Назад

Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Первый уровень. Кровавый рассвет

   Группа солдат отправилась в экспедицию. Спустя несколько дней отряд достиг цели. Жармен не обманул захватчиков. Под огромной скалой лежало неизвестное судно. Разведчики проникли внутрь корабля через пробоину. Внутри царило тысячелетнее запустение. Вскоре наемники обнаружили рубку управления. В креслах находились полуистлевшие тела пришельцев.
   Миллан сдержал обещание и отпустил Жармена. О корабле чужаков никто, кроме него и Андрея не знал. Но оба предпочитали об этом молчать. У каждого был свой секрет. Офицерам службы контрразведки наемники заявили, что взорвался склад боеприпасов. У корзанских мятежников много тайных бункеров в горах. Проведенная проверка ничего подозрительного не выявила.


Николай Андреев Первый уровень. Кровавый рассвет

ВСТУПЛЕНИЕ

   Он могущественен и велик. Он правит звездными скоплениями и галактиками. Его возможности безграничны. Вселенная лежит у ног властителя. Но… у него есть враг. Сильный и опасный. Противник повелевает другим, таким же огромным, миром, и мечтает расширить свои владения. Они называют себя Светом и Тьмой. Об их существовании представители слаборазвитых цивилизаций лишь догадываются.
   Долгое время пути заклятых врагов не пересекались. Логос и Хаос жили обособленно друг от друга. Но однажды кто-то неразумный открыл проход между мирами, и хрупкий баланс был нарушен. Орды Тьмы вторглись на территорию Света. Чудовищные твари начали покорять различные расы и народы. Кого-то обращали в рабов, кого-то в собственную веру, кого-то безжалостно уничтожали.
   И тогда Он вмешался в ход событий. В центре галактики состоялось грандиозное сражение, получившее название Армагеддон. В гигантском пламени пожара сгорели сотни звезд, тысячи планет, миллиарды ни в чем не повинных существ. Ни одна из сторон не добилась победы. Продолжать битву не имело смысла.
   Чтобы разрешить затянувшийся спор, Свет и Тьма заключили удивительную сделку. Они договорились выставлять на поединок строго ограниченное количество бойцов. Теперь не на жизнь, а на смерть дрались низшие цивилизации. Помогать им категорически запрещалось. Война превратилась в жестокую, азартную игру. Цель достигнута, а разрушений гораздо меньше. Проигравший безропотно отдавал победителю часть своих владений. Главное, чтобы на поле брани не осталось ни одного солдата противника.
   Раз в пятьсот лет где-то на необъятных просторах галактики разворачивалась страшная драма. Два народа сходились в отчаянной схватке, даже не предполагая, что за их спиной стоят куда более могущественные силы. Лишь ничтожная горстка избранных знала правду, но они свято хранили эту тайну.
   Удача – женщина переменчивая. Свет потерпел ряд тяжелых поражений, и Тьма вплотную подошла к звездным системам, населенным людьми. Настала очередь человечества вступить в войну миров. В ту пору на Земле крестоносцы сражались за Гроб Господень, а на Алане вот уже двести лет правил Великий Координатор.
   Чтобы покорить древнюю метрополию диктатор разработал программу «Воскрешение». На Таскону с далекой варварской планеты доставляли хладнокровных убийц-наемников. Однако часть бойцов отказалась выполнять приказы тирана и бежала из лагеря. Таким образом, Свет и Тьма расставили фигуры на поле и начали игру.
   Возглавляли мятежников Тино Аято, Олесь Храбров и Жак де Креньян. Удивительно, но земляне сумели изменить историю. Они свергли Великого Координатора, разгадали секрет «Ковчега», разгромили воинственную расу торгов. Враг проиграл эту битву. К сожалению, друзья дорого заплатили за победу. Из двенадцати избранных уцелели только двое. Тино Аято стал первым императором Асконийского государства, а Крис Саттон получил герцогский титул и две планеты в звездном скоплении Хороса.
   Но время идет. Четыреста пятьдесят лет пролетели как одно мгновение. Мир опять подходит к ответственному рубежу. Тьма не смирилась с поражением и готовится к новой схватке. Кто теперь встанет на ее пути? Кто бросит вызов адским тварям?

   За четыре с половиной века люди освоили десятки новых планет. Асконийская империя значительно разрослась. Однако сильнее от этого государство не стало. Страну раздирали внутренние противоречия. Герцоги, графы и бароны не хотели больше подчиняться династии Храбровых. Возглавлял заговорщиков влиятельный плайдский правитель Берд Видог. Дворяне терпеливо ждали своего шанса.
   В сражении с неведомо откуда появившимися пришельцами звездный флот понес огромные потери, и мятежники поняли, что наступил благоприятный момент для переворота. Армия бунтовщиков высадилась в столице Асконы Алессандрии и штурмом взяла дворец императора. Ольгер Храбров погиб в сражении. Однако радость Видога была омрачена тем, что он не получил контроль над боевыми спутниками. Допуск к пульту управления имели лишь представители древней династии.
   Герцог приказал захватить в плен наследника престола Кервуда Храброва. Принц с беременной женой отдыхал на планете Греза. Кервуд успел покинуть систему Астры, но наткнулся на флот другого врага – герцога Грайданского. Отчетливо осознавая, что вырваться из западни не удастся, принц поручил своему телохранителю, воину клана самраев, Астину Ворху спасти жену.
   Маленький космический челнок спрятался на поверхности безжизненной планеты. Астин и Эльвира издалека наблюдали за страшной трагедией. В жестокой схватке с врагом флагманский крейсер империи был серьезно поврежден, и Храбров направил израненное судно в бездну красной звезды под названием Убриэль. Беглецов противник не обнаружил.
   Выполняя распоряжение Кервуда, самрай полетел к системе Солнца. Только там они могли укрыться. Земля считалась запретной зоной. Любого незваного гостя безжалостно уничтожала могущественная каста хранителей. С ней правители старались не конфликтовать. На корабле Ворха стояла аппаратура, посылающая стражам необходимый сигнал.
   При посадке на планету у женщины начались роды. На свет появился мальчик, но сама Эльвира умерла. Замаскировав челнок, Астин взял младенца и отправился на поиски людей. На лесной дороге он стал невольным свидетелем нападения бандитов на карету богатой дамы. Женщина с грудным ребенком и солдаты, сопровождавшие ее, были убиты. Асконец тут же воспользовался представившимся шансом. Ворх застрелил из бластера разбойников и подменил малышей. Так наследник имперского престола стал внуком русского боярина Таратухина.
   Прошло шестнадцать лет. Самрай долго скитался по Земле, а затем, освоив местный язык, под видом иностранца нанялся к Таратухину учителем мальчика. Андрей Волков рос смышленым и подвижным ребенком. Он многому научился у Астина и мог за себя постоять. В то время Россия вела войну со Швецией, и подросток буквально рвался в действующую армию.
   Когда юноша получил предписание ехать в полк, асконец понял, что пора принимать решительные меры. По пути Ворх уговорил Волкова отклониться от маршрута. Самрай привел мальчика к звездному кораблю. Для Андрея это был шок. С помощью специального прибора Астин начал повышать интеллектуальное развитие подростка. В мозг юноши хлынул огромный поток информации. Волков справился с нелегким испытанием, но стал чересчур агрессивным и раздражительным. При вторжении в сознание побочные эффекты неизбежны.
   Спустя несколько дней судно стартовало к герцогству Хоросскому. Асконец надеялся найти там защиту от Видога до того момента, когда мальчик достигнет совершеннолетия. Об истинном происхождении Андрея Ворх благоразумно умолчал. До поры, до времени лучше держать юношу в неведении. Иначе он натворит немало бед и поставит свою жизнь под угрозу.
   К сожалению, достичь цели путешественникам не удалось. В гиперпространстве их перехватил пиратский корабль. Самрай был вынужден сдаться бандитам. Они стали пленниками Эдгара Стигби по кличке Ловец Удачи. Чтобы скрыть тайну, Астин в последний момент запустил на челноке систему самоуничтожения. Пираты едва успели выбросить судно в открытый космос.
   Пытаясь хоть немного заработать, Стигби продал Волкова перекупщикам. Что бандиты сделали с учителем, подросток не знал.
   Вскоре Андрей оказался на аукционе невольников. Его приобрел аланский землевладелец Крейн Мектон. Надзиратели постоянно издевались и били рабов. Люди умирали от непосильного труда. Чтобы выжить, юноша должен был бежать.
   Такой шанс представился, когда хозяин начал строить новую усадьбу. Техник Найджел Остин помог Волкову и его товарищу Алену Лейдлу снять электронные ошейники. Ночью невольники покинули лагерь и скрылись в лесу. К утру беглецы вышли к реке. Андрей надеялся затеряться в крупном городе. Осталось сделать последний рывок.
   Увы, надеждам землянина не суждено было сбыться. Вскоре выяснилось, что и Остин, и Лейдл предали Волкова. Весь побег являлся фарсом. Негодяи хотели улучшить условия содержания за счет юноши. Охранники устроили засаду и поймали рабов. Однако сдаваться Андрей не собирался. В схватке с аланцами он убил Алена, двух конвоиров и пилота транспортного бота.
   Землянин попытался воспользоваться летательным аппаратом, но потерпел аварию. Солдаты нашли поврежденную машину и доставили невольника во владения Мектона. По приказу Крейна Волкова распяли на столбе. Юношу ждала неминуемая смерть, но в последний момент хозяин продал Андрея своему приятелю Линку Грейсону.
   Изможденного, еле живого землянина привезли на Маору. Грейсону принадлежало несколько угольных шахт, на которых трудились опасные преступники. Волков оказался среди убийц, бандитов и грабителей. Участь каторжников была незавидна. Тяжелая работа в забое, ужасная еда и короткий отдых. Периодически люди погибали во время обвалов и при взрывах. Никто из них обратно на поверхность не поднимался.
   Очередная катастрофа привела Линка на грань банкротства. В этот трудный момент в офисе его компании появился странный человек по фамилии Соунвил. Эстерианец предложил Грейсону выгодную сделку. Он хотел приобрести крупную партию преступников. Из рассказа гостя маорец узнал, что на планете Греза в системе Астра проводятся кровавые гладиаторские бои. Финансировал данное развлечение правитель Плайда герцог Видог. Могущественный владыка любил подобные Зрелища.
   После некоторых сомнений Линк согласился на условия Стенли Соунвила. Соблюдая строжайшую секретность, Грейсон переправил тридцать каторжников на корабль эстерианца. В их число попал и Андрей, недавно подравшийся с надзирателем. Начальник охраны Ордент решил избавиться от строптивого невольника.
   На том же судне к Астре летела группа рабов-наемников. Плайдцы взяли солдат в аренду у некоего Стафа Энгерона. Предприимчивый тасконец покупал крепких пленников на аукционах и делал из обычных людей профессиональных убийц.
   Именно они должны были стать противниками преступников на арене стадиона. Надзор за наемниками осуществлял майор Грег Лейрон. Когда-то офицер служил в штурмовом подразделении имперской армии, а теперь являлся помощником Энгерона.
   Через сорок дней корабль достиг Астры. Охранники высадили заключенных в Ассоне, столице Грезы. А уже утром преступники вышли на арену стадиона. На трибунах присутствовало двадцать тысяч зрителей. На кожу полуобнаженных каторжников плайдцы нанесли боевую раскраску, соответствующую образу какого-нибудь хищного зверя. Юный землянин получил кличку Одинокий Волк.
   Вооруженные ножами гладиаторы дрались парами. Публика одновременно наблюдала сразу за двумя схватками. Андрей сумел ранить охотника и прорваться к спасительному флагу. Кроме него это удалось еще четверым маорским заключенным. Уцелевших преступников разместили в специальном лагере на океанском побережье. Стенли Соунвил отправился в систему Сириуса за новыми смертниками.
   Прошло полтора месяца. В Ассоне состоялось еще одно представление. Волков снова одержал победу. И опять не стал убивать поверженного наемника. Впрочем, землянин не знал, что в последний момент Лейрон выставил против него более слабого бойца. Майору понравился отчаянный мальчишка. Андрей, сам того не желая, стал популярным в герцогстве Плайдском гладиатором.
   Минуло четыре декады. Соунвил вернулся на Грезу с партией каторжников. Торговец передал их своему компаньону Браену Клевилу. Ассон готовился к очередному кровавому шоу. За день до представления Грег Лейрон неожиданно поставил организаторам жесткое условие. Либо они продают ему Волкова, либо майор выставляет против юноши сильнейшего охотника.
   Терять хорошего бойца плайдцы не хотели и после долгих споров согласились на сделку. Правда, Клевил потребовал, чтобы Андрей раз в год обязательно участвовал в поединках. Тасконцу пришлось пойти на уступки. Вскоре землянин оказался в лагере наемников. В схватке с преступником Волков был вынужден убить противника.
   Через несколько дней юноша покинул Грезу. Вместе с Лейроном он возвращался обратно в Сирианское графство. Во время полета Грег постоянно занимался с Андреем, готовя его к нелегким испытаниям. На базе Энгерона никому поблажек не делалось. После медицинского обследования и карантина землянина направили в первый батальон четвертой центурии. В кровь Волкова оливийцы вели специальный препарат и микрочип, на шею надели металлический обруч с взрывчаткой.
   Программа обучения невольников была очень насыщенной. Будущие солдаты совершали длительные марши, преодолевали различные препятствия, переносили тяжести. Инструкторы с рабами не церемонились. Воин, не способный выполнить то или иное задание, безжалостно уничтожался. За девять декад взвод Андрея потерял трех человек.
   Однажды в лагерь прилетела графиня Сирианская. Октавия Торнвил регулярно брала у Энгерона наемников в аренду. Солдаты нулевого уровня сдавали экзамен на Униме и Аскании, ликвидируя мятежные племена мутантов. По странному стечению обстоятельств процессия наткнулась на подразделение Волкова, возвращающееся с полигона. Землянин был поражен красотой старшей дочери графини Эвис. На младшую – Лану юноша внимания не обратил.
   Между тем, пытаясь снизить сумму компенсации, Торнвил предложила Энгерону провести поединок. Наемнику предстояло сразиться с телохранителем Октавии. Отказать могущественной правительнице Стаф не посмел. Графиня выбрала Андрея в качестве бойца. Женщина не сомневалась в успехе. В ее охране служили исключительно мутанты. В последний момент майор Лейрон добился, чтобы противникам дали кинжалы. Шансы немного уравнялись. В тяжелой, отчаянной схватке, находясь на краю гибели, Волков все же убил врага.
   Расстроенная графиня решила поближе взглянуть на победителя. Израненный, изможденный юноша направился к Торнвил. И тут произошло нечто необъяснимое. Четырнадцатилетняя дочь Октавии Лана, на виду у всей свиты, шагнула в грязь и отдала невольнику свой платок. Разгневанная правительница тут же покинула базу.
   Прервав визит на Таскону, Торнвил вернулась на Алан. На корабле мать серьезно поговорила со строптивой дочерью. Октавия вдруг поняла, что девочки уже выросли. После смерти мужа она активно занялась политикой и слишком мало уделяла им внимания. Досадная оплошность. Отношения между Эвис и Ланой не сложились. Большой любви сестры друг к другу не испытывали. Мало того, красавица Эвис постоянно язвила по поводу невзрачной внешности Ланы. Младшая дочь откровенно завидовала сестре.
   В поединке с мутантом Андрей получил ряд тяжелых травм и пролежал в госпитале целый месяц. По настоянию Лейрона Энгерон перевел землянина в третью центурию. Таким образом, срок обучения Волкова уменьшился больше чем на полгода. До выпускного экзамена ему осталось всего три декады.
   В новом взводе Андрея приняли неплохо. О его бое с телохранителем графини знали все наемники. Юноша попал во второе отделение, которым командовал Брин Флектон. Товарищами Волкова стали корзанец Лайн Стенвил и окрианцы Брик Кавенсон и Стейн Шелтон. От враждующих группировок Алена Блекпула и Джея Парсона землянин старался держаться подальше.
   Спустя месяц девятую роту третьей центурии отправили на Униму. Солдаты должны были уничтожить племя свидов. Мутанты регулярно нападали на фермеров. Правительница решила покончить с бандитами. Наемники высадились в густом лесу на северо-западе материка. Им предстояло произвести тщательную зачистку местности.
   Экзамен получился сложным. Взвод Волкова едва не угодил в засаду. В рукопашной схватке многие бойцы погибли. Потерпев поражение, свиды отступили в болото. Передвигаясь по пояс в воде, наемники преследовали беглецов. Вскоре солдаты обнаружили деревню мутантов. Убив почти всех мужчин, бойцы Энгерона взяли в плен женщин и детей. По приказу графини их погрузили в транспортные боты и увезли в специальный лагерь. Уцелевшие наемники вернулись на Оливию. Солдатам был присвоен долгожданный первый уровень.
   На огромном расстоянии от Сириуса располагался красный карлик Мимас. Вокруг него вращался астероид, внутри которого находилась тайная база пиратов Гленторан. Именно здесь Эдгар Стигби продал в рабство учителя Андрея Астина Ворха. Самрай терпеливо ждал удобного момента для побега. И, наконец, он настал.
   На базу одновременно прибыли и Ловец Удачи, и Мик Джейсон, человек, занимавшийся переправкой невольников в Сирианское графство. У первого асконец под угрозой оружия узнал имя перекупщика, приобретшего Волкова. Со вторым Астин за гигантскую сумму договорился о месте на корабле. Вскоре Ворх благополучно покинул Гленторан.
   Через тридцать шесть дней самрай оказался на Алане. Он попросил Джейсона высадить его в столице графства. На планете Мик попытался обмануть Астина, и асконцу пришлось убить негодяя. Во Фланкии Ворх достал у преступников документы и выяснил местонахождение перекупщика Крина Блаунвила. Поиски Андрея начались. Самрай не сомневался, что рано или поздно найдет наследника императорского престола.

ГЛАВА 1
ГЕРЦОГ ВИЛОГ

   Крейсер плайдского звездного флота стремительно приближался к системе Сириуса. Выглядел он великолепно. Изящный вытянутый корпус, огромные дюзы, в головной части и по периметру боевые рубки, сверху – многочисленные вспомогательные надстройки.
   Судно, созданное по секретному проекту, вступило в строй три года назад. Ни один корабль бывшей асконийской империи не обладает такой огневой мощью и скоростью. И неудивительно. В «Берсенке» воплощены все достижения человеческой цивилизации за тысячи лет. Крейсер оснащен лазерными орудиями, способными поражать цель на расстоянии в двести километров, точнейшей навигационной аппаратурой, прочной броней, надежной системой регенерации воздуха и поддержания давления.
   Это не просто боевое судно. Это настоящее произведение искусства, вершина научной и технической мысли. Длина двести шестьдесят метров, десять палуб, восемь лифтов, четырнадцать лестниц. На борту флагмана базируется шестнадцать флайеров, три десантных бота и специальный герцогский катер.
   Экипаж корабля составляет сто восемьдесят человек. Среди них нет ни одного асконца. Только эстерианцы и коринианцы. Служба контрразведки тщательно проверяла каждого офицера. Правитель могущественного государства должен быть в полной безопасности.
   В дальнем путешествии «Берсенк» сопровождали восемь тяжелых крейсеров. Необходимая мера предосторожности. Маршрут полета пролегает в непосредственной близости от владений злейших врагов Плайда – герцогства Грайданского и баронства Церенского.
   Если противник узнает о тайной миссии Видога, то, наверняка, попытается перехватить суда. Мирный договор для подобных акций не помеха.
   Во всяком случае, Делвил точно не упустит шанса поквитаться с ненавистным соседом. Не стоило забывать и о пиратах. В этом районе они особенно активны. Рисковать Берд не хотел.
   Герцог сидел в роскошном кресле своих апартаментов и задумчиво смотрел на герб рода, начертанный на стене. Величественный, грозный геральдический знак. На голубой половине щита обнаженный клинок, на желтой – голова мифического рогатого чудовища. Символы власти, силы и смелости. Другие ценности не имели для Видогов ни малейшего значения. Доброта и милосердие – удел слабых.
   Ольгер Храбров – наглядный тому пример. Обладая гигантским флотом и мощной армией, он умудрился потерять и трон, и жизнь, и семью. А ведь мог подавить мятеж. Старого глупца сгубила жалость. В отличие от покойного императора Берд – достойный потомок предков. Жестокий, решительный, коварный.
   Правитель встал и неторопливо прошелся по залу. Красавцем Видога назвать нельзя, но в нем присутствовала определенная мужская привлекательность. Высокий, широкоплечий, статный. Крупные карие глаза, массивный, волевой подбородок, бронзовый цвет кожи. В темных волосах лишь недавно появилась редкая седина.
   В былые времена герцог покорил немало женских сердец. На балах он пользовался огромным успехом у представительниц прекрасного пола. Пожалуй, лишь длинный крючковатый нос портил Берда. Ведущие хирурги страны не раз предлагали ему сделать пластическую операцию, но всегда получали отказ. Правитель дорожил древним наследственным признаком рода.
   Женился Видог довольно поздно, в тридцать лет. Обычно дворянские отпрыски находили невест гораздо раньше. А если сказать точнее, то это за них делали родители. Герцог отличался особым упрямством и долго боролся с отцом. Свободная, разгульная жизнь вполне устаивала Берда. Однажды он даже сбежал на Корину и прятался там целый год.
   Однако когда младшая сестра вышла замуж и родила мальчика, будущий правитель понял, что играет с огнем. Его смерть открывала младенцу путь к престолу. Таких прецедентов в истории немало. Ну, а по количеству покушений, переворотов и загадочных исчезновений Видогам нет равных. Ради власти они готовы пойти на любое преступление.
   Вскоре герцог решил породниться с графом Яслогским. Отец создавал коалицию против императора. Берд не стал возражать и женился на Алине. Невзрачную, русоволосую девушку эстерианец, разумеется, не любил. Тихая, покорная, молчаливая тень. Правитель виделся с ней крайне редко. Тем не менее, женщина выполнила свое предназначение – у Видога появился наследник.
   В тридцать пять лет Берд неожиданно стал герцогом. Отец скоропостижно скончался от странной болезни. В столице вспыхнула эпидемия, унесшая жизни нескольких тысяч эстерианцев. Дессен надолго опустел. Не секрет, что подданные подозревали сына в убийстве правителя. Ведь в тот момент Видог с семьей находился на Корине, отдыхал на курорте.
   Даже если бы герцог был причастен к бактериологической диверсии, он не испытывал бы угрызений совести. В схватке за трон все средства хороши. Но Берд действительно не имел отношения к этой трагедии. Тщательно проведенная экспертиза показала, что вирус естественного происхождения.
   Колонизированные планеты иногда преподносили подобные сюрпризы. Два века назад на Орте умерло почти четыре миллиона человек. Каждый пятый житель баронства. Не помогали ни профилактические прививки, ни наспех созданные лекарства.
   На Эстере справиться с болезнью удалось довольно быстро. Кроме Шола Видога в списке погибших оказалось много высокопоставленных чиновников и дворян. Берд лишился отца, матери, сестры и племянника.
   И тут в голову правителя пришла страшная мысль. А что если император решил таким образом избавиться от опасного конкурента? Выстраивалась достаточно логичная цепочка. Эпидемия началась именно во дворце. Факт очень, очень подозрительный.
   Герцог и раньше ненавидел Храбровых. Жалкие, ничтожные выскочки, взошедшие на престол благодаря вторжению торгов и царившему в государстве хаосу. Тино Аято был первым и единственным настоящим владыкой. Желание любой ценой отомстить императору и заполучить трон стало навязчивой идеей Видога. Берд бросил все силы и средства на осуществление коварного замысла. Шесть долгих лет он готовил мятеж. Подкупал министров, офицеров генерального штаба, сотрудников службы контрразведки.
   В средствах массовой информации герцог развернул активную компанию против Ольгера Храброва. Журналисты, как голодные, злые тапсаны, спущенные с цепи, набросились на правителя. А тут еще пришельцы вторглись в скопление Яслог. У Гайлеты император одержал победу, но лишился едва не половины флота. Упускать такой шанс было нельзя.
   Благополучно миновав линию обороны, войска герцога высадились в Алессандрии. Группу кораблей Видог направил к Грезе. Берд надеялся взять в плен принца Кервуда и его беременную жену. Первая часть плана осуществилась полностью. Аскона без боя сдалась на милость победителя. Горстка гвардейцев не могла защитить Ольгера. А вот дальше начались проблемы.
   Оказалось, что боевые станции и пульсары, находящиеся на орбитах планет, управляются из специального центра, доступ в который имеют только члены императорской фамилии. Разведчики, проникшие в бункер, сгорели заживо. Отключить аппаратуру контроля не удалось. Она обладала необычайной надежностью и долговечностью. За семнадцать лет непрерывных экспериментов ученые не продвинулись ни на шаг. Убежище работало в автономном режиме.
   Попытка пробиться внутрь через пролом в стене тоже не увенчалась успехом. Внутренние датчики, обнаружив приближающиеся буры, тут же запускали систему самоуничтожения. Герцог приказал прекратить строительство тоннеля. Видог не терял надежду, что рано или поздно секрет Храбровых будет раскрыт.
   Берд недооценил императорскую династию. Свергнутые правители ни с кем не желали делиться властью. Мечта о мировом господстве рассыпалась в прах. Ольгер мертв, но что толку. Видогу досталось лишь Аскона. Остальные герцогства, графства и баронства заявили о суверенитете. Без лазерных орудий защитных станций их не подчинишь.
   Чтобы разгадать генетический код Храбровых нужен был образец крови принца. Тело императора гвардейцы сожгли дотла. Увы, Берда и здесь ждала неудача. Кервуд успел покинуть Грезу. Корабли мятежников напрасно атаковали космодром планеты.
   Впрочем, укрыться у своего преданного союзника Брина Саттона наследник престола не сумел. Беглеца перехватили в космосе грайданцы. В жестоком, отчаянном бою крейсер Храброва получил серьезные повреждения. И тут произошло непоправимое. Кервуд приказал командиру судна взять курс на звезду. Через несколько минут имперский флагман исчез в протуберанцах красного карлика Убриэля.
   Эта сцена до сих пор стоит у Видога перед глазами. И дело вовсе не в сострадании. Страшная участь, постигшая молодого человека, ничуть не взволновала герцога. Берд переживал, что рухнули его блестящие планы. Эстерианец, наконец, уничтожил заклятых врагов, но троном так и не завладел.
   Гибель принца еще больше усложнила ситуацию. Слух о том, что никто не контролирует пульсары, мгновенно разлетелся по стране. Осмелевшие правители ринулись делить спорные территории. В междоусобных конфликтах сгорело немало крейсеров и эсминцев.
   Разумеется, Видог не остался в стороне. Он решил захватить Корзан. Однако на помощь барону Церенскому неожиданно пришли грайданцы. Понеся значительные потери, герцог отступил. Стало очевидно, что без сильного многочисленного флота доминировать на просторах бывшей империи невозможно. Как назло, основная часть звездного флота Ольгера Храброва собралась в районе Хороса. Космопилоты присягнули на верность Брину Саттону. Однако Берд не привык сдаваться. В терпении и упорстве ему не откажешь. Видог начал строить боевые корабли. Часть судов эстерианец купил у джози. Подлые мохнатые твари неплохо заработали на военных заказах.
   Минуло семнадцать лет. Семнадцать лет герцог готовился к масштабному вторжению. И вот настал знаменательный момент. Теперь Берд никого не боялся. В распоряжении плайдского владыки более восьмидесяти тяжелых крейсеров. По современным меркам гигантская армада. К примеру, графиня Сирианская обладала лишь тридцатью пятью кораблями подобного класса. Во всяком случае, так докладывали разведчики. У герцога Делвила пятьдесят судов, у барона Церенского около двадцати. Однако старые союзники недавно поссорились.
   Не воспользоваться столь благоприятным раскладом было бы глупо. Сформированная в строжайшей тайне эскадра уже заняла исходные позиции. Офицеры ждут команды правителя. Тридцать восемь парсек, отделяющие скопление Плайда от Корзана, крейсера преодолеют за шестнадцать дней. Противник обречен на поражение. При любом развитии событий грайданцы опоздают к месту сражения.
   Казалось бы ситуация беспроигрышная.
   Но Видог не глуп. Он очень опытный и хитрый политик. Эстерианец прекрасно понимал, что его агрессия вызовет ответную реакцию. В страхе перед надвигающейся опасностью, графы и бароны могут забыть прежние обиды и объединиться. Флот шести-семи государств – серьезная сила. Даже если герцог выстоит, потери будут гигантские.
   Вывод напрашивался сам собой – врагов надо напугать и разобщить. Самый простой способ – вступить с кем-нибудь из них в коалицию. Мелкие, плохо развитые планеты Берда не интересовали. Ему нужен могущественный, влиятельный союзник.
   Выбор сразу пал на Октавию Торнвил. Женщина, сбросившая с трона собственного мужа, вряд ли мучается глупыми угрызениями совести. Она наверняка умна, коварна и прагматична. Идеальные качества для представительницы прекрасного пола. Кроме того, графиня, несмотря на возраст, по-прежнему очень привлекательна.
   Вести переговоры с Торнвил, используя средства связи, Видог не рискнул. Шпионов во дворце достаточно. Малейшая утечка информации и враг предпримет ответные мера. Главное же в плане Берда – внезапность. Барона Церенского надо застать врасплох.
   После некоторых сомнений герцог отправился в дальнюю экспедицию. Эстерианец впервые покидал пределы Плайда за последние двадцать лет. Вместе с ним летела жена Алина и сын Дейл. Тем самым Видог выказывал графине Сирианской высочайшее уважение. Это официальный визит со всеми полагающимися процедурами. И хотя Октавия еще ничего не знает о приближающихся к ее звездной системе кораблях, она обязательно примет делегацию герцога. Торнвил ни к чему обострять отношения с воинственным соседом.
   Впрочем, существует и другой вариант развития событий. Правительница может запросто уничтожить опасного конкурента. Способов величайшее множество: яд в вине, взрыв в апартаментах, покушение наемного убийцы. Октавия, разумеется, обвинит в преступлении кого-нибудь другого. Корзанцев, например, или тестианцев. Жители баронств ненавидят Берда. Данное объяснение будет всеми воспринято с пониманием.
   В конце концов, плайдцы без предупреждения вторглись на территорию графства. Девять тяжелых крейсеров – не шутка. Не исключено, что Торнвил двинет флот навстречу противнику. И неизвестно, удастся ли Видогу выйти живым из отчаянной схватки. В огневой мощи корабли сирианцев не уступают плайдцам. Правитель Грайда Натан Делвил будет очень доволен.
   Но, как говорится, побед без риска не бывает. На Асконе осталась дочь герцога Элиза. Ее мужу барону Вистейлу приказано в случае провала миссии атаковать Алан, Таскону и Маору. Дворянин не осмелится ослушаться Видога. Смерть Берда ничего не изменит. Если Вистейл дрогнет, верные сторонники герцога тут же прикончат предателя. У барона нет выбора.
   Разрушительная война приведет оба государства к неминуемой гибели. Октавия это прекрасно понимает. В какой-то степени Видог загонял Торнвил в угол. Она должна либо согласиться на условия эстерианца, либо стать его врагом. Сохранить нейтралитет в данных условиях невероятно сложно.
   Не случайно на борту «Берсенка» находится и Дейл. Юноше скоро исполнится двадцать один год. Пора женить парня. Личное знакомство с дочерьми Октавии пойдет сыну на пользу.
   Хватит наследнику волочиться за асконскими красавицами. Здесь совсем иной уровень. Перед Дейлом открываются блестящие перспективы. В будущем он без войны может объединить две крупнейшие страны бывшей империи.
   И вряд ли юноше стоит жаловаться на судьбу. Эвис Торнвил необычайно хороша. Такая девушка – мечта для любого молодого человека. В свое время герцогу повезло гораздо меньше. Ему досталась блеклая, невзрачная гроссианка. У Алины было лишь одно достоинство. Она являлась дочерью графа Яслогского.
   Размышления Видога прервал негромкий дребезжащий сигнал. Через несколько секунд в помещение вошел высокий русоволосый мужчина лет сорока. На темно-синей форме сверкали золотые нашивки. Командир «Берсенка» Минк Брестон продвинулся вперед и остановился в пяти метрах от Берда. На лице офицера ни малейших эмоций, в глазах спокойствие и уверенность, подбородок чуть вздернут вверх. В отличие от большинства подданных, страха перед могущественным правителем Плайда эстерианец не испытывал.
   – Докладывайте, полковник, – небрежно махнул рукой Видог.
   – Путешествие подходит к концу, ваше высочество, – отчеканил Брестон. – Через двое суток корабли выйдут из гиперпространства на окраине системы Сириуса. Противник нас давно обнаружил, однако никаких решительных действий графиня Торнвил не предпринимает. Патрульные эсминцы несут службу в обычном режиме. Либо это полная безалаберность, либо враг готовит западню.
   – Опасаетесь внезапной атаки? – уточнил герцог.
   – Да, – ответил командир судна. – Рассчитать курс крейсеров не составляет большого труда.
   – Не волнуйтесь, – усмехнулся Берд. – Сирианцы не рискнут нападать на чужаков без предупреждения.
   – Но они до сих пор не вышли на связь, – посмел возразить полковник.
   – Мы тоже, – проговорил Видог. – Обе стороны неукоснительно соблюдают правила игры. Октавия Торнвил – умная женщина. Если незваные гости молчат и пытаются сохранить инкогнито, значит, у них есть на то основания. Я не сомневаюсь, что звездная эскадра уже переброшена в заданный район.
   – А вдруг противник все же откроет огонь? – не унимался офицер.
   – Тогда вы примете бой, – невозмутимо сказал герцог. – Продемонстрируете врагу мощь наших орудий.
   – У сирианцев значительное численное преимущество, – произнес Брестон.
   – Бессмысленный спор, – вымолвил Берд, вставая с кресла. – Миссия секретная и раскрываться мы не будем.
   – Позвольте хотя бы выслать разведчиков, – выдохнул командир корабля.
   – Нет, – жестко проговорил правитель. – Мой план подобные меры предосторожности не предусматривает.
   – Жду дальнейших приказаний, ваше высочество, – эстерианец вытянулся в струну.
   – Продолжайте выполнять поставленную задачу, полковник, – сказал Видог. – При встрече с сирианцами требуйте аудиенции с графиней. Сошлитесь на важность сообщения. Это должно сработать.
   – А если они откажут? – спросил Минк. – Я ведь обычный офицер.
   – Проявите настойчивость, – произнес герцог. – Мне нужен личный контакт с Октавией Торнвил. Чем больше посредников, тем больше шансов, что произойдет утечка информации. Шпионов везде хватает. Действуйте деликатно, вежливо, но напористо и твердо. Не забывайте, вы – плайдец.
   – Слушаюсь, – Брестом кивнул головой, развернулся и зашагал к двери.
   Вскоре полковник исчез из виду. Заложив руки за спину, Берд неторопливо прохаживался по залу. Тщательно продуманная операция вступала в завершающую фазу.
   О том, что правитель готовит вторжение на Корзан, не знает никто. Видог умело ввел в заблуждение даже собственный генеральный штаб.
   Лишь три дня назад, согласно распоряжению герцога, командующий флотом Глуквил собрал боевые суда в эскадру. В другом месте сосредоточились транспортные корабли с десантом. Ничего необычного в этом нет. Солдаты и офицеры привыкли к масштабным учениям. Они проводились регулярно, чуть ли ни каждый год. Денег на армию владыка Плайда не жалел.
   Основное отличие состоит в том, что накануне отлета Берд вручил Глуквилу запечатанный пакет. Вскрыть его командующий может только с разрешения правителя. Внутри лежит подробный план нападения на баронство Церенское.
   Группа асконских офицеров, создававших этот документ, уничтожена специальным подразделением службы контрразведки. Официально бедняги погибли в катастрофе. У бота неожиданно отказали двигатели, и машина врезалась в скалу. Несчастный случай. Такое, к сожалению, иногда бывает. Асконцев похоронили со всеми подобающими почестями. Когда нужно сохранить тайну, Видог с людьми не церемонился. В застенках алессандрийских тюрем бесследно пропали тысячи ни в чем не повинных граждан.
   Главное теперь найти общий язык с графиней Торнвил. Если Октавия станет союзником плайдцев, Флэртону конец. Пятьдесят тяжелых крейсеров прорвут оборонительную линию Корзана и начнут обстреливать наземные сооружения.
   Ну, а затем на планету высадятся сорок тысяч штурмовиков. При поддержке флайеров они захватят основные объекты страны: дороги, мосты, электростанции. Жизнь крупных городов будет парализована. Корзанцам ничего не останется, как подчиниться агрессорам. Семидесятипятимиллионное государство войдет в состав герцогства Плайдского.
   Берд надеялся подавить сопротивление противника в течение декады. Жестокая казнь непокорных заставит войска барона Флэртона сложить оружие. Если же враг проявит упрямство, Видог прибегнет к репрессиям. Истребить триста-четыреста тысяч человек для него сущий пустяк. Люди мало интересовали правителя. Шахты, рудники, заводы, космические доки – вот, что представляет ценность.
   Через двое суток корабли вынырнули из гиперпространства. Как и предполагал герцог, эскадра сирианцев ждала чужаков на границе. Навстречу плайдцам выдвинулись восемнадцать тяжелых крейсеров. Выстроившись в линию, суда медленно приближались к незваным гостям. Наконец, включились средства связи. На огромном голографическом экране в рубке управления «Берсенка» появился худощавый темноволосый мужчина лет сорока пяти. Выдержав паузу, он громко сказал:
   – Господа, я генерал Шейсон, командующий четырех секторов Сиранского графства. Вы без предварительного предупреждения вторглись в пределы нашей страны. Представьтесь и объясните цель визита. Не советую лгать и тянуть время. Если мы не получим аргументированного ответа, корабли откроют огонь.
   – Я полковник Брестон, – произнес эстерианец, – командир флагманского крейсера великого Плайда. Миссия носит исключительно мирный, дипломатический характер. На борту моего судна находится полномочная делегация.
   – Не слишком ли много боевых кораблей в составе мирной миссии? – иронично заметил Шейсон.
   – Ничуть, – бесстрастно возразил Минк. – Дополнительные меры предосторожности никогда не помешают. У нас для графини Торнвил есть важная информация. Речь идет о военном союзе.
   – С удовольствием передам ей ваши пожелания, – проговорил сирианец.
   – Вы не поняли, генерал, – с металлическими нотками в голосе сказал Брестон. – Я настаиваю на личной аудиенции. Соедините меня с правительницей. И обязательно закройте канал от прослушивания.
   – Не в вашем положении диктовать условия, полковник, – вспыхнул Шейсон.
   – Ну почему же, – произнес эстерианец. – Если визит сорвется, последствия будут ужасны. Начнут искать виновных. Потеря должности – самое малое наказание за подобные просчеты. Обычно упрямые глупцы лишаются головы. Поверьте, простым офицерам лучше в политику не вмешиваться.
   – Графия сейчас очень занята, – смягчил тон сирианец. – Во Фланкии поздний вечер…
   – Мы готовы ждать сколько угодно, – вымолвил Минк. – Главное, чтобы вы доложили о моей просьбе.
   – Хорошо, – согласился генерал. – Я пойду вам навстречу. А пока оставайтесь на месте.
   – Разумеется, – проговорил Брестон. – Соответствующие распоряжения уже отданы.
   Экран голографа погас. Командир «Берсенка» спустился с мостика и не спеша прошелся по рубке. Он в точности выполнил приказ герцога. Видог должен быть доволен. Рано или поздно Октавия Торнвил выйдет на связь. Женщина наверняка заинтригована словами плайдца.
   Полковник не сомневался, что Шейсон лукавил, утверждая, будто правительница чем-то занята. Типичные великосветские уловки. Когда границу государства нарушают девять тяжелых крейсеров, тут уж не до мелких, рутинных дел. Графиня внимательно следит за маневрами чужаков. Вступить в диалог сразу ей не позволяет высокий статус. Она обязана выдержать паузу. Но любопытство безжалостно гложет Октавию. Вопрос в том, как долго женщина сможет сопротивляться.
   Надо честно признаться, Торнвил удивила эстерианца. Правительница «освободилась» только через три с половиной часа. Брестон увидел красивую статную аланку средних лет. Подбородок графини надменно приподнят, в глазах – холод и безразличие. Октавия прекрасно контролировала эмоции. Внешне женщина абсолютно спокойна.
   – Здравствуйте, полковник, – сказала Торнвил. – Вы хотели мне что-то передать.
   – Мое почтение, ваше высочество, – растерянно пробормотал Минк. – Я действую по поручению герцога Видога. Простите за наглость, но, надеюсь, вы используете защищенный канал?
   – Конечно, – снисходительно улыбнулась правительница. – Однако гарантировать полную конфиденциальность не могу. У нас с вами разные системы кодировки. Думаю, в технических деталях вы разбираетесь лучше меня.
   – Да, да, – поспешно пролепетал офицер. – Благодарю за оказанную милость.
   Эстерианец повернулся к помощнику и кивнул головой. Сигнал с Алана тут же переправили на апартаменты Видога. Берд, как обычно, сидел в массивном роскошном кресле. На лице Октавии появилось изумление. Подобный поворот событий застал ее врасплох.
   – Герцог? – не веря собственным глазам, выдохнула сирианка.
   – Неужели я так постарел за прошедшие годы? – иронично спросил плайдец.
   – Нет, нет, – вымолвила Торнвил. – Вы прекрасно выглядите. Просто я не совсем понимаю, зачем был нужен спектакль с кораблями. Между Фланкией и Алессандрией великолепная связь. Мы могли бы обсудить возникшие проблемы без дополнительного переключения линий.
   – Графиня, я не на Асконе, – поправил собеседницу Видог. – Мой флагманский крейсер на границе вашей звездной системы. Это дружеский визит. Пора налаживать прежние связи.
   – Значит, ради встречи со мной, вы преодолели сто двадцать пять парсек? – уточнила женщина.
   – Именно, – подтвердил Берд. – Империя вступает в новую фазу развития. Те, кто пропустят столь важный момент, рискуют остаться на обочине истории. Но вы явно не принадлежите к их числу.
   – Спасибо за комплимент, – проговорила Октавия. – Если я правильно считаю, путешествие длилось полтора месяца. Срок немалый. Однако в средствах массовой информации нет ни слова об экспедиции правителя Плайда. Да и если честно, разведчики тоже ничего не сообщали.
   – Разумеется, – произнес герцог. – Миссия секретная. Мы соблюдали строжайшие меры предосторожности. Ведь на борту «Берсенка» почти вся моя семья. А точнее, жена и сын. Маршрут полета пролегал в непосредственной близости от территории двух враждебных баронств. Не стоит забывать и о грайданцах. Натан Делвил не упустил бы шанс поквитаться. Девять крейсеров не такая уж большая сила.
   – Я восхищена вашей смелостью, – искренне сказала графиня. – Дорогим гостям будут оказаны высочайшие почести. Торжественный прием, бал, фейерверк. Люблю пышные праздники…
   – Прошу прощения, что перебиваю, – вмешался Видог, – но я бы пока хотел сохранить свой визит в тайне. Давайте немного отложим официальные мероприятия. Сначала встретимся где-нибудь наедине.
   – Сведения о приближающихся к Сириусу судах уже просочились в прессу, – вымолвила Торнвил. – К сожалению, военные не умеют держать язык за зубами. Виновных найдут и накажут, но что толку. Размеры взяток огромны. Владельцы журналов и частных каналов голографического вещания не скупятся.
   – Не беда, – возразил Берд. – Пусть объявят о прибытии плайдской делегации. Скрывать очевидное не имеет смысла. Главное, не называть мое имя. И, конечно, надо изолировать всех свидетелей сегодняшнего диалога. Равно через сутки мы сбросим завесу секретности и вдоволь повеселимся.
   – Вы затеяли какую-то рискованную игру, герцог, – улыбнулась Октавия. – Смотрите, не ошибитесь. Я выполню ваши пожелания. Чтобы не привлекать излишнего внимания оставьте корабли сопровождения на дальней орбите, а флагман направьте к Алану. Крейсер достигнет цели через десять часов. Встреча состоится в моем загородном дворце. Он надежно защищен от шпионов и журналистов. Его точное местонахождение узнаете позже. А теперь прощайте, я устала. День выдался тяжелым.
   – Спокойной ночи, графиня, – произнес Видог, вежливо кивая головой.
   – И вам того же, – ответила женщина, нажимая кнопку на пульте.
   Экран погас, и Берд откинулся на спинку кресла. Первый шаг сделан. Завтра между правителями двух могущественных государств состоятся сепаратные переговоры. Эстерианец ни на секунду не сомневался, что Торнвил согласится на создание коалиции. Соседство с Грайдом доставляло Октавии немало хлопот. В союзе с Плайдом графиня будет чувствовать себя значительно увереннее. Амбиций у сирианки тоже немало. Она вряд ли откажется присоединить к своим владениям три-четыре планеты. Разделить сферы влияния труда не составит.
   Брак же Дейла и Эвис окончательно возродит империю. Видоги достигнут того, чего всегда заслуживали. Мощный звездный флот заставит противников опуститься на колени. Не устоит даже герцог Саттон.
   Впрочем, возможен и иной исход. Уничтожение соперника серьезных дивидендов Торнвил не принесет, а вот пленение позволит диктовать условия. Вариантов у графини несколько. Самый выгодный – взять в заложники сына Берда. У нее сейчас на руках все козыри. Октавия абсолютно права – игра очень, очень рискованная. Но и ставки необычайно высоки. Императорский трон – достойный приз.
   В помещении раздался знакомый дребезжащий сигнал. В зал стремительно вошел Брестон.
   – Ваше высочество, экипажи кораблей ждут приказа, – вытягиваясь в струну, сказал офицер.
   – Прекрасно, – вымолвил герцог. – Распорядитесь, чтобы никто не покидал данный район. «Берсенк» берет курс на Алан. Через десять часов мы должны достигнуть планеты.
   – Ваше высочество, это западня, – посмел возразить Минк. – Неприятель хочет лишить эскадру управления. Стандартный тактический прием. Одиночное судно слишком легкая мишень. Позвольте хотя бы…
   – Нет, – жестко произнес Видог. – Никаких отступлений от плана, полковник. Любое проявление инициативы будет караться смертью. Требования графини Торнвил не обсуждаются. Вам ясно?
   – Так точно! – отчеканил командир флагмана. – Разрешите исполнять?
   – Да, – проговорил правитель. – Повышенную боевую готовность на кораблях не отменять.
   – Слушаюсь, – сказал Брестон, резко развернулся и двинулся к двери.
   Опасения офицера не подтвердились. Крейсер без происшествий добрался до Алана. За все время пути к судну не приблизился ни один сирианский корабль. На орбите планеты «Берсенк» лег в дрейф. Практически сразу к кораблю подлетел гравитационный катер. Вскоре машина исчезла в шлюзовом отсеке флагмана. Пилот сообщил плайдцам, что его прислала графиня.
   Берд на мгновение задумался. А вдруг это и вправду ловушка?
   Хотя… К чему подобные ухищрения? Система обороны Алана способна сбить любой, самый совершенный летательный аппарат. Просто Октавия проявила предусмотрительность. Катер с позывными герцогства вызовет кривотолки в среде военных. Высшие армейские чины государства ведь до сих пор ничего не знают о визите Видога.
   После некоторых сомнений Берд надел обычный гражданский костюм и, сухо попрощавшись с женой и сыном, покинул свои апартаменты. Правитель не взял с собой даже верных телохранителей. В случае нападения спасти герцога бойцы все равно не смогут. Видог в очередной раз демонстрировал отчаянную смелость. Надо произвести на Торнвил благоприятное впечатление. Женщины любят наглых авантюристов. Особенно, когда они богаты, сильны и напористы.
   Спустя пять минут машина стартовала к планете. В салоне катера кроме эстерианца не было ни души. Судя по тому, что дверь в кабину пилота закрыта, офицер даже не догадывался, кто его пассажир. Служба контрразведки графства умело обеспечивает секретность. В профессионализме аланцам не откажешь.
   Полет длился чуть больше часа. Пелена облаков рассеялась, и Берд увидел внизу великолепный пейзаж. Густой сине-зеленый лес, идеально ровные желтоватые квадраты полей и извилистая голубая лента реки. Идиллия, да и только. Совершив крутой вираж, машина нырнула к земле. Слева мелькнуло широкое бетонное шоссе. Через десять минут аппарат пошел на посадку. Катер коснулся поверхности, и двигатели сразу смолкли. Без дополнительных указаний пилот открыл боковой люк и спустил трап.
   Поправив воротник рубашки, герцог зашагал к выходу. В глаза ударил яркий свет. Сириус уже достаточно высоко. Правитель Плайда на мгновение замер. Но вот зрение восстановилось, и Видог быстро сбежал по ступеням вниз. В пятнадцати метрах от машины стояла высокая женщина лет сорока. Темные волосы, прямой нос, тонкие бледно-розовые губы, чуть прищуренные карие глаза.
   Октавия и Берд с интересом изучали друг друга. До сегодняшнего дня они встречались дважды. И оба раза в Алессандрии, на приемах у императора. Тогда эстерианцу было не до молоденькой жены Алекса Торнвила. С тех пор многое изменилось. В борьбе за власть герцог устранил династию Храбровых, а аланка собственного мужа. Масштабы, конечно, разные, а цель одна. Да и методы очень похожи. Видог не сомневался, что найдет взаимопонимание с графиней.
   Учитывая, что встреча носила неофициальный характер, Октавия надела легкое голубое платье, подчеркивающее ее фигуру. И сирианка не прогадала. Взгляд Берда невольно упал на стройные загорелые ноги Торнвил. В чем, в чем, а в женских достоинствах эстерианец разбирался прекрасно. Аланка в отличной форме.
   За спиной Октавии расположились три крепких телохранителя. Широкие плечи, накачанные мускулы, угрюмые, непроницаемые лица. На шее одного что-то странно блестит. Наверняка мутант. В эскорте графини их немало.
   После короткой заминки Видог двинулся к сирианке. В знак уважения Торнвил тоже сделала пару шагов.
   – Рад приветствовать вас, графиня, – проговорил плайдец, вежливо склоняясь и целуя руку Октавии. – Вы, как всегда, великолепны.
   – Благодарю, – ответила аланка. – Ваш визит большая честь для меня.
   – Ну, что вы, – произнес Берд. – Ради такой красивой женщины можно преодолеть и тысячу парсек.
   – А вы льстец, – лукаво улыбнулась Октавия.
   – Я сказал истинную правду, – вымолвил эстерианец. – В моих словах нет ни капли лжи.
   – Вы прилетели без сопровождения? – перевела тему разговора в иную плоскость сирианка.
   – Лишние люди здесь ни к чему, – бесстрастно заметил Видог.
   – Ваша смелость не знает границ, – восхищенно выдохнула Торнвил и повернулась к охранникам.
   Мутанты тотчас покинули посадочную площадку. Берд и Октавия остались наедине.
   – Пойдемте в парк, – произнесла аланка. – Там удобные беседки и в тени деревьев не так жарко.
   – С удовольствием, – откликнулся герцог. – Я целиком и полностью подчиняюсь воле хозяйки.
   – Не искушайте меня, – сверкнув глазами, сказала графиня. – Выполнить мои желания непросто.
   Видог и Торнвил направились к аллее. Слева, среди зеленой листвы, эстерианец разглядел очертания голубого двухэтажного строения. Дворец, пожалуй, слишком громкое название для него. Скорее, роскошный особняк. Не исключено, что сирианка использовала это сооружение для интимных встреч. В столице за ней постоянно следили слуги и репортеры, а тут можно расслабиться и предаться любовным утехам. Ничто человеческое правителям не чуждо.
   Вдоль дорожки тянулись две полосы густого декоративного кустарника. Они надежно закрывали обзор. Увидеть гостей Октавии не сумел бы ни один наблюдатель, чудом пробравшийся на запретную территорию. В подобных случаях служба контрразведки с журналистами не церемонилась.
   – Нам нужно многое обсудить, графиня, – заметил Берд, пройдя метров тридцать. – Ситуация в бывшей империи очень напряженная. Непрерывные войны, конфликты, стычки…
   – Ох уж эти мужчины, – иронично проговорила аланка. – Ужасно прагматичны и скучны. В голове только политика. Ни о чем другом вы думать не в состоянии. А ведь как все хорошо начиналось…
   – Искренне сожалею, что не оправдал надежд, – сказал плайдец. – Я слишком стар для ухаживаний.
   – Ну-ну, не прибедняйтесь, – улыбнулась Торнвил. – Вы еще дадите фору молодым.
   – Нет, былое время не вернешь, – возразил Видог. – Силы уже не те. Кроме того, я женат.
   – Неужели это вас когда-то останавливало? – удивилась сирианка.
   – А вы опасный противник, – рассмеялся эстерианец. – Бьете в незащищенное место.
   – Жизнь научила, – произнесла Октавия. – Слабой, хрупкой женщине иначе не уцелеть.
   – Справедливое замечание, – согласился Берд. – Мир действительно жесток и часто несправедлив.
   – Ладно, хватит о пустяках, – произнесла аланка. – Пора переходить к делу. Если правитель могущественного герцогства, рискуя собой, пролетает сто двадцать пять парсек, чтобы встретиться лично, значит, у него есть серьезные конкретные предложения. Я правильно рассуждаю?
   – Совершенно верно, – подтвердил плайдец. – По-моему мнению надо навести в империи порядок.
   – Каким образом? – спросила Торнвил. – Каждое из четырнадцати независимых государств обладает флотом и армией. Любая попытка вторжения приведет к масштабной войне. У вас уже есть неудачный опыт.
   – Тогда я недооценил обстановку, – честно признался Видог. – Союз церенцев, гайретцев и грайданцев стал для меня неожиданностью. Перед лицом общей опасности они забыли прежние обиды.
   – Что им мешает сделать то же самое сейчас? – проговорила сирианка. – Вы взяли под контроль боевые спутники?
   – Увы, – эстерианец развел руками. – Храбровы унесли тайну в могилу. Но существует другой вариант. Он ничуть не хуже. Мы заставим дворян склонить головы. Мы сломим их сопротивление.
   – Вы два раза сказали слово «мы», – произнесла Октавия. – Если не секрет, о ком идет речь?
   – Разумеется, о нас с вами, – ответил Берд. – Поверьте, мой план безупречен…
   Плайдец и аланка подошли к маленькой тенистой беседке. На несколько секунд диалог прервался. Женщина села в удобное мягкое кресло, внимательно посмотрела на Видога и сказала:
   – А теперь, пожалуйста, поподробнее. Я хочу знать все детали.
   – Конечно, – проговорил эстерианец, устраиваясь напротив Торнвил. – По странному стечению обстоятельств за семнадцать лет ни одна страна не победила в войне и не поглотила соседа. Вывод очевиден – силы враждующих сторон примерно равны. Если кто-то получает перевес, тут же создается временная коалиция, которая отбрасывает неприятеля на исходные позиции. Восстанавливается прежний баланс.
   – Вы намереваетесь его нарушить, – догадалась сирианка. – Рискованный шаг.
   – Нет никакого риска, – возразил Берд. – У нашего союза нет достойных противников. Мы в кратчайшие сроки захватим ближайшие планеты. Потенциал блока возрастет многократно. В страхе за свою жизнь бароны начнут присягать на верность. Среди них немало трусов и подхалимов.
   – Герцог Делвил предпримет ответные меры, – задумчиво заметала аланка.
   – Он уже ничего не изменит, – произнес плайдец. – Напрасные потуги. Натан не решится бросить Грайд на произвол судьбы, а потому в драку не кинется. Ему придется пойти на уступки.
   – Делвил может объединить оставшиеся государства, – вымолвила аланка.
   – Не удастся, – покачал головой Видог. – Яслогцам и комонцам мы преградим путь, а талатцы и розанцы опасности не представляют. Герцог окажется в изоляции.
   – Вы забыли о Хоросе, – напомнила Торнвил. – Там сосредоточена большая часть имперского флота.
   – Это действительно угроза, – согласился эстерианец. – Но обычно Саттон в чужие конфликты не вмешивается. Да и расстояние большое. Кораблям лететь не меньше трех месяцев.
   – Что ж, перспективы интересные, – улыбнулась сирианка. – И какова моя доля?
   – Равная, – проговорил Берд. – Я возьму Корзан, Тесту и Окру, а вы Цекру, Орту и Акву.
   – Но у барона Китарского есть еще Эдан и Тхакен, – сказал Октавия.
   – От торгов толку мало, – произнес плайдец. – А вот джози – лакомый кусок.
   – Я не собираюсь подчинять мохнатых вымогателей, – заметила аланка. – С ними гораздо выгоднее сотрудничать.
   – Дело ваше, – пожал плечами Видог. – Я взамен заберу сторрианцев и альконцев.
   – Устроите кровавую бойню нечеловеческим расам? – спросила Торнвил.
   – Я не испытываю чувства сострадания к мерзким уродам, – проговорил эстерианец. – Мне нужны рабы и солдаты. Если эти твари не выполнят мои условия, крейсера разрушат их города. Арифметика простая: или сто тысяч пленников, или сто миллионов покойников. Люди не должны жалеть убогих созданий. Я бы поквитался и с джози. Но мерзавцы чересчур умны и предусмотрительны. Тут же взорвут все заводы и доки. Глупо терять столь развитую инфраструктуру. Боевые корабли еще понадобятся.
   – Насколько рассчитан данный план? – уточнила сирианка.
   – Год-полтора, не больше, – сказал Берд. – Долго тянуть нельзя. Враги могут прийти в себя.
   – Значит, к тому времени сохранят независимость два герцогства, три графства и одно баронство, – констатировала Октавия. – Негусто. Количество самостоятельных государств сократиться почти наполовину.
   – Это при неблагоприятном развитии событий, – усмехнулся плайдец. – По ходу дела мы надавим на яслогцев и комонцев. Первые до ужаса боятся нового вторжения пришельцев, а вторые истощены недавней войной с розанцами. Останется сломить лишь упрямца Делвила. С Талатом и Хоросом разберемся позже.
   – И что дальше? – напрямую спросила аланка. – Двум хищникам в одной клетке тесно.
   – Браво, графиня, браво, – Видог пару раз хлопнул в ладоши. – Вы смотрите в корень проблемы. Однако сражаться друг с другом мы не станем. Зачем ослаблять звездный флот. Есть иное решение…
   – Какое? – вымолвила Торнвил. – Признать вас правителем возрожденной страны?
   – Ваша проницательность поразительна, – восхищенно проговорил эстерианец. – Да, я добиваюсь трона. И не скрываю этого. Моя главная цель – восстановить империю в прежних границах.
   – Значит, рано или поздно, владыка потребует отдать ему боевые корабли, – констатировала сирианка.
   – Несомненно, – подтвердил Берд. – Верные подданные будут находиться под защитой сюзерена.
   – И под неусыпным контролем, – добавила Октавия. – Моя власть над захваченными планетами превратиться в иллюзию. Вы только что сами развенчали миф о разделе территории.
   – Ничуть, – возразил плайдец. – Когда ведешь крупную игру, всегда надо иметь козырь в рукаве. Речь сейчас идет не о нас с вами. Мы лишь сделаем первый шаг к подлинному величию империи.
   – Что-то я не улавливаю вашу мысль, – аланка в упор посмотрела на собеседника.
   – Она очень проста, – сказал Видог. – Брачные узы детей крепче любых бумаг связывают дворянские семьи. Дейлу двадцать лет, Эвис восемнадцать. Пора молодым людям познакомиться поближе.
   В глазах женщины сверкнули искры торжества. О таком союзе Торнвил не смела даже мечтать.
   – Если я правильно поняла, ваш сын и моя дочь создадут новую династию? – произнесла сирианка.
   – Совершенно верно, – вымолвил эстерианец. – Два самых сильных государства объединятся без войны. Наши наследники получат в свое распоряжение гигантский флот и многочисленную армию.
   – Блестящий план, герцог, – Октавия откинулась на спинку кресла. – Я заинтригована. Но нужны серьезные гарантии. Жизнь научила меня не доверять словам. Вдруг вы в какой-то момент передумаете?
   – Вполне обоснованное замечание, – кивнул головой Берд. – Я потому и взял с собой Дейла. Пусть юноша и девушка пообщаются. После официального приема мы можем объявить о помолвке.
   – Не спросив их мнение? – уточнила аланка. – В таком деле симпатия или антипатия играют огромную роль.
   – Ерунда, – проговорил плайдец. – Интересы страны превыше чувств. У детей правителей нет права выбора. Они обязаны выполнять волю родителей. Мой сын не посмеет мне перечить.
   – Искренне завидую, – сказала Торнвил. – Эвис более строптива и упряма.
   – Возникнут трудности? – произнес Видог, поправляя ворот рубашки.
   – Нет, нет, – поспешно ответила сирианка. – Я сумею ее убедить. Девочка не глупа и не упустит свое счастье.
   – Прекрасно, – улыбнулся эстерианец. – Похоже, мы обсудили все спорные моменты.
   – Тогда приглашаю вас на обед, – вымолвила Октавия, вставая.
   – Благодарю, но вынужден отказаться, – проговорил Берд. – Надо возвращаться на «Берсенк».
   – Странное название у флагмана плайдского боевого флота, – сказала аланка.
   – Нет ничего странного, – произнес мужчина, выходя на дорожку. – Мы давно перестали давать судам имена городов. Скучная старая традиция. Название крейсера должно быть звучным, угрожающим. Противника нужно запугать, сломать психологически. Берсенк – грозный коринианский хищник. Крупный, быстрый, безжалостный. Для него не существует преград. Он бесстрашно атакует любого врага, порой переступая через инстинкт самосохранения. Это не зверь, а машина для убийства.
   – Символично, – вымолвила Торнвил. – У вас очень похожий характер. Я слышала, герцог Видог утраивает на Грезе кровавые поединки. Гладиаторы на потеху толпе перерезают друг другу горло.
   – Я действительно люблю жестокие схватки, – проговорил эстерианец. – На арене нет фальши и лжи. Воины дерутся не на жизнь, а на смерть. Как в древние времена. Поверьте, ничего подобного вы не видели. Великолепное, незабываемое зрелище. С каждым разом представления становятся все красочнее.
   – Когда-нибудь я обязательно посещу Ассон, – сказала сирианка. – Хотя бы из любопытства…
   – Буду ждать, – мгновенно отреагировал Берд. – Мы всегда рады дорогим гостям.
   – А пока я выступаю в роли хозяйки, – заметила Октавия. – Как долго вы намерены сохранять инкогнито?
   – Еще два-три часа, – произнес плайдец. – Надо отдать подчиненным некоторые распоряжения.
   – Понимаю, – иронично вымолвила аланка. – Осуществление грандиозных планов нельзя откладывать.
   Видог на секунду замер и посмотрел на женщину. Торнвил будто читала его мысли. Обмануть графиню очень, очень непросто. Десять лет у власти не прошли бесследно. Она – опытный и умный политик. С подобным союзником надо быть постоянно настороже. Впрочем, в коварстве эстерианец ей не уступал.
   – Значит, уже днем средства массовой информации объявят о прибытии могущественного правителя Плайда, – не обращая внимания на остановившегося Берда, продолжила сирианка. – Ну, а вечером торжественный прием и бал во дворце Фланкии. Данная программа вас устраивает?
   – Вполне, – проговорил мужчина, догоняя Октавию. – Надеюсь, вы пригласите на официальные мероприятия послов близлежащих государств? Событие ведь чрезвычайно важное.
   – Разумеется, – сказала аланка. – Мы ни от кого не прячемся и ничего не скрываем от друзей.
   Через пару минут Видог и Торнвил вновь оказались на посадочной площадке.
   Тут же, словно из-под земли, возникли охранники сирианки. Мутанты держались на удалении, но внимательно следили за каждым шагом чужака.
   Пилот сидел в кабине катера. Покидать машину ему запретили.
   – Герцог, а вы не боитесь, что я вас обману? – внезапно спросила Октавия.
   – Каким образом? – произнес Берд, поворачиваясь к женщине.
   – Вариантов много, – вымолвила аланка. – Например, выдам нашу тайну Натану Делвилу.
   – Абсолютно бессмысленный поступок, – возрази эстерианец. – Грайданцы мелочны и ничтожны. Им не хватает масштабности. Союз с Делвилом не принесет Сирианскому графству ощутимых выгод.
   – Пожалуй, – кивнула головой Торнвил. – А если я захвачу вас в плен и прикажу убить? Таким образом будет убран с дороги опасный соперник. Путь к императорскому трону будет свободен.
   – Чепуха, – проговорил Видог. – В одиночку с врагами никому не справиться. Вашего флота для победы явно недостаточно. Кроме того, я подстраховался. В случае моей гибели мощная эскадра атакует планеты графства. Боевые спутники мертвы, и защитить города вы не сумеете.
   – Это самоубийство, – сказала Октавия. – У меня десятки кораблей, надежная наземная система обороны, в космосе сотни наблюдательных станций. Да и соседи не останутся в стороне.
   – О, да! – саркастически усмехнулся плайдец. – Соседи в стороне не останутся. Они, как голодные хищники, набросятся на добычу. Алчные бароны разорвут обессилевшие государства на куски.
   – Звучит довольно убедительно, – произнесла аланка. – Ждать помощи от падальщиков глупо и наивно.
   – Зато вы всегда может опереться на крепкое плечо будущего родственника, – вставил Берд.
   – Беспроигрышный ход, герцог, – вымолвила Торнвил. – Брак Дейла и Эвис перевешивает все сомнения. Уж лучше быть за спиной смельчака, чем в передовых рядах трусливой своры негодяев.
   – Блестящее образное сравнение, – заметил эстерианец, целую руку женщины.
   – Не забудьте, вечером мы снова встретимся, – напомнила сирианка.
   – Несомненно, – сказал Видог. – Глава моей администрации согласует время и место.
   Плайдец неторопливо поднялся по трапу и исчез в салоне катера. Графиня направилась к охранникам. Сепаратные переговоры двух правителей завершились успешно. Через несколько секунд летательный аппарат оторвался от поверхности и начал быстро набирать высоту.
   Октавия внимательно провожала машину взглядом. Она прекрасно понимала, что до масштабной, кровопролитной войны остались считанные дни. Герцог наверняка уже подготовил вторжение. Интересно, кто станет первой жертвой Берда? Наиболее вероятная кандидатура – Корзан. Церена расположена слишком близко к Плайду. Кроме того, эстерианец ненавидит барона Флэртона. У них давняя вражда.
   Сложившаяся ситуация не очень нравилась графине. Прежнее балансирование весов ее устраивало гораздо больше. Однако время течет, и мир меняется. Рано или поздно кто-нибудь должен был предпринять попытку объединить империю. Видог не самый худший вариант. Он упрямо, настойчиво движется к заветной цели. Похвальное качество.
   В этом даже есть какая-то доля справедливости. Трон достанется древнему унимийскому роду, не раз претендовавшему на верховную власть. И все же, человечество опять ступило на край пропасти. Малейшая ошибка и цивилизация рухнет в бездну хаоса и забвения. История имеет свойство повторяться.
   Аланка грустно вздохнула и не спеша пошла по аллее. Мутанты послушно следовали за госпожой.
   Катер достиг «Берсенка» примерно через полтора часа. Покинув машину, Берд сразу увидел полковника Брестона и свою многочисленную свиту. На лицах подхалимов волнение и тревога. Ничего не скажешь, мерзавцы умело демонстрируют преданность.
   Впрочем, особых иллюзий в отношении придворных герцог не питал. Смерть могущественного владыки их вряд ли расстроит.
   Место Берда займет его сын. На привилегиях чиновников это ничуть не отразится.
   Рядом с командиром крейсера стоял седовласый мужчина лет шестидесяти в темно-синем костюме. Корн Филдинг, глава администрации и по совместительству советник Видога. У Корна великолепная деловая хватка и жесткий характер. Он ни на мгновение не дает расслабиться охране и слугам. На Филдинга всегда можно положиться. Администратор не упускает ни одной мелочи и выполняет любые прихоти герцога. Таких людей найти непросто.
   – Мы рады, что опасное путешествие закончилось благополучно, – негромко произнес Корн.
   – Я тоже, – иронично вымолвил Берд. – Без риска побед не бывает.
   – Будут какие-нибудь распоряжения, ваше высочество? – поинтересовался Филдинг.
   – Да, – проговорил Видог. – Свяжитесь с Фланкией, утрясите детали официального визита. Торжественный прием состоится уже сегодня. Графиня Торнвил обещала роскошный ужин.
   – Мы не ударим в грязь лицом, – заверил герцога администратор.
   – Не сомневаюсь, – сказал Берд. – А теперь я хочу отдохнуть. Полковник Брестон проводите меня.
   Толпа придворных торопливо отхлынула назад. Правитель двинулся к выходу из шлюзового отсека. Офицер шел рядом с владыкой. Телохранители Видога предусмотрительно отстали. Герцог не случайно позвал с собой командира флагмана. Их диалог не для посторонних.
   – Полковник, – произнес Берд в коридоре, – немедленно отправляйтесь в рубку управления. Соединитесь с генералом Глуквилом. Канал, разумеется, должен быть закрытым. Когда установите контакт, переключите линию на мои апартаменты. Да, и проинструктируйте дежурную смену. Не терплю болтунов.
   – Слушаюсь, ваше высочество, – отчеканил Минк. – Разрешите выполнять?
   – Действуйте, Брестон, – вымолвил правитель, останавливаясь у лифта.
   Видог поднялся на пятую палубу и вскоре оказался в просторном квадратном зале. На полу мягкий ковер, на потолке небьющиеся люстры, мебель надежно закреплена. На боевом корабле иначе нельзя. Здесь даже герцог вынужден соблюдать жесткие правила. Несоблюдение мер предосторожности чревато серьезными неприятностями.
   Сняв пиджак, эстерианец тяжело опустился в кресло. Ничего не поделаешь, возраст дает о себе знать. Полет на Алан отнял немало сил. Берд устал не столько физически, сколько морально. Слишком многое поставлено сегодня на карту.
   Через минуту вспыхнул экран голографа. Перед правителем предстал коренастый широкоплечий мужчина лет пятидесяти. Темные густые волосы, скуластое лицо, бронзовая кожа, чуть раскосые глаза. Типичный коринианец. На синем мундире сверкают орденские планки, нашивки за выслугу лет и золотые генеральские звезды. Офицер вытянулся в струну и громко отрапортовал:
   – Ваше высочество, вверенный мне флот находится на заданных позициях. Мы готовы к началу учений.
   – Прекрасно, – сказал Видог. – Доложите общую обстановку. Провокаций на границе не было?
   – Никак нет, – произнес Глуквил. – Противник держится на значительном расстоянии от Плайда.
   – Замечательно, – зловеще усмехнулся герцог. – А теперь, генерал, вспомните наш разговор.
   Командующий приблизился к сейфу, достал пакет и резким рывком сломал гербовую печать. Взяв в руки папку с документами, коринианец на секунду замешкался. Мужчина словно чувствовал беду.
   – Читайте! – раздраженно приказал Берд. – Это обычный армейский план.
   Офицер быстро пробежал глазами первые строки. На его лице появилось удивление. Судорожно перелистывая страницы, Глуквил внимательно изучал текст. Наконец, генерал взглянул на правителя. Судя по всему, такого поворота событий командующий не ожидал.
   – Ваше высочество, я правильно понял смысл? – дрогнувшим голосом сказал офицер.
   – Да, генерал, да, – подтвердил герцог. – Приступайте к операции. Сроки там указаны.
   – И тут нет никакой ошибки? – еще на что-то надеясь, спросил Глуквил.
   – Ни малейшей, – ответил Видог. – Хватит заниматься чепухой. Пора вершить великие дела.
   – Мы с честью исполним свой долг, – произнес коринианец, гордо вскидывая подбородок.
   – Соблюдайте строжайшую секретность, – проговорил правитель. – На связь выходить только в крайнем случае.
   Берд нажал на красную кнопку пульта, и экран голографа погас. Конечно, герцог заметил растерянность командующего, но данный факт его не беспокоил. Это нормальная реакция человека на известие о предстоящей войне. Никто не хочет умирать. А потери в сражении с церенцами неизбежны. Мерзавцы будут отчаянно драться с агрессорами. Жителям Корзана в смелости не откажешь.
   Но ничего, Глуквил – опытный солдат и справится с эмоциями. У Видога нет причин сомневаться в преданности генерала. Иначе правитель не доверил бы офицеру весь плайдский звездный флот.
   Берд встал и подошел к встроенному в стену бару. Эстерианец до краев наполнил бокал крепким красным вином. Рубиновая жидкость искрилась и переливалась. Вот он, цвет крови!
   – За удачу, за будущего императора! – тихо сказал герцог и залпом осушил бокал.

ГЛАВА 2
ЭВИС ТОРНВИЛ

   Роскошный серебристый лимузин подъехал к дворцу и остановился у широкой мраморной лестницы. Охранник услужливо открыл дверь машины. Из электромобиля показалась красивая девушка. Длинные русые волосы собраны на затылке в пучок, глаза от палящих лучей Сириуса защищают темные очки, короткое голубое платье плотно облегает идеальную фигуру аланки.
   Не обращая внимания на сопровождающих ее мужчин, Эвис начала подниматься по ступеням. Девушка была явно раздражена. И неудивительно. После окончания занятий подруги по университету отправились гулять по городу, а она, как обычно, вернулась домой. Спорить с телохранителями бесполезно. Если потребуется, негодяи применят силу. Мать наделила их огромными полномочиями.
   Будущей графине Торнвил запрещено абсолютно все, что не входит в программу обучения. Эвис нельзя посещать студенческие вечера, знакомиться с молодыми людьми, без разрешения покидать университет. Тупые мутанты неотступно следуют за девушкой. Это не жизнь, а тюрьма. У рабов и то больше свободы. Везде и всюду правила этикета, морально-нравственные нормы, древние традиции. Надоело!
   Аланке ужасно хотелось пойти в обычный ресторан, выпить вина, вдоволь потанцевать. И не под нудную, тоскливую музыку придворного оркестра, а под ритмичный, зажигательный стук барабанов. Развивающееся платье, вскинутые вверх руки, разбросанные по плечам волосы. Глупые, несбыточные мечты.
   О курортах и говорить нечего. Мать ни при каких обстоятельствах не отпустит ее одну. Красота восемнадцатилетней графини не для простых обывателей. Семья отдыхает в собственных дворцах на океанском побережье, вдали от любопытных, пронырливых журналистов. В момент купания вокруг нет ни души. Бесстрастных, уродливых охранников в расчет можно не брать.
   А ведь Эвис в том возрасте, когда девушки особенно остро нуждаются в мужском внимании. Аланка не раз представляла себя на пляже. Она легко и непринужденно снимает одежду, и, ловя жадные взгляды парней, идет по горячему песку к воде. Бедняги захлебнутся от восторга. Ей есть что показать. Высокая грудь, тонкая талия, крепкие, упругие бедра. Местные красотки наверняка умерли бы от зависти.
   Увы, это тоже мечты.
   Эвис быстро преодолела холл и поднялась на лифте на третий этаж. До обеда еще сорок пять минут. Нужно принять душ и переодеться. Если Октавия увидит дочь в коротком платье, скандала не избежать. Сегодня мать почему-то отсутствовала на завтраке, и девушка воспользовалась ситуацией. У двери комнаты аланка увидела служанку. Женщина тут же двинулась к ней.
   – Что случилось? – недоуменно спросила Эвис. – Почему ты здесь?
   – Госпожа, графиня Торнвил ждет вас уже четверть часа, – тихо сообщила служанка.
   Девушка изумленно посмотрела на женщину. С чего вдруг мать пришла на их половину? Неужели узнала, что утром дочь переодевалась? Проклятые мутанты опять ее предали. Аланка невольно поправила платье. Напрасные усилия. Бедра закрыты лишь наполовину. Эвис тяжело вздохнула. Придется выслушивать длительные нотации и упреки. В последнее время Октавия стала невыносима.
   – Ладно, чему быть, тому не миновать, – обреченно вымолвила девушка. – Стой тут. Ты скоро понадобишься.
   – Мне приказано спуститься вниз, как только вы придете, – проговорила служанка. – Скажу больше, на этаже никого не осталось. Весь персонал отправлен в зал для приемов. Во дворце царит сумасшедший переполох. Похоже, во Фланкию прилетают какие-то высокопоставленные особы.
   – Странно, я об этом ничего не знаю, – пожала плечами аланка.
   После некоторой паузы Эвис решительно шагнула в комнату. Мать сидела в кресле у окна со стаканом сока. На лице графини печать усталости. Без сомнения, правительница чем-то серьезно озабочена. Она медленно повернулась к дочери.
   – Я готова все объяснить, – сразу ринулась в атаку девушка. – Когда…
   Аланка давно усвоила, что лучшая защита – это нападение. Если человек начинает оправдываться, значит, он виноват. Но сейчас был не тот случай. Платье Эвис мать абсолютно не интересовало.
   – Остановись, – оборвала девушку графиня. – Твои проблемы обсудим позже. Есть дела поважнее.
   Эвис растерянно приблизилась к правительнице и села в кресло напротив.
   Между тем, служанка выполнила распоряжение Октавии Торнвил и покинула третий этаж. В ту же секунду в коридоре мелькнула тонкая хрупкая тень. Ни графиня, ни ее старшая дочь не заметили, как дверь слегка приоткрылась. К узкой щели прильнуло маленькое ухо. Шпион явно не в первый раз использовал данный способ.
   – Сегодня в жизни нашей страны произойдет важное событие, – произнесла правительница.
   – В столицу прибывают гости из далекого государства, – вставила девушка.
   – Слухи быстро разносятся по городу, – иронично вымолвила Октавия. – Ничего нельзя скрыть.
   – Во дворце слишком много слуг, не умеющих держать язык за зубами, – парировала Эвис.
   – Пожалуй, – согласилась графиня. – Но это уже не тайна. Пятнадцать минут назад средства массовой информации официально объявили о визите. Вечером состоится торжественный прием и бал.
   – И кто же почтил Алан своим вниманием? – проговорила дочь.
   – Владыка Плайда герцог Видог, – ответила Торнвил. – Чтобы встретиться со мной, он преодолел более сто двадцати парсек.
   – Искренне тебе завидую, – с сарказмом сказала девушка. – Я похвастаться такой любовью со стороны мужчин не могу.
   – Не язви, – жестко произнесла правительница. – На пикировку у нас нет времени.
   – Извини, – Эвис опустила голову. – Если не ошибаюсь, Видогам принадлежат четыре планеты с общим населением в восемь миллиардов человек. Мощный боевой флот, развитая инфраструктура и непомерные амбиции. Именно герцог совершил переворот и сверг с престола Ольгера Храброва.
   – Прекрасные познания, – похвалила Октавия. – Раньше ты их не демонстрировала.
   – Мама, я учусь на факультете мировой политики и экономики, – с укором вымолвила девушка.
   – Да, видимо, я упустила момент, когда моя дочь выросла, – грустно улыбнулась графиня.
   – Поговорим о визите герцога, – сказала Эвис. – Тут наверняка есть какой-то подвох.
   – Берд Видог прилетел не один, а с семьей, – пояснила Торнвил. – Точнее, с женой и сыном.
   – Теперь все понятно! – вспыхнула девушка. – Вот почему ты пришла. Хочешь выдать меня замуж.
   – Не делай скоропалительных выводов, – попросила правительница. – Ситуация непростая. Союз с Плайдом нужен стране, как воздух. Империя на пороге масштабной войны. Без жертв не обойтись.
   – Великолепно! – Эвис вскочила с кресла. – Ты продала собственную дочь словно товар.
   – Не болтай чепуху, – возразила Октавия. – Это обычный политический брак. Такова доля всех дворянских детей. Мало кто из них женится или выходит замуж по любви. Ты – не исключение. Мы заложники своего высокого положения.
   – Мне наплевать на других! – воскликнула девушка. – Я сама найду жениха.
   – Сядь и успокойся, – приказала мать. – Не тешь себя напрасными иллюзиями. Твое совершеннолетие ничего не изменит. Ты все равно будешь под строгим надзором. Свобода – жалкий миф.
   Нервно пройдясь по комнате, Эвис вернулась на прежнее место и зло закусила губу.
   – Постарайся взглянуть на данный факт иначе, – продолжила Торнвил. – Из многих вариантов тебе выпал самый лучший. Перед дочерью графини Сирианской открываются фантастические перспективы. Она станет женой сына могущественного владыки. И кто знает, может когда-нибудь взойдет на императорский трон. Подобный шанс предоставляется лишь однажды. Упускать его глупо.
   Девушка задумалась. А ведь мать права. Ее наивные мечты никогда не превратятся в реальность. Долго тянуть Октавия не будет. Рано или поздно правительница выдаст Эвис замуж. Вопрос в том, за кого? Слащавые, высокомерные юнцы не очень привлекали аланку, но выбора нет.
   Круг претендентов необычайно узок. Ничтожные отпрыски баронов – не пара представительнице древнего рода. А здесь хотя бы громкий титул. Герцогиня Плайдская. Звучит эффектно! Кроме того, это превосходная возможность вырваться из-под неусыпного контроля графини. Не стоило забывать и о долгожданной близости с мужчиной.
   – Но я ни разу не видела этого молодого человека, – смягчила тон девушка.
   Торнвил достала из сумочки голографический снимок и протянула его дочери. Журналисты запечатлели Дейла Видога вместе с отцом на приеме во дворце Алессандрии. Высокий крепкий парень с крупными красивыми глазами, массивным подбородком и длинным крючковатым носом.
   – Господи, ну и клюв! – выдохнула Эвис. – Неужели нельзя сделать пластическую операцию?
   – Глупышка, – усмехнулась мать. – Видоги гордятся своей внешностью. Данная отличительная черта передается из поколения в поколение. Она является признаком чистоты фамилии.
   – А если у меня родится девочка? – сказал аланка. – Бедняжка. Ужасное уродство.
   – Элизе, дочери герцога повезло, – проговорила Октавия. – У нее нос матери, графини Яслогской.
   – Лгать не стану, – после паузы вымолвила девушка, – интересный молодой человек. Но я не испытываю к нему ни малейших чувств. А вдруг он редкий зануда? I что, я должна его терпеть?
   – Придется, – пожала плечами правительница. – Такова наша судьба. Ну, а чувство обязательно появится. Либо полюбишь мужа, либо возненавидишь. Второй вариант ничуть не хуже первого. Злоба и отчаяние заставят тебя действовать. Тогда вспомни мои наставления. Сила женщины в ее слабости. Мужчины часто недооценивают нежных, хрупких созданий, ласково обвивающих их шею. А мы умны, коварны и мстительны. Главное, все точно рассчитать. Ошибка будет стоить жизни.
   – Я не совсем улавливаю твою мысль, – понизив голос, произнесла Эвис.
   – Красота – это страшное, безжалостное оружие, – пояснила Торнвил. – Юная, очаровательная герцогиня разобьет сердце многим плайдским офицерам. У некоторых помутится рассудок. Один взгляд, одно прикосновение, один поцелуй и глупцы окончательно потеряют голову. Они выполняют любой твой приказ. Медленно, постепенно ты окружишь себя преданными сторонниками. Сделать это необходимо. Во дворце Алессандрии у тебя будет немало врагов. Особенно опасайся женщин.
   – Но моя связь с другими мужчинами обязательно раскроется, – возразила девушка.
   – Я не говорила о связи, – тотчас отреагировала графиня. – Легкий, едва уловимый флирт. Случайно оброненная фраза, ничего не значимая похвала, тонкий намек. Прояви изобретательность. Посей в душах офицеров сомнения и надежду. Когда объект страсти близок и доступен, самцы забывают и о долге, и о чести. Они несутся к цели, сметая все на своем пути. Это и есть твой шанс.
   – Непростая задача, – задумчиво вымолвила Эвис. – Я ведь абсолютно чужая для плайдцев.
   – Правильно, – подтвердила Октавия. – Потому спешить не надо. Терпение, терпение и еще раз терпение. Однако время не теряй. В арсенале женщины много разных приемов. Самый эффективный – слезы. Дави на жалость. После каждого скандала с Дейлом рыдай на виду у охраны. Покажи асконцам и эстерианцам, что ты несчастна в браке. Влюбленные болваны обязательно попытаются утешить бедняжку-герцогиню. Тебе останется лишь подсказать им решение проблемы.
   – Например, падение с лошади наследника плайдского престола, – догадалась девушка.
   – Данная аналогия здесь неуместна, – раздраженно заметила правительница. – К гибели твоего отца никто не причастен. Есть заключение судебной экспертизы. Алекс просто не удержался в седле. Обидная, досадная оплошность, стоившая ему жизни. Ты права в одном – власть действительно перешла ко мне.
   – Очень, очень рискованная игра, – тяжело вздохнула Эвис. – Видоги не прощают изменников.
   – Разумеется, – ответила Торнвил. – Я тоже не церемонюсь с врагами. Иначе нельзя. Жена могущественного герцога сама должна сделать выбор. Либо быть незримой тенью, как Алина, либо встать вровень с мужем, либо оттеснить слабовольного владыку от трона. Я лишь нарисовала перспективы.
   – И забыла о Берде Видоге, – произнесла девушка. – А он передавать сыну престол не собирается.
   – Верно, – согласилась графиня. – Твое ожидание может затянуться на долгие годы.
   – И я буду вынуждена покорно сносить унижение со стороны тщеславных, надменных мерзавцев, – добавила Эвис. – А ради чего? Чтобы на старости лет прикончить ненавистного мужа?
   – Ты чересчур сгущаешь краски, – проговорила Октавия. – Дейд – хорошо воспитанный юноша. Не исключено, что вы полюбите друг друга. Кроме того, Видоги, как истинные дворяне, не позволяют себе…
   – Перестань, мама! – воскликнула девушка. – Я прекрасно знаю о нравах, царящих за стенами роскошных особняков. Почему баронесса Сейсельская пропускает каждый второй бал во Фланкии? Ссылки на плохое самочувствие смехотворны. Всем известно, что ее муж ужасный ревнивец. В порыве гнева негодяй часто избивает жену. Стараясь скрыть синяки, баронесса накладывает на лицо толстый слой грима, но это не помогает. А тут, как назло, очередной праздник в столице. Вот она и болеет…
   – Ты наслушалась сплетен, – возразила правительница. – Стеси ни разу не предъявляла претензий мужу.
   – В том-то и беда, – сказала Эвис. – Древние рода любой ценой пытаются не допустить скандала. Малейшая утечка информации, и журналисты поднимут невероятный шум. Репортеры, словно стервятники, кружат возле великосветских особ. Падальщики нутром чуют ложь и фальшь.
   Торнвил внимательно посмотрела на дочь. В словах девушки отчетливо звучало презрение. Да, как быстро летит время. Маленькая наивная девочка превратилась в умную проницательную красавицу. Ее нелегко обмануть.
   Воспитанием Эвис графиня практически не занималась. Октавии было не до дочерей. Сначала она готовила покушение на мужа, затем устраняла свидетелей и наводила порядок в стране, а в последние годы придавалась любовным утехам с постоянно меняющимися фаворитами. Увы, возраст берет свое. Правительнице с огромным трудом удавалось сохранять былую привлекательность.
   Торнвил даже не заметила, как Эвис выросла. Впрочем, и Лана не отстает. Ее дерзкая выходка в лагере Энгерона наглядное тому подтверждение. Нет, тянуть с замужеством девочек нельзя. Предложение герцога Плайдского подоспело весьма кстати. Графиня избавится хотя бы от старшей дочери.
   – Мы несколько отвлеклись от темы, – продолжила Октавия. – Я хочу получить четкий ответ.
   – А вдруг я не понравлюсь Дейлу, и он откажется от женитьбы? – спросила девушка.
   – Не беспокойся, все детали уже оговорены, – улыбнулась правительница. – Берд Видог – жесткий и прямолинейный человек. Сын не посмеет противиться его воле. Вечером, на балу, будет объявлено о помолвке.
   – Значит, свадьба состоится не сразу? – уточнила Эвис, откинувшись на спинку кресла.
   – Конечно, нет, – произнесла Торнвил. – Точная дата пока не обсуждалась. Ваш брак политический. Создается мощный военный союз. К сожалению, подобные коалиции иногда распадаются…
   – Назови мне конкретные сроки, – настойчиво попросила девушка.
   – Пять – шесть месяцев, – после паузы сказала графиня. – Раньше церемонию не организовать.
   – А если возникнут непредвиденные трудности? – не унималась Эвис.
   – В свете предстоящих событий такое возможно, – проговорила Октавия. – Однако больше года Видоги тянуть не будут.
   – Я согласна, – вымолвила девушка. – Лучшей партии мне, пожалуй, не найти.
   – Вот и отлично, – произнесла правительница, вставая. – Сегодня твой день. На приеме ты должна быть неотразима.
   Вскоре Торнвил покинула комнату дочери. У нее еще слишком много дел. До начала официального визита герцога Плайдского во Фланкию осталось меньше пяти часов.
   Эвис проводила мать взглядом и устало закрыла глаза. Планы аланки рухнули окончательно и бесповоротно. Надежда на свободу в момент совершеннолетия оказалась иллюзией. Правительница ни на секунду не выпустит дочь из поля зрения. Никаких компрометирующих развлечений, никаких ненужных знакомств.
   Жизнь девушки течет по стандартному, отработанному веками плану. Частная школа, университет, выгодное замужество. Отклоняться в сторону категорически запрещено. Любовь данной схемой не предусмотрена. Ночные свидания, прогулки под звездами, жаркие страстные поцелуи – все это для простолюдинов. Дворяне выше низменных, плотских желаний. Интересы семьи для них гораздо важнее.
   Бунтари, осмелившиеся бросить вызов системе, лишались и титула, и богатства. Попасть в круг избранных необычайно сложно, а вот лишиться привилегий очень легко. Человек мгновенно превращается в изгоя. Его участь незавидна. Удивительно, как сыну императора позволили взять в жены обычную девушку.
   Впрочем, знать так и не простила Храбровым нанесенную обиду. Старики до сих пор недобрым словом поминают принцессу. Наглая, хитрая выскочка. Многие, не без оснований, считают, что именно этот брак привел императорскую династию к гибели.
   Эвис была не готова пожертвовать своим положением ради неведомого чувства. Однако и помолвка с Дейлом Видогом ее не радовала. Она всего лишь сменит одну золотую клетку на другую. Аланке хотелось большего. Вопрос в том, как добиться желаемой цели? Идеальный вариант сломить, подмять будущего мужа. Но вряд ли Дейл сдастся без боя. Упрямство – характерная черта Видогов.
   И что тогда? Плести интриги? Опасное и непредсказуемое занятие. Отчасти матери повезло. У нее на пути был только отец. Его родители погибли в результате террористического акта, совершенного маорской религиозной сектой. Алекс стал Сирианским графом в шестнадцать лет. Женился бедняга по любви и явно неудачно.
   У Эвис иная ситуация. Чтобы взойти на престол, девушке надо уничтожить всю семью герцога. Ведь даже в случае смерти Берда и Дейла, она не получит трон. По закону наследником будет объявлен сын Элизы Вистейл. Перед амбициозной аланкой стояла невыполнимая задача. И Эвис это отчетливо понимала.
   Тем не менее, разговор с Октавией не был напрасным. Графиня в какой-то степени раскрыла дочери глаза на мир. Время беззаботного детства кануло в прошлое. Теперь судьба девушки в ее собственных руках.
   Отказываться от замужества не имело смысла. Вопрос уже решенный. Торнвил просто соблюдала приличия. Продемонстрировала Эвис, что мнение дочери для нее не пустой звук. Но аланка не в обиде на мать. Таковы правила игры. Когда речь идет о власти, родственные отношения отступают на второй план. Вот, что самое важное в их беседе. За высокое положение в обществе надо бороться.
   Рассуждая о плайдских офицерах, Октавия невольно натолкнула девушку на одну интересную мысль. Эвис никогда не обращала внимания на охрану дворца. Гвардейцы, словно немые статуи стоят в коридорах и у дверей.
   А ведь они живые люди! Мужчины.
   Многие наверняка тайно влюблены в юную графиню. Зачем искать поклонников во враждебной Алессандрии, если их можно без труда найти в родной Фланкии. В запасе у девушки несколько месяцев. Срок немалый, чтобы воплотить задуманное. Мать напрасно проявила откровенность.
   Ровно в девятнадцать часов огромный катер герцога Видога опустился на посадочную площадку дворцового комплекса. В сопровождении Алины и Дейла Берд не спеша шагал по металлическому трапу. Правитель Плайда и его сын были одеты в черные мундиры, расшитые золотой вязью. Жена владыки в бледно-голубом платье, как обычно, смотрелась неброско. Свита герцога задержалась в летательном аппарате. Таковы требования этикета.
   На роскошной бордово-красной дорожке дорого гостя встречала графиня Торнвил. Высший офицерский состав и члены Сената расположились чуть в стороне. Еще дальше, вытянувшись в струну, застыл почетный караул. На флагштоках аллеи развиваются желто-голубые и сине-белые стяги двух государств.
   За спиной Октавии возвышается изумительное по красоте четырехэтажное здание из розового камня. Замысел аланских архитекторов прекрасно воплощен в жизнь. Широкая мраморная лестница, по бокам украшенные тонким орнаментом колонны, на крыше скульптуры древних героев и богов. Денег на строительство дворца сирианские правители не пожалели. Вокруг царила удивительная тишина.
   – Добро пожаловать во Фланкию, – первой проговорила Торнвил.
   – Благодарим за достойный прием, – мгновенно отреагировал Видог, приближаясь к графине.
   На этот раз целовать руку Октавии Берд не стал. Его визит носит официальный характер. Он обменялся с женщиной легким рукопожатием. Графиня поздоровалась с Алиной и Дейлом и повернулась к своим подданным. Оркестр тут же заиграл гимн герцогства Плайдского.
   Прослушав оба гимна, правители неторопливо двинулись к почетному караулу. Только теперь из катера показались Корн Филдинг и полковник Брестон. За ними потянулись остальные члены делегации.
   Видог шел вдоль строя, с интересом рассматривая солдат. Темно-зеленая форма, белоснежные перчатки и аксельбанты, на голове фуражки с высокой тульей, в руках начищенные до блеска карабины с пристегнутыми штык-ножами. Сталь клинков сверкает в лучах заходящего Сириуса. Рядом с Бердом, печатая шаг, идет майор с обнаженной саблей. Все как в старые времена. Воинские ритуалы ничуть не изменились. Армия достаточно консервативная организация. Традиции здесь свято чтят.
   Через пять минут Торнвил и Видог достигли лестницы. Герцог на секунду замер и негромко спросил:
   – Откуда вы взяли камень для дворца? Очень необычайный цвет. На Асконе нет ничего подобного.
   – На Алане тоже, – улыбнулась Октавия. – Это элазит. Добывается на Эдане. Стоит невероятно дорого.
   – В предприимчивости мохнатым дельцам не откажешь, – заметила Берд. – Барон Мейган дал им чересчур много воли. Джози совершенно обнаглели. Надеюсь, вы наведете на планете порядок.
   Графиня на реплику эстерианца не отреагировала. Серьезные темы на публике лучше не обсуждать. В отличие от Видога она еще не готова к масштабной войне. Отношения с бароном Китарским сейчас лучше не портить.
   Жестом руки Торнвил пригласила гостя пройти в здание. Берд и Октавия поднялись по мраморным ступеням, миновали просторный холл и вскоре оказались в зале для приемов. Огромное прямоугольное помещение произвело сильное впечатление на герцога. Ничего подобного эстерианец раньше не видел. На идеально отполированном полу витиеватый рисунок, небесно-голубые стены украшены золотым орнаментом, на куполообразном потолке восхитительные росписи. Во всем какой-то особый, ни с чем не сравнимый изыск.
   Императорский дворец в Алессандрии по богатству и величию не уступал фланкийской резиденции сирианских графов, но в его убранстве присутствовала какая-то вычурность, надменность. Здесь же в каждой линии чувствовался талант художника. Без сомнения, предки Алекса Торнвила отличались тонким вкусом. Они умели ценить красоту.
   В центре зала стояли две девушки в бальных платьях. Видог невольно залюбовался старшей дочерью Октавии. Высокая, стройная, с безупречной фигурой. О такой жене можно только мечтать. Дейлу чертовски повезло. Младшая дочь графини Берда интересовала гораздо меньше. Маленькая, худенькая невзрачная девочка, чем-то похожая на Алину. Бедняжка явно находится в тени своей сестры.
   Между тем, аланки в сопровождении немногочисленной свиты приблизились к плайдцам.
   – Рада представить моих дочерей, – вымолвила Торнвил. – Эвис… Лана…
   Девушки по очереди сделали реверанс. При этом, вопреки этикету, Эвис глаза не упустила.
   – Моя жена Алина и сын Дейл, – выдержав паузу, произнес эстерианец.
   Герцогиня вежливо пожала девочкам руки и отошла в сторону. Юноша наоборот шагнул вперед. Он не являлся официальным лицом и мог себе позволить выразить знаки внимания. Дейл сначала поцеловал руку Лане, а затем нежно взял кисть Эвис. Его губы коснулись нежной кожи девушки.
   По телу аланки пробежала нервная дрожь. Она вдруг отчетливо осознала, что перед ней будущий муж. Время буквально остановилось. На устах Видога мелькнула ироничная усмешка.
   – Уверен, вы неплохо проведете сегодня вечер, – сказал Берд. – Отдыхайте, развлекайтесь.
   – Конечно, господин герцог, – проговорила Эвис, склоняя голову.
   – Что у нас дальше по плану? – спросил эстерианец, поворачиваясь к Октавии.
   – Пятнадцатиминутная встреча с прессой, – ответила графиня. – Если вы не возражаете…
   – Нет, нет, журналистов надо уважать, – произнес Видог. – Я готов с ними побеседовать.
   Никаких дополнительных распоряжений не требовалось. Члены Сената и плайдская делегация отступили к стене. Алина, Дейл, Эвис и Лана разместились справа от правителей. Два гвардейца церемониально распахнули боковые двери. В зал хлынул нескончаемый поток репортеров. Их было человек сто. Яркие вспышки, легкая толчея, приглушенные голоса.
   В профессионализме сирианским журналистам не откажешь. Уже через несколько секунд перед Бердом и Октавией стояло два десятка голографических камер. Расположившиеся в толпе аланцев сотрудники службы контрразведки внимательно следили за подданными графини. Ближе пяти метров к Видогу и Торнвил они никого не подпускали. Впрочем, репортеры прекрасно знали правила и охрану не провоцировали.
   – Уважаемые господа, мы начинаем пресс-конференцию, – сказал темноволосый мужчина лет сорока. – Убедительная просьба соблюдать регламент и друг друга не перебивать.
   – Частный канал Кабрии, – тут же выкрикнул коренастый лысоватый аланец. – Вопрос герцогу Видогу. Какова главная цель визита? И почему он не состоялся в течение прошедших семнадцати лет?
   – Ответ прост, – проговорил эстерианец. – После распада империи отношения между независимыми государствами резко обострились. Найти компромиссы было необычайно трудно. Но время сглаживает нанесенные обиды. Мы становимся более терпимы и мудры. Человечеству пора искать пути к объединению.
   – Столичные новости, – вымолвила красивая блондинка. – Если можно, поконкретнее выразите свою мысль. Что именно хочет предложить Плайд Сирианскому графству?
   – Дружбу, – улыбнулся Берд. – Эпоха вражды и разобщенности канула в прошлое. Мы намереваемся возродить несправедливо забытую демократическую форму правления. До восшествия на престол Тино Аято все планеты обладали равными правами. Почему бы ни создать новый Союз?
   – Маору тогда захватили с помощью силы, – забыв представиться, вставил худощавый мужчина в сером элегантном костюме. – Данный союз предусматривает совместные боевые действия двух флотов?
   – Не нужно зацикливаться на военном аспекте, – спокойно отреагировал Видог. – Мы будем налаживать экономические, торговые, культурные связи. Но безопасность наших стран, разумеется, стоит на первом месте. В случае агрессии противник получит достойный отпор.
   – Первый государственный канал, – произнес импозантный аланец лет тридцати пяти. – Значит ли это, что союзу Плайда и Сириуса могут присоединиться грайданцы, церенцы, китарцы?
   – Само собой, – сказал эстерианец. – Я призываю всех забыть о прежних разногласиях.
   – Журнал «Политическое обозрение», – вымолвил седовласый мужчина. – Госпожа графиня, как вы относитесь к инициативам герцога Видога? Что-то уже обсуждалось на высшем уровне?
   – Нет, – не моргнув глазом, солгала Октавия. – Официальный визит правителя Плайда только начался. Сегодня исключительно торжественная часть. Деловые переговоры состоятся завтра. Кроме того, я должна выслушать членов Сената. Их мнение немаловажно. Заседание назначено на десять часов утра.
   – Информационный канала Маоры, – произнес светловолосый молодой человек. – А если Сенат откажет герцогу Видогу?
   – Не думаю, что это произойдет, – сказала Торнвил. – В законодательном органе графства сидят умные люди. Лишь глупец способен отвергнуть дружбу с самой могущественной державой бывшей империи. Перед нами открываются великолепные перспективы. Хотя спорных вопросов хватает.
   – Ежедневная газета «Сенсации», – вымолвила аланка в строгом сером костюме. – Господин герцог, вы надолго прибыли во Фланкию?
   – А что уже надоел? – иронично проговорил Берд. По рядам журналистов пробежала волна смеха. Шутка Плайдского владыки понравилась.
   – Нет, нет, я совсем не то имела в виду, – смущенно пояснила женщина. – Путешествие от Вероны до Сириуса занимает полтора месяца. Срок значительный. Плюс обратный перелет.
   – Ваш намек понятен, – произнес Видог. – Я не боюсь оставлять страну. Внутренние враги очень слабы, а внешние не рискнут вторгнуться в пределы герцогства. Мой звездный флот отразит любое нападение.
   – Тасконский центральный канал, – сказал широкоплечий мужчина, оттесняя стоящих рядом коллег. – По сведениям некоторых источников ваш корабль сопровождала целая эскадра крейсеров.
   – Эти слухи сильно преувеличены, – вымолвил эстерианец. – Но необходимые меры предосторожности я, конечно, предпринял. К сожалению, у меня весьма напряженные отношения с ближайшими соседями.
   – Господа, время истекло, – громко проговорил распорядитель. – Попрошу всех к выходу.
   – Журнал «Светская хроника», – истерично воскликнула рыжеволосая сирианка. – Госпожа графиня, господин герцог, не планируется ли брак между вашими детьми? Дейл и Эвис – прекрасная пара!
   – Вы торопите события, – ответила Октавия. – Они впервые увидели друг друга. Делать скоропалительные выводы не стоит. Впрочем, если между ними возникнет чувство, мы с радостью воспримем это известие.
   Эвис с трудом сдержала презрительную усмешку. Ложь, опять ложь. На этой пресс-конференции ни мать, ни Видог не сказали ни слова правды. Неужели правителям кто-то верит?
   Девушка посмотрела на удаляющихся репортеров. А почему бы и нет? Миллионы, миллиарды обывателей сегодня прильнут к экранам голографов и будут жадно поглощать льющийся поток информации. Затем последуют комментарии сенаторов, историков, политических обозревателей. Система отработана до мелочей. У людей не возникает ни малейших сомнений в искренности графини и герцога. Сформировать общественное мнение не так уж сложно. Журналисты вводят народ в заблуждение.
   – А теперь прошу в обеденный зал, – вымолвила Октавия, когда репортеры исчезли из виду. – Мои повара старались весь день. Есть блюда, которые не готовят нигде кроме Фланкии.
   – С удовольствием их попробую, – произнес Берд. – Я люблю все необычное, оригинальное.
   Процессия не спеша двинулась в противоположный конец помещения. Впереди шли Видог и Торнвил, за ними Дейл и Эвис, далее Алина и Лана. Точно так же выстроилась и свита двух владык. С правой стороны – сирианцы, с левой – плайдцы. Хозяев было значительно больше, и потому завершали колонну представители дворянских родов Алана.
   Непосредственно перед правителями гвардейцы открыли массивные, инкрустированные золотом двери из красного дерева. Герцог увидел огромный зал, заставленный изысканными яствами. Повара действительно потрудились на славу.
   Описывать торжественный ужин не имеет смысла. На нем ничего интересного не происходило. Непрерывные тосты, хвалебные речи и пространные рассуждения о будущем величии человечества. На лесть подданных ни Берд, ни Октавия внимания не обращали. Они о чем-то негромко беседовали.
   Эвис сидела между матерью и сестрой. Изредка девушка поднимала глаза и всякий раз натыкалась на прямой взгляд Дейла. Молодой человек откровенно, никого не стесняясь, изучал аланку. Сначала Эвис от смущения краснела, но затем такое поведение плайдца ее стало раздражать. В конце концов, она не товар. В другой ситуации девушка обязательно бы съязвила, но сегодня надо держать себя в руках. Демонстрировать строптивый нрав еще рано. Здесь слишком много свидетелей. Одна Лана чего стоит.
   Спустя два часа графиня сделал распорядителю едва заметный знак, и мужчина вновь пригласил гостей в зал для приемов. В нем произошли определенные перемены. Появился оркестр, вдоль стен слуги поставили мягкие удобные кресла и маленькие резные столики.
   Тут же застыл длинный ряд юношей в ярко-красных ливреях. На подносах бокалы с вином и легкие закуски.
   Вскоре оркестр заиграл медленную мелодичную музыку. Дейл решительно направился к Эвис.
   – Разрешите пригласить вас на танец, – негромко сказал плайдец, эффектно щелкнув каблуками.
   – Конечно, – иронично улыбнулась девушка, протягивая партнеру руку.
   Они неторопливо проследовали в центр зала. За молодыми людьми потянулись остальные пары.
   – Вы ослепительно красивы, – тихо проговорил Дейл, кладя ладонь на талию аланки.
   – Благодарю за комплимент, – вымолвила Эвис. – Хотя можно обойтись и без дежурных фраз. Мы оба отлично знаем, чем должен завершиться этот вечер. У детей правителей нет выбора.
   – Я не лукавлю, – произнес плайдец. – Вы очаровательны. Прекрасный, невинный цветок.
   – С ума сойти! – изумленно выдохнула девушка. – Среди Видогов попадаются романтики?
   – Разумеется, – ответил Дейл. – Враги часто распространяют о нашей семье лживые слухи.
   – Ничего не поделаешь, такова доля избранных, – заметила аланка. – Обывателей гложет зависть.
   – Если бы речь шла только о простых подданных, – проговорил плайдец. – Но не будем о грустном. Мы что-то углубились в неприятную тему. Расскажите лучше о себе. Мне интересно абсолютно все.
   – Боюсь, вас разочаровать, – вымолвила Эвис. – Моя жизнь невероятно скучна. Детство провела во дворце, затем частная школа и престижный столичный университет. Даже во время занятий меня сопровождают телохранители матери. Унылое однообразие нарушают подобные балы и редкие путешествия по планетам графства. Если честно, не могу далее похвастаться подругами. Я с ними мало общаюсь.
   – А вы предельно откровенны, – произнес молодой человек.
   – Не вижу смысла лгать, – проговорила девушка. – Вы наверняка вращаетесь в похожей среде.
   – Пожалуй, – согласился Дейл. – За мной тоже постоянно ходят сотрудники секретной службы. Но это необходимо. На Асконе до сих пор действует сопротивление. Повстанцы считают эстерианцев захватчиками.
   – На Маоре то же самое, – сказала аланка. – Родителей моего отца убили религиозные фанатики.
   – Значит, мы живем в совершенно одинаковых условиях, – горько усмехнулся плайдец.
   Музыка оборвалась.
   В зале на секунду воцарилась тишина. Дейл и Эвис направились к герцогу и графине. Слуги бросились разносить гостям напитки. Алина Видог взяла бокал красного вина и села в свободное кресло. К мужу она даже не приближалась. Женщина давно привыкла к статусу незримой, молчаливой тени.
   На роль полноправной герцогини Алина никогда не претендовала. Политика, экономика, военные вопросы мало волновали гроссианку. Ее брак с Бердом почти сразу превратился в формальность. Она в муках рожала дочь, а этот мерзавец развлекался с баронессой Крезенской. И самое обидное, что Видог не скрывал свои связи. Негодяй безжалостно растоптал честь жены.
   Вот и сейчас старый похотливый самец крутится возле графини. Но Торнвил ему не по зубам. Стерва еще та. Ради достижения цели пойдет на любое преступление. Убила собственного мужа и не испытывает ни малейших угрызений совести. Алина, к сожалению или к счастью, на такое не способна.
   А парочка действительно замечательная. Два алчных, беспринципных хищника. Рано или поздно они перегрызут друг другу глотку. Жажда власти у них сильнее всех остальных чувств. Ради трона и Берд, и Октавия пожертвуют чем угодно.
   Удивительно, но в душе гроссианки не было ни ненависти, ни злобы.
   Женщина столь же демонстративно игнорировала герцога. Алина до минимума свела общение с мужем. При встречах они обменивались буквально двумя-тремя фразами. Всю свою любовь гроссианка обратила на детей.
   С воспитанием Элизы больших проблем не возникло, а вот у Дейла отчетливо проявлялись черты характера Видогов. Упрямство, вспыльчивость, мстительность. Влияние матери, конечно, сказывалось, но порой юноша становился неуправляем. Кричал, ругался, грубил. Точная копия отца.
   
Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать