Назад

Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

История Древней Греции

   Автор, профессор Кембриджского университета, используя труды древнегреческих историков, философов и политиков – Геродота, Фукидида, Ксенофонта, Аристотеля, Платона и др. произведения древнего эпоса и данные современной науки, воссоздает важнейшие этапы исторического развития Древней Греции, начиная от крито-микенской цивилизации до разгрома Персидской державы и начала периода эллинизма. Текст дополнен иллюстрациями, географическими картами, схемами сражений.


Хаммонд История Древней Греции

   Посвящается моим родителям

Введение
География греческого полуострова и островов

1. Общая характеристика

   Климат Средиземноморского региона умеренный, ему не свойственны ни зимние холода Европы, ни летняя жара Африки. Его умеренный характер объясняется влиянием моря, благодаря которому зимой в Средиземноморье господствуют несильные западные ветры, несущие влагу с Атлантики, а летом – сухие и прохладные северо-восточные ветры, в древности называвшиеся этесийскими. Классический средиземноморский климат наблюдается в тех областях, где влияние моря ощущается сильнее всего – на островах, полуостровах и узких прибрежных низинах. Но чем дальше от моря, тем больше климат утрачивает умеренный средиземноморский характер и становится похож на континентальные климаты Европы и Африки. Следовательно, область средиземноморского климата не определяется широтой. Например, в Греции климат такого материкового полуострова, как Аттика, больше похож на климат Халкидики и Арголиды, чем соседней материковой Беотии. Так же и в пределах всего Средиземноморского региона прибрежные низины Испании, Франции, Италии и Греции имеют больше общего с аналогичными побережьями Малой Азии, Сирии, Палестины, Киренаики и Туниса, чем с соседними внутренними областями.
   Область средиземноморского климата задавала направление, а также ограничивала распространение микенской культуры, а позже – финикийских и греческих колоний – приморскими районами Средиземного моря, препятствуя их проникновению во внутренние территории Македонии и Сирии, так как все эти приморские районы благоприятны для одного и того же образа жизни. Летняя засуха, наступающая после зимних дождей и солнца, обеспечивает длительный период вегетации, необходимый для созревания оливок, винограда и инжира, и способствует разведению зерновых. Преобладание солнечных дней в сочетании с мягкой зимой и теплым сухим летом стимулирует энергию населения и благоприятствует жизни на открытом воздухе. Люди, привыкшие к таким условиям на низинах Крита, Греции и Финикии, а затем вынужденные искать новые земли, естественно, обращали свои взоры на страны, благословенные средиземноморским климатом.

   Рис. 1. Северо-западная Греция

   Рис. 2. Северо-восточная Греция

   Большую часть территории материковой Греции занимают горные кряжи. Самые высокие из них, протянувшиеся на юг вплоть до Аркадского горного плато на Пелопоннесе, находятся в зоне континентального климата. Эти кряжи, обычно покрытые лесами и кустарниками или же выветрившиеся до голых известняковых и мраморных утесов, мало заселены, но, тем не менее, играют важную роль в экономике Греции. Прежде всего на низинах, в отличие от гор, долгим засушливым летом невозможно пасти скот. Огромные стада овец ежегодно в апреле и мае перегоняют с низин в горы и осенью возвращают обратно. В горах разводят также крупный рогатый скот, коз и свиней. Таким образом, в горных областях занимаются производством мяса и молочных продуктов, которые в сочетании с зерновыми, оливками, фруктами, бобовыми и овощами с низин образуют сбалансированное питание. Кроме того, в горах добывают дерево для топлива и для строительства, в том числе сосну, кедр и кипарис, идущие на кораблестроение, и дуб, служащий источником сырья для производства краски, дубильного экстракта и желудей на корм свиньям. Жители гор, обитающие в редких деревушках и поселениях, сохраняют физическую выносливость и крепость духа, которых их сородичи с низин лишаются вследствие расслабляющего климата и уровня жизни.
   Основная часть населения сосредоточена на низинах, в крупных селах и городах и занимается сельским хозяйством, рыболовством и торговлей. Плодородные равнины многочисленны, но невелики по размерам, и общая доля обрабатываемых земель в Греции ныне составляет лишь 18 процентов ее площади, а в древности была еще меньше. Соответственно, земель, пригодных для обработки, всегда было недостаточно, так как выращиваемые на них зерновые являются важнейшим продуктом питания. В отличие от горных областей греческие низины весьма плодородны, густонаселенны, пользуются всеми выгодами умеренного климата и обеспечивают легкий доступ к морю. Цивилизация на низинах развивалась гораздо активнее, чем в горах. Но всякий раз, когда равнинное население обнаруживало склонность к упадку, горцы Аркадии, Ахеи, Этолии и северной Греции брали над ними верх благодаря большей энергичности и жизнестойкости.
   В течение всей истории Греции равнинные жители испытывали давление со стороны горцев. В горных областях постоянно скапливалось избыточное население, которое искало себе заработок и средства к существованию на низинах. Время от времени более бедные северные племена, привлеченные теплым климатом и сельскохозяйственным потенциалом равнин, устремлялись на юг. Но низины, имея небольшую площадь, сами страдали от перенаселения; их избыточное население, привыкшее к средиземноморскому климату и образу жизни, отправлялось за моря, в страны с аналогичными условиями. Этот цикл не раз повторялся, хотя и не шел непрерывно, в исторические времена – не только в древности, но и в нашу эпоху.
   Эгейское море – наиболее благоприятная область Средиземноморья в смысле климата и расположения. Умеренно жаркое лето длится здесь дольше, зима мягче, море богато рыбой, из которой важнейшее промысловое значение имеет тунец. Эгейское море со всех сторон окружено сушей, кроме юга, где цепочка островов отделяет его от собственно Средиземного моря. Его воды особенно благоприятны для мореплавания в летние месяцы с их регулярными утренними и вечерними бризами у побережья и постоянными северо-восточными этесийскими ветрами в открытом море. Среди множества островов земля практически никогда не исчезает из виду. Днем всегда отличная видимость, по ночам ярко светят звезды, а бесчисленные островки и бухточки обеспечивают защиту во время бурь. Приливы здесь слабые, течения почти отсутствуют, а небольшое судно можно спокойно оставить у берега на отмели. Таким образом, Эгейское море летом является естественной колыбелью для примитивного мореплавания. Но греки, тем не менее, опасались коварства моря, так как в окруженных сушей водоемах без предупреждения налетали шквалы, а подветренные берега зачастую оказывались крутыми и скалистыми. Зимой с ее частыми штормами плавание становится крайне опасным. Даже современный каик, оборудованный навигационными приборами и способный идти против умеренного ветра, зимой редко выходит в море.
   Ионическое море, омывающее западное побережье Греции, в какойто мере схоже с Эгейским морем. На побережье обеспечивают укрытие Коринфский, Амбракийский и Орикский заливы (ныне залив Влёра), а вдоль берега тянется цепочка островов с многочисленными гаванями. Здесь в летние месяцы прибрежные бризы также благоприятствуют мореплаванию вплоть до Адриатического моря. Но вход в это море, расположенный между островом Керкира, Орикским заливом и «итальянским каблуком», считается опасным из-за северо-восточных этесийских ветров, которые гонят высокую волну по узкой и длинной Адриатике. Однако древние мореплаватели считали прямой путь от Коринфского залива к Сицилии или Италии еще более опасным. К югу море лишено островов и открыто как для штилей, так и штормов. Корабли в те времена почти никогда не ходили этими водами в Африку. Они предпочитали следовать вдоль цепочки островов к Азии, а оттуда вдоль побережья Сирии и Палестины к Египту.
   Сразу же за изобретением мореплавания контакты между средиземноморскими странами начали осуществляться в основном по морю.

   Рис. 3. Юго-западная Греция

   Рис. 4. Юго-восточная Греция

   Путь по суше в большинстве случаев оказывался слишком кружным и тяжелым. По Ионическому и Эгейскому морям пролегали основные маршруты с востока на запад и с севера на юг в Восточном Средиземноморье, так как благодаря многочисленным островам и изрезанной береговой линии в условиях примитивного мореплавания они были безопаснее, чем открытые просторы южной части Средиземного моря. Эгейский регион в различные периоды истории видел расцвет различных центров, которые своим возвышением были обязаны главным образом не естественным преимуществам, а географии торговых путей. Когда богатейшим государством Средиземноморья был Египет, возвысились Кипр, Крит и южная Арголида. Когда сфера торговли расширилась на все Западное Средиземноморье и Черное море, торговым мостом между западом и востоком стал Истмийский перешеек, а важнейшими центрами обмена – прилегающие государства: Эгина, Коринф и Афины. В эллинистическую и римскую эпохи, когда использовались ресурсы восточных стран, на первое место вышли Александрия, Кипр и Родос. Во времена турецкого владычества ведущую роль играли жители островов в центре Эгейского моря. Таким образом, вплоть до развития пароходства, Эгейское море являлось важнейшей узловой точкой торговли между Европой, Азией и Египтом.
   Главные сухопутные коммуникации Европы проходят в стороне от Греции. Даже при перевозке товаров из Северной и Центральной Европы на юг через Средиземное море в качестве отправных точек всегда выбирают более удобные Марсель и Венецию либо Черное и Мраморное моря. На Балканском полуострове главный путь из Центральной Европы, проходящий по долинам рек Моравы и Аксия (Вардара), приводит к Эгейскому морю в Македонии на берегу залива Термаикос, не заходя на Греческий полуостров. Лучший сухопутный маршрут с восточного берега Адриатического моря к Пропонтиде (Мраморному морю), пересекая Балканский хребет около Лихнидского (Охридского) озера, ведет в Македонию и следует вдоль побережья Фракии к Византию. Таким образом контроль за сухопутными коммуникациями на Балканах, а также за важнейшим выходом Балканских стран к морю находится в руках Македонии. Преимуществами ее положения воспользовались великие македонские цари и римляне периода республики. Итак, Македония находится в центре коммуникаций Греции с материком. Однако греческим государствам никогда не удавалось полностью покорить Македонию, и в итоге они так и не стали военной силой, способной доминировать на Балканском полуострове. Вместо этого они в поисках богатств и власти обратили свои взоры за море.
   На самом Греческом полуострове главным препятствием для сухопутных сообщений является южный отрог главного Балканского хребта. Один кряж образует водораздел между Македонией и Албанией, а широкая полоса параллельных горных кряжей, идущих на юг от Пинда к Орейе на западе и к Парнасу и Геликону на востоке, отделяет восточную Грецию от западной. Эта область имеет собственную речную систему. К югу от Коринфского залива хребет продолжается высокими вершинами Аркадских гор (Эриманф и Киллена) и оканчивается тремя кряжами: это Эгалей, Тайгет и Парнон. Пересечение этого горного пояса крайне затрудительно. Перевалы редки и высоки. Путнику, движущемуся с восточного побережья на западное, нужно преодолеть не один, а несколько водоразделов. Соответственно, сухопутные маршруты с востока на запад важны лишь для местной торговли и как стратегические пути. Переправлять товары гораздо легче по морю.
   Сухопутные коммуникации между северной и южной Грецией стягиваются к бутылочному горлышку Истма, проход по которому еще сильнее сужен из-за массива Геранья. Покинув долину Эврота на Пелопоннесе, путешественник должен перебраться через гору Парнон на Аргосскую равнину, по невысокому перевалу у Немеи выйти к Коринфу и далее к Истму. Оттуда на север ведут два главных пути. Один следует по западной части Греции, где горные гряды тянутся параллельно побережью, через невысокий перевал из Эниад к Орику. Путешественник следует по длинной низине (включающей озера Акарнании) к Лимнее и Амфилохийскому Аргосу, а затем по узкому кряжу, поднимающемуся над Амбракийским заливом, в Амбракию и Эпир; далее он пересекает несколько вытянутых параллельно побережью долин через Додону и Атинтанию и спускается в долину Аоя (Вьосы) в сторону Аполлонии или поворачивает на запад к Орикскому заливу. Другой путь на север начинается от Истма и проходит по восточной стороне полуострова, где второстепенные кряжи идут не параллельно, а под прямыми углами к основному хребту. Эти кряжи делят восточную Грецию на множество номов, определяя направление рек, текущих на восток, к Эгейскому морю, и являются препятствием для путешественника, движущегося на север от Истма к Македонии.
   Из этих двух путей восточный более труден. Но он гораздо важнее западного, поскольку соединяет стратегически важные Истм и Македонию. Ни тот ни другой путь не годится для перевозки товаров. Почва здесь в основном каменистая, а холмы скалистые, что затрудняет передвижение лошадей, которых в древние времена не подковывали. Вьючными животными служили пони и мулы, а для пахоты чаще применяли быков, чем лошадей. Даже в наше время колесный транспорт мало используется, за исключением шоссе и низин. В древности дорожная сеть была развита в отдельных областях, таких, как Арголида, Аттика и Македония, а главная дорога проходила по Истму. В остальных же местах товары доставлялись в основном на вьючных животных, и любую торговлю на дальние расстояния было проще и дешевле осуществлять морем.
   Описанные нами особенности Греции верны почти для всех номов материковой Греции и многих островов. Можно сказать, что каждый ном представляет собой поперечный разрез Греции, включая нагорье, низину и побережье. Например, в Лаконии, Аттике и Акарнании имеются плодородные равнины и оливковые рощи в низинах, так же как и летние пастбища и заросшие лесом горы. То же справедливо и для таких островов, как, например, Кефалления, Крит и Родос. В каждом номе и на многих островах зачастую есть несколько небольших равнин, каждая окружена собственными нагорьями и низинами. Каждый ном или остров, и даже более мелкие области в их границах, самодостаточны в смысле производства продуктов первой необходимости. Эта особенность благоприятствовала возникновению многочисленных государств, которые в основном могли сами обеспечивать себя важнейшими товарами.
   Сами номы резко различаются по характеру и ландшафтам, отчасти под влиянием климатических факторов. Влажные западные ветры приносят дожди в основном на западный склон главного водораздела, который образует центральный хребет полуострова, и благодаря этому в Амбракии выпадает 1082 мм ежегодных осадков, в Пагасах – 549 мм, в Патрах – 673 мм, в Афинах – 406 мм, в Элиде – 858 мм, а в Тиринфе – 508 мм. Поэтому в западной Греции более густые леса, лучшие пастбища и не такое яркое солнце, как в восточной Греции. Кроме того, на греческих низинах становится все жарче по мере продвижения на юг; температуры достигают максимума на обращенных к югу равнинах Мессении, Крита и Кипра. Наконец, благодаря влиянию моря на островах и в полуостровных районах материка более умеренный климат, чем в других номах Греции.
   Геологическое строение Греции также не отличается единообразием. Главный водораздел материка состоит отчасти из известняков и отчасти из вулканических пород, особенно темно-зеленого змеевика, который спорадически встречается и на некоторых островах Эгейского моря, например на Эгине, Милосе, Фере и Нисиросе. Второстепенные хребты западной Греции известняковые; эта формация полукругом продолжается по внешним островам Эгейского моря от Крита к Родосу и далее к прилегающему побережью Малой Азии. Второстепенные хребты восточной Греции состоят частично из известняков и частично из кристаллических пород, в том числе мрамора и различных минералов; продолжаясь, эти хребты образуют острова центральной части Эгейского моря и противоположный берег Малой Азии. Между этими хребтами и аллювиальными равнинами пролегают пласты флиша (общее наименование песчаников, мергелей, сланцев и конгломератов). Эти пласты, холмистые и покрытые плодородным детритом (обломочным материалом), в восточной Греции шире, чем в западной, и благодаря им на некоторых островах Эгейского моря есть места, пригодные для земледелия. Влияние этих факторов будет проиллюстрировано в нижеследующем обзоре областей Греции.

2. Номы и острова

   Внутренние области Эпира орошаются реками Аой (Вьоса) и Арахт, которые зарождаются в центральном массиве хребта Пинд у горы Лакмон. Здесь преобладает континентальный климат, население отличается здоровьем. Благодаря горам и обильным дождям много лесов и пастбищ, но обрабатываемые земли редки; в древности эта страна славилась скотом, овцами, лошадями и козами. В центре страны плато Додона. Здесь главный путь из Амбракии к Орику пересекается с дорогой на восток через гору Лакмон в Фессалию. С запада от хребта Пинд находятся четыре высоких известняковых кряжа параллельно береговой линии, отрезая внутренние области от Ионического моря. Непосредственно к морю выходят лишь плодородные равнины Бутрота и в низовьях реки Ахерон, а также небольшая равнина по реке Тиамис. Эти равнины благодаря средиземноморскому климату дают большие урожаи оливок и зерновых, которые пользуются спросом во внутренних областях, и поэтому население равнин почти не ведет морской торговли. Самая богатая область Эпира прилегает к северному побережью Амбракийского залива. Для нее характерны высокая влажность и мягкие зимы, и потому здесь обильны посевы зерновых, оливковые рощи, фруктовые сады и пастбища, а также богатые рыбой лагуны. Это естественный рынок сбыта для продукции центрального Эпира, и торговый оборот портов здесь самый большой на всем западном побережье.
   К восточному берегу Амбракийского залива выходит небольшая прибрежная равнина и покрытые густым лесом холмы Амфилохии, сложенные из песчаника. Они дают древесину и служат убежищем диким свиньям. Стратегическое значение Амфилохии заключается в контроле над путями из Эпира на юг. Акарнания, расположенная на полуострове, где средиземноморский климат сочетается с обильными дождями, богата пастбищами и плодородными равнинами вокруг Страта и Эниад. Известняковые кряжи своим строением напоминают хребты Эпира и тянутся на юг к Коринфскому заливу. Акарняне не занимаются мореплаванием. Как и эпироты, они зачастую отстают в культурном и политическом развитии.
   Границы Верхней Македонии образованы высокими горными хребтами. Ее обширные плато, сложенные флишем, отделяются друг от друга менее высокими кряжами и имеют сток либо в озера, либо в реки Аксий, Лидий и Альякмон, которые пробиваются сквозь кольцо гор, окружающих плодородную равнину Нижней Македонии, и впадают в залив Термаикос. Климат Македонии континентальный, ему свойственны суровые северные ветры зимой и сильная жара летом. И климатом, и ландшафтами Македония более схожа с Балканскими странами, чем с Греческим полуостровом. Благодаря обилию леса, скота, лошадей, овец, зерновых и виноградников ее население, закаленное крестьянским трудом, более велико, чем в любой другой области Греции. Торговые пути из глубины страны сходятся на прибрежной равнине. Лучшие гавани на побережье залива Термаикос расположены на полуостровах Халкидики, имеющих средиземноморский климат; их продукция – оливки, фрукты и лес, пригодный для кораблестроения.
   Доступ в Фессалию, отделенную от Македонии высоким пиком Олимпа и более низким Камбунийским кряжем, осуществляется с севера либо через Темпейскую долину, затененную платановыми рощами, либо по перевалам к западу от Олимпа. Широкие равнины Фессалии окружены кольцом гор; самые низкие из них отделяют равнины от моря, и вследствие этого реки текут на север, впадая в Пеней, орошающий Темпейскую долину. Климат равнин континентальный, так как массивы Осса и Пелион препятствуют влиянию моря, но зимы здесь не так суровы, как в Македонии. Богатые почвы равнин способствуют обильным урожаям зерновых и большому поголовью породистых лошадей, скота и овец, которые пасутся летом в основном в предгорьях и на альпийских склонах северо-западной Фессалии. Равнины делятся предгорьями на четыре области с центрами в Ларисе, Трике, Арне и Фивах. Кристаллические хребты Магнесии богаты лесом, пастбищами, оливками, фруктами и орехами. Плодородные прибрежные равнины Фтиотиды имеют средиземноморский климат и соответствующее хозяйство; они выходят к закрытому со всех сторон Пагасскому заливу и Эвбейскому проливу. Хотя в горах растет лес, пригодный для кораблестроения, фессалийцы классического периода были сельским народом, не занимавшимся вывозом своей продукции.
   Кратчайший путь на юг проходит по высокому перевалу через гору Отрис. Более долгий путь, начинаясь от Гала, проходит по побережью. Оба они выходят на аллювиальную равнину Малиды, плодородную и отличающуюся мягким климатом. Протяженная долина реки Сперхей тянется через холмистые Энианию и Этею, где преобладают пастбища. От истоков Сперхея начинается трудный путь на запад в Амфилохию, пересекающий горный пояс.
   Проход в центральную Грецию преграждают хребты Эта и Кнемис. Самый легкий путь проходит по побережью через узкие «ворота» Фермопил и продолжается через Локриду, узкую холмистую полосу с плодородными равнинами в Тронии и Опусе, выходящими к Эвбейскому проливу. Внутренний путь ведет к высокому отрогу Эты и выходит на небольшое плато Дориды, где лежат истоки Кефисса. От этого голого, сурового плато на юг ведут два пути: один через Амфиссу к Коринфскому заливу, а второй по долине Кефисса в Фокиду. Ландшафт Фокиды определяется горным массивом Парнас, поднимающимся над узкой долиной Амфиссы на западе и протяженной плодородной долиной Кефисса на востоке. Его более высокие склоны поросли хвойными лесами и пригодны для летних пастбищ, но предгорья пустынные или покрыты колючим кустарником. Южная сторона Парнаса отвесными утесами возвышается над тянущимся с запада на восток ущельем, по которому проходит путь из Левадии к Коринфскому заливу. На северной стороне ущелья у подножия утесов находятся священные Дельфы, контролирующие западный участок пути, который здесь спускается через обширные оливковые рощи Крисы к Итее. Между ущельем и заливом простирается область изрезанных, труднодоступных известняковых гор. Самая богатая часть Фокиды – обильно орошаемая долина Кефисса с плодородными землями и хорошими пастбищами; ее города расположены на самых крайних отрогах Парнаса.
   В Беотию, со всех сторон, кроме юго-востока, окруженную горами, можно попасть по узкой долине Кефисса. Ее обширные и плодородные равнины, как и в Фессалии, летом выжжены солнцем, зимой же обильно увлажняются. Две основные равнины отделены друг от друга невысоким кряжем – отрогом горы Геликон. На этом кряже построены Фивы. На богатой северной равнине с центром в Орхомене лежит озеро Копаис, в которое впадает Кефисс. Дно озера известняковое, изрыто туннелями; когда они прочищаются, озеро мелеет. Южную равнину с плодородной почвой пересекает река Асоп, которая протекает по Аттике и впадает в море около Оропа. В древности Беотия славилась зерном, лошадьми, скотом и овцами. Ее население не занималось мореходством, хотя эта страна выходит к Эвбейскому проливу и Коринфскому заливу.
   За хребтами Киферон и Парнес начинается полуостров Аттика с типичным средиземноморским климатом. Его иссушенная каменистая земля лучше всего подходит для разведения оливок; меньшее значение имеют виноградники и инжир. Центральную равнину вокруг Афин ограничивают три отдельные горы: Парнес с хвойными лесами и отдельными летними пастбищами на известняковых вершинах, Пентелик, испещренный мраморными карьерами, и Гиметт, на голых западных склонах которого встречается тимьян и другие медоносные травы. С центральной равнины легко попасть на небольшие равнины Элевсина, Марафона и Месогеи; на первой выращивают пшеницу, на остальных – ячмень. Нижние склоны гор и холмистые побережья поросли вечнозелеными лесами, в которых преобладает низкорослая средиземноморская сосна, служащая источником смолы. Малопригодная для земледелия и скотоводства, Аттика обладает серебряными рудниками в Лаврионе и естественными гаванями, выходящими в Саронический залив и к Кикладским островам. Прибрежная дорога из Элевсина ведет в Мегариду. На небольшой прибрежной равнине ниже Мегары (построенной на голом известняковом выступе) выращивают зерновые и овощи. Внутренняя равнина Мегариды богата виноградом и оливками, а в ее холмистых областях находятся скудные пастбища и леса. Мегарида важна в стратегическом отношении: по ее территории проходит основная дорога из Беотии на Пелопоннес, в Саронический и Коринфский заливы выходят гавани, пригодные для небольших судов.
   Вышеописанные номы имеют естественные границы. Между западными и восточными номами тянется горный кряж, центральный массив которого образован горой Лакмон. К северу от этой точки высокие горы сложены преимущественно из змеевика, богаты источниками и покрытые почвой. Их склоны одеты в девственные буковые, хвойные, дубовые и каштановые леса, в которых встречаются медведи и многочисленные волки, а выше начинаются обширные альпийские пастбища, где летом пасутся неисчислимые овечьи стада из Эпира, Македонии и Фессалии. К югу от горы Лакмон проходит широкий пояс известняков, представляющий собой лабиринт высоких хребтов. Через него к Коринфскому заливу пробиваются по глубоким ущельям реки Ахелой, Эвин и Дафн. В этой дикой, лесистой стране источником существования для жителей редких деревень служат яровые культуры (в основном кукуруза), скот, орехи и овощи; на нагорьях расположены летние пастбища для овец с низин, простирающихся на восток и запад. Закаленные горцы являются резервом населения, временами выплескивающимся на равнины. Земли этих племен, образовавшихся в древние времена, известны под названиями Атамания, Долопия, Эвритания, Аперантия и Агрея. К югу горный пояс ограничен Коринфским заливом, на берегу которого лежат номы Этолия и Озолийская Локрида. Их внутренние области с континентальным климатом используются под пастбища, а на низинах, выходящих к морю, климат средиземноморский и хозяйство соответствующее. Наиболее плодородные земли лежат к западу от Термона в Этолии и к югу от Амфиссы в Локриде. Но оба нома настолько изрезаны горными хребтами, что путь с запада на восток крайне затруднителен.
   Центральный горный район Пелопоннеса, Аркадия, орошается рекой Алфей, которая течет на запад к морю. В этой высокогорной, удаленной от моря области климат континентальный; посевов зерновых мало, вместо них разводят скот, овец, лошадей, ослов и свиней. Наиболее плодородные земли находятся в долинах Тегеи, Мантинеи, Фенея и Стимфала, где расположены также богатые пастбища. Северные склоны гор Эриманф и Киллены, круто спускающиеся к Коринфскому заливу, образуют область Ахея. Здесь в изобилии разводят виноградники, оливки и фрукты, но узкие долины почти лишены плодородных земель. Выше в горах находятся дубовые и хвойные леса, а на протяженном побережье, к западу от узкого входа в Коринфский залив, лежит удобная гавань в Патрах. К юго-западу от Аркадии проходят три параллельных хребта, заканчивающиеся мысами Акрит, Тенарон и Малея. Центральный хребет, Тайгет, и горы Аркадии делят Пелопоннес надвое. На западе полуострова и на южном побережье Коринфского залива осадков выпадает почти вдвое больше, чем на востоке; следовательно, на западе лучше пастбища и более обширные леса, а берег залива особенно подходит для разведения винограда.
   Мессения, в которой южный климат сочетается с обильными осадками, весьма богата виноградниками, оливками, инжиром и пастбищами, а аллювиальные равнины западного побережья и долины Памиса заняты под зерновые. Но сухопутное сообщение с соседними областями затруднено, а использование южных портов осложняется частыми штормами у мысов, окаймляющих Мессенский залив. На западном берегу Мессении находится Пилос с хорошо укрытой бухтой и песчаными пляжами, являющийся поэтому важным портом на морских путях вокруг Пелопоннеса. Дальше к северу лишь в Элиде есть выходящая к морю обширная равнина, известная как Келийская Элида. На этой болотистой низине находятся обширные пастбища для скота, лошадей и овец, а также выращивается зерно. В предгорьях широко распространены виноградники, а вершина горы Эриманф одета в дубовые и хвойные леса. Между Элидой и Мессенией находятся Писатида, орошаемая нижним Алфеем, неподалеку от которой расположена священная Олимпия, и Трифилия, горная, за исключением узкой прибрежной равнины. Эти западные районы Пелопоннеса изобилуют вечнозелеными зарослями маквиса (в которые входят лавр, мирт, земляничное дерево, падуб и можжевельник), что придает этим областям более свежий и приятный облик, чем где-либо в Греции. Сухопутное сообщение на восток плохое. Самый короткий путь через горный пояс от Мессенийской равнины взбирается на гору Тайгет и дальше идет к Спарте; его можно преодолеть за день, но для вьючных животных он труден. Менее тяжелые, но более длинные пути ведут из Мессении и Элиды на плато Мегаполиды, а оттуда на юг к Спарте или через Тегею в Аргос.
   На востоке Пелопоннеса Коринфия занимает устье Истмийского перешейка и южные подступы к нему. Поэтому она господствует не только над сухопутной дорогой на Пелопоннес, но и над кратчайшим волоком для грузов и кораблей из Коринфского в Саронический залив, который в древности осуществлялся с помощью катков. На плодородной равнине западной Коринфии выращивают пшеницу, ячмень и прежде всего виноград, но большая часть ее территории – известняки, покрытые редколесьем. Доступ к обоим заливам посредством портов в Лехее и Кенхрах и контроль над Истмом предоставляет Коринфии уникальные возможности для сухопутной и морской торговли. Между Коринфией и Ахеей находится маленький ном Сикиония с плодородным побережьем и лесистыми нагорьями; на юге она граничит с небольшим горным номом Флиасия.
   Полуостров Арголида напоминает Аттику очертаниями и климатом. Гора Арахней разделяет ее на две резко различающиеся части. Регионы Эпидаврия, Трезения и Гермионида, где выращивают овощи, оливки и фрукты, более охотно торгуют с Эгиной и Аттикой, чем с Аргосом. Плодородная равнина Арголиды и ее гористые области более самодостаточны. На равнине выращивают озимые зерновые, оливки, виноград, в предгорьях инжир, а на болотистых землях вокруг Лерны и Тиринфа – летние овощи и кукурузу; здесь также имеются пастбища для лошадей и скота. Гавани Навплия и Асина выходят в Критское море. Прибрежный путь на юг проходит через горные регионы Тиреатида и Кинурия в Селласию, где он соединяется с дорогой из Тегеи и далее спускается на центральную равнину Лаконии, «пустой Лакедемон», лежащую между мрачными утесами Тайгета и голыми отрогами Парнона. В течение засушливого лета эта равнина, орошаемая источниками Тайгета и окаймленная оливковыми рощами, плодородна и заманчива, как оазис. Широкий известняковый кряж отделяет ее от болотистого устья Эврота, где находятся пастбища для лошадей, но нет подходящих гаваней. Юго-западная часть Лаконии славится превосходными оливками; южные склоны Парнона бесплодные, за исключением прибрежных районов, где к морю выходят рощи средиземноморской сосны, а на клочках плодородной земли выращивают зерновые и инжир. Штормистые мысы Тенарон и Малея затрудняют вход в Лаконийский залив, а гавани восточной Лаконии удалены от внутренней равнины, поэтому Лакония, как и Мессения, – в первую очередь сельскохозяйственная страна.
   Ионические острова представляют собой вершины подводного известнякового хребта, идущего параллельно западному побережью Греции. Сильные дожди сочетаются здесь с умеренным средиземноморским климатом. Имея лучшие гавани, чем на побережье материка, острова удобны для судоходства и служат посредниками в торговле с материком. Керкира, господствующая над входом в греческие воды, получает больше всего осадков, и здесь самая высокая плотность сельского населения в Греции. На жирных почвах острова произрастают оливки, виноград и фрукты, избыток которых экспортируется, на лесистых нагорьях расположены летние овечьи пастбища. Густонаселенный остров зависит от ввоза зерна и зимнего фуража для скота. Керкирская гавань, открывающаяся на восток, господствует над проливом и привлекает торговлю из Эпира. Паксос и Антипаксос, безводные, но с многочисленными оливковыми рощами, служат промежуточными пунктами на пути к Левкасу, отделенному от Акарнании узким проливом, который постепенно заиливается и малопригоден для судоходства. В непогоду этим проливом пользуются, чтобы не огибать белые утесы мыса Левкат. Левкас обеспечивает себя зерном и вывозит оливки, вино, рыбу и соль.
   Итака, состоящая из двух гор, соединенных перешейком, почти лишена обрабатываемых земель и пастбищ, но вывозит оливки. Население острова в основном занято мореходством: гавань на восточном берегу и внутреннее положение среди островов позволяют Итаке контролировать вход в Коринфский залив. Кефалления, лежащая восточнее Итаки, – в основном сельскохозяйственный остров; здесь выращивают виноград, зерновые, оливки и фрукты, разводят овец, коз и свиней. Главные экспортные продукты – вино и виноград. От лесов «кефалленской сосны» и рощ маквиса, которые когда-то покрывали высокие горы острова, в наши дни мало что осталось. Более южный каменистый остров Закинф хорошо увлажняется. Его порты выходят к Элиде, с которой остров схож своими ландшафтами и продукцией, а именно пшеницей, вином, овцами и козами. Когда-то обширные леса здесь тоже практически уничтожены.
   Из островов Эгейского моря выделяются Эгина и Эвбея, своим расположением удобные для торговли с близлежащим материком. Эгина лежит посередине Саронического залива и господствует над подходами к нему; небольшая укромная гавань острова обращена на запад. Основная продукция острова – свиньи, оливки, а также зерно. В отличие от Эгины скалистый Саламин, расположенный напротив портов Мегариды и Аттики, малозаселен и зависит от материка. На Эвбее, покрытой сосновыми и каштановыми лесами и имеющей обширные пастбища, выращивают зерновые (в основном пшеницу), виноград и оливки. Самая богатая часть острова, Лелантинская равнина, выходит к узкому проливу Эврипос, по которому осуществляется каботажное судоходство, чтобы избежать скалистого восточного побережья сильно вытянутого острова. В южной части Эвбеи имеются месторождения мрамора, свинца и цинка.
   К северу от Эвбеи полуостров Магнесия продолжается группой островов Северные Спорады, представляющих собой известняковые массивы, почти лишенные плодородных земель. Население выращивает оливки, имеет давние мореходные традиции. Скиатос, Пепаретос и Скирос обладают превосходными гаванями. Между ними и проливом Геллеспонт (ныне – Дарданеллы) лежат острова Лемнос, Имброс и Тенедос. Лемнос и Имброс состоят в основном из плодородных песчаниковых флишей; на первом производят зерно и вино, второй поставляет дерево и скот. Тенедос экспортирует вино; выращиваются также зерновые. В этой группе островов самая лучшая гавань на Лемносе. Тасос и Самофракия находятся у побережья Фракии. Тасос – богатый остров с умеренным климатом и значительными осадками; его продукция – вино, фрукты, оливки, овцы, мед и древесина, имеются серебряные рудники. Благодаря его положению и естественным гаваням развита торговля с Фракией. Самофракия с ее гранитным пиком и бесплодными берегами покрыта густыми лесами; с острова вывозят древесину, сыр и фрукты.
   Киклады, заканчивающиеся на юго-востоке островами Анафи и Аморгос, представляют собой продолжение хребтов Эвбеи и Аттики и являются остановочными пунктами на кратчайшем пути из Греции на Самос и в Малую Азию. Группа островов от Андроса до Наксоса богата мрамором, более южные острова, как и южная Эгина, отчасти вулканические. В древности на Сифносе добывали золото и серебро. Все Киклады гористые и похожи на Аттику климатом и хозяйством: производятся оливки и вино, зерна не хватает. Наксос и Милос, имеющие крупные пастбища, вывозят сыр. В центре этой группы лежат Делос и Сирос, которые в различные времена служили обменными рынками. Более южные Милос и Фера – важные остановки на прямом маршруте от Пелопоннеса в юго-восточную часть Эгейского бассейна. Внешние Эгейские острова образуют продолжение западногреческого известнякового пояса, идущего полукругом к карийскому побережью Малой Азии.
   Кифера и Антикифера лежат между Лаконией и Критом, крупнейшим из греческих островов. Вдоль всего Крита проходит высокий хребет, который в древности покрывали леса из кипарисов, кедра, сосны и дуба. Лучшие порты острова находятся на северном берегу, поэтому можно сказать, что Крит выходит на Эгейский архипелаг, а не в открытые просторы Средиземного моря. Благодаря разнообразию ландшафтов и продукции остров живет на самообеспечении, и даже в наши дни его торговый баланс положительный: вывозятся виноград, вино, оливки, фрукты, орехи, шкуры и древесина. Наиболее плодородные земли находятся на жаркой равнине Гортина и Феста; к северу от этой равнины седловина в хребте выводит к порту Ираклион и к пологим холмам, на которых расположен Кносс. Сухопутное сообщение с высокогорными плато, где производят сыр и зерно, а также с западной равниной в Сидонии и восточной равниной в Ситии затруднено. К востоку от Крита на пути к Родосу лежат Касос и Карпатос. На этих островах благоприятный климат: долгое жаркое лето умеряется западными ветрами. Основное занятие жителей засушливого Касоса – рыболовство, в то время как Карпатос экспортирует оливки, вино и фрукты, но ввозит зерно. На Родосе в значительном количестве выращивают зерновые, вывозят оливки, вино, фрукты, овощи и мед. Гора Атабирис, заметный ориентир для моряков, в прошлом была покрыта кипарисовыми и хвойными лесами, использовавшимися для кораблестроения. Гавани острова, расположенные на его восточном берегу, не только контролируют вход в Эгейское море, но и являются точкой пересечения морских путей из материковой Греции и с островов, из Финикии и с юго-востока, и из Геллеспонта вдоль побережья Малой Азии.
   Последний путь проходит мимо островов, окаймляющих побережье Малой Азии. Самые богатые из них – Лесбос и Хиос; продукция первого – оливки, вино, инжир и древесина, второго – вино, инжир и смола мастикового дерева; на обоих в значительном количестве выращивают зерновые, а горы изобилуют лесами и пастбищами. Самос поставляет вино, оливки и фрукты, Икария – скот и мед, а население мелких островов, сгруппированных вокруг Коса, живет главным образом за счет моря. Юго-восточнее за пределами Эгейского моря лежит Кипр. Его небольшие гавани являются важными пунктами на прибрежном пути из Египта в Эгейский бассейн и господствуют над побережьями Киликии и Финикии. Промежуточное положение Кипра отражается в смешанном происхождении его населения, которое является потомками греков и жителей соседних азиатских стран. Природные богатства острова всегда привлекали поселенцев. Остров, богатый медью и древесиной, пригодной для кораблестроения (в первую очередь это кедр, кипарис и сосна), в значительном количестве экспортирует зерно, а в древности славился фруктами и инжиром. Равнина, простирающаяся в глубь острова от Саламина, как и Фестская равнина на Крите, в летние месяцы подвержена иссушающей жаре и своим климатом больше напоминает побережье Ливии.

3. Изменения с древних времен

   Современному путешественнику Греция представляется довольно пустынной и бесплодной страной. В древности она была намного более лесистой. Лесные покровы и рукотворные террасы на горных склонах задерживали осадки. Микенские народы потребляли много мяса, да и в более поздние времена дичь изобиловала даже на Пелопоннесе. Когда ее стало мало, в северной Греции по-прежнему разводили крупные стада скота и породистых лошадей. Повсеместно была распространена культура выращивания оливок и виноградарства. Начиная с V в. до н. э.[1], когда на равнинах начало интенсивно развиваться сельское хозяйство, орошение, вероятно, осуществлялось более умело, чем сегодня, и, например, население Беотии тогда было многочисленнее. Резкий упадок производительности начался в позднеримскую эпоху и усугубился в период турецкого владычества, когда производилась бесконтрольная вырубка лесов, козы обгладывали молодые деревья, а в сельском хозяйстве господствовали примитивные методы. Ускоренными темпами шла эрозия. Сильнее всего от нее пострадала западная Греция, открытая влажным ветрам, так как почва там смывалась дождями, оставлявшими лишь голый известняк. Например, большая часть западного Эпира и западной Мегариды, когдато процветавших, сейчас почти незаселена. Аналогичные последствия заметны и в восточной Греции, например в южной Эвбее и на горе Гиметт.
   Ускоренная эрозия местами также изменяла береговую линию. Дельты за счет приносимого реками материала отвоевывали пространство заливов Термаикос и Малийского, а благодаря сходившей с гор почве расширилась береговая полоса в Фермопилах и Пегах. Прежде судоходные реки ныне загромождены валунами, поэтому до Пеллы в Македонии и до Амбракии в Эпире уже нельзя добраться на судне. Расширение суши во многих местах более чем компенсировало подъем уровня моря (а возможно, опускание суши) примерно на полтора метра с V в. Но сильнее всего на процветание Греции повлияло открытие Нового Света и морских путей на Дальний Восток, а также изобретение парохода, после чего Средиземное море перестало быть центром мировой торговли, и даже в его пределах важнейшие морские пути из Александрии к Гибралтарскому проливу проходят южнее Греческого полуострова.

   Укрепленный акрополь в Димини (Фессалия). Поздненеолитический период

Книга первая
Раннегреческие цивилизации и великие переселения
(ок. 6000—850 гг.)

Источники

   Своими знаниями о доисторическом периоде, простирающемся от истоков минойской и микенской цивилизаций до конца эпохи великих переселений, мы в большой степени обязаны археологическим открытиям, которые облекли в материальную форму мифы и легенды, дошедшие до нас благодаря устной греческой традиции. Основной источник археологических данных – раскопки мест, на которых благодаря столетиям людской жизнедеятельности нарос большой культурный слой: строительные обломки, остатки посуды, орудий и т. д. Этот слой разделяется на отдельные уровни (страты); предметы, найденные в одном уровне, считаются принадлежащими к одному времени. Таким образом, из раскопа с четко различающимися уровнями извлекают группы предметов из отдельных эпох, которые, подобно бусинам, нанизанным на нить, образуют хронологическую последовательность и дают возможность реконструировать историю данного места. Если, скажем, в пятом уровне над девственной почвой широкий слой золы, а в шестом – оружие, фундаменты домов и посуда нового стиля, можно заключить, что в этот момент времени поселение претерпело катастрофические перемены. Соответственно нумеруются и поселения на данном месте, например Троя I, Троя II и т. д.
   Когда в нескольких стратифицированных раскопах обнаруживают аналогичные предметы, то делают вывод, что данные поселения принадлежали одной цивилизации. Например, при раскопках Филакопи на Милосе была обнаружена последовательность ряда культур, а предметы, характерные для этих культур, были найдены и в других местах на Кикладах. Это дало основания создать концепцию кикладской цивилизации. Известны и другие региональные цивилизации: минойская (на Крите), элладская (в материковой Греции), фессалийская, македонская и т. д. Историю региональной цивилизации можно по тому же принципу, что и историю конкретного места, разделить на периоды и подпериоды, например 1-й раннеминойский или 3-й позднеэлладский. Когда предметы, характерные для одной региональной цивилизации, обнаруживают в стратифицированном раскопе другой региональной цивилизации, делается вывод о существовавших между ними контактах и проводится хронологическая корреляция, скажем, что 3-й позднеминойский и 3-й позднеэлладский периоды начались в одно и то же время. Таким образом выстраивается синхронистическая таблица региональных цивилизаций. В некоторых местах она зияет пробелами, в других сомнительна отчасти изза того, что между данными цивилизациями по какой-то причине контакты прекратились, отчасти из-за того, что не раскопано достаточное количество стратифицированных мест. Даже в самом лучшем случае археологические отметки на шкале времени не являются точными, так как археология в основном занимается лишь «мусором»; так, орудие или украшение, найденные в одном уровне с разбитым горшком, «современны друг другу» лишь в том смысле, что оказались в земле в одно и то же время, а не были одновременно сделаны.
   Переходя от региональных цивилизаций к более широким понятиям, мы приходим к традиционному делению на неолит (новокаменный), бронзовый и железный века. Они названы так по материалу, из которого в основном производились орудия, – камню, бронзе (или меди) и железу. Но эти века не имеют четких хронологических рамок и всеобщего характера. Например, бронзовые орудия появились в разных регионах в разное время, а некоторые отсталые народы и по сей день пользуются каменными орудиями. Даже в пределах одной Греции бронзовый век начался не одновременно во всех областях. Кроме того, существует некоторый простор для интерпретаций, когда региональная цивилизация переходит от использования камня к использованию бронзы, как в случае Фессалии. Тем не менее разделение на неолит, бронзовый и железный века очень удобно для сопоставления региональных цивилизаций, и мы в дальнейшем будем его придерживаться.
   Чтобы связать всю структуру археологических находок с нашей хронологией, используют письменные источники Египта, Вавилона и Малой Азии, содержащие списки царей с указанием годов правления, которые можно перевести в нашу систему летоисчисления. Так, известно, что Аменхотеп III правил в Египте в 1412–1376 гг. Печати и скарабеи его супруги, царицы Ти, найдены на Крите среди посуды 2-го позднеминойского периода и в Микенах среди посуды 3-го позднеэлладского периода. Следовательно (принимая во внимание и другие факты), переход от 2-го позднеминойского к 3-му позднеминойскому и от 2-го позднеэлладского к 3-му позднеэлладскому периодам относится приблизительно к 1400 г. Подобные предметы ближневосточного происхождения и, соответственно, эгейские предметы, найденные в странах Ближнего Востока, являются связующими звеньями в хронологической структуре. Их наличие на Крите в минойский период позволяет осуществить достаточно надежную хронологическую привязку, но из-за того, что они редко встречаются на материке, особенно на севере, хронология древнейших периодов этих областей остается неясной. Когда они отсутствуют, например в ранний железный век, мы получаем группу нечетко привязанных друг к другу региональных цивилизаций без какого-либо указания на их место на хронологической шкале. В подобных ситуациях иногда прибегают к стилистическим критериям в предположении, что развитие стилей тоже поддается датировке. Но это неизбежно увеличивает вероятность ошибки. Она может быть уменьшена лишь благодаря новейшим методам. Один из них, радиоуглеродный, основанный на измерении доли радиоактивного изотопа углерода C14 в дереве при известной скорости уменьшения этой доли, позволяет провести абсолютную датировку, но, однако же, не со стопроцентной точностью. Такая точность никогда не будет достигнута. Выше приведена сводная таблица хронологии Греции по современным представлениям. Все даты в ней более или менее условны и отнюдь не являются общепризнанными.

   Таблица[2]