Назад

Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Первый уровень. Солдаты поневоле

   На огромном расстоянии от Сириуса располагался красный карлик Мимас. Вокруг него вращался астероид, внутри которого находилась тайная база пиратов Гленторан. Именно здесь Эдгар Стигби продал в рабство учителя Андрея Астина Ворха. Самрай терпеливо ждал удобного момента для побега. И, наконец, он настал.
   Через тридцать шесть дней самрай оказался на Алане. Он попросил Джейсона высадить его в столице графства. На планете Мик попытался обмануть Астина, и асконцу пришлось убить негодяя. Во Фланкии Ворх достал у преступников документы и выяснил местонахождение перекупщика Крина Блаунвила. Поиски Андрея начались. Самрай не сомневался, что рано или поздно найдет наследника императорского престола.


Николай Андреев Первый уровень. Солдаты поневоле

ВСТУПЛЕНИЕ

   Он могущественен и велик. Он правит звездными скоплениями и галактиками. Его возможности безграничны. Вселенная лежит у ног властителя. Но… у него есть враг. Сильный и опасный. Противник повелевает другим, таким же огромным, миром, и мечтает расширить свои владения. Они называют себя Светом и Тьмой. Об их существовании представители слаборазвитых цивилизаций лишь догадываются.
   Долгое время пути заклятых врагов не пересекались. Логос и Хаос жили обособленно друг от друга. Но однажды кто-то неразумный открыл проход между мирами, и хрупкий баланс был нарушен. Орды Тьмы вторглись на территорию Света. Чудовищные твари начали покорять различные расы и народы. Кого-то обращали в рабов, кого-то в собственную веру, кого-то безжалостно уничтожали.
   И тогда Он вмешался в ход событий. В центре галактики состоялось грандиозное сражение, получившее название Армагеддон. В гигантском пламени пожара сгорели сотни звезд, тысячи планет, миллиарды ни в чем не повинных существ. Ни одна из сторон не добилась победы. Продолжать битву не имело смысла.
   Чтобы разрешить затянувшийся спор, Свет и Тьма заключили удивительную сделку. Они договорились выставлять на поединок строго ограниченное количество бойцов. Теперь не на жизнь, а на смерть дрались низшие цивилизации. Помогать им категорически запрещалось. Война превратилась в жестокую, азартную игру. Цель достигнута, а разрушений гораздо меньше. Проигравший безропотно отдавал победителю часть своих владений. Главное, чтобы на поле брани не осталось ни одного солдата противника.
   Раз в пятьсот лет где-то на необъятных просторах галактики разворачивалась страшная драма. Два народа сходились в отчаянной схватке, даже не предполагая, что за их спиной стоят куда более могущественные силы. Лишь ничтожная горстка избранных знала правду, но они свято хранили эту тайну.
   Удача – женщина переменчивая. Свет потерпел ряд тяжелых поражений, и Тьма вплотную подошла к звездным системам, населенным людьми. Настала очередь человечества вступить в войну миров. В ту пору на Земле крестоносцы сражались за Гроб Господень, а на Алане вот уже двести лет правил Великий Координатор.
   Чтобы покорить древнюю метрополию диктатор разработал программу «Воскрешение». На Таскону с далекой варварской планеты доставляли хладнокровных убийц-наемников. Однако часть бойцов отказалась выполнять приказы тирана и бежала из лагеря. Таким образом, Свет и Тьма расставили фигуры на поле и начали игру.
   Возглавляли мятежников Тино Аято, Олесь Храбров и Жак де Креньян. Удивительно, но земляне сумели изменить историю. Они свергли Великого Координатора, разгадали секрет «Ковчега», разгромили воинственную расу торгов. Враг проиграл эту битву. К сожалению, друзья дорого заплатили за победу. Из двенадцати избранных уцелели только двое. Тино Аято стал первым императором Асконийского государства, а Крис Саттон получил герцогский титул и две планеты в звездном скоплении Хороса.
   Но время идет. Четыреста пятьдесят лет пролетели как одно мгновение. Мир опять подходит к ответственному рубежу. Тьма не смирилась с поражением и готовится к новой схватке. Кто теперь встанет на ее пути? Кто бросит вызов адским тварям?

   За четыре с половиной века люди освоили десятки новых планет. Асконийская империя значительно разрослась. Однако сильнее от этого государство не стало. Страну раздирали внутренние противоречия. Герцоги, графы и бароны не хотели больше подчиняться династии Храбровых. Возглавлял заговорщиков влиятельный плайдский правитель Берд Видог. Дворяне терпеливо ждали своего шанса.
   В сражении с неведомо откуда появившимися пришельцами звездный флот понес огромные потери, и мятежники поняли, что наступил благоприятный момент для переворота. Армия бунтовщиков высадилась в столице Асконы Алессандрии и штурмом взяла дворец императора. Ольгер Храбров погиб в сражении. Однако радость Видога была омрачена тем, что он не получил контроль над боевыми спутниками. Допуск к пульту управления имели лишь представители древней династии.
   Герцог приказал захватить в плен наследника престола Кервуда Храброва. Принц с беременной женой отдыхал на планете Греза. Кервуд успел покинуть систему Астры, но наткнулся на флот другого врага – герцога Грайданского. Отчетливо осознавая, что вырваться из западни не удастся, принц поручил своему телохранителю, воину клана самраев, Астину Ворху спасти жену.
   Маленький космический челнок спрятался на поверхности безжизненной планеты. Астин и Эльвира издалека наблюдали за страшной трагедией. В жестокой схватке с врагом флагманский крейсер империи был серьезно поврежден, и Храбров направил израненное судно в бездну красной звезды под названием Убриэль. Беглецов противник не обнаружил.
   Выполняя распоряжение Кервуда, самрай полетел к системе Солнца. Только там они могли укрыться. Земля считалась запретной зоной. Любого незваного гостя безжалостно уничтожала могущественная каста хранителей. С ней правители старались не конфликтовать. На корабле Ворха стояла аппаратура, посылающая стражам необходимый сигнал.
   При посадке на планету у женщины начались роды. На свет появился мальчик, но сама Эльвира умерла. Замаскировав челнок, Астин взял младенца и отправился на поиски людей. На лесной дороге он стал невольным свидетелем нападения бандитов на карету богатой дамы. Женщина с грудным ребенком и солдаты, сопровождавшие ее, были убиты. Асконец тут же воспользовался представившимся шансом. Ворх застрелил из бластера разбойников и подменил малышей. Так наследник имперского престола стал внуком русского боярина Таратухина.
   Прошло шестнадцать лет. Самрай долго скитался по Земле, а затем, освоив местный язык, под видом иностранца нанялся к Таратухину учителем мальчика. Андрей Волков рос смышленым и подвижным ребенком. Он многому научился у Астина и мог за себя постоять. В то время Россия вела войну со Швецией, и подросток буквально рвался в действующую армию.
   Когда юноша получил предписание ехать в полк, асконец понял, что пора принимать решительные меры. По пути Ворх уговорил Волкова отклониться от маршрута. Самрай привел мальчика к звездному кораблю. Для Андрея это был шок. С помощью специального прибора Астин начал повышать интеллектуальное развитие подростка. В мозг юноши хлынул огромный поток информации. Волков справился с нелегким испытанием, но стал чересчур агрессивным и раздражительным. При вторжении в сознание побочные эффекты неизбежны.
   Спустя несколько дней судно стартовало к герцогству Хоросскому. Асконец надеялся найти там защиту от Видога до того момента, когда мальчик достигнет совершеннолетия. Об истинном происхождении Андрея Ворх благоразумно умолчал. До поры, до времени лучше держать юношу в неведении. Иначе он натворит немало бед и поставит свою жизнь под угрозу.
   К сожалению, достичь цели путешественникам не удалось. В гиперпространстве их перехватил пиратский корабль. Самрай был вынужден сдаться бандитам. Они стали пленниками Эдгара Стигби по кличке Ловец Удачи. Чтобы скрыть тайну, Астин в последний момент запустил на челноке систему самоуничтожения. Пираты едва успели выбросить судно в открытый космос.
   Пытаясь хоть немного заработать, Стигби продал Волкова перекупщикам. Что бандиты сделали с учителем, подросток не знал. Вскоре Андрей оказался на аукционе невольников. Его приобрел аланский землевладелец Крейн Мектон. Надзиратели постоянно издевались и били рабов. Люди умирали от непосильного труда. Чтобы выжить, юноша должен был бежать.
   Такой шанс представился, когда хозяин начал строить новую усадьбу. Техник Найджел Остин помог Волкову и его товарищу Алену Лейдлу снять электронные ошейники. Ночью невольники покинули лагерь и скрылись в лесу. К утру беглецы вышли к реке. Андрей надеялся затеряться в крупном городе. Осталось сделать последний рывок.
   Надеждам землянина не суждено было сбыться. Вскоре выяснилось, что и Остин, и Лейдл предали Волкова. Весь побег являлся фарсом. Негодяи хотели улучшить условия содержания за счет юноши. Охранники устроили засаду и поймали рабов. Однако сдаваться Андрей не собирался. В схватке с аланцами он убил Алена, двух конвоиров и пилота транспортного бота.
   Землянин попытался воспользоваться летательным аппаратом, но потерпел аварию. Солдаты нашли поврежденную машину и доставили невольника во владения Мектона. По приказу Крейна Волкова распяли на столбе. Юношу ждала неминуемая смерть, но в последний момент хозяин продал Андрея своему приятелю Линку Грейсону.
   Изможденного, еле живого землянина привезли на Маору. Грейсону принадлежало несколько угольных шахт, на которых трудились опасные преступники. Волков оказался среди убийц, бандитов и грабителей. Участь каторжников была незавидна. Тяжелая работа в забое, ужасная еда и короткий отдых. Периодически люди погибали во время обвалов и при взрывах. Никто из них обратно на поверхность не поднимался.
   Очередная катастрофа привела Линка на грань банкротства. В этот трудный момент в офисе его компании появился странный человек по фамилии Соунвил. Эстерианец предложил Грейсону выгодную сделку. Он хотел приобрести крупную партию преступников. Из рассказа гостя маорец узнал, что на планете Греза в системе Астра проводятся кровавые гладиаторские бои. Финансировал данное развлечение правитель Плайда герцог Видог. Могущественный владыка любил подобные зрелища.
   После некоторых сомнений Линк согласился на условия Стенли Соунвила. Соблюдая строжайшую секретность, Грейсон переправил тридцать каторжников на корабль эстерианца. В их число попал и Андрей, недавно подравшийся с надзирателем. Начальник охраны Ордент решил избавиться от строптивого невольника.
   На том же судне к Астре летела группа рабов-наемников. Плайдцы взяли солдат в аренду у некоего Стафа Энгерона. Предприимчивый тасконец покупал крепких пленников на аукционах и делал из обычных людей профессиональных убийц. Именно они должны были стать противниками преступников на арене стадиона. Надзор за наемниками осуществлял майор Грег Лейрон. Когда-то офицер служил в штурмовом подразделении имперской армии, а теперь являлся помощником Энгерона.
   Через сорок дней корабль достиг Астры. Охранники высадили заключенных в Ассоне, столице Грезы. А уже утром преступники вышли на арену стадиона. На трибунах присутствовало двадцать тысяч зрителей. На кожу полуобнаженных каторжников плайдцы нанесли боевую раскраску, соответствующую образу какого-нибудь хищного зверя. Юный землянин получил кличку Одинокий Волк.
   Вооруженные ножами гладиаторы дрались парами. Публика одновременно наблюдала сразу за двумя схватками. Андрей сумел ранить охотника и прорваться к спасительному флагу. Кроме него это удалось еще четверым маорским заключенным. Уцелевших преступников разместили в специальном лагере на океанском побережье. Стенли Соунвил отправился в систему Сириуса за новой партией смертников.
   Прошло полтора месяца. В Ассоне состоялось еще одно представление. Волков снова одержал победу. И опять не стал убивать поверженного наемника. Впрочем, землянин не знал, что в последний момент Лейрон выставил против него более слабого бойца. Майору понравился отчаянный мальчишка. Андрей, сам того не желая, стал популярным гладиатором в герцогстве Плайдском.

ГЛАВА 1
ОДИНОКИЙ ВОЛК

   С момента последнего представления прошло четыре декады. Жизнь в лагере текла медленно, размеренно и скучно. Гладиаторы долго спали, играли в карты, тренировались. Лишь на исходе месяца группа пополнилась пятью новыми бойцами. В отличие от предыдущих плайдцев эти парни были осуждены за серьезные преступления: убийства, грабежи, изнасилования. Пощады от властей они не ждали и держались весьма уверенно.
   Слухи о том, что заключенных тайно переправляют на Грезу и там убивают на арене, уже распространилось по герцогству. В Алессандрии прошла акция протеста, на которую Видог не обратил ни малейшего внимания. Демонстрантов не стали даже разгонять. Люди помитингуют, покричат, выплеснут эмоции и разойдутся. Никто кроме родственников не жалел преступников.
   Теперь бандиты и налетчики отчетливо осознавали, что какой бы приговор не вынес суд, их неминуемо привезут на стадион Ассона. Количество нападений резко сократилось, а вот число жертв возросло. При аресте мерзавцы отчаянно сопротивлялись, не жалея ни полицейских, ни случайных прохожих. Двое из пяти плайдцев после захвата долго лечились в теремных больницах. Плакать и умолять о пощаде подобные негодяи точно не будут. Внутренне они готовы к кровавой схватке и смерти.
   В первой же день между сирианцами и новичками вспыхнул конфликт. Алекс повздорил с высоким крепким коринианцем из-за места в столовой. По физическим показателям воины друг другу не уступали, однако за прошедшее время аланец освоил ряд приемов рукопашного боя. Гигант уклонился от удара и сбил чужака с ног. Падая, заключенный разнес в клочья пластиковый стул.
   Схватив заостренный обломок, плайдец бросился на врага. Алекс опередил преступника. Выставив перед собой стол, каторжник атаковал коринианца и прижал его к стене. От злости воины рычали словно дикие звери. Новички хотели помочь товарищу, но Волков и Эллисон преградили им путь. Тогрил в драку не вмешивался.
   Трудно сказать, чем бы завершилось это побоище, но на территории лагеря появились штурмовики. Преодолев сорок метров, солдаты ворвались в барак.
   – Сейчас же прекратить! – воскликнул капрал. – Всем опуститься на колени! Руки за голову!
   Гладиаторы, дабы не искушать судьбу, поспешно выполнили приказ охранника. Лишь плайдец, затеявший ссору, продолжил стоять. Парень явно вошел в раж. Кинув на пол свое нехитрое оружие, он приблизился к штурмовику и нагло, с откровенной издевкой, спросил:
   – А что ты мне сделаешь? Убьешь? И кто потом будет выступать на арене?
   Ответ последовал молниеносно. Резкий сильный удар прикладом карабина в лицо, и заключенный, роняя стулья, отлетел метра на три. Из носа коринианца хлынула кровь. Испуганно и изумленно преступник смотрел на солдата. Выпад капрала привел мерзавца в чувство.
   – Слушай внимательно, ублюдок, – жестко произнес охранник, направляя оружие на мятежника. – Я с тобой церемониться не стану. Еще одна такая выходка и простишься с жизнью. Лазерный луч раскроит твою поганую башку. Неустойку фирме компенсирует страховая компания. Бунт гладиаторов включен в перечень убытков. Я понятно объясняю, грязная скотина?
   – Да, да, – тихо пролепетал плайдец, отползая назад. – Простите, немного погорячился…
   – То-то же, – сказал штурмовик, опуская карабин. – Вы, двое, нарушили установленные правила, о которых были предупреждены. Наказание за драку – пять суток карцера. Поднимайтесь и двигайтесь за конвоирами.
   – Черт бы тебя подрал, урод, – с ненавистью проговорил аланец, глядя на коринианца.
   На реплику гиганта капрал не отреагировал. Охранник прекрасно понимал, что она обращена не к нему. До прибытия новичков четверка воинов хлопот штурмовикам не доставляла. Через минуту солдаты увели бойцов к стадиону. Однако капрал помещение столовой не покинул. Только когда обслуживающий персонал заменил сломанную мебель и убрал мусор, охранник разрешил заключенным встать. Окинув взглядом преступников, штурмовик бесстрастно заметил:
   – Надеюсь, данный инцидент пойдет вам на пользу. Прибегать к крайним мерам я не хочу, но если придется, рука у меня не дрогнет. Учтите это…
   До конца дня в бараке царило тягостное молчание. Во взаимоотношениях воинов присутствовала определенная напряженность. Плайдцы демонстративно разместились в дальней части спальной секции. Лед растаял лишь на третьи сутки. Парламентером, разумеется, выступил Тогрил. Ну, а спустя пять суток вернулись Алекс и коринианец. Холодная камера подземелья заметно остудила пыл бойцов. И хотя драчуны друг с другом не разговаривали, конфликт был исчерпан.
   После спарринга с Остином Андрей искупался в океане и, разложив полотенце, устроился на берегу. До ужина еще часа полтора и можно немного отдохнуть. Астра склонилась к горизонту, жара спала, теплый ветер обдувал влажное тело. Рана на боку юноши давно затянулась. О ней напоминал маленький красноватый шрам.
   Эллисон вышел из воды значительно позже. Вытирая мокрые волосы, аланец сел рядом с подростком.
   – Хорошо здесь, – произнес каторжник. – Я бы с удовольствие провел на Грезе всю жизнь.
   – Именно это нам и предстоит сделать, – горько усмехнулся Волков. – Жаль продлится она недолго.
   – А ты пессимист, – покачал головой Остин. – Надо надеяться на лучшее.
   – Я реалист, – возразил землянин. – Четвертая декада заканчивается. Транспортный корабль плайдцев уже на подлете к звездной системе. Публика собирается на представление.
   – С чего ты взял? – удивленно спросил аланец.
   – Посмотри вокруг, – ответил Андрей. – Стоянки забиты электромобилями, на пляжах у гостиниц не протолкнуться, толпа кричащих девчонок у ограждения увеличилась раз в десять. Вывод очевиден – пассажирские суда с Асконы, Эстеры и Корины привезли на планету несколько тысяч туристов.
   – Чтобы до отказа заполнить стадион, – догадался Эллисон. – В логике тебе не откажешь.
   – Обычная наблюдательность, – сказал юноша. – Я люблю смотреть на праздно гуляющих людей.
   – И когда состоятся поединки? – уточнил каторжник.
   – Думаю, завтра или послезавтра, – вымолвил подросток. – Хотя, могу и ошибиться. Вдруг на Маоре у торговцев пойдет что-нибудь не так. Например, служба контрразведки перехватит бот с преступниками.
   – Вряд ли, – проговорил Остин. – Я не сомневаюсь, что сирианские власти участвуют в проекте и получают свою долю от прибыли. Графиня Торнвил столь лакомый кусок не упустит.
   – Тогда пора готовиться к кровавой схватке, – грустно улыбнулся Волков.
   Землянин широко раскинул руки и закрыл глаза. Нужно расслабиться, отбросить все плохое и наслаждаться миром и покоем. Главное достичь душевного равновесия. С тех пор как Андрей попал в рабство, он тщательно подсчитывал дни. Календарь, конечно, получился с большими погрешностями. Слишком разные сутки на планетах. На Алане их продолжительность составляет тридцать три часа, на Маоре чуть меньше, а в среднестатистических вообще двадцать пять. На Грезе день длился почти двадцать семь часов.
   Вычисления были сложными. В итоге юноша пришел к выводу, что недавно ему исполнилось семнадцать лет. Вот уже почти год Волков скитается по звездным системам бывшей империи.
   За эти десять месяцев характер землянина сильно изменился. Общительный, добрый, порой вспыльчивый и самолюбивый мальчишка превратился в молчаливого, хладнокровного убийцу-гладиатора. Чужие страдания Андрея совершенно не волновали. Юноша привык к боли и смерти. На арене перед воином стоит одна задача – выжить любой ценой. О морали, нравственности, милосердии пусть болтают журналисты и правозащитники. Для «хищника» главное прорваться к спасительному флагу.
   – Проклятье! – неожиданно выругался Эллисон. – А ты, оказывается, обладаешь даром предвидения.
   – Что случилось? – спросил Волков, приподнимаясь на локте.
   – Взгляни на посадочную площадку и все поймешь, – произнес аланец.
   Землянин повернул голову направо. В пяти метрах над поверхностью висел транспортный бот. Это была та же машина, что доставила в Ассон первую партию каторжников. Андрей запомнил ее хорошо. Неподалеку стоял распорядитель. Сразу за плайдцем расположилось отделение штурмовиков. Возле стадиона нервно прохаживался инструктор наемников.
   Между тем, аппарат плавно опустился на траву. Задний люк упал, и из бота вышли двадцать солдат с металлическими обручами на шеях. К охотникам прилетело подкрепление. Бойцов сопровождал высокий худощавый мужчина лет сорока. Тасконец вежливо поздоровался с Браеном и направился к Грегу.
   Наблюдатели бесстрастно пожали друг другу руки. Ни объятий, ни радостных возгласов. Сухая деловая встреча. Спустя пару минут наемники исчезли за массивными дверьми стадиона. Невольников сопровождали четверо охранников. Они скорее исполняли роль проводников, чем конвоиров. Вряд ли воины попытаются поднять бунт. Бежать им некуда. Стоит инструктору нажать кнопку на пульте, и бедняги лишатся головы.
   Примерно через час на площадку сели сразу две машины. Штурмовики начали выгонять из аппаратов преступников. Крепкие, мускулистые парни в стандартных серых робах.
   – А их много, человек пятьдесят, – негромко заметил Остин, вставая.
   – Да, зрители не зря заплатили деньги, – сказал юноша. – Плайдцев ждет грандиозное шоу.
   Дальнейшую процедуру гладиаторы смотреть не стали. Преступников вряд ли разместят в лагере. Подтрибунная тюрьма гораздо лучше подходит для временного содержания заключенных. Большинство каторжников вряд ли доживет до следующего заката Астры. Волков и Эллисон не спеша побрели на ужин. Надо подкрепиться. Воинам есть о чем поразмышлять перед сном.
   Преступников, как обычно, построили в две шеренги. Держа орудие наизготовку, солдаты не спускали глаз с осужденных. На голове одного из каторжников была окровавленная повязка. Распорядитель заметил это, но ни о чем заключенного не спросил. Браен медленно двигался вдоль первого ряда, внимательно рассматривая товар. Соунвил почему-то задерживался. Минут через пять эстерианец, наконец, показался из бота. Под мышкой Стенли нес толстую папку с бумагами. Наверняка досье на преступников.
   – Ну и жара в Ассоне, – вымолвил торговец, расстегивая ворот рубашки. – Пот градом катится по спине.
   – Ты опоздал со вторым рейсом, – с укоризной в голосе проговорил плайдец.
   – Прошу прощения, – извинился Соунвил. – Возникли непредвиденные проблемы. Как бойцы?
   – Отличные хищники, – похвалил распорядитель. – Но я насчитал только сорок восемь человек.
   – В том-то и беда, – тяжело вздохнул эстерианец. – В шлюзовом отсеке корабля группа мерзавцев напала на охранников. Завязалась драка. Штурмовики открыли огонь. Итоги плачевны: двое осужденных убиты, четверо ранены. Пришлось вызывать медиков. Потеряли минут пятнадцать, не меньше.
   – Понятно, – произнес Браен. – Из конвоиров кто-нибудь пострадал?
   – Ерунда, – сказал Стенли. – Ушибы, синяки, выбитые зубы. У одного солдата сломано запястье.
   – А эта макулатура тебе зачем? – поинтересовался плайдец, кивая на документы.
   – Не люблю читать с компьютера, – ответил торговец. – Оставлять личные дела на судне нельзя. Уничтожу бумаги здесь.
   – Дополнительная мера предосторожности, – улыбнулся распорядитель. – Боишься утечки информации?
   – Члены экипажа корабля постоянно меняются, – проговорил Соунвил. – Доверять никому нельзя. Журналисты за каждую такую папку выложат кучу денег. Сведения о каторжниках просочатся в прессу, на Алане разразится скандал, власти графства будут вынуждены перекрыть канал доставки. Зачем рубить сук, на котором сидишь? Кроме того, я обещал партнерам сохранить конфиденциальность. Мы всего лишь расстаемся с деньгами, а они рискуют положением в обществе и свободой.
   – Какая удивительная щепетильность, – иронично вымолвил Браен. – Раньше ты не очень переживал, когда компаньоны оказывались за решеткой. Кое-кого даже сам подставил. Фамилии напомнить?
   – Не надо, – произнес эстерианец. – Раньше сделки не приносили столь значительных сумм. Данный проект – настоящее золотое дно. Сирии текут сплошным потоком. Программа необычайно перспективная.
   – А главное, в нее вложены личные средства герцога, – добавил плайдец. – Видог выделяет транспортное судно, крейсера сопровождения, охранников. Фактически это государственное финансирование.
   – Вот именно, – подтвердил Стенли. – Мы, не особо утруждаясь, угождаем правителю и получаем свою долю прибыли. Устроителям кровавых поединков на Грезе разорение в ближайшем будущем не грозит.
   – При одном условии, – сказал распорядитель. – Партии заключенных должны регулярно поступать на планету.
   – Согласен, – проговорил торговец. – И потому через четыре дня я опять полечу на Маору.
   – Не надоело? – спросил Браен. – Ты путешествуешь уже больше полугода. Отправь кого-нибудь вместо себя. У меня на примете есть надежный человек. Толковый, рассудительный…
   – Не выйдет, – возразил Соунвил. – Продавец подозрителен и недоверчив. Он не станет ничего обсуждать с чужаком. Мое присутствие в графстве обязательно. Иначе – полный провал…
   – Хитрец, – рассмеялся плайдец. – Не хочешь выпускать нити из рук. Грамотная страховка.
   – Не первый год в бизнесе, – отреагировал эстерианец. – Пока есть богатая жила, ее надо разрабатывать.
   Распорядитель повернулся к высокому широкоплечему штурмовику и приказал:
   – Сержант, уводите гладиаторов. И будьте внимательны. Данная группа склонна к бунту.
   – Не волнуйтесь, господин Клевил, – откликнулся охранник. – Мы доставим мерзавцев до камеры в целости и сохранности. Я уже вызвал подкрепление. В коридорах – усиленные посты.
   Через минуту каторжники зашагали к стадиону. Некоторые осужденные едва передвигали ноги. Двое раненых держались исключительно на стимуляторах. Солдаты пленников не подгоняли.
   Навстречу колонне заключенных вышел Лейрон. Инструктор предусмотрительно отступил в сторону. Грег с нескрываемым интересом изучал противника. Маорские каторжники по физическим кондициям существенно превосходили плайдцев. Рост каждого не меньше ста восьмидесяти пяти сантиметров. Крепкие фигуры, тяжелые, массивные кулаки и злой, затравленный взгляд. Идеальные хищники.
   Легких поединков у подопечных Лейрона не будет. Стенли купил отъявленных мерзавцев. Парни умирать явно не собираются и на арене перегрызут глотку кому угодно. За своих людей тасконец не беспокоился, они уже достаточно опытны, а вот новички могут дрогнуть. Чтобы драться на стадионе под непрерывный рев многотысячной толпы нужно обладать железными нервами.
   – Ну, как бойцы? – поинтересовался Соунвил у инструктора, когда осужденные исчезли за дверями сооружения.
   – Неплохой контингент, – ответил Грег. – Вопрос в том, умеют ли воины держать нож?
   – О, тут нет ни малейших сомнений, – произнес торговец. – Это редкостные негодяи. Грабители, налетчики, бандиты. Убивать невинных граждан для них привычное занятие. Посмотреть досье не желаешь?
   – Нет, – тасконец отрицательно покачал головой. – С ублюдками и так все ясно. Судя по окровавленным повязкам, каторжники вам попались буйные. Пытались поднять мятеж?..
   – Небольшой инцидент при погрузке на бот, – уклончиво сказал Стенли.
   – Понятно, – улыбнулся Лейрон. – Двух мерзавцев охрана прикончила.
   – Как ты догадался? – изумленно вымолвил эстерианец. – Неужели кто-то проболтался?
   – Я хорошо считаю, – проговорил инструктор. – Сорок восемь – число неровное. Партия наверняка состояла из пятидесяти заключенных.
   – Твоя проницательность пугает, – произнес Соунвил. – Кстати, чем завершилось наше второе пари?
   – Мальчишка свалил охотника, – бесстрастно сказал Грег. – Схватка была красивой.
   – Значит, я отыгрался! – радостно воскликнул торговец. – Хоть одна хорошая новость на сегодня. Обязательно возьму в архиве диск с записью последнего представления. Полюбопытствую на досуге.
   – Предлагаю обсудить более серьезные дела, – вмешался Браен. – Флагманский крейсер герцога уже на орбите Грезы. Видог специально прилетел на шоу. Мы не должны его разочаровать.
   – Не бойся, каторжники будут сражаться отчаянно, – заверил партнера Стенли.
   – Вы хотите завтра выставить всех гладиаторов? – уточнил тасконец.
   Распорядитель на несколько секунд задумался. Заложив руки за спину, плайдец неторопливо прохаживался по посадочной площадке.
   Наконец, он остановился и негромко проговорил:
   – Вряд ли это целесообразно. Пятьдесят поединков – чересчур много. Зрелище затянется, зрители утомятся и перестанут получать удовольствие. Зачем портить впечатление от красочного действа. Во всем надо знать меру. Кроме того, у нас не останется хищников для представления, которое состоится через полтора месяца. Нести убытки я не намерен. Мы не станем отступать от стандартной, не раз опробованной схемы. Тридцати схваток вполне достаточно. Главное, чтобы воины бились честно.
   – Прекрасно, – отреагировал Лейрон. – Трое моих раненых до сих пор не восстановились. Добавлю к старожилам восемь парней из группы Аскенса. Остальные пусть тренируются.
   – Нет, нет, – возразил Клевил. – Подобный вариант меня не устраивает. Необходимо уравнять шансы врагов. Обычная резня мало привлекает публику. Я настаиваю на соотношении – пятнадцать на пятнадцать.
   – Хотите получить сюрпризы, – с горечью констатировал инструктор.
   – Непременно, – вымолвил Браен. – Когда победитель известен заранее, это скучно. Интрига, непредсказуемость – вот что заставляет туристов расставаться с деньгами. Разочаровывать зрителей нельзя.
   – Хорошо, будь по-вашему, – произнес Грег. – Но тогда и преступники из лагеря на арену не выйдут.
   – Согласен, – сказал плайдец. – С одним исключением…
   – Только не говорите, что вам необходим юный невольник, – язвительно заметил тасконец.
   – Именно, – подтвердил распорядитель. – Одинокий Волк блестяще провел два предыдущих боя. Он популярен. Его рейтинг невероятно высоко. Худощавый, стройный воин вызывает симпатию у толпы. Молоденькие девушки без ума от парня. Некоторые важные персоны прилетели на Грезу, чтобы взглянуть на чудо-бойца. И не забывайте, на трибуне будет присутствовать герцог.
   – Чепуха! – возмутился Лейрон. – Мальчишка, конечно, талантлив, но не более. Абсолютно сырой материал.
   – Бессмысленный спор, – возразил Клевил. – Решение принято, и я не уступлю.
   – Черт бы вас подрал! – выругался инструктор. – Глупые упрямцы. Ведь потеряете раба…
   – Ну, это еще не факт, – произнес Соунвил. – Стервец отлично обучен и на тот свет не торопится.
   Грег зло сплюнул и посмотрел на сверкающие разноцветные огни гостиниц. Свободных мест в них нет уже целую декаду. Ажиотаж огромный. Туристы в предвкушении жестокого захватывающего зрелища. В ресторанах, на пляжах, в магазинах разговаривают только о предстоящих поединках. Кое-кто даже делает ставки.
   Пожалуй, плайдец прав. Отсутствие мальчишки на арене вызовет недовольство публики. Удачливый гладиатор превратился в кумира зрителей. Мерзавцам наплевать на то, что беднягу в любой момент могут убить. Толпе чуждо сострадание и милосердие. Она жаждет крови. Место погибшего героя долго не пустует. Истеричные дамочки быстро найдут себе новый объект для поклонения.
   – Ладно, – после паузы сказал тасконец. – У меня другое предложение. Я покупаю парня.
   – Ты сошел с ума! – не удержался от возгласа эстерианец. – Невольник не продается. Одинокий Волк – звезда нашего шоу. Схватки с его участием приносят огромную прибыль. Ущерб компании от подобной сделки составит астрономическую цифру. У бойца фантастические перспективы…
   – Нет у раба никаких перспектив! – грубо оборвал Стенли Лейрон. – Я завтра выставлю против щенка лучшего охотника, и он прикончит мальчишку. В результате вы ничего не получите.
   – Если я правильно понимаю, это шантаж, – произнес Браен.
   – Совершенно верно, – вымолвил инструктор. – Не вижу иного выхода из сложившейся ситуации.
   – Хотелось бы узнать размеры компенсации, – иронично проговорил распорядитель.
   – Шесть тысяч сириев, – мгновенно ответил Грег. – Впрочем, я готов поторговаться.
   – Беспредельная наглость! – задохнулся от возмущения Соунвил. – Невольник стоит раза в три дороже.
   – Не болтай ерунду, – спокойно сказал тасконец. – Мне прекрасно известны цены на рынке рабов.
   – Речь идет не просто о рабе, а о гладиаторе, – возразил Клевил. – Данная сумма – откровенный грабеж.
   – С удовольствием выслушаю ваши условия, – произнес Лейрон.
   – Для начала объясните, откуда такой интерес к мальчишке? – вымолвил плайдец.
   – Обычная селекционная деятельность, – бесстрастно проговорил инструктор. – Подбор кадров…
   – Не считайте нас дураками, – улыбнулся Браен. – Из-за одного воина отношения с партнерами не портят. Уверен, вы испытываете личную симпатию к стервецу. И, пожалуйста, не лгите.
   – Да, – честно ответил Грег. – Парень мне нравится. Он – прирожденный боец. Никогда не сдается. На базе Энгерона из него сделают великолепного солдата. Такие экземпляры попадаются крайне редко.
   – Звучит логично, – сказал распорядитель. – Но нам-то, что с того? В чем выгода?
   – Деньги, – произнес тасконец. – Хотя бы частично окупите затраты.
   – Не смешите, – покачал головой Клевил. – Стадион вмещает двадцать тысяч зрителей. Каждое представление дает примерно три миллиона сириев. А еще есть доходы от рекламы. Названная вами цифра абсурдна и ничтожно мала. Для того чтобы мы расстались с невольником, нужна более веская причина.
   – Неужели его гибель вас не огорчит? – удивленно спросил Лейрон.
   – Огорчит, – холодно вымолвил плайдец. – Одинокий Волк – это имя. Часть зрителей будет расстроена поражением мальчишки и не прилетит на следующее шоу. Но тут уж ничего не изменишь. Гладиатор обязан умереть на арене. Рано или поздно… Лет пять назад на Асконе появился отличный воин. Дрался, как дьявол. Провел больше сорока поединков. Публика ревела от восторга. А что в итоге? Кинжал в живот и мучительная агония. Меня же поразило другое. Толпа, боготворившая бойца, ликовала. Идол свергнут с постамента.
   – Поучительная история, – проговорил инструктор. – Однако в ваших словах есть противоречие.
   – Какое? – уточнил Браен, расстегивая ворот рубашки.
   – Обычная резня скоро надоест туристам, – пояснил Грег. – Они хотят видеть эффектные, красочные зрелища, а главное – непобедимых героев. Людям свойственно за кого-то переживать. Вы же безжалостно уничтожаете их кумиров. Тем самым, превращаете представление в банальное убийство.
   – Разумная мысль, – согласился распорядитель. – Пожалуй, стоит внести коррективы в правила. Постараемся сберечь лучших гладиаторов. Построим новый лагерь, наймем специалистов для тренировок…
   – Пока преступники сражаются с наемниками – это нереально, – вставил Стенли.
   – Значит, надо создавать собственную школу воинов, – сказал Клевил. – Покупать рабов, готовить каторжников. Проект, конечно, длительный и рискованный, но иного решения проблемы нет.
   – Давайте вернемся к парню, – произнес тасконец. – Плачу семь тысяч.
   – Дело не в деньгах, господин Лейрон, – задумчиво вымолвил плайдец, вытирая платком пот со лба.
   – А в чем? – прямолинейно спросил инструктор. – Завтра наш спор потеряет смысл.
   – Вы задали нелегкую задачу, – проговорил Браен. – Если я откажусь, Одинокий Волк умрет, если пойду на уступки, компания лишится хорошего бойца. Ситуация тупиковая. Нужно найти взаимовыгодный компромисс.
   – Нет ни малейших идей, – растерянно пожал плечами Грег.
   – Зато у меня они есть, – сказал распорядитель. – Мы продадим вам невольника, но выдвинем ряд жестких требований.
   – Поподробнее, пожалуйста, – вежливо произнес тасконец. – Детали в подобных случаях очень важны.
   – Во-первых, сумма компенсации – девять тысяч и ни сирием меньше, – отчеканил Клевил. – Во-вторых, раб ни при каких обстоятельствах не должен получить свободу. Место его постоянного пребывания – база Энгерона. И в третьих, каждый год парень участвует в одном из кровавых шоу на Грезе. Соунвил регулярно посещает звездную систему Сириуса и без труда доставит воина на планету.
   – Два серьезных замечания, – проговорил Лейрон. – Допустим, мальчишку убили в схватке…
   – Вы получите двадцать тысяч по стандартному контракту, – молниеносно отреагировал плайдец.
   – Прекрасно, – кивнул головой инструктор. – А если юноша погибнет у нас? Испытания на Оливии непростые. Кроме того, наемник должен отрабатывать вложенные в него средства. Наряду с другими воинами Одинокого Волка будут сдавать в аренду. В данном вопросе Стаф принципиален и никому не делает поблажек. Отношения между герцогствами, графствами и баронствами довольно сложные.
   – Намекаете на стычки в космосе и перехват кораблей? – уточнил Браен.
   – Не только – возразил Грег. – Я не вправе раскрывать секреты, но, поверьте, конфликты разрастаются. Некоторые правители берут по двести-триста солдат, а возвращают меньше сотни. Боевые действия приобретают затяжной характер. Сейчас огромное количество желающих приобрести «пушечное мясо».
   – Мне ничего не известно о масштабных высадках на вражескую территорию, – заметил Стенли.
   – Их пока и не было, – сказал тасконец. – Сил у противников явно не хватает А вот диверсионные операции проводят почти все. Уничтожаются оборонные заводы, ремонтные доки, системы наблюдения. Главное – деморализовать неприятеля. Иногда эти акции серьезно подрывают экономику страны.
   – Энгерону в чутье не откажешь, – с завистью произнес распорядитель. – Весьма, весьма выгодный бизнес.
   – И главное, никаких официальных претензий, – добавил эстерианец. – Приобрести наемников может любой человек. Парни беспрекословно выполнят приказ хозяина. Когда на шее взрывчатка особо не будешь возмущаться. Ну, а если миссия провалится, легкое нажатие на кнопку и никаких пленных.
   – Именно об этом я и говорю, – вымолвил Лейрон. – Наниматели с воинами не церемонятся.
   – Что ж, придется уравнять условия, – сказал Клевил. – В случае смерти невольника вы выплатите неустойку в сумме одиннадцати тысяч сириев. И не вздумайте заниматься махинациями. Мы тщательно проверим факт гибели мальчишки. Идеальный вариант – предоставление трупа.
   – Обижаете, – возмущенно произнес инструктор. – Наша фирма дорожит своей репутацией.
   – В современном мире нельзя никому доверять, – бесстрастно вымолвил плайдец. – Дворяне, поборники древних обычаев и законов чести, и те нарушают свои обещания. Слова – пустой звук. Сегодня я подготовлю соответствующие документы, и завтра утром мы подпишем соглашение. Попытаетесь обмануть – пеняйте на себя. Штрафными санкциями компания не ограничится.
   – Попросите Видога надавить на графиню Торнвил? – догадался Грег.
   – Совершенно верно, – подтвердил Браен. – А еще развернем в средствах массовой информации активную антирекламу. Слухи быстро распространятся по империи. Подобные проблемы вам ни к чему.
   – Разумеется, – кивнул головой тасконец. – Ни один гладиатор не стоит так дорого.
   – Приятно иметь дело с понимающим, здравомыслящим партнером, – улыбнулся распорядитель.
   – Есть маленький, уточняющий вопрос, – негромко проговорил Лейрон.
   – С удовольствием отвечу на него, – сказал заметно повеселевший Клевил.
   – Мальчишка выйдет завтра на арену?
   – Конечно, – произнес плайдец. – Публика жаждет видеть Одинокого Волка.
   – На чьей стороне будет драться невольник? – глядя в глаза собеседнику, проговорил Грег.
   – На вашей, – рассмеялся Браен. – Пусть живет. Надеюсь, он прикончит каторжника.
   – Смотря кого выберете ему в противники, – спокойно отреагировал тасконец.
   – На жалкого, убогого доходягу не рассчитывай, – возразил распорядитель. – Зрители сразу почувствуют фальшь. Никакого послабления. Парня ждет поединок с крепким, сильным хищником.
   – Хорошо, – вымолвил Лейрон. – Я поработаю с мальчишкой ночью. Надо кое-что прояснить.
   – Не торопись, – остановил Грега плайдец. – Получишь раба на рассвете. Пяти часов для инструктажа вполне достаточно. Облачение в доспехи много времени не займет.
   – А психологическая подготовка? – возмутился тасконец. – Воину предстоит сражаться…
   – Бесполезный спор, – оборвал Лейрона Клевил. – Я не собираюсь нарушать установленные правила. Все службы стадиона обязаны соблюдать строгие меры безопасности. Зачем охране дополнительные сложности? Перед ответственным мероприятием никто не хочет рисковать.
   – Пожалуй, вы правы, – вздохнул Грег. – Пойду, взгляну на новичков. Они, наверняка, нервничают.
   – Заключить пари не желаешь? – произнес Соунвил. – Ставка и условия те же.
   – Нет, – улыбнулся инструктор. – У меня слишком мало сведений о бойцах, а вслепую играть не люблю.
   – Напрасно, – разочарованно сказал эстерианец. – Ни с чем не сравнимый азарт.
   Лейрон попрощался с плайдцами и двинулся к сооружению. На полпути тасконец внезапно замер. Посмотрев на лагерь гладиаторов, Грег обернулся к Стенли и Браену и крикнул:
   – А что если я куплю у вас двух преступников из первой маорской партии? Даю по пять тысяч.
   – Даже не думай, – проговорил Соунвил. – Мерзавцы никогда не вернутся в Сирианское графство. Они должны умереть здесь. Иначе разразится скандал. Мальчишка – невольник. С ним все проще…
   – Жаль, – произнес инструктор. – Отличные бы получились наемники. Жестокие, отчаянные, беспринципные.
   Вскоре тасконец исчез из виду. На посадочной площадке воцарилась тишина.
   – Зря ты продал ему парня, – после паузы сказал эстерианец. – Стервец необычайно талантлив.
   – У меня не было выбора, – с горечью ответил распорядитель. – Лейрон прижал нас к стене. Единственный шанс избежать сделки – не выпустить Одинокого Волка на арену. Но тогда…
   – Толпа порвет нас на куски, – закончил фразу за Клевила торговец. – Слишком шумная рекламная акция.
   – И не забывай о герцоге, – напомнил плайдец. – Берд Видог вспыльчив и горяч.
   – Да, мы вляпались по самые уши, – проговорил Стенли. – Потеряли прекрасного гладиатора.
   – Сами виноваты, – вымолвил Браен. – Нельзя топтаться на месте. Нужно постоянно совершенствоваться.
   – Ты о собственной школе бойцов? – произнес Соунвил.
   – А о чем же еще, – раздраженно пробурчал распорядитель. – Это гигантская экономия средств. И как я раньше не додумался! Болван. Завтра же отправишь надежных людей на Аскону, Эстеру и Корину. Пусть сотнями везут на Грезу преступников. Лишних отсеем.
   – Можно объявить набор добровольцев, – предложил торговец. – Уверен, недостатка в сумасшедших не будет. За пятнадцать – двадцать тысяч сириев некоторые выродки перережут глотку кому угодно.
   – Блестящая идея! – воскликнул Клевил. – Через год-полтора мы создадим армию убийц, которая составит достойную конкуренцию наемникам Энгерона. Публика захлебнется от восторга.
   – Необходимо найти специалистов по рукопашному бою, – вставил Стенли.
   – Не проблема, – махнул рукой плайдец. – Многие имперские штурмовики отказались служить герцогу и сейчас прозябают в нищете. За прошедшие семнадцать лет их взгляды на мир изменились. Грег Лейрон из той же категории. Соперничество двух школ получится захватывающим.
   – Интересные вырисовываются перспективы, – восхищенно сказал Соунвил.
   – А главное, прибыльные, – торжествующе усмехнулся Браен. – Мы превратим Грезу в один сплошной развлекательный центр. Деньги потекут сюда рекой. Новые гостиницы, рестораны, казино и, разумеется, стадионы. Этот чересчур мал. Есть у меня и еще кое-какие мысли…
   – Без «звезд» не обойтись, – заметил эстерианец. – Зрителям нужны кумиры.
   – Правильно, – произнес распорядитель. – Надо бережно относиться к победителям. Тасконец не случайно обратил внимание на каторжников из первой группы. Две выигранные схватки – не шутка. Я переведу мерзавцев в особый сектор. Сформируем когорту счастливчиков. В ближайшее время они на арену не выйдут. Пусть тренируются. Их появление станет сюрпризом для поклонников.
   Астра коснулась нижним краем поверхности океана. Огромный шар медленно погружался вглубь водной стихии. Лазурная гладь приобрела оранжево-красные тона. На небе вспыхнули первые яркие точки. Примерно через час Ассон погрузится во мрак ночи.
   Разговор на посадочной площадке несколько затянулся. Мужчины решили его закончить и зашагали к металлической двери. Охранник при входе в здание почтительно отступил в сторону. В коридоре пути компаньонов разошлись. Клевил двинулся к камере заключенных, а Соунвил к воротам, ведущим в город. Он свою миссию выполнил. Бойцы на планету доставлены, и теперь можно отдохнуть.

   Гладиаторов разбудили с первыми лучами Астры. Громкий надрывный сигнал заставил людей вскочить с постели. Тихо ругаясь, обнаженные воины побрели в туалет.
   Прохладный душ взбодрил смертников. По привычке преступники направились в столовую. Лишь тут Эллисона осенило.
   – Черт подери, что-то не так, – вымолвил аланец. – Где распорядитель, где художники?
   – Не терпится стать разукрашенной образиной? – язвительно спросил Алекс.
   – Кретин, – грубо отреагировал Остин, – я о процедуре подготовки к бою. Она нарушена.
   – А куда спешить? – непонимающе произнес гигант. – Схватки раньше полудня не начнутся.
   Эллисон снисходительно посмотрел на товарища. Спорить с ним не имело смысла. Алекс всегда соображал довольно туго. Между тем, аппарат подал на стол тарелки с завтраком. Заключенные неторопливо рассаживались на места. В действиях бойцов чувствовалась определенная растерянность. Андрей взялся за ложку и тут заметил в оконном проеме штурмовиков. Капрал и четыре солдата вошли в барак. Услышав топот тяжелых ботинок, Тогрил с горечью сказал:
   – Не успели. Сейчас выгонят на улицу. Построимся в колонну по два и вперед…
   – Не хнычь, – зло процедил сквозь зубы гигант. – Лично я уверен в победе. Плечо уже почти не болит.
   Охранник остановился посреди помещения, окинул взглядом гладиаторов и, указав пальцем на землянина, проговорил:
   – Ты. Вставай и следуй за нами. Пошевеливайся. Тебя давно ждут.
   Удивленно пожав плечами, юноша поднялся со стула и двинулся к конвоирам.
   – А как же мы? – выдохнул высокий темноволосый коринианец.
   – Вам повезло, – презрительно усмехнулся штурмовик. – Сегодня на арене дерутся другие.
   – Чудеса, да и только, – вырвалось у Остина. – Но почему тогда забираете невольника?
   – Не задавай глупых вопросов, – произнес капрал. – Любопытство до добра не доводит.
   – Прощай, Волк! – выкрикнул Алекс. – Удачи тебе. Плюнь на принципы и прикончи противника.
   Спустя минуту Андрей оказался в знакомом длинном коридоре под трибунами стадиона. Однако охранники повернули не направо, а налево. Странно. Землянин терялся в догадках.
   Преодолев метров сто, конвоиры замерли возле массивной стальной двери. Она плавно отъехала в сторону, и Волков увидел инструктора наемников. Мужчина стоял на небольшой травянистой лужайке спиной к юноше. Чуть в отдалении разминались охотники. Теперь все стало ясно. Андрей попал в неприятельский лагерь. По телу пробежала нервная дрожь. Ничего хорошего от этого посещения ждать не приходилось. Наемники не прощают врагам нанесенных обид. Юноша пребывал в замешательстве.
   – Иди! – штурмовик бесцеремонно ткнул Волков прикладом карабина.
   Землянин поневоле пробежал пару метров. Тяжелая дверь тут же закрылась. Путь к отступлению был отрезан. Тасконец повернулся к Андрею, дружелюбно улыбнулся и сказал:
   – Добро пожаловать в ряды охотников, молодой человек. Мы вам очень рады.
   – Чего-то я не понимаю… – растерянно выдавил юноша. – Мое место среди хищников.
   – Это в прошлом, – возразил Лейрон. – Я купил тебя у плайдцев. Думаю, ты не обиде.
   – Если честно, мне плевать, – проговорил Волков. – Хозяева слишком часто меняются. Не успеваю запоминать.
   – И сколько раз тебя продавали? – поинтересовался инструктор.
   – Пять, – проведя в уме несложные подсчеты, ответил землянин. – И все за один год…
   – Да, не позавидуешь, – согласился Грег. – A c чем связана такая частота сделок?
   – По-разному, – уклончиво произнес Андрей. – У рабовладельцев свои планы.
   – А как ты угодил в маорские шахты к каторжникам? – напрямую спросил тасконец.
   – Стечение обстоятельств, – вымолвил юноша. – Я чем-то приглянулся Линку Грейсону.
   Лейрон иронично усмехнулся. В том, что парень лжет, он не сомневался. Мальчишку не зря включили в первую же партию смертников. От него любой ценой хотели избавиться. Шрамы на левом плече и верхней губе появились явно не случайно. Парень здорово достал «надзирателей». А они особой сентиментальностью не отличаются и с рабами и преступниками не церемонятся.
   Слухи о том, что заключенных казнят в забоях без суда и следствия, часто просачивались в средства массовой информации. Проверки результата не приносили. Властям графства не нужны громкие скандалы.
   Диалог с невольником получился продуктивным. Сам того не желая, подросток сболтнул имя человека, поставляющего каторжников на Грезу. Вряд ли Соунвил собирался разглашать данный секрет. Эстерианец допустил непростительный промах. Впрочем, мальчишке трудно заткнуть рот. Он ничего не боится. В глазах звериный блеск. Психика у парня наверняка нарушена. На долю бедняги выпали суровые испытания. Не каждый мужчина способен их выдержать, а он совсем ребенок. Придется действовать осторожно.
   – Как тебя зовут? – проговорил инструктор после непродолжительной паузы.
   – Волк, Одинокий Волк, – мгновенно отреагировал землянин.
   – Я о настоящем имени и фамилии, – сказал Грег. – О родителях…
   – Гладиаторская кличка нравится мне гораздо больше, – произнес Андрей.
   – Что ж, пусть будет по-твоему, – пожал плечами тасконец. – Запомни, с этого момента ты – собственность компании Стафа Энгерона. Я его помощник майор Лейрон. Остальные правила узнаешь позже.
   – Зачем? – спросил юноша. – Моя судьба на острие клинка. Нож в сердце, и ты либо покойник, либо триумфатор.
   – Если сегодня победишь, то на время покинешь Ассон, – пояснил инструктор. – Отправишься со мной в систему Сириуса. Там, на специальной базе, пройдешь курс боевой подготовки.
   – И новоявленному наемнику наденут на шею металлический обруч с взрывчаткой, – язвительно заметил Волков. – Необычайно высокая честь. Всю жизнь мечтал об этом.
   – А ты неплохо осведомлен, – проговорил Грег. – Распорядитель рассказал?
   – Нет, – землянин отрицательно показал головой. – Солдаты охраны. Мерзавцы любят пугать преступников.
   – Ладно, хватит о пустяках, – жестко произнес тасконец. – Пора переходить к делу. Мне надо определить твои сильные и слабые стороны. Проведем короткий спарринг. Покажи себя.
   Лейрон неторопливо зашагал к охотникам. Андрей покорно брел за инструктором. Они остановились в четырех метрах от воинов. Окинув взглядом подчиненных, Грег выкрикнул:
   – Три тысячи сто пятый, немедленно на тренировочную площадку!
   Огромный русоволосый наемник тотчас выбежал из строя. Через пару секунд боец замер посреди засыпанного песком квадрата. Вот что значит профессионализм. Тасконцы в миниатюре создали арену стадиона. Полная имитация реальности. Лейрон подтолкнул юношу в спину и сказал:
   – Вперед, Одинокий Волк. С этим парнем ты должен был встретиться полтора месяца назад.
   Землянин уверенно двинулся на врага. Словно по команде охотники прекратили разминку. Воины с нескрываемым любопытством наблюдали за невольником. К Грегу не спеша приблизился Аскенс.
   – Господин майор, вы рискуете, – вымолвил офицер. – Три тысячи сто пятый покалечит мальчишку.
   – Не думаю, – возразил Лейрон. – Стервец не даст себя в обиду. Кроме того, я предупредил наемника.
   – А вдруг какой-нибудь мощный удар достигнет цели? – не унимался Аскенс.
   – Тем лучше, – с равнодушным видом проговорил тасконец. – Наглеца нужно проучить. Он слишком самоуверен. Две одержанные победы вскружили парню голову. Не хочу, чтобы его убили из-за досадной оплошности.
   – Ваша логика для меня загадка, – тяжело вздохнул инструктор.
   – Все очень просто, – откликнулся Грег. – Воспринимай охотников как обычных людей. У каждого воина есть достоинства и недостатки. Сумеешь вовремя исправить ошибки – сохранишь бойцу жизнь.
   – В мой функционал это не входит, – возмутился офицер. – За смерть гладиатора Энгерон получит хорошие деньги.
   – Твоя позиция ясна, – презрительно усмехнулся Лейрон. – Общий язык мы не найдем.
   Между тем, схватка началась. Андрей первым атаковал противника. Наемник ушел от удара и тут же совершил ответный выпад. Юноша чудом уклонился. Охотник, несмотря на внушительные габариты, обладал великолепной реакцией. Почувствовав растерянность мальчишки, воин двинулся в наступление. Сдержать натиск гиганта Волков не сумел.
   Получив сильный тычок в грудь, землянин отлетел метра на два и рухнул на песок. Боец ринулся добивать врага. Подсечка, спасшая Андрея в прошлом поединке, должного эффекта не произвела. Наемник крепко стоял на ногах. Когда кулак три тысячи сто пятого завис над юношей, Грег остановил схватку. К удивлению Волкова охотник помог поверженному противнику подняться. Неприязни и ненависти к бывшему хищнику воин не испытывал. Бойцы под руководством Аскенса продолжили занятия, а Лейрон направился к землянину.
   – Ты чересчур переоцениваешь себя, – произнес тасконец. – Часто рассчитываешь на удачу. А она, как женщина, переменчива. Нельзя атаковать спонтанно, по наитию. Рано или поздно обязательно промахнешься.
   – Обойдусь без чужих подсказок, – раздраженно пробурчал Андрей.
   – Еще одна отвратительная черта, – заметил Лейрон. – Терпи и подавляй негативные эмоции.
   – Господи, опять нравоучения! – зло процедил сквозь зубы юноша. – Как вы все надоели…
   – Вспыльчив, горяч, агрессивен, – констатировал Грег. – Твоему наставнику приходилось нелегко.
   Волков хотел в очередной раз огрызнуться, но решил промолчать. Землянин вдруг вспомнил Астина. Учитель говорил ему то же самое. Не пора ли прислушаться к словам старших? В конце концов, на кону стоит жизнь Андрея. Тасконец наглядно продемонстрировал юноше, что может случиться на арене.
   – Извините, – тихо проговорил землянин. – Иногда я бываю несносен.
   – Умение признавать собственные ошибки – хорошее качество, – спокойно отреагировал Лейрон. – А теперь маленький инструктаж. Против тебя выйдет каторжник примерно тех же размеров, что и три тысячи сто пятый. Ваши физические данные несопоставимы. Поэтому в обмен ударами не ввязывайся. Держи врага на дистанции. Постоянно маневрируй и бей по рукам и ногам. Многочисленные, кровоточащие порезы приведут заключенного в ярость. Тут ты и достанешь хищника.
   – Я не собираюсь никого убивать, – вымолвил Волков. – Лучше ранить.
   – Очень сожалею, но правила жесткие, – произнес Грег. – Охотник обязан прикончить жертву.
   – А если преступник прорвется к флагу? – спросил юноша.
   – Даже не думай! – резко сказал тасконец. – Любой обман сурово карается.
   – Проклятье! – выругался Андрей. – Что за невезение? Меня постоянно загоняют в угол.
   – В твоем положении главное – уцелеть, – проговорил мужчина.
   Лейрон и Волков зашагали к невзрачному одноэтажному зданию. Туда же потянулись и наемники. До представления осталось меньше трех часов. Первые электромобили уже подъезжали к стоянкам. Возле заградительной сетки кричала и подпрыгивала группа девушек. Публика жаждет кровавого зрелища. Скоро ворота откроются, и зрители хлынут на трибуны. Могущественная высокоразвитая цивилизация окончательно и бесповоротно погрузилась в эпоху варварских обычаев.

ГЛАВА 2

ОХОТНИК

   Толпа ревела и вопила. Стадион был забит до отказа. Все билеты раскуплены еще две декады назад. Их нет даже спекулянтов. Пуста пока только ложа для почетных гостей. Герцог Видог, как обычно, появится непосредственно перед представлением.
   За десять минут до полудня на арену вышли охотники. Разноцветные короткие туники, кожаные нагрудники, эффектные шлемы с перьями. Бойцы почтительно поклонились плайдцам. В ответ раздался истеричный женский визг. Чтобы публика не узнала Волкова, землянину набросили на голову кусок красной материи. Андрей двигался в середине колонны и по сторонам не смотрел.
   Это условие Клевил поставил Лейрону в подтрибунном коридоре. Распорядитель хотел сделать сюрприз зрителям. Документ на продажу раба Браен подготовил, но подписать бумаги обещал после поединка. Напрасно рисковать деньгами Клевил не привык. Тасконец не стал спорить с деловым партнером. В случае обмана Грег знал, чем прижать плайдцев.
   Возле навеса наемники остановились, Лейрон повернулся к воинам и негромко произнес:
   – Волк, садится на дальнюю скамью. Он сегодня дерется последним. Тряпку не снимать!
   Юноша послушно выполнил приказ инструктора. Рядом утроился три тысячи сто пятый. Охотники изредка перекидывались редкими, ничего не значащими фразами. Впрочем, новички явно нервничали. Кто-то ритмично раскачивался, кто-то тихо молился, кто-то приставал с расспросами к старожилам. Окружающая обстановка способна кого угодно вывести из равновесия.
   Вскоре на арену стадиона вступили «хищники». Каторжников сопровождал взвод штурмовиков. Первую партию маорских заключенных охраняло вдвое меньше людей. Значит, пленники спокойным нравом не отличаются.
   Претерпел изменения и внешний вид хищников. Появились кожаные наплечники, наколенники и налокотники. На лицах некоторых устрашающие маски. В краску художники добавили какое-то вещество, и рисунок на теле каторжников неестественно блестел.
   Появление заключенных вызвало бурный восторг публики. Многие зрители вскочили с мест и принялись аплодировать. Странно, но мерзавцам туристы симпатизировали больше. Практически сразу на площадку вышел Клевил.
   – Господа, поприветствуем правителя Плайда герцога Видога! – торжественно вымолвил распорядитель.
   Неистовство толпы достигло наивысшей точки. Властитель продвинулся вперед и лениво помахал рукой подданным. Плайцы угомонились лишь через пять минут. Вместе с Бердом Видогом на Грезу прилетели его жена и сын. Они держались чуть позади герцога.
   Верные телохранители тотчас перекрыли вход в ложу. Бронированное стекло надежно защищало правителя со стороны трибун. Обычное стрелковое и лазерное оружие не в состоянии пробить прочную преграду. Собственной безопасностью властитель Плайда никогда не пренебрегал. Уж кто-кто, а Берд отлично знает, что такое дворцовые перевороты. История семьи Видогов – это сплошные интриги, покушения и загадочные смерти. Многие эпизоды даже по истечении веков покрыты завесой тайны.
   Торжественная речь Браена длилась недолго. Публика требовала зрелища. Вскоре Клевил вызвал на арену две первые пары. Чтобы придать уверенности воинам, Грег выставил на бой опытных охотников. Схватки получились тяжелыми и кровопролитными, но в обеих победили наемники. Плайдцы были несколько разочарованы. Зрители надеялись на успех хищников. С трибуны раздался возмущенный свист.
   Соунвил, руководивший каторжниками, мгновенно отреагировал на настроение толпы и выпустил на песчаную площадку огромных сильных преступников. Данное решение полностью себя оправдало. В одном из поединков охотник допустил ошибку, и заключенный тяжело ранил беднягу в живот. Воин рухнул на колени.
   К удивлению Андрея, хищник не бросился к флагу. Убийца взялся за оперение шлема, запрокинул голову наемника назад и бесцеремонно перерезал парню горло. Плайдцы истошно завопили. Каторжник церемониально поклонился публике и не спеша зашагал к спасительной линии. Перехватить негодяя второй боец уже не успевал.
   Описывать все представление вряд ли имеет смысл. Оно протекало по стандартному сценарию. Три раунда по пять парных схваток с двумя короткими перерывами, во время которых сотрудники стадиона подсыпали песок, выравнивали арену и уносили трупы поверженных гладиаторов.
   В целом зрители были довольны ходом поединков. Из двадцати восьми боев хищники выиграли шесть. У охотников в основном погибли новички. Распорядитель не зря добивался их участия в шоу. Прибывшие вчера на Грезу воины оказались психологически не готовы к жестокой схватке. Подсказки Лейрона, к сожалению, помогали далеко не всем.
   Смерть каждого наемника тасконец воспринимал как личное поражение. Грег кричал, ругался, топал ногами. Аскенс вел себя совершенно иначе. Офицер устроился на первой скамье и бесстрастно наблюдал за поединками. Судьба бойцов его абсолютно не волновала. За каждого убитого охотника Энгерон получит крупную компенсацию. Аренда, конечно, гораздо выгоднее, но и это неплохой бизнес.
   Между тем, представление подходило к концу. Зрители с нетерпением ждали финальную схватку. Обычно она самая интересная. Клевил неторопливо вышел на площадку, выдержал долгую паузу и, когда толпа стихла, проговорил:
   – Уважаемые дамы и господа, надеюсь, сегодняшние поединки вам понравились. Воины дрались честно. Ну, а в завершении программы мы приготовили небольшой сюрприз.
   Ключевая фраза прозвучала, и гладиаторы двинулись к линии. Волков, не снимая покрывала, следовал за три тысячи сто пятым. Вскоре землянин повернул направо. Их с напарником должно разделять тридцать метров. Затаив дыхание, люди не спускали глаз со странного бойца.
   – Уважаемые дамы и господа! – повысил голос Браен. – На арене снова Одинокий Волк!
   Андрей резко сбросил с головы красную материю. В отличие от наемников юноша был без шлема. Плайдцы буквально взревели от восторга. Стадион содрогнулся от дружного вопля двадцати тысяч глоток. Публика необычайно тепло приветствовала юного гладиатора. Молоденькие девушки визжали словно сумасшедшие. Даже герцог небрежно похлопал в ладоши.
   – По ряду причин, – продолжил распорядитель, – безжалостный хищник переметнулся на сторону охотников. Теперь он будет убивать себе подобных. А противостоит ему Свирепый Шек!
   Зрители дружно затопали ногами. Вытерев пот со лба, Волков взглянул на каторжника. Тасконец оказался прав. По габаритам преступник ни в чем не уступал три тысячи сто пятому. Рост не меньше метра девяносто, широкие плечи, крепкая мускулатура. Гигант килограммов на сорок тяжелее землянина. Один точный удар и Андрей вряд ли придет в чувство. Организаторы явно хотят проучить строптивого раба.
   Впрочем, и Лейрон неслучайно поставил на этот бой своего лучшего наемника. Воин наверняка постарается быстро прикончить врага и помочь невольнику.
   Клевил сделал гладиаторам разрешающий знак, и Волков вытащил из песка два кинжала. Практически тут же раздался противный скрипучий звук труб. Заключенный, не раздумывая, устремился к юноше. Несмотря на предупреждение эстерианца и свист толпы, каторжник не сомневался в победе. Уж слишком невзрачный вид у противника. Запугать, задавить мальчишку не составит труда.
   Андрей разгадал замысел преступника и легко увернулся от первого выпада врага. Уйдя влево, землянин по ходу зацепил бедро Шека. Заключенный вскрикнул от боли и отпрыгнул назад. Рана была неглубокой и неопасной, но публика восторженно восприняла контратаку Одинокого Волка. В глазах каторжника сверкнула ярость. Неудача только разозлила «хищника».
   – Я разрежу тебя на куски, – процедил сквозь зубы преступник. – Вырву сердце и съем.
   – Ты, похоже, страдаешь каннибализмом, – усмехнулся юноша. – Серьезное заболевание…
   – Издеваешься! – гневно прорычал заключенный, бросаясь в наступление.
   Уклоняясь от ударов, Андрей постоянно маневрировал и изредка отвечал на выпады. Кровь текла по груди, рукам и ногам каторжника. С каждой минутой Шек свирепел все больше. Из уст негодяя сыпался поток отборных ругательств. Не обращая внимания на раны, хищник упорно шел вперед. Менять тактику убийца не собирался.
   И однажды удача едва не улыбнулась мерзавцу. Землянин чуть не рассчитал расстояние, и стальные когти перчатки процарапали спину Волкова. Юноша громко взвыл и невольно изогнулся. Преступник попытался добить врага, но Андрей был уже далеко. Нож со свистом вспорол воздух. На губах заключенного появилась презрительная усмешка.
   Демонстративно облизав окровавленный металл, каторжник решительно двинулся на землянина. Противников разделяло метра четыре. Волков долго ждал итого момента. Уверовавший в собственную победу хищник совершенно открыт. Перехватив поудобнее кинжал, юноша с силой метнул оружие. Клинок вонзился точно в сердце Шека. Андрей не напрасно тренировался на Земле и в лагере Ассона.
   Преступник на мгновение замер. Изумленно глядя на торчащую из груди рукоять ножа, заключенный никак не мог понять, что же случилось. Через несколько секунд мертвый каторжник рухнул на арену. Зрители начали бурно аплодировать Волкову. Юноша почтительно поклонился трибунам.
   Вторая схватка тоже завершилась поражением хищников. Три тысячи сто пятый сбил врага с ног и не дал подняться преступнику.
   Служащие выбежали на площадку и быстро унесли трупы гладиаторов. После того, как воины поприветствовали герцога Видога, плайдцы потянулись к выходу. Стадион постепенно пустел. В сопровождении охраны уцелевшие наемники и заключенные зашагали в разные стороны. До следующего кровавого представления они не встретятся.
   Лейрон повернулся к Аскенсу и произнес:
   – Капитан, разместите мальчишку в бараке. Я немного задержусь. Нужно уладить кое-какие дела.
   – Хорошо, – кивнул головой наблюдатель. – Возле раненых есть свободные кровати…
   – Нет, – возразил тасконец. – Лучше у северной стены. Не забывай, именно Волк уложил на койку три тысячи семнадцатого и три тысячи двести десятого. Не будем провоцировать конфликт.
   – По-моему, вы чересчур трепетно относитесь к рабу, – заметил офицер. – Не велика беда, если паршивцу набьют физиономию. Наши парни знают меру и запретную черту не перейдут.
   – Вот-вот, – сказал Грег. – Они-то остановятся, а невольник кого-нибудь обязательно отправит на тот свет.
   – Без оружия? – удивился Аскенс. – Это проблематично.
   – Не для него, – проговорил Лейрон. – Юношу готовили как профессионального убийцу.
   – А вы не преувеличиваете? – спросил капитан. – Особого впечатления мальчишка на меня не произвел.
   – Стервец хитер и не хочет раскрывать свои секреты, – вымолвил тасконец. – Я наблюдал за ним три месяца. Очень, очень интересный экземпляр. Он владеет приемами, которые даже бойцам специальных подразделений неизвестны. По моим прикидкам раба обучали лет десять, не меньше.
   – Чепуха, – усмехнулся наблюдатель. – Ничего сверхъестественного парень в поединке не показал. Ваши предположения – плод неуемной фантазии.
   – Бессмысленный спор, – произнес Грег. – В любом случае предупреди солдат. Никаких язвительных реплик, колкостей и, тем более, стычек. Кто ослушается, пусть пеняет на себя.
   Не дожидаясь ответа, инструктор двинулся к распорядителю. Браен о чем-то беседовал с компаньоном. На лицах обоих плайдцев была озабоченность. Соунвил нервно теребил пальцами край рубашки.
   – Господа, где бумаги на невольника? – без вступления сказал тасконец.
   – Видите ли, господин Лейрон, – проговорил Клевил, – бои закончились. Мы подумали, что…
   – Решили обмануть меня, – оборвал распорядителя Грег. – Напрасно. Я обид не прощаю.
   – Давайте обойдемся без угроз, – вымолвил Браен. – Отказ от сделки нельзя назвать обманом. Просто ситуация изменилась. Если мальчишке ничего не угрожает, зачем его продавать. Контракт ведь еще не заключен. Устное соглашение не является доказательством в суде. Да и свидетелей у вас нет.
   – Хитрецы, – язвительно произнес инструктор. – Но вы не учли одно важное обстоятельство.
   – Какое? – уточнил плайдец, расстегивая ворот одежды.
   – Я могу в отместку перекрыть канал поставки каторжников, – сказал Лейрон.
   – Вряд ли это удастся, – улыбнулся Клевил. – У нас могущественные покровители и здесь, и в Сирианском графстве. Они не допустят утечки информации. Кроме того, проверка шахт займет год, а то и два. К тому моменту мы подкупим и таможню, и полицию, и правительство.
   – Нет, нет, – проговорил тасконец, – я не стану обращаться к официальным властям. Для того чтобы раздуть грандиозный скандал достаточно дать интервью журналистам. И поверьте, мои обвинения не будут голословными. Я назову имя негодяя, торгующего опасными преступниками.
   – Вы блефуете, – вмешался эстерианец. – Фамилия человека, передающего мне товар никому не…
   – Не болтайте чепуху! – жестко произнес Грег. – Я готов хоть сейчас ее озвучить.
   – Так в чем же дело? – иронично вымолвил распорядитель. – Продемонстрируйте свою осведомленность.
   – Но тогда у компании отпадет надобность в господине Соунвиле, – усмехнулся инструктор.
   В глазах Стенли мелькнул страх. Иллюзий относительно партнера он не питал. Ради дополнительной прибыли Клевил пожертвует кем угодно. В большом бизнесе друзей не бывает. Если бы не крупные партии маорских заключенных Браен давно бы избавился от эстерианца.
   Лейрон точно все просчитал и вбил клин между плайдцами. Соунвилу не выгодно обострять отношения с тасконцем.
   В данном вопросе Стенли и Грег скорее союзники, чем враги. Догадался о замысле инструктора и распорядитель. Вступать в конфликт с компаньоном Клевил не рискнул.
   – Ладно, – кивнул головой Браен. – Шепните Стенли имя продавца.
   Лейрон приблизился к эстерианцу и едва слышно проговорил:
   – Линк Грейсон. Не знаю, кто он такой, но то, что ему принадлежат несколько шахт – это точно.
   Соунвил тяжело вздохнул, вытер пот со лба и с раздражением сказал:
   – Проклятые болтуны. Обрезать бы язык мерзавцам. Другим будет не повадно…
   – Зря злишься, – тихо добавил тасконец. – Сохранить тайну тебе не удастся. Всем каторжникам прекрасно известна фамилия бывшего хозяина. Преступники даже не пытаются ничего скрывать.
   – Значит, Клевил давно в курсе и держит меня за дурака, – с горечью произнес Стенли.
   – Похоже на то, – подтвердил Грег. – На начальной стадии развития трудно обойтись без помощников.
   – Вы не увлеклись? – нервно вымолвил Браен. – Я устал и тороплюсь домой.
   – Лейрон действительно обладает важной информацией, – мгновенно отреагировал на упрек распорядителя эстерианец.
   – И что с того, – пожал плечами плайдец. – Интервью ведь может и не состояться.
   – Наконец, я слышу речь настоящего мужчины, – бесстрастно произнес тасконец. – К черту завуалированную двусмысленность и церемонии. Пора бросить карты на стол. У вас есть два варианта: убрать наблюдателя либо в Ассоне, либо на корабле. Первый предпочтительнее. Второй сложно объяснить. Разложим все по полкам. Связаться с базой я не в состоянии. Нет соответствующей аппаратуры. Но вдруг ценные сведения просочатся в местную прессу? Дальше произойдет цепная реакция…
   – И не надейтесь, – возразил Клевил. – Доступ неблагонадежным репортерам на Грезу запрещен.
   – Дело не в журналистах, – сказал Грег. – В случае моей внезапной смерти имя маорца будет выкрикивать каждый выходящий на арену наемник. Поверьте, я позабочусь об этом. Ну, а двадцати тысячам зрителей глотку не заткнешь. Слухи быстро распространяются по звездным системам империи.
   – Мы решим данную проблему с вашим напарником, – заметил Браен.
   – Аскенс не сможет повлиять на воинов, – проговорил инструктор. – Он выполняет исключительно контролирующие функции.
   – Неплохой ход, – задумчиво произнес плайдец. – Вы мастер шантажа, господин Лейрон.
   – Не льстите, – вымолвил тасконец. – Я лишь немного подстраховался. Иначе нельзя…
   – А вдруг мы все-таки рискнем? – внезапно спросил распорядитель. – Не боитесь отправиться на тот свет?
   – Господин Клевил, – спокойно сказал Грег, – я почти двадцать лет служил в особом штурмовом подразделении и не раз смотрел смерти в глаза. Костлявая старуха с косой меня не пугает. За моей спиной нет ни семьи, ни друзей, ни идеалов. Полная пустота. Кроме того, никто не живет вечно.
   – Что ж, теперь понятно, почему вы столь упрямы, – проговорил Браен. – Старые принципы…
   – И законы чести, – добавил инструктор. – Я никогда не нарушаю данных обещаний. Форма соглашения не имеет значения. Заключили сделку, будьте любезны соблюдать ее условия. Попытаюсь вкратце нарисовать перспективы. В Ассоне при загадочных обстоятельствах погибает наблюдатель Энгерона. На представлении гладиаторы оглашают фамилию торговца каторжниками и бросают тень на организаторов поединков. Через пару дней скандал докатится до Сирианского графства.
   – На него тут же отреагирует Сенат, – вымолвил Соунвил. – Начнутся проверки маорских шахт.
   – Правильно, – произнес Лейрон. – И не важно арестуют власти торговца живым товаром или нет. Главное, они закроют канал поставки преступников. В свою очередь до окончания расследования Стаф запретит аренду наемников. Что в итоге? Бойцов для шоу нет, репутация фирмы испорчена, рекламодатели терпят гигантские убытки. Герцогу Видогу надо либо отказываться от проекта, либо устранять зарвавшихся дельцов. Иначе престиж Плайда не поднять. Интересно, какое решение примет правитель?
   Клевил внимательно посмотрел на тасконца. Майор абсолютно невозмутим. Великолепная выдержка. Сразу чувствуется, что он опытный и опасный игрок. Такой противник на мелочи не разменивается и всегда идет до конца. Вопрос в том, стоит ли ввязываться с ним с борьбу?
   – Мне кажется, вы чересчур сгущаете краски, – после короткой паузы сказал распорядитель.
   – Возможно, – согласился Грег. – Но я давно заметил – события обычно развиваются по самому худшему сценарию. Закон подлости. Ради мальчишки-раба вы бросаете на кон деньги, карьеру, положение в обществе. Ставка очень, очень хорошая. Моя жизнь по сравнению с ней – сущая ерунда.
   – Браво, – Браен демонстративно захлопал в ладоши. – Ничего другого я и не ожидал. У Стафа Энгерона отличные сотрудники. Мне подобных людей катастрофически не хватает…
   Плайдец достал из-под тоги два свернутых листа бумаги и протянул их Лейрону.
   – Распишитесь внизу и забирайте мальчишку, – натянуто улыбаясь, проговорил Клевил. – Надеюсь, вы не в обиде на мою шутку? Поверьте, я тоже никогда не нарушаю данных обещаний. А вот покуражиться люблю.
   – Ничего страшного, – холодно вымолвил инструктор. – Мы оба не ангелы.
   Грег быстро пробежал глазами текст документа и, опустившись на колено, поставил размашистую подпись. Один контракт вернулся к Браену, второй перекочевал в нагрудный карман тасконца. Мужчины обменялись крепким рукопожатием и разошлись в разные стороны. Клевил отправился домой, а Лейрон в лагерь наемников. На опустевшей арене остался лишь Соунвил.
   Эстерианец вытер пот со лба и облегченно выдохнул. Пронесло. Конфликт с инструктором мог бы доставить компании массу неприятностей. Но разве Браена в чем-нибудь переубедишь? Упрямец еще тот. Решил надуть майора. Глупец. С военными лучше не связываться. Особенно с имперскими штурмовиками. У парней явно не все в порядке с головой.
   Что ж, Клевил получил по заслугам. Грег без труда прижал его к стене. Впредь наука – не пытайся обманывать партнеров. Но как мерзавец ловко выкрутился! Хитер, сволочь, ничего не скажешь. Во взаимоотношениях с ним нужно соблюдать предельную осторожность. Этот хищник сожрет кого угодно. Малейшая расслабленность и он разденет тебя донага. Стенли неторопливо зашагал к выходу со стадиона. Сегодня надо обязательно напиться.

   Наемники преодолели длинный коридор и замерли перед металлической дверью. Охранник приложил ладонь к пульту, набрал шестизначный код, и массивная преграда плавно отъехала влево. Колонна бойцов тут же рассыпалась. Охотники устремились к бараку. Кто-то спешил в душ, кто-то в столовую. Там стоял большой бак с питьевой водой. Жажда измучила воинов. Андрей невольно отстал от солдат.
   – Волк, следуй за мной! – жестко приказал Аскенс. – Пошевеливай ногами!
   И хотя у юноши ужасно болела спина, спорить с офицером землянин не рискнул. Через несколько секунд Андрей очутился в здании. Наемники, не участвовавшие в поединках, с интересом разглядывали раба. О том, что мальчишка выиграл уже три схватки, они прекрасно знали.
   – Размещайся у северной стены, – распорядителя инструктор. – Выбирай любую кровать.
   Юноша поплелся к ближайшей койке. Сев на край, Волков блаженно закрыл глаза. Землянин не видел, как Аскенс подозвал к себе три тысячи сто пятого и что-то ему сказал. Гигант молчаливо кивнул головой. Вскоре наблюдатель покинул помещение. Люди в бараке мгновенно ожили. Охотники громко и бурно обсуждали перипетии боев.
   По сравнению с лагерем каторжников здесь царила совсем иная атмосфера. Воины искренне радовались победам друзей. Когда же речь заходила о погибших товарищах, в голосе мужчин отчетливо звучала горечь. Гладиаторы кровью платят за допущенные ошибки. За три месяца наемники потеряли убитыми одиннадцать человек. Цифра значительная.
   Возле Андрея выросла огромная фигура бойца.
   – Как самочувствие? – спросил три тысячи сто пятый, протягивая землянину стакан с водой.
   Волков посмотрел на охотника, взял стакан, залпом его осушил и сказал:
   – Паршивое. Заключенный серьезно меня зацепил. Спина буквально горит.
   – Пустяки, – улыбнулся воин. – Это пот разъедает рану. После обработки болезненные ощущения исчезнут.
   – Твои слова, да богу в уши, – произнес Андрей. – А то лечь даже не могу…
   – Сначала прими душ, – посоветовал наемник. – Правая кабина только что освободилась.
   – Благодарю, – вымолвил юноша, с трудом поднимаясь с постели.
   Сняв защитные доспехи, Волков двинулся в дальнюю часть барака. Водные процедуры взбодрили землянина.
   Значительно улучшилось настроение, появился аппетит. Кое-как закрепив набедренную повязку, Андрей вышел на улицу. Толпа девушек у заградительной сетки тотчас завизжала от восторга. Без сомнения, юные красавицы ждали появления кумира. Волков приветственно помахал им рукой.
   Между тем, из дверей стадиона показался майор Лейрон. Тасконца сопровождал врач и два штурмовика. Приблизившись к землянину, Грег с нескрываемой иронией проговорил:
   – Наслаждаешься славой, Одинокий Волк? Полезное занятие. Лишь бы голова от успехов не закружилась.
   – Я любуюсь закатом и дышу свежим воздухом, – откликнулся Андрей. – Скучный тут пейзаж. Океан слишком далеко. Нет волн, накатывающихся на берег, нет птиц, парящих над изумрудной поверхностью, нет радующего душу простора. Вокруг безжизненные каменные джунгли…
   – А мальчишка – романтик, – рассмеялся медик. – Умеет ценить настоящую красоту.
   Лейрон на реплику плайдца не отреагировал. Инструктора беспокоил характер невольника. Парень чересчур независим и строптив. На Тасконе ему придется нелегко. Законы на базе суровые. Сержанты и офицеры не терпят возражений со стороны солдат. Наказание последует незамедлительно.
   Раны юноши действительно не представляли серьезной опасности. Заклеив Волкову порезы специальным пластырем, врач отправился лечить других воинов. Впрочем, надолго в лагере он не задержался. Сегодня делать сложные операции никому было не нужно. Хищники безжалостно добили всех поверженных охотников. Такое случилось впервые. Контингент преступников подобрался отчаянный.
   Пройдясь по бараку, Грег остановился посреди спальни и громко скомандовал:
   – Построение в центральном проходе через пятнадцать секунд!
   Солдаты молниеносно бросились выполнять приказ инструктора. С Лейроном шутки плохи. В точно установленное время наемники стояли перед майором. Андрей по привычке занял место на левом фланге. Рядом с землянином расположился воин, раненый Алексом четыре декады назад. Парень получил удар ножом в бедро и до сих пор прихрамывал.
   Окинув взглядом охотников, тасконец сказал:
   – Я не буду говорить пафосных речей о чести и долге. Ни к чему. Вы стали наемниками не по собственной воле. Судьба порой бывает к нам несправедлива. Но тут уж ничего не поделаешь. Через три дня я возвращаюсь в систему Сириуса. Со мной летит Одинокий Волк. Функции наблюдателя возлагаются на капитана Аскенса. Хочу предупредить, организаторы поединков скоро создадут собственный лагерь гладиаторов. Уровень подготовки каторжников значительно возрастет. Если хотите жить, постоянно тренируйтесь и совершенствуйте свое мастерство. Вопросы есть?
   – Да, господин майор, – произнес темноволосый мужчина лет тридцати. – Рядовой двадцать девять семьдесят четыре. Насколько заключен контракт?
   – Контракт стандартный, на полгода, – ответил Грег. – Первый группе надо провести еще по два боя.
   – Рядовой тридцать пятьдесят один, – вымолвил стриженый наголо охотник. – Оружие и снаряжение будет меняться, господин майор?
   – Наверняка, – проговорил инструктор. – Устроители намерены превратить представление в древнее варварское шоу. Кто знаком с историей Тасконы, понимает, что я имею в виду. Золоченые доспехи, подбитые мехом плащи, копья, мечи, топоры… Герцог Видог обожает подобные зрелища.
   В помещении воцарилась гнетущая тишина. Перспективы вырисовывались не радужные. Чтобы уцелеть в таких поединках, нужно обладать особыми навыками. А их у наемников нет. И вряд ли Аскенс чему-нибудь научит воинов. Значит, многие из стоящих в строю бойцов умрут на песчаной арене ассонского стадиона. Мужчины грустно опустили головы.
   – Что ж, желаю удачи, солдаты, – сказал Лейрон. – Деритесь смело, побеждайте честно, умирайте достойно.
   Майор решительно зашагал к дверному проему. Ни один из воинов не пошевелился. Лишь когда Грег покинул барак, бойцы двинулись к столовой. Ужин уже стынет. Утолив голод, Андрей отправился спать. Юноша нуждался в отдыхе. День выдался необычайно тяжелым и насыщенным.
   Трое суток пролетели незаметно. В тренировках охотников Волков участия не принимал. Как и остальным раненым, ему был назначен щадящий режим. Подъем, умывание, завтрак, пешие прогулки.
   Устроившись на зеленой лужайке, землянин часами созерцал окрестности. Высотные административные здания, современные гостиницы, маленькие уютные кафе. Западная окраина столицы Грезы считались дорогим и респектабельным районом. Квартиры и особняки на побережье покупались асконцами и эстерианцами за астрономические деньги.
   Андрея завораживала удивительная, непрерывная суета Ассона. Стремительно проносящиеся по дороге электромобили, гуляющие по улицам туристы, куда-то вечно спешащие горожане.
   Лагеря гладиаторов, без сомнения, стали местной достопримечательностью. Сотни зевак приходили поглазеть на наемников. Словно в зверинце, взрослые и дети любовались на воинов из-за металлических решеток. Со стороны заграждения то и дело слышались восторженные женские возгласы и сухие одобрительные реплики мужчин. Впрочем, бойцы не обращали внимания на поклонников. Во время занятий не до них.
   Налаживать контакт с охотниками Волкову не имело смысла, и потому, он держался обособленно. В чужие разговоры не вмешивался, за обедом сидел молча, впечатлениями ни с кем не делился. Через считанные дни юноша покинет планету. Скорее всего, этих парней Андрей больше никогда не увидит.
   Ранним утром, перед самым отлетом, к землянину подошел три тысячи сто семнадцатый. На правом плече мужчины до сих пор повязка. Лезвие ножа, повредило мышцу, и восстановление протекало медленно.
   – Спасибо, что не прикончил меня тогда, – тихо произнес наемник.
   – Ерунда, – ответил Волков. – Я не собирался никого убивать. С каторжником получилось интуитивно.
   – Странный ты, – улыбнулся воин. – В нашем положении выбирать не приходится. Либо победа, либо смерть. У охотника нет права на милосердие. Замкнутый круг, из которого не вырваться.
   – Я, пожалуй, не соглашусь с данным утверждением, – вымолвил юноша. – Главное – не сдаваться.
   – Молодость, молодость, – вздохнул боец. – Когда-то я тоже так думал. База на Оливии все расставила на свои места. Там с людьми не церемонятся. Покупателям нужны дисциплинированные, покорные солдаты без морально-этических принципов. Существует только один высший закон – приказ командира. Малейшее неповиновение и ты покойник. Бунтарей безжалостно уничтожают. Учти это.
   – А как же финансовые потери? – удивился Андрей. – Рабы стоят недешево.
   – Установленные в лагере правила незыблемы, – с горечью проворил три тысячи сто семнадцатый. – Их соблюдают абсолютно все: и сержанты, и офицеры, и сам Стаф Энгерон. Выпускаемый товар должен соответствовать качеству. Спрос рождает предложение. Империя на пороге войны. А что касается убытков, то остальные наемники с лихвой компенсируют затраченные на обучение средства.
   – Значит, на Тасконе готовят профессиональных убийц, – догадался землянин.
   – Именно, – сказал охотник. – Конвейер по производству отчаянных, беспощадных головорезов.
   – По вашим взаимоотношениям трудно сделать подобный вывод, – возразил Волков.
   – Типичное заблуждение, – произнес боец. – Да, здесь немало друзей, но если завтра поступит распоряжение выйти на арену друг против друга, мы будем сражаться не менее яростно. Такие случаи уже бывали.
   – Вот, сволочи, – тихо выругался юноша. – Превращают человека в бездушное злобное существо.
   – Тебе пора, – вымолвил солдат, посмотрев в окно. – Майор Лейрон в десяти метрах от барака.
   Андрей попрощался с наемником и вышел на улицу. Инструктора сопровождали два штурмовика. Отказаться от услуг охранников Грег не мог. Перемещение гладиаторов по стадиону без конвоя категорически запрещалось. Плайдцы, не без оснований, опасались побега преступников. Затеряться в огромном курортном городе не так уж сложно. Ну, а если мерзавец кого-нибудь ограбит или убьет, разразится грандиозный скандал. Штраф и компенсация выльются в весьма солидную сумму.
   Без лишних слов землянин последовал за тасконцем. Солдаты двигались чуть позади. В подтрибунном коридоре Лейрон повернул налево. Волков не сомневался, что группа идет к посадочной площадке. Через пару минут юноша вновь оказался на знакомой поляне. Землянин не ошибся. Возле транспортного бота неторопливо прохаживался торговец, поставляющий заключенных с Маоры.
   – Вы пунктуальны, – одобрительно проговорил Соунвил, взглянув на часы.
   – Стараемся, – бесстрастно сказал инструктор. – Мальчишку будем засовывать в клетку?
   – Разумеется, – ответил эстерианец. – После инцидента на корабле я предпочитаю не рисковать.
   Стенли махнул рукой, и из летательного аппарата выбежал крепкий штурмовик. Он бесцеремонно подтолкнул Андрея в плечо. Юноша не спеша зашагал к машине. Возле бота Волков на мгновение замер. Очередной этап жизни остался позади. Землянин три месяца провел на Грезе. По сравнению с аланскими плантациями и маорскими шахтами, ассонский лагерь гладиаторов не самое худшее место.
   Отчасти Алекс прав.
   Лучше погибнуть на арене от кинжала врага, чем годами гнуть спину на полях рабовладельцев или горбатиться в тесном забое. Рано или поздно тебя все равно либо запорет до смерти рассвирепевший надзиратель, либо завалит рухнувшая порода. Андрей повернул к бараку преступников. У здания нет ни души. Каторжники наверняка еще спят.
   – Пошевеливайся, ублюдок, – раздражительно прорычал солдат.
   Юноша презрительно посмотрел на охранника. В голосе мужчины отчетливо звучал страх. Плайдец прекрасно знал, с кем имеет дело. Грубостью он хотел показать свое превосходство.
   – Чего уставился? – не унимался конвоир. – Сейчас врежу прикладом по зубам, быстро отпадет желание сверлить меня глазами.
   – Но, но, без лишнего усердия! – вмешался Грег. – Не порти товар.
   – Успокойся, Стивен, – поддержал тасконца Соунвил. – Не поддавайся на провокацию. Невольник никуда не денется.
   Бросив прощальный взгляд на пылающий диск Астры, на лазурную гладь океана, Волков скрылся в салоне летательного аппарата. Вскоре за спиной подростка щелкнул электронный замок стальной клетки. Землянин иронично усмехнулся и сел на пол. Лейрон и плайдцы расположились на скамьях напротив Андрея.
   Путешествие заняло около тридцати минут. За это время мужчины не обмолвились ни словом. Но вот машина достигла судна и плавно опустилась на металлический пол шлюзового отсека. Вошедшие в бот штурмовики взяли юношу под локти и повели к двери.
   Волков прекрасно помнил коридоры и лестницы корабля. Маршрут движения за девять декад ничуть не изменился. Три яруса вниз и перед ним пустое просторное помещение с едва заметной дверью. Легкое нажатие на кнопку, и массивная преграда поднялась вверх. Землянин вновь очутился в секторе заключенных. Длинный стол, ровные ряды кроватей, душевые кабины, тренажеры, голограф, вмонтированный в стену.
   Из двадцати девяти преступников, отправившихся вместе с Андреем на Грезу, в боях гладиаторов уцелели лишь двое. Перекупщик не солгал – они действительно были смертниками. Что ж, у каждого своя судьба. Юноша пересек отсек и лег на первую койку. Сон – лучшее лекарство от нервных стрессов и душевных переживаний. Завтра мир приобретет совсем иные краски.
   Полет в систему Сириуса протекал буднично и скучно. Плайдцы не боялись нападения пиратов. Два тяжелых крейсера, сопровождавших корабль, надежная защита от разбойников. Куда большую опасность представляли грайданцы и корзанцы. Отношения с соседями у правителя Плайда натянутые.
   За последние семнадцать лет стычки в космосе случались не раз. Дважды дело доходило до серьезных конфликтов. В одном из сражений герцог Видог потерял семь боевых судов. Тогда пришлось отозвать крейсера от Церены и заключить перемирие. Оно длится до сих пор. Однако все понимают, в любой момент хрупкое затишье может быть нарушено.
   И тогда долго тлевший пожар войны охватит десятки населенных планет. Дворяне слишком сильно ненавидят друг друга.
   Как назло кратчайший путь от Астры к Сириусу пролегает в непосредственной близости от границ герцогства Грайданского и двух враждебных баронств. При желании Делвил и Флэртон без труда уничтожат маленькую группу кораблей противника. Впрочем, пока причин для беспокойства у Соунвила не возникало. Патрульные суда соседей вели себя сдержанно и корректно. Обострять обстановку никто не хотел.
   Тренировка закончилась, и Волков устало поплелся в душ. Отдыхать сорок суток Лейрон ему не дал. Ежедневно в течение четырех часов инструктор занимался с землянином. Спорить с майором Андрей не стал. Он являлся собственностью тасконца и был обязан подчиняться.
   Грег включил в программу силовую подготовку, общефизическую и, конечно, отработку приемов. Спарринг с Лейроном стал для юноши суровым испытанием. Несмотря на возраст, инструктор находился в блестящей форме и спуску Волкову не давал. После таких схваток руки и ноги землянина покрывались многочисленными болезненными синяками. Наука выживать впитывалась с кровью.
   Прохладная вода приятно освежала разгоряченное тело. Подставив лицо под струю, Андрей блаженно закрыл глаза.
   С того момента, как юноша покинул Грезу, минуло уже три с половиной декады. Скоро Волков окажется на базе наемников. И вряд ли там курорт. Во всяком случае, свободного времени, чтобы спокойно почитать у него точно не будет.
   Если три тысячи сто семнадцатый не солгал, а это вряд ли, землянина ждет тяжелая, неблагодарная судьба. В лагере Энгерона из обычных людей делают машины для убийства. Солдаты лишены Родины, семьи, привязанностей. Единственная цель – выполнить приказ хозяина.
   Вытирая голову полотенцем, Андрей вышел из кабины. Майор сидел за столом, задумчиво подперев ладонью подбородок.
   Без сомнения, тасконец симпатизировал юноше. Иначе зачем было выкупать раба у плайдцев. Однако о предоставлении свободы речь даже не шла. Лейрон вез подростка на Оливию.
   – Нам надо серьезно поговорить, – вымолвил инструктор, заметив Волкова.
   – С удовольствием, – произнес землянин, набрасывая куртку на плечи.
   – Я хочу кое-что прояснить, – сказал Грег. – А именно, твой статус.
   – А чего тут прояснять, – грустно улыбнулся Андрей. – Я – невольник и по закону принадлежу вам.
   – Не мне, а компании Стафа Энгерона, – поправил тасконец. – Деталь немаловажная.
   – Не вижу существенной разницы, – пожал плечами юноша. – Заплатите деньги владельцу фирмы и…
   – К сожалению, совершить подобную сделку я не могу, – возразил Лейрон. – Контракт с организаторами поединков в Ассоне запрещает тебя перепродавать. Мало того, каждый год Одинокий Волк обязан возвращаться на Грезу и участвовать в одном из представлений. Спорить с плайдцами бесполезно.
   – Интересное развитие событий, – проговорил землянин, устраиваясь напротив майора. – Значит, я по-прежнему гладиатор. Тогда к чему весь этот балаган? Рано или поздно меня прикончат на арене.
   – Не исключено, – согласился мужчина. – Но к тому моменту ты будешь подготовлен лучше, чем сейчас. На базе отличные инструкторы. За короткий промежуток времени они сделают из тебя профессионала.
   – А если точнее, безжалостного наемного убийцу, – язвительно заметил Андрей.
   – Называй как хочешь, – бесстрастно произнес Грег. – Главное в подобной ситуации уцелеть.
   – Знакомая фраза, – иронично усмехнулся юноша. – Я слышал ее от разных людей уже раз пять.
   – Это лишнее подтверждение моей правоты, – вымолвил тасконец.
   – Но что-то в данной схеме вас беспокоит, – сказал Волков. – Не тяни…
   – На Оливии действуют предельно жесткие правила, – тяжело вздохнул Лейрон. – Никаких послаблений, никаких покровителей. Ты останешься один на один с офицерами и сержантами подразделения.
   – Вряд ли они хуже маорских надзирателей, – вставил землянин. – Об Алане даже не говорю. Там относятся к рабам как к скоту. Все распоряжения отдаются с помощью электрического хлыста.
   – Нелегкие испытания выпали на твою долю, – сочувственно произнес инструктор.
   – Да уж, пережил я немало, – вымолвил Андрей. – Шкура изрядно потрепана.
   – На базе Энгерона методы другие, – сказал Грег. – Никто никого не бьет. Только убеждение…
   – Верится с трудом, – откликнулся юноша. – Обычно хозяева с невольниками не церемонятся.
   – И я о том же, – проговорил тасконец. – Два-три предупреждения и боец отправляется в мир иной. Показательные казни в лагере не редкость. От бунтарей избавляются без сожаления. Строжайшая дисциплина – основа любой армии. От солдата требуется полное беспрекословное подчинение командиру.
   – Боитесь, что я не удержусь в рамках и вступлю с кем-нибудь в конфликт? – догадался Волков.
   – Опасаюсь, – честно признался Лейрон. – Ты чересчур вспыльчив.
   – Не волнуйтесь, – успокоил инструктора землянин. – Последний год меня многому научил. Буду молчать и терпеть. Не хочу остаться без головы. Есть еще какие-нибудь сложности?
   – Старайся не проявлять слабость, – произнес Грег. – Сержанты не любят нытиков. По статистике каждый десятый новобранец не дотягивает до завершения курса. Естественный отбор…
   – Суровый подход, – удивленно вымолвил Андрей. – А не жалко людей?
   – Жалко, – проговорил тасконец. – Но требования к наемникам необычайно высоки. Рисковать мы не имеем права. Если бойцы перестанут удовлетворять запросам нанимателей, компания разорится.
   – А терять столь прибыльный бизнес вы не желаете, – спокойно констатировал юноша.
   – Ты недостаточно вынослив, – не отреагировав на реплику Волкова, сказал Лейрон. – Кроме того, есть возрастные проблемы. Советую активно тренироваться и увеличить мышечную массу.
   – Кормят на базе хоть нормально? – поинтересовался землянин. – Или на питании тоже экономите?
   – Стаф Энгерон вкладывает в подготовку солдат огромные деньги, – ответил инструктор, поднимаясь со стула. – На мелочи он не разменивается. По калорийности и вкусовым качествам еда соответствует армейским стандартам. До прибытия в систему Сириуса занятий больше не будет. Отдыхай.
   Грег резко развернулся и зашагал к двери. Проводив его взглядом, Андрей взял со стола книгу и поплелся к кровати.
   Надо сегодня же дочитать роман. Завтра юноша намеревался взяться за техническую литературу. В запасе у Волкова осталось лишь пять дней. Кое-какие планы придется откорректировать. На Тасконе подросток вряд ли получит доступ к библиотеке.

   Транспортный бот совершил вираж и плавно приземлился на посадочную площадку. Задний люк с привычным грохотом упал на бетонную поверхность. Режим медленного, постепенного опускания на машинах данного класса пилоты почему-то редко использовали.
   Поправив форму, Лейрон первым вышел из летательного аппарата. За ним последовал Соунвил. Спустя минуту штурмовик вывел из бота Андрея. Юноша с нескрываемым интересом осматривался по сторонам. База наемников поразила Волкова своими размерами. По площади они занимала несколько километров. Десятки домов, ровные линии колючей проволоки, наблюдательные вышки, боксы с боевой техникой. Некоторые сооружения были едва видны.
   Сильное впечатление на землянина произвел Сириус. Гигантский белый шар буквально ослепил Андрея. А ведь светило только-только показалось из-за горизонта. На Алане звезда раза в полтора меньше. О Маоре и говорить нечего. Там Сириус – жалкая яркая точка на небосклоне. Юноша невольно представил, какая жара здесь будет в полдень. На лбу уже выступили капли пота.
   Между тем, к машине приблизился высокий худощавый мужчина лет шестидесяти. Абсолютно лысый череп, вытянутое лицо, длинный прямой нос, крупные, широко поставленные глаза, выбритый до синевы заостренный подбородок.
   Одежда тасконца не отличалась особым изыском. Обычная голубая рубашка, бежевые брюки и легкие туфли. Незнакомец поздоровался с Грегом и Стенли и, обращаясь к эстерианцу, произнес:
   – Как протекало путешествие, господин Соунвил? Инцидентов с грайданцами не было?
   – Нет, – ответил торговец. – Корабли герцога Делвила держатся от нас на почтительном расстоянии.
   – Жаль, – разочарованно проговорил мужчина. – Я с нетерпением жду обострения отношений.
   – Почему? – изумленно выдохнул Стенли. – Вы хотите, чтобы началась война?
   – Разумеется, – бесстрастно сказал тасконец. – Во время боевых действий спрос на наемников неизбежно возрастет. Мои парни потребуются обеим сторонам. Кроме того, на рынок рабов выплеснется громадное количество пленников. Зачем их убивать, когда можно продать. Цены на невольников сразу упадут. Опять же существенная выгода. Я деловой человек, господин Соунвил, и умею считать прибыль.
   – А не боитесь, что схватка за мировое господство перекинется и на Сирианское графство?
   – Ничуть, – улыбнулся незнакомец. – Во-первых, Октавия Торнвил очень умная женщина. Она наверняка присоединится к сильнейшему. А во-вторых, хорошие солдаты нужны всем. На руинах империи образовалось четырнадцать государств. Для их подчинения нужны тысячи смертников.
   – Звучит логично, – согласился торговец. – Вы – стратег, господин Энгерон. Работаете на перспективу.
   – Именно, – подтвердил Стаф. – Скоро у меня не будет отбоя от предложений.
   – Искренне завидую, – произнес Стенли. – До подобного размаха нашей фирме еще далеко.
   – Не скромничайте, – проговорил тасконец. – Вы сумели реализовать блестящий проект. Гладиаторские бои – замечательная идея. Я до этого не додумался. Примите поздравления.
   – Мы что-то увлеклись взаимной лестью, – рассмеялся эстерианец. – Пора переходить к делу.
   – Никаких проблем, – проговорил Энгерон. – Двадцать воинов второго уровня. Стандартная партия.
   Мужчина достал из кармана брюк маленький серебристый телекс и отдал подчиненным соответствующие распоряжения. Через пару минут на посадочной площадке появились наемники. Бойцов сопровождал коренастый темноволосый капитан лет тридцати. Наблюдатель лихо козырнул Лейрону и приказал солдатам занимать места в летательном аппарате. Воины устремились к транспортному боту. После некоторой паузы Соунвил протянул владельцу компании черный кейс.
   – Здесь плата за аренду наемников и компенсация за погибших гладиаторов, – пояснил торговец.
   – Прекрасно, – сказал Стаф. – Надеюсь, наше сотрудничество продолжится и дальше.
   – Не сомневаюсь, – произнес Стенли. – Зрителям нравятся жестокие, кровавые поединки. Число туристов, желающих попасть на Грезу, постоянно увеличиваются. Смелые, отчаянные воины всегда в цене.
   Вскоре эстерианец скрылся в салоне машины. Летательный аппарат оторвался от поверхности и начал быстро набирать высоту. Для Соунвила Таскона – не главная цель путешествия. Он торопился на Маору. Там его ждут пятьдесят новых каторжников. Погрузить их на корабль и вывезти из Сирианского графства не так-то просто. Даже тщательно налаженная и проплаченная система иногда дает сбои. Стоит одному чиновнику где-нибудь проболтаться, и канал поставки преступников тотчас перекроют.
   Как только транспортный бот исчез из виду, Энгерон повернулся к инструктору и спросил:
   – Чего молчишь, Грег? Во время беседы с плайдцем ты не обмолвился ни словом.
   – Я вдоволь наговорился с ним на судне, – иронично заметил майор. – Стенли еще тот хитрец.
   – В бизнесе иначе нельзя, – сказал Стаф. – Либо ты обманешь партнера, либо он тебя…
   – Мне подобные правила не по нутру, – откликнулся Лейрон. – Я привык доверять людям.
   – Потому и не добился ничего в жизни, – произнес владелец базы. – Извини за откровенность.
   – Ерунда, – грустно усмехнулся офицер. – Твоя реплика меня ничуть не задела. Обидно то, что ты прав.
   – Прекратим пустой спор, – вымолвил Энгерон. – Мы друг друга все равно не переубедим. Давай лучше поговорим о Грезе. Не напрасно слетал? Действительно было на что посмотреть?
   – Общее представление о гладиаторских боях я получил, – ответил Грег. – Пока это просто кровавая безжалостная резня. Профессионалы убивают дилетантов на потеху толпе. Ажиотаж на стадионе сумасшедший. Герцог Видог провел грамотную рекламную акцию. Для асконских, эстерианских и коринианских обывателей посещение Ассона стало любимым развлечением. Чистая прибыль от каждого такого шоу составляет около трех миллионов сириев. Устроители поединков буквально купаются в деньгах.
   – Да, суммы серьезные, – согласился Стаф. – А мы случайно не продешевили с наемниками?
   – Нет, – покачал головой майор. – Для второго уровня вполне приемлемая аренда.
   – Намекаешь на недостаточно хорошую подготовку воинов? – мгновенно отреагировал тасконец.
   – Парни владеют лишь стандартным набором приемов, – сказал Лейрон. – Этого мало.
   
Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать