Назад

Купить и читать книгу за 54 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Глоток свободы

   В окружении оказался большой отряд наемников и десантников. Ценой огромных потерь воины сумели прорваться в Нейтральную зону. Их участь зависела от решения Конгресса Морсвила.
   В трудной ситуации Олесь нашел единственно верное решение. Храбров предложил тасконцам сделку: жизнь солдат в обмен на двести лет свободы и независимости Нейтрального сектора. Оливийцев вполне устраивало подобное развитие событий.
   К этому моменту в качестве советника по освоению новых территорий на планету прилетела Олис. Под ее давлением принял условия русича и командующий корпусом.
   Чувство, вспыхнувшее между Храбровым и Кроул во время первой экспедиции, еще больше усилилось после разлуки. Они объяснились в любви и тайно встречались в лагере землян.


Николай Андреев Глоток свободы

ВСТУПЛЕНИЕ



   Примерно в двух с половиной парсеках от Земли пылает огромная звезда, названная людьми Сириусом. Она в сотни раз крупнее и ярче крошечного карлика – Солнца. Сириус – довольно молодая звезда, и по известным человечеству законам астрофизики, возле нее не должно быть планет. Но как же мало мы знаем о Вселенной!
   Нет правил без исключений – вокруг гигантского светила вращается почти два десятка планет. На двух из них сформировались пригодные условия для возникновения жизни. Эволюция длилась миллионы лет, и ее вершиной стал человек.
   Восьмая от Сириуса планета получила название Таскона. Именно здесь появилась разумная цивилизация. Люди освоили ближний космос, достигли других звезд, колонизировали девятую планету Алан и создали условия для существования на одиннадцатой, Маоре.
   Тасконцы стремились к совершенству, но забыли о пороках, раздирающих человеческое общество. Властолюбие правителей привело к отделению колоний от метрополии, а вскоре между тремя государствами планеты разразилась страшная, необъяснимая война. В ядерном пожаре сгорели миллиарды людей, города превратились в руины, Таскона погрузилась в эпоху варварства.
   Пальму первенства перехватил Алан во главе с удивительным владыкой, Великим Координатором, чье могущество не знало границ. Спустя двести лет после катастрофы правитель решил покорить бывшую метрополию, однако звездный флот Алана поджидал неприятный сюрприз. Возле планеты появилось неизвестное излучение, уничтожающее все электронные системы кораблей. О массовой высадке не могло идти и речи. Транспортные челноки нуждались в надежных космодромах, но разведывательные группы, посылаемые на материк Оливии, исчезали бесследно. Банды дикарей и разбойников безжалостно уничтожали чужаков.
   Именно тогда советник Великого Координатора Барт Делонт и разработал программу «Воскрешение». На далекой Земле группа ученых подбирала на поле боя тяжело раненых воинов и в состоянии клинической смерти производила корректировку сознания.
   Через несколько месяцев первую группу из восьми человек доставили на орбиту Тасконы. Наемникам предстояло сделать то, что оказалось не под силу аланцам – найти пригодный для посадки космодром. Вместе с землянами на Оливию отправились четверо десантников: двое мужчин и две женщины. Одной из них являлась Олис Кроул, посвященная второй степени, специалист по внеаланским связям. Девушке недавно исполнилось девятнадцать лет. Ею двигало честолюбие и фанатичная преданность интересам страны.
   Опасаясь предательства наемников, ученые ввели в кровь солдат особый препарат. В течение тридцати суток он не представлял ни малейшей опасности, но затем начинался процесс распада тканей и человек умирал в ужасных мучениях от общей интоксикации организма.
   Предотвратить гибель воина могла только инъекция стабилизатора. Земляне попали в безвыходную ситуацию. Им оставалось либо выполнить приказ, либо умереть.
   На Тасконе наемников поджидали нелегкие испытания. Оказалось, что один из разведчиков-аланцев Линк Коун предал друзей и перешел на сторону местного царька. Этот мерзавец, вставший во главе отряда бандитов перехватывал и уничтожал высадившиеся на планете группы.
   Но на этот раз удача отвернулась от изменника – Коун столкнулся с профессионалами высочайшего уровня. Прорвав кольцо окружения, наемники устремились к космодромам. При обыске полуразрушенных зданий «Звездного» Олесь Храбров и Тино Аято нашли журнал дежурных.
   В нем подробно описывались последние дни перед катастрофой. Оливийцы обвиняли в случившейся трагедии Великого Координатора – правитель Алана каким-то образом, сумел подключиться к оборонным компьютерам и произвести запуск ядерных ракет на Тасконе.
   Жители метрополии стали жертвами своей собственной военной мощи, а владыка отделившейся колонии превратился в полноправного хозяина звездной системы. Тасконский флот улетел в неизвестном направлении и больше не появлялся. Противостоять Великому Координатору было некому.
   Найти подходящий космодром оказалось непросто. На землян нападали кровожадные хищники, мутанты-каннибалы, алчные, безжалостные оливийские разбойники. Теряя товарищей, наемники упорно двигались к цели.
   В Лендвиле, Аусвиле и Клоне разведчики приобрели верных друзей. В долине Мертвых Скал Олесь впервые увидел странный сон и Тино расценил его, как послание свыше. В Морсвиле остатки отряда едва не погибли – решающий рывок к стартовой площадке дался десантникам необычайно тяжело.
   До космодрома добрались лишь четверо: аланки Кроул и Салан, и земляне Аято и Храбров. Где-то в лесах Аусвила затерялся Жак де Креньян. Вопреки инструкции, Линда отдала маркизу ампулу стабилизатора. После выполнения задания наемники вернулись назад и забрали раненого друга. В дальнейшем, пути разведчиков разошлись.
   Олис Кроул поступила в академию Внешних Цивилизаций и блестяще ее закончила. На одном из светских балов в столице Алана Фланкии девушка познакомилась с приятным импозантным офицером службы безопасности Стилом Стоуном. Молодые люди стали регулярно встречаться.
   Дело шло к свадьбе. Их называли не иначе, как самой красивой и перспективной парой страны. Однако, в последний момент Олис решила повременить с бракосочетанием. Странные, непонятные сомнения терзали Кроул – она то и дело вспоминала юного варвара-землянина, с которым путешествовала по Оливии.
   Почему? Разумного ответа девушка не находила. Неужели это любовь? Подобная мысль пугала и раздражала Олис – между высокородной аланкой и дикарем-наемником не должно быть никаких чувств. Это ненормально, противоестественно, у них слишком разное мировоззрение, воспитание, культура… Получив разрешение Великого Координатора, Кроул отправилась в город Торнтон, в отдел, занимающийся освоением древней метрополии. На один шаг девушка стала ближе к Олесю Храброву и разлука со Стоуном не очень беспокоила Олис. Первый порыв страсти остался давно в прошлом. Их взаимоотношениям требовалась тщательная проверка. Спешить с замужеством Кроул не хотела.
   Сержант Салан после полученного на Оливии ранения лечилась на космической базе «Альфа». Как непосвященная она не имела права посещать Алан. Всенародная слава обошла ее стороной. Впрочем, Линда ничуть не расстраивалась по данному поводу и прекрасно осознавала свой социальный статус.
   Пройдя ускоренные офицерские курсы, Салан попросилась в тасконский экспедиционный корпус. Рапорт был немедленно удовлетворен. Спустя почти полтора года Линда вновь ступила на бетонное покрытие космодрома «Центральный».
   Истинную причину возвращения аланки знали только трое землян – во время путешествия между Салан и Жаком де Креньяном вспыхнуло сильное чувство. Два одиноких человека нуждались друг в друге.

   Тяжела и опасна доля наемника, а если ты происходишь родом с далекой варварской планеты, то шансов уцелеть в кровавых бесконечных битвах, и вовсе нет. Офицеры-аланцы бросали землян в самое пекло сражений, воины первыми вступали в бой и последними из него выходили.
   Каждые полгода транспортный челнок доставлял на Оливию сорок новых солдат удачи. Дешевое достаточно квалифицированное «пушечное» мясо. Наемники целиком и полностью зависели от стабилизатора, а потому находились на положении рабов.
   Тем не менее, они сумели сохранить человеческий облик и старались избежать напрасного кровопролития. Оазисы мутантов захватывались силой, с людьми земляне пытались договориться мирно. Аланские колонисты быстро ассимилировались с тасконцами, а враждебные племена властелинов и боргов постепенно вытеснялись из пустыни Смерти.
   Тино Аято, Олесь Храбров и Жак де Креньян, рискуя жизнью, вели собственную политическую игру. Они заключили тайный договор с морсвилскими кланами гетер и трехглазых. Теперь воины могли проходить через город беспрепятственно. Странные, необъяснимые видения заставили русича начать поиски древней оливийской реликвии – Конзорского Креста. Юноша не очень верил в мистические предзнаменования, японец же придерживался прямо противоположного мнения. Самурай считал, что линия судьбы предначертана заранее – главное, неуклонно следовать избранному пути. Рано или поздно он приведет тебя к цели.
   Тино оказался прав. После долгих усилий наемники нашли давно утраченный раритет. Само собой, o Конзорском Кресте земляне ничего не сказали командованию аланского экспедиционного корпуса. Ценная реликвия была надежно спрятана в Морсвиле.
   Не надеясь на встречу с Олис, Храбров возобновил отношения с красавицей Вестой. Тасконка безумно любила его, но Олесь не испытывал к девушке сильных чувств. Впрочем, молодость брала свое – оливийка стала другом и любовницей наемника. В ее пылких жарких объятиях можно было забыть о тяжелых длительных переходах, и о жестоких сражениях с мутантами, и о полученных в бою ранах.
   За «воскрешение» из мертвых воины заплатили дорогую цену. Желто-рыжий песок пустыни Смерти обильно полит их кровью. Настала пора подумать о свободе…

Глава 1
НАЕМНИКИ АЛАНА

   Миллионы лет назад на планетах возникла жизнь. Она развивалась, совершенствовалась, усложнялась. И вот на долгом пути эволюции появилось первое разумное существо. Ему с трудом, в борьбе, в мучениях удалось проложить себе дорогу на вершину власти и могущества.
   Тех, кто победил в битве за выживание ждало горькое разочарование. Оказалось, что достигнутая цель – всего лишь первая ступень на пути познания мира. И вновь разведчики двинулись вперед, а их высокоразвитые цивилизации строили грандиозные планы о покорении Вселенной.
   Разуму никогда не понять истинного величия мироздания. «Человек предполагает, а Бог располагает» – лучше, пожалуй, не скажешь. Главное достояние индивидуума – свобода и независимость, ради них люди сражаются и умирают. Раб никогда не будет полноправным членом общества. Он смирился со своей участью и вынужден пресмыкаться перед господином. Деградация личности в этом случае неизбежна. Но если ты сохранил хоть каплю гордости, найди в себе мужество встать с колен и смело взглянуть смерти в глаза.
   Глоток свободы того стоит…

   Сириус только-только поднялся из-за горизонта, и ужасная испепеляющая жара еще не наступила. На огромных просторах пустыни Смерти наступало утро, обычное, ничем не примечательное утро.
   Вокруг были только ровные светло-желтые линии барханов, чувствовался легкий ветерок и слышался шорох пересыпающегося песка. Именно в этот ранний час небольшая группа людей двигалась на юго-запад.
   Отряд шел медленно, не торопясь, внимательно осматривая окрестности. Тренировочный рейд подходил к концу. Наемники поднялись на высокую дюну и остановились.
   Перед ними раскинулась огромная военная база с прочной каменной стеной, сторожевыми вышками и рядами проволочных заграждений.
   – Вот и «Центральный», – негромко вымолвил худощавый темноволосый мужчина, сбрасывая автомат с плеча. – Мы несколько задержались.
   – Тем не менее, корабля нет, – поддержал разговор невысокий японец. – Не завидую я советнику Делонту. Нелегкая у него работа. Опоздания стали регулярными.
   – Чего и следовало ожидать, – с улыбкой вставил молодой человек в полинявшей пятнистой форме с двуручным мечом за спиной. – Рано или поздно программа аланцев должна дать сбой. Крупные сражения на Земле – явление хоть и нередкое, но все же случаются не ежедневно. Где взять столько живого «товара» для экспедиционного корпуса?
   – Не волнуйся, Делонт найдет выход, – снисходительно заметил Жак.
   Юноша повернулся к ожидавшим приказа солдатам и негромко скомандовал:
   – Идите в лагерь. Пусть женщины готовят завтрак. Уставшие воины сразу ускорили шаг. Поход получился длительным и тяжелым. Наемники быстро спустились с бархана и направились к массивным металлическим воротам.
   Их уже ждали. Возле входа дежурили четверо десантников с карабинами наперевес. На вершине остались лишь пять человек. Вместе с Храбровым, де Креньяном и Аято стояли Пол Стюарт и чернокожий гигант Мануто Дойл.
   Эти люди возглавляли отряд землян на космодроме «Центральный». С момента высадки разведывательной группы и успешного рейда по Оливии прошло чуть менее трех лет.
   Это было немалый срок – три года из жизни не вычеркнешь. Какими они были? Ответить на подобный вопрос всегда сложно, а уж тем более наемнику, находящемуся вдали от своей родины и вынужденному воевать за интересы чужой цивилизации. Колонизация материка шла полным ходом. Правда, не так быстро, как хотелось бы аланцам.
   Что касалось их организации, здесь все соответствовало высочайшему уровню. Космические челноки приземлялись по несколько раз в сутки, доставляя на планету оборудование, машины, оружие, снаряжение, продовольствие.
   На Таскону уже высадилось пятнадцать тысяч аланских солдат и около двадцати тысяч переселенцев. Они строили дома, расчищали и ремонтировали дороги, протягивали линии электропередачи.
   Спустя несколько месяцев, космодром «Центральный» преобразился. От былого запустения не осталось и следа. Теперь здесь можно было наблюдать гладкое, ровное покрытие посадочной площадки, восстановленные здания, надежная оборонительная стена и сотни палаток для колонистов.
   Очень скоро захваченной территории стало не хватать. К тому же на Оливию прибыл первый транспорт с новыми наемниками. «Пушечное мясо» для жестокой кровопролитной войны.
   Началась экспансия вглубь материка. Ближайший оазис находился в семидесяти пяти километрах севернее базы. Он назывался Тишит. Благословенная земля принадлежала мутантам из племени властелинов пустыни.
   Покинуть ее добровольно тасконцы отказались. Сдвинув щиты, сверкая латами, под прикрытием пулеметного и автоматного огня, наемники двинулись в наступление. Оливийцы сражались отчаянно, не жалея ни себя, ни врагов, но силы оказались слишком неравны.
   Потеряв больше половины рода, мутанты отступили к долине Мертвых Скал. Земляне заплатили дорогую цену за достигнутую победу – тринадцать убитых и почти двадцать раненых. О дальнейшем продвижении вперед можно было забыть.
   Декаду спустя, властелины попытались отбить свой оазис. Тасконцы рассчитывали на внезапность, но аланцы проявили удивительную оперативность и предусмотрительность – за прошедшие дни десантники сумели заминировать все подходы к Тишиту и установить на опасных направлениях пулеметные вышки. Попав под перекрестный огонь, властелины предпочли бегство бессмысленной гибели.
   За первым оазисом последовал второй. Наемники обнаружили его в ста пятидесяти километрах западнее «Центрального». Твинт населяли люди, истощенные длительной борьбой с мутантами за плодородную землю.
   Храбров вступил в переговоры с оливийцами. Уничтожать ни в чем не повинных людей землянин не хотел. К счастью, тасконцы не стали упорствовать и приняли условия воина. Ассимиляция местных жителей с аланцами была неизбежна.
   Нельзя сказать, что командование экспедиционного корпуса осталось довольно инициативой наемника. Полностью «расчищенная» территория устраивала полковника Олджона гораздо больше. Великому Координатору не нужны свободолюбивые, не привыкшие беспрекословно подчиняться его воле подданные. Между простыми людьми двух планет установились довольно теплые взаимоотношения, им было нечего делить. Твинт радушно принял полторы тысячи колонистов.
   Отчуждение и подозрительность быстро исчезли. Между представителями Оливии и Алана начали заключаться первые браки. Такой же принцип использовался и при захвате оазиса Эквил, расположенного в двухстах двадцати километрах юго-западнее космодрома – плохой мир гораздо лучше хорошей ссоры. Наемники не собирались быть слепым орудием в руках могущественного безжалостного правителя.
   Используя древнюю карту Тасконы, разведчики нашли на юге еще один космодром. Его покрытие оказалось повреждено, но это ничуть не смутило аланцев и они активно приступили к его восстановлению.
   Через восемь месяцев «Песчаный» принял первое транспортное судно. Поток солдат и переселенцев увеличился вдвое. Массированной экспансии мешало лишь нехватка землян-наемников.
   Мутанты оказывали чужакам ожесточенное сопротивление. Особенно отчаянно дрались племена боргов. Примерно в тысяче километрах от Морсвила находился еще один крупный город Оливии – Боргвил. Он был практически полностью разрушен ядерным взрывом. Уцелевшие после трагедии люди постепенно превращались в ужасных, уродливых существ – радиация сделала свое черное дело.
   Чтобы выжить, тасконцы убивали и поедали друг друга. Воинственные орды боргов преодолели пустыню и захватили оазисы Велон и Аклин, постоянно совершали набеги на Корвил. С приходом аланцев время их безраздельного господства закончилось. Экспедиционная армия выбила мутантов из всех пригодных для жизни поселений. В переговоры с каннибалами полковник Олджон даже не вступал. После штурма Аклина наемники несколько километров преследовали отступающих врагов.
   Уничтожив вождя боргов, Храбров и Аято, наконец, заполучили Конзорский Крест, ценнейшую реликвию Оливии. Друзья никому не сказали о находке и спрятали Крест в могиле Освальда Ридле в Морсвиле, где его никто не сможет отыскать.
   Ободренный первыми успехами, Олджон решил пренебречь осторожностью. Командующий отправил в Корвил колонну солдат и поселенцев без сопровождения опытных проводников.
   Пустыня Смерти не прощала ошибок. Внезапно налетевший ураган заставил колонистов остановиться. Стихия свирепствовала больше двух декад, аланцы умирали от голода и жажды. Колонна рассыпалась на несколько разрозненных групп. Некоторые смельчаки пытались добраться до оазиса, несмотря на нулевую видимость. Их ждала страшная смерть в зыбучих песках и ловушках гигантских червей. Погибло почти восемьсот человек. Спасательной группе удалось найти лишь немногих уцелевших счастливчиков.
   Земляне привезли на «Центральный» изможденных, обезумевших, отчаявшихся людей. Один из поселенцев в порыве ярости вырвал оружие у десантника и в упор расстрелял Олджона и офицеров штаба. Беднягу арестовали и увезли с планеты.
   Новый командующий разбился при посадке транспортного челнока. К счастью, для аланцев, пилот в последний момент сумел увести корабль в сторону от космодрома. Новый выбор Великого Координатора пал на полковника Возана.
   Офицер соответствовал всем необходимым требованиям – он был жесток, умен, хитер, беззаветно предан правителю. Лучшей кандидатуры для столь ответственной миссии не найти.
   После гибели поселенцев аланцы и шага не делали по Оливии без сопровождения наемников. Но и здесь возникли серьезные проблемы: крейсера могущественной цивилизации совершали к Земле от силы два рейса в год.
   Дело в том, что собрать сорок человек за менее короткий срок оказалось просто невозможно. Поиск, вывоз и лечение раненых требовали времени. Учитывая сложную ситуацию на Тасконе, руководитель проекта Делонт приказал подбирать всех солдат, независимо от военной касты.
   Результат не замедлил сказаться на качестве «товара». Среди наемников все чаще стали попадаться случайные люди: ополченцы, бродяги, преступники. Одним словом, отребье с Земли было перевезено на Оливию. Большинство из них оружием владело плохо, но зато злости, наглости и алчности у этого сброда хватало с избытком.
   В бою они не щадили никого: ни женщин, ни стариков, ни детей. Командование экспедиционного корпуса такое положение вещей вполне устраивало. Алану нужна полностью очищенная от тасконцев территория, а каким путем достигнута цель, не имеет значения.
   Против бессмысленных зверств выступали Храбров, Аято и де Креньян. У воинов сложились нормальные отношения со многими племенами оливийцев.
   В тайне от Возана в Морсвиле наемники заключили договор о сотрудничестве с вождями гетер и трехглазых. Теперь земляне преодолевали город с севера на юг совершенно беспрепятственно. Подобная сделка могла стоить воинам жизни, аланцы не прощали предательства, но риск был оправдан.
   Полковник целиком и полностью зависел от наемников. Лучше ветеранов пустыню Смерти никто не знал. До сих пор земляне не раскрыли тайну северных территорий. Это был главный козырь Олеся, Тино и Жака. Проход в долине Мертвых Скал держался в строжайшем секрете. О нем было известно лишь Кроул и Салан.
   Тем не менее, Олис за три года ни разу не появилась на Тасконе, а Линда ссылалась на потерю памяти после ранения. Женщина негласно поддерживала воинов. К сожалению, от нее мало, что зависело – она была всего лишь лейтенантом экспедиционной армии.

   К исходу второго года колонизация Оливии отряд наемников разделился на два полувраждебных лагеря. Земляне, поддерживающие ветеранов, базировались на космодроме «Центральный». Все отребье постепенно скапливалось на «Песчаном».
   Возглавил вторую группу барон Оливер Канн, который сумел найти общий язык с полковником Возаном. Новобранцы распределялись примерно поровну между противоборствующими сторонами. В боевых операциях наемники действовали сообща, прикрывая друг друга, но единство между ними уже давно отсутствовало.
   Постепенно захватчики продвигались все дальше и дальше. Сейчас Алан контролировал два космодрома и одиннадцать оазисов. Расстояние между базами достигало тысячи километров.
   Стратегическая линия Великого Координатора была проста и понятна – колонисты стремительными темпами восстанавливали дома, ремонтировали дороги и, не особенно церемонясь, выживали с насиженных мест мутантов.
   Этот процесс мог затянуться на столетия, но он уже сейчас позволял начать массовую колонизацию и строительство промышленной инфраструктуры. Многочисленные жертвы, набеги боргов и властелинов, кровопролитные сражения мало волновали Координатора. Главное, что процесс стал необратим, а освоение Оливии шло полным ходом.
   Для достижения цели транспортные челноки Алана регулярно доставляли на материк технику, топливо, оружие, людей. Захваченные оазисы в считанные месяцы превращались в хорошо укрепленные, великолепно отстроенные базы.
   Четыреста солдат аланцев всегда находились на боевом дежурстве, а для ведения разведки гарнизону предавались пятеро землян. Аято выступал против распыления сил, но к его мнению не прислушались.
   Экспансия продолжалась. На планету прибывали все новые и новые партии переселенцев.

   Казалось бы ситуация на Оливии складывается для колонизаторов удачно. Однако, существовал один немаловажный фактор, который портил жизнь командующему корпусом.
   Основной проблемой являлся Морсвил. Иметь в тылу город с несколькими тысячами вооруженных и отлично подготовленных солдат, вряд ли приятно. За прошедшие три года штаб экспедиционной армии не раз планировал штурм «пустынной» столицы, однако всякий раз операция откладывалась из-за нехватки боевых подразделений.
   Кланы Морсвила тут же воспользовались нерешительностью аланцев. Они начали совершать дерзкие вылазки и нападать на конвои с продовольствием и оружием. Стычки в пустыне происходили практически каждый месяц. Особых успехов не достигли ни чистые, ни вампиры, ни черти, но наглость тасконцев раздражала Возана.
   Десять дней назад полковник объявил о предстоящей атаке на сектор Чистых. Северо-западный район города считался наиболее слабым, и именно с него следовало начинать вторжение. Ждали лишь прибытия транспорта с пополнением. Между тем, земляне во главе с Тино и Олесем отправились на разведку.
   Тренировочный рейд служил отвлекающим маневром. Пройдя через зону гетер в Нейтралку, друзья, как обычно, остановились в «Грехах и пороках». Русича там с нетерпением ждала Веста. Чувства Храброва к тасконке трудно назвать любовью. Они виделись не часто – раз в три-четыре месяца и проводили вместе всего пару дней. Тем не менее, юноша нуждался в этой доброй, очаровательной, умной девушке.
   Веста словно смывала с его души боль, злобу и грязь, накопившуюся за время походов и сражений. Только здесь, в тиши уютной комнаты с бордовыми шторами, Олесь отдыхал по-настоящему. Как жаль, что подобных счастливых мгновений в жизни человека бывает немного.
   Внешне Морсвил за три года почти не изменился. Но глубоко ошибался тот, кто так думал – на самом деле в городе произошли серьезные перемены. Теперь все оливийцы знали, кем являются чужаки в пятнистой желто-рыжей форме. Кто-то сочувствовал землянам, кто-то их ненавидел, а большинство относилось к наемникам с подчеркнутым безразличием.
   В пустыне Смерти появился новый хозяин. И какая разница кто это – властелины или аланцы. Простые морсвилцы плохо представляли себе опасность, исходящую от захватчиков.
   Совсем иное дело – лидеры кланов. Они прекрасно осознавали, что над городом нависла серьезная угроза. Во всех секторах велись непрерывные работы по созданию укреплений. Кварталы полуразрушенных домов превращались в крепости.
   Разведчики тасконцев постоянно пробирались к «Центральному» и следили за расширением базы. Часть шпионов попадала в засады и на минные поля и погибала, но остальные добывали ценные сведения о противнике.
   Всю нужную информацию о зоне Чистых земляне получили от Сфина. Он стал своеобразным резидентом наемников в Морсвиле – бывший бродяга оказался честен и предан. Тасконец никогда не забывал, кому обязан своим положением. Других друзей у Орэла попросту не было. За чьи интересы дерутся воины, не имело значения.
   Обладая большими средствами, оливиец подкупал нищих, и те доставляли ему самые свежие данные. Предупредив товарища о предстоящей битве, земляне покинули город. Соблюдая конспирацию, воины закупили у Броуна значительное количество продовольствия и двинулись к космодрому.
   Лагерь наемников на «Центральном» значительно разросся. Постепенно обживали древнюю метрополию и воины-варвары. На территории базы появилось немало женщин-тасконок. Одни на положении жен, другие в качестве наложниц. Начали рождаться первые дети. На планете появилась новая раса…
   – Интересно, когда появится корабль? – усаживаясь на песок, негромко произнес Дойл.
   – А тебе не терпится подставить свою башку под копья и дротики? – снисходительно заметил де Креньян. – Поверь мне, Возан долго тянуть с операцией не станет. Даст новичкам пару дней на адаптацию и отдых, и в бой…
   – Это верно, – согласился Аято. – Морсвил словно заноза в сердце аланской экспедиционной армии. В любой момент сотни головорезов из секторов города могут обрушиться на конвои колонистов. Долго терпеть подобные наглые вылазки Великий Координатор не будет. Насколько я знаю, с «Песчаного» к нам перебрасываются тридцать землян и четыреста десантников.
   – Опять Канн… – с нескрываемой ненавистью вставил Стюарт. – Когда-нибудь я его прикончу. И как бог терпит таких мерзавцев. Никогда не забуду, как он зарубил девочку-мутантку.
   – Спокойно, Пол, – остановил товарища самурай. – Оливер, конечно, порядочная сволочь, но нам сражаться с ним в одном строю. И если ты убьешь Канна, то некому будет прикрыть твою спину. Вонзить в нее клинок в Морсвиле много желающих.
   – Что, верно, то верно, – поддержал японца Храбров. – Землян на Тасконе слишком мало. Междоусобная бойня не принесет пользы никому. Несмотря на огромную неприязнь, которую ты испытываешь к барону, придется терпеть и Оливера, и его людей.
   На несколько минут разговор затих. Олесь невольно вспомнил скуластое, волевое лицо Канна. Это был высокий, крепкий, сильный мужчина тридцати пяти лет. Германский барон из захудалого рода, всю свою жизнь пытающийся сколотить состояние на крови и грабеже.
   У Канна не было никаких принципов и убеждений. Для него не существовали такие понятия, как доброта, человечность, милосердие. Главное – личная выгода. Дружба и верность – удел глупцов. Богатство и власть – вот два бога, которым поклонялся и служил этот воин.
   Справедливости ради надо сказать, что дрался Канн отчаянно, за спинами других никогда не прятался. Закованный в стальные доспехи рыцарь первым врубался в ряды врагов, сметая их с пути длинным тяжелым мечом. Великолепный солдат удачи!
   Трудно сказать, о чем думал наемник, когда два года назад копье противника ударило ему в грудь, но известие о «второй» жизни он воспринял с воодушевлением. Еще большей была радость барона, когда выяснилось, что на Оливии придется заниматься знакомым и любимым ремеслом.
   Канн постоянно просился в экспедиционные отряды и участвовал почти во всех крупных сражениях с оливийцами. Уже в первых боях товарищи обратили внимание на жесткость, кровожадность и алчность Оливера. Он не щадил никого и обирал пленных тасконцев буквально до нитки.
   Вскоре у барона стали возникать стычки с ветеранами. Сначала Канн сцепился с де Креньяном, а затем на защиту ребенка встал Пол Стюарт. Он был шотландским дворянином и привык сражаться по правилам. Подобных выродков Пол терпеть не мог.
   Выхватив меч, Стюарт бросился на убийцу. Началась схватка. Противники стоили друг друга, и победа не досталась никому. Лишь вмешательство аланцев прекратило драку.
   Ситуация в отряде постепенно обострялась. Как нельзя, кстати, вступил в строй космодром «Песчаный». Командование корпуса предусмотрительно направило туда Оливера и его людей. Так барон получил столь желанную власть, пусть и всего над пятью десятками солдат. Пока этого вполне хватает для удовлетворения собственного самолюбия. Теперь он не подчинялся Храброву и Аято, которые считались в местной иерархии сотниками. Следующие транспорты с наемниками встречали два враждующих лагеря. За каждого хорошего бойца разворачивалась целая битва.
   Бойцов, конечно, распределяли офицеры штаба, но качественный состав зависел исключительно от ораторских способностей агитаторов. Как это ни прискорбно, но чаша весов все больше и больше клонилась в сторону Канна. Причин было несколько.
   Во-первых, группа Делонта подбирала чересчур много сброда. Таким людям призывы к грабежу и насилию были более близки и понятны.
   Во-вторых, Оливера поддерживал командующий корпусом полковник Возан. Объяснить позицию аланцев несложно. Управлять алчными, беспринципными и жестокими воинами гораздо проще, чем иметь дело с людьми думающими и честными. Барон без сострадания вырезал в захваченных оазисах всех тасконцев. Переселенцы приходили на абсолютно «чистую» территорию. Они не знали, кто здесь жил раньше, а потому не испытывали угрызений совести.
   Отъявленные мерзавцы с Земли делали за них «грязную» работу. Солдаты Тино и Олеся штурмовали деревни совсем иначе. Они уничтожали только сопротивляющихся оливийцев, остальные могли уйти на новые земли. Люди без явных генетических уродств ассимилировались с аланскими колонистами.
   Частые походы ветеранов в Морсвил вызывали раздражение у Возана. Полковник догадывался о связях наемников с гетерами и трехглазыми. Предоставлять резервации для мутантов на материке Великий Координатор не собирался. Все разумные существа, имеющие значительные отклонения от нормы, подлежали уничтожению.
   Согласиться с таким приказом ни Аято, ни Храбров, ни де Креньян не могли. Не забыли аланцы и историю трехлетней давности, когда земляне отказались отдать карту экспедиции и журналы дежурных – именно по этой причине экспансия началась не на север, а на юг.
   Богатые плодородные территории до сих пор оставались неосвоенными. Наемникам не раз угрожали расправой, однако применить жесткие санкции к наглецам ни покойный Олджон, ни Возан так и не решились.
   Авторитет ветеранов среди воинов был необычайно высок. Одни их боготворили, другие ненавидели, но уважали все. О первой экспедиции по лагерю ходили легенды и, надо сказать, они не столь уж сильно искажали истину. Кроме того, в Морсвиле отлично помнили поединок русича с гигантом Эрошем.
   Вызывали восхищение у наемников и отношения отряда Тино с коренными жителями планеты. Порой казалось, что их знают все племена Тасконы.
   То и дело, к «Центральному» подходили какие-то странные люди. С чувством собственного достоинства оливийцы останавливались в километре от базы, дожидаясь, когда выйдут из ворот японец, или русич, или француз.
   Судя по крепким рукопожатиям, дикари были хорошими друзьями воинов. О чем беседовали земляне и тасконцы, естественно, никто не знал. Подобное положение вещей не устраивало командование корпусом, но доказательств для обвинения в измене у Возана не хватало.
   Кроме того, темпы экспансии вглубь Оливии целиком зависели от группы Аято. Ветераны отлично чувствовали себя в пустыне Смерти – когда наемники вели аланцев, они уже точно знали, где находится оазис и как там встретят колонистов. И это не говоря о песчаных червях, слипах и других чудовищах, о которых воины предупреждали захватчиков заранее.
   Двигаясь под руководством землян, десантники не боялись угодить в засаду противника.

   Храбров устало опустился на песок рядом с Дойлом и вымолвил:
   – Господи, вот уже три года я нахожусь на Оливии. Постоянные штурмы оазисов, сражения с мутантами, борьба с мерзкими тварями. Всюду смерть и кровь. Как мне это надоело. Рано или поздно нас убьют. Или мы попросту сойдем с ума. Ненавижу рабство!
   – Ты сегодня чересчур пессимистичен, – усмехнулся Стюарт. – Война не может длиться вечно. Алан осваивает планету сумасшедшими темпами. Свобода не за горами. Еще лет пять, и материк будет полностью под контролем…
   – А затем настанет очередь Аскании и Унимы, – возразил де Креньян. – Нет, дружище Пол, мы прикованы к рукоятям мечей слишком крепкими оковами. Нашим хозяевам не нужны новые граждане. Тем более такие беспокойные, как земляне. Воины, головорезы, убийцы – вот в ком сейчас нуждается Великий Координатор. Он хочет нашими руками уничтожить прежнюю цивилизацию. Не думаю, что после победы, в аланском обществе найдется место для наемников-дикарей. Вещь сначала используют по назначению, а затем выбрасывают за ненадобностью.
   – Не очень приятные перспективы, – с горечью заметил русич. – И, тем не менее, я говорил это три года назад, скажу и сейчас. В тот момент, когда мы смиримся со своим положением, жизнь потеряет малейший смысл. Надо бороться до конца. Возан должен знать, что земляне – не бездушные машины для убийства. С собственными взглядами на мораль. Уничтожать детей, стариков и женщин – подло и преступно.
   – Все так, – кивнул головой француз. – Надеюсь, ты не забыл, что в наших венах есть не только кровь, но и смертельно опасный препарат? Стоит аланцам отказать в антидоте и гордый, бесстрашный солдат умрет в страшных мучениях. Помнишь Агадая? Он хотел рискнуть, и проиграл…
   – Помню, – ответил Олесь. – Инетолько его смерть, но его последние слова. Монгол утверждал, что мы, как цепные псы, будем послушно выполнять приказы хозяев.
   – К сожалению, Талан оказался пророком, – грустно произнес маркиз. – Наемники захватывают для переселенцев оазисы, убивают недовольных тасконцев, штурмуют города и деревни. В Боргвиле безжалостно истреблены практически все мутанты. Артиллерийские орудия сровняли с землей уцелевшие после катастрофы кварталы. Земляне принесли на Оливию боль, страдания и нищету. Тысячи местных жителей по нашей вине лишились крова. Нет, я не испытываю угрызений совести, но иногда задаю себе простой вопрос – зачем? Ответить на него нелегко. Меня поддерживает лишь вера. Иначе давно бы вонзил клинок в брюхо какому-нибудь высокомерному мерзавцу из окружения командующего.
   – Ты не прав, Жак, – вымолвил Храбров. – Да, мы подчиняемся Возану, но отнюдь не беспрекословно. Аланцы ведь не заставили нас двигаться на север. Земли лемов, долов, клонов по-прежнему свободны. А участие наемников в боевых операциях во многом совпадает и с нашими интересами. Племена властелинов пустыни значительно ослабли. Они уже не диктуют никому условий и на поселения людей не нападают. Подумай, сколько человеческих жизней спасено.
   – В таком случае, есть смысл показать десантникам дорогу через долину Мертвых Скал, – вставил Аято. – Процесс экспансии необратим. Чем быстрее тасконцы ассимилируется с колонистами, тем лучше. Главное, сделать этот процесс управляемым.
   – А как же мутанты? – возмущенно спросил Мануто. – Неужели они не заслужили право на существование? Ведь у них есть семьи, дети… За два века здесь сформировались новые расы. Оливийцы умны, сильны, жизнелюбивы. Да, властелины и борги жестоки и кровожадны, но таковы законы природы. Слабый должен умереть.
   – Согласен, – проговорил русич. – Таскона после ядерной катастрофы изменилась. Право на жизнь есть у всех! Именно по этой причине мы и должны бороться. Кто спасет трехглазых и гетер от головорезов Канна? Безжалостные ублюдки выполнят любой приказ Возана. Только мы можем стать союзниками мутантов. Земляне – последний шанс оливийцев уцелеть.
   – Мудрые слова, – похвалил Олеся самурай. – Однако проблема с нашим рабством до сих пор не решена. Пятьдесят дней слишком малый срок для сопротивления. Да и используется улучшенный стабилизатор крайне редко. Прежде чем поднять бунт, надо позаботиться об антидоте. Иначе аланцы возьмут отряд измором.
   – В медицинском блоке хранится сто пятьдесят доз, – произнес Стюарт.
   – Одному человеку хватит на тринадцать лет, – улыбнулся де Креньян, быстро произведя подсчеты в уме. – А если серьезно, Пол сделал неплохое предложение. Захватим «Центральный», возьмем заложников и потребуем постоянный антидот от проклятого препарата. Наверняка такой существует.
   – Бесполезно, – отрицательно покачал головой Тино. – Великий Координатор пожертвует этими людьми. Непосвященные не представляют для него никакой ценности. Расходный материал… Ни на какие уступки он не пойдет. Кроме того, есть космодром «Песчаный», надежно охраняемый Канном. После нашей гибели переселенцы быстро восстановят стартовую площадку и базу. Техники на Тасконе достаточно. Боюсь, благоприятный момент для восстания упущен…
   – Или еще не наступил, – возразил Храбров. – Лично я не собираюсь всю жизнь воевать за интересы Алана. Выход из сложившейся ситуации должен быть. Командование корпуса обязательно допустит ошибку, надо лишь проявить терпение.
   – Надеяться надо на Бога и на себя… – начал маркиз, но внезапно осекся.
   – Вы ничего не слышите? – спросил Дойл, спустя несколько секунд. – Знакомый гул. Приземляется очередной транспорт? Не исключено, что это тот корабль, который мы ждем.
   Сомнений не было: на горизонте появился огромный космический корабль. С каждым мгновением нарастал гул работающих двигателей. Судно быстро приближалось к «Центральному». На посадочной площадке царила обычная для подобного момента суматоха.
   Готовилась техника для разгрузки, оборудование на восстановление разрушенных систем, замерли в ожидании врачи и пожарные. При посадке могло случиться все, что угодно – например, два года назад один из транспортов не долетел до космодрома и рухнул примерно в двух километрах от базы и взорвался.
   Ударной волной смело три наблюдательных вышки, разрушило стену, перевернуло вездеход. К счастью, большая часть лагеря была укрыта песчаным откосом, в противном случае семью погибшими «Центральный» бы не отделался.
   От самого судна остались лишь жалкие обломки. Двести пятьдесят человек исчезли, будто их никогда и не было на этом свете.
   Корабль на мгновение завис над посадочной площадкой и начал быстро опускаться. Пятнадцать секунд, десять, пять…
   Опоры коснулись поверхности, транспорт замер, заглохли двигатели. Наступила неестественная, странная тишина. Однако уже спустя минуту раздались команды инженеров и тягачи, вездеходы, погрузчики ринулись к люкам судна.
   Тем временем на высоте пятнадцати метров открылась внешняя переборка, и широкий трап медленно пополз вниз.
   – Пора, – проговорил Тино, поднимаясь на ноги. – Сейчас выйдут переселенцы, а за ними новые смертники. Канн уже там. Нам стоит поспешить. Получить два десятка ополченцев – перспектива не из приятных. Мне уже надоело учить неопытных новобранцев.
   Наемники быстро спустились с бархана и двинулись к лагерю. Пройдя через двойные металлические ворота, группа оказалась прямо на взлетно-посадочной полосе.
   Здесь уже находилось два десятка офицеров аланской армии и Оливер Канн со своими телохранителями. Все с нетерпением ожидали командира транспорта. Спустя пару минут высокий подтянутый темноволосый пилот быстро сбежал по трапу на землю. Он эффектно козырнул полковнику Возану и передал ему сопроводительные документы.
   Возан быстро пробежал текст глазами, взглянул на землян и недовольно покачал головой. Движения руки и ординарцы направились к Канну и Храброву.
   – Список новых наемников, – вымолвил молодой лейтенант, протягивая Олесю листок бумаги.
   Тем временем, по трапу начали спускаться аланские переселенцы. Их было около сотни, и каждому полковник пожал руку и сказал напутственные слова. Он слишком хорошо знал, что ожидает этих людей.
   Сначала им предстоит пятисоткилометровый марш до дальнего оазиса. А затем начнется экспансия на запад, которая вызовет вытеснение коренных жителей и захват плодородных земель. Кто-то из аланцев умрет от болезней, кто-то станет жертвой местных животных, кто-то погибнет от стрел или мечей оливийцев. Уцелеет едва ли половина. Но зато они будут первыми! Страна никогда не забудет своих героев.
   А вот о землянах, осваивающих Таскону, вряд ли кто-нибудь вспомнит. Именно на их список и смотрел сейчас Храбров. Сорок землян, которых уже вычеркнули из жизни на родной планете. Здесь солдат убьют во второй раз. И если там они умирали, защищая свою землю, то теперь погибнут за интересы могущественной, но чуждой им цивилизации. Наемники-рабы – странное сочетание слов.
   – Как контингент? – негромко спросил самурай, подходя к русичу.
   – Кошмар, – выдохнул юноша. – Другого слова просто трудно подобрать. Такое впечатление, что Делонт запихивает в трюмы первых попавшихся мертвецов. Из сорока человек только девять профессиональных воинов. Еще пятнадцать – ополченцы, из которых можно слепить неплохих бойцов. Остальные – ужасный сброд. Разбойники, убийцы, воры… Их бы прикончили на земле, но видно дьявол задался целью спасти мерзавцев. Он довольно последователен.
   – А что это такое? – неожиданно воскликнул де Креньян, указывая в середину списка. – Подобного случая я не припомню!
   – Маурицио Баргези, торговец из Рима, – с удивлением прочитал Аято. – Но как он оказался в числе наемников?
   – Как и все мы, – спокойно ответил Олесь, – скорее всего бедняга был убит в схватке с грабителями. Он наверняка защищался и держал в руках оружие. Вот аланцы и схватили этого Баргези. Похоже, что качество товара их совершенно перестало интересовать. Какая разница, чьими телами устилать просторы Тасконы? Самое главное в том, что они не аланцы.
   Храбров не оговорился, когда сказал, что торговец погиб. Все земляне считали себя покойниками. Их жизнь на родной планете закончилась, и здесь на Тасконе, началась, совершено другая…
   Спустя двадцать минут переселенцы покинули взлетно-посадочную полосу. Их сопровождали аланские солдаты и офицеры, а сзади тягачи везли вещи и оборудование. По трапу начали спускаться земляне. Настороженно, с опаской они осматривали базу.
   Им, конечно, ввели необходимую информацию в мозг, и тем не менее многие, не скрывая страха, поглядывали на технику, оружие и форму десантников. Для них представители могущественной цивилизации все еще были сверхлюдьми, богами, обладающими знаниями, которые недостижимы для землянина. Лишь спустя долгие месяцы, когда они увидят, что аланцы умирают так же, как обычные люди, и из раны течет алая кровь, подобное чувство пропадет.
   Будущие солдаты удачи стояли плотной толпой, ожидая решения своей судьбы. Однако Возан не торопился. Полковник считал ниже своего достоинства сразу обращаться к землянам. Эти убийцы должны постоянно чувствовать, что они являются людьми второго сорта и в любой момент от них могут избавиться.
   Между тем, две враждующие группировки наемников встретились на космодроме. Первым заговорил Олесь.
   – Как дела, Оливер? Слышал, у вас была удачная операция, – негромко произнес русич.
   – О, да, – с презрительной усмешкой ответил Канн. – В трехстах километрах юго-западнее «Песчаного» нашли и атаковали оазис. Теперь там превосходный плацдарм для аланских переселенцев. Строительство укреплений уже началось.
   – И каковы потери? – поинтересовался Тино.
   – Всего три человека, – махнул рукой сотник. – Эти жалкие людишки практически не оказали сопротивления. Удивляюсь, как мутанты их не прикончили еще до нашего появления…
   – Ты-то уж это наверняка сделал, – со злостью вставил Стюарт.
   – Я же не виноват в том, что они отказались поделиться имуществом и женщинами, – нагло рассмеялся Оливер. – Мои ребята слегка разозлились. Теперь девицы живут в нашем лагере, а детей аланцы пристроили в какое-то свое заведение.
   – Мерзавец, – процедил Пол, сжимая рукоять меча.
   – Ну-ну, зачем, так громко, – снисходительно рассмеялся Канн. – Мы всего лишь наемникиубийцы. Наша цель – расчистить для аланцев территорию, а как это делается – не важно. Вы оставляете в живых тасконцев, а мы – нет. И еще неизвестно, кто более милосерден. Те, кто лишает человека жизни, или те, кто обрекает его на скитания и нищету?
   – А дети и старики при чем? – возмутился Дойл.
   – Это частности, – довольно безразлично ответил Оливер. – Кроме того, в последнее время здоровых детей мы передаем аланцам. Они за это платят отдельную сумму. Так что учтите, сироты нынче повышаются в цене…
   Телохранители Канна дружно захохотали. Шутка была в их стиле и потому понравилась головорезам. Зато Стюарта еле удерживали друзья – шотландец уже наполовину вытащил клинок и был готов броситься на сотника с оружием…
   Когда напряжение немного спало, Храбров вновь начал разговор.
   – Как будем делить новобранцев? – негромко спросил он.
   – По справедливости, – усмехнулся Канн. – Кто лучше убеждает, тот и получает лучший кусок.
   – Это несерьезно, – покачал головой Олесь. – Почти половина группы – сброд. Нам такой контингент не нужен. Это люди твоего полета, Оливер. Подобные мерзавцы могут прижиться только на «Песчаном».
   – Очень лестная характеристика, – вымолвил сотник. – Я подумаю над твоим предложением. Однако, ничего обещать не буду.
   Закончив с организационными вопросами, полковник Возан неторопливо направился к вновь прибывшим землянам. Взглянув на длинные волосы, многочисленные шрамы и горящие злобой глаза, аланец недовольно поморщился.
   – И где Делонт только набирает подобных ублюдков? Они готовы разорвать нас на куски. На Тасконе даже мутанты выглядят привлекательнее, – произнес командующий, обращаясь к своим офицерам.
   Тотчас нашелся какой-то подхалим из ординарцев, который поддержал начальника:
   – Их для этого сюда и доставляют, чтобы распугивать диких животных, – вставил он.
   Полковник изобразил улыбку на лице и повернулся к наемникам. Те прекрасно слышали разговор аланцев. Последние иллюзии относительно своего положения у них исчезли. Рабы вне правил и закона, гладиаторы-первопроходцы.
   – Солдаты, – начал свою речь Возан. – Вы прибыли на эту планету, чтобы освоить и покорить ее. Прекрасные, плодородные земли здесь заняты безмозглыми тварями и отвратительными мутантами. Это несправедливо! И потому на вас возлагается великая миссия очищения. Алан надеется на союзников-землян. Мы дали вам вторую жизнь, так послужите на пользу великой цивилизации! Но помните, что предательство карается безжалостно. От возмездия никто не уйдет!
   Аланец закончил наставления и повернулся к сотникам. Взглянув на Храброва и Канна, полковник более серьезным тоном продолжил:
   – Ровно через пять суток мы начинаем наступление на Морсвил. Пора заканчивать с этими крысиным гнездом, там слишком много разного отребья. Из вновь прибывших землян «Песчаный» забирает двадцать пять человек, «Центральный» – пятнадцать…
   – Но у нас и так меньше людей, – возмутился русич.
   – Ну и что? – пожал плечами Возан. – Оливер постоянно участвует в боевых действиях, захватывает один оазис за другим, а вы ведете странные переговоры с мутантами. Когда двинетесь на север, тогда и получите пополнение. А пока достаточно и этого. К Морсвилу готовьте по пятьдесят человек, но учтите, на космодромах должны остаться только испытанные воины.
   Спорить с аланцем было бесполезно. Все продумано и решено заранее. Тактика давления на ветеранов продолжалась.
   Но расстроило Храброва совсем иное обстоятельство. В настоящий момент на космодроме находилось пятьдесят два солдата. Выполняя приказ полковника, он будет вынужден бросить в бой практически всех новобранцев. Большие потери неизбежны.
   Между тем, Возан со своим штабом покинул взлетно-посадочную площадку, а между группировками землян началась борьба за хороших солдат. И вновь удача сопутствовала Оливеру – его доводы были проще, понятнее и приятнее. К подобным акциям Канн всегда готовился основательно. Вот и сейчас, он выставил пару бочонков вина, раздел нескольких молодых тасконок-рабынь, предлагая их любому желающему.
   Его агитаторы убеждали новобранцев, что на «Песчаном» подобных развлечений предостаточно. И самое главное – мерзавцы не лгали. У каждого воина в отряде Оливера было как минимум три-четыре наложницы.
   Что мог противопоставить противнику Олесь? Слова и справедливости, о мире, о дружбе с коренными жителями. Бессмысленно и глупо! Их взаимоотношения с тасконцами были совершено иными. Вряд ли сейчас подобные детали кого-нибудь интересовали. Наемникам ближе простые недвусмысленные истины. Война, грабежи, удовольствия – знакомые и понятные слуху землянина слова.
   Контингент новобранцев разделился довольно быстро. Канн получил семь профессиональных бойцов, семнадцать преступников и одного ополченца. В его команду хотели поступить и оставшиеся, но взять их не позволял приказ командующего.
   Нехотя, проклиная судьбу, отверженные потянулись к Храброву. Де Креньян распределил их по десяткам и направил вместе со Стюартом в лагерь. Времени до намеченного штурма Морсвила оставалось слишком мало, а потому воинов надо подготовить к сражению. Вряд ли бедняги представляют, в каких условиях им придется драться.
   Сворачивал свою рекламную компанию и Оливер. Он был очень доволен итогом дележа. Во-первых, отряд получил больше людей, чем гарнизон «Центрального», во-вторых, новобранцев не надо учить грабить и убивать – это их профессия. С таким сбродом сотник всегда легко справлялся. Они уважали только силу, а ею Оливер обладал в полной мере. Повернувшись к Аято и Олесю, Канн громко проговорил:
   – Что-то не видно желающих воевать под вашими знаменами. Я даже вынужден прогонять лишних добровольцев. Скоро вы останетесь без подчиненных. Они все перебегут ко мне. Пора задуматься! Может то, что вы делаете никому не нужно. Трехглазые, гетеры, тасконцы… Это чуждые землянам народы.
   – А аланцы? – язвительно спросил Тино.
   – И они тоже, – утвердительно кивнул головой сотник. – Но, к сожалению, высокомерные ублюдки пока неуязвимы. Если бы не дурацкий препарат в моей крови, я давно перерезал бы им глотки. А так – они мои хозяева. Я солдат и, выполняю приказы. Надо очистить территорию от мутантов и оливийцев? Нет проблем, зачем церемониться? Если Алан пришел на эту планету, она рано или поздно ему покорится. И не забывайте, что именно вы нашли нужный космодром. Зачем изображать из себя рыцарей Христа? Все мы грешны.
   – Отчасти ты прав, – вымолвил Храбров. – Наш отряд ценой огромных потерь дал аланцам шанс на освоение Тасконы. Мы надеялись, что благодаря высоким технологиям и уровню развития, эта могущественная цивилизация принесет сюда мир и порядок. Увы, все произошло совсем не так. Мы сами уподобились зверям. Аланцы хотят слишком просто решить проблему местного населения – мутантов истребить под корень, взрослых оливийцев либо поместить в резервации, либо ассимилировать, детей отобрать у родителей и воспитать по своему подобию. Участвовать в уничтожении ни в чем не повинных людей мы не собираемся.
   – Демагогия, – оборвал русича Оливер. – Вы бессильны против Алана. Их терпение скоро лопнет, и от неблагонадежных воинов обязательно избавятся. Стоит не выполнить приказ, как Возан отбросит ненужные сантименты. Признаюсь честно, меня вполне устроит такое развитие событий. Прикончить вас пятерых, да еще десяток недоумков не составит труда. Тогда именно я возглавлю все отряды землян. Хорошая перспектива?
   – И что потом? – усмехнулся самурай.
   – Ровным счетом ничего, – спокойно ответил Канн. – Мне нравится подобная жизнь. Битвы, крики, кровь, зарево пожаров меня возбуждают. Богатство и рабы мне достаются без малейших усилий. Видели бы вы мой гарем! Лучшие девочки из оазисов. Великолепный был год! А впереди еще огромные неосвоенные территории. Вы лучше меня знаете об этом…
   – Само собой, – кивнул головой Аято. – Мы даже встречали одного типа с такими же идеями. И что удивительно, он оказался аланцем. Служит у местного царька, терроризируя свободные города севера. Но между вами огромное разница – Коун свободен и делает, что хочет, а ты раб-наемник. Любое распоряжение командующего корпусом для тебя – закон. А, значит, и награбленное богатство ничего не стоит.
   Слова Тино попали в самую точку. Душу барона давно терзали горькие мысли. Он получил власть, женщин, хорошую еду и вино, но по прихоти какого-нибудь жалкого тщедушного аланца Канн может лишиться всего. А это куда страшнее, чем смерть. Чувствовать себя ничтожеством было для Канна невыносимо.
   – Я умею ждать, – злобно прорычал он – Когда у меня будет полтысячи бойцов, Алан будет разговаривать по-другому. Я поставлю напыщенных надменных господ на колени. А пока моим планам мешаете вы со своей убогой философией. Но берегитесь, чаша весов уже склонилась в мою сторону. Осталось нанести последний удар…
   Оливер резко развернулся и зашагал прочь.
   Отряд разместился в стороне от постоянного лагеря землян на космодроме. Канн не хотел, чтобы его люди контактировали с наемниками «Центрального». В противном случае стычки были бы неминуемы. Пропасть в отношениях между отрядами землян становилась все более глубокой.
   Глядя в спину удаляющемуся барону, японец негромко вымолвил:
   – А ведь Оливер тоже готовит восстание. Он жаждет полной власти.
   – Похоже на то, – согласился Олесь. – Полтысячи солдат… Одновременная атака космодромов и оазисов. Этот мерзавец вырежет всех аланцев.
   – Бессмысленно… Великий Координатор не пойдет на уступки. Зачем ему еще один местный царек? Я не верю в успех Канна, – вставил Дойл.
   – Кто знает, кто знает… – задумчиво произнес Аято.

Глава 2
ШТУРМ МОРСВИЛА

   Пять суток пролетело, как одно мгновение. Обучение новобранцев и тренировки ветеранов прекращались лишь в полуденный зной и для сна ночью. Все остальное время занимали изнурительные занятия. Необходимо было показать новым солдатам как можно больше приемов защиты и нападения – понимая, что от этого зависит их жизнь, земляне работали на пределе своих физических возможностей. После жестоких непрерывных схваток они падали на постели и мгновенно засыпали.
   Однако за столь короткий срок добиться кардинальных сдвигов очень трудно. Из пятнадцати новых наемников Олесь и Тино не беспокоились лишь за четверых. Арагонский дворянин Родригес и дружинник из Пскова являлись отличными бойцами еще на Земле. Их учить не пришлось. Кроме того, к ним добавились еще два крепких ополченца. Один из них, поляк Воржиха, оказался гигантом. Обладая ростом более двух метров, он весил почти сто двадцать килограммов и легко, непринужденно гнул стальные подковы. Его недюжинная сила вызывала всеобщее восхищение. Во время кулачной драки Вацлав валил на землю трех противников и без труда удерживал их.
   Вторым ополченцем был египтянин Хасан. Мастер-каменщик, возводивший крепости в войне с рыцарями Христа. Ему не хватало быстроты и подвижности, но щитом и саблей Рол владел неплохо. Со всеми остальными наемниками дела обстояли куда хуже. На родной планете многие из них впервые взялись за оружие, и именно это сражение стало для бедняг единственным.
   Ветераны как могли, натаскивали новичков, но уверенность в конечном результате отсутствовала. Ровно за сутки до штурма Возан собрал старших офицеров, десятников и сотников землян. Следовало обсудить последние детали операции. В последнее время аланцы почти не советовались с наемниками, но сейчас складывалась несколько иная ситуация.
   Опыта по захвату городов у полковника нет. Именно по этой причине в здании штаба и скопилось около полусотни воинов. Расположившись вокруг огромного макета Морсвила, присутствующие молча ждали начала доклада.
   Возан, тщательно скрывая свое волнение, громко произнес:
   – Обстановку в городе и план нашего нападения сейчас сообщит начальник оперативного отдела майор Стеноул.
   Вперед выдвинулся невысокий молодой офицер. Казалось, что ему не более двадцати пяти лет, однако на самом деле, за плечами этого мужчины было уже с десяток опасных разведывательных походов и тяжелых кровопролитных боев. Как ему удавалось так хорошо выглядеть – для всех оставалось загадкой.
   Земляне считали Стеноула одним из самых толковых и смелых аланцев. Он не гнушался тяжелой и грязной работы. Три раза майор ходил в экспедиции с Храбровым и Аято, бывал в окрестностях Морсвила. Офицер лично изучал подходы к кварталам Чистых.
   Оглядев присутствующих, Стеноул спокойным размеренным тоном вымолвил:
   – Как вы знаете, Морсвил разделен на несколько независимых секторов. Это своего рода государства в государстве. Для нашей операции подобный факт является большим плюсом. Зоны, за исключением Нейтральной, постоянно враждуют и лидеры кланов не испытывают симпатии друг к другу.
   Мы долго размышляли откуда начать вторжение. Предлагалось шесть вариантов. Территория Неприкасаемых отпала сразу – полное отсутствие информации. Вампиры – далеко. Трехглазые, гетеры и черти слишком хорошо организованы. Как видите, выбор невелик. Зона Чистых наиболее уязвима. Кроме того, там проживают люди без генетических мутаций, и мы сможем найти определенную поддержку. Этот участок города неплохо изучен.
   И еще одна немаловажная деталь. По нашим данным, у чистых около тысячи бойцов, однако они разобщены и подчиняются разным главарям. Чтобы собраться воедино, им потребуется время, но именно его мы и не дадим.
   – Сомневаюсь, – вставил Аято. – Система оповещения у оливийцев работает четко. Сотни три-четыре воинов встретят захватчиков уже у первых домов…
   Майор хотел что-то возразить, но в разговор вмешался командующий. С раздражением в голосе аланец произнес:
   – Сейчас никаких вопросов и пояснений. Сначала выслушайте весь план до конца. Мы предусмотрели практически все. Свои замечания выскажете потом.
   Пожав плечами, Стеноул продолжил:
   – Наступаем по двум основным направлениям: одна группировка с севера, другая с северо-запада. Впереди тридцать землян, за ними два батальона десантников-аланцев. Задача первых – сломить сопротивление тасконцев и продвинуться как можно дальше вглубь зоны. Тем временем, вторые будут поддерживать наемников огнем из всех видов оружия и одновременно зачищать захваченную территорию.
   Еще четыре отряда по десять землян, и с ротой поддержки в каждой, начнут вытеснять чистых из боковых улиц и переулков. Если будем действовать слаженно и быстро, успех обеспечен. Оттесним противника в Нейтральную зону, а там он уже не опасен. Прорваться через пулеметный и артиллерийский огонь оливийцы не сумеют.
   – Стоп! – удивленно воскликнул де Креньян. – А как же фланги? Ведь в Морсвиле действует закон коллективной защиты. Узнав о вторжении, в войну вступят трехглазые, гетеры, вампиры и черти. Атаки в лоб я не боюсь, но где гарантия, что нас не отрежут от пустыни. Попасть в окружение у меня нет ни малейшего желания. Вырваться из мешка будет весьма проблематично.
   – Это паникерство, – презрительно сказал Возан. – Ни черти, ни трехглазые не решатся напасть на аланскую армию. Пример чистых наглядно покажет силу экспедиционного корпуса. Я уверен, что они не рискнут ввязываться в сражение.
   Олесь взглянул на начальника оперативного отдела. Тот жестом показал, что бессилен и отвел глаза в сторону. Субординация в аланской армии соблюдалась неукоснительно, и в присутствии землян майор спорить с командиром не станет. Зато Канн тотчас воспользовался благоприятной ситуацией.
   – Мы сравняем город с землей, – выкрикнул барон. – Тасконцы нас не остановят. Через пять часов после начала штурма на территории сектора не останется ни одного вражеского солдата.
   – Вот речь смелого и преданного воина, – вымолвил полковник. – Ни страха, ни сомнений. Именно так и нужно выполнять приказы. Само собой, за подобное рвение будет и достойное вознаграждение.
   – Именно об этом я и хотел спросить, – произнес Оливер. – В зоне Чистых есть несколько хороших районов. Вино, продовольствие, женщины…
   – Я отдам вам сектор ровно на сутки. Он в вашем полном распоряжении. Но не забывайте о боевом охранении, – со снисходительной усмешкой сказал аланец.
   Десятники Канна возбужденно переглянулись. Еще бы! Точно так же, как на Земле, им отдавали город на разграбление. Убивай, жги, насилуй! Вот настоящая жизнь для солдата удачи!
   Устраивала подобная ситуация и Возана. После побоища, устроенного наемниками, в нем уцелеет лишь небольшая часть местных жителей. Мужчин земляне вырежут, женщин заберут себе, а детей продадут. Маленьких тасконцев отправят на специальные космические базы, где из них сделают настоящих подданных Алана. Тем самым на планете ассимилировать будет практически некого.
   Превратить территорию Чистых в неприступный плацдарм труда не составит. С помощью строительной техники необходимо обрушить три десятка домов, полученный материал отправить на возведение укреплений. Ну а дальше…
   Полковник уже представлял себе покоренный Морсвил. Город будет в состоянии принять не меньше ста тысяч переселенцев. Без сомнения Великий Координатор отметит подобные успехи экспедиционного корпуса. Можно подумать и о повышении.
   Ровно в два часа ночи открылись огромные ворота космодрома «Центральный», и колонны солдат быстрым шагом начали подниматься на бархан. Столь мощной армии Алан на Оливии еще не применял.
   Две с половиной тысячи десантников, вооруженных автоматами, карабинами, пулеметами, и сотня наемников-землян представляли по местным меркам чудовищную силу. Вдобавок ко всему, тягачи и бронетранспортеры тащили артиллерийские орудия и минометы.
   Колонна растянулась на несколько километров, но это никого не волновало. О секретности своей операции захватчики больше не беспокоились. Наоборот, они хотели, чтобы морсвилцы видели мощь и силу их войск, это была своеобразная психологическая атака.
   К пяти часам утра сосредоточение войск у города закончилось. Шесть колонн бойцов находились в пятистах метрах от первых кварталов. Храброва полковник Возан поставил на одно из главных направлений. Русич во главе тридцати воинов наступал по северо-западной магистрали.
   Справа и слева от него должны двигаться де Креньян и Аято. Они будут прикрывать фланги основной группировки. В ожидании сигнала, наемники тихо переговаривались и, время от времени, прикладывались к флягам с вином. Привыкнуть к смерти невозможно. Каждый подавлял страх по-своему. Кто-то употреблял спиртное, кто-то молился, кто-то болтал без умолку.
   До восхода Сириуса оставались считанные минуты.
   Вместе с первыми лучами светила командующий дал сигнал к наступлению. Одновременно открыли огонь артиллерийские орудия и минометы. В городе раздались взрывы.
   Рухнуло несколько старых зданий, поднялись к небу огромные клубы пыли и песка, забегали испуганные люди.
   С военной точки зрения этот обстрел не имел ни малейшего смысла. Он не уничтожал ни укрепления, ни живую силу противника. Паника и бессмысленные жертвы среди мирного населения – вот итоги длительной артиллерийской подготовки.
   Между тем, штурмовые отряды достигли окраин Морсвила. Впереди сомкнув ряды, шли земляне. Сдвинутые щиты, сверкающие шлемы и доспехи, сплошной ряд копий – это производило впечатление на врага.
   Сзади осторожно двигались аланцы. В их задачу входило уничтожение оливийцев, засевших в домах и на крышах. Любое появление в окнах человеческой головы вызывало шквал огня. Пули со свистом рикошетировали от стен. Командование корпуса не волновало, сколько при обстреле погибнет женщин, детей и стариков. Главное обеспечить продвижение войск.
   Полкилометра наступавшие преодолели без особого труда. Противник почти не оказывал сопротивления захватчикам. Разрозненные отряды тасконцев уничтожались быстро и почти без потерь.
   Серьезные проблемы возникли с зачисткой домов. К яростному отпору со стороны оливийцев аланцы оказались не готовы. В бой вступали не только солдаты чистых, но и мирные жители. В ход шло все: камни, посуда, ножи.
   Чтобы избежать больших жертв штурмовики начали выкашивать из автоматов целые семьи. Пленных уже никто не брал. Улицы были буквально усеяны трупами, из окон свешивались тела убитых морсвилцев. И все же пока операция проходила по намеченному графику.
   Примерно через сорок минут после начала штурма, Храбров заметил впереди странное сооружение. Подойдя ближе, он без труда различил массивную, высотой не менее четырех метров баррикаду. Оливийцы построили укрепление в очень важном месте – на перекрестке. Две соседние боковые улицы перекрывались подобными сооружениями.
   Замысел врага читался легко. Наступавшие попадали в западню и подвергались жесточайшему обстрелу с трех сторон. Олесь в нерешительности остановил свой отряд. Как действовать дальше он не знал. К нему тотчас подбежал командир аланской роты поддержки.
   – Почему прекратили движение? – громко выкрикнул лейтенант. – Вперед, вперед! Мы должны как можно быстрее достичь границы Нейтрального сектора! Надо рассечь оборону чистых!
   – Сам знаю, – резко возразил русич. – Скажи лучше, как штурмовать подобное сооружение? Положить здесь весь отряд я не хочу!
   Аланец оказался неглуп, и правильно понял волнение Храброва. Он подозвал к себе сержанта и что-то ему скомандовал.
   – Сейчас откроем проход, – уверенно проговорил десантник.
   Он был явно разгорячен боем и находился в состоянии эйфории. Эмоции захлестнули разум парня. Он был слишком молод и оказался не способен трезво оценивать ситуацию.
   Между тем, аланцы выкатили на прямую наводку два полевых орудия. Залп прозвучал почти одновременно. Обломки камней летели вверх, пыль, разорванные тела защитников и стоны раненых.
   В центральной баррикаде образовалась внушительная брешь. Однако, прежде чем Олесь успел отдать приказ о наступлении, с крыш домов, из окон на захватчиков обрушился град камней, копий, стрел и дротиков. Нападения морсвилцев не ожидали ни земляне, ни аланцы.
   Солдаты пребывали в растерянности, началась небольшая паника. И если наемники успели закрыться щитами, то пехотинцы оказались совершено беззащитны. Не спасали ни шлемы, ни бронежилеты. Обливаясь кровью, с проломленными черепами и разбитыми лицами, десантники валились на землю. Надо отдать должное, они быстро пришли в себя и немедленно открыли огонь по противнику.
   Теперь уже чистые несли огромные потери. То и дело сверху с душераздирающим криком падали люди. Почти тотчас над укреплениями раздался призывный звук трубы. Около двух сотен тасконцев бросилось в контратаку. Многие из них погибли от пуль аланцев, но большая часть прорвала фронт землян и начала уничтожать десантников.
   Это была настоящая мясорубка. Храбров перестал ориентироваться, где свои, где враги. С каждой секундой меч поднимался все тяжелее и тяжелее. Перед глазами мелькали искаженные гримасой ненависти, боли и отчаяния лица морсвилцев. Он не задумываясь, без жалости и сострадания убивал одного противника за другим.
   Попытка оливийцев отбросить пехотинцев не удалась. Мало того, наемники атаковали тасконцев с флангов, и заставили их отступить. Чистые отходили разрозненно и неорганизованно, вместе с ними на баррикады ворвались и земляне. Вдобавок ко всему подоспела вторая рота аланской поддержки. Шквальным огнем из автоматов и пулеметов десантники очистили крыши домов и окна.
   Спустя еще десять минут укрепление тасконцев пало. Жалкие остатки защитников уходили по магистрали на юго-восток. Только теперь Олесь смог осмотреться и перед русичем предстала ужасающая картина: на крошечном участке земли лежало не менее четырехсот трупов.
   Храбров осторожно шел по улице, переступая через окровавленные мертвые тела. Все стены, камни, оружие были залиты кровью. Продолжать наступление русич не решился. Потери чересчур велики, а обстановка доселе неясна.
   Он спустился с каменных блоков разрушенного здания и окинул взглядом место битвы. Всюду слышались крики и стоны раненых. Чуть в стороне, прижавшись к стене дома, стояли пленные морсвилцы. Канн наверняка прикончил бы чистых, но у Храброва были другие принципы.
   Увидев Стюарта, Олесь громко крикнул:
   – Всех уцелевших сюда! Немедленно!
   Дисциплина в отряде была на высоте и вскоре те наемники, что могли стоять на ногах, двинулись к своему командиру. Сосчитать их не составило труда. Восемнадцать человек. Не густо.
   – Где Мануто? – взволнованно спросил русич, не обнаружив темнокожего товарища.
   – Он жив, – произнес Воржиха. – Ранен в голову. Аланцы сейчас оказывают ему помощь.
   – Сколько еще раненых? – Храбров повернулся к Полу.
   – Я видел троих, – пожал плечами шотландец.
   – Приготовьтесь к дальнейшему наступлению, – скомандовал Олесь. – Аясогласую наши действия с десантниками.
   Юноша направился к группе офицеров, расположившихся возле разбитых орудий. На ходу Храбров высматривал среди трупов погибших землян. Отличить наемников было легко – сразу бросались в глаза их вооружение и доспехи.
   Вот китаец Хван, камень пращи попал ему точно в лицо. Чуть в стороне – грек Мегалотополос. У бедняги рассечена мечом шея.
   Хасан! Его пригвоздили копьем к стене. Тело до сих пор еще висит. А вот пскович – он бился, как зверь, но сразу три дротика вонзились солдату в грудь. Как и предполагал русич, две трети павших в бою воинов являлись новобранцами из последней партии. Сражения на Тасконе имеют ряд существенных особенностей. Солдатам не хватило опыта. Перешагивая через бездыханные тела, Олесь наконец добрался до аланцев. Командира батальона он увидел сразу. Капитан отдавал какие-то приказы своим подчиненным и отчаянно ругался – эта победа более походила на поражение.
   Тем временем, санитары и специальные похоронные команды грузили раненых и убитых на вездеходы. Храбров только сейчас обратил внимание на исковерканные орудия. Чистые славно потрудились, чтобы их сломать. Об артиллерийских расчетах и говорить нечего – они были истреблены все, до последнего человека.
   По всей видимости, пушки стали основной целью контратаки. У ближайшего колеса сидел, низко опустив голову, тот молодой лейтенант, с которым Олесь разговаривал во время битвы. Юноша подошел к аланцу и подтолкнул его в плечо. Тело бедняги качнулось и повалилось на землю. Только сейчас Храбров заметил рукоять кинжала, торчащую из груди.
   – Лейтенант Стив Миллуол, командир первой десантной роты, двадцать два года, – раздался хриплый мужской голос.
   Русич обернулся.
   Перед ним стоял высокий капитан со шрамом на правом виске. Плечо аланца было перебинтовано, забрало шлема разбито, а рукав сильно испачкан кровью.
   – Первая рота полностью уничтожена, – покачал головой командир батальона. – Из ста человек в живых осталась всего семеро. Есть потери и в других подразделениях. Если наступление продолжится, до Нейтральной зоны я дойду один.
   – У меня тоже осталось чуть больше половины бойцов, – вымолвил Олесь. – Что будем делать? Может, закрепимся здесь? Хорошенько проверим захваченные дома и кварталы. Часть оливийцев наверняка спряталась в подвалах.
   – Нет, – резко возразил капитан. – Приказ таков: идти до границы. Мы должны выполнять его неукоснительно. Раненых и все огнестрельное оружие я уже вывез из города, так что можно продолжать штурм.
   – Это самоубийство, но я подчиняюсь, – горько усмехнулся юноша. – Давайте роту поддержки, и мы двинемся дальше. Ненавижу напыщенных, самоуверенных глупцов. Ведь ясно же – мы лезем в западню…
   Спустя десять минут вторая рота аланских десантников подошла к баррикадам. Солдаты с ужасом смотрели по сторонам, понимая, что произошло здесь с их товарищами.
   Наемники двинулись вперед по магистрали. До Нейтрального сектора оставалось около полутора километров. Однако Олесь не надеялся достичь границы. Ход сражения складывался явно не в пользу наступающих. Они встретились с слишком упорным сопротивлением противника.
   Ударная группировка все дальше удалялась от спасительной пустыни и оголяла тыл и фланги. Чтобы не воспользоваться такой благоприятной ситуацией нужно быть полным идиотом. В чем-чем, а в глупости морсвилцев не обвинишь.
   Земляне преодолели еще около трехсот метров. Впереди вновь показался перекресток и новые оборонительные сооружения тасконцев. Храбров остановил отряд, дожидаясь подхода аланцев. Сил для повторного штурма явно не хватало.
   Русич подозвал к себе командира роты и спросил:
   – У вас есть орудия?
   – Да, – кивнул головой лейтенант. – Но они застряли на месте предыдущего боя. Для того чтобы убрать трупы и создать проход в завалах, потребуется время.
   – У нас его нет, – произнес Олесь.
   И тут события начали развиваться самым неожиданным образом. Над кварталами взвились к небу густые черные столбы дыма, послышались звуки труб, барабанов, трещоток. Издали донесся вой тысяч разъяренных глоток.
   – Что происходит? – удивленно спросил Стюарт, настороженно осматриваясь по сторонам. Не нравится мне эта какофония.
   – Может, психологическая атака? – неуверенно предположил аланец.
   – Нет, – возразил Храбров, – похоже на какой-то сигнал. Минут десять наступающие стояли на месте. Несмотря на все требования офицеров, русич отказался штурмовать укрепления. Его терзали мрачные предчувствия, которые вскоре подтвердились.
   Расталкивая десантников, к Олесю прорвался Родригес. Его латы были помяты и обильно испачканы кровью. Это значило, что группе де Креньяна тоже пришлось несладко. Увидев Олеся, арагонец громко закричал:
   – Командир, нас окружают! Жак просил передать, что сотни чертей перешли границу и атаковали группировку с фланга. Потери ужасны, мы с трудом сдерживаем врагов…
   – Проклятие! – выругался юноша. – Всем немедленно отступать! Родригес, возвращайся к своим. Пусть они отходят к захваченному перекрестку. Это единственный шанс закрепиться.
   Суть происходящего дошла и до пехотинцев. Тем более что чистые с криками рванулись в атаку. Шквал пуль остудил пыл оливийцев, но ненадолго. Тасконцы начали пробираться вдоль стен и по земле.
   Отход аланцев вскоре превратился в паническое бегство. Вскоре армия достигла места недавнего сражения. Только здесь Олесь сумел перевести дух. Хоть на немного, но они оторвались от преследователей.
   – Занять оборону! – громко выкрикнул русич.
   Отбрасывая тела убитых, наемники и десантники начали располагаться на баррикадах. Часть пехотинцев Храбров отправил на крыши ближайших домов. Они должны прикрыть позиции роты сверху. Только так можно удержать завоеванную территорию. В это время сзади раздались отчаянные вопли солдат.
   – Черти обошли с тыла, – взволнованно вымолвил командир батальона. – Они уже на магистрали…
   – Возьми сотню своих бойцов и попытайся отбросить их на запад, – предложил Олесь.
   Понимая, что наемники лучше разбираются в обстановке, капитан возражать не стал. Спустя пять минут аланцы ринулись в атаку. То ли тасконцы не ожидали подобной решительности от аланцев, то ли в отчаянии десантники сумели подавить в себе страх перед рукопашной схваткой, но третья рота прорвала окружение.
   С минимальными потерями отряд вырвался из Морсвила. О приказе отбросить противника на запад командир батальона даже не вспомнил.
   Земляне и пятьдесят аланцев были брошены на произвол судьбы. Проклиная тупость Возана, русич готовился к решающей битве. Наибольшую угрозу сейчас представляло северо-западное шоссе. Там нет никаких укреплений, и в любой момент враг может ударить с тыла.
   Храбров приказал создать укрепление из трупов. Солдаты немедленно принялись за работу. Морсвилцы пока не решались атаковать, и в сражении наступило временное затишье.
   Неожиданно на боковой улице началась частая стрельба. Солдаты тотчас заняли свои места на баррикаде. Теперь они следили за домами через прорезь прицела. Пальцы застыли на спусковых крючках. Один возглас и стальной дождь устремится навстречу противнику. Но вот лейтенант приложил к глазам бинокль и закричал:
   – Прекратить огонь! Это наши…
   Он оказался прав. Отстреливаясь от наседавших врагов, к перекрестку отступала западная вспомогательная группа. В изорванной одежде, испачканные своей и чужой кровью, аланцы еле передвигали ноги. От роты осталось чуть более тридцати человек. Они были деморализованы и растеряны. Последними, как и положено, шли наемники. В живых их осталось всего четверо. Де Креньян шагал в самом конце колонны. Внешний вид маркиза мог произвести впечатление на кого угодно. Без шлема, с перевязанной головой, в изрядно помятых латах, с мечом в одной руке и автоматом в другой. Время от времени Жак для острастки стрелял по преследующим отряд чертям.
   – Вот это бойня! – с горькой иронией воскликнул француз, увидев Храброва. – Я уже думал, не выберусь живым. Хорошо, Родригес прикрыл спину от удара, а то валялся бы в песке.
   – У нас еще все впереди, – вставил Стюарт. – Мы окружены.
   – Чего и следовало ожидать, – произнес де Креньян, усаживаясь на большой камень баррикады. Чистые подготовились к обороне сектора по всем правилам. Они запустили нас внутрь города и ударами с флангов, отрезали от пустыни. Осталось только добить захватчиков…
   – Мы еще поборемся, – возразил русич. – Штурмовать эти укрепления под огнем весьма непросто. Дома тоже взяты под контроль.
   – Согласен, – кивнул головой маркиз. – Однако тасконцы в этом сражении захватили немало трофеев. В том числе и огнестрельное оружие. Так что шансы теперь равны.
   – У нас кончаются патроны, – проговорил лейтенант-аланец. – Я последний офицер в роте. Честно признаюсь, не знаю, что и делать…
   – Как тебя зовут? – добродушно спросил Жак.
   – Рон Троул, командир третьего взвода второй штурмовой роты, – представился по всей форме десантник.
   – А теперь слушай внимательно, Рон, – произнес француз. – Ты сейчас пересчитаешь всех своих людей, не забудь и про тех, что пришли со мной. Они теперь в твоем подчинении. Раненых спрячь в доме, остальных равномерно распредели на баррикады, крыши и окна. Теперь главное: отдай приказ о расходе боеприпасов. Последний магазин можно использовать только с моего разрешения или разрешения Храброва. Кто выпустит хоть одну лишнюю пулю – прикончу лично. Старайтесь стрелять наверняка.
   – Слушаюсь, – козырнул лейтенант и бросился выполнять распоряжения землянина. В этот момент Троул даже не задумывался о том, что остатками роты теперь командовал наемник.
   В уверенности и смелости варварам не откажешь. За три года экспансии десантники привыкли им доверять. Другого шанса спастись в подобной ситуации у аланцев и не было. Без землян в рукопашной схватке с морсвилцами они не имеют шансов на успех.
   – Что-то Тино не видно. Его ведь тоже, наверное, отрезали, – задумчиво вымолвил Олесь.
   – Ты за него не беспокойся, – усмехнулся де Креньян. – Японца никто не обведет вокруг пальца. Более хитрой бестии я в своей жизни еще не встречал. Могу поспорить с кем угодно, что Аято успел развернуться и выскользнуть из города. Это мы, как последние идиоты, угодили в западню.
   – Надеяться, ты не ошибся, – проговорил Пол. – В противном случае, его группа уже уничтожена. Трехглазые…
   Закончить мысль шотландец не успел. С крыши дома раздался тревожный крик наблюдателя. Одновременно с четырех сторон на баррикады начали наступление чистые и черти.
   Храбров горько усмехнулся. Спустя два с половиной часа после начала операции противоборствующие стороны поменялись местами. Теперь в положении обороняющихся оказались земляне и аланцы. Измотанные, обескровленные, уставшие, без малейшей надежды на поддержку главных сил корпуса. Полковник Возан даже не рассматривал такой вариант развития событий. А за ошибки командиров своими жизнями расплачиваются солдаты.
   Бой начался с редкой перестрелки. В ней явно преуспели аланские снайперы. Тасконцы оставили на земле не меньше двадцати человек. Но это никак не повлияло на воинственный порыв оливийцев. С яростными криками они бросились на штурм баррикад.
   Олесь выдержал паузу, и когда до противника осталось чуть более ста метров, отдал команду открыть огонь. Грянул дружный залп из карабинов и автоматов. Первые ряды наступавших были сметены пулями. Значительные потери вынудили чистых и чертей отойти на исходные позиции.
   В песке и пыли улиц остались лежать еще сорок человек. Раненые истекали кровью и взывали о помощи. Однако на несчастных морсвилцев никто не обращал внимания. Тасконцы боялись аланских снайперов, а пехотинцы экономили патроны и добивать умирающих людей не собирались.
   – Отлично! – разгорячено воскликнул Стюарт. – Пусть только попробуют еще сунуться.
   – Нет, – отрицательно покачал головой Жак. – Оливийцы больше не пойдут на открытый штурм. Они не дураки. Надо готовиться к чему-то другому. В конце концов, это их город, и знают его чистые гораздо лучше чужаков…
   – Верно, – вставил Родригес. – Надо найти слабые места в нашей обороне и заделать бреши раньше, чем о них догадается враг.
   – Что ты имеешь в виду? – спросил Пол.
   – Дома! – одновременно произнесли Храбров и де Креньян.
   – Правильно, – проговорил арагонец. – Мы совсем забыли об окнах с противоположной стороны строений. А ведь через них может просочиться целая армия. Хорошо хоть, подъезды у морсвилцев выходят на магистраль, а не внутрь квартала. Тогда бы эти проблемы возникли уже давно.
   – Все наемники на зачистку домов! – немедленно скомандовал Олесь.
   Двадцать воинов, с обнаженными мечами, бросились в ближайшие здания. Догадка Родригеса подтвердилась спустя пару минут. Прямо на лестничном пролете русич заметил четверых чертей. На них была обтягивающая черная одежда, металлические ремни и бляхи, лица были раскрашены причудливым рисунком.
   Оливийцы осторожно поднимались по ступеням. Цель противника была ясна: группа должна уничтожить аланских наблюдателей и снайперов на крыше и верхних этажах.
   Увидев землян, один из тасконцев вскинул карабин, но стрела, выпущенная из арбалета, тотчас пробила ему горло, – Стюарт великолепно стрелял. Морсвилцы в отчаянии бросились на закованных в латы наемников. Воины спокойно и безжалостно перебили лазутчиков. Никто из землян не пострадал.
   – Пол, осмотри первый этаж, – крикнул Храбров. – Там должны находиться раненые аланцы. Почему они не подали сигнал?
   С остальными людьми Олесь тщательно проверил весь восьмиэтажный дом. К счастью, до снайперов черти не добрались. Но на всякий случай русич приказал сержанту выставить дополнительное охранение на крыше. Подобная мера безопасности никогда не бывает лишней.
   Спустившись вниз, Храбров увидел изрядно побелевшего шотландца.
   – Что случилось? – спросил Олесь.
   – Восемь раненых, из них две женщины… Эти ублюдки вырезали всех. Мало того, они отрезали беднягам головы, вспороли животы и вырвали сердца. Подобного изуверства я еще не видел… – с трудом вымолвил Пол.
   – Это Таскона, это Морсвил! – сказал юноша, убирая меч в ножны. – Каннибализм здесь процветает. Убивая раненых, черти задержались и не успели добраться до наблюдателей – их кровожадность нам помогла. Ты все внимательно обследовал? В доме нет тасконцев?
   – Двоих я прикончил, один успел выпрыгнуть в окно, – ответил Стюарт. – Хотя, думаю, они полезут снова.
   – Само собой, – вставил вошедший в подъезд де Креньян. – Мы осмотрели оба дома. В одном нарвались на засаду оливийцев. Человек двадцать, не меньше. Славная получилась рубка… К несчастью потеряли Федерико и Клауса. Воржиха ранен. Я приказал Троулу расставить своих людей у окон первого этажа. Это, конечно, ослабит баррикады, но другого выхода нет.
   Вместо ответа Храбров кивнул головой. В данном случае распыление сил вполне оправдано.
   Выйдя на улицу, наемники невольно зажмурились от ударившего в глаза света. Сириус уже поднялся слишком высоко. С каждой минутой усиливалась жара. Еще пара часов и она станет просто невыносима. С одной стороны это хорошо – морсвилцы наверняка не станут воевать днем, значит, окруженные получат небольшую передышку.
   С другой стороны – запасы воды и пищи у аланцев и землян крайне ограничены и длительную осаду им не выдержать, и противник это прекрасно знает. Почти наверняка враги будут выжидать. Спешить чистым и чертям некуда. На деблокаду окруженной группировки Возан вряд ли решится. Полковник и так оставил слишком много солдат в Морсвиле.
   – Что будем делать? – вымолвил француз, усаживаясь на ступени. – Ждать помощи бессмысленно.
   – Надо прорываться, – проговорил Воржиха.
   У поляка были перебинтованы грудь и левая рука, а на правом виске кровоточила свежая рана. Впрочем, подобные мелочи Вацлава совершенно не волновали. Он хоть сейчас готов броситься в драку. Сил у поляка хватит еще на пару сражений.
   – Куда? – возразил Родригес. – Силы чистых и чертей значительно превосходят наши. От аланцев в рукопашной толку немного. Не забывайте о раненых. Их ведь придется нести.
   – Верно, – согласился Олесь. – Морсвилцы теперь тоже вооружены огнестрельным оружием. Они не дадут нам даже приблизиться. Идти в лобовую атаку глупо и бессмысленно.
   – Но подыхать здесь от голода и жажды тоже как-то не хочется, – произнес Стюарт, прячась в тень.
   Наступила тягостная тишина. Ситуация оказалась тупиковой. Для прорыва отряду не хватает сил, мало продовольствия и воды, и уж совсем никто не рассчитывает на помощь командующего. Настроение у наемников падало с каждой минутой, в их положении большинство армий рано или поздно сдается на милость победителей.
   Такой исход бойцов Храброва не устраивал. Воины прекрасно понимали, в чьи руки они попадут. Пленников продадут вампирам, властелинам пустыни или другим мутантам. Рассчитывать на милосердие тасконцев наивно.
   – Надо придумать что-то неожиданное, необычное, – задумчиво проговорил де Креньян. – Иначе у нас нет шансов. В лучшем случае умрем достойно, с оружием в руках, хотя это слабое утешение. Думаю, желающих попасть на тот свет среди нас немного?
   – Он прав, – поддержал Жака Пол. – Выход надо искать не в силе, а в хитрости. Мы должны оказаться там, где нас никто не ждет…
   – Стоп! – воскликнул Храброе. – Повтори еще раз последнюю фразу.
   – Надо оказаться там, где нас не ждут, – удивленно сказал шотландец.
   – А где нас ждут? – спросил юноша.
   – Как где? – произнес Родригес. – Либо на западе, либо на севере. Двигаться надо в сторону пустыни. Именно там находятся войска аланцев. Огневая поддержка артиллерийских орудий поможет отряду прорваться. Необходимо преодолеть хотя бы километр…
   – В этом и заключается решение проблемы, – радостно вымолвил Олесь.
   От возбуждения он вскочил на ноги и начал ходить вокруг сидящих на песке товарищей. Те пока ничего не понимали, с интересом поглядывая на своего командира. Многие наемники не раз сражались плечом к плечу с Храбровым, бывали с ним в опасных переделках и знали, что он умел находить выход из самых сложных ситуаций. Не случайно Олесь вместе с Тино возглавлял отряд землян. Воины привыкли доверять русичу.
   – Мы не пойдем к пустыне, – наконец продолжил Храбров. – Черти и чистые ждут нас на окраине Морсвила. Они подготовили мощный заслон. Бессмысленно сражаться с противником, превосходящим тебя по численности в несколько раз. Весь отряд, наемники и аланцы двинутся на юго-восток…
   – В Нейтральный сектор! – догадался француз.
   – Совершенно верно, – усмехнулся Олесь. – В центре города мы будем в безопасности. Через зону Гетер в таком количестве и с оружием нас не пропустят. Но территория диких мутантов совершенно пустынна. Прикончить несколько безмозглых тварей из автоматов и карабинов не составит большого труда.
   – Вы сошли с ума, – вмешался Родригес. – Лезть в пасть зверя – значит, обрекать себя на верную гибель. На захватчиков нападут армии всех секторов…
   – Дружище, ты слишком мало прожил на Тасконе, – похлопал арагонца по плечу Стюарт. – Нейтральный сектор – это место, где запрещены любые войны. Кланы Морсвила неукоснительно соблюдают закон. Никто не посмеет в нас выстрелить.
   – Чудеса, – покачал головой Воржиха. – оказывается, даже в аду есть тихий благословенный богом уголок. Жаль, если он будет когда-нибудь уничтожен.
   – Пожалуй, – согласился Жак, – но меня беспокоит другое…Мы ведь начали войну против всего города. Над жителями нависла смертельная опасность, и даже враждующие сектора объединились, чтобы отбросить агрессоров. Согласись, Олесь, подобное здесь случается не часто. Лидеры кланов на время забыли старые обиды. Вот я и думаю, применят ли морсвилцы закон к чужакам? Враги города – враги и для Нейтрального сектора. Оливийцы не станут уничтожать отряд на границе. Стражи порядка заставят отряд вернуться на территорию чистых. А там уже скопятся сотни желающих расквитаться с нами. Не очень приятная перспектива…
   – Справедливое замечание, – вымолвил русич. – Ноиу этой проблемы есть решение. Если помнишь, властелины пустыни сразу после нападения на Морсвил подписали договор с вождями кланов. В первом пункте мутанты признали статус Нейтрального сектора. Мало того, они обязались неукоснительно соблюдать его.
   – И что из того? – непонимающе спросил Вацлав.
   – А вы подумайте… – улыбнулся Храбров. – Подобным образом мы сможем убить сразу двух зайцев. Вместе с нами в западню попали и аланцы. Одно дело, если пехотинцев убили во время боя. И совсем другое, если солдат отдали на растерзание тасконцам, когда опасность уже миновала. Подобного поступка Возану не простят. Слух о предательстве мгновенно распространится по звездному флоту и станциям. На его блестящей карьере придется поставить крест. Великий Координатор не любит неудачников, а полковник и так по уши в дерьме. Этот выход устроит и морсвилцев. Они получат от аланцев твердые гарантии собственной безопасности…
   – Черт тебя подери! – хлопнул себя по коленям де Креньян. – Ты дьявольски хитер. Заключить договор…Спасаем свои шкуры, сохраняем Нейтралку в неприкосновенности и отдаем аланцам на захват остальные сектора. Поистине, гениальное решение.
   – Переговоры будут тяжелыми, – произнес Родригес.
   – Зато появляется шанс, – воскликнул Стюарт. – Чертовски заманчивая идея. Мы можем воспользоваться ошибкой Возана.
   – Осталось дело за малым, – прорваться к Нейтральному сектору, – саркастически заметил подошедший Троул. – У меня в подчинении семьдесят два человека, из них шестеро тяжелораненых. На каждый вид оружия от силы шестьдесят патронов. А впереди хорошо укрепленная баррикада с сотнями отличных бойцов.
   – Да, – размечтались чего-то… – разочарованно вымолвил поляк. Делим шкуру неубитого медведя. А ведь отряд в западне, вражеские наблюдатели следят за каждым нашим шагом.
   – Ерунда, – ответил Олесь. – Ночи здесь темные. А факелами морсвилцы вряд ли осветят всю улицу. Самое главное – обойти укрепление стороной. До границы рукой подать. Больших сил на своем пути мы не встретим.
   – Но как же миновать посты оливийцев? – спросил аланец.
   – Используем хитрость чертей, – проговорил русич. – Войдем незаметно в подъезд и вылезем на противоположной стороне через окна. Разведке придется очень тихо, без шума убрать охранение тасконцев. Ну, а дальше – перебежками от здания к зданию, пока не выйдем на чистое пространство. По-моему план вполне осуществим. Рискован, но осуществим.
   – Один возглас, один выстрел и отряд будет окружен посреди улицы, – испуганно выдохнул лейтенант. – Никаких укреплений, оборонительных позиций. Беглецов уничтожат без особых усилий.
   – Именно так, – кивнул Пол, подходя вплотную к Троулу. – Но нас точно перебьют, если мы задержимся здесь хотя бы на сутки. Тогда ни в одно окно уже не сунешься. Я поддерживаю план Олеся. Удача любит смелых и решительных. Подобная операция станет неожиданностью для морсвилцев.
   – Не скажу, что я в восторге, но другого выхода, похоже, нет, – произнес арагонец. – Морсвил странный и непонятный город. Нравы его обитателей известны только нашему сотнику и его друзьям. А по тому я не вправе оспаривать его решение. Рисковать надо по-крупному, не размениваясь на мелочи.
   Больше никто из землян не выступал. Наемники привыкли беспрекословно подчиняться приказам командиров. Родригес являлся новичком в отряде и еще только пытался занять определенное место в его иерархии.
   Уставшие, израненные воины с равнодушным видом слушали разглагольствования новобранца. Тасконская действительность рано или поздно поумерит пыл арагонца. Аланцы были обязаны высказать свое мнение. Рон долго терзался сомнениями. Бедняга переминался с ноги на ногу, смотрел на сержантов, но те угрюмо молчали и не собирались помогать офицеру.
   – Хорошо, – наконец вымолвил лейтенант. – Пусть будет по-вашему. Я плохо разбираюсь в местных законах, чтобы диктовать условия. Будем надеяться на удачу.
   – И не только на нее, – вставил Жак. – Я тут немного поразмышлял. План можно усовершенствовать. Тасконцы ждут нас на северо-западе. Зачем же их разочаровывать. Мы устроим на этом направлении такую стрельбу, что у чертей не возникнет ни малейших сомнений, что отряд двинулся на прорыв. Мало того, несколько бойцов даже пойдут в атаку. Между тем остальные начнут выбираться из здания. Вряд ли наблюдатели будут столь внимательны, когда сражение уже начнется.
   – Превосходная идея! – воскликнул Воржиха. – Противник наверняка перебросит дополнительные силы к месту прорыва, что значительно облегчит нашу задачу.
   – Все правильно, – согласился Олесь, – за одним маленьким исключением. Отвлекающая группа обречена на гибель. Оливийцы окружат ее и без труда уничтожат. Из кольца вряд ли кто-нибудь вырвется.
   – Вот поэтому я и возглавлю отряд, – усмехнулся француз. – Когда-то Ридле и ты шли в одиночку на властелинов пустыни. Черт подери, а чем я хуже?! И поверь, умирать Жак де Креньян вовсе не собирается. Мы еще выпьем вина в «Грехах и пороках». Были времена и похуже…
   Русич тяжело вздохнул, но промолчал. Каждый имеет право выбора. Сегодня маркиз решил поиграть с судьбой в игру, где главная ставка – жизнь.

Глава 3
НЕЙТРАЛЬНЫЙ СЕКТОР

   За десять часов светлого времени у баррикад не раздалось ни одного выстрела. Противоборствующие стороны выжидали. Предпринимать какие-либо действия ни осажденные, ни осаждающие не хотели.
   Потери у чистых, чертей, землян и аланцев были слишком велики. Столь кровопролитных сражений Морсвил еще не знал – сотни трупов валялись на улицах и под воздействием жары начали разлагаться. Смердящий, ядовитый запах проникал в легкие, и люди долго не могли избавиться от тошнотворного длительного кашля.
   К концу дня наемники окончательно осознали, что больше суток им не продержаться. Если не жара и жажда, то трупный запах их точно доконает.
   Время от времени в городе вспыхивали короткие перестрелки. Значит, в окружении оказалось не только группа Храброва.
   Однако по скоротечности и разбросанности можно предположить, что последние очаги сопротивления аланцев и землян гасли. На стороне чистых воевали и трехглазые, и черти, следовательно, победа к тасконцам пришла благодаря численному превосходству. Впрочем, так как и предсказывал де Креньян.
   Сириус медленно лениво опустился к линии горизонта. Полуденный зной начал быстро спадать. Люди вздохнули с облегчением. Еще немного, и на Морсвил опустится благодатная прохлада. Ее ждали с нетерпением. Запасы воды практически иссякли, воины мучились от жажды. Во рту все пересохло, язык распух, на зубах противно скрипел песок. Раненые слабели буквально на глазах, и помочь им не было ни малейшей возможности.
   – Когда начнем операцию? – спросил Троул. – Мне необходимо предупредить наблюдателей и снайперов. Носилки для раненых уже готовы. Остальные солдаты ждут сигнала.
   Храбров взглянул на часы и, чуть помедлив, ответил:
   – В четыре тридцать двинутся шестеро разведчиков-землян во главе со Стюартом. Через пятнадцать минут в здание направятся основные силы отряда. Ровно в пять Жак начнет шум на северо-западе.
   – Значит, еще почти восемь часов ожидания… – ни к кому не обращаясь, устало произнес аланец.
   Напряжение среди солдат достигло предела. Пехотинцы уже знали о прорыве, и сдерживать эмоции не могли. Кто-то беспрерывно ходил вдоль укреплений, кто-то чистил и так уже сверкающее оружие, кто-то без умолку болтал с товарищем. Лишь немногие наемники спокойно дремали прислонившись к стене. Изменить ситуацию они уже не в силах, а потому лучше хорошенько выспаться. Ночь предстоит нелегкая.
   Как только гигантский пылающий шар скрылся за горизонтом, оживились тасконцы. Становилось все темнее и темнее, и они теряли из виду баррикады противника.
   Осторожно пробираясь по улицам, оливийцы разносили чадящие факела. То тут, то там вспыхивали яркие маленькие огоньки. Аланские снайперы реагировали мгновенно. Стоило морсвилцу немного зазеваться, как тотчас раздавался выстрел. Чаще неточный, но четверо чистых остались лежать на песке. Ближе, чем на триста метров морсвилцы подобраться не сумели…
   Такой расклад вполне устраивал Олеся. Вряд ли враги заметят прерывистую цепочку воинов, исчезающую в подъезде нейтрального здания. До проема надо пройти ровно сто пятьдесят метров. Русич неслучайно выбрал этот дом. Оттуда тасконцы вряд ли ожидают нападения. Здания возле перекрестка они наверняка контролируют.
   В половине пятого утра Храбров подозвал к себе Пола. Чтобы не поднимать шум шотландец снял доспехи. Из оружия землянин взял с собой меч, кинжал и арбалет. Разведчики шли налегке. Вступать в открытый бой им не имело смысла. В случае неудачи они будут вынуждены отойти назад. Залог успеха во внезапности.
   – Проверь тщательно дом, – вымолвил Олесь, – вплоть до второго этажа. Одного человека оставишь на лестнице. И умоляю, ни слова, ни вскрика, ни выстрела. Действовать надо тихо, предельно осторожно.
   – Постараемся, – пожал плечами Стюарт.
   Он прекрасно осознавал важность полученного задания. Это единственный шанс отряда вырваться из окружения. Второй попытки морсвилцы им не дадут.
   Шестеро землян незаметно перелезли через каменные блоки и, прижимаясь к стене дома, направились к подъезду. Через несколько секунд русич потерял воинов из виду, с радостью отмечая, что обнаружить группу в темноте невероятно сложно. Теперь вся надежда на Пола.
   Спустя четверть часа Олесь приказал основным силам выдвигаться к зданию. Впереди шли пятеро наемников, за ними, растянувшись в колонну, молча брели аланцы. Последними шагали Храбров, Воржиха и Родригес. Возле укреплений остались лишь десять солдат – шестеро землян и четверо десантников. Они будут прикрывать отход и имитировать наступление в северо-западном направлении. Шансы на спасение у добровольцев равны нулю.
   Олесь приблизился к Жаку и тихо проговорил:
   – Долго не шумите. Минут десять, не больше. Если у нас все пройдет нормально, этого вполне достаточно.
   – Не волнуйся, сделаем как надо, – улыбнулся француз.
   Друзья обнялись на прощание. Чтобы де Креньян не говорил, Храбров понимал, что они вряд ли еще когда-нибудь увидятся… Морсвилцы раздавят жалкий заслон и рванутся по магистрали в погоню за беглецами.
   – Берегите себя, – крикнул русич, устремляясь вслед за отрядом.
   Глаза быстро привыкали к темноте, и Олесь довольно отчетливо видел силуэты идущих впереди людей. Храбров, как и положено командиру, вошел последним. Он сразу заметил наемника на лестнице и махнул землянину рукой. Им оказался Крис Саттон. Англичанин, оруженосец какого-то лорда – такого весельчака и балагура Храбров раньше не встречал. Складывалось впечатление, что рот у парня не закрывается никогда. Крис умел развеселить друзей в трудную минуту. Его шутки поддерживали наемников в самых безнадежных ситуациях. Впрочем, на посту Саттон умел держать язык за зубами.
   – Все отлично, – прошептал подошедший англичанин. – Двух чистых убрали в доме. Одного Пол снял из арбалета в окне четвертого этажа соседнего здания. Еще троих на улице. Спали гады…
   – Хорошая работа, – кивнул головой Храбров. – Надо поторапливаться. Скоро Жак начнет канонаду.
   – На третьем этаже я слышал голоса. Может, прикончим оливийцев? – спросил Крис.
   – Даже не думай! – резко возразил русич. – Главное – без шума выбраться на улицу. Никакой самодеятельности.
   Возле двух окон образовалась толпа. Возникли проблемы с передачей раненых. Солдаты, стоящие на улице, оказались слишком низко и до носилок дотягивались с трудом.
   Спустя десять минут все десантники перебрались на другую сторону здания. И почти тотчас, позади началась ураганная стрельба. Послышались неистовые яростные вопли. Группа де Креньяна пошла в атаку. Не замедлили ответить и морсвилцы. Вскоре грохот разносился повсюду – ночное сражение началось.
   Тем временем, отряд преодолел два небольших квартала. Судя по относительной тишине, в этом районе их пока не заметили. Но вот колонна резко замерла. Тут же к Олесю подбежал посыльный от Стюарта.
   – Что случилось? – взволнованно произнес Храбров.
   – Мы вышли на крупную магистраль, – ответил воин. – Справа, в тридцати шагах баррикада чистых, слева – многочисленный заслон. Мы и так чудом убрали без шума четверых. Просто повезло… Они повернулись в другую сторону. Пол спрашивает, что делать дальше?
   – Надо решать на месте, – мгновенно отреагировал Олесь. – Веди к Стюарту!
   Земляне побежали вдоль колонны. На них встревожено, с надеждой смотрели растянувшиеся в колонну аланцы. Судьба пехотинцев целиком и полностью зависела от наемников. Странное, парадоксальное стечение обстоятельств!
   Пройдя двести метров, русич наткнулся на тела мертвых чистых. Разведчики сняли часовых кинжалами. Очень профессиональная работа. Чуть в отдалении Храбров заметил Стюарта. Шотландец присел на какой-то камень и спокойно ждал командира.
   – В чем трудности? – вымолвил Олесь.
   – Сам увидишь, – махнув рукой в сторону перекрестка, произнес Пол.
   Очень осторожно воины двинулись вдоль стены к широкой магистрали. Повсюду горели факелы. И хотя улицу они освещали слабо, разглядеть человека было можно. Земляне легли на песок и поползли по-пластунски.
   Спустя пару минут Стюарт и Храбров достигли края дома. Теперь стали понятны сомнения шотландца. Отряд подошел к поперечному шоссе. Оно было не менее шестидесяти метров шириной, и проскочить такой участок незаметно сотня солдат не могла. Тем более, что морсвилцы находились рядом.
   Слева располагался лагерь чистых, а справа – восточная баррикада. Путь беглецам перекрывали примерно сорок оливийцев. Силы не очень большие, но вязнуть в схватке с заслоном русич не собирался. Его план подобного развития событий не предусматривал. Посмотрев на товарища, Храбров едва слышно проговорил:
   – Наше время истекает. Еще минут пять и тасконцы догадаются, что их провели. Придется играть в открытую. Слишком опасный участок. Без прорыва не обойтись. До Нейтрального сектора осталось меньше километра.
   – Драка получится отменной… – усмехнулся шотландец.
   – Ты в ней не участвуешь, – остановил Стюарта Олесь. – Возьмешь трех человек и незаметно проберешься на противоположную сторону магистрали. Пройдешь один квартал и повернешь на юго-восточное шоссе. Твоя задача удержать чистых и обеспечить проход аланцам. Если нам это удастся, путь к спасению будет открыт.
   – Хорошая мысль, – согласился Пол. – Давно мечтал о такой жаркой схватке. Пора преподать чистым урок.
   Вжимаясь в песок, четверо наемников поползли через шоссе. При каждом резком окрике морсвилцев они останавливались хватаясь за рукояти мечей. Но везение не изменило землянам. Они благополучно добрались до укрытия и скрылись в темноте.
   Храбров обернулся к аланцам и вымолвил:
   – Остался последний рывок. Он труден и опасен, но мы должны его сделать. Ваши жизни зависят от выносливости и скорости, с которой будете бежать. Воржиха и Родригес вперед! Остальные наемники справа и слева прикрывают колонну! Пошли!
   Волна решительности, отчаянной храбрости и боевого азарта захватила солдат. Земляне выскочили на шоссе и открыли огонь по лагерю чистых и укреплениям. В тусклом свете факелов испугано заметались неясные тени. Атаки с тыла морсвилцы явно не ожидали.
   Тем временем, по магистрали в бешеном темпе бежали десантники Троула. Пехотинцы иногда останавливались и, сделав одну-две очереди в сторону противника, продолжали движение.
   Заметив лейтенанта, Олесь сквозь грохот стрельбы воскликнул:
   – Помоги Стюарту! Одному ему не справиться.
   В знак согласия Рон кивнул головой и ускорил шаг.
   Тасконцы пришли в себя довольно быстро и немедленно ответили огнем из всех видов оружия. Посыпались камни и стрелы из окон. К счастью почти вся колонна уже проскочила улицу. Тем не менее, пятеро десантников и двое землян остались лежать на песке.
   Храбров бежал последним, ведя непрерывный огонь из автомата. У крайнего здания он заметил скрюченную фигуру Саттона. Англичанин стоял несколько секунд, а затем медленно опустился на колени.
   – Какого дьявола расселся? – раздраженно спросил Олесь.
   – Все. Отвоевался, – горько усмехнулся Крис. – Пуля попала в левый бок. Рана пустяковая, но двигаться не могу. Уходи! Я вас прикрою. Пару человек обязательно уложу.
   – Сейчас… – язвительно заметил русич.
   Не обращая внимания на ругательства Саттона, Олесь взвалил его на плечо и бросился догонять аланцев. Сзади слышались крики и команды чистых. Только сейчас они догадались, что враг вырвался из западни. Началось преследование.
   Заметив Храброва, трое землян пришли ему на помощь. Шквал огня обрушился на тасконцев. Наступление морсвилцев сразу замедлилось. Вскоре Олесю удалось передать раненого товарища аланцам.
   На одном дыхании колонна проскочила квартал, повернула направо и вышла на новую магистраль. А здесь уже развернулось целое сражение. Стюарт c огромным трудом сдерживал наседавшего противника. Из маленького отряда в живых он остался один.
   Троул подоспел как раз вовремя. Залп из карабинов и автоматов смел первые ряды чистых. Оливийцы бросились в рукопашную. В таких схватках остро чувствовалась нехватка наемников. Тем не менее, основная часть колонны благополучно преодолела опасный участок. Дорогу в Нейтралку была свободна.
   Из последних сил пехотинцы устремились на юго-восток. То, что не удалось сутки назад боеспособной армии, сделала израненная, истекающая кровью группа беглецов. Сектор Чистых преодолен. Храбров приказал наемникам отходить. Сделать это было непросто, тасконцы отчаянно наседали, не давая чужакам оторваться. К счастью, снова не растерялся лейтенант – его десантники закидали наступавших врагов гранатами.
   Морсвилцы замерли в нерешительности. Подхватив раненых, земляне обратились в бегство. Трудно сказать, откуда в подобных ситуациях у людей берутся силы. Голодные, измученные жаждой, истекающие кровью они с невероятным упорством продвигались вперед. Большинство солдат плохо понимало, что происходит вокруг. Воины знали твердо – надо просто бежать…
   Впереди показалась знакомая линия черепов. Только здесь можно упасть, опустится на колени, перевести дыхание. Олесь осмотрелся по сторонам. Рядом расположились четыре землянина. Еще двое ранены и лежат на носилках. Не густо! И тут русич заметил, как один из аланцев поднимает карабин, чтобы выстрелить в приближающихся тасконцев.
   – Не стрелять! – в последний момент успел закричать Храбров. – Здесь запрещено воевать. Нарушителей ждет неминуемая смерть.
   Пехотинцы с удивлением опустили оружие. Они ни разу не были в Нейтральном секторе и его законов не знали. Солдатам не верилось, что противник, преследовавший их, остановится у пограничной черты. Расстояние между беглецами и морсвилцами быстро сокращалось. Вскоре сотни чистых скопились возле границы. Врагов разделяли жалкие двадцать метров. Передергивая затворы, десантники медленно пятились назад. На песке, отложив в сторону мечи, с невозмутимым видом сидели наемники во главе с Олесем.
   Русич спокойно смотрел на восток. Небо окрасилось в нежные розовые тона. Еще полчаса и из-за горизонта появится величественный Сириус. Все точно так же, как и три года назад…
   Между тем, из толпы оливийцев выдвинулся высокий, крепкий воин. В узких широко поставленных глазах тасконца сверкали ненависть и восхищение. Как хороший солдат, он умел ценить мужество и смелость противника. Подойдя к границе, чистый в бессильной злобе сильно пнул один из черепов. Пролетев метров десять, тот врезался в стену и упал на землю. Делать так – проявлять неуважение к мертвым. Не исключено, что уже завтра голова воина, поступившего столь опрометчиво, окажется в скорбном пограничном ряду.
   Переступив черту, морсвилец неторопливо двинулся к землянам. Догадаться, что он является лидером клана, труда не составляло. Оливийца сопровождали десять рослых широкоплечих телохранителей. Подойдя ближе, воин вдруг развел руками и, искренне улыбаясь, удивленно воскликнул:
   – Вот досада! И как я раньше не догадался… Олесь Храбров, собственной персоной. Да… Большая оплошность с моей стороны.
   Русич поднял голову и взглянул на тасконца. Ошибки быть не могло. Этот голос русич узнал бы из тысячи других. Сток Неланд, главарь самого сильного клана Чистых. Ему принадлежала не меньше трети сектора.
   Оливиец считался одним из богатейших людей Морсвила – он контролировал два источника воды, три оранжереи и, как минимум шесть подземных складов. Впрочем, поговаривали, что Сток нашел еще пару заваленных камнями, абсолютно нетронутых старинных бункеров. По местным меркам это гигантское состояние.
   Удержать в подчинении свободных чистых и рабов было непросто.
   Группировка Неланда насчитывала не менее пятисот человек – отчаянные жестокие головорезы, беззаветно преданные своему господину. Предателей и трусов тасконец казнил собственноручно.
   Как член Конгресса Нейтрального сектора Сток Неланд обладал большим влиянием в Морсвиле. Не учитывать данный факт нельзя – каждый голос теперь на вес золота. Оливийцы вряд ли будут благосклонны к захватчикам.
   – Привет, Сток, – ответил Храбров. – Давненько не виделись.
   – Да уж, декад десять, – проговорил морсвилец, усаживаясь рядом с Олесем.
   После непродолжительной паузы Неланд продолжил:
   – Веселый получился день. Моим ребятам теперь дней пять придется закапывать трупы. В секторе уже сейчас нечем дышать. Зря вы полезли в город. Морсвил не покорился властелинам пустыни, не покорится и аланцам… Твои наемники ситуацию не изменят, ты сегодня потерял немало бойцов. Думаю, человек двадцать, не меньше…
   – Больше, – с горечью вымолвил русич, – тридцать, а может и сорок человек. Об одной группе мне ничего не известно.
   Скрывать эти сведения от тасконца не имело смысла. Через пару часов Сток получит точные данные об итогах ночного сражения. А отличать землян от десантников труда не составит. Оружие, доспехи, одежда… Оливийцы в подобных вещах разбираются неплохо…
   – Многовато, – удивленно произнес Неланд. – Хорошие были воины! Признаться честно, я думал, землян погибло гораздо меньше. Но тебе еще повезло. Корсон вместе с трехглазыми на востоке сектора полностью уничтожил окруженный отряд… Правда, насколько я понимаю, там были не твои люди?
   – Нет, – отрицательно покачал головой Храбров.
   – Значит, я не ошибся, – усмехнулся лидер клана. – Как вы могли попасть в столь простую западню? Ты же опытный боец, Олесь. О законах Морсвила знаешь почти все. У тебя в городе наверняка есть осведомители. Такая глупая ошибка…
   – Если бы я руководил операцией, – возразил землянин, – уже половина сектора принадлежала бы аланцам. А добить остальных – дело несложное. Однако не забывай, мы наемники, не имеющие права голоса. Над нами чересчур много начальников. Исход был предсказуем.
   – Понятно, – проговорил Сток. – Но ты все-таки выскользнул. Черти, даиянесомневались, что чужаки будут пробиваться к пустыне. Захватчики ведь города не знают. Если бы я догадался, кто командует отрядом… Твои парни убрали часовых без единого звука. Отличная работа. А переход в атаку на северо-западном направлении и вовсе блестящая идея – о тебе снова будут ходить легенды.
   Оливиец поднял руки вверх и иронично рассмеялся.
   Неланд был неглупым человеком и умел признавать поражение. Он их никогда не прощал, но это уже другой вопрос. Слишком часто в людях совмещаются и плохие черты и хорошие. Это свойственно всем: и тасконцам, и землянам, и аланцам.
   – Мы заплатили слишком высокую цену, – с грустью сказал русич. – Группой командовал де Креньян…
   – Жак? – переспросил морсвилец, прекрасно знавший о дружбе наемников.
   – Да, – кивнул головой Олесь. – У меня к тебе просьба. Найдешь его тело, похорони по-человечески. Я заплачу столько, сколько попросишь…
   – Брось, – махнул рукой Сток. – Сочтемся когда-нибудь. У меня и так гора трофеев. О многом мы и мечтать не могли – доспехи, щиты, мечи, автоматы, карабины, даже поврежденные орудия. Теперь моя армия ни в чем не уступает аланской.
   – Рановато вы меня хороните! – неожиданно раздался знакомый голос.
   Несмотря на усталость, Храбров тотчас вскочил на ноги. Из переулка, ведущего на запад, вышел француз. Куртка была порвана, левое предплечье залито кровью, нижняя губа рассечена. Количество порезов, ссадин и ушибов не поддавалось исчислению.
   Следом за де Креньяном двигались три солдата. Землянин и аланец, положив тяжелораненого наемника на плащ, несли его к отряду.
   – Как видите, прикончить меня не так уж и просто, – усмехнулся маркиз.
   Русич бросился к Жаку и крепко обнял товарища. Поднялся с земли и Неланд. Глядя на трогательную встречу воинов, он невольно позавидовал им. У него таких друзей не будет никогда – вся его империя держалась на силе и страхе. Стоит оливийцу проявить малейшую слабость, как конкуренты тут же вонзят Стоку кинжал в спину.
   Лидер клана не мог опереться ни на одного своего сотника или десятника. Все они жаждали власти и богатства.
   С Неландом их связывают лишь кровь убитых врагов. Безжалостные беспринципные волки – одиночки в беспощадном мире Морсвила.
   – Похоже, сегодня день чудес! – притворно воскликнул тасконец. – А тебе-то как удалось выбраться?
   – Какие гости! Сток? – произнес де Креньян, заметив оливийца. – Ты знаешь, иногда полезно работать головой.
   – Надеюсь, не такой, – съязвил чистый, указывая на череп.
   – У тебя нет чувства юмора, – ответил француз. – Год назад мы обсуждали эту тему…
   – Хватит болтать, – резко оборвал Жака морсвилец. – Рассказывай! Должен же я кого-нибудь казнить за разгильдяйство? Мои болваны совсем обленились, их надо взбодрить.
   – О, это ты умеешь… – сказал де Креньян. – Но боюсь, что сегодня не твой день. Виноваты черти, когда раздались выстрелы на севере, у дальних баррикад, они вдруг остановились. Лучшего момента для бегства не придумать. Я с остатками своего отряда скрылся в здании. Затем поднялся на крышу, пробежал до самого края и спустился вниз. Хорошо хоть дом не очень высокий, троса едва хватило. Ну, а дальше сплошное везение… Черти бросились в погоню за ротой Храброва, и естественно оголили западные улицы, что мне и требовалось. До границы оставалось совсем чуть-чуть. В одном месте, правда, пришлось сцепиться с патрулем мерзких идолопоклонников. Потерял двух аланцев… Жалко.
   – Хватит переживать, – махнул рукой Неланд. – Благодари бога, что сам уцелел. И все же приятно сознавать – не один ты остался в дураках. Черти оказались полными болванами! Впрочем, умом они никогда не отличались…
   В это время к наемникам подбежал взволнованный Троул.
   На лице офицера отчетливо читались растерянность и испуг. Аланец наклонился к Олесю и хотел что-то прошептать. Однако русич остановил лейтенанта.
   – Перестань, Рон. Сток все прекрасно знает. У нас нет от него секретов, – нарочно громко вымолвил Храбров.
   – Нас снова окружили, – удивленно пожав плечами, проговорил аланец. Человек тридцать, в бронежилетах, с мечами и арбалетами. Мы, конечно, попытаемся прорваться…
   – Даже не думай, – возразил землянин. – Это стражи порядка. Они охраняют Нейтральный сектор и служат гарантами закона. Вступать с ними в схватку равносильно самоубийству. Наш отряд уничтожат в течение нескольких секунд.
   – Совершенно верно, – подтвердил Неланд. – Вы объявили войну не только чистым, но и всему Морсвилу. Сотни, тысячи солдат готовы броситься в драку. При необходимости, нас поддержат даже вампиры и гетеры. Впрочем, мне пора на Конгресс… Быть может, мы видимся в последний раз. Если решение будет не в вашу пользу, то мои головорезы немедленно перейдут границу. Вторжение аланцев слишком опасно для города и мы не имеем права на великодушие. Противника запугивают жестокостью. Он сразу становится более сговорчивым.
   – Ты не слишком торопишься? – спросил Храбров. – Сомневаюсь, что подобная развязка кого-нибудь устроит.
   – Что ты имеешь в виду? – остановился морсвилец. По интонациям русича оливиец сразу почувствовал что-то недоброе. Он слишком хорошо знаком с Олесем. Просто так наемник говорить не будет.
   – Все довольно просто, – пояснил Храбров. – Вэтой битве тасконцы безусловно победили. Но какой ценой? Из двух тысяч бойцов у чистых осталось не больше половины. Огромные потери для одного сектора!
   – Но и аланцев погибло немало.
   – Правильно, – согласился русич. – Но к ним регулярно прилетают корабли с пополнением. Четыре-пять рейсов – и численность армии Возана восстановится. А где возьмете солдат вы?
   – Морсвил большой… Есть еще трехглазые, гетеры, черти, вампиры… – заметил тасконец.
   – Ты либо полный болван, либо таковым прикидываешься, – оборвал собеседника Олесь. – Если захватчики в ближайшие декады не предпримут нового штурма города, то союзники сами разорвут сектор на части. Слишком лакомый кусок. Перебить ослабленную, обескровленную армию не составит большого труда.
   – Я об этом не подумал, – честно признался оливиец.
   – Напрасно, – усмехнулся русич. – Неланд, ты должен понять – судьба клана Чистых предрешена. Либо его завоюют десантники могущественной цивилизации, либо поделят между собой мерзкие выродки. Места для людей в Морсвиле не осталось. Советую, побыстрее перебраться в Нейтралку. Завтра будет поздно.
   – Спасибо за совет, – зло вымолвил тасконец. – Но я что-то не пойму, как это увязать с твоим отрядом? Живы вы или мертвы – сектор все равно обречен. Потери действительно чересчур велики.
   – Зато от решения Конгресса зависит участь Нейтральной зоны, – вставил Жак. – Аланцы ведь не остановятся на достигнутом. Они не потерпят соседства с мутантами. Полковник Возан направит армию в центр города. Где ты тогда найдешь пристанище, Сток? Может у Непримиримых?
   – Хочешь что-то предложить? – прищурив глаза, поинтересовался оливиец.
   В горячке боя и преследования у Неланда не было времени подумать о сложившейся ситуации. Судя по всему, он многое упустил из виду. Где гарантия, что черти и трехглазые вернутся на свою территорию? Союзники и так уже грабят и мародерствуют!
   Выставить их обратно за границу сектора будет непросто. Лидеры кланов потребуют значительную часть добытых трофеев. А аланцы? Они вряд ли смирятся с поражением. Новой атаки не избежать.
   Спустя пару минут морсвилец полностью осознал правоту Храброва. Исход битвы в любом случае печален для чистых, их дни сочтены. И уж кто-кто, а Сток прощаться с жизнью и богатством не собирался…
   Если землянин хочет спасти себя и своих людей, при этом помогая сохранить Нейтралку, зачем ему мешать? Ведь только здесь Неланд сможет укрыться от захватчиков. Уходить в пустыню, в поисках оазисов – неприятная перспектива.
   – Чего ты хочешь? – сказал тасконец.
   – Совсем немного, – ответил Олесь. – Прежде, чем Конгресс примет решение, я должен на нем выступить. Сумею убедить вас – будем жить все, нет – значит, нам конец.
   – Что же, твоя просьба разумна и своевременна, – проговорил Сток. – Я ничего не обещаю, но передам все слово в слово.
   В сопровождении своих телохранителей морсвилец неторопливо двинулся к центру города. Там, на главной площади, в трехстах метрах от «Грехов и пороков» находилось довольно неказистое двухэтажное здание. Именно в нем и заседал высший орган управления Морсвила.
   Гонцы давно оповестили всех лидеров кланов об экстренном заседании. Система связи в городе была отлично налажена.
   Миновав ряды аланцев, Неланд подошел к заслону стражей порядка. Они молча расступились, пропуская чистых, но вслед за ними тотчас заняли прежние места. Тяжелые гермошлемы с пластиковыми забралами, бронежилеты, заряженные арбалеты и мечи, вытащенные из ножен. Армия Нейтрального сектора была настроена очень решительно.
   – Они готовы к драке, – произнес де Креньян. – На мирный исход никто из стражей не рассчитывает. В любой момент нас могут атаковать.
   – Я знаю, – кивнул головой Храбров. – Мало того, среди солдат я заметил гетер и вампиров. Значит, они подтянуты сюда еще вчера. Заслон должен был задержать армию аланцев в случае прорыва захватчиков через сектор чистых. Неудивительно, что тасконцы настроены столь агрессивно. Они рассчитывали на худшее…
   Неожиданно ряды морсрфлцев дрогнули. В центре образовался широкий проход. Аланцы предусмотрительно упали на землю, защелкали затворы карабинов и автоматов. Вскочили на ноги наемники. Блеснули стальные клинки мечей и сабель.
   Оживились чистые – не спеша, осторожно, они начали приближаться к границе сектора. В этот момент Олесь подумал, что его план не удался и последнее сражение окажется отчаянным и кровопролитным.
   Однако, опасения оказались напрасны. Сквозь строй стражей порядка неторопливо, с достоинством проследовали четыре человека. Во главе группы, с наглой усмешкой на устах, шел Аято. За ним двигались двое землян и Линда Салан.
   Увидев окровавленное лицо Жака, женщина вскрикнула и, не стесняясь соотечественников, бросилась на шею француза. От волнения и радости, она рыдала и целовала его в грязные щеки и губы. И если наемники догадывались об этой связи, то для аланцев подобное поведение офицера-десантника оказалось полной неожиданностью.
   В экспедиционной армии было немало женщин, но свои чувства никто открыто не демонстрировал. Личные взаимоотношения не особенно поощрялись командованием. А уж любовь к дикарю-наемнику? Такое пехотинцы и в мыслях себе позволить не могли.
   Как и положено по уставу, со своего места встал Троул и решительно направился к Салан. Дернув ее за рукав, Рон негромко вымолвил:
   – Лейтенант, вы нарушаете все этические нормы… Линда обернулась к десантнику и с улыбкой ответила:
   – Троул, пошел ты к дьяволу! Я не только офицер, а еще и женщина… Со своими достоинствами и недостатками. Ты впервые оказался на этой планете, а мы с Жаком здесь уже три года. Рапорт о моем поведении можешь подать Возану. Если конечно останешься жив…
   Взглянув на де Креньяна и счастливое лицо аланки, пехотинец проговорил:
   – Я не собираюсь жаловаться. В конце концов, это твое личное дело. И не мне тебя судить…
   – Вот слова настоящего мужчины, – сказала Салан, вытирая платком грязь и кровь с лица маркиза.
   С не меньшим интересом за трогательной встречей наблюдали и земляне. Она всколыхнула в душах наемников давно забытые, но не утраченные чувства. Кто-то вспоминал своих любимых, оставшихся на далекой планете, кто-то думал о женщинах в лагере на космодроме, а кто-то просто мечтал о счастливом будущем. Человек всегда живет надеждами на лучшее.
   – Прямо целый спектакль разыграли, – иронично произнес Пол.
   – Что, верно, то верно, – поддержал товарища Храбров.
   – Молчал бы, – вмешался в разговор Тино. – Девичьи сердца нежны и ранимы. Нужно осторожно разжигать в них огонь страсти. А судьба часто преподносит удивительные сюрпризы. Одна красавица не находит себе места в Морсвиле, вторая…
   Японец вдруг осекся, что не ускользнуло от внимания Стюарта. Шотландец подобные промахи замечал сразу.
   – Постой, постой, – с хитрой усмешкой воскликнул он. – Весту я хорошо знаю. У Олеся в лагере нет любовниц. Тогда кто же вторая? Ну-ка рассказывай! Грешно скрывать от друзей такие интересные подробности.
   – Заткнись, болтун, – ответил Аято. – Это не твоего ума дело. Праздное любопытство до добра не доводит…
   – Понял, – с наигранным испугом произнес Пол. – Не хотите обсуждать эту тему – не надо. Не настаиваю.
   Храбров пребывал в полной растерянности. Он и сам не понимал о ком идет речь. Олесь прекрасно знал, что напрасно скрывать имя женщины самурай не станет. В отношениях со слабым полом воины не проявляли особых церемоний. Цены на рабынь в городе не столь уж высоки. Но сейчас японец подразумевал нечто иное.
   Чтобы выиграть время для размышлений, русич перевел разговор в другое русло.
   – Тино, а как ты здесь оказался? – спросил Храбров. – Неужели твоя группа тоже прорвалась в Нейтралку.
   – Разве я похож на идиота? – иронично заметил самурай. – Как только черти на правом фланге перешли в наступление, я тотчас развернул отряд и бросился прочь из Морсвила. Один аланский придурок пытался меня остановить, пришлось сломать бедняге челюсть. Теперь постоянно благодарит за то, что спас его роту от полного уничтожения.
   – Я не зря говорил, что Аято вывернется, – воскликнул де Креньян. – Хитрее лисицы нет на всем белом свете. Такого ни огнем, ни мечом не возьмешь!
   – Благодарю за похвалу, – улыбнулся Аято.
   – А как ты узнал, что мы будем пробиваться в Нейтральный сектор? – вымолвил Стюарт. – Ведь вы с Линдой здесь с самого утра…
   – С утра? – снисходительно возразил японец. – Со вчерашнего вечера. Я слишком хорошо знаю Храброва. У отряда не было другого пути, кроме как прорываться в центр города. Неизвестным оставалось лишь время наступления. Я предполагал, что Олесь двинется в два часа ночи, когда наиболее темно. Но он вновь атаковал под утро…
   – К счастью, чистые осведомлены гораздо хуже, – проговорил Пол. – Иначе нас ожидал бы неприятный сюрприз в виде засады.
   – Все так, – согласился русич. – Но ты не ответил на мой вопрос. Как ты очутился в Морсвиле? Ведь город находится в состоянии войны…
   – Не то слово, – произнес самурай. – Подобной суматохи и неразберихи я никогда здесь не видел. Мне с трудом удалось встретиться с Зендой и уговорить ее проводить нас сюда. Помогло то, что она является членом Конгресса от сектора Гетер. Но зрелище, скажу вам, впечатляющее. Оливийцы собрали огромную армию. Пока мы шли, по улицам то и дело двигались вооруженные отряды по двадцать-тридцать человек. О гетерах, трехглазых, вампирах даже не упоминаю. Их войска приведены в полную готовность и выдвинуты к границам. Каждый клан в состоянии выставить не меньше двух тысяч бойцов. К войне готовилась даже Нейтралка. Строились баррикады, укреплялись дома, раздавалось оружие ополченцам. Аланцы вряд ли понимают, какую кашу они здесь заварили…
   – Это хорошие новости, – вымолвил Олесь. – Испуг среди знати Нейтрального сектора нам на руку. Не будут так спесивы. Да и офицеры-десантники, увидев силу города, станут гораздо благоразумнее.
   – Ты, похоже, затеял рискованную игру, – догадался Тино.
   – Именно, – кивнул головой Храбров, – попытаемся спасти себя, мутантов и Морсвил.
   – Не слишком ли много для одного раза? – насторожено спросил японец.
   – Кто знает? – развел руки русич. – Все в этом мире свершается по воле бога. Мы должны проявлять терпение и сдержанность.
   Разговор постепенно угас. Де Креньян и Линда отошли в сторону, Стюарт и часть наемников выдвинулись в передовое охранение, а у аланцев хватало дел с ранеными.
   Солдаты не спускали глаз с чистых и стражей порядка. До противника было каких-то семьдесят – сто метров, а битва в любой момент могла возобновиться с новой силой.
   
Купить и читать книгу за 54 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать