Назад

Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Атака тьмы

   По приказу правителя к Аридану отправилась эскадра из семи кораблей. Тасконской разведке удалось внедрить Храброва на флагманский крейсер «Варгас». По легенде землянин являлся геологом Стиком Лендоном. Олесь входил в состав особой группы ученых. Главная задача – получить информацию о чужаках.
   Тасконцы пытались выяснить местонахождение резиденции Великого Координатора и готовились к штурму убежища. Однако в их среде появился предатель. Он постоянно сдавал разведчиков службе безопасности. Вскоре аланцы вышли на Салан. Чтобы не попасть в лапы врагов Линда покончила с собой.


Николай Андреев Атака тьмы

ВСТУПЛЕНИЕ



   Примерно в двух с половиной парсеках от Земли пылает огромная звезда. Ее назвали Сириус. Она в сотни раз крупнее и ярче крошечного карлика Солнца. Сириус довольно молодая звезда и по известным человечеству законам астрофизики возле нее не должно быть планет. Но как же мало мы знаем о Вселенной! Нет правил без исключений. Вокруг могущественного светила вращается почти два десятка планет. На двух из них сформировались пригодные условия для возникновения жизни. Эволюция длилась миллионы лет. Вершиной творения стал человек.
   Восьмая от Сириуса планета получила название Таскона. Именно здесь появилась разумная цивилизация. Люди освоили ближний космос, достигли других звезд, колонизировали девятую планету Алан и создали условия для существования на одиннадцатой, Маоре. Тасконцы стремились к совершенству, но забыли о пороках, раздирающих человеческое общество. Дьявол не дремлет. Властолюбие правителей привело к отделению колоний от метрополий. А вскоре между тремя государствами планеты разразилась страшная, необъяснимая война. В ядерном пожаре сгорели миллиарды людей, города превратились в руины, Таскона погрузилась в эпоху варварства.
   Пальму первенства перехватил Алан во главе с удивительным и странным владыкой. Могущество Великого Координатора не знало границ. Спустя двести лет после катастрофы правитель решил покорить древнее государство. Однако звездный флот Алана поджидал неприятный сюрприз. Возле планеты появилось неизвестное излучение, уничтожающее все электронные системы кораблей. О массовой высадке не могло идти и речи. Транспортные челноки нуждались в надежных космодромах. Разведывательные группы, посылаемые на материк Оливии, исчезали бесследно. Банды дикарей и разбойников безжалостно уничтожали чужаков.
   Именно тогда советник Великого Координатора Барт Делонт и разработал программу «Воскрешение». На далекой Земле группа ученых подбирала на поле боя тяжело раненых воинов и в состоянии клинической смерти производила корректировку сознания. Для рыцарей тринадцатого века от Рождества Христова это было необходимо. Иначе они бы сошли с ума.
   Через несколько месяцев первую группу из восьми человек доставили на орбиту Тасконы. Наемникам предстояло сделать то, что оказалось не под силу аланцам – найти пригодный для посадки космодром. Вместе с землянами на Оливию отправились четверо десантников: двое мужчин и две женщины. Одной из них являлась Олис Кроул, посвященная второй степени, специалист по внеаланским связям. Девушке недавно исполнилось девятнадцать лет. Ею двигало честолюбие и фанатичная преданность интересам страны.
   Опасаясь предательства наемников, ученые ввели в кровь солдат особый препарат. В течение тридцати суток он не представлял ни малейшей опасности, но затем начинался процесс распада. Человек умирал в ужасных мучениях от общей интоксикации организма. Предотвратить гибель воина могла только инъекция стабилизатора. Земляне попали в безвыходную ситуацию. Либо выполнить приказ, либо умереть.
   На Тасконе их поджидали нелегкие испытания. Оказалось, что один из разведчиков-аланцев Линк Коун предал друзей и перешел на сторону местного царька. С отрядом бандитов мерзавец перехватывал и уничтожал высадившиеся на планете группы. Но на этот раз удача отвернулась от изменника. Коун столкнулся с профессионалами высочайшего уровня. Прорвав кольцо окружения, наемники устремились к космодромам. При обыске полуразрушенных зданий «Звездного» Олесь Храбров и Тино Аято нашли журнал дежурных. В нем подробно описывались последние дни базы перед катастрофой. Оливийцы обвиняли в случившейся трагедии Великого Координатора. Правитель Алана каким-то образом, сумел подключиться к оборонным компьютерам и произвести запуск ядерных ракет на Тасконе. Жители метрополии стали жертвами своей собственной военной мощи. Владыка отделившейся колонии превратился в полноправного хозяина звездной системы. Тасконский флот улетел в неизвестном направлении и больше не появлялся. Противостоять Великому Координатору было некому.
   Найти подходящий космодром оказалось непросто. На землян нападали кровожадные хищники, мутанты-канибалы, алчные, безжалостные оливийские разбойники. Теряя товарищей, наемники упорно двигались к цели. В Лендвиле, Аусвиле и Клоне разведчики приобрели верных друзей. В долине Мертвых Скал Олесь впервые увидел странный сон. Удивительная смесь аллегории и реальности. Тино расценил его, как послание свыше.
   В Морсвиле остатки отряда едва не погибли. Решающий рывок к стартовой площадке дался десантникам необычайно тяжело. До космодрома добрались лишь четверо: аланки Кроул и Салан, и земляне Аято и Храбров. Где-то в лесах Аусвила затерялся Жак де Креньян. Вопреки инструкции, Линда отдала маркизу ампулу стабилизатора. После выполнения задания наемники вернулись назад и забрали раненого друга. В дальнейшем, пути разведчиков разошлись. Олис Кроул поступила в академию Внешних Цивилизаций и блестяще ее закончила. На одном из светских балов в столице Алана Фланкии девушка познакомилась с приятным импозантным офицером службы безопасности Стилом Стоуном. Молодые люди стали регулярно встречаться. Дело шло к свадьбе. Их называли не иначе, как самой красивой и перспективной парой страны. Однако, в последний момент Олис решила повременить с бракосочетанием. Что-то ее остановило…
   Странные, непонятные сомнения терзали Кроул. Она то и дело вспоминала юного варвара-землянина, с которым путешествовала по Оливии. Почему? Разумного ответа девушка не находила. Неужели это любовь? Подобная мысль пугала и раздражала Олис. Между высокородной аланкой и дикарем-наемником не должно быть никаких чувств. Это ненормально, противоестественно. Слишком разное мировоззрение, воспитание, культура. Но почему ее так тянет обратно на Таскону?
   Получив разрешение Великого Координатора, Кроул отправилась в город Торнтон, в отдел, занимающийся освоением древней метрополии. На один шаг девушка стала ближе к Олесю Храброву. Разлука со Стоуном не очень беспокоила Олис. Первый порыв страсти остался давно в прошлом. Их взаимоотношениям требовалась тщательная проверка. Спешить с замужеством Кроул не хотела.
   Сержант Салан после полученного на Оливии ранения лечилась на космической базе «Альфа». Как непосвященная она не имела права посещать Алан. Всенародная слава обошла ее стороной. Впрочем, Линда ничуть не расстраивалась по данному поводу. Женщина прекрасно осознавала свой статус. Пройдя ускоренные офицерские курсы, Салан попросилась в тасконский экспедиционный корпус. Рапорт был немедленно удовлетворен. Спустя почти полтора года Линда вновь ступила на бетонное покрытие космодрома «Центральный». Истинную причину возвращения аланки знали только трое землян. Во время путешествия между Салан и Жаком де Креньяном вспыхнуло сильное чувство. Два одиноких человека нуждались друг в друге.
   Тяжела и опасна доля наемника. А если ты с далекой варварской планеты, то шансов уцелеть в кровавых бесконечных битвах, и вовсе нет. Офицеры-аланцы бросали землян в самое пекло сражений. Воины первыми вступали в бой и последними из него выходили.
   Каждые полгода транспортный челнок доставлял на Оливию сорок новых солдат удачи. Дешевое достаточно квалифицированное «пушечное» мясо. Наемники целиком и полностью зависели от стабилизатора, а потому находились на положении рабов.
   Тем не менее, они сумели сохранить человеческий облик и старались избежать напрасного кровопролития. Оазисы мутантов захватывались силой, с людьми земляне пытались договориться мирно. Аланские колонисты быстро ассимилировались с тасконцами. Враждебные племена властелинов и боргов постепенно вытеснялись из пустыни Смерти. Тино Аято, Олесь Храбров и Жак де Креньян, рискуя жизнью, вели собственную политическую игру. Они заключили тайный договор с морсвилскими кланами гетер и трехглазых. Теперь воины могли проходить через город беспрепятственно.
   Странные, необъяснимые видения заставили русича начать поиски древней оливийской реликвии – Конзорского Креста. Юноша не очень верил в мистические предзнаменования, японец же придерживался прямо противоположного мнения. Самурай считал, что линия судьбы предначертана заранее. Главное, неуклонно следовать избранному пути. Рано или поздно он приведет тебя к достижению цели. Тино оказался прав. После долгих усилий наемники нашли давно утраченный раритет. Само собой, о Конзорском Кресте земляне ничего не сказали командованию аланского экспедиционного корпуса. Ценная реликвия была надежно спрятана в Морсвиле.
   Не надеясь на встречу с Олис, Храбров возобновил отношения с красавицей Вестой. Девушка безумно любила землянина. Он же относился к ней скорее как к другу. После тяжелых походов и кровопролитных сражений человек нуждается в теплоте и покое. Оливийка в какой-то степени заменила русичу семью.
   На исходе третьего года колонизации планеты полковник Возан предпринял попытку прорваться в город мутантов. К сожалению, операцию плохо подготовили и в секторе Чистых захватчики потерпели сокрушительное поражение. В окружении оказался большой отряд наемников и десантников. Ценой огромных потерь воины сумели прорваться в Нейтральную зону. Их участь зависела от решения Конгресса Морсвила. В трудной ситуации Олесь нашел единственно верное решение. Храбров предложил тасконцам сделку: жизнь солдат в обмен на двести лет свободы и независимости Нейтрального сектора. Оливийцев вполне устраивало подобное развитие событий. К этому моменту в качестве советника по освоению новых территорий на планету прилетела Олис. Под ее давлением принял условия русича и командующий корпусом.
   Чувство, вспыхнувшее между Храбровым и Кроул во время первой экспедиции, еще больше усилилось после разлуки. Они объяснились в любви и тайно встречались в лагере землян. К несчастью, среди офицеров-аланцев нашелся мерзавец и интриган, который сообщил о взаимоотношениях девушки и наемника майору Стоуну, жениху Олис. Сотрудник службы безопасности немедленно прибыл на Таскону. Между тем, Возан спланировал очередное вторжение в город. На этот раз армия должна была атаковать сектор Гетер. Бросить на произвол судьбы мутанток земляне не могли. Воины убедили оливиек покинуть Морсвил и довели их до плодородных северных земель. Стоун тут же воспользовался ситуацией и обвинил наемников в измене. Десантники подготовили засаду для группы. В последний момент Салан с двумя аланцами предупредила друзей об опасности. Они скрылись в зоне Непримиримых.
   Чтобы не умереть от находящегося в крови препарата, земляне напали на космодром «Песчаный» и захватили крупную партию стабилизатора. Наемники, наконец, обрели долгожданную свободу. Оставаться в пустыне Смерти больше не имело смысла. Отряд воинов направился в Морсвил за продовольствием и водой. В ряды землян оказался внедрен шпион из так называемого легиона Бессмертных. Он предал наемников. При выходе из города группа угодила в западню. В жестоком бою разведчики и шедшая с ними Веста погибли. Девушку заколол Оливер Канн. Олесь поклялся отомстить барону. В голове шпиона, захваченного в плен, Линда обнаружила уникальный биочип.
   Преодолевая пустыню, земляне встретили израненного, умирающего мутанта из племени властелинов. Три года назад именно Карс преследовал путешественников и убил Освальда Ридле. Несмотря на протесты товарищей, Храбров помог тасконцу. Оливиец обещал верно служить наемникам. Но насколько честна клятва вождя властелинов? Это воинам предстояло проверить.
   Отряд направился к Лендвилу, городу с которого земляне три года назад начали освоение материка. Именно там они хотели найти временное убежище. Увы, их мечтам о тихой, мирной жизни не суждено было сбыться. Местное население находилось в состоянии войны с жестоким арком Ярохом.
   Бросить на произвол судьбы друзей наемники не могли. В решающем сражении союзники нанесли правителю сокрушительное поражение. Свита тирана отстранила от командования армией Линка Коуна, и аланец бежал в отдаленный северный город. Войска победителей двинулись к столице арка. После тяжелого, кровопролитного штурма Наска пала. Яроха заколола собственная охрана, приближенных правителя казнил народ.
   В подземелье дворца земляне нашли умирающего человека. Он оказался посланником некоего старца.
   А накануне ночью Олесь видел очередной странный сон. Неведомые силы толкали Храброва на новые поиски. Группа направилась на север. Около руин города Лонлил наемники повстречались с Аргусом Байлотом, оливийцем, принадлежащим к древней касте Хранителей.
   Старец рассказал воинам о длительной, непрекращающейся битве Света и Тьмы. От него друзья узнали, что все жители планет системы Сириуса являются потомками могущественной цивилизации, некогда существовавшей на Земле. Останки огромного космического корабля «Ковчег» были спрятаны где-то на Тасконе.
   После долгих сомнений путешественники решили остаться у старика. Им предстояло многому научиться…
   Три года пролетели, как одно мгновение. Аргус с поразительною легкостью нашел антидот против препарата, находящегося в крови наемников. Земляне полностью освободились от аланских оков.
   Двенадцать друзей, не особенно веря в легенды хранителей, тем не менее, готовились к решающей схватке со Злом.
   И вот наступил торжественный день! Ранним утром все путешественники увидели один и тот же сон. Они стояли на крошечной поляне посреди леса, а в центре круга, с посохом в руках, застыл Байлот. Яркий луч света ударил в старика, а от него метнулся в разные стороны к воинам. Посвящение состоялось. Миф превратился в реальность. На груди людей появилось необычное красное пятно.
   Измученный ритуалом, оливиец объяснил наемникам, что таким образом неведомые могущественные силы объявляют о начале войны. Оставаться на ските больше не имело смысла. Друзьям предстояло либо уничтожить воинов Тьмы, либо погибнуть. На карту поставлена судьба человечества. Врагов, ни при каких обстоятельствах, нельзя подпускать близко к Земле. Почему так важна эта планета, Аргус не знал. Старик посоветовал путешественникам найти «Ковчег». На корабле есть ответы на многие вопросы.
   Во время прощания Байлот поведал наемникам часть великой тайны. Слова «АТЛАНТ», «БЕЗДНА» и «КОВЧЕГ» служили кодами доступа в сложную систему лабиринта, а Конзорский Крест являлся ключом к первой двери. Где находится судно и как пройти ловушки известно хранителям Унимы и Аскании. Друзья отправились в длинный и опасный путь.
   По дороге отряд разделился на три группы. Оливийцы хотели посетить родные места, а аланцы проведать оставшихся в Лендвиле товарищей. Возражения Храброва и Аято ни к чему не привели. Встреча была назначена у города Фолс на западном побережье материка. Спустя несколько месяцев земляне впервые столкнулись с воином Тьмы. В отчаянной схватке погиб Мануто Дойл. Впрочем, и противник не досчитался одного бойца. Удивительно, но им оказался Линк Коун. Мир тесен.
   Получив сообщение о смерти Олеся, Олис Кроул вернулась на Алан. Девушка пребывала в глубокой депрессии. Назло Стилу Стоуну, непосредственному виновнику случившейся трагедии, девушка приняла предложение Кейта Релауна, молодого ученого, занимавшегося разработкой лазерного оружия. Увы, замужество не принесло счастья. Как Олис ни старалась, забыть русича она не могла. Неведомая сила так и тянула ее обратно на Таскону. Узнав о командировке Кейта на Оливию, Кроул тут же воспользовалась представившимся случаем. По странному стечению обстоятельств испытания проводились неподалеку от Фолса.
   Почти не пострадавший от катастрофы город сумел заключить с захватчиками мирное соглашение. На его верфях колонизаторы строили современные боевые корабли. Наемники с огромным трудом преодолели посты охраны и за смелость были вознаграждены. На площади возле порта, воины увидели Сфина. Морсвилец открыл здесь торговую компанию. Нищий, грязный бродяга превратился в очень богатого человека. Тасконец обещал помочь путешественникам покинуть Оливию.
   Но прежде, Храбров хотел расплатиться с долгами. В одном из ресторанов Фолса регулярно веселились наемники Оливера Канна. Пришло время расквитаться с убийцей. Переодевшись, земляне тайком проникли в заведение. Улучив момент, Олесь заколол барона. При выходе из зала русич едва не столкнулся с Олис. Аланка сразу узнала Храброва. Девушка поняла, что допустила чудовищную ошибку. Пытаясь ее исправить, Кроул поругалась с мужем и осталась на космической базе рядом с Тасконой.
   Между тем, воины Света захватили разведывательное судно и устремились к Униме. Переход через океан получился тяжелым и опасным. Мощный шторм едва не утопил путешественников. Но, в конце концов, друзья благополучно добрались до материка. На его южной оконечности в скалах они обнаружили древнюю военную базу. Наемники спрятали корабль в глубоком гроте. Поиски хранителей земляне решили вести в трех направлениях. Де
   Креньяну, Салан и Белауну предстояло обследовать устье реки Миссини. Стюарт, Олан, Саттон и Мелоун шли по западному побережью Унимы, а Аято, Храбров, Карс и Воржиха – по-восточному. Встретиться воины должны были ровно через год возле города Хостон.
   Жак, Линда и Вилл поднялись вверх по реке на шлюпке и наткнулись на заброшенный поселок. При обследовании домов они нашли мертвых людей и заразились неизвестной болезнью. Ценой огромных усилий, аланке удалось отыскать противоядие. Прекратив разведку, друзья вернулись в грот и на судне двинулись к месту встречи.
   В Хостоне их уже ждал отряд Стюарта. К сожалению, путешествие по западному маршруту не принесло результатов. Мало того, наемники едва не погибли в графстве Листонском. Религиозные фанатики чуть было не учинили расправу над чужаками.
   Преодолев пустынное горное плато, группа Тино оказалась в самой южной стране Унимы – герцогстве Менском. Здесь их ждали нелегкие испытания. Придуманная землянами легенда вполне устраивала правителя страны, но вызвала подозрения у всесильного начальника тайной полиции полковника Стонжа. Наемники находились на грани ареста. Война с герцогством Бонским позволила путешественникам проявить свои лучшие качества и заслужить уважение местных жителей.
   В результате победоносной компании вражеская армия была разбита, а ее командующий генерал Жонини бежал во Флорские горы. Земляне вернулись в Мендон и узнали, что аланцы уже высадились в графстве Окланском. Они решили немедленно покинуть побережье. Герцог Альберт тут же воспользовался ситуацией и вынудил наемников отправиться вместе с принцессой Николь в трудное и опасное путешествие. Возглавил отряд сопровождения полковник Стонж.
   На одном из ночных привалов офицер попытался похитить девушку. Но его замысел не удался. Полковник бежал к местным бандитам. Вскоре разбойники напали на эскорт. В ходе кровопролитной схватки погибли и Жонини, и Стонж. Кто из них являлся воином Тьмы, земляне так и не узнали.
   Понеся тяжелые потери, мендонские гвардейцы вырвались на степные просторы Оклана.
   К сожалению, почти сразу отряд угодил в засаду головорезов самозванного императора Родмана. Переодев принцессу в солдатскую форму, Тино отослал Николь в Хостон. Тем временем, наемники отвлекали внимание бандитов. После длительной погони унимийцы взяли путешественников в плен и привезли в город Ситл. К удивлению землян здесь уже находились передовые подразделения Алана. Переговоры с правителем вела советник Кроул.
   В тюрьме Ситла наемники обнаружили изможденного слепого старца. Несчастный оказался хранителем. Император хотел узнать древнюю тайну Тасконы, но цели не добился. Перед смертью бедняга рассказал путешественникам, что «Ковчег» спрятан на острове Сорго в двенадцати километрах от южной оконечности Аскании и указал точное местонахождение входа в лабиринт.
   Благодаря Олис воины сумели избежать казни. Родман решил повеселиться и устроил жестокий поединок. Люди должны были драться с опасным хищником. В неравном бою погиб Вацлав Воржиха. Однако правитель просчитался, и Карс сумел прикончить злобную тварь. Самозванцу ничего не оставалось, как отпустить пленников.
   Но император не любил проигрывать. С группой верных телохранителей он последовал за беглецами. Возле реки разбойники попали под ураганный огонь корабельных пушек. На груди Родмана наемники обнаружили характерный знак воина Тьмы. Оставаться на Униме больше не имело смысла.
   Совершив очередной переход через океан, земляне достигли побережья Аскании. На этом материке сохранилась довольно развитая инфраструктура. В городе Владсток путешественники переоделись и раздобыли документы. На дилижансе отряд добрался до центра провинции. Наемники намеревались сесть в Смолске на поезд и оправиться на юг. Увы, их планы нарушила служба контрразведки. Операцией по поимке чужаков руководил Ил Беркс. Много лет назад полковник заключил сделку с Тьмой. Теперь асканиец отрабатывал долги. К счастью, неизвестный доброжелатель предупредил землян об опасности. Воины ночью покинули гостиницы и скрылись в заброшенном районе города. Контрразведчики упустили беглецов. Ценой огромных усилий путешественникам удалось сесть на поезд, идущий в Конингар. Однако Беркс разгадал замысел противника и устремился в погоню. В Кинске офицер настиг чужаков.
   Группа захвата провела операцию безукоризненно. Все наемники были задержаны. Они не успели даже оказать сопротивления. И тут вновь произошло нечто странное. Кто-то застрелил полковника Беркса прямо на перроне. Землян освободили, а поезд продолжил путь. Разумного объяснения случившемуся друзья не находили.
   К сожалению, приключения наемников на этом не закончились. Через несколько дней состав подвергся нападению банды некоего Тонга Кроусола. Из рассказа сержанта Беркса путешественники сделали вывод, что он является еще одним воином Тьмы.
   Схватка с налетчиками получилась необычайно жестокой и кровопролитной. Во время боя погиб Олан, самый молодой член отряда.
   Понеся тяжелые потери, разбойники отступили в горы. Упускать врага земляне не собирались, и решили преследовать Тонга. Беркс изъявил желание стать проводником отряда. В деревне переселенцев к группе присоединился опытный охотник Ванг Сидорс.
   Преодолев перевал, Кроусол с горсткой налетчиков укрылся в древнем монастыре. Однако наемники заключили сделку с племенем шоркиисихпомощью взяли обитель штурмом. В последний момент Тонг воспользовался подземным ходом и бежал из монастыря. Благодаря профессору Лендсу воины обнаружили тайник и устремились за разбойниками…

Глава 1
АКВА. КОЛОНИЯ

   Эскадра вырвалась из гиперпространства и устремилась внутрь звездной системы. Все приборы наблюдения работали на полную мощность. За последние сутки экипажи судов просканировали каждый участок открытого космоса. Кораблей противника нигде не было. Тем не менее, генерал Эднарс распорядился, чтобы боевые расчеты свои места не покидали. Командующий держал слово и соблюдал максимальные меры предосторожности.
   Как и положено, первым шел «Варгас», за ним с двух сторон следовали «Гастер» и «Бригит». Легкие крейсера рассредоточились и прикрывали флагман с флангов. Типичный порядок аланского флота. Внезапная атака врага не могла нарушить строй.
   Скорость судов упала до минимального предела. Впереди показалась шестая планета Аридана. Далекая, получающая мало света, она больше напоминала мрачную безжизненную глыбу. Беспристрастный компьютер выдавал необходимую информацию. Расстояние до звезды тысяча двести тридцать миллионов километров, экваториальный диаметр тысяча восемьсот километров, период вращения вокруг собственной оси семь с половиной суток, оборот вокруг Аридана совершает за двадцать девять лет. Цифры, цифры, цифры…
   Храбров оторвался от экрана и посмотрел на голографическое изображение. Твердая поверхность с многочисленными горами, ложбинами и кратерами. Визуальные приборы давали довольно четкую картинку. Чуть в стороне русич заметил ярко-оранжевую звезду. На небосводе планеты Аридан выглядел маленькой сверкающей точкой. Жалкое унылое зрелище. Невольно вспомнился закат на Земле. Огромный багряный диск Солнца медленно и величественно опускается за горизонт, окрашивая все вокруг в неестественные сказочные цвета. О Сириусе и говорить нечего. На Тасконе он имел просто гигантские размеры. Удивительно как пылающий белый шар до сих пор не испепелил планету.
   Постепенно в рубке управления собралась вся особая группа. Наступал решающий момент экспедиции. Полковник Саунт приказал держать скорость в три процента от «С». Почти тут же генерал послал «Грету» и «Элдис» на разведку.
   Спустя десять минут командиры кораблей доложили, что территория чиста. Присутствующие в зале ученые облегченно вздохнули. Эскадра взяла курс на Акву.
   Грондоул повернулся к Олесю и язвительно произнес:
   – Похоже, ваши прогнозы не оправдываются, господин Ёендон. Противник покинул систему. Тут нет ни одного вражеского крейсера.
   – Хотите сказать, мы их не обнаружили, – возразил Храбров.
   – Занимаетесь демагогией, – усмехнулся Дан. – Напрасно. Через двадцать часов мы достигнем цели. Я обратил внимание, что скорость судов увеличилась. Теперь нас уже никто не остановит.
   – Именно это меня и пугает, – вымолвил землянин. – Эскадра сама лезет в западню. Зачем ей мешать? Неприятель опытен и умен. Он будет терпеливо ждать.
   – С вами невозможно спорить, – покачал головой аланец. – Даже неопровержимые факты вы умудряетесь вывернуть наизнанку. Дай только волю бунтарям…
   – Прошу прощения, – оборвал собеседника Олесь. – Мне здесь больше делать нечего. К сожалению, мнение гражданских лиц военных мало интересует.
   Последние слова были сказаны достаточно громко, и офицеры «Варгаса» их прекрасно слышали. Некоторые даже обернулись к русичу. Однако ни Саунт, ни Эднарс на реплику Храброва не отреагировали. Выдержав паузу, землянин покинул рубку и направился в свою каюту. Грондоул абсолютно прав, до высадки на Акву осталось меньше суток. Надо хорошо отдохнуть и выспаться. Когда еще придется…
   Не успел Олесь погрузиться в сон, как на него обрушилась волна странных образов. Великолепные дворцы, чудесные цветы, красивые девушки. Всюду царил мир и покой. Русич шел по густой траве, наслаждаясь терпким медвяным запахом. Где-то рядом жужжал шмель, высоко вверху звенел жаворонок, в голубом небе ярко светило Солнце. Храбров испытывал ни с чем несравнимый восторг.
   Все изменилось как-то внезапно и страшно. Налетел шквалистый ветер, небо затянули черные тучи, смолкли птицы, завяли цветы. Поляна оборвалась, и землянин оказался перед высоким мрачным лесом. Изогнутые замшелые деревья, мертвые засохшие сучья, опавшая листва. Из чащи веяло смрадом и гнилью. В глубине дебрей сверкали злобные глаза, раздавался звериный вой и тихие жалобные стоны.
   Олесь остановился. Один неверный шаг, и когтистые лапы Тьмы схватят жертву. Попытка отступить ни к чему не привела. Чья-то сильная рука настойчиво подталкивала русича вперед. Нужно оглянуться, посмотреть… Увы, шея перестала слушаться Храброва. Землянин кричал, вырывался, но неизвестный враг держал его крепко…
   Открыв глаза, Олесь обнаружил, что упал с кровати. Такого с ним раньше не случалось. Русич поднялся, вытер пот со лба, взглянул на экран голографа. Он проспал девять часов. Понять смысл видения было несложно. Используя аллегорические образы, покровители предупреждали воина Света об опасности. Путешествие на Акву несло в себе угрозу. Впрочем, Храбров и сам прекрасно знал, что планета является ловушкой. О присутствии врага на корабле землянин тоже догадывался.
   Олесь включил компьютер и быстро вошел в систему внешнего обзора. Эскадра неуклонно двигалась к Акве. Обнаружить суда противника до сих пор не удалось. Что вполне объяснимо. Неприятель затаился и терпеливо ждет. Справа русич заметил массивную черную точку. Еще одна планета, пятая по счету от Аридана. Командующий не стал посылать к ней разведчиков – это заняло бы чересчур много времени и существенно ослабило бы отряд. Русич почему-то не сомневался, что враг скрывается именно там.
   Слева, вдалеке, располагалась третья от звезды планета. Идеальная западня. Аланцы втянутся внутрь системы, и мышеловка тут же захлопнется. Раздраженно оттолкнув клавиатуру, Храбров встал из-за стола и направился к двери. Пора идти на ужин. На отсутствие аппетита Олесь никогда не жаловался, а обед он сегодня, к сожалению, пропустил.
   В кают-компании не хватало Брандта, Лейзона и Уллуола. Майор дежурил в рубке управления, техник проверял двигатели, а главный навигатор никак не мог оторваться от своих карт. Сведения о системе Аридана были очень скупыми. «Сондор» не успел ее изучить. Вот капитану и приходилось устранять бесчисленные белые пятна.
   К счастью, крупных астероидных обломков наблюдатели не заметили. Для летящих с огромной скоростью кораблей они представляли главную угрозу. Тем не менее, метеоритных зон хватало, и Уллуол уже двое суток трудился без сна и отдыха. Прокладка оптимального, безопасного маршрута – его непосредственная обязанность.
   Появление Олеся вызвало оживление среди аланцев. Как обычно, не удержался от ироничной реплики Грондоул.
   – Вы чересчур переволновались, господин Лендон, – ядовито ухмыляясь, проговорил Дан. – Поверьте, для страха нет причин, космос совершенно чист. Видимо, противник убрался восвояси. Ему тоже надо зализывать раны.
   – Я никого не боюсь, – ответил землянин, садясь на стул. – На Тасконе бывали ситуации и похуже. Здесь же – настоящий рай. Не военная экспедиция, а увеселительная прогулка. Мы высадимся на Акве, исследуем планету и с богатой добычей вернемся домой…
   – В ваших словах чувствуется сарказм, – вымолвил Эднарс. – Напрасно. Обстановка в звездной системе спокойная. Внезапная атака врага полностью исключена.
   – Я в этом ничуть не сомневаюсь, – произнес Храбров, глядя на Саунта. – «Наши доблестные войска отразят любое нападение! Интересы государства превыше всего! Пожертвуем собой ради Алана!» Подобные высказывания я слышал не раз. Обычно они звучат над могилами солдат.
   Кинув салфетку на стол, русич встал и вышел из помещения. Эта демонстрация протеста была последней попыткой повлиять на решение генерала. Впрочем, Олесь не особенно рассчитывал на успех. Он поступил спонтанно, и сейчас сожалел о нетронутом ужине.
   Возле столовой для экипажа, землянин невольно остановился. В абсолютно пустом зале роботы неторопливо убирали мусор. Значит, десантники, нарушив обычный распорядок, перенесли прием пищи на более ранний срок. Утром им предстоит высадка на планету. Храбров грубо выругался и зашагал к лифту.
   Всю ночь русич ворочался, пытаясь уснуть, но так и не сомкнул глаз. Стоило провалиться в дрему, как Олеся начинали мучить кошмары. Почти сразу землянин просыпался. Дневное видение выбило его из колеи. Сигнал общего подъема Храбров воспринял с некоторым облегчением. Нет ничего хуже, чем ждать и догонять.
   Русич умылся, оделся и отправился в кают-компанию. Он думал, что будет первым. Однако Олесь ошибся. Большинство ученых из особой группы уже заканчивало завтрак.
   – Советую поторопиться, – заметил Паурл, отодвигая тарелку. – Эскадра достигнет орбиты Аквы через тридцать минут. Еще столько же на общее изучение планеты и…
   – К чему такая спешка? – возразил землянин. – Пусть сначала высадятся разведчики, проведут рекогносцировку, подготовят плацдарм…
   – Правила игры изменились, – сказал аланец. – Мы пойдем вместе с передовым отрядом. Это позволит избежать ненужных ошибок и ускорит операцию.
   Столь стремительное развитие событий застало Храброва врасплох. Противник нанес удар первым. Вот она аллегория! Неизвестный человек, подталкивающий русича к бездне мрака. И, что самое неприятное, отказаться от данной авантюры Олесь не имеет права. Нет никаких убедительных аргументов.
   – А кто отдал приказ? – поинтересовался землянин.
   – Нам никто приказывать не может, – бесстрастно проговорил Стив. – Решение принято на совете группы.
   – Тогда чье предложение? – не унимался Храбров.
   – Неважно, – ушел от ответа Паурл. – Я жду вас в рубке управления. Если все будет нормально, мы сразу двинемся в шлюзовой отсек.
   Вскоре помещение кают-компании опустело. От злости и бессилия русич сжал кулаки. Его, словно барана, тащили на бойню. Он метался, рвался в сторону, но веревка слишком крепка. В том, что высадка на планету состоится, Олесь уже не сомневался. Так чего нервничать? Надо смотреть судьбе прямо в глаза. Если не хочешь быть дичью, становись охотником. Землянин грустно усмехнулся и принялся за еду.
   На обзорных экранах Аква предстала во всей своей красе. Идеально ровный шар с огромными морями, густыми ватными облаками и достаточно плотной атмосферой. Цвета переливались от молочно-белого до синевато-зеленого. Кое-где отчетливо виднелись оранжево-красные пятна пустынь. По площади суша значительно превосходила водную гладь. Судя по отсутствию на полюсах ледяных полярных шапок, климат на планете довольно теплый.
   Аппаратура корабля выдавала стандартные цифры. Расстояние до звезды сто четырнадцать миллионов километров, экваториальный диаметр семь тысяч двести пятьдесят километров, период вращения вокруг оси сорок три часа двенадцать минут, оборот вокруг звезды двести сорок один день. Сведения без сомнения очень важные, но аланцев гораздо больше интересовала информация с отправленного к поверхности зонда. Что он расскажет об Акве?
   Между тем, легкие крейсера совершили облет планеты. Как и предполагалось, поиски противника завершились безрезультатно. Однако главная цель проведенной разведки была совершенно иной. На экране голографа появился командир «Элдиса».
   – Господин генерал, – доложил майор. – Мы только что обнаружили древнюю колонию Тасконы. Координаты, указанные в документах, полностью подтвердились. Слава Великому Координатору! Правитель никогда не ошибается.
   – Каково состояние города? – уточил Эднарс.
   – Превосходное, – вымолвил Стиквил. – Визуально не выявлено ни одного разрушения. Все постройки, трубопроводы и площадки в отличном состоянии. Высадку можно начинать хоть сейчас.
   – Вы видите людей или технику? – вмешался Паурл.
   – Нет, – отрицательно покачал головой офицер. – Приборы не зафиксировали движение.
   – Оставайтесь на месте, мы направляемся к вам, – приказал генерал.
   – Слушаюсь, – отчеканил майор.
   – Осталось лишь получить пробы, – прокомментировал ситуацию Шиндлер. – Мне не терпится ступить на Акву…
   Храбров снисходительно посмотрел на аланца, но промолчал. Впрочем, его реакция на реплику дозиметриста не ускользнула от внимания других членов группы. Грондоул хотел что-то сказать, но в этот момент со своего места неожиданно вскочил молодой светловолосый лейтенант.
   – Сигнал с зонда! – воскликнул офицер. – Давление – один одиннадцать от нормы. Состав атмосферы: азот – восемьдесят пять процентов, кислород – четырнадцать. Опасных примесей и излучений нет.
   Эднарс повернулся к ученым и торжественно произнес:
   – Господа, пришла ваша очередь. Я ничуть не сомневаюсь в успехе. На судне объявляется двадцатиминутная готовность.
   В коридорах «Варгаса» тут же взвыла сирена.
   – Отряд оправдает надежды народа! – с пафосом проговорил Стив.
   Аланцы дружно зашагали к выходу из рубки управления. Разумеется, Олесь плелся последним. Они спустились на лифте на третью палубу и двинулись к шлюзовому отсеку. Здесь было непривычно оживленно. Вытянувшись в колонну, десантники грузились в боты.
   На их обмундировании стоит остановиться поподробнее. Чтобы не допустить проникновения планетной пыли, верхнюю часть ботинок солдаты обмотали широкой плотной лентой. Тяжелый длинный бронежилет надежно защищал грудь и живот. На коленях и локтях русич заметил специальные металлические пластины. И в завершение – массивный шлем с забралом из бронестекла и аппаратом насыщения воздуха. Меленький баллончик размещался в кармане на спине за левым плечом.
   На поясе бойцов Храбров насчитал три батареи для лазерного карабина. Боекомплект, позволяющий вести интенсивный огонь по врагу в течение шести суток. Оружие солдаты несли в руках. То и дело раздавались громкие команды сержантов. В выражениях десантники не церемонились.
   Проследовав в небольшую комнату, ученые приступили к переодеванию. Форма защитного цвета, армейская обувь, шлем и специальное снаряжение, соответствующее виду деятельности. Выйдя из помещения, землянин недоуменно спросил:
   – И это все?
   – Необходимое оборудование уже на боте, – вымолвил Паурл.
   – Я не о приборах, – произнес Олесь. – Мы высаживаемся без оружия?
   – Оно нам не нужно, – спокойно ответил Стив. – У группы другие задачи. В случае экстремальной ситуации солдаты прикроют отряд и подготовят эвакуацию. Схема отработана на учениях и сбоев не дает.
   – К черту ваши схемы, – выругался русич. – Яне собираюсь быть беззащитной мишенью. Это боевая операция, а не развлечение…
   Храбров решительно направился к резервному отделению десантников. Ни слова не говоря, землянин снял с первого попавшегося солдата бронежилет, пояс и буквально отобрал у бедняги карабин. Крепко держа свою добычу, Олесь двинулся к летательному аппарату. Ученые удивленно смотрели на геолога. Лишь на устах Клерон мелькнула ироничная улыбка. До старта осталось три минуты.
   Десантный бот представлял собой вытянутый длинный параллелепипед. В маленькой тесной кабине сидели два пилота, а в общем отсеке располагались солдаты. Три параллельные скамьи по десять человек на каждой. Ни о каком комфорте не могло идти и речи.
   Места особой группе выделили рядом с переборкой пилотов. Что вполне объяснимо. Посвященные выйдут на планету последними.
   В шлюзовом отсеке вспыхнул красный свет. Ворота начали медленно подниматься. Тотчас защелкали замки страховочных ремней.
   – Готовность тридцать секунд, – послышался голос командира бота.
   Машина плавно оторвалась от пола и, быстро набирая скорость, устремилась в открытый космос. Русич взглянул на часы. Высадка шла точно по графику. Надо отдать должное космолетчикам, бот они вели отменно. Ни перегрузок, ни резких наклонов, ни тряски. Великий Координатор действительно собрал в экспедицию лучших специалистов.
   Примерно через пятнадцать минут Храбров почувствовал легкий толчок. Летательный аппарат замер, шум работающих двигателей значительно снизился.
   – Приехали! – выкрикнул один из пилотов.
   – Вперед! – скомандовал высокий капитан.
   Люк в задней части машины с грохотом упал на поверхность, превращаясь в удобные сходни. С низко опущенными забралами, с карабинами наперевес десантники ринулись из бота. Один – налево, второй – направо, третий – прямо. Все, как учили, как отрабатывали на тренировках. Короткая перебежка, упал, откатился в сторону, прицелился. Сзади идет следующая тройка. Через несколько секунд машина опустела. Посадочная площадка была захвачена.
   – Пора, – проговорил Паурл, вставая со скамьи. Надев бронежилет и шлем, Олесь уверенно зашагал по металлическому полу летательного аппарата. Десять метров и русич ступил на бетонное покрытие космодрома. Когда-то здесь приземлялись звездные корабли могущественной Тасконы. Сейчас на огромной территории находились лишь два маленьких десантных бота.
   Чуть в отдалении виднелись гигантские полусферы. Между ними располагались менее крупные постройки: прямоугольные, квадратные, круглые. Определенной геометрической формы строители не придерживались. Все сооружения опутывала разветвленная сеть труб различного диаметра. Почти наверняка – система жизнеобеспечения. В самом центре колонии стояло высокое, сужающееся к верху шпилеобразное здание. Город вызывал восхищение. В нем чувствовалось что-то мистическое.
   Внезапно над головой Храброва раздался разрезающий воздух невероятный свист. От громкого звука не спасал даже защитный шлем. Олесь невольно пригнулся. Три флайера сопровождения прошли на малой высоте и, уйдя вертикально вверх, направились к «Варгасу». Свою миссию они выполнили.
   – Черт бы их подрал! – выдохнул русич.
   Реакцию Храброва на лихачество пилотов заметил Грондоул.
   – А говорите ничего не боитесь, – рассмеялся Дан. – Оглянитесь вокруг, господин Лендон. Разве это не чудо? Минуло двести лет, а строения, будто вчера возведены. А ведь Акву и Алан разделяют три парсека! Нам достался настоящий клад.
   – Данное обстоятельство меня как раз и настораживает, – возразил землянин.
   – То есть? – не понял ученый.
   – Все слишком хорошо, чтобы оказаться правдой, – вымолвил Олесь.
   – Давайте, без загадок, – с легким раздражением в голосе сказал Грондоул.
   – Пожалуйста, – произнес русич. – На Тасконе за два века ландшафт изменился полностью. Наши карты были абсолютно бесполезны. Города превратились в руины, дороги и космодромы покрылись толстым слоем грунта, а буйная растительность завершила уничтожение следов цивилизации. А что мы видим здесь? Ни одного поврежденного трубопровода, сверкающие в лучах Аридана металлические детали конструкций и идеально вычищенная взлетная площадка. Неужели на Акве не дуют ветры, и не выпадают осадки?
   – Пожалуй, – согласился аланец, переводя взгляд на ближайший купол. – И каков ваш вывод?
   – У колонии есть хозяин, – проговорил Храбров. – В противном случае здания давно бы развалились. Тут что-то нечисто, я нутром чувствую опасность.
   – Хватит философствовать, – вмешался командир группы. – Дан, помоги лучше передовому отряду. Двери в подземные бункера почему-то не открываются. Надо работать, а не болтать. Берите пример с Шиндлера.
   Ален уже развернул аппаратуру и проводил контрольные замеры. Пока, к счастью, ничего представляющего угрозу для жизни людей ученый не обнаружил. Между тем, десантные боты поднялись в воздух и начали медленно набирать высоту.
   – Они улетают? – удивленно спросил землянин.
   – Да, – кивнул головой Паурл. – Скоро сюда прибудут шестьдесят человек с «Бригита». Одной роты солдат будет достаточно.
   – Кто знает, – пожал плечами Олесь.
   Русич поднял глаза и посмотрел на небо Аквы. Темно-синее, мрачное, с густыми серыми облаками. Сейчас даже оранжевый диск Аридана казался зловещим. В нем нет ни безумной яркости Сириуса, ни родной нежной желтизны Солнца. Чужое, холодное светило. Отчасти такое впечатление складывалось из-за того, что звезда находилась достаточно низко над горизонтом. Храбров повернулся к Стиву и негромко сказал:
   – Судя по всему, на планету опускается ночь.
   – Совершенно верно, – подтвердил аланец. – Через два с половиной часа Аридан скроется из поля зрения. Но это не имеет ни малейшего значения. К тому моменту мы уже проникнем в город. Дан прекрасно знает свое дело и обязательно оживит систему освещения.
   – Терпеть не могу самоуверенных людей, – произнес Олесь. – Только глупец начинает десантную операцию за три часа до захода. Ведь насколько я понимаю, ночь на Акве длится долго.
   – Около восемнадцати часов, – ответил Стив. – И советую попридержать язык. Мы на боевом задании и приказы здесь не обсуждаются.
   Спорить русич не стал. Его упрямство привело бы лишь к обострению отношений. Тем временем, на посадочную площадку приземлились еще два бота. Десантники быстро покинули машины и построились в одну шеренгу. Их встречал высокий широкоплечий капитан.
   Окинув взглядом подчиненных, командир роты отдал офицерам необходимые распоряжения и направился к Паурлу. Солдаты тут же рассыпались в разные стороны. Подойдя вплотную к ученому, аланец лихо козырнул и представился:
   – Капитан Дарквил, командир группы разведки и прикрытия.
   – Хорошо, – спокойно отреагировал Стив. – Обращайтесь ко мне «господин Паурл».
   – Слушаюсь, – отчеканил офицер. – Мы взяли под контроль все здания космодрома. Аппаратура в неплохом состоянии, но полностью обесточена. Резервные источники питания отсутствуют. Каковы будут дальнейшие приказания?
   – Оставьте на посадочной площадке охрану и подготовьтесь к проникновению в город. Пора двигаться вглубь колонии, – скомандовал ученый.
   С момента высадки прошел час. Надежды Паурла на быстрый успех не оправдались. Десантники обследовали два десятка строений, но всюду царило запустение. Склады, технические блоки, пункты заправки, ремонтные цеха были заброшены очень давно. Данный факт подтверждал огромный слой пыли, лежащий на полу. Нигде ни единого человеческого следа.
   Впрочем, это не распространялось на диспетчерскую службу и доки флайеров. Там пыль подозрительно отсутствовала. Зато прекрасно сохранились три боевые машины. Серебристый металл, прочный пластик, удобная мягкое кресло для пилота и компактная панель управления. Древние летальные аппараты наверняка заинтересовали бы Грондоула, но ему сейчас не до них. Двери в подземные бункера никак не хотели поддаваться.
   Не обремененный работой Храбров внимательно осматривал космодром. Олеся не покидало ощущение, что где-то рядом затаились неведомые враждебные твари. Слишком много странных, необъяснимых мелочей.
   На навигационном пульте отчетливо виднелись темно-бурые пятна. Капли крови русич ни с чем не спутает. Кроме того, в аппаратной связи на удивление чистые кресла и тумблеры передатчиков.
   И, наконец, самое главное. Возле одного из флайеров сержант-десантник нашел небольшой нож. Стальное лезвие оказалось оплавлено. Кем? Когда? Из какого вида оружия? Ответов на вопросы, к сожалению, не было.
   Основная группа солдат собралась в зале ожидания. Именно здесь Дану удалось открыть вход в тоннель. Устало опустив руки, ученый сидел на пластиковом стуле возле стены.
   – Что скажешь? – вымолвил Паурл, подходя к Грондоулу.
   – Дела обстоят паршиво, – честно признался техник. – Обнаружено пять дверей, ведущих в город. Четыре заблокированы изнутри. Металл прочный и лазеру не поддается. Единственный вариант – взорвать…
   – Нет, – возразил Стив. – Сооружения слишком старые. Ударная волна может привести к серьезным разрушениям. А вдруг возникнет пожар? Рисковать нельзя. Воспользуемся проложенным тобой маршрутом. Другими коридорами займемся позже.
   – Господа, – громко произнес Храбров, – я обратил внимание, что на посадочной площадке только один бот. А где второй?
   – Улетел, разумеется, – ответил командир группы. – Так положено по инструкции.
   – Замечательно! – воскликнул землянин. – Мы еще и от эскадры себя отрезали. Достойный поступок для самоубийц.
   – Перестаньте паясничать, Лендон, – прикрикнул на Олеся Паурл. – На вас смотрят рядовые десантники. Я не потерплю паникерских настроений. Операция развивается точно по плану.
   – Вам виднее, – сказал русич. – Однако прежде, чем сунуться в город, я бы позаботился о надежной охране космодрома. Это самое важное место на Акве.
   Аланец раздраженно взглянул на Храброва, выдержал паузу и проговорил:
   – Капитан Дарквил!
   – Я здесь, господин Паурл, – перед ученым тут же вырос командир роты.
   – Сколько человек вы оставляете на поверхности? – уточнил Стив.
   – Десять, – четко отрапортовал офицер.
   – Добавьте к ним еще пятерых, – распорядился посвященный.
   – Слушаюсь, – отчеканил капитан.
   – Через две минуты отправляйте разведывательную группу в тоннель, – продолжил Паурл.
   Дарквил козырнул и быстрым шагом двинулся к десантникам.
   – Теперь вы довольны, господин геолог? – с сарказмом в голосе спросил ученый.
   – Я бы оставил тридцать, – бесстрастно вымолвил землянин.
   Грондоул совершенно искренне рассмеялся. Между тем, в зал вошли Клерон, Шиндлер и Нейлон. За спиной у Грега находился передатчик. Аланец приблизился к коллегам и произнес:
   – Связь с командующим налажена. Генерал желает нам удачи и просит проявлять предельную осторожность.
   – Прекрасно, – сказал Стив. – Пора начинать. Сегодня мы творим историю.
   Отделение солдат осторожно спустилось в коридор. Тотчас вспыхнули мощные фонари. Лучи света пытались разогнать густой мрак. Данное обстоятельство еще больше усилило подозрения Олеся. Русич прекрасно знал возможности генераторов древних тасконцев. На освещение стен их бы хватило. Значит, питание отключено умышленно.
   Подземный тоннель оказался достаточно длинным. Разведчики преодолели около двухсот метров, прежде чем достигли следующей двери. Она была не заперта. Вскоре от сержанта прибежал посыльный.
   – Путь свободен, – тяжело дыша, доложил десантник. – Там настоящее чудо…
   Капитан молча махнул рукой, и бойцы, вытягиваясь в колонну, рванулись к коридору. Тактика действий в подобных случаях отработана до автоматизма. Храбров уже представлял, как солдаты выскакивают из тоннеля, занимают огневые позиции и постепенно, прикрывая друг друга, продвигаются вперед. Чуть помедлив, за десантниками последовали и ученые.
   Выйдя из коридора, аланцы в изумлении замерли. Увидеть подобное они не ожидали. Сразу за небольшой каменной площадкой раскинулся огромный сад. Невысокие плодовые деревья, густые кустарники, аккуратно подстриженная трава и многочисленные цветочные клумбы. Судя по сине-зеленым листьям, растения привезли на Акву с Тасконы. Понять замысел проектировщиков города труда не составляло. Ничто так не успокаивает душу, как родная природа, а проживающие на далекой планете люди обязательно должны чувствовать неразрывную связь с отчизной. Иначе колонию захлестнет волна нервных срывов.
   В разные стороны от площадки уходили узкие идеально ровные дорожки. Русич насчитал четыре направления.
   – Какая красота! – восхищенно выдохнула Эвис.
   – И хочу заметить, хорошо ухоженная, – проговорил Олесь.
   Командир группы наградил землянина недоброжелательным взглядом. Не теряя времени, Ален приступил к измерениям. Вскоре Шиндлер снял шлем и вымолвил:
   – Концентрация кислорода двадцать процентов. Не база, а просто курорт. Воздух гораздо чище, чем на «Варгасе».
   – Господин Паурл! – окликнул Стива Дарквил. – Идите сюда!
   Ученые тотчас направились к капитану. Вместе с худощавым сержантом офицер стоял перед странным прямоугольником сооружением. Оно располагалось на полу и имело довольно внушительные размеры, достигая трех метров в длину и двух в ширину. По мере приближения предмет приобретал рельефную форму. Маленькие полусферы, удивительные кубические строения, крошечные ангары и тонкие нити трубопроводов. Тут же были надписи и указатели.
   – Да ведь это карта города! – невольно вырвалось у Грондоула.
   – Нам определенно везет, – рассмеялась Клерон.
   – Давайте рассмотрим ее внимательно и разработаем план действий, – предложил Паурл. – Отряд теперь может разделиться и изучать колонию более целенаправленно. Двигаться наугад больше не придется.
   – С чего начнем? – поинтересовался Нейлон.
   – С самых важных объектов, – ответил Стив. – Комплекс ядерного реактора, башня дальней космической связи, системы наблюдения, жизнеобеспечения и технического контроля. Обязательно надо проверить лаборатории и завод…
   – … архив и административный блок, – добавил Дан.
   – Пожалуй, – согласился командир группы. – Забираем с собой все документы, схемы, компьютерные диски. Детально будем разбираться на Алане. Задерживаться здесь не стоит.
   Храбров в разговор ученых не вмешивался. На замечания русича уже никто не реагировал. Пусть события развиваются так, как предначертано судьбой. Достав блокнот, Олесь неторопливо перерисовывал схему города. Она пригодится еще не раз. Между тем, Дарквил и Паурл распределяли солдат по группам.
   Первым покинул сад Шиндлер. Именно ему, а не Грондоулу поручили проверить энергетическую установку, подготовить ее к запуску и взять под контроль пульт подачи электричества. Аланцы тоже понимали, что здесь не все в порядке. Космодром и тоннель обесточены, а в полусфере сада освещение хоть и слабое, но есть. Явное отклонение от нормы.
   Вслед за Аленом ушли Грег и Эвис. Клерон занималась лабораториями и научным отсеком. Кроме того, неподалеку, находилась оранжерея, а исследование сохранившихся форм жизни непосредственная обязанность женщины.
   Решение самой сложной проблемы досталось Нейлону. Аланец должен был проникнуть в башню космической связи и наладить оттуда контакт с флотом. Это значительно расширило бы возможности десанта. Однако землянин сомневался, что данная затея осуществима. Двери здания наверняка заблокированы ничуть не хуже, чем на космодроме. Постепенно помещение пустело. Рота разбилась на мелкие подразделения.
   – Я отправляюсь в административный сектор, – произнес Стив. – Дан, тщательно осмотри завод. Тасконцы не случайно построили его на Акве.
   – Не волнуйся, разберемся, – кивнул головой Грондоул.
   – Лендон, – командир группы повернулся к Храброву, – хватит бездельничать. Приступайте к работе. За которую, кстати, вам хорошо платят. В левом углу карты отмечены боксы. Основная задача колонии – добыча ценных полезных ископаемых. Алану они нужны не меньше
   – С удовольствием послужу родной стране, – вымолвил русич, убирая блокнот.
   – Сержант Маквил, – послышался голос капитана. – Пойдете с господином Лендоном. Для усиления возьмите пять человек из второго отделения.
   Перед Олесем тут же вырос огромный десантник лет двадцати пяти. Рост парня явно превышал два метра. Снимать защитные шлемы солдатам запрещалось, а потому землянин с трудом разглядел сержанта. Большие карие глаза, узкий прямой нос, массивный волевой подбородок и легкий румянец на щеках. Такие красавцы от девушек отбоя не знают. Впрочем, сейчас не до любви.
   Три последних отряда разошлись в разные стороны. В какой-то момент Храбров обернулся. Группа десантников занимала боевую позицию на площадке. В профессионализме Дарквилу не откажешь. Офицер не глуп и действует довольно грамотно. Полусфера сада очень важное стратегическое место колонии. Ее нужно обязательно держать под контролем. Поддернув лямку карабина, русич ускорил шаг.
   Отряд Олеся двигался по маршруту Нейлона и первый темный коридор преодолел совершенно безбоязненно. Он имел длину не больше сорока метров и много времени не отнял. Разведчики попали в квадратное помещение с невероятным количеством агрегатов и механизмов. Здесь стояли массивные генераторы, фильтровентиляционные установки, щитовые блоки. Задвижки и вентили надежно перекрывали трубы. Только теперь землянин понял предназначение кубических строений. Эти сооружения являлись своеобразными перекрестками системы жизнеобеспечения. Предусмотрительные тасконцы помимо центрального управления создали еще и местные узлы. При выходе из строя автоматики люди пользовались ручным режимом. Каждый купол мог существовать абсолютно независимо.
   Группа, не задерживаясь, проследовала дальше. Преодолев второй тоннель, десантники достигли очередного здания. Оно оказалось гораздо больше предыдущего. Освещение было слабым, но Храбров сумел различить в полумраке прилавки и стойки с пустыми вешалками. Отряд очутился в магазине. Отсутствие товаров удивления не вызывало. За два века сюда не прибыл ни один космический корабль. Все запасы одежды и обуви колонисты давно уже сносили.
   Из помещения в другие сектора города вели три коридора. Русич решительно направился к центральному. Вскоре стало ясно, что тоннель постепенно понижается. Большая часть строений имела значительное заглубление. Наверное, тасконцы сделали это в целях безопасности. На мгновение землянин выпал из реальности. Олесь думал лишь о том, где и когда произойдет нападение? И будет ли оно вообще? Может, его страхи напрасны? Сомнения терзали разум русича.
   Через пару минут солдаты вошли в огромный темный зал. Включать фонари аланцы не спешили, а потому наткнулись на стулья и с грохотом повалились на пол. Послышались гневные ругательства сержанта. В выражениях Маквил не стеснялся. Лучи света тотчас заметались из стороны в сторону. Всюду, куда бы ни бросали взгляд десантники, ровными рядами стояли прямоугольные пластиковые столы. Кое-где даже находилась посуда.
   – Вот это площади! – вырвалось у одного из солдат. – Сколько же людей здесь обедало? Тысяча, полторы?
   – Маловато взял, – поправил сержант. – Тысячи три, не меньше…
   На спор десантников Храбров не обращал внимания. Столовая землянина не интересовала. Отряд Нейлона ее уже досконально проверил. Да и бессмысленно устраивать засаду в столь большом зале. У противника слишком много места для маневра. Олесь открыл блокнот и посветил на схему.
   Нет, выполнять приказ Паурла русич не собирался. Дорога в боксы приведет группу в тупик. Если вражеские солдаты в городе отсутствуют, заняться рудой он еще успеет. У Храброва появилась куда более заманчивая идея. Землянин решил разыскать уцелевших колонистов. Олесь посмотрел на десантников и громко произнес:
   – Поворачиваем направо!
   Аланцы мгновенно отреагировали на команду русича. Осторожно обходя уроненные стулья, бойцы быстро продвигались к боковой двери. Улучив момент, Маквил приблизился к Храброву и тихо заметил:
   – Господин Лендон, мне кажется, вы ошиблись. Боксы расположены слева от центрального тоннеля. Судя по карте…
   Землянин направил луч фонаря в лицо сержанту. От яркого света тот невольно зажмурился. Парень оказался смышленым, но это сейчас Олеся не очень устраивало. Десантника нужно было обязательно поставить на место.
   – Маквил, – жестко сказал русич. – Вам поручили сопровождать меня, а не обсуждать приказы. Я прекрасно знаю, что делаю. Когда потребуется ваша помощь, тогда и будете говорить. Все понятно?
   – Да, господин Лендон, – отчеканил сержант.
   – Тогда, вперед! – махнул рукой Храбров.
   Отряд пересек столовую наискось, спустился в очередной коридор и вскоре попал в спортивный зал. Огромное, пустынное темное помещение. В играх Олесь разбирался плохо, хотя и ходил в подземной Тасконе на какие-то соревнования. Две команды бегали по прямоугольной площадке и пытались забросить мяч в ворота друг другу. Довольно странное занятие для взрослых мужчин.
   На полу лежали мячи, обручи, маты. Создавалось впечатление, будто люди покинули зал буквально несколько минут назад и потому не успели убрать спортивный инвентарь. Испытывавшие то же чувство аланцы рассыпались в цепь. Лучи фонарей тщательно обшаривали каждый метр. Неожиданно один из десантников присел на корточки и удивленно выкрикнул:
   – Сержант, сюда!
   Маквил и Храбров тут же подбежали к солдату. На пластиковом покрытии пола отчетливо виднелось бурое выжженное пятно. Командир отделения снял перчатку и провел пальцем по оплавленному краю.
   – Лазер, – уверенно произнес сержант.
   Землянин огляделся по сторонам и заметил неподалеку стопку матов. Ему показалось подозрительным, что они сложены в центре зала.
   – Осмотрите эту кучу! – вымолвил Олесь. – И повнимательнее…
   Солдаты немедленно принялись за работу. Результат не заставил себя долго ждать. Часть матов была продырявлена насквозь и разорвана в клочья. В самом низу десантники обнаружили процарапанные чем-то полосы и многочисленные засохшие пятна крови.
   Теперь все встало на свои места.
   Русич понял, почему в некоторых помещениях отсутствует свет. Таким образом враг скрывал последствия бойни. Делал он это крайне неумело, но и аланцы не обременяли себя излишней проверкой. Группа Паурла абсолютно спокойно прошла через спортивный зал. Расчет противника до гениальности прост. Штурмовые отряды бросятся вглубь колонии к наиболее важным объектам и не станут обращать внимание на незначительные мелочи. С души Храброва словно упал камень. Предчувствия его не обманули.
   – Что это? – недоуменно спросил Маквил.
   – Первые признаки западни, – проговорил землянин. – Не знаю, кто здесь спрятался, но наследил он достаточно. Первыми жертвами оказались колонисты, вторыми будем мы.
   – Надо предупредить остальные группы об опасности! – сказал сержант, одевая шлем.
   – Отставить! – Олесь хлопнул аланца по плечу. – Неприятель наверняка прослушивает наши разговоры и, не исключено, что понимает язык. Прибегнем к старому испытанному способу. Отправь посыльных. Одного в лаборатории к Клерон, второго к башне и административному сектору, третьего обратно в полусферу сада. И пусть поторапливаются! Времени в обрез. Враг вот-вот начнет операцию.
   Командир отделения назвал три фамилии и, спустя несколько секунд, солдаты исчезли в темноте. Проверив оружие, отряд продолжил путь. Русич все еще надеялся дойти до конечного пункта. Миновав длинный тоннель, десантники очутились в первом куполе жилого сектора. Всего их в городе шесть. Удивительно, но помещение было прекрасно освещено. Видимо, здесь захватчики сработали чисто.
   Дома располагались сразу у входа. Хотя, вряд ли так можно назвать одинаковые трехэтажные блоки из бетона, стекла и пластика. Аланцы решительно двинулись к открытым настежь дверям подъездов.
   – Не занимайтесь ерундой, – остановил разведчиков Храбров. – Группа госпожи Клерон уже проверила эти строения. Нужно пробиваться к четвертой полусфере и шестой. Там найти людей шансов гораздо больше.
   Судя по карте, из купола в разные стороны уходили восемь лучей. Внутренняя планировка имела точно такую же схему. Отряд шел по центральной улице. Постоянно оглядываясь и внимательно наблюдая за крышами зданий, солдаты неторопливо вытягивались в колонну. Оружие десантники держали наготове. От благодушного настроения не осталось и следа.
   Перед коридором группа замерла. Трое разведчиков стремительно проскочили тоннель и заняли оборону в соседней полусфере. Убедившись в отсутствии засады, вслед за ними направилась вся группа. В помещении царила полная темнота. Стены и крыша купола не светились. Олесь с трудом различал идущих впереди солдат. Несмотря на большую мощность, лучам фонарей не удавалось разорвать густой мрак.
   Впрочем, скоро выяснилось, что планировка улиц однотипна. Отличался лишь цвет жилых блоков. В первой полусфере они были синие, а во второй ярко-желтые. Это вносило определенное разнообразие в архитектурный стандарт. Десантники медленно продвигались вглубь города. Впереди замаячил перекресток.
   – Взгляните! – воскликнул сержант.
   В дрожащем свете фонаря землянин увидел разбитое стекло и обгоревшую оконную раму. Рядом валялась сломанная дверь и разорванные в клочья вещи. Убрать весь мусор нападавшим не хватило времени. На стене ближайшего дома аланцы снова заметили бурые пятна крови. Неведомый враг безжалостно убивал колонистов.
   Храбров вытер пот со лба и надел на голову шлем, который до сих пор нес в руке. В тот же миг заработал встроенный в него передатчик.
   Кто-то явно нарушал приказ Паурла о полном молчании в эфире.
   – База, база, ответьте! – истерично кричал хриплый голос. – Нас атакуют… Их много, очень много База, я первый… Долго мы не продержимся… Проклятье! Мерзкие твари… А-а-а…
   Последний отчаянный вопль еще долго звучал в ушах. Русич посмотрел на Маквила. Тяжело вздохнув, десантник произнес:
   – Первое отделение. Оно осталось на космодроме.
   – Понятно, – горько усмехнулся Олесь. – Мышеловка захлопнулась. Теперь наступает наша очередь ввязываться в драку. Уверен, уцелеют немногие, если вообще кто-нибудь уцелеет…
   Землянин умышленно говорил громко. Солдаты должны знать всю правду. В экспедицию брали исключительно добровольцев. Главное требование, чтобы десантник отслужил на Тасконе не меньше года. Значит, новобранцев в отряде нет. Вместе с этими людьми Храброву предстоит сражаться бок о бок. И быть может умереть…
   Русич снял с плеча карабин, окинул взглядом аланцев и иронично сказал:
   – Чего притихли? Неужели испугались? Никто не живет вечно. Пора заняться настоящим делом!

Глава 2
ЗАПАДНЯ

   В действиях нападавших чувствовалась великолепная организация. Противник атаковал десантников практически повсеместно. В эфире то и дело слышались крики и призывы о помощи. В самом сложном положении оказалась группа Грондоула. Разведчики попали под перекрестный огонь. Большие силы врага наступали из зоны реактора и со стороны складов. Неприятель взял аланцев в клещи.
   Раскрыв карту города, Олесь пытался воссоздать картину развернувшегося боя и понять замысел противника. Без сомнения враг отрезал солдат от космодрома и стратегически важных объектов. Под его натиском отступали отряды Паурла, Нейлона, Шиндлера. Еще немного и десант разобьется на мелкие разрозненные группы, что неминуемо приведет к гибели.
   Кроме того, начались перебои со связью. От невероятного треска порой закладывало уши. Неприятель включил аппаратуру башни и ставил помехи почти на всех частотах. Счет шел уже на секунды. Выждав мгновение тишины, землянин громко закричал в передатчик:
   – Говорит Лендон. Всем отрядам отходить к жилым блокам! Занимайте оборону у тоннелей. Это единственный шанс…
   Последние слова Храброва утонули в адском шуме помех. Сдернув с головы шлем, русич грубо выругался:
   – Проклятые ублюдки! У меня чуть барабанные перепонки не лопнули.
   – Какие будут приказания? – спросил Маквил.
   – Раздели людей попарно и направь их в полусферы два, три и пять, – вымолвил Олесь. – Надо создать непреодолимый рубеж обороны. Если противник прорвется в жилой сектор нам конец.
   – Но у меня нет столько солдат, – удивленно сказал сержант.
   – Пусть организуют заслон из отступающих групп, – резко произнес землянин. – Кто не подчинится, расстреляю лично. С офицеров особый спрос.
   Подобной жесткости от ученого командир отделения не ожидал. Он изумленно смотрел на Храброва, не решаясь отдавать соответствующие распоряжения. Наконец, аланец пришел в себя и осторожно поинтересовался:
   – А как же вы? Я ведь отвечаю за вашу безопасность.
   – Я пойду в первый купол, навстречу Грондоулу и Клерон, – проговорил русич. – Там больше всего проблем. Думаю, главные силы врага ударят именно с этого направления. Люблю быть в гуще событий…
   Иронию Олеся сержант вряд ли понял, но приказ выполнил. Через несколько секунд десантники исчезли в подземных коридорах колонии. С Храбровым остались лишь Маквил и еще один солдат. Взглянув на русича, командир отделения упрямо сказал:
   – Мы с Гленом будем вас сопровождать.
   – Хорошо, – усмехнулся Олесь, надевая шлем. – Надо спешить.
   Они бежали на пределе своих возможностей. И хотя длинный бронежилет больно бил по бедрам, Храбров темпа не снижал. Малейшая задержка и противник их опередит. Неожиданно во всех помещениях вспыхнул яркий свет. Видимо неприятель посчитал, что операция по уничтожению аланцев вступила в завершающую фазу.
   Преодолев длинный тоннель, группа вновь оказалась в первой полусфере. Последний рывок и десантники достигли цели.
   Здесь пока было тихо. Из наушников непрерывно доносились отрывистые неразборчивые крики. Возле центрального перекрестка русич замедлил шаг и, слегка стукнув солдата по шлему, произнес:
   – Эй, боец, отправляйся назад. В ста метрах отсюда есть левый поворот. Дорога ведет к резервуарам с водой. Закрой этот коридор. И не вздумай умереть!
   Разведчик посмотрел на сержанта. Стоило Маквилу кивнуть головой, как он тут же сорвался с места. Тревожно вглядываясь в пустоту тоннеля, Олесь снял карабин с предохранителя и прислонился к стене. Сколько прошло времени? Секунда? Десять? Двадцать? Ожидание показалось землянину вечностью. А вдруг отряду Дана не удастся оторваться от врага? Втроем им купол не удержать.
   В коридоре раздался непонятный шум. Храбров поднял оружие, прицелился, положил палец на спусковой крючок. В предчувствии отчаянной схватки сердце в груди бешено колотилось, а правая рука нервно подрагивала. Давно русич не бывал в таких переделках. Но вспомнить былые навыки труда не составило. Главное, дышать ровно и спокойно.
   Впереди послышались отборные ругательства. Олесь тотчас опустил карабин. Из-за поворота выбежали два десантника. Аланцы с опаской озирались по сторонам и держали оружие наготове. Выскочив в проем, сержант громко воскликнул:
   – Свои!
   Разведчики сразу остановились. Через мгновение в тоннеле появилась группа солдат, несущая раненых. Вместе с ними двигался и Грондоул. Молодой лейтенант отдавал какие-то распоряжения и постоянно оглядывался. Над головами бойцов пронесся луч лазера и, обжигая покрытие, разбился о стену. Противник висел у отступающих десантников на плечах.
   Через полминуты отряд, наконец, достиг жилой зоны. Храбров насчитал восемь человек, двое из которых идти самостоятельно не могли. Значит, группа в столкновении с врагом потеряла почти половину бойцов. Это много, очень много…
   Между тем, в коридоре показались странные отвратительные твари. На секунду русич замешкался, но вышедшие из окружения солдаты встретили противника ураганным огнем. Раздался неприятный скрипящий визг.
   – Получили, сволочи! – закричал один из аланцев. – Это вам за Ласта. Только суньтесь сюда, гады…
   Десантник продолжал стрелять, хотя в проходе уже давно никого не было. Неприятель ретировался, понимая, что наскоком в полусферу не прорваться. Действия солдата напоминали психоз, и парня пришлось успокаивать. Возле стены дома в разорванной куртке сидел Дан. Устало и подавленно ученый склонил голову к груди. Рядом лежал карабин.
   – Я вижу, и вы, господин Грондоул, взялись за оружие, – вымолвил Олесь. – Зря не хотели меня слушать.
   – Будь ты проклят, Лендон, – беззлобно выдавил аланец. – Все твои предсказания…
   – Констатация фактов, – поправил землянин.
   – От этого ничуть не легче, – произнес Дан. – Мы вырвались просто чудом. Завод соединен с реактором и складами. Именно там мерзавцы и прятались. Заблокированные двери открылись, и десятки тварей ринулись в атаку. А у нас, как на зло, отделение разбросано по всему куполу. Я даже не сумел толком рассмотреть нападавших. Сплошной шквал огня… Десантнику, стоявшему рядом со мной, пробило шлем насквозь. Пришлось обратиться в бегство.
   – Не самое худшее решение, – попытался успокоить Грондоула Храбров.
   – Хорошо хоть лейтенант разобрал в треске твой вопль, – не обращая внимания на реплику собеседника, продолжил ученый. – Атоведь я намеревался сунуться в сторону сада.
   – Группу чуть не отрезали в районе столовой, – вставил офицер. – Слишком большое помещение. Мы потеряли там двоих.
   Дан пребывал в шоковом состоянии и вести диалог с ним дальше не имело смысла. А время поджимало. Враг передышек не даст. Русич повернулся к аланцам и проговорил:
   – Лейтенант, немедленно отправьте трех солдат к тоннелю, ведущему к резервуарам с водой. Сейчас там всего один человек и, я боюсь, он долго не продержится.
   – Мне надо эвакуировать раненых в безопасное место, – возразил десантник.
   – Проклятье! – сорвался Олесь. – Ну почему каждый болван пытается спорить? Безопасных мест здесь нет. Выполняйте приказ или я вас пристрелю!
   Резкий тон землянина не оставлял сомнений в том, что угроза реальна. В боевых условиях законы жесткие. Офицер дрогнул, послушно козырнул и сам вместе с двумя солдатами устремился на помощь Глену. К сожалению, проблем еще было немало.
   – Маквил, за мной! – выкрикнул Храбров. – Нужно проверить одно важное направление…
   – Со стороны зала голографа? – уточнил сержант.
   – Догадлив, – усмехнулся русич. – Я надеюсь, туда отступила группа из сада.
   – Они там, – не колеблясь ни секунды, произнес аланец.
   – Откуда такая уверенность? – удивился Олесь.
   – Во-первых, потому что мы до сих пор не получили удар в спину, – вымолвил десантник. – А, во-вторых, этим отделением командует сержант Планк.
   – То есть? – не понял землянин.
   – Увидите сами, господин Лендон, – проговорил разведчик.
   Два человека быстро побежали по улице. Примерно через тридцать секунд Храбров и Маквил оказались в новом квартале. Уже издали русич заметил многочисленную группу солдат. Часть аланцев несла дежурство возле тоннеля, а остальные вытаскивали из блоков тяжелую мебель. Посреди дороги стоял крепкий широкоплечий мужчина и громко ругался. Его брань разносилась едва ли не на всю полусферу.
   – Илан в своем репертуаре, – рассмеялся десантник. Лишь подойдя ближе, Олесь сумел разглядеть Планка.
   Аланец был немолод, на вид лет сорок-сорок пять. Невысокий рост компенсировался мощным телосложением и довольно «колоритной» лексикой. У подчиненных даже мысли не возникало затеять спор с командиром. Гнева сержанта боялись больше, чем неприятеля.
   Именно на таких людях и держится настоящая армия. Для солдат Планк являлся учителем, наставником, а порой и отцом. Строг, но справедлив. Илан драл три шкуры с десантников, однако за любого из них мог кому угодно перегрызть горло. Увидев землянина, сержант выступил вперед и четко доложил:
   – Третье отделение второго взвода второй роты строит заграждение и готовится к круговой обороне.
   – Отставить, – произнес Храбров. – Есть дела куда поважнее. Сколько человек вы потеряли во время боя?
   – Благодаря вам, господин Лендон, ни одного, – отрапортовал Планк.
   – Обойдемся без лести, – бесстрастно сказал русич. – Это ваша заслуга.
   – Никогда не занимался подхалимством, – возразил Илан. – Мы неплохо поймали мерзких тварей в саду. Противник действовал чересчур нагло, за что и поплатился. Штук пять мои парни уложили сразу. Существа драпали в коридор на всех шести конечностях. Дальше было сложнее. Враг ринулся в атаку сразу с трех направлений. Если бы не приказ об отступлении, из сада нам бы живыми не уйти. Двое солдат получили легкие ранения, но это не в счет.
   – Отличная работа, – похвалил Олесь. – Берите с собой четверых и следуйте за нами. Меня беспокоит группа в лаборатории и оранжерее. Они почему-то не отошли.
   – Слушаюсь, – ничуть не сомневаясь в полномочиях землянина, козырнул сержант.
   До нужного поворота оставалось метров триста. Десантники поневоле ускорили шаг. Храбров опасался, что неприятель сумеет прорваться внутрь жилого сектора. Тогда исчезнет последний шанс на спасение. Главная задача сейчас – создать надежную линию обороны. Узкие тоннели позволят свести численное преимущество противника к нулю. Только бы нигде не допустить ошибку.
   Отряд уже подбегал к коридору, когда из него, шатаясь, выбрались три человека. Клерон в первый момент русич не узнал. Находившаяся в центре группы женщина с трудом волочила двух раненых солдат. Аланцы пытались самостоятельно передвигать ногами, но силы быстро покидали бойцов.
   Без шлема, с растрепанными волосами, вся в крови Эвис буквально выла от отчаяния. Помощь подоспела как нельзя кстати. Разведчики Планка подхватили товарищей и осторожно положили их на бетонный пол возле блоков. Тут же рухнула на колени и Клерон. Бедняжка едва дышала от усталости.
   – Где десантники? – спросил Олесь.
   – Там, – женщина неуверенно махнула рукой в сторону тоннеля.
   – Почему вы не отступили? – не удержался от укора землянин.
   – Не успели, – низко опустив голову, вымолвила Эвис. – В оранжерее меня сопровождали лишь пять человек. Что случилось на космодроме, я не знаю. Орда тварей хлынула внезапно. Ужас… Солдаты погибали один за другим…
   Из глаз Клерон хлынули слезы. После пережитого шока начиналась истерика. Храбров достал блокнот и взглянул на карту. С такими силами закрыть вторую полусферу и научный сектор десантникам уже не удастся.
   Решение напрашивалось само собой. Надо контратаковать врага и выбросить его из оранжереи. Маневр крайне рискованный, но иного выхода не было.
   Русич посмотрел на аланцев и громко сказал:
   – Выбор у нас невелик. Либо вышвырнем противника в резервуары, либо умрем. Кто боится, пусть остается здесь.
   На губах Илана появилась ироничная усмешка.
   – В моем подразделении трусов нет, – гордо произнес сержант.
   – Тогда, вперед! – воскликнул Олесь.
   Группа устремилась в коридор. Он оказался достаточно коротким, не больше пятидесяти метров. Шесть секунд и воины выбежали на небольшую площадку, огражденную прозрачным пластиком. Вокруг царствовали сине-зеленые насаждения. На деревьях и кустарниках виднелись крупные плоды. Идиллия. Раздалось отвратительное шипение, и куски пластика разлетелись в разные стороны.
   – Ложитесь! – послышался чей-то хриплый голос.
   Не обращая внимания на реплику, Храбров, что есть силы, закричал:
   – Кто может стоять, в атаку! Смерть тварям!
   За подобные авантюры после боя либо награждают, либо расстреливают. Если командир, разумеется, уцелел. Умирать землянин не собирался, но сейчас мозг подчинялся не столько рассудку, сколько эмоциям. Олеся захлестнула волна злобы и ненависти. Русич первым выскочил из помещения и, перепрыгивая через колючие растения, ринулся на врага. Сзади с дикими воплями неслись десантники Планка.
   Описывать такие сцены необычайно сложно. Люди переступают через страх, через инстинкт самосохранения и буквально врываются в вечность. Те солдаты, что минуту назад испуганно вжимались в землю, теперь поднимались на ноги и смело шли навстречу ураганному огню. И даже раненые, истекая кровью и царапая пальцами грунт, истошно орали «бей»! Боевой клич аланцев сметал все на своем пути. Лучи лазерных карабинов перекрещивались и ударяли в тела противников. Крики, стоны, визг…
   Храбров преодолел около ста метров. По ходу выстрелом в упор он срезал какую-то неясную фигуру. Слева и справа бежали десантники. Вскоре Маквил обогнал Олеся и закрыл собой. Русич недовольно ругался, но ничего поделать не мог. Приказ Дарквила сержант соблюдал неукоснительно.
   Контрнаступление людей застало тварей врасплох. В рядах неприятеля возникла паника. Часть солдат начала отступать к тоннелю. Однако некоторые стояли до конца. Две противоборствующие стороны быстро сближались. Яростно вопя, враги сошлись в рукопашной.
   На землянина бросилось удивительное существо с огромной непропорциональной головой и тремя парами конечностей. В верхних оно держало оружие. Не колеблясь ни секунды, Храбров нажал на курок. Луч разрезал захватчика напополам. В тот же миг русич почувствовал сильный удар по шлему. К счастью, прочный металл спас Олеся. Тем не менее, в глазах все потемнело, и землянин на мгновение потерял сознание.
   Придя в себя, Храбров увидел, что Маквил борется с чужаком. В руке аланца был зажат кинжал, а его противник размахивал длинным тесаком. Физически сержант явно превосходил врага, но тот, используя лишнюю пару конечностей, беспрерывно терзал ими грудь десантника.
   Не теряя времени, русич с размаху ударил прикладом неизвестное существо по голове. Через рану наружу потекла желтовато-зеленая жидкость. Олесь наклонился и вырвал оружие из слабеющей кисти твари. Навстречу землянину уже бежал новый противник. Непрерывно шевеля короткими усиками и щелкая гигантскими челюстями, чужак издавал отвратительный визг.
   Резкий выпад и Храбров еле успел увернуться. Подпускать врага близко ни в коем случае нельзя. Средние конечности существа тотчас схватят твое тело, и шансы на победу в схватке растают, как дым. Допускать ошибку Маквила русич не собирался. Выждав удобный момент, Олесь отскочил чуть в сторону и неуловимым движением отсек противнику левую кисть. Мерзкая тварь взвыла от боли.
   Храбров тут же использовал плоды своего успеха. Удар по ноге, враг падает на колено, и лезвие тесака входит ему в голову. Существо покачнулось и беззвучно упало в кусты с ярко-красными плодами. Русич поднял с земли карабин и огляделся. Неприятель не выдержал натиска десантников и покинул оранжерею. Аланцы безжалостно добивали последних сопротивляющихся тварей.
   – Закройте тоннель! – громко скомандовал Олесь.
   Два бойца сразу рванулись к коридору. Теперь за это направление Храбров мог быть спокоен. Аланцы ни за что не пропустят сюда противника. Всюду, куда бы ни бросал взгляд русич, лежали трупы погибших солдат. Кое-где люди и существа намертво вцепились друг в друга. Страшное зрелище. Две расы, две цивилизации, два цвета крови.
   Олесь присел на корточки и начал внимательно рассматривать зарубленного им врага. В длину тварь достигала одного метра семидесяти сантиметров. Значит, внешние размеры примерно одинаковы. Впрочем, на этом сходство с человечеством и заканчивалось. Вместо кожи тело существ покрывало прочная эластичная корка темно-серого цвета. Большая голова, круглые сетчатые глаза и маленькие упругие усики.
   Особой гордостью чужаков наверняка являлись челюсти. Они сдвигались, словно стальные ножи. Разумеется, при таких возможностях зубы были не нужны. Пищу твари разрывали и глотали, не пережевывая. Длинная тонкая шея плавно переходила в покатые плечи. Чуть ниже располагалась первая пара конечностей.
   Несколько слов надо обязательно сказать о кистях существ. Название конечно условное. Трехпалая, хорошо гнущаяся клешня с довольно острыми концами. В бою чужаки часто использовали ее вместо холодного оружия.
   Вторая пара лап имела значительно меньшие размеры и находилась на середине туловища. Она явно использовалась для вспомогательных функций и была развита гораздо слабее. Однако вполне могла разорвать человеку живот. Третья пара служила тварям ногами. Развернутые ступни, слегка согнутые колени.
   Одежды на захватчике оказалось немного. Грубые черные ботинки с тупыми носами и короткое обмундирование, состоящее из коричневой накидки с металлическими бляхами на груди и шортов такого же цвета. На широком ремне, опоясывающем существо, висели странные крючки, подсумки с батареями для лазерного карабина, ножны для тесака и плоская фляга с какой-то жидкостью.
   – Мерзкая тварь, – проговорил подошедший Планк.
   – Уверен, мы, по их мнению, тоже не красавцы, – вымолвил землянин, вставая.
   Храбров повернулся к аланцу и невольно замер. Выглядел десантник ужасно. Расколотое пополам забрало, вмятина на шлеме, оторванный рукав и забрызганный кровью чужаков бронежилет.
   – У вас неважный внешний вид, сержант, – улыбнулся русич.
   – Посмотрите лучше на своего телохранителя, – иронично сказал командир третьего отделения, показывая на товарища.
   Удивительно устроена человеческая психика. Люди умудряются найти что-то смешное даже в самых сложных и безвыходных ситуациях. Олесь и Илан дружно расхохотались. Складывалось впечатление, будто аланец одет в лохмотья. Существо разорвало в клочья материю бронежилета и исцарапало конечностями прочный металл.
   – Господин Лендон, я ваш должник, – произнес Маквил. – Не представляю, как бы вырвался из клешней кошмарной твари.
   – Хочу заметить, что сначала ты меня избавил от нее, – возразил землянин.
   – Чужак спрятался в кустах, – пояснил разведчик. – Вы не могли его видеть. К счастью, удар был касательным. Лезвие скользнуло по шлему и отскочило от бронежилета. У вас там небольшая рана.
   В горячке боя Храбров на подобные мелочи внимания не обращал. Лишь сейчас он почувствовал боль в левом плече. Рукав насквозь пропитался кровью. Русича действительно спасло чудо. Впрочем, враг наверняка добил бы потерявшего сознание Олеся, но сержант вовремя вмешался в схватку.
   – Признаюсь честно, – осторожно проговорил Планк, – вы меня поразили, господин Лендон. Никогда не думал, что обычный геолог может столь умело владеть холодным оружием. Вы расправились с опасным противником, как с мальчишкой-новобранцем. Блестящий поединок
   – Не надо, – махнул рукой землянин. – Доложите лучше о потерях.
   Лицо десантника сразу помрачнело. Опустив голову, аланец тише обычного сказал:
   – Я лишился двух отличных парней. Эрквила подстрелили еще до рукопашной, а Даркинсу разрубили шею.
   – А что у местной группы? – спросил Храбров.
   – Хуже некуда, – вставил Маквил. – На ногах только четверо. Возле тоннеля двое раненых, в том числе мой посыльный.
   – Понятно, – вымолвил русич. – Получается… Закончить фразу Олесь не успел. Метрах в тридцати от землянина раздался непонятный шум. Прочесывавшие оранжерею солдаты наткнулись на что-то интересное. Они громко кричали и размахивали карабинами. Ни слова не говоря, Храбров и оба сержанта бросились к десантникам. Первым добежал Планк.
   – Что случилось, Грег? – выкрикнул командир отделения, обращаясь к своему подчиненному.
   – Нашли раненую тварь, – ответил разведчик. – Пыталась скрыться в зарослях.
   Бесцеремонно расталкивая аланцев, русич протиснулся вперед. На смятой траве, среди раздавленных плодов лежал вражеский солдат. В его правом плече виднелась огромная дыра, из которой вытекала желтовато-зеленая жидкость. Вторая рана была на ноге в районе голени. Опираясь на средние конечности, существо тихо шипело и медленно отползало.
   Разобраться в выражении сетчатых глаз Олесь, разумеется, не мог, но инстинктивно чувствовал, что несчастная тварь сейчас испытывает страх. Чужак ужасно боялся смерти и отчаянно вертел головой, стараясь хоть где-нибудь найти защиту. Спасение пришло неожиданно. Один из десантников поднял оружие, чтобы добить существо, но землянин тут же опустил ствол карабина вниз. Выйдя чуть вперед, Храбров произнес:
   – Кто прикончит раненого пойдет под суд военного трибунала.
   – А они нас не жалеют – с горечью заметил невысокий коренастый аланец.
   – Это их нравы, – спокойно сказал русич. – Вряд ли стоит уподобляться мерзким уродам. Война только начинается. В такой ситуации пленник важнее целого батальона солдат. Неужели мне нужно объяснять прописные истины?
   – Все понятно, – проговорил Планк. – Кто тронет тварь, будет иметь дело со мной. А я откручу башку сразу, без лишних церемоний.
   Перечить сержанту разведчики не решились и поспешно отступили назад. Между тем, бессильно уронив конечности, существо замерло. Решив нелегкую проблему с чужаком, Олесь кивнул Маквилу головой:
   – Пойдешь со мной. Надо взглянуть, что происходит в других полусферах.
   – Какие будут распоряжения? – уточнил Илан.
   – Организуй надежную оборону, атака может повториться в любой момент, – вымолвил землянин. – Оттащите подальше трупы, соберите оружие, перевяжите раненых. Наведите здесь порядок. И не забудь о пленнике. Он нужен живым.
   – Слушаюсь, командор, – улыбнулся аланец. Подобным обращением сержант впервые наградил
   Храброва. И это была вовсе не ирония. Авторитет русича необычайно вырос среди десантников. Словами его не заработаешь. За уважение солдат платят кровью.
   Олесь и Маквил быстрым шагом направились к тоннелю. То и дело на пути попадались распростертые тела. Бой в оранжерее дорого обошелся как людям, так и чужакам. Окончательные потери еще предстоит подсчитать. Пластиковая кабина оказалась полностью разгромлена. Обломки противно скрипели под ногами. Шагнув в коридор, землянин на мгновение остановился. В ту же секунду послышался надрывный женский голос:
   – Кто идет?
   – Это мы, Эвис, – откликнулся Олесь.
   Откинув карабин в сторону, аланка рванулась к русичу и буквально бросилась ему на шею. Она безудержно рыдала. Где былое высокомерие и надменность? Обычная напуганная женщина. Поглаживая Клерон по голове, Храбров тихо произнес:
   – Успокойся, все позади. Мы вышвырнули тварей…
   – Я думала, вас убили, – всхлипнула Эвис. – Сюда доносились лишь адские вопли…
   – Нам пора, – мягко отстраняя аланку, вымолвил Олесь.
   Выйдя из тоннеля, русич обратил внимание, что время понапрасну Клерон не теряла. Оба разведчика со свежими бинтами на ранах сидели за углом жилого блока. Сейчас их жизни ничего не угрожало.
   – За вами скоро придут, – проговорил Храбров.
   Стычки между противниками в первом куполе прекратились. В действиях тварей чувствовалась некоторая растерянность. Враг выбил людей из важных секторов, но уничтожить десант, как планировалось, не сумел. В похожем положении оказались и аланцы. Они закрепились в жилом районе, однако что делать дальше не представляли. Сформировалась определенная линия фронта.
   Проверив посты, Олесь направился к коридору, ведущему в спортзал. Навстречу землянину неторопливо двигался Грондоул.
   – Трудно сказать почему, но я не сомневался, что ты вернешься, – усмехнулся ученый.
   – Я живучий, – ответил Храбров.
   – Вижу, – произнес Дан, кивая головой на окровавленное плечо и помятый шлем.
   – Ерунда, немного размялись, – вымолвил русич.
   – Дарквил прислал солдата, – проговорил Грондоул. – Основные силы роты собрались в третьей полусфере. Капитан пытается воссоздать картину сражения, но, похоже, он плохо знает обстановку.
   – Придется ему помочь, – бесстрастно сказал Олесь.
   С обеих сторон тоннеля стояли часовые. Это землянину понравилось. Осторожность лишней не бывает. Что-что, а организовывать правильное несение службы офицер умеет. Миновав коридор и прямую, как стрела, улицу, ученые достигли центрального перекрестка. Здесь был настоящий лазарет. Вдоль домов на каких-то тряпках и старых матрасах разместились раненые десантники. Храбров насчитал пятнадцать человек.
   Возле солдат суетились уцелевшие после боя санинструкторы. В большинстве своем рота состояла из мужчин, но изредка попадались и женщины. Именно одна из них особенно громко стонала. Эвис не выдержала и подозвала к себе сержанта-медика.
   – Что с ней? – едва слышно спросила Клерон.
   – Два проникающих ранения в живот, – со слезами на глазах прошептал аланец. – Мы не в силах помочь. Осталось часа четыре…
   Неподалеку, прямо на бетонном покрытии, расположился штаб десантной группировки. Разведчики принесли сюда стол, стулья и длинный диван. Когда русич подошел ближе, стало ясно, зачем он понадобился. С побелевшим лицом, закрытыми глазами и многочисленными повязками на груди на нем лежал Паурл. На мгновение показалось, что ученый мертв. Но вот аланец шевельнулся, тяжело вздохнул, вытащил руку из-под подушки.
   Рядом со Стивом сидели Шиндлер и Нейлон. Дарквил и лейтенант, командовавший десантниками в группе Грондоула, склонились над столом. Заметив ученых, офицеры выпрямились, и Олесь без труда смог рассмотреть карту колонии. Аланцы нарисовали ее по памяти, и землянин сразу обнаружил ряд неточностей. Храбров хотел их исправить, но командир роты его опередил.
   – Рад видеть вас живыми и невредимыми, господа, – произнес капитан.
   – Взаимно, – спокойно отреагировал Дан. – Что с Паурлом?
   – Осколочное ранение груди, – вымолвил Дарквил. – Мы пытались проникнуть в архив, но дверь была заблокирована. В тот момент, когда она поддалась, раздался страшный взрыв. Двух солдат разорвало в клочья, а остальных разметало по административному сектору. Нас спасли бронежилеты…
   – Вот к чему приводит тупое упрямство, – раздраженно сказал русич. – Капитан, посыльный разве не предупредил вас об опасности?
   – Мы с господином Паурлом не придали этому значения, – честно признался офицер. – Группа только что миновала спортивный зал. Ничего подозрительного разведчики не нашли.
   Услышав разговор десантника с Олесем, Стив открыл глаза, приподнялся на локте и гневно прохрипел:
   – Проклятье! Лендон, кто дал тебе право отдавать команды в эфире? По твоей милости отряд теперь отрезан от космодрома. А ведь вполне могли выйти через сад на взлетную площадку и благополучно эвакуироваться…
   – Сомневаюсь, – землянин поставил стул в трех метрах от дивана и сел. – Собираетесь меня судить? Пожалуйста. Но прошу учесть, я в западню роту не тащил. Наоборот, всячески останавливал.
   – Болтун! – зло выдавил аланец. – Я прикажу расстрелять тебя, как паникера. Ты не выполнил ни одного моего распоряжения. Объясни, почему твоя группа оказалась в жилых полусферах? Она ведь должна была обследовать боксы.
   – Случайность, – пожал плечами Храбров. – Я перепутал направление и заблудился.
   – Издеваешься, сволочь – Паурл закашлял, и у него изо рта потекла тонкая струйка крови.
   Упав на подушку, Стив минут пять приходил в себя. За это время никто не проронил ни слова. Чем закончится конфликт, не знали ни ученые, ни военные. Не исключено, что умирающий посвященный действительно решится на крайние меры. Наконец, Паурл собрался с силами и громко произнес:
   – Капитан, арестуйте негодяя. Я не хочу, чтобы господин Лендон мешал нам при прорыве. Приговор изменнику вынесут на Алане.
   Вердикт ученого русича не удивил, а вот реакция Маквила на развитие событий застала Олеся врасплох. Скинув карабин с плеча, сержант направил оружие на Дарквила. Одно опрометчивое движение и десантник нажмет на спусковой крючок.
   – Какого черта, сержант? – изумленно воскликнул командир роты.
   – Я доверяю господину Лендону гораздо больше, чем вам, – ответил разведчик. – Если бы не он, то твари сейчас добивали бы группировку по коридорам и секторам. К счастью, господин Лендон сумел организовать оборону. Когда отряды отступали к куполам, здесь уже находились солдаты моего отделения. Сунься рота в сад и ей конец. Основные силы чужаков наступали именно со стороны космодрома. Это может подтвердить сержант Планк. Пока вы тряслись от страха, господин Лендон водил нас в рукопашную в оранжерее. Я готов за него жизнь отдать.
   Речь Маквила привела всех присутствующих в шоковое состояние. Лица аланцев изумленно вытянулись. Первым отреагировал капитан. Дарквил судорожно схватился за кобуру бластера, но стоящий рядом лейтенант успел перехватить его руку.
   – Не надо, – вымолвил офицер. – Вы сами прекрасно знаете, что сержант прав. Приказ об отходе спас нас. После провала экспедиции это было единственно верное решение. Если мы возьмем Лендона под стражу, я за своих подчиненных не поручусь.
   – Стив, – вмешалась Клерон, – ты перегибаешь палку. Тяжелое ранение вывело тебя из равновесия. Стик действовал решительно и правильно. Он остановил натиск врагов и дал роте передышку.
   Заступничество Эвис стало для землянина приятной неожиданностью. Женщина впервые открыто поддержала Храброва. Но главный сюрприз поджидал русича впереди. Подойдя вплотную к раненому товарищу, Грондоул опустился на корточки и достаточно жестко сказал:
   – Господин Паурл, хочу напомнить вам строку из кодекса специальных подразделений. Если командир группы не в состоянии выполнять возложенные на него обязанности, полномочия немедленно передаются заместителю.
   – На что ты намекаешь? – с трудом выдавил лингвист.
   – На смену власти, – бесстрастно проговорил Дан. – Я беру всю ответственность по принятию решений на себя. Таков закон.
   – Выскочка, – презрительно усмехнулся Стив. – Ты давно метил на мое место. Но боюсь, твой карьерный рост будет недолгим.
   – Возможно, – кивнул головой техник. – Однако другого выхода из ситуации нет. Научная часть экспедиции завершена. Мы невольно оказались в эпицентре военных действий. К сожалению, наши познания в данной области невелики. А вот господин Лендон проявил недюжинные способности. Солдаты ему доверяют. Применение радикальных мер негативно скажется на боевом духе десантников. Не удивлюсь, если нас обвинят в предательстве. Вряд ли подобная перспектива кого-нибудь устроит.
   – Ты ответишь перед Великим Координатором, – скрипя зубами от боли и бессилия, произнес Паурл.
   – Разумеется, – вымолвил аланец.
   Дан выпрямился, повернулся к Дарквилу и громко спросил:
   – Вам все понятно, капитан?
   – Да, господин Грондоул, – отчеканил офицер.
   – В таком случае, пора убрать оружие, – заметил ученый, кивая на сержанта.
   Олесь махнул рукой и проговорил:
   – Маквил, отправляйся в первую полусферу и проверь людей. Мне нужны точные сведения о численности роты.
   – Слушаюсь, командор, – заостряя внимание на последнем слове, выкрикнул разведчик.
   Как только десантник скрылся за поворотом, землянин встал и подошел к Дарквилу. Взглянув в глаза аланца, Храбров честно сказал:
   – Капитан, это не моя инициатива. Я не рвусь в начальники и не собираюсь возглавлять операцию. Командуете здесь исключительно вы. Если мои советы пригодятся, будет просто прекрасно. Что же касается инцидента, то, надеюсь, парня ждет прощение. Несколько минут назад во время рукопашной схватки я спас сержанту жизнь. Легкий шок, чувство благодарности, боевой порыв. Одним словом – эмоции. Уверен, Маквил – исполнительный и дисциплинированный солдат.
   – Господин Лендон, – улыбнулся офицер. – Я знаю Криса уже четыре года. Сам не раз продвигал его по службе. Если он так поступил, значит, на то были веские основания. Судя по вашему плечу и шлему, в драке вы себя не жалели. Поверьте, я не злопамятен. Конфликты лишь ослабляют группировку. Считаю, что ничего серьезного не произошло.
   Дарквил протянул руку, и Олесь с удовольствием ее пожал. Напряжение, которое нагнетал Паурл, разрядилось неожиданно быстро. Делить власть перед угрозой смертельной опасности землянин и аланец не стали. Храбров взял карандаш и начал исправлять ошибки на карте десантников. Вскоре капитан увидел реальную картину западни.
   Рота оказалась в правой части колонии, занимая примерно тридцать процентов ее территории. Но выгод не имела никаких. Из ценных объектов разведчикам достались только оранжерея и научный сектор. Впрочем, последний наверняка давно разграблен. Самое неприятное то, что отряд был полностью блокирован. Противник отрезал аланцев и от энергетических установок, и от башни связи, и от космодрома. Мышеловка захлопнулась.
   Члены особой группы расположились за спинами офицеров. Они внимательно наблюдали за работой русича. По мере того, как чертеж приобретал законченный вид, лица присутствующих мрачнели.
   – И так, мы находимся в окружении, – произнес Грондоул.
   – Совершенно верно, – подтвердил Олесь.
   – Но где же скрывались чужаки? – недоуменно вымолвил Шиндлер. – Почему разведка их не обнаружила?
   – Все довольно просто, – сказал капитан. – Неприятель прекрасно знал, что колония Алану не принадлежит. Твари успели похозяйничать на базе и замести следы. Великолепно спланированная ловушка. Нас здесь терпеливо ждали.
   Дарквил склонился к столу и, водя карандашом по карте, продолжил объяснение:
   – Вот четыре двери, заблокированные со стороны космодрома. Они ведут в технические мастерские и складские помещения. Плюс довольно длинные коридоры. Данные площади позволяют спрятать примерно тысячу солдат. Чтобы сохранить контроль над городом, враг разместил крупные отряды в здании реактора, энергетическом управлении, башне связи, медицинском отсеке и архиве. Получив сигнал, противник ринулся в атаку. Главный расчет на внезапность. Чужаки умышленно запустили роту через узкую горловину в полусферу сада. При наступлении мерзкие твари первым делом ее перекрыли. Неприятель все предусмотрел
   – Но на поверхности остались пятнадцать десантников! – не унимался Ален.
   – Думаю, они уже мертвы, – спокойно сказал офицер.
   – А лучи лазеров? – воскликнула Клерон. – Служба слежения кораблей без труда заметит их в темноте.
   – Вряд ли, – возразил землянин. – Вместе с первыми выстрелами чужаки включили на базе свет. Уверен, посадочная площадка освещена лучше, чем днем.
   – Да и не до того сейчас генералу Эднарсу, – вставил Нейлон. – Вы знаете лишь половину страшной правды. После ряда бесплодных попыток прорваться в башню, я решил связаться с командующим. Однако все заранее настроенные частоты оказались забиты помехами. Ну а вскоре прибежал посыльный от господина Лендона. Затем бой, отступление, ранение Паурла. Десять минут назад я повторил свою попытку.
   – И что? – нетерпеливо спросил дозиметрист.
   – Мой передатчик слишком слаб, чтобы пробиться через такой барьер, – проговорил Грег. – А вот «Варгас» я слышал. Одновременно с нами эскадру атаковали пять крейсеров противника. В космосе идет не менее жаркий бой.
   – Черт подери! – вырвалось у Дана.
   Аланец невольно посмотрел на Храброва. Он не забыл ожесточенные споры в кают-компании. Ведь именно об этом русич и предупреждал.
   – Стик, вы случайно не ясновидящий? – поинтересовался Грондоул.
   – Нет, – грустно улыбнулся Олесь. – Обычная человеческая логика. Я ставил себя на место врага и пытался спрогнозировать его действия.
   – Но почему твари не напали на корабли сразу? – произнес Шиндлер.
   – Это, пожалуй, самый легкий вопрос, – ответил Дарквил. – Им были нужны пленники. Колонисты ничего не знали о «Сондоре». Пришлось подготовить западню. Как только операция увенчалась успехом, чужаки ринулись в наступление.
   – Голыми руками противник нас не возьмет, – не удержался от реплики лейтенант. – Мы в состоянии отбить любой штурм.
   – В том-то и беда, что атаковать позиции роты никто не будет, – вымолвил землянин. – Цель уже достигнута. Зверь угодил в клетку. Меня беспокоит другое. Капитан, какие шаги предпримет штаб, если десант не выйдет на связь в установленное время?
   – Вариантов несколько, – пожал плечами офицер. – Все зависит от общей обстановки.
   – Вы ее знаете, – сказал Храбров.
   Командир роты на мгновение задумался, тяжело вздохнул и проговорил:
   – Твари раскрыли свое присутствие в системе. Значит, рота либо погибла, либо потеряла передатчики. Учитывая ценность колонии, генерал Эднарс наверняка начнет новую операцию. Решительную и полномасштабную. Такие не раз отрабатывались на учениях.
   – А поподробнее? – вымолвил Дан.
   – Пять десантных ботов с личным составом при поддержке флайеров и корабельных орудий приступят к штурму базы, – произнес Дарквил. – Стремительная высадка, развертывание…
   – Скажите прямо – мясорубка, – грубовато вставил русич. – Крейсера заняты боем с вражескими судами, часть флайеров погибла. Десант будет действовать абсолютно самостоятельно. Пару машин собьют еще в воздухе, а остальных солдат прикончат на посадочной площадке. Неприятель ждет от нас подобной авантюры.
   Капитан лишь развел руками. Он ничего не мог возразить. Вероятнее всего события именно так и будут развиваться. Не зная, с кем имеют дело, аланцы совершали одну ошибку за другой. Ученые и офицеры прекрасно понимали, рано или поздно чужаки уничтожат блокированную группировку.
   – Паникеры! – прохрипел Стив. – Генерал Эднарс – опытный командующий. Эскадра разгромит противника в космосе и придет на помощь роте. Терпение и выдержка. Вот, что сейчас требуется.
   – Паурл, вы либо глупец, либо не хотите смотреть правде в глаза, – не выдержал Грондоул. – Неведомые существа умеют воевать. Под лазерные орудия тяжелых крейсеров твари не полезут. Их задача – отодвинуть суда от Аквы. Уверен, скоро к Аридану подойдут основные силы врага. В противном случае чужаки не стали бы рисковать. Мы находимся на краю гибели.
   – Когда генерал начнет операцию? – уточнил Олесь.
   – Не раньше утра, – проговорил Дарквил.
   – Значит, в нашем распоряжении восемнадцать часов, – горько усмехнулся землянин. – Время что-то придумать есть. Иначе плена или смерти не избежать.
   Перспективы были не радужные. Особенно это стало ясно, когда вернулись посыльные из трех полусфер.
   У капитана появилась возможность подвести итоги прошедшего боя. Результаты оказались шокирующими. В жилые сектора вышли семьдесят два десантника. Из командиров отделений и взводов в распоряжении Дарквила остался один офицер и шесть сержантов. Не стоило забывать и о том, что семнадцать человек имели достаточно тяжелые ранения. Рота потеряла больше трети списочного состава и с трудом закрывала восемь тоннелей.
   – Проклятье! – громко выругался капитан и ударил кулаком по столу. – О каком прорыве может идти речь? У меня нет ни малейших резервов. Твари стреляют неплохо и уложат нас в первом же коридоре.
   – Кстати, я не успел их даже разглядеть, – произнес Нейлон, садясь на свободный стул.
   – Невысокого роста, крупная голова, шесть конечностей, – ответил Грондоул. – Одежда…
   – Довольно примитивная, – вставил Храбров. – Думаю, они в ней и не нуждаются. Я не эксперт в данной области, но чужаки очень похожи на насекомых. То ли жуки, то ли…
   – Невероятно! – воскликнул Шиндлер. – Биологи никогда не рассматривали подобный вариант. Насекомых считали примитивом, не способным к дальнейшему развитию. Я прав, Эвис?
   – Господин Лендон мог и ошибиться, – собидой в голосе вымолвила Клерон. – Его утверждение следует хорошенько проверить.
   – Нет ничего проще, – сказал русич. – В оранжерее валяется полтора десятка трупов. Потрошите сколько угодно.
   – Превосходно! – вырвалось у женщины. – Я готова приступить к работе немедленно.
   Олесь обернулся к Маквилу и произнес:
   – Крис, возьми с собой человек пять и вернись на место боя. Принеси мертвую тварь, ее оружие и снаряжение. Пусть специалисты разбираются с трофеями. Да, и не забудь пленника.
   Если землянин хотел произвести на аланцев впечатление, то он добился своего. Сержант уже скрылся из вида, а ученые до сих пор сидели, открыв рты.
   Наконец, Дан изумленно выдохнул:
   – Вы захватили живого чужака?
   – А я разве не говорил об этом? – притворно спросил Храбров.
   – Сущий дьявол! – расхохотался Дарквил. – Никому не советую играть с ним в карты. У господина Лендона все козыри рассованы по рукавам…
   – Чистая случайность, – пояснил русич. – Парни подстрелили тварь во время атаки, а обнаружили при зачистке оранжереи. В горячке солдаты чуть не прикончили беднягу. Пришлось вмешаться.
   – Везучий, стервец, – по-отечески вымолвил Грег. Спустя двадцать минут группа Маквила приволокла труп чужака и оружие. Сам сержант вел пленника. Планк безукоризненно выполнил распоряжения Олеся. На плече существа виднелась свежая повязка, а бедро было чем-то заклеено. Чтобы враг не вырвался, десантники попарно связали ему верхние конечности за спиной. Впрочем, раненый чужак и не пытался бежать. Слегка прихрамывая, он покорно плелся за разведчиком.
   Вскоре аланцы обступили странный отряд. Бойцы внимательно рассматривали удивительную тварь. В глазах солдат легко читалась злость и ненависть. Многие сейчас вспоминали погибших товарищей. Вероломно напавшие на роту мерзкие чудовища во время сражения жалости и сострадания к людям не проявляли.
   – Подведите существо ко мне, – едва слышно сказал Стив. – Я хочу допросить пленника. Это мое право.
   – Боюсь, толку будет немного, – бесстрастно заметил землянин.
   Чужака бесцеремонно подтолкнули к дивану. Глаза бедолаги испуганно вращались. Он, наверное, думал, что его будут пытать. Конечности твари сильно дрожали.
   – Как твое имя? – произнес Паурл.
   В ответ – полная тишина. Существо непонимающе взирало на аланца.
   – Откуда вы прилетели? – задал новый вопрос лингвист. Результат тот же.
   – Ты будешь говорить или нет, проклятая тварь? – сорвался Стив.
   Вряд ли пленник понял ученого, но, помотав головой, чужак вдруг громко застрекотал. Без сомнения, враг старался что-то сказать. Стоявший неподалеку Грондоул махнул рукой и разочарованно проговорил:
   – Бесполезно. Здесь научно-исследовательскому центру хватит работы на год. Совершенно другой тип речи. Не исключено, что часть диапазона находится в ультразвуковой полосе. Для нас он лишняя обуза.
   Через пару минут ученые разошлись в разные стороны. Клерон приказала отнести труп твари в один из блоков и приступила к вскрытию. Составить ей компанию никто не пожелал. Нейлон забрался на крышу жилого блока и пытался в очередной раз связаться с «Варгасом». Шансов было немного, но Грег не терял надежду. Последним покинул штаб Грондоул. Забрав оружие пришельцев, техник отправился в дальний квартал полусферы. В подобных делах надо соблюдать строгие меры безопасности. Малейшая ошибка может привести к жертвам. А их и без того хватало. Паурлу становилось все хуже, и ничем не занятый Шиндлер вызвался присматривать за тяжелораненым ученым.
   Возле стола остались лишь два офицера-десантника и Храбров. Им предстояло придумать план прорыва из города. Провести операцию нужно обязательно до восхода Аридана. Иначе западня захлопнется навсегда.

Глава 3
КОЛОНИСТЫ

   Три последующих часа превратились в настоящее мучение. От перенапряжения у русича разболелась голова. Сидеть на стуле Олесь был уже не в силах. Он неторопливо ходил по улице, изредка бросая взгляд на карту колонии. Ситуация казалась безвыходной. А ведь стоило взорвать на космодроме пару дверей, и события развивались бы совсем иначе. Чужакам поневоле пришлось бы высунуться. Увы, нет пределов человеческой глупости.
   Пятнадцать минут назад лейтенант Кронг ушел менять посты у тоннелей. Счастливчик! Аланец хоть на мгновение отвлечется от тягостных размышлений.
   Ни Храбров, ни Дарквил позволить себе такую роскошь не могли. Обхватив голову руками, капитан тупо смотрел в одну точку. Приближающегося Грондоула они даже не заметили. Кинув оружие тварей на бетонное покрытие, ученый поинтересовался:
   – Как дела?
   – Паршиво, – честно признался землянин.
   – А в чем проблема? – спросил Дан.
   – Мы в тупике, – произнес командир роты, откидываясь на спинку стула. – Реально осуществимого плана у нас нет.
   – Докладывайте, – вымолвил Грондоул. – Может, я подкину какую-нибудь свежую идею. Новичкам часто везет.
   – Хорошо бы, – устало улыбнулся офицер, беря карандаш.
   Выдержав паузу, Дарквил начал объяснения:
   – Главным элементом операции является эвакуация с планеты. Связаться с эскадрой Нейлон не в состоянии. Его передатчик в данных условиях абсолютно бесполезен. Значит, единственный шанс вступить в контакт с генералом Эднарсом – разобраться с башней. Либо уничтожить ее полностью, либо воспользоваться находящейся там аппаратурой. Не стоит забывать о том, что в роте много раненых, неспособных передвигаться самостоятельно. Маршрут к месту прорыва должен быть максимально коротким. Самый оптимальный – через резервуары с водой, технические мастерские и ремонтные доки.
   – Атака с двух сторон? – уточнил ученый.
   – С трех, – вставил Олесь. – Одно направление будет отвлекающим.
   – В том-то и состоит задумка, – продолжил капитан. – Первое подразделение устраивает шум где-нибудь подальше от жилых секторов. Например, в районе завода. Враг, разумеется, стянет туда все силы. А резервы у противника ограничены. Твари тоже понесли серьезные потери. Завязывается бой, и противник ослабляет охрану коридоров. Вот тут-то второй отряд и устремляется к башне. Его задача вызвать десантные боты и флайеры. Спустя еще пять минут основной контингент идет на штурм здания резервуара. Необходимо достигнуть космодрома к моменту прилета машин. Мы поддержим высадку огнем с земли.
   – Получается, что две первые группы обречены на гибель, – догадался Дан.
   – Война без жертв не бывает, – бесстрастно проговорил русич.
   – Пожалуй, – согласился Грондоул. – Ваш план неплох, но у него есть ряд серьезных недостатков. Насколько я понимаю, разведчики должны пробраться в купол завода незаметно. А это нереально. Чужаки полностью контролируют левую половину колонии…
   – Кроме того, не факт, что солдаты сумеют преодолеть тоннель и пробиться к башне связи, – добавил Храбров.
   – Именно, – подтвердил Дан.
   – Увы, – развел руками офицер. – Ничего лучше мы придумать не сумели.
   – Не будем паниковать раньше времени, – вымолвил ученый. – У нас в запасе еще пятнадцать часов. Я верю в удачу.
   – Кстати, как твои успехи? – спросил русич.
   – Отлично, – произнес Грондоул. – Ничего сложного в конструкции лазеров захватчиков не оказалось. Схема довольно проста и надежна. Впрочем, смею утверждать, что в данной области мы чужакам ни в чем не уступаем. Если интересно, могу продемонстрировать оружие тварей в действии.
   – С удовольствием взгляну, – сказал Дарквил, поднимаясь со стула. – Это хоть немного отвлечет от грустных мыслей. Да и в бою пригодится.
   Дан взял карабин пришельцев, опустил вниз небольшой рычажок и плавно надавил на выступающую планку. Красноватый луч прочертил воздух и, выбивая куски строительного материала, ударился в стену блока.
   – Впечатляет, – проговорил капитан. – Рычаг является предохранителем?
   – Совершенно верно, – кивнул головой ученый. – Батарея вставляется сверху. В остальном все примерно одинаково. Вместо курка противник использует подвижную пластину. Чем сильнее нажатие, тем длиннее по времени выстрел. Держи постоянно, и он будет непрерывным. Однако расход энергии сразу увеличивается в несколько раз. Уверен, особенности оружия связаны с физическим строением чужаков. Я прав, госпожа Клерон?
   Женщина подошла к столу очень тихо. Судя по усталому выражению лица, вскрытие пришельца далось Эвис нелегко. Аланка опустилась на край дивана и едва слышно вымолвила:
   – Удивительно, но господин Лендон не ошибся. Мерзкие твари действительно насекомые. Я даже не представляю, как развивался подобный мир. Ведь вместе с разумными существами на планете наверняка обитают и другие представители фауны. Об их размерах остается только догадываться. Огромные монстры, пожирающие все живое. Кошмар!
   – К сожалению, вы никогда не бывали на Тасконе, – заметил Олесь. – Там благодаря теплому климату и высокому уровню радиации гигантские чудовища возникли всего за два столетия. Я видел воронки песчаных червей диаметром в триста метров. А слипы? Эти хищники способны сожрать четырех человек за раз. Они бегают по отвесным скалам, прячутся в расщелины и нападают внезапно и стремительно.
   – Не спорю, – проговорила Клерон. – Но рост не главное в эволюции пришельцев. Начнем с того, что чужаки ходят на двух конечностях, а не ползают, как обычные насекомые. В результате, структура тела претерпела серьезные изменения. Те же три части – голова, грудь, брюшко, однако пропорции совсем другие. Скелета нет, зато есть необычайно прочный хитиновый слой. Подробнее о нем ничего пока сказать не могу. Нужны тщательные лабораторные анализы. Грудь тварей защищена надежной броней. Скальпель с трудом ее разрезал. Это следствие борьбы за выживание на родной планете.
   – А чем дышат существа? – уточнил Шиндлер.
   – Трахеями, – произнесла женщина. После некоторой паузы Эвис продолжила:
   – Особое внимание прошу обратить на лапы.
   – Почему? – вымолвил Грондоул. – Подумаешь, три пары…
   – Дело не в количестве, а в их расположении, – улыбнулась Клерон. – Именно здесь кроется тайна биологической революции в строении пришельцев. Когда миллионы лет назад чужаки встали на задние конечности, брюшко было еще достаточно велико. Теперь все иначе. Ноги сместились вниз. Не до вертикального положения конечно, как у человека, но центр тяжести изменился. Мягкое брюшко убралось под хитиновую защиту. У верхних лап появилось даже некое подобие плеч…
   – Лекция занимательная, – оборвал женщину Дан. – Но куда важнее, что у чужаков в голове. Насколько насекомые разумны? Каков их образ мыслей?
   – Ты затронул самую сложную тему, – тяжело вздохнула Эвис. – И здесь я не в силах вам помочь. Полные дебри.
   Мозг твари невелик, однако это ничего не значит. Принципиально другая структура. Об органах чувств я и заикаться боюсь. Тонкие усики, микроскопические нити, нервные окончания Ясно одно – существа видят, слышат и осязают.
   – Плохо, – проговорил землянин. – Мы ориентируемся на свои мироощущения, а в данной ситуации они могут оказаться ошибочными.
   – Скорее всего, – подтвердила аланка.
   – Но ведь есть у тварей слабые места! – не выдержал Дарквил.
   – Разумеется, – сказала Клерон. – Во время боя советую стрелять в голову и низ туловища. Хитиновый слой там гораздо тоньше.
   Неожиданно Паурл громко застонал. Уже около часа ученый находился без сознания. Лицо лингвиста побелело, губы приобрели синюшный оттенок, дыхание стало редким и прерывистым. Эвис склонилась к Стиву и взяла его за запястье. Раненый посмотрел на женщину и попытался улыбнуться.
   – Я умираю – прошептал Паурл.
   – Мы еще поборемся! – воскликнула Клерон, доставая ампулу со стимулятором.
   Ее кисть перехватил Шиндлер. Отрицательно покачав головой, Ален тихо произнес:
   – Я делал укол сорок минут назад. Его сердце не выдержит. Думаю, началось внутреннее кровотечение. Это конец.
   Эвис бессильно опустила руку. Через несколько минут Стив закрыл глаза уже навсегда. Изо рта аланца вытекла тонкая струйка крови. Правая нога Паурла безжизненно свесилась с дивана. Смерть ужасна и безжалостна.
   – Пойду, подышу свежим воздухом, – вымолвил Храбров. – Надо отдохнуть и расслабиться.
   – Я с тобой, – тотчас отреагировал Грондоул.
   Они неторопливо направились по улице вглубь жилого сектора. Сзади, словно тень, следовал сержант Маквил. Трудно сказать почему, но десантник полностью переключился на функции телохранителя. Русича это вполне устраивало. У него слишком много дел на Тасконе, чтобы умереть в маленькой заброшенной колонии Аквы.
   Мужчины миновали последний квартал первой полусферы, оставили позади диагональный тоннель и вышли в четвертый купол. Удивительно, но освещение здесь было по-прежнему плохим. Потолок еле светился, и Олесю понадобилось время, чтобы привыкнуть к полумраку.
   – Куда мы идем? – спросил Дан.
   – Никуда, просто гуляем, – пожал плечами землянин.
   – Не считай меня дураком, – повысил голос ученый. – В начале операции ты нарушил приказ Стива и вместо боксов двинулся именно сюда. Почему? Что заставило тебя отклониться от маршрута?
   – Не знаю, – усмехнулся Храбров. – Наверное, чутье. Я, как дикий топсан, ищу добычу по запаху. Кстати, а нельзя взорвать стену полусферы? Через образовавшийся пролом солдаты сумеют выйти к космодрому. Внезапное нападение с тыла сорвет планы чужаков.
   – Я тоже рассматривал такой вариант, – проговорил аланец. – Увы, при детальном изучении конструкции пришлось отказаться от столь перспективного плана. Во-первых, стены очень прочны. Отделочный строительный материал лишь скрывает металлический каркас. Древние тасконцы часто использовали подобный метод для повышения жесткости. Нам не хватит никакой взрывчатки. А во-вторых, я боюсь непредвиденных последствий. Сработает система защиты, произойдет детонация, и купол обвалится на головы десантникам. Риск слишком велик.
   – Понятно, – сказал русич. Внезапно Грондоул громко рассмеялся.
   – Что-то случилось? – недоуменно произнес Олесь, поворачиваясь к ученому.
   – Нет, – ответил Дан. – Просто вспомнил слова капитана. С тобой действительно нельзя садиться играть. Ловко ты перевел тему разговора в другую сторону. А я тут распинаюсь о конструктивных особенностях полусферы… Вы опасный человек, господин Лендон.
   – Звучит, как предупреждение, – вымолвил землянин.
   – Само собой, – улыбнулся аланец. – Ведь я сейчас командую экспедицией.
   – Хорошо, сдаюсь, – Храбров шутливо поднял руки вверх. – Готов рассказать всю правду.
   – Внимательно слушаю, – произнес Грондоул.
   – Обычная логическая цепочка, – начал русич. – Представь себе небольшого размера городок. Он втиснут в жесткие рамки зданий, блоков и куполов. Территория замкнутая. В нем относительно счастливо проживает определенное количество людей.
   – И тут прилетают агрессивные захватчики, – вставил ученый.
   – Нет-нет, еще рано, – возразил Олесь. – Давай вернемся к истокам. К моменту постройки колонии. Разберем проект детально. Почему, например, жилые полусферы находятся именно в правой части поселения?
   – Элементарный вопрос, – иронично сказал Дан. – Меры безопасности. Довольно далеко и от реактора, и от космодрома. В случае аварии они пострадают меньше всего.
   – Правильно, – проговорил землянин. – А теперь продолжим рассуждения. Взрыв оказался чересчур сильным, и купола разрушились. Как мне спастись? Я уверен, в городе есть подземные убежища.
   – И лучшее место – шестая полусфера, – догадался аланец.
   – Или школа, – добавил Храбров. – Ведь для любого человека главное сберечь собственных детей.
   – Думаешь, кто-то спасся после нападения? – вымолвил Грондоул.
   – Надеюсь, – произнес русич. – Пока это лишь теория, не подтвержденная ни одним фактом. Но ее надо проверить. Жизнь иногда преподносит невероятные сюрпризы.
   На несколько минут воцарилось молчание. Олесь достиг центрального перекрестка и повернул направо. Двести метров, тоннель, и разведчики вошли в единственное учебное заведение колонии. Здесь тоже было темно. Слабый свет, струящийся от стен, не мог разорвать густой мрак. Под ногами что-то предательски хрустнуло, и землянин невольно скинул с плеча карабин. Маквил тотчас приблизился к ученым.
   – Проклятье! – выругался сержант. – Ни черта не видно. Почему в этих помещениях такое низкое напряжение?
   – Каждое здание имеет автономный распределительный щит, – пояснил Дан. – Если в нем кое-что сломать, то можно добиться нужного результата.
   Осторожно ступая, Храбров двинулся по узкому коридору. Нарваться на засаду не хотелось. Включив фонарь, русич внимательно разглядывал вывески на дверях. Кабинет математики, физики, химии… Здание школы оказалось очень большим. Строили его на перспективу. В период пика народонаселения базы тут обучалось примерно три тысячи детей. Они бегали по коридорам, кричали, шумели, радовались жизни. Но внезапно хрупкий мир рухнул. И виноват в трагедии колонии Аквы прежде всего Великий Координатор. Катастрофа на Тасконе отрезала несчастных жителей города от метрополии. Что с ними сделали пришельцы, Олесь даже боялся загадывать. Страшная и незавидная участь. Мужчины бродили по заброшенным помещениям двадцать минут. Часть дверей была закрыта, и Маквил бесцеремонно выламывал замки. Непонятно почему чужаки до сих пор не обследовали школу. Во многих кабинетах чувствовалось запустение. Вековая пыль покрывала ровные ряды парт, голографические проекторы и висящие на стенах плакаты.
   – Пора идти дальше, – проговорил Грондоул. – Здесь перестали учиться задолго до вторжения насекомых.
   – Не везде, – возразил землянин. – В одной комнате я видел на столах учебники и карандаши.
   – Ерунда, – махнул рукой аланец. – Убежище, к сожалению, на карте не обозначено. На его поиски уйдет не меньше суток. А времени у нас нет.
   – Пожалуй, – согласился Храбров.
   Русич не спеша зашагал в направлении второго выхода. Данный маршрут позволял разведчикам сразу попасть в шестой жилой купол. Энтузиазм Олеся постепенно угасал. Сказывалась усталость. Землянин был на ногах уже девять часов. Бой с пришельцами отнял немало сил. Организм нуждался в отдыхе.
   Неожиданно Маквил обернулся и громко выкрикнул:
   – Там кто-то есть! Я отчетливо вижу фигуру. Реакция сработала мгновенно. Храбров отпрыгнул в сторону, присел на колено и прицелился. Резкий возглас сержанта спугнул незнакомца. Он метнулся в узкий проход, и теперь его заметили и Олесь, и Дан. Почти тут же десантник нажал на спусковой крючок. Луч прочертил яркую линию и врезался в угол.
   – Не стрелять! – воскликнул русич.
   – Почему? – удивленно спросил Маквил.
   – Это не чужак, – вымолвил Храбров. – Движения человеческие. Давайте разделимся и поймаем беглеца.
   Слова землянина сержант воспринял как приказ и бросился наперерез незнакомцу. Ученые двинулись по коридору вглубь здания. Кольцо окружения постепенно сжималось. Пару раз Олесь видел впереди мелькающую тень. Наконец, преследователи прижали беднягу к дальней стене школы. В его распоряжении остался лишь короткий тоннель и два кабинета.
   Вскоре русич и десантник встретились возле невзрачной пластиковой двери.
   – Он там, – уверенно сказал Маквил.
   Легкий кивок головой, и сержант решительно шагнул в помещение. В ту же секунду на него сверху со звериным криком обрушилась чья-то фигура. В свете фонаря сверкнуло лезвие ножа. От серьезного ранения аланца спас бронежилет. Острие скользнуло по груди, не причинив десантнику вреда. Разведчик умело сбросил незнакомца на пол и занес карабин для удара. Остановился Маквил в самый последний момент.
   – Господи помилуй – вырвалось у сержанта. Десантник отступил в сторону, и Храбров разглядел в полумраке мальчишку лет тринадцати. Рваная грязная одежда, испачканное лицо, взъерошенные волосы. Ребенок выл от страха и отчаяния и медленно отползал к партам. Мужчины замерли в нерешительности.
   
Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать