Назад

Купить и читать книгу за 54 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Мир героев

   Они были мертвы – но вернулись к жизни. Они убивали – и будут убивать вновь. Но теперь они служат не мелким земным князькам, а всесильной сверхцивилизации. Они покоряют неизвестные миры, населенные чудовищными мутантами.
   Прочь с дороги – звездный взвод наступает!
   Это не продолжение цикла Звездный взвод, это дайджест всех 17 книг цикла.
   Вспомни приключения Храброва и его друзей! Впереди тебя ждёт новый цикл приключений в мире придуманном Николаем Андреевым!


Николай Андреев Мир героев



Глава 1
ЛУЧШИЕ ИЗ МЕРТВЫХ

   Странна бывает порой человеческая жизнь. В один миг богатый, купающийся в роскоши патриций становится жалким и бесправным рабом. А рядом нищий забитый крестьянин оказывается во главе восстания и вскоре восходит на трон. И да воздастся каждому по делам его. Бог видит все, и за все душа в ответе.

   Тот жаркий июльский день Олесь запомнил хорошо. Прямо к княжеским хоромам прискакал гонец с северной заставы. Недобрую весть принес гонец. После набегов татар на северо-восточные земли ослабла Святая Русь.
   – Нельзя врагов к Новгороду пустить, – произнес князь. – Завтра с утра выступаем на врагов.
   Олесь уже два года служил князю. Его отец за свою отвагу и смелость получил прозвище Храбрый. Часто молодого человека звали Храброго сын, и это звание приходилось оправдывать.
   Всю ночь готовился Новгород к походу.
   Приподнявшись в седле, Олесь увидел лагерь иноземцев. Каждый раз ты ждешь атаки, и каждый раз сигнал неожидан. Запели рожки, завыли берестяные трубы, загремели бубны, и конница с шумом, гамом, криками выскочила из леса. Русичи не щадили никого. Однако вскоре иноземцы пришли в себя. Сколько продолжался бой, сказать было трудно, но уже начало темнеть. Всюду лежали тела убитых и раненых свеев. В этот миг русич и увидел рыцаря. Он гарцевал на черном коне, удачно отражая атаки пеших новгородцев. Олесь ударил коня, громко закричал и поскакал на рыцаря. Они столкнулись, и при первом же ударе новгородец почувствовал силу противника. Свей дрался отчаянно, нанося удары все сильнее и сильнее. Новгородец держался, и держался неплохо. Силы обоих соперников были на исходе. В какой-то миг рыцарь обернулся, и новгородец тотчас двинулся вперед, нанося сокрушительный удар по шлему. Противник защититься не успел, но резким и коротким движением провел мечом снизу вверх. Лезвие миновало щит, рассекло кольчугу и вошло в левый бок. В глазах Олеся все потемнело, мелькнули верхушки деревьев, круп лошади и угасающее солнце. Выронив меч, русич рухнул в высокую траву. Вскоре сознание молодого человека померкло.

   В темноте наступившей ночи мокрые от пота и крови воины молчаливо собирали на поле брани убитых и раненых. В этой суматохе никто не обратил внимание, как над лесом почти бесшумно пролетел черный диск. Он двигался медленно, рывками, словно что-то искал. Это продолжалось около десяти минут, пока аппарат не завис. Тотчас в днище корабля открылся люк. Несколько человек в черных облегающих костюмах на тонких тросах спустились вниз.
   – Сюда! Здесь двое раненых…
   На ее зов моментально откликнулась вся группа. Их оказалось пятеро. Мужчины склонились над Олесем и поверженным свеем.
   – Как раз то, что нам нужно. Вызывайте немедленно эвакуационное оборудование.
   Проклиная тяжелые латы, неизвестным наконец удалось поместить беднягу в ящик, и вскоре вся группа вместе со своей добычей оказалась внутри диска. Тотчас закрылся люк, корабль плавно двинулся над лесом, быстро набирая скорость и высоту.
   Уже четыре долгих месяца космическая экспедиция Алана находилась возле Земли. Они вращались по орбите этой дикой планеты в поисках битв, сражений, стычек. И как только начиналось кровопролитие, руководитель группы ученых Барт Делонт поднимал своих людей, и они неслись на катере к месту событий. Самыми удачными походами Делонт считал те, когда раненых удавалось откачать и поместить в анабиозные камеры.
   Как только варвары были раздеты донага, их поместили в специальные капсулы и с помощью автоматики отправили в операционные. Там бедняг уже дожидались хирурги высочайшего класса.
   В целом, земляне останутся прежними людьми, со своими достоинствами и недостатками, просто поднимется сразу на несколько ступеней их информационный уровень. Во-первых, можно будет свободно с ними разговаривать: курс аланского языка – основа программы. Во-вторых, им не надо будет объяснять, что такое планеты, звезды, космические корабли, машины, парсеки.
   Итак, Алан получает хорошо подготовленную армию. С ее помощью возможен захват нужной планеты. Программа аланских ученых вызывала уважение и чуть ли не мистический страх. Еще бы – начать колонизацию Тасконы, бывшей метрополии, могучей и великой… Этот захват планировалось осуществить с помощью землян.

   Трудно описать, что происходило в мозгу Олеся. Сначала была темнота, затем свет, радужные пятна и странный, отливающий серебром туннель. Казалось, еще немного, и Олесь увидит солнце. Но вместо этого в мозг хлынул поток информации. Появились какие-то буквы, цифры, формулы. Поначалу это казалось полным бредом, сумасшествием. Однако постепенно все приобретало смысл, значение.
   Эксперимент ученых Алана подходил к своему логическому завершению.
   Олесь оторвал голову от подушки и медленно сел.
   Новгородец задрал рубаху и увидел свежий, заживающий рубец. Итак, все ясно – швед его тоже достал. Больше воспоминаний не было, но русич это знал и так. Его подобрали ученые Алана и перенесли в свой космический корабль. Без всякого сомнения, они спасли ему жизнь. Но вот вопрос – зачем столь могущественной цивилизации понадобилось спасать простого русского дружинника? Это загадка!
   Теперь он попытался более взвешенно осмыслить свое положение. И первое, что отметил Олесь – это увеличение своих знаний. Русич понимал и оценивал мир совсем по-другому. Исчезли суеверия, догадки, ошибки. Как это ни удивительно, но юноша прекрасно представлял себе структуру галактики, что такое звезды, планеты. Он даже знал, куда летит их корабль. Русич понял – он стал совсем другим человеком. Нет, Олесь по-прежнему землянин, со своими достоинствами, недостатками, убеждениями, и все же теперь юноша оказался на порядок выше своих соплеменников. Ему известны такие истины, какие человечество будет постигать веками. Для своей родной планеты он стал чужой…
   Стенка, прямо напротив кресла, отъехала в сторону. В проеме стояла молодая симпатичная девушка.
   – Как вы себя чувствуете?
   Юноша от неожиданности чуть не задохнулся.
   – Да, конечно, – наконец ответил Олесь.
   Русичу показалось, что аланка облегченно вздохнула, в ее глазах исчезла тревога, уступая место любопытству.
   – Что вас беспокоит сейчас?
   – Моя голова, – усмехнулся русич. – Она неузнаваемо изменилась. Либо ее заменили, либо напичкали разного рода информацией, которую я пока еще толком осмыслить не могу.
   – Вы совершенно правы, – сказала она. – Сейчас ваш мозг перегружен, а потому не очень его загружайте. Все необходимые знания появятся сами собой. У вас началась вторая жизнь. Забудьте старую и начните все как в первый раз.
   Она ушла, а русич прилег на кровать и даже задремал. Но вот кто-то подтолкнул молодого человека в плечо. Олесь открыл глаза и увидел перед собой высокого темноволосого мужчину лет сорока. Тот чуть снисходительно усмехнулся и проговорил:
   – У тебя крепкие нервы, землянин.
   Спустя минуту он уже двигался за своим проводником. Они оказались в большом квадратном зале со сторонами около десяти метров. Первое, что сразу бросалось в глаза, – Олесь здесь не один землянин. Еще семь человек стояли в ряд возле стены, на расстоянии шага друг от друга. Возле крайнего русич увидел небольшой белый кружок на полу. Движение его взгляда заметил и проводник.
   – Это ваше место, – произнес он. – Займите его.
   Ни слова не говоря, молодой человек встал на указанную точку. Напротив пленников находилась большая группа аланцев. Но вот вперед вышел стройный худой мужчина с жесткими, слегка угловатыми чертами лица. Он еще раз осмотрел пленников и произнес:
   – Я приветствую вас, земляне, на борту корабля Алана…
   – Я посвященный Великого Координатора Барт Делонт. Именно я возглавляю эту экспедицию и сейчас поясню, как и зачем вы оказались здесь. Во-первых, если бы не мы, то никого из вас уже не было бы в живых. Во-вторых, когда вы находились в коме, наши ученые поработали с вашими мозгами. Плоды уже налицо. Вы прекрасно понимает аланскую речь и даже то, что находитесь на борту космического корабля, вас не шокирует. Из дикарей, варваров мы сделали цивилизованных людей…
   В вашу программу входило знакомство с ситуацией в районе звездной системы Сириуса, – продолжил аланец. – Вы знаете, что наша планета могущественна и сильна. И все же… Алан – слишком перенаселенная планета, наш мир нуждается в новых территориях. Вам выпала великая миссия – начать экспансию в космическом пространстве. Прежде, чем я объясню цель задания, давайте все же познакомимся.
   Из строя вышел на шаг вперед высокий светловолосый мужчина лет сорока. Чуть приподняв голову и заложив руки за спину, землянин громко проговорил:
   – Я граф Генрих Кайнц, мне тридцать восемь лет…
   Между тем аланец сделал жест, приглашающий второго пленника представиться. Вперед шагнул среднего роста юноша, с длинными, густыми волосами, распущенными по плечам.
   – Я рыцарь Освальд Ридле.
   Следующим за Ридле стоял высокий, стройный, черноволосый мужчина с утонченными чертами лица. Со стороны могло показаться, что он мягок и покладист. Однако едва уловимая улыбка снисхождения показывала ум и смелость.
   – Я маркиз Жак де Креньян, двадцать семь лет. Четвертым оказался среднего роста японец.
   – Я Тино Аято, самурай великого сегуна Минамото. Следующим был тоже азиат.
   – Я Талан Агадай, сотник непобедимого хана Батыя, внука властителя мира Чингизхана.
   Почти тотчас шагнул вперед еще один землянин. У него была смуглая кожа, густые черные волосы и окладистая борода. Держался он уверенно, но почтительно. Сложив руки на груди мужчина ровным, монотонным голосом сказал:
   – Я Асер Салах, воин пророка нашего Магомета. Тридцать пять лет от роду, двадцать из которых сражаюсь с неверными.
   Не успел араб вернуться назад, как с места сдвинулся сосед русича. Высокий, атлетического телосложения мужчина с русыми, длинными волосами. У него было мужественное, чуть грубоватое лицо, прямой нос и серые, жесткие глаза.
   – Барон Свен Лунгрен, рыцарь короля Швеции. Двадцать шесть лет, – произнес землянин.
   – Олесь Храбров, дружинник князя новгородского Александра, – сказал русич, выйдя из строя и повернувшись вполоборота. – Двадцать лет. И пожалуй, мне сказать больше нечего.
   – Итак, теперь вы знаете друг друга, – начал свою речь Делонт. – Для нас вы все – земляне. Земляне-воины! Как я уже говорил, Алану нужны новые территории. В системе Сириуса несколько планет, пригодных для жизни. И одна из них – Таскона. Не буду скрывать от вас, именно на ней и зародилась жизнь в нашей системе. Алан когда-то был освоен людьми с этой планеты и долгое время служил колонией. Но двести лет назад материковые кланы Тасконы что-то не поделили между собой, и разразилась война. Спустя неделю некогда могущественная цивилизация перестала существовать. На долгие десятилетия поверхность планеты была заражена, на ней погибло все живое. Аланцы, лишенные космических технологий, были вынуждены развиваться обособлено. На Тасконе сейчас много пустого пространства, и будет справедливо, если Алан восстановит на планете былой уровень культуры.
   Таскона все же не пустынна. Сейчас на ней бродят сотни банд головорезов и убийц. Я уже не говорю о разного рода мутантах. И на планете процветает каннибализм.
   Проблема в том, что большие транспорты, перевозящие батальоны солдат и технику, не могут сесть где попало. Им нужны хорошие космодромы. И такие на Тасконе есть. Нам надо провести разведку. Мы высадили четыре разведгруппы, но они исчезли. Объяснение простое – вооружить своих людей современными лазерными карабинами мы не можем. Это оружие может попасть к бандитам. Поэтому наши разведчики взяли лишь самое примитивное оружие. Но, увы, владеют они им не в совершенстве. И тогда мы решили найти людей, которые умеют воевать гораздо лучше.
   Была подготовлена группа из четырех человек. Это специалисты по геологии, строительству, связи и так далее. В их обязанности входит определение годности космодрома для посадки и подача нужного сигнала. Задача землян провести их целыми и невредимыми по территории материка Оливия. Но мы не можем безрассудно доверять солдатам удачи. Поэтому мы введем в организмы землян специальное вещество. Ровно через тридцать суток это вещество начинает распадаться. Происходит общее токсическое заражение организма. Смерть длительная и очень мучительная. Чтобы остановить этот процесс, надо ввести специальный стабилизирующий препарат, а он останется на базе.
   Кроме землян в разведгруппу входят лейтенант Том Виола, специалист по связи. Сержант Линда Салан, специалист по геологии. Олис Кроул, главный специалист по внеаланским связям. Сержант Слим Бартон, специалист по космодромам и строительству. Есть еще вопросы?
   Пока землянам было все понятно.

   Новейший тяжелый крейсер «Гигант» быстро приближался к системе Сириуса. Пилот и техники с тоской смотрели на звезду. Большинство офицеров и солдат не являлись посвященными. Они родились и выросли на космических станциях и базах. Называя себя аланцами, эти люди никогда не бывали на Алане.
   Условия жизни на станциях вполне сносные. В конце концов, им доступны все блага современного общества. Судьба распорядилась так, что они не поддаются посвящению.
   Совсем другие мысли занимали сейчас Барта Делонта. Посвященный не раз тайком наблюдал за землянами. Ничего не скажешь, отличные бойцы. Крепкие здоровые тела, быстрая реакция, огромная физическая сила. Аланцы уступали им по всем параметрам. От внимания Делонта не ускользнул тот факт, что несколько варваров увлеклись чтением книг. Дикари должны вести себя соответствующим образом. Что-то он упустил. Поэтому следует посоветоваться с Великим Координатором.
   При общении с правителем Делонт испытывал трепет и смятение. Ученый буквально чувствовал, как холодные щупальца проникают в мозг и считывают всю информацию.
   – Рад видеть тебя, Барт, – донесся откуда-то издалека приятный бархатный голос.
   – И я вас, – почтительно нагнул в поклоне голову посвященный. – Задача оказалась не такой простой, как казалось в начале. Земляне необычайно агрессивны.
   – Оправдались ли наши надежды?
   – На мой взгляд, полностью, – молниеносно отреагировал посвященный. – Великолепные экземпляры.
   – Ты меня заинтриговал, – иронично произнес Великий Координатор. – Подключи компьютер к блоку связи, хочу взглянуть на наемников и оценить их возможности лично.
   – Сейчас сделаю, – отчеканил Делонт, подсоединяя нужную аппаратуру к голографу. Минут на десять в каюте воцарилась тишина.
   – Действительно, отменные воины, – продолжил правитель. – В их мозгу нет страха и сомнения. В случае необходимости, они готовы убить кого угодно. Именно такие люди нам и нужны.
   – Земляне как-то чересчур легко перенесли информационную «атаку», – заметил Барт. – Их мозг впитывает сведения, как губка. Меня это настораживает. По уровню интеллекта они сейчас мало в чем уступают многим членам экипажа корабля, а в быстроте реакции и скорости мышления значительно превосходят их. Мы получили не только совершенных убийц, но и очень умных солдат. Я заметил, что некоторые из них увлеклись чтением. Наемники изучают географию, астронавигацию, физику, описание устройств крейсера.
   Путешествие по Тасконе добавит им впечатлений. Выполнив задачу, воины потребуют объяснений…
   – Пусть только попробуют… – зловеще вставил правитель. – Без инъекции стабилизатора дикари не протянут и трех декад. Если возникнут проблемы, то умертвим варваров.
   Тяжелый крейсер «Гигант» быстро приближался к родной звездной системе. Таскона ждала своих первооткрывателей.

   Три дня пролетели как одно мгновение. В эти часы земляне отдыхали на полную катушку. Кто-то играл в кости, кто-то спал, кто-то читал. Последнее было не очень популярно, но Храбров, Аято и де Креньян увлеклись этим занятием серьезно. Каждый день, вооружившись палками, они шли в тренажерный зал. Как ни странно, лучшим бойцом признали Ридле. Де Креньян, Аято, Лунгрен и Храбров были примерно одного уровня. Чуть хуже сражались Кайнц, Агадай и Салах. Каждый из землян имел свой стиль, присущий его народу, племени или семье. В тренировках они обогащали друг друга, показывая тот или иной прием. Спустя три дня Олесь усвоил не менее полутора десятков новых способов защиты и атаки.
   Затем их провели в комнату, где на огромных столах лежали мечи, сабли, кинжалы, топоры, копья. Чуть в стороне размещались доспехи, щиты, шлемы. Еще дальше находились луки, арбалеты, стрелы.
   Им предложили переодеться и лейтенант первым принялся за дело. Легкие просторные штаны, высокие ботинки на шнуровке, рубаха, плечевая и нагрудная кираса, а сверху пятнистая сине-зеленая куртка. Надо сказать, что большинство снаряжались примерно так же. Лишь Олесь, Агадай и Аято надели кольчуги. Кроме того, каждый взял с собой металлические наручи и кольчужные перчатки.
   Вслед за этим пришлось взять рюкзаки с продовольствием. Но вот наконец солдаты добрались до оружия. Храбров взял тонкий, длиной около метра обоюдоострый меч, короткий кинжал, небольшой боевой топорик и двухметровое копье. Кроме этого, он приторочил к рюкзаку тугой лук и три колчана со стрелами, в каждом по тридцать штук.
   Экипировка завершилась щитом и шлемом.
   Когда спустя двадцать минут в комнату вошел Делонт, он был поражен. Перед ним стояли не те, прежние земляне, растерянные, слегка испуганные, не справляющиеся с собственными мозгами. Это были воины, готовые снести любую преграду на своем пути, и помешать им вряд ли кому удастся.
   – Через полтора часа стыковка, десантный модуль уже готов. Желаю вам удачи и жду сигнала об обнаружении космодрома.
   Протяжный, завывающий звук раздался неожиданно для всех.
   – Стыковка произошла.
   Перед ними открылся шлюзовой люк станции, и они прошли внутрь.
   Увидев землян, из-за модуля вышел седовласый мужчина в форме полковника разведывательной службы.
   – Отлично выглядите, ребята, – вымолвил полковник. – Я уже отправил отсюда четыре группы, но пока толку от наших разведчиков было мало. А теперь возьмите карты местности и размещайтесь в модуле.
   Солдаты получили от какого-то лейтенанта топографические карты. Вверху ярким шрифтом было напечатано: «Оливия. Центральный район. Конганская равнина, 3125 год.» В правом нижнем углу стоял небольшой синий крестик.
   – Это предполагаемое место высадки, – пояснил аланец. – От него вы видите синюю пунктирную линию. Это ваш маршрут. Путь почти в точности повторяет маршрут третьей группы, пропавшей около года назад…
   Вскоре открылся входной люк модуля, и наемники начали размещаться.
   Посадка закончилась. Последним сел Салах и плотно закрыл за собой люк.
   Честно говоря, Храбров не видел ничего. Его вжало в кресло, тело налилось нечеловеческой тяжестью, перед глазами поплыли цветные круги. Он оглянулся и посмотрел налево. Состояние Аято было ничуть не лучше. У японца текла кровь из носа, и он упорно пытался ее остановить.
   В этот момент люди почувствовали, как начала нагреваться обшивка. Они вошли в атмосферу со слишком большой скоростью. Корабль начало отчаянно трясти.
   Спускались они несколько секунд, но землянам они показались вечностью. Наконец модуль с силой ударился о поверхность и замер.
   Постепенно, один за одним, десантники вылезали из модуля. Как оказалось, аппарат упал у самого края небольшого озера.
   Наемники начали вытаскивать снаряжение. После того, как группа подготовилась к походу и уже собралась двигаться, неожиданно для всех заговорил Аято:
   – Мы здесь все равны, – вымолвил японец. – Но я хороший воин, и знаю, что воевать без командира неразумно. Кто-то, пусть и советуясь, должен принимать решения. В противном случае, мы превратимся в стадо баранов.
   Обсуждение много времени не заняло. При голосовании победил Кайнц.
   Развернув карты, солдаты начали ориентировку.
   – Интересно, сколько лет этим картам? – удивленно спросил Ридле.
   – Двести шесть, – спокойно и без эмоций ответил Виола.
   – Тогда все понятно, – усмехнулся немец. – За это время материки могли затонуть, не то что деревья вырасти. Не думаю, что эти бумажки нам здорово понадобятся.
   – Однако космодромы никуда не исчезнут, – возразил Бартон.
   Как оказалось, с момента начала операции прошло уже больше десяти часов. Если подумать, что совсем недавно наемники находились на борту «Гиганта» – это мизер. Если же вспомнить о препарате в организме, то кошмарно много.
   Перекинув за спину рюкзак, Олесь взглянул на компас и быстро зашагал к лесу. Вслед за ним двинулся и Тино. Спустя примерно полтора часа, разведчики вышли на странную просеку. Минут через пять на просеку вышла вся группа. Земляне с интересом смотрели на дорогу, а Бартон сразу приступил к делу. Вытащив из рюкзака маленькую лопатку, он начал разрывать слой земли. Уже на глубине в десять сантиметров сержант наткнулся на что-то твердое.
   – Великолепно. Мы надеялись на успех, но такого даже предполагать не смели. Шоссе в отличном состоянии. За двести лет его лишь слегка занесло землей, и все. Ни трещин, ни повреждений. Потрясающе. Тасконцы в те времена умели строить.
   Наемники быстро перекусили и начали собираться в дальнейший путь. По истечении двух часов Кайнц остановил всю группу.
   Все солдаты с облегчением побросали рюкзаки на землю. Прошедший день оказался слишком насыщенным и трудным. Тем не менее, все наемники принялись за работу. Оставаться на шоссе никто не рискнул, и потому лагерь разбили немного в стороне.
   В это время где-то совсем рядом раздался странный и неприятный вой. Все солдаты потянулись к оружию.
   Из ближайшего куста выпрыгнул мохнатый зверь-тапсан, высотой не менее метра. Оскалив острые зубы, он в два прыжка преодолел поляну, бросаясь в гущу людей. Еще в полете сразу два меча, де Креньяна и Аято, пронзили его тело. Издав предсмертный вой, зверь рухнул на траву. Но почти тут же раздался отчаянный человеческий крик.
   Один из тапсанов напал прямо с шоссе и застал врасплох Бартона. Бедняга успел выставить руки. Этим он спас себе жизнь, но лишился левой кисти.
   Прежде чем хищник успел повторить свое нападение, Ридле мощнейшим ударом копья пригвоздил его к земле.
   Животное умерло мгновенно. Аланец находился в шоке, и девушки начали приводить его в чувство.
   Бартону сделали укол обезболивающего, и он забылся тревожным сном. Остальные десантники до сих пор не могли прийти в себя от пережитого испытания. Они подошли к костру и устроились рядом с землянами.
   Но вскоре разговор начал затихать. Сон и усталость сломили даже аланцев. Сначала уснула Кроул, затем Салан и Виола. Храбров поднялся со своего места и тихо подошел к Олис. Присев на колени, он внимательно рассматривал девушку. Мягкие, приятные черты лица, высокая грудь, стройная идеальная фигура. Сняв с себя куртку, Олесь накрыл аланку.
   – Что, хороша? – улыбнулся Тино.
   – Не то слово, – честно признался русич.
   – Завидую я тебе, – вымолвил японец. – Влюбился даже здесь. Смотри, не упусти ее, Олесь. Я неплохо разбираюсь в женщинах – эта тебе подойдет. Она слишком много напускает на себя тумана, но душа у нее чиста.
   – Ты спятил, – горько усмехнулся Храбров. – Она из другой цивилизации, и, по-моему, высокого положения. А я кто? Полураб, полунаемник. Нет, Тино, эту дурь надо выбрасывать из головы. Ты прав – я молод, но не дурак.
   – Что ж, судьба нас рассудит, – сказал Аято, поглядев на часы.
   Через пятнадцать минут Олесь разбудил Салаха и лег на его место. Сладкая дремота сковала веки, и мозг погрузился в благодатный сон. Организм отдыхал и готовился к новым испытаниям.

   С первыми лучами Сириуса, Кайнц начал поднимать людей. Это оказалось нетрудно. Все земляне были неизбалованны судьбой и могли довольствоваться малым. Между тем Кайнц дал на завтрак всего десять минут, и люди быстро принялись за еду. Именно в этот момент к Олесю подошла Кроул и как бы случайно уронила на землю куртку. Не привлекая внимания остальных, девушка тихо произнесла:
   – Я не нуждаюсь в вашей помощи и попрошу в дальнейшем этого не делать.
   Храбров поднял голову, внимательно посмотрел в глаза Олис. Нет, она лжет. Той надменности и высокомерия больше нет. Аято прав – Кроул говорит не то, что думает. По всей видимости, девушка ждала каких-то оправданий, но Олесь молчал. Мало того, он улыбнулся, добродушно и весело.
   – И все же, спасибо, – вымолвила Кроул более мягко, отходя в сторону.
   Завтрак закончился, и группа готовилась к выходу. Впрочем, еще на пять минут они задержались из-за тапсанов. Всем хотелось посмотреть на этих хищников в утреннем свете.
   – До первого космодрома еще около двадцати километров, первые сутки после вкалывания препарата истекают через два часа. Хорошо, если наша разведка увенчается успехом, а если нет? – сказал граф.
   Немец сделал небольшую паузу и сам же ответил:
   – Тогда мы будем вынуждены идти ко второму космодрому, до которого двести пятьдесят километров. Это не менее семи суток быстрого марша. Чтобы совершить его, все солдаты должны быть здоровы. Любая драка или столкновение могут привести к ранениям. Кругом враги, и церемониться мы не собираемся. В любом случае, человек, не способный двигаться дальше, будет оставлен, живой или мертвый. Другого выхода у нас нет. Иначе погибнет вся группа.
   Экспедиция выбралась на шоссе и двинулась по запланированному маршруту. Наемники медленно, внимательно осматриваясь по сторонам, шли по мертвому городу. Строили тасконцы очень хорошо, и потому даже два века забвения не смогли разрушить многие строения. Но терять времени на осмотр развалин земляне не стали. Группа быстрым темпом выходила из города. Олесь увлекся своими мыслями настолько, что не заметил, как напарник отошел в сторону. Лишь спустя пару минут русич огляделся, но Аято нигде близко не было. Тревожно свистнув, русич повернул назад. К Олесю подбежали Лунгрен и Ридле.
   Перехватив поудобнее копье, русич спустился с шоссе, направляясь к ближайшему дому. Осторожно заглянул в проем.
   В том, что увидели солдаты, было действительно какое-то демоническое предзнаменование. На полу комнаты лежали аккуратно в ряд пять человеческих скелетов.
   – Это наши предшественники, Генрих, – улыбнулся самурай. – И как видишь, далеко они не ушли.
   Ни слова больше не говоря, он подцепил на шее аланца тонкую цепочку, вытаскивая наружу небольшой медальон. Следующим был Бартон, и процедура повторилась в точности. Благоразумная Салан сама вытащила из-под одежды этот атрибут. Лишь у Олис ничего подобного не было.
   – Что это такое? – проговорил японец.
   – Личный медальон. На нем имя, фамилия, принадлежность к воинскому подразделению, группа крови и так далее. Но как это влияет на…
   – Самым прямым образом, – сказал Аято, протягивая Виоле еще один такой же металлический кружок.
   Руки аланца дрогнули, но медальон он взял.
   – Крис Колен, пятая десантная рота, третья группа крови, – начал читать Виола.
   – Боже, третья разведгруппа, – вырвалось у Линды. Наемники начали спускаться вниз.
   То, что вскоре увидели земляне, впечатляло и более цивилизованных людей. Космодром был просто огромен.
   Где-то совсем рядом, раздались странные крики. С шоссе, по которому они недавно двигались, на стартовую площадку вышли четыре человека.
   Вся эта группа держала в руках широкие, но не очень длинные мечи. Они шли небыстро, внимательно оглядываясь по сторонам. Однако, несмотря на свою осторожность, люди попали в засаду. Из развалин двух ближайших домов начали выскакивать вооруженные люди. Грязные, с длинными спутанными волосами, они довольно профессионально окружили свои жертвы. В какой-то момент один из парней в синем бросился вперед, ловко отбил удар воина и вонзил свой меч в грудь врага. Тот рухнул, но и юноша вернуться к своим не успел. Высокий воин с огромным топором в руке сделал неуловимое движение, и бедняга с перебитым позвоночником повалился на землю.
   Он был еще жив, когда следующий бандит разрядил в него свой арбалет. Первая стрела в горло, вторая – в сердце. Прикончить остальных троих нападавшие не спешили. Они явно растягивали свое садистское удовольствие.
   Храбров и Аято решили помочь оставшимся.
   Аято первым перелез через небольшую стену и двинулся к месту боя. Храбров тотчас последовал его примеру. Ни один из землян не сомневался в успехе. Они шли молча, чуть расслаблено, держа щит и копье в полудвижении.
   Бандиты были так увлечены своим занятием, что не сразу заметили приближающуюся опасность, и лишь по реакции окруженных начали оборачиваться. Гигант с топором ехидно ухмыльнулся и произнес:
   – Вот это удача. Мы их ищем, а они сами к нам идут. Какая приятная встреча…
   Несмотря на расстояние в двадцать метров, Олесь сильно и точно метнул копье. Бандиты закричали, но было уже поздно. Началась схватка.
   – Проклятье! Один ушел, – выругался Аято и повернулся к тасконцам. – Вы могли бы его прикончить, а не стоять, как истуканы.
   Люди, к которым он обращался, еще не пришли в себя. Им плохо верилось, что они живы, а эти двое легко и непринужденно расправились с пятью бандитами. Все происшедшее чем-то напоминало чудо. Наконец, пожилой тасконец, убрав меч в ножны, произнес:
   – Я Крик Саунт, потомок одного из древнейших родов Оливии. Благодарю вас за помощь, вы спасли нам жизнь. Это были воины арка Яроха. Боюсь, что теперь у вас будут неприятности. Ярох не прощает подобных оскорблений.
   Самурай повернулся к Храброву и негромко сказал:
   – Иди за остальными, а я поболтаю с тасконцами. Не опасаясь больше нападения, русич преодолел этот
   километр всего за несколько минут и вышел на группу почти точно.
   – На космодроме была засада, – сказал Олесь. – Ждали нас, а попали в нее какие-то тасконцы. Они не имели ни одного шанса выжить. И мы подумали – лучше иметь живых друзей, чем живых врагов.
   Группа решила вернуться на космодром, быстро собрала вещи и начала выдвижение. Пока группа выдвигалась, Аято продолжал беседу с тасконцами. Он выяснил, что они не испытывают любви к Алану. И еще десять лет назад в центральной Оливии не существовало никакого арка. А потом пришел Ярох. Откуда-то с запада. Около двухсот отчаянных головорезов, десятки мутантов. Ярох захватывал город за городом, при этом превращая всех жителей в рабов. Четыре года назад союз городов дал битву арку. Был заключен мир. Все северные территории отошли к Яроху, юго-восточные принадлежали независимым городам. Примерно два года назад договор соблюдался, но затем у Яроха появился странный советник. Человек очень умный, коварный и безжалостный. Именно он начал новую войну с независимыми городами, но войну необъявленную.
   Аято уже заметил группу и быстро направился к своим.
   – Что за люди? – спросил Лунгрен.
   – Потомки оставшихся в живых тасконцев. У них здесь по всему материку построены маленькие городки. Однако справиться с нашествием армии бандитов они не могут. И судя по всему, мы мешаем именно этому клану убийц.
   За оставшиеся тридцать метров японец подробно изложил рассказ Саунта. Складывалась весьма не радужная картина. Постоянные войны, отряды головорезов, рыскающих в поисках врагов, да и просто шайки бандитов, ищущих добычу. Разведывательная группа попала в самый центр адского котла.
   Подойдя к тасконцам, граф громко проговорил:
   – Я Генрих Кайнц, старший этой группы.
   – Я Крик Саунт, – сказал тасконец, улыбаясь. – Один из вождей рода лемов. Наш город примерно в тридцати километрах к югу. За вашу помощь мы готовы предоставить вам ночлег и защиту. Но кто вы? В союзе городов таких воинов нет.
   – Мы, – начал Кайнц несколько растерянно, но быстро сообразил и ответил. – Мы путешественники. Ищем хорошие земли в Оливии.
   Граф вскоре достал карту и вместе с Криком начал сверять ее с действительностью.
   Неожиданно раздался возглас Салаха.
   – Сюда, сюда, – кричал араб.
   Земляне подбежали к Асеру. Оказалось, что один из бандитов был еще жив. Приподняв голову, он внимательно смотрел на наемников. В его глазах не было страха. Бандит усмехнулся и произнес:
   – А ведь вы не аланцы! Я уже две такие группы кончал и хорошо знаю их. Болтуны и слабаки! Они практически ни разу не оказали толкового сопротивления. Вы другие. Солдаты! Причем профессионалы. Даже Коун не сравнится с вами. Я уважаю таких людей.
   К счастью, весь допрос происходил в стороне от тасконцев. Ни один из них не слышал слов бандита и не подозревал о принадлежности группы к Алану.
   Кайнц махнул рукой, собирая всю группу.
   – Итак, наши предположения подтвердились, – начал Генрих. – На группу развернута охота. Кроме того, из рассказа Саунта следует, что у местного царька Яроха есть советник, который слишком много знает об Алане. Значит, версия о предательстве тоже верна. Мы не пойдем старым маршрутом ко второму космодрому, а двинемся напрямик, через лес, через город лемов к третьему. Иначе на всем протяжении пути мы будем постоянно натыкаться на засады.
   Земляне помогли тасконцам похоронить товарища. Несколько минут все молчали.
   – Теперь, если не возражаете, мы начнем осмотр зданий, – сказал Крик. – Нам очень важно найти здесь что-нибудь. Город изможден блокадой.
   – Конечно, – произнес Кайнц. – Мы даже вам поможем в этом.
   Вокруг космодрома было не меньше двух десятков разрушенных строений.
   Взглянув на часы, Тино проговорил:
   – Нам пора, задерживаемся уже на десять минут.
   Японец двинулся к выходу, заодно позвав Сола. Следом за ними пошел и Олесь. Но по дороге он нашел две книжки с хорошо сохранившимися страницами. На одной была надпись «Журнал контроля рейсов и грузов кораблей с космодрома „Звездный“». На второй другая: «Техническая документация космодромов А11». Сам ее зная почему, но обе книги Олесь спрятал под куртку. До поры до времени он не хотел делиться своей находкой с остальными.
   Осмотр остальных зданий ничего существенного не принес, а измерения аланцев закончились раньше времени. К сожалению, их выводы были неутешительными. «Звездный» без генеральной реконструкции не мог принимать космические корабли.
   Спустя несколько минут, вытянувшись цепочкой, группа двинулась за тасконцами.
   Линк Коун получил известие о странном объекте, спускающимся с небес, находясь в свободном городе Кардуэл. Это значило лишь одно – новая группа идет по третьему маршруту. Линк приказал собрать как можно больше людей, чтобы отправиться в район космодрома и расправиться с незванными гостями.
   Невольно Линк усмехнулся. Алан никак не хочет успокоиться. Пятые смертники за два года – многовато для столь миролюбивой планеты.
   Коун вместе со своими головорезами ранним утром двинулся в сторону космодрома. Все эти убийцы и мародеры беспрекословно подчинялись ему. Сейчас их было чуть меньше восьмидесяти. Неплохая армия для налета на какой-нибудь городок.
   За четыре часа отряд преодолел восемнадцать километров. Остановившись на небольшой поляне, Линк объявил привал. Улегшись в тени развесистого куста, Линк задремал. Сколько продолжался его сон, сказать трудно, но вскочил он от странных криков в лагере. Тотчас подбежали два его телохранителя – Корст и Хиндс. Последний тяжело дышал и с трудом вымолвил:
   – Вернулся Вокс, он весь оборван и рассказывает какие-то чудеса. Ясно лишь одно – Токс и Гар убиты.
   Уцелевший после боя бандит сам спешил к главарю. Он упал на колени и проговорил:
   – Убиты все… Там, на космодроме…
   И он подробно описал все, что произошло.
   Линк обхватил голову руками. Что-то не так! Аланцы догадались об объявленной им войне и направили на планету совершенно других людей. Но где они их взяли? Ясно одно – этот противник гораздо опаснее, чем все предыдущие группы вместе взятые. Коун чувствовал, что эта разведгруппа доставит ему много хлопот.
   Отдохнув около получаса, земляне начали собираться в дальнейший путь. Именно в этот момент Виола и спросил:
   – Скажите, Саунт, а за последние год-полтора вы не встречали людей в такой же одежде, как и мы. Несколько наших друзей пропали в этом районе.
   Лицо тасконца помрачнело. Он рассказал, что в такой одежде им доводилось видеть воинов арка. А Сол был свидетелем убийства трех мужчин и двух женщин бандитами советника Коуна. И, что удивительно, Коун знал этих людей. Один из них плюнул Линку в лицо. Этих бедняг распяли на крестах на одном из холмов.
   Разведчики отправились туда, сняли останки с крестов и похоронили их.
   Дольше всех молчал Виола. Наконец, когда группа начала выдвигаться, он подошел к Бартону и тихо проговорил:
   – Я вспомнил. Знакомое имя – Коун. Так и вертелось на языке. А теперь все ясно. Он был инструктором по рукопашному бою в Центре подготовки разведгрупп. На Таскону Коун ушел добровольцем в первом потоке. Похоже, что земляне правы – здесь действительно опасный и подлый предатель.
   Спустя еще два с половиной часа разведчики вышли из леса. Саунт их ждал.
   Лемы вышли на проселочную дорогу и направились к уже видневшемуся вдали городу.
   Первое, что увидели разведчики, был высокий деревянный частокол. Осмотрев стены и многослойные, крепкие ворота, де Креньян поднял большой палец.
   – Отлично сделано, – произнес маркиз. – Однако хочу посоветовать вам вырыть ров глубиной метра четыре и шириной около восьми. Тогда город будет неприступен для Яроха.
   Два охранника, завидев Саунта, немедленно открыли ворота. Плотной группой земляне вошли в город. Лендвил изменил взгляд разведчиков на лемов. Они поняли, что цивилизация еще жива. И есть люди, которые хотят ее сохранить.
   Между тем лемы остановились возле длинного прямоугольного здания, слегка похожего на барак. Саунт сказал, что это своего рода гостиница и предложил располагаться. Через час принесли ужин.

   Утром, когда все разведчики вышли из здания, на столе уже был накрыт легкий завтрак. Саунт был прав, лемы выполнили закон гостеприимства по полной программе. Саунт с мрачным выражением лица направился к разведчикам. Выждав небольшую паузу, он произнес:
   – Только что мои дозоры заметили воинов арка. Они движутся тремя колоннами всего их около пятидесяти. На всякий случай я поднял своих людей по тревоге.
   – Напрасно, – вымолвил Лунгрен. – Эти ребята ищут нас. Лендвил их вряд ли интересует.
   Разработав план, поправив рюкзаки, оружие, земляне начали выдвигаться к воротам. А провожали их печальные, обреченные взгляды лендвилок. Они прекрасно понимали, что эти мужчины идут на смерть. Сюда воины больше не вернутся.

   Линк вел своих людей к Лендвилу по знакомой тропе. Год назад он разбил здесь лагерь, раз за разом отлавливая поисковые группы противника и уничтожая их. Сейчас Коун шел тем же путем. Изменения, произошедшие на вершине, советник заметил сразу. Взглянув на срубленные кресты и свежевырытую могилу, Линк удивленно усмехнулся. Целый год покойников никто не трогал, а эти сразу нашли их и даже похоронили. Значит, кто-то знал местонахождение крестов. Кроме того, Коун уже догадался, что разведчики обнаружили засаду не случайно. Внезапного нападения теперь не получится.
   Повернувшись к своим людям, советник произнес:
   – Они ушли в Лендвил и будут там ночевать. Это нам на руку. Мы догоним их и прикончим.
   Погоня началась.

   Группа ворвалась в лес. Отвлекающий маневр удался. Однако надеждами себя никто не тешил. С таким грузом за спиной от бандитов не уйти.
   Не успела группа пройти и двухсот метров, как чуть правее на вырубку выскочили бандиты.
   Вскоре из толпы выдвинулся высокий черноволосый мужчина лет тридцати пяти. Он уверенно направился к разведчикам. Остановившись примерно в десяти шагах, бандит проговорил:
   – Я Линк Коун, советник великого арка Яроха. Вы нарушили наши территориальные границы, а значит, подлежите пленению и разбирательству…
   – Это ложь! – воскликнул Том. И в данном случае вторглись как раз вы. Говоря же о тебе лично, сволочь, знай – ты предатель, трус и ублюдок! Именно по твоему приказу убили третью разведгруппу.
   Коун иронично прищурился, высматривая говорившего, а затем с улыбкой вымолвил:
   – А, знакомые все лица, лейтенант Виола! И ты, бедняга, решил посетить Таскону? Напрасно. Очень негостеприимная планета. Ты совершенно прав, это я прикончил третью разведгруппу, скажу больше – и первую, и четвертую. Лишь вторая сама размазалась о горы на юге. А вы обречены, у меня больше тридцати солдат. Сейчас подойдут еще. Предлагаю вам сдаться, и тогда, возможно, я сохраню вам жизнь.
   – Вот тут ты заблуждаешься, – усмехнулся Генрих. – Даже воюя за Святой Престол, окруженный сарацинами, я не думал о плене. Лучше умереть с мечом в руке, чем с веревкой на шее. Придется, Коун, твоим людям повоевать.
   Линк пожал плечами. Он уже обернулся к ждущим сигнала воинам, как вдруг его осенило. Святой Престол, сарацины – это же из отчета исследований на планете Земля. Так вот откуда эти бойцы!
   – Земляне! – вырвалось у советника.
   – А ты не дурак, Коун, – произнес де Креньян. – Догадался…
   Советник пожалел, что они враги. Воины такого уровня в его армии заняли бы весьма высокое положение. С ними Коун наверняка скинул бы Яроха с престола.
   За время переговоров бандиты заняли позиции для атаки. Земляне готовились к бою. Сверкали начищенные щиты, мечи, шлемы. Один вид их приводил противника в трепет: конусообразные, круглые, горшковидные, с рогами, орлами, массивными забралами… Большинство землян сняли куртки, обнажая кольчуги и латы.
   – Бог мой, да они в броне, – вырвался чей-то возглас. Коун повернулся и увидел в глазах большинства бандитов нарастающее чувство страха.
   Медлить было нельзя. Вскинул меч, Линк громко закричал:
   – Вперед! В атаку! Убейте всех!
   Толчок был дан, и бандиты бросились вперед.
   Тотчас все разведчики натянули тетиву луков и арбалетов. Бандиты не успели пробежать и десяти метров, как первый рой стрел обрушился на них. А земляне, словно автоматы, посылали в противника стрелу за стрелой. Уже через пять секунд атака захлебнулась, и бандиты начали отступать. Земляне вошли в раж, кромсая бандитов направо и налево. Спустя десять секунд группа прорвалась на юг и начала уходить к лесу. Стоило бандитам приблизиться, как их настигали стрелы. Потеряв еще несколько человек, противник прекратил преследование.
   Разведчики очень быстро добрались до леса и остановились только здесь. У них были потери: в бою был убит Асер Салах.
   Спустя минуту разведчики двинулись на юг. Лес становился все выше и темнее. Порой наемникам приходилось даже прорубать себе дорогу в зарослях. Однако никто не просил привала. Все понимали – от бандитов надо уйти как можно дальше.

   Советник сидел на небольшом пне и усиленно смотрел в одну точку. Такого исхода он никак не ожидал. Земляне оказались не только хорошими бойцами, но и отличными стратегами.
   Кто мог знать, что сюда пришлют землян! Как хорошо все начиналось. Он добровольцем вызвался лететь на Таскону. И несмотря на показную активность, Коун постоянно ждал удобного момента, чтобы начать новую жизнь. И такой шанс подвернулся. Группа наткнулась на поисковый отряд арка. Начался бой. Аланцы побеждали, хотя и потеряли пятерых.
   И в этот миг Линк понял: он упускает свое счастье. Удара с тылу разведчики не ожидали. Двоих Коун прикончил сам, а оставшихся двоих добили бандиты. Линк потребовал, чтобы его отвели к самому главному.
   Коун рассказал арку свою историю. И несмотря на невеликий ум, Ярох сумел оценить надвигающуюся опасность. Высадка большого десанта неминуемо приведет к войне. И повелитель понял, что нуждается в таком человеке, как Линк. Ярох даст ему богатство и власть, а он будет ограждать государство от разведывательных групп. Так между арком и Коуном появилось устное соглашение. Вскоре Линку присвоили титул главного советника. И надо сказать, он не терял времени понапрасну. С группами разведчиков Линк расправлялся практически без усилий.
   Два долгих года Коун наслаждался богатством и властью. Линк уже не боялся аланских разведчиков – он расправлялся с ними слишком легко. Но, видно, Великий Координатор просчитал эту ситуацию. У него не осталось в подчинении классных солдат, и он нашел их на стороне.
   Без всякого сомнения, земляне на два порядка лучше, чем любой воин Яроха. А ведь за этими могут последовать другие. Надо что-то решать, решать кардинально. Но как аланцы заставили землян сражаться на своей стороне? Один из воинов сказал, что они рабы и прикованы цепями. Объяснение одно – их поджимает время. Стоп! Советник понял, что находится у разгадки. Мысль отчаянно крутилась в голове. Цепь и время. Вот основа…
   – Ну, конечно! – воскликнул Линк, не обращая внимания, что говорит вслух.
   Перед самой отправкой на Таскону Коун нелегально забрался в секретные коды научных исследований. Какая-то группа ученых разработала препарат, совершенно безвредный на протяжении нескольких суток, а потом без специального антидота это вещество убивало все живое. Похоже, что исследования увенчались успехом. Во всяком случае, теперь Линк знал, о каких цепях идет речь.
   Часа через два после полудня появился отряд Алонса. Разведчики, конечно, уйдут далеко, но имея такого следопыта, как Алонс, Линк не сомневался, что найдет их. Их надо остановить любой ценой.

   Олесь проснулся раньше остальных и с наслаждением вдыхал прохладный утренний воздух.
   Приподнявшись на локте, русич увидел сидящих у костра де Креньяна и Ридле. Охрана не дремлет, а значит, можно еще полежать.
   Завтрак длился, как всегда, недолго, однако на этот раз Кайнц, прежде чем им начать движение, разрешил получасовой отдых. Все разведчики облегченно вздохнули. Между тем, граф разложил на земле свою карту с поправками Саунта.
   Саунт подробно рассказал ему маршрут экспедиции. Нужно будет спуститься по реке до города Аусвил. Люди здесь живут обособленно, не подчиняются никому. Саунт сказал даже пароль, благодаря которому группа беспрепятственно пройдет по землям города.
   Преодолев отвесную стену, группа вышла к реке.
   Уже через десять минут в крепких уверенных руках заработали топоры. Услышав глухие далекие удары и взглянув на свою карту, Линк догадался, что разведчики строят плот. Строительство было окончательно завершено за два часа до захода Сириуса. Отплытие назначили на утро. Чтобы подстраховаться и обезопасить себя от Коуна разведчики решили оставить для прикрытия Олеся и Бартона. Между тем совсем недалеко от лагеря разыгрывалась драма. За всю ночь Агадай еще ни разу не закрыл глаза. Он думал. Зачем ему помогать аланцам, когда Талан их ненавидит? Жалкие трусы и слабаки. Талан привык воевать, грабить, убивать, превращать людей в рабов. И здесь, на Тасконе, его место рядом с Коуном. Вот это действительно мужчина. Монгол привык держать судьбу в своих руках. Еще днем, стоя у края скалы, он сделал свой выбор. Он дождался смены и уговорил Храброва вернуться. На удивление, русич легко согласился. В этом монгол увидел благосклонность духов. Они поощряли его выбор. Выждав около часа, когда Олесь и Освальд наверняка дошли до лагеря и уснули, монгол начал действовать.
   Бартон дремал, прислонившись плечом к каменному выступу. Талан тихо приблизился, а затем, ловко закрыв рот жертве рукой, нанес удар кинжалом в сердце. Слим дернулся и тотчас обмяк. Дело было сделано. Откинув труп в сторону, монгол вытер лезвие об одежду аланца и убрал оружие в ножны. Сириус еще не поднялся из-за горизонта, но небо на востоке уже начинало светлеть. Надо было спешить.
   – Эй, внизу, – крикнул Агадай. – Я хочу поговорить с Коуном.
   – Кто ты такой и что тебе надо? – спросил советник.
   – Я Талан Агадай, сотник великого хана Батыя. Мне надоели эти трусы, – произнес монгол. – Ты обещал антидот. Это правда?
   – Само собой, – ответил Коун, торжествуя. – Ученые арка найдут его максимум дней за пять.
   – Хорошо, – согласился Агадай. – Я перехожу на твою сторону. Грабить и убивать – это работа для меня. Можете подниматься, там уже есть вбитые карабины и клинья. Поторопитесь, скоро придет смена.
   Между тем, первые воины уже начали подниматься. Вскоре там уже скопилось около двенадцати человек. Только тогда наверх поднялся и Линк. Первым делом он направился к стоящему в отдалении землянину. Агадай, заложив руки за спину, спокойно наблюдал за действиями недавних врагов.
   – Ты здорово нам помог, – вымолвил Коун. – Другого подъема здесь нет, и группа бы далеко ушла от нас. Я у тебя в долгу. Расскажи мне все об этой разведгруппе. Как вы, земляне, попали в ее состав? Кто остальные? Их сильные и слабые стороны.
   Повернувшись на восток, Талан с тревогой проговорил:
   – Боюсь, что сейчас не время для бесед. Сириус уже показался из-за горизонта. Скоро Кайнц начнет поднимать людей. Спешите их прикончить, пока они спят.
   Вскоре бандиты исчезли в чаще леса, а из трещины поднимались все новые и новые солдаты.
   Храбров просидел возле Олис больше часа. Наступило утро. Не желая задерживать товарищей, Олесь решил сменить Агадая. Русич прошел километра три, когда услышал первый хруст. Затем звук еще одной сломанной ветки, чей-то тихий окрик. Уже спустя несколько секунд он увидел тени людей. Сомнений в том, кто эти люди, у русича не возникало. Храбров бросился к лагерю. Объяснив Аято в чем дело, они разбудили остальных. Обрушив десятки стрел на передовой отряд Линка, группа отступила к реке и отчалила от берега.
   Советник понял, что его люди вновь упустили хороший шанс. Теперь придется продолжать погоню.
   Монгол еще раз убедился, что не ошибся в выборе. Он находился среди подобных ему людей. Он рассказал Коуну о разведчиках все, что знал.
   Плот быстро плыл по реке, и беснующиеся от неудачи бандиты все удалялись и удалялись. Вскоре место лагеря стало совсем не видно.
   Только сейчас разведчики окончательно пришли в себя. Они, наконец, осознали, что в одну ночь лишились двух товарищей. Один, наверняка, был убит, второй, скорее всего, стал предателем.
   Гораздо важнее другое – бандиты снова преследуют группу. Через восемь-десять часов они построят плоты и устремятся в погоню.
   – Да, мы упустили отличный шанс отделаться от этих мерзавцев, – проговорил Аято. Но есть еще одна проблема. Теперь Коун знает о нас все. Любой следующий шаг группы будет известен бандитам. А что-либо изменить мы уже не в состоянии.
   Плот подплывал к странному месту все ближе и ближе. Вскоре все увидели огромный шест, воткнутый в землю у самой воды, а на его макушке висел изрядно пожелтевший человеческий череп.
   – До города осталось всего шесть километров, – сказал граф. – Чтобы не вызывать у местных жителей подозрений, лучше преодолеть их по суше.
   На всякий случай наемники затащили плот на сушу. Он мог еще пригодиться. Быстрая разгрузка, короткий обед, и группа не спеша двинулась на юго-запад.
   Когда они вышли на поляну, на другой стороне ее появился стройный воин. На очень чистом тасконском языке, практически без акцента, произнес:
   – Кто вы?
   – Я хочу поговорить с вождем Лостом, – выкрикнул граф.
   Несмотря на выдержку, сразу было видно, что дол удивлен. Он опустил копье и негромко ответил:
   – Вождь Лост умер семь лет назад.
   – Кажется, у нас неприятности, – произнес Жак.
   – Тихо, – скомандовал Кайнц, а обращаясь к долу произнес: – Тогда я хочу поговорить с его преемником.
   Воин кивнул головой и вымолвил:
   – Хорошо. Ждите здесь и не двигайтесь.
   Спустя еще пять минут из леса вышел седовласый старец с длинной узкой бородой. Вождь долов опирался на резной посох. Внимательно посмотрев на чужестранцев, он зычным голосом сказал:
   – Я Мласт, верховный правитель долов. Зачем вы меня спрашивали?
   Кайнц выступил чуть вперед и произнес:
   – Мы путники, идем далеко на юг. В земли долов пришли не случайно. Я знаю пароль, но скажу его только тебе.
   Землянин наклонился поближе к долу и что-то тихо произнес. Почти тотчас Мласт повернулся к лесу и громко вымолвил:
   – Это гости. Стин, ко мне, все остальные занимаются своими делами.
   Разглядывая снаряжение солдат, Мласт одобрительно кивал головой.
   – Вы отлично подготовлены к походу, – похвалил вождь. – Люди, приходившие до вас, не имели таких доспехов и оружия. Много лет минуло с тех пор. Саунт еще жив?
   – Да. Он возглавляет род лемов. Сейчас они отстраивают город, укрепляют его. К сожалению, в лесах на севере появилось много врагов, – ответил Кайнц.
   – Законы гостеприимства долов требуют, чтобы путники обязательно провели ночь в городе, но время их пребывания не должно быть больше суток. – сказал вождь.
   – Что ж, мы уйдем завтра утром, – мгновенно отреагировал Кайнц.
   Путь от поляны до Аусвила оказался несложным. Прямо посреди поля они увидели огромный серебристый купол. Возле него было несколько построек из камня, бетона и пластика. Некогда яркая окраска выцвела, и все же комплекс выглядел потрясающе. Складывалось впечатление чего-то нереального, неестественного, чужого. Казалось, еще мгновение, и мираж исчезнет. И земляне, и аланцы замерли в восхищении. Заметив это, воин протянул руку и лаконично вымолвил:
   – Аусвил.
   – Так значит, ваш город находится как раз в научно-исследовательском институте! – вырвалось у Виолы. – Удивительно, как все здорово сохранилось.
   На вопрос почему вокруг Аусвила нет защиты, дол показал на крепкие стволы высотой до трех метров, огромное количество ветвей, а на них, помимо листьев, острые десятисантиметровые шипы. Все это переплеталось в плотную, непроходимую массу.
   – Если враг упадет на ограду, – пояснил Стин. – то будет проткнут, словно десятком копий. Смерть неминуема.
   Пройдя около полукилометра, разведчики вышли к реке. Именно здесь и находился единственный мост через ров. Сразу за проходом проводник свернул направо и остановился у нескольких деревянных лачуг.
   – В вашем распоряжении три дома, – Стин указал рукой. Располагайтесь, а я побеспокоюсь об обеде.
   Тем временем, Стин ушел. Подходило время обеда, и разведчики были рады, что их ждет маленькое пиршество.

   Коун сидел на переднем плоту и в душе проклинал тот день, когда упустил разведгруппу у Лендвила. Пока это был самый реальный шанс. Все последующие события приносили лишь неприятности.
   Наконец, отряд Линка вышел на тропу. Как-то незаметно Алонс вышел к небольшой поляне с огромными красивыми цветами. Он уже хотел сделать шаг вперед, когда увидел в двадцати метрах от себя полуобнаженного воина.
   – Путники, – неожиданного громко сказал незнакомец. – Ваш отряд нарушил границу земель долов. Вы вооружены и представляете угрозу для Аусвила. Нам дороги наши люди, а потому мы предлагаем вам немедленно покинуть эту территорию. Только так вы сможете сохранить себе жизнь.
   Бандиты в ответ расхохотались. Выйдя из-за могучего плеча телохранителя, следопыт спросил:
   – А здесь случайно не проходила пять часов назад группа из десяти человек? Мы их друзья…
   – Я ничего не знаю. Если через пять секунд вы не начнете убираться отсюда, мы атакуем, – ответил воин.
   Алонс моментально из фразы вычленил главное. Дол сказал «мы». Значит, он не один. Тасконец дернул советника за рукав.
   – Линк, остановись. Мы не можем воевать здесь. Это их лес, они знают его гораздо лучше.
   Телохранитель поднял копье, но дола уже не было. А спустя пару секунд из-за листвы на бандитов обрушился град стрел, копий, топоров. Воины попали под перекрестный обстрел с двух сторон, не имея надежного тыла.
   – Отходим по тропе. Немедленно! – закричал Линк, закрывая голову щитом.
   Только после перевязки советник сделал перекличку. Из западни вырвалось сорок пять человек.
   – Черт бы их подрал, – выругался советник. – Земляне слишком коммуникабельны. Сначала лемы, теперь долы. Меня настораживает этот народ. Очень опасные люди. Как же их теперь достать? К городу нам не подойти…
   – И не надо, – произнес Алонс. – Долго в Аусвиле группа не пробудет. Их поджимают сроки. Конечная цель экспедиции нам хорошо известна. Минуя земли долов, мы сразу двинемся к третьему космодрому. Рано или поздно наши пути пересекутся.
   Лицо Коуна просветлело. Конечно же, его люди обгонят разведчиков и подготовят достойную встречу. Группа сама придет к нему в руки.
   Линк спешил. У него появился шанс опередить своих врагов.

   Храбров уже долгое время искал способ полистать журнал, найденный на космодроме «Звездный». Однако всякий раз вокруг находилось много людей, а раскрывать свою тайну раньше времени юноша не хотел. Сейчас представился наиболее удобный случай. Аято Олесь доверял полностью и не опасался его. Самурай умел молчать.
   Олесь бросился к своему рюкзаку и достал первую книгу, ярко-красную, в переплете с золотистой надписью «Журнал контроля рейсов и грузов кораблей с космодрома „Звездный“».
   Журнал велся с первого дня три тысячи сто двадцать шестого года, до того момента, когда на Тасконе разразилась катастрофа. То есть несколько месяцев. Можно сказать, что это была стенограмма последних дней перед концом света.
   – Что-то я никак не пойму, – вымолвил Олесь. – Эти парни довольно спокойно, без опасения раскрывают тайны своего государства на страницах журнала. А ведь Оливия и Аскония явно скрывают создание флота у планеты Клон…
   – Журнал читали только тасконцы, имеющие на это право, – ответил Аято. – Гораздо больше меня интересует Алан. Уже двести лет назад там правил Великий Координатор. Кто он? Судя по всему, это не совсем человек.
   – Может быть, это просто титул? – предположил Храбров.
   – Вряд ли. Слишком могуществен. В короткий срок подчинить себе всю планету не может ни один, даже самый мудрый правитель. Это загадка, которую, судя по всему, не разгадали и тасконские ученые.
   – Как бы там ни было, но оливийцы готовились к массовому бегству с планеты, – произнес русич. – Тино, тебе не кажется, что они знали о катастрофе?
   – Да, похоже на то, – согласился японец. Слишком много загадок для конца света.
   – Это уже напоминает агонию, – проговорил горестно Аято. – Теперь я понимаю, зачем была нужна такая секретность. Правители Тасконы боялись общей паники. Даже столь подготовленные люди, как дежурные, находятся на грани срыва. Видеть, как планету покидают твои товарищи, а самому оставаться на погибель – слишком тяжело. Именно поэтому большинство людей и находилось в неведении.
   – Но кто же им угрожал? – спросил Храбров.
   – Судя по резким репликам Саунта, оливийцы грешат на Алан.
   – Значит, Крик был прав, – произнес русич.
   – Непонятно, как это удалось Великому Координатору? Ведь его держава не имела даже космических кораблей. Это загадка…
   – Еще более удивительно, что тасконцы знали о грозящей им катастрофе, но что-нибудь изменить уже не могли. Давай же читать дальше. Времени у нас немного, а посвящать аланцев в тайны этого журнала пока не стоит.
   – Но к сожалению, мы так и не узнали, кто стал виновником катастрофы, – произнес Храбров. Хотя теперь понятно, как это произошло. Тасконцы потеряли контроль над собственными ядерными ракетами. Может быть, какой-нибудь маньяк-ученый?
   Аято отрицательно покачал головой.
   – Нет, вряд ли. Он, конечно, мог захватить систему управления одного государства, но не трех же. Кроме того, человек физически не мог контролировать целую планету. На это способен лишь сверхмощный компьютер. А именно…
   – Великий Координатор, – выдохнул Олесь.
   – Правильно, – подтвердил японец.
   Спустя полчаса вся группа была уже на ногах. Тотчас появился и Стин. С легкой усмешкой он наблюдал за подъемом разведчиков. Однако воин знал, что все это время двое чужеземцев не спали, а значит, охраняли своих друзей. Это говорило о профессионализме гостей, и Стин, как хороший солдат, ценил подобные поступки.

   Все оставшееся время до наступления темноты группа с интересом осматривала город долов. Он значительно отличался от Лендвила. Вскоре группа повернула обратно к своим домикам. Именно в этот момент раздался непонятный шум возле ворот.
   – Что случилось? – спросил Кайнц.
   – Точно не знаю, но кто-то из наших воинов погиб. Я отчетливо слышу звуки прощальной песни. Ее всегда поют друзья погибшего, когда несут тело в город, – ответил проводник.
   Но вот из-за спин воинов не спеша вышел Мласт.
   – Долы! На нашу землю посмел ступить большой отряд чужеземных воинов. Они жестоки и злы. Наши предупреждения были грубо отвергнуты. И тогда мы покарали наглецов.
   Правитель махнул рукой, и тотчас восемь воинов подняли тела обоих погибших. Мласт повернулся к одному из воинов и негромко сказал:
   – Лекаря сюда. Немедленно. Наск умирает.
   Тем временем старик подошел к разведчикам. Взглянув на их мечи, кинжалы, доспехи, он произнес:
   – У вас сильный враг. Смелый, решительный, жестокий. Их в пять раз больше, чем вас. На что вы надеетесь?
   В это время вперед выдвинулась Салан и тихо произнесла:
   – Разрешите, я его посмотрю. Я врач.
   Линда разрезала повязку, взглянула на большую рваную рану. Она оказалась довольно глубокой.
   Она работала, как настоящий профессионал. Спустя примерно сорок минут, Линда поднялась с колен и с усталой улыбкой вымолвила:
   – Надеюсь, у вас найдется горячая вода, чтобы отмыть кровь с рук?
   – А он? – произнес старик.
   – Будет жить, – ответила аланка.
   Продолжать тему правитель не хотел, а потому произнес:
   – Ваши враги отброшены на восток. Однако их еще очень много. Более четырех десятков. Они движутся на юг. Мои наблюдатели постоянно следят за ними, так что утром я, возможно, скажу, как вам лучше уйти из Аусвила.
   До наступления полной темноты было еще около часа, и разведчики, разложив походные одеяла, расположились на небольшой поляне. Храбров лежал на спине, положив руки под голову и закрыв глаза. В какой-то миг он даже потерял ощущение грани между сном и реальностью.
   В этот миг его и толкнул Аято. Японец удивленно смотрел на своего молодого товарища и тихо спросил:
   – Я думал, что ты уснул?
   – Так и было, – ответил Олесь, приподнявшись на локтях.
   – Тогда интересно, что тебе снилось? – не успокаивался японец.
   – Ерунда какая-то, – пожал плечами русич и вкратце рассказал свой сон.
   Приподняв голову, Тино с серьезным видом сказал:
   – Это не просто сон – это вещий сон. Теперь я уверен, что нас ждет засада с Агадаем во главе.
   – Все успехи группы так или иначе связаны с тобой. Встреча и помощь лемам. Благодаря этому мы без проблем дошли до Аусвила. А ведь там, на скале, когда ты должен был остаться – бог миловал тебя и заставил идти вместе с группой. Я уже не говорю о журналах. Пока их роль не ясна, но то, что ты их нашел – это не случайно.
   – Что-то в тебе есть особенное, душевное, светлое. Ты можешь забыть мои слова, но я прошу – все сны рассказывай только мне.
   Ранним утром, с первыми лучами Сириуса группа уже выдвигалась из города.
   Как всегда, разведчиков сопровождал Стин. Разведчики долов указали им, где расположился лагерь Коуна.

   Агадай, посланный Аинком для поиска землян, обнаружил их и пошел по их следам. Одного из бандитов он послал к советнику с докладом.
   Аинк услышал странные звуки на просеке позади отряда. Вскоре и остальные бандиты услышали хруст веток и приближающиеся шаги человека. Еще мгновение, и из-за поворота, навстречу следопыту выполз совершенно измученный Корк, – воин оставленный с Агадаем.
   Спустя всего двадцать минут отряд Аинка повернул назад. Вскоре они миновали свой ночной стан и повернули на запад. Именно туда шла тропа Агадая. Аинк уже был уверен в успехе.

   После столь продолжительного отдыха группа шла гораздо быстрее. Группа целый час искала развилку, но все усилия были тщетны.
   После привала двинулись дальше. Правда, почти тотчас Аунгрен заметил едва видную развилку. Экспедиция ускорила шаг и спустя несколько минут вышла к очень быстрой, порожистой реке. Но Юлан знал, куда направлять группу. Тропа поднималась на небольшой холм, резко разворачиваясь у воды. Именно там и было положено огромное толстое бревно. Тем не менее, это была вполне надежная переправа.
   Последним шел де Креньян. Он шутил, постоянно заигрывал с Аиндой. Расплата последовала незамедлительно. На холм, с которого они только что ушли, выбежал Агадай и еще трое бандитов. Монгол уже снимал лук, доставал стрелу, а Жак находился лишь на середине бревна. Рука монгола дрогнула, стрела сорвалась, и тетива со страшной силой впилась в бедро де Креньяна. Группа была готова к отражению атаки, и рой смертоносных стрел обрушился на нападавших. Ридле и Аято подхватили Жака под руки и оттащили его в безопасное место. Рана оказалась не очень опасной, но стрела задела кость. Быстро передвигаться де Креньян больше не мог.
   – Что-то надо делать, – вставил Аято. – Нога вряд ли заживет в ближайшие дни.
   – Даже думать забудьте, – возразил маркиз. – В начале похода мы приняли решение. Закон есть закон. Я буду сдерживать группу, а потому должен остаться.
   Все земляне опусти головы и молчали. Однако Жак был прав. Выбора у них не оставалось.
   Чтобы оторваться от Агадая, решили сбросить бревно в воду.
   Взвалив на спину рюкзаки, разведчики в последний раз проверяли снаряжение. Чуть в стороне, прислонившись к дереву, стоял де Креньян. Жак понимал, что обречен.
   Друзья подходили к французу, прощались с ним, хлопали по плечу, желая удачи. Как и следовало ожидать, последней была Салан. Девушка обняла де Креньяна и сунула ему в левую руку маленькую продолговатую коробочку.
   – Препарат для продления жизни, – улыбнулась Линда. – Об этом знаю только я и Виола. В коробке две дозы – твоя и Салаха. Ему она уже не понадобится. Прощай, я сделала все, что могла.
   А Линк со своими бандитами подошли к реке, но моста уже не было. Им пришлось ждать до утра.

   Прошли еще одни сутки после переправы. По всей видимости, бандиты не успели перебраться через реку в тот же день, а потому отстали от разведчиков часов на восемь. До космодрома оставалось чуть больше ста десяти километров. Но беда не приходит одна. Рядом завелись тапсаны.
   С первыми лучами Сириуса, наспех позавтракав, разведчики двинулись в путь.
   Неожиданно для всех со звериным рыком из-за деревьев выскочило волосатое человекоподобное существо. Казалось, что еще мгновение, и эта полуобезьяна бросится на землян. Однако инстинкт самосохранения оказался сильнее. Издав громкий вопль, существо обратилось в бегство.
   – Мы допустили ошибку, что не пристрелили чудовище. Эта образина нас выслеживала. Стин говорил о стаях диких. Возможно, мы находимся рядом с одной из них, – сказал Кайнц.
   Что-что, а убегать группа уже научилась профессионально. За пару минут были собраны рюкзаки, снаряжение, оружие. Генрих подал команду на выдвижение.
   К сожалению, самые мрачные прогнозы Кайнца и Аято подтвердились. Вскоре Линда вскрикнула и указала рукой на несколько волосатых чудовищ, двигающихся параллельно группе. Однако земляне вовсе не были напуганы. Они лишь искали подходящее место, где можно с достоинством встретить нападение деградировавших мутантов. На это ушло около двадцати минут, пока Аято не заметил небольшую поляну. Именно туда группа и двинулась.
   Дикие тем временем приближались и приближались.
   Впрочем, уже через несколько минут дикие испуганно отхлынули назад, оставив на земле больше десятка тел. Три здоровых родича тотчас бросились на раненого, добили его и, отрывая большие куски мяса, начали пожирать.
   – Надо уходить, – произнес Аято. – Эти чудища голодны. Еще немного, и они бросятся снова. Мы оставляем им царский обед.
   Наемники миновали опасную зону, взяли свои вещи у аланцев и бегом устремились прочь от поляны. Смотреть на кровавое пиршество, развернувшееся там, никто не хотел. Ни один из землян ни разу не обернулся.
   Около часа все шли молча, стараясь не вспоминать эту бойню. Но погони не было. Дикие остались далеко позади и занимались своими делами. Они уже больше не были людьми, хотя отчасти и сохранили человеческий облик. После катастрофы эволюция пошла вспять, у этих существ развились все возможные и невозможные атавистические органы и придатки. Порой природа бывает ужасно слепа…

   Как и предполагал Алонс, переправа оказалась весьма сложной.
   – Проклятье, – вымолвил он. – Мы потеряли четыре часа на эту переправу. Теперь придется попотеть, чтобы догнать аланцев.
   Агадай хотел что-то ответить, но его опередил Хиндс. Переминаясь с ноги на ногу, телохранитель тихо произнес:
   – Господин, у меня плохие новости. Запасов продовольствия хватит от силы на двое суток. А что нас ждет впереди, ты знаешь лучше меня. Там мы пищу нигде не раздобудем.
   – Вот дьявол, – воскликнул Коун. – Нам определенно не везет.
   – Если не уничтожим группу в районе третьего космодрома, они наверняка двинутся дальше на юг. А там пустыня. Ужасное, убийственное место. Года два назад я так и не смог ее преодолеть.
   Воины вслед за Коуном двинулись в погоню. Следы разведчиков Алонс нашел без труда.
   Коун подгонял своих людей почти беспрерывно. По словам Алонса, отряд непрерывно приближался к разведчикам. Он определял это по следам.
   Бандиты осторожно двинулись дальше. Спустя несколько минут они вышли на поляну, где еще совсем недавно развернулась кровавая драма. Около десятка наиболее слабых особей доедали остатки. После страшного пиршества поляна была буквально залита кровью.
   – Ну почему, почему нам так фатально не везет? – воскликнул Коун. – Эта группа почти без потерь выходит из любого переплета. Это ненормально, неестественно! Я никогда не верил в бога, но сейчас я начинаю сомневаться…
   Неудачи уже начали ломать Аинка.

   Группа преодолела еще восемьдесят километров. После столкновения с дикими группа шла довольно быстро, стараясь оторваться от преследователей и достичь цели вовремя. По расчетам Аято, бандиты были где-то в семи-восьми километрах позади. То есть, всего час пути.
   Через десять минут снова вышла на большое поле. Даже в наступивших сумерках разведчики без труда увидели внизу на пологом склоне остантки разрушенных строений. Взглянув в бинокль, Виола с облегчением произнес:
   – Это космодром. До него не более двух километров.
   Откуда только у людей силы берутся? Высоко поднимая колени, размахивая оружием, наемники и аланцы буквально ворвались на космодром. Несмотря на усталость, все члены группы были готовы к работе. Быстро поужинав в свете маленьких карманных фонариков, разведчики разбрелись по космодрому. Виола, Салан и Кроул занялись обследованием покрытия, а Ридле, Аунгрен, Аято и Храбров осматривали развалины зданий.
   Спустя тридцать минут наемники наконец обнаружили шоссе.
   Оба землянина присели на колени, и юноша раскрыл книгу. На титульном листе оказался повтор ее названия – «Техническая документация космодрома А11». Аегкое движение руки, и перед землянами предстал стандартный план космодрома А11. Именно его и искали наемники. Быстро просматривая чертежи зданий, русич находил уже знакомые ориентиры.
   Наемники шли по правой стороне космодрома в южном направлении. И пока все развалины в точности соответствовали плану. Совпадали даже примерные размеры, хотя определить это мешала темнота. Приходилось постоянно считать шаги, вместо того, чтобы идти сразу к цели.
   Развернув книгу и чертежи, юноша измерил расстояние от гостиницы до блока. Двадцать семь метров. Обернувшись к японцу, юноша сказал:
   – Склад должен начаться здесь. Пусть уничтожено верхнее здание.
   Успех пришел довольно быстро.
   – Я знал, знал, – воскликнул обрадованный русич. – Блок Z-7 находится прямо под нами.
   – Лично меня настораживает другой факт, – произнес Аято. – Все здания космодромов сделаны весьма прочно, и после взрыва хоть что-то, но уцелело. Верхняя же часть блока Z-7 разлетелась, словно тростниковая хижина. Это не случайно. Тасконцы не хотели, чтобы люк был завален грудой камней. А значит, они предполагали им воспользоваться.
   Двинувшись к прямо противоположному углу здания, земляне вновь принялись за раскопки. Уже спустя несколько минут лезвие самурая ударилось во что-то металлическое.
   Люк оказался квадратным, со сторонами около полуметра. Металл, из которого он был сделан, оказался весьма прочным и долгостойким. Его не могли победить ни ядерная катастрофа, ни ветер, ни дождь, ни длительное забвение. Вряд ли им кто-нибудь пользовался за минувшие двести лет. Люк изрядно потускнел, в некоторых местах был слегка оплавлен и поражен коррозией, но в целом продолжал служить тем, кто его создал. Самое удивительное, что он совершенно не выступал над полом. Никаких ручек, зацепов, скоб. Как его поднимать, земляне не представляли. После внимательного осмотра юноша заметил прямо по центру маленькую пластину. Со скрипом, туго, но она поддалась, открывая весьма простой и незатейливый кодовый замок.
   Набрать код не составляло ни малейшего труда. Все восемь колесиков крутились довольно легко. И вот нужная комбинация – В115М761. Тягостная тишина, молчание, и совершенно никакого результата. Тасконцы были не дураки и могли поставить другой код.
   Оставив первые шесть знаков без изменений, юноша начал быстро менять последние цифры. Как только получилось число тридцать семь, раздался странный лязг и скрежет. Постепенно люк начал приподниматься с одной стороны.
   Вскоре уже можно было без труда зацепиться за край крышки. Как только механизм остановился, земляне откинули люк назад. Заглянув вниз, Храбров различил в слабом свете ровный бетонный пол на глубине около двух с половиной метров. У самого края была приварена удобная лестница.
   Опасности не было, и Олесь последовал примеру японца. То, что он увидел, его разочаровало. Слабо струящийся от стен свет говорил, что это был действительно складской блок. Пройдя по периметру и не заметив ничего интересного, Храбров с грустью в голосе произнес:
   – Столько усилий, и все напрасно. Даже младенцу понятно, что с момента катастрофы здесь никто не ходил. Иначе остались бы какие-нибудь следы.
   – Тогда зачем закрывать люк на код? – спросил Аято. – Непонятно, что, вообще, здесь делали строители. Судя по записям дежурных, они работали несколько дней. Создавали надежное убежище? Но ведь в блоке нет даже скамеек для людей. Триста человек! Женщины, дети, старики – они не могут постоянно стоять. Не на стеллажах же они спали…
   – Вывод только один – никто из персонала этого космодрома не успел воспользоваться убежищем. Именно поэтому здесь так чисто, а люк закрыт на кодовый замок, – ответил Олесь.
   – Будем люк закрывать? – спросил Аято. – Или оставим так…
   – Надо закрыть, – почти тотчас отреагировал юноша. – Наши раскопки должны остаться в тайне и от аланцев, и от людей Коуна. Иначе могут возникнуть никому не нужные подозрения.
   Внимательно осмотревшись с помощью фонарей, наемники вскоре нашли маленький рычажок. Именно он и являлся стопором. Тино протянул к нему руку и вдруг замер. Спустя минуту самурай краем рукава очищал внутреннюю поверхность люка. Вскоре на грязно-сером металле появилась аккуратная рельефная надпись – «Космодром „Кенвил“, 2-й день 4-й декады 3126 года».
   Крышка начала медленно опускаться на место.
   – Довольно простая, но эффективная система, – вымолвил Аято. – С ней справится даже человек без большого образования.
   – На это тасконцы и рассчитывали, – подхватил Храбров. – По всей видимости, убежище должно было служить домом для оставшихся в живых.
   Быстро забросав люк землей, наемники двинулись к ночному лагерю. Их друзья уже волновались.
   Тино, Храбров и Лунгрен легли спать, а Том остался на посту. Минуло уже одиннадцать суток, как они на Тасконе. Пройдено почти полтысячи километров. Что еще ждет впереди этих людей? Этого никто из них не знал.

Глава 2
ЯД ДЛЯ ЖИВЫХ

   Как всегда последним дежурил Кайнц. Вместе с первыми лучами Сириуса он начал будить подчиненных. Вставали все быстро, без раскачки, понимая, что в нескольких километрах то же самое делают бандиты.
   Однако уйти пока с космодрома группа не могла. Аланцам надо было закончить последние исследования. Ни одну часть «Кенвила» использовать было нельзя. Спустя всего пятнадцать минут лейтенант развел руками и обреченно вымолвил:
   – Бесполезно. Здесь ничего не удастся восстановить. Надо идти к следующему объекту.
   Взвалив рюкзаки на плечи, разведчики двинулись на юг. Пройдя около двух километров, Аунгрен обернулся и тотчас воскликнул:
   – Коун! Сзади!
   Аланцы и земляне бросились вперед.
   – Смотрите, смотрите! Что это? – удивленно кричала Кроул, глядя в бинокль.
   Наперерез отряду Коуна двигалась странная группа из пяти человек. Одежда незнакомцев отливала серебром и наверняка включала в себя защитные пластины из сверхпрочного материала. Вскоре между ними и бандитами начался бой.

   Коун спешил, очень спешил.
   Утром, взглянув в бинокль, Коун без труда разглядел маленькую группу разведчиков на южной стороне стартовой площадки. Аинк уже не сомневался в успехе.
   Предложение Кайнца оказалось весьма разумным. Идти ночью было гораздо легче.
   Несколько десятков метров, рывок, еще усилие, и воины оказались на вершине. Буквально в ста шагах от них вдоль бархана бежал мальчик лет четырнадцати. Следом за ним очень быстро двигался огромных размеров человек. Преследователь держал в одной руке копье, а в другой массивную, но отвратительно сделанную палицу.
   Граф взмахнул рукой, и разведчики спустили тетивы арбалетов и луков. Воин беззвучно рухнул назад.
   Подойдя к трупу почти вплотную, мальчик осторожно тронул ногой руку мертвеца. И только теперь началась истерика. Ребенок рыдал навзрыд, поджав губы и с силой нанося удары по телу мутанта.
   – Как тебя зовут? – проговорила ласково Кроул.
   – Олан, – вымолвил мальчик, низко опустив голову. – Яимой брат убежали из деревни после нападения властелинов пустыни. Этого они направили догнать нас и привести обратно. Мутанты питаются людьми, а потому им дорог каждый пленник.
   – Олан, расскажи все по порядку. Где находится твоя деревня? Как туда дойти? Сколько мутантов на вас напало, и как это произошло? – попросил Тино.
   – Моя деревня называется Клон. Она находится примерно в дне пути от этого места. Вокруг нашего оазиса раскинулась пустыня, и мы всегда жили обособленно. Старики говорят, что Клон не пострадал даже после великой катастрофы.
   Десантники посовещались и решили идти в Клон. Примерно за час до рассвета группа двинулась дальше. Опять наступила ужасающая жара. И тут произошло неожиданное. Олан упал на колени и начал ползать по песку. Он что-то внимательно рассматривал.
   – Бегом за мной, немедленно! – отчаянно закричал он. Вся группа дружно развернулась на восток и устремилась за подростком.
   – Теперь мы здесь в безопасности, – выдохнул он.
   – А что нам угрожало? – спросил Виола, опускаясь на колени.
   Вместо ответа мальчик показал на запад. Разведчики повернулись и удивленно замерли. В том месте, где они находились недавно, образовалась гигантская воронка. С каждым мгновением она росла в размерах.
   – Песчаный червь, – пояснил подросток, – он почувствовал людей и начал охоту.
   Все поняли, что без проводника в пустыне делать нечего…

   Отряд Коуна, вытянувшись в длинную цепочку, упорно шел по следам разведчиков. Вскоре бандиты обнаружили следы мальчика и поняли, что у землян появился проводник.
   Пройдя около двадцати километров, Алонс вдруг остановился. Он обнаружил исчезновение следов группы. Спустя пару секунд, с побелевшим лицом, он отчаянно закричал:
   – Советник, песок движется.
   Теперь и Линк понял, что им угрожает.
   – Спасайся, кто может! – выкрикнул Коун и бросился на юго-восток. За ним последовали остальные.
   Уже через несколько минут воины наткнулись на следы группы.
   – Весьма сожалею, – вымолвил Алонс. – Но наши «друзья» вышли из этой передряги без потерь. У них отличный проводник. Он знаком с пустыней и вовремя заметил опасность.

   Разведчики начали движение примерно за два часа до захода Сириуса.
   К счастью, властелины пустыни оказались весьма самоуверенными и дозорных не выставляли. Миновав несколько дюн, воины оказались у огромного бархана. До Клона оставалось не более двухсот метров.
   Клон был действительно великолепен. Белый, режущий глаза песок резко обрывался, и посреди пустыни раскинулось огромное зеленое поле. Оно казалось миражом, выдумкой, сказкой. Олан сказал, что знает как незаметно подойти к деревне.
   Спустя примерно пятнадцать минут наемники ступили на зеленую траву. Оказавшись на улице, Храбров призывно махнул рукой. Пока путь был свободен. Оставив все лишнее под деревьями, группа двинулась к деревне. То, что они увидели, нельзя назвать даже потрясением. Это был шок. Посреди круглой поляны с коротко подстриженной травой горел большой костер. Но самое главное, что на вертеле висело тело человека. Его жарили, словно барана. Возле костра сидело восемь мутантов.
   Наемники перебили всех нелюдей, но и сами потеряли в бою Лунгрена. Бой был закончен. На небольшой лужайке лежали восемь трупов властелинов пустыни и обезображенное тело землянина.
   – Надо помочь клонам и отправляться в путь. Коун не будет нас ждать, – сказал Ридле.
   Каково же было удивление, когда на площадь вышли семеро воинов. И самое главное, что впереди, сияя от счастья, ступал Олан. Общий возглас радости и изумления прокатился среди людей.
   Вскоре вперед протиснулся седовласый худощавый старец.
   – Я старейшина поселка, Джер Лаун. Клянусь, что мы никогда не забудем ваш героический поступок. Оставайтесь. Клон нуждается в надежных защитниках.
   – Спасибо, – кивнул Кайнц. – Мы рады принять ваше предложение, но у нас есть незаконченное дело.
   Ужин протекал довольно спокойно, когда к старейшине подбежал взволнованный мужчина. Он что-то шепнул старцу на ухо, и лицо того сразу изменилось. Подойдя к разведчикам вплотную, клон тихо сказал:
   – Мои люди зарывали тела мутантов в пустыне. И трупов оказалось семь вместо восьми. Видимо один из мутантов не был убит. Оглушенный или раненый, он притворился мертвым, и бежал в пустыню.
   Через десять минут группа начала собираться в поход. Их снабдили припасами и водой, а взамен они оставили все доспехи.
   Ааун предложил группе взяит в качестве проводника Олана.

   Агадай поднялся на бархан и не поверил собственным глазам. Нет, этого не может быть. Таких чудес в природе не существует. Это был действительно оазис. Рай среди огромного ада.
   И бандиты Коуна вошли в Клон, чтобы пополнить свои запасы.
   Тем временем откуда-то снизу раздался возглас одного из бандитов. Возле него тотчас образовалась большая толпа. Аинк взглянул на Хиндса и движением головы направил его разбираться. Вернулся воин уже через несколько секунд.
   – Это надо видеть самим, – выдохнул тасконец. – Похоже, разведчики поработали и здесь. Там семь трупов мутантов. Еще совсем тепленькие. Убиты несколько часов назад. Как им это удалось, я не представляю!
   Тем временем Алонс изучил следы разведчиков и понял, что их разделяет не менее шести часов. Он также обнаружил следы того мутанта, котрому посчастливилось уцелеть. Но стоит ли связываться с этими нелюдями?
   – Да, – кивнул головой Алонс, – но не в нашем случае. Им все равно, кого убивать. Если мы подвернемся мутантам под горячую руку – разбираться они не будут. Для них враги – все люди.
   – Это точно, – согласился Коун. – Однако выбора у нас нет. Надеяться на то, что властелины пустыни прикончат группу – по меньшей мере, глупо. Так рисковать я не могу. Вечером мы возобновим преследование.
   Прошли сутки с того момента, как группа покинула оазис. Позади осталось еще около тридцати пяти километров.
   Олан двигался очень уверенно. Он слишком хорошо знал пустыню, чтобы обращать внимания на мелочи. Пару раз мальчик уводил группу от песчаных червей. Без этого юного клона они не прошли бы и двадцати километров по пустыне Смерти.
   Однако группу настиг ураган. Который продолжался десять суток. Это же задержало и бандитов Коуна. На одиннадцатые сутки урагана песок начал оседать, и вскоре бандиты увидели чистое небо и появляющийся из-за горизонта диск Сириуса.
   Вытягиваясь в колонну, бандиты вновь начали преследование.

   За пять часов пути разведчики преодолели почти тридцать километров. Это был хороший темп. Пройдя около четырех километров, группа попала в огромный каменный мешок. Осторожно пройдя вперед, Аято призывно махнул рукой. Разведчики двинулись вслед за ним и уже через пять минут вышли на большое открытое пространство.
   – Отличное место, – проговорил граф. – Здесь и расположимся на полуденный привал. В трещине есть хоть какая-то тень.
   Раскинув лагерь, воины с удовольствием расположились на земле. Затем был обед и долгожданный сон, во время которого Олеся опять посетило видение. Аято растолковал увиденное русичем как предупреждение о грядущей беде.
   До космодрома оставалось около восьмидесяти километров, и приходилось поторапливаться. Миновав долину, разведчики вышли к огромным, высотой не менее семидесяти метров, скалам.
   – Мы прошли семь километров. Еще столько же, и Долина Мертвых скал останется позади.
   Постепенно темнело. Пожалуй, это обстоятельство подгоняло разведчиков еще больше. Брести среди скал во мраке ночи никому не хотелось. И именно в этот момент свершилось то, во что Олесь так не хотел верить. Судьба не знает пощады. По совершенно отвесной скале скользнула мрачная тень и с ходу набросилась на Виолу и Кроул.
   – Это гигантский слип! – воскликнула Аинда. Несмотря на обстрел, слип забирался все выше и
   выше и вскоре скрылся в огромной пещере в центре скалы. Вскоре из пещеры раздался адский, душераздирающий вопль Виолы. Невольно все разведчики вздрогнули, представив, какая смерть ожидает их товарищей.
   Рискуя жизнью, Олесь спас Кроул от неминуемой гибели и уже через час Долина Мертвых скал закончилась. Аюди вновь почувствовали под ногами песок. До космодрома осталось около шестидесяти километров.

   Стоя перед огромными каменными исполинами, Коун чувствовал себя полным ничтожеством. С огромным трудом, потеряв много времени, бандиты все же нашли следы разведчиков. Преследователи двинулись дальше. Вытянувшись в колонну, бандиты быстро преодолевали километр за километром. Казалось, что еще немного, и Долина Мертвых скал останется позади.
   Над долиной в очередной раз разнесся отчаянный вопль страха и боли. И солдаты увидели гигантского монстра, который тащил наверх их товарища.
   Отряд продолжал движение еще около четырех часов и расстояние до разведчиков сократилось до минимума.

   Ровно в восемнадцать часов Освальд вышел из-под навеса и начал подниматься на бархан. Наступило время его дежурства. Медленно поворачиваясь, Ридле навел бинокль на северо-запад. В первое мгновение он даже не понял, что увидел. Вытерев пот со лба, рыцарь вновь прильнул к окулярам. Теперь сомнений не было – примерно в двух километрах от группы шли какие-то люди. Это были властелины пустыни. Разведчики догадались, что мутанты идут в Морсвил, чтобы перехватить там группу. После короткого совещания разведчики решили двинуться на запад. Они хотели любой ценой обойти город, однако постепенно все же приближались к Морсвилу.
   Пять километров остались позади совершенно незаметно. Вдруг Олан испуганно воскрикнул:
   – Властелины пустыни!
   – Это засада! – выкрикнул русич. – Они ждали именно нас!
   Выход напрашивался сам собой. Бегство! И что удивительно, для осуществления этого плана был открыт лишь один путь – в Морсвил. Остановить мутантов можно было только ценой чей-либо жизни. И это решил сделать Освальд Ридле…
   Властелины пустыни, действительно, искали своих обидчиков. Акцию возмездия решил возглавить сам Карс. Карс не стал искать следы обидчиков, а потому карательный отряд двинулся к Морсвилу кратчайшей дорогой. И он не ошибся. Ранним утром он увидел этих людей. Разведчики обратились в бегство. А один из них начал отставать.
   Теперь Карс разгадал план своих обидчиков. Этот парень должен задержать властелинов пустыни, чтобы остальные добрались до города. Именно в этот момент вождь отчетливо понял, насколько опасны подобные люди. Человека, жертвующего своей жизнью ради других, можно убить, но победить нельзя.

   Уже за час до начала марша Коун был на ногах и не давал покоя своим подчиненным. Сделав за ночь лишь один привал, бандиты к утру добрались до Морсвила. Их потрясение от увиденного было не меньшим, чем у разведчиков.
   Полтора часа отряд без особого успеха топтал песок, пока они не увидели трупы двух мутантов и Ридле.
   Бандиты поняли, что властелины пустыни загнали разведчиков в Морсвил. Отряд быстрым шагом двинулся к городу. До Морсвила осталось меньше полукилометра.
   Разведчики достигли первых домов уже на исходе сил. Они вошли в один из домов, в котором повстречали бородатого грязного мужчину – Шона, который предложил им ночлег.
   Во время своего дежурства, Аято решил получше рассмотреть этаж. И действительно в одной из комнат он увидел еще одного морсвилца – это был Сфин.
   Сфин рассказал, что Морсвил искусственно разбит на несколько секторов, в которых правят определенные группы людей, если их можно так назвать.
   В первой зоне обитали только мутанты. Вторая зона находится на востоке и получила название Вампирской. Там живут полулюди, полумутанты. Третья зона так и называется – Трехглазые. Этот сектор самый северный. Зону Чистых, то есть – людей, контролирует шесть банд. Две следующие зоны – Чертей и Непримиримых. Одна находится на западе, другая на юго-западе. Черти – это люди и мутанты, возомнившие себя посланниками дьявола. Сказать что-то вразумительное о зоне Непримиримых он не мог. Были еще две зоны. Самая южная называется зона Гетер. Гетеры создали сильную армию и несколько раз успешно отражали атаки других кланов. И, наконец, последняя зона: самое лучшее место в Морсвиле. Нет войн, банд, драк. Но проживание в ней очень дорого. Приходится платить буквально за все. Полвека назад все кланы, за исключением Непримиримых, решили создать Нейтральную зону. В ней любой человек или мутант должен чувствовать себя в полной безопасности. Нейтралка находится в центре города.
   Разведчики двинулись по проулку к следующей магистрали. Судя по всему, именно она вела на юго-восток, то есть в Нейтральную зону. Однако не прошло и минуты, как из-за домов им навстречу начали выходить вооруженные люди.

   Отряд Коуна вошел в Морсвил спустя полтора часа после разведчиков и мутантов. По дороге они встретили трех еле бредущих людей, которые рассказали, что чужие убили более десятка воинов и, судя по всему, они направляются в Нейтральную зону.
   Коун отдал команду на выдвижение. Нужно было совершить рывок через вражескую территорию… И вот бандиты оказались в Нейтральном секторе. Они отчаянно нуждались в отдыхе. От некогда большого отряда остались лишь жалкие израненные остатки.
   Группа землян уверенно двигалась к центру поселения. До Нейтральной зоны осталось совсем немного. Буквально через три здания показалась знакомая магистраль. После нескольких стычек с чистыми, группа оказалась в Нейтральной зоне.
   Им определенно везло. Еще бы, группа проскочила через заслоны морсвильцев, не потеряв ни одного человека, не было даже раненых. Уже дважды разведчики вырывались из ловушек чистых. Чтобы постоянно держать Коуна в поле зрения, разведчики двинулись по дороге, по которой сутки назад прошел отряд Линка.
   Наконец они достигли центра Морсвила. Сектор явно процветал. Главари многочисленных кланов вкладывали огромные средства в различные структуры Нейтральной зоны. Здесь же оседало все награбленное. Богатый район, окруженный тысячами нищих, голодных, озверевших людей. Но именно здесь правил Закон.
   Заведение «Грехи и пороки» размещалось на самой окраине площадки. Помещение оказалось очень небольшого размера. Возле деревянной стойки сидел мужчина лет сорока. Его внешний вид шокировал своей простотой и цивилизованностью. Белая чистая рубашка с короткими рукавами, светлые шлепанцы на босу ногу и темные очки в великолепной оправе. Морсвилец повернулся к чужакам и улыбнулся.
   – Что желаете? – произнес он мягким голосом.
   – Нам нужны отдых, еда и безопасность, – вымолвил Аято, несколько смутившись от столь радушной встречи.
   Морсвилец хлопнул в ладоши, и словно из-под земли появился мальчик лет двенадцати.
   – Элан, отведи наших гостей в комнаты 407, 408 и 409. Ты запомнишь все их просьбы и тотчас выполнишь, – скомандовал Броун.
   И тут произошло нечто неожиданное. Растолкав большую толпу воинов, к группе устремился какой-то мужчина. Вскоре наемники узнали в нем своего бывшего товарища Агадая.
   – Я же говорил, дьявол меня раздери, что выберутся! – донесся его голос. – Эй, Коун, встречай гостей! – Присоединяйтесь к нам! Олесь, Генрих, Тино, нам осталось жить меньше часа. Воспользуйтесь последним правом приговоренного к смерти.
   До критической точки осталось всего двадцать минут. Японец поднял глаза и увидел, как резко изменилось лицо Агадая. Тело монгола дернулось в судороге, и воин невольно издал стон.
   – Проклятье, – выругался Талан. – Уже третий приступ. Адская боль. Просто невозможно терпеть. Такое впечатление, что внутри все разрывается на куски.
   – Препарат впитывается в кровь, – объяснил самурай. – Скоро приступы пойдут один за одним.
   – Адская боль, – еле слышно вымолвил Агадай и опустился на колени. – Терпеть нет никаких сил. Скорее бы мученья кончились.
   Вытащив из-за пояса кинжал, русич протянул его Агадаю.
   – Это все, что я могу сделать, – сказал юноша и отвернулся.
   Агадая обещал похоронить Алонс Вилаун, что он и сделал с помощью Олеся. Русич договорился со смотрителем кладбища Кошмарным Долом, что тот разыщет тело Освальда и похоронит с почестями.
   Возвратившись с кладбища, Храбров выпил лишнего и Элан отвел его в номер. Проснувшись утром, он увидел в своей постели молоденькую тасконку – Весту, которую нанял для него Аято. Олесь не мог оторвать взгляд от красивой девушки…
   Утром Линда сообщила, что Линк Коун организовал за ними наблюдение. Олис Кроул, которая видела Весту в объятьях Храброва, вернувшись в номер рыдала от горя.
   …Группа спустилась на первый этаж и вошла в общий зал. Слух о прорыве маленькой группы через сектор Чистых уже облетел весь Морсвил. Посетители заведения хотели увидеть столь удачливых воинов. И надо сказать, многие оказались разочарованы. Трое мужчин, две женщины и мальчишка.
   В это время в зал вошли властелины пустыни. Это была группа Карса. Повернувшись к разведчикам, Карс, ничуть не смущаясь, произнес:
   – Я пришел сюда за вашими жизнями. Ваш товарищ убил двух моих лучших воинов, но возмездие свершилось. И так будет всегда. Я заплачу любую цену лишь бы рассчитаться с вами.
   Аято пожал плечами и негромко вымолвил:
   – Могу встретиться один на один с любым твоим солдатом.
   Сразу несколько властелинов пустыни шагнули вперед, но вождь их остановил. Эти чужаки сражались слишком профессионально.
   – Все в свое время, – с отвратительной гримасой сказал он.

   Шесть дней отдыха пролетели, как одно мгновение. Осматривая кабаки Нейтрального сектора, воины изучали входы и выходы из зоны. Пока выводы были очень неутешительны. За группой постоянно наблюдали два человека из отряда Коуна и один из властелинов пустыни.
   На второй день пребывания в секторе Олесь вновь посетил кладбище. Вместе с ним был Аято, Кайнц и Олан. Там, где сутки назад была одна могила, теперь виднелись два камня. Горбун выполнил обещание. Он сказал, что могилы не должны быть безымянными.
   – Это верно, – согласился Олесь. – Запомни их имена: Талан Агадай и Освальд Ридле. Поставь дату смерти и напиши: «Они пришли издалека, выполнили свой долг и погибли, как солдаты».
   …Всю ночь Храброву снились кошмары. Мутанты нападали на него, и он с трудом отбивался от врагов. Утром он рассказал самурая свой сон. Тот нахмурился:
   – Сегодня что-то произойдет. Надо готовиться к походу. Судя по всему, мы вырвемся из ловушки. Ясно лишь, что боги вновь предупреждают тебя.
   Спустя два часа вся группа завтракала в общем зале. Именно в этот момент Олесь и увидел Сфина. Бродяга явно преобразился за последние дни. Чистая одежда, вымытое лицо, подстриженные волосы. На возглас он отреагировал с юношеским порывом:
   – Ах, вот вы где? – ничуть не стесняясь, закричал морсвилец. – А я ищу вас уже двое суток. Я теперь богат. Вы прикончили Шона, и у меня было достаточно времени покопаться в его запасах. Теперь сбылась моя мечта – я обосновался на этой территории твердо и надолго. Я готов вам помочь и на этот раз совершенно бесплатно.
   – Нам надо незаметно выбраться из Нейтральной зоны, пройти через сектор Гетер и покинуть город.
   Сфин сказал, что знает подземные тоннели, которыми можно воспользоваться.
   Разговор неожиданно оборвался. Гигант ростом более двух метров и весом не менее ста пятидесяти килограммов стоял у входа, широко расставив ноги и иронично посматривая на посетителей заведения.
   – Кто это? – спросил самурай.
   – Непобедимый Эрош, – выдавил со злостью Сфин. Ищет очередную жертву.
   В этот момент в зал вошли три великолепные женщины-гетеры. Эрош вызвал их на поединок. Олесь решил проучить мерзавца.
   – Что ж, начинаем поединок! – лаконично сказал Броун. – Этот молодой человек только что вызвал на ристалище Непобедимого Эроша.
   Вампир был уверен в победе. Ни один человек не может устоять против него. Но русич был опытный воин и удар снизу мечом двумя руками по затылку вампира разрубил и череп, и мозг.
   – Эрош мертв!
   Даже много повидавшие на своем веку воины были поражены. Поединок закончился менее, чем за полминуты. Один взмах меча, и голова мутанта раскроена почти пополам.
   Где-то в стороне сидели бандиты Коуна. Большинство из них были потрясены. Только сейчас они по-настоящему увидели своего противника в бою. И надо сказать, смелости у преследователей не прибавилось. Сражаться с такими профессионалами – себе дороже. Не лучше было настроение и у властелинов пустыни. Между тем, к столу наемников подошли гетеры. Внимательно взглянув на Храброва, предводительница мутанток удивленно сказала:
   – Не думала, что ты победишь этого монстра. Я не встречала среди чистых столь умелого воина. К какому клану ты относишься?
   – Мы не чистые, – возразил русич. – Мы пришли издалека и скоро покинем Морсвил. Наш путь лежит на юг.
   В ответ гетера лишь улыбнулась.
   – Меня зовут Зенда Тиун, я лидер клана умеренных гетер, – наконец проговорила мутантка. – Ты спас мне жизнь и честь. Подобное не забывается. Я твой должник.
   Склонившись к женщине, Олесь сказал, что им нужно выбраться из города. А для этого нужно преодолеть сектор гетер.

   Три дня ожидания. Никто не думал, что они могут тянуться так долго. Тем временем Сфин искал подземный выход из Нейтрального сектора. Даже такому опытному бродяге это сделать было очень непросто. Лишь к вечеру второго дня морсвилец наконец объявил, что сможет вывести разведчиков в сектор Гетер.
   Как и предполагалось ранее, Олана в этот поход не брали. Мальчик побывал уже во многих переделках, и рисковать его жизнью дальше никто не хотел. Юного клона оставили на попечение Сфина.
   И вот наступил решающий момент.
   В полном боевом снаряжении с оружием наизготовку группа дружно рванула по этажу.
   Группа спустилась в подвал. Здесь было очень темно, и пришлось воспользоваться фонарями. Никто не заметил, что Храбров отошел чуть в сторону, быстро выкопал в земле ямку и положил в нее аккуратный сверток. Большой отчетливый крест на стене, и, спустя мгновение, русич присоединился к группе. В этом импровизированном тайнике оказались журналы с космодрома «Звездный» и карта Генриха со всеми пометками о пройденном пути.
   Между тем Сфин двинулся вперед. За ним, вытянувшись в цепочку, следовали разведчики.
   Прямо над наемниками открылся квадратный люк. Разведчики поднялись наверх и, осмотревшись по сторонам, стали не спеша продвигаться вперед. Затем они что есть сил бросились на запад.
   Сзади появилась погоня, а из окон на группу сыпался град дротиков, камней и стрел. Только чудо пока спасало разведчиков от серьезных ран. И тут воины увидели широкую магистраль, уходящую на юг. Разведчики бежали так, что не чувствовали ног, не соображали, что происходит вокруг.
   Но именно в этот момент и случилось непоправимое. Метко выпущенная стрела пробила шею Кайнца и разорвала кадык. Генрих затих навсегда.
   А спустя несколько секунд разведчики достигли границы клана. Удивленная, их действительно поджидала Зенда Тиун. Глядя на уставших, истекающих кровью наемников, гетера с восхищением проговорила:
   – Если честно, то я не верила, что вам удастся этот прорыв.

   Побег группы оказался неожиданным и для Карса, и для Коуна. Погоня началась уже спустя пять минут. Как и следовало ожидать, вперед вырвались властелины пустыни, за ними двигались бандиты Линка. Ворвавшись в сектор Гетер мутанты сходу убили двух женщин и устремились по улице. Однако они не знали реальной силы гетер. Потеряв двух солдат, Карс приказал двигаться на восток. Он хотел вырваться в радиоактивный сектор. С трудом отражая атаки женщин, мутанты начали отступать. Несмотря на огромные потери, гетеры продолжали теснить врагов. И тут в эту мясорубку влез Коун со своим отрядом. Трое бандитов были застрелены сразу. Остальные двинулись по следам властелинов пустыни. Бандитам повезло, что властелины пустыни расчистили дорогу, иначе потери были бы намного больше. Тем не менее, у самой стены Коун потерял еще двух воинов. От мощного, готового на все отряда осталось восемь человек.
   Последний рывок. Он был невероятно тяжел. Тем более, что раны оказались не столь уж и незначительными. У Аято болело правое плечо. Камень, выпущенный из пращи, хоть и прошел вскользь, но все же кость повредил. Еще хуже обстояли дела у Салан. Ее ударили по спине мечом. Тиун с удивлением смотрела на удаляющихся разведчиков. Они не задержались в зоне гетер ни на одну лишнюю секунду. Короткие слова благодарности – и в дальнейший путь. Группа быстро двигалась на юго-запад. Ей оставалось чуть более пятнадцати километров.
   И в тот момент, когда Сириус начал клониться к горизонту, разведчики увидели цель своей экспедиции.
   – Вот и все, – устало произнесла Олис. – Еще полчаса на обследование грунта, и можно вызывать базу.
   – Боюсь, что у нас не будет столько времени, – ответил Тино и указал на восток.
   Примерно в двух километрах от группы двигались какие-то существа. По их скорости и малочисленности можно было сделать вывод – это властелины пустыни. В настойчивости мутантам трудно отказать. Посмотрев на аланок и Аято, Олесь весело улыбнулся.
   – Ну вот, пришел и мой черед, – вымолвил он. – Ридле заслужил славу героя по праву. Я докажу, что не хуже его.
   Подхватив Линду, Тино и Олис бросились к космодрому. До него было около полукилометра, и разведчики преодолели его на одном дыхании. Салан рухнула без сил. Аято выл от боли, а Кроул на четвереньках ползала по песку. Маленькой лопаткой девушка наконец отрыла верхний слой и ткнулась в твердое покрытие.
   – Ну что? – выкрикнул японец.
   – Здесь в норме, – сказала аланка. – Однако, по инструкции, я должна сделать не менее десяти проб в разных местах. Иначе риск аварии слишком велик.
   – Ты спятила! – вскочил на ноги Тино. – Вызывай корабль немедленно.
   Дрожащими руками Кроул расстегнула рюкзак и достала пульт связи. Набран нужный код, на панели сразу вспыхнуло несколько огней. Сигнал вызова пронесся через космос к далекой станции.
   – База, база, вызывает Таскона, – произнесла Кроул в небольшой микрофон.
   Ей ответили. Корабль должен был прибыть через четверть часа. Сумеет ли Храбров продержаться нужное время? На этот вопрос ответить мог только Всевышний, и именно к нему сейчас обращался Олесь. Он понимал, что обречен, но надеялся умереть достойно, как подобает воину.

   Несколько секунд Карс смотрел на человека и не мог понять, что удерживает его от немедленной атаки.
   Былой уверенности мутант уже не испытывал. С тяжелым сердцем он отдал команду. Четверо его солдат, как хищники, бросились на противника. У воина не было не малейшего шанса на спасение.
   Бой начался. И что самое удивительное, Олесь не испытывал страха. Русич был хорошим воином, но бороться с пятью мутантами он вряд ли мог. В схватку явно вмешались более могущественные силы. Невольно, Карс опустил оружие. Этот человек – настоящий дьявол. В его глазах не было никаких эмоций, а движения тела, рук и ног отточены до автоматизма. Именно сейчас вождь понял, что победы не добиться. Жест рукой, и властелины пустыни быстро покинули поле боя.

   Коун и Алонс сидели на вершине бархана и наблюдали за схваткой землянина и властелинов пустыни. Это было незабываемое зрелище. Сначала упал один мутант, потом другой, а разведчик все еще был на ногах.
   – Это невероятно! – восхищенно вымолвил Алонс.
   В небе появилось темное пятно, которое росло в размерах каждую секунду. Вскоре раздался шум ракетных двигателей.
   – Они все-таки вызвали корабль, – продолжил Коун. – Рискованно, конечно, но в духе землян. Теперь надо дождаться посадки. И будем надеяться, что она не увенчается успехом.
   Судно опускалось все ниже и ниже. На полную мощность работали тормозные двигатели, дрожал корпус. Секунда, две, три… посадка. Корабль замер на стартовой площадке, и тут же экипаж отключил всю автоматику. После невероятного грохота в пустыне вновь наступила тишина.
   – Вот и все, – проговорил, опустив голову, советник. – Колонизация Тасконы началась. Глупо было бороться со столь мощной организацией. Теперь надо уходить отсюда. Минут через пять высадится первый батальон десантников.

   Олесь опустил окровавленный меч и взглянул на распростертые тела властелинов пустыни. Оба мутанта были мертвы. Остальные уходили к своим оазисам. Олесь начал спускаться к космодрому. А навстречу ему бежал Тино.
   Земляне не спеша направились к кораблю. Уже через сто метров они увидели первую группу аланских десантников.
   Наемники расположились возле небольшого здания, достали припасы и стали ужинать.
   Сделав несколько глотков из фляги, Аято неожиданно произнес:
   – Ты помнишь свой сон в Морсвиле?
   – Конечно, – ответил Храбров.
   – Я понял его только теперь. Мы вырвались из окружения, но потеряли Кайнца. Он и был твоей левой рукой. Грешно так говорить, но я рад, что правая рука осталась цела. Ведь, по аналогии, это я.
   Тем временем, на космодроме заработали какие-то двигатели, и тотчас в разных местах вспыхнули мощные прожектора. При их свете десантники работали, не покладая рук. Они натягивали заградительную сетку, расчищали песок, устанавливали наблюдательные вышки. Удивленные такой расторопностью, наемники переглянулись.
   – А они не теряют времени зря, – вымолвил Тино. – Подобными темпами аланцы освоят Таскону за несколько лет.
   В свете прожекторов к наемникам приближались несколько аланцев. Впереди всех шла Кроул. Она уже переоделась в легкое платье до колен, умылась, сделала прическу и была просто неотразима. Вместе с Олис шли четверо мужчин. Судя по знакам отличия – трое десантников и командир корабля.
   – Я командир экспедиции, полковник Олджон, – громко проговорил один из аланцев. – Благодарю вас за отлично выполненную работу. Обо всех боях нам рассказала Кроул. Это достойно уважения. А теперь отдайте журналы, найденные на космодроме «Звездный», и подробную карту похода.
   Олесь взглянул на Кроул. Она рассказала военным обо всем. Этого земляне не ожидали, хотя и опасались. К удивлению русича, девушка глаза не отвела. Свой поступок она считала выполнением долга, и стыдиться было нечего.
   – Мы очень сожалеем, – сказал самурай, – но у нас нет ни журналов, ни карты Кайнца. Наш командир погиб в Морсвиле на глазах у этой девушки. Все названные предметы остались в его рюкзаке.
   Аланцы не сомневались, что это ложь. – Я не советую вам шутить со мной, – угрожающе сказал полковник. – Церемониться в выборе средств мы не собираемся. Ваши жизни полностью зависят от меня. Стоит вам не получить ампулы, и через двадцать дней наступит ужасная, болезненная смерть.
   – Опять запугивание, – улыбнулся Аято. – Мы к этому уже привыкли. Однако без нас, Олджон, вы на Тасконе не пройдете и двадцати километров.
   Группа быстро удалялась. В какой-то момент Кроул остановилась и бросила прощальный взгляд на Храброва.
   Суждено ли им еще встретиться? Как сложится их дальнейшая жизнь?
   – Ну что ж, теперь хоть все ясно, – вымолвил японец. – Мы никогда не будем свободными людьми.
   – Скорее всего, ты прав, – кивнул головой Олесь, – но сдаваться я не собираюсь. Надежда умирает последней. Всю жизнь выполнять грязную работу за аланцев – не по мне. Мы еще поборемся!

   Алан готовился к вторжению на Таскону долго и очень тщательно. На планету была сразу доставлена масса оборудования. Строительство базы шло невероятно быстрыми темпами.
   Кроул буквально светилась от счастья. Все испытания позади. Она жива и находится на вершине славы.
   Полковник с Олис поднялись на лифте на третий ярус и двинулись к апартаментам Делонта. Увидев девушку, ученый отбросил документы в сторону и буквально бросился навстречу аланке.
   – Олис! – воскликнул Делонт, обнимая оторопевшую помощницу за плечи. – Ты не представляешь, как я рад, что экспедиция закончилась благополучно. О твоем героическом поступке уже знает весь Алан. Великий Координатор лично интересовался судьбой храброй госпожи Кроул.

   …Корабль медленно опустился на бетонную площадку, и пилот тотчас выключил двигатели. Первым по лестнице вниз двинулся полковник Олджон.
   Ему навстречу выбежал лейтенант Блонд. Козырнув, офицер с трагическим выражением лица сообщил:
   – Господин полковник, у нас проблема… Земляне попросили четыре дозы стабилизатора, два карабина, восемь обойм и небольшой запас продуктов и двинулись по направлению к Морсвилу. В конце концов, наемники объяснили, что идут за своим товарищем, оставленным где-то на севере.
   Махнув рукой, Олджон двинулся в палатку. Дел достаточно и без наемников. Вернутся – хорошо, погибнут в пустыне – никто плакать не станет.

   Тино и Олесь быстро продвигались к Морсвилу. Дорогу Храбров помнил хорошо, и хотя ветер быстро заметает следы, земляне без труда добрались до территории гетер. Имя Тиун произвело должное впечатление на тасконок. Ждать долго Зенду не пришлось.
   – Рада вас видеть, – улыбнулась оливийка. – Значит, преследователям не удалось догнать отряд.
   – Нам повезло, – ответил самурай.
   – Открою один секрет, – вымолвил Храбров. – Я и Тино не аланцы. Нас захватили на планете Земля и сделали наемниками-рабами. Либо мы служим Великому Координатору, либо умираем в страшных мучениях.
   – Тогда почему вы вернулись? – спросила женщина.
   – Мы оставили в лесу раненого товарища, – сказал Аято. – Без нашей помощи он умрет. В нейтральном секторе находится мальчик-проводник. Хотим забрать его и вернуться назад.
   – Так уж и быть, – вымолвила Зенда. – Я помогу вам. Оставайтесь здесь. Мне проще вывести мальчика из города без вашего участия.
   – А что взамен? – молниеносно отреагировал самурай.
   – Пока ничего, – произнесла оливийка. – Я стараюсь думать о будущем. Раз аланцы появились на планете, значит, грядут большие перемены. Гетерам понадобятся надежные союзники. Вы мне нравитесь. Людей чести и долга нечасто встретишь в Морсвиле. Когда-нибудь и нам понадобится ваша помощь. Надеюсь, вы не откажете…
   – Само собой, – поспешно проговорил Олесь.
   – Если будем живы, – тихо добавил Аято.
   – Ждите, – сказал женщина, направляясь по улице вглубь квартала.
   Неожиданно она обернулась.
   – Чуть не забыла, – что делать с вашим погибшим при прорыве товарищем? На такой жаре трупы быстро разлагаются даже в подвалах.
   Храбров вытащил из-за пояса кинжал и протянул его Тиун.
   – Это плата за могилу, – пояснил землянин. – Отдашь клинок мутанту-горбуну на кладбище Нейтрального сектора. Пусть похоронит Кайнца рядом с двумя другими чужаками. Он догадлив, поймет.

   Долину Мертвых скал проходили днем, внимательно осматривая каждую стену. Пустыня Смерти – самое опасное место на маршруте. К счастью, обошлось без урагана. Дважды группе приходилось спасаться от песчаного червя. Однажды группа чуть не нарвалась на отряд властелинов пустыни. Как только враги скрылись из виду, группа продолжила путь.
   И вот впереди показались знакомые маленькие домики. Радостно вскрикнув, Олан побежал к селению. Воины с улыбкой наблюдали, как мальчишку обнимают друзья и родственники. Своих спасителей жители селения встречали по-царски. Узнав о гибели Ридле, Виолы и Кайнца, многие оливийки искренне плакали.
   Стоило Сириусу коснуться пылающим краем горизонта, как группа двинулась дальше. Теперь вместе с землянами, кроме Олана, шли еще четверо мужчин.
   Темп поддерживался достаточно высокий, и через несколько дней, наемники вышли к космодрому «Кенвил». Весь путь от Морсвила – четырнадцать суток. Теперь предстояло совершить марш к городу долов Аусвилу. Расположившись на взлетной полосе, путешественники приступили к завтраку. И тут из-за разрушенного здания показалась большая группа солдат. Впрочем, что-то знакомое в этих солдатах было. В тот момент, когда Храбров начал догадываться, кто перед ним, из укрытия появился еще один человек. Он бежал, что есть сил, хотя и слегка прихрамывал. Сомнений не было – это Жак.
   – Я надеялся, что вы вернетесь, – откровенно признался де Креньян. – Кстати, где все остальные?
   Олесь и Тино скорбно опустили головы.
   – Мы смогли довести лишь Кроул и Салан. Остальные погибли. В том числе и Агадай, – пояснил самурай.
   – Проклятье! – выругался француз. – Нам дорого обошлась эта авантюра.
   – Пора возвращаться на базу. Обо всем, происшедшем с группой, узнаешь по дороге. Времени у нас теперь предостаточно, так что кое-что увидишь своими глазами, – вымолвил Храбров.
   Спустя шесть суток без особых сложностей наемники достигли космодрома. Здесь только что приземлился очередной корабль.
   Аланцы работали, как автоматы. База представляла собой почти неприступную крепость, с высокой стеной и током, пропущенным по проводам. По периметру десантники установили пулеметные вышки, которые простреливали все окружающее пространство.
   – А ведь это, действительно, вторжение! – проговорил
   Жак.
   Наемники начали спускаться с бархана. За ними наблюдали несколько десятков глаз, защелкали затворы карабинов, но землян это ничуть не смутило. Начался новый этап в их жизни. Они воскресли из мертвых, чтобы освоить и покорить новый мир.
   Но кто будет править в нем?

Глава 3
СЕКТОР МУТАНТОВ

   Космический лайнер летел с Тасконы к Алану. Кроул ужасно нервничала.
   Глупая, сумасбродная девчонка! Она сумела добиться назначения на тяжелый крейсер «Гигант», участвовала в поисках наемников-варваров на Земле, подготовила великолепный материал для академии Внешних цивилизаций… Что еще требовалось для блестящей карьеры в девятнадцать лет?
   Но ей и этого показалось мало. Большей авантюры, чем отправиться в экспедицию на Таскону, не придумаешь. Из отряда в двенадцать человек уцелели лишь четверо и иначе, как счастливой случайностью это не назовешь.
   От прежних иллюзий и идеалистических заблуждений в душе Олис не осталось почти ничего, претерпели изменения и ее нравственные убеждения.
   Академия Внешних цивилизаций располагалась на западной окраине Фланкии и имела несколько собственных посадочных площадок. В сопровождении огромной свиты, Олис двинулась к гигантскому сорокаэтажному зданию из стекла и металла.
   Пройдя по коридору, процессия вошла в лифт и поднялась на одиннадцатый этаж.
   Виндоул первым вошел в зал и громко, не без пафоса, провозгласил:
   – Дамы и господа, перед вами выступит участница героической высадки на Таскону Олис Кроул. Встречайте!..
   Расправив плечи, приподняв подбородок, небрежно откинув волосы со лба, девушка смело шагнула в зал. Чего ей боятся? Никто не в силах отменить решение Великого Координатора. Даже если доклад будет неудачным, она все равно останется слушательницей Академии.
   Доклад Кроул длился почти три часа. Бурные аплодисменты присутствующих подтвердили правильность выводов Кроул. Доклад удался, в этом не было сомнений.
   Пожимая руку Олис, Виндоул проговорил: – Благодарим вас за отличный доклад. Вы зачислены в специальную группу по психологии и психоанализу. Теоретические знания, полученные здесь, дополнят ваш уникальный практический опыт.
   Обучение в Академии давалось Олис без труда. Во Дворце Посвященных периодически проходили балы. На очередном балу Олис познакомилась со Стилом Стоуном, молодым офицером службы безопасности. Стил ей понравился. Во многом их взгляды совпадали, хотя встречались и серьезные разногласия. Но когда он попросил ее руки, Олис отказала, сославшись на то, что замужество помешает ее учебе и карьерному росту.
   По выжженной безжалостным белым светилом пустыне неторопливо двигались три человека, которых отличали высокие ботинки и светло-коричневая камуфляжная
   одежда.
   Первым шагал молодой парень лет двадцати – правильный овал лица, короткие русые волосы, большие серо-зеленые глаза, прямой нос, тонкие губы, мягкий круглый подбородок, на котором пробивались слабая юношеская щетина.
   Следом за ним шел невысокого роста мужчина среднего возраста. Редкие темные волосы, заплетенные в косичку, открывали большой лоб. У него были раскосые глаза, слегка приплюснутый нос, широкие скулы, угловатый волевой подбородок.
   Наконец, в арьергарде шествовал высокий худощавый красавчик с длинными разбросанными по плечам темными волосами. На вид ему было лет двадцать пять-двадцать семь.
   Именно эта троица и являлась первыми наемниками Алана, высадившимися на Тасконе. Преодолев сотни километров, потеряв почти две трети отряда, они все же доставили двух аланок, Олис Кроул и Линду Салан, на космодром. Благодаря им началась колонизация планеты.
   Первого воина звали Олесь Храбров, второго Тино Аято, а третьего – Жак де Креньян. Вот уже почти шесть месяцев земляне находились на Оливии. Пока в задачу наемников входила только разведка близлежащей местности. У сектора гетер их ждала Тиун. Она согласилась провести отряд через сектор при условии, что она получит информацию, если сектору будет угрожать опасность.
   Форма землян сразу говорила о том, кем они являются. Слух молниеносно разлетелся по Нейтральному сектору. Вокруг чужаков образовалась огромная толпа.
   Но с прибытием главы Конгресса нейтрального сектора Юна Флоуна инцидент был улажен. Теперь им ничего не угрожало.
   С тех пор прошло еще почти три месяца. Отношения с командованием экспедиционного корпуса у землян не сложились. Полковник и его офицеры постоянно подчеркивали, что наемники находятся здесь на положении рабов. На базе им выделили отдельный участок, построили пару бараков и огородили от аланской территории колючей проволокой.
   Договор с советником Делонтом соблюдался, но далеко не по всем пунктам. Однажды десантники даже попытались провести разведку без землян и результаты оказались плачевными – рота аланцев попала в ловушку песчаного червя, потеряла шесть человек и была вынуждена вернуться ни с чем.
   Челнок медленно опускался на посадочную площадку. Наконец, он аккуратно коснулся прочными стойками покрытия космодрома. Из трюма судна вывели наемников. Храбров, де Креньян, и Аято стояли в сторонеивход событий не вмешивались. Свою приветственную речь еще не сказал Олджон.
   Когда полковник закончил речь, то он призывно махнул рукой Олесю, Жаку и Тино:
   – А теперь я хочу представить вам первых землян, высадившихся на Оливии. Дальнейшие пояснения получите от своих соотечественников.
   Офицер повернулся к воинам и со злорадной усмешкой добавил:
   – Через двое суток начинаем выдвижение к Тишиту.
   – Но мы не успеем подготовить вновь прибывших к сражению, – возразил самурай. – Необходимо дней десять на отработку совместных действий и тренировки…
   – Два дня, – процедил сквозь зубы Олджон.
   После обеда земляне приступили к тренировкам. Особенно хорошо держались темнокожие наемники, арабы и выходцы из южных стран. Абсолютное большинство землян оказались профессиональными солдатами.
   В поход на Тишит отправлялся полк аланцев, почти полторы сотни солдат. Сила немалая, особенно если учесть поддержку четырех бронетранспортеров.
   Возглавлял экспедицию сам Олджон.
   Впереди, как и следовало ожидать, шли земляне. Олесь, Жак и Тино оторвались от общей группы метров на пятьсот – только с такого расстояния расстоянии можно вовремя предупредить солдат о песчаном черве. Незадолго до заката бронетранспортер обогнал проводников и выехал на широкое ровное пространство. Многие воины вздохнули с облегчением. Тройка землян опустилась на колени, опять проверяя песок.
   Неожиданно варвары вскочили на ноги и отчаянно замахали руками. Дикари пытались остановить мчащуюся машину, но водители их не слышали…
   Неожиданно перед машиной разверзлась земля, песок стремительно сыпался в огромную, непонятно как образовавшуюся воронку. Бронетранспортер не доехал до края метров пятьдесят, его колеса забуксовали, постепенно машина заваливалась на бок. В этот момент к землянам подъехал Олждон. Полковник и группа офицеров с ужасом следили за тем, как десантники скатываются на дно воронки.
   – Вы хотели увидеть «несчастного червя»? – зло процедил сквозь зубы Аято. – Пожалуйста, великолепный экземпляр. Таких здоровенных монстров я и сам доселе не встречал!
   Земляне с восхищением смотрели на ветеранов. Они научились чувствовать себя на Оливии, как дома, а подобный опыт так просто не приобретается. Его зарабатывают кровью.
   К русичу подошел высокий светловолосый парень из новеньких. Осторожно тронув Храброва за плечо, воин вежливо проговорил:
   – Прошу прощения, не покажешь, где находится наша родная планета?
   – Как тебя зовут?
   – Пол Стюарт, – ответил юноша. – Яиз Шотландии. Потомок древнего рода. Наш замок стоит на самом берегу моря, между скалами…

   Проводники вывели десантников точно к тому месту, где проводили разведку шесть месяцев назад. Приблизились к Олджону, Тино тотчас громко произнес:
   – Мы достигли цели. Тишит примерно в двух километрах к северу.
   – Штурмовать надо сейчас, – вымолвил Аято. – Одному богу известно, что придумают властелины за ночь.
   Опасность пришла оттуда, откуда ее никто не ждал. Как только воины приблизились к первым строениям, прямиком из пустынного песка начали выныривать сотни тасконцев.
   Земляне молниеносно перестроились и тем не менее, без потерь не обошлось.
   
Купить и читать книгу за 54 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать