Назад

Купить и читать книгу за 150 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Эффективность научно-образовательной деятельности в высшей школе

   Монография обобщает теоретические и методические наработки по вопросам эффективности образования и высшей школы. Автор детально анализирует тенденции развития и современные проблемы высшей школы, обращая внимание на систему становления высшего образования в России и прослеживая взаимосвязь науки-образования и производства.
   Особое внимание уделяется оценке эффективности образования и научно-исследовательской работе вузов, исследуется характер функционирования научно-образовательного потенциала в условиях рынка, разработаны пути совершенствования и развития регионального научного комплекса.


Наталья Александровна Завалько Эффективность научно-образовательной деятельности в высшей школе

Введение

   В связи с рыночными отношениями перед системой образования и ее научным потенциалом возникли новые задачи. То, что образование и наука играют огромную роль, в значительной мере определяют мощь и авторитет страны, осознается сейчас всеми. Очевидно, что государство, даже из последних сил, должно поддерживать образование и науку. Профессор В. С. Соколов, сопоставив затраты на образование с темпом роста производительности труда, обнаружил абсолютную корреляцию, причем интервал между причиной (подготовкой специалиста) и следствием (результатом деятельности) 15 лет. Со временем изменяется доля национального продукта, выделяемая на образование, и через 15 лет соответственно меняются темпы роста производительности труда. Необходимо находить пути изыскания средств на образование – это капиталовложения в будущее.
   В основе управления экономикой в условиях рыночных отношений лежит изучение интересов потребителя, выявление потребности и нахождение рациональных способов ее удовлетворения. Одной из важнейших составляющих научных методов управления является прогноз возможных последствий принимаемых решений. Вместе с тем возможности формирования научно-обоснованного развития системы образования в условиях рыночных отношений весьма ограничены. Научное предвидение будущего, на основе которого могли бы строиться планы и программы на перспективу, похоже, сейчас в стране мало кого интересует, во всяком случае комплексно оно не разрабатывается.
   Специфика сегодняшнего состояния нашего общества такова, что многие происходящие процессы не поддаются управленческому воздействию, они как бы вышли из-под контроля. Поэтому одна из важнейших задач в настоящее время может заключаться в попытке критического осмысления, всестороннего анализа текущих событий, изучения намечающихся тенденций, новаций, ознакомления с зарубежным опытом и на этой основе проектирования возможных сценариев развития системы образования и ее научного потенциала. Видимо, главное внимание следует сосредоточить на том, какова должна быть система в целом, а также различные составляющие ее звенья, каким требованиям должны отвечать выпускники вуза, какова будет потребность в кадрах, ее структура. Необходимо при этом смещать акценты с ориентации на получение количественных показателей на определение, в основном, качественных изменений в системе образования, в развитии личности, в подготовке специалистов. Главная задача – указать направление движения. Вместе с тем важнейшие количественные показатели должны сохраниться. Очевидно, что централизация, которая пока охватывает все важнейшие области народного образования, нуждается в ослаблении. Учебное заведение должно управлять всем, с чем оно может справиться.
   Сегодня страна сталкивается с множеством экономических, экологических и других проблем, решить которые можно только за счет быстрого развития науки. Но в данный период знания и опыт значительной части ученых и специалистов, к сожалению, оказались обществом невостребованными. Уходит в прошлое прежняя планово-административная экономическая система, включавшая в себя планирование подготовки квалифицированной рабочей силы и ее распределение, исключавшая риск безработицы. Отсутствие необходимости принимать свободное решение при наличии государственной системы распределения не способствовало стремлению студента к получению высокой квалификации. Практически одинаково оплачиваемой работой обеспечивался выпускник престижного университета и периферийного вуза, не принималось во внимание качество полученной подготовки. Разумеется, при развитых рыночных отношениях элемент принуждения, присутствовавший в реализации плана распределения молодых специалистов, не может иметь места. Однако происходящее отделение системы образования и науки от системы занятости выглядит в деталях малоподготовленным, предполагает неизбежные издержки. Они связаны прежде всего с отсутствием у молодых специалистов чувства индивидуальной ответственен, неготовностью к конкуренции.
   Формирование конкурентоспособного специалиста предполагает значительное повышение качества его подготовки и оперативности реагирования на запросы общества. Экономические методы регулирования, активно внедряемые в системе высшего образования в настоящее время, естественно, требуют новых подходов и к подготовке, трудоустройству и к использованию специалистов. На практике, однако, усиливаются диспропорции в структуре подготовки специалистов и дисбаланс в их использовании. Наблюдаются: перепроизводство одних специалистов и недостаток других, распыленность и дублирование в подготовке кадров, зачастую низок уровень квалификации выпускников.
   Появляется реальная угроза возникновения массовой безработицы среди них.
   В этих условиях значительно усиливается значимость научно– обоснованной концептуальной модели развития высшего образования, в частности: потребности (спроса), объемов подготовки, использования и трудоустройства специалистов, размеров ресурсного обеспечения вузов, возможных систем финансовых отношений между вузами, студентами, предприятиями и органами управления.
   В процессе формирования специалистов на перспективу и выбора инструментария следует учитывать территориальные аспекты, в той или иной мере влияющие на функционирование российских вузов конкретного региона. В условиях объективно существующего экономического пространства развитие высшей школы неизбежно будет испытывать влияние складывающихся политических, экономических и социальных факторов, которые органически вытекают из предполагаемой полной хозяйственной самостоятельности регионов, предусматривающей вместе с тем создание единого общественно-государственного комплекса со всеми необходимыми структурами, институтами и системами.
   Следует рассмотреть особенности функционирования высшей школы РФ: многотипность высших учебных заведений;
   – конституционную неоформленность государственно-политического устройства на огромной многонациональной территории России, что не позволяет выработать обоснованные подходы к определению пропорций распределения средств на развитие высшего образования из республиканского и местного бюджетов;
   – исторически предопределенное разделение вузов по степени социально-экономического воздействия вследствие территориальной масштабности и многонациональноети России:
   а) вузы, сложившиеся к настоящему времени как крупные многофункциональные учебные заведения с высоким научно-педагогическим и научно-техническим потенциалом;
   б) вузы, воздействие которых охватывает крупные территориальные образования (всю страну, крупные экономические районы, национальные регионы и т. п.);
   в) вузы, являющиеся центрами развития культуры, образования, науки небольших национально-территориальных образований.
   Поскольку результаты деятельности данных вузов имеют непосредственное общественное значение для конкретного региона, то наиболее заинтересованным пользователем их выпускников является совокупность структур именно данных национально-территориальных образований.
   Снижение контингента студентов в высших учебных заведениях крайне нежелательно в силу следующих причин:
   – вузы не только обеспечивают потребность экономики в кадрах специалистов соответствующей квалификации, но также удовлетворяют социальную потребность населения в высшем образовании;
   – дальнейшее снижение приемов в высшие учебные заведения неизбежно отрицательно скажется на качественном составе профессорско-преподавательских кадров;
   – как показывает анализ динамики масштабов подготовки специалистов с высшим образованием в ведущих странах Запада, там происходит постоянный рост обучающихся в высших учебных заведениях. Снижение контингента студентов в вузах России может не только увеличить этот разрыв, но неблагоприятно отразиться на профессиональном уровне работающего населения, что неизбежно еще больше замедлит темпы выхода нашей экономики из кризиса.
   Для преодоления складывающихся негативных тенденций в развитии образовательного потенциала населения, которые в ближайшей перспективе могут усилиться, необходимо принять ряд мер, вытекающих из общих задач стабилизации и дальнейшего подъема социально– экономического потенциала страны. Эти меры должны быть направлены на решение вопросов:
   – создание достойных условий для труда выпускников учебных заведений и тем самым активизации мотивации молодежи к образованию;
   – реформирование системы образования – от реализующей абстрактно-гуманистический подход к развитию личности к формирующей личность более прагматическую, профессионально-ориентированную, инициативную, способную использовать накапливаемые базисные естественнонаучные и гуманитарные знания в активной практической деятельности.
   Актуальность и научно-практическая значимость рассматриваемой проблемы определяется коренными переменами в системе российского образования, которое оказалось перед комплексом сложных и подчас неожиданных проблем. Во многом кризис образования связан с перераспределением ролей в цепочке «наука – высшее образование – производство». В настоящий момент, наука претендует на первооснову производственного цикла. В связи с этим встает вопрос о реальной возможности подобного первенства, а именно, насколько весом научный потенциал вузов и каково финансовое положение в вузовской науке.
   Проблема состоит в том, чтобы организация науки в высшей школе определялась логикой и задачами научного познания. Именно уровни, масштабы, направления развития науки должны создавать соответствующие структуры с каналами индикативного регулирования.
   В настоящее время общество начинает признавать приоритет науки и образования в развитии экономики страны и повышения его эффективности. Это обусловлено тем объективным фактором, что основой образования и науки являются интеллектуальные ресурсы, не имеющие практических границ. Это наводит на мысль, что вложение дополнительных средств в образование и его материально-техническую базу является одним из наиболее рациональных способов повышения в целом эффективности экономики.
   Необходимо изучение проблем интеграции науки и образования, финансирования научных разработок и их эффективности, региональных научных комплексов.
   Для этого важно:
   – выявить причины кризисного состояния образования и его научного потенциала в современных условиях;
   – проанализировать структурные изменения научно-технического потенциала высшей школы;
   – конкретизировать связи и изменения в цепочке «наука – образование – производство»;
   – рассмотреть структуры финансирования научно-образовательной деятельности вуза;
   – рассмотреть общие подходы к вопросам эффективности образовательной и научной деятельности;
   – разработать положения и рекомендации по формам и видам интеграции системы «наука – вуз»;
   – разработать экспертную систему оценки финансирования научно-исследовательской работы (НИР) вузов;
   – разработать положения по практическому воплощению в жизнь системы «наука – образование – производство» на основе регионального научного комплекса.

   Автор выражает признательность доктору экономических наук, профессору А. И. Ковалеву за систематическое обсуждение проблем эффективности научно-образовательной деятельности в высшей школе.
   Автор благодарит доктора экономических наук, профессора В. В. Карпова и доктора экономических наук, профессора А. Е. Миллера за плодотворное обсуждение и замечания по ключевым аспектам данной монографии.

Глава 1
Тенденции развития и современные проблемы высшей школы

1.1. Анализ формирования и развития высшего образования в России

   Поднявшись на новую ступень, системы высшего образования оказались перед комплексом сложных и подчас неожиданных проблем. Одной из наиболее острых стал их отрыв реальной жизни, отсутствие в учебной практике взаимосвязи между сферами образования и труда.
   Сущность кризиса образования Ф. Г. Кумбс связал с разрывом между образованием и условиями жизни общества. Он назвал четыре причины, вызвавшие этот разрыв: «Первая – резко возросшая тяга людей к образованию, которую не могут удовлетворить существующие школы и университеты. Вторая – остро ощущающийся недостаток средств, вследствие чего системы образования не могут в полной мере отвечать новым требованиям. Третья – инертность, присущая системам образования. И четвертая – инертность самого общества».
   Для понимания трудностей высшего образования необходим анализ диалектики его развития в тесной связи с общественными проблемами.
   ОБРАЗОВАНИЕ – это общественно организуемый и нормируемый процесс постоянной передачи предшествующими поколениями последующим социального опыта, представляющий собой в антагенетическом плане биосоциальный процесс становления личности [97].
   Цели высшего образования:
   • удовлетворение потребностей личности в получении высшего образования для более полного развития, материального благополучия, реализации творческих возможностей;
   • решение задач государства по созданию условий для полной реализации потенциальных возможностей каждого человека и прогресса общества, в том числе развития науки и культуры, экономики.
   Развитию образования, как известно, сопутствовал скачкообразный рост численности студентов. Причиной такого роста является, с одной стороны, относительная самостоятельность высшей школы по отношению к производству, а с другой, – завышенный социальный заказ к высшей школе по массовой подготовке специалистов. Во многом кризис образования связан с перераспределением ролей в цепочке: наука – высшее образование – производство.
   В настоящий момент наука все в большей степени претендует на первооснову производственного цикла. Анализируя состояние научно-технического потенциала, многие авторы принижают достижения отечественной науки, забывая при этом, что существуют направления, на которых «завоеваны» передовые позиции. Зарубежными экспертами назван ряд областей, где отечественная наука и оборонный комплекс достигли международного уровня: лазерные; биотехнологии; новые материалы и новые технологии химического производства; аэрокосмические технологии; полупроводниковая техника. Согласно этим оценкам, созданный вузами России интеллектуальный продукт в мировых ценах составляет более одного триллиона долларов.
   Однако, несмотря на достигнутые результаты, вузовская наука сегодня оказалась в тяжелом финансовом положении. Оно в значительной мере обусловлено снижением расходов на проведение научных исследований.
   Итоги деятельности высшей школы в рыночных условиях хозяйствования дают основание говорить о появлении некоторых негативных тенденций:
   – система финансирования делает невыгодной деятельность так называемых проблемных лабораторий, что приводит к свертыванию теоретических фундаментальных исследований, их подмене научно– техническими разработками, имеющими сугубо практическую направленность;
   – рыночные отношения сектора науки в вузе вступают в противоречие с интересами и задачами вузов как центров подготовки специалистов;
   – система планирования и финансирования НИР в высшей школе все более принимает коммерческую направленность, что является логическим развитием идеи рыночных взаимоотношений в вузовской науке.
   При анализе причин, порождающих указанные тенденции (долговременный характер фундаментальных НИР, финансируемых в порядке возмещения затрат, и быстрооборачивающийся, краткосрочный характер прикладных НИР, финансируемых по договорным ценам с заложенной в них прибылью; ориентация науки на конкретных заказчиков, имеющих возможность оплатить научные услуги, и слабая материальная и финансовая база вуза как потенциального заказчика НИР для удовлетворения потребностей в подготовке специалистов и т. д.), можно увидеть, что все они имеют единую исходную предпосылку. Попытавшись сломать безусловно неэффективную систему централизованной организации вузовской науки, мы перешли к введению системы рыночных взаимоотношений только для части (хотя и самой объемной) НИР, оставив неизменной систему реализации основной задачи высшей школы – подготовки специалистов.
   Проблема состоит в том, чтобы организация науки в высшей школе определялась логикой и задачами научного познания. Иными словами, именно уровни, масштабы и направления развития науки должны создавать соответствующие структуры с каналами индикативного регулирования. Сохранение научного потенциала вузов России зависит в определенной мере от их вхождения в мировое сообщество науки и образования. Принципиально важными являются следующие направления деятельности:
   – совместное сотрудничество по международным программам и проектам;
   – совместное проведение международных научных конференций;
   – организация и проведение международных выставок;
   – организация рекламно-информационной деятельности.
   В настоящее время финансируется 250 международных научно– технических проектов с участием более 80-ти вузов России и их зарубежных партнеров из Германии, Франции, США и Китая.
   Анализ ситуации, сложившейся в настоящее время в высшей школе страны, и мер, направленных на реформирование вузовского сектора науки, показывает, что без совместных усилий вузовских ученых, органов госуправления, отраслевых, коммерческих, инновационных организаций и фирм, нормативно-правового обеспечения научной деятельности реализация поставленных задач невозможна.
   Опыт разработки и осуществления реформы в сфере образования убеждает в том, что одной из причин «пробуксовки» в реализации управленческих решений является недостаточная их проработка на методологическом, концептуальном уровне, отсутствие системного подхода, игнорирование действительно существующих потребностей общества и составляющих его индивидов, а также реальных возможностей системы образования удовлетворить эти потребности, неучет особенностей, связанных с рыночными отношениями.
   В сравнительно короткой истории отечественной высшей школы неоднократно были реализованы альтернативные варианты ее преобразований: реформы и контрреформы. По существу, реформы были направлены на формирование саморазвивающейся системы высшего образования, придания ей самостоятельного и независимого автономного характера. Контрреформы способствовали авторитарному подчинению высшей школы решению сугубо правительственных задач.
   Специфика эволюции высшего образования у нас в стране заключалась именно в его «правительственном происхождении», что предопределяло становление системы высшей школы как части государственности.
   Исторический анализ причин реформ управления высшей школой у нас в стране позволяет проследить многочисленные перестройки в начале каждого нового государственного правления, влекущие за собой реконструкции управления высшей школой. Политическая и идеологическая детерминированность преобразований нисходящего типа подчиняла их сиюминутным интересам, превращая социокультурный феномен высшего образования в один из объектов управленческих манипуляций. Высшая школа реконструировалась согласно новым политическим целям, трансформировались цели, содержание и методы обучения – весь дидактический комплекс, причем сама ценность образования и науки государством не учитывалась.
   На своем историческом пути от реформы к контрреформе высшее образование приобретало невосприимчивость к попыткам его трансформировать, накапливало собственную систему ценностей и самостоятельное смысловое содержание, что было связано с новым целеполаганием, определявшим особые формы, методы и средства реализации поставленных задач. Внутри управляемого правительством официального государственного института возникло собственно высшее образование, ориентированное на потребности науки, общества и личности. Казенная педагогика ставила своей целью адаптировать личность в процессе обучения и воспитания к государственному устройству и политическому курсу. При этом реформы отличались от контрреформ степенью дозированной инициативы, тогда как все права оставались у организатора их проведения. Государство, как монопольный заказчик высшей школы, рассматривало вопросы специальной психолого-педагогической деятельности как второстепенные и производные от политических, идеологических проблем управления. Психологии и педагогике уделялось внимание лишь настолько, насколько этого требовал процесс руководства и осуществления политических замыслов правительства.
   Более полутора веков существовавшая в рамках государственного управления высшая школа не могла свободно развиваться за пределами предписаний, что порождало стагнацию. История авторитарных режимов позволяет отметить парадоксальное свойство феноменов культуры, образования и науки: степень их прогресса находится в прямой зависимости от силы правительственного давления. Так, периоды жесточайшей реакции контрреформ были ознаменованы впечатляющими взлетами творчества в науке, культуре, что происходило, разумеется, не благодаря реакционному курсу, а вопреки ему.
   Рассмотрим основные этапы проведения реформ и контрреформ управления высшим образованием на примере наиболее репрезентативных источников университетских уставов. Сравнительный их анализ позволяет проследить генезис принципов организации управления, эволюционирующих на протяжении XIX‑XX вв. В качестве аспектов сравнения принята организация учебной и научной деятельности университетов, в частности, ее социокультурное и просветительное направление.
   В начале XIX в. в России была осуществлена первая реформа высшего образования, соответствовавшая либеральному курсу правительства.
   В соответствии с уставом университет определялся как «высшее учебное сословие», в котором «приготавливается юношество для вступления в различные звания государственной службы».
   Университету вменялось в обязанности вести научную деятельность и распространять научные знания в учебном округе, он должен был ежемесячно создавать ученые собрания совета, на которых профессора как ученая корпорация «рассуждают о сочинениях, новых открытиях, опытах, наблюдениях и исследованиях». В университетах предполагалось основание научных и литературных обществ, организация конкурсов, установление премий.
   Так, уже к этому времени стало очевидным, что демократизация высшего образования состоит не столько в бессословности, сколько в кардинальном изменении внутренней жизни университета путем индивидуализации обучения.
   Основным содержанием автономии университетов стало превращение их, а не государственных учреждений по управлению просвещением, в центры образования всего учебного округа, так что им были подведомственны средние учебные заведения, издательства и типографии. Главенствующая роль в образовании не передоверялась бюрократической структуре, а по праву принадлежала университетской науке. На практике управление это означало известную децентрализацию системы образования. Безусловно, независимость и самоуправление в рамках федерального государства представлялись проблемотичными. Гонения на науку, образования, университеты начались уже в начале 1810-х гг.
   Либеральное начало правления Александра I не смогло в полной мере обеспечить становление системы высшего образования. Автономный устав – один из самых прогрессивных в отечественной истории не мог быть реализован в стране, где отсутствовала социальная потребность в высшем образовании. Поэтому в 1809 г. вышел указ, составленный М. М. Сперанским об экзаменах на чин, сделавшийся принудительно-побудительным средством развития образования. Этот указ внес логику в подготовку чиновников и соответственно недостающее звено в бюрократическую карьеру. Образование становится условием карьеры.
   Контрреформы высшего образования 1820-1850-х гг., по сути, преследовали сугубо полицейские цели. Основным свойством контрреформ было то, что они полностью отрицали закономерности и потребности эволюции мировой европейской системы образования, стремились к ретроградной модели, изыскивали некий особый путь развития российского образования. В создавшихся условиях это вело к примитивизации высшей школы, низведению ее до уровня училища.
   В это же время на Западе был произведен важнейший переворот в высшем образовании: согласно идее В. Гумбольдта университет становится не только учебным, но, в первую очередь, научным центром, где изначально создается наука и лишь в связи с этим производится обучение [79].
   Прежде чем вновь созданные в России университеты окрепли, а проведенные в области образования преобразования начали приносить свои плоды, страна вступила в новую полосу внутренней реакции.
   Реакция по отношению к высшему образованию была связана с событиями в западной Европе, прежде всего в Германии, где имели место студенческие выступления. Отечественные университеты стали казаться правительству рассадником революционности и безнравственности. В отличие от буржуазных стран Запада, где государство, по существу, закрепляло процессы, шедшие снизу, нейтрализовало определенные результаты общественной деятельности в области образования и забирало в сферу деятельности своего управления достаточно развитые образованные формы, в феодальной России самодержавие самостоятельно воздвигало высшую школу по своему собственному усмотрению.
   По уставу 1835 г. университет уже не научное общество, как это было ранее, теперь это только учебное заведение. С новым устройством учебных округов прежний порядок подчинения гимназий университетам заменялся на непосредственное подчинение низшей, средней и высшей школы административной власти округа.
   Бюрократизация в ходе контрреформ негативным образом повлияла на уровень образования, но именно в таких экстремальных условиях сказались преимущества автономий профессорской корпорации. Высшая школа обрела первые элементы иммунитета к совершаемым над ней экспериментам.
   Самодержавие закрепляло за собой руководящую роль и сохраняло ее, пока под напором обстоятельств не было принуждено в 1860-х гг. сделать первый шаг по пути превращения феодальной монархии в буржуазию. С вступлением России в эпоху зарождения капитализма получают широкое развитие два встречных процесса. Становясь во все большей мере функцией государства, образование тем не менее уходит из его рук и превращается в важнейшую функцию общества.
   Великие реформы середины XIX в. открыли в России путь к буржуазному развитию. При этом к числу неотложных мер относилась и университетская реформа.
   Высшее образование менялось согласно произошедшим в стране переменам. Это означало для него отказ от работы «на заказ» государства и создание буржуазной модели высшей школы, ориентированной «на рынок» общества.
   Правительство Александра II было вынуждено идти на значительные уступки в отношении университетов. В 1855 г. началась отмена ряда ограничительных мер: отмена «муштра» студентов, возобновлено преподавание философии и государственного права европейских государств, открывается ряд новых кафедр. Инспектор потерял власть над студентами за стенами университета. В 1861 г. отменена форма. Были сняты ограничения на прием студентов: в 1856–1858 гг. их число возросло до 5000 человек. Возобновились поездки профессоров за границу, чтение публичных лекций, выходит в свет первый том студенческого научного сборника. Важнейшей целью университета декларируется развитие науки. Свобода научных знаний и отношений профессоров и студентов – единственное средство для достижения этой цели.
   Любые высокие принципы либерализма в высшей школе военно-полицейского государства не реализуются в сфере педагогических и психологических процессов, а сводятся к созданию лишней, вспомогательной функции госуправления. Реформа по-прежнему проводилась государством, тормозившим прогрессивные тенденции в силу самого характера преобразования сверху, не профессионального по существу.
   Контрреформа 1880–1890 гг. искала источник революционного зла в уставе 1863 г., который давал университетам «республиканское» устройство.
   Новый устав 1884 г., появившийся в условиях жесткой правительственной реакции, отменив автономию, поставил университеты в полную зависимость от Министерства народного просвещения и попечителей учебных округов.
   Кризис университетского образования в 80-90-х гг. XIX в. в очередной раз свидетельствовал о полной несостоятельности попыток руководить наукой и образованием бюрократическими методами, подчинить преподавание в высшей школе политическим целям.
   Российская империя в начале XX в. была самой многочисленной по количеству населения и самой отсталой из так называемых цивилизованных стран по уровню образования. В России одно высшее учебное заведение приходилось на 3,4 млн человек, а один университет на 17 млн населения. В Германии одно высшее учебное заведение приходилось на 1 млн человек, а один университет на 2,8 млн человек населения. Таким образом, Россия отставала от Германии в 3,4 раза, а в университетском образовании в 6 раз.
   Под давлением нарастающей революции правительство пошло на уступки и ввело в университетах так называемые временные правила от 27 августа 1905 г., устанавливающие автономию. Сенат разъяснял, что «саму автономию надо понимать только в смысле применения выборного канала, но отнюдь не в смысле самостоятельности университета от Министерства просвещения» [79].
   На рубеже веков назрела необходимость исхода из векового порочного круга реформ и контрреформ. Это ощутили все. Однако правительство по-прежнему стремилось «навести порядок», а общественно– педагогическое движение – преодолеть кризис образования, что стимулировалось самим буржуазным развитием.
   Кризис образования означал прекращение поступательного развития системы, ее отставание от прогресса науки, стагнацию и запаздывание, неадекватное реагирование общества. Вместе с тем проявилось парадоксальное свойство кризисных ситуаций в развитии образования, заключавшееся в том, что к их исходу активность общественно– педагогического движения начинает приобретать конструктивный характер: создаются теоретические концепции, разрабатываются переустройства, проекты – все для того, чтобы предложить пути выхода из создавшегося положения. Проекты организации новых учебных заведений, появившиеся в начале XX в., впервые в истории преобразования мыслились с профессиональных позиций.
   Вся мировая история свидетельствует о том, что образовательные системы по своей природе, способам существования и функционирования традиционно консервативны. Они в числе последних инстатутов общества приспосабливаются к меняющимся экономическим, политическим и социальным структурам и тем самым до известной степени способствуют сохранению преемственности сложившихся и нарождающихся экономических и нравственных ценностей. И даже после эпохальных исторических сдвигов в той или иной стране образование еще достаточно долго, в основном, сохраняет прежний механизм функционирования.
   Что же происходит сегодня? Каковы реформы образования в современных условиях? Прямое, а часто и неквалифицированное заимствование «спасительного» зарубежного опыта, признаки которого обнаружились в последнее время, совершенно отчетливо, не только не принесет скорых позитивных результатов, но и может резко понизить шансы вузов на выживание.
   Сфера образования в России еще не сформировалась в единую целостную систему, а представляет собой в настоящее время совокупность организационно и экономически слабо связанных между собой учебных учреждений. Вместе с тем эта отрасль переживает в современных условиях качественные изменения, которые подводят ее к новому состоянию.
   Один из важнейших принципов, который может гарантировать высокое качество концепции – системный подход. Суть его в данном случае состоит прежде всего в том, чтобы рассмотреть высшую школу не как таковую, изолированную от внешней среды, а только в составе системы более высокого уровня, вплоть до общества, государства и мировой системы.
   Любые преобразования системы высшего образования должны базироваться на объективных оценках существующего состояния высшей школы, взвешенном и научно обоснованном выборе стратегии преобразований, комплексном анализе и прогнозе изменений внешних и внутренних условий их реализации. Невыполнение этих требований однозначно превращает все проекты преобразований в прожекты. Особо острая необходимость в обоснованности комплексных прогнозов и в стратегии развития высшего образования связана сегодня с «резонансным» воздействием на него трех процессов:,
   – проводимыми в России социально-экономическими преобразованиями и вытекающими из них новыми условиями и возможностями функционирования высшей школы;
   – кризисным состоянием экономики и связанным с ним резким падением спроса на специалистов, значительным сокращением реальных объемов госбюджетного финансирования высшего образования;
   – проводимой реформой системы высшего образования, затрагивающей все сферы деятельности.
   Высшая школа, с одной стороны, должна максимально быстро обеспечивать условия для проведения реформы, а с другой стороны, – сама начать эффективно функционировать в новых условиях.
   Выполнению этой задачи препятствуют следующие основные факторы:
   – остаточный принцип государственного финансирования образования как «непроизводительной» сферы, что является, возможно, одной из главных причин сложившейся в стране ситуации;
   – командно-бюрократический стиль организации всей системы высшего образования сверху донизу. Вышедшие в последнее время постановления и распоряжения несколько изменили ситуацию к лучшему, однако, будучи фрагментарными, не увязанными в систему, они не решили проблему в целом;
   – прагматический подход к высшей школе как системе подготовки кадров для научно-промышленного комплекса страны с целью удовлетворения его сиюминутных потребностей. При этом практически полностью игнорировался фундаментальный, общекультурный и гуманитарный уровень подготовки;
   – чрезвычайно низкий престиж высшего образования в обществе, перепроизводство инженеров (по сравнению с мировым уровнем), их крайне низкая заработная плата;
   – консерватизм высшей школы как системы массового производства при отсутствии механизмов экономического регулирования как обратной связи, которая наилучшим образом функционирует в условиях стабильности и разнообразия. Любые требования изменить эти условия система рассматривает как помехи, нарушающие эту стабильность, и поэтому стремится отбросить.
   Оценка всего спектра последствий этих процессов и разработка политики в области высшего образования требует не разовых прогнозов – констатации фактического состояния, а разработки постоянно действующего механизма обеспечения и принятия стратегических решений или, точнее, формирования новой системы стратегического управления.
   Особое место в сохранении научного потенциала вузов играют межвузовские научные и инновационные проекты. В настоящее время, вузами России их разработано уже более 120. Уже сейчас более половины сформированных программ начали приносить реальную прибыль и инвестировать развитие высших учебных заведений.
   Разработка совокупности проектов и программ, финансируемых из госбюджета в условиях ограниченных финансовых ресурсов, необходимость ликвидации дублирований и параллелизма остро ставят вопрос о приоритетах. В первую очередь, это приоритеты:
   – в области развития высшей школы;
   – в области наиболее продвинутых в высшей школе, по сравнению с национальным и мировым уровнями, новейших направлений науки, техники, производства. Сохранение этих приоритетов в условиях кризиса требует безусловной государственной поддержки;
   – в области науки и техники, связанной, с одной стороны, с удовлетворением жизненно важных текущих потребностей общества, а с другой, – жестко увязанной с основной функцией высшей школы – подготовкой специалистов;
   – в области науки, которая способна стать материальной базой становления рыночной экономики.
   В заключение отметим следующее:
   – в условиях набирающей темпы научно-технической революции в промышленно развитых странах образование играет основную и возрастающую роль;
   – состояние системы образования в нашей стране не отвечает «статистическому», созданному прежними минвузами и минпросами ни в сфере обучения и воспитания, ни в использовании специалистов;
   – низкое качество подготовки специалистов особенно характерно для периферийных вузов, созданных наспех, без должного кадрового обеспечения и материальной базы, а также для системы вечернего и заочного обучения. Следует признать, что преобразованные под нажимом местных властей в университеты педагогические институты, в своем большинстве не обеспечивают университетский уровень подготовки специалистов;
   – вся система образования в России ныне нуждается в радикальных изменениях, направленных на преодоление догматизма. Развитие системы образования должно опережать развитие общества, чтобы молодое поколение было подготовлено к решению не только сегодняшних, но и завтрашних задач. Для этого необходимо коренным образом пересмотреть основы законодательства о народном образовании, демократизировать всю его систему, отрешиться от примата «вала» в этой сфере жизни общества, поставить в центре всей проблемы образования человека – школьника, студента, привлечь к преподаванию наиболее грамотных, талантливых, действительно болеющих за судьбу страны людей;
   – в системе образования предстоит обеспечить более тесные связи между всеми ее подсистемами с тем, чтобы они создали условия для непрерывного развития личности каждого члена общества на протяжении всей его жизни;
   – наиболее слабым звеном в системе непрерывного образования является «стыковка» между средней и высшей школой: набор в высшую школу на уровне современных требований не может быть обеспечен средней школой без глубокого, коренного качественного сдвига в уровне знаний абитуриентов.
   Вся реформа системы образования в России потребует колоссальных затрат. Без этого реальные сдвиги в данной сфере невозможны. Перед нами пример индустриально развитых стран, расходы на образование в которых, в том числе и в США, на протяжении многих лет превышают расходы на оборону.
   Рост масштабов образования, численности специалистов сам по себе не ведет к желаемому ускорению общественного развития. Для реализации накопленного образовательного потенциала необходимы определенные социальные, экономические и хозяйственные условия.

1.2. Структура системы высшего образования как фундамент развития научно-образовательного потенциала

   Особенность системы образования заключается в следующем:
   – продукт труда представлен в форме деятельности, а не овеществляется в каком‑либо предмете;
   – объектом воздействия выступает сам человек, а не вещество природы;
   – период обучения характеризуется высокой долей затрат квалифицированного труда;
   – главным и специфическим «орудием труда» являются знания.
   Цели образования являются ничем иным, как отражением целей, стоящих перед государством, обществом и личностью. Достижение и оценка одних и тех же результатов образовательной деятельности может осуществляться с различных позиций: со стороны государства (составляющих его ведомств), общества и самого индивида, повышающего свой образовательный уровень. При этом оценки с различных сторон могут существенно различаться, поскольку интересы этих сторон далеко не всегда совпадают.
   Система высшего образования в целом является подсистемой государства и общества, в которых она функционирует. Естественно, в отношении стоящих перед ней целей она, в определенной мере, отражает государственные и общественные цели. Поэтому поставленные вопросы могут решаться в связи с тем, как государством решаются вопросы развития общества, чему в этом развитии отдается предпочтение: построению конкретного общественного строя или развитию личности каждого гражданина?
   В нашей стране голый технократизм до последних лет превалировал в подготовке специалистов технического профиля. В современной же жизни резко возросли требования к общей культуре, включая систему ценностей и целевых установок человека, его отношение к труду, другим людям, к природе, а также умение рационально использовать свои силы, способности и время.
   Итак, способность к усвоению научных знаний, особенно к творческому их применению, определяется не только специальной профессиональной подготовкой, но и уровнем общего образования людей, их культурой, способностями к воображению, абстрагированию и нестандартному мышлению. Как показывают современные экспериментальные данные, такие качества закладываются уже в раннем детстве. Следовательно, научно-образовательный потенциал формируется под воздействием всей системы образования в целом – от дошкольных до поствузовских ее университетов.
   В свою очередь, обогащенный общетеоретическими и специальными знаниями труд повышает эффективность использования сырья и машин, способствует более эффективному распределению материалов, оборудования и оптимальному решению производственных задач, улучшает организацию производства и управления. Образование оказывает активное влияние на дальнейшее развитие средств труда, так как только обученные высококвалифицированные работники являются творцами новых орудий труда, новых технологических процессов.
   Естественно, что в условиях рыночных отношений рост образовательного потенциала общества достигается главным образом за счет материальной заинтересованности молодежи и уже участвующих в общественном производстве работников в получении образования или профессиональной квалификации более высокого уровня. Получить более широкие и прочные знания предпочтительно сегодня для того, чтобы иметь выгоду от этого завтра.
   Понятно, что при рассогласовании экономической потребности общества с образовательным потенциалом трудовых ресурсов общество терпит определенные неудобства. В том случае, когда образовательный потенциал трудовых ресурсов ниже экономической потребности общества, в образовании возникают трудности в рациональном использовании объективных условий производства.
   В другом – если образовательный потенциал трудовых ресурсов превышает экономическую потребность общества в образовании: во– первых, снижается экономическая эффективность затрат на образование: во-вторых, возникают проблемы рационального использования производственных мощностей. Кроме того, неполное использование профессиональной подготовки специалистов влечет за собой такие отрицательные последствия, как неудовлетворенность трудом, безразличное отношение к результатам труда и т. д. В нашей действительности эта проблема уже приобрела широкие масштабы. Недостаточное внимание администрации предприятий и учреждений к использованию молодых специалистов, их обеспечению жильем, при более медленном, чем у рабочих, росте оплаты труда привело к тому, что значительная часть из них стала оседать в крупных городах или родных местах, подчас устраиваясь на работу не по специальности или на рабочие должности. В результате, при сохраняющейся нехватке на селе и городах специалистов по ряду отраслей новой техники, а также учителей и врачей, образовался их излишек в ряде больших и средних городов, прежде всего в вузовских центрах.
   Отмеченная перестановка акцентов требует такого разворота системы высшего образования, «при котором мы смотрели бы на студента не как на будущего «специалиста», а как на будущего просвещенного, развитого, благородного человека, который хорошим специалистом, конечно, должен быть, но это только грань его целостного бытия» [121].
   Правильность нашего утверждения подтверждает мировой опыт последних лет, накопленный зарубежными странами в области высшего образования. Так, в США наблюдается отчетливая тенденция, направленная на относительное увеличение числа студентов в общей массе населения. В настоящее время эта цифра составляет порядка 5,6 студента на 100 человек. В промышленно развитых странах Западной Европы – 2,2–2,5 студента соответственно, так как там подобные процессы начались сравнительно недавно. Для сравнения – в РФ данное соотношение колеблется на уровне 1,74 студента на 100 человек. Необходимо отметить, что данные результаты не могут быть случайными, поскольку относительное увеличение численности студентов сопровождается неизменным ростом абсолютных характеристик, что неизбежно приводит к падению уровня качества образования. Однако, по нашему мнению, наблюдается целенаправленная политика промышленно развитых государств по увеличению доли образованных людей в общей массе населения, связанная, в первую очередь, с рассматриваемым вопросом. Поэтому по отношению к нашей стране в коренной перестройке нуждаются все ранее выделенные объекты: сеть образовательных учреждений, процессы, в них протекающие, деятельность, осуществляемая в их ходе и, конечно, достигаемый результат.
   Достижение целей, сориентированных на учет интересов индивида и его возможностей, выступающих в качестве результата образовательной деятельности требует переноса в образовательном процессе акцента на его собственную и весьма активную деятельность. Перенос акцента, в свою очередь, требует существенных изменений в характере педагогического взаимодействия между преподавателями и обучаемыми, на смену традиционным субъектно-объектным отношениям, характеризующим обучаемого, как объекта воздействия со стороны преподавателя, начинают приходить субъект-субъектные отношения, предполагающие определенного рода равноправие участников взаимодействия.
   Реализация субъект-субъектных отношений в полной мере возможна лишь при наличии своего рода «образовательного пространства», в котором каждый индивид имеет возможность выбрать ту траекторию, которая в наибольшей степени отвечает его интересам и возможностям. Интересы государства и общества защищаются целенаправленным формированием «образовательного пространства».
   «Пространство», о котором идет речь, многомерно. В качестве характеризующих его координат выступает содержание образовательной деятельности, методы, средства и формы ее осуществления. Определенными параметрами по всем этим координатам характеризуется «образовательная траектория», которую выбирает и по которой движется обучаемый. Темпы его продвижения по этой траектории также должны быть согласованы с его интересами и возможностями [121].
   Анализ реального состояния дел убеждает в необходимости перестройки всех звеньев системы образования. В этих условиях теоретическую и практическую значимость приобретает вопрос о выборе «направления главного удара» ведущего звена, посредством которого с наименьшей затратой временных, материальных и финансовых ресурсов можно добиться наибольшего эффекта. В определении места высшего образования в системе взаимосвязей науки, техники и производства содержатся новые возможности для совершенствования методологического знания о нем.
   Средне-специальное и высшее образование в РФ занимает важное место в организации всего народного образования. Оно обеспечивает подготовку специалистов средней и высшей квалификации для всех отраслей экономики. Одной из ведущих форм высшего образования в РФ остается университетское образование. В последние годы оно претерпевает существенные изменения. Возрастает как количество государственных, так и коммерческих университетов. Увеличение их числа идет за счет организации новых и реорганизации существующих филиалов в самостоятельные вузы. Этот процесс является в значительной мере следствием того, что многие вопросы развития образования и науки в большей степени, чем раньше, предопределяются потребностями регионов и решаются на местном уровне. Как следствие это вызывает дальнейшее развитие процесса дифференциации и интеграции специальностей.
   Анализ развивающихся в высшей школе новых процессов свидетельствует о стихийном совершенствовании его в соответствии с новыми процессами в науке. На фундаментальное обновление фактического материала в науке и лавинообразный рост научной информации высшая школа отвечает удлинением сроков обучения, расширением учебных программ, углублением специализации в подготовке кадров, развивает программированное обучение, использует технические средства в преподавании. Однако, по нашему мнению, данные подходы следует рассматривать как экстенсивный путь развития образования. В качестве интенсивного направления следует подразумевать специализацию программ обучения и подготовки студентов, базирующихся на разделительном подходе к многообразию специальностей. Данный подход предполагает изначальный выбор определенного количества стратегических требовании к каждому типу специальностей. Пояснением служит таблица 1.

   Таблица 1
   Акцентирование внимания при подготовке по специальностям

   Под «навыками» следует понимать: автоматизированные действия в четком ритме, без напряжения мысли в соответствующих ситуациях. Накопление «информационного багажа» предполагает: сбор и систематизацию осознанных знаний, умений распознавать явления и предметы, связи между ними, а также способности припомнить и рассказать о них. Соответственно «теория»: умение создавать и работать с абстрактными, математическими моделями из правил, схем изучаемых явлений. Под «практикой» следует понимать не что иное, как знание реальностей работы, умение различать события применительно к поставленным целям. Плюсом обозначены те стратегические требования, на которые следует обратить особое внимание при подготовке данного специалиста.
   Подтверждением правильности наших доводов является то, что в ведущих технических вузах страны утвердилась так называемая «система физтеха», сочетающая высокую физико-техническую подготовку на младших курсах с обучением в научно-исследовательских и конструкторских организациях на старших курсах. НТР обостряет необходимость создания таких средств образования, которые стимулировали бы развитие интеллектуальных способностей будущего инженера. В качестве критериев умственного развития понимается не запас знаний, не способность организовать знания в систему, а такие качества мышления, как активность, самостоятельность, гибкость, продуктивность и глубина.
   Представленные выше стратегические принципы должны сформировать следующую структуру системы высшего образования:
   – вуз, которому представлена полная финансовая и юридическая самостоятельность, вплоть до полной автономии, право определять перечень специальностей, структуру обучения, содержание учебных планов и программ, а также план набора. Вуз самостоятельно принимает решение о его аккредитации соответствующими органами, сертификации дипломов выпускников;
   – ассоциация по направлениям подготовки, которая является добровольным объединением вузов, осуществляющих соответствующую подготовку, или отдельных факультетов и кафедр, а также предприятий и других организаций, заинтересованных в подготовке и переподготовке специалистов по данному направлению;
   – комитет по высшей школе Миннауки РФ, который формирует политику в области высшего образования как на основе изучения и прогнозирования тенденций развития мировой системы, так и с учетом текущей, непрерывно меняющейся ситуации в стране, республике, регионах.
   Основные условия, обеспечивающие работу такого механизма:
   – предоставление вузам полной финансовой и юридической самостоятельности и разрешение деятельности различных типов учебных заведений;
   – государственное финансирование в качестве основного источника средств для образовательной деятельности и материально-технического снабжения. Механизм государственного финансирования должен активно стимулировать как массовую, широкую, так и индивидуальную подготовку специалистов, обучение и научные исследования по приоритетным и перспективным направлениям;
   – интеграция науки и образования в масштабах государства на основе совместного участия научных учреждений и вузов в выполнении целевых и прикладных программ с обязательным выделением средств на их кадровое сопровождение;
   – переход к отношениям вузов с организациями-потребителями на основе договоров на целевую подготовку специалистов различного квалификационного уровня и проведение исследований;
   – узаконивание таких источников финансирования вузов, как дотации местных органов власти, добровольные взносы и субсидии, в том числе и материальные, от отраслей отдельных предприятий и т. д. и т. п.;
   – разработка системы оплаты за сверхнормативные и другие виды обучения, как средства, существенно повышающего ответственность студента за качество обучения, а также одновременное создание механизма социальной защиты малообеспеченных хорошо успевающих студентов;
   – введение системы ступенчатого высшего образования, как наиболее полно отвечающей многообразию потребностей и возможностей в образовании каждого человека, а также функций, которые выполняет современный специалист на предприятиях;
   – разработка системы постоянной заинтересованности студента в эффективности процесса обучения и переход на рейтинговую систему оценки деятельности и уровня подготовки студентов как наиболее полно отражающую картину;
   – организация деятельности на основе интеграции научного и учебного процесса (при приоритете последнего) для радикального повышения их качества, оптимального использования всех источников финансирования при создании системы материальных и моральных стимулов к этому для научно-педагогического состава вуза;
   – создание механизма морального и материального стимулирования научно-педагогического состава вуза в максимальном повышении качества подготовки выпускников и уровня научных исследований, учитывающего реальный вклад каждого в результат работы вуза;
   – радикальная перестройка учебного процесса на основе новейших технологий обучения; реальный подход к активной самостоятельной работе студентов, лекторов, курсов, направлений подготовки, заданий различного уровня сложности и творчества;
   – предоставление полной самостоятельности вузам по вопросам гуманитарной подготовки, гуманизации и демократизации внутривузовской жизни;
   – широкое развитие международного сотрудничества в области образования и науки при полной самостоятельности вуза, как радикального средства выхода на мировой уровень;
   – объединение вузов в ассоциации или другие объединения, действующие по утвержденным вузами уставам.
   Относительно последнего условия следует отметить, что в настоящее время в мире все ярче проявляется тенденция к сотрудничеству в области образования, науки и культуры, формированию единого образовательного пространства, обладающего достаточной однородностью необходимой для решения проблемы мобильности и повсеместного повышения качества высшего образования.
   Одно из основных направлений совершенствования высшего образования в стране связано с созданием современной материально– технической базы вузов, позволяющей повысить эффективность учебно-воспитательного процесса и обеспечить требуемое качество подготовки специалистов. Анализ состояния материально-технической базы вузов показывает существенное ее отставание по сравнению с вузами передовых зарубежных стран как по уровню ее развития, так и по ее структуре. Поэтому для возможности реализации предлагаемой концепции подготовки высококвалифицированных и культурных специалистов необходима соответствующая материально-техническая база, которая должна позволить решать как профессиональные, так и культурно-воспитательные задачи.
   В настоящее время общество начинает признавать приоритет науки и образования в развитии экономики страны и повышении его эффективности. Это обусловлено тем объективным фактором, что основой образования и науки являются интеллектуальные ресурсы, не имеющие практических границ. В связи с этим вложение дополнительных средств в образование и его материально-техническую базу является одним из наиболее рациональных способов повышения эффективности экономики.
   Материально-техническую обеспеченность вузов для нормальной организации научной деятельности можно оценить как низкую. Сложившаяся ситуация привела к тому, что многие вузы, и омские в том числе, не могут обновлять оборудование и поддерживать его в работоспособном состоянии.
   С целью сохранения научного потенциала вузов представляется целесообразным:
   – создание гибкой многоканальной системы, рационально сочетающей финансирование научных исследований из независимых источников с конкурсным финансированием работ ученых по программам и проектам из госбюджета;
   – развитие новых оргструктур, в том числе инновационного типа;
   – создание интегрированных региональных научно-учебных центров, объединяющих ведущие университеты страны и соответствующие учреждения Российской Академии Наук (РАН);
   – проведение мониторинга научного потенциала вузов для принятия научно обоснованных управленческих решений.
   Сегодня ситуация с финансированием НИОКР продолжает оставаться напряженной. Это приводит к постоянному снижению доходов научных работников, к высокой текучести научных кадров. Так, если доля кадров высшей квалификации в численности работников научных организаций вузов выше среднего уровня по стране, то их среднемесячная заработная плата не только ниже средней зарплаты работников народного хозяйства России, но и самая низкая по сравнению с другими секторами науки.
   Научные кадры – наиболее творческая развивающаяся часть научного потенциала. Ими создаются и воспроизводятся научные знания, являющиеся основой научного развития. Поэтому кадровая составляющая научного потенциала должна рассматриваться как один из главных факторов формирования и развития региональных научных комплексов. Можно согласиться с предложением, что основным базовым показателем для получения оценки кадрового потенциала науки должна служить численность ученых, их квалификация, принадлежность к различного типа учреждениям, отраслевая, профессиональная, должностная и половозрастная структура. Организация, планирование, оценка и стимулирование их труда определяют ценность накапливаемых обществом знаний и, как следствие этого, в конечном итоге – темпы экономического и социального развития. Через кадры исследователей потенциал РНК органически связан с интеллектуальной деятельностью, все же остальные его составляющие ориентированы главным образом на создание условий для эффективной работы научных кадров.
   Данные сравнительного анализа (анализ проводился по показателям: увеличение роли бюджетных ассигнований, анализ распределения кадровой составляющей научно-инновационного потенциала по экономическим районам, квалификационный уровень кадровой составляющей, анализ темпов изменения численности работников различных категорий, выполняющих научные исследования) свидетельствуют о том, что научно-технический потенциал вузов занимает значительное, а в ряде регионов России ведущее положение по сравнению с академическими и отраслевыми секторами науки.
   Происходят структурные изменения научно-технического потенциала высшей школы. Одним из наиболее динамичных показателей этого процесса является показатель численности научно-педагогических работников (НПР) (таблица 2).

   Таблица 2
   Распределение научно-педагогических работ-вузов России по экономическим регионам

   В последние годы прослеживается тенденция падения численности штатных работников в научных организациях страны. Из науки уходят специалисты наиболее «продуктивного» (до 40 лет) возраста. Однако высшая школа сохраняет большую, чем в целом по России, долю специалистов наиболее «продуктивного» возраста. Изучение результативности труда ученых показывает, что возрастная структура научных кадров является существенным фактором, определяющим продуктивность исследований. Сочетание опытных и молодых кадров в научных коллективах обеспечивает стабильность и преемственность последних. Приток молодежи в возрасте 22–25 лет в науку определяет в значительной степени возрастную структуру ее кадров на перспективу 25–30 и более лет, что говорит о необходимости учета данного фактора при долгосрочном планировании кадрового обеспечения сферы НИОКР в регионах.
   В целом структура вузовской науки претерпевает качественные изменения: увеличивается доля преподавателей в численность НПР, возрастает число преподавателей, в том числе участвующих в научных исследованиях, приходящихся на одного научного работника. Доля преподавателей, ведущих исследования, в последние годы колеблется в количестве около 40 %. При этом доктора и кандидаты наук активнее занимаются научной работой, чем преподаватели без ученой степени. Таким образом, в вузах имеется значительный ресурс высококвалифицированных НПР, которых необходимо более интенсивно привлекать к НИР. Кроме того, участие преподавателей в научных исследованиях обеспечит им дополнительный заработок в вузе, а не на стороне, и повысит их квалификацию, а соответственно и качество подготовки специалистов.
   Изучение проблемы рационального размещения научных кадров достаточно усложнено, так как нет методики определения потребностей в кадрах научных работников по профессиональным, квалификационным, отраслевым категориям, методик расчета пропорций занятых в фундаментальных, прикладных исследованиях и разработках, оптимизации соотношения научного и вспомогательного персонала. Заметим, что одним из основных путей решения этих задач является совершенствование подготовки научных кадров, повышение их квалификации.
   Овладение знаниями, навыками научной работы, приобретение профессии и повышение квалификации в сфере НИОКР осуществлялось в СССР в рамках плановой системы:
   – первоначальная подготовка научных работников;
   – подготовка кандидатов наук;
   – повышение квалификации;
   – подготовка докторов наук.
   Отсюда вытекала необходимость научно обоснованного планирования подготовки специалистов в системе высшей школы.
   Степень согласованности уровней обеспеченности отраслей наук кадрами высшей квалификации с планированием подготовки их через аспирантуру может быть проанализирована с помощью коэффициента ранговой корреляции Спирмена:

   где: п – количество отраслей наук;
   
– сумма квадратов разностей рангов соответствующих отраслей знания, ранжированных в порядке возрастания или убывания доли численности докторов и кандидатов наук в численности всех научных работников и доли аспирантов в общей численности научных работников, не имеющих ученой степени.

   Коэффициент р может принимать значения от -1 до +1, достигая экстремального значения -1 при полной согласованности и +1 при полной рассогласованности обеих последовательностей.
   Очевидно, что необходимы организационные и другие меры, способствующие защите наиболее одаренными научными работниками диссертаций на соискание ученой степени доктора наук в более молодом возрасте. В связи с этим нужно улучшить отбор талантливых специалистов не только для докторантуры, но и на предшествующей ей стадии подготовки кандидатов наук.
   Актуальность реформы высшей школы обусловлена необходимостью реконструкции системы образования в соответствии с экономическими и политическими изменениями в жизни общества. Изменяется структура высшего образования в России, обновляется его содержание.
   Введение многоуровневой структуры высшего образования, которая решает задачи повышения уровня образования в обществе и формирования профессиональной элиты, состоящей из высококлассных специалистов, требуемых в различных областях жизни и социальной практики, признается своевременной многими вузами России, включая университеты. Вводятся новые для российских вузов классификации выпускников – бакалавр, магистр, подтверждаемые соответствующими дипломами государственного образца. Все это оказывает позитивное влияние на развитие высшей школы, определяя новые его направления.
   Особое место при введении в вузах многоуровневой системы занимает подготовка магистров, так как именно на этой ступени происходит приобщение студентов к научному творчеству. В соответствии со стандартом высшее профессиональное образование предоставляет совокупность основных профессиональных образовательных программ различного уровня, длительности и назначения.
   Под основной профессиональной образовательной программой высшего профессионального образования понимается совокупность образовательных услуг, содержание которых соответствует высшему профессиональному образованию определенного уровня по направлению или специальности. Завершение основной профессиональной образовательной программы подтверждается документом.
   Первый уровень высшего профессионального образования соответствует неполному высшему образованию по части основной профессиональной образовательной программы в объеме не менее двух лет. Второй уровень предполагает обучение по основной профессиональной образовательной программе, обеспечивающей подготовку специалистов с квалификацией «бакалавр».
   Особый интерес для нас представляет третий уровень профессионального образования, которое должно осуществляться высшими учебными заведениями по основным профессиональным образовательным программам двух типов, обеспечивающих подготовку «магистров» и с традиционной квалификацией «инженер», «учитель».
   Преимущество новой структуры образования заключается в следующем: она достаточно селективна, что позволяет более широкому кругу учащихся получить базовое высшее образование с присвоением квалификации «бакалавр»; удовлетворить потребности личности в образовании; отбирать студентов, заинтересованных в профессиональной деятельности высокого уровня; продолжать образование на старших курсах лучшим студентам, которые получают возможность интенсивного общения с ведущими учеными и специалистами, планировать студентам в процессе обучения в соответствии с их интересами «образовательные маршруты», переходить с одной профессиональной образовательной программы на другую.
   Магистерская профессиональная образовательная программа состоит из двух, примерно равных по объему частей: образовательной и научно-исследовательской.
   Образовательный компонент в профессиональной образовательной программе подготовки магистра направлен на формирование более целостного видения будущей профессиональной деятельности, на достижение широты и фундаментальности получаемого образования, максимально приближенного к современному уровню научного знания в той или иной области. Не секрет, что наиболее значительных результатов достигают специалисты, которые имеют разностороннее образование и знания междисциплинарного характера.
   Научно-исследовательская часть программы реализуется в соответствии со спецификой научной школы вуза, при этом под научными школами понимаются коллективы исследователей, объединившиеся вокруг крупного ученого и работающих, в основном, в непосредственном контакте. Вследствие длительного общения в процессе работы над различными задачами исследовательской программы между членами коллектива формируется некая общность взглядов, принципов, приемов постановки и решения задач. Наличие крупных научных школ в вузах оказывает большое влияние на образовательную часть магистерских программ: учебных планов, программ и содержания общих и специальных курсов. Научно-исследовательская часть магистерских программ напрямую связана с научной проблематикой кафедр. Это выражается в конкретизации магистерских программ, создании авторских программ в соответствии с научной школой вуза и находит свое отражение в тематике магистерских диссертаций. Содержание научно-исследовательской части магистерской программы определяется индивидуальным планом, составляемым студентом-магистрантом совместно с научным руководителем. В случае выполнения магистерских программ на стыке направлений, помимо научного руководителя, назначается один или два научных консультанта.
   Создание магистратуры, как нового образовательного института в системе высшей школы России, профессионально ориентированного на научно-исследовательскую, научно-педагогическую деятельность, имеет смысл только в том случае, если на уровне бакалавриата дается широкое профессиональное образование.
   Естественно, возникают вопросы о том, почему же раньше талантливый выпускник с пятилетним образованием не мог идти по творческому пути, используя послевузовскую систему обучения через аспирантуру, и каково теперь взаимоотношение магистратуры и аспирантуры.
   По нашему мнению, ответы на эти вопросы, вероятно, могут быть следующие: наиболее способная часть студенческой молодежи, заканчивающая пятилетнюю образовательную программу подготовки специалиста могла и может продолжать свое образование в аспирантуре. Однако программа всего пятилетнего срока обучения в вузе, практически, была ориентирована на среднего студента, на получение узкопрофессиональной подготовки по специальности с акцентом на специализацию. При этом индивидуальность личности могла проявляться лишь при подготовке дипломной работы или проекта, существующих до настоящего времени не во всех вузах. Десятилетиями складывалась система подготовки научных кадров, при которой будущий научный работник приходит к вершинам избранной профессии, повторяя путь своего научного руководителя в узкой профессиональной проблеме. В этих условиях проявить творческие способности в смежных областях было достаточно сложно.
   Возникают также вопросы о том, как будет соотноситься между собой магистратура и аспирантура, не вытеснит ли со временем подготовка научно-исследовательских кадров через магистратуру, сложившуюся в России подготовку научно-исследовательских кадров через аспирантуру, не окажется ли под угрозой ученая степень кандидата наук, существующая только в России. Отвечая на эти вопросы сегодня, необходимо помнить, что магистратура представляет собой одну из основных профессиональных образовательных программ высшего образования, позволяющую личности уже в процессе обучения в вузе оптимальным образом развивать свои творческие способности и получить квалификацию, соответствующую высшему профессиональному образованию. Аспирантура, так же как и докторантура, была, есть и будет частью послевузовской системы образования, ориентированной на подготовку высококвалифицированных кадров научных работников.
   Ориентированность магистров на научно-исследовательскую, научно-педагогическую деятельность обуславливает вопрос о том, где же смогут работать будущие магистры, каково их место на рынке труда. Вероятно, лица, получившие диплом магистра государственного образца и ориентированные на научно-исследовательскую работу, должны получить право занимать должности младших научных сотрудников, научных сотрудников, а в некоторых случаях и старших научных сотрудников в государственных учреждениях, а также соответствующие должности в коммерческих структурах. Лица, получившие диплом магистра государственного образца и ориентированные на научно-педагогическую деятельность, должны получить право занимать преподавательские должности в государственных и негосударственных средних и средних специальных учебных заведениях, а также должности ассистентов и старших преподавателей в вузах.
   Подводя итог всему сказанному выше, следует отметить, что в структуре образовательной системы России магистратура рассматривается как одна из основных профессиональных образовательных программ высшего образования. При подготовке магистров на первое место выходят задачи профессионализации на основе возможно большей индивидуализации обучения и приобщения обучающихся к научно-исследовательской и научно-педагогической деятельности. Для успешного развития задач необходимы соответствующие условия: наличие высококвалифицированных научно-педагогических кадров, учебно-научных лабораторий, доступ к современной технике и технологиям, к источникам научной информации.
   
Купить и читать книгу за 150 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать