Назад

Купить и читать книгу за 54 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Ошибка фокусника

   Если бы Ромка не проспал в электричке нужную остановку и не попал бы в незнакомый поселок, вряд ли он смог бы в очередной раз продемонстрировать миру свои способности сыщика! В одном доме из запертой комнаты пропала крупная сумма денег. Все подозрения падают на беспризорника Руслана. Ведь только такой малыш, как он, мог пролезть в узкое окно и утащить деньги. Тем более что мальчишка сбежал, едва ему задали несколько вопросов. Теперь Ромка твердо решил опередить полицию и настоящих взрослых детективов и первым найти вора!


Наталия Кузнецова Ошибка фокусника

Глава I
Аполинарий Иеронимович

   За окном лил и лил нескончаемый дождь. Ромка выключил компьютер, медленно поднялся в комнату на второй этаж, взялся было за любимую книгу, но вскоре отложил ее и уныло посмотрел в окно на пузырящиеся во дворе серые лужи. Ему вдруг стало ужасно, просто невыносимо скучно. Впрочем, если бы дождя не было, Ромке было бы точно так же и скучно, и грустно, потому что его неугомонная душа жаждала активных действий, захватывающих приключений, а не простых дачных радостей. Чем же ему заняться? Пляж давным-давно опротивел, а в подмосковном поселке под названием Медовка, где они с сестрой Лешкой гостили у своего друга Артема, никаких других развлечений не было.
   При хорошей погоде можно было бы сплавать на лодке на необыкновенно красивое Чистое озеро, где они в последнее время часто проводили время. Лешка с Артемом, как правило, купались и загорали, а Ромка искал клад – по слухам, во время войны фашисты спрятали там большие ценности. Но когда он убедился, что никаких сокровищ ни на берегу озера, ни в его окрестностях нет, то и бывать там ему расхотелось.
   Конечно, можно было бы заняться раскопками в каких-нибудь других местах, у подножия холма, например, или на собачьем пляже, но любимая Лешкина подруга Катька вытрясла с него обещание не искать больше кладов нигде и никогда, а слово свое Ромка привык держать. Теперь он страшно жалел об этом. Сама Катька давно уехала, а он помирает с тоски.
   Один только Попка – желтый волнистый попугайчик – его и понимал.
   – Попочка, вот невезуха, – жаловался своему любимцу Ромка, подсыпая ему в кормушку зернышек.
   – Ромочка хороший, Ромочка умный, – грассируя, как француз, утешал его верный друг.
   Попка скакал по своей клетке, звенел серебряным колокольчиком, просовывал сквозь прутья головку, но никаких советов он Ромке дать не мог, потому как был всего-навсего маленькой птичкой и говорил только то, чему научил его хозяин.
   А Лешка с Артемом Ромкиных мук упорно не замечали, сами они ничуть не страдали ни от скуки, ни от того, что у них нет и, мало того, даже и не предвидится никаких новых дел. Они были заняты только собой, и Ромка не понимал, как им до сих пор не надоели всякие там шуры-муры.
   И вообще он был с Лешкой и Артемом в ссоре. И вот почему.
   Не далее как сегодня утром Ромка вышел в сад и нашел там гриб-навозник. А ему было известно, что такой гриб – очень ценная штука. Из него можно сделать особые чернила, и их никто не сможет подделать, потому что на бумаге этот гриб оставляет свои споры, которые легко разглядеть в микроскоп. И Ромка предложил Лешке с Артемом пойти с ним в сад и насобирать там этих грибов: вдруг пригодятся? А они в этот момент ничего не делали. Ровным счетом ничего, просто сидели в Лешкиной комнате и слушали музыку. И тем не менее оба, скучные неинтересные люди, отказались собирать с ним ценные навозники. Им совсем ничего не нужно. Он, конечно, и сам мог собрать эти грибы, что тут же и сделал, но обидно ведь, когда лучшие друзья тебя ни в чем, даже в такой ерунде, не поддерживают.
   Ромка разложил грибы сушиться на подоконнике и улегся на свою кровать. Он смотрел на потолок и мечтал о том времени, когда вырастет, выучится, получит лицензию на занятие детективной деятельностью, станет настоящим сыщиком и откроет свой собственный кабинет. Вот тогда интересные, невероятно запутанные, чрезвычайно сложные дела будут сыпаться на него одно за другим, а он, с его обширным опытом и даром провидца, будет щелкать их, как орешки, и от клиентов не будет никакого отбоя.
   Но сейчас-то что ему делать? Неужели просто ждать, пока пройдет энное количество лет и он повзрослеет? Или когда подвернется какой-нибудь случай и в этой дачной жизни произойдет что-то особенное? Но если они будут каждый день ходить только на пляж, кататься на лодочке, а вечером любоваться на луну и звезды, никакое новое дело с неба к ним не слетит. Под лежачий камень, как известно, вода не течет.
   Ромка встал, посмотрел в окно и снова лег. Полежал, подумал еще немножко и резко вскочил, окрыленный новой, совершенно грандиозной идеей. Если гора не идет к Магомету, то, значит, Магомет идет к горе.
   Теперь Ромка точно знал, что ему делать. Он напишет объявления с предложением детективных услуг и расклеит их по всему поселку. И на эти его объявления непременно кто-нибудь откликнется, ему позвонит, и тогда он сам, единолично, раскроет такое преступление, что Лешка с Артемом будут локти кусать от досады, что не стали его расследовать вместе с ним.
   Ромка бегом спустился со второго этажа в гостиную, где у них стоял компьютер, включил его и легко и быстро набрал первую фразу:
   «Опытный частный детектив решит любые ваши проблемы».
   А над следующим предложением пришлось задуматься. Ромка вспомнил, что на счету его сотового телефона кончились деньги, надо просить родителей, чтобы они его пополнили, и неизвестно, когда они это сделают, потому что этот счет у него почему-то очень быстро кончается, гораздо быстрее, чем у Лешки. Но Лешка, если он с ней и помирится, денег ему не даст и свой телефон надолго тоже, он уже просил. Она предложила ему тонюсенький одноразовый мобильник – последний из тех, что привез Артему из-за границы его отец, – но Ромка его не взял. Ему не один раз нужно звонить, а много. А к Артему и подходить не стоит, потому что он потребует объяснений и Ромкину затею с объявлениями не поймет и нисколечко не одобрит. Был еще на даче стационарный телефон, но около него круглые сутки торчать невозможно. А не торчать тоже нельзя, потому что живут они не одни, а с Ниной Сергеевной, теткой Артема, а она тоже ничего не должна знать о его намерениях. Нина Сергеевна, кстати, до сих пор понятия не имеет о том, чем друзья занимались в последнее время и сколько раскрыли преступлений. Узнай она об этом, с ума бы, наверное, сошла. И поэтому они тщательно скрывали от нее все свои похождения.
   Ромка почесал в затылке и решил все же дать в своем объявлении домашний телефон, но ограничить время, в которое ему должны звонить. Пожалуй, прикинул он, самые удобные часы – послеобеденные, когда не хочется никуда идти, а тянет вздремнуть. Вот он и возьмет в свою комнату телефон, и если ему никто в это время не позвонит, то отдохнет в свое удовольствие и ничего не потеряет от ожидания.
   И потому, отпечатав крупным шрифтом номер стационарного телефона, юный сыщик снизу приписал: «Обращаться с трех до пяти после обеда».
   Но и это было еще не все. А кого клиенты должны спрашивать? Просто Рому? Нет, не подходит. Тогда, может, Романа? Или Романа Олеговича? Нет, пожалуй, свое настоящее имя писать нельзя. Вдруг позвонят во внеурочные часы, когда его не окажется дома? Тогда домашние сразу раскроют его секрет, а это ему ни к чему.
   Значит, надо выдумать себе другое имя. И лучше позаковыристей, чтобы оно не походило ни на какое другое.
   Так как спешить было некуда, то Ромка долго перебирал в уме всякие труднопроизносимые имена, а потом вспомнил, как ему лечил зубы стоматолог по имени Ювелинарий Феофилактович. Вот это имя так имя! Хоть и запоминалось с трудом, зато потом навеки врезалось в память. И он тут же придумал другое имечко, еще круче: «Аполлинарий Иеронимович».
   Напечатав еще ниже более крупными буквами: «Спросить Аполлинария Иеронимовича», юный сыщик откинулся на спинку кресла и облегченно вздохнул. Все задуманное было выполнено, начало нового и, возможно, захватывающего дела положено.
   Теперь, если Нина Сергеевна или Артем с Лешкой и возьмут случайно вместо него телефонную трубку, то подумают, что звонивший либо ошибся номером, либо это просто-напросто балуется какой-то шутник. А в урочное время Ромка сам ответит на звонок и при личной встрече с клиентом объяснит, что «Аполлинарий Иеронимович» – его псевдоним, которым он пользуется исключительно в конспиративных целях.
   Жаль, конечно, что он будет заниматься этим один, думал Ромка, разрезая ножницами распечатанные на принтере объявления. Если бы Катька не умотала в свой Воронеж, она бы сейчас с радостью и огромным удовольствием его поддержала, а с этих зануд – он оглянулся на Лешкину комнату, откуда неслась какая-то заунывная музыка, – и взять-то нечего.
   Дорезав бумагу, Ромка поглядел в окно, взял огромный зонт и пошел клеить свои объявления.
   Из густых темных туч продолжал выливаться мелкий противный дождик. Впрочем, такая погода ему сейчас была только на руку, потому что прохожих на улице не осталось, все местные ребята попрятались по домам, и никто не мог у него спросить, что это он клеит и зачем.
   Домой Ромка пришел, заметно повеселев. Он обклеил множество заборов и столбов, устал даже, так как пришлось забрести далеко от дома. Причем он старательно обходил все те улицы, по которым обычно ходили Лешка с Артемом и Нина Сергеевна: нельзя было допустить, чтобы они ненароком наткнулись на его объявления и увидели на них знакомый номер телефона.
   После обеда Ромка унес с собой трубку, однако никаких звонков не было. Но он не огорчился – должно быть, только немногие люди успели прочитать его объявления, – и с удовольствием поспал. А к вечеру, когда дождь перестал, ушел играть в бильярд к Сашке Ведерникову. Лешка с Артемом где-то нагулялись и пришли туда тоже. Но он и не подумал с ними мириться, а они по-прежнему были заняты только собой и тоже не обращали на него никакого внимания. Но теперь ему на это было глубоко наплевать.
   Утром все поднялись поздно, кроме Нины Сергеевны – она была ранней пташкой, потому что раньше всех ложилась спать.
   Разливая по чашкам чай, Нина Сергеевна пожаловалась:
   – Вчера весь вечер и сегодня утром без конца звонили и спрашивали какого-то Аполлинария. Надоело к телефону бегать.
   Она выжидательно посмотрела на друзей – не они ли затеяли какую-то непонятную игру, но Лешка с Артемом недоуменно пожали плечами, а Ромка, внутренне ликуя, спокойненько потянулся за хлебом, намазал его маслом и джемом и только потом повернул к ней свое невозмутимое лицо:
   – Шутников, знаете ли, на свете много.
   Погода в этот день была хорошей, и Лешка с Артемом после завтрака снова ушли на свой дурацкий пляж. А Ромка никуда не пошел. Он подумал, что человек, нуждающийся в помощи, не станет дожидаться определенного часа, а позвонит тогда, когда ему будет нужно.
   Прихватив телефон, юный сыщик поднялся с ним к себе наверх, а чтобы не терять время даром, отыскал книгу с высказываниями древних философов и стал заучивать умные фразы. Жизнь больше не казалась ему пустой и никчемной, а была наполнена великим смыслом.
   И надежды его оправдались! Через какие-то десять минут раздался резкий звонок, и Ромка с волнением схватил трубку.
   – Здравствуйте. Пригласите, пожалуйста, Аппо… Аполлинария Иеронимовича, – голос был старческий, скрипучий.
   Ромке во всю глотку хотелось закричать: «Ура!», но он лишь откашлялся и произнес басом:
   – Слушаю вас очень внимательно.
   – Вы – тот самый детектив? – уточнил старичок.
   – Да, я. Чем могу помочь?
   Старик вздохнул:
   – Жена моя пропала.
   – Как? Впрочем, по телефону можете не рассказывать. Я сейчас к вам сам приду. Как вас искать?
   Старик объяснил. Его дом стоял на улице Отрадной, которая находилась недалеко от улицы Солнечной. А на Солнечной Ромка и его друзья бывали очень часто: там в доме с мансардой жили Маргарита Павловна и Жан-Жак – пожилая чета, с которой они были очень дружны.
   И Ромка стремглав помчался по указанному адресу. Он подпрыгивал по дороге от радости и сам не верил своей удаче. Подумать только, и суток не прошло, а его уже ждет новое, увлекательное расследование. Наверняка жену этого старика кто-то похитил, держит в заложницах и требует за нее выкуп. Конечно, найти похитителей будет нелегко, но он и хотел, чтобы ему досталось очень трудное дело. Уж он приложит весь свой необыкновенный талант – а Ромка считал себя гениальным сыщиком – и, конечно, обязательно найдет преступников. А если этот старик богат – а другого и быть не может, у бедняков жен не похищают, – то он еще и приплатит за отлично выполненную работу, а деньги ему сейчас ой как не помешают.

Глава II
Благие Дела

   Однако на пороге маленького, убогого домика – а таких в Медовке осталось немного, здесь обитал все больше состоятельный люд – его встретил явно небогатый маленький седенький старичок с трясущейся головой.
   – Здравствуйте, – подбежал к нему Ромка. – Это вы мне звонили по объявлению? Так что у вас случилось?
   Старичок тоже смотрел на него с удивлением, моргая выцветшими глазами. Он, конечно, ожидал встретить взрослого человека, а не упитанного розовощекого подростка.
   – Так это ты Аполлинарий? Неужели нынче детям дают такие имена?
   – Вообще-то я Рома, – не стал скрывать юный сыщик. – Это я для отвода глаз написал, ну, мне так надо было, для конспирации. Но если вас смущает мой возраст, то… то вы можете обо мне кое-кого расспросить… Я могу представить вам рекомендации, и не одну… Может быть, вы знакомы с Маргаритой Павловной и ее мужем-французом? Хотите им позвонить? Они вам обо мне скажут только хорошее.
   Старичок, все так же моргая, покачал седой головой.
   – Никаких рекомендаций мне не надо, это даже хорошо, что ты такой молодой, может быть, быстрее сумеешь мне помочь.
   – Так в чем дело-то?
   – А дело в том, что старуха моя, Дарья Васильевна, пошла в дальний лес за грибами и заблудилась. Не мог бы ты собрать своих друзей и поискать ее там?
   – Заблудилась? В нашем-то лесу? – недоверчиво переспросил Ромка и разочарованно сморщил нос. Он-то надеялся на интересное, захватывающее приключение, а тут какая-то старушка заблудилась в трех соснах. Правда, в лесу было опасное болото, и если в него кого затянет, то с концами, человека этого уже никогда не найти. Однако трясина огорожена щитами, и забрести в нее мог разве что слепой. Если только кто не переставил щиты, как это однажды уже случилось.
   А старичок продолжал:
   – У моей Дарьи Васильевны память плохая стала. Она, наверное, забыла дорогу назад. Я ей запретил ходить в лес, а она не послушалась. Вышел в сад утречком, а она мигом собралась и скрылась. Люди ее на дороге с лукошком видели. Можно было бы, конечно, поднять соседей и искать ее всем миром, но не хочется никого беспокоить – у всех свои дела. А я очень за нее волнуюсь. Вдруг с ней что случилось?
   Старик очень жалобно смотрел на Ромку, с напряжением ожидая, что он ему ответит.
   Юный сыщик почесал в затылке. Это, конечно, совсем не то дело, на какое он рассчитывал, но людей нельзя оставлять в беде.
   – А когда она ушла?
   – В пять утра.
   – А сейчас двенадцать. Может быть, еще сама придет? – с надеждой спросил он.
   – Может быть, – вздохнул дед. – Да только прежде она всегда рано возвращалась, часа через два-три.
   – Ладно, я вам помогу, – решился Ромка и собрался бежать на пляж за Лешкой с Артемом и другими ребятами – в такой ситуации не до обид.
   Он пробежал с пол-улицы, но потом передумал звать в лес кого бы то ни было. Чем носиться целой толпой взад-вперед между деревьями по всяким там болотам, высматривая старушку, куда проще отыскать ее по запаху, с помощью собаки.
   Ромка вернулся назад, вызвал старичка на улицу, рассказал ему о своем решении и попросил вынести из дома какую-нибудь вещь, принадлежащую его пропавшей жене.
   Дед принес ему старый дырявый тапок.
   – Подойдет?
   – Вполне.
   С тапком в руках Ромка примчался домой, с досадой отпихнул от себя Лешкиного Дика – тот был кавказской овчаркой, то есть пастушьим псом, и по следу ходить не умел – и позвонил знакомому леснику. У этого лесника жила ручная волчица по кличке Дана, и с этой Даной была связана целая история.
   Не так давно в этом самом лесу Лешка нашла раненого зверя. Волчица лежала, истекая кровью, а они притащили ее домой и выходили, а потом объявился ее хозяин – лесник, и он, конечно, был им всем очень благодарен за спасение своей любимицы.[1] Потом выяснилось, что у этой Даны имеется потомство и что ее дочь, Джеська, помесь волка с немецкой овчаркой, отличается особым, необыкновенным чутьем.
   Лесник, к счастью, оказался дома, и, когда Ромка рассказал ему про пропавшую старушку, сразу согласился вместе с ним ее поискать. Они договорились встретиться на дороге, ведущей к лесу.
   Лесничий хутор находился не очень далеко от Медовки, и где-то через полчаса машина лесника подъехала к месту встречи. С ним были его дети, Вика и Сережа, с которыми Ромка тоже был хорошо знаком.
   Джеська выпрыгнула из старенькой «Лады» и, узнав Ромку, высоко подпрыгнула и лизнула его в нос. Несмотря на свое волчье происхождение, она была очень доброй псиной.
   Ромка еще раз объяснил всем, в чем дело, Вика дала Джеське понюхать старый тапок, и умная собака почти сразу взяла след.
   Однако по лесу они блуждали очень долго, кружили и кружили по каким-то тропинкам, обдирали руки и ноги об острые ветки и нашли старушку, когда уже совсем выдохлись из сил.
   Бабуля сидела на пеньке с лукошком, полным грибов, и не могла сдвинуться с места. Оказалось, что Дарья Васильевна и в самом деле потеряла всякие ориентиры и не знала, в какой стороне находится ее дом. К тому же старушка подвернула ногу, и если бы они ее не нашли, то так бы и сидела на пеньке еще неизвестно сколько времени.
   Бабушка Даша была маленькой и худенькой, но, когда они дотащили ее до того места на дороге, где лесник оставил машину, у Ромки буквально отваливались руки и отказывали ноги.
   Они привезли Дарью Васильевну домой и сдали на руки супругу. Дед чуть не плакал от радости.
   – Вы сделали благое дело, оно вам зачтется, – несколько раз повторил он.
   – Дай-то бог, – сказал лесник, а Ромка подумал, что было бы неплохо, если бы в благодарность за это благое дело исполнилось его самое заветное желание, то есть нашлось бы какое-нибудь по-настоящему трудное дело, Дело с большой буквы. И потому кивнул с самым серьезным видом:
   – Будем надеяться.
   Когда они отделались от стариков, Вика с Сережей пригласили его поехать к ним на хутор. Ромка был бы рад принять приглашение, хутор ему нравился, но из-за своих объявлений он не смог этого сделать.
   Распрощавшись с лесником и его детьми, Ромка вернулся домой, поел и лег отдыхать, не забыв прихватить с собой телефонную трубку. А Лешка с Артемом пообедали до его прихода и снова умчались на свой пляж.
   Ромка задремал, но ненадолго. Подспудно он ожидал нового звонка. Открыв глаза, посмотрел на часы. Еще не было пяти, то есть время, в которое ему должны были звонить потенциальные клиенты, еще не вышло.
   Но новый звонок не заставил себя ждать.
   – Здравствуйте. Это Аполлинарий Иеронимович? – по складам спросил детский голосок. Наверное, девочка списала с объявления это каверзное имя-отчество и теперь читала его по бумажке.
   – Он самый, – ответил Ромка. Ему показалось, что это несерьезный клиент, и потому он сразу спросил: – А у тебя кто пропал?
   – Котенок. А как вы догадались, что у меня кто-то пропал? – удивилась девочка.
   – На то я и сыщик, чтобы все знать, – вздохнул Ромка, думая, как бы ему от нее отвязаться. Очень уж не хотелось заниматься всякими пустяками, особенно после утомительной пробежки по лесу. Он ожидал серьезных дел, а тут какие-то пропавшие старушки да кошки.
   – Так вы поможете мне его найти? – с надеждой спросила девочка.
   – Вообще-то поиском котят я не занимаюсь, – буркнул Ромка.
   – Но вы же сами написали, что можете разрешить любую проблему, – напомнила девочка.
   – Могу, конечно, но только серьезную, а не ерундовую. А ты не думаешь, что он побегает-побегает и сам домой прибежит?
   – Не прибежит. Он еще к нашему дому не привык. Мне его только позавчера купили.
   – Понятно, – сказал Ромка и замолчал. Не только вставать и куда-то идти, даже сидеть не хотелось, его больше всего сейчас устраивало лежачее положение.
   – Пожалуйста, ну пожалуйста, помогите мне, – прошептала девочка, и он услышал, что она плачет.
   И Ромка неожиданно для самого себя произнес:
   – Ладно, так и быть, найду я тебе твоего котенка. Говори, где живешь. – А сам подумал: «Мое мягкосердие меня погубит».
   Продолжая всхлипывать, девочка объяснила, что живет она на улице Молодежной, и рассказала, как найти ее дом.
   Ромка вытащил из розетки телефонный шнур, чтобы никто не смог позвонить на дачу в его отсутствие, и побежал к ней.
   Девочку звали Ирочкой, ей было лет десять. С длинными кудрявыми волосами и большими круглыми голубыми глазами она походила на маленькую фею.
   – Это вы – Аполлинарий? – с уважением спросила она.
   – Я, – коротко ответил Ромка, не собираясь ей ничего объяснять. – Как зовут-то твоего котенка?
   – Китя. Мы с мамой думали, что это кошечка, и хотели назвать ее Китти, а нам сказали, что это кот, и мы решили, пусть будет Китькой. Он уже начал привыкать к этой кличке, а теперь вот пропал.
   «И как его искать, этого Китьку? Вот проблема. Пожалуй, бабку Дарью в лесу проще найти, чем котенка в поселке, – подумал Ромка. – И никакую собаку к этому делу не привлечешь, от нее любая кошка убежит еще дальше».
   – Может быть, его у тебя украли? Он дорогой? Породистый?
   – Очень породистый. Русский голубой, – гордо сказала девочка. – Мы его у метро за сто рублей купили.
   – Все ясно с породой твоего котенка, – хмыкнул Ромка и предложил: – А давай я завтра в Москву смотаюсь и тебе у метро за свои деньги еще одного куплю, точно такого же.
   Но Ирочка упрямо покачала головой, и глаза ее наполнились слезами.
   – Я не хочу другого. Я уже этого полюбила.
   Ромка недовольно вздохнул, но потом поставил себя на место этой девочки и представил себе, что было бы, если б улетел его Попка, а кто-нибудь предложил ему купить другого попугая, точно такого же. Да разве сможет другой попугай заменить его любимого Попку?
   И он смирился:
   – Ладно, давай искать твоего русского голубого. Куда он побежал-то?
   Девочка указала вправо:
   – Вон туда.
   Ромка сделал несколько шагов и вдруг высоко на дереве услышал какой-то подозрительный шорох. Он задрал голову вверх, и там, среди ветвей, мелькнуло что-то серое. Недолго думая, Ромка влез на дерево. Огромный толстый котяра, а вовсе не маленький котенок, подбирался к птичьему гнезду. Ромка этого не потерпел, поднялся еще выше и ухватил кота за хвост. Мерзкое животное выпустило длинные, как бритвы, когти и пронзило ими Ромкино плечо. Ромка заорал, ветка под ним обломилась, и они оба, он и кот, грохнулись на землю. Котяра умчался прочь, а юный сыщик поднялся, кряхтя и с трудом сдерживая слезы.
   – Вот и из твоего котенка такой же хищник вырастет, – проговорил он, хватаясь то за ушибленную ногу, то за расцарапанное плечо. Кот впился в него так глубоко, что кровь просочилась сквозь футболку, и вся она покрылась красными пятнами.
   Ирочка сбегала к себе домой, принесла пузырек с йодом. Ромка, морщась, совершил великий подвиг: сам залил свои раны. А девочка закрыла пузырек крышкой и трагическим шепотом сказала:
   – Теперь ты не будешь искать моего Китеньку.
   Но Ромка никак не мог признать своего поражения.
   – Буду, – упрямо заявил он и продолжил поиски.
   Он прошел всю улицу, осмотрел все деревья, но котенка, как назло, нигде не было. Ромка чуть было не усмирил свою гордость и не попросил Артема с Лешкой вместе с ним поискать пропажу. Его сестра любила животных и в этом ему бы не отказала. Но потом передумал. Жарятся они на своем пляже – и пусть жарятся, он и сам справится.
   А девочка смотрела на него своими огромными глазами, и Ромка не мог сознаться ей в том, что он, опытный сыщик, не может найти какого-то вшивого, то есть блохастого котенка.
   Они снова пошли по улице, кругами походили вокруг Ирочкиного дома и, наконец, около огромного нового особняка с забранными решетками большими окнами вдруг услышали слабый писк.
   Ромка поднял голову. На росшей у самого забора тоненькой березке сидел серый, как мышь, маленький облезлый котенок.
   – Этот, что ли, твой?
   – Да! – радостно закричала девочка. – Китенька, иди сюда!
   Но котенок на ее призыв никак не откликнулся. То ли боялся спуститься вниз, то ли еще не запомнил своей клички и не узнавал свою хозяйку.
   Пришлось Ромке, кряхтя, лезть еще и на березку. Котенок его испугался и вскарабкался еще выше. Ромка вытянул руку, ухватил дрожащее создание за лапку, но серый проказник каким-то образом выскользнул из его руки и запрыгнул за высокую изгородь.
   Ромка слез с березки, подошел к забору, подпрыгнул, кое-как зацепился за самый верх, подтянулся и хотел уже перекинуть ногу на другую сторону, как к нему с громким лаем кинулся огромный цепной пес и ощерился белыми клыками. Такого зверя даже Лешка бы испугалась, хотя она не боялась никаких собак. Но на подобных псов никакие увещевания не действуют, они слов не слушают, а сразу кидаются. Такому только попадись – разорвет в клочья.
   А котенок, спасаясь от пса, быстренько влез на яблоню.
   Тогда Ромка решил идти легальным путем. Он слез с забора, постучался в калитку, потом увидел небольшую белую кнопку звонка и нажал на нее.
   Из дома вышел высокий мужчина с хмурым лицом, но, когда увидел девочку, улыбнулся ей.
   – Здравствуй, Ирочка. А что вам нужно?
   – Владимир Сергеевич, мой котенок к вам в сад забежал. Поймайте его, пожалуйста, он на яблоню забрался.
   – Ну уж нет, ловите сами.
   Мужик отвел пса в сарай, пригласил их войти и предупредил:
   – Только осторожнее, пожалуйста, не наступайте на клумбы.
   Весь его двор и сад благоухали цветами. Ромка в клумбах мало что понимал, но не смог не отметить, что растения в саду у этого Владимира Сергеевича необыкновенно красивые, лучше, даже намного лучше, чем у Нины Сергеевны, целыми днями колдующей над своими клумбами.
   Пробравшись по узкой тропинке к яблоне, Ромка мигом на нее взобрался, и, наконец, беглец был пойман. Спустившись с дерева, юный сыщик вручил котенка Ирочке.
   – Держи крепче, второй раз ловить не буду.
   Вне себя от счастья, девочка прижала к себе серого уродца:
   – Спасибо тебе большое.
   А когда они вышли на улицу, Ромка обернулся на высокий особняк и поинтересовался:
   – А чего это твой Владимир Сергеевич так от всех отгородился? И решетки у него на окнах, и забор высоченный. Колючей проволоки только сверху не хватает и электрического тока в ней. Неужели так опасается за свои цветочки?
   – Нет, не за цветочки. Его однажды обокрали, и он теперь боится воров, – гладя котенка, ответила Ирочка.
   – Обокрали? – воодушевился Ромка. Вот чем было бы неплохо заняться: поиском неизвестных грабителей. – А когда это было?
   – Давно уже. В прошлом году, летом.
   – А, – разочарованно произнес юный сыщик. – Ну, пока.
   – Спасибо! – еще раз прокричала вслед ему девочка.
   Ромка шел домой и жутко жалел себя. Весь день ушел на сущую ерунду и отнял у него все силы. Невозможно болело оцарапанное плечо. Он представил себе лица Артема и Лешки, когда они увидят на нем кровь, и это его чуть-чуть утешило. Они, конечно, придут в ужас и спросят: «Рома, что с тобой?» А он примет мужественный вид и ответит: «Так, было одно дельце». И ничего больше не скажет. И пусть на себя пеняют, что не пришли ему на помощь в трудную минуту, оставили один на один с неведомой опасностью.
   Но теперь, наученный горьким опытом, он больше ни за что не поддастся на жалость. Пусть народ сам ищет своих заблудившихся котят и старушек, а ему, квалифицированному сыщику, не пристало заниматься подобными пустяками. Отныне он будет выбирать себе только серьезные, стоящие дела.
   Но Лешки с Артемом, к сожалению, дома не оказалось, и демонстрировать свои шрамы было некому.
   Тогда, незаметно для Нины Сергеевны, Ромка прокрался на второй этаж, быстренько переоделся и засунул изодранную котом окровавленную футболку под кровать. А потом спустился вниз и лег на диван в гостиной. Спать хотелось ужасно, просто невозможно, но он решил потерпеть, так как солнце еще не ушло за горизонт, а кто же спит на закате? Но где же Лешка с Артемом? Могли бы и позвонить ему, между прочим, и спросить, куда он подевался.
   И вдруг Ромка вспомнил, что сам же и выключил телефон. Он вставил вилку в розетку, и трубка тут же ожила в его руках.
   Ага, обрадовался он, значит, в Лешке с Артемом все-таки пробудилась совесть. Интересно послушать, что они ему скажут. Или это звонит очередной клиент? Ох, только бы не это, вздохнул Ромка. Сейчас ему меньше всего хотелось с кем-то встречаться, чего-то распутывать и кого-то разыскивать.
   – Алло? – осторожно сказал он, ожидая, что сейчас его попросят пригласить к телефону Аполлинария Иеронимовича.
   Но голос в трубке заставил его подскочить от радости.
   Это был Венечка, их самый лучший, самый верный, самый надежный друг. Венечка как-то раз уже гостил у них в Медовке и даже участвовал в одном расследовании, а потом вместе с родителями уехал отдыхать куда-то под Липецк. И теперь, значит, уже вернулся.
   – Привет! – сказал Венечка.
   – Венька! – завопил Ромка. – Ты что, уже в Москве?
   – Еще ближе, – ответил лучший друг. – Я сейчас в Николаевке. Маму мою пригласила в гости ее подруга, а я узнал, что это недалеко от вас, и попросился поехать с ней. Мы здесь дня два пробудем.
   Николаевка была соседней деревней, и, чтобы в нее попасть, надо было проехать всего-навсего одну остановку на электричке.
   – А почему ты прямо сейчас не едешь к нам?
   – Я к вам завтра приеду. Сейчас уже поздно, мама сказала, что лучше утром. И потом, со мной здесь мой Дожик, и я не хочу его одного оставлять в чужом доме. А к вам с ним ехать нельзя из-за Лешкиного Дика.
   Лешкин Дик был громадной кавказской овчаркой, а Венечкин Дожик – подросшим щенком немецкого дога, а Дик не терпел других собак на своей территории.
   Но Ромка не хотел ждать до завтра.
   – А хочешь, я к тебе сам приеду?
   – Очень хочу.
   – Тогда говори свой адрес.
   – Улица Звездная, дом номер пять. Это прямо рядом со станцией, так что не заблудишься.
   – Отлично, Звездная, пять. Жди, скоро буду.
   Ромка схватил свою огромную, набитую всякой всячиной сумку – он всегда носил с собой все необходимые сыщику вещи, ведь неизвестно, что, когда и где может понадобиться, – и взглянул на расписание электричек. Поезд должен был подойти через десять минут. Еще столько же, если не меньше, ему понадобится, чтобы доехать до Николаевки, и всего каких-то пять минут – добежать до улицы Звездной. Значит, самое большее через полчаса или сорок минут он будет у Венечки. А часа через три вернется обратно.
   И Ромка выбежал из дома. Нина Сергеевна была в саду. Он крикнул ей от калитки, что уходит по делам и вернется не очень поздно.
   По дороге Ромка подбежал к обрыву, с которого был виден пляж, и заметил недалеко от воды голубой Лешкин купальник. Хотел было сообщить им с Артемом радостную весть о приезде Венечки, но удержался и пробежал мимо. Если им все равно, как он живет, то и ему тоже.
   Электричка подошла вовремя. Ромка сел в нее и поехал в Николаевку.

Глава III
Совсем пропавший

   Лешка с Артемом замечательно проводили время. Им было хорошо вдвоем везде, а сейчас, под мягкими лучами заходящего солнышка, когда рядом плещется теплая, нагретая к вечеру речка, то и вообще лучше некуда. Удивительное дело, но за все время жизни в Медовке они ни разу не поссорились. В сущности, ссориться им было не из-за чего и некогда. Артем целый год жил и учился в Англии, а когда Лешка с Ромкой приехали к нему на дачу, то все время возникали какие-то дела, они влипали то в одну, то в другую историю, и просто так плавать и загорать, лежа на теплом песочке, им выпадало не часто. А вот теперь они только этим и занимались, за исключением пасмурных дней. Но и тогда тоже было неплохо: сидя рядышком, они слушали, как стучит по крыше дождь, иногда включали музыку, смотрели телевизор, Артем обучал Лешку английскому языку, словом, оба ни капельки не скучали.
   «Как же тут хорошо!» – не веря своему счастью, думала Лешка.
   И хотя солнце уже покидало пляж, медленно спускаясь за холм, домой идти совсем не хотелось. Жалко, конечно, что Ромка не пошел с ними, а надулся, как индюк. Небось и до сих пор еще дуется.
   Ромка был на год старше Лешки, а ей часто казалось, что это она его старшая сестра, а он все еще маленький мальчик. Тоже, придумал: грибы собирать. На вид они как бледные поганки, а может, они самые и есть, не хватало еще отравиться. И вообще, хватит с них всяких дел и приключений, так и лето кончится, а они не отдохнут по-человечески и не позагорают всласть. А он, глупый, потом пожалеет, что упускал такие хорошие денечки. А если ему не хочется отдыхать, то они-то тут при чем?
   Лешка вдруг так разозлилась на брата, что даже сказала вслух:
   – Нельзя, что ли, просто позагорать людям!
   Артем повернул к ней лицо:
   – Ты о чем?
   Сам он лежал на теплом песочке, положив голову, как на подушку, на небольшой пригорочек с мягкой травкой, и тоже наслаждался бездельем.
   – Да о Ромке. Вредный он какой-то стал. Все ему не так, не эдак, все время что-то надо, непонятно что.
   – Ты же знаешь, что Ромка у нас экстремал, без острых ощущений ему жизнь не в жизнь, – усмехнулся Артем и взял Лешку за руку. – Не расстраивайся из-за ерунды. Когда-нибудь мы все, и Ромка тоже, будем вспоминать это лето как самое прекрасное время в нашей жизни. И пляж этот, и закаты, и Чистое озеро, и дождь по крыше.
   – И всяких преступников.
   – И их тоже, – улыбнулся Артем. – А особенно то, как мы всякий раз находили выход из трудных положений. И без Ромки вряд ли бы это получалось, уж будь объективна.
   – Я и так объективна. А он все равно вредный, – упрямо сказала Лешка.
   А солнце уже совсем спряталось за холм, и небо за ним стало слоеным, бордовым с сине-зелеными полосами. У Лешки была когда-то куртка с такой разноцветной подкладкой, а потом она стала ей мала, и второй такой они с мамой так и не нашли ни в одном в магазине.
   На пляже они были не одни, а в компании Сашки Ведерникова, его сестры Машки и местных ребят. Они как раз сейчас выходили из воды.
   К ним подбежала Машка:
   – Мы уходим. А вы что, остаетесь?
   Лешка взглянула на Артема:
   – Ты как? Остаемся?
   Он кивнул:
   – Пожалуй, еще немножко побудем.
   – Тогда доешьте наши пироги.
   Лешка взглянула на еду, оставшуюся на расстеленной на траве клеенке. Машкина мама пекла отличные пироги, почти такие же, как Маргарита Павловна, и Ромка их обожал. Он вообще любил всякую выпечку. Сами они пироги есть больше не будут, а вот если Ромка сюда придет, будет повод с ним помириться.
   – Забегите, пожалуйста, по дороге к нам, скажите Ромке, чтобы шел на пляж доедать ваши пироги, – попросила она Машку.
   – Ладно, – кивнула та.
   Лешка нисколько не сомневалась, что Ромка, забыв обо всех обидах, тут же примчится к ним.
   Но время шло, небо стало сереть, потом темнеть, а его все не было.
   – Проявляет характер, – усмехнулась она.
   – Наверное, – согласился Артем.
   Он встал и принялся одеваться. Лешка оделась тоже, аккуратно сложила Машкины пироги в пластиковый пакет, и они почти последними покинули пляж.
   К великому их удивлению, Ромки дома не оказалось.
   – А он ушел с час назад, – сказала Нина Сергеевна.
   – И куда?
   – Не сказал. Я думала, что он к вам побежал.
   – Наверное, он у Сашки, опять в бильярд играет, – спокойно сказал Артем, и его тетка с ним согласилась:
   – Должно быть. Все вам не сидится дома.
   Однако Артем с Лешкой к Сашке не пошли. Им сегодня больше вообще никуда не хотелось идти. Местные ребята принесли им диск с интересным фильмом, и они должны были его уже завтра вернуть.
   Кино оказалось и впрямь захватывающим, но смотреть его мешали частые и непонятные телефонные звонки. Сначала позвонила какая-то девочка, потом женщина, и все они наперебой спрашивали какого-то Аполлинария. Под конец Артем отключил телефон, чтобы они смогли спокойно досмотреть телевизор. А фильм был длинным и закончился часов в двенадцать.
   Нина Сергеевна давным-давно ушла спать. А Ромка все не шел и не шел.
   – Неужели он до сих пор играет? – удивилась Лешка.
   И тогда они включили телефон и позвонили Сашке Ведерникову.
   – Алло, – сонным голосом ответил Сашка.
   – Ты что, спишь? – удивился Артем.
   – Ну да.
   – А Ромка с кем играет?
   – Откуда я знаю.
   – А разве он не у тебя?
   – Нет. У меня сегодня вообще никого нет, и я уже давно лег, устал потому что очень.
   – Погоди! Ты что, даже не знаешь, где Ромка?
   – Понятия не имею.
   – Вот так дела! – Артем положил трубку и присвистнул. – Куда ж наш экстремал-то подевался?
   – Да куда угодно, – фыркнула Лешка. – Мог пойти к Маргарите Павловне или даже в Москву поехать. А может быть, сидит где-нибудь в нашем саду под кустом с ежиками, лишь бы заставить нас волноваться.
   Она попыталась позвонить Ромке по сотовому, но тут вспомнила, что у него на счету кончились деньги. Да и телефон его за ненадобностью лежал на столе.
   И тут же в ее душу закралась тревога. Ромка нарочно никогда так не поступал. Тем более что живут они не одни, а с Ниной Сергеевной, и он знает, что она не уснет, если кого-то из детей нет дома.
   Они поднялись на второй этаж, Лешка заглянула под Ромкину кровать.
   – Сумки его нет. Только что-то валяется.
   Это «что-то» оказалось футболкой, в которой сегодня ходил ее брат. Футболка почему-то оказалась рваной. Лешка поднесла ее к глазам, увидела на ней бурые пятна крови, и ей чуть не стало дурно.
   – Тема, смотри, кровь, – трагическим голосом сказала она. – Откуда здесь взялась его футболка? И почему она порвана?
   В отличие от Лешки Артем сохранял самообладание.
   – Погоди, не волнуйся. Он сам ее сюда спрятал, чтобы тетя Нина не увидела, что она порвана. Давай сначала позвоним Маргарите Павловне, может, он к ним забежал?
   Но Маргарита Павловна тоже уже спала. Она сказала, что Ромка несколько дней у них не появлялся и даже не звонил.
   – А давай сбегаем на станцию и спросим у Петра Ивановича, не видел ли он его сегодня? – предложила Лешка.
   Петр Иванович был еще одним хорошим знакомым Лешки, Ромки и Артема, даже, можно сказать, другом. Раньше он служил в милиции, был майором, а потом вышел в отставку и, чтобы не сидеть без дела дома, стал подрабатывать продавцом в пристанционном киоске.
   Лешка с Артемом за пять минут добежали до станции. К счастью, Петр Иванович в эту ночь как раз работал.
   – Петр Иванович, здравствуйте, вы Ромку не видели? – заглянув в окошко, спросила Лешка.
   – Видел, – обрадовал ее бывший милиционер.
   – И куда он поехал?
   – Не знаю. Он поздоровался со мной и убежал, потому что очень спешил на электричку, – сиплым голосом сказал Петр Иванович.
   Он поднял свое грузное тело и вышел из киоска. Лешка посмотрела на мужчину снизу вверх. Если не знать, что это добрейшей души человек, то с виду Петра Ивановича запросто можно было принять за грозного главаря какой-нибудь банды, такой у него был суровый вид.
   – А что случилось? – отставной майор сдвинул кустистые брови.
   – Ничего, просто мы с ним разминулись.
   Петр Иванович покачал седой, коротко стриженной головой:
   – Все давно спят, а вам все неймется. Или у вас снова что-то произошло?
   – Нет, ничего, – быстро сказал Артем.
   – Значит, моя помощь не требуется?
   – Нет-нет.
   – Ну ладно, – мужчина вздохнул и, наполнив грудь свежим воздухом, снова спрятался в свой киоск, как улитка в раковину.
   – И почему я не отдала Ромке свой телефон? – простонала Лешка.
   Тревога в ней все росла и росла, и Лешка ничего не могла с собой поделать. Решившись, она позвонила в Москву. Трубку снял отец, он всегда поздно ложился спать.
   – Пап, привет, как дела? – бодро спросила девочка.
   – Это ты, Лешка? А почему ты звонишь мне в такое позднее время? – удивился Олег Викторович.
   – Просто я соскучилась и хочу пожелать вам с мамой спокойной ночи.
   – Спасибо. Мы вам тоже желаем спокойной ночи, – обескураженно ответил отец. – У вас там, надеюсь, все в порядке? Как Ромка?
   – У нас все нормально и хорошо. Замечательно просто. Пока. – Лешка отключила телефон и снова горестно вздохнула. – Как видишь, Тема, в Москве Ромки нет.
   – Если он бежал к электричке, то не обязательно для того, чтобы уехать домой. Он мог отправиться куда угодно. Не переживай, ты же знаешь, наш Ромка себя в обиду не даст, и вокруг пальца его не обвести, он у нас не глупый и не легковерный.
   – Но он мог вляпаться в какую-нибудь новую историю, потому что все время только и мечтал об этом! И почему мы не пошли с ним собирать эти поганые грибы! Ну и собрали бы, и ничего бы с нами не сделалось, все равно мы в тот момент ничего не делали. Или он специально выкинул такой фортель, чтобы нас помучить? Потому что на нас обиделся?
   – Возможно, что и так.
   – А что теперь делать?
   – Подождем еще немного.
   – Как же я не люблю ждать!
   – Я тоже. – Артем взял Лешку за руку, они сошли с платформы, сделали несколько шагов назад, и вдруг оба увидели наклеенную на столб белую бумажку, освещенную светом пристанционного фонаря. Они хотели пройти мимо столба и этой бумажки, но какое-то неясное чувство заставило их остановиться.
   – «Опытный частный детектив решит любые ваши проблемы. Спросить Аполлинария Иеронимовича», – прочел вслух Артем. – Смотри, Лешка, здесь проставлен номер нашего телефона. Тебе теперь понятно, кто такой Аполлинарий Иеронимович и почему нас весь вечер изводили непонятными звонками?
   – Понятно, – кивнула Лешка. – Это значит, что наш Ромка расклеил всюду вот эти объявления, ему кто-то позвонил, и теперь он, как я и думала, ввязался в какое-то новое дело. Этого нам еще не хватало!
   – Зато мы, по крайней мере, теперь знаем, что с ним ничего не случилось, он должен вернуться или дать о себе знать. И нам по-прежнему остается только ждать. – Артем взял Лешку за руку. – Пойдем назад.
   Они вернулись домой, но спать не легли, а уселись в гостиной ждать Ромку.
   И вот прошел час, потом еще один, а он не звонил и не возвращался. Дик не сводил глаз с пакета, где лежали Машкины пироги, Лешка кинула ему один кусок, пес на лету его проглотил, попросил еще, а она чуть не заплакала.
   – Неужели Ромка не понимает, как мы за него волнуемся!
   И тут раздался звонок.
   В доме было тихо, и звук его показался особенно резким. Чтобы не разбудить Нину Сергеевну, Артем мгновенно схватил трубку.
   Лешка замерла.
   – Алло! О, привет, – быстро сказал Артем.
   – Ромка? – прошептала девочка.
   Артем покачал головой.
   – Нет, Венечка.
   – Откуда он взялся? – Лешка схватила параллельную трубку. – Венечка, здравствуй. Ты нам из Москвы звонишь?
   – Да нет же, я здесь, в Николаевке, разве вам Ромка не сказал?
   – Не сказал.
   – А где он, не знаете?
   – В том и дело, что нет. Мы с ума сходим от беспокойства.
   – Он ко мне собирался, но его до сих пор нет. Он мне еще раз звонил, но я его не нашел. А вам?
   – Нет, нам он не звонил тоже. А что он тебе сказал? Говори по порядку, как было дело, – взмолилась Лешка.
   – Ну, как? Сначала я ему позвонил, еще светло было, сказал, что нахожусь в Николаевке, и он пообещал ко мне приехать. Ну, я его и ждал. Ждал, ждал, вам звонил, но вы не отвечали.
   – А мы на пляже были, без телефонов, – ответил Артем.
   – Ну, а потом, – продолжал Венечка, – часа через два, Ромка мне снова позвонил и сказал, чтобы я поспешил на Песочную улицу, в дом номер двенадцать, потому что его там кто-то удерживает. Я должен был доказать, что он ехал ко мне, а не к кому-то еще, и что он не какой-то там вор. Ничего я, конечно, не понял, но сразу к нему пошел, побежал даже. Искал-искал эту Песочную улицу и не нашел, а потом оказалось, что в Николаевке такой улицы нет. А Ромка мне больше так и не позвонил.
   Лешка беспомощно взглянула на Артема.
   – Давай прямо сейчас поедем к Венечке!
   Но Артем покачал головой.
   – Зачем? Если он не нашел эту улицу, то и мы не найдем. Тут что-то странное. Должно быть, Ромка влип в какую-то непонятную переделку.
   – И что же теперь делать? – в который раз задала этот вопрос Лешка и судорожно вздохнула. Зря она сегодня радовалась, что жизнь их вошла в нормальное русло. Не бывает у них так, чтобы что-то хорошее длилось долго и не случалось ничего плохого.
   И снова Артем ей сказал, что ехать им некуда и потому не остается ничего другого, как сидеть и ждать.
   Договорившись с Венечкой, что он им сразу же позвонит, как только узнает что-нибудь новое, а они – ему, Лешка с Артемом ушли в ее комнату, сели там на диван и положили рядом с собой сразу три телефонные трубки. Но никто им ни разу не позвонил до самых первых лучей солнца.
   А когда чуть забрезжил рассвет, они так, сидя, и заснули, и тут-то их и разбудил новый звонок.
   Но это снова был Венечка.
   – Ромка не появился?
   – Нет.
   – Тогда я прямо сейчас к вам приеду. Все равно не могу спать.
   – Давай, – ответил Артем. – Втроем мы быстрее придумаем, что предпринять, чтобы его найти.

Глава IV
В плену

   Артем с Лешкой ошибались, никакого нового дела Ромка не расследовал.
   Он вошел в вагон электрички и сел на крайнее сиденье, у самой двери. Хотя ехать ему было всего ничего, стоять в тамбуре не было никаких сил: все они ушли на поиски несчастного серого котенка и забывчивой старушки. Ужасно жить, когда все забываешь, думал Ромка и радовался, что ему такая участь не грозит никогда. Потому что если постоянно тренировать свою память и заниматься интенсивным умственным трудом, то ясность мышления сохранится до самой глубокой старости.
   А вот у сидящего рядом с ним пожилого человека ясность мышления явно уже пропала, потому что он, кряхтя, поднялся с места, поднял тяжелый баул и потащил его к выходу, чтобы не забыть выйти на остановке. К старости люди становятся еще и жутко суетливыми, отметил юный сыщик. Но он не такой, вслед за стариком не побежит, не станет маячить у двери половину остановки, а вполне успеет выскочить, когда остановится поезд.
   Ромка устроился поудобнее, посмотрел в окошко, потом на часы. Ехать еще минут семь, не меньше, так что спешить абсолютно некуда. И он со спокойным лицом прикрыл глаза.
   А проснулся он, когда электричка с визгом затормозила. Ромка схватил свою сумку, одним махом оказался у двери, соскочил на платформу и поискал глазами деда с баулом. Но деда нигде не было. Интересно, куда он делся, испарился, что ли? Впрочем, старик зачем-нибудь мог перейти в другой вагон и выйти из другого тамбура, только и всего.
   И Ромка тут же забыл о старом деде и вообще обо всем на свете, безумно радуясь предстоящей встрече с Венечкой.
   Впрочем, нет, кое о чем он все же помнил. Порадовавшись, что судьба занесла его в такое место, где никто о нем ничего не знает, Ромка решил и здесь разместить свои объявления. Он тут же вытащил из сумки пузырек с клеем и пачку бумажек и стал лепить их на все столбы подряд.
   Объявления закончились, когда была пройдена добрая часть широкой улицы – Ромка клеил их по обеим сторонам дороги. Не может такого быть, чтобы здесь не нашелся человек, нуждающейся в частном детективе, причем не для поиска заблудившихся котят и старушек, а для более серьезных вещей.
   Подумав так, Ромка заторопился к Венечке и впервые огляделся в поисках нужной улицы.
   В Николаевке юный сыщик был впервые. Хоть она и находилась рядом с их Медовкой, никакой нужды им сюда ездить не было.
   «Здесь все, как у нас в Медовке, – отметил он. – И дома почти такие же, и тоже очень много новых коттеджей, только что отстроенных».
   Внимание Ромки привлек самый красивый дом, прямо как с картинки: высокий, трехэтажный, с остроконечной крышей и огромными блестящими окнами. Нечего себе домик! Когда он станет знаменитым детективом, то построит себе такой же.
   Из этого дома вышла какая-то парочка, спустя минуту – тощая пожилая тетка, а откуда-то из-под забора выскочил котенок и, задрав хвост, помчался вдоль улицы. Увидев котенка, Ромка поморщился.
   Будучи уверенным, что это и есть улица Звездная – Венечка же сказал, что она находится рядом со станцией, – Ромка решил разглядеть на доме табличку. Так как уже стемнело, он подошел к особняку поближе. Но на табличке значилось: «Ул. Песочная, 12».
   Куда идти дальше, Ромка не знал, и чтобы зря не блуждать по незнакомым улицам, решил расспросить прохожих.
   – Не подскажете, где тут Звездная? – обратился он к первому попавшемуся мужчине.
   – Не знаю, я не местный, – ответил тот.
   Так как прохожих больше не было, то Ромка снова вернулся к высокому особняку и решил постучать в ворота, чтобы спросить у хозяев, где находится нужная ему улица. И вдруг он увидел, как от забора отделился не замеченный прежде маленький черноголовый мальчишка в темной маечке со светлой полоской.
   – Эй, – окликнул его Ромка и даже сделал несколько шагов вдогонку, и тут из ворот выскочили двое мужчин. Один из них глянул на Ромку, крикнул «Держи этого», а сам кинулся за мальчишкой. Другой мужик схватил Ромку железной ручищей и поволок в свой дом.
   – В полицию тебя отправить, или сам все отдашь по-хорошему? – прорычал он на ходу.
   – Что я должен вам отдать?! – воскликнул Ромка, отчаянно сопротивляясь и изо всех сил стараясь вырваться.
   Не говоря ни слова, мужик похлопал его по карманам – а там у Ромки было много всяких нужных вещей. Но мужчину, по-видимому, интересовали только деньги, а у Ромки была только мелочь. Тогда странный мужик втащил его в дом и отобрал у него сумку. Ромка попытался ее отнять, снова завязалась борьба, но вернулся второй мужчина, пожилой, невысокий, с выпуклыми блестящими глазами. Он помог первому удержать Ромку, пытливо его оглядел и развел руками:
   – А того я так и не догнал.
   Тогда высокий мужик тряханул Ромку с такой силой, что он чуть не задохнулся.
   – Говори, с кем ты был? Где мой бумажник? – Он сморщил лоб, полез в один свой карман, потом в другой и с болью воскликнул: – Вот черт, и кредитку сперли! И все банковские карты! Теперь с утра придется блокировать счета, потом в банки ехать, новые оформлять.
   Он открыл Ромкину сумку, увидел там бинокль, табак, большой водяной пистолет, заправленный черной краской, перцовый баллончик и книжку с мудрыми мыслями великих людей.
   – Ты, оказывается, еще и философ. И после этого, – он потряс биноклем и перцовым баллончиком, – ты мне будешь говорить, что ничего не украл?
   – Да не вор я! – во весь голос заорал Ромка. – И при чем здесь бинокль?
   – В окна чужие заглядывать. – Мужик снова схватил его за руки, и хватка у него оставалась железной. Он приблизил свое злое лицо к Ромкиному. – Говори, где деньги и куда скрылся твой подельник.
   – Нет у меня никакого подельника, о чем вы говорите?
   Из кухни – а что это помещение являлось кухней, Ромка распознал по доносящимся оттуда вкусным запахам – появилась худая пожилая старуха.
   – Женя, что случилось?
   – Бумажник, гады, украли, а там и деньги, и банковские карты.
   – Кто украл, как? В окно, что ли, влезли? – Женщина внимательно оглядела Ромку. – Да разве этот толстяк пролезет в наше окно? Оно же было чуть-чуть приоткрыто.
   – Я не толстяк, – оскорбился Ромка. Он и в самом деле несколько похудел, и никто не называл его толстяком.
   Но они говорили о нем так, будто его и не было в комнате.
   – Этот не пролезет, зато другой пролез, маленький. – И мужик снова тряханул Ромку: – Признавайся, где он?
   Юный сыщик дернулся изо всех сил.
   – Да не знаю я, о ком вы говорите. Ничего не знаю. Выпустите меня немедленно!
   – Не выпущу, пока не сознаешься. Или давай вместе пойдем к твоим родителям. Где ты живешь?
   – Я живу в Медовке, то есть я там отдыхаю. А родители мои – в Москве, – тяжело дыша, пояснил Ромка.
   – А здесь что делаешь?
   – К другу приехал.
   – Ну вот, а говоришь, что у тебя нет подельника.
   – Я к другому другу приехал, к своему собственному, а этого пацана не знаю и никогда не видел. Я мимо проходил, а вы меня схватили. А мой друг сам сюда со своей мамой к кому-то в гости приехал. Если хотите, то давайте к ним вместе сходим, и они вам скажут, что никакой я не вор.
   – Хорошо, пойдем, – согласился хозяин дома. – Где они живут?
   – Улица Звездная, пять, – выпалил Ромка, обрадовавшись, что сейчас глупому недоразумению придет конец.
   Однако глаза мужчины угрожающе сузились и он медленно покачал головой:
   – Здесь нет такой улицы.
   – Как это – нет? Я только что, ну, полчаса назад, с Венькой – это и есть мой друг – по телефону говорил.
   – Или я чего не знаю? Мам, – крикнул мужик, – у нас в поселке разве есть улица Звездная?
   – Не слышала, – ответила из кухни мать.
   – Я тоже, – сказал пожилой мужик с выпуклыми глазами. – А живу я здесь, между прочим, очень давно.
   Ромка растерялся. Что за наваждение? И нарочно такое не придумаешь. Он сумел выдернуть одну руку и прижать ее к груди.
   – Честное слово, это какое-то недоразумение.
   – Недоразумение, говоришь? – повысил голос хозяин дома. – Сейчас я полицию позову, она разберется, какое это недоразумение.
   – Вот-вот, зовите полицию, она разберется. В первую очередь вас привлекут за мое похищение.
   – Ну, если не хочешь по-хорошему, то и в самом деле позову, – устало сказал мужик. – А ведь хотел расстаться с тобой по-мирному.
   Он вздохнул, вытащил из кармана телефон, а он вдруг зазвонил сам. Мужик поднес трубку к уху, и лицо его преобразилось: сначала оно сделалось настороженным, потом удивленным, потом невероятно счастливым и оттого даже приятным.
   – Сын! – крикнул он. – Мама, у меня родился сын!
   – Счастье-то какое! – выбежав из кухни, воскликнула старуха.
   – Поздравляю, – сказал пожилой мужик. – Это тебе из роддома звонили?
   – Оттуда. Мама, я немедленно еду.
   Мужик схватил ключи от машины и кинулся к дверям. Ромка двинулся за ним следом, чтобы под шумок ускользнуть из этого мерзкого дома, но мужчина его остановил и дал в руки свой телефон.
   – Звони своему другу, пусть он сам за тобой явится. Да вы идите, Святослав Петрович, вы же домой спешили. А этого я пока в чулан запру, и если все окажется так, как он говорит, то мама его выпустит и за меня извинится.
   Ромка по памяти набрал Венечкин номер телефона и, как только друг откликнулся на его звонок, прокричал:
   – Венька, я нахожусь на Песочной, двенадцать, и меня тут черт-те в чем обвиняют! Ты должен прийти сюда немедленно и доказать, что никакой я не вор, что к тебе ехал, а не к кому-то другому.
   – Я сейчас приду! – тут же ответил Венечка, а новоиспеченный отец отобрал у Ромки свою трубку и обратился к старухе:
   – Мама, учти, ты за него отвечаешь.
   И как Ромка ни сопротивлялся, он затащил его в чулан и там запер. Юный сыщик в нетерпении притулился у двери, ожидая, что не пройдет и пяти минут, как за ним придет Венечка и они устроят здесь грандиозный скандал и живого места от этого гадкого дома и его владельцев не оставят. Клеветать на себя он никому не позволит! Это им даром не пройдет!
   Но Венечка почему-то не пришел. Ромка его ждал-ждал, очень жалея о том, что не взял у Лешки одноразовый телефончик, когда она ему его предлагала, а потом улегся на узкую кушетку, и его тут же сморил сон.
   А когда он проснулся, в узкое чуланное окошко били яркие солнечные лучи. Где-то сбоку раздавались женские голоса, один был знакомый, принадлежал матери запершего его мужика, другой – неприятный, визгливый, резкий. Потом голоса смолкли. Значит, старуху посетила какая-то тетка и ушла.
   Ромка вскочил с кушетки и изо всех сил забарабанил в дверь:
   – Откройте, слышите?! Откройте немедленно!
   Но старуха подошла к двери и сказала:
   – Не открою. Раз за тобой не пришли, то ты все врешь и нет у тебя никакого друга.
   – Есть у меня друг! – завопил Ромка.
   Но мать мужика была непреклонна:
   – Ничего не знаю. Малолетние бандиты страшнее взрослых, а я одна в доме.
   – Да никакой я не бандит! Вам это так не пройдет!
   – Не ори зря. Вот сейчас приедет мой сын, он и решит, что с тобой делать, – отрубила старуха и ушла.
   А Ромке ничего не осталось делать, как снова усесться на кушетку и начать замышлять страшную месть этим гадким людям.
   «Ну погодите, – думал он, – дайте мне только вырваться на свободу, я вам такое устрою! Вы у меня попляшете, узнаете, как ни в чем не повинных людей в чуланах держать».
   Вскоре к дому подъехала машина, хлопнула входная дверь, и старухин сын радостно прокричал:
   – Мама, радуйся! У тебя прекрасный внук, толстый и красивый, рост – пятьдесят семь сантиметров, вес – три девятьсот, почти четыре килограмма. Настоящий богатырь! Я его уже видел.
   А старуха ответила:
   – Главное теперь – воспитать его хорошо, а то будет, как этот.
   – Кто – этот? Как, он еще тут? – удивился мужик и укоризненно сказал: – Мама, я думал, за ним придут, ты во всем разберешься и отпустишь его с миром.
   – Но за ним никто не пришел, и выпускать его без тебя я побоялась.
   – Значит, он нам врал? – удивился мужик.
   – Да не врал я вам, не врал! – Ромка уже устал кричать. Он сорвал свое горло и, когда мужик открыл дверь, сурово прохрипел: – Вы мне за это ответите. Меня уже, наверное, вся полиция ищет, и друзья, и родственники. У меня, между прочим, в полиции тоже полно друзей, и я им сейчас же позвоню.
   Но на лице хозяина дома было написано такое счастье, что Ромкины угрозы на него не подействовали. Сегодня он был совсем не таким, как вчера вечером: не страшным, не огромным, а самым обыкновенным, и если бы Ромка встретил его в каком-нибудь другом месте и в другой обстановке, то счел бы вполне приятным человеком.
   

notes

Примечания

1

   Подробно об этом читайте в книге Н. Кузнецовой «Волчий клад», вышедшей в серии «Черный котенок». (Прим. ред.)
Купить и читать книгу за 54 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать