Назад

Купить и читать книгу за 110 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Методика преподавания психологии: история, теория, практика: учебное пособие

   Вопросы методики преподавания психологии рассматриваются автором в двух контекстах сопоставления: истории и современности, традиции и новаторства. Это позволило изменить представление о методике преподавания психологии как учебном предмете и о способах организации освоения его содержания. Автор анализирует опыт преподавания психологии в историческом аспекте, обращая внимание читателей на логику развития методики преподавания психологии в отечественном образовании на протяжении двух столетий. Содержание и структура пособия соответствуют требованиям Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования.
   Пособие адресовано студентам факультетов и отделений психологии вузов, магистрам и аспирантам, учителям психологии, руководителям школ и учреждений образования.


Наталья Юрьевна Стоюхина Методика преподавания психологии: история, теория, практика. Учебное пособие

   При преподавании каждого предмета можно и следует требовать:
   1) отсутствия неряшливости и лени в рассуждениях;
   2) тщательного взвешивания всех доводов за и против, хотя бы по отношению к любимой гипотезе;
   3) устранения в рассуждении собственного самолюбия, пристрастий, слепой покорности авторитетам и принятым господствующим мнениям;
   4) стремления учиться, расширять свои знания, совершенствовать свой ум;
   5) смелого высказывания своих мнений и мужественной, энергичной защиты положений, признанных истинными.
А.П. Нечаев

ВВЕДЕНИЕ

   Слова «психолог» и «психология» мало кого оставляют равнодушными. Люди ждут от психологии избавления от своих многочисленных проблем и, к сожалению, часто бывают обмануты в своих ожиданиях. Поэтому слово «психолог» произносится по-разному: от суеверного почтения до разочарования и пренебрежения.
   Одна из специализаций студента-психолога, получаемых в вузе, – преподаватель психологии. Как показывает практика, студенты во время учебной деятельности часто не связывают свой будущий профессиональный рост с этим видом деятельности (чего не скажешь, например, о карьере психолога-консультанта или психолога-психотерапевта). Как нам кажется, дело не только в материальной стороне, на которую так часто привыкли ссылаться студенты.
   Кому из студентов-психологов не рисуется картина задушевного диалога между ним, психологом-консультантом, и клиентом, в результате которого последний приходит к осознанию своих жизненных ошибок и с чувством глубокой благодарности уходит от психолога, не забыв щедро одарить его? Ведь сколько раз слышали, что психологическое консультирование, как и психотерапия, располагается между наукой и искусством. А представить, что вы – преподаватель в вузе или школе? Какое уж тут искусство?! Столько нужно знать, чтобы все это уметь рассказать!!!
   Но если рассматривать пример с удачливым психологом-консультантом и дальше, то задаешься вопросом: как, каким образом, процесс специально организованного воздействия ведет к изменению поведения, мыслей другого человека? С помощью некой психологической (психотерапевтической) теории – специально сформулированных для клиента психологических знаний, объясняющих суть проблемы. А знание клиентом теории даже в очень простой форме абсолютно необходимо, так как оно создает установку: действия, которые клиент производит, связываются в его сознании с разрешением проблем. Поэтому, если вы даже знаете теорию, надо уметь рассказать ее, сделать ее понятной для различных людей, т. е. «донести», «преподать». Это если вы видите себя психологом-консультантом.
   Но если жизнь сложилась «не так удачно» и вы все-таки оказались преподавателем… Студенты-психологи еще в вузе понимают, как это непросто – преподавать психологию. Именно на этом поприще складываются воедино научная, практическая и житейская психологии – ведь не зная достаточно глубоко и полно теорию науки, нельзя интересно, доступно и, в то же время оставаясь на научных позициях, донести до слушателей разных возрастных групп основы самой замечательной науки – «науки о себе». Говорят, Л.С. Выготский часто повторял фразу: «Ученый, который не в состоянии доходчиво разъяснить смысл своей работы восьмилетнему ребенку, занимается ерундой». Не обладая приемами и навыками оказания психологической помощи, трудно конструктивно общаться с людьми, так как любое взаимодействие двух и более личностей открывает каждый раз «новую вселенную» проблем, вопросов, ответов, целей, смыслов, ценностей. Человек, беспомощный в житейской психологии, может добиться успехов в научной психологии, но маловероятно, что без прочной «житейской основы» из него выйдет хороший психолог.
   Как же учить будущего психолога-профессионала, чтобы он не боялся школьников, студентов и хотел бы преподавать? На наш взгляд, важную роль здесь призваны сыграть вузовские учебные дисциплины: педагогика, общая психология, история психологии, педагогическая психология, возрастная психология, и, конечно же, методика преподавания психологии. Роль последней до сих пор не оценена по достоинству, хотя В.И. Гинецинский отмечает ее рефлексивное значение для самой науки психологии, говоря, что методика преподавания психологии есть психология, обращенная на саму себя.
   Методику преподавания психологии в вузах психологического профиля относят к педагогическим дисциплинам, наравне с историей и философией образования, педагогикой, но специфика психологического знания, отражающаяся как на особенностях ее содержания, так и на особенностях преподавания, не позволяет однозначно причислять ее к педагогическим дисциплинам. Психологическая специфика состоит: в содержательном наполнении методики, которой является психологическая теория; в способах преподавания – в их основе психологические механизмы; в разности целей и задач педагогики и психологии – в освоении педагогики лежит основа будущей профессиональной деятельности, а психология формирует мировоззрение, внутреннюю картину мира.
   Издано много учебных пособий по методике преподавания психологии, успешно используемых в учебной практике как преподавателями, так и студентами. Мы постарались построить наше учебное пособие несколько по-другому. Здесь представлены дидактические единицы, рекомендованные государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования Российской Федерации: специфика содержания, целей и методов обучения психологии как гуманитарной дисциплины; роль и место психологии как учебного предмета в обучении и воспитании школьников, студентов, педагогов; таксономия учебных задач по психологии как средство формирования разнообразных форм познавательной деятельности и сознания; способы и формы организации продуктивных взаимодействий в средней и высшей школе; культура самоорганизации деятельности преподавателя психологии. Но при их раскрытии мы не стали вести себя так, будто знаем единственный правильный ответ на поставленный вопрос. Нашей целью было – помочь студенту, преподавателю создать такую «карту» проблем, дискуссионных вопросов методики преподавания психологии, глядя на которую он бы понял, что свобода выработки собственного мнения – за ним. Этой же цели способствует исторический взгляд на основные понятийные концепты методики преподавания психологии: где преподавать? (т. е. преподавание психологии в школе и в вузе); как преподавать? (т. е. методы преподавания); кому преподавать? (т. е. личность учащегося); кто преподает? (т. е. личность учителя/преподавателя психологии).
   Мы сознательно используем много цитат и больших текстовых включений (например, приложения). Мы надеемся, что заинтересованный студент обратится к литературе, предлагаемой в конце каждой темы. Нам бы хотелось, чтобы у студентов появились вопросы по поводу прочитанного.
   Вот так, с позиций основных принципов – проблемности, историзма, развития, системности – мы постарались донести до читателя захватывающую сложность содержания методики преподавания психологии.
   Этот курс ориентирован в первую очередь на студентов-психологов психологических вузов. Также он может представлять определенный интерес для практических психологов, преподающих психологию в школе, для преподавателей психологии в вузе, а также для психологов-практиков. Отправной точкой в нашем курсе является научная, теоретическая психология, без которой не обойтись хорошему психологу-практику (как сказал физик Людвиг Больцман, «нет ничего практичней, чем хорошая теория»). Вместе с теорией мы предлагаем читателю возможность эту теорию применить с помощью неких «инструментов» – методов преподавания, которые мы постарались подробно представить.
   Студентам, готовым вкладывать время, силы, интеллект в изучение психологии, мы надеемся, наш курс лекций окажет значительную помощь и им же адресуем слова А. Дистервега: «развитие и образование ни одному человеку не могут быть даны или сообщены. Всякий, кто желает к ним приобщиться, должен достигнуть этого собственной деятельностью, собственными силами, собственным напряжением. Извне он может получить только возбуждение…».

Раздел I
КУЛЬТУРНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО МЕТОДИКИ ПРЕПОДАВАНИЯ ПСИХОЛОГИИ

ТЕМА 1. Методика преподавания психологии в системе психологического знания

   В настоящее время, когда из всех психологических практик самыми востребованными оказываются психологическое консультирование, психодиагностика, коучинг, проведение тренингов, многие психологи пренебрегают методикой преподавания психологии как наукой, не видят в методических публикациях серьезных теоретических обобщений, смотрят на методические исследования (которых, надо заметить, очень мало) с высоты «настоящей» науки или более привлекательной практики.
   Но психологи, выступающие в роли преподавателей психологии в средних учебных заведениях, профессиональных лицеях, техникумах, вузах все больше понимают: для того чтобы быть успешными в этом виде деятельности, мало глубоких знаний научной и прикладной психологии. Индивидуальный опыт, приобретенный путем проб и ошибок, может дать лишь отдельные факты (часто интересные, заслуживающие внимания), но не теоретические обобщения. Между тем педагогическая практика психологов нуждается именно в обобщениях такого рода.
   Трудности, с которыми неизбежно сталкивается любой преподаватель психологии в вузе или школе, состоят в следующем:
   • проводится множество прикладных исследований, но не хватает фундаментальных;
   • отсутствует система методических принципов и закономерностей;
   • активные методы в преподавании самой психологии реализованы лишь в научных исследованиях психологов, но не в преподавании психологии;
   • принципы отбора содержания нечетки, учитывая различную специфику преподавания психологии в вузе и школе.

   И тут встает вопрос о необходимости изучения места методики преподавания психологии среди других учебных дисциплин.
   Как отмечает «Педагогический энциклопедический словарь», методика учебного предмета – частная дидактика, теория обучения определенному учебному предмету. На основе изучения разных форм взаимодействия преподавания и учения в обучении конкретному учебному предмету методика учебного предмета разрабатывает и предлагает преподавателю определенные системы обучающих воздействий. Эти системы воплощаются в содержании образования, раскрываемом в программах и учебниках; реализуются в методах, средствах и организационных формах обучения. Методика учебного предмета тесно связана с дидактикой и опирается на ее общие положения. Основываясь на принципах воспитания, методика раскрывает цели обучения предмету, его значение для развития личности школьника.
   Для разработки эффективной системы педагогического воздействия методика учебного предмета опирается на данные педагогической психологии, физиологии высшей нервной деятельности, логики, кибернетики (особенно при разработке элементов программированного обучения). При обосновании системы школьного курса используются знания по логике и истории науки, науковедению [13, с. 141].
   Традиционно предметную методику относят к числу прикладных, или практических, наук. Но ни в одной из известных классификаций наук (Б.М. Кедров, Л.Г. Джакая, Д. Дидро, Ж. Даламбер, И. Кант, Я. Грот и др.) мы не найдем предметную методику. Зато во многих из них в числе прикладных наук упоминается педагогика, иногда даже с ее подразделениями, к которым относят дидактику, теорию воспитания, психометрию и дефектологию. И хотя науковеды как будто «игнорируют» предметную методику, есть все основания считать, что ей свойственны все особенности прикладных наук, и прежде всего наиболее близких ей – педагогики и психологии.
   Общая специфика всех прикладных наук – их непосредственная направленность на решение практических, жизненных задач, на удовлетворение физических и духовных потребностей человека. Прикладные исследования, в том числе по педагогике, психологии и методике, непосредственно выходят в жизненную (в частности, учебную) практику, иногда даже в виде каких-то инструкций и рекомендаций. Это вовсе не означает, что у прикладных наук (в данном случае у методики) нет собственной теории. Но поскольку эта теория не может быть отвлеченной, оторванной от жизненной практики, то, наверное, между теоретическими монографиями по методике преподавания психологии и пособиями для учителей и учащихся различие состоит лишь в том, что в первых закономерности и основанные на них рекомендации получают научные обоснования, которые в методических пособиях факультативны, а иной раз и избыточны. Может быть, поэтому необоснованны споры, куда отнести методику – к теоретической или практической области знания.
   Методика преподавания психологии как научная отрасль знания имеет свои объект и предмет исследования, содержание и задачи. Объектом методики преподавания психологии является психологическое образование. Методика преподавания психологии является самостоятельной областью знания, имеющей свой предмет изучения – методическую систему психологического образования преподавания, куда входят цель образования, содержание, методы, формы, средства осуществления, субъекты психологического образования – педагог и ученик.
   Встает еще один вопрос: поскольку методика – прикладная наука, то прикладная к чему! Нам кажется, самый правильный ответ будет такой: к своему предмету исследования – учебному курсу психологии. Тот, кто пишет о методике преподавания психологии, с одной стороны, показывает педагогу-психологу пути наиболее результативной учебной работы, а с другой – «обслуживает» процесс предметного обучения, обучения психологическим знаниям.
   Все эти суждения вытекают из анализа специфики прикладной науки, для которой учебная практика – непосредственный адресат исследований и содержащихся в них научных обобщений. Другой не менее важной особенностью методики как прикладной науки следует считать зависимость результативности научно обоснованных рекомендаций от самых различных условий обучения. Такая обусловленность встречается у прикладных наук, особенно гуманитарных, значительно чаще, чем у фундаментальных.
   Сложнее разобраться с закономерностями предмета научной отрасли – в нашем случае методики преподавания психологии.
   В целом, это закономерная объективная зависимость содержания и структуры учебного предмета, а также методических средств, приемов от целей, принципов, этапов обучения, характера психологического материала и других условий учебной работы.
   Психолого-методическая закономерность может работать только при условии, если соответствует целям и этапу обучения, содержанию психологического материала, возрастным особенностям учащихся и другим условиям и факторам. Поэтому для гуманитарных дисциплин (в т. ч. и предметной методики, каковой является методика преподавания психологии) определяющими могут быть не только объективные, но и субъективные факторы, например, личность педагога-психолога, его ценностные ориентации, индивидуальное развитие учащихся.
   Понимание методики преподавания психологии как научной отрасли знания отличается от понимания ее как учебной дисциплины, преподаваемой в вузах психологического профиля, традиционно относящейся к педагогическим дисциплинам (к дидактике), наравне с историей и философией образования, педагогикой.
   На что направлена методика преподавания психологии как учебная дисциплина? Какое место она занимает среди других наук? Ответов на эти вопросы много, они неоднозначны.
   Предмет методики преподавания психологии – это:
   • специфические закономерности учебно-воспитательного процесса, на основе которых определяются цели, содержание обучения и воспитания, вырабатывается система эффективных педагогических средств, необходимых для реализации этих целей [3, с. 7];
   • методы, формы и средства обучения психологии, их специфика и особенности [5, с. 9];
   • изучение наиболее эффективных форм освоения учащимися научно-психологических знаний, приобретения ими психологических навыков и умений, обеспечивающих их успешность в деятельности и общении, а также обобщение опыта преподавания психологии как учебного предмета в средней школе [4, с. 8];
   • психология, обращенная на саму себя [6, с. 4];
   • методика обучения психологическим знаниям и умениям, методика психологического просвещения и обучения практическим психологическим учениям [7, с. 8];
   • дисциплина, исследующая процесс преподавания психологии, ее закономерности, связь с другими науками в целях повышения эффективности обучения [11, с. 71].

   Б.Ц. Бадмаев относит методику преподавания психологии к числу педагогических дисциплин, которая, как любая педагогическая дисциплина, должна опираться на психологические законы обучения и воспитания. Потому методика преподавания психологии – «это наука не о том, как учить студентов, а о том, как заинтересовать учебой, увлечь ею и научить учиться самостоятельно и творчески» [1, с. 8]. По мнению таких авторитетных авторов, как В.Н. Карандашев и И.В. Дубровина [7, 14], методика преподавания психологии лежит на пересечении дидактики и психологии.
   Вспоминая историю преподавания психологии в вузах в нашей стране, становится ясным, почему методика преподавания психологии явно тяготеет к педагогике – ведь эта отрасль знания длительно разрабатывалась для тех студентов-психологов, которые в дальнейшем, работая в педагогических вузах, преподавали бы будущим учителям психологию. Поэтому центральное место множества программ, учебных пособий [2, 5, 6, 7, 8, 10, 11, 12, 15] по методике преподавания психологии занимают формы и методы обучения, психологические закономерности обучения. О содержании обучения психологии, отборе материала говорится скупо, но, безусловно, замечается специфика психологического знания. Это четко показывают цели курса, декларируемые разными авторами:
   • сформировать у студентов представление о психологической культуре личности, методике проектирования занятий по психологии [2];
   • повышение качества преподавания психологии в различных сферах деятельности психолога [5, с. 12];
   • сформировать систему представлений о формах и способах использования психологического знания в решении общеобразовательных задач [6];
   • изучить и практически овладеть методикой для качественного и эффективного обучения учащихся психологии [8, с. 81];
   • овладение теоретическими и практическими знаниями и методами построения взаимодействия и общения с людьми в различных условиях их жизнедеятельности и преобразование условий собственной жизнедеятельности и сознания [10, с. 21–22];
   • перевод теоретических положений психологии в плоскость конкретных явлений; предоставление будущим научным работникам и преподавателям вузов знаний о закономерностях возникновения, особенностях функционирования психики, развитии и формированиии свойств и характеристик личности как «элементарной части» общества, без ориентации в которых невозможно понимание индивидуального поведения человека и поведения людей в социальных группах [11, с. 73];
   • обучить будущих психологов методическим основам преподавания психологии и формирования психологической культуры личности в системе общего и профессионального образования [12, с. 3];
   • научиться понимать человека, гармонично, т. е. бесконфликтно, взаимодействовать с ним, что связано с целью гуманистического воспитания – формирование мировоззрения и направленности личности на активную позицию в его жизнедеятельности [15, с. 20–21].

   Это многообразие, порой противоречия в целях, задачах, подходах к преподаванию психологии говорят о слабой разработанности методики преподавания психологии как отраслевого знания.
   Нам кажется, что без истории становления и развития психологии не как науки, а как учебного предмета, изучение методики преподавания психологии студентами-психологами будет не до конца полным и целостным, не всегда понятным. Подчеркнем, что в данном курсе речь не идет об истории психологии как науки, а именно об истории учебной дисциплины «психология», о том, как формировалось психологическое знание в российских школах и вузах.
   В истории преподавания психологии, естественно, звучит множество имен российских и советских ученых, персоналии и идеи которых уже известны студентам-психологам. Именно в этой поступательной логике видна преемственность научно-методического знания.
   Мы же предлагаем рассматривать преподавание психологии в учебных заведениях России на протяжении двух столетий в соответствии с общекультурными закономерностями, в составе которых собственные закономерности психологии как учебного предмета выступают в качестве одной из сторон развития культуры как целостности.
   Безусловно, в развитии психологического знания в школах и высших учебных заведениях России отразились все основные особенности русской психологической мысли. Это и углубленный интерес к проблеме человека и вопросам философии истории, который изучался в первую очередь в нравственно-психологическом и социально-политическом аспектах; размытость границ между материализмом и идеализмом, существовавшая вплоть до 20-х годов XX столетия; влияние христианства; принципиальный онтологизм, когда психика человека понимается как особый мир, своеобразная реальность; тесная взаимосвязь разных форм общественного сознания, органичное взаимопроникновение религиозной, философской, художественно-эстетической и научной мысли; влияние других научных дисциплин и ненаучных форм сознания на категориальный строй и проблематику психологии как научной и учебной дисциплины. Все перечисленные выше особенности отчетливо прослеживаются в конкретных учебниках и учебных пособиях (их несколько десятков), которые появились за двести лет преподавания психологии, в методических рекомендациях отдельных психологов-педагогов, приложивших невероятно много усилий для психологического просвещения школьников (например, А.П. Нечаев, Г.И. Челпанов, Б.М. Теплов), в самих исторических периодах введения психологии как учебного предмета в учебных заведениях России.
   Объективные законы развития психологии как учебной дисциплины реализуются в творчестве конкретных лиц, изучение творческих биографий которых представляет большой познавательный и мировоззренческий интерес. За именем ученого стоит целый мир мыслей, неповторимых переживаний, нескончаемых споров ученого с другими людьми и с самим собой, интеллектуальных радостей и поражений, незавершенных исканий и несбывшихся надежд. Изучение биографии ученого позволяет приобщиться к этому миру, сопережить его и тем самым осознать гуманистическое (персональное, человеческое) начало науки.
   Еще в 1926 г. крупнейший физик-материалист современности П. Ланжевен подверг резкой критике французские программы преподавания точных наук за догматизм и подчинение утилитарным целям, эти слова соотносятся и с заявленной нами проблемой. «Научные факты, – говорил он, – преподносятся чисто догматически; учащиеся заучивают законы, формулы, выражающие эти законы, и их приложения… Такая тенденция к „догматическому искажению“ наблюдается всегда, когда преподавание подчинено чисто утилитарным целям… Ничто так не способствует общему развитию и формированию… сознания, как знакомство с историей человеческих усилий в области науки, отраженной в жизнеописаниях великих ученых прошлого и в постепенной эволюции идей… Только таким путем мы можем подготовить им достойных преемников и внушить подрастающему поколению представление о непрерывном развитии и гуманитарной ценности науки. Если это имеет большую важность для тех, кто собирается посвятить всю свою деятельность научной работе, то еще большее значение имеют эти соображения для будущих преподавателей…».
   Все вышесказанное говорит о необходимости более внимательного отношения к методике преподавания психологии как со стороны педагогов-психологов, ведущих психологию в школе, так и со стороны студентов, получающих профессиональное психологическое образование, так и со стороны тех, кто составляет учебные планы в вузе.
Литература
   1. Бадмаев Б.Ц. Методика преподавания психологии: Учеб. – метод, пособие для преподавателей и аспирантов вузов. М.: ВЛАДОС, 1999.
   2. Белановская О.В. Методика преподавания психологии: Программа курса // http:/spt.bspu.unibel.by/resume/sots_ped_pr_ps/ 5_kurs/9.htm
   3. Боярчук В.К. Методика преподавания психологии в вузе: Учеб. – метод, пособие. Ростов н/Д, 1982.
   4. Гасанов К.З. Методика преподавания психологии в школе: Учеб. – метод, пособие. Махачкала, 2005.
   5. Герасимова B.C. Методика преподавания психологии: Курс лекций. М.: Ось-89, 2004.
   6. Гинецинский В.И. Введение в методику преподавания психологии: Курс лекций. Л.: ЛГУ, 1983.
   7. Карандашев В.И. Методика преподавания психологии: Учеб. пособие. СПб.: Питер, 2005.
   8. Краснова О.В. Программа курса «Методика преподавания психологии» // Психология в вузе. 2003. № 3. С. 81–97.
   9. Леденева Ю.Е., Шиянова Т.И. Методика преподавания психологии: Учеб. пособие для студентов вузов. Ставрополь: СКСИ, 2005.
   10. Ляудис В.Я. Методика преподавания психологии: Учеб. пособие. М.: УМК «Психология», 2003.
   11. Методика преподавания психологии: Конспект лекций / О.Ю. Тарская, В.И. Валовик, Е.В. Бушуева и др. М.: Высшее образование, 2007.
   12. Методика преподавания психологии: Учеб. – метод, комплекс для студентов дневной, вечерней и заочной форм обучения / Сост. Я.Л. Коломинский, Т.С. Беспалова. Минск: БГПУ им. М. Танка, 2001.
   13. Педагогический энциклопедический словарь. М.: Большая Российская энциклопедия, 2003.
   14. Преподавание психологии в школе: Учеб. – метод, пособие. III–XI классы / Под ред. И.В. Дубровиной. М.: МПСИ; Воронеж: МОДЭК, 2003.
   15. Хроменко О.В. Методика преподавания психологии: Конспект лекций. Ростов н/Д: Феникс, 2004.

ТЕМА 2. Специфика содержания, целей и методов обучения психологии как гуманитарной дисциплины

   Цели обучения психологии как учебного предмета и его содержание всегда взаимосвязаны. Цели обучения психологии опосредованы особенностями ее содержания как гуманитарной дисциплины, с одной стороны, и как науки социально-исторической, что не исключает в ее арсенале естественно-научных методов исследования, с другой.
   Гуманитарное познание – особый тип научного познания, предполагающий иное отношение познающего субъекта к объекту исследования, чем то, которое свойственно естественно-научным дисциплинам, потому что в центре гуманитарного познания – личность, отношения субъект-субъект. По мнению М.М. Бахтина, суть отношений познающего субъекта и познаваемого – в диалоге, который предполагает раскрытие не только конкретных значений, но и смыслов, бесконечно многообразных, поэтому диалог неисчерпаем, ибо полное понимание исторично и персонифицировано.
   Еще одно свойство гуманитарного познания, важное в понимании особенностей изучения психологии, – это то, что психологическое познание предполагает научно-теоретическое, понятийно-знаковое, логическое мышление, мышление образное, художественное, наглядно-действенное, наконец, созерцание, основанное на символическом сознании, символизации, интерпретации символов, с помощью которой психолог проникает в область бессознательного. Все это приводит к необходимости расширения предмета изучения психологии за рамки собственно научной дисциплины в область междисциплинарных связей как главного условия гуманизации преподавания психологии.
   Обучение психологии направлено не только на овладение способами понимания и преобразования условий, определяющих образ мыслей и образ действий других людей, но и на преобразование условий собственной жизнедеятельности и сознания.
   Сложность достижения цели освоения психологических знаний как раз и заключается в особом совмещении способов познания и преобразования, познавательного отношения и личностно-преобразующего отношения.
   Содержание изучаемых дисциплин осваивается в том случае, если оно структурировано в системе учебных задач, заданий, определено методами обучения, типичными для данной дисциплины.
   Следует сразу оговориться: методика преподавания психологии в средней школе и высшей школе все-таки различны ввиду различия целей.
   Цели преподавания психологии в вузе. Изучение студентами любой науки подчинено одной цели – научиться подходить к жизненным явлениям, к практическим задачам с научных позиций, т. е. со знанием дела, изученного всесторонне. Применительно к психологии это означает, что студенту ее нужно изучать с целью получения научной ориентировки в психологии человека, чтобы понимать и объяснять особенности ее проявлений в действиях, поступках, поведении реальных людей и на этой основе научиться правильно взаимодействовать с ними в повседневной практике.
   Изучая психологию, каждый студент независимо от его будущей профессии должен научиться мыслить психологически при анализе и оценке человеческих действий и поступков, при выявлении особенностей характера и способностей, темперамента и других свойств личности, социально-психологических явлений в обществе, коллективе, личном общении с другими людьми и т. д.
   Таким образом, цель изучения студентом психологии и цель преподавания сходятся в конце обучения студента в результате: в формировании у студента умения практически руководствоваться научными психологическими знаниями при реальном взаимодействии с другими людьми, что, в свою очередь, как раз и предполагает формирование умения мыслить психологически.
   Ставя перед собой цель преподавания тех или иных тем и разделов, необходимо учитывать особенности различных отраслей науки.
   Таким образом, общей целью изучения психологии учащимися (студентами) является формирование у них умения психологически мыслить, применяя свои психологические знания для научного объяснения фактов и явлений психики, а также для преобразования психики человека в интересах развития его личности (обучения и воспитания, формирования коллектива, психологической коррекции отклоняющегося поведения или психотерапевтического лечения нервно-психических расстройств и т. п.).
   Данная общая цель должна подразделяться на ряд конкретных целей. Одним из принципов выделения конкретных целей изучения психологии является принцип профессиональной ориентации студентов как будущих специалистов. С этой точки зрения всех студентов можно разделить на две большие группы: 1) большинство – это студенты непсихологических специальностей, которые получают специальное психологическое образование, и 2) меньшая группа – это студенты-психологи, получающие профессиональное психологическое образование. Для той и другой группы общая цель изучения психологии одна и та же, а что касается конкретных целей, то они разные.
   Начнем рассмотрение цели изучения психологии большинством студентов, не готовящихся стать специалистами-психологами.
   Если общая цель – формирование умения психологически мыслить, применяя теоретические знания к решению практических задач, то возникает вопрос: в каких действиях, входящих в профессиональную деятельность специалиста-непсихолога, потребуются эти знания и умение их применять? Психологические знания нужны специалисту любой профессии для психологической грамотности, поскольку ему приходится доводить идеи, замыслы, настроения до сознания других (искать взаимопонимание, обучать, руководить). Не менее важно хорошее регулирование собственного внутреннего мира и самосовершенствование на научной основе. Поскольку последнее можно отнести не только к непсихологам, но в той же мере и к специалистам-психологам, то целью изучения психологии студентами-непсихологами остается признать «психологическую грамотность для взаимопонимания, обучения, руководства», т. е. то, что необходимо любому специалисту. По мнению Е.А. Климова, психологическая подготовленность – это, прежде всего, ясные представления о специфической реальности, сопровождаемые положительным аффективным тоном, связанные с не насыщаемым интересом к ней и с готовностью напрямую контактировать с ней в межличностном общении [4].
   Теперь рассмотрим конкретные цели изучения психологии студентами психологической специальности. Общая цель – научиться психологически мыслить, естественно, относится к ним в еще большей степени, чем к студентам-непсихологам. Без умения психологически мыслить психолог не состоится как специалист, тогда как для программиста или геолога такой недостаток не будет столь ущербным, если они отличные специалисты в своей области, хотя психологические знания и умение мыслить психологически, несомненно, прибавили бы им достоинств.
   Однако наряду с общей целью изучения психологии у будущих психологов-специалистов разного направления (теоретического, прикладного, практического) тоже есть свои конкретные цели.
   Студент-психолог, готовящийся к фундаментальным исследованиям, должен не только вооружиться академическим знанием психологии, но практически быть готовым вести научные исследования по теоретическим проблемам психологии, тем самым расширяя горизонты самой науки. Его задача – развивать науку дальше, владеть методологией и методикой научных исследований, уверенно ориентироваться в современном состоянии отечественной и зарубежной теоретической психологии, знать проблемы, исследования которых требуют интересы дальнейшего развития науки. Конкретная цель его будет совпадать с общей целью изучения психологии как науки – научиться практически применять научные знания, уметь психологически мыслить, научиться применять психологическую теорию не для преобразования, а для объяснения психических явлений, ранее не объясненных.
   Конкретная цель подготовки психолога, специализирующегося на прикладной психологии – педагогической, возрастной, юридической, инженерной, медицинской и т. д., выглядит по-другому. Важная и ответственная роль прикладной психологии диктует следующую цель – формирование у студентов психологического склада мышления для анализа, оценки и объяснения психических явлений в избранной отрасли психологии, освоения ими психотехнических приемов и способов применения научных положений данной отрасли психологии к позитивному изменению психического в человеке.
   Итак, действенность методики преподавания зависит в первую очередь от ясной осознанности цели преподавания и подчинения ей всей совокупности методических приемов.
   Цели преподавания психологии в школе. С преподаванием психологии в средней школе дело обстоит еще более неоднозначно, чем в высшей. В качестве примеров приведем несколько цитат из различных учебников психологии для школы, иллюстрирующих различные целевые подходы обучения психологии:
   • развитие эмоционального интеллекта учащихся [3, с. 19];
   • обретение психологической направленности ума. А именно: замечать то, что раньше не замечали, размышлять о том, о чем пока мало думали или не имели возможности думать из-за недостатка специальных средств (слов, терминов). Все можно спокойно забыть, но важно развить и сохранить на всю жизнь психологическую пытливость, наблюдательность и человечность [5, с. 7];
   • приобщение подрастающего поколения к культуре, пробуждение в нем тяги к добру и потребности в самосовершенствовании, в овладении средствами для формирования собственной личности; вывести учащихся на дорогу размышлений о человеке, его месте в мире [6, с. 7–8];
   • формирование гуманистического мировоззрения и психологической культуры учащихся; способствовать раскрытию и развитию способностей, овладению навыков самоанализа, пониманию чувств и мотивов поведения других людей, конструктивному повседневному и деловому общению, обучению приемам саморегуляции в стрессовых ситуациях; умению творчески преодолевать конфликты; подвести учащихся к осознанию неоднозначности теорий, объясняющих многие сложные явления, возможности сосуществования противоречивых, на первый взгляд взаимоисключающих, точек зрения на различные аспекты многомерной реальности [7, с. 3];
   • помочь ребенку стать более творческим, более социально адаптированным, более защищенным и, как следствие, целенаправленно формировать базу его внутренних ресурсов и стабильности в рамках сберегающих здоровье технологий; построить в сознании ребенка более или менее целостное видение мира и видение человека, который в этом мире живет [8, с. 66–68];
   • дать учащимся первичные, общие знания о психологии как науке, раскрыть содержание ряда психологических понятий (прежде всего обозначающих основные психические процессы); помочь ребенку в постепенном открытии им собственного внутреннего мира, показать уникальность и безусловную ценность этого мира; пробудить интерес ребенка к самому себе и к другим людям [9];
   • обеспечить формирование психологического здоровья детей, а также выполнение возрастных задач развития [11, с 7];
   • научить учеников ставить задачи саморазвития и искать средства их решения [10, с. 12].

   Как видно из своеобразного полилога приведенных выше цитат, цели обучения психологии в школе ставятся самые различные. Поэтому дискуссионным остается вопрос об особенностях преподавания предмета в школе. Так как же преподавать психологию?
   Есть несколько способов. Например, психологию можно преподавать, как естественно-научные дисциплины, изучая свойства нервной системы, экспериментируя с порогами ощущения, типами запоминания, скоростью реакции, объемом внимания и пр. Тогда учитель чувствует себя при этом экспертом, ведущим разговор знающего с незнающим и вопрос «Зачем это нужно ученикам?» некорректен. Психологию можно построить как гуманитарный предмет, заполнив преподавание героями (интровертами и экстравертами, манипуляторами и актуализаторами, интуитивистами и рационалистами), действующими по законам жанров мышления, эмоций, деятельности, коммуникации. Правда, вопрос «Зачем это нужно ученикам?» по-прежнему останется без ответа. В подобной ситуации учитель вступает в общение с учениками не только как знаток своего предмета, но и как профессиональный педагог, имеющий детально разработанную программу передачи своего знания ученикам. Он уже наметил, с чего начинать, какова последовательность изучаемых тем, на каком материале удобнее вводить то или иное понятие, как контролировать объем усвоения знаний и уровень понимания. Во всех этих педагогических вопросах учитель все решает сам, мнение учеников здесь не учитывается.
   Но с преподаванием психологии ситуация несколько иная. Г.А. Цукерман предполагает, что будущий предмет психологического познания дан ученику весь целиком, во всех деталях, и знание это эмоционально насыщенно, личностно значимо, хотя нерефлексивно, несистемно, не представлено в сознании в терминах языка. А нужно ли ребенку 10–12 лет рефлексивное, системное знание? Да, безусловно нужно, но только тогда, когда оно необходимо самому говорящему для решения его собственных проблем. Следовательно, психологией можно заниматься только с теми, у кого к началу занятий уже сформировался собственный запрос на такое знание [10]. Это должны быть только факультативы, где темы занятий задают сами школьники.
   Схожей точки зрения придерживается и И.В. Вачков: «…курс психологии должен обеспечивать знакомство с системой понятий и лишь в той мере, в какой это действительно необходимо школьникам. И содержание курса психологии должно отвечать запросам реальной жизни ребят, а форма – быть приемлемой для эффективной практической работы… Психологическая информация на занятиях должна быть не абстрактно научной, а житейски важной, оставаясь научно обоснованной» [1, с. 23–24].
   Но есть другое мнение: «Безусловно, психология должна преподаваться в школе. Знания о человеке, которые получают дети, должны быть научной информацией. Нужна научная, систематическая психология. Без этого он не будет подготовлен к жизни» [2, с. 3]. То, что этот взгляд на школьную психологию имеет широкое распространение, свидетельствует факт существования множества учебников и учебных программ с фиксированным количеством часов и четким планом изучения материала.
   Что же объединяет самые различные подходы к преподаванию психологии в школе? Исходным положением, определяющим педагогический подход школьной психологии, является взгляд на развитие ребенка в аспекте изучения им предмета «психология» не только как результат, но и как процесс самосознания, самопознания и самосовершенствования. Существенным моментом здесь становится не только отражение мира, но и отражение себя в мире, своего состояния, своего отношения к миру, своего поведения теперь и в будущем. Изучать психологию в школе нельзя, не учитывая интересы подростка, его возрастные особенности. В основе такого подхода лежит отношение к учению как к совместно создаваемому и переживаемому опыту.
   Основными принципами отбора содержания могут и должны стать: принцип целостности в подходе к изучению психических явлений; принцип соответствия потребностям возраста с учетом зон актуального и ближайшего развития подростка. Предлагаемые преподавателем темы изучаются на теоретических и практических занятиях через систему методов обучения психологии. При разработке методов обучения следует учитывать тот факт, что ученик или студент, который служит объектом воздействия учителя, является одновременно и субъектом, т. е. личностью, от интересов и воли которой зависит ее деятельность в соответствии с воздействием преподавателя. Если последний не сформирует у учащихся цели, адекватной его цели, то акт обучения состояться не сможет и метод воздействия не достигнет ожидаемого результата. При этом цель учащегося не должна совпадать с целью преподавателя, она должна только соответствовать ей. Результат служит критерием соответствия метода и цели.
Литература
   1. Бачков И.В. Сказкотерапия: Развития самосознания через психологическую сказку. М.: Ось-89, 2001.
   2. Дубровина И.В., Андреева А.Д., Данилова Е.Е. Психология как учебный предмет общеобразовательной школы // Начальная школа плюс До и После. 2005. № 6. С. 1–6.
   3. Жизненные навыки. Уроки психологии в первом классе / Под ред. С.В. Кривцовой. М.: Генезис, 2002.
   4. Климов Е.А. Какую психологию и как преподавать будущим педагогам // Вопросы психологии. 1998. № 2. С. 57–60.
   5. Климов Е.А. Психология: Учебник для средней школы. М.: ЮНИТИ, 1997.
   6. Мещеряков Б.Г., Мещерякова И.А. Введение в человекознание. М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 1994.
   7. Пономарева Л.П., Белоусова Р.В. Основы психологии для старшеклассников: Пособие для педагога: В 2 ч. М.: ВЛАДОС, 2001.
   8. Попова М.В. Психология как учебный предмет в школе: Учеб. – метод, пособие. М.: ВЛАДОС, 2000.
   9. Психология: Учеб. пособие для начальной школы / Под ред. проф. И.В. Дубровиной. М.: Гардарика, 1998.
   10. Цукерман Г.А., Мастеров Б.М. Психология саморазвития. М.: Интерпракс, 1995.

ТЕМА 3. Роль и место психологии как учебного предмета в обучении и воспитании школьников, студентов, педагогов

   Прежде чем говорить о роли и месте психологии в учебном процессе, нужно уделить внимание роли и месту психологии в современном обществе.
   Практикующим психологам известно множество клиентов, обошедших большое число консультативных центров и поликлиник в поисках психолога-гипнотизера. «Сделайте что-нибудь со мной», «загипнотизируйте меня» – вот основная установочная позиция, с которой стремится войти такой человек в ситуацию психотерапии. Известна другая крайность – стремление использовать, «употребить» контакт с психологом для получения советов или усвоения неких незыблемых принципов.
   Масса людей обратили взоры к TV. На домашнем экране, наряду с колдунами, астрологами, девицами, общающимися с дьяволом, и другими одиозными фигурами, пришедшими будто из средних веков, появились благообразные врачеватели душ. Оперируя наукообразными версиями о биополях, используя психологические термины («установка», «бессознательное») в практически житейских разговорах, они формируют в сознании обывателя странный образ некоего знания, которое почему-то называют психологией. Все это порождает в умах людей путаницу понятий.
   Под маской психологии «прячутся», проникают астрология, экстрасенсорика, дианетика и прочая эзотерика. Современные психологи обращают внимание на глубокую мифологизированность массового сознания относительно профессиональных возможностей психолога, что приводит подчас к глобальному несовпадению реальных результатов его деятельности с ожиданиями, к отсутствию устоявшейся системы востребования профессиональных знаний, к необходимости заниматься очень разнонаправленными проектами и к ощущению себя первопроходцами.
   В нынешнее время психологи отмечают растущее влияние обширной псевдопсихологической литературы, получившей название «поп-психологии» – «интересной для „человека с улицы“ версии психологического знания» [6, с. 9]. Следует отличать поп-психологию от издававшейся раньше популярной психологической литературы, которая популяризировала в первую очередь научные знания. Основными характеристиками поп-психологических текстов являются следующие:
   • использование обыденного языка и потому понятного обывателю;
   • адресат «поп-психологии» – человек с улицы, не имеющий специальных психологических познаний;
   • область возможного не ограничена – можно все!
   • точки опоры – в личном опыте автора поп-текстов;
   • отсутствие верификации утверждений;
   • установка на скорый результат – «зачем ждать?»
   • наличие прагматической установки – на решение психологических проблем, возникающих у потребителя поп-текстов, совершенствование их психологических навыков, развитие их психологической культуры;
   • однозначные интерпретации обсуждаемых проблем и однозначные рецепты их решения;
   • отсутствие границ между знанием и не-знанием – мифами, заблуждениями и т. д.;
   • отсутствие критической позиции к каким-либо взглядам;
   • свободная форма изложения;
   • выраженная личностная составляющая текстов [6].

   Учитывая, что подобная литература буквально обрушилась на массовое сознание, а также то, что ее устный вариант слышен в различных телевизионных ток-шоу, сопровождаемых и комментариями психологов или тех, кто так представляется, ученые утверждают, что это явление вовсе не безобидно как для науки психологии, так и для общества. Поп-психология опасна для общества, в котором живет и развивается психологическая наука, потому что оказывает оглупляющее и иррационализирующее влияние на индивидуальных потребителей ее продукции и на общество в целом; она дискредитирует саму науку психологию, чью маску, примерив, не хочет снимать; отнимает клиентов, вредя им, у практических психологов [5]. Но наука должна и может препятствовать поп-психологии: «действенная установка научной психологии на активное противостояние тем, кто насаждает всеверие и иррационализацию общественной жизни, является сегодня нравственным долгом нашей науки перед обществом» [5, с. 108].
   А.Б. Орлов, известный ученый-психолог, побывавший в Америке в конце XX в., удивленно заметил: «Менталитет российского человека гораздо в меньшей степени психологизирован, чем западного человека или американца. Мои впечатления о том, что значит психология для американца, очень сильные. Я был поражен в свое время, когда мы были на стажировке в Калифорнии и общались там с разными людьми, не только с психологами, так как оказывалось, что любой наш собеседник мог поддержать разговор на психологическую тему и имел запас знаний в этой области, был начитан, а какие-то вещи знал даже лучше, чем мы» [2, с. 66].
   Действительно, уровень психологической грамотности и культуры населения страны надо оценить как довольно-таки заброшенный участок общественной жизни [6]. Даже наше высшее психологическое образование во многих случаях является начальным (ср. с химиками и физиками). «Большинство студентов, оказавшихся на соответствующих факультетах или отделениях вузов, оказываются в странном положении: с одной стороны, преподаватели добросовестно стремятся обрушить на них лавину высоконаучной информации, познакомить с разного рода непростыми точками зрения на психику, с другой, эти студенты не проходили базовой подготовки для старта именно на вузовском уровне. Чем они располагают? Личными впечатлениями от наблюдений и самонаблюдений за явлениями психики, а также некоторыми обобщениями, „отстегнутыми“ из области фольклора, житейского общения, гуманитарных школьных предметов; сведениями, почерпнутыми из „вольного потока“, создаваемого средствами массовой информации. Весь этот интеллектуальный „компот“ и оказывается в роли информационной базы, на которой начинает строиться „высшее“ психологическое образование, именуемое так просто потому, что оно осуществляется в высшем учебном заведении» [3, с. 5].
   Самостоятельно школьник не может упорядочить поток общекультурных впечатлений в форме некоторого аналога систематического курса школьной психологии, предшествующего вузовскому психологическому образованию. Требуются усилия со стороны взрослых, направленные на то, чтобы упорядочить житейские впечатления, сопровождающие развитие подростка.
   Образ же психологии у учеников, впервые с нею сталкивающихся, весьма причудлив и для преподавателя-психолога прискорбен. Наиболее часто называемые учениками синонимы и ассоциации к слову «психология» примерно таковы: «псих», «психоаналитик», «психика», «психоз», «психотехника», «психушка», «человек», «душа», «психиатрическая больница», «изучение человеческой психики».
   Какова же должна быть роль учебной дисциплины психологии для школьника или студента? А для взрослого человека?
   Рассматривая психологию как науку о человеке, изучая его в целостном единстве биологического, социального, духовного, можно определить центральное место психологического образования в образовании вообще.
   Психологическое образование задает условно целевые направления:
   • развитие базисной психологической культуры;
   • поддержка и развитие психологического и духовно-нравственного здоровья;
   • помощь в самоопределении [4, с. 118].

   Понятие «психологическая культура» предполагает наличие следующих компонентов:
   • когнитивного – знания о фактах и закономерностях, характеризующих субъективный мир человека, знания правил и норм в сфере общения, знание и понимание себя и окружающих;
   • операционально-деятельностного – от владения элементами психологического познания и элементарных умений саморегуляции и взаимодействия с другими людьми до творческого создания личных психологических техник посредством перестройки субъективного жизненного опыта;
   • мотивационно-ценностного – интерес к субъективному миру, «душеведческая направленность мышления», стремление к самопознанию и саморазвитию, ценностное отношение к человеку, жизнетворчество [там же].

   Данные компоненты не существуют изолированно друг от друга, они разделены лишь условно. Взаимосвязи могут проявиться между всеми компонентами: организация личностной рефлексии, которая входит в мотивационно-ценностную составляющую, позволяет повышать психологическую грамотность (когнитивная составляющая), влияя на психологическую компетентность (оперционально-деятельностная составляющая).
   Обобщая множество точек зрения, И.В. Дубровина [1] отмечает, что необходимость психологического образования именно со школьных лет вытекает непосредственно из потребностей современной общественной жизни, отвечает интересам как всего современного общества, так и каждого из его граждан. Все провозглашаемые обществом нравственные ценности (гуманизм, демократизм, сотрудничество, толерантность, диалогичность и пр.) основаны на психологических законах общения и взаимодействия людей, на психологических особенностях их личности и индивидуальности. Но отсутствие психологической культуры в нашем обществе тормозит полноценную реализацию этих принципов в жизни. Школьное психологическое образование должно предусматривать не только психологическую грамотность выпускников, но и развитие их психологической, внутренней культуры, которой сегодня так недостает нашему обществу.
   Школьные годы являются сензитивным периодом для приобщения человека к культуре вообще и к психологической культуре в особенности. Поэтому проблему воспитания детей и школьников целесообразно рассматривать в контексте развития их психологической культуры как важной составляющей общей культуры человека.
   Психологическая культура – это психологические знания, оплодотворенные общечеловеческими, гуманистическими ценностями. Реализация таких знаний в обществе осуществляется с позиций и в контексте уважения, любви, совести, ответственности, бережного отношения к чувству личного достоинства как своего, так и другого человека [1].
   Психология – это единственный учебный предмет, органически сочетающий научность с гуманистической личностной направленностью. Реализовать потенциал психологии сложно, но необходимо.
Литература
   1. Дубровина И.В. О преподавании психологии в школе // Вопросы психологии. 2005. № 6. С. 46–54.
   2. Интервью М. Котэ с А.Б. Орловым // Журнал практического психолога. № 3. 1997. С. 66.
   3. Климов Е.А. О соотношении некоторых отраслей психологии и возможных «пограничных спорах» // Вестник МГУ. Сер. 14. 1999. № 3. С. 3–15.
   4. Лызь И.А. Теоретические основы психологического образования // Психология в вузе. 2004. № 1. С. 113–122.
   5. Мироненко И.А. Поп-психология, или о пользе наук // Вопросы психологии. 2008. № 2. С. 103–108.
   6. Юревич А.В. Поп-психология // Вопросы психологии. 2007. № 1. С. 3–14.

ТЕМА 4. Из истории преподавания психологии в гимназиях и средних школах России

   Необходимость преподавания психологии в школах России обсуждается с различной степенью интенсивности в течение XIX–XX веков. Нужно ли введение психологических знаний как отдельная дисциплина в планы общеобразовательных школ? Этот вопрос осознавался и всячески поддерживался педагогами, философами, просвещенной общественностью. Психологию как учебный предмет то включали в учебные планы, то выводили, неизбежно отмечая в этом случае неудовлетворительное качество преподавания, которое всегда объяснялось следующими причинами: отсутствием специальной подготовки преподавателей и сложностью предлагаемого учащимся материала.
   Тем не менее можно проследить преемственные связи в развитии научного и теоретического психологического знания, включения его в школьное преподавание в разных исторических периодах. Есть все основания рассматривать историческую динамику преподавания психологии в школах в контексте предшествующего и последующего этапов развития психологической мысли.
   Конкретной реализацией принципа преемственности преподавания и развития психологического познания выступает историческая периодизация, означающая выделение качественно определенных, «узловых» моментов и этапов становления преподавания психологии в школе. Предлагаемая нами периодизация – итог исторического анализа динамики методики преподавания психологии в российской школе в течение столетий с учетом социально-культурных и исторических условий [14; 17].
   Мы придерживались следующих конструктивных методолого-теоретических принципов, выделяемых в качестве оснований периодизации как одного из методов познания исторического процесса:
   • принцип объективности оснований, означающий признание реальности и безусловности законов развития истории науки;
   • принцип множественности критериев, заключающийся в рассмотрении научного знания как системно и многоуровнево детерминированного и соответственно предполагающий при разработке периодизации выделение совокупности критериев, отражающих разные аспекты детерминации исследуемого процесса;
   • принцип противоречивости познания, утверждающий, что кроме прогрессивной направленности в развитии научного знания могут существовать регрессивные тенденции, представленные на отдельных этапах и учитываемые при создании периодизации;
   • принцип оптимальной полноты критериев, предполагающий отражение всех важных моментов в динамике научного познания при абстрагировании от процессов, не имеющих сущностного значения [11].
   Если рассматривать преподавание психологии в школе как особую психологическую практику, то возникает вопрос: на каких этапах развития науки она «выходит» в общество (мы имеем в виду школу), делает ли она это по требованию общества? или по собственной инициативе? по государственному заказу?
   Можно выделить на основе нашей периодизации несколько этапов преподавания психологии в российских школах:

   1804–1819 гг.
   Включение психологии, наряду с другими философскими дисциплинами, в программу средней школы было предусмотрено уставом учебных заведений от 5 ноября 1804 г. Этот устав является едва ли не самым крупным событием в жизни гимназий, ибо с этого момента они начинают существовать как самостоятельные средние учебные заведения, ставящие двоякую цель: «1) подготовление к университетским наукам юношества, которое по склонности к оным, или по знанию своему, требующему дальнейших познаний, пожелает усовершенствовать себя в университетах; 2) преподавание наук, хотя начальных, но полных в рассуждении предметов учения, тем, кои не имея намерения продолжать оные в университетах, пожелают приобрести сведения, необходимые для благовоспитанного человека» [16, с. 302].
   Устав вводил в программу гимназий обязательное преподавание психологии, логики, философии, права, эстетики и нравственной философии. При этом на все эти предметы уделялось 20 часов в неделю в четырех классах, из которых состояла тогдашняя гимназия. Старший учитель философии, изящных наук и политической экономии при четырехгодичном курсе в гимназиях того времени преподавал весьма многообразный комплекс предметов: так, в I классе он преподавал логику и всеобщую грамматику, во II классе – психологию и нравоучение, в III классе – эстетику и риторику, в IV классе – естественное и народное право, политическую экономию.
   Копируя программу зарубежной средней школы, составители устава 1804 г. не учли реальных отечественных возможностей, до чрезвычайности ограниченных. На самом деле в начале XIX столетия на русской почве не созрели предпосылки для возможности преподавания психологии: не сложилась еще сама наука, не было подготовленных педагогов, учебников и т. д., а главное – не было соответствующей подготовленности у учащихся и не сложились потребности в предусматриваемом программой образовании. Изучение психологии давалось гимназистам трудно, так как носило отвлеченный характер, не было связано с реальной жизнью. Основная деятельность учащихся сводилась к заучиванию [7].
   Так же остро, как и кадровая проблема, стояла и проблема нехватки подходящих учебников. В течение 1804–1817 гг. были одобрены для употребления в гимназиях и затем изданы Главным правлением училищ как руководства для изучения внесенных в программу философских наук: «Опыт логики» Эбелинга (1807); «Частное естественное право» Цейлера (1806); «Психология» Эрнести (1811).
   Для преподавания логики, психологии как частей философии было рекомендовано пособие Баумейстера, которое, между прочим, предназначалось для университетов. Позже, в 1812 г. Министерством был заказан учебник профессору Харьковского университета, коллежскому советнику и кавалеру Людвигу Генриху Якобу. «Курс философских наук, заключающей в себе всеобщую грамматику и логику, психологию и мораль, эстетику и риторику, естественное и народное право, с приобщением политической экономии» сначала был отпечатан на немецком языке, а впоследствии переведен на русский язык.
   Само преподавание носило чисто схоластический характер, основная работа сводилась к запоминанию. Плохо понимая содержание материала, учащиеся заучивали его по учебникам, которые имелись в недостаточном количестве, вследствие чего приходилось прибегать к диктовке подлежащего усвоению материала. Наконец, плохо обстояло дело и с учащимися: их было мало, и они не были достаточно подготовлены к учебе.
   Попытка ввести новую учебную дисциплину психологию в учебные планы российских гимназий не увенчалась успехом. Сама наука психология и учебный предмет были тождественны; содержание учебного предмета сводилось к содержанию учебника. Психология как учебный предмет воспроизводила все существенные характеристики дисциплинарного знания, выполняя систематизирующую и структурирующую функции. Учителя не были заинтересованы в новом учебном предмете. В 1817 г. учрежденное Александром I Министерство Духовных Дел и Народного Просвещения реформировало школьные программы, и учебного предмета психологии не стало. Психологические представления просачивались в курс средней школы лишь через преподавание словесности, литературы, логики.

   1906–1917 гг.
   Психология в России к началу XX в., к моменту ее самоопределения как научной дисциплины, развивалась по трем главным направлениям, характеризующим различные взгляды на понимание сущности психического и методов его исследования:
   • естественно-научное, или опытное, где конкретизация подходов и идей была реализована в деятельности целого ряда первых экспериментальных лабораторий, возникших в России в конце XIX – начале XX в. (их создавали В.М. Бехтерев, С.С. Корсаков, А.А. Токарский, И.А. Сикорский, П.П. Ковалевский, Э. Крепелин, В.Ф. Чиж, Н.Н. Ланге, К. Твардовский и др.), одной из которых была психолого-педагогическая лаборатория А.П. Нечаева в Санкт-Петербурге, открытая им в 1901 г.;
   • эмпирическое, или интроспективное, представленное М.И. Владиславлевым, М.М. Троицким, И.Я. Гротом, Г.И. Челпановым, А.П. Нечаевым и др.;
   • идеалистическое, или описательное, объединившее те работы, которые основывались на идеях и положениях русской богословской и религиозно-философской мысли, учитывая ключевую роль понятия «душа». Традиции религиозно-психологического учения в конце XIX – начале XX в. были представлены такими именами: Никанор, архиепископ Херсонский, митрополит Антоний (Храповицкий), С.С. Гогоцкий, А.К. Гиляревский, B.C. Серебренников, Н.О. Лосский, В.И. Несмелов, В.А. Снегирев, П.Д. Юркевич, В.В. Розанов, С.Ф. Франк, Л.М. Лопатин, С. и Е. Трубецкие и др. [15].

   Таким образом, психология в России к началу XX в. представляла собой интенсивно развивающуюся область научного знания, о чем свидетельствовало завершение ее оформления в самостоятельную научную дисциплину, организационное укрепление, формирование развернутой научной структуры психологического знания, представленной разными направлениями и уровнями его развития, возрастание авторитета психологии в научном сообществе и усиление ее влияния на все аспекты культурной жизни русского общества.
   Уровень интереса к психологии, признания ее научной и практической ценности отражались во все более частом и настойчивом включении в рассмотрение психологических проблем представителей научного сообщества и художественной интеллигенции. Возрастал авторитет психологии. Она становилась предметом внимания специалистов смежных наук и практических сфер: врачей, педагогов, физиологов, языковедов, юристов и др. Ее использовали и при анализе социальных явлений, социально-психологических процессов, происходящих в обществе.
   Психология в гимназиях появилась как ответ на запрос общества, инициатива шла «снизу» – от педагогов, психологов, общественных деятелей, государство лишь официально закрепило эту инициативу в документах.
   В объяснительной записке Министерства просвещения подчеркивался тот факт, что преподавание философской пропедевтики, куда и была включена психология, будет способствовать общему развитию учащихся. В частности, знакомство учащихся с психологией приведет к расширению кругозора учащихся, что должно повести к более вдумчивому отношению к окружающим явлениям, равно как и к самим себе, что должно положить основу для создания в будущем более глубокого и правильного миросозерцания.
   Целью преподавания психологии должно быть достижение ясного понимания учениками своеобразного характера душевных явлений, их связи с душевной жизнью в целом, а также понимание особенностей в ознакомлении с фактами душевной жизни [18, с. 39]. Ближайшей же практической задачей изучения психологии должна быть выработка у учеников навыка вглядываться в душевные явления и давать себе отчет в их составе и влиянии друг на друга, а также выработка привычки к сознательному чтению. Рекомендовалось излагать психологию как науку, основанную на данных опыта. Что же касается метафизического истолкования этих данных, то преподавателю предоставлялось право коснуться главнейших философских вопросов в решении вопроса о душе, причем добавлялось: если он найдет это необходимым. Требовалось брать лишь твердо установленные положения, относящиеся к опыту. Что же касается гипотез, то о них следует лишь упомянуть, не разбирая их детально.
   Что касается объема и содержания курса психологии, то здесь преподавателю предоставлялась большая свобода. Предлагаемую программу следовало рассматривать как примерную, где указан лишь минимум того материала, который при некотором навыке преподавателя психологии может быть пройден в один год при двух уроках в неделю. Преподаватель имел право углубляться в описание и анализ отдельных фактов, но все-таки «в среднюю школу следует вводить как можно меньше предположений и гипотез и останавливаться, по преимуществу, на твердо установленных наукою фактах» [там же]. Преподаватель мог делать больший или меньший акцент на некоторых из них, опустив другие разделы.
   Одним из мотивов такого либерального отношения к программе являлось отсутствие учебников по психологии. Министерство рекомендовало пользоваться работами Ледда, Дж. Селли, Ж. Фонсегрива, А. Бэна, Г. Геффдинга, У. Джемса, а из русских авторов «мы имеем очень бедную оригинальную литературу по психологии: большую часть книг по психологии составляют переводы (часто мало удовлетворительные). Из общих курсов (оригинальных) мы имеем Владиславлева, Ушинского и Каптерева, которые устарели; Троицкого, доступного лишь тщательно ознакомившимся с психологией, и Снегирева, покойного профессора Казанской духовной семинарии. Есть, правда, семинарские руководства; но они отличаются односторонностью в известном направлении» [1, с. 175].
   В ответ на упрек педагогов и психологов в адрес профессоров-философов, «которые не заботятся о том, чтобы одарить родную литературу хотя бы печатными курсами лекций» [там же], пишущие педагоги откликнулись новыми учебниками. Список учебной литературы, вышедшей в те годы, насчитывает более 15 названий, поражающий разнообразием авторов, географической широтой представленности; многие учебники неоднократно переиздавались. Учебники Г.И. Челпанова и А.П. Нечаева отмечались как самые популярные, востребованные, их часто рассматривали как взаимодополняющие друг друга.
   Учебник, выйдя из типографии, попадал в руки придирчивых и многоопытных читателей, в первую очередь из числа коллег-педагогов, ученых-психологов. Сам факт появления в периодической печати рецензий на новые гимназические учебники по психологии, авторами которых в числе прочих были П.Ф. Каптерев, Г.Г. Шпет, А.П. Нечаев, говорит о многом. Критический разбор с последующей оценкой учебного пособия отражает внимание научного и педагогического общества к такой, казалось бы, частной проблеме как появление в школьной программе еще одной дисциплины. Обществу было небезразлично, какое содержание ляжет в основу понимания учащимися о психологии, отразит ли это содержание все новые факты науки, каким методом будет изложен материал, так как учебник должен отвечать целям и задачам обучения, воспитания и развития определенных возрастных и социальных групп.
   Министерство народного просвещения, решив вопрос с учебниками, не смогло решить кадровый вопрос: ни педагогические вузы, ни университеты не готовили преподавателей психологии. Как и раньше, пришлось обращаться за помощью к духовному ведомству – рекомендовалось допустить к преподаванию психологии лиц, окончивших курс православных духовных академий.
   Следует отметить, что этот исторический период нашел наиболее полное освещение в периодической печати: множество публикаций посвящено введению в школьные планы нового предмета. Вроде бы есть соответствующее министерство, в чью компетенцию входит решение всех организационных и методических вопросов, но ученые, педагоги, общественные деятели также не стоят в стороне. Например, задачи новой дисциплины, иерархически упорядоченные А.П. Нечаевым в преподавании психологии в школе, до сих пор звучат необыкновенно современно: «Самая скромная цель, которую может преследовать средняя школа, заключается в том, чтобы помочь ученику осмысленно пользоваться ходячими выражениями обыденной речи… Выяснить значение этих распространенных психологических терминов и будет самой скромной целью преподавания психологии в гимназиях… А это возможно только при строго фактическом, демонстрационно обставленном преподавании психологии. Более глубокой задачей средней школы является проложение первых путей к созданию цельного мировоззрения учащихся. Ученики должны приучиться уважать знание, понимать ценность науки, любить осмысленный умственный труд» [9, с. 7].
   Ф.Ф. Ольденбург, педагог, земский деятель, более двух десятков лет преподававший в Тверской женской учительской школе, последователь идей Ушинского, в своей статье о преподавании психологии в средней школе, призывая педагогов не упускать из виду ту связь между школьным обучением и жизнью, к которой оно должно готовить, предлагает ввести содержательным компонентом в учебный предмет психологии психогнозис – «искусство и теорию искусства узнавать (то, что прежде называли „угадывать“) как душевные явления, переживаемые человеком, так и его отличительные свойства», физиономику, мимику, графологию, характерогнозию, т. е. «всю ту массу не сгруппированных систематически и в значительной мере даже бессознательных приемов, которыми люди пользуются в жизни при разрешении вопросов психогнозии, с которыми ежеминутно приходится сталкиваться» [12, с. 151], так как «практическое разрешение этих вопросов необходимо каждому в личной жизни, так и в профессиональной, и в общественной деятельности, а такая специальность, как педагогика, имеет здесь одну из главных основ своих… „Познай самого себя“ – и здесь является незаменимым руководящим маяком» [там же].
   Но в 1912 г. совещание при III Государственной думе предложило проект, где было объявлено, что психология и логика не являются обязательными предметами, их преподавание должно носить факультативный характер и оставляется на усмотрение местных органов школьного управления.
   Причины, к которым апеллировали противники психологии в школе и которые видели сами инициаторы введения этой дисциплины, были таковы: слабый, неподготовленный преподавательский состав, без специальных знаний; методическая непроработанность курса, которая выражалась в недостатке учебников, учебных пособий, наглядных пособий, нехватки учебного времени; сам предмет определялся в учебных планах как второстепенный, экспериментальный.
   П.П. Блонский, подводя итоги нескольких лет преподавания психологии в школах, с горечью констатировал: «Психология в среднюю школу только „допущена“, в ней она только терпится. Подготовленных учителей-специалистов мало, отведенного на прохождение курса времени мало, средств на приобретение пособий нет. Мерами воздействия на учеников преподаватель психологии не располагает. Его предмет где-то на задворках, какой-то неполноправный, которого „можно не учить“. Да и сам преподаватель психологии в гимназии также пришлый человек „по вольному найму“. Положение науки о душе человека в средней школе слишком ненормально. Но загнанная чуть ли не на самое последнее место официальным планом преподавания, психология, словно по волшебству, овладела вниманием и интересом учащихся. Ее уважают, ею увлекаются, обычное „гимназическое“ отношение к учебным предметам сменяется серьезным и сознательным. У некоторых появляется желание изучать психологию подробнее, пишутся рефераты, делаются попытки к устроению философско-психологических кружков. Психология крайне возбуждает самодеятельность учащихся. Психология в педагогическом отношении предмет незаменимый» [3, с. 254].
   После Октябрьской революции в связи с реорганизацией средней школы, упразднением гимназий психология совсем исчезла из школьных программ. Преподавание психологии не входило в цели новой советской школы.

   1947–1958 гг.
   Психология как учебный предмет в средних школах Советского Союза была вновь введена в 1947 г., чему предшествовало широкое обсуждение этого вопроса в психолого-педагогической научной среде, анализ опыта преподавания психологии в дореволюционной школе.
   В 1943 г. появилась статья профессора К.Н. Корнилова, которая носила методический, программный характер для вновь вводимой дисциплины. Он отметил положительное влияние школьной психологии на преподавание психологии в высшей школе: «В настоящее время студенты университетов и педвузов приходят в вуз без каких бы то ни было знаний по психологии; поэтому в силу необходимости курс психологии приходится давать в самом элементарном виде. Теперь, когда студенты будут приходить в вуз после прослушивания и сдачи экзамена по психологии, курсу психологии можно будет придать более фундаментальный характер и предъявить к студентам более повышенные требования» [8, с. 17].
   К.Н. Корнилов видел в преподавании психологии в школе еще один аспект – психология в школе должна была сблизить психолога со школой: «Психолог перестанет быть чуждым и немного подозрительным человеком для школы. До сих пор психолога пускали в школу с опасением: не педолог ли он? что и как он будет исследовать? – тем более, если он собирался экспериментировать. Вот почему в значительной мере тормозилось создание марксистской науки о детях. Можно думать, что с введением психологии в среднюю школу будут созданы более здоровые и правильные предпосылки для изучения детской психологии» [там же].
   Автор очерчивает круг тех вопросов, ответы на которые искали педагоги, методисты, психологи дореволюционного этапа введения психологии в школы, и эти вопросы вновь возникли, но уже в идеологической окраске:
   • проблемы учителя: кто будет преподавать психологию? где взять и как подготовить этих преподавателей?
   • проблемы ученика: в каком классе рационально преподавать психологию? какова должна быть длительность курса?
   • методическая проблема: какова должна быть программа курса? каков метод преподавания? что должен представлять собой учебник психологии средней школы?
   Подготовка необходимых педагогических кадров шла путем привлечения на краткосрочные курсы более опытных учителей, в основном преподавателей литературы, истории и биологии, также использовалась система семинаров для учителей психологии, где подробно разбиралась каждая тема курса.
   В методическом письме, подготовленном Научно-исследовательским институтом психологии Академии педагогических наук РСФСР, декларировались следующие задачи курса психологии: дать понимание психики как свойства особым образом организованной материи, как отражения объективной реальности; дать картину развития психики и сознания на основе марксистско-ленинского учения; раскрыть общественно-историческую обусловленность сознания; показать значение научного объяснения психики в борьбе с религиозными представлениями, суевериями, различного рода предрассудками и другими пережитками капитализма в сознании людей; развивать у старшеклассников чувство национальной гордости за великие достижения русской науки в области познания сущности психических процессов и свойств личности; показать учащимся высокий духовный облик советского человека, его цельность и внутреннее превосходство над людьми, проникнутыми буржуазной идеологией, обрисовать важнейшие качества советского человека; показать формирование этих качеств в условиях социалистического строя, подчеркнуть бурный рост талантов и способностей в стране победившего социализма; помочь учащимся в познании психической жизни людей, в оценке поступков и мотивов поведения человека с позиций коммунистической морали; побудить учащихся к познанию самих себя, указать пути сознательного формирования своих интересов, способностей, воли, характера, сознательного самовоспитания, воспитать в себе лучшие качества советского человека [13].
   Этот период школьной психологии, инициированный «свыше», отмечался, по сравнению с предыдущим, небольшим количеством учебников, авторами которых были К.Н. Корнилов, Б.М. Теплов, Г.А. Фортунатов и А.В. Петровский, в методической литературе для уроков психологии особый акцент делался на постановке классных опытов. Учебник Б.М. Теплова (признанный лучшим, он выдержал восемь изданий за период 1946–1954 гг.) был написан в соответствии с программой и рекомендован для обучения психологии в школе, в нем ясно и доступно излагались основные разделы психологии.
   Новый предмет преподавался в течение 12 лет, с интересом воспринимался учениками и оказывал положительное влияние на формирование личности школьников. В 1958 г. вышел Закон «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР», в котором период обязательного образования был расширен с 7 до 8 лет, а 9-й класс был добавлен к старшим классам. Школам было дано распоряжение установить тесные связи с предприятиями и готовить выпускников к практической деятельности. Ввиду экстенсивно развивающейся экономики стране нужны были рабочие специальности. Школьные учебные планы были пересмотрены, для того чтобы соответствовать требованиям современной науки и технологии. Психология как обязательный предмет была вновь исключена из учебных планов школ.

   1983 – конец 1980-х гг.
   Отношения в диаде «общество – школьная психология» вступили на новую ступень своего развития лишь с началом 80-х гг. Это произошло через введение в школьную программу учебного предмета «Этика и психология семейной жизни». В области методологии и теории отечественной психологии на протяжении 20–25 лет, предшествующих перестройке, сохранялась стабильная ситуация. Исходной методологической основной для психологических исследований оставалась та «модель» психики, где исследовался целостный человек как сознательный субъект практической и теоретической деятельности. Это позволило создать систему теоретико-методологических оснований, продуктивность которых подтверждалась полученными советскими психологами в 1960 —1990-е гг. теоретическими, эмпирическими и научно-практическими результатами. Многие из них вошли в золотой фонд не только отечественной, но и мировой психологической мысли.
   Что повлияло на введение нового предмета в школьную программу?
   Как отмечалось в социологических справках того времени, в стране в конце 80-х – начале 90-х годов каждый третий брак распадался, увеличивался процент неполных семей, катастрофически упала рождаемость, более 50 % семей – однодетные, каждая вторая беременность завершалась абортом, а среди рожениц и женщин, делавших аборты, немало тех, кому нет еще 16 лет, высокая детская смертность. Как отмечалось, «такое положение создалось в значительной степени из-за того, что до недавнего времени на семью обращалось слишком мало внимания. За этой общей причиной кроется немало конкретных. Одна из них – неподготовленность молодежи к браку и семейной жизни» [5, с. 4].
   
Купить и читать книгу за 110 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать