Назад

Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Яблоко

   В сборник «Яблоко» включены новые лирические стихотворения Натальи Лайдинен. Девять разнообразных тематических циклов собраны в единое целое. Все они раскрывают мир интересов, пристрастий и кругозор поэтессы. Но главная тема – это единственная заповедь природы человеку – любовь. В каждом стихотворении Натальи Лайдинен чувствуется возвышенная душа, концентрация страсти и доброта автора.


Наталья Лайдинен Яблоко

ОТ АВТОРА

   Дорогой читатель!
   Я очень рада тому, что Вы раскрыли новый сборник моих стихотворений «Яблоко».
   Моя жизнь необыкновенно щедра на эмоции и откровения, я черпаю полной чашей из безграничного творческого океана Вселенной. Встречи с интересными людьми, чудесами природы, удивительными уголками Земли открывают неожиданные грани восприятия, рождают волшебные лирические созвучия. Мне очень хочется поделиться с Вами музыкой души, воплотившейся в стихах.
   Яблоко – один из древнейших и универсальных символов мира. В нем соединились двойственная природа знания, таинство творения, мистический прямой диалог с Создателем, красота и совершенство Вселенной. Все то, что можно прочувствовать, осмыслить и выразить поэтическим словом.
   Эта книга – квинтэссенция осознанных переживаний, путь к трепетному обретению родовых корней и изначальных ценностей, пронзительная устремленность в будущее. Она удивительна, противоречива и многообразна, как любая жизнь.
   Яблоко – это еще и сакральный женский символ. Я всегда помню о том, что я дочь Евы, и мое предназначение – в постижении творческой природы и глубинных истоков чувств, раскрытии и реализации внутреннего потенциала, гармоничных отношениях с людьми, продолжении рода. Поэтому в этой книге много стихотворений о Любви – божественной и человеческой.
   Я протягиваю Вам созревший плод моих сокровенных мыслей и глубинных чувств, приглашаю погрузиться в тайны творчества, вместе со мной пройти по благодатному саду воспоминаний, переживаний и желаний, разделить Вдохновение.
   Доброго Вам чтения и ярких откровений познания вместе с «Яблоком»!
   Ваша Наталья Лайдинен

ЛИСТЬЯ ЛАВРА

* * *

   Я не могу быть с тобой
   За грядой ледяной,
   На позорном столбе.
   Но в индейском вигваме,
   Где волнующий зной,
   Я думаю о тебе:
   – Стихами!

   Я ль об этом просила
   У судьбы, у строптивой.
   Не сума, не тюрьма,
   Лишь пламя,
   Обнимающее стропила!
   Я стала сама:
   – Стихами!

   За колючей решеткой
   Встреча – выстрел короткий,
   Ночь задует свечу.
   В звездных снах между нами
   Время желтою лодкой.
   Я к тебе прилечу:
   – Стихами!

* * *

   Я люблю тебя, потому
   Что ты мне никогда не лгал,
   Несмотря на обвал, тюрьму
   И бесславных страстей накал.

   Через море и жар пустынь,
   Преступленья, свинцовый дождь,
   Разрывая души пласты,
   Утверждал, что любую – ждешь.

   Потому, что вернул ключи
   И рассеял снов карнавал,
   Изнывая в чужой ночи,
   Даже мыслью – не предавал.

   И когда, закрывая счет,
   Перекрестятся жизни в нить,
   Ты подставишь крылом плечо
   И не станешь ни в чем винить.

* * *

   Над горизонтом летят голоса.
   Уши зажала. Тише…
   Я должна о тебе написать,
   Чтобы ты знал, что дышишь,

   Любишь и остаешься живым!
   В небо ворвусь снарядом
   И фейерверком, столпом огневым:
   – Слушай, смотри! Я – рядом!

* * *

   Ни копья в руках, ни щита:
   – Прочь одежды, танцую голой!
   Вся душевная нищета
   И безумный любви голод

   Брызнут искрой – разбит сосуд!
   Можно прошлое сердцем править.
   Хоть сегодня – на Высший суд,
   Пусть меня защищает память.

   Вся твоя, не бывать родней!
   Ближе, лучше, еще желанней.
   Хоть на миг придержи коней
   Или глубже продолжи ранить,

   Если сможешь убить – густа
   Кровь из чаши, и жребий брошен!
   …Или просто люби, устав
   От чужой непосильной ноши…

* * *

   Мне бы взять за тебя Бастилию,
   Отмотать небывалый срок,
   Тяжелее всего – бессилия
   Изнурительнейший урок.

   Тишина и весна. За окнами
   Вознесенные купола.
   Нет спасенья в стихии огненной,
   Выжигаю себя дотла!

   Жду – как будто воскресла Итака
   И полотна прядет душа…
   Все, что сделать могу: молитвами
   Попытаться тебя держать.

* * *

   Жизнь читай на лице:
   Бокс. Безумства трагизм.
   Одиночество. Страх.
   Пофигизм.
   Страсть! Тоска об отце.
   Власть. Предательство. Крах.
   Взлеты нот. Взрывы мин.
   Водка в ночь – и война.
   Пепел. Плача Стена.
   Кровь пророка в висках.
   Рок. Решетка морщин.
   Свет молитвы в конце.

* * *

   На сердце тоска разорвется снарядом,
   Окутает сизым, дурманящим дымом,
   Из прошлого ветер повеет внезапный:
   Есть память, которой никто не отнимет.

   Пускай ничего впереди не осталось,
   Кричат наяву нерожденные дети,
   Я жрицею сонной смотрю на Омфалос
   И знаю, что будут разрушены Дельфы, —

   Пленительна мысль об увиденном чуде
   Из темных глубин, от сокровищ несметных!
   Я помнить тебя с благодарностью буду,
   Любовь даже в вечной разлуке – бессмертна.

* * *

   Я ночной бегу марафон.
   Есть четыре стены. Телефон.
   В нем давно оглохли гудки
   От моей щенячьей тоски.
   Время крутит стрелки назад.
   На себя до одури зла:
   Как могла быть гордой такой,
   Чтоб навек прощаться с тобой,
   Словно в сердце осколки льда…
   А теперь глодать провода?..

* * *

   Наперекор зо$ву и зво$ну,
   Не написав другим завещанья,
   Ты навсегда уходишь на зону
   Истинного молчанья.

   Я и теперь мысленно рядом,
   Выпустив страх голубями из вены,
   В сердце взорвусь горящим снарядом
   Искреннего забвенья.

   Это твоя последняя ходка,
   Злая дуэль часов, километров.
   Сверху повеял отчаянный холод
   Выстраданного бессмертья.

* * *

   Может, правда, мир творчества прян,
   За душой – лишь сны у меня,
   Только твой загадочный ян
   Ничего не хочет менять.

   Может, ты кочевник пустынь,
   И в глазах черны небеса,
   Но моя капризная инь
   Сквозь тебя листвой проросла.

   Может, мы не пара совсем,
   И виной всему злая страсть…
   Наплевать на сто теорем,
   Если в нас – монада сошлась.

* * *

   C перебором, с перехлестом, —
   Сильный, дикий, мне под стать!
   Нам вдвоем совсем не просто,
   Мы не можем перестать

   Спорить, путать север с югом,
   Вспоминать все языки,
   Радостно любить друг друга
   Всем разлукам вопреки!

* * *

   Тобой сто раз нарушены запреты,
   Заждался за окном железный конь.
   Прощаясь, я целую эполеты,
   А не твою горячую ладонь.

   Куда отвага вдруг запропастилась?
   Ты снова медлишь, в бурю уходя…
   Моя судьба – проклятье или милость:
   На ратный подвиг провожать тебя.

   Давно не жду ни орденов, ни славы,
   Ни громких слов победоносной лжи…
   В такой войне все правы – и не правы, —
   А я хочу, чтоб ты остался жив!

   На всех постах и боевых маршрутах
   Тебя с небес вели и берегли!
   Опять звонки – из Табы и Бейрута,
   Дженина и Джибути, Сомали…

   Мне голову кружит не смена званий,
   А черное предчувствие беды.
   Ведь по утрам так сильно губы ранит
   Невыносимый холод от звезды.

* * *

   Как будто в модном ресторане
   Нам долгий ужин подают,
   А я слежу за сменой званий —
   И сменой блюд.

   Прошу тебя, не нужно водки,
   Мы без того обожжены:
   Я даже в снах читаю сводки
   С чужой войны!

   Давай уйдем, начнем сначала!
   Не выношу кровавый суп!
   Ты сам в погонах генерала —
   Ходячий труп,

   Мишень и мраморное мясо,
   Все жертвы – в огненном кольце.
   Ведь каждый снайпер – это ясно —
   Живая цель!

   Скорей бежим! Пока нас двое,
   Мы сможем пересилить смерть!
   Я не хочу твоей вдовою
   Стать на десерт.

* * *

   Долгой разлуки холодный страх —
   Рваная тетива.
   Мы с ним встречаемся только в снах
   Вот уже года два.

   Я так устала – надеяться, ждать,
   Слухам вести отсчет.
   И каждый раз, ложась на кровать,
   Думать: а вдруг придет?

   Он был, наверно, рожден стрельцом.
   За круговертью дней
   Я забываю его лицо.
   Что может быть страшней?

   Дар полнолунья новой весне —
   Вечный покой в Весах…
   Если не встретимся на земле —
   Встретимся в небесах.

* * *

   C древним таинством схожа
   Роковая судьба:
   Не рисунок по коже —
   По сердцу резьба.

   Не сверкание лезвий —
   Дальних бликов игра:
   И бежать – бесполезно,
   Завтра – только вчера.

   В небо выплеснут зори
   Горькой крови алей
   Линий жизни узоры —
   Твоей и моей…

* * *

   Я могу правду тебе рассказать.
   Только ты уже не гляди назад
   И не прячь с тоской от меня глаза.

   Ничего не бойся, души не трави.
   Тебе скажет священник и скажет раввин:
   Правда жизни – только в этой любви.

   Нам был с неба дан сверкающий перст,
   Ты меня, как Пан, украл из невест,
   Подарил мне Южный мерцающий Крест.

   Никогда не ведала середин.
   И теперь лишь ты – на моей груди,
   Откровенья звездные впереди.

   За спиной остались друзья и семья.
   Сердце рвет горячей страсти струя.
   Так давно ты – мой, я – твоя…

* * *

   Ночью голос дрожит.
   Тень свечи на стене.
   Может, ты еще жив
   На безвестной войне.

   В небо тянется мост
   От груди до груди.
   Не утешит погост:
   Духу долго бродить.

   Через сотню часов
   В неизвестном году
   Я услышу твой зов,
   Поднимусь и приду.

   Чайкой носится весть
   В серых струях дождя.
   Март был выплакан весь.
   До сих пор жду тебя…

* * *

   Через потери мы снова пришли к обретенью.
   Нет ничего. Долгожданные свет и свобода!
   В призрачном прошлом чужие растаяли тени.
   Мы опять рождены друг для друга сегодня.

   Кровь расплескалась кругом, горький вкус
   бересклета.
   Смерть овладела душой, заморозила в камень.
   Я пробуждаю в тебе позабытое лето
   И прикасаюсь к груди огненными губами.

   Ты исцелен! Прояснились желанья и мысли.
   Голос ожил и теплом расплескался в гортани.
   В Книге Судьбы ты заглавной строкою
   прописан,
   Чтобы любить и прощать, а не мучить
   и ранить.

   Я не сдалась, я осталась упрямой и гордой.
   Мне без тебя никогда не вернуться обратно.
   Пусть под крылом засыпает хранивший
   нас город:
   Мы ему вместе наплакали дождь благодатный.

   Так поспешим, небо ждет! Над темнеющей
   крышей
   Заново пишем великий закон мирозданья.
   Солнечным ветром уносимся дальше и выше!
   Так же как ты, я совсем не боюсь наказанья.
   Помнишь ли ты, что нас ждет за сияющей
   твердью?..
   Вечные льды растопила молитва земная.
   В нашу любовь и в тебя с непреклонностью
   верю
   И потому на земле никогда не бываю одна я.

Кайчи

   Вселенской музыки родник
   Возник в сияющей ночи.
   На краткий бесконечный миг
   Мне померещился кайчи.

   Из приоткрытых горловин
   Истоков – пение судьбы.
   Вопль разобщенных половин,
   Сказаний, что хранит Сибирь.

   Высотами обертонов
   Звенит и говорит тапшур.
   Живая истина богов,
   Движенье звуков и фигур.

   И в расширенье диафрагм
   Родится богатырь, герой…
   Финал моих душевных драм:
   Шаманская любовь с тобой.

* * *

   Ты любим. Ты живой. Я надеюсь.
   И твою золотую судьбу
   Не отдам никогда чародею.
   Светлый рыцарь, сиянье во лбу!
   Мы с тобою всегда будем вместе,
   Я подруга твоя и невеста,
   На сомненья – известно: табу.

* * *

   Искры сквозь Арктики синие льды
   И времена – насквозь!
   Я бы любила тебя молодым,
   Жаль, что не довелось.

   Зрелости горький тягучий сандал
   Душу пьянит сильней.
   Ты меня сердцем встретил, узнал,
   Пусть – на излете дней.

   И в каждом миге поздней любви
   Годы, где ты да я,
   И голова так блаженно звенит
   Легкостью бытия.

* * *

   Жизни чертово помело:
   Крутит, вертит, шаг – семимильный!
   И тебя унесло, отвело.
   А мне казалось: ты сильный…

* * *

   Души открытая рана —
   Никто не сможет помочь…
   Давно глаза Тамерлана
   Глядят в бескрайнюю ночь:

   Расщелинами раскосы,
   Пещерами глубоки.
   От них, срываясь с утесов,
   Бегут чужие полки.

   Что вслед за Индией, Русью?..
   К ногам коврами – Восток.
   Судьба исполнена грусти,
   Дух сумрачный одинок.

   Напрасны – битвы, походы
   И кочевые костры,
   Мираж – вожди и народы,
   Богатства мира, дары,

   Победы грозные крики,
   Итог жестокой борьбы…
   – Амир, властитель великий!
   …Игрушка рока, судьбы,

   Я вновь увижу из бездны
   Заоблачный Самарканд,
   Твой нестерпимый, железный,
   Сквозь время – любящий взгляд.

* * *

   Опять февраль чудит и вьюжит,
   Я пробираюсь сквозь Арбат,
   И знаю: мне никто не нужен
   На всей земле...

   Так много горечи, обманов,
   Судьбы заносов роковых!
   Любовь находит – поздно, рано
   Меж мертвых и среди живых.

   Ты мой – все доводы рассудка
   Отчаянно летят с небес.
   Мне без того темно и жутко,
   Душ, в страхах заплутавших, – лес...

   Дар, что в бессмертии заслужен,
   Нам не придется разменять.
   Тебе давно никто не нужен
   На всей Земле, кроме меня.

* * *

   Сильные руны открыл нам скальд.
   В легких вскипает воздух.
   Паузы в скайпе сдирают скальп
   Не до костей – до мозга.

   Я ощущаю тебя везде,
   Спазмом металл корежит.
   Ты меня так изнутри задел,
   Вывернул вместе с кожей

   Из перманентных ядерных зим,
   Черных туннелей зомби.
   Раз уж решился – не тормози!
   Мир устаревший взорван.

   Все по нулям. Над грядою руин
   Край горизонта ровен.
   Я у тебя лейкоцитом в крови.
   Бьющей навзрыд – любовью.

* * *

   Как давно я не видела светлого сна,
   Мыслями в самом пекле, в пыли боевой.
   Ты скажи мне, закончится ли эта война
   И когда ты в мой вечер вернешься живой...

   Вновь свежуется мясо для чьих-то побед —
   Тот процент, что статистика смерти сдает.
   И тебя предлагают послам отбивной на обед,
   Когда мирный процесс набирает решительный
   ход.

   Под дождем пулеметным душа начинает
   слабеть,
   Пусть в кровавой пустыне опять зеленеет
   трава!
   Кто тебя посылал на геройскую страшную
   смерть,
   После звонкое имя, наверно, припомнит едва.

   Может быть, не забудет в молитвах народ,
   Но твой подвиг так мал в исторических рвах
   величин.
   И кто прав, кто неправ, лишь Всевышний один
   разберет.
   Только Он со времен Моисея все больше
   молчит.

   Жду – шальная сирена опять разорвет
   тишину,
   Значит, ты будешь там, где тревога и бой.
   Боже мой, как же я ненавижу войну,
   День и ночь разлучающую с тобой…

* * *

   Времени вьется долгая нить,
   Строчек узор – в тетрадь.
   Когда ничего нельзя изменить,
   Я остаюсь – ждать.

   В небе глубоком, зимнем – темно.
   Голос предчувствий лжив.
   Мне бы узнать только одно:
   Ты в небесах – жив!

   Пусть вдалеке рубеж огневой,
   Раны – в моей груди.
   Лишь бы скорее вернулся домой,
   Больше не уходил!

* * *

   В сердце – разлук жало.
   В крыши – ветров снежность.
   Рваным комком сжалась
   Нежность.
   Над голубым пожаром
   Бреши небес брезжат.
   Жимолостью сажаю
   Нежность…

* * *

   Любовь жива, поток любви – всесилен,
   Сквозь все сомненья, страсти, времена.
   И я с тобой, пусть на холме могильном
   Не будут вместе наши имена.

   Пускай родные нас еще ославят,
   Законы помешают быть вдвоем,
   Но мы с тобою – поперек всех правил:
   Пока мы любим, мы еще живем.

   Цветная память ярко сохранится,
   Не в дневниках, не в кадрах кинолент…
   В реке любви она волной струится,
   Живою песней – через сотни лет.

   И все вокруг – энергия движенья,
   Мгновенье брызг, но в свой заветный час
   Чужие дети в поисках рожденья
   В любви глубинах вдруг узнают нас.

СЕВЕРНЫЕ РУНЫ

* * *Если сердцу тревожно и трудно,

   Закрутились пути впереди,
   Приезжай в Ловозерские тундры,
   Заповедным маршрутом пройди!

   Пусть останется боль за спиною
   И умолкнут столиц голоса,
   Разомкнутся суровой стеною
   Перед сердцем густые леса.

   Здесь не спросят, кто ты и откуда:
   Камни древние помнят вперед.
   На скале вдруг проявится Куйва,
   Потаенной тропой проведет!

   От скорбей исцелишься однажды,
   Причастившись озерных глубин,
   Где кругом молчаливые стражи —
   Силуэты туманных Хибин.

   Маяки сокровенные – сейды —
   Близость небу хранят изнутри,
   И бредут по незримому следу,
   Разгоняя ветра, лопари.

   Незаметное, тихое чудо:
   Легкость духа и ясность ума…
   Точно мудрым безмолвьем врачует
   Русский Север! – Великий шаман.

* * *

   Я твоя по крови племянница,
   Испытаний прошлых наследница,
   Под твоими чуткими пальцами
   Оживаю арфою кельтскою.

   Наплывает звездная музыка,
   Воскресает звуками новыми!
   Музы все в девичестве узнаны —
   Голосят стволами кленовыми.

   По душе журчит песня струнная,
   Умножает страсти октавами,
   Изливаясь ручьями, струями,
   Полыхая ночными травами.

   Тетива натянулась – к выстрелу!
   Властный ветер играет кронами.
   Мною ты, рунопевец, выстрадан,
   Как тобою – арфа бессонная.

* * *

   Где стволы завязаны узлами,
   Сумрачные сосны, как фаготы,
   В ночь гудят чужими голосами,
   Извлекая жалобные ноты,

   Где березы странно низкорослы,
   Все концы возвращены к началам,
   Процветают старые ремесла,
   А луна – лишь лодка у причала.

   Где легко не знать, а просто верить:
   Души предков так близки шаману,
   И сама природа помнит Веды,
   – Я любить тебя не перестану!

   Где живут ветра Гипербореи,
   От земли уводят лабиринты…
   Терский берег, я тобой болею,
   Оттого и рваны мои ритмы;

   Где еще слепа любви наука,
   Правят миром таинства кануны:
   Глянь, в реке плывет святая щука,
   Сквозь ребро которой дышат руны;

   Где душа безмолвна и лучиста
   И грозу притягивают кварцы,
   Я останусь щеткой аметиста,
   Каменной фиалкой постоянства.

* * *

   Ты далеко, в плену других широт,
   И мы с тобой пересеклись случайно.
   Фантомной болью память отойдет,
   Пусть слишком был свиданья час отчаян!

   Ты в прошлом финн. По крови финка я,
   И значит, мы родня наполовину.
   Нас разметала времени струя,
   Чужим дождям распахивая спину.

   Ты не вернулся, я сюда пришла,
   Легко лежать в родной земле, любимый!
   Озера на заре, как зеркала,
   И пахнут листья налетевшим дымом.

   Чего ищу? Начала и конца,
   Пусть нас с тобой ветра не пожалели,
   Но над могилой твоего отца
   Еще шумят кладбищенские ели.

* * *

   Опять с тобой расстаться не смогли:
   Не на земле – на небе повязали!
   Я буду помнить гулкий шум вокзальный,
   Наверно, истоптав и полземли.

   И также ты, застряв в чужом краю,
   От боли присмирев и обессилев,
   Все будешь вспоминать меня, Россию
   И длинную на север колею.

* * *

   Где на ветру не растет трава,
   Мох да кривые ели,
   В море рассыпаны Кузова —
   Рваное ожерелье!

   Всмотришься – то ли высокий трон,
   То ли обрыв отвесный.
   Серые скалы со всех сторон
   И валуны над бездной.

   Облаком влажная пелена,
   Прошлое – пенной глыбой!
   Вдруг понесет за собой волна
   По лабиринтам рыбой.

   Где тот спасительный переход?
   День, точно жизнь, короткий.
   По ледяному молчанью вод
   О дин скользит на лодке,

   Или спешит в затерянный скит
   Беженец от раскола…
   В ржавых уключинах ветер свистит,
   Кровью грядущей – солон!

   Берег, где звали богов, моля:
   – К небу! Единым взмахом!
   Выжегшая любовь земля
   Каторжников. Монахов…

* * *

   Есть в Русском Севере особый колорит,
   Прозрачный и слегка неприхотливый,
   Как будто кисть над озером парит
   И повторяет неба переливы.

   Палитра красок глубока, проста,
   Творение настолько вдохновенно,
   Как будто я шагнула вглубь холста
   Художника, чье имя – сокровенно.

Сейдозеро

   Сама природа в тайны посвятит,
   Дух вовлекая в ритм коловорота,
   Из глубины базальта черных плит
   Незримые откроются ворота.

   Над озером шамана кельтский крест,
   Певучи камни в день солнцестоянья.
   Я принимаю силу этих мест
   И становлюсь источником сиянья.

Берсерк

   У тебя глаза берсерка.
   У тебя сверкает сердце.
   Судишь строго, смотришь сверху,
   От тебя – куда мне деться?

   Воспевали в прошлом скальды
   Той любви запретной имя.
   Знаком светится наскальным
   Золото Иерусалима.

   Жив еще отважный рыцарь.
   Викинг древний помнит руны.
   Может перевоплотиться,
   Волком бродит ночью лунной.

   Серые глаза берсерка —
   Зеркала в другие дали.
   Волны ветрены от века.
   Мы увидимся в Валгалле.

* * *

   Когда будет чужое роздано
   Или продано с молотка,
   Я хотела бы жить у озера
   В доме с окнами в облака,

   Где открыты края небесные,
   Очистителен шум дождя…
   Точно храм был поставлен Нестором
   Среди острова – без гвоздя!

   Деревянная память зодчества!
   Сруб как парусник на волнах.
   Позабытое одиночество
   Горьким привкусом на губах.

   Сколько воли – и сколько радости!
   Сердце дальней струной звенит.
   От младенчества шаг до старости:
   Через тяжесть земли – в зенит!

   Задохнуться сосновой свежестью,
   Слово травам назад вернуть!
   Горизонт над седой безбрежностью
   Как зовущий к истокам путь.

   О любви вспоминать не поздно ли,
   Когда кистью ведет Лука?..
   Я хотела бы жить у озера,
   В доме с окнами в облака.

* * *

   Тело здесь, остальное – там!
   Мне не стало в разлуке проще.
   Я брожу по святым местам,
   Связанным с твоим прошлым.

   В настоящем туман и муть,
   Испытаний не видно края!
   Вспоминай про меня чуть-чуть,
   Проминая небесный гравий!

   Мы бессмертны и тем сильны,
   Дым растраченных весен горек!
   От тебя остаются сны
   И подаренный мне город.

* * *

   Мы вдруг столкнулись, в огне сердец —
   Шальное сальто!
   Так древний Илмаринен-кузнец
   Шаманил сампо,

   Силен и славен, в подручных – бес,
   Корпел над дышлом,
   Явилось чудо из всех чудес —
   С узорной крышкой!

   Прекрасен в образе жениха
   Кователь неба!
   Но раздувались в веках меха,
   Играли гневом;

   Пусть соль и деньги – за ларем ларь! —
   Творенье мелет,
   Но Сариола – души декабрь,
   Обман, похмелье!

   Увы, любые горьки концы,
   Смешны отчасти.
   И вековечные кузнецы
   Не дарят счастья,

   Им с каждым годом принять трудней,
   Что ропот тщетен,
   А от любви на янтарном дне —
   Обломки, щепки…

* * *

   Наступит век – великой новью —
   Для всех, кто беден и богат,
   Небесной орошен любовью,
   Вселенской мудростью объят.

   Из глубины пород исконных
   Пробьется истинный родник,
   И радостных миров духовных
   Раскроется в душе цветник.

   Миря высоты и глубины,
   Сойдутся в сердце времена.
   И в скалах книги Голубиной
   Феб наколдует письмена.

АРГЕНТИНСКОЕ ТАНГО

* * *

   Страсть нежданно-негаданно
   В сердце стрелами новыми!
   Не курящимся ладаном —
   Я тобою взволнована!

   Небо темное, гордое
   Распахнулось над крышею.
   В спящем сумрачном городе
   Я тобою расслышана!

   Взгляды первые, быстрые,
   Как голодные нищие.
   Ифигенией, искрою —
   Я тобою похищена.

   Близость звездною амфорой,
   Ввысь летящими кручами.
   Серенадами, арфами
   Я тобою озвучена!

   Слышишь песни блаженные
   Исступленными полднями?
   Точно космосом женщина,
   Я тобою наполнена…

* * *

   Есть две точки в пространстве памяти,
   До которых добраться – заполночь…
   Я ношусь – сумасшедший маятник! —
   Между Бауманской и Юго-Западом.

   В темноте города размытые,
   Стрелка прыгает на спидометре,
   Бьется сердце, двумя магнитами
   Давними – пополам расколото.

   То летела влюбленной девочкой,
   Каждый вечер – дождем обласкана!
   Так же фары слепили встречные,
   Когда он меня ждал на Бауманской.

   Превратилась разлука в заповедь,
   Все прошло, но огнями рыжими
   Мчусь сквозь город – до Юго-Запада,
   Чтоб стихи почитать под крышею.

   Есть в движенье шальная лирика:
   Мысли, как тормоза, отпущены.
   И дорогой сверкает линия
   Между прошлым моим и будущим.

Аргентинское танго

   Шаг вперед и резко – назад.
   Стон. Метание!
   Искры на расстоянье разят,
   Страсти тайные

   Призывая осуществить
   В полдень, полночью!
   Первый импульс – скорей уйти, —
   Вопль о помощи.

   Поздно! Всюду сверканье стрел.
   Дрожь и вежливость.
   Улыбаясь, уже раздел.
   Сердце – бешено

   Закипает. От встречи рук
   Стала каменной,
   Через миг сменился испуг
   Взрывом пламени!

   Обнимает… Бежать, сейчас!
   К окнам, к лестнице,
   Чтоб не видеть и не встречать
   Годы, месяцы…

   Губы – вместе и сразу врозь:
   – Демон!
   – Ангел мой!

   …Закружилось и понеслось

   Аргентинское танго!

* * *

   Вся жизнь лишь к будущему мост:
   Мое – все то, что непривычно
   Звучит и взламывает мозг,
   Выводит к смыслам пограничным,

   Что возбуждающе-свежо,
   Но с прошлым в неразрывном сплаве!
   Люблю быть смелой госпожой
   И нарушать условность правил;

   Мне запредельные пути
   Свободы – и дуэт с Ураном!
   Движение по плоскости,
   Где небо слито с океаном!

* * *

   Назад не поздно сделать шаг,
   Найти предлог искусный,
   Спокойно продолжать дышать,
   Войти рекою в русло,

   И дни привычно потекут
   В равнинах полудремы…
   Осталось несколько секунд!..
   Рвусь – к жизни незнакомой!

   Закрыв глаза, в водоворот,
   Ударит ветер – в спину!
   Я радостно лечу вперед,
   Срываюсь с гор лавиной,

   Так в сердце нож – по рукоять,
   Так платьем – к стопам! – тело.
   Люби меня! Чего нам ждать?
   Душа уже взлетела!

* * *

   От тебя веет облачным холодом,
   Потому сильней моя страсть!
   Мы бродили вдвоем над городом,
   Не боясь к асфальту припасть,

   Ты играл зеркальными бликами,
   Отраженья в строках ловил,
   Я ныряла вниз Эвридикою,
   Возвращаясь к веснам любви,

   Рассыпалась пеплом Везувия,
   Устоят ли вечные льды?
   После долгих ночей безумия
   В небесах хрустальны следы.

   Я твоя в этой схватке пространственной
   Тел астральных, дальних планет.
   И душа – единственной дарственной
   Для того, кто был отогрет.

* * *

   Пока вдали рыдала сивилла
   И жизнь чужую судьба сминала,
   Случайным взглядом тебя сразила!
   Ты знаешь: этого будет мало.

   Движенье под многолетним снегом:
   Любые льды в постоянстве лживы!
   Страсть пробивает от сердца нервом,
   Ведет к разрыву – кристаллы, жилы.

   Миг – лава вырвется из вулкана,
   Горячим пеплом покроет лица.
   Мы встретились – как с волной титаны, —
   Чтобы, захлебываясь, удивиться.

* * *

   Из черных башен,
   Под гром и скрежет,
   Как нефть из скважин —
   На воздух свежий!

   Любовь фонтаном —
   Вне прежних правил!
   Над океаном
   Придется плавать.

   Тонуть в безумствах
   Не будет мелко!
   Прорвалось чувство,
   Бьет фейерверком,

   Долой расчеты:
   В карманах дыры.
   Умчались к черту
   Ориентиры!

   Мир изменился,
   Сорвав запреты!
   Горят зарницы
   Кровавым цветом,

   Ты с новой страстью
   Целуй мне руки,
   Где на запястьях
   Одни зарубки.

   Простора столько —
   Всех птиц из клеток!
   Любовь бьет соком
   Из вен и веток.

   Ударом в сердце
   До звезд выносят
   Такие встречи!
   Такие весны!

* * *

   Обольщаю или укрощаю —
   Увлеклась волнением твоим!
   Будущего я не обещаю,
   Прошлое раздарено другим,

   С каждым днем – желай встречаться чаще,
   У судьбы поводья отпусти!
   Я твоя в пьянящем настоящем,
   Нам открыты жгучие пути!

   Я не знаю, сколько сон продлится:
   Может, ночь, а может быть, века...
   Нас несет Большая Колесница,
   Откровенья пропасть высока!

   Сыплет небо розами, стихами —
   Ярок след на небе до утра!
   Ты себя узнаешь вдруг в Адаме:
   Женщина – из твоего ребра!

   Не боюсь в любви эксперимента,
   Пусть плоды познания горьки...
   Наслаждаюсь глубиной момента:
   Мы сильны, как боги. Мы – близки!..

* * *

   На наковальне металл раскалился,
   В кузнице копоть и дым!
   Я раздвигаю твои границы,
   Ты сокращаешь мои.

   Пульс энергетики в бешеном ритме,
   Разность – и резонанс!
   То, чего не бывало с другими,
   Жаром преследует нас.

   Солнечный ветер из космоса дует
   И оживляет меха,
   Как откровенья – твои поцелуи,
   Сила Вулкана – в стихах!

   Я для тебя – вечерней Венерой,
   Чуткой к движению струн.
   Страсть испытает сомненьем и верой
   Твой покровитель – Сатурн.

   Молний менады танцуют над нами,
   Рухнул последний обет.
   Встретились и притянулись телами
   Дети далеких планет.

   В сердце сияние и состраданье,
   Золотом плавится горн!
   Я открываю тебе мирозданье,
   Ты раздуваешь огонь...

* * *

   Настроение – накануне.
   Королевский жезл – на кону.
   Рвутся кони. Молчат колдуньи.
   Из окружности – шаг к окну

   И к огню! Искривились лики,
   Жгут иголки на языках.
   Я слежу, как играют блики
   Рыбками в зеркалах-глазах.

   То ли корни рук, то ли кроны,
   Все одно – в небесах сплелись.
   Я на кудри тебе короной,
   Ты за мной – окрыленно! – вниз.

   Кадры лунных снов. И в рассудок
   Открывается дверь извне.
   Мы стоим на разломе судеб:
   Изменить нельзя. Лишь звенеть

   Чакрами на высокой ноте!
   И, обнявшись в мгле голубой,
   Проглотить забвенья наркотик,
   Принимая звездный прибой.

* * *

   Сок граната в ладони брызжет,
   С тела падает страхов панцирь.
   Ты, играя, подходишь ближе,
   Исступленно целуешь пальцы.

   Холодею и обмираю —
   Вены слишком тонки на шее!
   В долгом танце стремимся к краю…
   Ни о чем уже не жалею,

   Волосы разметав по коже
   Невозможно-глубоких кресел.
   Мы с тобою чуть-чуть похожи:
   Путь безбожный влекущ и весел!

   О таком не мечтают жены,
   Отдаваясь в объятья мужа:
   Обладание обнаженной
   Красотой голубых жемчужин!

   День и ночь – глубина паденья,
   Расцвели на запястьях раны
   Вдохновенного преступленья,
   Погружения в суть нирваны.

   Ты со мною навеки связан
   Темной тайной огня в постели.
   Гиацинты в богемской вазе,
   Наблюдая страсть, помертвели.

   Пусть другую любовь пророчат,
   Даже думать о ней – напрасно,
   Эта давняя связь порочна,
   Нестерпима, трудна, опасна.

   Прометея-посланца печень
   С кровью выклевана орлами!
   …Откровение новой встречи —
   Слишком скорой! – крылом над нами.

* * *

   Мы с тобою летим, как чужие галактики
   в космосе,
   Затмеваем друг друга порою спиральными
   дисками.
   От свиданий на теле останутся темные
   росписи,
   Точно ты рисовал по мне горькою хною
   индийскою.

   Я тебя не забуду. Сверкая ночными дозорами,
   Буду вглубь погружаться и видеть с годами,
   что явственней
   Ты в судьбе у меня расцветаешь живыми
   узорами,
   И они все сложней – кровоточат, становятся
   язвами.

* * *

   Уж лучше был бы ты растаманом,
   Веселым, пьяным, слыл хулиганом.
   Мы любовались бы океаном

   В окне одной из случайных хижин,
   Где волны берег закатный лижут
   И тропы лунные стопам ближе.

   Ночами тренькали на гитаре,
   Не замечали, что время – старит,
   Из всех одежд выбирали сари,

   Носили феньки, плели косички,
   Взмывали в небо маршрутом птичьим,
   Осознавали себя частично;

   Ловили в море рассветном рыбу,
   Хвалили Джа и растили нимбы,
   Не горевали, что мы – не в Лимбе,

   Вливаясь в круговорот природы…
   Но ты привык: каждый вздох – в доходы,
   И в сердце нет одного – свободы!

* * *

   Прямо к солнцу – желтая квадрига
   Полетит… Дельфийская мечта!
   Я твоя неизданная книга:
   Открывай меня, листай, читай!

   На ветру рассыпались страницы.
   Колесничий – с легкою рукой!
   Удивись! Попробуй устремиться
   За моей сверкающей строкой!

   От слиянья с космосом пьянея,
   Растворись – и ты меня постиг!
   Искрами по сердцу и по небу
   Откровенья самых главных книг.

   Восторгаясь, поднимайся выше,
   Возвращаться к прозе не спеши!
   Ведь моя душа в пространстве пишет
   Посвященье для твоей души…

* * *

   Рвутся нервы из-под кожи,
   Небом обнажают грудь.
   Ты кинжалом в сердце вложен:
   Ни забыться, ни вздохнуть!

   Обвяжи меня шелками,
   Память укроти рукой!
   Если воздух под ногами —
   Мы взлетели высоко!

   Рыбой брошенной на сушу,
   Без любви и вестник – нем!
   Обратись в меня, послушай
   Ритмы солнечных систем!

   Рассыпая амулеты,
   Закрывая жизни зонт,
   Улетай, любимый, следом
   За горящий горизонт.

   Мы чисты и мы бесплотны!
   Нам сверканье сфер – как дар.
   Проходи за мной в ворота,
   Повторяя путь Иштар…

* * *

   C тобой в небеса восхитительно падать!
   И судьбы, как струны и вены, калечить!
   Оставь поцелуй мне фиалкой на память,
   На левом предплечье.

   Любовница – вечно Лилит и воровка,
   Летящая звездами – ночью! – к постели…
   Цветами нездешними татуировка.
   – Две долгих недели!

* * *

   Поздний вечер мучительно тает,
   Опускаются ниже ресницы.
   Приглашаешь на первое танго
   Над застывшей у ног столицей.

   Вслед за музыкой – глубже и выше! —
   
Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

<>