Назад

Купить и читать книгу за 5 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Сорока

   «Вид у нее был придурковатый и озабоченный.
   Манеры суетливые. Вечно что-то бормочет и наскакивает боком.
   Вся всегда в черном с белым – сейчас это сочетание модно.
   Нос длинный. Глаза круглые, недовольные и глупые.
   Не ищите по этим приметам знакомых вам дам. Не найдете. То есть если и найдете, то речь идет не о них. Речь идет о птице, о сороке…»


Надежда Тэффи Сорока

   Вид у нее был придурковатый и озабоченный.
   Манеры суетливые. Вечно что-то бормочет и наскакивает боком.
   Вся всегда в черном с белым – сейчас это сочетание модно.
   Нос длинный. Глаза круглые, недовольные и глупые.
   Не ищите по этим приметам знакомых вам дам. Не найдете. То есть если и найдете, то речь идет не о них. Речь идет о птице, о сороке.
   Живет эта птица-сорока в Париже, на улице Кретель, что против больничного садика.
   Познакомились мы с ней следующим образом.
   Шли мы как раз мимо этого садика, шли с собакой.
   Вдруг видим – шагает по тротуару птица. Вид недовольный, и совершенно нас не боится.
   Собака на нее залаяла, но птица и глазом не сморгнула, а напротив того – сердито закрякала, будто заругалась, и стала боком-боком наступать на собаку.
   – Что за притча?
   – Наверное, ручная.
   Из окна нижнего этажа высунулась бабья голова и сказала:
   – Кики!
   Это, ясно, было обращение к сороке.
   У французов вообще все, что не лошадь и не корова, то «кики». «Кики» – кролик, канарейка, обезьяна, черепаха, гиппопотам зоологического сада и собственная внучка.
   Значит, сорока была для бабы Кики и, очевидно, ручная.
   Подошли, спросили.
   Оказывается – угадали. Ручная. И вдобавок известная на весь квартал.
   Ну вот, как говорится, первый лед был сломан. Мы стали изредка встречать сороку на ее улице.
   И всегда она бывала сердита, озабоченная какими-то сложными и спешными делами, и видно было, что дела эти не ладились.
   Но вот сорока пропала. На улице больше не встречалась. Может быть, захворала?
   Как-то неловко было наводить справки. Казалось, будто это как-то не принято. Врываться в частную жизнь. Мало ли почему она больше не гуляет. Вообще в культурных государствах не полагается даже давать адрес ваших друзей, если вы о них справляетесь. Мало ли что может быть. Может быть, они именно от вас-то и прячутся. В культурных государствах частная жизнь священна.
   – Почему сорока не гуляет?
   – А вам какое дело? Не суйтесь куда вас не спрашивают.
   Пришлось подавить в себе естественный прорыв любопытства, и сорока мало-помалу сгладилась в нашей памяти.
   И вот в один прекрасный день, проходя по той же сорочьей улице, слышим мы разговор. Говорила какая-то прохожая с той самой бабьей головой, которая торчала из окна первого этажа и звала сороку «Кики».
   – А что же ее не видно, вашей сороки? – спрашивала прохожая.
   – Ах, она страшно занята, – отвечала бабья голова. – Она ищет себе мужа и начала вить гнездо.
   

notes

Примечания

Купить и читать книгу за 5 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

<>