Назад

Купить и читать книгу за 9 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Перо из крыла феникса

   Вот уже несколько лет император планомерно уничтожает старые аристократические династии, укрепляя собственную власть. Лара, последняя представительница клана Совы, и ее жених Кайрен пытаются сбежать на небольшой контрабандистской шхуне, чей капитан оказывается совсем не тем, за кого себя выдает…
   © FantLab.ru


Наталия Осояну Перо из крыла феникса

   Вослепительно синеющей дали – тонкая, как лезвие бритвы, граница между двумя безднами. Звон в ушах – отражение смеха; это солнце смеется над букашкой, червем никчемным, что дрейфует без руля и без ветрил.
   Его руки онемели от напряжения и вот-вот упустят спасительное, но предательски скользкое бревно. Он видит, как над водной гладью парят призраки – прозрачные руки то и дело тянутся, норовят схватить, утащить за собой. Беззвучно шевелятся их тонкие губы: разве ты не настрадался вдосталь? Разве не просил всех богов, в которых верил и не верил, о встрече с нами? Так вот мы, здесь. Просто протяни руку – и все закончится.
   Просто… протяни… руку…
   Он многое мог бы им рассказать и объяснить, но язык его неподвижен, как дохлая рыбина. Рассудок – или то немногое, что от него осталось, – издевательски хохочет, и смех эхом гуляет под сводами пустого черепа. Тс-с, тише! А не то из глубины поднимется смертоносная тень с восемьюдесятью щупальцами и утянет туда, где Морская царица и Великий Шторм кружатся в вечном танце. Там рыбы быстро принарядят нового гостя и устроят украшением на коралловом деревце – маленьким белым скелетиком…
   Нетерпеливый призрак скользит над водой, все ближе и ближе. Знакомый суровый взгляд из-под насупленных бровей, грозно топорщатся жесткие усы – а широкая ладонь, испещренная шрамами, уже совсем близко. Вот-вот схватит за шиворот, точно котенка, и утащит!
   …от страха он отпускает бревно.
   Тотчас соленая вода накрывает с головой, даруя облегчение и боль, неся прохладу обожженному лицу и разъедая раны. Он кричит, захлебываясь в собственном страхе: нет, нет, еще слишком рано! Я не хочу к Морской царице! НЕТ!!!
   Он неуклюже барахтается, словно только-только научился плавать, и вечность спустя вновь хватается за вожделенное бревно – а потом понимает, что окончательно сошел с ума.
   На бревне появляются два глаза, которые смотрят очень сочувственно…

   – Тако! Эй, шкипер! Глянь, какую интересную рыбу я поймал!
   Полное безветрие закончилось; норд-ост крепчал, и Тако не торопился обернуться на оклик помощника – прежде всего следовало проверить, хорошо ли затянуты узлы. Если нагрянет шторм, их старой шхуне придется несладко: прошлая буря сильно потрепала «Верную», и мачта едва не сломалась. Тако хорошо знал предел возможностей своего кораблика; шхуна, в свою очередь, доверяла капитану и знала, что он не забудет все приготовить должным образом.
   «Мы с тобой столько штормов прошли, что иному боевому фрегату не снилось, да? Не грусти, малышка – вот вернемся в порт, и ты сможешь отдохнуть…»
   Шхуна прочитала его мысли и ответила образом родной гавани: утреннее солнце золотит крыши рыбацких хижин, волны ласково шепчутся с деревянным причалом, легкий бриз колышет мачты маленьких кораблей.
   – Шкипер, ты бы поспешил, а то рыбка сдохнет!
   – Кракен тебя побери… – зарычал Тако и осекся. Здоровяк Унаги держал за шиворот утопленника – точнее, еле живого от ран, усталости и солнечных ожогов мальчишку. – Проклятье, Унаги! Что тебе стоило сегодня спать за работой, как ты обычно делаешь? Спать, а не смотреть туда, куда не надо, и уж подавно не ловить такую рыбу!
   – Шкипер… – Матрос остолбенел.
   – Дубина. – Тако сплюнул за борт. – Забыл, что случилось перед самым нашим отплытием?
   Унаги считали туповатым и недалеким увальнем, способным только перетаскивать тяжести и заливать пиво в бездонное брюхо, однако шкипер достаточно долго наблюдал за матросом, чтобы понять: на самом деле здоровяк хитер и изворотлив, а дурачка изображает потому, что с невеликого умом и спрос невелик.
   – Ты о башне, да?
   Отсутствие любопытства – ценное качество, но когда к родному берегу подкатывают мутные волны междоусобной войны, оно и вовсе переходит в разряд «днем с огнем не сыщешь». С того дня, как жители Сармы узнали, что пламенный Феникс, лорд Фейра был предательски убит, а его старшего сына обвинили в заговоре против Императора и казнили, над гаванью словно нависло плотное темное облако. Рыбаки сделались подозрительными и молчаливыми; в тавернах по вечерам было тихо и скучно, во взглядах редких посетителей царили смятение и тревога – что теперь будет? Неужто в самом деле такое возможно – чтобы уничтожили целый клан?
   А Тако был по-прежнему спокоен и на осторожные вопросы отвечал всегда одинаково: «А мне-то что? Не интересуюсь…»
   Время шло, «Верная» продолжала перевозить грузы. Пять дней назад шкипер и его помощник как раз перетаскивали ящики с товаром, когда в северной части порта раздался страшный грохот – и тут-то старый рыбак решил выкурить перед выходом в море еще одну трубочку. Целиком поглощенный этим важным занятием, Тако внимательно слушал, о чем говорили проходившие мимо люди. Когда трубка потухла, он уже знал, что случилось: взорвалась башня алхимика Лейста Крейна.
   Алхимик был магусом из клана Воронов, и его недолюбливали, как и всех прочих небесных детей – за долгий век, за железное здоровье и нечеловеческую силу, – поэтому во всех догадках о причинах взрыва присутствовала изрядная доля злорадства.
   Дескать, доигрался.
   «Вороны – следующие? – спросил себя Тако, вытряхивая пепел из давно остывшей трубки. – А мне-то что… я не интересуюсь…»
   Нашлись люди, которые видели, как старый колдун впустил троих незнакомцев в черном; странные гости очень быстро ушли, а вскоре башня превратилась в груду камней. К счастью, стояла она на отшибе и по соседству домов не было – один лишь старый сад, в котором вывернуло из земли половину деревьев. Неудивительно, что алхимика вместе с его учеником тотчас признали покойниками.
   Тако лишь однажды повстречал этого самого ученика в порту, но запомнил его лицо. У парнишки были забавные разноцветные глаза – один зеленый, другой синий. Да еще имя, его часто повторяли – Кристобаль. Не иначе, мальчишка был где-то под крышей, и взрывом его отбросило далеко в море; там он уцепился за бревно и поплыл по воле волн. Шкипер прикинул расстояние и скорость течения: да, все сходилось.
   – …Ну зачем мне неприятности! – взвыл Тако, ощущая, что «Верная» начинает нервничать. – Я простой рыбак! Иногда перевожу кое-какие грузы из Сармы в Огами, но лишнее внимание мне ни к чему! А теперь как щупачи прознают о таком улове… эх, плакала моя спокойная старость, мой домик и сад яблоневый…
   – Но мы не можем его бросить, – тихо, но уверенно проговорил Унаги. – Он живой. Видишь, дышит?
   – Вижу! – рявкнул шкипер. – Думаешь, я совсем бессердечный?
   Унаги с неожиданной аккуратностью положил мальчика на палубу, и Тако ощутил, как «Верная» выпустила невидимое щупальце и принялась очень осторожно обследовать незваного гостя. Это было редчайшим проявлением любопытства со стороны шхуны и могло значить лишь одно: в мальчишке дремал талант навигатора.
   – Хм. – Тако почесал заросший подбородок. – А вот это интересно…
   Настроение шкипера сменилось быстрее, чем ветер над морем.
   Он склонился над бездыханным телом. Бывший ученик алхимика дышал хрипло, со свистом; его тело было покрыто ожогами и порезами, правая сторона лица сильно обгорела на солнце, а левая полностью скрылась под коркой запекшейся крови. Уцелел ли глаз? Если нет, то даже лучше: с такой особой приметой найти мальчишку не составит труда. «Потрепало тебя изрядно, – пробормотал старый моряк. – Как только жив остался? Не думал я, что человек на такое способен…»
   В этот миг Унаги удивленно воскликнул:
   – Искусай меня медуза! Да ты только глянь на это!
   Тако послушно перегнулся через фальшборт и обомлел.
   Посреди волн плыла рыбина длиной в три локтя, с высоким плавником на спине и костяным выростом на носу. Она неотступно следовала за «Верной», держась на почтительном расстоянии… и от нее тянулось тонкое, еле ощутимое щупальце – прямиком к лежавшему на палубе мальчишке. Унаги, конечно, этого не увидел.
   – Какие странные у нее глаза… – прошептал матрос. Они и впрямь оказались удивительные, разноцветные – зеленый левый и синий правый. «Почему меня это не удивляет?» – подумал шкипер.
   Масть у кораблика была редкая, с прозеленью.
   – Ну-у, тихо, тихо. – Тако погладил борт шхуны, ощутив, что та напряглась, словно старая склочница, завидевшая первую красотку в городе. – Чего дергаешься? Она хоть и шустрая, но маленькая совсем, а ты у нас опытная, так ведь? Ты самая лучшая в окоеме.
   Незамысловатая похвала в сочетании с грубой лестью подействовала. Убедившись, что маленький фрегат и не думает отставать, Тако обернулся к Унаги.
   – Перетащи-ка его в тень и дай воды, – сказал шкипер. – В Огами мы прибудем к вечеру, а там сразу пойдешь в таверну «Услада моряка» и спросишь Велина-целителя. – Тако на мгновение умолк. – Может, еще не будет поздно?
   «…а может, он все-таки отправится навстречу Великому шторму, считать острова? Ох, я старый грешник. Ладно, пусть боги все решат, а я побуду немного перевозчиком душ. Ох, Унаги, и зачем ты выглянул за борт…»
* * *
   В маленьких портах, где все друг друга знают едва ли не с детства, незнакомцев всегда опасаются. А уж если время смутное, лихое, когда даже магусы, наделенные властью, не могут быть уверены в том, что поутру найдут свои головы на прежнем месте…
   «Видал? – сказал один рыбак другому, когда однажды в полдень на причале показались высокий суровый мужчина и худощавая бледная девушка с необычайно длинными черными волосами. – Никто не хочет их на борт брать…»
   Второй рыбак закивал, и оба принялись собирать снасти.
   Странная пара появилась в Огами две недели назад. «Морская звезда» зашла в порт, чтобы пополнить припасы, а они сошли на берег – да там и остались. Хозяин дешевой гостиницы был единственным, кому они назвали свои имена: мужчина представился как Кайрен, торговец из Лазурной гавани, а девушка оказалась его невестой. Звали ее Лара.
   Едва это стало известно портовым сплетникам, Огами загудел. Торговец? Где же его товар? Да и девица не выглядела очень счастливой для невесты, хотя на Кайрена заглядывались девушки – он был статный, красивый мужчина. Жили эти двое замкнуто и поначалу никому не говорили, куда держат путь.
   Так прошла неделя, а потом торговец и его невеста стали прогуливаться по причалу; Кайрен то и дело подходил к матросам со шхун и расспрашивал их о пути следования. Всем стало ясно, что эти двое ищут попутный корабль, а значит, деньги у них на исходе: чтобы нанять перевозчика, требовалась кругленькая сумма.
   Миновало несколько дней, но Кайрен так и не сумел договориться ни с одним капитаном. Его невеста обычно следила за разговором, стоя поодаль. Ее странная неброская красота напоминала о северных ветрах, и постепенно жители Огами стали побаиваться незнакомки: они наконец-то вспомнили о том, что именно на Севере сейчас слишком жарко…
   – …Вот скажите, сударь, куда катится мир? – Портовый нищий, дремавший на солнце, неожиданно схватил Кайрена за полу куртки. «Торговец» вздрогнул от неожиданности и невольно потянулся к поясу – туда, где еще недавно висела сабля. Деньги за нее позволили им прожить две недели в Огами, ночуя под дырявой крышей и перебиваясь с хлеба на воду. – Сударь, разве это и есть та Золотая эпоха, которую нам обещали после вступления на престол императора Аматейна, да продлят боги его век? Его век… – Нищий рассмеялся хрипло и тоскливо. – Магусы, верно, надеялись поначалу переждать смуту… а вот и нет! Пришел и их черед страдать… пришел черед…
   Он заковылял прочь, бормоча что-то о справедливом возмездии – грязный, старый, слабоумный. Кайрен глядел ему вслед, сжимая кулаки, а потом почувствовал полный скорби взгляд Лары.
   – Он в чем-то прав, – тихо сказала девушка.
   Кайрен покачал головой.
   Док, цель их сегодняшнего поиска, выглядел очень старым – как и все постройки в Огами. Над заграждениями из серого камня, поросшего скользким мхом, непривычно низко покачивались мачты шхуны с убранными парусами; откуда-то снизу доносилось смутное эхо тихого разговора. Кайрен, оставив Лару на пристани, перебрался по шаткому мостику на осыпающуюся стену.
   Док был осушен почти полностью, и шхуна лежала на песчаном дне, недовольно прищурив глаза. Возле нее бродил по пояс в воде худощавый парнишка; он то и дело останавливался, касался борта кончиками пальцев и на птичьем морском языке что-то говорил своему собеседнику, которого Кайрену не было видно.
   – Эй, парень!
   Юноша поднял голову; его узкое загорелое лицо пересекала черная повязка.
   – Чего тебе? Не видишь, я занят.
   – Скажи, это «Шустрая»? – В надежде на удачу Кайрен решил не обращать внимания на непочтительность, хотя случись такое на полгода раньше, мальчишка уже окунулся бы в грязную воду с головой.
   – Да, а что? – Одноглазый ухватился за свисавший с борта трос и легко, словно белка, взлетел на палубу. – Есть предложения?
   – Я хотел бы поговорить со шкипером Ристо…
   – Шкипер занят. – Нахальный матрос улыбнулся. Шхуна внезапно заворочалась, подняв невысокие волны, и из трюма послышались приглушенные ругательства. – Если вы хотите перевезти груз, то учтите: наши трюмы полны. Разве что товар занимает мало места и его очень надо спрятать…
   Кайрен оглянулся и встретил умоляющий взгляд Лары: девушка стояла достаточно близко, чтобы слышать весь разговор, и теперь на ее лице была написана мольба.
   – Наш груз прятать не надо, – сказал он, натянуто улыбаясь. – Всего два человека – я и моя невеста. Мы слышали, «Шустрая» направляется в Гармсиль…
   Строго говоря, слышали они кое-что другое. «За такое дело возьмется только Ристо, – сказал один из капитанов после долгих бесполезных уговоров. – Он любит по лезвию ножа бегать». В переводе на человеческий язык это означало, что шкипер слегка сумасшедший.
   – Ой, нет-нет! – Матрос решительно замотал головой, и шхуна снова качнулась. – Мы пассажиров не берем!
   Кулаки Кайрена сжались.
   – Слушай, наглец! Да как ты смеешь…
   Договорить он не успел; из недр шхуны вынырнула взъерошенная физиономия, вымазанная чем-то черным, и заявила:
   – Я все сделал, Ристо! Можно грузиться!
   Кайрен похолодел.
   – Вот и славно, Унаги, – кивнул подручному одноглазый шкипер. Должно быть, к его увечью все давно привыкли, потому и не удосужились предупредить. – Сейчас будем поднимать нашу девочку, я вот только разберусь с одним делом.
   Глядя на Кайрена снизу вверх, Ристо вел себя спокойно и непринужденно. Впрочем, разве шкипер на палубе собственного корабля может испытывать неуверенность?
   – Я о вас слышал, – сказал он негромко. – Молодая пара ищет шхуну, которая подвезла бы их до Гармсиля. Вы, верно, удивляетесь, отчего ни один корабль туда не идет?
   Кайрен промолчал.
   – Так я скажу. Проблема вовсе не в кораблях, а в вас самих. Только полный идиот мог не догадаться, кто вы такие на самом деле…
   Пока он говорил, вода в доке начала подниматься, а вместе с ней и корабль. Кайрену вдруг показалось, что его надежды остались на дне, в мутной круговерти.
   – Ваши лица совсем не загорели, – продолжал между тем шкипер, и его единственный глаз хитро прищурился. – Распознать в сударыне северянку не сумел бы только слепой. Вы аристократы, но знавали лучшие времена – это видно по одежде. Остается один вопрос: вы люди или магусы? Ответ, на мой взгляд, очевиден. Огами – город контрабандистов, и юная девушка, если она человеческого рода, ни за что не заявится в доки, пусть даже в сопровождении жениха…
   
Купить и читать книгу за 9 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать