решения властей, но он вынужден строить свою жизнь в соответствии с ними. Такова сила политической власти. Грамотность в политике дает человеку возможность участвовать в ней, а в демократичном обществе – еще и формировать уклад жизни всего общества и своей собственной. Непонимание деятельности господствующих политических структур или сознательное игнорирование их осложняет жизнь человека, влечет за собой отчуждение его от общества.
   Конечно, среди подавляющего большинства людей доминирует обыденное понимание политики и власти, поверхностное суждение о них. Так, широко распространенным является убеждение, согласно которому многие люди считают себя достаточно компетентными в вопросах функционирования политики властей. Доля истины в этом, может быть, и есть. Но все-таки больше в этом надуманности, ибо личностный опыт гражданина обычно сводится к роли «потребителя» политики власти, а не ее творца. В обыденном понимании политика и власть отождествляются с ограничениями, отчуждением, насилием. Научный подход к политике, проводимой властями, требует понимания того, что политические явления, процессы, действия обладают своей спецификой, обставлены множеством законов. Охватить и познать все это «среднему» человеку, не специалисту, очень трудно.

Вопрос 2. Объект и предмет политологии

   Объектом политологии является политическая сфера общественной жизни во всем ее многообразии.
   Как и всякая научная дисциплина, располагающая предметом исследования, политология имеет свою систему понятий и категорий. Это обеспечивает достоверность знаний, а также практические потребности преподавания и научных исследований. Спецификой политологического понятийного аппарата является то, что, формируясь позже, чем аппарат других обществоведческих наук, он заимствовал многие понятия из исторического, философского, правового, социологического словаря. В общем такой процесс естествен в условиях взаимопроникновения и взаимодействия наук. Немало терминов политология почерпнула из области естественных наук: кибернетики, биологии, теоретической математики и др. Политологические понятия находятся в развитии. Они постоянно обогащаются.
   Важнейшими составными частями предмета политической науки являются: политическое сознание и культура; политические институты (государство, партии и пр.); субъекты политики – личность, группы давления, элита и лидеры; политические отношения; политический процесс. Политология решает как чисто научные, так и практические проблемы. В первом случае она занимается описанием, объяснением и пониманием процессов политического развития, разработкой концептуального аппарата, методологии и методов политического исследования и в целом формирует теоретическую политологию. Во втором случае она изучает проблемы, связанные с преобразованием политической действительности, анализом путей, средств политического воздействия и является прикладной или практической политологией. Конечно, такое деление достаточно условно, ибо оба направления вносят вклад в решение как научных, так и практических задач.
   Общий характер носят также понятия модель, структура, легитимность, концепция, конфликт, плюрализм, режим, реформа, которые часто играют роль производных для других. Например, модель управления, структура власти, политический режим. Такие понятия обычно используются при разработке новых понятий и суждений.

Вопрос 3. Функции политологии

   Политологические понятия и оценки, воздействие политологии на жизнь современного общества становятся все более распространенными и существенными. Это свидетельствует о наличии многообразных связей этой науки с обществом, о выполнении ею ряда важных функций. Выделим пять наиболее очевидных.
   Мировоззренческая функция – состоит в том, что политология формирует определенный взгляд на развитие общества, взаимоотношения внутри организованного в политическую форму общества, на место человека в политически оформленном мире. Как учебная дисциплина она обучает теории и практике политической деятельности.
   Познавательная функция – связана с изучением тенденций политического развития, политических явлений, процессов, событий. Политологические исследования обогащают общество новыми знаниями о политической действительности. Эта наука помогает людям лучше узнать общество, в котором они живут.
   Управленческая функция – обеспечивается тем, что политология, вскрывая тенденции политического развития, вооружает общество, и особенно властные структуры, такой информацией, какая способствует эффективному политическому руководству и управлению общественными делами. Политология помогает выработке политических решений, участвует в разработке практических рекомендаций по вопросам управления вообще, по решению отдельных политических проблем.
   Воспитательная функция – выражается в утверждении определенной политической культуры общества с конкретными правилами, традициями политического поведения. Воспитание цивилизованной политической культуры особенно важно в ходе политической социализации личности, в процессе формирования гражданина. Политическая культура тесно связана с идеологией и вместе с ней активно влияет на поддержание устойчивости политической системы данного сообщества.
   Прогностическая функция – реализуется в разнообразных научно обоснованных прогнозах общественного развития, концепциях политических изменений, рекомендациях о характере реакции на конкретные политические ситуации. Политологический прогноз занимает все большее место в системе мер по управлению обществом.
   Роль политологии особенно возрастает в условиях реформируемого общества, когда приходится вносить серьезные изменения в структуру политической системы, в содержание политического процесса и характера власти. Политология помогает решать возникающие на этом пути все новые и новые проблемы, регулировать общественное сознание и контролировать политическое поведение различных групп населения. Именно в такой ситуации находится современная Россия.
   Пройдя долгий путь развития, в прошедшем столетии политическая мысль оформилась в виде цельной науки, получившей общественное признание и в XXI в. Являясь наукой о политике и власти, политология имеет свой собственный предмет познания и объект воздействия. Через анализ политической системы, политических отношений, результатов политического процесса политология углубляет представления о современном обществе, содействует его совершенствованию. В последние десятилетия она быстро распространяется в цивилизованном мире, оказывает возрастающее влияние на политическую практику.

Вопрос 4. Основные методы политологии и их характеристика

   Становление политологии как самостоятельной науки стало возможным в значительной степени благодаря накоплению и совершенствованию различных методов исследований сферы политики и власти.
   Словари определяют их как способы и приемы, которые данная наука использует при исследовании своего предмета. Направленность исследования, его критерии оценок или, другими словами, поиск опорных точек при осмыслении политических явлений определяются мировоззренческими принципами. Совокупность научных методов и принципов представляет собой различные направления, или подходы, в современной политической науке. Классификации их чрезвычайно разнообразны, но наиболее значимыми можно считать следующие устоявшиеся направления.
   Нормативно-ценностный подход – предполагает оценку политических явлений с точки зрения их соответствия сложившимся представлениям о добре и зле, справедливости, общем благе и тому подобным нравственным критериям. Этот подход ориентирует на выработку идеала политического устройства и способов его осуществления в жизни. Он требует исходить из должного или желаемого, из этических норм и ценностей и на их основе строить политическую жизнь. Это один из самых древних подходов: он лежал в основе конфуцианства и его политического осмысления мира, им пользовались древнегреческие мыслители, в значительной степени на него опирались представители эпохи Просвещения с их стремлением к созданию гуманистической организации власти. В сочетании с другими нормативно-ценностный подход не утратил своего значения и сегодня, так как он вносит в политологию нравственное начало, без которого наука может стать опасным орудием. Особенно широко им продолжают пользоваться представители ценностного консерватизма и христианские демократы, которые оценивают политические явления прежде всего через призму их соответствия морально-нравственным и религиозным устоям общества. Однако еще в XIX в. нормативно-ценностный подход стал подвергаться серьезной критике. В его русле часто рождались различного рода утопии, ведущие к умозрительным и надуманным политическим проектам, не имеющим под собой реальной почвы. Его главный недостаток – это оторванность идеалов от конкретной политической жизни.
   Социологический подход – предполагает выяснение всесторонней зависимости политики от общества, от его социальноэкономического состояния, от взаимоотношения различных слоев социальной структуры. Социологические методы по праву занимают одно из центральных мест в политической науке, показывая закономерность связей и взаимообусловленность политики и всех других сфер общественной жизни. Однако абсолютизация данного подхода ведет к умалению значения природы собственно политических механизмов.
   Позитивистский подход (позитивизм – положительное знание). Отдельные элементы его использовались с древности, но как научный подход позитивизм сложился в XIX в. и связан с именем Огюста Конта (1798–1857). Он первым предложил очертить границы научного знания об обществе фиксированием точных связей между конкретными явлениями, политическими функциями и институтами. Другими словами – акцентировать внимание на реальностях, на конкретных процессах, а не на отвлеченных идеях и теориях. Для их исследования Конт предлагал использовать позитивные методы: наблюдения, сравнения, историзма и эксперимента. Методы наблюдения должны придавать материалам исследования характер объективности. Сравнительные методы позволяют сопоставлять политическую жизнь народов, живущих в одно время. Исторический метод дает возможность проследить эволюцию последовательных различных состояний человечества. Эксперимент позволяет смоделировать на основании позитивных знаний различные политические ситуации.
   Позитивизм оказал очень большое влияние на развитие политической науки и в обновленном виде используется сегодня как неопозитивизм. Его особенность – в акцентировании внимания на сциентизме (знание), т. е. на точности методов политического анализа, их максимальной математизации и сближении с методами естественных наук. Для этого неопозитивисты считают необходимым дистанцироваться от идеологий и каких-либо иных политических влияний.
   Параллельно с позитивизмом в XIX в. сформировался утилитаризм (полезность). Его основоположниками стали И. Бентам (1748–1832) и Д.С. Милль (1806–1873). Бентам отрицал возможность познания законов общественного развития. Мерилом всех вещей он считал интересы реального человека, которому свойственно стремление к меньшим страданиям и большим удовольствиям. Поэтому для политика важно не отстаивание идеалов справедливости, а обоснование и претворение конкретных прагматических мероприятий. Согласно Миллю моральная ценность политических действий определяется их полезностью. Тем самым создавалось основание для разрешения противоречий между моралью и политикой. Макиавелли, как правило, отделял политические оценки от морали. Милль считал: морально все, что полезно.
   К началу XX в. на основе соединения утилитаризма и позитивизма сложился прагматизм. По мнению прагматиков, объективных критериев истины не существует. Поэтому задача политической науки не исчерпывается изучением политических идей и действий, а состоит в изучении их последствий. В соответствии с прагматизмом и в жизни, и в политике человек может выбрать любую форму поведения, не связывая себя абстрактными моральными нормами и политическими убеждениями. Нравственная и политическая оценки поведения зависят от успешности решения конкретных проблем с учетом конкретно-исторических обстоятельств.
   В конце XIX – начале XX вв. все большее значение в политической науке стали играть подходы, которые условно можно назвать «биологическими».
   Антропологический подход в определенном смысле возник как реакция на ограниченность социологических методов, объясняющих политику различными социальными факторами. Антропологический подход объясняет ее природой человека как биологического родового существа, имеющего совокупность физиологических, социальных и духовных потребностей. Поэтому при анализе политических явлений сторонники данного подхода исходят из следующих принципов:
   1) неизменности родовых качеств человека как существа биологического, социального и разумного, обладающего свободой выбора;
   2) универсальности человека независимо от расовых, национальных, социальных и иных различий;
   3) неотъемлемости естественных прав человека и их приоритета по отношению к принципам устройства и деятельности государства. Данный подход сделал возможным изучение проблем связи типа человека (т. е. устойчивых черт его интеллекта, психики) и политической жизни, влияния национального характера на политическое развитие. И наоборот, воздействия одной политической культуры на другую и пределы их заимствований, роли традиций и обычаев в сфере управления людьми, антропологических оснований в оформлении политической жизни и др. Он требует исследования не только влияния социальной среды и разумных мотивов поведения, но и факторов воздействия, обусловленных человеческой природой. Однако антропологический подход также страдает определенной ограниченностью. Он практически исключает возможность прогнозирования в политике, так как не позволяет приходить к четким и однозначным выводам.
   Психологический подход является близким к антропологическому, хотя выделяется в качестве самостоятельного. Общим для них является требование исходить в анализе политических отношений из человеческого фактора. Однако в отличие от антропологизма, который лишь частично подкрепляется эмпирическими данными, оставаясь во многом частью философии политики, психологизм стремится опираться на позитивные данные. В его рамках ведется разработка единиц измерения поведенческих реакций, с помощью которых становится возможным проведение широких психометрических, конкретных исследований. Кроме того, психологизм не ограничивается изучением человека как представителя рода, а обращается к анализу конкретных особенностей индивидуального развития.
   Наряду с изучением субъективных механизмов политического поведения людей, их интеллектуальных способностей, темперамента, индивидуальных черт характера психологический подход акцентирует внимание также на выяснении типичных механизмов психологических мотиваций, роли подсознательных факторов в политической жизни. Их изучение особенно важно в отношении авторитарных режимов, где личностные особенности лидеров фактически не ограничиваются процедурными демократическими механизмами, а действуют напрямую. Но и в самом демократическом государстве изучение психологических детерминант играет очень большую роль в объяснении политического поведения людей.
   Механизмы подсознательной мотивации исследовали уже Г. Лейбниц и Б. Спиноза, но особенно сильный толчок это направление получило в связи с исследованиями З. Фрейда. По его мнению, в основе действий человека лежат бессознательные влечения к наслаждению сексуального свойства (либидо). Но они вступают в противоречие с распространенными социальными ограничениями. Возникающие на этой почве неудовлетворенность и внутренние конфликты приводят к сублимации (т. е. переключению) энергии инстинктов в различные области жизнедеятельности, в том числе и в социально-политическую сферу. Современные последователи Фрейда (неофрейдисты) продолжают занимать важнейшее место среди многообразия направлений психологического подхода.
   В целом психологизм играет значительную роль в исследовании политической сферы по ряду направлений: воздействие психологических факторов на разработку, принятие политических решений и на их восприятие гражданами; психические процессы динамики общественного мнения и поиск путей воздействия на настроения граждан; оптимизация образа власти или политической системы; создание психологических портретов лидеров и многое другое. Большое значение имеет анализ зависимости политического поведения граждан от их включения в социальную среду, а также исследование психологических характеристик различных социальных групп (этносов, классов, групп интересов, толпы, половозрастных групп и т. п.). Результаты данных исследований заняли прочное положение в практической политологии, прежде всего в проведении избирательных кампаний.
   Параллельно с данным подходом развивалось другое направление исследований. Оно соединило успехи психологической науки с позитивистским и прагматическим подходами. В результате возник бихевиоризм (от англ. слова «бихевиори», означающего «поведение»), т. е. это поведенческий подход, в центре которого стоит изучение правил, границ и мотивов политического поведения. Значительное место бихевиоризм занимает в политологии США. Его сторонники исходят из следующих посылок:
   а) политика как социальное явление носит прежде всего индивидуальный характер, все групповые формы политической деятельности можно вывести из анализа политического поведения индивидов, объединенных групповыми связями;
   б) господствующими мотивами в политике являются психические по своему происхождению ориентации;
   в) индивиды по-разному проявляют свои психические состояния и эмоции в значимых для них политических явлениях и процессах.
   С 1920-х и по 1960-е гг. бихевиоризм был господствующим направлением в американской политологии и получил широкое распространение в политической науке других стран. В этот период его идеи сводились к следующему:
   1) объектом исследования политолога должны быть не законодательные нормы и формальные моменты политической организации общества, не политические идеи и программы, не общество и политика в целом, а действия людей, направленные на достижение своих конкретных политических целей;
   2) подлинно научную ценность имеют не теоретические исследования, а эмпирические факты, соответствующим образом обработанные;
   3) применение методов других наук, в том числе естественных и точных, к анализу политических явлений не только допустимо, но и необходимо;
   4) обязательным условием научности исследования является верификация, т. е. проверка исходных материалов и выводов на достоверность, а также воспроизводство исследовательских процедур, т. е. унификация методик сбора и исследования материалов;
   5) систематичность – непрерывность исследования, которое должно быть постоянным;
   6) моральные оценки политических решений и сами эмпирические решения должны разграничиваться, политология должна исключать моральную сторону при анализе политических действий как неопределенную и субъективную;
   7) политология должна быть «чистой» наукой, т. е. ученому, чтобы быть объективным, нельзя связывать себя с какой-либо политической позицией.
   В центре внимания бихевиористов – политическое действие, преобразование информации в политическую волю, опирающуюся на государственные механизмы. Политический процесс видится ими как взаимодействие и соперничество групп, заинтересованных в обладании ресурсами власти. На этой основе строятся модели поведения в типичной политической ситуации. Тем не менее во всех случаях объектом изучения являются поведение реальных конкретных людей и конкретные мотивации деятельности индивида. Причем из всего многообразия мотивов и импульсов, влияющих на поведение людей, бихевиористы выделяют непреходящую первооснову – интересы.
   Сильная сторона бихевиоризма заключалась прежде всего в практической значимости исследований для конкретной политической деятельности, в отказе от поиска определяющего воздействия какого-либо одного фактора на поведение человека. В то же время бегство от теоретического обобщения, отказ от познания устойчивых и глубинных закономерностей политической жизни показали недостаточность и односторонность данного подхода. В конце 1960-х гг. его влияние ослабло, но в 1970-е гг. произошло возрождение постбихевиоризма. Его сторонники внесли ряд изменений в концепцию предшественников:
   1) главным в политической науке является ее применимость – этот принцип остался неизменным;
   2) была признана важность теоретических знаний, так как познание сущности политических явлений может предшествовать технике их конкретного исследования;
   3) задача политологии не столько в том, чтобы описывать и анализировать те или иные факты, сколько в том, чтобы истолковывать их с точки зрения необходимости совершенствования общества;
   4) стала признаваться связь с идеологией, постбихевиоризм провозгласил себя идеологией эмпирического консерватизма;
   5) ученые должны нести ответственность перед обществом за методы и выводы исследования с точки зрения сохранения и приумножения существующих ценностей цивилизации;
   6) было признано несостоятельным полное отождествление политологии с естественными науками, произошло примирение постбихевиоризма с политической философией.
   В обновленном виде постбихевиоризм остается одним из ведущих направлений современной политологии.
   Еще одним фундаментальным направлением является системнофункциональный подход, его различные разновидности. Суть данного подхода заключается в рассмотрении политики как некоей целостности, т. е. системы. Она обладает сложной структурой, каждый элемент которой (как подсистема) имеет определенное назначение и выполняет определенные функции (или роли) по удовлетворению соответствующих потребностей системы. Развитие системно-функционального подхода было связано со стремлением к построению целостной картины общества и преодолению чрезмерного эмпиризма политической науки.
   Кроме того, системно-функциональный подход позволяет выделить любую сложную подсистему в качестве самостоятельного объекта изучения и разложить ее на отдельные структурные элементы со своими функциями. Например, государственную систему власти можно разделить на подсистемы как по вертикали (законодательная, исполнительная и судебная), так и по горизонтали (федеральная, республиканская, областная, районная). Но любую из них, например Федеральное Собрание, также можно разделить на подсистемы: Совет Федерации и Государственная Дума, партийные фракции, различные комитеты и комиссии и т. д. Поэтому институциональный подход, который часто отмечают как самостоятельный, можно отнести к разновидности системно-функционального подхода. Обращение к анализу основных политических институтов, т. е. государства, его властных структур, партий, общественных движений и тому подобных можно рассматривать с точки зрения изучения их как систем с определенными функциями.
   К недостаткам системно-функционального подхода относится то, что без внимания остаются индивидуальные факторы в политике, личные конфликты, которыми полна политическая жизнь. Индивид рассматривается только как исполнитель функций, играющий определенную роль в рамках данной системы. Кроме того, сторонников данного подхода критикуют за чрезмерный схематизм и формализм в изучении сложных политических явлений.
   Наряду с рассмотренными выше методами в политологии используются многие другие: логические (анализ и синтез, индукция и дедукция, эксперимент, моделирование и т. п.), сравнительные, исторические, методы эмпирических исследований.
   Все это многообразие подходов и методов в политической науке со всеми их достоинствами и недостатками свидетельствует о том, что познание сути политических явлений и процессов не может быть одномерным и однолинейным. Необходимо учитывать и использовать все богатство накопленной методологии, чтобы знания могли давать практическую и целенаправленную отдачу.
   Многообразие подходов усиливается особенностями политической науки различных стран. Вместе с тем, особенно за последние десятилетия, в результате усиления коммуникативных связей, компьютеризации происходит взаимовлияние и взаимообогащение ведущих направлений и методологий политической науки.
   Если в первой половине XX в. в развитии политологии превалировала идея совершенствования методов и способов исследований, то во второй половине развитие пошло по пути конкретизации предметов исследований. Общим продолжает оставаться усиление прагматической направленности политологии и повышение роли ее прикладных отраслей.

Вопрос 5. Основные подходы понимания политики

   Понятие «политика» не так просто, как кажется. Определение ее впервые было дано в Древней Греции, где словом полис обозначалось государство, а словом политика – государственные или общественные дела, точнее, искусство управления государством. Такое понимание политики верно и сегодня, но только в самом общем плане.
   На современном научном уровне существует несколько основных подходов к пониманию политики.
   Прежде всего это исторически устоявшееся представление о политике как управлении обществом; а поскольку этим более всего занимается государство, то политика при таком подходе сводится к государственной деятельности.
   Распространен взгляд на политику как на регулирование отношений между различными социальными слоями, этническими группами, государственными образованиями. В зависимости от представлений об их интересах в этом варианте политику рассматривают то как борьбу или сотрудничество между ними, то как сложное взаимодействие.
   Широко культивируется понимание политики как борьбы различных общественных групп и лиц за власть. Крупный теоретик политологии, американский ученый Г. Лассуэл (1902–1978) утверждал, что политика связана с формированием власти. Основоположник политического психоанализа Лассуэл ввел понятие «властная личность». Ее внутренней пружиной является стремление преодолеть чувство собственной неполноценности путем приобретения власти. Выделение категории власти в качестве определяющей вытекает из того, что сфера политики не только охватывает государство, политическую систему, но и выходит за их пределы. Особенно очевидно это во внутренней политике, где четко выявляются неформальные, скрытые механизмы реализации общественных целей.
   Имеет место в современной науке и стремление свести политику к выражению экономических или идеологических интересов. Такой подход идет от марксизма, от высказывания Ленина: «…Политика есть самое концентрированное выражение экономики» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 42. С. 216).
   Существует определение политики как характеристики образа действий, направленных на достижение определенных целей в отношениях людей между собой.
   Разнообразие подходов к объяснению смысла политики осложняет выражение ее понятия, четкой формулировки. Не претендуя на исчерпывающее толкование, скажем, что политика – это сфера деятельности между социальными группами, целью которых является завоевание, удержание и использование государственной власти для удовлетворения своих интересов и потребностей. Такое определение указывает на государство как на центральный элемент политики, а само государство рассматривается в качестве основной категории науки о политике. Такой подход берет свое начало у Аристотеля, который неразрывно связывал политику с государством. Но он соответствует и современным представлениям, ибо объединяет такие ключевые элементы, как деятельность – государство – власть.

Вопрос 6. Структура политики

   Современная политика имеет сложную структуру. Ее важнейшими элементами являются следующие.
   Объекты политики – непрерывно меняющийся комплекс общественных проблем такого уровня, решение которых требует политического вмешательства, реформ и структурных преобразований.
   Субъекты политики – непосредственные участники политической деятельности: люди, их организации, партии, движения, преследующие политические цели, решающие политические задачи.
   Политическая власть – способность тех или иных политических сил оказывать решающее воздействие на общество, разрабатывать и осуществлять политику на основе баланса сил и интересов, подчиняя этому людей.
   Политические процессы – взаимодействие различных политических сил, субъектов политики в решении политических проблем, воздействие их на объекты политики.
   Политические идеи и концепции – теоретическое осмысление политического развития общества, отражение интересов и настроений различных социальных групп, разработка решений политических проблем.
   Перечисление только основных компонентов политики показывает, что как явление она огромна. Политика охватывает практически все сферы современной жизни. Неслучайно широко употребляются понятия: экономическая политика, техническая политика, военная политика, социальная политика, культурная политика, образовательная политика и т. п. Политика разнообразна также по своей форме. Это и управление, осуществление власти, и борьба за власть, за влияние в обществе, и деятельность по поводу политических проблем, и искусство политических отношений, и теоретическая работа по выдвижению идей и программ их реализации.
   Широта и разнообразие политического спектра диктуют необходимость многих наук, разрабатывающих отдельные стороны политики как социального явления. И такое многообразие наук давно в реальности существует. Собственные типы в изучении разных аспектов политики (методологический, конкретно-прикладной, социологический, исторический, нормативно-правовой и т. д.) имеют многие науки. Это история и география, право и социология, философия и экономическая теория, психология и кибернетика, праксиология и логика и т. д. Каждая из них имеет своим предметом исследование той или иной формы политики, начиная от методологического аспекта и кончая конкретно-прикладными вопросами.
   История изучает реальные общественно-политические процессы, различные точки зрения на эти процессы и тем самым позволяет выяснять и объяснять причины текущих политических процессов. Политическая и экономическая география детально занимается условиями (пространственная и экономическая обусловленность политических процессов, роль окружающей среды, естественные основы формирования политической деятельности и пр.), важными для анализа политического процесса. Философия создает общую картину мира, выясняет место человека и его деятельности в этом мире, в то же время дает общие понятия о принципах и условиях познания, разработки теоретических концепций вообще, политических в частности. Право очерчивает общие рамки деятельности всех государственных структур, а также других организаций, граждан и их объединений, т. е. рамки формирования явлений, центральных для политики. Социология исследует структуру и функционирование как общества в целом, так и отдельных групп, его составляющих, а также общественно-политические отношения в этом обществе. Праксиология изучает условия и течения всех видов человеческой деятельности, в том числе политической.
   Каждая из подобных наук имеет свой предмет и свой угол зрения в изучении политики. И только политология исследует политику в целом. Большинство отечественных и зарубежных ученых рассматривают политологию как общую, интеграционную науку о политике во всех ее проявлениях. С другими науками общественно-политического цикла она взаимодействует, используя их научные наработки в интересах более полного познания политики.

Вопрос 7. Политическая мысль Древнего Востока

   Политология имеет богатую длительную предысторию в виде эволюции политических идей. В ее фундамент легли идеи и концепции, которые лучшие мыслители прошлого разрабатывали на протяжении всей истории человечества. Политико-правовая идеология возникла вместе с государством и прошла многовековой путь развития. Осмысление общественных проблем и морально-политических ценностей началось в глубокой древности. Разнообразные идеи, связанные с властью и правами, государством и личностью, демократией и деспотизмом, обнаруживаются в трудах мыслителей Древнего Китая, Арабского Востока, мусульманского мира, европейской цивилизации. Они проходили проверку исторической практикой, шлифовались в четкие формулы политических документов. Шел постоянный поиск оптимальных моделей общественного устройства, взаимоотношений личности, общества и государства, причем долгое время он осуществлялся в рамках философских и религиозных учений.
   В III–II тысячелетиях до н. э. мышление людей еще находилось во власти мифологических представлений об окружавшем их мире. Отразилось это и на политической мысли: в ее основе была идея божественного происхождения политических порядков. Правда, взаимоотношения земных и небесных властителей трактовались по-разному.
   Для древних египтян, вавилонян, индийцев боги при любых обстоятельствах сами оставались вершителями земных дел, первыми законодателями и правителями. Например, бог находился в особых договорных отношениях с еврейским народом и считался главным их правителем, законодателем и судьей. У древних китайцев было несколько иное представление: для них император был единственным проводником воли небесных сил. Боги наделяли его всей полнотой земной власти, давая ему для ее осуществления особые внутренние силы и возможности.
   Подчеркивание божественного характера власти долгое время являлось сквозной темой и мифологического, и религиозного мировоззрения. Они освещали существовавшее общественное устройство непререкаемым авторитетом высших сил – иерархии богов или единого бога. Например, в Древнем Вавилоне в XVIII в. до н. э. царь Хаммурапи изображал свое законодательство как осуществление воли богов. Поэтому деление на рабов и свободных, экономическое, правовое неравенство самих свободных нужно было воспринимать как справедливое, данное по воле богов.
   В Древнем Иране примерно в VIII в. до н. э. зародилась религиозная доктрина зороастризма (Зороастр, Заратуштра). Эта доктрина оказала большое влияние на идейно-религиозные концепции как Востока, так и Запада (в том числе на становление христианства). Суть зороастризма – борьба в мире двух начал: добра и зла. Добро олицетворяет светлый бог – Ормузд, зло – темный бог – Ариман. Свет и темнота ведут борьбу друг с другом, и смысл бытия каждого человека заключается в активной борьбе против тьмы и зла. Заратуштра был убежден в конечной победе добра, хотя зло и может временно торжествовать. Государство согласно Заратуштре должно быть земным воплощением светлого бога Ормузда. Монарх выступает как его служитель и должен бороться против зла в государстве, прививая добро.
   В Древней Индии зачатки идеологии брахманизма были изложены уже в «Ведах» во II тысячелетии до н. э.), в которых обосновывается деление общества на 4 варны, т. е. сословия: брахманы, кшатрии, вайшьи и шудра. Сословия эти и их различное положение предопределены дхармой, т. е. мировым законом и долгом. Законы Ману (II тысячелетии до н. э.) обосновывали руководящую роль брахманов и их исключительное право толковать дхарму. Кроме изощренных земных наказаний за нарушение дхармы представителями других сословий, законы Ману внедряли страх перед переселением души в более низкое существо.
   Против брахманистской идеологии и системы варн было направлено в VI в. до н. э. учение Сиддхартха, прозванного Буддой (Просветленный). Дхарма у буддистов выступает как управляющая миром закономерность, естественный закон. Для разумного поведения необходимо познание и применение этого закона: путь законности оказывается вместе с тем дорогой справедливости и мудрости. Главное в – отличие от брахманизма буддизм провозгласил установку на индивидуальный путь спасения.
   Определенные рационалистические трактовки государства и права наблюдаются в «Артхашастре» (IV–III вв. до н. э.), автором которого считается Каутилья (Чанакья), советник и министр царя Чандрагупты I. Кроме морально-нравственных норм, акцент делался на практической пользе (артхе) и обусловленных ею политических мероприятиях и административно-властных установлениях.
   Великий мыслитель Древнего Китая Конфуций (VI–V вв. до н. э.) признавал Божественное происхождение власти императора, но отказался от Божественного происхождения государства. Согласно его учению оно возникло из объединения семей. То есть государство – это большая патриархальная семья, где император – строгий, но справедливый отец, а подданные – его послушные дети. Отношения в государстве должны регулироваться прежде всего моралью. Благо народа – один из центральных пунктов политической части его доктрины. Мудрый администратор должен хорошо знать, что любят люди и что они ненавидят; он всегда должен стремиться к добру, и тогда люди пойдут за ним. Следование этим принципам означает «дао» (правильный путь). Сам Конфуций не добился особых успехов в попытках реализовать свои идеи на практике. Однако его доктрина стала той отправной точкой, той стандартной «измерительной шкалой» политической культуры, с которой сверяли свои теории мыслители и реформаторы последующих поколений.
   В рамках даосизма, основателем которого считается Лао-цзы (VI в. до н. э.), правильный путь (дао) рассматривался не как путь в соответствии с требованиями богов, а как естественная природная необходимость. То есть по Лао-цзы, законы природы выше законов богов и несут в себе высшую добродетель и естественную справедливость. Тем самым он одним из первых подверг критике общественно-политическое устройство Китая. Его призывы к воздержанию, возврату к общинной жизни в ее патриархальности не получили широкой общественной поддержки.
   Основатель моизма Мо-цзы (V в. до н. э.) обосновывал идею естественного равенства людей. Для этого он по-новому трактовал понятие «воля неба», рассматривая его как всеобщность, т. е. равное отношение ко всем людям. Отсюда его резкая критика существующих порядков. Мо-цзы стал одним из первых основателей договорной концепции происхождения государства. Он утверждал, что отсутствие управления и единого понимания справедливости определяло состояние вражды и хаоса в обществе. Для их устранения люди выбрали самого добродетельного и мудрого человека и назвали его сыном неба.
   Легисты Древнего Китая в лице одного из видных представителей этой школы Шан-Яна (IV в. до н. э.) критиковали взгляды Конфуция за идеализм в отношении морально-нравственных норм для правителя, которыми он должен руководствоваться. Шан-Ян считал, что управлять можно не с помощью добродетелей, а с помощью жестких законов, которым люди должны подчиняться под страхом наказания и насилия. Для этого легисты обосновывали принцип коллективной ответственности на основе круговой поруки (пятидворки и десятидворки) и внедряли идеи тотального доносительства. Эти идеи сыграли значительную роль в дальнейшем развитии системы государственного управления Древнего Китая и соседних стран, а впоследствии через монгольское завоевание – и в России.
   Таким образом, первые попытки осмысления общественнополитического устройства в рамках религиозно-мифологического мировоззрения заключались в рассмотрении земных порядков как неразрывной части космических порядков, имевших Божественное происхождение. Тем самым утверждалось превосходство порядка над хаосом.

Вопрос 8. Политическая мысль Древней Греции и Рима

   В I тысячелетии до н. э. по мере развития общества произошел скачок в духовной культуре и человечество сделало первые шаги в сторону рационального самосознания в рамках философии. Подлинной вершиной политической мысли Древнего мира по праву считается политическая философия Древней Греции. Она изначально развивалась как идеология свободных людей, поэтому главной ее ценностью является свобода. Особенности географического положения Эллады давали возможность близкого сосуществования различных форм правления, многообразие межгосударственных связей, культурных стилей давало подлинное богатство политической жизни. Во многих городах-полисах граждане активно участвовали в политической жизни, власть была не религиозной, вся Эллада была ареной борьбы за власть не жрецов, а обычных граждан. То есть развитие политической науки отражало объективные потребности общественной жизни.
   Одной из первых попыток рассмотреть возникновение и становление человека и общества как части естественного природного процесса, как результата приспособления и подражания стали идеи Демокрита (460–370). То есть полис и законы – это искусственные образования, но созданные в ходе естественной эволюции человека и общества как части природы. Отсюда вытекает и критерий справедливости для общества: справедливо все, что соответствует природе (чувство меры, взаимопомощь, защита, братство и т. д.). Демокрит одним из первых обосновал идею демократического общественного устройства, построенного на принципах равенства и справедливости. Вместе с тем его нельзя представлять как безоговорочного сторонника обязательного участия всех граждан в управлении полисом. Он, как и многие другие, выделяет для этого лучших людей, наиболее способных к управлению.
   Еще одним направлением, обосновывающим демократическое устройство государства, стал софисзм (V в. до н. э.). Например, Протагор (481–411) обосновывал это тем, что боги дали одинаковую возможность людям быть причастными к мудрости, добродетелям и искусству государственной жизни. Главная задача полиса – воспитывать у граждан такие добродетели, как справедливость, рассудительность и благочестие.
   Сократ (469–399) одним из первых заложил в основу всей последующей политической науки мысль, что управлять должны знающие. Политическое знание достигается упорным трудом человека, достойного этой истины, нравственного и политически добродетельного.
   Политические идеи Платона (427–347) наиболее полно изложены в диалоге «Государство». Участники диалога пытаются смоделировать облик идеального государства, где царила бы подлинная справедливость. Побудительной причиной создания государства Платон считает многообразие материальных потребностей человека, невозможность удовлетворить их в одиночку. Залогом стабильности государства является разделение труда по склонности души. Трем началам человеческой души – разумному, яростному и вожделенному – в государстве соответствуют три схожих начала – совещательное, защитное и деловое. Этим последним соответствуют три сословия: правителей, воинов и производителей, которые не должны вмешиваться в дела друг друга. Управлять государством должно особое сословие философов, специально подготовленных для этой роли.
   Платон описывает 7 типов государственного устройства: один – описанный выше – идеальный, какого не было в реальной действительности; два – правильных (монархия и аристократия) и четыре несовершенные политические формы: тимократию, олигархию, демократию и тиранию. Причем демократию он называет главной бедой политики, ибо она – не власть масс, которая неминуемо приведет к тирании большинства. В демократии, по его мнению, происходит порча нравов, изгоняется благоразумие, водворяются наглость и бесстыдство. Демократия кратковременна, толпа очень скоро уступает власть единоличному тирану.
   В политическом идеале Платона личность, общество и государство сочетаются в полисе. Он считал, что рядовому индивиду не присуще истинное знание, и стремился подчинить его государству. Для этого он вводит строгую иерархию сословий: философы-правители (высший класс); стражи и воины; ремесленники и крестьяне (физический труд). У подданных нет ничего своего – ни семьи, ни собственности – все общее. Но и высшие классы не имеют права присваивать государственное добро. «Мы лепим государство, – писал Платон, – не так, чтобы лишь кое-кто в нем был счастлив, но так, чтобы оно было счастливо все в целом» (см. Платон. «Государство»). В политическом учении Платона многие усматривают истоки тоталитаризма.
   Другим выдающимся ученым Древней Греции был Аристотель (384–322), проанализировавший многие политические понятия. По его мнению, политическая наука занимается государством, полисом. Он утверждал, что государство – естественное образование; развитие общества идет от семьи к общине (селению), а от нее – к государству (городу-полису). Естественное происхождение государства обусловлено тем, что «человек по природе своей есть существо политическое» и несет в себе инстинктивное стремление к «совместному сожительству». Однако приоритетно государство – оно, по его мнению, по природе стоит впереди семьи и индивида. Государство существует ради лучшей жизни своих граждан. В своей книге «Политика» Аристотель не выделял государство из общества, подчеркивая, что «необходимо, чтобы целое предшествовало части». Государство должно быть воплощением справедливости и права, выражением общего интереса граждан.
   В учении Аристотеля также имеются тоталитарные тенденции: человек – часть государства, его интересы подчинены общественному благу. Граждан он называл свободными людьми, но свободу понимал только как противоположность рабству: граждане – не рабы, ими никто не владеет; они занимаются военными, законосовещательными, судебными делами, а сельское хозяйство и промышленное производство – удел рабов.
   Сравнивая формы государственного устройства, Аристотель делит их по двум основаниям: количество правящих и цель, т. е. моральная значимость правления. В результате получились три «правильные» (монархия, аристократия, полития) и три «неправильные» (тирания, олигархия и демократия). Лучшей формой он считал политию, которая должна объединять три элемента: добродетель, богатство, свободу – и тем самым сочетать интересы богатых и бедных.
   Определенный вклад в трактовку государства внес знаменитый римский оратор и мыслитель Марк Цицерон (106 —43 гг. до н. э.). У него государство предстает как согласованное правовое общение, он считал его воплощением справедливости и права. Платон и Аристотель считали неотделимыми естественное право и государство. Цицерон говорил, что естественное право возникло раньше любого писаного закона, раньше создания государства. В этом отношении Цицерон стоял у истоков понимания идеи «правового государства». Наиболее разумной он считал смешанную форму государства, в которой соединялись бы царская власть, аристократия и демократия.
   Таким образом, основными проблемами политической философии древности являлись формы государственности, характер власти, положение индивида в государстве.

Вопрос 9. Политическая мысль Средневековья

   Содержание политических учений предопределяет периодизацию их истории, поскольку проблема выделения этапов развития политической мысли носит по преимуществу общетеоретический характер. В этом смысле наиболее целесообразным оказывается построение периодизации, совпадающее с цивилизационным делением всей истории человечества: Древний мир, Средние века, Новое время, Новейшее время. Соответственно этому строится содержание данной главы при одном отступлении от схемы. Им является знакомство с религиозными представлениями о политике.
   Как уже было отмечено, самые первые в истории человечества попытки осознать общественно-политические проблемы дошли до нас в религиозных мифах и легендах. О решении ряда общественных проблем рассказывает миф о Ное, которому более пяти тысяч лет. Многие вопросы власти, собственности, человеческих взаимоотношений отражены в мифах Древней Греции и Рима. Системный подход к рассмотрению многих вопросов государственности, права, общественного поведения содержится в документах мировых религий: буддизме, христианстве, исламе. Религии освящали существовавшее общественное устройство непререкаемым авторитетом высших сил – иерархии богов или единого бога.
   Религиозное воздействие на общество было огромным на протяжении тысячелетий. Преодолению родоплеменной и территориальной разобщенности, а значит, формированию государства, служили религия в Древнем Египте и иудаизм, выдвинувший идею единого бога. Решению многих государственных проблем содействовали религии Древней Греции и Древнего Рима. Обеспечивая стабильность общества, религии укрепляли авторитет властителей, то причисляя их (египетских фараонов, римских императоров) к богам, то провозглашая их (европейских королей, российских царей) помазанниками Божьими. Наряду с этим они предлагали каждому человеку Божественные заповеди общественного поведения. Особенно широко распространены десять заповедей Библии, нравственные принципы Корана.
   Десять заповедей, ставшие основой христианской морали, гласят: да не будет у тебя других богов перед лицом моим; не делай себе кумира; не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно; почитай отца твоего и мать твою; не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не произноси ложного свидетельства; не желай дома ближнего твоего, не желай жены ближнего твоего, ничего, что у ближнего твоего; пришельца не притесняй, ни вдовы, ни сироты не притесняй; не следуй за большинством на зло (см. Библия. Ветхий завет. Пятикнижие Моисея. Кн. 2. Исход. Гл. 20, 22, 23).
   Эти заповеди несли не только нравственное начало, но и существенные идеологические начала, которые легли в основу новой государственности. Важное идейно-политическое значение имело утверждение равенства всех перед Богом, четкое разделение сфер влияния в обществе: «кесарю – кесарево, Богу – Богово», разработка нравственности как основы не только личного поведения, но и общественных отношений.
   Идеологическим средством формирования новых общественных отношений в Аравии седьмого века явился ислам. Он утверждал безоглядную веру в единого всемогущего бога Аллаха и признание Мухаммеда «посланником Аллаха». Изложенные в Коране принципы также содержали и нравственное, и общественно-регулирующее начало (см. Коран. пер. и коммент. Крачковского И.Ю. Изд. 2-е. М., 1990. С. 82 —106). Особое внимание исламом уделялось укреплению власти. Все это способствовало формированию арабского этноса и сильного государства, проведению активной завоевательной политики и распространению самого ислама на огромной территории.
   Важным достижением религиозно-политической мысли было теологическое обоснование естественных прав человека. В Древнем Китае это был Лао-цзы – основатель религии даосизма, в средневековой Европе – Фома Аквинский. Эти идеи получили значительное распространение, использовались и разрабатывались различными политическими силами. На основе религиозных представлений и сегодня разрабатываются оригинальные политические концепции.
   На протяжении длительного периода Средневековья господствовала христианская концепция политики. Ее создателями считаются Аврелий Августин (354 —30) и Фома Аквинский (1226–1274). В их учениях государство рассматривается как некая часть универсального порядка, создателем и правителем которого является Бог. Поэтому цель государства – сохранение порядка и гражданского мира. Согласно Аквинскому власть имеет Божественный характер. Идеальной формой государства он, как и Аристотель, считал смешанную форму, при которой монарх олицетворяет единство, аристократия – службу интересам государства, а подданные (народ) служат гарантией социального мира и согласия. Причем власть монарха должна быть ограничена законами. Но поскольку власть по своей сущности является Божественной, то считается смертным грехом выступление против власти государства. Отношения господства и подчинения – это сущность власти, такой порядок от Бога. Конкретные же формы ее имеют естественное происхождение, а при использовании власти возможны и злоупотребления. Если действия власти противоречат интересам церкви, то подданные вправе им сопротивляться. В случае нестерпимой тирании Аквинский считает правомерным даже тираноубийство. Важной идеей этого времени было обоснование верховенства церкви над светской властью; ее смысл сводился, в частности, к выводу, что все формы правления должны уважать Бога и человека.
   Общим итогом эволюции политической мысли к концу Средневековья явилось признание необходимости сильной централизованной власти и одновременно наличие пределов, ограничивающих ее. Долгий исторический спор о первенстве власти завершился отклонением притязаний папства на верховную власть в период Реформации. Ее деятели в разных странах (М. Лютер, Т. Мюнцер, Ж. Кальвин) способствовали укреплению светского понимания государства, главными ценностями которого являлись свобода совести, свобода мысли. Мировоззрению церкви отдельные мыслители этого периода противопоставили веру в человека-творца. В политических доктринах начинает проявляться гуманизм, центральной становится проблема соотношения государства и личности. Так возникает идеология Возрождения.

Вопрос 10. Политическая мысль эпохи Возрождения

   Христианство пыталось удержать политику в подчиненном положении как светский придаток религии, навязывало теоретическое понимание государства и власти как элементов Божественной деятельности и подконтрольности. Но с началом Нового времени религиозная концепция политики довольно быстро потеряла влияние в науке, а потом и в практической политике. Теоретиков Нового времени привлекли вопросы происхождения и основания государства; политическая мысль освобождается от прежних уз философии и религии; делается акцент на светский характер законов. Возникла система взглядов на государство, общество, личность, которая получила название гражданской концепции. Ее отправной точкой стал индивид-гражданин. Государство стало рассматриваться как независимая организация, необходимая для защиты и безопасности людей.
   Основателем этой концепции явился Никколо Макиавелли (1469–1527). Во-первых, он разработал метод прагматического подхода к политике, состоящий в постижении истинного положения вещей, политической реальности, а не в рассматривании неких воображаемых государственных и политических конструкций, ситуаций. С помощью этого метода Макиавелли анализировал политический опыт истории, дал реалистическую оценку власти, управления, характера государя. В трактате «Государь» он описывает способы создания сильного государства. Во-вторых, Макиавелли разработал доктрину моральной целесообразности, на основе которой возник термин «макиавеллизм», или политика силы, пренебрежения нормами морали. Правда, он принимал во внимание законность политической цели, но не распространял это на процесс создания и сохранения государства. Этим положением пользовались революционеры многих стран, в том числе большевики в России. Втретьих, Макиавелли создал теорию политического республиканизма, которая оказала большое влияние на английскую и американскую политическую мысль XVII–XVIII вв. Лучшей формой государственности он считал республиканское правление. На основе анализа политической эволюции итальянского государства он предугадал развитие государственности от централизованной монархии к республиканизму.
   Важный вклад в гражданскую трактовку политики внес английский мыслитель Томас Гоббс (1588–1679). Он считал, что источником власти монарха должен быть общественный договор, а значит, утверждал необходимость ограничений монархией власти. В «Левиафане» Гоббс обосновывает необходимость государства в виде общественного договора, где люди согласились передать все свои естественные права монарху и подчиниться ему в обмен на закон. Единственная функция монарха – охранять закон. Пока он ее выполняет, подданные ему подчиняются, если нет – люди могли выступить против него. Таким образом, главное у Гоббса – идея общественного договора людей с государством.
   Глубокими разработками пополнил гражданскую концепцию Джон Локк (1632–1704); его считают родоначальником либерализма. В своем втором трактате о государстве он впервые четко разделил такие политические понятия, как личность, общество, государство, и поставил личность выше общества и государства. Согласно Локку человек от рождения обладает естественными правами (на жизнь, свободу и собственность). Частная собственность для него – средство создания свободного общества. Локк продолжил анализ общественного договора, трактуя его как учреждение гражданского общества и подчеркивая, что государство подчиняется обществу и личности. Государство действует только в интересах защиты прав личности, ибо личности создают общество, а общество создает государство. Он выступал за разделение законодательной и исполнительной властей, причем наиболее значимой считал законодательную власть, определяющую политику государства.
   Два существенных вклада в политическую науку внес французский просветитель Шарль Монтескье (1689–1755). Во-первых, он разработал теорию факторов, определяющих политику, а точнее, политическое поведение людей. В работе «Дух законов» он их называет климат, религия, законы, принципы правления, примеры прошлого, нравы, обычаи. А как результат всего этого образуется «общий дух народа», т. е. речь идет об историческом и социальном детерминизме, позволяющем прогнозировать политику. Во-вторых, он сформулировал теорию разделения властей, создав ее на основе осмысления британской политической системы. Он говорил, что политической властью всегда злоупотребляют; это в природе человека. И поэтому верховенство права может быть обеспечено лишь разделением властей на законодательную, исполнительную и судебную власть, с тем чтобы они могли взаимно сдерживать друг друга.
   Развитие гражданской концепции политики сопровождалось процессом нового государственного устройства в Европе и Америке. В США, например, сумели создать Конституцию, соединившую политическую теорию и практику. Американская республика сразу создавалась как государство с ограниченной властью. Выдающимся теоретиком американского республиканизма был Джеймс Мэдисон (1751–1836). По его мнению, народ – единственный источник политической власти, а выборы – характерная черта республиканского правления. Мэдисон много размышлял над проблемой защиты интересов меньшинства, которые обычно подавляются большинством, находящимся у власти. Он считал, что гарантировать свободу меньшинству может только республика, которой управляет представительная власть. Делегирование власти, представительная форма власти – серьезный вклад Мэдисона в искусство либерального правления. Наряду с этим Мэдисон усовершенствовал теорию разделения властей. Он изобрел такую систему сдержек и противовесов, согласно которой каждая из трех властей является относительно равной. Этот механизм взаимного контроля властей до сих пор действует в политической системе США.
   Таким образом, в XVI–XIX вв. родились и совершенствовались политические идеи либерализма. Теперь в центр политики ставится не государство, а человек. Осуществляется наработка многих вопросов, связанных с правами и свободами человека, их защитой со стороны государства. В связи с этим складывается и новый подход к функциям государства, механизму власти.

Вопрос 11. Политические концепции Нового времени

   В XVIII–XX вв. в трудах ряда политических мыслителей гражданский подход к политике эволюционирует в современную и прогрессивную социальную концепцию политики. В ней меняются акценты:
   1) отправной точкой политики является уже не индивид, а социальные группы (нация, класс, население страны);
   2) в выяснении характера государства внимание переключается с закона (естественное право, договор) на историю, государство рассматривается с точки зрения развития;
   3) нарастает внимание к экономическим проблемам жизни, к которым государство причастно.
   Первым, вставшим на такую позицию, оказался французский просветитель Жан-Жак Руссо (1712–1778). Исходным моментом его анализа явилось открытие двойственного положения гражданина в государстве. В одном смысле индивиды создают государство, а в другом сами являются его продуктами, ибо их бытие и мораль взаимосвязаны с их гражданством. Поэтому Руссо утверждал закономерность господства общей воли, основанной на общности морали, а тех, кто ей сопротивляется, общество должно заставить подчиниться, т. е. большинство вправе подчинить меньшинство, подавить инакомыслие. Для эффективного действия общей воли, кроме готовности индивидуумов к идентификации с обществом, Руссо считал необходимым три внешних условия:
   1) социальное равенство; он согласился с наличием частной собственности, но протестовал против неравного распределения собственности среди членов общества;
   2) политическое единство общества, основанное на общей воле;
   3) прямая форма демократии; он считал, что представительная власть – это рабство; раз воля неотчуждаема, то она не может быть представлена.
   Таким образом, Руссо предлагал такое государство, в котором торжествовали бы равенство, в том числе в уровне жизни, и единство всех социальных групп населения.
   Крупный вклад в развитие политической теории внес француз Алексис Токвиль (1805–1859). Он считается создателем либерализма. В книге «Демократия в Америке» Токвиль утверждает, что демократические идеи пробивают себе дорогу во многих странах. И в этом – политический прогресс. Но его беспокоила опасность нежелательных последствий демократии. Он видел их в том, что «демократия не дает народу самого искусного правительства», и в том, что формируется политическая тирания большинства. Токвиль говорил, что «в демократические времена частная жизнь так деятельна, так неспокойна, так переполнена стремлениями и трудами, что у каждого человека почти не остается ни энергии, ни досуга для политической жизни» (Токвиль А. Демократия в Америке. М., 1897. С. 545).
   Отсюда – политическая апатия и процесс политической централизации, социального подчинения. Он искал пути преодоления этих слабостей демократии. Видел их в культивировании широкой добровольной политики и социальной кооперации, в создании свободных учреждений местного самоуправления, добровольных политических и гражданских ассоциаций. С их помощью люди могут непосредственно участвовать в управлении обществом, не допустить возникновения деспотизма.
   С середины XIX в. бурное развитие промышленного капитализма, нарастание и ужесточение экономической эксплуатации людей привели либералов к анализу места демократического государства в управлении экономикой. Они стали исследовать социальные проблемы, искать инструменты изменения социальных условий в рамках существующей политической системы.
   Эти настроения четче других выразил Джон Милль (1806–1873), английский поборник равноправия. Он отстаивал идею «суверенитета индивидуума», но одновременно надеялся, что демократическое государство способно обеспечить его интересы и интересы меньшинства. В своей работе «Размышления о представительном правлении» Милль предложил систему пропорционального представительства на выборах с оригинальной особенностью: для повышения роли образованных людей он наделял их несколькими голосами, правом подачи своего голоса в нескольких избирательных округах. Тем самым он уравновешивал два обстоятельства: широкое политическое участие и влияние интеллектуальной элиты.
   Милль мечтал о социальном государстве, заботящемся об улучшении социальной жизни своих граждан, делающем их добрыми и просвещенными. Он симпатизировал социализму, отвергал капитализм за то, что рабочие в нем лишались доступа к управлению, и тем перечеркивалась политическая демократия. Будущее он представлял как общество кооперативов-производителей, сохраняющее частную собственность, но без ее вредных для демократии качеств.
   Развитие политической мысли в Новое время оказалось плодотворным. Плеяда просветителей (Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, Р. Оуэн, А. Смит, Ж. Мелье, Д. Милль, И. Кант, Ш. Фурье, А. Сен-Симон и др.) разработали общественное устройство, соответствующее естественным правам человека. Они выдвинули идеи равенства всех перед законом, свободы собственности и предпринимательства, свободы слова и организаций, сведения роли государства к функциям защиты правопорядка. Все это стало фундаментом либерализма, влиятельнейшего идейно-политического направления. Другие идеи – народовластия, республики, социальной справедливости – легли в основу иного, также мощного идейно-политического направления – демократического. Наконец углубленное исследование проблем социальной справедливости, решающей роли масс в управлении государством, господства общественных интересов над интересами личности. Это способствовало научному оформлению самого радикального из важнейших политических течений – социалистического. Происшедшая в XIX в. политизация общества в Европе и Северной Америке послужила стимулом для появления множества других политических концепций: империалистических, геополитических, государственно-правовых, националистических и т. д. Это в свою очередь активизировало исследования в области политической истории и политического права, что вплотную подводило к необходимости политической науки.
   К этому же подталкивала и политическая практика. Лозунг просветителей – «Свобода», «равенство», «братство» – стали идейно-политическим оружием революций XVIII–XIX вв. В условиях этих революций возникли политические партии, остро встала проблема практической реализации демократических концепций. В жизнь многих стран широко входила представительная демократия. Вместе с тем нарастала эксплуатация, усиливалась классовая борьба. Усложнялись система власти, взаимоотношения человека и государства. Все это требовало научного анализа, оценки, прогнозирования.

Вопрос 12. Особенности развития политической мысли в России

   Политическая мысль России возникла фактически вместе с русской государственностью и отражала ее эволюцию и развитие. История России чрезвычайно своеобразна, и, чтобы понять ее уникальность, нужно учитывать прежде всего:
   1) особую роль географического и геополитического факторов;
   2) роль принятия православной религии.
   Влияние данных факторов на политическую жизнь России рассматривали многие ученые XIX в. независимо от их идеологических пристрастий. Так, по мнению Б.Н. Чичерина (историка, юриста и социолога западнической ориентации), громадность территории России, ее малая заселенность, однообразие и простота занятий населения, постоянная угроза внешних нападений обусловили жизненную потребность в крепкой центральной власти. Другой российский историк – Соловьев С. – в природно-климатических условиях центрального пространства России увидел решающий фактор, повлиявший на характер деятельности и форму организации населения. «Скупая на дары» природа этих мест приучала жителей к упорству и твердости, не обещая скорой награды за вложенный труд. В сравнении со средой обитания западноевропейских народов суровую природу Центральной России Соловьев называл «мачехой», а не «матерью» для коренных ее жителей. В неравенстве изначальных условий развития он видел и естественные причины отставания России от Западной Европы. Русскому народу пришлось вести жестокую борьбу за выживание и в полном смысле слова отвоевывать жизненное пространство у природы. Это наложило особый отпечаток на весь уклад его жизни (см. Соловьев С.М. История России. Кн. 1. М., 1959. С. 76–78).
   Солоневич И., сопоставляя личные свободы в России и в США и Англии, прямо относил их на счет географического фактора. «Американская свобода, как и американское богатство, – пишет он, – определяются американской географией – наша свобода и наше богатство ограничено русской географией». Русский народ, считал он, никогда не будет иметь такие свободы, какие имеют Англия и США, потому что безопасность последних гарантирована океанами и проливами, а наша может быть гарантирована только воинской повинностью. Из всех же «несвобод» воинская повинность является первой. «История России есть история преодоления географии России», – заключает Солоневич (см. Солоневич И.Л. Народная империя. М., 1991. С. 48, 69).
   Роль религиозного фактора в русской истории также отмечали многие русские мыслители самых различных направлений: от Чаадаева и славянофилов до И.А. Ильина и евразийцев.
   Если суммировать влияние этих двух факторов на формирование политической системы России, то схематично можно выделить следующие моменты.
   1. Принятие христианства в Киевской Руси ввело ее в общий с Западной Европой цивилизационный поток. В то же время принятие христианства в форме православия поставило Россию на самобытный путь и несколько отдалило от Европы. Все страны Западной Европы, приняв католичество, унаследовали римское право, унифицированы регулирующие частнособственнические отношения. Россия не восприняла данное право и абсолютное признание частной собственности. Богослужение в католической церкви во всех странах Европы велось на латыни, что облегчало культурный обмен и создавало единое общекультурное пространство. В православной церкви богослужение велось на родном языке. Это стало плюсом для собственной культуры, но создало преграды для широкого общения с Западом.
   2. Если католическая церковь и императоры длительное время боролись друг с другом за верховенство власти, то православная церковь приняла модель «симфонии», т. е. согласия: «Богу – Богово, а кесарю – кесарево». Православная церковь признавала верховенство светской власти, сохраняя главенство в духовной сфере. На Западе католическая церковь (в лице пап) и императоры как две независимые власти конкурировали между собой. Это были зачатки плюрализма, будущей демократии.
   3. На Западе христианство в основном шло снизу и лишь затем стало официальной религией, в России – в основном сверху. Произошел синтез двух субкультур: православной и языческой.
   4. Геополитическое положение России (между Западом и Востоком, на границе степи и леса), постоянная военная угроза, печальный опыт монголотатарского ига обусловили особое значение военной силы в Русском государстве и значительно повлияли на его жесткую централизацию.
   5. Суровые природно-климатические условия России позволяли производить очень невысокий объем совокупного прибавочного продукта. Поэтому его изъятие у крестьян на общегосударственные нужды и на нужды господствующего класса могли осуществляться лишь внеэкономическими методами. Отсюда и система крепостничества в России была гораздо более жесткой, чем на Западе, и сохранялась гораздо дольше. Кроме того, одна земля в России при ее обилии и малой заселенности не представляла особой ценности.
   6. Центральным вопросом российской политической культуры является крестьянская община. Ее особая роль в истории России также была обусловлена природно-климатическими и геополитическими факторами. Община была средством коллективного выживания и приспособления к российской природе, формой взаимопомощи и социального страхования крестьян. Государство использовало общину в своих интересах как административно-фискальную единицу. Круговая порука в общине позволяла успешно изымать подати и повинности.
   7. Община и православие развивали соборность, которая примиряла религиозное и мирское видение власти. Политическая сторона соборности заключалась в приоритетности общности над личностью, в стремлении примирить интересы и исключить оппозицию.
   Эти основные факторы и оказали свое влияние на формирование жесткой и строго централизованной политической системы российского общества, на развитие политической культуры в целом. Развитие политической мысли России в свою очередь оказало большое влияние на судьбу государственности и становление устойчивых традиций политической жизни. В России не произошло реформации подобно европейской и эпицентр политического осмысления мира не переместился на человека. В XVI–XVII вв. в российскую политическую мысль проникло манихейство с его характерной верой в непримиримость борьбы добра и зла. Это означало деление всех в обществе на своих и чужих, исключало признание законности интересов противостоящих сторон.

Вопрос 13. Политические воззрения М.М. Сперанского и Н.М. Карамзина

   В XIX в. развитие политической мысли России во многом осуществлялось под воздействием тех же условий. Манихейство проявилось в непримиримой борьбе западников и славянофилов, в широком распространении консерватизма и радикализма в массовом сознании интеллигенции.
   Классического в западном понимании либерализма в России не сложилось, так как большинство представителей этого направления продолжало оставаться сторонниками конституционной монархии. Одним из первых теоретиков правового государственного строя в России был М.М. Сперанский (1772–1839). Сын бедного священника прошел путь до крупного государственного чиновника. Под его руководством было подготовлено «Полное собрание законов Российской империи» в 45 томах, а также «Свод законов Российской империи» в 15 томах. Он был сторонник политического либерализма. По заданию Александра I им был разработан подробный проект государственных преобразований.
   1. Сперанский выдвинул концепцию разделения властей в рамках монархии: наверху монарх; исполнительная власть (в лице министерств); законодательная власть (Государственная Дума); суды. Во избежание возможных столкновений между этими ветвями власти и императором должен был действовать Государственный совет, 10 членов которого назначались императором. Реализовано было лишь предложение о создании Государственного совета в качестве совещательного органа. Идея Государственной Думы была реализована почти через столетие. Сперанский создал систему министерств для организации исполнительной власти. До этого были коллегии, где не было индивидуальной ответственности. В министерствах был введен принцип единоначалия.
   2. Разработал идею суда присяжных, хотя реализована она была тоже лишь после его смерти в ходе судебной реформы 1860-х гг.
   3. Явился автором реформы системы образования: создание лицеев для подготовки политической элиты (именно в таком лицее учился А.С. Пушкин).
   4. Стал первым в России создателем концепции элит, выделив 5 групп: наследственная знать и духовенство, относил их к консерваторам; чиновничество, нарождающаяся буржуазия и интеллигенция – прогрессивные группы элиты.
   5. Явился одним из творцов русского политического языка.
   Н.М. Карамзин (1766–1826) – сторонник либерального консерватизма. В личном отношении был близок со Сперанским, но идейно они серьезно расходились. Карамзин стал создателем первого в России политического трактата «Записка о древней и новой России…», построенного на критике либерально-реформаторских планов Сперанского. В отличие от него Карамзин:
   1) был сторонником медленных эволюционных реформ;
   2) считал, что форма государства и его политическое развитие определяются конкретно-историческим опытом, традициями, обычаями и характером народа;
   3) самодержавие рассматривал как надклассовую структуру, обеспечивающую единство общественного развития, как просвещенный абсолютизм.

Вопрос 14. Политические воззрения Н.Я. Чаадаева. Славянофилы

   Н.Я. Чаадаев (1794–1856) – один из идейных основателей западничества в России. Он первый заявил, что «…ни одна великая мысль не была выдвинута из нашей среды»; что «одинокие в мире, мы миру ничего не дали, ничего у мира не взяли…». Чаадаев выступил с резкой критикой православия, в котором, по его мнению, нет творческого духа, нет стимулов к развитию. К концу жизни он резко изменил свои взгляды и был склонен к концепции мессианской роли России, которая существует для того, чтобы «преподать великий урок миру», и будет чистой перед Богом на Страшном суде как моральное оправдание человечества.
   В дальнейшем (с 1840-х гг.) идейно-теоретическое осмысление путей политического развития России осуществлялось в рамках дискуссий между западниками и славянофилами.
   К общественно-политическому течению славянофилов принадлежали И.С. Аксаков и К.С. Аксаков, Ю.Ф. Самарин, А.С. Хомяков и ряд других мыслителей. Каждый из них олицетворял свою линию в славянофильстве, но общим для них было то, в чем они расходились с западниками.
   1. Славянофилы исходили из органической концепции общества, в соответствии с которой все политические институты естественно вырастают из культуры, а она зависит от религиозных мировоззрений. Западники же делали акцент на рациональном осмыслении этих институтов и приведении их в соответствие с осознанными научными законами развития общества, которые, по их мнению, носят универсальный характер.
   Таким образом, столкнулись религиозно-нравственное и рационалистическое понимание политики.
   2. Славянофилы поставили под сомнение однозначно положительную оценку реформ Петра I. Они считали, что до этого исторического перелома Россия имела самобытное развитие, которое было естественным для нее и могло привести к большим общественным результатам.
   3. В основе политической концепции славянофилов лежала антропология, т. е. учение о человеке. Они пытались найти золотую середину между коллективизмом и индивидуализмом с их специфическими недостатками и видели выход в развитии индивидуально-нравственных начал.
   4. В русской крестьянской общине славянофилы видели тот институт, который мог бы избавить Россию от пороков Запада и его катаклизмов. Община – это и есть тот реальный синтез личного и коллективного, с помощью которого разрешается противоречие между ними.
   
Купить и читать книгу за 109 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать