Назад

Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Метрополия

   Совет, наконец, разрешил отправку дальней экспедиции на поиски родины горгов. Три тяжелых крейсера устремились к желтой звезде Китар. Однако вместо насекомых разведчики обнаружили другую расу. Валкаалцы были довольно развитым народом, но преодолеть световой барьер так и не смогли. Олесь, возглавлявший поход, вступил в контакт с жителями планеты Эдан. Консул страны лично принял чужаков.
   От Китара крейсера двинулись к Индасу, небольшой оранжевой звезде. На орбите одной из планет разведчики увидели два судна горгов и древний тасконский корабль «Вилан», исчезнувший больше двухсот лет назад.
   Через несколько часов выяснилось, что тасконцы заразились на планете неведомым вирусом. Он полностью менял структуру ДНК человека и обладал общим разумом.
   Ставить под угрозу всю цивилизацию Олесь не имел права. По приказу русича крейсера уничтожили и «Вилан», и суда горгов. Жак де Креньян и Берт Рассел даже не пытались покинуть гибнущий корабль.


Николай Андреев Метрополия

ВСТУПЛЕНИЕ



   Примерно в двух с половиной парсеках от Земли пылает огромная звезда. Ее назвали Сириус. Она в сотни раз крупнее и ярче крошечного карлика Солнца. Сириус довольно молодая звезда и по известным человечеству законам астрофизики возле нее не должно быть планет. Но как же мало мы знаем о Вселенной! Нет правил без исключений. Вокруг могущественного светила вращается почти два десятка планет. На двух из них сформировались пригодные условия для возникновения жизни. Эволюция длилась миллионы лет. Вершиной творения стал человек.
   Восьмая от Сириуса планета получила название Таскона. Именно здесь появилась разумная цивилизация. Люди освоили ближний космос, достигли других звезд, колонизировали девятую планету Алан и создали условия для существования на одиннадцатой, Маоре. Тасконцы стремились к совершенству, но забыли о пороках, раздирающих человеческое общество.
   Властолюбие правителей привело к отделению колоний от метрополий. А вскоре между тремя государствами планеты разразилась страшная, необъяснимая война. В ядерном пожаре сгорели миллиарды людей, города превратились в руины, Таскона погрузилась в эпоху варварства.
   Пальму первенства перехватил Алан во главе с удивительным и странным владыкой. Могущество Великого Координатора не знало границ. Спустя двести лет после катастрофы правитель решил покорить древнее государство. Однако звездный флот Алана поджидал неприятный сюрприз. Возле планеты появилось неизвестное излучение, уничтожающее все электронные системы кораблей. О массовой высадке не могло идти и речи. Транспортные челноки нуждались в надежных космодромах. Разведывательные группы, посылаемые на материк Оливии, исчезали бесследно. Банды дикарей и разбойников безжалостно уничтожали чужаков.
   Именно тогда советник Великого Координатора Барт Делонт и разработал программу «Воскрешение». На далекой Земле группа ученых подбирала на поле боя тяжело раненых воинов и в состоянии клинической смерти производила корректировку сознания. Для рыцарей тринадцатого века от Рождества Христова это было необходимо. Иначе они бы сошли с ума.
   Через несколько месяцев первую группу из восьми человек доставили на орбиту Тасконы. Наемникам предстояло сделать то, что оказалось не под силу аланцам – найти пригодный для посадки космодром. Вместе с землянами на Оливию отправились четверо десантников: двое мужчин и две женщины. Одной из них являлась Олис Кроул, посвященная второй степени, специалист по внеаланским связям. Девушке недавно исполнилось девятнадцать лет. Ею двигало честолюбие и фанатичная преданность интересам страны.
   Опасаясь предательства наемников, ученые ввели в кровь солдат особый препарат. В течение тридцати суток он не представлял ни малейшей опасности, но затем начинался процесс распада. Человек умирал в ужасных мучениях от общей интоксикации организма. Предотвратить гибель воина могла только инъекция стабилизатора. Земляне попали в безвыходную ситуацию. Либо выполнить приказ, либо умереть.
   На Тасконе их поджидали нелегкие испытания. Оказалось, что один из разведчиков-аланцев Линк Коун предал друзей и перешел на сторону местного царька. С отрядом бандитов мерзавец перехватывал и уничтожал высадившиеся на планете группы. Но на этот раз удача отвернулась от изменника. Коун столкнулся с профессионалами высочайшего уровня. Прорвав кольцо окружения, наемники устремились к космодромам.
   При обыске полуразрушенных зданий «Звездного» Олес Храбров и Тино Аято нашли журнал дежурных. В нем подробно описывались последние дни базы перед катастрофой. Оливийцы обвиняли в случившейся трагедии Великого Координатора. Правитель Алана каким-то образом, сумел подключиться к оборонным компьютерам и произвести запуск ядерных ракет на Тасконе. Жители метрополии стали жертвами своей собственной военной мощи. Владыка отделившейся колонии превратился в полноправного хозяина звездной системы. Тасконский флот улетел в неизвестном направлении и больше не появлялся. Противостоять Великому Координатору было некому.
   Найти подходящий космодром оказалось непросто. На землян нападали кровожадные хищники, мутанты-канибалы, алчные, безжалостные оливийские разбойники. Теряя товарищей, наемники упорно двигались к цели. В Лендвиле, Аусвиле и Клоне разведчики приобрели верных друзей. В долине Мертвых Скал Олесь впервые увидел странный сон. Удивительная смесь аллегории и реальности. Тино расценил его, как послание свыше.
   В Морсвиле остатки отряда едва не погибли. Решающий рывок к стартовой площадке дался десантникам необычайно тяжело. До космодрома добрались лишь четверо: аланки Кроул и Салан, и земляне Аято и Храбров.
   Где-то в лесах Аусвила затерялся Жак де Креньян. Вопреки инструкции, Линда отдала маркизу ампулу стабилизатора. После выполнения задания наемники вернулись назад и забрали раненого друга. В дальнейшем, пути разведчиков разошлись.
   Олис Кроул поступила в академию Внешних Цивилизаций и блестяще ее закончила. На одном из светских балов в столице Алана Фланкии девушка познакомилась с приятным импозантным офицером службы безопасности Стилом Стоуном. Молодые люди стали регулярно встречаться. Дело шло к свадьбе. Их называли не иначе, как самой красивой и перспективной парой страны. Однако, в последний момент Олис решила повременить с бракосочетанием. Что-то ее остановило…
   Странные, непонятные сомнения терзали Кроул. Она то и дело вспоминала юного варвара-землянина, с которым путешествовала по Оливии. Почему? Разумного ответа девушка не находила. Неужели это любовь? Подобная мысль пугала и раздражала Олис. Между высокородной аланкой и дикарем-наемником не должно быть никаких чувств. Это ненормально, противоестественно. Слишком разное мировоззрение, воспитание, культура. Но почему ее так тянет обратно на Таскону?
   Получив разрешение Великого Координатора, Кроул отправилась в город Торнтон, в отдел, занимающийся освоением древней метрополии. На один шаг девушка стала ближе к Олесю Храброву. Разлука со Стоуном не очень беспокоила Олис. Первый порыв страсти остался давно в прошлом. Их взаимоотношениям требовалась тщательная проверка. Спешить с замужеством Кроул не хотела.
   Сержант Салан после полученного на Оливии ранения лечилась на космической базе «Альфа». Как непосвященная она не имела права посещать Алан. Всенародная слава обошла ее стороной. Впрочем, Линда ничуть не расстраивалась по данному поводу. Женщина прекрасно осознавала свой статус. Пройдя ускоренные офицерские курсы, Салан попросилась в тасконский экспедиционный корпус. Рапорт был немедленно удовлетворен. Спустя почти полтора года Линда вновь ступила на бетонное покрытие космодрома «Центральный». Истинную причину возвращения аланки знали только трое землян. Во время путешествия между Салан и Жаком де Креньяном вспыхнуло сильное чувство. Два одиноких человека нуждались друг в друге.
   Тяжела и опасна доля наемника. А если ты с далекой варварской планеты, то шансов уцелеть в кровавых бесконечных битвах, и вовсе нет. Офицеры-аланцы бросали землян в самое пекло сражений. Воины первыми вступали в бой и последними из него выходили. Каждые полгода транспортный челнок доставлял на Оливию сорок новых солдат удачи. Дешевое достаточно квалифицированное «пушечное» мясо. Наемники целиком и полностью зависели от стабилизатора, а потому находились на положении рабов.
   Тем не менее, они сумели сохранить человеческий облик и старались избежать напрасного кровопролития. Оазисы мутантов захватывались силой, с людьми земляне пытались договориться мирно. Аланские колонисты быстро ассимилировались с тасконцами. Враждебные племена властелинов и боргов постепенно вытеснялись из пустыни Смерти. Тино Аято, Олесь Храбров и Жак де Креньян, рискуя жизнью, вели собственную политическую игру. Они заключили тайный договор с морсвилскими кланами гетер и трехглазых. Теперь воины могли проходить через город беспрепятственно.
   Странные, необъяснимые видения заставили русича начать поиски древней оливийской реликвии – Конзорского Креста. Юноша не очень верил в мистические предзнаменования, японец же придерживался прямо противоположного мнения. Самурай считал, что линия судьбы предначертана заранее. Главное, неуклонно следовать избранному пути. Рано или поздно он приведет тебя к достижению цели. Тино оказался прав. После долгих усилий наемники нашли давно утраченный раритет. Само собой, о Конзорском Кресте земляне ничего не сказали командованию аланского экспедиционного корпуса. Ценная реликвия была надежно спрятана в Морсвиле.
   Не надеясь на встречу с Олис, Храбров возобновил отношения с красавицей Вестой. Девушка безумно любила землянина. Он же относился к ней скорее как к другу. После тяжелых походов и кровопролитных сражений человек нуждается в теплоте и покое. Оливийка в какой-то степени заменила русичу семью.
   На исходе третьего года колонизации планеты полковник Возан предпринял попытку прорваться в город мутантов. К сожалению, операцию плохо подготовили и в секторе Чистых захватчики потерпели сокрушительное поражение. В окружении оказался большой отряд наемников и десантников. Ценой огромных потерь воины сумели прорваться в Нейтральную зону. Их участь зависела от решения Конгресса Морсвила. В трудной ситуации Олесь нашел единственно верное решение. Храбров предложил тасконцам сделку: жизнь солдат в обмен на двести лет свободы и независимости Нейтрального сектора. Оливийцев вполне устраивало подобное развитие событий. К этому моменту в качестве советника по освоению новых территорий на планету прилетела Олис. Под ее давлением принял условия русича и командующий корпусом.
   Чувство, вспыхнувшее между Храбровым и Кроул во время первой экспедиции, еще больше усилилось после разлуки. Они объяснились в любви и тайно встречались в лагере землян. К несчастью, среди офицеров-аланцев нашелся мерзавец и интриган, который сообщил о взаимоотношениях девушки и наемника майору Стоуну, жениху Олис. Сотрудник службы безопасности немедленно прибыл на Таскону.
   Между тем, Возан спланировал очередное вторжение в город. На этот раз армия должна была атаковать сектор Гетер. Бросить на произвол судьбы мутанток земляне не могли. Воины убедили оливиек покинуть Морсвил и довели их до плодородных северных земель. Стоун тут же воспользовался ситуацией и обвинил наемников в измене. Десантники подготовили засаду для группы. В последний момент Салан с двумя аланцами предупредила друзей об опасности. Они скрылись в зоне Непримиримых.
   Чтобы не умереть от находящегося в крови препарата, земляне напали на космодром «Песчаный» и захватили крупную партию стабилизатора. Наемники, наконец, обрели долгожданную свободу. Оставаться в пустыне Смерти больше не имело смысла. Отряд воинов направился в Морсвил за продовольствием и водой. В ряды землян оказался внедрен шпион из так называемого легиона Бессмертных. Он предал наемников. При выходе из города группа угодила в западню. В жестоком бою разведчики и шедшая с ними Веста погибли. Девушку заколол Оливер Канн. Олесь поклялся отомстить барону. В голове шпиона, захваченного в плен, Линда обнаружила уникальный биочип.
   Преодолевая пустыню, земляне встретили израненного, умирающего мутанта из племени властелинов. Три года назад именно Карс преследовал путешественников и убил Освальда Ридле. Несмотря на протесты товарищей, Храбров помог тасконцу. Оливиец обещал верно служить наемникам. Но насколько честна клятва вождя властелинов? Это воинам предстояло проверить.
   Отряд направился к Лендвилу, городу с которого земляне три года назад начали освоение материка.
   Именно там они хотели найти временное убежище. Увы, их мечтам о тихой, мирной жизни не суждено было сбыться. Местное население находилось в состоянии войны с жестоким арком Ярохом. Бросить на произвол судьбы друзей наемники не могли. В решающем сражении союзники нанесли правителю сокрушительное поражение. Свита тирана отстранила от командования армией Линка Коуна, и аланец бежал в отдаленный северный город. Войска победителей двинулись к столице арка. После тяжелого, кровопролитного штурма Наска пала. Яроха заколола собственная охрана, приближенных правителя казнил народ.
   В подземелье дворца земляне нашли умирающего человека. Он оказался посланником некоего старца. А накануне ночью Олесь видел очередной странный сон. Неведомые силы толкали Храброва на новые поиски. Группа направилась на север. Около руин города Лонлил наемники повстречались с Аргусом Байлотом, оливийцем, принадлежащим к древней касте Хранителей.
   Старец рассказал воинам о длительной, непрекращающейся битве Света и Тьмы. От него друзья узнали, что все жители планет системы Сириуса являются потомками могущественной цивилизации, некогда существовавшей на Земле. Останки огромного космического корабля «Ковчег» были спрятаны где-то на Тасконе.
   После долгих сомнений путешественники решили остаться у старика. Им предстояло многому научиться…
   Три года пролетели, как одно мгновение. Аргус с поразительною легкостью нашел антидот против препарата, находящегося в крови наемников. Земляне полностью освободились от аланских оков. Двенадцать друзей, не особенно веря в легенды хранителей, тем не менее, готовились к решающей схватке со Злом.
   И вот наступил торжественный день! Ранним утром все путешественники увидели один и тот же сон. Они стояли на крошечной поляне посреди леса, а в центре круга, с посохом в руках, застыл Байлот. Яркий луч света ударил в старика, а от него метнулся в разные стороны к воинам. Посвящение состоялось. Миф превратился в реальность. На груди людей появилось необычное красное пятно.
   Измученный ритуалом, оливиец объяснил наемникам, что таким образом неведомые могущественные силы объявляют о начале войны. Оставаться на ските больше не имело смысла. Друзьям предстояло либо уничтожить воинов Тьмы, либо погибнуть. На карту поставлена судьба человечества. Врагов, ни при каких обстоятельствах, нельзя подпускать близко к Земле. Почему так важна эта планета, Аргус не знал. Старик посоветовал путешественникам найти «Ковчег». На корабле есть ответы на многие вопросы.
   Во время прощания Байлот поведал наемникам часть великой тайны. Слова «АТЛАНТ», «БЕЗДНА» и «КОВЧЕГ» служили кодами доступа в сложную систему лабиринта, а Конзорский Крест являлся ключом к первой двери. Где находится судно и как пройти ловушки известно хранителям Унимы и Аскании. Друзья отправились в длинный и опасный путь.
   По дороге отряд разделился на три группы. Оливийцы хотели посетить родные места, а аланцы проведать оставшихся в Лендвиле товарищей. Возражения Храброва и Аято ни к чему не привели. Встреча была назначена у города Фолс на западном побережье материка. Спустя несколько месяцев земляне впервые столкнулись с воином Тьмы. В отчаянной схватке погиб Мануто Дойл. Впрочем, и противник не досчитался одного бойца. Удивительно, но им оказался Линк Коун. Мир тесен.
   Получив сообщение о смерти Олеся, Олис Кроул вернулась на Алан. Девушка пребывала в глубокой депрессии. Назло Стилу Стоуну, непосредственному виновнику случившейся трагедии, девушка приняла предложение Кейта Релауна, молодого ученого, занимавшегося разработкой лазерного оружия. Увы, замужество не принесло счастья. Как Олис ни старалась, забыть русича она не могла. Неведомая сила так и тянула ее обратно на Таскону. Узнав о командировке Кейта на Оливию, Кроул тут же воспользовалась представившимся случаем. По странному стечению обстоятельств испытания проводились неподалеку от Фолса.
   Почти не пострадавший от катастрофы город сумел заключить с захватчиками мирное соглашение. На его верфях колонизаторы строили современные боевые корабли. Наемники с огромным трудом преодолели посты охраны и за смелость были вознаграждены. На площади возле порта, воины увидели Сфина. Морсвилец открыл здесь торговую компанию. Нищий, грязный бродяга превратился в очень богатого человека. Тасконец обещал помочь путешественникам покинуть Оливию.
   Но прежде, Храбров хотел расплатиться с долгами. В одном из ресторанов Фолса регулярно веселились наемники Оливера Канна. Пришло время расквитаться с убийцей. Переодевшись, земляне тайком проникли в заведение. Улучив момент, Олесь заколол барона. При выходе из зала русич едва не столкнулся с Олис. Аланка сразу узнала Храброва. Девушка поняла, что допустила чудовищную ошибку. Пытаясь ее исправить, Кроул поругалась с мужем и осталась на космической базе рядом с Тасконой.
   Между тем, воины Света захватили разведывательное судно и устремились к Униме. Переход через океан получился тяжелым и опасным. Мощный шторм едва не утопил путешественников. Но, в конце концов, друзья благополучно добрались до материка. На его южной оконечности в скалах они обнаружили древнюю военную базу. Наемники спрятали корабль в глубоком гроте.
   Поиски хранителей земляне решили вести в трех направлениях. Де Креньяну, Салан и Белауну предстояло обследовать устье реки Миссини. Стюарт, Олан, Саттон и Мелоун шли по западному побережью Унимы, а Аято, Храбров, Карс и Воржиха – по восточному. Встретиться воины должны были ровно через год возле города Хостон.
   Жак, Линда и Вилл поднялись вверх по реке на шлюпке и наткнулись на заброшенный поселок. При обследовании домов они нашли мертвых людей и заразились неизвестной болезнью. Ценой огромных усилий, аланке удалось отыскать противоядие. Прекратив разведку, друзья вернулись в грот и на судне двинулись к месту встречи.
   В Хостоне их уже ждал отряд Стюарта. К сожалению, путешествие по западному маршруту не принесло результатов. Мало того, наемники едва не погибли в графстве Листонском. Религиозные фанатики чуть было не учинили расправу над чужаками.
   Преодолев пустынное горное плато, группа Тино оказалась в самой южной стране Унимы – герцогстве Менском.
   Здесь их ждали нелегкие испытания. Придуманная землянами легенда вполне устраивала правителя страны, но вызвала подозрения у всесильного начальника тайной полиции полковника Стонжа. Наемники находились на грани ареста. Война с герцогством Бонским позволила путешественникам проявить свои лучшие качества и заслужить уважение местных жителей.
   В результате победоносной компании вражеская армия была разбита, а ее командующий генерал Жонини бежал во Флорские горы. Земляне вернулись в Мендон и узнали, что аланцы уже высадились в графстве Окланском. Они решили немедленно покинуть побережье. Герцог Альберт тут же воспользовался ситуацией и вынудил наемников отправиться вместе с принцессой Николь в трудное и опасное путешествие. Возглавил отряд сопровождения полковник Стонж.
   На одном из ночных привалов офицер попытался похитить девушку. Но его замысел не удался. Полковник бежал к местным бандитам. Вскоре разбойники напали на эскорт. В ходе кровопролитной схватки погибли и Жонини, и Стонж. Кто из них являлся воином Тьмы, земляне так и не узнали. Понеся тяжелые потери, мендонские гвардейцы вырвались на степные просторы Оклана.
   К сожалению, почти сразу отряд угодил в засаду головорезов самозванного императора Родмана. Переодев принцессу в солдатскую форму, Тино отослал Николь в Хостон. Тем временем, наемники отвлекали внимание бандитов. После длительной погони унимийцы взяли путешественников в плен и привезли в город Ситл. К удивлению землян здесь уже находились передовые подразделения Алана. Переговоры с правителем вела советник Кроул.
   В тюрьме Ситла наемники обнаружили изможденного слепого старца. Несчастный оказался хранителем. Император хотел узнать древнюю тайну Тасконы, но цели не добился. Перед смертью бедняга рассказал путешественникам, что «Ковчег» спрятан на острове Сорго в двенадцати километрах от южной оконечности Аскании и указал точное местонахождение входа в лабиринт.
   Благодаря Олис воины сумели избежать казни. Родман решил повеселиться и устроил жестокий поединок. Люди должны были драться с опасным хищником. В неравном бою погиб Вацлав Воржиха. Однако правитель просчитался, и Карс сумел прикончить злобную тварь. Самозванцу ничего не оставалось, как отпустить пленников.
   Но император не любил проигрывать. С группой верных телохранителей он последовал за беглецами. Возле реки разбойники попали под ураганный огонь корабельных пушек. На груди Родмана наемники обнаружили характерный знак воина Тьмы. Оставаться на Униме больше не имело смысла.
   Совершив очередной переход через океан, земляне достигли побережья Аскании. На этом материке сохранилась довольно развитая инфраструктура. В городе Владсток путешественники переоделись и раздобыли документы. На дилижансе отряд добрался до центра провинции. Наемники намеревались сесть в Смолске на поезд и оправиться на юг. Увы, их планы нарушила служба контрразведки. Операцией по поимке чужаков руководил Ил Беркс. Много лет назад полковник заключил сделку с Тьмой. Теперь асканиец отрабатывал долги.
   К счастью, неизвестный доброжелатель предупредил землян об опасности. Воины ночью покинули гостиницы и скрылись в заброшенном районе города. Контрразведчики упустили беглецов. Ценой огромных усилий путешественникам удалось сесть на поезд, идущий в Конингар. Однако Беркс разгадал замысел противника и устремился в погоню. В Кинске офицер настиг чужаков.
   Группа захвата провела операцию безукоризненно. Все наемники были задержаны. Они не успели даже оказать сопротивления. И тут вновь произошло нечто странное. Кто-то застрелил полковника Беркса прямо на перроне. Землян освободили, а поезд продолжил путь. Разумного объяснения случившемуся друзья не находили.
   К сожалению, приключения наемников на этом не закончились. Через несколько дней состав подвергся нападению банды некоего Тонга Кроусола. Из рассказа сержанта Брендса путешественники сделали вывод, что он является еще одним воином Тьмы. Схватка с налетчиками получилась необычайно жестокой и кровопролитной. Во время боя погиб Олан, самый молодой член отряда.
   Понеся тяжелые потери, разбойники отступили в горы. Упускать врага земляне не собирались, и после некоторых сомнений решили преследовать Тонга. Брендс изъявил желание стать проводником отряда. У него были особые счеты с бандитами. В деревне переселенцев к группе присоединился опытный охотник Ванг Сидорс.
   Преодолев перевал, Кроусол с горсткой налетчиков укрылся в древнем монастыре. Негодяй считал, что стены крепости неприступны. Однако наемники заключили сделку с племенем шоркиисихпомощью взяли обитель штурмом. В последний момент Тонг воспользовался подземным ходом и бежал из монастыря. Благодаря профессору Лендсу воины обнаружили тайник и устремились за разбойниками.
   Преследователи настигли бандитов в районе заброшенного завода. Во время отчаянной схватки Кроусол застрелил Рону Мелоун, но и сам получил смертельное ранение. Помощника Тонга убил Алекс Ловаль, трактирщик из пригорода Смолска, оказавшийся асканийским хранителем. Он же устранил и Беркса. Так путешественники узнали заключительную часть тайны «Ковчега». Это была схема лабиринта, ведущего к кораблю.
   Покинув Южные горы, отряд направился на восточное побережье материка. Именно здесь, в одном из ресторанов города Елинска, наемники неожиданно повстречали Алонса Вилауна, человека помогавшего Линку Коуну на Оливии. Захватив его, земляне проникли в подземный мир Тасконы. Цивилизация, ничуть не уступающая по развитию Алану, спряталась от Великого Координатора на двести лет.
   Служба контрразведки хотела уничтожить незваных гостей, но в последний момент выяснилось, что возглавляет эту могущественную организацию никто иной, как Аргус Байлот. Старик помог воинам обосноваться в подземной стране. Мало того, путешественникам присвоили офицерские звания и направили их на специальные курсы. Наемникам предстояло стать разведчиками.
   Благодаря секретной службе Тасконы Храбров нашел Кроул и встретился с ней на поверхности. Долго уговаривать женщину не пришлось, Олис любила русича. Пожертвовав своим высоким положением, она спустилась с Олесем вглубь планеты. И хотя аланка отказалась сотрудничать с ведомством Байлота, старик на всякий случай подготовил надежную легенду.
   Минуло два года. Готовясь к открытой войне с Великим Координатором, подземная Таскона внедряла на Алан и космические базы опытных агентов. Шла непрерывная вербовка офицеров звездного флота. Среди непосвященных было много недовольных режимом тирана. Именно они и сообщили о том, что в звездной системе Аридана неизвестные корабли напали на два аланских крейсера. Одно судно погибло.
   По приказу правителя к Аридану отправилась эскадра из семи кораблей. Тасконской разведке удалось внедрить Храброва на флагманский крейсер «Варгас». По легенде землянин являлся геологом Стиком Лендоном. Олесь входил в состав особой группы ученых. Главная задача – получить информацию о чужаках.
   Спустя месяц суда достигли цели, но противника наблюдатели не обнаружили. Эскадра взяла курс на планету Аква. Когда-то там находилась тасконская колония. Несмотря на предупреждение русича, командующий экспедицией генерал Эднарс распорядился начать высадку десанта. Древний город сохранился в превосходном состоянии. Разведчики вошли во внутренние помещения и угодили в западню.
   Ученые и рота солдат оказались блокированы странными серыми существами. Враг действовал крайне агрессивно. Ценой огромных потерь штурмовикам удалось закрепиться в жилых куполах базы. Именно здесь Храбров и руководитель ученых Дан Грондоул обнаружили уцелевших колонистов. С их помощью десантники вырвались из окружения и вернулись на корабли. Взорвав ядерный реактор, беглецы разрушили город.
   Однако покинуть звездную систему эскадра не сумела. Путь ей перекрыл огромный флот чужаков. В самый ответственный момент Эднарс проявил малодушие и принял решение сдаться противнику. Олесю ничего не оставалось, как поднять мятеж на флагмане. Во время боя генерал был убит. К удивлению землянина воином Тьмы оказался не он, а навигатор крейсера капитан Уллуол, так же погибший в схватке.
   Чтобы предотвратить захват «Варгаса» насекомыми судно пришлось уничтожить. Уцелевшие люди перебрались на «Бригит». Полковник Сорвил благосклонно принял новых пассажиров. Совершив крайне рискованный маневр, эскадра оторвалась от преследователей и взяла курс на систему Сириуса.
   Между тем, служба безопасности раскрыла тасконскую разведывательную сеть на станции «Альфа». Начались аресты и допросы. Храбров находился на грани провала. С помощью Сорвила русич незаметно покинул «Бригит», сменил имя и на транспортном корабле улетел на Алан. Здесь его уже ждали де Креньян и Байлот.
   После легализации Олесь стал связником для внедренных агентов. Одной из его подопечных была Линда Салан. Тасконцы пытались выяснить местонахождение резиденции Великого Координатора и готовились к штурму убежища. Однако в их среде появился предатель. Он постоянно сдавал разведчиков службе безопасности. Вскоре аланцы вышли на Салан. Чтобы не попасть в лапы врагов Линда покончила с собой.
   Операция по свержению тирана была отложена на неопределенный срок. Изменник нарушил планы тасконцев. Центр не хотел напрасно рисковать штурмовыми группами. Нейтрализовать предателя поручили Храброву. Ему предстояло привезти агентов для проверки в фирму «Кондекс». По странному стечению обстоятельств в числе подозреваемых оказался еще один воин Света Вилл Белаун.
   Рискуя собой, русич вступал в контакт с разведчиками и доставлял их в тасконский координационный центр. До поры до времени удача благоволила Олесю. Однако на пятый день проверки секретное ведомство Алана вышло на «Кондекс». Штурмом компании руководил Стил Стоун. В ходе боя Храбров получил ранение и попал в плен. Так землянин оказался в научном отделе службы безопасности.
   Попытки заставить Олеся говорить успехом не увенчались. Тогда к допросу подключился Великий Координатор. В личной беседе русич узнал о том, что правитель действительно является воином Тьмы. В награду за проданную душу он получил бессмертие. Несмотря на все усилия тирана, сломить Храброва ему не удалось.
   Между тем, подземная Таскона и аланское подполье приступили к операции «Возмездие». Колониальная армия и звездный флот перешли на сторону мятежников. Тяжелые крейсера уничтожили защитные спутники, а штурмовые подразделения высадились возле двух предполагаемых резиденций диктатора. С огромным трудом бунтовщики овладели наземными сооружениями.
   Столь же стремительно развивались события и в научном отделе. Используя свой высокий статус, Олис Кроул проникла на секретный объект и с помощью внедренных агентов освободила мужа. При отступлении аланка столкнулась на лестнице с бывшим женихом и застрелила его. Вскоре группу эвакуировали в безопасный район.
   Через несколько часов Олесь сбежал из госпиталя и вместе с Жаком добрался до убежища Великого Координатора. Здесь они встретились с Крисом и Полом. Десантный батальон уже пробился в бункер правителя. Начались поиски тирана. Храбров первым обнаружил тайник. В огромном зале русич увидел странный столб. В прозрачной колбе, заполненной специальным раствором, находился некогда могущественный повелитель Алана.
   Тут же прятался и Белаун, предавший друзей и тасконцев. Вилла арестовали во время внедрения. Он не выдержал пыток и, чтобы сохранить древнюю тайну хранителей, пошел на сделку с врагом. Стараясь искупить свою вину, аланец убил диктатора и закрыл собой Олеся. Эпоха Великого Координатора завершилась. Тирания пала.
   Из двенадцати воинов Света в живых остались лишь шестеро. Что ждет их впереди? Этого никто не знал. Однако все понимали – главные испытания еще впереди. Противник никогда не смирится с поражением. Рано или поздно Тьма нанесет новый удар.
   Минуло четыре с половиной года. Судьба разбросала друзей. Стюарт и Карс получили назначение в десантные части, Храбров и Саттон перевелись в звездный флот, и только Аято продолжал служить в контрразведке. Де Креньян очень тяжело переживал гибель Салан. После свержения диктатора Жак исчез в неизвестном направлении.
   Объединенное государство получило название Союза свободных планет. Его главным органом власти стал Совет, состоящий из одиннадцати человек. К сожалению, наладить мирную жизнь на Алане сразу не удалось. На крупнейшем материке Елании вспыхнул вооруженный мятеж. Ценой огромных усилий бунт был подавлен. Разгромленные посвященные сменили тактику. Теперь они устраивали диверсии на заводах, взрывали космические корабли, убивали видных людей страны.
   Олесь работал в отделе стратегического планирования генерального штаба. Однажды ему доложили, что к системе Сириуса приближается неизвестная эскадра. Русич тут же сообщил об этом начальнику контрразведки Аргусу Байлоту и командующему звездным флотом генералу Сорвилу. Оба являлись членами Совета. Вскоре подтвердились самые худшие предположения. В поход на людей двинулись горги. Над человеческой цивилизацией нависла страшная угроза.
   Неожиданно для всех руководителем обороны четырех секторов Сорвил назначил именно Храброва. Это вызвало недовольство у ряда старших офицеров, но возражать никто не посмел. Возле станции «Альфа-2» состоялось жестокое сражение. Благодаря тактической хитрости Олеся и мужеству космопилотов людям удалось нанести врагу поражение и отбросить корабли насекомых от границ системы. Тем не менее, некоторые высокопоставленные члены правительства были недовольны итогом битвы. Союз потерял слишком много судов.
   Русича вызвали на экстренное заседание Совета. За сутки до него посвященные попытались убить Храброва. К счастью, покушение не удалось. В конце концов, руководство страны признало действия Олеся правильными. Мало того, землянина назначили начальником отдела и перевели на базу «Янис-27». Здесь планировалась операция по вторжению на Маору. Без ее запасов полезных ископаемых промышленность Тасконы и Алана работать не могла.
   Спустя несколько дней Совет предъявил бывшей колонии ультиматум. После долгих колебаний правительство Маоры согласилось вступить в переговоры. Но неожиданно, перед самым отлетом, террористы взорвали машину руководителя делегации Ёейна Маквила. Во времена Великого Координатора он однажды посещал далекую планету. Погибшего члена Совета заменил генерал Сорвил. По предложению Байлота командующий взял с собой Храброва.
   Делегация высадилась на космодроме Дантона, столицы Маоры. Ей оказали довольно холодный прием. Еще бы! Неподалеку, на орбите Суллы, расположилась эскадра Союза. В случае провала миссии она атакует города колонистов. В кармане русича лежал специальный прибор. В случае нападения Олесь должен был подать сигнал тревоги. Если это произойдет, война планет станет реальностью.
   Со стороны маорцев переговоры вел генерал Вайлейн. Землянин сразу почувствовал в нем непримиримого противника. Ход дискуссии подтвердил опасения Храброва. Генерал отвергал все инициативы Союза и откровенно тянул время. А между тем, срок ультиматума истекал. В самый разгар прений Вайлейн объявил о перерыве. Когда возобновится диалог, и чем он завершится, никто не знал.

Глава 1
КРАХ МИРНОЙ МИССИИ

   Ожидание несколько затянулось. Сорвил то и дело поглядывал на циферблат часов. Прошло уже сорок минут. До начала атаки осталось меньше трех часов. Члены делегации тихо обсуждали ход переговоров. Мнения разделились. Одни считали, что колонисты согласятся на уступки, другие, с нескрываемой опаской, говорили о жесткой позиции Вайлейна. Он боевой генерал и не привык сдаваться. Настораживало и полное отсутствие гражданских представителей Маоры. Неужели их влияние на военных столь ничтожно.
   Храбров стоял чуть в стороне. Русич, наконец, получил возможность хорошенько разглядеть здание склада. Кроме центрального входа, оно имело две боковые двери. Судя по всему, там расположены вспомогательные помещения.
   Олесь мучительно пытался понять, где прячутся группы захвата маорцев. Землянин не верил ни единому слову Вайлейна. Командующий вел странную, непонятную игру.
   Но какую? Ответить на этот вопрос Храбров не мог. В любом случае, время сейчас не на стороне колонистов. Что-то генерал должен предпринять.
   – О чем задумался? – произнес подошедший к русичу Грондоул.
   – Если война начнется, маорцы нас сразу убьют или помучают? – вымолвил Олесь.
   – Ничего глупее я сегодня еще не слышал, – усмехнулся Дан. – Мне бы твои проблемы. Мы с Че-ном уже полчаса хотим по нужде. Неужели здесь нет туалета? Брюки портить не хочется…
   – Наверняка есть, – проговорил землянин. – Спроси у полковников.
   – Разумная мысль, – радостно заметил аланец и двинулся к офицерам.
   Они спокойно отреагировали на просьбу Грондоула, указав на правое ответвление. Вежливо поблагодарив маорцев, Дан призывно махнул рукой Бруму. Желающих оказалось гораздо больше. Вместе с ними в туалет отправились Рассел и Лейзон.
   И тут Храбров осознал допущенную ошибку. Сразу четыре человека оказались вне поля его зрения. Не исключено, что Вайлейн воспользуется данной ситуацией. Это его шанс связаться с предателем и получить план вторжения. Русич тихо выругался и поспешил вслед за аланцами и тасконцами. Вскоре мужчины скрылись из виду. Олесь ускорил шаг.
   Туалет был оборудован несколькими кабинками, разделенными глухими бетонными стенами. Его явно строили второпях. Кое-где виднелись свежие следы штукатурки. Изменник двигался уверенно и быстро. Достигнув последней кабинки, он на всякий случай оглянулся, а затем зашел внутрь. Плотно закрыв пластиковую дверь, мужчина наклонился к унитазу, протянул руку к трубе и нажал пальцем на едва заметную кнопку.
   – Ты задержался, – тотчас раздался тихий голос Вайлейна. – Я устал ждать.
   – Не хотел вызывать подозрений, – ответил человек. – Среди членов делегации есть сотрудники службы контрразведки. Мне были нужны олухи для прикрытия.
   – Насколько серьезны угрозы Союза? – спросил генерал.
   – Сорвил не блефует. Флот действительно двинется в атаку менее чем через три часа, – сообщил мужчина. – Однако план нападения принципиально иной, чем у древних тасконцев. Его разработчик майор Храбров находится здесь. Офицеру известны все детали операции.
   – Господин требует любой ценой сорвать объединение планет, – вымолвил маорец.
   – Мне прекрасно известны условия сделки, – надменно произнес предатель. – У каждого из нас своя цена. Я не боюсь смерти, но и на тот свет не спешу. Врагов еще слишком много.
   – А этот Храбров не один из них? – уточнил Вайлейн.
   – Такие подозрения есть, – человек утвердительно кивнул головой. – Однако спешить не стоит. Мне нужно обязательно вернуться на Алан. Необходимо восстановить утраченную связь. Теперь о плане вторжения. Тебе придется поторопиться. Удар флота – лишь отвлекающий маневр. Главная цель атаки – реакторные установки на полюсах. Десятки десантных ботов готовы к вылету. Они попытаются прорваться через разрывы в линии обороны…
   Дан первым успел дойти до туалета, а потому занял ближайшую кабинку. Естественно, аланец значительно опередил остальных членов делегации. Поправив одежду, Грондоул направился к раковине, чтобы помыть руки. Неожиданно его внимание привлек странный шепот. Складывалось впечатление, будто в дальней кабинке разговаривают два человека. Дан замер в нерешительности.
   Подслушивать было не в его правилах. Аланец слишком хорошо воспитан. Но сейчас не тот случай. Когда имеешь дело с врагом, мелочей не бывает. Грондоул осторожно приблизился к двери. Разобрать слова было очень сложно, но некоторые обрывки фраз явно указывали на измену одного из представителей миссии.
   – Ах ты, сволочь! – воскликнул Дан, хватаясь за металлическую ручку.
   Открыть дверь с первого рывка не удалось. Тогда аланец отступил назад и ударил в нее ногой. Она сразу поддалась. Перед Грондоулом стоял спокойный, уверенный в себе человек. Ни малейшего страха и растерянности. Предатель молча поднял бластер и выстрелил Дану в грудь. Аланец попытался увернуться, однако луч пробил плечо насквозь и отбросил беднягу в сторону.
   – Проклятье! – выругался мужчина. – Не думал, что этот мерзавец справится так быстро. Глупая ошибка. Придется прибегнуть к запасному варианту. Подготовьте мне надежную легенду.
   – Не волнуйся, – проговорил генерал. – Мы уберем все следы.
   Между тем, Грондоул сумел подняться на ноги. Собрав последние силы, Дан побежал к выходу из туалета. Это был его единственный шанс на спасение. Предатель тщательно прицелился и нажал на спусковой крючок. Луч настиг аланца у самой двери. По инерции Грондоул сделал еще несколько шагов. Свет жизни в глазах Дана мгновенно потух.
   Храбров опоздал буквально на полминуты. Землянин слишком поздно понял, что предполагаемый изменник исчез из виду. Олесь протянул руку к двери, и она тут же распахнулась сама. Прямо на русича рухнул Грондоул. Аланец и землянин повалились на бетонный пол. На спине Дана отчетливо виднелось черное пятно ожога. Перевернув товарища, Храбров проверил у него пульс на сонной артерии. Несчастный был уже мертв.
   – Нападение! – закричал русич, вставая на колени.
   Голос Олеся утонул в грохоте взрывов. Противоположная стена барака разлетелась на куски. Ударная волна вновь сбила землянина с ног. Вместе со столом отлетели к центральному входу полковники. Не устояли на постах и десантники. Отчасти именно это их и спасло. В многочисленные проломы хлынули группы захвата маорцев. Не жалея зарядов, они стреляли по тем местам, где только что находились пехотинцы.
   Над головой Храброва мелькали смертоносные лучи лазеров. Действовал противник умело и грамотно. Враги тщательно подготовились к штурму. Однако охрана делегации не собиралась сдаваться. Придя в себя, десантники открыли ответный огонь. Послышались крики и стоны раненых. К русичу подбежали четверо маорцев в наглухо закрытых шлемах.
   – Лежать, – грозно прорычал один из солдат, направляя на Олеся карабин.
   – Конечно, конечно… – вымолвил землянин, поднимая руки.
   В этот момент прицельный выстрел охранника угодил бойцу специального подразделения в грудь. Выронив оружие, маорец упал на спину. Его товарищи тотчас изрешетили десантника. Не воспользоваться представившимся шансом было бы глупо. Храбров откатился в сторону, схватил брошенный карабин и разрядил его во врагов. При стрельбе с такого расстояния не спасает никакой бронежилет. Солдаты беззвучно повалились на пол.
   Тут же в лежащий рядом с землянином труп угодил лазерный луч. Противник пытался уничтожить Олеся любой ценой. Схватив мертвого маорца за одежду и, прикрываясь им, как щитом, русич медленно отступал к стене. Тело убитого бойца постоянно вздрагивало от попаданий. Наткнувшись на отчаянное сопротивление и потеряв почти двадцать человек, колонисты отступили.
   Храбров склонился к спасшему его пехотинцу. В открытом забрале он увидел обезображенное точным попаданием девичье лицо. Бедняжке было лет двадцать пять. Ее длинные, светлые волосы спадали на обожженный нос и единственный уцелевший глаз. Смачно выругавшись, землянин пополз к выходу. Через пять метров Олесь наткнулся на еще одного погибшего десантника. Уронив голову на грудь, парень привалился к стене, судорожно сжимая пальцами цевье оружия. Русичу с большим трудом удалось их разжать.
   Снимая с пояса солдата запасные заряды, Храбров неожиданно вспоминал о приборе экстренного оповещения, который дал ему Байлот. На лбу сразу выступила испарина. Как же он мог о нем забыть! Ведь это первое, что должен был сделать землянин. Непростительная оплошность. А если бы Олесь погиб в перестрелке? Страшно даже подумать. За два с половиной часа враг способен перебросить к полюсам целую армию. Предатель наверняка передал Вайлейну план вторжения. Десантные боты и так угодят в хорошую мясорубку.
   Тяжело вздохнув, русич извлек из внутреннего кармана маленький продолговатый предмет, снял защитный чехол и нажал на крошечную кнопку. Миссия выполнена. Сигнал уже достиг орбиты Суллы. Теперь командование флота знает, что переговоры закончились провалом, а делегация Союза либо уничтожена, либо захвачена в плен. Десятки крейсеров, эсминцев и транспортников, набирая скорость, устремились к Маоре. Началась очередная кровопролитная война.
   – Аланцы и тасконцы, – раздался чей-то громкий голос. – Мы предлагаем вам сдаться. Сопротивление бесполезно. Генерал Вайлейн гарантирует всем жизнь. На размышление дается ровно одна минута. Кто не встанет с поднятыми руками, будет убит на месте.
   Воспользовавшись возникшей передышкой, Храбров рывком добрался до уцелевших охранников. Их осталось лишь четверо. Причем, две девушки оказались ранены и двигаться самостоятельно не могли. Тут же находились Сорвил и Белла Кронг. В руках руководителя делегации был лазерный карабин. Генерал участвовал в бою наравне с десантниками. В глазах аланца сверкали сумасшедшие огоньки. Смерти бывший командир «Бригата» не боялся.
   Тасконка выглядела гораздо хуже. Побелевшие от ужаса лицо, трясущиеся руки, грязная порванная одежда. От лазерных лучей маорцев женщина пряталась за трупами полковников. Один из них сломал шею при взрыве, остальных добили пехотинцы. Даже не верилось, что час назад они мирно беседовали за общим столом.
   – Что случилось в туалете? – довольно спокойно спросил Сорвил.
   – Не знаю, – ответил землянин, – Грондоул упал на меня уже с дырой в спине.
   – Понятно, – генерал кивнул головой. – Надо убираться отсюда. Надеюсь, десантники на космодроме еще держатся. В противном случае, нам придется убить друг друга.
   Спорить с аланцем Олесь не стал. Время предоставленное на размышление истекало. Русич повернулся к Кронг. Тасконка с мольбой посмотрела на Храброва.
   – Белла, вы с раненными останетесь здесь, – сказал землянин. – Думаю, враг сдержит данное обещание. Позаботьтесь о тех, кто попадет в плен. А мы рискнем…
   Четверка беглецов доползла до двери и выбралась наружу. Девушки сразу встали и, сняв защитные шлемы, подняли руки. Группы захвата медленно приближались к сдающимся людям. Ледяной ветер обжег лицо и руки. Из низких серых туч сыпалась колючая снежная крупа. С противным шипением лазерный луч ударился в стену в непосредственной близости от Олеся. Возле склада шла отчаянная схватка. Противник пытался взять взвод Брикс в кольцо и отрезать его от ботов. Перекрестный огонь десантников не позволял маорцам осуществить задуманный план.
   Обе стороны несли тяжелые потери. Бетонное покрытие посадочных площадок было усеяно мертвыми телами. Возле башен командного центра горели два бронетранспортера. Еще пять машин, укрывшись за каменными стенами, стреляли по пехотинцам из крупнокалиберных пулеметов.
   Выезжать на открытое пространство враг боялся. Первая атака закончилась плачевно. Гранатометы десантников продемонстрировали свою высокую эффективность.
   Судя по всему, маорцы не ожидали встретить столь ожесточенное сопротивление. Сейчас они пребывали в некоторой растерянности. Но очень скоро противник ринется в новую атаку.
   – Брикс! – громко выкрикнул русич, пытаясь найти взглядом лейтенанта.
   – Я здесь, господин майор, – откликнулась девушка, подползая к Храброву.
   – Сколько у тебя осталось людей? – уточнил Олесь.
   – Одиннадцать, вместе со мной, – проговорила аланка. – Внешние посты были уничтожены практически сразу. Враг появился, словно из-под земли. Да и снайперы работают отлично. Хорошо, что первый взвод прикрыл нас огнем.
   – Паршивая ситуация, – вымолвил русич, делая несколько выстрелов по маорцам. – Скоро нам в тыл ударят группы захвата. Будем прорываться к ботам. Другого выхода нет.
   – Площадка космодрома великолепно простреливается, – осторожно заметила Брикс.
   – Не сомневаюсь, – Храбров грустно улыбнулся. – Но мы на войне. Выживает сильнейший. Те, кто не в состоянии бежать, пусть зарядов не жалеют. Необходимо подавить огневые точки врага.
   – Слушаюсь, – отчеканила лейтенант.
   Ее звонкий голос звучал достаточно громко и отчетливо. В каждом слове приказа жесткость и уверенность. Ни один из солдат даже не попытался возразить. Принятые командиром решения десантники не обсуждали. Посмотрев на окоченевшие от холода руки, Олесь едва слышно сказал:
   – Пора. Короткими перебежками, за мной!
   Он первым вскочил с бетонного покрытия и рванулся к летательным аппаратам. Двести метров! Какое ничтожное расстояние. Хорошие спортсмены преодолевают его быстрее двадцати двух секунд. С тяжелыми бронежилетами на груди, с оружием в руках пехотинцы двигались гораздо медленнее. Замершие ноги отказывались слушаться. Маорцы открыли по беглецам ураганный огонь. Перед глазами мелькали лазерные лучи, пули со свистом проносились возле головы. Двести метров между жизнью и смертью.
   Землянин резко остановился, упал, мгновенно откатился в сторону. Тяжело дыша, рядом рухнул Сорвил.
   – Давно я не сдавал подобные нормативы, – пробурчал генерал.
   – Долго лежать нельзя, – произнес Храбров, приподнимаясь на ладонях.
   Мышцы немного согрелись, и рывок получился неплохим. Не обремененный лишним грузом, русич успевал даже менять направление движения. Пробежав около сорока метров, Олесь вновь упал на площадку космодрома.
   На всякий случай землянин оглянулся назад. Петляя и пригибаясь, десантники следовали чуть сзади.
   Несколько солдат, широко раскинув руки, безжизненно лежали на бетонном покрытии. Бой возле барака постепенно затихал. Малочисленный отряд прикрытия растаял, как весенний снег под лучами яркого весеннего солнца. Раненые пехотинцы были либо уничтожены, либо взяты в плен.
   Невольно внимание Храброва привлек Сорвил. Аланец двигался с огромным трудом. Приволакивая левую ногу, генерал отчаянно ругался. К сожалению, силы человека не беспредельны. До русича руководителю делегации осталось сделать каких-то десять шагов. Неожиданно Сорвил будто наткнулся на невидимую стену. Его тело странно вздрогнуло и замерло. На кителе появилось буро-красное пятно. Вторая пуля прошила командующего насквозь. Генерал покачнулся и беззвучно повалился на бок.
   Брикс на мгновение склонилась к аланцу и тут же побежала дальше. Вскоре девушка легла возле Олеся.
   – Что с ним? – взволнованно спросил землянин.
   – Мертв! – лаконично ответила лейтенант. – Мерзавцы попали точно в сердце.
   – Сволочи! – зло процедил сквозь зубы Храбров. – Они дорого за это заплатят.
   Русич и десантница сорвались с места практически одновременно. В какой-то момент девушка сбросила с головы тяжелый, неудобный шлем. Ее длинные светлые волосы развевались на ветру, щеки раскраснелись, губы дрожали. Теперь беглецы больше не останавливались. Последний рывок.
   Олесь отчетливо видел, как, встав на одно колено, стреляет по противнику командир роты. Капитан даже не пытался прятаться за боты. Положив на плечо гранатомет, тщательно прицеливался какой-то солдат. Видимо, бронетранспортеры покинули свое укрытие. Раздался глухой хлопок. Граната ушла на цель. И почти тут же лазерный луч угодил в грудь пехотинца. Десантник вскрикнул и упал на спину. Товарищи тотчас оттащили раненого бойца в сторону.
   – Чего испугались, дохлые крысы! – воскликнул командир роты. – Всем вести огонь по врагу!
   Первый взвод охраны понес не менее тяжелые потери. Мертвые тела валялись повсюду. Из тридцати человек едва ли уцелела половина. В десантных отделениях машин лежали раненные. Пострадали и сами боты. Несмотря на броневые листы в бортах зияли крупные пробоины.
   Превозмогая усталость, землянин увеличил скорость. Сзади раздался слабый стон и звук падающего тела. Храбров молниеносно обернулся. Схватившись за левый бок, Брикс судорожно пыталась встать. Ноги девушки подкосились, и она рухнула лицом вниз. Надо отдать должное, лейтенант знала ряд отборных ругательств. Ее рука окрасилась в алый цвет.
   Лазерный луч мелькнул над головой Брикс и оплавил прочную поверхность космодрома. Длинная пулеметная очередь прошла в полуметре от аланки. Маорцы пытались добить раненого противника. Русич колебался недолго. Добежав до девушки, Олесь опустился на колени и забросил ее тело себе на плечо. Лейтенант вскрикнула от боли. Скрипя зубами, она прошептала:
   – Господин майор… не надо…
   – Молчи! – раздраженно рявкнул землянин.
   Вот почему Храбров всегда выступал против службы женщин в армии.
   Порой, эмансипированные красавицы приводили русича в ярость. Спорить с ними было абсолютно бесполезно. Ведь кроме строевых смотров, учебных занятий и тренировочных стрельб солдатам приходится и воевать. Грязь, кровь, боль – это удел мужчин. Они созданы для сражений и битв. Женщина, прежде всего, мать и любящая жена.
   Впервые с подобной проблемой Олесь столкнулся еще на Тасконе пятнадцать лет назад. Землянин не мог без слез смотреть на изрубленных мутантами юных десантниц. Этим девушкам еще жить бы и жить. Сколько талантливых детей аланки подарили бы миру. Война жестока и беспощадна. А как забыть прощальный поцелуй Эвис Клерон? Храбров до сих пор чувствовал свою вину за ее смерть. Будь сейчас на месте Брикс мужчина, русич не остановился бы. Но бросить девушку Олесь не смог.
   Землянин двигался на пределе сил. Ноги налились свинцом. Каждый шаг давался с невероятным трудом. Сама по себе лейтенант весила немного, но ее снаряжение… Снимать бронежилет времени не было. Интенсивность огня возросла еще больше. Пули рикошетировали у самых ног. Маорцы осознали, что враг ускользает из западни, и начали преследование.
   Поверхность неестественно раскачивалась, перед глазами поплыли черные круги, очертания машин расплывались. Больше всего Храбров боялся споткнуться и упасть. Брикс от тряски потеряла сознание и прекратила стонать. Русич уже не ориентировался во времени и пространстве. Секунды превратились в вечность.
   Возле металлической лестницы катера Олесь рухнул на бетонное покрытие. Он жадно хватал воздух ртом, словно рыба, выброшенная из воды. Спустя мгновение на землянина обрушились звуки жестокого боя. Рев двигателей, грохот гранатометов, треск пулеметных и автоматных очередей, отчаянные крики солдат.
   Покачиваясь от усталости, Храбров поднялся на четвереньки. Прячась за массивными опорами, отстреливались два десантника. Это все, что осталось от второго взвода охраны. Путь от ботов до барака был устелен трупами пехотинцев. Рассыпавшись в цепь, к летательным аппаратам приближались четыре сотни маорцев. К двум подбитым бронетранспортерам добавился еще один. Черный удушливый дым стелился над космодромом. Взглянув на командира роты, русич прохрипел:
   – Капитан, грузи людей в машины! Уходим. Попытаемся прорваться на малой высоте.
   – У меня один бот поврежден, – откликнулся офицер, перезаряжая блок питания карабина.
   – Взорви его, – проговорил Олесь. – Теперь места всем хватит.
   – Это точно, – с горечью заметил десантник. Осторожно неся раненных, солдаты устремились к уцелевшему летальному средству. Капитан с тремя сержантами прикрывал отход подчиненных.
   – Берите лейтенанта и поднимайтесь наверх! – скомандовал землянин бойцам второго взвода.
   Пехотинцы тотчас бросились выполнять приказ. Вскоре подошвы их ботинок застучали по металлическим ступеням. Подняв оружие, Храбров тщательно прицелился. Руки слегка дрожали, но русич уверенно нажал на спусковой крючок. Красноватый луч устремился к цели. Один из маорцев покачнулся и упал. Еще один выстрел и очередной враг распластался на площадке космодрома.
   В душе землянина не осталось места для жалости. Он убивал спокойно, равнодушно, не испытывая угрызений совести. Вскоре последние пехотинцы скрылись в десантном отделении бота. Бронированная дверь плотно закрылась. Немного пришедший в себя, Олесь стремительно взбежал по лестнице в кабину управления. Сидя вполоборота, Вингл встревожено смотрел на русича. Десантники уже расположились в креслах.
   – Взлетаем, Стив, – прокричал Храбров. – Ичем быстрее, тем лучше.
   – Это мы можем, – вымолвил капитан, нажимая сразу несколько кнопок на пульте.
   Гравитационный двигатель работал почти бесшумно. Машина оторвалась от земли и начала набирать высоту. Одновременно убирались посадочные опоры и лестница. Наконец замигал зеленый огонек. Герметизация завершена. Внизу раздался мощный взрыв. Вверх полетели обломки десантного бота. Заложенная капитаном мина сработала только сейчас. Ударная волна слегка подбросила катер. Чуть впереди, увеличивая скорость, двигалась вторая машина сопровождения. Летальные аппараты то и дело содрогались от попаданий. Патронов и зарядов противник не жалел. Неожиданно небо прочертили мощные лазерные лучи. Их частота была ужасающей.
   – Черт подери! – выругался пилот. – Вступила в действие система противовоздушной обороны. Скорострельные орудия ближнего боя. Если зацепят – нам конец.
   – Лети к башням командного центра, – приказал Олесь.
   – Интересная мысль, – произнес Вингл, делая крутой вираж.
   К сожалению, бот не обладал такой же маневренностью. Лазерный луч угодил ему в днище и отбросил в сторону. Удержать штурвал пилот не сумел. Машина врезалась в здание и рухнула вниз. Башня накренилась на бок, ее верхняя часть со страшным грохотом упала на площадку космодрома. В кабине катера царило гробовое молчание. Никто из солдат не вымолвил ни слова, хотя только, что погибли их друзья.
   Капитан уверенно провел машину над разрушенным строением. Беглецы вырвались из плотного огня и устремились к городу. Орудия стреляли вдогонку, но малая высота катера не позволяла наводчикам поразить цель. Квадраты кварталов сливались в сплошную серую массу.
   – Кажется, ушли, – утирая пот со лба, проговорил Вингл.
   – Я так не думаю, – Храбров отрицательно покачал головой. – Скоро появятся перехватчики. Маорцы не привыкли сдаваться и отступать. Они ждут, когда мы покинем Дантон.
   Город действительно заканчивался. Впереди показались желтые поля. Землянин повернулся к десантникам. Парни сняли шлемы и спокойно сидели в креслах.
   – Пока есть время, перевяжите лейтенанта, – приказал Олесь.
   Индивидуальная аптечка входила в обязательный комплект снаряжения. Пехотинцы осторожно сняли с девушки бронежилет. Почти сразу Брикс очнулась. Вскрикнув от боли, она открыла глаза и осмотрелась по сторонам. Судя по всему, лейтенант не понимала, где находится. Однако присутствие русича и подчиненных ее успокоило.
   Левая сторона куртки была насквозь пропитана кровью. Лазерный луч пробил защитное обмундирование и зацепил тело. Брикс сама сняла с себя одежду. Взгляд Храброва невольно упал на упругую грудь девушки. Десантница ничуть не стеснялась своей наготы. Сделав лейтенанту укол стимулятора, солдаты ловко бинтовали рану. Сжимая кулаки, Брикс старалась не стонать. Получалось это неважно.
   – Четыре цели заходят на нас с юго-востока! – воскликнул пилот.
   Землянин сразу бросил взгляд на радар. Красные точки быстро приближались.
   – Сейчас мы уйдем вертикально вверх, – усмехнулся капитан. – Пусть попробуют догнать…
   – Ни в коем случае! – мгновенно отреагировал Олесь. – Звездная эскадра уже на подходе. Через несколько минут начнется сражение. Катер попадет под перекрестный огонь. Космические станции собьют нас без труда. Тяни к океану. Это единственный шанс на спасение.
   – А дальше куда? – удивленно спросил Вингл.
   – К полюсу, – ответил русич. – Скоро там появятся флайеры и десантные боты.
   Скрывать план операции уже не имело смысла. До решающей битвы осталась четверть часа. Да и предатель наверняка успел сообщить Вайлейну о замысле Храброва. Теперь все зависит от мастерства пилотов, решительности пехотинцев и… божьей воли. Набирая скорость, катер устремился на север. Капитан хотел оторваться от самолетов, но перехватчики не отставали. Маорцы разделились на пары, пытаясь взять беглецов в клещи.
   Генерал Байлот постоянно находился в рубке управления «Мастера». Пока на флагманском корабле флота все было спокойно. Мирные переговоры шли вот уже два с половиной часа. Судя по отдельным репликам офицеров, многие надеялись, что здравый смысл восторжествует, и колонисты пойдут на уступки. Война не нужна никому. Начальник контрразведки имел гораздо больше информации о противнике и оптимизма не испытывал.
   За прошедшее время он ни разу не присел. А ведь Аргусу почти восемьдесят. Давно бы пора на покой. Многие люди в его возрасте уезжают из крупных мегаполисов, покупают маленький домик на побережье или в лесу и тихо доживают свой век вдали от шума и суеты цивилизации. Признаться честно, Байлот был бы не прочь так поступить. Но он – хранитель, а значит, участвовать в борьбе Света и Тьмы придется до конца. От данной когда-то клятвы не отступишь.
   Неожиданно в рубке раздался пронзительный надрывный звук.
   – Генерал, получен экстренный сигнал с Маоры! – доложил один из операторов.
   – Что это значит? – недоуменно спросил Оун.
   – Я дал майору Храброву специальный прибор оповещения, – пояснил Аргус. – Его практически невозможно заглушить. В случае непредвиденных обстоятельств он должен немедленно включить аппарат. Миссия Союза не увенчалась успехом.
   – Насколько я понимаю… – дрогнувшим голосом произнес полковник.
   – Да, – жестко проговорил Байлот. – Мы начинаем вторжение. Маорцы сделали свой выбор.
   – Боевая тревога! – тотчас скомандовал тасконец. – Через десять минут всем судам выйти на предельно допустимую скорость. Десантным полкам приготовиться к высадке!
   Его приказ молниеносно продублировали дежурные офицеры крейсеров и эсминцев. Звуки сирен разорвали томительную тишину. Ожидание закончилось. Эскадра двинулась к враждебной планете.
   Генерал неторопливо подошел к оператору.
   – Можно определить, где находится источник сигнала? – тихо спросил Аргус.
   – Маору закрывает сплошная пелена помех, – вымолвил офицер, – но мы постараемся.
   Транспортные суда летели позади боевых. У них совсем другая задача. Трюмы кораблей в кратчайшие сроки переоборудовали в стартовые площадки для десантных ботов и флайеров. В каждом шлюзовом отсеке размещалось по десять машин. Сорвилу удалось собрать на орбите Суллы огромную группировку. Четыре лучших батальона пехоты ожидали погрузки. Как только поступил приказ, солдаты побежали к ботам. На «Гае» посадкой руководил огромного роста мутант с нашивками капитана.
   Широко расставив мощные ноги, Каре не жалел ругательств.
   – Поторапливайтесь, ленивые твари! – орал властелин пустыни. – Кто опоздает, будет иметь дело со мной. И поверьте, лазерные пушки маорцев покажутся вам легкой забавой по сравнению с наказанием, которое я придумаю. В десантных отделениях садимся поплотнее.
   Боты были рассчитаны на тридцать человек, но их явно не хватало. Поэтому вместимость летательных аппаратов увеличили в полтора раза. Машины значительно потяжелели и потеряли в маневренности, но ничего лучшего никто не предложил. Командование флота намеревалось высадить у реакторных установок по девятьсот человек. Батальонам предстояло выполнить нелегкую задачу. Группировка маорцев ничуть не уступала им в численности, а по количеству тяжелого вооружения даже превосходила. Главный залог успеха – внезапность.
   Внешне Карс совершенно не изменился. Грубо вырубленная голова, выступающие, чуть свернутые уши, совершенно лысый череп, плоский нос, слегка раскосые желтоватые глаза. О минувших годах говорили, пожалуй, только появившиеся на лице морщины. В свои сорок восемь лет мутант никому не уступал в физической силе. Его внешним данным позавидовал бы любой атлет. Рост более двух метров, вес около ста килограммов, мускулистое, немного непропорциональное тело по-прежнему обладает великолепной реакцией. О выносливости властелина пустыни не стоит даже говорить.
   В подчинении у Карса были исключительно мутанты. Третий особый десантный батальон. Почти на четверть он состоял из трехглазых. Так же в армии
   Союза служило немало выходцев с Унимы и Аскании. Единственное кого не брал капитан – это гетеры. Тиун долго спорила с властелином, но Каре остался непреклонен. Принятые решения мутант менял крайне редко.
   Истинную причину подобной дискриминации знали только его близкие друзья. Рона Мелоун. Она погибла во время скитаний отряда по Аскании. Каждый год в один и тот же день властелин отправлялся в далекий монастырь, спускался в подземный лабиринт и несколько часов молча стоял у каменного склепа. Любил ли Карс гетеру? Трудно сказать. У них все равно ничего не получилось бы, но определенная привязанность к Роне мутант испытывал точно. Оливийцы оказались близки друг другу по духу.
   Рядом с «Гаем» летел второй транспорт. Он назывался «Орс». На нем разместился первый элитный батальон под командованием Стюарта. Полу совсем недавно исполнилось тридцать девять лет. Высокий статный мужчина с вытянутым худощавым лицом, прямым правильным носом, светлыми, значительно поредевшими волосами и большими проницательными глазами. Время не пощадило бравого шотландца. На затылке появилась лысина, под глазами заметные складки, на левой щеке темная полоска старого шрама. Любимец многих женщин Стюарт так и не нашел свою половинку. Он жил один, время от времени заводя мимолетные романы.
   Положа руку на сердце, надо честно признаться, из шести уцелевших воинов Света нормальные семейные отношения сложились только у Храброва и Саттона. Де Креньян до сих пор не пришел в себя после гибели Линды, а Аято и не собирался ограничивать свою свободу. Тино предпочитал одиночество.
   В батальоне Пола служило много землян. Ничего другого, как воевать, наемники не умели. Шотландец периодически поглядывал на часы. До высадки оставалось двадцать минут. Надев шлем, Стюарт быстрым шагом направился к боту. По плану Олеся подразделение Карса десантировалось на северном полюсе, а Пол со своими людьми – на южном. Разве мог русич знать, что это решение приведет к столь трагическим последствиям. Очень часто нашу судьбу определяет цепь случайных событий.
   Как и предполагалось, эскадра достигла орбиты Маоры через сорок минут. Плотной группой крейсера и эсминцы с ходу атаковали космические базы противника. Густая чернота космоса озарилась сотнями лазерных лучей.
   Флагман флота двигался во втором эшелоне. Байлот и Оун внимательно следили за ходом сражения. Станции колонистов отчаянно сопротивлялись. Прекрасно зная о наземных системах защиты, корабли вели огонь с предельной дистанции. Ближе тридцати километров суда к врагу не подходили. Вот когда орудийные расчеты добрым словом вспомнили проведенную год назад модернизацию. Открытие Релауна позволило увеличить дальность стрельбы почти вдовое. Ответные залпы колонистов были неэффективны и броню судов не пробивали.
   Вскоре на четырех передовых базах вспыхнули массовые пожары. Из огромных дыр вырывались желто-красные языки пламени. К планете устремились маленькие спасательные челноки. Яркая вспышка и одна из станций перестала существовать. Вскоре мощный взрыв разорвал на куски вторую базу.
   Осознав допущенную ошибку, маорцы начали понижать орбиту линии обороны. Навстречу крейсерам и эсминцам устремился рой истребителей. Попадая под лазерные лучи, скоростные машины моментально превращались в пыль. Тем не менее, часть самолетов все же достигла цели. Даже не пытаясь отвернуть, два истребителя врезались в ближайший корабль. Ужасные взрывы разломили легкий крейсер пополам. Три эсминца разделили его участь. Новейший тяжелый крейсер «Поллар» получил серьезные повреждения и вышел из боя.
   – Проклятье! – выругался Оун. – Они бросили нас на орду смертников.
   После небольшой паузы полковник громко скомандовал:
   – Всем судам вести прицельный огонь по самолетам. Маорцы загрузили их взрывчаткой. Не давайте врагу прорваться к бортам. Командирам доложить о потерях.
   Перед самолетами тотчас выросла сплошная стена огня. С упрямством фанатиков пилоты направляли свои машины под лазерные лучи орудий. На космодром из них ни один не вернулся. Именно в этот миг оператор повернулся к Аргусу и произнес:
   – Господин генерал. Мы обнаружили источник сигнала.
   – Где он? – взволнованно спросил Байлот. – В Дантоне?
   – В том то и дело, что нет, – ответил офицер. – Майор Храбров быстро движется к северному полюсу.
   – Тут два варианта, – задумчиво проговорил начальник службы контрразведки. – Либо Олесь вырвался из западни, либо его взяли в плен и везут к месту предстоящей битвы. Но судя по направлению, врагу уже известен план вторжения. Десантникам придется нелегко.
   Аргус повернулся к командующему и негромко сказал:
   – Полковник пора приступать к более решительным действиям.
   Оун понимающе кивнул головой. Он и сам прекрасно осознавал, что в подобной ситуации промедление равносильно поражению. Взглянув на голографический экран, офицер приказал:
   – Всей эскадре полный вперед! Боевым расчетам в первую очередь уничтожать наземные цели. Необходимо подавить систему обороны. По целям в городах огонь открывать только в крайних случаях. Группам высадки двухминутная готовность. Транспортам выйти на исходный рубеж. Да поможет нам бог!
   Корабли, выдерживая строй, двинулись к планете. Лазерные орудия безжалостно добивали поврежденные станции. Казалось, что сопротивление врага сломлено. Маорцы даже не пытались оказать помощь гибнущим базам. Но стоило судам достигнуть верхних слоев атмосферы, как на них обрушился буквально шквал огня. Какой-то эсминец превратился в пытающий факел и устремился к поверхности.
   Только сейчас аланцы и тасконцы поняли, почему древней метрополии не удалось победить в войне с колонией. Противник превратил планету в крепость. Тысячи скорострельных пушек, ракетные установки, эскадрильи пилотов-смертников. Потери не заставили себя долго ждать. Корабли взрывались один за другим. Оун с нескрываемой болью наблюдал за ходом сражения.
   Ряды эскадры быстро редели. Получив несколько серьезных повреждений, отошел в сторону «Бригит». Трудно было даже представить, чтобы произошло, прими Совет Союза план генерального штаба. Высаживать армию на материк – значит, обрекать солдат на верную смерть. Количество убитых измерялось бы сотнями тысяч. Маорцы ждали именно такое развитие событий. Плотность огня несколько уменьшилась. Наводчики звездных судов тоже неплохо стреляли.
   – Полковник, мне нужны пять легких крейсеров, – неожиданно произнес Байлот.
   – Прямо сейчас? – удивленно спросил командующий.
   – Да, – вымолвил генерал, не собираясь ничего пояснять.
   – Хорошо, – проговорил офицер. Повысив голос, он скомандовал:
   – «Прайту», «Кроксу», «Лейдлу», «Бриксу» и «Гласту» немедленно выйти из боя. Точка сбора вам известна…
   – Но господин полковник, мы всего в одном шаге от успеха, – возмущенно воскликнул худощавый темноволосый майор в слегка помятом мундире.
   – Броун, приказы не обсуждаются! – жестко отреагировал Оун. – Выполняйте!
   – Слушаюсь! – командир крейсера лихо козырнул.
   Офицер сначала посмотрел на часы, а затем на Аргуса. Старик тяжело вздохнул и сказал:
   – Пора, надеюсь, мы все просчитали верно.
   – Десантным батальонам начать операцию, – как-то обыденно произнес командующий.
   А ведь именно сейчас решалась судьба человечества. Если Союз потерпит поражение, он еще долго не сумеет восстановить численность и могущество своего флота. Все три планеты системы Сириуса станут легкой добычей горгов. Очень жаль, что маорцы не поняли этого.
   Шлюзовые отсеки транспортных кораблей открылись практически одновременно. Десятки машин, набирая скорость, полетели к планете. Двумя потоками они благополучно обогнули космические базы противника и вошли в атмосферу над практически незащищенной океанской зоной. Одна группировка устремилась к северному полюсу, вторая к южному. Боты двигались на предельно малой высоте. Сверху их прикрывали флайеры. Операторы внимательно следили за крошечными точками на экранах мониторов. Почти треть пути десантники прошли без приключений. Точного места вторжения враг все-таки не знал.
   – Появились самолеты противника! – громко доложил темноволосый лейтенант.
   Судя по количеству перехватчиков, маорцы подняли в воздух всю авиацию. Сотни истребителей пытались догнать и уничтожить незваных гостей. Расстояние между беглецами и преследователями быстро сокращалось.
   – У колонистов значительное преимущество, – с волнением заметил Байлот.
   – Это неудивительно, – проговорил полковник. – Плохо то, что десантные боты перегружены и летят слишком медленно. Внезапного удара не получится. Столкновение произойдет еще над водой. Маорцы действуют оперативно. Боюсь, наша хитрость не удалась.
   – А мы не можем помочь десантникам? – спросил генерал.
   – Увы… – Оун отрицательно покачал головой. – Если крейсера откроют огонь, то собьют и своих, и чужих. А ведь в каждом боте почти пятьдесят человек. Жертвы не сопоставимы.
   – На все воля божья, – тихо прошептал Аргус. Ничего подобного в небе над Маорой еще не происходило. Сотни боевых машин сошлись в отчаянной схватке. Перехватчики выпустили по врагу ракеты, флайеры благополучно от них увернулись и, совершив разворот, атаковали противника. Главное, не подпустить истребителей к ботам. Пилоты не уступали друг другу ни в смелости, ни в мастерстве. От немыслимых виражей у летчиков кружилась голова. То и дело, лазерные лучи и пули из сверхпрочных сплавов разрывали обшивку машин.
   Вот когда сказалось техническое и научное преимущество Союза. Флайеры превосходили самолеты врага и в маневренности, и в огневой моще, и в броневой защите. Да и опыта у аланцев и тасконцев оказалось побольше. Многие из них участвовали в сражении с насекомыми. О безумной отваге пилотов на флоте ходили легенды. Этот бой не стал исключением.
   Разбившись на четверки, флайеры рассекли строй маорцев и начали уничтожать врага по частям. В небе завертелась сумасшедшая карусель. Охваченные пламенем, выбрасывая клубы черного дыма, машины одна за другой падали в сине-зеленые воды океана. У несчастных людей не было ни единого шанса на спасение. Даже те, кто успевал в последний момент катапультироваться, умирали от переохлаждения всего за полчаса. Подошедшего к месту воздушной битвы корабли спасателей поднимали на борт лишь мертвые окоченевшие тела. Не спасали даже специальные гидрокостюмы.
   Между тем, численность сражающихся противников заметно уменьшилась. Флайерам удалось сдержать натиск врага. Хотя без досадных инцидентов не обошлось. Северная группировка потеряла два бота, а южная – четыре.
   В боковой иллюминатор Карс прекрасно видел, как прорвавшийся сквозь заслон истребитель расстрелял одну из машин. Она потеряла управление и, не снижая скорости, врезалась в воду. Спустя мгновение о только что произошедшей трагедии ничего не напоминало. Белая пена барханов спокойно катилась дальше. В этой части океана глубина достигает четырех километров. Подчиненные властелина пустыни обрели вечный покой на дне. Искореженную машину никто и никогда не достанет.
   Почти тут же подбитый самолет спикировал вниз и врезался во второй бот. Мощный взрыв сильно тряхнул уцелевшие летательные аппараты. Вскоре впереди показалась бескрайняя ледяная пустыня. Осталось сделать последний рывок. Десантников сопровождало не более пятнадцати флайеров. Остальные продолжали драться с истребителями маорцев.
   Мутант встал со своего места, протиснулся к пилотам и с равнодушным видом уточнил:
   – Сколько еще до цели?
   – Минут десять, – ответил капитан и почти сразу добавил. – Если не будет новых сюрпризов.
   Группировки действовали синхронно. Несмотря на потери и интенсивный огонь противника десантные боты упрямо двигались к цели. По данным разведки охрана реакторов располагалась в тридцатикилометровой зоне вокруг установок. Увы, наблюдатели ошиблись. Еще одна линия обороны находилась на дальних подступах к полюсам.
   Из ледяных торосов выдвинулись стволы скорострельных пушек, ракетные системы сделали первый залп. Тяжелые, маломаневренные машины были не в состоянии увернуться. Три бота практически сразу рухнули вниз. В небо взметнулась снежная пыль. Ни одна из машин не взорвалась, но о судьбе солдат приходилось только догадываться. Сильный удар о поверхность, пожар, пробоины в обшивке. Наверняка уцелели немногие.
   – Что делать? – воскликнул пилот, поворачиваясь к Карсу. – Они нас собьют…
   – Вперед! – грозно скомандовал властелин пустыни. – Я никому не позволю отступить.
   Офицер взглянул на мутанта и невольно вздрогнул. Такого ужасающего выражения лица ему видеть еще не доводилось. Капитан ничуть не сомневался, что оливиец сейчас убьет любого, кто осмелится ослушаться приказа. Тем временем, флайеры атаковали наземные цели, и в считанные секунды проделали небольшой коридор в линии защиты. Боты молниеносно устремились в него…
   Внизу горели подбитые установок, на льду лежали мертвые тела, уцелевшие маорцы стреляли из автоматического оружия и бластеров. В храбрости им не откажешь. Фанатизм противника не имел границ.
   Карс ободряюще похлопал пилота по плечу.
   – Приготовиться к высадке! – громко выкрикнул мутант подчиненным.
   У южной группы дела складывались столь же успешно. По темпам она немного отстала, а потому предупреждение о засаде получила заранее. Флайеры без труда обнаружили замаскированные орудия и отвлекли основной огонь на себя. Лазерные лучи расплавляли лед, оставляя в нем огромные дыры. Стюарт с восхищением наблюдал за работой пилотов. Свои машины они, порой, вели на высоте в пять-шесть метров, едва не задевая гигантские вековые глыбы. Но война без жертв не бывает. Точный выстрел и один из флайеров, кувыркаясь, пролетел метров триста и врезался в огромный торос. Яркая вспышка, и жизнь отличного молодого парня оборвалась.
   Тяжелые потери несли и маорцы. На ледяной поверхности валялись обожженные, окровавленные трупы солдат. От изуродованной техники вверх поднимались клубы дыма. Остановить врага им не удалось. Десантные боты прорвались к цели. Пока все шло точно по плану. Крепко сжимая оружие, пехотинцы с нетерпением ждали высадки и решающей схватки с врагом.
   Звездные крейсера сумели подавить большую часть огневых точек на поверхности. Были уничтожены и станции для создания помех. Теперь Маора просматривалась великолепно. Во многих городах свирепствовали пожары. Либо на эти кварталы упал сбитый корабль, либо лазерные лучи попали в склады горюче-смазочных материалов, либо жители сами поджигали дома, чтобы они не достались захватчикам.
   Атака планеты дорого обошлась флоту. Эскадра потеряла более двадцати судов. Остальные получили значительные повреждения. Некоторые эсминцы напоминали груду металлолома, и отойти к пункту сбора самостоятельно не могли. Их буксировали освободившиеся транспортники. Внутренние помещения кораблей превратились в госпитали. Количество раненных измерялось сотнями.
   – Маорцы перебрасывают к Дантону сухопутные части, – доложил наблюдатель.
   Байлот бесстрастно смотрел на экран голографа. Специальная аппаратура значительно увеличивала получаемую картинку. По дорогам действительно двигались колонны танков, бронетранспортеров, грузовиков. Враг любой ценой пытался защитить столицу. Это обнадеживало. Чем больше сил противник стянет к городам, тем меньше их останется у полюсов. В душе генерал еще надеялся, что точный план операции маорцам неизвестен. Нападение перехватчиков всего лишь досадное стечение обстоятельств.
   Сопротивление наземной системы обороны было полностью подавлено. Тяжелые крейсера безжалостно расстреливали единичные цели. Приказа на уничтожение техники пока не поступало. Оун внимательно следил за перемещением десантных групп. До полюсов им осталось каких-то пятьдесят километров. Один рывок…
   – Господин полковник, – обратился к командующему темноволосый лейтенант. – Может, я ошибаюсь, но маорцы ведут себя как-то странно, подозрительно…
   – В чем дело? – спросил Оун, подходя к оператору.
   – Взгляните сами… – вымолвил офицер, кивая на голографическую карту планеты. – С нескольких аэродромов практически одновременно взлетели тяжелые транспортные самолеты. Они движутся без прикрытия, соблюдая полное радиомолчание.
   – А, что в воздухе Маоры нет больше других машин? – уточнил Гарнет.
   – Есть, – спокойно отреагировал лейтенант, указывая на многочисленные разноцветные огоньки. – Для переброски войск враг использует даже пассажирские лайнеры. Но все они держатся подальше от океана. Наши флайеры сильно напугали противника.
   – Не вижу никакой проблемы, – недоуменно проговорил командир «Мастера»…
   – Эти транспорты не соблюдают общего правила, – пояснил оператор. – Самолеты стартовали с разных материков и островов, однако цель у них одна, точнее две…
   – Какие? – молниеносно произнес Оун.
   – Полюса планеты, – ответил офицер. – Скорость предельная. Определить точное количество машин сложно, они продолжают взлетать. Общее число перевалило уже за семьдесят.
   – Вот сволочи! – выругался полковник. – Хотят доставить подкрепление защитникам реакторных установок. Какова вместимость подобных транспортных самолетов?
   – Трудно сказать, – пожал плечами Гарнет. – Человек пятьсот, не меньше…
   – То есть в каждом – батальон с полным вооружением, – констатировал командующий. – Десантные группировки обречены. Надо немедленно возвращать боты.
   – Нет! – тотчас вмешался Аргус. – Нельзя упускать инициативу. Направьте на перехват все флайеры. Попытайтесь вывести из боя крейсера и эсминцы.
   – Это не так просто, – задумчиво покачал головой Оун. – В пределах атмосферы звездные корабли быстро двигаться не могут. Потребуется время.
   – Первая волна самолетов достигнет цели примерно через сорок минут, – осторожно вставил лейтенант.
   – Теперь вся надежда на решительность и быстроту солдат, – тяжело вздохнул полковник. – Если они не сумеют взять под контроль главные здания, армия Маоры раздавит их. К сожалению, блестящий план захвата планеты на грани провала.
   Байлот не стал спорить с командующим. Он и сам прекрасно осознавал, что наступает кульминационный момент войны. Предатель сделал свое «черное» дело. Противник умело использовал ценную информацию. Большая группа транспортов была бы сразу замечена наблюдателями и уничтожена. Маорцы поступили очень грамотно. Отдельно летящий самолет долго не привлечет внимания. А это значительный выигрыш во времени. Сбить все транспорты, двигающиеся с разных направлений просто нереально. Кто-нибудь, но высадится на полюсе.
   Уцелевшие флайеры устремились к самолетам врага. Часть они обязательно уничтожат, однако ситуация уже вышла из-под контроля. Теперь судьба человечества зависит от горстки десантников, летящих над бескрайней ледяной пустыней. Победа или смерть. Других вариантов не осталось.

Глава 2
БИТВА ЗА МАОРУ

   Машины двигались на предельно низкой высоте. Бортовые компьютеры едва успевали считывать рельеф местности. Высоких торосов становилось все больше и больше. Многие явно искусственного происхождения. Враг создал вокруг реакторных установок великолепную линию обороны. В совокупности с космическими базами она способна отразить атаку группы тяжелых крейсеров. Наземные системы могут вести огонь по любым целям в радиусе двадцати километров. Сейчас стволы скорострельных пушек направлены в сторону приближающихся ботов. Короткая команда и лазерные лучи прочертили воздушное пространство.
   – Входим в зону высадки! – громко выкрикнул пилот.
   – Отлично, – проговорил Карс и повернулся к подчиненным.
   Окинув взглядом мутантов, властелин пустыни с усмешкой сказал:
   – Я надеюсь, парни, вы сумеете показать маорцам, чего стоит третий батальон. Зарядов не жалеть, пленных не брать. Объявляю трехминутную готовность.
   Солдаты молча поправили бронежилеты, опустили забрала шлемов, проверили оружие. Страха десантники не испытывали. Единственное, что они хорошо умели делать – это воевать. Физической силой и выносливостью природа их не обделила.
   Выстроившись в линию, флайеры атаковали заслон противника. Такого отчаянного сопротивления тасконцы и аланцы еще не встречали. Летательные аппараты нарвались на сплошную стену огня. Плотность стрельбы была ужасающей. Точное попадание и одна машина взорвалась в воздухе. Второй флайер кувыркнулся и врезался в поверхность. Группа поддержки таяла на глазах. В кабине бота то и дело раздавалась отчаянная ругань пилотов.
   Летящая впереди машина задымила. В другой ситуации офицер попытался бы вывести флайер из боя и посадить где-то в стороне, но сейчас, отборно бранясь, парень направил подбитый аппарат в гущу врагов. Мощный взрыв разметал орудийный расчет. Пламя пожара лизнуло ракетную установку. Несколько маорцев сгорели заживо. Ударная волна качнула десантные боты. Капитан едва удержал штурвал. Почти тут же лазерный луч пробил боковую обшивку. Два солдата безжизненно рухнули на металлический пол.
   Пехотинцы бесстрастно смотрели на огромные дыры в броне и обугленные трупы. Попадание в двигатель грозило бы куда большими неприятностями. Делая немыслимые виражи, флайеры старались подавить огневые точки врага. К сожалению, силы оказались неравны. Несмотря на значительные потери, наземные системы противника продолжали стрелять по ботам. Машины одна за другой с грохотом падали на ледяные глыбы.
   Некоторым везло. Прочные летальные аппараты, поднимая в воздух тучи снега, сминая борта, врезались в торосы и останавливались. Однако большинство ботов либо разламывалось пополам, либо загоралось. Охваченных огнем уцелевших мутантов безжалостно расстреливали маорцы. Бело-голубая поверхность покрылась мертвыми телами десантников. Над ледяной пустыней потянулся тошнотворно-сладковатый запах тлеющей плоти.
   Карс склонился к пилоту и спросил:
   – Сколько еще до реакторных установок?
   – Около десяти километров, одна минута… – ответил капитан.
   – Не дотянем, – недовольно качая головой, произнес властелин, глядя в боковой иллюминатор.
   От группы из двадцати пяти ботов осталось всего восемь машин. Их пытались прикрыть три флайера. Ничтожное количество. Линия обороны противника оказалась слишком насыщенной. А главное, враг был готов к отражению атаки. Вот вспыхнул еще один бот. Пламя быстро охватило летательный аппарат. Из открытого люка выпрыгивали десантники. Высота небольшая, но скорость слишком высока. Шансов на спасение у людей почти нет. Карс посмотрел на часы. Как же медленно движется секундная стрелка. Время словно остановилось
   Машину сильно тряхнуло. Пилот выругался и попытался вывести бот из-под огня. Лазерные лучи мелькали все ближе и ближе. Наконец, впереди показалось гигантское сооружение. Оно поднималось над поверхностью метров на двести. Признаться честно, мутант был потрясен увиденным. Массивные бетонные стены, десятки больших труб, огромные металлические раструбы, торчащие в разные стороны. Выдержать подобную нагрузку мог только многокилометровый слой льда. Об истинных размерах реакторной установки приходилось только догадываться.
   Рядом расположились жилые и вспомогательные здания. Все строения здесь хорошо укреплены и превращены в доты. После короткого затишья скорострельные орудия открыли яростный огонь по захватчикам. Флайеры не успели даже увернуться. Две машины взорвались в воздухе, а последняя рухнула на снег. Навстречу ботам устремился рой зенитных ракет. Еще немного и отряд окончательно перестанет существовать.
   – Вниз! – громко скомандовал властелин пустыни. – Экстренная высадка!
   До цели было около километра, но выбора уже не осталось. Капитан отреагировал на приказ мгновенно. Машина резко нырнула к ледяной поверхности. Сбросить скорость так быстро не удалось. От сильного удара Карс едва удержался на ногах. С диким скрежетом бот довольно долго скользил по снегу. Как пилот не старался, машину развернуло боком к врагу. Для корректировки прицела наводчикам много времени не потребуется.
   – Всем на выход! – грозно прорычал командир батальона. – Через несколько секунд мы превратимся в жареных конов. Аянатот свет не спешу.
   Задний люк распахнулся, и десантники бросились наружу. Слева и справа высаживались солдаты из других ботов. Пехотинцы, как положено, тут же рассыпались в цепь, стараясь убежать от машин подальше. Десятки лазерных лучей проносились над головами. Противник не сумел вовремя опустить стволы орудий.
   Властелин выпрыгнул из летального аппарата и осмотрелся по сторонам. Чуть сзади догорали сбитые флайеры и боты. Черный дым стелился над поверхностью. Линию обороны маорцев преодолели лишь шесть машин, четверть группировки. Задача по захвату реакторных установок значительно усложнялась.
   Карс открыл рот, чтобы отдать необходимые распоряжения, но захлебнулся холодным морозным воздухом. Ни он, ни его подчиненные не привыкли к низким температурам. Таскона – жаркая страна, и снег там большая редкость. Опустив забрало шлема, мутант с трудом произнес:
   – Взводам и ротам занять оборону! Приготовиться к отражению контратаки. Командирам произвести перекличку и доложить о наличие личного состава.
   К счастью, переговорное устройство работало безотказно. В наушниках отчетливо слышались реплики офицеров и сержантов. Общая картина постепенно прорисовывалась. В распоряжении Карса было около трехсот бойцов. Вторая рота, состоящая из асканийских мутантов-добровольцев, погибла в полном составе.
   Между тем, маорцы ударили по ботам. Промахнуться в неподвижную мишень довольно сложно. В считанные секунды машины перестали существовать. Лазерные лучи скорострельных пушек до неузнаваемости изуродовали летальные аппараты. Лежа в снегу, пилот бота рыдал от злости и бессилия.
   Попасть в человека с такого расстояния гораздо сложнее. Однако противник зарядов не жалел. Разбивая торосы, оставляя глубокие полосы и дыры, лазеры буквально перепахивали ледяную поверхность. Пространство перед установкой великолепно простреливалось, здесь негде спрятаться от смертоносных лучей. Мощная волна огня накрыла батальон. Обожженных десантников отрывало ото льда и отбрасывало далеко назад. Люди не успевали даже вскрикнуть.
   – Надо уходить отсюда! – вымолвил трехглазый лейтенант, обращаясь к властелину. – Мы находимся в зоне поражения. Необходимо сократить расстояние.
   Карс молчаливо кивнул головой. Он и сам понимал, что долго оставаться на одном месте равносильно самоубийству. Но смогут ли солдаты преодолеть лазерный шквал? Пересилить страх, встать и совершить рывок под ураганным огнем врага не так-то просто.
   – За мной, короткими перебежками, вперед! – воскликнул мутант и вскочил на ноги.
   Так быстро властелин еще никогда в своей жизни не бегал. Карс часто менял направление движения, падал, отползал, снова поднимался и бежал, бежал, бежал… Наконец, силы покинули мутанта и он рухнул на снег. Дыхание долго не восстанавливалось. Холодный воздух обжигал гортань. Капли пота почти мгновенно превращались в льдинки, забрало покрылось инеем.
   Сняв шлем, властелин обернулся и посмотрел назад. Ослушаться его приказа солдаты не посмели. Батальон упорно двигался к реакторной установке. Маорцы отчаянно пытались их остановить. Прошивая десантников насквозь, лазерные лучи усеивали ледяную пустыню телами убитых. Мощность орудий столь велика, что раненных практически не было. До первых зданий осталось каких-то пятьсот метров. Всего один рывок…
   Южная группировка сумела продвинуться несколько дальше, чем северная. Уцелевшим флайерам удалось уничтожить часть расчетов. Скорострельные пушки прекратили огонь. Пилоты мгновенно сориентировались и направили машины в образовавшуюся в обороне брешь. Девять ботов приземлились в непосредственной близости от первых зданий. По бронированным бортам ударила пулеметная дробь. Операция входила в решающую фазу.
   Стюарт отдал приказ на десантирование. Солдат встретил сильный порывистый ветер. От холода не спасала ни теплая одежда, ни перчатки, ни закрытый наглухо шлем. Из каждого окна по захватчикам стреляли маорцы. Несколько человек рухнули в снег сразу у десантного люка. Остальные пытались укрыться за каменными стенами строений. Лежа в снегу, пехотинцы вели по врагу ответный огонь.
   Не долго думая, Пол повел солдат в атаку. Необходимо любой ценой захватить плацдарм. Зарядов и патронов противники не жалели. В двери и окна полетели гранаты. Мощные взрывы разметали защитников реакторной установки. Обнажив клинки, земляне, устремились внутрь домов. Завязалась отчаянная рукопашная схватка. В подобном бою бывшие наемники чувствовали себя, как рыба в воде. Сопротивление колонистов было сломлено в считанные секунды. На полу лежали лишь изрубленные окровавленные трупы.
   Пытаясь развить успех, десантники устремились к главному строению. Их встретил шквальный огонь из всех видов оружия. Враг успел перебросить к месту прорыва значительное подкрепление. Из-за домов показались бронетранспортеры. Глухо застучали крупнокалиберные пулеметы. Пехотинцы ответили дружным залпом из гранатометов. Три машины вспыхнули и задымили. Впрочем, и штурмовики понесли серьезные потери. Поддерживая раненых, десантники медленно отступали.
   – Назад! – громко скомандовал шотландец. – Занять оборону в зданиях.
   Это решение вытекало из сложившейся ситуации. Для атаки явно не хватало сил. Пехотинцы расположились в шести двухэтажных домах на окраине жилого городка. На крыше одного разведчики обнаружили спаренное лазерное орудие. Возле него лежала уничтоженная обслуга.
   Оттащив трупы, десантники развернули пушку в сторону врага. В небе уже не было ни одного флайера. Либо маорцы сбили их, либо пилоты покинули опасную зону. Свою задачу они выполнили.
   Стюарт провел короткую перекличку. В его распоряжении осталось чуть более трехсот солдат. Многие ранены, и самостоятельно передвигаться не в состоянии. Найдя в комнате приличный стол, Пол разложил на нем план реакторной установки. Массивная бетонная стена – это лишь внешний кожух. Разрушить его практически невозможно. Если конечно, тяжелый крейсер не упадет сверху.
   Но подобный вариант не предусматривался. Союзу планет нужна дееспособная, а не умирающая от удушья Маора.
   Главное в замысле Храброва – шантаж. Чтобы выполнить поставленную задачу, необходимо проникнуть внутрь строения. Входов – четыре и все они хорошо охраняются. Ближайший находится примерно в четырехстах метрах от здания, где расположился шотландец. Рядом со Стюартом стояли уцелевшие офицеры. Десантники задумчиво смотрели на план, молчаливо ожидая приказа.
   – Штурм начнем через пятнадцать минут, – вымолвил Пол. – Попытаемся прорваться через центральные ворота. Затем, батальон разделится. Первая рота двинется по правой лестнице, вторая – по левой. Выход к реактору на четвертом ярусе. Закладываем взрывчатку, устанавливаем электронные детонаторы и диктуем маорцам свои условия. Все просто…
   – А стоит ли распылять силы? – спросил светловолосый лейтенант-тасконец. – Потери слишком велики. Мне кажется, что надо двигаться по одной лестнице. Так больше шансов на успех.
   – Ты абсолютно прав, Костен, – кивнул головой шотландец. – Но и риск поражения сразу возрастает. Я хочу попытать удачу на двух направлениях. А сейчас готовьтесь к бою. Врагу торопиться некуда. Время на его стороне.
   – Господин капитан, – доложил сержант-аланец. – Противник отключил здание от системы энергоснабжения. Отопители прекратили работу. Скоро в помещениях будет такая же температура, как и на улице. А там не менее сорока градусов ниже нуля.
   – Маорцы не оставили нам выбора, – грустно улыбнулся Стюарт.
   Спустя четверть часа десантники двинулись в атаку. Солдаты старались держаться поближе к стенам домов. Их встретил плотный огонь колонистов. С крыш зданий по захватчикам били скорострельные орудия. Впрочем, строения значительно ограничивали угол обстрела. Снег окрасился кровью убитых и раненых.
   Ветер и металлический шлем гасили стоны умирающих людей. На упавших никто не обращал внимания. Не считаясь с потерями, пехотинцы шли вперед. Возле последних домов десантники нарвались на мощный заслон. Группу солдат пулеметчики бронетранспортеров буквально изрешетили. Перекрестный огонь из окон заставил штурмовиков укрыться в захваченных строениях. Пришлось защищать ближайшие здания.
   Безжалостно убивая маорцев, Пол поднялся на третий этаж. Следом за ним бежали пехотинцы. Один из них высунул голову в разбитое окно. Длинная очередь раскрошила шлем бедняги. Лицо убитого превратилось в кровавое месиво. Смачно выругавшись, шотландец раздраженно приказал:
   – Уничтожьте машины! Они мне надоели.
   Вниз полетели гранаты. Раздалось несколько мощных взрывов. В комнате запахло гарью. Десантники осторожно выглянули наружу. Два бронетранспортера горели, еще два медленно отходили к соседним домам. Из объятых пламенем машин выпрыгивали колонисты. Катаясь по снегу, солдаты пытались сбить огонь. Но шансов спастись у маорцев не было. Пехотинцы без сострадания расстреляли врагов.
   – Сержант, немедленно на крышу! – скомандовал Стюарт десантнику. – Уничтожьте обслугу спарки и прикройте нас огнем. Не давайте противнику высунуться.
   – Будет сделано, – произнес штурмовик, бросаясь вверх по лестнице.
   В наушниках отчетливо слышались возгласы разгоряченных боем солдат. Схватка за орудие надолго не затянулась. Пехотинцы перебили маорцев и развернули стволы пушек в сторону врага. После небольшой передышки и перегруппировки батальон продолжил наступление. Противник попытался перейти в контратаку, но наткнулся на плотный огонь спарок. Тотчас вспыхнул еще один бронетранспортер.
   Теряя людей, колонисты были вынуждены отступить. Между лазерными орудиями началась жестокая перестрелка.
   Тем временем, передовой взвод достиг огромных металлических ворот. Как и следовало ожидать, они оказались закрыты. Но разве такая мелочь могла остановить десантников?
   Установив несколько мин, солдаты поспешно залегли. Мощный взрыв всколыхнул ледяную поверхность. В воротах образовалась гигантская дыра. С яростным воплем пехотинцы рванулись в образовавшуюся брешь. Их встретил шквал пуль и лазерных лучей. Десантники беззвучно падали в снег, но место погибших тут же занимали другие штурмовики.
   Неся большие потери, батальон все же прорвался внутрь строения. Завязалась рукопашная схватка. Маорцы дрались с отчаянностью обреченных. Бетонный пол покрылся телами убитых и раненых. В этой части реакторной установки размещались складские помещения. Всюду были стеллажи, стопки ящиков и коробок, застывшие в углах электропогрузчики. Каждое препятствие защитники использовали в качестве укрытия. Сделав несколько прицельных выстрелов, колонисты отступали вглубь здания.
   Преследовать их пехотинцы не собирались. Командиры рот повели солдат к лестницам. Любой ценой надо добраться до четвертого яруса. Каменные ступеньки обильно окрасились кровью. Противник постоянно пытался отбросить десантников с захваченного плацдарма. В смелости маорцам не откажешь.
   – Господин капитан! – неожиданно раздался в шлеме Пола взволнованный возглас. – Это сержант Эдвил. У нас серьезные проблемы. Мы не сумеем удержаться.
   – Что случилось? – раздраженно спросил шотландец.
   – Думаю, вам лучше взглянуть самому, – проговорил пехотинец.
   Не теряя времени, Стюарт побежал к выходу из строения. То и дело слышались стоны раненных. Солдаты резерва оказывали помощь товарищам. Пол уверенно шагнул в пролом. В снегу лежали десятки уже окоченевших трупов. Холод не знает жалости и сострадания. Он добивает людей лучше любого лазерного карабина.
   Осмотревшись по сторонам, шотландец не увидел ничего странного. Сопротивление врага в ближайших домах полностью подавлено. Гневно выругавшись, Стюарт поднял голову, чтобы взглянуть на спарку. Именно там находился Эдвил. Но почему орудие стреляет вверх? Только сейчас Пол заметил в небе парашютные купола. Бог мой, как же их много! Сотни, тысячи… Проклятье! Минут через пять здесь будет целая армия маорцев.
   Капитан невольно посмотрел на своих солдат. Из всей группировки уцелело от силы полторы сотни бойцов. Становилось очевидно, что выполнить поставленную задачу не удастся. Штурмовые роты безнадежно завязли на лестницах. Здание реакторной установки превратилось в огромную западню. Еще немного и кольцо окружения замкнется. Шансов на успех больше нет. Тяжело вздохнув, шотландец громко скомандовал:
   – Общий отход! Отступаем немедленно, постарайтесь забрать раненных и оружие.
   – Господин капитан, – послышался голос Костена, – мы достигли второго этажа…
   – Приказы не обсуждаются, – довольно резко отреагировал Стюарт.
   – Слушаюсь, – разочарованно вымолвил лейтенант.
   Преследовать пехотинцев изрядно поредевший гарнизон станции был не в состоянии. Обескровленный потерями батальон быстро покинул гигантское строение. Парашютисты находились уже совсем близко. Сильный порывистый ветер относил их в сторону, но принципиально это ситуацию не меняло. Не жалея зарядов, маорцы стреляли по захватчикам. В свою очередь трофейные спарки вели интенсивный огонь по спускающимся врагам. Лазеры сжигали купола и стропы. С диким воплем человек летел вниз и разбивался о ледяную поверхность.
   – Занять оборону в домах! – произнес Пол. – Надеяться на помощь бессмысленно. Это наш последний бой. Надеюсь, трусов у меня в батальоне нет. Встретим смерть достойно, как подобает мужчине и воину. Мы до конца выполнили свой долг.
   Десантники неторопливо занимали места у окон, дверей и на крыше.
   Кто-то проверял оружие и боеприпасы, кто-то тихо молился, кто-то грустно смотрел на голографичес-кую карточку жены и детей.
   Как же хочется обнять, поцеловать их на прощание. Сколько добрых, хороших, ласковых слов не сказано. Только в такие минуты осознаешь допущенные ошибки. То, что раньше казалось незначительным, будничным, рутинным на самом деле и было по-настоящему важным.
   Град пуль ударил по стенам, лазерные лучи, шипя и обжигая, пролетали в непосредственной близости от головы. Короткая передышка закончилась.
   Гравитационный катер летел на предельной скорости. Внизу мелькала сине-зеленая гладь океана. Перехватчики маорцев то и дело пытались зайти в хвост машины для атаки. До поры, до времени пилоту удавалось удачно маневрировать. Неожиданно в рубке управления раздался тревожный сигнал. Олесь взволнованно посмотрел на Вингла.
   – Истребители произвели запуск ракет, – пояснил капитан, включая силовую защиту.
   Три мощный взрыва сильно тряхнули катер, впрочем, не причинив ему ни малейшего вреда. На всякий случай пилот совершил крутой вираж и повел машину над водой. Спускаться так низко перехватчики боялись. Русич взглянул на циферблат часов. С того времени, как он включил аппарат экстренной связи, прошло сорок минут. А это значит, что война между Союзом и Маорой уже началась.
   Где-то в космосе идет жаркая схватка между базами колонии и звездной эскадрой. Храбров знал план операции с точностью до секунды. По его расчетам отставание катера от десантных ботов будет составлять примерно полчаса. Если, конечно, группировка прорвет оборонительную линию противника. Вайлейн наверняка предпринял необходимые меры. Генерал очень опытен и умен и хорошо подготовил страну к вторжению извне.
   – Самолеты справа! – истерично закричал один из пехотинцев.
   – Вижу, – спокойно проговорил Вингл. – Мерзавцам все же удалось достать нас. Придется охладить их пыл. Познакомьтесь, гады, с моей малюткой…
   Скорострельная пушка ударила по истребителям почти в упор. Первый перехватчик задымил, отошел в сторону, свалился на крыло и рухнул в бездну океана. Летчик не успел даже катапультироваться. Второй самолет дал ответный залп. Катер вздрогнул и накренился на левый бок. Пилоту с огромным трудом удалось удержать машину от падения. А, между тем, приближалась вторая пара истребителей.
   – Ну, сволочи, сейчас вы заплатите за все, – зло прорычал капитан.
   Подобного решения от Вингла землянин не ожидал. Продолжая лететь вперед, катер резко развернулся на сто восемьдесят градусов. Идеальная тарелкообразная форма машины позволяла ей совершать немыслимые виражи. Маневр катера застал перехватчиков врасплох. Они рассчитывали на относительно легкую победу. Две лазерные пушки заработали одновременно. Ведущий истребитель не сумел увернуться. Самолет развалился на куски. Ведомый поспешно ушел вертикально вверх.
   – Так-то лучше, – довольно вымолвил капитан, включая силовую защиту.
   Перехватчики по-прежнему преследовали беглецов, но теперь действовали гораздо осторожнее. С виду беззащитный летательный аппарат оказался грозной боевой машиной. Олесь сел в свободное кресло и пристегнулся ремнями безопасности. При подобном маневрировании немудрено и шею сломать. Атаковать повторно истребители не спешили. В конце концов, катер никуда от них не денется. Четверть часа прошли относительно спокойно.
   – Вот это да! – удивленно воскликнул пилот, указывая на экран радара. – Впереди настоящее воздушное побоище. Количество целей невозможно даже сосчитать. Будем отходить?
   – Нет, – русич отрицательно покачал головой. – Флайеры помогут нам избавиться от самолетов.
   – Мысль интересная, но рискованная, – заметил Вингл, немного меняя курс.
   В небе над Маорой царила сумасшедшая «карусель». Летательные машины безжалостно расстреливали друг друга из лазерных орудий. Поднимая горы брызг, истребители на огромной скорости врезались в воды холодного океана. На поверхности плавали уцелевшие летчики. Бой был в самом разгаре. Разобраться в этой отчаянной схватке никак не удавалось. Из эфира слышалась только отборная брань. Охваченный пламенем флайер совершил последний вираж и протаранил самолет врага. Обломки машин посыпались вниз. Мимо катера пронесся дымящийся перехватчик.
   Храбров невольно пожалел о принятом решении. Уворачиваться от лазерных лучей становилось все тяжелее и тяжелее. Силовая защита начала давать сбои. В очередной раз катер сильно тряхнуло. Освещение в кабине погасло, на пульте отказала часть приборов. Машина сразу нырнула к воде. Только на малой высоте есть шанс уйти от истребителей. Через несколько секунд катер вышел из-под обстрела. Пилот сразу бросил взгляд на экран.
   – Ваш замысел осуществился, господин майор, – заметил Вингл. – Самолетов на хвосте нет.
   – Великолепно, – произнес землянин. – Теперь попытаемся догнать десантные боты.
   Спорить капитан не стал, хотя в его глазах легко читалось непонимание. Воздушное пространство над ними открыто. Пара минут, и машина окажется в космосе. Там катеру уже ничего не будет угрожать. В этом секторе нет оборонительных станций маорцев.
   Олесь обернулся к Брикс. После укола стимулятора девушка чувствовала себя гораздо лучше. Лишь окровавленная повязка на боку указывала на полученное ею тяжелое ранение.
   Без сомнения, приказ русича авантюрен. Он подвергает опасности весь экипаж машины. Ведь толку от катера при захвате реакторных установок немного. Но поступить иначе Храбров не мог. Десантная операция – это его детище. Быть рядом и не участвовать в сражении – позор для настоящего офицера. Там, на полюсе, дерутся друзья землянина. В эти минуты решается судьба человечества. Собственная жизнь не имеет никакого значения. Руки от нервного возбуждения слегка дрожали. Подобное состояние Олесь испытывал только перед смертельной схваткой на ристалище Морсвила.
   Изумрудно-зеленая гладь океана сменилась белизной ледяной пустыни. Бескрайнее заснеженное пространство, уходящее далеко за горизонт. Тасконцы и аланцы были не в состоянии скрыть своего восхищения. Ничего подобного на их родных планетах не увидишь. Ледяные шапки Алана не идут ни в какое сравнение с маорскими. Тысячи километров глыб и торосов.
   Вскоре катер достиг первой линии обороны колонистов.
   Уцелевшие после боя орудия открыли интенсивный огонь. Отчаянно маневрируя, пилот повел машину к месту прорыва. Определить его труда не составляло. К небу поднимались клубы черного дыма. В глубоких ямах, образовавшихся при ударе, догорали сбитые боты и флайеры. Рядом лежали изуродованные обожженные трупы десантников. Чуть дальше валялись искореженные спарки и ракетные установки. Защитники тоже понесли значительные потери. Санитары неторопливо подбирали тела убитых соотечественников.
   Катер на огромной скорости пронесся над головами маорцев. Они даже не поняли, что произошло. Вингл повернулся к русичу и сказал:
   – Господин майор, группировка произвела экстренную высадку. Мне удалось настроиться на их волну. Судя по отдельным репликам, штурмовики угодили в западню…
   – Включите внутреннюю связь! – приказал Храбров.
   Кабина наполнилась громкими, отрывистыми звуками. Кто-то кричал, кто-то отдавал команды, кто-то взывал о помощи. Разобраться в подобном многоголосье не было никакой возможности. То и дело чей-то вопль захлебывался и обрывался. Пару раз землянину показалось, что он слышит хрипловатый бас Карса.
   – Еще не поздно уйти в космос, – осторожно заметил пилот.
   – Капитан, мы на войне, – жестко произнес Олесь. – Здесь нет гражданских лиц…
   – Я понял, – усмехнулся Вингл. – Советую всем хорошо пристегнуться.
   Машина летела к полюсу на предельной скорости. Судя по перехвату, ситуация возле реакторной установки складывалась не лучшим образом. Вайлейн успел предупредить подчиненных об опасности. Расчет на внезапность не оправдался. План по захвату планеты оказался под угрозой срыва. Теперь русич уже точно не имел права повернуть. Победа или смерть – другого не дано.
   Храбров немного отвлекся и не обратил внимания на густую пелену дыма, в которую входил катер.
   – Бог мой! – взволнованно воскликнул пилот. – Здесь настоящая бойня…
   Землянин невольно приподнялся в кресле. Увиденное действительно шокировало. Кошмарное зрелище! Ледяная поверхность представляла собой огромное кладбище. Разбитые флайеры, превращенные в металлолом боты, сотни лежащих в снегу трупов. Складывалось впечатление, что северная группировка уничтожена полностью. Однако голоса в эфире опровергали данное предположение. Тем не менее, потери ужасали. Сколько солдат уцелело, оставалось только догадываться.
   Машина вздрогнула и резко пошла вниз. Сразу несколько скорострельных орудий били по летальному аппарату. Капитан пытался вывести машину из-под удара, но все усилия были тщетны. Маорцы отлично знали свое дело. Выдержать подобный натиск силовая защита не могла. В рубке управления вновь замигал свет.
   – Кажется, все… – обреченно проговорил Вингл. – Мы падаем…
   Лазерный луч прочертил пространство и угодил точно в катер. В передней части машины появилась огромная пробоина. В образовавшуюся дыру хлынул поток холодного воздуха, запахло горящим пластиком. Летательный аппарат завертелся и устремился к ледяным торосам. Брикс испуганно завизжала. Сжав зубы, Олесь судорожно вцепился в подлокотники кресла. От мощного удара русич на мгновение потерял сознание.
   Надо отдать должное разработчикам катера, они предусмотрели столь экстремальную посадку. Прочные изогнутые броневые листы спасли экипаж. Быстро вращаясь, машина катилась по идеально ровной поверхности. Проехав метров четыреста, летательный аппарат уткнулся в огромную глыбу. В кабине воцарилась томительная, пугающая тишина. На пульте мигало несколько разноцветных огоньков. Внутри горело тусклое дежурное освещение.
   – Все живы? – спросил Храбров, отстегивая ремни безопасности и вставая.
   – Мы в норме, – откликнулся один из десантников.
   Слегка покачиваясь, землянин направился к пилоту. Он почему-то не шевелился. Олесь склонился к капитану. На него смотрели остекленевшие серые глаза. Грудь Вингла была в крови. Видимо пилот погиб от осколков, когда лазерный луч пробил обшивку. Печальное стечение обстоятельств. Тяжело вздохнув, русич опустил покойника на пол.
   – Что с ним? – с дрожью в голосе поинтересовалась лейтенант.
   – Мертв, – лаконично вымолвил Храбров, вытаскивая из-под кресла капитана теплую куртку.
   – Как мы отсюда выберемся? – спросила девушка.
   – Должен быть запасной выход.
   Поиски надолго не затянулись. Примерное устройство гравитационных катеров Олесь знал. Обучение в разведывательной школе Тасконы не прошло даром. Легкое нажатие на кнопку и в задней части машины открылся небольшой люк. В кабине сразу стало светлее. Неожиданно летательный аппарат содрогнулся. Внутрь посыпался снег и мельчайшие осколки льда.
   – Вот сволочи! – выругался русич. – Пытаются уничтожить катер. Надо побыстрее уходить отсюда.
   Храбров первым покинул машину. Следом за ним шла Брикс. Десантники немного задержались. Спрыгнув вниз, землянин помог девушке спуститься.
   – Господи, как же здесь холодно, – невольно вырвалось у лейтенанта.
   – Это верно, – кивнул головой Олесь, – градусов пятьдесят, не меньше.
   Мороз пронизывал до костей. Руки и ноги мгновенно окоченели, губы и нос посинели. Протянув Брикс куртку погибшего пилота, русич проговорил:
   – Одевай, с твоей раной необходимо быть в тепле.
   – Я не могу, – вымолвила девушка. – Вы же в одном кителе…
   – Одевай! – жестко произнес Храбров. – Яне прошу, а приказываю. Мне доводилось…
   Два мощных лазерных луча ударили в ледяную глыбу. Офицеры дружно упали в снег. Часть тороса откололась и рухнула на катер. К счастью, никто из людей не пострадал. Подоспевшие пехотинцы помогли лейтенанту подняться. Пряча руки в карманы, землянин осмотрелся по сторонам. Метрах в трехстах лежал подбитый флайер. Чуть дальше горел десантный бот.
   До огромного бетонного сооружения было километра полтора. Реакторная установка поражала своими размерами, хотя Олесь и видел ее в голографическом фильме трехвековой давности. В реальности она казалась еще больше. Возле городка шел интенсивный бой. Лучи лазерных карабинов мелькали без перерыва. Эхо доносило отголоски взрывов и пулеметных очередей.
   – За мной! – скомандовал русич и побежал к флайеру.
   Только активное движение могло сейчас спасти Храброва. При такой температуре без соответствующей экипировки человек не протянет и часа. Лицо буквально горело, ресницы покрылись инеем, изо рта вырывались клубы пара, кожа потеряла чувствительность. Слой снега оказался неглубоким, и землянин достиг укрытия довольно быстро.
   Помогая Брикс, сзади шли пехотинцы. Их снаряжение тоже не спасало от мороза.
   Между тем, маорцы вновь ударили по катеру. На этот раз наводчики не промахнулись. В разные стороны полетели куски обшивки. Еще один залп и машина загорелась.
   Олесь взобрался на крыло флайера и посмотрел в кабину.
   Пилот сидел, уткнувшись лицом в штурвал. На корпусе отчетливо виднелись многочисленные пробоины. Удивительно, как машина не взорвалась.
   С огромным трудом русичу удалось открыть кабину. Сняв с головы парня шлем, Храбров проверил пульс на сонной артерии. Офицер был жив. Подхватив беднягу подмышки, землянин выволок пилота наружу. Раненный едва слышно застонал. Олесь чувствовал, как от холода немеют пальцы. Десантники приняли офицера из рук русича и положили на лед. Один из солдат сделал парню укол стимулятора.
   – Куда теперь? – тяжело дыша, спросила девушка.
   На лейтенанта было страшно смотреть. Трясущиеся губы, побелевшие щеки, иней на бровях и ресницах, на волосах снег. Храбров махнул рукой вперед.
   – К боту, – прохрипел землянин. – Может, и там остались живые…
   Надежды Олеся не оправдались. Возле разбитой машины лежали только трупы. От удара летательный аппарат разломился. Повсюду валялись мертвые тела мутантов. Огонь безжалостно пожирал останки бота и людей. В воздухе витал запах горелой плоти. Из открывшегося люка торчали обгоревшие ноги. Брикс закрыла нос и рот рукой и отвернулась в сторону. Раненого пилота мужчины несли по очереди. А это непросто, особенно, когда противник ведет интенсивный огонь и, время от времени, приходится падать на лед.
   – Положите его поближе к машине, – скомандовал русич.
   Храбров неторопливо подошел к погибшему пехотинцу. Встав на колени, землянин бесцеремонно снял с трупа шлем, бронежилет и теплую одежду. Олесь сразу включил переговорное устройство. Из наушников слышались короткие редкие команды. Значит, батальон активных действий не ведет. Почему? Ответа на поставленный вопрос русич не знал.
   Десантники ждали Храброва возле бота. Протягивая руки к огню, солдаты пытались согреться.
   – Мы оставим лейтенанта и пилота здесь, – проговорил землянин. – Чтобы они не замерзли, разденьте убитых мутантов. Даю вам ровно пять минут.
   – Господин майор, мародерство на поле боя карается смертью, – заметила девушка.
   – Это не мародерство, а способ выживания, – возразил Олесь. – Обойдемся без банальных предрассудков. Мертвым уже все равно. Я не хочу, чтобы спасатели нашли здесь два окоченевших трупа.
   Спорить Брикс не посмела. Вскоре маленький отряд покинул укрытие у горящего бота. В какой-то момент русич обернулся и посмотрел на раненных. Завернувшись в окровавленные вещи, лейтенант сидела возле так и не пришедшего в себя аланца. Ее положению не позавидуешь. Она осталась совершенно одна посреди ледяной пустыни в окружении безжалостных врагов. Если операция не увенчается успехом, девушку либо убьют, либо возьмут в плен. Да и не факт, что Брикс сумеет продержаться на морозе несколько часов.
   Храбров тихо выругался и побежал к реакторной установке. Солдаты не отставали от землянина ни на шаг. Прицельно по группе никто не стрелял, но лазерные лучи мелькали совсем рядом. Десантники приближались к месту высадки. Теперь Олесь точно знал, где произошел срыв плана. Примерно в километре от цели в снегу лежали разбитые остовы ботов.
   Даже сейчас скорострельные орудия продолжали уничтожать технику захватчиков. При каждом точном попадании в разные стороны летели обломки машин. Пространство вокруг ботов было усеяно мертвыми телами пехотинцев. Никто из солдат уже не стонал и не просил о помощи. Холод добил всех раненных. При такой температуре трупы быстро окоченели и превратились в ледяные глыбы.
   Далекий тусклый Сириус находился на линии горизонта. Расстояние превратило мощное гигантское светило в крошечный белый шар. Согреть Маору он уже не мог. Полярные шапки планеты занимали почти половину поверхности планеты. Удивительно, как тасконцам пришла в голову мысль колонизировать этот безжизненный мир.
   Русич невольно представил, как первые экспедиции высаживались на полюса и вахтовым методом строили реакторные установки. На возведение грандиозных сооружений ушло почти пятьдесят лет. А чем все закончилось? Мятежом и войной. Властолюбие и тщеславие когда-нибудь погубят человечество. Ради личных корыстных интересов правители готовы пожертвовать миллионами жизней. Судьба цивилизации мерзавцев редко волнует. История, к сожалению, никого не учит.
   Отряд Храброва попал в зону интенсивного огня. Двигаться приходилось короткими перебежками. То и дело землянин падал и вжимался в снег. Пули со свистом проносились над головой. В наушниках слышалась лишь редкая перекличка. Десантники по противнику практически не стреляли. Лазерные лучи скорострельных орудий наугад перепахивали ледяную поверхность.
   Совершив очередной рывок, Олесь залег рядом с пехотинцем-мутантом. Солдат не шевелился. Русич довольно сильно толкнул воина в бок. Парень не издал ни звука. Приподнявшись на локте, Храбров снял с десантника шлем. Перед ним был трехглазый мутант с Оливии. Побелевшее лицо, застывший взгляд, посиневшие губы. Для теплолюбивых жителей Тасконы мороз стал безжалостным палачом. Этот парень замерз несколько минут назад. Тело еще не успело окончательно остыть.
   Окоченевшие пальцы дрожали от нервного возбуждения. Умереть вот так глупо и обидно землянин не хотел. До первых зданий городка было от силы метров четыреста. Уж лучше погибнуть в бою, чем превратиться в ледяную статую.
   – Где командир батальона? – зло закричал в переговорное устройство Храбров.
   – Это кто так разорался? – послышался раздраженный хриплый голос властелина.
   – Карс, черт тебя подери, почему вы залегли? – воскликнул русич. – Необходимо атаковать маорцев. В противном случае твои солдаты попросту замерзнут.
   – Олесь, ты где? – удивленно вымолвил мутант.
   – Здесь, – более спокойно произнес землянин, – среди окоченевших трупов, не сделавших по врагу ни единого выстрела. Противнику достанутся неплохие трофеи.
   – Зря ругаешься, – проговорил оливиец. – Мы трижды пытались пойти в наступление. Пулеметы и лазерные пушки буквально выкашивают моих парней.
   – Но другого выхода нет, – заметил Храбров. – Я предлагаю…
   – Осторожнее, – оборвал товарища властелин, – не исключено, что линия прослушивается.
   – Логично, – согласился русич. – Где ты, подними руку.
   Карс находился в двухстах метрах левее и чуть впереди. Олесь приподнялся и побежал к мутанту. Длинная очередь тут же взрыла снег недалеко от землянина. Лазерные лучи мелькали все ближе и ближе. Храбров рухнул на лед и пополз. Другого способа выйти из-под обстрела не было. Спустя пару минут он добрался до мутанта. Левое запястье оливийца оказалось забинтовано.
   – Ранен? – взволнованно спросил русич.
   – Ерунда, – ответил властелин, снимая шлем. – Шальная пуля. Бывали ситуации и похуже.
   – Вряд ли, – сказал Олесь, следуя примеру товарища. – Еще полчаса и твой батальон перестанет существовать. Холод прикончит нас быстрее, чем маорцы.
   – Надо признать, они прекрасно подготовились к вторжению, – произнес Карс. – Фактор внезапности не сработал. Группировка нарвалась на плотный огонь линии обороны.
   – Сейчас не время посыпать голову пеплом, – вымолвил землянин. – Реакторную установку необходимо взять любой ценой. Сколько бойцов у тебя осталось?
   – Сотни две, не больше, – с горечью проговорил мутант.
   – Ты возглавишь одну роту, а я другую, – продолжил Храбров. – Попытаемся добраться до зданий короткими перебежками. В длительные стычки не вступать. Пробивайся к центральному входу. Я двинусь в обход. Может, кому-нибудь удача и улыбнутся.
   – Более сумасшедшего плана мне слышать не доводилось, – покачал головой оливиец.
   – А разве у нас есть другие варианты? – грустно улыбнулся русич.
   Вид у обоих офицеров был ужасающим. Мертвенно-бледная кожа, ледяные сосульки на ресницах, застывшее выражение лица. Лишь возбужденный блеск в глазах указывал на то, что воины еще живы и с поражением не смирились.
   Не теряя времени, властелин начал проверку личного состава. Некоторые солдаты отвечали очень невнятно, и разобрать имена долго не удавалось. Часть десантников не откликнулась совсем.
   Олесь бросил взгляд на часы. До решающего наступления осталось минут пять. Никаких иллюзий землянин не питал. Реакторную установку им под контроль не взять. Враг слишком силен. Однако жить и умирать надо красиво. Смерть в бою, с оружием в руках – честь для любого мужчины. Программа Делонта значительно изменила интеллект и мировоззрение Храброва, и все же он остался верным сыном своей варварской планеты.

   Аргус внимательно следил за перемещением маленькой красной точки на экране голографа. Судя по скорости, это гравитационный катер. Десантные боты так быстро двигаться не в состоянии. Пилот упрямо выдерживал курс на северный полюс. Его даже не испугало воздушное сражение флайеров и истребителей маорцев.
   Над ледяной поверхностью беглецы имели шанс уйти в космическое пространство и покинуть опасную зону, но предоставленной возможностью не воспользовались. Теперь Байлот не сомневался, что Олесь на борту. Катер в точности повторял маршрут десантной группировки. Русич решил лично участвовать в захвате реакторных установок. Очень рискованное, авантюрное решение. Но это свойственно Храброву.
   – Генерал, – негромко проговорил Оун, – боты нарвались на мощный заслон у полюсов и произвели экстренную высадку. Потери батальонов огромны. Шансы на победу тают с каждой минутой.
   Наблюдая за гравитационным катером, старик несколько отвлекся от происходивших на планете событий. Возраст давал себя знать. Концентрировать внимание становилось все тяжелее.
   – Доложите ситуацию, – требовательно сказал Аргус.
   – Южная группа десантировалась на окраине населенного пункта и прорывается к сооружению, – вымолвил высокий худощавый капитан. – Северная попала в крайне тяжелое положение. Машины не сумели дотянуть до городка. Пехота безуспешно пытается пробиваться к установке. Думаю, они обречены. Все наши флайеры ушли на перехват транспортных самолетов.
   – Соедините меня с резервным отрядом легких крейсеров, – скомандовал Байлот.
   – Командиры кораблей на связи, – молниеносно воскликнул оператор.
   Генерал посмотрел на офицеров. Внимательные, сосредоточенные лица, в глазах тревога, губы плотно сжаты. Никто с вопросами не спешит, терпеливо ожидая распоряжения. Как и подобает на флоте, все космопилоты одеты в парадные мундиры. Это старая традиция. Идя на смертный бой, рискуя жизнью, необходимо выглядеть подобающе.
   – Господа, – произнес Аргус, – на вашу долю выпала ответственная миссия. К сожалению, десантная операция столкнулась с серьезными проблемами. Пехотинцев необходимо поддержать огнем. Я приказываю атаковать систему обороны маорцев в районе северного полюса. Постарайтесь не зацепить реакторную установку. Работа ювелирная, но вы справитесь с поставленной задачей. Координаты целей будут предоставлены…
   – Но ведь эту зону прикрывают космические базы! – вырвалось у коренастого темноволосого майора. – Пятью судами мы не сумеем сломить их сопротивление. Силы слишком неравны.
   – Вы не поняли приказ, – оборвал офицера Байлот. – Главное – уничтожить противника на поверхности. Любой ценой… Я подчеркиваю, любой! Самостоятельный выход из боя будет расцениваться как предательство. Кроме того, к полюсу летят самолеты врага. Постарайтесь сбить транспорты. В ближний бой со станциями не ввязывайтесь.
   – Сколько у нас времени на подготовку? – уточнил Броун.
   – Его нет. Вы начинайте атаку немедленно, – проговорил начальник контрразведки.
   – Слушаюсь, – майор козырнул и отключил связь. Набирая скорость, крейсера устремились к северному полюсу планеты.
   Стоявший в стороне Гарнет недовольно покачал головой и с горечью заметил:
   – Самоубийство. Там шестнадцать баз, восемьдесят мощных орудий. Они сделают из кораблей решето. С подобным заслоном не справилась бы эскадра и из двадцати судов подобного класса. Генерал, вы отправили триста человек на верную смерть.
   – Полковник, мы на войне, – жестко возразил Аргус. – Во льдах Маоры сейчас гибнут тысячи. Если не удастся захватить хотя бы одну реакторную установку, правительство планеты ни при каких обстоятельствах не согласится на наши условия. Отступать от выбранного стратегического плана уже поздно. Необходимо использовать все шансы.
   – Но почему северный полюс? – недоуменно спросил Оун. – Ведь на южном дела обстоят гораздо лучше. Батальон находится в шаге от успеха.
   – Именно по этой причине, – ответил Байлот. – Огонь крейсеров накроет и своих, и чужих. Такая помощь капитану Стюарту не нужна. Будем надеяться, что он самостоятельно справится с поставленной задачей. А вот солдат Карса надо поддержать.
   Старик только отчасти сказал правду. Главной причиной решения генерала был банальный математический расчет. Лучше потерять одного воина Света, чем двух. Выбирая направление бегства, Храбров невольно определял дальнейшую судьбу своих друзей.
   Между тем, корабли достигли орбиты Маоры. Не снижая скорости, суда ворвались в линию обороны противника. И крейсера, и космические станции открыли огонь из всех своих орудий. От частого мелькания лазерных лучей рябило в глазах. На базах вспыхнули первые пожары.
   Неожиданная, авантюрная атака столь маленькой группы кораблей застала колонистов врасплох. Они не сумели удержать врага на дальних подступах. Маневр судов поставил маорцев в сложное положение. Стреляя по крейсерам, некоторые наводчики невольно попадали по соседним станциям. На кораблях на полную мощность работали орудия ближнего боя. Пушки главного калибра ударили по поверхности.
   Впрочем, противник быстро пришел в себя. Изменив местоположение баз, колонисты начали бить по бортам судов. Это самое уязвимое место любого крейсера. В командном центре «Мастера» то и дело раздавались доклады командиров кораблей о повреждениях. В двигательном отсеке «Брикса» вспыхнул мощный пожар. Потушить его никак не удавалось. На экране голографа было отчетливо видно, как пламя вырывается наружу. Вскоре огонь охватил едва ли не половину судна.
   Смуглолицый коренастый майор-аланец оставался невозмутим. Лишь когда ситуация стала необратимой, он бесстрастно скомандовал:
   – Экипажу покинуть корабль на спасательных капсулах!
   Группа офицеров бросилась из рубки управления. Командир спокойно, неторопливо поправил воротник мундира. Для него сражение закончилось. Рой крошечных летательных аппаратов рассыпался в разные стороны. Горящий крейсер медленно повернул и двинулся в сторону космических баз маорцев. Яркая вспышка и звездное судно превратилось в пыль. Взрывная волна опрокинула станции. Одна из них раскололась на куски. Изображение на экране голографа исчезло, связь с «Бриксом» пропала навсегда.
   Обстановка на других кораблях была не менее трагичной. Многочисленные пробоины, пожары на разных ярусах, разбитые боевые рубки. Но несмотря на это, крейсера продолжали вести огонь по наземным целям. В городке у реакторной установки творилось нечто невообразимое. Дома и укрепления безжалостно превращались в развалины.
   – Прикажите судам отходить, – нервно произнес Гарнет.
   – Рано, – отрицательно покачал головой Аргус. – Еще хотя бы пару минут.
   Время тянулось необычайно медленно. Секундная стрелка на циферблате часов словно застыла. Покусывая нижнюю губу, Оун смотрел на обзорный экран. Корабли выглядели плачевно. Огромные дыры в корпусе были видны уже невооруженным глазом. Большая часть бортовых орудий прекратила огонь. Силы оказались неравны. Маорцы методично и последовательно уничтожали легкие крейсера Союза. Командир «Лейдла» даже не успел отдать приказ об эвакуации. Несколько точных попаданий и судно буквально рассыпалось. Утерев пот со лба, Байлот негромко произнес:
   – Полковник, можете возвращать корабли. Они выполнили поставленную задачу.
   – Всем крейсерам выйти из боя! – срывающимся голосом воскликнул командующий.
   Дюзы судов тотчас вспыхнули. Набирая скорость, два корабля быстро покинули место сражения. Космические станции стреляли им вдогонку. Третий крейсер, как ни старался, стартовать не мог. Судно медленно опускалось в верхние слои атмосферы.
   – Стемп, что у тебя случилось? – взволнованно спросил Оун.
   – Двигатели повреждены, – внешне спокойно проговорил высокий красивый тасконец лет тридцать пяти. – Нижние ярусы охвачены пожаром. Корабль неуправляем.
   – Попытайся уйти из полярной зоны, – предложил командир «Мастера».
   – Это нереально, – ответил майор. – Крейсер падает на Маору. Мы не в состоянии ничего изменить. У меня погибло больше половины экипажа. В любой момент…
   Изображение начало рябить и мигать, а звук исчез полностью. Средства связи на судне не справлялись с перегрузками. Свою лепту вносили и базы противника. Враг упорно пытался добить корабль до того момента, когда он достигнет планеты. Взрыв на поверхности приведет к непредсказуемым последствиям. Крейсер теперь больше напоминал пылающий факел. Тяжело вздохнув, Гарнет повернулся к генералу и с укоризной сказал:
   – Вот итог вашей медлительности. «Крокс» обречен. А ведь у них был шанс…
   – «Крокс»? – растерянно переспросил старик. Только сейчас Аргус осознал произошедшее. Ведь на этом судне служит Крис Саттон. Неужели Байлот отправил еще одного воина Света на верную смерть? Непростительная ошибка. Как же он мог забыть? Обхватив голову руками. Генерал сел в ближайшее кресло. Сердце ныло и болело. В таком возрасте подобные испытания противопоказаны. К Аргусу тут же подбежал врач. Закатав старику рукав, женщина сделал Байлоту укол. Постепенно тасконец приходил в себя, дыхание восстанавливалось, руки перестали дрожать.
   Между тем, крейсер стремительно приближался к Маоре. Обшивка корабля накалилась до предела. На нижних ярусах полыхал пожар. Грязный от сажи и копоти, в разорванном мундире Крис буквально ворвался в рубку управления. Кроме Стемпа в помещении никого не оказалось. Держась за поручни, майор с ненавистью смотрел на бескрайнюю ледяную пустыню Маоры. Главный экран еще продолжал функционировать.
   – Найк, пробиться к двигательному отсеку не удалось, – нарушая субординацию, сообщил Саттон. – Парни внизу сгорели заживо. В любой момент судно взорвется.
   Майор повернулся к землянину и раздраженно произнес:
   – Какого черта ты здесь делаешь, Крис? Я приказал всем убираться с крейсера.
   – А как же ты? – удивленно спросил капитан. – Еще есть время…
   – Это мой корабль, – улыбнулся Стемп, – ияего не покину. Прошу, уходи…
   Спорить не имело смысла. Саттон бросился прочь из рубки управления. В голове стучала одна единственная мысль: где осталась свободная спасательная капсула? О штатном расписании не стоит даже вспоминать. Когда людей охватывает паника, они забывают заученные наизусть правила. Инстинкт самосохранения гораздо сильнее. Ближайшие летательные аппараты наверняка заняты. Что делать? Землянин взбежал по лестнице на четвертый уровень. Разбитые переборки, на полу осколки пластика, система герметизации судна работает с надрывом. Слишком много пробоин.
   Крейсер в очередной раз качнуло в сторону. Лазерные орудия маорцев теперь стреляли почти без промаха. По ушам ударил звук сирены. Она оповещала экипаж о возможной гибели корабля. В распоряжении Криса осталось ровно минута. Вот и сектор экстренной эвакуации. Из восьми двухместных капсул уцелели лишь три. Одна уничтожена, четыре использованы. Саттон открыл кабину и сел в кресло.
   В это момент послышался чей-то приглушенный стон. Землянин повернул голову. Из боевой рубки выполз полуобгоревший человек. Лицо бедняги было так сильно изуродовано, что Крис не узнал сержанта. В глазах раненного легко читалась мольба. Капитан протянул палец к кнопке старта. Спасти всех невозможно. Рука замерла на полудвижении. Саттон вновь взглянул на парня. Прислонившись к стенке, аланец плакал.
   – Проклятье! – выругался землянин, открывая бронированный колпак.
   Бесцеремонно схватив сержанта за одежду, Крис доволок его до капсулы и закинул внутрь. Сирена выла уже беспрерывно. Счет шел на секунды. Не пристегиваясь, Саттон поспешно нажал на кнопку. Мощная реактивная струя вышвырнула аппарат из гибнущего крейсера. От резкого толчка землянин сильно стукнулся головой и на мгновение потерял сознание. Он не видел, как «Крокс» на огромной скорости врезался в ледяную поверхность планеты. Мощный взрыв образовал гигантскую воронку. К небу взметнулись тысячи тонн снега, превращающиеся от высокой температуры в клубы пара. Разбивая глыбы и торосы, по пустыне прокатилась ударная волна.
   – Корабль упал в сорока двух километрах от реакторной установки, – бесстрастно доложил оператор. – Судя по всему, сооружение не пострадало.
   – Ремонтные бригады немедленно к «Прайту» и «Гласту»! – скомандовал Оун. – Всем вспомогательным судам на поиски спасательных капсул! Госпиталям приготовиться к приему раненных. Боевой эскадре отойти на исходную позицию!
   На уцелевших крейсерах до сих пор бушевали пожары. Самостоятельно экипаж справиться с ними был не в состоянии. Впрочем, Аргуса куда больше волновала судьба Криса Саттона. Успел ли капитан покинуть горящее судно? Жив ли он? Генерал внимательно следил за маленькой группой зеленых точек, приближающихся к Маоре. До них спасателям не добраться.
   Да и кто знает, что ждет аланцев и тасконцев на поверхности. Мобильные отряды противника наверняка попытаются взять в плен космопилотов. Судьба и этих людей, и многотысячной армии Союза, и всего человечества в руках обескровленного батальона десантников, штурмующего укрепления колонистов. У солдат Карса остался последний шанс.

Глава 3
ПОЛ СТЮАРТ

   В тот момент, когда Храбров приподнялся на локтях для решающего броска, легкие крейсера атаковали наземные сооружения маорцев. Только теперь русич до конца осознал мощь корабельных орудий. Лазерные лучи буквально перепахали городок. При точном попадании каменное здание разлетелось на куски. Многие строения загорелись. Массовые пожары охватили целые кварталы. В рядах противника началась паника. Наводчики судов стреляли довольно прицельно, уничтожая спарки, ракетные установки и доты.
   Если Оун решился послать крейсера, значит, дела у десантной группировки хуже некуда. Командующий очень рисковал. Словно в подтверждение, лазерный луч ударил в стену гигантского сооружения. Обломки бетона с грохотом посыпались вниз. Промахи в подобной ситуации неизбежны.
   Кто-кто, а Олесь прекрасно осознавал, что сейчас происходит в космосе над полюсом. Базы маорцев будут сражаться до конца. Флот дорого заплатит за этот прорыв.
   Землянин взглянул на Карса. Ничего говорить было не нужно. Мутант все понял без слов.
   – За мной, вперед! – закричал властелин, вскакивая на ноги.
   Солдаты двигались медленно, словно нехотя. От длительного лежания в снегу, мышцы замерзли. Ноги просто отказывались быстро бежать. Постепенно батальон разделился. Одна часть десантников устремилась за Карсом, другая – за Храбровым. Враг пребывал в полной растерянности и по штурмовикам почти не стрелял. Одиночные огневые точки тут же подавлялись.
   Расстояние до первых домов русич преодолел на одном дыхании. В городе царил сущий ад. Обвалившиеся здания, перевернутые искореженные бронетранспортеры и спарки, на льду лежат десятки мертвых тел. Многие трупы разорваны. Снег от крови приобрел алый оттенок. Из горящих строений то и дело с дикими криками выбегали обезумевшие люди. Мутанты убивали маорцев без жалости и сострадания. Противник практически не оказывал сопротивления десантникам.
   Рассыпавшись в цепь, солдаты приближались к реакторной установке. Главная опасность теперь исходила от своих же кораблей. Лазерные лучи цель не выбирают. Два штурмовика были превращены в пепел. Рядом с Олесем взметнулся вверх столб огня. Взрывная волна отбросила землянина к ближайшему зданию. Храброва спас прочный шлем. В голове ужасно шумело, предметы расплывались в глазах, ноги подкашивались. К русичу склонился какой-то сержант.
   – С вами все в порядке, господин майор? – спросил десантник.
   – Да, – ответил Олесь, слегка пошатываясь, – не задерживаться… Пробивайтесь к входу в сооружение.
   В это время в небе раздался странный звук. Землянин посмотрел вверх и невольно выругался. С кошмарным ревом к городу несся огромный самолет. Сзади длинным шлейфом тянулся черный дым. Не дотянув полкилометра, машина врезалась в ледяную поверхность. Мощный взрыв обрушил несколько домов. Та же участь постигла и второй транспортник. Он упал еще дальше от реакторной установки.
   Огонь крейсеров переметнулся на самолеты. Гул их двигателей слышался уже довольно отчетливо. Тяжелые машины не обладали хорошей маневренностью и при попадании рассыпались прямо в воздухе. Осознав, что пробиться к сооружению не удастся, маорцы начали десантирование. В небе появились тысячи парашютных куполов.
   – Они приземлятся километрах в пяти от города, – заметил мутант
   – Значит, надо спешить, – мгновенно отреагировал Храбров, устремляясь за штурмовиками.
   Ослабление обстрела позволило противнику прийти в себя. Возле бокового входа развернулась рукопашная схватка. Колонисты сражались отчаянно. Сдаваться в плен никто не собирался. На крыше уцелевшего здания ожила спарка. Обезумевший наводчик стрелял по толпе дерущихся людей. Он не щадил ни своих, ни чужих. Лазерные лучи буквально выкашивали пехотинцев и защитников реакторной установки.
   Группа десантников бросилась к строению. Вскоре орудие прекратило огонь.
   Между тем, рота сумела пробиться к металлическим дверям. В физической силе и мастерстве ближнего боя маорцы значительно уступали тасконцам. Мутанты сломили сопротивление неприятеля и спокойно, бесстрастно добили раненых врагов. Расчищая дорогу, солдаты бесцеремонно оттащили трупы в сторону. Возле гигантского бетонного сооружения образовались кучи из мертвых тел.
   Надо отдать должное десантникам, свое дело они знали отлично. Не дожидаясь дополнительных приказов, саперы установили несколько мин на заиндевевшую поверхность двери. Мощный взрыв проделал в стене огромную брешь. Мутанты рванулись в проход. Их встретил шквальный огонь противника. Двое пехотинцев беззвучно рухнули лицом в снег.
   – Назад! – громко скомандовал русич. – Занять круговую оборону.
   Олесь невольно посмотрел назад. Темное сине-зеленое небо было сплошь в белых куполах. Первые маорцы находились уже возле самой поверхности. Примерно через полчаса они ударят в тыл десантной группировки. Вайлейн грамотно и умело воспользовался полученной информацией. Сбить все самолеты крейсерам не удастся. Да и вряд ли многочисленные жертвы волнуют генерала.
   А почему так тихо?
   Только сейчас землянин осознал, что звездные корабли прекратили обстрел города. Значит, прорыв носил локальный характер. Космические базы колонистов отбили нападение крейсеров и вновь восстановили линию обороны. Словно в подтверждение этой догадки вверху вспыхнула яркая точка. Горящее судно быстро приближалось к ледяной пустыне.
   – Проклятье! – выругался Храбров, включая переговорное устройство. – Карс, ты меня слышишь.
   – Да, – донесся хриплый голос властелина.
   – Как у вас дела? – спросил русич, внимательно следя за падающим кораблем.
   – Топчемся у ворот, – ответил оливиец. – Мерзавцы зарядов и пуль не жалеют. Я уже предпринимал три попытки прорыва. Все бесполезно. Только солдат напрасно теряю…
   – Придется атаковать в четвертый раз, – произнес Олесь. – Наши дела плохи. Надеяться на огневую поддержку крейсеров больше не стоит. Станции их уничтожили. А теперь взгляни на небо. Очень скоро мы окажемся в окружении.
   В выражениях Карс не стеснялся. Властелин прекрасно понимал, что счет идет на минуты. Либо десантники захватят реакторную установку, либо батальон окончательно прекратит свое существование. А от него и так уцелело немного.
   – Я разорву маорцев на куски, – после небольшой паузы выдавил мутант.
   – Удачи! – вымолви землянин. – До встречи на четвертом ярусе.
   Охваченное огнем судно скрылось из виду. Гигантское сооружение закрывало значительную часть горизонта. Ясно было одно – крейсер столкнется с поверхностью довольно далеко от полюса, и взрыв не причинит реакторной установке ни малейшего вреда. Перезарядив карабин, Храбров уверенным шагом направился к пролому в стене. В его распоряжении осталось около семидесяти бойцов. Не так уж мало для решающего штурма.
   – За мной! – скомандовал русич, нажимая на спусковой крючок оружия.
   Десятки лазерных лучей слились с единый поток. Им навстречу устремился рой пуль. Бежавший рядом с Олесем солдат споткнулся и упал. На одежде бедняги появилось кровавое пятно. Не обращая внимания на убитых и раненных, десантники упорно двигались вперед. Перепрыгнув через труп, землянин ворвался внутрь сооружения. В глазах что-то ярко сверкнуло. Храбров почувствовал сильный удар по голове. Он отлетел к стене и потерял сознание.
   
Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать