Назад

Купить и читать книгу за 150 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Человек как субъект и объект восприятия: фрагменты языкового образа человека

   Языковой образ человека – одно из ключевых понятий антропоцентрической лингвистики. Дать исчерпывающее целостное описание образа человека в языке практически невозможно, однако приблизиться к решению этой задачи в силах исследователей. Авторы монографии представляют результаты своих поисков, направленных на выявление особенностей восприятия человеком мира и другого человека и специфики отражения этих особенностей в русском языке.
   Книга адресована филологам, лингвокультурологам, а также всем, кто интересуется проблемой человека в языке.


Коллектив авторов Человек как субъект и объект восприятия: фрагменты языкового образа человека

Введение

   Антропоцентрическая лингвистика предполагает изучение различных аспектов взаимодействия «язык – человек». Для исследований, результаты которых представлены в монографии, – исследований, с одной стороны, непохожих, но с другой, логически связанных, – базовыми являются утверждения:
   • язык – единственный доступный для непосредственного исследования объект, эксплицирующий особенности сопряжения окружающего мира и человеческого сознания;
   • естественный язык, будь то национальный, территориальный, групповой или индивидуальный, отражает результаты восприятия мира носителями этого языка;
   • в процессе мировосприятия роль человека двойственная: он и воспринимающий субъект, но он же и воспринимаемый объект. Это утверждение верно и для языка: человек является как субъектом, так и объектом речи-мысли [Одинцова, 2000].
   Двойственность позиции человека в процессах мировосприятия и мироотражения предопределяет необходимость исследований, актуализирующих одну из сторон. Объединение же подобных работ позволяет уточнить наши представления о картине мира, созданной конкретным языком, а шире – вообще представления о мире и месте в нем человека. Мы говорим «уточнить», сознавая, что точка в подобных изысканиях никогда не будет поставлена (слишком сложен, многомерен объект изучения), отдельному ученому под силу лишь внести скромную лепту в общее дело. Плоды таких частных разысканий мы и представляем.
   Мы сознательно не стали делить монографию на разделы, предположив, что возможно несколько вариантов логического сочленения глав.
   Первое и наиболее очевидное деление – двоичное, отражающее противопоставление «субъект – объект восприятия».
   Ипостась субъекта восприятия исследуется в главах, написанных Е.В. Гейко и Т.С. Борейко. Осязание и обоняние, попавшие в сферу интереса авторов, оказываются в центре внимания лингвистов далеко не так часто, как зрение и слух, что, несомненно, повышает ценность представленных в монографии очерков. Органы чувств – часть животной природы человека, однако именно здесь мы можем найти подтверждение уникальности homo sapiens. В этой связи вспоминается замечание А.Д. Шмелева о том, что, как это ни парадоксально, отличие человека от животного в русской языковой картине мира наиболее отчетливо видно в сфере натуры, нежели в сфере культуры. Так, в языковом сознании русских закреплены представления о том, что различные органы человека имеют отличные от физиологических функции, неизвестные в животном мире [Шмелев, 2002]. Своеобразие восприятия мира человеком становится очевидным и при знакомстве с соответствующими главами монографии. Оказывается, что границы тактильного и обонятельного восприятия раздвигаются, в их сферу попадают самые разнообразные объекты, причудливо пересекаются различные каналы восприятия. Ипостась объекта восприятия и, следовательно, речи-мысли оказывается в центре внимания в разделах, написанных Ю.Ю. Литвиненко, Н.Д. Федяевой и Е.А. Штехман. Объединяющее главы понятие «образ человека» в современной лингвистике весьма популярно, однако многоаспектность феномена определяет и множественность подходов к изучению и непохожесть исследований. Это может быть исследование одного из значимых концептов макроконцепта «человек» (как, например, «возраст», «интеллект», «внутренний мир»), или описание одной из целостных ипостасей человека в ЯКМ (например, «нормальный человек», «внешний человек», «святой человек»), или, наконец, структурирование всего макроконцепта на выбранном языковом материале (в региональной, индивидуально-авторской, архаической и др. картинах мира). В любом случае осознается первостепенность человека как объекта восприятия: он центр внимания, средоточие оценок и ассоциаций.
   Второй вариант объединения глав в разделы предусматривает внимание к исходным понятиям и материалу исследований.
   Для разделов, написанных Т.С. Борейко, Ю.Ю. Литвиненко, Е.А. Штехман, базовым является понятие семантического поля. Е.А. Штехман исследует семантическое поле «человек» с целью выявить особенности региональной картины мира, что обусловливает специфику интерпретации словарного материала. Моделирование поля осуществляется по принципу бинарных оппозиций, который отражает особенности естественной категоризации действительности человеческим сознанием. В результате становится возможным делать выводы о своеобразии ментальности старожилов, в частности об актуальности некоторых языческих представлений, о приоритете процессов социализации, о ценности принципа цикличности и т. п.
   Т.С. Борейко моделирует семантическое поле тактильного восприятия, опираясь на первом этапе на данные словарей, а впоследствии – на результаты, полученные в ходе лингвистических экспериментов. Эксперименты позволяют детально описать ситуацию тактильного восприятия, существующую в языковом сознании индивидов, в том числе выявить смысловые компоненты, актуальные для интерпретатора, неосознаваемые ассоциативные связи. Сопоставление словарных и экспериментальных данных позволяет сформулировать различия в представлении ситуации тактильного восприятия в языковом сознании и языковой системе.
   Попытку описания семантического поля предпринимает и Ю.Ю. Литвиненко. Поле «возраст» создается с опорой на различные (как лингвистические, так и нелингвистические) словари. Однако цель исследования – описание концепта «возраст» в семантическом пространстве образа человека – требует расширения границ описания, в связи с чем для анализа привлекаются данные фразеологического фонда, художественные тексты, свидетельства обыденной речевой практики. Выясняется, что привлечение каждого следующего блока материала позволяет дополнить, уточнить содержание концепта.
   Таким образом, каждый из указанных разделов, имея в качестве исходного одно понятие, демонстрирует разнообразие вариантов интерпретации лингвистического материала с выходом на описание языкового сознания и языко-мыслительной, в терминологии Г.В. Колшанского, картины мира.
   В разделах, написанных Е.В. Гейко и Н.Д. Федяевой, на обширном и разнообразном материале выявляются особенности языкового образа человека.
   Е.В. Гейко исследует такую ипостась языкового образа человека, как «человек обоняющий». Выявляются основные способы репрезентации субъекта обонятельного восприятия и его основные свойства, а также разнообразные, связанные со всей ситуацией ассоциативно-оценочные смыслы, индивидуально– или коллективно-субъективные по своей природе. На материале многочисленных высказываний – именно они составляют эмпирическую базу исследования – автор приходит к выводу о том, что, несмотря на подчеркнутую индивидуальность, субъективность обонятельных оценок, последние не только представляют вкусы отдельного человека, но и образуют фрагмент фоновых знаний всех членов социума.
   В исследовании Н.Д. Федяевой выявляются особенности образа человека в аспекте одной семантической категории – категории нормы. Норма – необходимый компонент процедуры восприятия и в то же время комплекс представлений о человеке. Постичь норму, а следовательно, дать описание нормального человека – дело непростое, тем не менее свидетельства русского языка (как словарного, так и текстового характера) позволяют нам приблизиться к решению этой задачи. Нормальный человек – это своеобразный эталон, сравнение с которым постоянно осуществляется, это аксиологически значимая фигура, это средоточие оценок, смыслов, ассоциаций.
   Итак, исследования различных ипостасей языкового образа человека в конечном итоге становятся исследованиями «духа народа» (В. фон Гумбольдт).
   Как уже говорилось, тема человека в языке неисчерпаема, и это хорошо. Ощущение недосказанности, недоизученности естественным образом трансформируется в осознание перспектив исследования. Мы надеемся, что представленный в монографии опыт будет интересен читателям и послужит базой для дальнейших исследований.

   1. Одинцова М.П. Вместо введения: К теории образа человека в языковой картине мира // Язык. Человек. Картина мира. Лингвоантропологические и философские очерки (на материале русского языка) / под ред. М.П. Одинцовой. – Омск: Изд-во Омского гос. ун-та, 2000. -4.1.-С. 8-11.
   2. Шмелев А.Д. Русская языковая модель мира: материалы к словарю. – М.: Языки славянской культуры, 2002. – 224 с.

Характеристика предикатов тактильного восприятия (по данным экспериментов)

   Осязание – один из основных видов отражения человеком объективной действительности, в основе которого лежит раздражение различных рецепторов кожи. Тактильная чувствительность позволяет оценить форму, размеры предмета, свойства поверхности, консистенцию, температуру, положение и перемещение в пространстве.
   В русском языке представлен широкий спектр высказываний, сообщающих о тактильном восприятии (далее ТВ) индивидом окружающего мира, которые манифестируют единый инвариантный смысловой тип пропозиции. Пропозиция восприятия имеет структуру, которая манифестируется определенным набором компонентов, среди которых обязательными являются субъект, объект, предикат, факультативными – орудие, характеристика, цель, причина действия. Пропозиция ТВ имеет следующие особенности:
   1) в русском языке нет односложного выражения для той части тела, которая осязает (ср. глаза, уши, нос, язык),
   2) не существует однословного выражения для воспринимаемого осязанием аспекта предмета (ср. слышать звуки, ощущать вкус),
   3) отмечена относительная бедность собственно предикатной лексики, что вызвало необходимость определить словарь глаголов, обслуживающих ситуацию ТВ.
   Инвариант ситуации ТВ можно представить следующим образом:
   X воспринимает Y (Z-том).
   X – субъект восприятия, одушевлённое существо: человек, животное, растение (через описание человеком).
   Y – объект восприятия: всё, что можно осязать. По нашим наблюдениям, объекты ТВ поддаются классификации следующим образом: человек и части тела человека, природные объекты (растения, почва, водоёмы), объекты быта (ткани, одежда, продукты питания), объекты, связанные с профессиональной деятельностью человека.
   Z – орган восприятия. При пассивном восприятии это вся кожная поверхность, при активном осязании – рука.
   Уровень традиционного лингвистического описания языкового значения предполагает обобщённое описание значений, употреблений языковых единиц и структур в отвлечении от психологии говорящего человека и психологической реальности выполняемого описания.
   Для обозначения ситуации ТВ чаще всего используются глаголы разных тематических классов:
   • глаголы контактно-направленного действия (сведения о характере поверхности и других свойствах предметов человек получает в результате различных действий с предметами),
   • глаголы целенаправленного действия (для целостного восприятия предмета необходим анализ поверхности, выделение существенных признаков),
   • глаголы воздействия на объект (ТВ играет важную роль в трудовой деятельности человека),
   • глаголы перемещения по поверхности объекта (в процесс ТВ включены двигательные компоненты).
   Большое разнообразие предикатной лексики, участвующей в описании ситуации ТВ, реконструируется в виде семантического поля, единицы которого входят в отношении синонимии (касаться – трогать), конверсии (прощупать – прощупываться), словообразовательно-семантической деривации (щупать – ощупать, прощупать).
   К ядру семантического поля следует отнести глаголы касаться, трогать, которые выражают инвариантное значение поля в качестве его единиц-согипонимов (касаться – щупать, касаться – гладить). К околоядерной части относятся глаголы со значением процесса восприятия щупать, шарить, осязать, глаголы контактно-направленного действия обхватить, прижаться, глаголы воздействия на объект сжимать, растирать, обжигать, глаголы перемещения по поверхности объекта: увязнуть, цепляться. Околоядерные единицы семантического поля обладают более сложным, насыщенным содержанием, отражая то, как производится действие, как протекает процесс (прижиматься, гладить). В значение предикатов могут входить компоненты, относящиеся к признаку объекта (вязнуть), типу орудия действия (целовать, запнуться, облокотиться), результату действия (нащупать, дотянуться).
   Данные, полученные человеком в процессе восприятия и познания окружающего мира, определённым образом представлены в его сознании. Языковое сознание исследуется через семантику языковых единиц, овнешняющих его в процессе номинации и коммуникации с целью выявления психологической реальности выявляемых фактов. Материалом для анализа ситуации ТВ в языковом сознании индивида послужили результаты разноаспектного лингвистического эксперимента, включающего составление словарной дефиниции анализируемых слов, составление словосочетаний, свободный ассоциативный эксперимент, эксперимент по конструированию типовых семантико-синтаксических ситуаций. В различных экспериментах принимало участие 650 человек.
   Цель экспериментов можно определить следующим образом.
   1. В связи с тем, что для обозначения ситуации тактильного восприятия нет специальных средств обозначения, важно выяснить, в какой степени указанные предикаты относятся к семантическому полю тактильного восприятия.
   2. Проследить, как представлены обязательные и факультативные элементы пропозиции тактильного восприятия.
   3. Представить механизмы семантической деривации предикатов тактильного восприятия.
   С помощью лингвистического эксперимента по толкованию слов можно выявить набор сем, актуальных для интерпретатора, и на основе этого смоделировать дефиницию, отражающую степень регулярности семантических признаков. Конкретный носитель может приписывать слову содержание, не совпадающее с общепринятым значением слова в зависимости от фонда общих знаний говорящего, его коммуникативных намерений, субъективного восприятия действительности. В связи с этим в толковании слов могут содержаться такие компоненты, как характеристика и способы действия, указание на цель, результат действия, которые не представлены в словарном значении слова. Цель лингвистического эксперимента по составлению словосочетаний – определить число актантов, которые могут присоединять анализируемые глаголы. Типовая сочетаемость с другими словами даёт наглядное представление о совокупности всех окружений (контекстов), в которых употребляется данная лексическая единица. Анализ ассоциативных связей даёт возможность обнаружить внутреннюю структуру значения, глубинную модель связей и отношений, которые складываются у человека через речь и мышление. Данные эксперимента по моделированию семантико-синтаксической ситуации необходимы для реконструкции характера и компонентный состав фрейма, связанного с глагольными предикатами.
   Представим результаты различных экспериментов для характеристики предикатов ТВ. Начнём с анализа ядерных предикатов КАСАТЬСЯ, ТРОГАТЬ.
   Описание значения слова в лингвистическом семантическом эксперименте проводилось информантами по следующим параметрам: 1) аспекты действия, 2) орудие действия, 3) характеристика действия, 4) объект, 5) результат действия.
Модель значения слова КАСАТЬСЯ
Модель значения слова ТРОГАТЬ

   Общие черты глаголов касаться, трогать по данным лингвистического эксперимента: 1) содержится указание на отсутствие силы, 2) представлены различные аспекты действия, в том числе и указание на результат, 3) объект действия не описан конкретно (к кому-нибудь, к чему-либо), 4) субъект действия не представлен. Различия в употреблении данных глаголов следующие: 1. При характеристике аспектов действия глагола касаться представлены только синонимы (касаться – трогать, задевать), аспекты глагола трогать разнообразнее: обозначение целенаправленного действия (ощупывать, пробовать на ощупь), действия, которое совершается в условиях, когда объект не доступен зрительному восприятию (шарить). 2. Трогать описывает контролируемое действие, на что указывают его характеристики «специально», «целенаправленно», «намеренно», касаться нейтрален по признаку «контроль». Отличается глагол трогать временной протяжённостью (трогать долго, неоднократно, часто, продолжительное время) и другими характеристиками (трогать основательно, настойчиво, аккуратно). 3. При описании аспектов действия у глагола трогать имеется указание на цель: «чтобы изучить», «исследовать», «интересоваться», «знакомиться», касаться таких характеристик не содержит. 4. Орудие действия у глагола трогать – только рука, прикоснуться можно не только рукой, но и любой частью тела. Таким образом, глагол касаться обозначает минимальный контакт, результатом которого может стать какое-либо ощущение (ощутить что-либо кончиками пальцев). Действие глагола трогать, кроме того, по мнению информантов, описывает ситуации, когда нужно обнаружить объект (ощупать, чтобы узнать, что это) или объект исследовать (совершать прикосновение основательно, целенаправленно, настойчиво; узнать, каково это на ощупь).
   Анализ ядерных предикатов дополняют результаты эксперимента по составлению словосочетаний.
   Касаться 1) дотрагиваться до кого-чего-либо; прикасаться к кому-чему-либо: кого – чего: руки (11), руки близкого человека, губ (3), щеки, тела, головы, друг друга, её, его, всех, плеча (3), шеи, волос, колена, ноги, лица (6), девушки; воды, предмета (2), парты, стола (5), стены (3), пола, платья, поверхности, мяча, горячего (2), острия ножа; чего-либо; кого – чего чем: руками (12), рукой (7), пальцем (2), кончиками пальцев; губами (5), ногами, ресницами, головой; взглядом витрины, как: нежно (4), слегка (9), случайно, осторожно, медленно; когда: в вальсе; где: в транспорте; 2) затрагивать какой-либо вопрос: чего: темы (4), запретных тем, важных тем, основной проблемы, чьих-то проблем, вопроса (5), дела как: вскользь, попутно, в чём: в статье, в лекции.
   Трогать 1) прикасаться к кому-чему-либо, дотрагиваться: кого – что: человека (3), девушку, мужа, больного, соседа по парте; волосы (4), лицо (3), ладонь, запястье, нос, руку, ресницы, кого-то, труп; кошку (3), кота, котёнка, собаку (2), щенка, животное (3); мяч, ткань (2), цветок (3), дерево, верёвку, мех, воду (2), ручку, микрофон (3), снег, песок, колокольчик, грядку, экспонат, персик, предмет (11), вещи (3), чужие вещи, любой предмет, шероховатую поверхность, поделку, утюг, чайник, книгу, тетрадь; запрещённое, кого – что за что: за плечо (3), за руку (2), за нос, за волосы, за хвост, кого-что-либо чем: руками (23), рукой (8), пальцами (3), пальцем (2), ногами (2), языком (2); как: осторожно (4), аккуратно, ласково, легко (2), нежно (3); 2) вызывать в ком-либо сочувствие, волновать: что, за что: за душу (6), душу (2), сердце (4), за живое (5), чувства (3), чем: игрой, непосредственностью, кого: окружающих, как: до слёз; 3) трогать с места в карьер.
   В данных эксперимента содержатся такие элементы пропозиции, как объект, орудие действия, его характеристика. Объект может быть одушевлённым (касаться руки близкого человека, губ любимой девушки), неодушевлённым (касаться стола, острия ножа, мяча), содержать характеристику поверхности (касаться горячего, трогать шероховатую поверхность). Представлены модели семантической деривации: использование глаголов в ситуации зрительного восприятия, для обозначения ментальных процессов и эмоциональных состояний.
   Результаты анализа глагола касаться по данным свободного ассоциативного эксперимента. 1. Объект (37,5 %): а) одушевлённый: человека (5), друга, другого, меня рукой, ног, губ (4), руки (14), плеча, раны, лица, лба (2), волос (6), женской руки, (17,5 %); б) неодушевлённый конкретный: стены (3), стола (2), двери, ткани, воды, земли рукой, льда (2), часы, бордюр, лошади, трубы, дна (10 %); в) неодушевлённый неопределённый: чего-то горячего, чего-то мягкого (2), чего-нибудь (4); г) абстрактный объект: вопроса (5), проблемы, темы, дела, чужого горя, неба (5 %). 2. Различные аспекты действия (22,5 %): трогать (26), задевать, слегка дотрагиваться, осязать, ощутить, почувствовать, гладить, щупать, дотягиваться, держать, touch (реакция студента иняза). 3. Инструмент, орудие действия (15,5 %): рукой (24), губы (2), пальцами (3), взглядом. 4. Характеристика действия (10 %): осторожно (2), нечаянно, нежно (5), легко (8), мягко. 5. Эмоции, оценка (3 %): ласково, трогательно, приятно (3), гладко. 6. Цель, причина, следствие (8 %): новое, интересно, вздрагивать, массаж, тепло (3); поцелуй, объятия, влюблённость, любить, секс (2), нежность, возбуждение, нежный. 7. Тематические реакции (4 %): полёт, лёгкость, санки. 8. Словообразовательные реакции: прикосновение.

   Анализ глагола ТРОГАТЬ по данным ассоциативного эксперимента выявил следующие группы реакций. 1. Объект (41 %): а) одушевлённый: человека (2), тело, предплечье, руки (3), липкие руки, волосы, лицо (2), лоб ребёнка, голову (14 %); б) неодушевлённый: чайник, печка, кастрюлю, стол, ткань, хрусталь, лампу, стекло, воду (2), воду в ванне, труба, утюг, окно, огонь, лёд, землю, снег, дерево, хлеб, батарею, свитер, выстиранное бельё, щёку, чужие деньги (25 %); в) абстрактный: чувства, сердце (2 %). 2. Различные аспекты действия (17 %): касаться (7), брать (2), хватать, щупать (3), обнимать; познакомиться; уколоться, ощутить. 3. Инструмент, орудие действия (16 %): руками (11), пальцем (2), пальцами, языком. 4. Характеристика действия (9 %): осторожно, нежно (2), ласково, легко (3), аккуратно, чуть-чуть. 5. Оценка, эмоции (12 %): мягкость, горячее (2), горячо, гладкий, белый, хрупкий, ток 220 V, неприятно, интересно, нельзя, холодный. 6. Причина действия (1 %): интерес, нежность. 7. Ассоциации (5 %): касание, прикосновение, мамина диссертация.

   Результаты проведения ассоциативного эксперимента позволили сделать следующие выводы. 1. Самой многочисленной оказалась группа ассоциатов, обозначающих объект действия. 2. Носители языка по-разному представляют действие, обозначенное указанным глаголом: у 14 % носителей языка значение совпадает со словарным, для 9 % информантов важен какой-либо аспект действия (результат, причина, цель) или актуализировано какое-то конкретное действие (касаться – гладить, держать, щупать). 3. В результатах эксперимента не представлен субъект действия, нет указания на инструмент – неодушевлённый предмет. 4. Касаться используется в ситуации зрительного восприятия (касаться взглядом), для обозначения эмоциональных состояний и ментальных процессов (коснуться неба, горя, вопроса; трогать чувства, сердце).
   Характеристика глагола КАСАТЬСЯ по данным экспериментов.
   Глагол КАСАТЬСЯ обозначает минимальный физический контакт, на что указывают определители адвербиального характера (касаться нежно, мягко, слегка, едва, не применяя физической силы). Глагол допускает два типа объекта: одушевлённый (я, девушка, музыкант) и неодушевлённый (мяч, шайба). Глагол КАСАТЬСЯ нейтрален по признаку контроль (касаться смело, нежно – касаться нечаянно, невзначай). Объект может быть одушевлённым (касаться друга, губ, плеча), неодушевлённым (касаться стены, ткани, земли, мяча), в ряде случаев содержится характеристика поверхности объекта (касаться горячего утюга, холодной стены, шершавой доски). В качестве орудия-посредника может выступать любая часть тела (коснуться рукой, головой, губами, ногами), инструмент (касаться волшебной палочкой, скальпелем, шпателем), часть тела живого существа (касаться крылом). В данных различных экспериментов представлены синонимы к глаголу КАСАТЬСЯ (трогать, задевать), глаголы, которые образуют с КАСАТЬСЯ привативную оппозицию (гладить – касаться нежно, дотягиваться – пытаться коснуться, щупать – касаться, чтобы обнаружить объект или его свойства), называют различные ситуации прикосновения (молиться, прислониться, купаться) или результат действия (почувствовать что-либо, ощутить что-то кончиками пальцев). При изменении типа объекта наблюдается семантическая деривация (касаться вопроса, неба). Если в значении орудия-посредника употребляется квазисоматизм, глагол используется для обозначения зрительного восприятия (касаться взглядом витрин).
   Характеристика глагола ТРОГАТЬ по данным экспериментов.
   Глагол ТРОГАТЬ обозначает минимальное воздействие на объект. Субъект при данном глаголе может быть только одушевлённым (я, мать, врач, щенок). Глагол возможен в ситуациях, когда осуществляется контакт между активным субъектом и пассивным объектом, который может быть одушевлённым (трогать человека, кошку), неодушевлённым определённым (трогать мяч, ткань, цветок) и неопределённым (трогать что-нибудь, какой-то объект), содержать характеристику (трогать шершавую поверхность, липкие руки). Действие, обозначаемое данным глаголом, не подразумевает применения силы (трогать осторожно, ласково, легко), но может быть повторяющимся (трогать неоднократно, часто, постоянно). В связи с тем, что глагол ТРОГАТЬ описывает контролируемые ситуации (трогать специально, целенаправленно), в качестве орудия – посредника выступает рука, пальцы, реже – другая часть тела (трогать языком, ногой), инструмент (трогать палкой). Результатом воздействия является знание об объекте (почувствовать другой предмет, узнать, каково это на ощупь, проверить, горячий ли чайник). Кроме глаголов-синонимов (касаться, задевать, браться) представлены различные аспекты действия (щупать, шарит, пробовать на ощупь – трогать, чтобы что-то обнаружить), его характеристика (хватать – трогать быстро, с усилием, дёргать – трогать резко, мять – трогать, воздействуя на объект, деформируя его), результат (ощутить, уколоться, запачкать).
   Глаголы целенаправленного действия – ЩУПАТЬ, ШАРИТЬ и их модификационные дериваты.
   Прощупать – щупая, исследовать, обнаружить (прощупать опухоль), наблюдая, исследуя, составить себе представление о ком/чем – нибудь (разг.)
Модель значения слова ПРОЩУПАТЬ

   Результаты лингвистического семантического эксперимента
   свидетельствуют о том, что для носителей языка важной оказывается характеристика действия: его длительность (длительно, медленно, долго), тщательность выполнения (внимательно, со всех сторон, в нескольких местах, очень тщательно). В толкованиях значения описаны также способы действия (погружаясь руками вглубь; прикасаться отрывистыми движениями, сжимая, надавливая), содержатся указания на цель действия (с целью поиска, чтобы определить, что это за предмет) и ситуацию, которую описывает глагол (обыскать). Представлены случаи семантической деривации (прощупать – понять ситуацию; узнать что-либо, расспросив кого-либо).
   Эксперимент по составлению словосочетаний. Прощупать. 1.
   Щупая, исследовать, обнаружить. Прощупать что: пульс (29), опухоль, больное место, уплотнение, шишку на голове, живот (2), рёбра, ногу, руку; предмет (3), упаковку, пакет (2), карманы (2), провод (3), одежду, ткань, каждый шов. Прощупать что чем: руками (4), пальцами (3). Прощупать что как: легонько, не торопясь, до основания, аккуратно. 2. Наблюдая, составить себе представление о ком – чём-нибудь. Прощупать что: почву (18), ситуацию (6), обстановку (3), местность (2), человека (5). Прощупать что как: основательно (2), досконально, насквозь (2), постепенно, внимательно.
   В результатах эксперимента по составлению словосочетаний представлена характеристика действия (прощупать аккуратно, не торопясь, внимательно, основательно, насквозь). В номинациях объектов преобладают объекты профессиональной деятельности (прощупать пульс, опухоль, живот; каждый шов одежды, карманы). Актуальным для информантов является переносное значение глагола (40 %): прощупать ситуацию, почву перед разговором, обстановку.
   Результаты ассоциативного эксперимента представлены следующими типами реакций. 1. Объект (62 %): одуш.: пульс (43), кости, грыжу, опухоль, ушиб, руки, пальцы (3), живот, горло; неодуш.: провод, одежду (3), карманы, ткань (3), почву под ногами (2), дно, курицу; для обозначения ментальных процессов: противника, человека, «почву» (перед разговором) (18), все варианты, ситуация, неизвестное, тему. 2. Аспекты действия (14 %): прочувствовать, пройти, узнать (5), исследовать (2), найти, почувствовать (2), трогать (6). 3. Субъект действия (1 %): врач, шпион. 4. Место действия (1 %): больница. 5. Причина действия (1 %): любознательность. 6. Орудие действия (12 %): пальцами (8), рукой (3), миноискатель. 7. Характеристика действия (14 %): насквозь (2), легко, мягко, основательно (5), тщательно (2), внимательно (2), аккуратно.
   Характеристика глагола ПРОЩУПАТЬ по данным экспериментов При характеристике данного глагола отмечены следующие компоненты: действовать тщательно (со всех сторон, длительно, внимательно, досконально, не торопясь), вглубь (погружаясь пальцами, до основания, насквозь), аккуратно (легонько, постепенно, мягко, осторожно), интенсивно (активно действуя). Действие совершается с помощью рук, реже – ног (при движении по незнакомой местности) и специальных приборов (щупом). Субъект действия может быть только одушевлённым (врач, шпион, минёр, любопытный). Объектом является 1) часть тела человека, которая подвергается медицинскому обследованию (опухоль, шишка на голове, рёбра, уплотнение, нога больного), 2) неодушевлённый материальный предмет (ткань, упаковка, дно под ногами). Результат действия – обнаружение чего-либо (повреждение провода, улики), распознавание (какого-либо заболевания, почву под ногами), обнаружение новых характеристик (качество ткани). Если объект нематериальный (ситуация, обстановка, характер человека), глагол обозначает ментальные процессы: «составить мнение о ком-либо», «понять ситуацию».
Модель значения слова ОЩУПЫВАТЬ

   Результаты лингвистического семантического эксперимента свидетельствуют о том, что важным для характеристики глагола, обозначающего активное, целенаправленное тактильное восприятие, является указание на орудие действия: ощупывать пальцами, при помощи рук, путём прикосновений (60 %). Действие производится без применения силы, но основательно, тщательно (ощупывать тщательно, легко касаясь пальцами). Имеется указание на результат действия (изучить внешнюю форму, узнать размер, получить информацию о качестве предмета) и на условие действия (в темноте, при медицинском исследовании).
   Эксперимент по составлению словосочетаний. Ощупывать кого/что: живот (4), опухоль, голову (2), рану (6), руку (5), тело (3), больную ногу, друг друга, лицо, пульс (3), шею, палец пациента, больного, человека, себя, поверхность (7), что-то, пространство, швы одежды, одежду (4), мешок, мишку, незнакомый предмет, предмет (18), материал, ткань, доску. Ощупывать кого/что чем: руками (2), рукой (2), пальцами (3). Ощупывать кого/что как: снаружи, осторожно (3), ласково, медленно (2). Ощупывать кого/что где: в темноте (3). Ощупывать кого/что когда: при обыске.
   Группы реакций по результатам ассоциативного эксперимента. 1. Объект (37 %): а) одушевл.: себя, человека, лицо, руки (3), пульс (4), живот, голову (2), грудь (3), нос, палец (4), колено, рану, больного, тело (9), нарост, б) неодушевлённый объект: стену (2), игрушку (2), предмет (8), что-либо незнакомое, необычные предметы, поверхность, траву, почву, местность, мебель, апельсин, повреждение. 2. Аспекты действия (26, 5 %): трогать (24), прикасаться, щупать (2), шарить; лапать, мацать (жарг.), пальпировать (проф.); знакомиться, искать (4), разведывать (3), пробовать, проверять (5), исследовать (4), изучать (указание на цель действия), осязать, ощущать на ощупь, узнать (3) (результат действия), вздрагивать (действие пациенса), смотреть. 3. Субъект действия (5,5 %): врач (6), милиционер, слепой (3). 4. Орудие действия (19 %): пальцами (16), руками (18), присоска, щупальца (2), ногой; взглядом. 5. Пациенс (1 %): пациент (на приёме). 6. Характеристика действия (1 %): тщательно, досконально. 7. Оценка (2 %): неприятно, больно, с подозрением. 8. Цель действия (3 %.): обыск, интерес, любопытство; причина: желание, страсть. 9. Условие действия (7 %.): мрак, темнота (13). 10. Место действия (1 %): на приёме у врача.
Характеристика глагола ощупывать по данным ассоциативного эксперимента

   Результаты проведения ассоциативного эксперимента. Среди аспектов действия представлены цель, результат действия, содержатся ядерные предикаты (трогать, прикасаться), глаголы целенаправленного действия (щупать, шарить). Если субъектом является не человек, а другое существо, орудие действия обозначается специальным словом (присоска, щупальца). Субъект действия представлен разнообразно (слепой, врач, милиционер).
Характеристика глагола ОЩУПЫВАТЬ по данным экспериментов
   Глагол ОЩУПЫВАТЬ обозначает воздействие активного одушевлённого субъекта (врач, милиционер, слепой, ребёнок; паук, осьминог) на пассивный конкретный объект. Можно выделить следующие группы объектов, которые характеризуют сферы деятельности человека: 1) медицина (ощупывать опухоль, больную ногу, рану), 2) право (ощупывать карманы, швы одежды, подозреваемого), 3) исследование (незнакомый предмет, ткань, игрушку, повреждение). Действие осуществляется с помощью инструмента – посредника. Чаще всего это рука (при помощи рук, пальцами), реже нога или инструмент осязания у живых существ (щупальца, присоски). Ощупывать – касаться, трогать, анализируя поверхность (легко касаясь пальцами, осторожными движениями рук, тщательно, досконально), с целью осмотра (с целью получить информацию о качестве предмета, узнать размер, структуру). Среди синонимов к данному глаголу даны профессиональные термины (пальпировать – производить медицинское исследование органов больного ощупыванием руками через кожные покровы), разговорные варианты (шарить – искать ощупью, например в темноте), жаргонные (лапать, мацать); содержатся указания на цель (искать, проверять, исследовать) и результат действия (узнать, ощутить). При употреблении квазисоматизма (ощупывать взглядом) глагол используется для обозначения зрительного восприятия.
   Таким образом, глаголы прощупать, ощупывать – глаголы целенаправленного действия, с помощью которых человек распознаёт свойства внешних тел: их контур, пропорции, характеристику поверхности. Существуют общие сферы деятельности, в которых употребляются указанные глаголы: медицина, право, выявление новых характеристик объекта. Различия в их употреблении следующие. При ощупывании человек получает информацию о поверхности объекта (снаружи, легко, осторожно), зрительное восприятие подкрепляется тактильным. Чтобы прощупать что-либо, недостаточно иметь представление только о поверхностном слое, необходимо исследовать внутреннее строение (до основания, насквозь, погружая пальцы). Глагол ощупывать возможен в ситуации, когда объект не доступен прямому восприятию (темно, ночь; слепой) – прощупать в таких ситуациях не используется: с помощью зрительного восприятия невозможно определить нужные характеристики. Различаются глаголы по числу актантов, которые могут присоединять: ощупать, кроме позиции объекта, инструмента, характеристики действия, может присоединять ситуатив, темпоратив. Разнообразнее представлены и реакции ассоциативного эксперимента этого глагола: в них содержится указание на условие, цель, место действия. Ощупывать используется в ситуации зрительного восприятия: ощупать взглядом, оценить внешность человека. Прощупать противника, все варианты – глагол ментального действия.
   Целенаправленное тактильное восприятие обозначается глаголами щупать, шарить. Указанные предикаты употребляются в двух основных моделях.
   1. Найти, обнаружить какой-либо объект. На то, что объект не доступен прямому восприятию, указывают следующие компоненты: условие, время действия (в тёмном коридоре, ночь, во время игры в жмурки), субъект действия (слепые, слепой музыкант). В большинстве случаев номинации субъектов связаны с их указанием на профессию (травматолог, милиционер, минёр, фокусник). Во всех случаях (шарить по стене в поисках выключателя, ощупывать ногой тропинку, живот больного). Тактильное восприятие используется вместо зрительного. В этой модели возможно употребление предиката тактильного восприятия в ситуации зрительного восприятия (шарить прожектором), ментальных процессов (прощупать все варианты).
   2. Возможность установить новые характеристики, исследуя поверхность тактильно. В этом случае зрительное восприятие подкрепляется тактильным. С помощью осязания познаются такие признаки объекта, как плотность, шероховатость, температура. В разговорной речи глагол ШАРИТЬ используется в значении «понимать». Номинации субъекта не связаны с профессиональной деятельностью (любопытный изучает необычные предметы, ребёнок знакомится с новой игрушкой, женщина совершает покупки).
СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЯДЕРНЫХ ПРЕДИКАТОВ ТВ И ГЛАГОЛОВ ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

   Результат целенаправленного действия обозначается глаголом осязать.
   Осязать – воспринимать путём осязания; перен. ощущать, воспринимать, замечать. 41 % информантов относят данный глагол к ситуации тактильного восприятия. Анализ включал следующие параметры: аспекты действия, орудие действия, дополнительная характеристика действия, цель, результат действия.
Модель значения слова ОСЯЗАТЬ

   В качестве синонимов к данному глаголу по результатам лингвистического семантического эксперимента представлены ядерные предикаты тактильного восприятия (касаться, трогать), глаголы целенаправленного действия (щупать) и общего восприятия (чувствовать). Активный характер действия передаётся с помощью характеристики действия (анализируя), указание на цель (чтобы узнать, что это). Орудие действия – не только рука, пальцы, но и всё тело. Объект действия не назван. Важным параметром значения является результат действия. Таким образом, глагол используется и для описания процесса тактильного восприятия, и для того, чтобы указать на его результат. 47 % испытуемых относят его к глаголам общего восприятия: чувствовать, воспринимать, ощущать органами чувств; видеть, слышать, чувствовать; способность чувствовать, ощущать на запах и на вкус, 3 % считают его глаголом вкусового восприятия: воспринимать при помощи органов вкусовых ощущений, различать по вкусу, чувствовать вкус чего-либо; 12 % – глаголом зрительного восприятия: видеть что-нибудь, кого-нибудь; 4 % – глаголом обонятельного ощущения: понюхав, чувствовать запах; пронюхать.
   Представим результаты лингвистического эксперимента по составлению словосочетаний. 57 % информантов относят глагол к тактильному восприятию. Осязать что: поверхность (2), предметы (3), предмет руками, нечто хрупкое, что-то холодное, тепло (3), холод, шероховатости (5), дно, кожу, объятия, дыхание, девушку, друга, брата, соседа; стол, дерево, стену, кофту, конфеты, материал, шерсть; чем: кончиками пальцев (3), рукой (2), руками (5), кожей (8); как: на ощупь (3), в темноте, вслепую (2).
   В результатах данного эксперимента подробно описан объект восприятия. Он может быть одушевлённый (девушка, сосед), неодушевлённый конкретный (стол, стена) или неопределённый (что-то холодное, нечто хрупкое). При характеристике объекта широко представлен чувственный опыт испытуемых. Номинации объектов действия свидетельствуют о том, что представлены результаты целенаправленного тактильного восприятия: обнаружение объекта (осязать дно, материал), характеристика поверхности (осязать шероховатости), формы (осязать объём), размера, консистенции. Орган восприятия в данном случае – рука.
   Результатом пассивного восприятия служит температурная характеристика поверхности объекта; в данном случае органом восприятия является весь кожный покров. Значение данного глагола может быть синонимично общим глаголам восприятия (осязать дыхание, объятия), на тактильное восприятие указывает косвенный субъект (осязать кожей). Действие, обозначенное глаголом осязать, осуществляется в ситуациях, когда объект не доступен прямому восприятию и тактильное восприятие заменяет зрительное восприятие (в темноте, вслепую).
   16 % испытуемых относят этот глагол к какому-то конкретному типу восприятия. 7 % считают его глаголом зрительного восприятия (ОСЯЗАТЬ что: увиденное (2) чем: глазами (3), взглядом (2); 6 % – глаголом обонятельного восприятия (ОСЯЗАТЬ что: запах (2), запахи цветов, аромат; чем: кончиком носа, носом); 3 % – к глаголам_вкусового восприятия (ОСЯЗАТЬ что: сладкое, чем: языком, как: на вкус). 27 % относят его к глаголам общего восприятия. ОСЯЗАТЬ что: окружающий мир (2), окружающее (3), мир, что-то (4), присутствие, всё вокруг, воздух, небо, приятное, добро, как: с трепетом, остро, наяву, чутко (2), чувственно.
   По результатам экспериментов, ОСЯЗАТЬ имеет следующие значения: 1) обозначает действие, в том числе и целенаправленное, являясь синонимом к глаголам касаться, трогать, щупать, 2) обозначает результат тактильного восприятия, Записывает действие и указывает результат тактильного восприятия (ощупывать и чувствовать пальцами поверхность), 4) значение может быть близко словарному (изучать кожей, узнавать через прикосновение), 5)обозначает результат какого-то определённого, но не тактильного восприятия (видеть, чувствовать вкус чего-либо, ощущать запах), 6) является синонимом к глаголам со значением общего восприятия чувствовать, ощущать, 7) имеет переносное значение (осязать добро).
Характеристика глаголов контактно-направленного действия по данным экспериментов
   1. Глаголы ПРИЖИМАТЬСЯ, ОБХВАТИТЬ, ЦЕПЛЯТЬСЯ обозначают действие, с помощью которого между субъектом и объектом устанавливается контакт. Потенциал способа действия на объект реализуется приставками: ПРИ– «сократить расстояние до минимального», «приблизиться», ОБ-указывает направление движения: «действие направить во все стороны объекта», «окружить со всех сторон».
   2. Глагол ПРИЖИМАТЬСЯ нейтрален по признаку «контроль», поэтому орудием действия может быть любая часть тела (прижиматься руками, губами, лбом, щекой, лицом, всем телом), глагол ОБХВАТИТЬ обозначает только целенаправленные, контролируемые действия («удержать», «перенести», «согреть», «выразить свои чувства»), орудием действия могут быть руки или инструмент, с помощью которого осуществляется это действие (тиски, ухват). Если субъект при глаголе ЦЕПЛЯТЬСЯ – агенс, то орудие действия – руки, пальцы или инструмент (крючок).
   3. Субъектом при указанных глаголах может быть только агенс, человек или животное. Название животных при глаголе ПРИЖИМАТЬСЯ содержит компонент значения «маленький», т. е. слова обозначают детёнышей (котята, цыплята); название животных при глаголе ЦЕПЛЯТЬСЯ гораздо разнообразнее, чем номинации человека; номинации человека при глаголе ОБХВАТИТЬ содержат указание на профессиональную сферу, животные имеют специальные органы осязания, с помощью которых производят данное действие (осьминог). Субъект при глаголе ЦЕПЛЯТЬСЯ может быть и неодушевлённым: а) из сферы человека (телега, велосипед; одежда человека), б)то, что мешает продвижению (репейник, солома, мусор, ветки, гвоздь), при этом подразумевается присутствие человека. Если субъект неодушевлённый, то описывается неконтролируемое действие. Сферы действия глагола ОБХВАТИТЬ разнообразнее, чем у глагола ПРИЖИМАТЬСЯ, который передаёт различные чувства, эмоции, физические состояния.
   4. Глагол ПРИЖИМАТЬСЯ обозначает только конкретные действия, не развивает переносных значений. У глагола ОБХВАТИТЬ/ОХВАТИТЬ появляются производные значения, которые предусмотрены исходной ситуацией: охватить взглядом, охватить большой объём знания, т. е. произвести действие, направленное на все стороны объекта, описывая ситуацию зрительного восприятия или называя ментальные процессы. Глагол ЦЕПЛЯТЬСЯ также употребляется для обозначения зрительного восприятия (цепляться взглядом), ментальных процессов (цепляться за последний шанс – думать, размышлять, анализировать и действовать в соответствии с планом).
Сравнительная характеристика ядерных предикатов ТВ и глаголов контактно-направленного действия
   Ядерные предикаты КАСАТЬСЯ, ТРОГАТЬ содержат указание на минимальный контакт между субъектом и объектом, который не предусматривает применения силы (касаться едва, чуть-чуть, легко), предикаты контактно-направленного действия содержат указание на применение силы (прижиматься плотно, крепко-крепко, обхватить сильно, крепко, цепляться крепко, с силой, цепко). Субъектом при глаголе КАСАТЬСЯ может быть как одушевлённый, так и неодушевлённый (мяч, шайба), если он является результатом деятельности человека, т. е. наблюдается деагентивация, при глаголах ПРИЖИМАТЬСЯ, ОБХВАТИТЬ субъект – агенс. Больше сходства между собой обнаруживают глаголы КАСАТЬСЯ и ПРИЖИМАТЬСЯ: оба они нейтральны по признаку «контроль», орудием действия при них может быть любая часть тела человека или животного, результатом действия обоих глаголов может быть ощущение субъекта, в связи с чем в результатах экспериментов присутствует отражение чувственного опыта (касаться холодной стены, горячей батареи – прижиматься к тёплой печке, тёплой подушке). В значение глагола ЦЕПЛЯТЬСЯ входит сема «касаться», но он обозначает целенаправленное действие, результатом которого является не только ощущение субъекта, но и достижение цели или продолжение пути после преодоления трудного участка. Общее у глаголов КАСАТЬСЯ и ОБХВАТИТЬ – способы семантической деривации: оба глагола используются для обозначения ситуации зрительного восприятия, ментальных процессов, сохраняя при этом исходное значение (непродолжительный контакт; действие, которое распространяется на все стороны объекта): коснуться взглядом / охватить взглядом, коснуться вопроса в изложении попутно, не рассматривая его подробно / охватить весь материал в полном объёме.
Характеристика глаголов воздействия по данным экспериментов
   Глаголы физического действия ЖАТЬ, ТЕРЕТЬ, ЖЕЧЬ описывают способ воздействия человека на физические объекты, в том числе и тело человека, с целью воздействия или их изменения; приставочные дериваты этих глаголов СЖИМАТЬ, РАСТИРАТЬ, ОБЖИГАТЬ – основные типы изменений, возникающие при применении этих способов к разным типам объектов. Можно представить следующие типы изменений объекта: 1 реформация (сжать подушку, лимон, шпаргалку), 2) уменьшение в объёме (сжать пружину, эспандер), 3) нанесение объекта-вещества на поверхность, обработка объекта-места (растирать поясницу мазью), 4)преобразование объекта (растирать масло, обжигать горшки), 5) повреждение объекта (обжигать руку огнём). Изменения объекта не наблюдается, если объектом является человек; в этом случае глагол воздействия на объект близок по значению к глаголам контактно-направленного действия (сжимать в объятиях – обхватить за талию). Глаголы СЖИМАТЬ, РАСТИРАТЬ, ОБЖИГАТЬ могут обозначать физическое действие (сжать указку, письмо; растирать крем, мел; обжигать глину в печи), средством осуществления которого может быть инструмент (сжимать плоскогубцами, растирать ложкой), или относиться к предикатам ТВ. В этом случае объектом является человек, части тела человека (растирать спину, колено, сжимать руку ребёнка, обжигать губы чаем), передаётся чувственный опыт (растирать замёрзшие руки, обжигать руку до волдыря). Каждый способ воздействия является источником образов для метафорических значений. При этом семантическая связь со способом воздействия сохраняется: сжимать пружину – сжимать информацию, т. е. уменьшить объём. Метафорический эффект возникает за счёт того, что исходно физические предикаты применяются к объектам другой природы; при этом «физическая» часть значений не утрачивается, а используется для того, чтобы приписать абстрактным объектам ещё и сходство с физическими объектами (информация – что-то упругое, объём чего можно изменить). Обжигать взглядом, словом, поцелуями – вызывать сильное ощущение, подобное ожогу; сохраняется идея интенсивного воздействия. Основное языковое расширение в данном случае механическое воздействие – психическое воздействие.
   Сравнение с ядерными предикатами. Глаголы воздействия на объект содержат сему «контакт», «прикосновение» и на этом основании входят в семантическое поле предикатов ТВ. Действие производится с применением силы, в результате чего объекты могут подвергаться различным изменениям. В связи с этим в результатах САЭ обязательным является указание на способ воздействия, орудие и средство осуществления действия. Имеются сходные ситуации, в которых употребляются ядерные предикаты и глаголы воздействия на объект: чувственный опыт, бытовая и профессиональная сфера.
   Анализ ГЛАГОЛОВ ПЕРЕМЕЩЕНИЯ ПО ПОВЕРХНОСТИ ОБЪЕКТА представим на примере характеристики глагола УВЯЗНУТЬ.
Характеристика глагола УВЯЗНУТЬ по данным экспериментов
   Действие, называемое глаголом, происходит при передвижении субъекта по чему-то вязкому. Это может быть болото (топкое место со стоячей водой), ил (вязкий осадок на дне водоёма), трясина (зыбкое, болотистое место), грязь (размокшая от воды почва), зыбучие пески (неустойчивые, легко приходящие в колебание). Субъект при глаголе одушевлённый (охотник, ребёнок, бегемот, муха) или неодушевлённый (машина, санки), которым управляет человек. Аспекты действия: погрузиться, провалиться, забуксовать, остановиться, не имея возможности выбраться. В сознании носителей языка происходит переосмысление места, среды, из которых трудно выбраться: долги (денежные, то, что взято взаймы, и учебные задолженности), проблемы, ложь, работа, что-то очень интересное. Аспекты действия в данном случае: зациклиться, быть во что-то втянутым, попасть в неприятную ситуацию, нет свободного времени. В том и другом случаях возможно два выхода из создавшейся ситуации: 1) прекратить движение на время, но, прилагая усилия, выбраться (кажущаяся невозможность решить проблему), 2) остаться в этом состоянии (утонуть, остаться в чём-либо навсегда).
   Глагол сообщает об участниках ситуации: субъекте, объекте действия. Представим номинации субъектов и объектов по данным экспериментов.



   Подведем итоги.
   Результаты экспериментов уточняют, дополняют друг друга, позволяют описать ситуацию тактильного восприятия в языковом сознании индивида наиболее полно. С помощью семантического эксперимента по толкованию слов были выявлены смысловые компоненты, актуальные для интерпретатора. Важным для носителей языка оказываются различные аспекты действия и другие компоненты значения, не зафиксированные в словарях. При этом субъект действия не представлен, объект не описан подробно (касаться чего-либо). Лингвистический эксперимент по составлению словосочетаний позволил определить число актантов, которые могут присоединять глаголы, принадлежащие к семантическому полю ТВ. В результатах данного эксперимента преобладает название объектов действия; репрезентированы основные и факультативные компоненты пропозиции и все модели семантической деривации. Ассоциативный эксперимент позволил обнаружить различные компоненты пропозиции ТВ: парадигматические реакции указывают на цель (обхватить — приблизить), результат (трогать — уколоться), условие (обжигать — лить кипяток) действия; а синтагматические – характеризуют объект (обжигать — губы), инструмент/средство действия (обхватить двумя руками, растирать маслом), содержится также указание на эмоции, оценки. Когнитивный уровень представлен фреймами типовых ситуаций: обжигать – газ, пламя, жир, горячая сковорода (фрейм «кухня»), прижиматься – утро, автобус, давка. Прагматический уровень представлен реакциями в диалоговом режиме (трогать – догадайтесь). Анализ ассоциативных связей позволил установить неосознаваемые связи слова-стимула с другими словами, наиболее же полно выявить типичные ситуации, сферы действия предикатов ТВ стало возможно с помощью эксперимента по моделированию семантико-синтаксической ситуации.
   Актуально выделение разного количества параметров при толковании значения глаголов: для ядерных предикатов важна характеристика действия (касаться – осторожно, быстро, слегка, трогать – долго, нагло, неоднократно), модели глаголов целенаправленного действия содержат больше параметров, включая способы действия (прощупать — активно действуя, погружаясь руками вглубь, сжимая, надавливая, совершать частые движения).
   По результатам экспериментов представлена обобщающая характеристика предикатов ТВ каждого сектора семантического поля, их сравнение с ядерными предикатами.
   Глаголы касаться, трогать относятся к семантическому полю предикатов тактильного восприятия, так как содержат указание на предикативные признаки тактильного восприятия (касаться горячего, трогать липкие руки) и результат действия (касаться – ощутить что-либо кончиками пальцев). Глагол касаться относится к ядру предикатов тактильного восприятия: в реакциях ассоциативного эксперимента на этот стимул присутствуют глаголы из всех секторов семантического поля тактильного восприятия. При описании аспектов глагола трогать имеется указание на цель действия (трогать – изучить), его результат (трогать – ощутить, обнаружить, исследовать), в качестве синонимов представлены слова ощупать, шарить, пробовать на ощупь, в связи с чем указанный глагол ближе к глаголам целенаправленного действия, его значение не является элементарным. Глаголы касаться, трогать описывают разнообразные ситуации общения, бытовые ситуации, выражение чувств.
   Для характеристики глаголов целенаправленного действия важным для информантов оказывается указание на орудие действия, в том числе инструмент (миноискатель, щуп) и орган осязания у животных (щупальца, присоски). Разнообразно представлена цель действия (ощупать – интерес, обыск, проба, страсть), результатом действия является обнаружение объекта и его свойств. При характеристике глаголов целенаправленного действия широко представлена профессиональная сфера действия, на что указывают аспекты действия (ощупывать – пальпировать), субъект действия (врач, милиционер, вор), место или время действия (ощупывать – при медицинском осмотре, на приёме у врача), номинации объектов (опухоль, шея пациента, пульс; ощупывать подозреваемого, место преступления), цель действия (убедиться, что нет патологии, поставить диагноз; чтобы найти запрещённые предметы, оружие, обезвредить).
   Глаголы контактно-направленного действия обозначают действие, с помощью которого между субъектом и объектом устанавливается контакт. Глагол прижиматься близок к ядерным предикатам, так как содержит указание на чувственный опыт (прижаться к чему-то тёплому, к мягкой подушке), передаёт различные эмоции, чувства. Приставка ОБ-актуализирует у информантов представление о большом предмете (обхватить что-то широкое, округлое, огромный дуб, бочку, снеговика, толстяка). В данном секторе семантического поля широко распространены номинации субъектов из животного мира (ленивец, кот, обезьяна, осьминог, паук), причём глагол прижиматься содержит компонент значения «маленький» (прижиматься – котята, цыплята). Распространено инструментальное осязание (обхватить тисками, ухватом, цепляться крючком), содержится указание на профессиональную сферу (спасатель, милиционер).
   Глаголы сжать, растирать, обжигать передают сильное воздействие на объект или изменение объекта. Актуальным для информантов оказалось описание способов действия, его цели, результата. Во многих случаях содержится указание на профессиональную сферу (субъектами действия являются спортсмен, машинист, строитель, массажист, учитель). Если объект является одушевлённым, передаётся чувственный опыт (растирать замёрзшие руки, обжигать руки до волдыря).
   Представим процессы семантической деривации по данным экспериментов.
   Предикаты ТВ используются для обозначения ситуации зрительного восприятия: касаться взглядом (посмотреть, не задерживая взгляда на чем-либо), ощупать / нашарить взглядом (внимательно осмотреть /найти), охватить взглядом (осмотреть со всех сторон, пытаясь увидеть как можно больше), цепляться взглядом (внезапно остановить свой взгляд на чем-либо).
   Предикаты ТВ используются для передачи ментальных процессов: коснуться вопроса (попутно, не останавливаясь подробно на его изложении), прощупать ситуацию, все варианты (проанализировав, понять, прийти к определённому решению), шарить в алгебре (жарг.) – понимать.
   В языковом сознании ситуация тактильного восприятия представлена шире, чем в языковой системе. Информанты по-разному воспринимают действие, обозначенное указанным глаголом: в некоторых случаях оно совпадает со словарным, иногда важен какой-либо его аспект (трогать – интересно) или актуализировано конкретное действие (касаться – гладить). В реакциях экспериментов актуализируется наиболее типичное для обыденного сознания звено структуры знания, закреплённого в слове: результат (трогать – уколоться, испачкаться), место действия (прощупать – больница), условие действия (ощупывать – в темноте). В результатах ассоциативного эксперимента в реакциях разных информантов может быть воспроизведена вся последовательность действия (цепляться – карабкаться, хвататься за край обрыва, висеть над пропастью, делать последнее усилие, поймать верёвку, спастись).
   Результаты экспериментов подтвердили принадлежность указанных глаголов к семантическому полю предикатов тактильного восприятия.

Восприятие человеком запахов и их выражение в языке и речи

   О субъекте восприятия можно сказать, что воспринимать – значит существовать (так Г.А. Золотова перефразировала известный берклианский афоризм «существовать – значит быть воспринятым»). Если предложение сообщает о восприятии, всегда существует субъект этого восприятия, и язык находит различные способы указания на него.
Состав лексем с семантикой субъекта обонятельного восприятия
   В качестве субъекта обонятельного восприятия (СОВ) может выступать любое существо, обладающее способностью к восприятию. Поэтому номинациями субъектов обонятельного восприятия могут быть любые, прежде всего одушевленные, существительные или заменяющие их местоимения: Я даже услышал с удовольствием давно знакомый мне… запах полированного ясеневого дерева (Куприн); Виктор вдыхал с упоением аромат ее волос; В городе такого запаха от молока Бим не чуял ни разу (Троепольский); …обоняя сквозь свежесть вьюги…запах из трубы людской, сидели облепленные снегом овчарки (Бунин).

   В русском языке существуют и специализированные существительные, обозначающие СОВ. Это названия такого человека, 1) у которого обонятельное восприятие составляет часть профессиональной деятельности: нюхач – специалист по оценке запаха, оценщик качества какого-либо запаха (в парфюмерной промышленности, производстве); дегустатор – специалист по оценке качества какого-либо пищевого или вкусового продукта по виду, вкусу, запаху (здесь назван субъект не только обонятельного, но и вкусового восприятия); 2) который принимает чрезмерное участие в процессе обонятельного восприятия: нюхальщик/нюхальщица (тот, кто специально нюхает что-либо: табак, наркотики и т. п.), токсикоман (тот, кто болен влечением к постоянному приему различных веществ, вызывающих опьянение, в том числе и через вдыхание запахов определенных веществ).
   СОВ может быть обозначен собирательным существительным:
   Запахи эти доставали и до деревни, и там народ, с удовольствием втягивая их, обмирал… (Распутин); Весь день служащие и посетители дышали запахами ацетона, краски (газ.); Прохожие почувствовали запах помойки (газ.). СОВ может быть назван метонимически: Город задыхался от невообразимой вони, Деревня дышала ароматами навоза, свежевспаханной земли (газ.).
   Воспринимающий субъект может быть обозначен аналитическим метонимическим выражением: сочетанием лексемы лица с лексемой органа восприятия (партитива): Но вдруг нос его почувствовал запах сушеной рыбы (Гоголь); Иногда его ноздри начинали трепетать, он улавливал запах дыма (Воронин); Ваш чуткий нос непременно выведет вас к прилавкам с рыбой (газ.).
   В группу названных партитивов включаются и так называемые квазисоматизмы: Грудь его широко дышит резким запахом зари и запахом озябшего за ночь обнаженного сада (Бунин); И душа моя – поле безбрежное – дышит запахом меда и рос (Есенин); Пахло смолью, но не человек в нем чуял этот запах, а что-то иное, что-то слившееся воедино со смоляным духом (Распутин); Зверь, сидящий в нас, поводит ноздрями, пробует на вкус (газ.).
   Партитивные отношения могут осложняться отношениями инструментальными. Соматизм/квазисоматизм выполняет роль инструмента, входя в аналитические предикаты типа «потянуть носом».
   Соматизмы/квазисоматизмы являются, таким образом, синкретичным средством: являясь составляющей аналитического предиката, они обозначают одновременно и СОВ: Ароматный запах шавермы – арабского сэндвича – защекотал ноздри (Кивинов); Бьет в ноздри сладковатый бабий пот (Шолохов); Запах теплой гнили и чего-то смолистого тяжело ударил в голову (Горький); И та особенная летняя вонь – все это разом потрясло и без того уже расстроенные нервы юноши (Достоевский).
   В качестве органа обонятельного восприятия, с точки зрения наивной картины мира, выступает и некая нематериальная сущность, подобная органу, которую нельзя увидеть ни при каких обстоятельствах. Такие сущности Е.В.Урысон называет представляемыми органами (душа, например) [Урысон, 1995].
   Психические процессы, подобно материальным, связаны с определенными органами. Эти органы могут быть представляемыми или материальными. Для обоняния материальными органами, напрямую связываемыми носителями языка с этим процессом, являются перечисленные выше соматизмы (нос, ноздри) и квазисоматизмы (голова, лицо, нервы, сердце); представляемым органом, обслуживающим обоняние, предстает душа.
   Представление о каком-то органе связывается у носителей языка с такими лексемами, как слух, зрение, обоняние. Лексема обоняние обозначает способность к восприятию и различению запахов. Синонимичны ей лексема нюх более ограниченного употребления (и у животных) и чутье (еще более ограниченного употребления – только у животных в значении «обнаруживать обонянием»). Соответствующее толкование адекватно описывает поведение этих слов в более привычных для нас контекстах: У другой ноздри обоняние не лучше (жур.); Обратила внимание, что обоняние ухудшилось и плохо восстанавливается (жур.); У человека плохо развито обоняние по сравнению с животными. У собаки хороший нюх, прекрасное чутье.
   Однако в более ограниченном круге контекстов слово обоняние обозначает не способность, а что-то как бы предметное: обоняние представляется как нечто, подобное внутреннему органу, с помощью которого человек/животное воспринимает запахи. Ср.: 1) …сладостный запах… защекотал его обоняние (ср.: защекотал ноздри); 2) …его обоняния касается удивительный аромат (ср.: его ноздрей/носа касается аромат цветов); 3) При колеблющемся свете факела Лиза удостоверилась, что чуткий нюх не обманул ее: перед нею был тот самый человек, чей запах…уже заставлял ее голову кружиться…(Арсеньев). Здесь значение «обоняние», «нюх» диффузно: способность к восприятию или представляемый орган (ср.: Ваш нос выведет вас к рыбным прилавкам = ваше обоняние выведет вас…).
   Представление о некоем органе может быть выражено в семантике слова в большей или меньшей степени. Данный вопрос тесно связан с типологией представляемых органов, выведенной в работе Е.В. Урысон. Представление об органе тем ярче, чем больше сочетаний, допускающих только «анатомическую» интерпретацию, образует данная лексема. Представляемый орган тем реальней, чем больше похож на обычный, материальный орган по 1) функции, 2) физическим, в частности болевым, ощущениям, 3) возможности мыслиться как вместилище,4) компактности, 5) относительно точной локализации, 6) функционированию независимо от воли субъекта, 7) контролируемости субъектом.
   Представление об органе в слове обоняние выражено в гораздо меньшей степени (а в слове нюх в еще меньшей), чем, например, в лексемах ум, память и даже слух, зрение. Дело в том, что «обоняние» не мыслится как вместилище, как нечто компактное, оно не ассоциируется ни с какими физическими, в частности болевыми, ощущениями (впрочем, можно вспомнить о таком переносном выражении: его обоняние страдало в этой атмосфере затхлости). Правда, мы можем с относительной степенью определенности судить о локализации обоняния: у человека есть реальный материальный орган восприятия запахов – нос, и обоняние помещается, по всей видимости, где-то в его глубине. Лексема обоняние ограничена стилистически. Это преимущественно принадлежность книжной речи. Лексема нюх, если речь идет об обонятельном восприятии человека, употребляется в разговорной речи.
   Таким образом, СОВ манифестируется в речи лексическими переменными, которые обозначают одушевленное существо прямо или метонимически. СОВ может быть представлен на уровне языкового воплощения двумя лексемами: номинациями воспринимающего лица и партитивом (соматизмом/квазисоматизмом). Соматизмы выступают в роли синкретичного средства: могут входить как в состав аналитического предиката, являясь инструментом СОВ, так и в состав аналитического субъекта, являясь партитивом.
Семантико-синтаксическая характеристика компонентов с реально-субъектной семантикой
   1. СОВ, обозначая активного деятеля, в высказываниях представлен именной обусловленной синтаксемой «предицируемый субъект-носитель предикативного (акционального) признака»:
   1) Настена стала внюхиваться в банный воздух; 2) Бим понюхал листок. Каштанка стала обнюхивать тротуар; 3) Женщина глубоко вдыхала запах океана; 4) Она впитывала всем сердцем его запахи; 5) Его ноздри втягивают аромат над стаканом.
   Морфологической формой такой синтаксемы является или существительное/местоимение в именительном падеже (примеры 1–4), или аналитическая форма: воспринимающий может быть представлен наименованием органа восприятия и зависимой от него формой косвенного падежа со значением косвенного субъекта (пример 5).
   Аналогично представлен СОВ и в высказываниях, где он не является активным деятелем, но восприятие все же результативно: Она почувствовала запах свежести; Я слышу запах от ноздрей твоих, как от яблок; Никифоров уловил запах какого-то приторного лекарства; Его ноздри уловили запах гари.
   Семантика высказываний, содержащих информацию о запахе, обусловлена тем, что восприятие – это не деятельность, оторванная от своего деятеля, как определял значение безличных глаголов А.М. Пешковский, здесь нет собственно действия, деятельности (кроме нюхает и синонимичных ему по семе глаголов) [Золотова, 1982]. Во всех остальных случаях речь идет о состоянии или свойстве среды или предмета и о восприятии, чаще пассивном, непроизвольном, этого свойства лицом. Таким образом, семантике компонента, обозначающего СОВ – не деятеля, не агенса, а только субъекта неактивного восприятия – соответствуют и формы его выражения.
   Прежде всего это характерные для русского языка (и других языков) обозначения субъекта косвенными падежами.
   В моделях, сообщающих о движении информативных сигналов (в данном случае запаха), СОВ представлен свободной синтаксемой до + Род. п. от личного имени (или названного метонимически), в которой значение СОВ совмещается с директивным значением (директив обозначает пространственный предел как конечную точку движения): До него донесся нежный аромат лилии; Запах гари доставал до деревни; Долетала до ноздрей горьковатость распаренного асфальта.
   Подобным образом при глаголах, выражающих движение запаха, личное имя соединяет с директивным значением значение СОВ в форме на + Вин. п.: Из темноты повеяло на него нежным запахом черемухи; В подъезде на него опять дохнуло вонью; На меня пахнуло торжественною тишиной брошенного храма.
   СОВ выражается также форой Дат. п. без предлога, будучи обозначенным обусловленной синтаксемой «личный субъект непроизвольного восприятия явления, выраженного именем в именительном падеже»: Ему чудится ее особенный запах; Мне слышится знакомый аромат.
   Обозначение СОВ косвенными падежами позволяет говорить о том, что СОВ, как правило, инактивен. Тем не менее представляется возможным отметить некоторые отличия в его восприятии: субъект в форме Дат.п., кроме пассивного восприятия запаха, чувствует оттенок неуверенности в реальности запаха (чудится, слышится); субъект в форме Род.п. предстает как конечный пункт движения запаха; субъект в форме Вин.п. становится объектом более сильного воздействия запаха. Таким образом, можно говорить об активности субъекта в конструкциях типа «он нюхает что-либо» и о постепенном снижении его активности при возрастающей активности объекта обонятельного восприятия (запах может двигаться, оказывать менее и более сильное воздействие на СОВ). Заметим, что активность подлинного СОВ нетождественна квазиактивности объекта.

   2. СОВ обозначается личными именами с двойным значением – объекта каузирующего воздействия и субъекта каузированного состояния – в форме Вин.п. без предлога (1) и в форме Те.п. без предлога (2): 1) Митю поразил горький и свежий аромат леса; Особый запах каменного угля, навоза, сырости и говядины поражает вас; Эта вонь охватила его всего; 2) В саду им овладел аромат распустившихся яблонь; Всем его существом овладела эта вонь.
   Подобное обозначение в речи СОВ создает представление о целостности СОВ (меня, его, вас и т. п., см. также он чувствовал и т. п.). С одной стороны, нет «безразличных» запахов, запах всегда эмоционален, и эмоции охватывают человека полностью. Кроме обозначения СОВ, это отражается, в частности, и в употреблении предикатов «овладеть, охватить». С другой стороны, субъект не имеет вместилища обонятельных ощущений, выраженных в лексеме «обоняние», но обоняние отдельными частями тела как бы нарушает целостность СОВ.

   3. Словарь СОВ должен быть представлен и группой синтаксем – локативов, поскольку во множестве смысловых подтипов высказываний, содержащих информацию о запахе, субъект прямо не назван, а имплицирован в локативных формах (см. у В.А. Белошапковой понятие «левых» определителей предиката) (Белошапкова, 1989, С. 700).
   1) По квартире разливался аромат крепкого, только что смолотого кофе (Маринина): локатив «по квартире» обозначает ограниченное пространство, в котором находится СОВ; В залах в это время стоял густой и кислый запах вчерашнего пива: здесь также замкнутое пространство, указывающее на местонахождение субъекта; но оно уточняется еще и темпоративом «в это время»; В парадной пахло знакомо: детством: локатив – в парадной; 2) И сильнее, приятней запахло за столом самоварным духом (Распутин): локатив «за столом» не ограничивает четко пространство, но тем не менее оно воспринимается уже, чем комната, прихожая и т. п., субъект – здесь, за столом; 3) Спустя полчаса над садом поплыл восхитительный аромат жарящегося мяса (Деревянко): локатив «над садом» уже не обозначает четких границ, тем не менее ясно, что СОВ находится в саду; На выкошенном пустыре пахло умершей травой… (Платонов); В лесу стоял смолистый запах (Катаев); В порту был слышен запах моря и свежих досок (Яковлев); 4) Вокруг Хворостецкого, невидимого в кромешной тьме, расплылась волна перегара, смешанного с вонью бензина (Воронин): локатив «вокруг Хворостецкого» указывает на местонахождение субъекта рядом с Хворостецким, недалеко от него; 5) Оба окна были открыты на улицу, глухую, всю в садах – в окна пахло свежестью весенней сырости и тополями (Бунин); В открытую уличную дверь несло… гнилью (Распутин) (понятно, что неназванный субъект находится в доме, в комнате, окно, дверь которых открыты) 6) Оттуда потянуло запахом гнили (Деревянко); От реки тянет запахом весенней свежести (Гончар); Из пещеры ощутимо воняло серой (Деревянко); Из горницы пахнет… анисовыми яблоками (Шолохов); Необыкновенный аромат кипящих приправ исходит из большой духовки (жур.). В данных примерах локатив называет исходную точку распространения запаха, следовательно, есть конечная точка, в которой и находится СОВ.
   Таким образом, в локативе имплицитно назван СОВ с большей или меньшей точностью его местонахождения (здесь, рядом, около, в определенном замкнутом пространстве, в определенном незамкнутом пространстве, в предполагаемой конечной точке распространения запаха).
   Кроме того, говоря об имплицитном обозначении СОВ в локативе, необходимо указать на синкретизм СОВ и объектов обонятельного восприятия (ООВ). Так, в высказываниях (1–4,6) локатив обозначает эксплицитно ООВ (по квартире, в залах, в парадной, вокруг Хворостецкого, от реки, из пещеры, их горницы) – и имплицитно СОВ. В высказывании же (5) локатив только субъектный (в окна, в дверь).

   4. СОВ может быть невербализованным, и в таких случаях необходимо сказать о презумпции СОВ.
   Пахнет травами, пахнет лесом… пахнет деревом постройки, пахнет скотиной, жильем, навозной кучей за стайкой, огуречной ботвой… (Распутин); Пахнет сеном, высушенной травой и запоздалыми цветами..; Пахло вишневым соком, парным запахом потревоженной земли, лошадьми (Евсеенко). В подобных высказываниях, при отсутствии позиции СОВ, он все же имплицирован предикатом «пахнуть»: не может пахнуть безотносительно к воспринимающему лицу.
   Исходя из того, что любой обозначенный запах в большей мере знаком каждому носителю языка и узнаваем в словесном выражении, во многих случаях можно говорить о неопределенно-обобщенном СОВ: В полдень где-нибудь в затишке (если пригревает солнце) грустный, чуть внятный запах вишневой коры поднимается с пресной сыростью талого снега, с могучим и древним духом проглянувший из-под снега, из-под мертвой листвы земли (Шолохов); Тонкий многоцветный аромат устойчиво держится над садами до голубых потемок, до поры, пока не просунется сквозь голызины ветвей крытый прозеленью рог месяца… (Шолохов). Здесь нет конкретного субъекта восприятия, каких-либо указаний на него. Конечно, если есть объект восприятия, то должен быть и субъект, он как бы имплицирован в самой ситуации, но характер темпоратива (в полдень, до потемок) предполагает своеобразную временную абстрактность: на протяжении времени СОВ может быть тем и другим, то есть неконкретным, абстрактным. Особенно это проявляется в высказываниях определенного (научного) жанра: Неректифицированное масло имеет раздражающий запах.
   Таким образом, СОВ может быть выражен эксплицитно (прямо и косвенно) и имплицитно. В случае имплицитного представления СОВ можно говорить о презумпции СОВ, если он не вербализован, и о вербализованном в локативе СОВ. В частном случае (локатив субъектно-объектный) в локативе выражается синкретизм ООВ и СОВ. В наивной картине мира СОВ представлен как некая целостность, отличается таким качеством, как инактивность. Необходимо отметить в определенных случаях и синкретизм субъекта состояния и объекта воздействия в обозначении СОВ личными именами.
   Представляется возможным различать СОВ – определенные, конкретные, и неопределенно-обобщенные.
Манифестация позитивной и негативной оценки запаха
   Наличие в языке маркированных оценочно лексем с семантикой запаха указывает на качественную противоположность формулируемой ими оценки (аромат, благоухание – вонь, смрад, зловоние; благоухать – вонять, смердеть, разить). Эти лексемы (и синонимичные им) сами по себе являются оценочными. В них положительные ощущения достаточно определенно отделены от отрицательных. Кроме маркированных, имеют место нейтральные предикаты, в которых отсутствует положительный или отрицательный знак (дух, запах, пахнуть). Оценка выявляется в данном случае через определители, в случае же маркированности предикатов оценка через определители усиливается. Рассмотрим формирование позитивной и негативной оценки в высказываниях, содержащих информацию о запахах.
   На субстантивном уровне такими предикатами являются «запах», «дух». Оценка будет объективирована теми или иными элементами из словесного окружения предиката. Перечислим эти элементы.
   1.1) Тронешь дудку ломкого стебля дягиля и сразу почувствуешь запах свежести и лесного здоровья; 2) В жарком воздухе запах разбросанной помойки распространялся по всему дворику, забираясь в самые дальние его уголки (Кивинов); 3) Запах вываренного белья и дешевой пищи (Пронин).
   В подобных высказываниях оценка выражается обозначением источника запаха. Все номинации, обозначающие источник запаха в данных высказываниях, не содержат в себе оценочной коннотации. Но если в (1) высказывании «свежесть и здоровье» эмпирически воспринимаются носителями языка либо нейтрально, либо, чаще всего, положительно, то «помойка» – только отрицательно. Апеллируя к чувственному опыту носителей языка, можно говорить об имплицированной оценке. Кроме того, отрицательная оценка в высказывании (3) выражена определителями «вываренный» (относительно белья здесь может быть только отрицательная оценка) и «дешевый» (относительно пищи этот определитель будет восприниматься с отрицательной оценкой лишь в ряду однородных членов: вываренное белье и дешевая пища. Таким образом, в рассмотренных примерах негативная оценка ситуации запаха выражается путем апелляции к чувственному опыту носителей языка в денотативной ситуации (объект восприятия) и усиливается с помощью качественных определителей, относящихся к источнику запаха. Запах, победивший больницу; райский запах рубленой кобылы с чесноком и перцем (Булгаков): в подобных случаях, когда источник запаха воспринимается эмпирически скорее отрицательно, только определители задают оценку.

   2. 1) Этот пакет источает соблазнительные запахи… они выбрали ресторанчик… наполненный аппетитными запахами (реклама); 2) …и из помещения тянуло противным запахом начавшегося разложения (Кивинов); От них уж тек тяжкий сладковатый запах мертвечины (Шолохов);… забивая своим лозовым запахом приторный, удушливый запах рыбьего тления (Евсеенко).
   Оценка объективирована в подобных высказываниях номинациями объекта – источника запаха (разложение, мертвечина, тление воспринимаются только с негативной оценкой). Усиливается оценочность, в данном случае отрицательная, определителями, указывающими на негативное качество запаха (противный, тяжкий (с актуализированной семой «неприятный»), удушливый (с актуализированной семой «стесняющий дыхание») и определителями из сферы вкуса («приторный» с актуализированной семой «слишком», указывающей на силу запаха, и «сладковатый», получившими негативную оценочность в ряду однородных определений). Отрицательная оценка выражена и имплицитно (в чувственном опыте в денотативной ситуации), и эксплицитно (качественными определителями с отрицательной оценочностью).

   3. комната… с кислым, нежилым запахом (Крестовский);… слышу его сырой запах (Куприн);… сначала… неприятный, даже противный, сладко приторный запах эфира (Куприн);… нюхая противный запах карболки (Бунин);… от них (лип) шел густой приятный дух (Тынянов).
   Объект обонятельного восприятия в подобных высказываниях воспринимается носителями языка, в отличие от предыдущих, нейтрально. Оценочность формируется только за счет определителей: кислый (с актуализированной семой «острый, неприятный», нежилой (с обращением к социально-бытовому опыту носителей языка, скорее, в данном контекстном окружении, в ряду с «кислый», с негативной оценочностью), сырой (с актуализированной семой «влажный»), противный с яркой негативной оценкой.
   Определители могут выстраиваться в градационный ряд, еще более усиливая определенную оценку: неприятный, даже противный, сладко-приторный (сладко-приторный, находясь в данном однородном ряду, характеризует запах со стороны его силы с актуализацией семы «слишком»). И, наоборот, однородный ряд определителей формирует положительную оценку запаха («приятный» с яркой семой положительной оценки и «густой» – усиливает определение «приятный» со стороны насыщения, актуализируя сему «насыщенный, плотный»).

   4. Усиливается оценка, если определители есть и у источника запаха, и у самого слова «запах». Здесь можно говорить о так называемой кратности оценки: 1) Трактир помещался в подвале, в нем было сыро, темно, и весь он был полон удушливым запахом перегорелой водки, табачного дыма, смолы и еще чего-то острого (Горький); 2) Внутри царил все тот же всепроникающий запах пропотевших сапог и немытых тел (Маринина).
   В подобных высказываниях оценка дана и источнику запаха, который сам по себе является нейтральным (пропотевший – с дурным запахом, немытый – с дурным запахом), и самой субстанции «запах» (всепроникающий — с актуализируемой семой «везде», преследующий, удушливый). Кроме того, оценка, в данном случае отрицательная, усиливается вхождением номинаций, обозначающих источник запаха, в ряд однородных членов.
   Таким образом, отрицательная/положительная оценка объективируется при предикате «запах» с нейтральной оценочностью: 1) обозначением источника запаха, 2) определителем при номинации источника запаха, 3) определителем при обозначении субстанции «запах», – и усиливается 1) двукратно двумя рядами определителей (при номинации источника запаха и при слове «запах»), 2) вхождением номинаций, обозначающих источник запаха или определителей слова «запах» в ряд однородных членов.
   На уровне глагольных номинаций ситуация обонятельного восприятия представлена нейтральным глаголом «пахнуть». Отрицательная / положительная оценка формируется следующими способами.
   1. Объективируется номинацией источника запаха: 1) Пахло блинами и жареными снетками; Уже пахло на базаре яблоками, сливами;… пахло и снегом, и из пекарен (Бунин); …а в садиках пахло нагретыми листьями помидоров и полынью (Паустовский).
   Номинации, обозначающие источник запаха, не содержат в себе оценочной коннотации, и при нейтральном предикате «пахнуть» в подобных высказываниях не выражена оценка. 2) Трещали кузнечики в тихом вечернем воздухе, и из сада пахло лопухами, бледной высокой зарей и крапивой (Бунин); В тихом неподвижном воздухе пахло весной и праздником.
   В подобных высказываниях положительная оценка формируется номинациями с обозначением источника запаха путем их вхождения в ряд однородных членов. Существительные «лопух», «крапива» не содержат оценочной коннотации. Существительные же «праздник», «высокая заря» воспринимаются эмпирически с положительной оценкой и, будучи включенными в ряд однородных членов, «наводят» положительную семантику и на другие существительные.
   То же можно видеть и при формировании отрицательной оценки: 3) …пахло кислятиной; … пахло гнилью… коридор, где пахло угаром (Толстой); … из берлоги пахло падалью и нечистотами (Деревянко); В вокзале пахло мокрыми полушубками, самоваром, махоркой, керосином (Бунин); …из которой всегда пахнет крысами, кумачом, дублеными овчинами, керосином и душистым перцем (Куприн).
   В случае (3) ярко отрицательная оценка объективирована обозначением источника запаха (кислятина, гниль, угар, падаль, нечистоты), которые в данном контексте акцентируют сему «с плохим, отвратительным запахом». В случае же (4) отрицательная оценочность формируется в ряду однородных членов позицией номинации, которая обозначает запах, воспринимаемый носителями языка со знаком «минус»: мокрый полушубок, крысы – имплицитная отрицательность существительного «полушубок» проявляется только с определителем «мокрый», в существительном «крысы» она скрывается в денотативной ситуации. Негативная оценка всего ряда однородных членов актуализируется позицией номинаций «крысы», «мокрый полушубок», которые наводят отрицательную оценку на весь ряд однородных членов.

   2. Объективируется определителями адъективного и адвербильного характера: 1) В окно сыро пахло болотом (Бунин). Негативность в данном контексте передана и объективированным в позиции объекта обонятельного восприятия источника запаха – «болота» (болото — тонкое место со стоячей водой; стоячий – непроточный, затхлый), как правило, болото у носителей языка своим естественным запахом вызывает отрицательные эмоции. Эта негативность усиливается в приведенном высказывании качественным определителем предиката «сыро», также несущим в себе отрицательно оценочные ассоциации. Свежо пахло водой и городской мокрой пылью (Бунин). Позитивная оценка имплицируется определителем предиката «свежо», заключающем в себе положительные качества (свежо – о чистом, неспертом воздухе). Сильно и удушливо пахло гарью; Тяжко пахло навозом (Распутин). Негативная оценка выражается прямо, но не в предикатах восприятия и источника запаха, а в наречиях – определителях предиката восприятия. Наречие «сильно» передает интенсивность запаха, а «удушливо» – отрицательное воздействие на физиологическое состояние человека; наречие «тяжко» само по себе не является оценочным, но эмпирически оно выражает неприятное ощущение запаха, неприятные эмоции и физиологические состояния, связанные с восприятием этого запаха. 2) В воздухе приятно пахло свежескошенной травой (Паустовский); Она стояла в голубом шерстяном платье, от которого хорошо душисто пахло (Бунин); Волосы Ирины пахли изумительно (Воронин); Славно пахнут эти похожие на церковные требники книги своей пожелтевшей, толстой, шершавой бумагой (Бунин); Из ведра пахло молоком, знаменито пахло (Троян); Рыба твоя очень заманчиво пахнет (Сахарова); И пахнет она нехорошо от близости многих фабрик (Куприн); едко и неприятно пахнет она [чернота] (Христофоров). Оценка выражена прямо, эксплицирована наречиями с яркой семой отрицательной оценки (нехорошо, неприятно) и положительной оценки (приятно, хорошо, изумительно, знаменито, славно). 3) …в комнате было много народу. Пахло пригорелым маслом, трактирными салфетками и табаком (Достоевский). Отрицательная оценка выражена в определителях при номинации источника запаха. Наряду с определителем «пригорелый» (пахнущий гарью), выражающим негативность субстантивированного вещества – масла, которое не содержит в себе оценочности, мы встречаемся здесь с косвенным названием качества запаха («трактирные салфетки» содержат эмпирическую, имплицитную отрицательность оценки запаха). Существительное «табак», в свою очередь, в ряду запахов, названных в приведенном высказывании, также воспринимается скорее негативно, и эта негативность актуализируется в ряду однородных членов. 4) Пахло теми, прелестными, рождественскими духами! (Куприн). В данном высказывании положительная оценка имплицитно выражена существительным, обозначающим субстанцию (духи), для которой запах органичен, и усиливается определителями этого запаха, также эксплицитно (прелестными) и имплицитно выражающими положительную оценку.
   
Купить и читать книгу за 150 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать