Назад

Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Переворот

   Попытки заставить Олеся говорить успехом не увенчались. Тогда к допросу подключился Великий Координатор. В личной беседе русич узнал о том, что правитель действительно является воином Тьмы. В награду за проданную душу он получил бессмертие. Несмотря на все усилия тирана, сломить Храброва ему не удалось.
   Вилла арестовали во время внедрения. Он не выдержал пыток и, чтобы сохранить древнюю тайну хранителей, пошел на сделку с врагом. Стараясь искупить свою вину, аланец убил диктатора и закрыл собой Олеся. Эпоха Великого Координатора завершилась. Тирания пала.
   Из двенадцати воинов Света в живых остались лишь шестеро. Что ждет их впереди? Этого никто не знал. Однако все понимали – главные испытания еще впереди. Противник никогда не смирится с поражением. Рано или поздно Тьма нанесет новый удар.


Николай Андреев Переворот

ВСТУПЛЕНИЕ



   Примерно в двух с половиной парсеках от Земли пылает огромная звезда. Ее назвали Сириус. Она в сотни раз крупнее и ярче крошечного карлика Солнца. Сириус довольно молодая звезда и по известным человечеству законам астрофизики возле нее не должно быть планет. Но как же мало мы знаем о Вселенной! Нет правил без исключений. Вокруг могущественного светила вращается почти два десятка планет. На двух из них сформировались пригодные условия для возникновения жизни. Эволюция длилась миллионы лет. Вершиной творения стал человек.
   Восьмая от Сириуса планета получила название Таскона. Именно здесь появилась разумная цивилизация. Люди освоили ближний космос, достигли других звезд, колонизировали девятую планету Алан и создали условия для существования на одиннадцатой, Маоре. Тасконцы стремились к совершенству, но забыли о пороках, раздирающих человеческое общество. Дьявол не дремлет.
   Властолюбие правителей привело к отделению колоний от метрополий. А вскоре между тремя государствами планеты разразилась страшная, необъяснимая война. В ядерном пожаре сгорели миллиарды людей, города превратились в руины, Таскона погрузилась в эпоху варварства. Пальму первенства перехватил Алан во главе с удивительным и странным владыкой. Могущество Великого Координатора не знало границ. Спустя двести лет после катастрофы правитель решил покорить древнее государство. Однако звездный флот Алана поджидал неприятный сюрприз. Возле планеты появилось неизвестное излучение, уничтожающее все электронные системы кораблей. О массовой высадке не могло идти и речи. Транспортные челноки нуждались в надежных космодромах. Разведывательные группы, посылаемые на материк Оливии, исчезали бесследно. Банды дикарей и разбойников безжалостно уничтожали чужаков.
   Именно тогда советник Великого Координатора Барт Делонт и разработал программу «Воскрешение». На далекой Земле группа ученых подбирала на поле боя тяжело раненых воинов и в состоянии клинической смерти производила корректировку сознания. Для рыцарей тринадцатого века от Рождества Христова это было необходимо. Иначе они бы сошли с ума.
   Через несколько месяцев первую группу из восьми человек доставили на орбиту Тасконы. Наемникам предстояло сделать то, что оказалось не под силу аланцам – найти пригодный для посадки космодром. Вместе с землянами на Оливию отправились четверо десантников: двое мужчин и две женщины. Одной из них являлась Олис Кроул, посвященная второй степени, специалист по внеаланским связям. Девушке недавно исполнилось девятнадцать лет. Ею двигало честолюбие и фанатичная преданность интересам страны.
   Опасаясь предательства наемников, ученые ввели в кровь солдат особый препарат. В течение тридцати суток он не представлял ни малейшей опасности, но затем начинался процесс распада. Человек умирал в ужасных мучениях от общей интоксикации организма. Предотвратить гибель воина могла только инъекция стабилизатора. Земляне попали в безвыходную ситуацию. Либо выполнить приказ, либо умереть.
   На Тасконе их поджидали нелегкие испытания. Оказалось, что один из разведчиков-аланцев Линк Коун предал друзей и перешел на сторону местного царька. С отрядом бандитов мерзавец перехватывал и уничтожал высадившиеся на планете группы. Но на этот раз удача отвернулась от изменника. Коун столкнулся с профессионалами высочайшего уровня. Прорвав кольцо окружения, наемники устремились к космодромам.
   При обыске полуразрушенных зданий «Звездного» Олес Храбров и Тино Аято нашли журнал дежурных. В нем подробно описывались последние дни базы перед катастрофой. Оливийцы обвиняли в случившейся трагедии Великого Координатора. Правитель Алана каким-то образом, сумел подключиться к оборонным компьютерам и произвести запуск ядерных ракет на Тасконе. Жители метрополии стали жертвами своей собственной военной мощи. Владыка отделившейся колонии превратился в полноправного хозяина звездной системы. Тасконский флот улетел в неизвестном направлении и больше не появлялся. Противостоять Великому Координатору было некому.
   Найти подходящий космодром оказалось непросто. На землян нападали кровожадные хищники, мутанты-канибалы, алчные, безжалостные оливийские разбойники. Теряя товарищей, наемники упорно двигались к цели. В Лендвиле, Аусвиле и Клоне разведчики приобрели верных друзей. В долине Мертвых Скал Олесь впервые увидел странный сон. Удивительная смесь аллегории и реальности. Тино расценил его, как послание свыше.
   В Морсвиле остатки отряда едва не погибли. Решающий рывок к стартовой площадке дался десантникам необычайно тяжело. До космодрома добрались лишь четверо: аланки Кроул и Салан, и земляне Аято и Храбров. Где-то в лесах Аусвила затерялся Жак де Креньян. Вопреки инструкции, Линда отдала маркизу ампулу стабилизатора. После выполнения задания наемники вернулись назад и забрали раненого друга. В дальнейшем, пути разведчиков разошлись.
   Олис Кроул поступила в академию Внешних Цивилизаций и блестяще ее закончила. На одном из светских балов в столице Алана Фланкии девушка познакомилась с приятным импозантным офицером службы безопасности Стилом Стоуном. Молодые люди стали регулярно встречаться. Дело шло к свадьбе. Их называли не иначе, как самой красивой и перспективной парой страны. Однако, в последний момент Олис решила повременить с бракосочетанием. Что-то ее остановило…
   Странные, непонятные сомнения терзали Кроул. Она то и дело вспоминала юного варвара-землянина, с которым путешествовала по Оливии. Почему? Разумного ответа девушка не находила. Неужели это любовь? Подобная мысль пугала и раздражала Олис. Между высокородной аланкой и дикарем-наемником не должно быть никаких чувств. Это ненормально, противоестественно. Слишком разное мировоззрение, воспитание, культура. Но почему ее так тянет обратно на Таскону?
   Получив разрешение Великого Координатора, Кроул отправилась в город Торнтон, в отдел, занимающийся освоением древней метрополии. На один шаг девушка стала ближе к Олесю Храброву. Разлука со Стоуном не очень беспокоила Олис. Первый порыв страсти остался давно в прошлом. Их взаимоотношениям требовалась тщательная проверка. Спешить с замужеством Кроул не хотела.
   Сержант Салан после полученного на Оливии ранения лечилась на космической базе «Альфа». Как непосвященная она не имела права посещать Алан. Всенародная слава обошла ее стороной. Впрочем, Линда ничуть не расстраивалась по данному поводу. Женщина прекрасно осознавала свой статус. Пройдя ускоренные офицерские курсы, Салан попросилась в тасконский экспедиционный корпус. Рапорт был немедленно удовлетворен. Спустя почти полтора года Линда вновь ступила на бетонное покрытие космодрома «Центральный». Истинную причину возвращения аланки знали только трое землян.
   Во время путешествия между Салан и Жаком де Креньяном вспыхнуло сильное чувство. Два одиноких человека нуждались друг в друге.
   Тяжела и опасна доля наемника. А если ты с далекой варварской планеты, то шансов уцелеть в кровавых бесконечных битвах, и вовсе нет. Офицеры-аланцы бросали землян в самое пекло сражений. Воины первыми вступали в бой и последними из него выходили. Каждые полгода транспортный челнок доставлял на Оливию сорок новых солдат удачи. Дешевое достаточно квалифицированное «пушечное» мясо. Наемники целиком и полностью зависели от стабилизатора, а потому находились на положении рабов.
   Тем не менее, они сумели сохранить человеческий облик и старались избежать напрасного кровопролития. Оазисы мутантов захватывались силой, с людьми земляне пытались договориться мирно. Аланские колонисты быстро ассимилировались с тасконцами. Враждебные племена властелинов и боргов постепенно вытеснялись из пустыни Смерти. Тино Аято, Олесь Храбров и Жак де Креньян, рискуя жизнью, вели собственную политическую игру. Они заключили тайный договор с морсвилскими кланами гетер и трехглазых. Теперь воины могли проходить через город беспрепятственно.
   Странные, необъяснимые видения заставили русича начать поиски древней оливийской реликвии – Конзорского Креста. Юноша не очень верил в мистические предзнаменования, японец же придерживался прямо противоположного мнения. Самурай считал, что линия судьбы предначертана заранее.
   Главное, неуклонно следовать избранному пути. Рано или поздно он приведет тебя к достижению цели. Тино оказался прав. После долгих усилий наемники нашли давно утраченный раритет. Само собой, о Конзорском Кресте земляне ничего не сказали командованию аланского экспедиционного корпуса. Ценная реликвия была надежно спрятана в Морсвиле.
   Не надеясь на встречу с Олис, Храбров возобновил отношения с красавицей Вестой. Девушка безумно любила землянина. Он же относился к ней скорее как к другу. После тяжелых походов и кровопролитных сражений человек нуждается в теплоте и покое. Оливийка в какой-то степени заменила русичу семью.
   На исходе третьего года колонизации планеты полковник Возан предпринял попытку прорваться в город мутантов. К сожалению, операцию плохо подготовили и в секторе Чистых захватчики потерпели сокрушительное поражение. В окружении оказался большой отряд наемников и десантников. Ценой огромных потерь воины сумели прорваться в Нейтральную зону. Их участь зависела от решения Конгресса Морсвила. В трудной ситуации Олесь нашел единственно верное решение. Храбров предложил тасконцам сделку: жизнь солдат в обмен на двести лет свободы и независимости Нейтрального сектора. Оливийцев вполне устраивало подобное развитие событий. К этому моменту в качестве советника по освоению новых территорий на планету прилетела Олис. Под ее давлением принял условия русича и командующий корпусом.
   Чувство, вспыхнувшее между Храбровым и Кроул во время первой экспедиции, еще больше усилилось после разлуки. Они объяснились в любви и тайно встречались в лагере землян. К несчастью, среди офицеров-аланцев нашелся мерзавец и интриган, который сообщил о взаимоотношениях девушки и наемника майору Стоуну, жениху Олис. Сотрудник службы безопасности немедленно прибыл на Таскону.
   Между тем, Возан спланировал очередное вторжение в город. На этот раз армия должна была атаковать сектор Гетер. Бросить на произвол судьбы мутанток земляне не могли. Воины убедили оливиек покинуть Морсвил и довели их до плодородных северных земель. Стоун тут же воспользовался ситуацией и обвинил наемников в измене. Десантники подготовили засаду для группы. В последний момент Салан с двумя аланцами предупредила друзей об опасности. Они скрылись в зоне Непримиримых.
   Чтобы не умереть от находящегося в крови препарата, земляне напали на космодром «Песчаный» и захватили крупную партию стабилизатора. Наемники, наконец, обрели долгожданную свободу. Оставаться в пустыне Смерти больше не имело смысла. Отряд воинов направился в Морсвил за продовольствием и водой. В ряды землян оказался внедрен шпион из так называемого легиона Бессмертных. Он предал наемников. При выходе из города группа угодила в западню. В жестоком бою разведчики и шедшая с ними Веста погибли. Девушку заколол Оливер Канн. Олесь поклялся отомстить барону. В голове шпиона, захваченного в плен, Линда обнаружила уникальный биочип.
   Преодолевая пустыню, земляне встретили израненного, умирающего мутанта из племени властелинов. Три года назад именно Карс преследовал путешественников и убил Освальда Ридле. Несмотря на протесты товарищей, Храбров помог тасконцу. Оливиец обещал верно служить наемникам. Но насколько честна клятва вождя властелинов? Это воинам предстояло проверить.
   Отряд направился к Лендвилу, городу с которого земляне три года назад начали освоение материка. Именно там они хотели найти временное убежище. Увы, их мечтам о тихой, мирной жизни не суждено было сбыться. Местное население находилось в состоянии войны с жестоким арком Ярохом. Бросить на произвол судьбы друзей наемники не могли. В решающем сражении союзники нанесли правителю сокрушительное поражение. Свита тирана отстранила от командования армией Линка Коуна, и аланец бежал в отдаленный северный город. Войска победителей двинулись к столице арка. После тяжелого, кровопролитного штурма Наска пала. Яроха заколола собственная охрана, приближенных правителя казнил народ.
   В подземелье дворца земляне нашли умирающего человека. Он оказался посланником некоего старца. А накануне ночью Олесь видел очередной странный сон. Неведомые силы толкали Храброва на новые поиски. Группа направилась на север.
   Около руин города Лонлил наемники повстречались с Аргусом Байлотом, оливийцем, принадлежащим к древней касте Хранителей.
   Старец рассказал воинам о длительной, непрекращающейся битве Света и Тьмы. От него друзья узнали, что все жители планет системы Сириуса являются потомками могущественной цивилизации, некогда существовавшей на Земле. Останки огромного космического корабля «Ковчег» были спрятаны где-то на Тасконе.
   После долгих сомнений путешественники решили остаться у старика. Им предстояло многому научиться…
   Три года пролетели, как одно мгновение. Аргус с поразительною легкостью нашел антидот против препарата, находящегося в крови наемников. Земляне полностью освободились от аланских оков. Двенадцать друзей, не особенно веря в легенды хранителей, тем не менее, готовились к решающей схватке со Злом.
   И вот наступил торжественный день! Ранним утром все путешественники увидели один и тот же сон. Они стояли на крошечной поляне посреди леса, а в центре круга, с посохом в руках, застыл Байлот. Яркий луч света ударил в старика, а от него метнулся в разные стороны к воинам. Посвящение состоялось. Миф превратился в реальность. На груди людей появилось необычное красное пятно.
   Измученный ритуалом, оливиец объяснил наемникам, что таким образом неведомые могущественные силы объявляют о начале войны. Оставаться на ските больше не имело смысла. Друзьям предстояло либо уничтожить воинов Тьмы, либо погибнуть. На карту поставлена судьба человечества. Врагов, ни при каких обстоятельствах, нельзя подпускать близко к Земле. Почему так важна эта планета, Аргус не знал. Старик посоветовал путешественникам найти «Ковчег». На корабле есть ответы на многие вопросы.
   Во время прощания Байлот поведал наемникам часть великой тайны. Слова «АТЛАНТ», «БЕЗДНА» и «КОВЧЕГ» служили кодами доступа в сложную систему лабиринта, а Конзорский Крест являлся ключом к первой двери. Где находится судно и как пройти ловушки известно хранителям Унимы и Аскании. Друзья отправились в длинный и опасный путь.
   По дороге отряд разделился на три группы. Оливийцы хотели посетить родные места, а аланцы проведать оставшихся в Лендвиле товарищей. Возражения Храброва и Аято ни к чему не привели. Встреча была назначена у города Фолс на западном побережье материка. Спустя несколько месяцев земляне впервые столкнулись с воином Тьмы. В отчаянной схватке погиб Мануто Дойл. Впрочем, и противник не досчитался одного бойца. Удивительно, но им оказался Линк Коун. Мир тесен.
   Получив сообщение о смерти Олеся, Олис Кроул вернулась на Алан. Девушка пребывала в глубокой депрессии. Назло Стилу Стоуну, непосредственному виновнику случившейся трагедии, девушка приняла предложение Кейта Релауна, молодого ученого, занимавшегося разработкой лазерного оружия. Увы, замужество не принесло счастья.
   Как Олис ни старалась, забыть русича она не могла. Неведомая сила так и тянула ее обратно на Таскону. Узнав о командировке Кейта на Оливию, Кроул тут же воспользовалась представившимся случаем. По странному стечению обстоятельств испытания проводились неподалеку от Фолса.
   Почти не пострадавший от катастрофы город сумел заключить с захватчиками мирное соглашение. На его верфях колонизаторы строили современные боевые корабли. Наемники с огромным трудом преодолели посты охраны и за смелость были вознаграждены. На площади возле порта, воины увидели Сфина. Морсвилец открыл здесь торговую компанию. Нищий, грязный бродяга превратился в очень богатого человека. Тасконец обещал помочь путешественникам покинуть Оливию.
   Но прежде, Храбров хотел расплатиться с долгами. В одном из ресторанов Фолса регулярно веселились наемники Оливера Канна. Пришло время расквитаться с убийцей. Переодевшись, земляне тайком проникли в заведение. Улучив момент, Олесь заколол барона. При выходе из зала русич едва не столкнулся с Олис. Аланка сразу узнала Храброва. Девушка поняла, что допустила чудовищную ошибку. Пытаясь ее исправить, Кроул поругалась с мужем и осталась на космической базе рядом с Тасконой.
   Между тем, воины Света захватили разведывательное судно и устремились к Униме. Переход через океан получился тяжелым и опасным. Мощный шторм едва не утопил путешественников. Но, в конце концов, друзья благополучно добрались до материка. На его южной оконечности в скалах они обнаружили древнюю военную базу. Наемники спрятали корабль в глубоком гроте.
   Поиски хранителей земляне решили вести в трех направлениях. де Креньяну, Салан и Белауну предстояло обследовать устье реки Миссини. Стюарт, Олан, Саттон и Мелоун шли по западному побережью Унимы, а Аято, Храбров, Карс и Воржиха – по восточному. Встретиться воины должны были ровно через год возле города Хостон.
   Жак, Линда и Вилл поднялись вверх по реке на шлюпке и наткнулись на заброшенный поселок. При обследовании домов они нашли мертвых людей и заразились неизвестной болезнью. Ценой огромных усилий, аланке удалось отыскать противоядие. Прекратив разведку, друзья вернулись в грот и на судне двинулись к месту встречи.
   В Хостоне их уже ждал отряд Стюарта. К сожалению, путешествие по западному маршруту не принесло результатов. Мало того, наемники едва не погибли в графстве Листонском. Религиозные фанатики чуть было не учинили расправу над чужаками.
   Преодолев пустынное горное плато, группа Тино оказалась в самой южной стране Унимы – герцогстве Менском. Здесь их ждали нелегкие испытания. Придуманная землянами легенда вполне устраивала правителя страны, но вызвала подозрения у всесильного начальника тайной полиции полковника Стонжа. Наемники находились на грани ареста. Война с герцогством Бонским позволила путешественникам проявить свои лучшие качества и заслужить уважение местных жителей.
   В результате победоносной компании вражеская армия была разбита, а ее командующий генерал Жонини бежал во Флорские горы. Земляне вернулись в Мендон и узнали, что аланцы уже высадились в графстве Окланском. Они решили немедленно покинуть побережье. Герцог Альберт тут же воспользовался ситуацией и вынудил наемников отправиться вместе с принцессой Николь в трудное и опасное путешествие. Возглавил отряд сопровождения полковник Стонж.
   На одном из ночных привалов офицер попытался похитить девушку. Но его замысел не удался. Полковник бежал к местным бандитам. Вскоре разбойники напали на эскорт. В ходе кровопролитной схватки погибли и Жонини, и Стонж. Кто из них являлся воином Тьмы, земляне так и не узнали. Понеся тяжелые потери, мендонские гвардейцы вырвались на степные просторы Оклана.
   К сожалению, почти сразу отряд угодил в засаду головорезов самозванного императора Родмана. Переодев принцессу в солдатскую форму, Тино отослал Николь в Хостон. Тем временем, наемники отвлекали внимание бандитов. После длительной погони унимийцы взяли путешественников в плен и привезли в город Ситл. К удивлению землян здесь уже находились передовые подразделения Алана. Переговоры с правителем вела советник Кроул.
   В тюрьме Ситла наемники обнаружили изможденного слепого старца. Несчастный оказался хранителем. Император хотел узнать древнюю тайну Тасконы, но цели не добился. Перед смертью бедняга рассказал путешественникам, что «Ковчег» спрятан на острове Сорго в двенадцати километрах от южной оконечности Аскании и указал точное местонахождение входа в лабиринт. Благодаря Олис воины сумели избежать казни. Родман решил повеселиться и устроил жестокий поединок. Люди должны были драться с опасным хищником. В неравном бою погиб Вацлав Воржиха. Однако правитель просчитался, и Карс сумел прикончить злобную тварь. Самозванцу ничего не оставалось, как отпустить пленников.
   Но император не любил проигрывать. С группой верных телохранителей он последовал за беглецами. Возле реки разбойники попали под ураганный огонь корабельных пушек. На груди Родмана наемники обнаружили характерный знак воина Тьмы. Оставаться на Униме больше не имело смысла.
   Совершив очередной переход через океан, земляне достигли побережья Аскании. На этом материке сохранилась довольно развитая инфраструктура. В городе Владсток путешественники переоделись и раздобыли документы. На дилижансе отряд добрался до центра провинции. Наемники намеревались сесть в Смолске на поезд и оправиться на юг. Увы, их планы нарушила служба контрразведки. Операцией по поимке чужаков руководил Ил Беркс. Много лет назад полковник заключил сделку с Тьмой. Теперь асканиец отрабатывал долги.
   К счастью, неизвестный доброжелатель предупредил землян об опасности. Воины ночью покинули гостиницы и скрылись в заброшенном районе города. Контрразведчики упустили беглецов. Ценой огромных усилий путешественникам удалось сесть на поезд, идущий в Конингар. Однако Беркс разгадал замысел противника и устремился в погоню. В Кинске офицер настиг чужаков.
   Группа захвата провела операцию безукоризненно. Все наемники были задержаны. Они не успели даже оказать сопротивления. И тут вновь произошло нечто странное. Кто-то застрелил полковника Беркса прямо на перроне. Землян освободили, а поезд продолжил путь. Разумного объяснения случившемуся друзья не находили.
   К сожалению, приключения наемников на этом не закончились. Через несколько дней состав подвергся нападению банды некоего Тонга Кроусола. Из рассказа сержанта Брендса путешественники сделали вывод, что он является еще одним воином Тьмы.
   Схватка с налетчиками получилась необычайно жестокой и кровопролитной. Во время боя погиб Олан, самый молодой член отряда.
   Понеся тяжелые потери, разбойники отступили в горы. Упускать врага земляне не собирались, и после некоторых сомнений решили преследовать Тонга. Брендс изъявил желание стать проводником отряда. У него были особые счеты с бандитами. В деревне переселенцев к группе присоединился опытный охотник Ванг Сидорс.
   Преодолев перевал, Кроусол с горсткой налетчиков укрылся в древнем монастыре. Негодяй считал, что стены крепости неприступны. Однако наемники заключили сделку с племенем шоркиисихпомощью взяли обитель штурмом. В последний момент Тонг воспользовался подземным ходом и бежал из монастыря. Благодаря профессору Лендсу воины обнаружили тайник и устремились за разбойниками.
   Преследователи настигли бандитов в районе заброшенного завода. Во время отчаянной схватки Кроусол застрелил Рону Мелоун, но и сам получил смертельное ранение. Помощника Тонга убил Алекс Ловаль, трактирщик из пригорода Смолска, оказавшийся асканийским хранителем. Он же устранил и Беркса. Так путешественники узнали заключительную часть тайны «Ковчега». Это была схема лабиринта, ведущего к кораблю.
   Покинув Южные горы, отряд направился на восточное побережье материка.
   Именно здесь, в одном из ресторанов города Елинска, наемники неожиданно повстречали Алонса Вилауна, человека помогавшего Линку Коуну на Оливии. Захватив его, земляне проникли в подземный мир Тасконы. Цивилизация, ничуть не уступающая по развитию Алану, спряталась от Великого Координатора на двести лет.
   Служба контрразведки хотела уничтожить незваных гостей, но в последний момент выяснилось, что возглавляет эту могущественную организацию никто иной, как Аргус Байлот. Старик помог воинам обосноваться в подземной стране. Мало того, путешественникам присвоили офицерские звания и направили их на специальные курсы. Наемникам предстояло стать разведчиками.
   Благодаря секретной службе Тасконы Храбров нашел Кроул и встретился с ней на поверхности. Долго уговаривать женщину не пришлось, Олис любила русича. Пожертвовав своим высоким положением, она спустилась с Олесем вглубь планеты. И хотя аланка отказалась сотрудничать с ведомством Байлота, старик на всякий случай подготовил надежную легенду.
   Минуло два года. Готовясь к открытой войне с Великим Координатором, подземная Таскона внедряла на Алан и космические базы опытных агентов. Шла непрерывная вербовка офицеров звездного флота. Среди непосвященных было много недовольных режимом тирана. Именно они и сообщили о том, что в звездной системе Аридана неизвестные корабли напали на два аланских крейсера. Одно судно погибло.
   По приказу правителя к Аридану отправилась эскадра из семи кораблей. Тасконской разведке удалось внедрить Храброва на флагманский крейсер «Варгас». По легенде землянин являлся геологом Стиком Лендоном. Олесь входил в состав особой группы ученых. Главная задача – получить информацию о чужаках.
   Спустя месяц суда достигли цели, но противника наблюдатели не обнаружили. Эскадра взяла курс на планету Аква. Когда-то там находилась тасконская колония. Несмотря на предупреждение русича, командующий экспедицией генерал Эднарс распорядился начать высадку десанта. Разведчики вошли во внутренние помещения и угодили в западню. Ученые и рота солдат оказались блокированы странными серыми существами. Враг действовал крайне агрессивно. Ценой огромных потерь штурмовикам удалось закрепиться в жилых куполах базы. Именно здесь Храбров и руководитель ученых Дан Грондоул обнаружили уцелевших колонистов. С их помощью десантники вырвались из окружения и вернулись на корабли. Взорвав ядерный реактор, беглецы разрушили город.
   Однако покинуть звездную систему эскадра не сумела. Путь ей перекрыл огромный флот чужаков. В самый ответственный момент Эднарс проявил малодушие и принял решение сдаться противнику. Олесю ничего не оставалось, как поднять мятеж на флагмане. Во время боя генерал был убит. К удивлению землянина воином Тьмы оказался не он, а навигатор крейсера капитан Уллуол, также погибший в схватке.
   Чтобы предотвратить захват «Варгаса» насекомыми судно пришлось уничтожить. Уцелевшие люди перебрались на «Бригит». Совершив крайне рискованный маневр, эскадра оторвалась от преследователей и взяла курс на систему Сириуса. Между тем, служба безопасности раскрыла тасконскую разведывательную сеть на станции «Альфа». Начались аресты и допросы. Храбров находился на грани провала. С помощью Сорвила русич незаметно покинул «Бригит», сменил имя и на транспортном корабле улетел на Алан. Здесь его уже ждали де Креньян и Байлот.
   После легализации Олесь стал связником для внедренных агентов. Одной из его подопечных была Линда Салан. Тасконцы пытались выяснить местонахождение резиденции Великого Координатора и готовились к штурму убежища. Однако в их среде появился предатель. Он постоянно сдавал разведчиков службе безопасности. Вскоре аланцы вышли на Салан. Чтобы не попасть в лапы врагов Линда покончила с собой.
   Операция по свержению тирана была отложена на неопределенный срок. Изменник нарушил планы тасконцев. Центр не хотел напрасно рисковать штурмовыми группами. Нейтрализовать предателя поручили Храброву. Ему предстояло привезти агентов для проверки в фирму «Кондекс». По странному стечению обстоятельств в числе подозреваемых оказался еще один воин Света Вилл Белаун.

Глава 1
ПО ТОНКОМУ ЛЬДУ

   Расположившись на заднем сидении электромобиля, Храбров рассеянно поглядывал на дорогу. В бесконечном потоке машин ничего случиться не могло, и потому русич вел себя абсолютно спокойно. Центральный компьютер надежно контролировал движение. Впрочем, так же как и электронный шофер. Было у автоматической системы управления и еще одно важное достоинство. В отличие от человека она не отвлекала пассажира пустыми разговорами.
   Сегодня Олесь особенно нуждался в тишине. Землянин размышлял над полученным заданием. Выполнить его будет нелегко. В воинских частях чанкокского гарнизона введена повышенная боевая готовность. А это значит, что выход офицеров в город строго ограничен, тем более для штабных связистов. Как выманить Остервила на улицу Храбров пока не знал.
   Темно-синий аппарат плавно подкатил к стоянке и замер. Приятный мужской голос разборчиво и громко сказал:
   – Заказ выполнен. Вы находитесь на проспекте Крэста. Цена услуги – три сирия. Убедительная просьба вставить кредитную карточку в паз для проведения расчета.
   Русич, не мешкая, расплатился с компьютером и вышел из электромобиля. Огромный пылающий шар уже полностью показался из-за горизонта. На улице довольно оживленно. Раннее утро и люди торопятся на работу. В последние годы многие аланцы стали отказываться от поездок на машине и совершали длительные пешие прогулки. Так гораздо дешевле и больше пользы для здоровья.
   Температура воздуха достигла двадцати градусов. Чуть подумав, Олесь расстегнул куртку до середины груди. Дальше нельзя. Под одеждой спрятаны две кобуры с бластерами. Время агентурной деятельности безвозвратно кануло в прошлое.
   Храбров внимательно осмотрелся по сторонам и неторопливо двинулся по бетонному тротуару. Он умышленно остановил такси в трех кварталах от здания штаба. Необходимо проверить наличие «хвоста». Особых иллюзий на данный счет землянин не питал. Если его «ведут», то наверняка с помощью спутников и самой современной аппаратуры. Обнаружить слежку Олесь вряд ли сумеет. Другой вопрос, что человек, неспешно идущий по своим делам, вызывает меньше подозрений.
   На противоположной стороне улицы русич заметил армейский патруль. Трое солдат и офицер. Все в бронежилетах, с лазерными карабинами и защитными шлемами. Вот оно – веяние дня. Стоун слов на ветер не бросает. Фактически в Чанкоке введено военное положение. В любой момент полковник может разделить город на сектора и усилить пропускной режим. Тасконская разведка действительно попала в цейтнот. Промедление в две-три декады и Великий Координатор окончательно перехватит инициативу.
   Преодолев метров четыреста, Храбров увидел впереди огромную полукруглую площадь, левая половина которой служила транспортной магистралью, а правая принадлежала пешеходам. В самом центре возвышался памятник генералу Крэсту. Сто пятьдесят лет назад в честь офицера благодарные потомки назвали проспект.
   Согласно официальной версии он добровольно передал Алану унимийский космический корабль. В результате взрыва судно было серьезно повреждено, но это не помешало местным ученым создать на его основе собственный звездный флот. Великий Координатор провозгласил Крэста героем.
   Без сомнения, история либо вымышлена, либо сильно приукрашена. Скорее всего, тасконец попал под влияние правителя Алана. Находясь в гипнотическом состоянии, бедняга предал интересы метрополии и сдал свой корабль врагу. Сейчас о тех далеких событиях никто кроме тирана уже не помнит. В глубине веков скрыто немало страшных тайн.
   Олесь обогнул узорчатую клумбу с цветами и направился к ближайшему кафе. Под ярко-красным навесом располагалась небольшая стойка и два десятка пластиковых столов. Типичное чанкокское заведение, каких в городе сотни. Здесь можно перекусить, поболтать с друзьями или просто посидеть в одиночестве. Лучшего места для наблюдения не найти. Вход в здание штаба был словно на ладони.
   Русич устроился за крайним столиком и взял в руки красочно оформленное меню. Краем глаза Храбров постоянно следил за площадью. Движение офицеров практически отсутствовало. Еще одно подтверждение того факта, что они переведены на казарменное положение.
   Между тем, посетителя заметили, и к Олесю быстро зашагала симпатичная девушка лет двадцати в розовом переднике и с такого же цвета лентами в волосах. Аланка приветливо улыбнулась и вежливо спросила:
   – Что желаете?
   Открыв меню, землянин бегло прочел список блюд. Набор стандартный, хотя цены несколько выше, чем обычно.
   Видимо офицеры штаба часто сюда заходят, а люди они не бедные. Хозяин кафе неплохо разбирался в бизнесе и знал, где нужно размещать свои заведения.
   – Две кружки светлого пива, бутерброд с рыбой, ветчиной и двойную отбивную, – негромко произнес Храбров.
   – Через пару минут все будет готово, – вымолвила официантка.
   Девушка повернулась и, плавно покачивая бедрами, неторопливо двинулась к стойке. В иной ситуации русич наверняка бы задержал взгляд на стройных ногах аланки, но сегодня женские прелести его мало интересовали. Все мысли только о лейтенанте Остервиле. Как выманить агента из здания? Два варианта Олесь уже придумал. Правда, в обоих присутствовала немалая доля авантюризма.
   Первый, самый наглый, заключался в личном посещении военного объекта. Надо прийти на контрольно-пропускной пункт, представиться родственником офицера и вызвать Колина на встречу. Разумеется, это огромный риск. Если разведчик находится под наблюдением, покинуть штаб им уже не дадут.
   Второй способ мало, чем отличался от предыдущего. Землянин мог попытаться связаться с Остервилом с помощью уличного голографа. Однако подобные разговоры всегда прослушиваются службой безопасности. Одного шпиона тут же арестуют в кабинете, а другого прямо на площади. Иметь мобильные системы связи на Алане разрешалось лишь строго ограниченному кругу лиц.
   Тем временем, официантка принесла заказ и начала расставлять на столе кружки и тарелки. Не обращая внимания на девушку, Храбров неотрывно смотрел на шоссе. Длинный серебристый электромобиль резко затормозил, съехал в крайний ряд и остановился напротив здания штаба.
   Из машины показались два старших офицера, седовласый мужчина в штатском и женщина в строгом светло-коричневом костюме. Судя по кейсам в руках, аланцы привезли какие-то документы.
   Обиженная тем, что русич не проявил к ней ни малейшего интереса, официантка молча отошла от столика. Она рассчитывала хотя бы на короткий диалог. Впрочем, через несколько минут в кафе появились новые посетители, и девушка занялась своими непосредственными обязанностями.
   Перемены в ее настроении Олесь даже не заметил. Землянин слишком увлекся наблюдением, а это явный недостаток непрофессионализма. Полностью контролировать ситуацию Храбров пока еще не научился. Умение вести себя раскованно, расслабленно в тот момент, когда ты стоишь на грани провала, приходит к разведчику с годами, с опытом.
   Минуло три часа. Сириус поднимался все выше и выше. К счастью, плотный, светонепроницаемый навес спасал от его палящих лучей. Русич опустошил уже четыре кружки пива. В голове чувствовался легкий хмель. Потягивая живительный напиток, Олесь не спускал глаз с дверей штаба авиационной дивизии.
   Учитывая, что город буквально наводнен сотрудниками службы безопасности, и не желая вызывать лишних подозрений, Храбров решил немного прогуляться. Он совершил небольшой круг по площади, приобрел в газетном автомате два последних номера правительственного издания и вернулся назад.
   Газеты назывались «Жизнь Алана». Их содержание в точности соответствовало требованиям Великого Координатора. Цензура, цензура и еще раз цензура! Заголовки статей пестрили пафосными словами, лозунгами и обещаниями. «Успешная колонизация Унимы! Очередное графство добровольно вступило в аланское государство. Сдана в эксплуатацию новейшая космическая база! Построен скоростной звездный крейсер. Металлургический завод блестяще справился с поставленными задачами».
   Продолжать перечисление этого бреда можно бесконечно. Самое отвратительное, что приведенные в газетных очерках факты действительно имели место, но были бессовестным образом извращены. Графство Унимы отчаянно сопротивлялось, воевало, однако силы оказались не равны. Потеряв тысячи бойцов и истощив все ресурсы, правитель страны капитулировал перед могущественными захватчиками, отдавая свой народ на милость победителей.
   А космическая база? Еще одна тюрьма для непосвященных. Туда обманом или по приговору суда отправят сотни ни в чем не повинных людей. И если начнется вторжение чужаков, именно они примут на себя первый удар противника. А сколько гордости в сообщении о боевом корабле! Но нет ни слова о том, что флот очень слаб и таких судов для надежной защиты системы Сириуса нужно не меньше трех десятков. Ложь, всюду ложь!
   Журналистика – продажная беспринципная профессия. За фразами о честности, долге, патриотизме часто стоят либо деньги, либо интересы власть предержащих. Надо признать, на Алане превосходно научились формировать общественное мнение. Красивые пламенные речи то и дело раздавались с экрана голографа, а миллионы, миллиарды добропорядочных граждан послушно, без раздумий выполняли распоряжения любимого вождя. И это неудивительно. Он ведь никогда не ошибается!
   Не было в газетах ни строчки и об экспедиции к Аридану. Зачем будоражить обывателей подробностями жестоких сражений в космосе и на Акве? У Великого Координатора нет и не может быть врагов. По той же причине Олесь не нашел ни одного упоминания о тайной войне разведок Алана и Тасконы. Информация строжайше засекречена. Армейские и полицейские наряды наверняка не в курсе последних событий, произошедших в Чанкоке. Радужные отчеты прессы о победах и достижениях призваны скрыть гнилую сущность умирающего режима.
   Русич свернул газету и положил ее на стол. Подняв глаза, Храбров от неожиданности замер. Вот уж поистине – помяни черта, он тут же и появится. По площади, не торопясь, двигались четверо полицейских. Служители порядка изредка останавливали мужчин, проверяли документы, что-то им показывали и, не обнаружив ничего предосудительного, отпускали задержанных.
   Еще пару дней назад подобную ситуацию трудно было даже представить. Тихий мирный город почти на экваторе планеты. Большинству граждан даже в голову не приходила мысль о том, что существуют злоумышленники, которые способны подделать удостоверение личности. Система контроля казалась безупречной. Впрочем, предпринимаемые полицией меры предосторожности никого не шокировали. Утром по центральному каналу выступил сам Великий Координатор. В короткой речи правитель сообщил о группе особо опасных преступников, совершающих жестокие противоправные деяния в крупных мегаполисах. Он призвал население к бдительности и всесторонней помощи соответствующим службам. Аланцы отнеслись с пониманием к просьбе вождя и при досмотрах вещей не возмущались и не скандалили.
   Подняв руку вверх, Олесь подозвал официантку и заказал пятую кружку пива. Сотрудников полиции землянин не боялся. Его документы и легенда безупречны. Храбров – торговый агент небольшой фирмы под названием «Грамс» из крошечного городка на севере планеты Норил. Цель визита в Чанкок – продажа одного товара и на вырученные деньги покупка другого. Обычная работа для мелкого дельца.
   Такой деятельностью на Алане занимаются миллионы людей. Некоторые при этом богатеют и сколачивают неплохое состояние, остальные же с трудом сводят концы с концами. В экономику страны Великий Координатор вмешивался мало, и она развивалась достаточно хаотично. Под контролем находились лишь стратегически важные отрасли промышленности.
   Компания «Грамс» имела надежную лицензию и выпускала бритвенные приборы. Поверхностная проверка ничего полиции не даст. В Нориле сразу подтвердят, что торговый представитель Никлос Блонвил отбыл из города с партией товара шесть дней назад. Это как раз то время, за которое электромобили преодолевают данное расстояние. Русич не сомневался, что трейлеры с грузом наверняка стоят у складов фирмы в Чанкоке. Мелочей в разведке не бывает. В подобных вопросах тасконцы никогда не позволяли себе расхлябанности.
   Олесь внимательно следил за полицейскими. Движения медленные, спокойные, расслабленные, кобуры с оружием плотно застегнуты. К нападению аланцы явно не готовы. Землянин мог уложить их за пару секунд, но тогда задание будет не выполнено. Значит, придется избрать другой путь. Глотнув пива, Храбров небрежно откинулся на спинку стула. Всем своим видом русич демонстрировал отрешенность от окружающего мира. Недоеденный бутерброд, полупустая кружка, ничего не выражающий взгляд. Типичный прожигатель жизни.
   – Добрый день, – раздался громкий низкий голос.
   Повернув голову, Олесь посмотрел на высокого широкоплечего лейтенанта. Офицеру было около тридцати. Крупный мясистый нос, широко поставленные серые глаза, массивный грубо вырубленный подбородок. В позе служителя порядка чувствовалась уверенность. Он ведь здесь представляет интересы Великого Координатора. А это большая ответственность.
   – Для кого добрый, а для кого и не очень, – бесстрастно процедил сквозь зубы землянин и снова приложился к кружке.
   – По особому приказу мы проводим проверку документов, – вымолвил начальник патруля. – Пожалуйста, предъявите удостоверение личности.
   – Разумеется, – Храбров извлек из нагрудного кармана пластиковую карту и протянул ее аланцу.
   Тот сразу переадресовал документ одному из своих подчиненных. Сержант вставил удостоверение личности в специальный прибор и нажал на несколько кнопок. Видимо, карточка проверялась на подлинность. Сердце русича невольно дрогнуло. На подобную процедуру Олесь не рассчитывал.
   Землянин подался чуть вперед, тело напряглось в тревожном ожидании. Одно неверное движение полицейских, и он тут же выхватит бластеры. К счастью, оружие не пригодилось. Завершив экспертизу, сержант утвердительно кивнул головой и вернул документ офицеру.
   – Все нормально, господин Броквил, – сказал лейтенант, бросая взгляд на фамилию подвыпившего посетителя кафе.
   – Блонвил, – поправил Храбров.
   – Извините, – на губах мужчины появилась ироничная усмешка.
   Без сомнения начальник патруля оговорился не случайно. Аланец не так прост, как показалось сначала. Использует хитрый и довольно эффективный метод. Человек расслабляется, допускает ошибку, и его тут же хватают. Нет, с этим парнем надо держать ухо востро.
   Положив удостоверение личности на стол, офицер вежливо произнес:
   – Простите за любопытство, господин, Блонвил, но с чем связано столь раннее неумеренное употребление спиртного? По нашим данным вы занимаетесь бизнесом. А торгового агента, как известно, ноги кормят.
   – Чепуха! – русич махнул рукой. – Настоящие профессионалы заключают сделки с помощью голографа, не выходя из-за стола. Сначала решаются все спорные вопросы и лишь затем доставляется товар и производится оплата. Именно так я и поступаю. Но иногда случаются досадные проколы. Мои люди шесть суток гнали груженые трейлеры в Чанкок. А что в результате? Цены на продукцию резко упали, сбыта нет, а фирма-покупатель разорилась. Покрыть транспортные расходы уже не удастся. В данной ситуации мне остается только одно…
   – Что? – непонимающе спросил аланец.
   – Напиться в стельку, – нервно рассмеялся Олесь. Выдержав короткую паузу, землянин продолжил:
   – Будь проклят этот город. Мне здесь фатально не везет. Завтра я найду скупщика залежалого товара, скину ему по дешевке весь груз и уберусь отсюда. Лейтенант, вы даже не представляете, сколько потеряно денег…
   – Большие суммы – большой риск, – философски заметил начальник патруля.
   – Благодарю за сочувствие, – язвительно вымолвил Храбров и потянулся к кружке.
   Полицейские не спеша направились к соседнему столику. Там сидели трое молодых людей. Патруль проверял всех подозрительных мужчин, подходящих по возрасту.
   Занятие хлопотное, но служители порядка выполняли свою работу ответственно и педантично.
   – Желаю удачи, господин Блонвил, – сказал офицер. – Ине налегайте сильно на пиво…
   – Я обязательно прислушаюсь к вашему совету, – пробурчал русич.
   В тот момент, когда аланец повернулся к нему спиной, Олесь достаточно громко спросил:
   – Лейтенант, а из-за чего такая суматоха? У нас в Нориле тишь да гладь. В крупных городах теперь что, новые порядки?
   – А вы разве не смотрели утренние новости? – удивился мужчина.
   – Нет, – честно признался землянин. – Я отсыпался после ночного рейса. Добавьте неприятности в бизнесе, и вы поймете, что мне было не до голографа.
   – В Чанкоке появилась группа особо опасных преступников, – пояснил начальник патруля. – Разбойные нападения, грабежи, убийства. Говорят, они совершили налет на военных в выставочном центре. Хотели завладеть оружием. К счастью, столь дерзкая акция успехом не увенчалась. Великий Координатор призвал население к бдительности.
   – Значит, дело серьезное, – задумчиво произнес Храбров.
   – Вот их главарь, – вымолвил офицер, показывая русичу голографию. – Посмотрите внимательно. Может, где-нибудь видели этого мерзавца? За информацию о нем обещана награда в две тысячи сириев.
   Олесь взглянул на снимок и чуть не поперхнулся. Это было его собственное изображение десятилетней давности. Перед отправкой на Таскону все данные наемников внесли в бортовой компьютер крейсера. Служба безопасности всерьез взялась за Храброва, раз подняла из архива секретные документы звездного флота.
   И хотя гример кардинально изменил внешность русича, Олесь отчетливо почувствовал нервную дрожь в коленях. Стоун каким-то образом вычислил землянина и объявил на него настоящую охоту.
   Тысячи полицейских и контрразведчиков Чанкока ищут одного единственного человека. Надо сказать, полковник не поскупился. За голову Храброва назначена весьма внушительная сумма. Некоторым чанкокцам таких денег не заработать и за год.
   А как ловко служба безопасности извратила подробности боя в павильоне! Бандиты якобы намеревались захватить оружие. Ложь! Наглая и бессовестная. Но ведь ей верят! И по-другому, к сожалению, быть не может. Великий Координатор всегда говорит только правду. Сломать старые стереотипы нелегко. Аланцы привыкли жить чужим умом. Анализировать ситуацию, делать выводы, принимать самостоятельные решения они просто не умеют.
   Землянин протянул голографию лейтенанту, глотнул пива и с горечью произнес:
   – Увы, я его не встречал. Две тысячи сириев мне бы сейчас не помешали. Хоть частично бы возместил убытки.
   Проверив молодых людей, патруль неторопливо двинулся дальше. Разумеется, охватить весь подозрительный контингент полицейские не могли и потому останавливали прохожих выборочно, на свое усмотрение. Четкой системы у них не было. Главный расчет Стоуна на то, что тасконские агенты начнут нервничать и допускать ошибки. Полковник прекрасно разбирался в психологии. Олесь облегченно вздохнул лишь, когда служители порядка скрылись из виду. Испытание получилось нелегким. Так тщательно его еще никогда не допрашивали.
   Сириус находился почти в зените. Взглянув на часы, русич недовольно покачал головой. Прошла уже половина светового дня. Шансов на прямой контакт с Остервилом становилось все меньше и меньше. Хотелось встать и решительно двинуться к зданию штаба. Чему быть – того не миновать. Джоркс разрешил играть в открытую. Храбров улыбнулся и заказал очередную кружку пива. Связника нужно ждать до конца. Это одно из основных правил, которому учат в разведывательной школе.
   Однако соблюдать его непросто. В голову постоянно лезут тревожные мысли, нервы на пределе, в теле накопилась усталость. Появляется раздражение и злость. Вокруг то и дело ходят подозрительные типы. В душу, словно ядовитая змея, заползает страх. А ты должен вести себя свободно и раскованно.
   В подобной ситуации многие агенты не выдерживают, теряют терпение, пытаются инициировать встречу и в результате попадают в поле зрения службы безопасности. Олесь конечно не достиг больших вершин в разведывательной деятельности, но ждать он умел.
   Это качество русич приобрел еще мальчишкой на Земле. Отец с ранних лет брал его на охоту. Когда сидишь в засаде нельзя даже шевелиться. Малейший шорох и испуганный зверь тут же уйдет в сторону. Вот и приходилось часами без движения лежать в мокрой от росы траве, крепко сжимая лук или рогатину.
   Потягивая холодное пиво, Храбров непрерывно следил за штабом. Обстановка возле здания не менялась. Редкие электромобили, несколько старших офицеров и пара аланцев в штатском. Надежда на удачный исход операции медленно угасала. До контрольного времени оставалось около восьми часов.
   Нервное напряжение стимулировало аппетит. Русич подозвал официантку и заказал бифштекс и три бутерброда. На всякий случай Олесь сразу рассчитался. Это необходимая мера предосторожности. В какой-то момент он склонился к тарелке, а когда поднял голову, то удивленно замер. Из штаба вышла группа офицеров. Разглядеть их лица долго не удавалось, но на первый взгляд Остервила среди аланцев не было. Вскоре предположение Храброва подтвердилось.
   Летчики воспользовались подземным пешеходным переходом и оказались на площади. С веселым шумом молодые люди направились к кафе. Видимо, командование воздушной дивизии нарушило приказ Стоуна и отпустило офицеров в город перекусить.
   В условиях противостояния различных силовых ведомств случай вполне типичный. Подобные послабления в штабной среде никогда не считались преступлением.
   Между тем, аланцы устроились за столиками. Вели себя летчики довольно развязно и бесцеремонно. Один попытался обнять официантку за талию, второй схватил ее за руку, а третий и вовсе ущипнул бедняжку чуть пониже спины. Сильно покраснев, девушка с трудом отбилась от приставаний назойливых мужчин и отправилась к стойке.
   Молодые люди заказали по стакану сока и бутерброду. Они пришли сюда не есть, а отдыхать. Кто-то рассказывал анекдоты, кто-то спорил, кто-то цеплялся к хорошеньким женщинам, гулявшим по площади. После душных кабинетов с мерцающими экранами компьютеров нет ничего лучше, чем посидеть на свежем воздухе. Тем более в столь дружной компании. О работе офицеры не говорили, а потому смех практически не прекращался. Настроение у летчиков было превосходным. О надвигающейся войне они ничего не знали.
   Минут через тридцать высокий худощавый капитан встал со стула и показал товарищам на часы. Аланцы исчерпали свой лимит времени. Пора возвращаться в штаб. Несколько коротких реплик официантке на прощание, и военные двинулись к подземному переходу. Русич еле удержался на месте.
   Ему ужасно хотелось догнать последнего офицера и через него вызвать лейтенанта Остервила на площадь. Наверняка эти парни служат вместе с Колином.
   Риск конечно огромен, но и шансов на успех значительно больше, чем в первых придуманных вариантах. В душе Олеся боролись два чувства – нетерпение и осторожность. В конце концов, землянин решил еще немного подождать. Бежать за призрачной птицей счастья бессмысленно, ее надо хватать за хвост. Только тогда будет результат.
   Продолжая спокойно сидеть в кафе, Храбров с сожалением смотрел вслед удаляющимся летчикам. Он тяжело вздохнул, отвернулся от опостылевшего здания и принялся доедать давно остывший бифштекс. Ничего другого русичу и не оставалось. Спустя четверть часа судьба все же смилостивилась над Олесем.
   Двери штаба вновь открылись, и на улицу вышли шестеро аланцев. Один из них был очень похож на Остервила. Чтобы не искушать злодейку землянин отвернулся в сторону. Храбров медленно, размеренно допивал из кружки остатки пива.
   Между тем, преодолев пешеходный переход, офицеры оказались на площади. За столиком они вели себя гораздо сдержаннее, чем предыдущая группа. Во время заказа никто к девушке не приставал и пошлых шуток в ее адрес не отпускал.
   Минуты тянулись словно вечность. Русич то и дело нервно поглядывал на часы. Скоро летчики отправятся обратно. Необходимо срочно приступать к самой опасной и ответственной части операции. Олесь перекрестился, встал и нетвердой походкой двинулся к аланцам. Он остановился напротив офицеров и, слегка покачиваясь, негромко сказал:
   – Господа, я извиняюсь за вторжение, но меня мучает один вопрос. Вы когда-нибудь бывали в космосе?
   – Допустим, – произнес лейтенант с красноватым шрамом на нижней губе.
   – Ая – нет, – сгоречьювымолвилземлянин. – Говорят, там невероятно красивые звезды.
   Последние три слова служили паролем для контакта. На какое-то мгновение глаза разведчиков встретились. Храбров заметил волнение на лице Остервила. Агент положил правую руку на стол и скрестил два пальца. Это означало, что он находится под наблюдением. Подобной смелости от Колина русич не ожидал, хотя внутренне к провалу тасконца был готов.
   – Не пошел бы ты к черту, – грубовато отреагировал лысоватый капитан. – Мы отдыхаем и не собираемся забивать голову разной чепухой.
   – Простите, – поспешно пролепетал Олесь. – Я не хотел вам мешать. Проклятое любопытство. Космос так манит людей…
   Еще одна ключевая фраза. По тайной терминологии – контакт непременно должен состояться сегодня. Всю ответственность землянин брал на себя. Остервил обязан подчиниться. Правило предельно жесткое. Храбров отошел от стола и неторопливо поплелся в сторону стоянки такси. Она располагалась в непосредственной близости от пешеходного перехода. Идеальное место для бегства.
   Подойдя к крайней машине, русич открыл заднюю дверь и произнес:
   – Улица Ветеранов дом сто семнадцать. Поедем через пару минут.
   Олесь не ошибся в своих расчетах. Летчики почти тут же расплатились с официанткой и быстро покинули кафе. Преодолев около ста метров, аланцы начали спускаться вниз по лестнице. Колин неловко споткнулся, тихо выругался и склонился к ботинку.
   – Я вас догоню, – крикнул разведчик товарищам.
   Как только аланцы удалились на безопасное расстояние, Остервил выпрямился и зашагал к Храброву. Не скрывая эмоций, агент раздраженно проговорил:
   – Вы что спятили? Я же показал – нахожусь под колпаком. Теперь мы засветились оба! Где мой постоянный связник?
   – Мертв, – спокойно вымолвил землянин. – Сеть провалена. Объявлен «Апокалипсис». Немедленно садитесь в электромобиль. Нас уже давно ждут.
   Тасконец сразу прекратил возмущаться и послушно двинулся за русичем. Для него это сильный удар. Без сомнения, в действиях разведчика сказывалась нервозность последних дней. Мужчины сели в машину, и она тут же сорвалась с места, стремительно набирая скорость. Все случилось так внезапно, что Колин до сих пор пребывал в прострации. Лишь спустя некоторое время агент тихо спросил:
   – Но как?
   Вместо ответа Олесь приложил палец к губам. Обсуждать подобные темы в электромобиле категорически запрещалось. Служба безопасности наверняка прослушивает салон через бортовой компьютер. Остервил знал это не хуже Храброва. Однако тасконец явно растерялся. Он совершал одну ошибку за другой. Слишком тяжелое испытание выпало на долю молодого парня. Колин повернулся к окну и тупо смотрел на мелькающие за стеклом дома. Ему надо сосредоточиться, взять себя в руки. Землянин не мешал агенту.
   По плану от здания штаба до дома сто семнадцать по улице Ветеранов машина должна была доехать примерно за двадцать две минуты. Олесь взглянул на часы. Разведчики преодолели уже три четверти пути. Еще немного и беглецы достигнут нужной точки.
   Неожиданно такси начало тормозить. Электромобиль покинул средний ряд и, аккуратно маневрируя, постепенно приближался к правой обочине.
   – Черт подери! – выругался русич. – Водитель, это не тот адрес.
   Электронный шофер на реплику пассажира не отреагировал. Он выполнял приказ центрального компьютера.
   – Двигайся вперед, безмозглая куча железа! – гневно воскликнул Храбров.
   – Они нас вычислили, – сравнодушным видом заметил Остервил. – Запущена система перехвата. Кто-то наверху посчитал, что дальнейшая слежка нецелесообразна. Через несколько минут прибудет штурмовая группа.
   – Так просто я не сдамся! – произнес землянин, пытаясь открыть дверцу.
   – Бесполезно, – отрицательно покачал головой тасконец. – Двери заблокированы. Ты даже не сможешь опустить стекло. Все предусмотрено.
   – Ерунда! – зловеще усмехнулся Олесь.
   Русич пересел вглубь салона, достал бластер и выстрелил в замок. Куски металла и пластика разлетелись в разные стороны. В машине образовалась большая дыра. Храбров с силой ударил по дверце ногой, и она тотчас распахнулась.
   – Путь свободен! – бесстрастно вымолвил землянин.
   Разведчики выбрались из машины и смешались с толпой прохожих. Теперь их будет нелегко обнаружить. До убежища осталось не более пятисот метров. Не обращая внимания на возмущенные реплики аланцев, которых они бесцеремонно расталкивали, мужчины прибавили шаг.
   – Это ничего не даст, – выкрикнул Колин. – По указанному тобой адресу нас ждет засада. Служба безопасности уже всех там арестовала.
   – Желаю полковнику Стоуну удачи, – проговорил Олесь, – Неужели ты думаешь, я настолько глуп, что назвал в такси подлинный адрес явки. Это место высадки. Настоящий пункт эвакуации находится неподалеку. Мы должны были проехать до дома сто семнадцать, а затем пешком вернуться назад. Простейшая проверка на слежку.
   Настроение Остервила несколько улучшилось. У беглецов появился реальный шанс уйти от погони. Если сотрудники секретного ведомства хоть немного промедлят… Высоко вверху послышался странный подозрительный шум. Подняв голову, русич увидел два приближающихся гравитационных катера.
   Один завис чуть сзади, а второй пролетел вперед. Словно по команде замерли все электромобили. Тишину улицы разорвал громкий тревожный сигнал.
   – Граждане, сохраняйте спокойствие, – раздался уверенный мужской голос. – Пассажиры остаются на своих местах, пешеходы отходят к стене. Экстренная проверка документов. В случае неповиновения мы применим к нарушителям крайне жесткие меры.
   Испуганно озираясь по сторонам, аланцы двинулись к домам. Попытка скрыться в проходах между зданиями вряд ли бы увенчалась успехом. Полиция уже оцепила район, кое-где виднелись патрули. Захват шпионов был тщательно подготовлен.
   – Обложили, сволочи, – выдохнул Храбров, оборачиваясь к лейтенанту. – У тебя есть оружие?
   – Нет, – произнес тасконец.
   – Держи, – сказал землянин, протягивая Колину второй бластер. – Будем прорываться с боем. Подобный вариант развития событий прорабатывался. Надеюсь, нам помогут.
   Разведчики осторожно, чтобы не привлекать внимание противника, начали двигаться вдоль прижавшихся к стене аланцев. Напуганные до смерти люди боялись даже пошевелиться. Боковым зрением Олесь следил за гравитационными катерами. Они держались на высоте трех-четырех метров от поверхности. Из нижнего люка на крыши машин выпрыгивали солдаты штурмовой группы.
   Снаряжение бойцов ничем не отличалось от армейского во время высадки на Акву. Тяжелые бронежилеты, шлемы с забралом, наколенники, в руках лазерные карабины. Экипированы парни отлично. Растянувшись в цепь, солдаты приступили к выполнению поставленной задачи. Резкие команды, обыск, досмотр вещей, проверка удостоверений личности. Для большинства аланцев данная ситуация напоминала сцену из ночного кошмара.
   – Не пробьемся, – вымолвил Остервил. – Предлагаю тебе затеряться в толпе. Я задержу их…
   – Перестань болтать чепуху, – откликнулся русич. – Моя голография есть уже у каждого офицера службы безопасности. Пути назад нет. Кроме того, я обещал доставить агента живым и невредимым. Эти орлы еще не знают, с кем имеют дело.
   – Кто? – не понял лейтенант.
   – Не забивай голову, – махнул рукой Храбров. – Слушай внимательно. Штурмовики нападения не ожидают. Они сосредоточились возле тротуара, совершенно забыв про электромобили. Мы воспользуемся их оплошностью. Когда до врага останется шагов тридцать, стреляй в ближайшего солдата и беги к дороге. Под прикрытием машин проскочим опасную зону и укроемся в магазине женского белья. Это запасной маршрут отхода. Нам надо преодолеть каких-то двести метров.
   – Твоя уверенность пугает, – удивленно заметил Колин.
   – Держись за мной и не отставай, – проговорил землянин. – Я бывал и не в таких переделках. И ничего, жив до сих пор.
   Тасконец лишь неопределенно пожал плечами. Прохожих на улице было много, и проверка затягивалась. Между тем, на помощь группе захвата прибыли полицейские наряды. Ситуация значительно осложнилась. Медленно продвигаясь вперед, беглецы постепенно сближались с бойцами специального подразделения. Пятьдесят шагов, сорок, тридцать…
   – Пора! – выкрикнул Олесь и нажал на спусковой крючок бластера.
   Луч ударил точно солдату в грудь, и он, отлетев метра на четыре, упал на бетон. Почти тут же Остервил выстрелил еще в одного врага. Остальные штурмовики открыли по разведчикам ураганный огонь. Сотни аланцев в ужасе завопили и рухнули на землю. Приказы офицеров утонули в адском шуме кровавой схватки. Совершив стремительный рывок, беглецы спрятались за электромобилями. Ответная стрельба имела чисто психологическое значение.
   Потеряв двух товарищей, солдаты от злости палили, куда попало. Стекла, фары, пластиковая обшивка машин разбивались вдребезги. Где-то истошно заголосила женщина. Пассажиры электромобилей тотчас легли на пол. Штурмовики оказались не готовы к тому, что шпионы атакуют их первыми. Бойцы были в ярости.
   Лучи лазеров прочерчивали воздухистреском врезались в стены домов на противоположной стороне улицы. Под плотным огнем залегли не только прохожие, но и солдаты, проводившие проверку на другом тротуаре. Они вообще не понимали, что происходит. Из наушников доносились отрывистые и непонятные возгласы. Кто-то убегает, в кого-то стреляют, какие-то жертвы… Одним словом – полная неразбериха.
   Воспользовавшись паникой в рядах неприятеля, Олесь и Колин быстро двигались по магистрали. Больше всего русич боялся, что служба безопасности вновь подключит данный участок шоссе к транспортному компьютеру. Тогда машины задавят разведчиков, словно мух. Они не успеют даже среагировать на старт электромобилей.
   Позади осталась примерно половина пути. Штурмовики немного успокоились и начали преследование. Их огонь стал более прицельным. Пару раз красноватый луч лазера промелькнул буквально в сантиметрах от головы Храброва. Остановить наступающих бойцов беглецы естественно не могли. Впрочем, и солдаты захват шпионов не форсировали. Квартал перекрыт, тасконцы теперь никуда не денутся. Так зачем подвергать людей напрасному риску.
   Неожиданно пилот гравитационного катера направил летательный аппарат прямо на разведчиков. Резкое снижение, и на крыши машин спрыгнули шестеро штурмовиков. Присев на колено, аланцы взяли беглецов в прицел карабинов. Одно неверное движение и лазерные лучи превратят мужчин в обугленные трупы.
   – Остановитесь, бросьте оружие и поднимите руки! – громко скомандовал офицер. – Сопротивление бесполезно. Вы окружены!
   – Все, – устало произнес Остервил. – Мы сделали, что могли. К сожалению, наша попытка прорыва не удалась. В службе безопасности работают профессионалы.
   Скрываться за электромобилями больше не имело смысла. Разведчики выпрямились в полный рост. Сейчас на них устремлены взгляды сотен людей. Сколько длилась эта пауза сказать трудно, но землянину она показалась вечностью. Не опуская карабины, солдаты осторожно приближались к шпионам.
   – Бросьте бластеры на дорогу! – повторил свое требование аланец.
   Колин обреченно кинул оружие на бетонное покрытие магистрали. В окнах машин появились любопытные лица чанкокцев. Смельчаки хотели посмотреть, на кого устроена столь беспрецедентная охота. Будет потом о чем поведать друзьям и родственникам!
   Напротив Олеся в шикарном темно-красном лимузине сидела красивая женщина лет тридцати пяти.
   Она с откровенным ужасом в глазах разглядывала беглецов.
   – Добрый день, – иронично вымолвил русич. – Сегодня выдался неплохой денек.
   Как и следовало ожидать, аланка ничего не ответила. Храбров улыбнулся и медленно поднял руки. В этот момент сверкнули четыре луча, и бойцы резервной группы повалились с крыш электромобилей. Землянин мгновенно отреагировал на изменение обстановки. Нажав на курок бластера, Олесь застрелил уцелевшего офицера. Последний солдат поспешно скатился с машины. Становиться мишенью он не собирался.
   – Бежим! – закричал русич.
   Разведчики ринулись вперед. Магазин женского белья был всего в пятидесяти метрах от них. У его дверей расположились четыре человека в бронежилетах с черными масками на лицах. Не жалея зарядов, тасконцы стреляли из лазерных карабинов, прикрывая отход Храброва и Остервила. Полиция и служба безопасности пребывали в растерянности. Атаки с тыла аланцы не ожидали. Замешательство врага позволило беглецам беспрепятственно преодолеть оставшееся расстояние.
   Вскоре штурмовики пришли в себя. На бойцов группы прикрытия обрушился мощный шквал огня. Один из тасконцев вскрикнул и схватился за грудь, второму лазерный луч попал точно в голову. Бедняга беззвучно рухнул на тротуар. Схватка явно затягивалась.
   – Отступаем! – приказал старший отряда.
   Подхватив раненого товарища, бойцы скрылись в магазине. Здесь всюду висели ночные рубашки, бюстгальтеры, изящные пеньюары. Даже не верилось, что данное место служило прикрытием для явочной квартиры. Впрочем, заведение, торгующее интимными деталями туалета, никогда не вызывало подозрений у секретного ведомства Стоуна, а это главное.
   – Все к подсобному помещению! – проговорил командир группы прикрытия. – Там есть люк. У нас в запасе секунд десять, не больше…
   Отбрасывая в сторону демонстрационные вешалки и манекены, разведчики пробежали метров тридцать и буквально свалились в подвал. Он оказался довольно просторным и вместительным. В углу лежали какие-то ящики и коробки. Пока старший закрывал крышку люка и блокировал замок, его помощник нажал на едва заметный выступ на полу. Часть стены тотчас опустилась вниз. Олесь увидел вход в длинный подземный лабиринт.
   Не теряя времени, тасконцы двинулись по узкому коридору. Через полминуты отряд достиг тоннеля городской канализации. Тут их ждал невысокий коренастый мужчина лет сорока. Рядом с ним стояла удивительная маленькая машина с восьмью посадочными местами. Взглянув на бойцов, тасконец с волнением в голосе спросил:
   – Где Крол?
   – Погиб, – ответил командир группы прикрытия, снимая маску. – Лазерный луч угодил ему прямо в лицо. Он умер мгновенно.
   – Мир его праху, – тяжело вздохнул мужчина. – Хороший был солдат. Нам же надо заметать следы и убираться отсюда.
   «Чистильщик» утопил красную кнопку на дистанционном пульте, и земля тотчас содрогнулась от взрыва. Русич невольно представил, как гигантское пламя вырывается из магазина, сметая со своего пути электромобили и людей. Страшные разрушения, пожар, десятки убитых штурмовиков и ни в чем не повинных граждан. И все это лишь для того, чтобы спасти от ареста двух шпионов.
   Разгребая завал, служба безопасности не найдет ни подземелья, ни тоннеля. Они просто перестали существовать. По телу Олеся пробежала нервная дрожь. На войне нет места для жалости. Есть только жестокая целесообразность. И от нее никуда не денешься. В борьбе разведок победит тот, кто подавит в себе слабость и сострадание. Интересы государства важнее человеческой жизни!
   – Садитесь в машину, – бесстрастно сказал тасконец, запуская гравитационный двигатель.
   Аппарат поднялся сантиметров на тридцать и плавно, бесшумно двинулся вперед. Мужчина управлял необычным транспортным средством с поразительной легкостью. Повороты, перепады высот и крутые виражи преодолевались на огромной скорости. Ветер свистел в ушах, вода разбрызгивалась по стенам, лампы освещения непрерывно мелькали перед глазами. И хотя пассажиры были надежно пристегнуты к креслам страховочными ремнями, Храбров на всякий случай схватился руками за металлический поручень.
   Путешествие по тоннелям Чанкока длилось недолго. Минут через десять водитель резко затормозил и остановил машину. Русич огляделся по сторонам. У дальней стены стоял человек. Дорогой темно-серый костюм, белая рубашка, галстук, шикарные модные ботинки. На вид агенту лет сорок-сорок пять, но обильная седина в волосах и глубокие морщины на лбу выдавали его истинный возраст.
   – Приехали, – произнес «чистильщик».
   Стоило Храброву и Остервилу ступить на бетонный пол, как аппарат сорвался с места и скрылся за поворотом. Бойцы особой группы исчезли так же неожиданно, как и появились.
   – Здравствуйте, господа, – вымолвил незнакомец. – Представляться не буду, мы не на светском приеме. Это заключительный этап «Апокалипсиса». Он предусматривает ряд весьма жестких, но необходимых с точки зрения конспирации, мер. Для начала наденьте специальные очки…
   Мужчина вынул из кармана пару плотно прилегающих к глазам очков и протянул их беглецам.
   – Черт подери! – возмущенно выругался землянин, выполнив требование агента. – Я ничего не вижу.
   – В том и смысл, – пояснил разведчик. – Вы не должны знать маршрут, по которому идете.
   – А если на пути встретятся сотрудники службы безопасности? – не унимался Олесь.
   – Тогда вас предупредят, – проговорил незнакомец. – Оружие ведь никто не отбирает.
   – Делайте, что хотите, – пробурчал русич. Храбров отчетливо слышал, как с легким шумом ушла вниз замаскированная в стене дверь.
   – Следуйте за мной, – сказал мужчина.
   Коридор был достаточно узок, и люди могли двигаться только по одному. Это тоже своеобразная мера предосторожности. В случае провала явки задержать здесь врагов труда не составит. Впрочем, цели у тоннеля совсем иные. Примерно через тридцать секунд проводник попросил разведчиков остановиться.
   – Контроль на наличие «маяков», – шепнул Колин. – Я подобную схему отхода изучал в академии.
   Спустя некоторое время мужчины зашагали дальше. Еще один подвал, лестница и подсобное помещение. Олесь неловко повернулся, задел локтем какие-то коробки, и они с грохотом упали на пол.
   – Извините, – землянин пожал плечами. – Ходить вслепую меня не учили.
   – Не волнуйтесь, – раздался приятный женский голос. – Мы все уберем.
   Тонкие нежные пальцы взяли Храброва за кисть и куда-то повели. Вскоре группа замерла. Справа доносился звук работающего двигателя электромобиля. Догадаться, что им предстоит поездка по улицам Чанкока, было несложно. Русич на ощупь открыл дверь машины и устроился на заднем сидении. Рядом сел Остервил. Щелканье замков, скрежет поднимающихся ворот, и транспортное средство выезжает на магистраль.
   Спустя пять минут водитель негромко произнес:
   – Можете снять очки.
   Яркий свет хлынул в глаза, и Олесь невольно зажмурился. Огромный бледно-оранжевый диск Сириуса наполовину скрылся за горизонтом. Некоторое время разведчикам понадобилось на адаптацию. Разумеется, разглядеть окрестности они не могли. Вдобавок ко всему, машина резко повернула налево и, почти не снижая скорости, въехала в подземный гараж «Кондекса».
   Беглецов встречал сам Джоркс. Пожав руки Храброву и Остервилу, вице-президент компании сдержанно заметил:
   – Неплохо сработано, но слишком много шума.
   – Другого варианта избежать ареста у нас не было, – резонно возразил землянин. – Видимо, служба безопасности что-то заподозрила.
   – Ладно, ладно, – смягчил тон аланец. – О деталях поговорим позже. Сейчас ужин и отдых. Вам нужно расслабиться, прийти в себя.
   Мужчины направились к лифту. Олесь не сомневался, что Колина проведут через всю секретную базу. Лейтенант должен получить исчерпывающую информацию о штабе тасконской резедентуры. Механизм проверки запущен на полную мощность. Ну, а уже завтра станет ясно – является Остервил двойным агентом или нет.
   Признаться честно, ожидание нелегкое. Ведь значительная часть сотрудников «Кондекса» погибнет в бою со штурмовыми подразделениями службы безопасности. Об истинной цели эвакуации лейтенанта знают единицы, и потому драться тасконцы будут насмерть. Люди даже не догадываются, что они обречены. Русич вновь испытал чувство горечи и досады. Очередная жестокая целесообразность. Никому ничего нельзя сказать.

Глава 2
В ПОИСКАХ ИСТИНЫ

   На экране компьютера высвечивались последние сводки о задержаниях и арестах. Периодически появлялись голографические снимки подозрительных лиц. За прошедшие сутки полиция и служба безопасности раскрыли преступлений больше, чем за весь предыдущий месяц. Стоун буквально перевернул Чанкок с ног на голову. Грабители, взломщики, студенты-радикалы и, к сожалению, ни одного тасконца.
   Впрочем, полковник и не рассчитывал на удачу. Он имеет дело с профессионалами. Их документы всегда в идеальном порядке, а внешний облик соответствует образу добропорядочного гражданина. Салан и Храбров в данном случае – редкое исключение из правил. Стил, кстати, до сих пор никак не мог понять, почему противник рисковал этими людьми.
   В распоряжении разведывательного центра наверняка есть куда более высококлассные агенты. Единственный разумный ответ, приходящий в голову, – Таскона готовит силовую акцию и перебрасывает на Алан опытных боевиков. Никто ведь не думал, что Линду предаст ее же человек. Увы, Великий Координатор до сих пор не сообщил Стоуну своего решения относительно информатора. А он был необходим офицеру. В городе назревают очень важные события.
   Сигнализатор на пульте тревожно замигал. Полковник оторвался от документов и включил на голографе внешнюю связь. В этот час его мог побеспокоить лишь Бартон. Аланец не ошибся.
   – Стил, – довольно фамильярно обратился Рой. – Только что на улице Ветеранов произошло настоящее сражение. Мы пытались задержать двух шпионов.
   – И, – напрягся Стоун.
   – Полный провал, – на лице майора отразилось отчаяние. – Горы трупов, искореженные электромобили и полуразрушенное здание.
   – Кретины! – гневно воскликнул полковник. – Руководителя операции и командира группы захвата немедленно ко мне! Все записи, снимки и вещи на экспертизу. Я хочу иметь на руках как можно больше описаний, отпечатков и анализов.
   – Слушаюсь, – отчеканил Бартон.
   Изображение еще не погасло, а Стил уже с силой ударил кулаком в экран голографа. Аппарат упал со стола и с глухим звуком раскололся. Офицер был в ярости. Его подчиненные в очередной раз допустили непростительный промах. Не слишком ли большую фору получают тасконцы? Ошибки следуют одна за другой. С трудом сдерживая себя, Стоун ходил по кабинету из стороны в сторону. Не зная подробностей столкновения, он не мог проанализировать ситуацию. Наконец полковник остановился, нажал на кнопку пульта и коротко приказал:
   – Адъютант, замените мой голограф.
   Спустя всего пять минут на столе стоял новенький аппарат. Если начальник отдела в плохом настроении, его распоряжения надо выполнять предельно быстро. Вскоре лейтенант доложил о прибытии трех офицеров. Аланцы осторожно вошли в помещение и вытянулись в струну. Кроме Бартона здесь находились руководитель отряда слежки и контроля майор Косвил и командир штурмовой группы капитан Эстен. Оба были неплохими специалистами.
   Выдержав паузу, Стил тяжело вздохнул и довольно спокойно спросил:
   – Кто начнет?
   Надо отдать должное офицерам, прятаться за спины товарищей они не собирались.
   – Я, – вперед выступил Косвил. – Три дня назад мы получили информацию, что некая госпожа Дарквил является связником тасконской разведки. По оперативным данным внедренный агент должен был сообщить женщине важные сведения о тайной резиденции Великого Координатора. За ней установили слежку. Той же ночью в городском парке состоялся контакт с неизвестным молодым человеком. Мы взяли его под наблюдение…
   – И правильно сделали, – произнес Стоун. – Торопиться в таких случаях нельзя. Преждевременный арест ничего бы не дал. К сожалению, Линда Салан догадалась о провале. Спрятав контейнер в надежно месте, хитрая бестия обвела нас на выставке вокруг пальца. Последней ниточкой к вражеской агентуре стал этот мальчишка…
   – Лейтенант Гривс, – вымолвил майор. – Офицер связи воздушной дивизии. Имел доступ к самым секретным документам. Маршруты полетов, точки прикрытия, расположение баз. Негласная проверка родословной, и прекрасно слепленная легенда рассыпалась в прах. Мы решили надавить на Гривса.
   – Продемонстрировали контроль? – уточнил полковник.
   – Да, – кивнул головой Косвил. – Лейтенант сразу занервничал. И вот сегодня утром в уличное кафе напротив здания штаба пришел мужчина по фамилии Блонвил.
   Аланец достал из папки несколько голографий и протянул их начальнику. Стил внимательно посмотрел на снимки. Брюнет, возраст около сорока, обычная неброская одежда, в руке почти постоянно кружка пива. Ничего особенного.
   – Подозрительный тип, – продолжил майор. – Вел себя очень странно. Он буквально не спускал глаз со штаба дивизии. Полицейский наряд выяснил, что Блонвил является торговым агентом компании «Грамс» из города Норил. Типичная фирма-однодневка. Ее сотрудники уже задержаны. Однако вряд ли им что-нибудь известно.
   – Разведчик ждал Гривса, – догадался полковник.
   – Да, – сказал Косвил. – Но если честно, работал шпион непрофессионально. Проведя в кафе около четырнадцати часов, ни разу не сменил позицию. Упускать такой шанс было глупо. Я побеседовал с командиром дивизии, и генерал позволил своим подчиненным немного расслабиться. Казарменный режим слишком угнетает. Летчиков отпускали из штаба небольшими группами по пять-семь человек. Это значительно упрощало наблюдение.
   – Интересная задумка, – похвалил Стил. – Ичтоже дальше?
   – Наши подозрения полностью подтвердились, – произнес майор. – Увидев лейтенанта, господин Блонвил тотчас оживился. Без сомнения Гривс предупредил Центр о своем провале. Каким образом пока непонятно. Между тем, агент приблизился к офицерам и, притворившись пьяным, задал совершенно идиотский вопрос. Наверняка в его словах присутствовала ключевая фраза. Дешифровальщики уже трудятся над данной проблемой. В кармане одного из летчиков лежал диктофон. Мы имеем точную копию разговора.
   – Превосходно, – вымолвил Стоун.
   – После контакта разведчик покинул кафе и направился к стоянке такси, – сказал Косвил. – Он назвал адрес, но в машину не сел. Спустя три минуты офицеры двинулись к подземному переходу. Лейтенант будто бы случайно отстал. Перекинувшись парой фраз, шпионы тронулись в путь. Слежка велась через транспортный компьютер и со спутника наблюдения. Мы хотели арестовать их на явочной квартире, чтобы не привлекать внимание окружающих.
   – Кто отдал приказ задержать беглецов? – спросил полковник.
   – Я, – смело произнес Бартон.
   – Почему, майор? – удивленно вымолвил Стил. – Вы прекрасно знаете правила. Мы могли выйти на целую агентурную сеть, вытянуть вся цепочку.
   – Вряд ли, – возразил Рой. – Несмотря на грубые ошибки, эти двое, тем не менее, четко выполняли намеченный план. В электромобиле они не сказали ни слова. До тех пор, пока не была произведена остановка.
   – Ерунда! – вмешался Косвил. – Тасконцам давно известно, что салоны машин прослушиваются. Враг даже научился отключать внутреннюю аппаратуру.
   – Вот именно, – повысил голос Бартон. – Беглецы просто сидели и молчали. Поразительная выдержка. Кроме того, если разведчики так умны, то зачем называть подлинный адрес явки?
   – Блонвил его и не назвал, – проговорил руководитель отряда слежки.
   – Правильно! – воскликнул Рой. – Потому что маршрут эвакуации был подготовлен заранее. В магазине шпионов ждала группа прикрытия, которая при любом развитии событий заметала все следы. Агенты попросту исчезли бы.
   Стоун молча слушал, как спорят его подчиненные. Может, в этом кроется причина неудачи? Во время операции отсутствовало единое, тщательно взвешенное мнение. В конце концов, опыт и более высокая должность Бартона перевесили. Заместитель начальника отдела имел гораздо больше полномочий.
   Но вот вопрос – правильно ли поступил Бартон?
   – Значит, майор, вы хотите сказать, что Блонвил действовал на свой страх и риск? – поинтересовался полковник у товарища.
   – Да, – уверенно произнес Рой. – Никакого сообщения от Гривса тасконцы не получали. Их насторожила гибель связника. Салан занимала важное место в разведывательной сети противника. Поэтому они приняли решение изъять всех агентов, работавших с ней. Основная проблема состояла в том, что правитель перевел офицеров на казарменное положение. Ничего не подозревая, мы затеяли собственную игру и, тем самым, помогли врагу.
   – На подобный поступок способен пойти только самоубийца, – вымолвил Косвил. – Шпион ведь отлично понимал – за лейтенантом установлено наблюдение. Провал неизбежен. Людей с такой беспредельной наглостью не существует.
   – Ну почему же, – задумчиво проговорил Стил. – Одного я знаю точно…
   Стоун снова взял в руки снимки. Какие-то черты Храброва у мужчины проскальзывали, но…
   Нет!
   Слишком мало сходства. Да и не работа это для землянина. Он игрок другого амплуа. Полковник повернулся к Бартону и спросил:
   – Кружки на анализ отправили?
   – Разумеется, – майор утвердительно кивнул головой. – Я приказал немедленно доложить о результатах. Видимо, задача для экспертов оказалась непростой.
   – Что произошло после того, как поступила команда на задержание? – сказал Стил.
   – Согласно инструкции мы остановили машины и блокировали двери, – произнес Эстен. – Штурмовая группа устремилась на перехват. Майор Бартон потребовал, чтобы я отправил на операцию два гравитационных катера. Мои люди десантировались и перекрыли улицу с двух сторон. К тому времени беглецы уже выдали себя. Они разговаривали, не скрывая своей причастности к тасконской разведке. Из такси шпионы выбрались достаточно легко. Дверной замок машины был разнесен в клочья выстрелом из бластера.
   Аланец сглотнул слюну и продолжил:
   – Мы начали проводить проверку граждан. И тут беглецы неожиданно напали на нас. Мерзавцы выскочили на шоссе и открыли огонь по солдатам. Мои бойцы ответили…
   – И при этом убили трех гражданских, пятерых ранили, повредив в общей сложности восемнадцать электромобилей, – вставил Рой.
   – Не буду лгать, – капитан опустил глаза. – Парни немного растерялись. Никто не думал, что тасконцы атакуют хорошо экипированный отряд штурмовиков. В считанные доли секунды группа потеряла двух сержантов. Прячась за машинами, Блонвил и Гривс пробивались куда-то вперед. Мы без особого труда взяли их в кольцо. Гравитационный катер пролетел двести метров и высадил на магистраль резервное отделение. Шпионы угодили в западню. Они подняли руки, а лейтенант даже бросил оружие. В этот момент противник ударил с тыла.
   – И застал вас врасплох, – язвительно вымолвил Стоун.
   – Увы, – Эстен тяжело вздохнул. – Группа прикрытия стреляла практически в упор. У солдат, стоящих на крышах электромобилей, не было ни единого шанса на спасение. Разведчики воспользовались благоприятной ситуацией и скрылись в магазине женского белья. К счастью, бойцы не пошли сразу на штурм. К зданию приблизились три человека…
   Офицер сделал паузу. Вспоминать подробности кровавого сражения ему не хотелось. Как хороший командир, Эстен всегда старался беречь своих подчиненных. Гибель каждого солдата он переживал очень болезненно.
   – Спустя несколько секунд раздался страшный взрыв, – наконец проговорил капитан. – Строение сильно просело, но не рухнуло. Первый этаж превратился в пепелище. На дороге образовалась куча из перевернутых искореженных машин. В домах на противоположной стороне улицы вылетели стекла. От моих людей остались лишь разбитые шлемы и куски разорванных бронежилетов. Не знаю, что и сказать их семьям.
   – Хватит сантиментов! – раздраженно произнес полковник. – Мы стали слишком малодушны и мягкотелы. Вот и пожинаем теперь плоды. Берите пример с тасконцев. Они не церемонятся, идут напролом, не считаясь с жертвами. Надо учиться воевать. Жалость – это величайшее зло! Доложите мне итоги операции.
   – Убито семь штурмовиков, одиннадцать ранены. Среди мирного населения погибло восемь человек. Около тридцати электромобилей не подлежат восстановлению. Ущерб, нанесенный зданиям, еще не определен.
   Противник потерял одного бойца, второго тасконцы унесли с собой, – отчеканил Бартон. – Впрочем, судьба остальных неизвестна. Взрыв был необычайно сильным.
   – Не болтай чепуху! – вспылил Стил. – Эти мерзавцы целы и невредимы. В Чанкоке есть место, которое мы абсолютно не контролируем. В подземных коммуникациях хозяйничает враг. Его нужно выбить оттуда любой ценой. Благодаря разветвленной сети тоннелей неприятель мобилен и неуязвим. Город существует как бы в двух ипостасях: наверху правит Великий Координатор, а внизу – тасконцы. Пора в корне изменить ситуацию.
   – Пробовали, – осторожно заметил Рой. – За последние пять лет в подземелье исчезло больше сорока сотрудников. Чанкок – старый город. Многих коридоров даже нет на карте. Разобраться в лабиринте тоннелей почти невозможно. Инициатива безнадежно упущена. Противник хорошо подготовился, построил огромное количество тайников и ловушек. Единственный выход – взорвать все к дьяволу. Но тогда…
   – Неплохая мысль, – бесстрастно сказал полковник. – Мы взорвем их вместе с городом.
   Майор взглянул на начальника. Нет, он не шутит. В глазах стальная твердость и холодная расчетливость. По телу Бартона пробежала нервная дрожь. Аланец в очередной раз убедился, что его народ оказался между молотом и наковальней. В борьбе за власть Стоун ни перед чем не остановится. Если враг припрет Стила к стене, офицер действительно уничтожит Чанкок. Ждать милости от тасконцев тоже не приходилось.
   – Итак, неприятель нанес нам чувствительный удар, – вымолвил полковник. – Чтобы это не повторилось в будущем, поговорим об ошибках. Первая – мы затеяли с господином Блонвилом опасную и совершенно не нужную игру. Вторая – беглецам дали сесть в машину и уехать довольно далеко. До конечной точки разведчики не добрались каких-то несколько сот метров. Третья – группа захвата проявила полную некомпетентность. Случай с
   Линдой Салан ни чему оперативников и штурмовиков не научил. А ведь мы имеем дело с профессионалами. Вывод следующий…
   Закончить фразу офицер не успел. Экран голографа вспыхнул, и Стоун увидел испуганное лицо адъютанта. Дрожащим голосом, лейтенант тихо произнес:
   – Господин полковник, извините за вмешательство, но майор Амонд очень настойчиво требует соединить с вами.
   – Хорошо, – кивнул головой Стил.
   Спустя мгновение перед Стоуном предстал начальник научного отдела. Плотно сжатые губы, сосредоточенный взгляд, пальцы нервно перебирают карандаш. Настроение эксперта полковнику не понравилось. Обычно майор бывает более жизнерадостным. В душу начали закрадываться дурные предчувствия.
   – Есть результаты? – без приветствия спросил Стил.
   – Да, – с серьезным видом ответил Корк. – Думаю, у нас возникли большие проблемы. Над Чанкоком витает злой гений по имени Олесь Храбров. Отпечатки пальцев землянина обнаружены и на кружках, ивсалоне такси, и на брошенном бластере.
   – Тынеошибся? – струдом выдохнул Стоун.
   – Человек может допустить оплошность, аппаратура – никогда, – пожал плечами Амонд. – Это он, сомнений быть не может.
   – Благодарю за работу, – проговорил полковник и выключил голограф.
   Стил невольно сел на край стола. Новость никак не укладывалась в голове. Взяв в руки снимки, он в третий раз посмотрел на господина Блонвила. Превосходный грим! Даже сидя за одним столом с Храбровым, Стоун не узнал бы наемника. Теперь понятно, почему тасконские шпионы так редко попадают в сети службы безопасности. Они меняют внешность и документы словно перчатки. Контрразведчики гоняются за призраками. Полковник повернулся к подчиненным и устало сказал:
   – Все, за исключением Бартона, свободны.
   Офицеры поспешно покинули кабинет. К их удивлению, гроза пронеслась мимо, а искушать судьбу дважды аланцы не собирались. Как только дверь закрылась, Стил, не скрывая эмоций, воскликнул:
   – Черт подери! Рой, в городе, что действует всего один агент? Сколько мы еще будем натыкаться на этого землянина? Ситуация становится похожа на какое-то проклятие. Должно же быть разумное объяснение
   Выдержав короткую паузу, майор довольно спокойно произнес:
   – Ты напрасно нервничаешь. Логика очевидна. Салан погибла, и расследование причин провала поручили ее другу. Храбров не специалист в данной области и потому совершает немало промахов. С Гривсом мы ему сами помогли. Надо было брать шпионов в кафе. Ну, а на шоссе наемнику уже ничего не оставалось, как вступить в бой. Он попал в родную стихию. О подстраховке мерзавец, разумеется, знал. Я не удивлюсь, если изъятие разведчиков продолжится. Тасконцы устраняют всю сеть.
   – Заметают следы? – озабоченно поинтересовался Стоун.
   – Не исключено, – вымолвил Бартон. – Но возможны и другие причины. Нехватка агентуры, подготовка к штурму резиденции Великого Координатора, выявление предателя, переправка людей в безопасные места… Вариантов много.
   – А лейтенант, случайно, не информатор правителя? – задумчиво проговорил полковник. – Ведь именно Гривс вызвал госпожу Дарквил на прямой контакт. При встрече офицер передал ей важные сведения об убежище вождя.
   – Гадать бессмысленно, – усмехнулся Рой. – Изменник очень хитер и поддерживает связь исключительно с Великим Координатором. Вряд ли он себя выдаст. Впрочем, пусть враги ломают голову над этой проблемой. Им есть над чем поразмыслить.
   Олесь сидел за столом и внимательно смотрел на Колина.
   Парень заметно нервничал. С такой тщательной и дотошной проверкой он еще никогда не сталкивался. Ему не дали даже толком отдохнуть, вызвали на беседу сразу после ужина.
   Остервил ничего не понимал и пребывал в растерянности. События развивались слишком стремительно. Бегство из штаба дивизии, перестрелка на улице, тасконская разведывательная база и вот теперь странный допрос.
   – Я получил доступ к секретным полетным заданиям, – негромко сказал лейтенант. – На них было отчетливо видно, где расположены четыре ложных бункера. Частота рейсов существенно отличалась. Сделать копию сразу мне не удалось. Документ находился в моих руках всего несколько минут. Я сообщил о нем связнику. Мы договорились, что контейнер с информацией будет передан при личной встрече.
   – Почему? – спросил Джоркс. – Обычный контакт гораздо надежнее и безопаснее.
   – Я не знаю, – мгновенно отреагировал молодой человек. – Если честно, мне ужасно не хотелось ехать ночью в парк. Не люблю тихие уединенные места. Почему она так решила – загадка. Хотя…
   Колин глотнул сока из стакана и тотчас продолжил:
   – Раньше мы ограничивались условными знаками и тайниками. Но тут прошел слух, что скоро правитель введет казарменное положение во всех воинских частях Чанкока. Выбора у нас не осталось. Дарквил не желала терять столь ценные сведения. Я должен был достать нужные карты за сутки. Она очень торопилась. Может, боялась ареста?
   В комнате воцарилось тягостное молчание. Разведчики обдумывали слова Остервила. Догадки лейтенанта никак не вписывались в общую схему. Поведение Салан не поддавались логическому объяснению. Тем не менее, все понимали – Линда действовала согласно сложившимся обстоятельствам.
   – Что случилось ночью? – наконец произнес высокий брюнет со шрамом на нижней губе.
   Кроме него в помещении присутствовали еще двое сотрудников внутренней безопасности. Данная группа занималась подозрительными провалами и при необходимости ликвидировала двойных агентов. Внешний вид у офицеров был пугающий. Угрюмые лица, небритая щетина на подбородке, колючие проницательные взгляды. Неудивительно, что Колин занервничал. Парень знал, с кем имеет дело.
   – Ничего особенного, – пожал плечами тасконец. – Я добрался до парка на такси. Неподалеку от стоянки гуляли две или три молодые пары. Мы встретились со связником на боковой аллее. Передача контейнера, и контакт завершен. Неожиданно Дарквил приблизилась ко мне вплотную и тихо сказала: «Будь осторожен. За нами наверняка наблюдают». Однако слежки за собой я не обнаружил.
   – Но господину Блонвилу вы показали, что работаете под контролем, – вмешался крепкий широкоплечий мужчина лет сорока.
   – Вчера утром в штабе появились два новых лейтенанта, – ответил Остервил. – Их якобы перевели из Ливленда. Меня этот факт насторожил. Вскоре стало ясно, что парни весьма посредственно разбираются в летном деле. Зато они неплохо покопались в моих вещах.
   Беседа длилась около двух часов. Офицеров интересовали мельчайшие подробности последних дней. Где-то здесь скрывалась тайна провала агентурной сети. К сожалению, Колин мало чем мог помочь. Перекрестный допрос измотал его морально и физически, а результата так и не принес. Поступки Салан по-прежнему оставались загадкой.
   Ровно в полночь Остервила отпустили спать. Завтра тасконцу предстояла длинная дорога в другой город. С измененной внешностью и новыми документами он навсегда покидал Чанкок. Если, конечно, парень не тот самый предатель. Тогда уже завтра в «Кондекс» нагрянут штурмовые отряды службы безопасности. Наживку Колин, без сомнения, заглотил.
   Обхватив голову руками, Клив после короткой паузы разочарованно вымолвил:
   – Я в полной растерянности. Действия Остервила логичны и оправданны. Добыв секретную информацию, лейтенант старался передать ее как можно быстрее. А вот что делала Салан непонятно. Либо план Линды невероятно хитер, либо у женщины помутился рассудок.
   – Давайте еще раз попытаемся восстановить цепь событий, – предложил сотрудник со шрамом. – Салан идет на контакт с агентом и спокойно забирает контейнер. Заметьте, службы безопасности она не боится. Узнав насколько ценны полученные сведения, Линда назначает Колину встречу в парке. Почему именно там? Ответа нет. Буквально через несколько часов женщина передает сообщение господину Воленгу. Аланка ведет себя абсолютно раскованно. Мы же при расшифровке послания обнаруживаем, что Салан нервничает. Она требует обязательного присутствия связника в павильоне министерства обороны ровно через сутки…
   – Кое-что я могу объяснить, – вставил Храбров. – Дело в том, что мы с Линдой были знакомы больше десяти лет. Часто понимали друг друга без слов. Фраза, которую Салан выкрикнула перед смертью, предназначалась исключительно мне. Никто из разведчиков за столь короткий промежуток времени контейнер бы не нашел.
   – Благодарю, – произнес офицер, – это важное дополнение. Теперь остается главный вопрос – как женщина узнала о предстоящем аресте? Ведь при первом вашем контакте слежка отсутствовала.
   Присутствующие в комнате люди молча переглянулись. Подходящих версий ни у кого не было. С подобным случаем тасконцы сталкивались впервые. Слишком все странно и запутанно.
   Порой складывалось впечатление, что Линда сама провоцировала свое задержание. Спустя минуту светловолосый мужчина с массивным волевым подбородком задумчиво сказал:
   – Есть одна мысль. В последнее время провалы захлестнули нашу агентурную сеть. Сопоставив некоторые факты, Салан заподозрила кого-то из разведчиков. Утечка информации шла из ее группы. Засвечиваться предатель не хотел и потому собственную связку не трогал. Он даже не вывел службу безопасности на Линду. Иначе аланка заметила бы контроль гораздо раньше. Мерзавец чрезвычайно хитер. Судя по всему, двойной агент лично наблюдал за женщиной.
   – Так зачем тогда Салан понадобилась встреча с Остервилом? – удивленно проговорил Джоркс. – Какой в этом смысл?
   – Простой, – грустно улыбнулся офицер. – Провокация. Что может заставить изменника выдать себя? Ответ очевиден – сверхсекретные сведения о резиденции Великого Координатора. Линда решила воспользоваться представившимся шансом. У негодяя не было другого способа помешать аланке, кроме как донести на нее в контрразведку. Убийство женщины твердых гарантий не давало.
   – Но почему Салан не сообщила имя подлеца в шифровке? – не унимался Клив.
   – А она его не знала, – молниеносно ответил тасконец. – Все доказательства косвенные. Слежка за домом лишь предположение. Линда разыграла прекрасный спектакль. Оповестила разведчиков о контейнере и терпеливо ждала результата.
   – Не слишком сложно? – скептически поинтересовался человек со шрамом. – Подробный доклад в отдел внутреннего контроля, и мы бы без особых проблем разобрались с предателем.
   – Ты чересчур самоуверен, Ланг, – вымолвил его товарищ. – Чего греха таить, агенты нас недолюбливают. И есть за что. Мы выкорчевываем деревья с корнями. Салан не хотела подставлять под удар своих людей. Аланка не случайно в последний момент предупредила Колина об опасности. Типичный поступок женщины. Никому не доверяла, но продолжала заботиться.
   – Думаете, Остервил невиновен? – уточнил русич.
   – Отнюдь, – возразил светловолосый офицер. – В списке подозреваемых лейтенант стоит под номером один. А правы мы или нет, станет известно только завтра. Ясно одно – Линда затеяла крайне рискованную игру и на самопожертвование шла вполне осознанно. Почему? Сказать сложно. Боюсь, эту тайну аланка унесла с собой в могилу.
   – Версия интересная, – произнес широкоплечий мужчина. – Если остальные разведчики подтвердят, что у них состоялся с Салан разговор о бункерах Великого Координатора, я поставлю бутылку хорошего вина. Разгадать такую головоломку – не пустяк.
   Обсуждение закончилось. На Чанкок давно опустилась ночь. И хотя на Алане она длится гораздо дольше, чем на Земле и Тасконе, времени на отдых у Олеся было немного. Завтра предстоял трудный день. Храброву надо встретиться с Олис Вестон и желательно без шума вытащить ее из городской мэрии. На первый взгляд задача несложная. Однако после известных событий служба безопасности наверняка усилит пропускной режим во всех государственных учреждениях. Проникнуть туда будет непросто.
   Русич шел по улице медленно, не торопясь, внимательно смотря себе под ноги. При каждом столкновении со спешащими на работу людьми он доброжелательно и глуповато улыбался. Центр Чанкока чем-то напоминал Олесю кишащий муравейник. Невероятное количество клерков, посыльных, мужчин и женщин в строгих деловых костюмах. А теперь еще добавились полицейские и армейские патрули.
   Впрочем, это сумасшедшее столпотворение землянина вполне устраивало. Полковник Стоун, к счастью, пока не решился объявить в городе военное положение. Парализовать жизнь огромного мегаполиса, значит, спровоцировать скандал и допустить утечку информации. Мифом о преступниках столь жесткие меры не объяснишь.
   Надо сразу сказать, что узнать в пожилом аланце с аккуратной бородкой и тростью в руке вчерашнего торгового агента Блонвила не сумел бы даже сам Храбров. Великолепный грим! Сегодня утром госпожа Эклинг потратила на своего подопечного почти два часа. Теперь русич имел узкий, чуть вздернутый нос, серые глаза, припухшие губы и глубокие морщины на лбу, щеках и шее. В темных волосах появилась проседь, а на веках одутловатые мешки. Он состарился, как минимум, лет на тридцать.
   Соответственно образу изменилась и одежда. Недорогой темно-синий костюм, заношенная белая рубашка, серый галстук и давно вышедшие из моды потертые ботинки. Дополняла картину широкополая, слегка помятая шляпа. Одним словом, типичный стареющий интеллигент с весьма ограниченным достатком.
   После вчерашних событий полиция с подозрением относится к коммивояжерам, а потому сегодня Олесь выступал в роли некоего Лестера Бурка, сотрудника зоологического музея. Личность вполне реальная. Ученый жил один, от коллег держался особняком и все свое время посвящал работе. Идеальная кандидатура для операции.
   Два часа назад господину Бурку при посадке в такси сделали специальную инъекцию. Он даже не понял, что произошло. Теперь аланец проспит трое суток. Если ничего не случится, Храбров будет пользоваться этой легендой до окончания проверки. Вряд ли пожилой чудаковатый ученый привлечет внимание службы безопасности. Им сейчас не до музейных проблем.
   Пройдя метров двести, землянин остановился, поправил шляпу и как бы невзначай оглянулся. Глупый поступок. Если слежка ведется правильно, обнаружить ее не удастся. Агенты будут постоянно меняться, и их лица растворятся в бесконечном людском потоке. О технических средствах и говорить не стоит. За Олесем могут наблюдать даже из космоса.
   До мэрии осталось совсем немного. Русич посмотрел на часы. Обеденный перерыв ровно через сорок минут. То, что нужно. Храбров не спеша начал подниматься по лестнице. Прозрачные пластиковые двери открылись автоматически. Возле входа дежурили два охранника в штатском. Раньше глава города к таким мерам предосторожности не прибегал.
   Офицеры взглянули на посетителя с некоторым пренебрежением. Уж слишком тщедушный у него вид. На преступника Лестер Бурк никак не похож.
   Миновав холл, землянин замер в нерешительности. Это часть игры. Он прекрасно знал, где располагается кабинет внедренного агента, но всем присутствующим следовало показать свою неосведомленность. К Олесю тут же подошел молодой человек в элегантном, пошитом с иголочки, светло-сером костюме.
   – Добрый день, – вежливо произнес аланец. – Я могу вам чем-то помочь?
   – О, благодарю, – взволнованно пролепетал русич. – Видите ли, музей я покидаю редко, а потому плохо разбираюсь в бытовых вопросах.
   – У вас какое-то конкретное дело? – уточнил сотрудник мэрии.
   – Скорее финансовое, – вымолвил Храбров. – Мы организуем выставку животных периода первой колонизации. Есть просто потрясающие экспонаты. Изменения в структуре тела, окраске, костях скелета. Например, у рыжего зедра задние конечности…
   – Я понял, – оборвал словоохотливого собеседника молодой человек. – Выделением дополнительных средств занимается заместитель мэра господин Перкинс. Это на втором этаже. Подниметесь на лифте и повернете направо. Пройдете метров пятьдесят…
   – Аянезапутаюсь? – испуганно сказал землянин.
   – Не думаю, – иронично усмехнулся аланец. – Там целая очередь просителей. Вам придется подождать.
   – Не страшно, – выдохнул Олесь. – Ради науки можно и потерпеть.
   Сотрудник взглянул на пожилого мужчину, как на сумасшедшего. Подобный альтруизм был ему чужд. Пока молод и силен, надо урвать свой кусок и желательно пожирней. Из одержимых гениев часто получаются нищенствующие неудачники. В крайнем случае – старомодные чудаки, не имеющие ни денег, ни семьи.
   Произведя нужное впечатление на охрану, русич неторопливо поплелся к лифту. Расчет Храброва оказался верен. Ученого направили к кабинету, где сидела Олис Вестон. Землянин поднялся на второй этаж, повернул направо и двинулся вдоль длинного ряда дверей. На них висели деревянные таблички с фамилиями чиновников. Очередной древний атавизм. За долгую историю Чанкока внутреннее убранство мэрии практически не изменилось. Время здесь словно замерло.
   Очередь действительно была внушительной. На прием к господину Перкинсу хотели попасть, по меньшей мере, сорок человек. Учитывая желание каждого высказаться и детально обсудить возникшую проблему, Олесю пришлось бы ждать часов шесть, а то и больше. К счастью, огромного желания лицезреть заместителя мэра русич не испытывал. Главная цель визита Храброва в городскую администрацию – дверь напротив. Именно там размещался отдел секретарей.
   Устроившись на мягком диване, землянин с интересом изучал посетителей. Публика весьма разношерстная. Женщины средних лет наверняка представляли благотворительные общества, солидные мужчины с толстыми папками документов – предприятия и организации, а молодые люди, одетые по последней моде, – торговые и посреднические компании.
   Без сомнения, среди просителей немало авантюристов. Внешне благополучное аланское общество прогнило насквозь. На планете рождалось слишком много граждан, не поддающихся посвящению, а значит легко уходящих от мозгового контроля Великого Координатора. Они быстро поняли свое преимущество. Им не суждено сделать карьеру – обидно, но не велика беда. Зато есть шанс сколотить неплохой капитал.
   Алан был буквально наводнен мошенниками. Несмотря на то, что служба безопасности регулярно выявляла несуществующие фирмы, число аферистов непрерывно увеличивалось. Наказание за совершенные преступления никого не пугало. Подумаешь, конфискация и высылка на Таскону. Сотни тысяч непосвященных отправляются на далекую метрополию и без всяких грехов. Надо честно признать, тиран управлял лишь половиной общества. Другая его часть, сохраняя видимость лояльности, жила сама по себе.
   Очередь двигалась крайне медленно. За полчаса Перкинс принял только двух посетителей. Судя по огорченным лицам, надеяться на финансовую поддержу мэрии аланцам не приходилось. Невысокий лысоватый мужчина в гневе даже бросил папку на пол. Из нее выпали листы бумаги с расчетами и графиками. Собирать этот мусор проситель не собирался.
   Спустя пару минут в коридор вкатился пузатый робот и металлическими манипуляторами затолкал чей-то гениальный проект в свое вместительное брюхо. Так же бесшумно, не мешая людям, аппарат уехал прочь. Теперь стало окончательно ясно – Лестеру Бурку к заместителю мэра сегодня не попасть.
   Взглянув на часы, Олесь тяжело вздохнул, встал с дивана и, едва переставляя ноги, заковылял к лифту. В тот же миг сзади открылась дверь. Из кабинета секретарей вышла группа женщин. В подобных учреждениях пунктуальность – неукоснительное правило. Русич остановился, обернулся вполоборота и посмотрел на аланок. Их оказалось шестеро. Всем от двадцати пяти до тридцати. Красивы, стройны, хорошо и со вкусом одеты. Местный отдел кадров предъявлял жесткие требования к персоналу.
   Не обращая внимания на посетителей, женщины о чем-то негромко беседовали. К данной категории граждан они уже давно привыкли. Вестон была второй слева. Храбров узнал ее сразу, хотя девушка и сменила имидж. Волосы коротко пострижены, челка спущена на глаза, яркая помада значительно укрупнила губы.
   Терпеливо поджидая аланок, Олесь чуть отодвинулся в сторону. Как только женщины поравнялись с ним, землянин неловко оступился и схватился за локоть Олис.
   – Ради бога простите, – проговорил Храбров. – Я ужасно неуклюж. К сожалению, возраст делает нас немощными.
   – Ерунда, – вымолвила тасконка, отстраняясь от старика. – В следующий раз будьте внимательны.
   – О, когда-то я обладал отличным зрением, – с улыбкой заметил русич. – Мог без труда любоваться блеском далеких звезд.
   Ключевая фраза несколько отличалась от той, которую Олесь сказал Остервилу. Стандартная мера предосторожности. Пароль никогда не должен повторяться. Впрочем, Вестон на реплику землянина никак не отреагировала. Она спокойно зашагала дальше. Подобного контакта со связником женщина не ожидала.
   Внезапно Олис замерла. Тасконка медленно повернулась к Храброву. В ее глазах отчетливо читалось удивление. Может это всего лишь случайное совпадение? Хотя, порядок слов в точности соответствует паролю.
   – Вам помочь? – с легкой дрожью в голосе поинтересовалась женщина.
   – Не стоит, – махнул рукой русич. – Яв состоянии сам выйти на улицу. Здесь чересчур душно, а меня манит свежий воздух.
   Подруги ждали Вестон у лифта. Ресторан в здании мэрии располагался на четвертом этаже. На секунду тасконка задумалась. Ей необходимо было избавиться от коллег. После некоторой паузы она достаточно громко произнесла:
   – Я вас скоро догоню. Забыла карточку в отделе.
   Абсолютно заурядная ситуация. Женщины рассмеялись и исчезли в кабине лифта. Оглядевшись по сторонам, Олесь еле слышно сказал:
   – Объявлен «Апокалипсис».
   Опираясь на трость, землянин не спеша двинулся по коридору. Где-то сзади учащенно застучали каблучки Олис. Поддерживая легенду, тасконка направилась обратно в кабинет секретарей. Спустя десять секунд Вестон вышла из него с кредитной карточкой в руке. Возвращение женщины подозрений ни у кого не вызвало.
   Между тем, Храбров уже спустился на первый этаж. Преодолев холл, русич покинул здание мэрии и зашагал к стоянке такси. На всякий случай Олесь проверил оружие. Схему отхода они с Джорксом решили не менять. Какая разница, где будут арестовывать разведчиков – в машине или на улице? Вчерашнюю ошибку служба безопасности вряд ли повторит. Основная надежда на то, что слежки за Олис нет. Не может же вся сеть Салан провалиться одновременно.
   Землянин остановился возле ближайшего электромобиля. Называть адрес Храбров не торопился. Тасконка почему-то опаздывала. Минуло уже почти пять минут. Не спуская глаз со здания мэрии, русич нервно прохаживался по бетонной площадке.
   Но вот двери распахнулись, и Вестон выбежала на лестницу. Олесь облегченно вздохнул. Эта работа когда-нибудь доведет его до сердечного приступа.
   – Я зашла к администратору, – словно извиняясь, проговорила женщина, подойдя вплотную к связнику. – Не хочу, чтобы мое исчезновение выглядело как бегство. Оформила отпуск по семейным обстоятельствам.
   – Разумно, – похвалил землянин.
   Сев на заднее сидение машины, Храбров отчетливо произнес:
   – Улица Берка дом триста пять.
   Двери плавно опустились, и электромобиль рванулся к шоссе. В целях конспирации разведчики предпочитали не разговаривать в салоне такси. После неудачной попытки задержания шпионов служба безопасности наверняка усилила прослушивание машин. Одно неосторожно сказанное слово, и противник тут же устремится на перехват.
   Спустя двадцать минут агенты без особых приключений добрались до цели. Русич расплатился и вылез из электромобиля. До магазина музыкальной аппаратуры было каких-то семьдесят метров. Тасконцы любили размещать явки в оживленных местах. Они вызывают гораздо меньше подозрений у сотрудников секретного ведомства. Олесь и Олис уверенно двинулись по улице. Как и следовало ожидать, на двери висела табличка о том, что магазин закрыт на переучет. Землянин искоса посмотрел на прохожих и постучал тростью в стекло. В окне тотчас появилось лицо мужчины лет тридцати. Щелчок замка и в проеме возник крепкий широкоплечий парень в длиннополой серой куртке. Одежда явно не по сезону. Судя по всему, под ней спрятан бронежилет.
   – Что вы хотели? – вежливо спросил молодой человек.
   – Видите ли, – сказал Храбров. – Я интересуюсь старой музыкой. Еще колониального периода. Говорят, у вас неплохая коллекция.
   – Кое-что есть, – кивнул головой незнакомец. – Однако состояние многих дисков оставляет желать лучшего. Время безжалостно даже к произведениям искусства.
   Прозвучали и пароль, и отзыв. Боец отступил в сторону, и разведчики вошли внутрь помещения. Типичный музыкальный магазин. Полки с аппаратурой, стеллажи с комплектующими деталями, ровные ряды красочно оформленных дисков. Пожалуй, лишь трое парней с лазерными карабинами в руках никак не вписывались в общий антураж. Беглецов здесь ждали и готовились к самому худшему развитию событий. К счастью, вмешательство группы прикрытия не понадобилось.
   Без лишних слов тасконцы направились к тайному подземелью. Описывать дальнейшие события не имеет смысла. Эвакуация происходила по той же схеме, что и накануне. Впрочем, подрывать здание бойцы не стали. Вместо этого они установили в тоннеле несколько хитроумных ловушек. Если служба безопасности попытается проверить магазин, ее ждет весьма неприятный сюрприз.
   Примерно через тридцать минут агенты на шикарном лимузине въехали в гараж «Кондекса». Их снова встречал Клив Джоркс. Короткое приветствие, экскурсия по базе и непродолжительный отдых. Вечером начался допрос. С Вестон офицеры внутреннего контроля вели себя намного мягче, чем с Остервилом. Слежка за женщиной отсутствовала, а потому обвинить ее в провале сети очень сложно.
   Вскоре предположения светловолосого тасконца подтвердились. Линда действительно провоцировала предателя. После первого контакта с Колином она направилась в мэрию. Смысл ее визита Олис так и не поняла. В разговоре Салан дважды обмолвилась о том, что ночью получит важную информацию о резиденции Великого Координатора. По мнению Вестон, Линда проявила непрофессионализм и подвергла ее опасности. С женщиной никто не спорил. Завтра Олис покинет «Кондекс», и тогда будет ясно, чего она стоит. Проверка вступала в завершающую фазу. Теперь было очевидно, что изменник входил в состав группы Салан. Аланка не напрасно пожертвовала собственной жизнью.

Глава 3
ВИЛЛ БЕЛАУН

   Бартон вошел в кабинет начальника и без всякого приветствия рухнул в кресло. Его ничуть не смущало, что ботинки в грязи, полевая форма порвана, а на рукавах куртки следы копоти и крови. Устало вздохнув, майор вытер пот со лба и блаженно вытянул ноги. Самое удивительное, что Стоун абсолютно спокойно отнесся к столь наглому поведению подчиненного. Полковник внимательно просматривал оперативные сводки за минувшие сутки. Ничего нового. Студенты, мошенники, грабители…
   Порой складывалось ощущение, будто тасконская разведка, напуганная частыми провалами, сворачивает свою деятельность. Но это было не так. Неприятель наоборот усиленно готовится к штурму убежища правителя. Где-то в секретных лагерях прячутся сотни опытных бойцов. Их переправляли на Алан в течение нескольких лет. И вот приближается час, когда они, наконец, ринутся в атаку.
   Впрочем, охрана Великого Координатора тоже значительно усилилась. Передислоцированы десятки воинских частей, подтянута техника, в воздухе постоянно барражируют истребители и гравитационные катера. Главный вопрос теперь – кого поддержит звездный флот? Говорить откровенно с командирами крейсеров Стил не решался. Аланец чувствовал, что корни предательства надо искать именно на боевых судах. Экипажи кораблей почти целиком состоят из непосвященных, а потому доверять им нельзя.
   Дискриминационная политика последних лет, к сожалению, себя не оправдала. Высылая противников режима за пределы планеты, вождь сам создал очаг напряженности. Люди озлобились и жаждут мести. Зерна раздора, посеянные Тасконой, упали на благодатную почву.
   Однако Стоун не отчаивался. Он верил в победу. Обладая могущественной и разветвленной сетью службы безопасности, имея отлично вооруженную армию глупо бояться горстки мятежников. Рано или поздно враг допустит ошибку, и выстроенная с таким трудом шпионская пирамида рухнет, словно карточный домик.
   Отложив документы, полковник повернулся к товарищу и негромко спросил:
   – Как идет операция?
   Рой опустил голову и после паузы сказал:
   – Хуже некуда. За прошедшие сутки мы практически ничего не добились…
   Накануне Стоун поручил Бартону очистить подземные коммуникации от тасконцев. Задача невероятно сложная. Сотни километров тоннелей, плохо изученный лабиринт, созданные человеческими руками тайники и ловушки. И хотя майор получил в свое распоряжение пять тысяч солдат, особых иллюзий он не испытывал. Хорошо хоть полковник не требует немедленного результата. Главное – заставить противника нервничать, нарушить его связи. Враг постоянно должен ощущать сзади дыхание преследователей.
   – А поточнее? – настойчиво произнес Стил.
   – Мы начали зачистку с трех направлений, – вымолвил Рой. – Привлекли к работе сотрудников коммунальных служб, нашли опытных проводников. Увы, предпринятые меры предосторожности не помогли. Тоннели нашпигованы датчиками и камерами наблюдения. Наша аппаратура засекает их слишком поздно. Это укрепленная цитадель, а не канализация. Восемнадцать подрывов, три раза распылялось отравляющее вещество, семь провалов на острые металлические штыри, две автоматические лазерные пушки.
   – Насколько вы продвинулись? – проговорил Стоун.
   – На четыре километра, – ответил Бартон. – Штурмовые группы потеряли пятьдесят семь человек убитыми и более двухсот ранеными. Но самое интересное, что мы не видели в коридорах ни одного врага. В коммуникациях царит мертвая тишина.
   – Да – задумчиво протянул полковник. – Неприятель подготовился основательно. А почему вы не использовали роботов?
   – Половина машин превратилась в металлолом уже в первые три часа операции, – пояснил майор. – Тасконцы действуют очень грамотно. Они пропускают разведчиков, а когда подходят основные силы производят подрыв заряда. Направленная ударная волна выкашивает солдат, не причиняя ни малейшего вреда сооружению. Разрушать тоннели противник не намерен. Я боюсь, решить эту проблему в течение ближайших дней не удастся. О потерях даже не говорю.
   – Война без жертв не бывает, – бесстрастно сказал Стил. – Продолжай зачистку дальше. Людей не жалей. Если понадобится, я переброшу в Чанкок еще пару дивизий. Солдатам нужно получать боевой опыт.
   Рой поднялся с кресла и произнес:
   – Именно такяираспорядился. Два часа на отдых и перегруппировку, а затем вновь в наступление. Через сорок минут штурм коммуникаций продолжится. Судя по карте, мы скоро выйдем к очень важному стыку. Это значительно снизит маневренность тасконских отрядов.
   – Прекрасно, – вымолвил Стоун. – Наша активность в тоннелях вряд ли входила в планы неприятеля. Враг будет вынужден менять маршруты движения, а это приведет к хаосу и неразберихе. А уж мы свой шанс не упустим!
   На последнюю реплику начальника Бартон никак не отреагировал. Он чертовски устал. Вот уже почти сорок часов майор на ногах без сна и без пищи. Уничтоженная техника, изуродованные тела, стоны раненых, всюду грязь и кровь. А зачем? Сражаются два народа, имеющие общие корни. Когда-то их предки вместе осваивали бескрайнее космическое пространство, основывали колонии, строили города.
   Чего добиваются тасконцы? Какие цели преследует Великий Координатор? Вопросы, на которые у Роя не было ответов. Он патриот своей страны, но убивать невинных – работа не для него. В тридцать пять хочется понять, зачем ты живешь и какой след оставишь на планете. Пока в актив себе майор мог записать немного, зато в пассив… Бартон чертовски устал. И даже не столько физически, сколько морально. Крамольные мысли безжалостно терзали разум и душу.
   Пожилой господин в скромной одежде и старомодной выцветшей шляпе не спеша двигался по индустриальному району Чанкока. С утра моросил легкий дождик, и аланец то и дело поправлял воротник плаща. До наступления первого дневного периода оставалось пятнадцать минут. Тысячи людей торопливо шли по улице, не обращая внимания на невзрачного прохожего.
   В отличие от административных, банковских и биржевых структур работа на заводах начиналась на три часа раньше. График смен соблюдался неукоснительно. К опоздавшим применялись довольно жесткие санкции. И это неудивительно. Технологический процесс ведь не остановишь. На большинстве предприятий сборка узлов и деталей осуществлялась на конвейере. А там важен каждый человек.
   Надо честно признать, Храбров пребывал в полной растерянности. Согласно инструкции он должен перехватить Белауна возле проходной завода перед началом трудового дня. На первый взгляд задача элементарная. Но в реальности все оказалось гораздо сложнее. К стоянкам электромобилей непрерывно подъезжали десятки машин. Аланцы сливались в единый сплошной поток. Разглядеть в такой толпе Вилла не было ни малейшей возможности.
   Не зная, что предпринять, русич брел по тротуару в подавленном настроении. Завод, словно кровожадный монстр, пожирал людей. Они сотнями исчезали в его огромном чреве. Авиационно-космическое предприятие Чанкока считалось одним из крупнейших на планете. Здесь производились основные комплектующие блоки звездных кораблей. Транспортными челноками их доставляли на орбитальные доки, где и происходила окончательная сборка крейсеров и эсминцев. Процесс длительный и непростой, но иначе большие суда не построить.
   Четверть часа пролетела абсолютно незаметно. Толпа, которая еще совсем недавно бурлила, гудела и толкалась, странным образом схлынула. Район опустел. По улице двигалась группа женщин, несколько подростков и полицейский патруль. Типичная ситуация для рабочего квартала во время дневного периода. Одна смена трудится на производстве, две другие отдыхают дома.
   Чтобы лишний раз не рисковать, Олесь решил покинуть опасное место. Подступы к секретному объекту наверняка контролируются службой безопасности. Землянин прошел метров двести и свернул к маленькому уютному скверу. Карту данного района Храбров выучил наизусть.
   По пути попался газетный автомат. Это было очень кстати. Русич, не раздумывая, приобрел последний номер правительственного издания. Свой имидж надо подтверждать. Старому пенсионеру не спится, и он отправился на утреннюю прогулку. Подобных аланцев в Чанкоке чуть ли два миллиона. К их причудам все давно уже привыкли.
   Олесь неторопливо спустился в подземный переход и встал на движущуюся ленту. Пара минут, и землянин достиг цели. Сквер понравился Храброву. Чистый прозрачный воздух, режущая глаза зелень, сверкающие капли воды на траве и листьях, высокие стройные деревья и густые ровно подстриженные кустарники. Крошечный уголок девственной природы. Дождь, к счастью, прекратился, тучи рассеялись, и люди могли наслаждаться великолепным восходом Сириуса.
   Несмотря на столь ранний час, русич с трудом нашел себе место на пластиковой скамье. Рядом с Олесем сидели два старика в длинных синих плащах и тучная седовласая женщина. Они хорошо знали друг друга, и потому изредка перебрасывались короткими репликами. В какой-то момент один из аланцев повернулся к Храброву и достаточно громко спросил:
   – Вы новенький в нашем квартале?
   Прекрасная маскировка землянина полетела ко всем чертям. Среди этих пенсионеров Олесь оказался белой вороной. Малейшая оплошность, и его обман тут же раскроется. Русич почувствовал нервную дрожь в левом колене. Выдержав паузу и изменив голос, Храбров едва слышно ответил:
   – Я забрел сюда случайно. Обстоятельства…
   – И правильно сделали, – продолжил старик. – Такого зрелища больше нигде не увидите.
   Землянин был готов убить беднягу. Придя в сквер, Олесь хотел затеряться, скрыться от любопытных глаз, а вместо этого стал центром внимания. Сидящие на соседних скамейках люди с интересом поглядывали на русича. Внезапно по рядам аланцев прошел вздох восхищения.
   Небо, озаренное тусклым красноватым светом, вдруг вспыхнуло брызгами слепящих белых лучей. На краю планеты в страданиях и муках рождалась восхитительная звезда. Из-за горизонта медленно показался величественный диск Сириуса. Еще пять минут и удивительная сказка закончилась. Гигантское светило поднималось все выше и выше.
   – Жаль, что восход длится так недолго, – разочарованно сказала женщина. – Я любовалось бы им бесконечно.
   – К сожалению, раньше мы его не замечали, – улыбнулся словоохотливый пенсионер, вставая со скамьи. – Человек начинает ценить истинную красоту мира лишь тогда, когда ее теряет.
   Фраза, брошенная аланцем, больно ранила душу. Ведь он тысячу раз прав. Мы постоянно куда-то спешим, с кем-то боремся, что-то хотим доказать, а жизнь идет своим чередом. И ее назад не вернешь. В один прекрасный день ты остановишься, обернешься и с горечью осознаешь бессмысленность собственного бытия. То, что казалось важным – на самом деле мелочь и пустота, а то, к чему стремился – глупые амбиции и тщетная суета.
   Храбров задумался и не заметил, как сквер опустел. Старики, не торопясь, возвращались домой. Зато на дорожках аллей появились молодые мамы с колясками. И в этом было что-то символическое. Нескончаемая смена поколений.
   Землянин раскрыл газету и быстро пробежал глазами заголовки. Обычная пафосная чепуха. Олеся сейчас волновала куда более серьезная проблема. Как найти Белауна? Первый вариант напрашивался сам собой – вызвать товарища на проходную. Однако столь рискованный план русич отмел сразу. Служба безопасности возьмет Храброва в оборот и без труда определит, что подлинного Лестера Бурка подменили на двойника. Подставлять друга под удар землянин не имел права.
   Вариант номер два – дождаться Вилла у его дома. Увы, он тоже не без недостатков. Прежде всего, значительная потеря времени. После окончания смены Белаун может отправиться куда угодно. В жилой сектор аланец приедет лишь под вечер. А если у Вилла есть женщина? Тогда вообще нет никаких гарантий. Операция же по изъятию агента должна быть проведена в течение суток.
   Остается единственный выход – ловить Белауна у завода. Но как? Первая попытка завершилась полным провалом. Мыслить надо логически. Вилл – инженер, а значит, занимает на предприятии определенное положение. Вряд ли он ходит на работу пешком. Согласно своему статусу аланец обязан пользоваться электромобилем.
   Теперь следует вычислить стоянку. Дом Белауна располагается на западе от завода. В целях экономии энергии транспортный компьютер выбирает самый короткий маршрут. Олесь улыбнулся и расслабленно откинулся на спинку скамьи. Наконец-то найдено правильное решение. Нервное напряжение спало, и русич принялся за газету. Времени у него много.
   Обратный путь к предприятию занял ровно десять минут. Возле завода опять было дикое столпотворение. Вторая смена двигалась на работу. Храбров благополучно миновал толпу и вышел к западной стоянке. Здесь нужно передохнуть и осмотреться. Личной машины у Вилла нет, и он наверняка воспользуется государственным электромобилем. Данное обстоятельство значительно упрощало задачу Олеся.
   Не спеша прохаживаясь по площадке, землянин терпеливо ждал товарища. Поток аланцев из ворот проходной стремительно увеличивался. Десятки, сотни, тысячи людей. Казалось, рабочие сметут старика с тротуара. Однако они ловко огибали Храброва и быстро занимали места в свободных такси. Машины разъезжались в разные стороны.
   Русич внимательно вглядывался в лица чанкокцев, но долгое время его усилия результата не приносили. Выругавшись, Олесь начал пробираться поближе к заводу. Внезапно впереди мелькнули знакомые черты. Землянин облегченно вздохнул. То, что рядом с Белауном идут два человека, Храброва ничуть не смущало. Дальнейшие действия продуманы до мелочей. Шаг навстречу, легкое столкновение, и шляпа русича падает на бетонное покрытие.
   – Извините! – вежливо произнес Вилл. – Я увлекся разговором…
   Аланец наклонился, чтобы поднять головной убор, и тут же услышал едва различимый шепот:
   – Следуй за мной.
   Белаун изумленно посмотрел на пожилого ученого. Голос Олеся он не спутает ни с каким другим. Чуть дрогнувшей рукой Вилл протянул шляпу землянину.
   – Прошу, – выдавил агент.
   – Вы не проводите меня до такси? – вымолвил Храбров. – Ужасно кружится голова.
   – Да, да, конечно, – сказал Белаун. Аланец повернулся к коллегам и произнес:
   – До завтра. Я помогу несчастному старику.
   Мужчины понимающе улыбнулись и зашагали дальше. Судя по всему, большими друзьями с Биллом они не были. У каждого свои дела. Как только спутники скрылись из вида, Белаун подхватил русича под локоть и очень тихо спросил:
   – Откуда ты?
   – Неважно, – ответил Олесь – Б сети объявлен «Апокалипсис».
   – Почему? – удивился аланец.
   – Это не для уличного обсуждения, – вымолвил землянин.
   Разведчики устроились на заднем сидении светло-бежевого электромобиля. После некоторой паузы Храбров указал компьютеру конечный пункт поездки. Машина тотчас сорвалась с места и понеслась к переполненному шоссе. У перекрестка такси неожиданно притормозило. Русич невольно потянулся к бластерам. Однако опасения Олеся оказались напрасными. Задержка была связана с перегрузкой транспортной системы. Бскоре электромобиль влился в общий поток машин, и скорость сразу возросла. Примерно через полчаса такси остановилось неподалеку от магазина бытовых голографов. Еще одна хорошо законспирированная явка. Храбров назвал пароль бойцу группы прикрытия, и беглецы вошли внутрь просторного помещения. Лишь теперь друзья смогли дать волю эмоциям. Они обменялись рукопожатием и крепко обнялись. Старая добрая мужская традиция.
   – Рад тебя видеть, – проговорил землянин. – За прошедшее время случилось немало событий…
   – Что верно, то верно, – согласился Билл. – Уничтожен очередной воин Тьмы и…
   Белаун тяжело вздохнул и сглотнул слюну. Бместо него фразу закончил Олесь:
   – … и погибла Линда.
   – Не понимаю, как это произошло, – произнес аланец. – Я видел ее буквально накануне провала. Салан была сильно возбуждена. Назначила мне встречу в сквере. Мы беседовали минут двадцать. Она сказала, что ночью агент передаст ей ценную информацию о резиденции Великого Координатора. Ни слова о слежке. Линда действовала уверенно, не боясь ареста. Неужели Салан подставили?
   Русич хотел сообщить товарищу о предательстве, но, вспомнив предупреждение Джоркса, передумал. Необходимо соблюдать максимальную осторожность. Под подозрением все разведчики без исключения. Непререкаемых авторитетов нет.
   – Она погибла в павильоне министерства обороны, – вымолвил Храбров. – Служба безопасности уже вела ее. Во время задержания Линда оказала сотрудникам секретного ведомства сопротивление и отобрала у одного из офицеров оружие. Началась перестрелка.
   – Это же самоубийство! – вырвалось у Вилла.
   – Именно так Салан и поступила, – проговорил Олесь. – Разрядила карабин себе в голову.
   Белаун взглянул на землянина и напрямую спросил:
   – Ты был там?
   – Да, – честно ответил Храбров.
   – И не помог ей! – гневно воскликнул аланец.
   – Я не имел права, – понизив голос, произнес русич. – Мы не на поле боя. В разведке все иначе. Иногда приходится жертвовать даже друзьями. В тот момент я выполнял другое, более важное задание.
   Трудно сказать, чем бы закончился спор, но в диалог двух воинов Света вмешался командир группы прикрытия. Эвакуация затягивалась, а это было чревато неприятностями. Офицер нес личную ответственность за жизнь агентов.
   – Господа, – вымолвил тасконец, – нам пора. Ситуация в городе сложная. Противник проводит зачистку подземных коммуникаций. Надо торопиться.
   Возражать никто не стал. Вскоре отряд разведчиков спустился в подвал, а оттуда по узкому коридору вышел к тоннелю. Как обычно, их ждал «чистильщик» с гравитационной машиной. Перекинувшись с мужчиной парой коротких реплик, солдаты начали размещаться на сидениях. Дверь в тайник бесшумно закрылась, и аппарат тут же стартовал. От скорости в ушах засвистел ветер.
   Внезапно машина резко затормозила. Пассажиры невольно подались вперед, заскрипели и натянулись ремни безопасности. Подняв голову, Олесь увидел приближающийся одноместный гравицикл. Через пять секунд аппарат замер возле группы прикрытия. Темно-синий комбинезон плотно облегал изящную фигуру девушки.
   Она сняла шлем и легким небрежным жестом поправила светлые волосы. На вид ей было лет восемнадцать-двадцать. Маленький, чуть вздернутый вверх носик, тонкие бледно-розовые губы, красивые серые глаза. Щеки разведчицы неестественно раскраснелись, а по вискам текли крупные капли пота.
   – Штурмовики прорвались к пункту номер семь, – проговорила девушка. – Доступ туда прекращен. Вам приказано двигаться к пункту четыре.
   Надев шлем, она ловко развернулась на месте и, не дожидаясь ответа, стартовала. Судя по всему, разведчица выполняла функции посыльного в подземных коммуникациях. Водитель машины сделал крутой вираж, и группа направилась совсем по другому тоннелю. Тасконцы имели несколько выходов на поверхность. Минут через десять Храброва и Белауна высадили возле очередного тайника.
   В дальнейшем эвакуация протекала по стандартной схеме. Светонепроницаемые очки, контрольная проверка, заднее сидение электромобиля, гараж фирмы «Кондекс». По дороге русичу в голову пришла странная мысль. Перед смертью Линда встречалась со своими агентами, в том числе и с Виллом. Женщина рассказала об информации Остервила, но ни словом не обмолвилась об устроенной ею провокации.
   Неужели Олесь не поделился бы возникшими подозрениями с Тино, Жаком или Карсом? Абсурд! Он доверял друзьям, как самому себе. Почему Салан не сделала то же самое? Ответ напрашивался сам собой – аланка проверяла абсолютно всех, включая Белауна. Что скрывается за этим поступком женщины? Высокий профессионализм или…? Нет! Вилл не мог предать Линду. Салан ведь на Униме спасла ему жизнь. Долгие годы они вместе воевали, спасались от кровожадных монстров, делили последний кусок хлеба. Где логика? Ради чего Белаун пойдет на подобную низость? Нет ни одной веской причины. И, тем не менее, аланка скрыла от него истинную цель контакта. Пожалуй, Клив прав – Вилл должен доказать собственную невиновность.
   Машина остановилась, и беглецы выбрались из салона. К ним неторопливо подошел Джоркс. Вице-президент фирмы поприветствовал Белауна и внимательно посмотрел на землянина. Во взгляде Клива без труда читалось волнение. Сумел ли Храбров сохранить тайну? Русич улыбнулся и молчаливо кивнул головой. Резидент облегченно выдохнул. Уже за обедом, сидя за столиком напротив Олеся, Вилл негромко произнес:
   – Прости. Там, в магазине, я слегка погорячился. Линда была мне очень дорога. Сейчас уже нет смысла лгать. Я любил ее. Любил всегда. И как ты догадываешься, без особых надежд на взаимность.
   Аланец горько усмехнулся и продолжил:
   – Разве можно соперничать с де Креньяном. Красив, умен, напорист. Мне оставалось только завидовать и любоваться ею со стороны. Узнав, что она мой связник в Чанкоке, я невероятно обрадовался. Каждая встреча превращалась в праздник. Ну, а потом это ужасное видение. Я едва не сошел с ума. Ведь всего сутки назад Линда разговаривала со мной, шутила, радовалась жизни. И вот теперь ее нет. Кошмарная пытка.
   – Понимаю, – вымолвил землянин. – Гибель Салан для меня тоже тяжелый удар. В павильоне я, к сожалению, ничем не мог ей помочь.
   – Не надо оправдываться, – сказал Белаун. – На твоем месте и я, и Жак поступили бы точно так же. Отправляясь сюда, мы прекрасно знали, что идем на огромный риск. Линда не первая жертва в жестокой битве с Тьмой. Мануто враги разрубили на куски, Вацлава сожрал на арене дикий зверь, Олан похоронен где-то на юге Аскании, а Рона покоится в каменном склепе заброшенного монастыря. Отряд редеет на глазах. Противник силен и коварен. Боюсь, мы его недооценили.
   
Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать