Назад

Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Последняя схватка

   «Клосар» резко ушел вниз и, процарапав разбитыми рубками обшивку крейсера, устремился к главному судну горгов. Олесь тотчас ощутил ужас и отчаяние твари. Теперь гибели не избежать никому. Спустя мгновение два корабля слились воедино. Яркая вспышка осветила густой мрак космоса. Битва завершена.
   Через восемь лет, сосредоточив всю власть в своих руках, Тино провозгласил себя императором. Немногочисленные вступления сторонников демократии были безжалостно подавлены. Народ устал от интриг, царивших в Совете, и с радостью принял сильного правителя. Обывателям нужен лишь мир и порядок.
   Началась новая история государства. История Асконийской империи.


Николай Андреев Последняя схватка

ВСТУПЛЕНИЕ



   Примерно в двух с половиной парсеках от Земли пылает огромная звезда. Ее назвали Сириус. Она в сотни раз крупнее и ярче крошечного карлика Солнца. Сириус довольно молодая звезда и по известным человечеству законам астрофизики возле нее не должно быть планет. Но как же мало мы знаем о Вселенной! Нет правил без исключений. Вокруг могущественного светила вращается почти два десятка планет. На двух из них сформировались пригодные условия для возникновения жизни. Эволюция длилась миллионы лет. Вершиной творения стал человек.
   Восьмая от Сириуса планета получила название Таскона. Именно здесь появилась разумная цивилизация. Люди освоили ближний космос, достигли других звезд, колонизировали девятую планету Алан и создали условия для существования на одиннадцатой, Маоре. Тасконцы стремились к совершенству, но забыли о пороках, раздирающих человеческое общество. Дьявол не дремлет. Властолюбие правителей привело к отделению колоний от метрополий. А вскоре между тремя государствами планеты разразилась страшная, необъяснимая война. В ядерном пожаре сгорели миллиарды людей, города превратились в руины, Таскона погрузилась в эпоху варварства.
   Пальму первенства перехватил Алан во главе с удивительным и странным владыкой. Могущество Великого Координатора не знало границ. Спустя двести лет после катастрофы правитель решил покорить древнее государство. Однако звездный флот Алана поджидал неприятный сюрприз. Возле планеты появилось неизвестное излучение, уничтожающее все электронные системы кораблей. О массовой высадке не могло идти и речи. Транспортные челноки нуждались в надежных космодромах. Разведывательные группы, посылаемые на материк Оливии, исчезали бесследно. Банды дикарей и разбойников безжалостно уничтожали чужаков.
   Именно тогда советник Великого Координатора Барт Делонт и разработал программу «Воскрешение». На далекой Земле группа ученых подбирала на поле боя тяжело раненых воинов и в состоянии клинической смерти производила корректировку сознания. Для рыцарей тринадцатого века от Рождества Христова это было необходимо. Иначе они бы сошли с ума.
   Через несколько месяцев первую группу из восьми человек доставили на орбиту Тасконы. Наемникам предстояло сделать то, что оказалось не под силу аланцам – найти пригодный для посадки космодром. Вместе с землянами на Оливию отправились четверо десантников: двое мужчин и две женщины. Одной из них являлась Олис Кроул, посвященная второй степени, специалист по внеаланским связям. Девушке недавно исполнилось девятнадцать лет. Ею двигало честолюбие и фанатичная преданность интересам страны.
   Опасаясь предательства наемников, ученые ввели в кровь солдат особый препарат. В течение тридцати суток он не представлял ни малейшей опасности, но затем начинался процесс распада. Человек умирал в ужасных мучениях от общей интоксикации организма. Предотвратить гибель воина могла только инъекция стабилизатора. Земляне попали в безвыходную ситуацию. Либо выполнить приказ, либо умереть.
   На Тасконе их поджидали нелегкие испытания. Оказалось, что один из разведчиков-аланцев Линк Коун предал друзей и перешел на сторону местного царька. С отрядом бандитов мерзавец перехватывал и уничтожал высадившиеся на планете группы. Но на этот раз удача отвернулась от изменника. Коун столкнулся с профессионалами высочайшего уровня. Прорвав кольцо окружения, наемники устремились к космодромам.
   При обыске полуразрушенных зданий «Звездного» Олес Храбров и Тино Аято нашли журнал дежурных. В нем подробно описывались последние дни базы перед катастрофой. Оливийцы обвиняли в случившейся трагедии Великого Координатора. Правитель Алана каким-то образом, сумел подключиться к оборонным компьютерам и произвести запуск ядерных ракет на Тасконе. Жители метрополии стали жертвами своей собственной военной мощи. Владыка отделившейся колонии превратился в полноправного хозяина звездной системы. Тасконский флот улетел в неизвестном направлении и больше не появлялся. Противостоять Великому Координатору было некому.
   Найти подходящий космодром оказалось непросто. На землян нападали кровожадные хищники, мутанты-канибалы, алчные, безжалостные оливийские разбойники. Теряя товарищей, наемники упорно двигались к цели. В Лендвиле, Аусвиле и Клоне разведчики приобрели верных друзей. В долине Мертвых Скал Олесь впервые увидел странный сон. Удивительная смесь аллегории и реальности. Тино расценил его, как послание свыше.
   В Морсвиле остатки отряда едва не погибли. Решающий рывок к стартовой площадке дался десантникам необычайно тяжело. До космодрома добрались лишь четверо: аланки Кроул и Салан, и земляне Аято и Храбров. Где-то в лесах Аусвила затерялся Жак де Креньян. Вопреки инструкции, Линда отдала маркизу ампулу стабилизатора. После выполнения задания наемники вернулись назад и забрали раненого друга. В дальнейшем, пути разведчиков разошлись.
   Олис Кроул поступила в академию Внешних Цивилизаций и блестяще ее закончила. На одном из светских балов в столице Алана Фланкии девушка познакомилась с приятным импозантным офицером службы безопасности Стилом Стоуном. Молодые люди стали регулярно встречаться. Дело шло к свадьбе. Их называли не иначе, как самой красивой и перспективной парой страны. Однако, в последний момент Олис решила повременить с бракосочетанием. Что-то ее остановило…
   Странные, непонятные сомнения терзали Кроул. Она то и дело вспоминала юного варвара-землянина, с которым путешествовала по Оливии. Почему? Разумного ответа девушка не находила. Неужели это любовь? Подобная мысль пугала и раздражала Олис. Между высокородной аланкой и дикарем-наемником не должно быть никаких чувств. Это ненормально, противоестественно. Слишком разное мировоззрение, воспитание, культура. Но почему ее так тянет обратно на Таскону?
   Получив разрешение Великого Координатора, Кроул отправилась в город Торнтон, в отдел, занимающийся освоением древней метрополии. На один шаг девушка стала ближе к Олесю Храброву. Разлука со Стоуном не очень беспокоила Олис. Первый порыв страсти остался давно в прошлом. Их взаимоотношениям требовалась тщательная проверка. Спешить с замужеством Кроул не хотела.
   Сержант Салан после полученного на Оливии ранения лечилась на космической базе «Альфа». Как непосвященная она не имела права посещать Алан. Всенародная слава обошла ее стороной. Впрочем, Линда ничуть не расстраивалась по данному поводу. Женщина прекрасно осознавала свой статус. Пройдя ускоренные офицерские курсы, Салан попросилась в тасконский экспедиционный корпус. Рапорт был немедленно удовлетворен. Спустя почти полтора года Линда вновь ступила на бетонное покрытие космодрома «Центральный». Истинную причину возвращения аланки знали только трое землян. Во время путешествия между Салан и Жаком де Креньяном вспыхнуло сильное чувство. Два одиноких человека нуждались друг в друге.
   Тяжела и опасна доля наемника. А если ты с далекой варварской планеты, то шансов уцелеть в кровавых бесконечных битвах, и вовсе нет. Офицеры-аланцы бросали землян в самое пекло сражений. Воины первыми вступали в бой и последними из него выходили. Каждые полгода транспортный челнок доставлял на Оливию сорок новых солдат удачи. Дешевое достаточно квалифицированное «пушечное» мясо. Наемники целиком и полностью зависели от стабилизатора, а потому находились на положении рабов.
   Тем не менее, они сумели сохранить человеческий облик и старались избежать напрасного кровопролития. Оазисы мутантов захватывались силой, с людьми земляне пытались договориться мирно. Аланские колонисты быстро ассимилировались с тасконцами. Враждебные племена властелинов и боргов постепенно вытеснялись из пустыни Смерти. Тино Аято, Олесь Храбров и Жак де Креньян, рискуя жизнью, вели собственную политическую игру. Они заключили тайный договор с морсвилскими кланами гетер и трехглазых. Теперь воины могли проходить через город беспрепятственно.
   Странные, необъяснимые видения заставили русича начать поиски древней оливийской реликвии – Конзорского Креста. Юноша не очень верил в мистические предзнаменования, японец же придерживался прямо противоположного мнения. Самурай считал, что линия судьбы предначертана заранее. Главное, неуклонно следовать избранному пути. Рано или поздно он приведет тебя к достижению цели. Тино оказался прав. После долгих усилий наемники нашли давно утраченный раритет. Само собой, о Конзорском Кресте земляне ничего не сказали командованию аланского экспедиционного корпуса. Ценная реликвия была надежно спрятана в Морсвиле.
   Не надеясь на встречу с Олис, Храбров возобновил отношения с красавицей Вестой. Девушка безумно любила землянина. Он же относился к ней скорее как к другу. После тяжелых походов и кровопролитных сражений человек нуждается в теплоте и покое. Оливийка в какой-то степени заменила русичу семью.
   На исходе третьего года колонизации планеты полковник Возан предпринял попытку прорваться в город мутантов. К сожалению, операцию плохо подготовили и в секторе Чистых захватчики потерпели сокрушительное поражение. В окружении оказался большой отряд наемников и десантников. Ценой огромных потерь воины сумели прорваться в Нейтральную зону. Их участь зависела от решения Конгресса Морсвила. В трудной ситуации Олесь нашел единственно верное решение. Храбров предложил тасконцам сделку: жизнь солдат в обмен на двести лет свободы и независимости Нейтрального сектора. Оливийцев вполне устраивало подобное развитие событий. К этому моменту в качестве советника по освоению новых территорий на планету прилетела Олис. Под ее давлением принял условия русича и командующий корпусом.
   Чувство, вспыхнувшее между Храбровым и Кроул во время первой экспедиции, еще больше усилилось после разлуки. Они объяснились в любви и тайно встречались в лагере землян. К несчастью, среди офицеров-аланцев нашелся мерзавец и интриган, который сообщил о взаимоотношениях девушки и наемника майору Стоуну, жениху Олис. Сотрудник службы безопасности немедленно прибыл на Таскону.
   Между тем, Возан спланировал очередное вторжение в город. На этот раз армия должна была атаковать сектор Гетер. Бросить на произвол судьбы мутанток земляне не могли. Воины убедили оливиек покинуть Морсвил и довели их до плодородных северных земель. Стоун тут же воспользовался ситуацией и обвинил наемников в измене. Десантники подготовили засаду для группы. В последний момент Салан с двумя аланцами предупредила друзей об опасности. Они скрылись в зоне Непримиримых.
   Чтобы не умереть от находящегося в крови препарата, земляне напали на космодром «Песчаный» и захватили крупную партию стабилизатора. Наемники, наконец, обрели долгожданную свободу. Оставаться в пустыне Смерти больше не имело смысла. Отряд воинов направился в Морсвил за продовольствием и водой. В ряды землян оказался внедрен шпион из так называемого легиона Бессмертных. Он предал наемников. При выходе из города группа угодила в западню. В жестоком бою разведчики и шедшая с ними Веста погибли. Девушку заколол Оливер Канн. Олесь поклялся отомстить барону. В голове шпиона, захваченного в плен, Линда обнаружила уникальный биочип.
   Преодолевая пустыню, земляне встретили израненного, умирающего мутанта из племени властелинов. Три года назад именно Карс преследовал путешественников и убил Освальда Ридле. Несмотря на протесты товарищей, Храбров помог тасконцу. Оливиец обещал верно служить наемникам. Но насколько честна клятва вождя властелинов? Это воинам предстояло проверить.
   Отряд направился к Лендвилу, городу с которого земляне три года назад начали освоение материка. Именно там они хотели найти временное убежище. Увы, их мечтам о тихой, мирной жизни не суждено было сбыться. Местное население находилось в состоянии войны с жестоким арком Ярохом. Бросить на произвол судьбы друзей наемники не могли. В решающем сражении союзники нанесли правителю сокрушительное поражение. Свита тирана отстранила от командования армией Линка Коуна, и аланец бежал в отдаленный северный город. Войска победителей двинулись к столице арка. После тяжелого, кровопролитного штурма Наска пала. Яроха заколола собственная охрана, приближенных правителя казнил народ.
   В подземелье дворца земляне нашли умирающего человека. Он оказался посланником некоего старца. А накануне ночью Олесь видел очередной странный сон. Неведомые силы толкали Храброва на новые поиски. Группа направилась на север. Около руин города Лонлил наемники повстречались с Аргусом Байлотом, оливийцем, принадлежащим к древней касте Хранителей.
   Старец рассказал воинам о длительной, непрекращающейся битве Света и Тьмы. От него друзья узнали, что все жители планет системы Сириуса являются потомками могущественной цивилизации, некогда существовавшей на Земле.
   Останки огромного космического корабля «Ковчег» были спрятаны где-то на Тасконе.
   После долгих сомнений путешественники решили остаться у старика. Им предстояло многому научиться…
   Три года пролетели, как одно мгновение. Аргус с поразительною легкостью нашел антидот против препарата, находящегося в крови наемников. Земляне полностью освободились от аланских оков. Двенадцать друзей, не особенно веря в легенды хранителей, тем не менее, готовились к решающей схватке со Злом.
   И вот наступил торжественный день! Ранним утром все путешественники увидели один и тот же сон. Они стояли на крошечной поляне посреди леса, а в центре круга, с посохом в руках, застыл Байлот. Яркий луч света ударил в старика, а от него метнулся в разные стороны к воинам. Посвящение состоялось. Миф превратился в реальность. На груди людей появилось необычное красное пятно.
   Измученный ритуалом, оливиец объяснил наемникам, что таким образом неведомые могущественные силы объявляют о начале войны. Оставаться на ските больше не имело смысла. Друзьям предстояло либо уничтожить воинов Тьмы, либо погибнуть. На карту поставлена судьба человечества. Врагов, ни при каких обстоятельствах, нельзя подпускать близко к Земле. Почему так важна эта планета, Аргус не знал. Старик посоветовал путешественникам найти «Ковчег». На корабле есть ответы на многие вопросы.
   Во время прощания Байлот поведал наемникам часть великой тайны. Слова «АТЛАНТ», «БЕЗДНА» и «КОВЧЕГ» служили кодами доступа в сложную систему лабиринта, а Конзорский Крест являлся ключом к первой двери. Где находится судно и как пройти ловушки известно хранителям Унимы и Аскании. Друзья отправились в длинный и опасный путь.
   По дороге отряд разделился на три группы. Оливийцы хотели посетить родные места, а аланцы проведать оставшихся в Лендвиле товарищей. Возражения Храброва и Аято ни к чему не привели. Встреча была назначена у города Фолс на западном побережье материка. Спустя несколько месяцев земляне впервые столкнулись с воином Тьмы. В отчаянной схватке погиб Мануто Дойл. Впрочем, и противник не досчитался одного бойца. Удивительно, но им оказался Линк Коун. Мир тесен.
   Получив сообщение о смерти Олеся, Олис Кроул вернулась на Алан. Девушка пребывала в глубокой депрессии. Назло Стилу Стоуну, непосредственному виновнику случившейся трагедии, девушка приняла предложение Кейта Релауна, молодого ученого, занимавшегося разработкой лазерного оружия. Увы, замужество не принесло счастья. Как Олис ни старалась, забыть русича она не могла. Неведомая сила так и тянула ее обратно на Таскону. Узнав о командировке Кейта на Оливию, Кроул тут же воспользовалась представившимся случаем. По странному стечению обстоятельств испытания проводились неподалеку от Фолса.
   Почти не пострадавший от катастрофы город сумел заключить с захватчиками мирное соглашение. На его верфях колонизаторы строили современные боевые корабли. Наемники с огромным трудом преодолели посты охраны и за смелость были вознаграждены. На площади возле порта, воины увидели Сфина. Морсвилец открыл здесь торговую компанию. Нищий, грязный бродяга превратился в очень богатого человека. Тасконец обещал помочь путешественникам покинуть Оливию.
   Но прежде, Храбров хотел расплатиться с долгами. В одном из ресторанов Фолса регулярно веселились наемники Оливера Канна. Пришло время расквитаться с убийцей. Переодевшись, земляне тайком проникли в заведение. Улучив момент, Олесь заколол барона. При выходе из зала русич едва не столкнулся с Олис. Аланка сразу узнала Храброва. Девушка поняла, что допустила чудовищную ошибку. Пытаясь ее исправить, Кроул поругалась с мужем и осталась на космической базе рядом с Тасконой.
   Между тем, воины Света захватили разведывательное судно и устремились к Униме. Переход через океан получился тяжелым и опасным. Мощный шторм едва не утопил путешественников. Но, в конце концов, друзья благополучно добрались до материка. На его южной оконечности в скалах они обнаружили древнюю военную базу. Наемники спрятали корабль в глубоком гроте.
   Поиски хранителей земляне решили вести в трех направлениях. Де Креньяну, Салан и Белауну предстояло обследовать устье реки Миссини. Стюарт, Олан, Саттон и Мелоун шли по западному побережью Унимы, а Аято, Храбров, Карс и Воржиха – по восточному. Встретиться воины должны были ровно через год возле города Хостон.
   Жак, Линда и Вилл поднялись вверх по реке на шлюпке и наткнулись на заброшенный поселок. При обследовании домов они нашли мертвых людей и заразились неизвестной болезнью. Ценой огромных усилий, аланке удалось отыскать противоядие. Прекратив разведку, друзья вернулись в грот и на судне двинулись к месту встречи.
   В Хостоне их уже ждал отряд Стюарта. К сожалению, путешествие по западному маршруту не принесло результатов. Мало того, наемники едва не погибли в графстве Листонском. Религиозные фанатики чуть было не учинили расправу над чужаками.
   Преодолев пустынное горное плато, группа Тино оказалась в самой южной стране Унимы – герцогстве Менском. Здесь их ждали нелегкие испытания. Придуманная землянами легенда вполне устраивала правителя страны, но вызвала подозрения у всесильного начальника тайной полиции полковника Стонжа. Наемники находились на грани ареста. Война с герцогством Бонским позволила путешественникам проявить свои лучшие качества и заслужить уважение местных жителей.
   В результате победоносной компании вражеская армия была разбита, а ее командующий генерал Жонини бежал во Флорские горы. Земляне вернулись в Мендон и узнали, что аланцы уже высадились в графстве Окланском. Они решили немедленно покинуть побережье. Герцог Альберт тут же воспользовался ситуацией и вынудил наемников отправиться вместе с принцессой Николь в трудное и опасное путешествие. Возглавил отряд сопровождения полковник Стонж.
   На одном из ночных привалов офицер попытался похитить девушку. Но его замысел не удался. Полковник бежал к местным бандитам. Вскоре разбойники напали на эскорт. В ходе кровопролитной схватки погибли и Жонини, и Стонж. Кто из них являлся воином Тьмы, земляне так и не узнали. Понеся тяжелые потери, мендонские гвардейцы вырвались на степные просторы Оклана.
   К сожалению, почти сразу отряд угодил в засаду головорезов самозваного императора Родмана. Переодев принцессу в солдатскую форму, Тино отослал Николь в Хостон. Тем временем, наемники отвлекали внимание бандитов. После длительной погони унимийцы взяли путешественников в плен и привезли в город Ситл. К удивлению землян здесь уже находились передовые подразделения Алана. Переговоры с правителем вела советник Кроул.
   В тюрьме Ситла наемники обнаружили изможденного слепого старца. Несчастный оказался хранителем. Император хотел узнать древнюю тайну Тасконы, но цели не добился. Перед смертью бедняга рассказал путешественникам, что «Ковчег» спрятан на острове Сорго в двенадцати километрах от южной оконечности Аскании и указал точное местонахождение входа в лабиринт.
   Благодаря Олис воины сумели избежать казни. Родман решил повеселиться и устроил жестокий поединок. Люди должны были драться с опасным хищником. В неравном бою погиб Вацлав Воржиха. Однако правитель просчитался, и Карс сумел прикончить злобную тварь. Самозванцу ничего не оставалось, как отпустить пленников.
   Но император не любил проигрывать. С группой верных телохранителей он последовал за беглецами. Возле реки разбойники попали под ураганный огонь корабельных пушек. На груди Родмана наемники обнаружили характерный знак воина Тьмы. Оставаться на Униме больше не имело смысла.
   Совершив очередной переход через океан, земляне достигли побережья Аскании. На этом материке сохранилась довольно развитая инфраструктура. В городе Владсток путешественники переоделись и раздобыли документы. На дилижансе отряд добрался до центра провинции. Наемники намеревались сесть в Смолске на поезд и оправиться на юг. Увы, их планы нарушила служба контрразведки. Операцией по поимке чужаков руководил Ил Беркс. Много лет назад полковник заключил сделку с Тьмой. Теперь асканиец отрабатывал долги. К счастью, неизвестный доброжелатель предупредил землян об опасности. Воины ночью покинули гостиницы и скрылись в заброшенном районе города. Контрразведчики упустили беглецов. Ценой огромных усилий путешественникам удалось сесть на поезд, идущий в Конингар. Однако Беркс разгадал замысел противника и устремился в погоню. В Кинске офицер настиг чужаков.
   Группа захвата провела операцию безукоризненно. Все наемники были задержаны. Они не успели даже оказать сопротивления. И тут вновь произошло нечто странное. Кто-то застрелил полковника Беркса прямо на перроне. Землян освободили, а поезд продолжил путь. Разумного объяснения случившемуся друзья не находили.
   К сожалению, приключения наемников на этом не закончились. Через несколько дней состав подвергся нападению банды некоего Тонга Кроусола. Из рассказа сержанта Брендса путешественники сделали вывод, что он является еще одним воином Тьмы. Схватка с налетчиками получилась необычайно жестокой и кровопролитной. Во время боя погиб Олан, самый молодой член отряда.
   Понеся тяжелые потери, разбойники отступили в горы. Упускать врага земляне не собирались, и после некоторых сомнений решили преследовать Тонга. Брендс изъявил желание стать проводником отряда. У него были особые счеты с бандитами. В деревне переселенцев к группе присоединился опытный охотник Ванг Сидорс.
   Преодолев перевал, Кроусол с горсткой налетчиков укрылся в древнем монастыре. Негодяй считал, что стены крепости неприступны. Однако наемники заключили сделку с племенем шоркиисихпомощью взяли обитель штурмом. В последний момент Тонг воспользовался подземным ходом и бежал из монастыря. Благодаря профессору Ёендсу воины обнаружили тайник и устремились за разбойниками.
   Преследователи настигли бандитов в районе заброшенного завода. Во время отчаянной схватки Кроусол застрелил Рону Мелоун, но и сам получил смертельное ранение. Помощника Тонга убил Алекс Ловаль, трактирщик из пригорода Смолска, оказавшийся асканийским хранителем. Он же устранил и Беркса. Так путешественники узнали заключительную часть тайны «Ковчега». Это была схема лабиринта, ведущего к кораблю.
   Покинув Южные горы, отряд направился на восточное побережье материка. Именно здесь, в одном из ресторанов города Елинска, наемники неожиданно повстречали Алонса Вилауна, человека помогавшего Линку Коуну на Оливии. Захватив его, земляне проникли в подземный мир Тасконы. Цивилизация, ничуть не уступающая по развитию Алану, спряталась от Великого Координатора на двести лет.
   Служба контрразведки хотела уничтожить незваных гостей, но в последний момент выяснилось, что возглавляет эту могущественную организацию никто иной, как Аргус Байлот. Старик помог воинам обосноваться в подземной стране. Мало того, путешественникам присвоили офицерские звания и направили их на специальные курсы. Наемникам предстояло стать разведчиками.
   Благодаря секретной службе Тасконы Храбров нашел Кроул и встретился с ней на поверхности. Долго уговаривать женщину не пришлось, Олис любила русича. Пожертвовав своим высоким положением, она спустилась с Олесем вглубь планеты. И хотя аланка отказалась сотрудничать с ведомством Байлота, старик на всякий случай подготовил надежную легенду.
   Минуло два года. Готовясь к открытой войне с Великим Координатором, подземная Таскона внедряла на Алан и космические базы опытных агентов. Шла непрерывная вербовка офицеров звездного флота. Среди непосвященных было много недовольных режимом тирана. Именно они и сообщили о том, что в звездной системе Аридана неизвестные корабли напали на два аланских крейсера. Одно судно погибло. По приказу правителя к Аридану отправилась эскадра из семи кораблей. Тасконской разведке удалось внедрить Храброва на флагманский крейсер «Варгас». По легенде землянин являлся геологом Стиком Ёендоном. Олесь входил в состав особой группы ученых. Главная задача – получить информацию о чужаках.
   Спустя месяц суда достигли цели, но противника наблюдатели не обнаружили. Эскадра взяла курс на планету Аква. Когда-то там находилась тасконская колония. Несмотря на предупреждение русича, командующий экспедицией генерал Эднарс распорядился начать высадку десанта. Древний город сохранился в превосходном состоянии. Разведчики вошли во внутренние помещения и угодили в западню.
   Ученые и рота солдат оказались блокированы странными серыми существами. Враг действовал крайне агрессивно. Ценой огромных потерь штурмовикам удалось закрепиться в жилых куполах базы. Именно здесь Храбров и руководитель ученых Дан Грондоул обнаружили уцелевших колонистов. С их помощью десантники вырвались из окружения и вернулись на корабли. Взорвав ядерный реактор, беглецы разрушили город. Однако покинуть звездную систему эскадра не сумела. Путь ей перекрыл огромный флот чужаков. В самый ответственный момент Эднарс проявил малодушие и принял решение сдаться противнику. Олесю ничего не оставалось, как поднять мятеж на флагмане. Во время боя генерал был убит. К удивлению землянина воином Тьмы оказался не он, а навигатор крейсера капитан Уллуол, также погибший в схватке. Чтобы предотвратить захват «Варгаса» насекомыми судно пришлось уничтожить. Уцелевшие люди перебрались на «Бригит». Полковник Сорвил благосклонно принял новых пассажиров. Совершив крайне рискованный маневр, эскадра оторвалась от преследователей и взяла курс на систему Сириуса.
   Между тем, служба безопасности раскрыла тасконскую разведывательную сеть на станции «Альфа». Начались аресты и допросы. Храбров находился на грани провала. С помощью Сорвила русич незаметно покинул «Бригит», сменил имя и на транспортном корабле улетел на Алан. Здесь его уже ждали де Креньян и Байлот.
   После легализации Олесь стал связником для внедренных агентов. Одной из его подопечных была Линда Салан. Тасконцы пытались выяснить местонахождение резиденции Великого Координатора и готовились к штурму убежища. Однако в их среде появился предатель. Он постоянно сдавал разведчиков службе безопасности. Вскоре аланцы вышли на Салан. Чтобы не попасть в лапы врагов Линда покончила с собой.
   Операция по свержению тирана была отложена на неопределенный срок. Изменник нарушил планы тасконцев. Центр не хотел напрасно рисковать штурмовыми группами. Нейтрализовать предателя поручили Храброву. Ему предстояло привезти агентов для проверки в фирму «Кондекс». По странному стечению обстоятельств в числе подозреваемых оказался еще один воин Света Вилл Белаун.
   Рискуя собой, русич вступал в контакт с разведчиками и доставлял их в тасконский координационный центр. До поры до времени удача благоволила Олесю. Однако на пятый день проверки секретное ведомство Алана вышло на «Кондекс». Штурмом компании руководил Стил Стоун. В ходе боя Храбров получил ранение и попал в плен. Так землянин оказался в научном отделе службы безопасности.
   Попытки заставить Олеся говорить успехом не увенчались. Тогда к допросу подключился Великий Координатор. В личной беседе русич узнал о том, что правитель действительно является воином Тьмы. В награду за проданную душу он получил бессмертие. Несмотря на все усилия тирана, сломить Храброва ему не удалось.
   Между тем, подземная Таскона и аланское подполье приступили к операции «Возмездие». Колониальная армия и звездный флот перешли на сторону мятежников. Тяжелые крейсера уничтожили защитные спутники, а штурмовые подразделения высадились возле двух предполагаемых резиденций диктатора. С огромным трудом бунтовщики овладели наземными сооружениями.
   Столь же стремительно развивались события и в научном отделе. Используя свой высокий статус, Олис Кроул проникла на секретный объект и с помощью внедренных агентов освободила мужа. При отступлении аланка столкнулась на лестнице с бывшим женихом и застрелила его. Вскоре группу эвакуировали в безопасный район.
   Через несколько часов Олесь сбежал из госпиталя и вместе с Жаком добрался до убежища Великого Координатора. Здесь они встретились с Крисом и Полом. Десантный батальон уже пробился в бункер правителя. Начались поиски тирана. Храбров первым обнаружил тайник. В огромном зале русич увидел странный столб. В прозрачной колбе, заполненной специальным раствором, находился некогда могущественный повелитель Алана.
   Тут же прятался и Белаун, предавший друзей и тасконцев. Вилла арестовали во время внедрения. Он не выдержал пыток и, чтобы сохранить древнюю тайну хранителей, пошел на сделку с врагом. Стараясь искупить свою вину, аланец убил диктатора и закрыл собой Олеся. Эпоха Великого Координатора завершилась. Тирания пала.
   Из двенадцати воинов Света в живых остались лишь шестеро. Что ждет их впереди? Этого никто не знал. Однако все понимали – главные испытания еще впереди. Противник никогда не смирится с поражением. Рано или поздно Тьма нанесет новый удар.
   Минуло четыре с половиной года. Судьба разбросала друзей. Стюарт и Карс получили назначение в десантные части, Храбров и Саттон перевелись в звездный флот, и только Аято продолжал служить в контрразведке. Де Креньян очень тяжело переживал гибель Салан. После свержения диктатора Жак исчез в неизвестном направлении.
   Объединенное государство получило название Союза свободных планет. Его главным органом власти стал Совет, состоящий из одиннадцати человек. К сожалению, наладить мирную жизнь на Алане сразу не удалось. На крупнейшем материке Елании вспыхнул вооруженный мятеж. Ценой огромных усилий бунт был подавлен. Разгромленные посвященные сменили тактику. Теперь они устраивали диверсии на заводах, взрывали космические корабли, убивали видных людей страны.
   Олесь работал в отделе стратегического планирования генерального штаба. Однажды ему доложили, что к системе Сириуса приближается неизвестная эскадра. Русич тут же сообщил об этом начальнику контрразведки Аргусу Байлоту и командующему звездным флотом генералу Сорвилу. Оба являлись членами Совета. Вскоре подтвердились самые худшие предположения. В поход на людей двинулись горги. Над человеческой цивилизацией нависла страшная угроза.
   Неожиданно для всех руководителем обороны четырех секторов Сорвил назначил именно Храброва. Это вызвало недовольство у ряда старших офицеров, но возражать никто не посмел. Возле станции «Альфа-2» состоялось жестокое сражение. Благодаря тактической хитрости Олеся и мужеству космопилотов людям удалось нанести врагу поражение и отбросить корабли насекомых от границ системы. Тем не менее, некоторые высокопоставленные члены правительства были недовольны итогом битвы. Союз потерял слишком много судов.
   Русича вызвали на экстренное заседание Совета. За сутки до него посвященные попытались убить Храброва. К счастью, покушение не удалось. В конце концов, руководство страны признало действия Олеся правильными. Мало того, землянина назначили начальником отдела и перевели на базу «Янис-27». Здесь планировалась операция по вторжению на Маору. Без ее запасов полезных ископаемых промышленность Тасконы и Алана работать не могла.
   Спустя несколько дней Совет предъявил бывшей колонии ультиматум. После долгих колебаний правительство Маоры согласилось вступить в переговоры. Но неожиданно, перед самым отлетом, террористы взорвали машину руководителя делегации Лейна Маквила. Во времена Великого Координатора он однажды посещал далекую планету. Погибшего члена Совета заменил генерал Сорвил. По предложению Байлота командующий взял с собой Храброва.
   Делегация высадилась на космодроме Дантона, столицы Маоры. Ей оказали довольно холодный прием. Еще бы! Неподалеку, на орбите Суллы, расположилась эскадра Союза. В случае провала миссии она атакует города колонистов. В кармане русича лежал специальный прибор. В случае провала миссии Олесь должен был подать сигнал тревоги. Если это произойдет, война планет станет реальностью.
   Со стороны маорцев переговоры вел генерал Вайлейн. Землянин сразу почувствовал в нем непримиримого противника. Ход дискуссии подтвердил опасения Храброва. Генерал отвергал все инициативы Союза и откровенно тянул время. А между тем, срок ультиматума истекал. В самый разгар прений Вайлейн объявил о перерыве. Внезапно штурмовые подразделения маорцев напали на делегацию. В результате перестрелки погибли Сорвил и Грондоул. Русичу удалось бежать из Дантона на гравитационном катере.
   Получив соответствующий сигнал от Храброва, звездный флот Союза начал вторжение на планету. Два батальона десантников высадились на полюсах и попытались взять под контроль реакторные установки, вырабатывающие кислород. В отчаянной схватке погиб Пол Стюарт.
   После тяжелого кровопролитного сражения отряду Карса удалось выполнить поставленную задачу. Олесь повторно предъявил ультиматум правительству Маоры. Колонисты были вынуждены сложить оружие.
   Как и следовало ожидать, Вайлейн покинул столицу и укрылся в своей резиденции. По требованию русича маорские войска окружили бывшего командующего. Сдаваться генерал не собирался и разрядил себе в голову лазерный карабин. В том, что Вайлейн – воин Тьмы, Храбров не сомневался. Осмотр трупа полностью подтвердил предположения землянина.
   Вскоре Совет, наконец, разрешил отправку дальней экспедиции на поиски родины горгов. Три тяжелых крейсера устремились к желтой звезде Китар.
   Однако вместо насекомых разведчики обнаружили другую расу. Валкаалцы были довольно развитым народом, но преодолеть световой барьер так и не смогли. Олесь, возглавлявший поход, вступил в контакт с жителями планеты Эдан. Консул страны лично принял чужаков.
   Внезапно в ходе переговоров русич почувствовал присутствие в зале сразу двух воинов Тьмы. Причем, один являлся членом делегации Союза. Чтобы не допустить утечки ценной информации Храбров прервал визит и вернул всех людей на корабль. Это вызвало недовольство у гражданских представителей. Особенно бурно возмущался профессор Стив Маклин.
   От Китара крейсера двинулись к Индасу, небольшой оранжевой звезде. На орбите одной из планет разведчики увидели два судна горгов и древний тасконский корабль «Вилан», исчезнувший больше двухсот лет назад. Крейсера не подавали признаков жизни. Чтобы узнать тайну гибели экипажа судна на «Вилан» высадилась специальная группа под командованием де Креньяна. Француз взял с собой Берта Рассела, предполагаемого воина Тьмы.
   Через несколько часов выяснилось, что тасконцы заразились на планете неведомым вирусом. Он полностью менял структуру ДНК человека и обладал общим разумом. Проникших на корабль насекомых постигла та же участь. К сожалению, поисковики слишком поздно узнали правду. Техники уже запустили систему жизнеобеспечения. Тихий убийца снова вырвался на свободу. Ставить под угрозу всю цивилизацию Олесь не имел права. По приказу русича крейсера расстреляли и «Вилан», и суда горгов. Так погиб Жак де Креньян.
   С момента возвращения экспедиции минуло полгода. После долгих сомнений Совет, наконец, решился отправить к Эдану звездную эскадру. Это был дружественный визит. Возглавлял делегацию профессор Маклин. Чтобы не провоцировать валкаалцев, первым в систему Китара влетел флагманский крейсер «Лаваль». Неожиданно судно угодило в западню насекомых. Во время боя Карс ударил Храброва и запихнул потерявшего сознание товарища в гравитационный катер. Через несколько минут корабль пошел на таран и взорвался.
   Очнувшийся Олесь с горечью наблюдал за гибелью мутанта. Между тем, флайеры тварей начали преследование машины. Аппарат получил серьезные повреждения и упал в расщелину астероида. Именно здесь состоялась встреча русича со своим покровителем. Храбров увидел странную светящуюся фигуру. Незнакомец назвался Вестником. Он принадлежал к древней расе легов, живших на Земле до атлантов. Мощная, хорошо развитая цивилизация пала под ударами Тьмы и была вынуждена покинуть планету.
   Теперь леги служили еще более могущественному существу. Вестник рассказал Олесю о том, как был заключен договор между Светом и Тьмой. Война зашла в тупик, и противоборствующие стороны стали выставлять на поединок строго определенное количество бойцов. Были определены жесткие правила. Проигравший сражение уступал врагу значительную часть территории. В свое время леги по приказу господина, чтобы Тьма не завладела Землей, уничтожили атлантов.
   Придя в себя, русич организовал ремонт катера. Спасшиеся с «Ёаваля» люди кое-как добрались до эскадры. Несмотря на потерю флагмана, Храбров отступать не собирался. Землянин двинул крейсера в атаку и разбил горгов. Поработить Эдан полностью насекомые не успели. В результате десантной операции был убит Тефнал Такелом, брат консула, предавший соотечественников. Он оказался воином Тьмы. Кроме того, Олесь вступил в контакт с представителями еще одной разумной расой планеты – джози. Валкаалцы долго их притесняли. Все это вызвало недовольство Стива Маклина.
   Через несколько дней русич приказал эскадре лететь домой, а сам, нарушив запрет Совета, отправился на поиски Родины горгов. С собой Храбров взял три корабля. Разведчики обнаружили Тхакен, планету тварей, возле звезды под названием Абралис. Теперь можно было возвращаться в систему Сириуса.
   Между тем, события на Алане развивались самым неблагоприятным образом. После доклада Маклина руководство страны обвинило Олеся в государственной измене. Байлот тут же спрятал семью землянина в надежном убежище. Однако сразу после заседания Совета посвященные совершили покушение на генерала и убили его. Помощник Аргуса Дарл, согласно плану, запустил в компьютерную сеть специальный вирус, полностью выведший из строя систему идентификационного контроля. Аято, Саттон и другие сторонники Байлота ушли в подполье.
   Ничего не подозревающего Храброва сотрудники секретного ведомства арестовали прямо на борту судна. На гравитационном катере преступника доставили во Фланкию. Но при высадке агенты попали под перекрестный огонь снайперов.
   Тино и Крис освободили товарища. Похитив летательный аппарат, земляне беспрепятственно покинули столицу. Вскоре друзья пересели в электромобиль и устремились к океанскому побережью. Беглецы укрылись в маленьком курортном городке.
   Об этих удивительных и захватывающих приключениях вы можете прочитать в романах «Лучшие среди мертвых», «Яд для живых», «Сектор мутантов», «Сталбная кожа», «Глоток свободы», «Конец империи», «Воины Света», «Наемники», «Хищники будущего», «Слепой охотник», «Ковчег надежды», «Атака Тбмы», «Переворот», «Вторжение», «Метрополия», «Разведка боем».

Глава 1
ГОРОД ГРЕХОВ И ПОРОКОВ

   Дни тянулись необычайно медленно и тоскливо. Покидать здание нельзя. Любой случайный прохожий, узнавший беглых преступников, тотчас сообщит об их местонахождении в службу контрразведки. И тогда землян не спасет никакая конспирация. Церемониться Совет не станет. Оклин окружат воинские части, а сотрудники управления проверят каждый дом, каждый подвал. Умирать в этом прекрасном, курортном городке у воинов не было ни малейшего желания. А потому надо спокойно, терпеливо ждать, когда ажиотаж вокруг побега Храброва спадет.
   Друзья откровенно бездельничали: спали, играли в карты, смотрели по голографу спортивные и развлекательные передачи. Аланцы то и дело показывали в информационных новостях изображения землян. Судя по сообщениям скандально известных журналистов, контрразведчики произвели серию арестов на кораблях и базах звездного флота. Под стражу заключались офицеры, открыто выражавшие недовольство политикой высшего органа власти. Японец довольно потирал руки. Напряженность в обществе росла. В такой ситуации поднять бунт в армии пара пустяков. Главное, не упустить свой шанс.
   Несколько раз русич просил Аято соединить его с убежищем Олис. Ужасно хотелось увидеть жену и ребенка, услышать родные голоса, успокоить встревоженную душу. С вежливой улыбкой на устах самурай наотрез отказывался выполнять требования товарища. Безопасность превыше всего. Самые глупые ошибки совершаются из-за любви. Дополнительный риск в подобной ситуации ни к чему. Разумом Олесь понимал Тино, но сердце отказывалось соглашаться. Храбров злился и отчаянно ругался с японцем. Аято пропускал недовольные реплики русича мимо ушей. Вывести самурая из равновесия крайне сложно.
   На исходе пятых суток в комнату вошел невысокий молодой человек со смуглым загорелым лицом. Аланец молча поставил рядом со столом большой кейс и быстро удалился.
   Тино едва заметно кивнул помощнику головой. Подойдя к окну и плотно задернув шторы, японец достаточно громко произнес:
   – Пора отправляться в путь. Мы что-то засиделись в Оклине.
   – Наконец-то я услышал серьезное, деловое предложение, – мгновенно отреагировал Олесь, вставая с кресла. – От пива, карт и полуобнаженных девиц на экране меня уже мутит.
   – А чем тебе не нравятся местные красавицы? – иронично вымолвил Крис, бросая взгляд на извивающиеся в такт музыки женские тела. – Симпатичные личики, крепкие груди и ножки ничего.
   – Я передам твои слова Николь, – заметил Храбров.
   – Какое подлое предательство! – с притворным возмущением воскликнул англичанин. – И кто этот беспощадный моралист? Не тот ли молодой человек, который не пропускал ни одной юбки в Чанкоке?
   – Ты бы вспомнил еще наше путешествие по Оливии, – возразил русич.
   – Почему бы и нет, – рассмеялся Саттон. – Веселое было время. Автомат с полупустым магазином, за спиной – стальной клинок, на поясе фляга с крепким, сладковатым вином. Все легко и просто. Ни закулисных интриг, ни завистливых карьеристов, ни безумных фанатиков-убийц.
   – Ну, вас и понесло… – вмешался Аято. – Остается только расплакаться в ностальгическом припадке. Хватит молоть чепуху. Принимайтесь за работу. Времени не так уж много…
   Самурай открыл кейс и выложил его содержимое на стол. Специальный набор для изменения внешности. Здесь же находились и новые удостоверения личности. Олесь не сомневался, что документы подлинные. Для большей достоверности их слегка помяли и подзатерли. Потрепанный внешний вид указывает на частое использование и вызывает гораздо меньше подозрений при поверке. Японец хитер и предусмотрителен.
   Вспомнить былые навыки оказалось не так-то просто. Храбров довольно давно не пользовался гримом. Начальнику оперативного отдела генерального штаба это искусство ни к чему. Но пути господни неисповедимы. К утру русич должен превратиться в занудного чиновника-бюрократа, выходца из южных, жарких районов Кабрии. Черные, с отливом волосы, плоский широкий нос, бронзовый оттенок кожи, выступающий вперед упрямый подбородок, карие, с прищуром глаза. Типичный обыватель-аланец. Ни малейшего сходства с землянином, командующим звездной эскадрой. Узнать Олеся практически невозможно.
   Беглецы трудились почти четыре часа. То и дело в комнате раздавались раздраженные ругательства. Храбров трижды начинал работу с начала. У Криса и Тино получалось гораздо лучше. Англичанин, судя по удостоверению личности, родился и вырос на Аскании. Характерный овал лица, удлиненный нос, смуглая кожа.
   Самурай – его прямая противоположность. Человек, проведший всю жизнь на космических станциях и видевший Сириус только на обзорном экране. Светлые волосы, синева под глазами, мертвенно бледные щеки. Русич невольно залюбовался великолепной работой друга. Чувствовалась большая практика. Полученные в разведывательной школе теоретические знания Аято довел до совершенства. Идеальное перевоплощение. У японца изменилась даже походка и манера говорить. Он легко и непринужденно перешел на аланский сленг. Изредка Тино помогал товарищам советами. Замечания самурая были точны и своевременны.
   В два часа ночи вновь появился помощник Аято. Кивнув головой, аланец произнес:
   – Машины готовы. Выезд через пятнадцать минут. Проверка прилегающих улиц завершена.
   – Отлично, – сказал японец. – Усильте посты внешней охраны.
   – Слушаюсь, – отчеканил молодой человек и покинул помещение.
   Тино повернулся к Олесю и Крису. Воины терпеливо ждали пояснений.
   – В шесть тридцать утра к Тасконе с орбиты стартует пассажирский лайнер «Эльзана», – вымолвил самурай. – Курс на Морсвил. В основном это туристы и мелкие торговцы сувенирами. Места на судне давно забронированы. Мы отправляемся на космодром «Бристон». До него от Оклина четыреста семьдесят километров. Два часа пути. Поедем в разных машинах. Необходимая мера предосторожности. До Оливии никаких контактов. Малейшая ошибка и служба безопасности перехватит корабль. Оружие придется оставить здесь. Иначе досмотр не пройти.
   – А если на «Бристоне» или космической базе нас узнают? – уточнил Храбров.
   – Не беспокойтесь, – усмехнулся Аято. – Операция тщательно продумана и подготовлена. В случае провала мои люди обеспечат ваш отход. Кроме того, рейс «Эльзаны» прямой, без стыковки со станциями. Один челнок доставит пассажиров на лайнер, второй высадит их на «Центральном».
   – Неплохой план, – заметил русич. – Будем надеяться, противник его не разгадает.
   – Удача нам действительно не помешает, – согласился японец. – А теперь, пора…
   Земляне дружно встали и направились к выходу. Нога у Олеся по-прежнему болела, и он едва заметно прихрамывал. В холле офицеров ждал помощник Тино. Взглянув на часы, молодой человек кивнул самураю головой. Аято хлопнул Саттона по плечу и проговорил:
   – Давай… Веди себя спокойно и раскованно. Все под контролем…
   – Постараюсь, – пожал плечами англичанин. – До встречи в Морсвиле.
   Крис обменялся с товарищами прощальным рукопожатием и скрылся за дверью. Храбров неторопливо подошел к зеркалу и поправил воротник рубашки. Пальцы слегка подрагивали.
   – Волнуешься? – негромко спросил японец.
   – Да, – честно признался русич. – Когда тасконская разведка отправляла меня в экспедицию на Акву, было гораздо проще. Кто тогда знал в лицо землян-наемников? Слиться с толпой – сущий пустяк. Я действовал в Чанкоке уверенно, спокойно, порой, даже нагло. Сейчас – иначе. Мою голографию без перерыва демонстрируют по центральным каналам. В душу, словно ядовитая змея, заползает страх. Безрассудная молодость осталась в далеком прошлом.
   – Понимаю, – произнес Тино. – Поспи немного в машине. Нервы нужно успокоить.
   В проеме вновь появился загорелый аланец. Олесь улыбнулся самураю и зашагал к двери. На улице дышалось легко и свободно. Прохладный, солоноватый воздух, бодрящий юго-восточный ветер, над головой бездонное черное небо.
   Храбров невольно остановился. Оторвать взгляд от бриллиантовой россыпи звезд невозможно. Завораживающая, гипнотизирующая картина. Ты отчетливо осознаешь, насколько велик и ничтожен одновременно.
   – Господин пол… – помощник Аято осекся на полуслове, – …поторопитесь.
   – Извините, – мгновенно отреагировал русич.
   На улице стоял роскошный бежевый электромобиль. Судя по силуэту, он относился к представительскому классу. Недостатка в средствах подпольная организация японца не испытывала. Водитель очень умело припарковал машину. Человек, садящийся в нее, находился в тени. Случайный прохожий, при всем желании, рассмотреть пассажира не мог. Осветительные фонари слишком далеко.
   Улица абсолютно пустынна и безлюдна. Сейчас глубокая ночь и курортники сладко спят перед очередным шумным и суетливым днем. Идеальное время для бегства. Впрочем, это понимают и сотрудники службы контрразведки. Посты на дорогах наверняка усилены. Спешащий к космодрому электромобиль обязательно привлечет их внимание. Проверки вряд ли удастся избежать. Какой уж тут сон…
   Машина резко сорвалась с места и быстро набрала нужную скорость. Бортовой компьютер тотчас включился в общую сеть управления. Водитель лишь контролировал движение лимузина. Аварии на трассах Алана – явление очень редкое. Они происходят только при грубейших нарушениях правил эксплуатации транспортных средств. Но подобная вольность простому обывателю даже в голову не приходит.
   Электромобиль покинул город и выехал на главную магистраль. К удивлению Олеся по шоссе неслись сотни машин. Курортный сезон в самом разгаре. Тысячи тасконцев, аланцев и маорцев спешат в пансионаты и дома отдыха. Тино прекрасно знает свое дело и ошибается крайне редко.
   Закрыв глаза, Храбров задремал. День предстоит весьма насыщенный. Тотчас в сознание всплыл образ жены. Приятные, миловидные черты лица, красивые большие глаза, длинные светлые волосы разбросаны по плечам, на губах чуть ироничная улыбка. Ей сейчас нелегко. И Олис, и Найджел Кроул прекрасно осознают, какая опасность нависла над ними. В борьбе за власть врагов не жалеют. Арест семьи – хороший способ оказать давление на противника. Тем более, когда на кону стоит жизнь ребенка.
   Оптимизма Аято русич не разделял. При существующей системе контроля найти человека на планете большого труда не составляет. Рано или поздно компьютерщики справятся с вирусом. И что тогда? Надежда на выдержку и опыт аланки. Олис – умная, сильная женщина. Она не раз бывала в сложных и опасных переделках. Трудностями и лишениями ее не удивишь. Девушка, выросшая в столице могущественного звездного государства, никогда не отличалась изнеженностью.
   Не случайно юная Кроул отправилась в разведывательную экспедицию на Оливию. Рискованные испытания лишь закалили характер аланки. Во времена Великого Координатора Олис часто поступала вопреки воле правителя, смело отстаивая собственную точку зрения. И ведь доказывала свою правоту! Упряма, своенравна, независима. С ней боялись связываться высокопоставленные чины колониальной армии.
   Может именно за это Олесь и любит жену. Любит безумно. Такое родство душ трудно найти. Они давно стали единым целым, понимая друг друга с полуслова. Длительная разлука только усиливала их чувства. День, проведенный вместе, превращался в праздник. Годы совместной жизни ничуть не изменили Олис. Аланка и сейчас никому не даст спуску.
   – Приехали, – раздался приглушенный голос водителя. Храбров проснулся и посмотрел в окно. Электромобиль стоял на огромной стоянке примерно в ста метрах от здания космопорта. Огни фонарей и рекламных объявлений разгоняли темноту ночи. Вокруг царило странное оживление. Нагруженные сумками и чемоданами мужчины и женщины спешили к трехэтажному строению из стекла и бетона.
   – Перекупщики, – пояснил агент самурая. – Торопятся к билетным кассам. Сейчас начнут продавать бронированные места. Торговля морсвилскими сувенирами – неплохой бизнес. Некоторые люди сколотили за десять-двенадцать рейсов довольно крупное состояние. Не случайно межпланетная транспортная компания зафрахтовала «Эльзану». Лайнер доставит на орбиту Тасконы почти тысячу пассажиров.
   – Крупный корабль, – заметил русич.
   – Последняя модель, – вымолвил аланец. – Комфортабельность невысокая, зато какая вместимость!
   – Рынок диктует условия, – усмехнулся Олесь. – Спрос рождает предложение.
   Землянин взял с сидения кейс и вышел из машины. Поправив одежду, русич решительно направился к космопорту. Со стороны Храбров выглядел, как мелкий чиновник, отправляющийся в вынужденную командировку. Особого восторга от предстоящего путешествия он естественно не испытывал. Уверенный шаг, надменно вздернутый подбородок, в глазах легкое презрение. Полное соответствие образу и легенде. В разведывательной школе Олеся учили не напрасно.
   До восхода Сириуса еще почти час, но небо на востоке уже приобрело нежный розоватый оттенок. Блеск звезд заметно угас. Мимо землянина пробежали два молодых человека. Аланцы на ходу о чем-то спорили. Их резкие реплики Храбров пропустил мимо ушей. Русич неотрывно смотрел на двух мужчин в штатском, застывших у входа в здание. В том, что это сотрудники службы контрразведки Олесь не сомневался. Характерная манера поведения, блуждающий рассеянный взгляд, чуть оттопыренные полы пиджаков.
   Стараясь сохранять спокойствие и поддерживать ровный темп, землянин проследовал мимо аланцев. Прозрачные, пластиковые двери перед ним бесшумно открылись. В зале ожидания происходило что-то невообразимое. Люди метались из стороны в сторону, толкались, кричали и ругались. Ничего подобного Храбров раньше не видел. Теперь стало понятно, почему Тино выбрал этот рейс. Затеряться в таком хаосе пара пустяков. Не долго думая, русич слился с толпой. Человеческое море захватило его и понесло вглубь здания.
   – Уважаемые пассажиры, начинается регистрация на рейс «Бристон» – Морсвил, – раздался приятный, бархатный голос диспетчера. – Просим вас соблюдать порядок и дисциплину.
   Призыв сотрудника космопорта утонул в дружном вопле аланцев. Желающие улететь любой ценой торговцы устремились к пропускным пунктам. Сопротивляться потоку было равносильно самоубийству. Олесь неосторожно достал из внутреннего кармана билет и едва его не лишился. Чьи-то пальцы буквально вцепились в документы землянина. Плотный, сильный удар локтем остудил пыл наглеца.
   Вскоре толпа уткнулась в заградительный барьер и рассыпалась на несколько ручейков. Выстроившись по одному, пассажиры медленно двигались к контрольному сектору. Общая система не действовала, а потому офицеры внутренней службы безопасности проверяли удостоверения личности только на подлинность. Шум мгновенно стих. Все безбилетники остались позади.
   Надо отдать должное сотрудникам космодрома, они неторопливо, внимательно сличали голографию на документах с внешним видом реального человека. Подозрительных граждан передавали агентам в штатском. Та же участь постигла и Храброва. После некоторых сомнений, аланец вежливо произнес:
   – Прошу прощения, господин Экнил. Вам необходимо пройти дополнительную проверку.
   – Что-то не так? – изобразив недоумение, спросил русич.
   – Нет-нет, – поспешно вымолвил офицер. – Все нормально. Просто мера предосторожности. Мы живем с вами в неспокойное время. Не волнуйтесь, процедура надолго не затянется.
   Возле Олеся тотчас появился высокий крепкий контрразведчик лет двадцати пяти. Он взял у сотрудника космопорта удостоверение личности Храброва и жестом пригласил землянина следовать за ним.
   Русич послушно зашагал за аланцем. Сопротивляться не имело смысла. Покинуть здание все равно не удастся. Главное сохранять выдержку. Пока еще ничего не случилось.
   Мужчины миновали широкий коридор и вошли в небольшую квадратную комнату. В центре стоял прямоугольный пластиковый стол. Рядом находились два жестких стула.
   – Предъявите, пожалуйста, кейс на досмотр, – потребовал агент.
   – Конечно, конечно… – демонстрируя лояльность, пролепетал Олесь.
   Контрразведчик копался в вещах довольно бесцеремонно. Власть портит людей. Они теряют чувство такта. Впрочем, особого рвения аланец не проявлял. Папку с документами сотрудник секретной службы даже не открыл. Куда больше молодого человека интересовал сам землянин. Агент задумчиво, оценивающе разглядывал фигуру Храброва.
   Только сейчас русич понял, по какому признаку задерживались пассажиры. Рост и общее телосложение – вот два основных параметра. В том, что беглецы изменят внешность, контрразведчики не сомневались. Все трое преступников прошли специальную подготовку в подземной Тасконе. Опыта им не занимать. Опасный и хитрый противник. Не случайно пиджак у аланца расстегнут. В любой момент он готов выхватить бластер из кобуры. Церемониться с врагом государства молодой человек не будет. Да и соответствующие распоряжения сотрудник наверняка получил.
   – Цель вашего визита в Морсвил? – спросил агент.
   – Аудиторская проверка отделения фирмы на Оливии, – ответил Олесь.
   – А почему именно этот рейс? – уточнил контрразведчик.
   – Так гораздо быстрее и дешевле, – пожал плечами землянин.
   – Понятно, – кивнул головой аланец, закрывая кейс Храброва.
   Отпускать русича сотрудник секретной службы не торопился. Что-то в облике Олеся его настораживало. Молодой человек посмотрел в глаза землянину. Храбров с трудом сдержал усмешку. Щенок, а туда же… С претензиями на проницательность. Даже Великому Координатору не удалось сломить волю русича, хотя то противостояние Олесь вспоминал с дрожью. Диктатор едва не превратил землянина в безмозглую куклу. Взгляд контрразведчика Храбров выдержал со спокойным безразличием. В зрачках агента сверкнуло раздражение.
   – Я вынужден сделать запрос в вашу фирму, – вымолвил аланец.
   – Пожалуйста, – произнес русич, посмотрев на часы. – Правда, в офисе сейчас никого нет. Слишком рано.
   Трудно сказать, чем бы закончился диалог Олеся с сотрудником управления, но неожиданно в комнату вбежал мужчина лет сорока. Мгновенно оценив ситуацию, он проговорил:
   – Глен, заканчивай проверку. Какой-то подозрительный человек открыл стрельбу при входе в космопорт. Один охранник ранен. Судя по описанию – наш клиент.
   Контрразведчик поспешно протянул землянину документы.
   – Следуйте к челноку, – сказал агент, направляясь к двери.
   Интерес к чиновнику у аланца уже пропал. Там, на улице, его ждет настоящее дело. Опасность, погоня, задержание… Рутинная, повседневная работа скучна и не приносит удовлетворения. Типичный оперативник. Молодость, молодость… Храбров убрал удостоверение личности в карман, подошел к висящему на стене зеркалу. Ничего общего с командующим звездной эскадрой. Это хорошо. Грим абсолютно не заметен. Тино прекрасно знает свое дело.
   В коридоре царила ужасная суматоха. Офицеры в штатском и в форме бежали к центральному залу. В руках многих блестело оружие. На русича никто внимания не обращал. Вскоре Олесь слился с потоком пассажиров. Люди испуганно, в полголоса обсуждали случившееся. Подобных инцидентов на «Бристоне» никогда не было.
   На посадочной площадке толпа рассыпалась. Аланцы начали втискиваться в электробусы. Нервозность чувствовалась в каждом движении. Крики, ругань, взаимные оскорбления. Несмотря на то, что мест всем хватало, пассажиры толкались и шумели. Люди успокоились лишь, когда машины поехали к кораблям. Возле трапа стояли сотрудники службы безопасности космодрома. Они еще раз проверяли билеты и документы. Строжайшие меры предосторожности. Аланцы уже получили информацию о перестрелке на площади.
   Храброва пропустили в челнок беспрепятственно. Землянин поднялся по металлической лестнице на третий ярус. Здесь его встретил стюард. С вежливой улыбкой на устах молодой человек проводил русича к рядам мягких кресел. Олесь занял место у иллюминатора. Рядом расположилась полная женщина лет пятидесяти.
   – Сумасшествие какое-то, – недовольно пробурчала аланка, убирая дорожную сумку под сидение.
   Торговцы предпочитали вещи в грузовой отсек не сдавать. Слишком много времени тратится на получение багажа. При пересадке на лайнер это немаловажно. Признаться честно, Олесь на таких судах никогда не летал. Чета Храбровых путешествовала на кораблях более высокого класса. Теперь землянину предстояло познать «прелести» прямых пассажирских рейсов. Транспортные компании неплохо на них наживались. Траты на комфортабельность сведены к минимуму. Даже в проходы техники установили дополнительные места.
   – Уважаемые господа, – раздалось в салоне, – экипаж челнока приветствует вас. Полет будет протекать в нормальном режиме. Стыковка с «Эльзаной» произойдет через двадцать минут. Просим пристегнуть ремни безопасности и сохранять спокойствие.
   – Начинается… – выдохнула женщина, глотая две розовые таблетки.
   Смысл ее слов стал понятен через несколько секунд. Судно вздрогнуло, оторвалось от поверхности и, быстро набирая скорость, устремилось в космическую бездну. Почти сразу завибрировал корпус челнока, затряслись подлокотники кресла, ноги слегка оторвались от пола. Явный признак сбоев в системе гравитации. Складывалось впечатление, что корабль вот-вот развалится на куски.
   Олесь невольно взглянул в иллюминатор. Поверхность Алана уже давно превратилась в бесформенное цветное пятно. Разобрать детали было невозможно. В случае аварии пассажиров ничто не спасет. Умирать вот так глупо и бессмысленно ужасно не хотелось. Пальцы судорожно сжали пластик сидения. Минуты через три судно покинуло атмосферу планеты. Вибрация прекратилась.
   – Первый раз? – сочувственно заметила соседка.
   – Да, – солгал русич. – Я работаю в серьезной фирме…
   – Экономия к добру не приводит, – с укоризной сказала женщина. – Мне приходится летать этим рейсом каждый месяц. Удовольствие не из приятных. Рано или поздно жестянка грохнется вниз. Срок эксплуатации челноков давно истек. Ремонт себя не оправдывает.
   – У вас большие познания в данной области, – произнес Храбров.
   – Мой брат занимается обслуживанием судов на «Бристоне», – пояснила аланка.
   Продолжать беседу землянин не захотел. Ему требовалось время, чтобы успокоиться и восстановить душевное равновесие. Самурай устроил товарищу нелегкое испытание. Между тем, пассажиры постепенно оживали. Послышались ироничные возгласы, громкие реплики, смех. Стыковка с лайнером прошла спокойно и буднично. Члены экипажа с чувством исполненного долга направляли людей к переходному тоннелю. Олесь оказался в числе последних. Торопиться ему некуда.
   «Эльзана» выглядела гораздо привлекательнее. Ковровое покрытие, новенькие кресла, на каждые пять мест голограф. Изящные стюардессы мило улыбались и вовремя предотвращали возникающие конфликты. А общаться с подобной публикой непросто. Конкуренция ожесточила аланцев. Выражались торговцы довольно резко и прямолинейно. Надо отдать должное девушкам, они с честью разрешали самые сложные ситуации.
   Двигаясь к своему месту, русич заметил сидящего слева Криса. Саттон о чем-то разговаривал с худощавым темноволосым мужчиной лет тридцати. Не задержавшись ни на секунду, Храбров проследовал дальше. На этот раз его соседкой была симпатичная загорелая брюнетка. Женщина оценивающе взглянула на землянина и снисходительно усмехнулась. Чиновники-бюрократы явно не в ее вкусе. Такое отношение аланки вполне устраивало Олеся. Флирт и пустая болтовня в последние годы утомляли русича.
   Храбров поудобнее устроился на сидении, одел наушники и взглянул на часы. До старта оставалось еще пятнадцать минут. На экране пели и танцевали три полуобнаженные девушки. Типичный клип для центрального канала. На Алане все прекрасно. Жизнь легка, свободна и счастлива. Государственные проблемы не должны волновать простого обывателя.
   Совет Союза планет избрал ту же политику, что и Великий Координатор. Чем меньше народ знает правды, тем лучше. Развлекательные программы заполонили эфир. Конкурсы, викторины, шоу, состязания… Зачем забивать голову какими-то горгами. Для этого есть служба контрразведки, генеральный штаб и звездный флот. А мы будем любоваться великолепными фигурами артисток. Посредственная однообразная музыка, откровенно слабые тексты и вульгарность поведения – вот символы современной аланской культуры. Впрочем, землянина в его новом образе данный стиль вполне устраивал.
   Постепенно набирая скорость, корабль покинул орбиту планеты и исчез в бескрайней бездне космоса. Ему предстояло совершить перелет почти в пятьсот миллионов километров. Соблюдая строжайшие меры безопасности, принятые в гражданском флоте, экипаж лайнера рубеж в одну десятую «с» никогда не преодолевал. А потому путешествие должно было продлиться около шести часов.
   Стюардессы разносили по салону напитки и еду. Олесь с большим удовольствием выпил бы пива, но имидж не позволял сделать подобный заказ. Пришлось ограничиться стаканом сока. Соседка в очередной раз язвительно хмыкнула. Утолив жажду, русич закрыл глаза и притворился спящим. На самом деле Храбров размышлял об инциденте на «Бристоне».
   Ни у Тино, ни у Криса оружия нет. Значит, стрельбу устроили не они. Тогда кто? Ответ напрашивался сам собой. Сработал один из страховочных вариантов японца. Олеся задержали для проверки и долго не отпускали. Провокация у входа в космопорт заставила агентов секретной службы отпустить подозрительного пассажира. Землянин не сомневался, что в случае необходимости люди Аято с помощью силы освободили бы Храброва.
   К счастью, столь радикальные меры не потребовались. В решительности подпольщикам не откажешь. Фанатизм – неотъемлемая часть вооруженной борьбы. Побеждает тот, кто абсолютно уверен в собственной правоте. Олесь тяжело вздохнул. Наемники Алана, сражавшиеся по необходимости, давно превратились в одержимых воинов Света. Олис права, они не остановятся никогда. Противоборство с Тьмой стало смыслом их жизни.
   Русич не заметил, как действительно заснул. Сейчас от землянина ничего не зависело. Если управление сопоставит факты и оперативно сработает, крейсера обязательно перехватят «Эльзану». Тогда тщательной проверки не избежать. Интересно, самурай предусмотрел такое развитие событий? Вряд ли Тино положился на случай. Старый хитрец всегда продумывал план операции до мельчайших деталей. Никаких ошибок и неприятных сюрпризов.
   Женщина встала с кресла и локтем задела плечо Храброва.
   – Извините, – поспешно произнесла аланка. – Я не хотела…
   – Ерунда, – улыбнулся Олесь. – Ничего страшного не случилось.
   Поправляя галстук, русич бросил взгляд на часы. Он проспал две трети пути. Неплохо. В теле чувствовалась определенная легкость, мозг функционировал превосходно, настроение значительно улучшилось. Опасность ареста не казалась такой уж реальной. Лайнер теперь гораздо ближе к Тасконе, чем к Алану. Если корабль не состыкуется с орбитальной станцией, значит, служба контрразведки на перестрелку у космопорта «Бристон» не отреагировала. Задержать беглецов на планете будет гораздо сложнее. И хотя за последние годы Оливия изменилась до неузнаваемости, найти надежное убежище трем людям большого труда не составит.
   Храбров поднялся с сидения, потянулся, посмотрел на пассажиров, сидящих поблизости. Длительное путешествие успокаивало даже самых неугомонных. Кто-то дремал, кто-то читал книгу, кто-то слушал музыку, кто-то играл на миниатюрном компьютере. Землянин неторопливо зашагал по проходу к туалету.
   Выйдя из него, Олесь заглянул в соседний салон. Ровные ряды кресел, занятые туристами и торговцами. Ни одного свободного места. Рейс действительно пользуется огромной популярностью. Тысяча человек – много даже для военного транспорта. Найти Аято нет ни малейших шансов. Кроме того, японец может находиться на другом пассажирском ярусе. А их на «Эльзане» четыре. Русич развернулся и пошел обратно.
   Оставшиеся два часа тянулись необычайно медленно. Храбров успел перекусить, полистать красочные иллюстрированные журналы, посмотреть клипы известных аланских певцов. Гораздо больше его заинтересовал рекламный буклет Морсвила. Несколько голографических снимков произвели на землянина неизгладимое впечатление. Город на фоне багряного заката Сириуса, уходящие за горизонт оранжево-желтые барханы пустыни Смерти, центральная площадь с ристалищем, огороженным кольями с отполированными ветром и песком черепами. Вот широкоплечий вампир с боевой раскраской на полуобнаженном теле и секирой в руках позирует репортеру.
   Чудеса, да и только. Еще пятнадцать лет назад этот тасконец без раздумий раскроил бы голову любому аланцу. А сейчас, он всего лишь атрибут туристического бизнеса. Ностальгические воспоминания мощной волной захлестнули Олеся. Наемники и десантники обильно полили кровью улицы Морсвила. Первый раз русич оказался в городе, когда ему едва исполнилось двадцать. Молод, горяч, порой безрассуден. Время бесконечных походов, сражений, побед и поражений. Радость от любви и горечь от утрат. Тогда все чувства были гораздо сильнее.
   Да и разве можно забыть красавицу Весту? Густые темные волосы, черные большие глаза, изящная фигура, смуглая упругая кожа. Когда мерзавец Канн заколол ее, Храбров потерял скорее друга, чем любовницу. Там же на морсвилском кладбище лежат Ридле, Кайнц, Агадай, Стюарт… А скольких товарищей земляне оставили в пустыне на съедение песчаным червям! Не сосчитать. Колонизация Тасконы дорого обошлась наемникам.
   И все же это неотъемлемая часть жизни русича. В ней немало хорошего и светлого. Именно здесь Олесь объяснился в любви Олис. Два безумца, перешагнувшие через бездну межрасовых противоречий. Высокородная дочь посвященного и варвар-наемник с далекой планеты. Их охватило чувство, не знающее преград и границ. Они сохранили его несмотря на длительную разлуку и нелегкие испытания. Русич тяжело вздохнул. Где сейчас жена? Тревога за Олис и ребенка не покидала Храброва.
   – Дамы и господа, – раздалось в салоне. – Наше путешествие подходит к концу. Стыковка с челноками через пятнадцать минут. Просим вас соблюдать порядок.
   Пассажиры тотчас ожили и начали собирать вещи. Кто-то даже потянулся к шлюзовым отсекам, и стюардессам с трудом удалось усадить на место нетерпеливых торговцев. Снова послышались недовольные возгласы. Впрочем, девушки привыкли к подобным эксцессам.
   Олесь отправился на Оливию на втором пришвартованном к лайнеру челноке. Корабль оказался несколько лучше того, что стартовал с Алана. Судно плавно отошло от «Эльзаны» и устремилось в верхние слои атмосферы. Излучения больше нет, и экипажу торопиться не надо. Вскоре желтая поверхность пустыни закрыла весь горизонт. Челнок быстро снижался. Пилот уверенно вел корабль к космодрому. Для него это обычный, ничем не примечательный рейс.
   Русич почувствовал нервную дрожь в коленях. Так было всегда, когда землянин посещал «Центральный». Слишком много в жизни Храброва связано с космодромом. Именно отсюда начиналась колонизация Тасконы. Четыре уставших, израненных человека, преследуемые бандитами и властелинами пустыни, нашли пригодную посадочную площадку и вызвали судно. Знал бы Великий Координатор к чему приведет экспансия, ни за что бы не осваивал планету. Пути господни неисповедимы. Посеешь ветер, пожнешь бурю…
   Челнок мягко опустился на поверхность. Аланцы ринулись к выходу. Перекупщики торопились занять места в первых электробусах. У лидеров гонки гораздо больше шансов приобрести в Морсвиле ценный, дорогостоящий товар. Запасы продавцов сувениров и древних раритетов не беспредельны. Люди, толкались, кричали, ругались.
   Сдерживая снисходительную усмешку, Олесь плелся в самом конце беснующейся толпы. Вежливо попрощавшись со стюардессами, русич начал спускаться по металлическому трапу. Гигантский белый диск Сириуса только-только показался из-за горизонта. Теперь стало понятно почему «Эльзана» стартовала в половине седьмого утра. Четкий расчет времени. Корабль прибывал на орбиту планеты, когда в Морсвиле была еще ночь.
   Высадившиеся на «Центральном» туристы с восхищением наблюдали восход светила. Окрашивая близлежащие дюны в оранжевый цвет, огромный шар поднимался все выше и выше. Зрелище фантастическое! Особенно для аланцев, никогда не бывавших раньше на Тасконе. Здесь Сириус гораздо больше в размере, чем на Родине. В его слепящем сиянии чувствовалось величие и могущество. Оторвать взгляд от звезды просто невозможно.
   Храбров жадно вдыхал свежий прохладный воздух. Эта благодать ненадолго. Уже через три-четыре часа людей будет терзать ужасающая жара. Пустыня Смерти безжалостна. Испепеляющий зной и колючий песок убивают все живое.
   Землянин с интересом осмотрелся по сторонам. Космодром за последние годы изменился неузнаваемо. О военной базе напоминают лишь отдельные участки защитной стены, бронетранспортеры у боксов и десантники с оружием возле главных объектов. Минные поля давно сняты, пулеметные вышки демонтированы, бараки для наемников разобраны. На их месте построен современный центр управления полетами.
   Чуть правее разместился роскошный гостиничный комплекс с великолепными номерами, ресторанами и казино. Владельцы туристического бизнеса щедро вкладывали деньги в Оливию. Материк считался спокойным и тихим, а потому приносил немалую прибыль. Морсвил же являлся жемчужиной Тасконы. Город-легенда! Поток желающих его посетить не иссякал. Удивительная, неповторимая экзотика.
   Олесь проследовал к электробусу и разместился на последнем сидении. Вскоре машина тронулась в путь. Гладкое, ровное четырехполосное шоссе. Мимо на большой скорости проносились новенькие лимузины и тяжелые грузовики. Транспортные магистрали – основа инфраструктуры Тасконы. Цивилизация на поверхности развивалась стремительно. Впрочем, системы управления движением на планете не существовало. Аварии с многочисленными жертвами случались довольно часто. Но лихачей это не пугало.
   Земляне преодолевали расстояние от космодрома до Морсвила за несколько часов. Электромобиль въехал на центральную площадь города всего через пятнадцать минут. Салон машины быстро опустел. Крепко держа кейс, русич зашагал к заведению под названием «Страсть Вампира». Раньше здесь собирались наиболее агрессивные мутанты. Именно сюда несли тело убитого на ристалище воина. Блюда из человечины пользовались у оливийцев огромным спросом.
   Сейчас, конечно, все иначе. Шокировать туристов никто не будет. Сохранились только антураж и атрибутика ресторана. Старые пластиковые столы, скатерти в жирные пятнах, на стенах висят секиры, дубины, мечи. Несмотря на раннее утро, зал оказался наполовину заполнен посетителями. Полуобнаженные официантки разносили на подносах напитки и еду. Храбров сразу заметил сидящего в углу Тино. Японец вальяжно откинулся на спинку стула и потягивал пиво.
   – Ну, ты и заведение выбрал… – произнес Олесь, подходя к товарищу.
   – А чем оно хуже «Грехов и пороков»? – спросил Аято. – Не нравится окружающая обстановка? Напрасно. Смело и неожиданно. Кроме того, после смерти Нила там стали готовить отвратительное пойло. Здесь пиво гораздо лучше и значительно дешевле.
   – Мы испытываем недостаток в средствах? – иронично заметил русич.
   – Дело не в деньгах, – понизил голос самурай. – В «Грехах и пороках» наверняка сидят сотрудники службы контрразведки. Место чересчур знаменитое. Сентиментальность в нашем деле – плохая черта. В Нейтральном секторе преступников не тронут, но слежку установят. А оторваться от «хвоста» на Тасконе гораздо сложнее, чем на Алане.
   – Логично, – согласился Храбров, подзывая девушку из обслуживающего персонала.
   В глазах оливийки сверкнули озорные огоньки. Официантка профессиональным взглядом оценивала посетителя.
   Костюм недешевый. И уж кто-кто, а тасконка знала, на что способны неказистые, скучные чиновники-бюрократы. Вдали от строгих начальников, завистливых коллег, верных жен добропорядочные граждане отрываются по полной программе. Порой за пару дней они «спускают» годовой семейных доход, сбивчиво объясняя потом второй половине, как их ограбили в варварском городе. Человек странное, непредсказуемое существо. Иногда он совершает неожиданные, нелогичные поступки.
   Внимательно выслушав заказ, девушка, изящно покачивая бедрами, неспеша, направилась к стойке.
   – Красавица тебя сосчитала, – рассмеялся Тино. – Желание не скроешь.
   – Обойдемся без иронии, – вымолвил Олесь.
   – Почему? – удивился японец. – В нашем положении без юмора нельзя.
   Спор друзей был прерван появлением Саттона. Наплевав на конспирацию, англичанин сразу двинулся к товарищам. Сев на стул, Крис возмущенно проговорил:
   – Где мое пиво? Неужели в Морсвиле нечем горло промочить!
   – Вот правильный подход к делу, – улыбнулся Аято. – Мы вырвались из западни и готовы драться. Рано или поздно полоса неудач закончится. Выше голову!
   – Меня радует твой оптимизм, – бесстрастно сказал русич. – Каков дальнейший план?
   Самурай на всякий случай осмотрелся по сторонам. Противоподслушивающее устройство, лежащее в кармане, уже давно включено. Не заметив рядом подозрительных людей, Тино произнес:
   – Он прост. Забираем крест и летим на остров. Пора раскрыть древнюю тайну Тасконы.
   – А где спрятана реликвия? – уточнил Саттон.
   – В городе, – ответил японец. – Но раньше вечера до нее не добраться.
   – Пусть будет так, – пожал плечами Храбров. – От судьбы не уйдешь.
   Вскоре официантка принесла пиво, салаты и жареное мясо. Блюдо называлось «человеческая плоть». Крупные сочные куски под ярко-красным приятно пахнущим соусом. Раньше содержание соответствовало записи в меню. Сейчас для его приготовления использовалось мясо кона.
   Расставляя кружки и тарелки, оливийка демонстративно изогнулась. Она находилась напротив Олеся, и землянин был вынужден созерцать ее крупную упругую грудь. Взгляд тасконки стоил многого. Лет десять назад русич вряд ли устоял бы от искушения. Теперь Храбров гораздо сдержаннее и рассудительнее. Мимолетная связь ни к чему хорошему не приведет. Надо уметь управлять желаниями и страстями.
   – А я бы спросил, чем она занимается после работы? – проговорил Крис, когда девушка удалилась на значительное расстояние. – Честное слово мы Олис ничего не скажем.
   – Святая мужская солидарность, – усмехнулся Олесь. – Догадаться, чем занимается оливийка по ночам несложно. Нил Броун очень точно назвал свое заведение. Город грехов и пороков.
   – Выпьем за упокой его души! – вымолвил англичанин.
   Плотно позавтракав и забронировав номера в гостинице, друзья отправились на прогулку. Пылающий диск Сириуса отражался в зеркальных окнах отреставрированных домов. Власти сектора не меняли кардинально облик зданий, чтобы не потерять своеобразия древности. Некоторые постройки полностью сохранили прежний вид. Чтобы вытянуть из туристов деньги, им необходимо постоянно показывать экзотику. За внушительную плату открыт для посещения даже Конгресс Совета Морсвила. Все на продажу! Алчность захлестнула людей.
   В толпе постоянно попадались трехглазые, вампиры и черти. Полуобнаженные тела с боевой раскраской, в руках копья, за спиной ножны с мечом. Впрочем, это оружие давно по назначению не использовалось. Своим угрожающим внешним видом тасконцы привлекали внимание путешественников. Несколько сириев и некогда отчаянный воин позирует перед объективами голографических камер. Жалкое убогое зрелище. В городе наблюдалось уникальное смешение различных эпох и культур.
   Новый Вавилон, да и только…
   Воздух быстро прогревался. До наступления полуденного зноя осталось часа два. Местные жители вставали очень рано и теперь возвращались с работы домой. Нагруженные тяжелыми сумками торопились к стоянкам электробусов перекупщики. Вечером «Эльзана» отправится обратно к Алану.
   На мгновение земляне остановились у ристалища. Бои со смертельным исходом давно не проводились. Руководство Нейтрального сектора прислушалось к просьбам Совета Союза. Вид кровавого насилия оказывал негативное психологическое воздействие на общество. Подпольные диски с записью поединков приносили бешеные доходы криминальным структурам. Гораздо проще устранить причину, чем следствие.
   Проведя рукой по гладкой поверхности черепа на ограде, русич зашагал к зданию музея. Возле лестницы собралась большая группа людей. Судя по внешнему виду, недостатка в средствах они не испытывали. Дорогие костюмы, модные платья, роскошные украшения. Что понадобилось здесь представителям элиты общества? Храбров терялся в догадках.
   Между тем, двери музея открылись. Аланцы, тасконцы и маорцы неторопливо, с чувством собственного достоинства начали подниматься по ступеням. Никакой суеты, толкотни, громких возгласов. Это не торговцы. Впрочем, Олесь ошибся. Подойдя ближе, русич увидел перед входом огромную красочную афишу. Морсвилское отделение департамента культуры проводило ежегодный аукцион древних раритетов. Значит, сюда прилетели любители старины и искусствоведы-перекупщики. Какие суммы здесь крутятся трудно даже представить. Хотя, по сути, тот же бизнес, что и у пассажиров «Эльзаны». Масштабы принципиально другие. Но это кому как в жизни повезло…
   – К чему такой ажиотаж? – удивленно спросил Саттон. – Голограф – величайшее изобретение человечества. С помощью него можно, сидя где-нибудь во Фланкии, спокойно участвовать в торгах.
   – Ты плохо знаешь местные правила, – улыбнулся Аято. – Все реликвии в Нейтральном секторе продаются только непосредственно присутствующим людям. Расчет производится немедленно. Данный нюанс придает аукциону особый колорит. Большинство потенциальных покупателей присылают в Морсвил своих представителей, но некоторые приезжают сами. Хотят окунуться в атмосферу экзотики. Богатым свойственны причуды.
   – Но ведь компьютерный вирус парализовал банковскую систему, – заметил Храбров.
   – Совершенно верно, – кивнул головой самурай. – Признаться честно, я думал, организаторы перенесут мероприятие на более поздний срок. Увы, город живет по собственным законам.
   – Оливийцы изменили правила, – предположил Крис.
   – Ни в коем случае, – возразил Тино. – Традиции хороши только тогда, когда они соблюдаются.
   – А как же оплата? – произнес англичанин.
   – Обрати внимание на крепких парней с кейсами в руках, – вымолвил японец. – В последние месяцы Алану пришлось вспомнить о существовании наличных денег.
   – Хороший куш для грабителей, – вставил Олесь.
   – Не забывай, где ты находишься, – проговорил Аято. – За подобные преступления здесь отрубают голову. И поверьте, в Морсвиле еще остались воины, умеющие владеть мечом.
   – Вы разожгли мое любопытство, – сказал Саттон. – Предлагаю посетить столь зрелищное мероприятие.
   – Почему бы и нет, – усмехнулся самурай. – Вряд ли служба контрразведки будет искать нас на аукционе. Место многолюдное и совершенно безопасное.
   Спорить с друзьями русич не стал. Тино лучше знает обстановку в городе. Он часто бывал на Тасконе и создал здесь разветвленную агентурную сеть. Земляне неторопливо двинулись к музею. У входа расположились четыре охранника. В цивилизованной одежде оливийцы выглядели несколько мешковато. Дорогие костюмы не могли скрыть их широкие плечи и мощную мускулатуру. Один из тасконцев принадлежал к клану трехглазых, трое являлись вампирами. Внешний вид морсвилцев способен отпугнуть кого угодно. Налетчики хорошо подумают, прежде чем нападут на посетителей аукциона.
   Мощные кондиционеры создавали в зале приятную прохладу. После испепеляющей жары улицы внутри дышалось легко и свободно. Тихо переговариваясь, мужчины и женщины рассаживались в мягкие удобные кресла. Первый ряд был забронирован для особо значительных персон и сейчас почти пустовал.
   Друзья расположились в дальнем правом углу в самом конце большого просторного помещения. В случае необходимости они покинут музей, не привлекая ничьего внимания. На сцену вышел импозантный темноволосый молодой человек в белоснежном фраке. Элегантно взмахнув рукой, оливиец громко произнес:
   – Дамы и господа, я приветствую вас на нашем ежегодном аукционе.
   А зале послышались редкие, нестройные хлопки. Так на тираду морсвилца отреагировали новички. Постоянные посетители вели себя гораздо сдержаннее.
   – Сегодня много лотов, – продолжил ведущий. – Поэтому мы начнем торги немедленно.
   Как обычно, в самом начале продаются менее ценные экспонаты. Они довольно дешевы и покупаются быстрее. Старинные вазы, изящные статуэтки, чудом сохранившиеся ковры ручной работы. Порой даже не верилось, что этим вещам больше двухсот лет. Аукцион протекал спокойно, размеренно и… неинтересно.
   Спустя примерно час землянам надоело слушать однообразные выкрики тасконца, и они направились к выходу.
   Неожиданно по залу прокатился оживленный гул. Храбров тотчас обернулся. Девушка в изящном декольтированном платье вынесла на сцену длинный стальной клинок.
   – Дамы и господа! – воскликнул оливиец. – Уникальный лот. На аукцион выставлен меч, который наемники Алана продали владельцу «Грехов и пороков» Нилу Броуну во время первой экспедиции. Экспонат конечно не древний, но необычайно дорогой. Это часть великой истории. Его лезвие не раз окроплялось человеческой кровью. Стартовая цена…
   Сумма, названная морсвилцем, была астрономическая. Крис изумленно свистнул.
   – Учитесь, – иронично заметил японец. – Вот так люди делают деньги.
   – Кто бы мог подумать, что клинок Салаха будет столько стоить, – покачал головой Олесь.
   – Человеческие пристрастия – вещь странная и труднообъяснимая, – проговорил Аято. – Уверен, предложение превысит начальную цену в два, а может и в три раза.
   Самурай не ошибся. Меч достался седовласому пожилому аланцу в темных очках, сидящему в первом ряду. Небрежный жест рукой и телохранитель передал кейс организаторам торгов. Получив от тасконки клинок, мужчина довольно усмехнулся и стремительно покинул помещение. Другие экспонаты его не интересовали.
   После посещения музея в душе русича остался какой-то неприятный осадок. То, чем они дорожили и гордились, теперь идет с молотка. Никакой этики и морали. Жажда наживы перешла все разумные пределы. И ведь страдает этим пороком не только Морсвил. Заражены подземная Таскона, Алан, Маора… Общество нуждается в серьезных переменах.
   Прогулка под палящими лучами Сириуса удовольствие не из приятных. Улицы города быстро пустели. Местные жители и туристы спрятались в тени уютных кафе и ресторанчиков. Прохладительные напитки в Морсвиле самый ходовой и прибыльный товар. Друзья расположились в маленьком невзрачном заведении под названием «Тихий приют». Оно находилось неподалеку от бывшего сектора чертей. Линия черепов на дороге, разделяющая город на различные зоны, до сих пор сохранилась.
   Лениво потягивая пиво, земляне беседовали на отвлеченные темы. Ни слова о деле. Говорили о погоде, о красотах и причудах древнего города, о предельной изношенности космических челноков. С виду обычные, праздные отпускники, прилетевшие на Оливию в поисках новых впечатлений. Таких людей в Морсвиле тысячи. В помещении играла приятная музыка, мимо покачивая бедрами, проходили красивые женщины, официанты услужливо предлагали экзотические блюда. В городке царил мир и покой.
   Впрочем, тихая, размеренная жизнь течет на всех планетах Союза. Человечество пребывает в счастливом неведении о нависшей над ним угрозе. Информацию о сражениях с горгами обыватели воспринимают обыденно и равнодушно. Многие считают, что это происходит где-то далеко и их совершенно не касается.
   Сцены гибели крейсеров и космических баз аланцы и тасконцы смотрят, как очередной популярный сериал. Осознание смертельной опасности еще не пришло. Ужасы войны пока не коснулись основной части населения. Скорбные списки десантников и космопилотов, павших в боях с насекомыми, утонули в сплошном потоке развлекательных передач. Чужое горе никого не трогает. К сожалению, история не учит, она наказывает за ошибки.
   Совет целенаправленно вводит народ в заблуждение, не говоря всей правды о горгах. Тем страшнее будет развязка. Если твари прорвутся к планетам, счет жертв пойдет на миллионы. Люди абсолютно не готовы к встрече с врагом. Алан, Таскону и Маору ждет участь Эдана. А пока складывается ощущение, что насекомые – это проблема исключительно звездного флота.
   На улицах начало темнеть. Тотчас вспыхнули огни фонарей и рекламных вывесок. Морсвил мгновенно преобразился. Причудливая разноцветная палитра захлестнула город. Туристы покинули кафе и отправились на поиски развлечений. Местные дельцы отличались удивительной изобретательностью. Показательные бои силачей, безумные оливийские танцы, групповой стриптиз, массажные салоны, купание с обнаженными мутантками. Всего не перечислишь. Морсвил превратился в цивилизованный вертеп, обитель грехов и пороков.
   На центральной площади какой-то сумасшедший демонстрировал детеныша слипа. Хищник, достигавший метра в высоту, постоянно пытался схватить прохожих за ногу и опутать их своей паутиной. Люди испуганно кричали, отбегали в сторону, но деньги в коробку бросали исправно. Ночная жизнь города поражала своей стремительностью.
   Друзья целый час бродили в шумной толпе туристов. Затеряться в ней не составляло ни малейшего труда. Впрочем, слежки земляне не замечали. Храбров не сомневался – люди Тино находятся где-то рядом. В случае опасности они сразу предупредят беглецов.
   После короткого ужина в гостинице, офицеры отправились в восточную часть Нейтрального сектора. Здесь располагались жилые кварталы, а потому прохожих было гораздо меньше. На землян никто не обращал внимания. К бесцельно слоняющимся из стороны в сторону чужакам в Морсвиле привыкли.
   Друзья миновали несколько домов и свернули к кладбищу. Чтобы не шокировать его видом гостей города, могилы огородили высокой каменной стеной. У ворот Олесь заметил двух человек. Высокий мужчина приблизился к Аято и молча протянул самураю небольшую лопату. Найти скорбный холмик, под которым покоились останки Освальда Ридле, труда не составило.
   Через пять минут японец извлек из песка проржавевшую металлическую коробку из-под патронов. Она пролежала здесь почти пятнадцать лет. Чтобы открыть крышку пришлось немало повозиться. На дне лежал аккуратный сверток. Тино взял его в руки и откинул край истлевшей тряпки. В свете рекламных вывесок сверкнула золотая поверхность реликвии.
   – Вот он – Конзорский Крест, – тихо произнес самурай.
   – Представляю, сколько бы стоил такой экспонат на аукционе, – усмехнулся Саттон.
   – Его цена измеряется человеческими жизнями, а не деньгами, – с горечью сказал русич.
   Взгляды Аято и Храброва на мгновение встретились. Оба прекрасно понимали, о чем идет речь. Вся история реликвии – сплошная цепь покушений, убийств и похищений. Конзорский Крест обильно полит кровью. Внесли свою лепту и земляне. Пытаясь сохранить в тайне захват ценного раритета, японец был вынужден зарубить аланца-десантника. Бедняга оказался не в том месте и не в то время. Ужасное фатальное стечение обстоятельств.
   – Что теперь будем делать? – спросил Крис.
   – Отправимся на Сорго, – ответил Тино, пряча реликвию под рубаху.
   Самурай подровнял край могильного холмика, встал и быстро зашагал к воротам. Друзья последовали за ним. Возле выхода уже никого не было. Прислонив лопату к стене, Аято направился к бывшему сектору вампиров. В этом районе Олесь никогда раньше не бывал. Длинные широкие улицы, дома из стекла и бетона, ровные ряды зеленых насаждений. Сразу видно, значительная часть зданий отреставрирована или построена совсем недавно.
   За короткий период времени Морсвил преобразился сказочным образом. Город буквально восстал из пепла. Теперь это одно из красивейших мест Тасконы. Но что его ждет, если орды насекомых высадятся на планету? Разрушение и полное забвение. Горги безжалостно истребят расу людей. О человечестве никто и никогда уже не вспомнит. Вечная Тьма накроет галактику. Храбров тяжело вздохнул. Быть спасителем мира русич никак не собирался. Да и не похож он на героя. Обычный, ничем не примечательный землянин. Но сейчас именно от трех бывших наемников зависела судьба Вселенной. Странный, удивительный парадокс. Пути Господни неисповедимы.

Глава 2
ЛАБИРИНТ

   Морсвил пылал огнями фонарей, роскошных витрин и причудливых разноцветных вывесок. Огромные голографические экраны без перерыва демонстрировали красочные рекламные ролики. Полуобнаженные красавицы в нижнем белье, элегантные мужчины в строгих смокингах, фантастические, завораживающие взгляд пейзажи морского побережья. Тасконские курорты не так цивилизованы, как аланские, зато какая девственная чистота природы. Дремучие леса Аскании, отвесные скалы южной оконечности Унимы, бескрайние лазурные пляжи Оливии. На любой выбор, на любой вкус. Эх, махнуть бы куда-нибудь на отдых.
   Олесь невольно вспомнил жену и ребенка. Русич так давно их не видел. Где они сейчас? Находятся ли в безопасности? Подобные мысли наверняка терзали сейчас и Криса. Николь с детьми укрылась в одном из нейтральных городов. Но разве это решение проблемы? Служба контрразведки серьезная и очень опасная организация. При необходимости ее сотрудники выполнят любой приказ. Интересы государства всегда ставятся выше человеческой жизни. А охота на беглецов развернулась нешуточная.
   Впереди показалась линия черепов. Странный, удивительный атрибут прежнего мира. Сейчас даже не верилось, что еще пятнадцать лет назад Морсвил принадлежал диким кланам мутантов, бродившим по его улицам с топорами и палицами. Любой чужак здесь рассматривался, как потенциальная добыча.
   Цивилизация стремительно ворвалась в город. Строительные компании дрались за каждый квартал и средств не жалели. Теперь вложенные сюда деньги приноси астрономическую прибыль. Морсвил – главная достопримечательность Тасконы. Ежегодно город посещало больше миллиона туристов. Страшная граница между секторами – неотъемлемая часть кровавого прошлого Оливии, немое напоминание о суетности человеческого бытия. Смерть всегда где-то рядом.
   Аято бесцеремонно переступил через линию и зашагал по улице в северо-восточном направлении. Друзья вошли на территорию, некогда принадлежавшую вампирам, грозному племени мутантов-каннибалов, наводящих ужас на обычных людей. С одним из них, Непобедимым Ярошем, Храбров сражался на ристалище. Никто не верил в победу чужака. Но юный землянин одним ударом меча раскроил голову тасконцу. Как же давно это было! Воспоминания, воспоминания… Бурная, стремительная, незабываемая молодость. Пешие переходы через пустыню, сражения за оазисы, погони и преследования. Впрочем, пора возвращаться в реальность.
   Земляне пересекли границу, и теперь законы Нейтралки, защищающие беглецов, больше не действовали. Любой армейский патруль может задержать подозрительных людей для выяснения личности. Такие случаи в Морсвиле бывали.
   Самурай двигался очень уверенно. Он совершено не обращал внимания на проезжающие мимо электромобили и редких прохожих, попадающихся на пути. Эта часть города мало привлекала туристов. После захвата сектора аланской армией большинство старых зданий здесь снесли, а потому древние исторические сооружения почти не сохранились.
   Неожиданно Тино свернул в узкий, полутемный переулок. Пройдя метров сто, японец остановился. Впереди вспыхнули и погасли два ярких огня. Аято небрежно поднял левую руку вверх. Фары машины снова загорелись. Электромобиль плавно тронулся с места и подъехал к офицерам. Разглядеть водителя Олесю не удалось. Мужчина будто случайно опустил голову вниз. Профессиональное, доведенное до автоматизма движение.
   – Прошу, – негромко вымолвил самурай, указывая на открытую дверь. – Машина конечно не новая, в комфортабельности значительно уступает дорогим лимузинам, но скорость развивает неплохую. Наш путь много времени не займет.
   Как только пассажиры устроились в салоне, электромобиль рванулся вперед. Машина повернула на главную магистраль и устремилась к пустыне. За окнами мелькали недавно возведенные дома из стекла и бетона. Современный, цивилизованный город. Вскоре друзья покинули Морсвил. Теперь их окружал однообразный, знакомый до боли ландшафт. Унылые оранжево-желтые песчаные барханы, тянущиеся на сотни километров. В черном мрачном небе мерцали далекие звезды, на самом краю горизонта завис маленький белый карлик, вечный спутник могущественного Сириуса. Его слабый мертвенный свет придавал окружающему пейзажу зловещий оттенок. На душе сразу стало тревожно.
   Электромобиль ехал по идеально ровному шоссе куда-то на север. По расчетам Храброва минут через двадцать пять-тридцать должна была показаться долина Мертвых Скал. Мимо на большой скорости пронесся встречный лимузин. Вдали сверкнули фары еще одной машины. Движение на магистралях Оливии не замирало даже ночью.
   Огромная черная стена вынырнула из мрака как-то неожиданно. В первое мгновение русич невольно отпрянул назад. Ему показалось, что электромобиль вот-вот врежется в каменные глыбы. Но лучи света вырвали из темноты широкий безопасный проезд в скалах. Водитель уверенно и спокойно вел лимузин по шоссе. Для него это привычный, ничем не примечательный маршрут.
   С тревогой и волнением Олесь смотрел на нависающие над дорогой утесы. Когда-то путешественнику здесь грозила почти верная гибель. Гигантские хищники, похожие на пауков, охотились в долине на все живое. Они из засады нападали на свою жертву, обволакивали ее липкой слизью и утаскивали добычу в пещеры, находящиеся очень высоко над поверхностью.
   Машина сбросила скорость и перестроилась в правый ряд. Через пару минут электромобиль остановился. Тино поднял с пола рюкзак, посмотрел на друзей и с улыбкой сказал:
   – Господа, приехали. Всем на выход.
   Массивная дверь плавно поднялась вверх. Недоуменно пожав плечами, Саттон первым покинул лимузин. Храбров последовал примеру товарища. С юга дул легкий ветер, несущий с пустыни мелкий песок. Признаться честно, земляне отвыкли от такого воздуха. Крис сразу закашлял и поспешно закрыл нос и рот рукавом одежды. Словно издеваясь, самурай восторженно заметил:
   – Прекрасная ночь, тихая, светлая…
   – Ты куда нас привез? – раздраженно спросил англичанин.
   – Скоро узнаешь, – произнес Аято, перелезая через железобетонное ограждение магистрали.
   Между тем, электромобиль тронулся с места. Вскоре лишь крошечные красные огоньки напоминали об удаляющейся по шоссе машине. Три человека остались на обочине дороги в окружении мрачных безжизненных скал. Ситуация не самая приятная. Русич настороженно озирался по сторонам. Ему даже показалось, что на стене мелькнула чья-то тень. Яркий луч света застал Олеся врасплох. Он громко выругался и отвернулся.
   – Не волнуйтесь, крупные слипы давно истреблены, – раздался голос японца. – Берите бластеры и фонари. Нам пора иди. Времени не так уж много.
   – Если хищники уничтожены, зачем оружие? – поинтересовался Саттон.
   – На всякий случай, – уклончиво ответил Тино.
   Недовольно покачав головой, Крис направился к самураю. Спустя пять минут маленький отряд двинулся в путь. Аято сразу задал высокий темп. Великолепно ориентируясь в темноте, японец шел по одному ему известному лабиринту. Широкие площадки то и дело чередовались с узкими, извилистыми проходами и тоннелями. Пару раз землянам приходилось буквально протискиваться между двумя тесно сходящимися каменными глыбами.
   Несмотря на заверения Тино, Храбров никак не мог избавиться от ощущения, что из расщелин и трещин за ними наблюдают голодные, жадные глаза огромных кровожадных тварей. Во время первой экспедиции гигантский монстр схватил и разорвал на куски Тома Виолу. Тогда русичу чудом удалось спасти Олис. Безумный, отчаянный поступок, на который способны лишь двадцатилетние, влюбленные юнцы. Такое не забывается никогда. Сейчас Олесь стал более осторожным и прагматичным. Конечно, он не бросил бы жену на произвол судьбы, но действовал бы гораздо рассудительнее. Страсть и порыв свойственны молодости. С годами приходит опыт и зрелость.
   Группа двигалась по долине около часа. Постепенно нервозность исчезла, но беглецы по-прежнему держали оружие наготове. Они слишком часто попадали в сложные и опасные ситуации, чтобы напрасно рисковать. Внезапно самурай остановился. Луч фонаря судорожно заметался по стене ближайшей скалы. Друзья удивленно смотрели на Аято. Убрав оружие в кобуру, японец подошел к преграде, опустил вниз муляжную пластину и приложил ладонь к панели замка. Почти тут же в сторону отъехала тяжелая бронированная дверь.
   – Чудеса, – иронично усмехнулся Саттон.
   – Обычные меры предосторожности, – спокойно ответил Тино.
   Самурай первым шагнул в узкий, тускло освещенный коридор. Вслед за ним направились Олесь и Крис. Метров через двадцать земляне уткнулись в очередную преграду. Идеально ровная металлическая стена наглухо перекрывала путь. Дверь сзади медленно закрылась. Беглецы оказались в западне. На сердце стало как-то тревожно. Ни один бластер не поможет выбраться из этого каменного мешка. А умирать от голода и жажды никому не хочется. Словно подтверждая опасения людей, в тоннеле раздался мелодичный приятный женский голос. С удивительной бесстрастностью он произнес:
   – Уважаемые дамы и господа, вы проникли на территорию секретного объекта службы контрразведки. Немедленно назовите код доступа. В противном случае будут применены специальные средства защиты. В вашем распоряжении тридцать секунд.
   – «Генрих Кайнц», – громко произнес Аято.
   – Благодарю, – мгновенно отреагировал компьютер. Массивная, тяжелая дверь плавно поднялась вверх, открывая проход.
   – Своеобразный пароль, – заметил Храбров.
   – Зато никто не догадается, – вымолвил японец. – Вряд ли кто-нибудь знает имена наемников, участвовавших в первой экспедиции на Таскону. Просто и надежно.
   – Логично, – согласился русич.
   – А что было бы, если бы ты ошибся или промолчал? – поинтересовался англичанин.
   – Усыпляющий газ, – пояснил Тино. – Очень высокая концентрация. И, конечно, сигнал на пульт охраны в Морсвиле. Сейчас его уже нет. Пришлось демонтировать.
   – Неужели из коридора никаким другим способом не выбраться? – лукаво спросил Крис.
   – Нет, – самурай отрицательно покачал головой. – В нашей работе риск недопустим.
   – А если система даст сбой? – спросил Олесь.
   – Значит, такова судьба, – пожал плечами Аято. Японец решительно двинулся вперед. Практически сразу в тайном убежище вспыхнул яркий свет. Перед землянами предстал огромный зал цилиндрической формы. Вверху блестела ровная металлическая гладь крыши. В центре помещения стоял новенький гравитационный катер. Признаться честно, ни Храбров, ни Саттон не ожидали такого сюрприза.
   – Вот это да! – восхищенно выдохнул англичанин, приближаясь к летательному аппарату. – Самая современная модель. Я подобные машины видел только на испытаниях.
   – Теперь тебе придется управлять ее, – улыбнулся Тино. – Справишься?
   – Обижаешь, – проговорил Крис, взбегая по лестнице в салон катера.
   Между тем русич изумленно осматривался по сторонам. Строители сделали ангар в середине скалы, не повредив ее внешний облик. Идеальная маскировка. Даже тщательные исследования местности из космоса не выявят секретный объект. Особого изыска в отделке нет, да он и не требовался. У убежища совсем иное предназначение.
   – Любуешься великолепной работой? – произнес самурай.
   – Пожалуй… – сказал Олесь. – Единственное, чего я не пойму, как удалось сохранить в тайне сооружение подобного ангара. Нужно ведь было сюда пригнать технику, привезти рабочих…
   – Совершенно верно, – подтвердил Аято. – Иприэтом сотни людей должны держать язык за зубами.
   – И как ты выкрутился? – напрямую спросил Храбров.
   – Подключил старые связи, – ответил японец. – Утечки информации легко избежать, если строители не вступают с обществом в тесный контакт. Задача сложная, но выполнимая.
   – Неужели бедняг упрятали в тюрьму? – вымолвил русич.
   – Какая изощренная жестокость! – иронично проговорил Тино. – На Земле нежелательных свидетелей обычно умерщвляют, а трупы замуровывают в стены. Так проще всего сохранить секрет. Но я поступил иначе. Отправился на восток Оливии и встретился с Шолом Кроссом.
   – Лидером трехглазых? – изумленно уточнил Олесь.
   – Правильно, – кивнул головой самурай. – Тасконец за прошедшие годы почти не изменился. По-прежнему силен, крепок и честен. Мутанты занимаются разработкой полезных ископаемых в давно заброшенных, нерентабельных шахтах. Доход невелик, но позволяет оливийцам существовать довольно сносно. Трехглазые держатся обособленно от местных властей.
   – И умеют молчать, – догадался Храбров.
   – Грех не использовать столь ценные качества, – произнес Аято. – Я предложил Кроссу сделку. Шол с радостью согласился. Мутанты получили контракт на разведку месторождений в долине Мертвых скал. Здесь, конечно, ничего нет, но прикрытие отличное. Появление техники в этом районе ни у кого не вызвало подозрений. Ну, а с охраной у трехглазых никогда не возникало проблем. Они быстро разогнали туристов и любителей острых ощущений. Обе стороны остались довольны. Тасконцы получили значительную сумму, а я надежное убежище.
   – Хитрец, – усмехнулся русич.
   На ступенях лестницы послышались учащенные шаги Саттона.
   – Мы куда-нибудь летим? – спросил англичанин, глядя на друзей.
   – Разумеется, – ответил японец. – Курс на остров Сорго. Земляне быстро поднялись в катер и заняли свои места.
   Мягкие кресла тотчас приняли форму человеческого тела. Крис нажал на пульте управления несколько кнопок. Люк плавно закрылся, внутрь бесшумно втянулась лестница, машина дернулась и оторвалась от поверхности. Где-то наверху отъехала в сторону огромная крыша. На мгновение зависнув и убрав опорные стойки, аппарат начал стремительно набирать высоту. Свет в салоне сразу погас. Вскоре пассажиры увидели звездное небо и смутные силуэты мрачных утесов.
   – Держитесь крепче, – с улыбкой сказал англичанин. Катер резко стартовал и на огромной скорости понесся над безжизненной долиной. Саттон всегда отличался неукротимым бесшабашным характером. Его оптимизм и веселый нрав поражали товарищей. Крис не унывал в самых сложных и опасных ситуациях. Лихачество являлось естественным состоянием души англичанина.
   – Смотри, не врежься в какую-нибудь скалу, – спокойно проговорил Тино.
   – С подобной системой навигации это невозможно, – рассмеялся Саттон.
   Тем не менее, Крис поднялся чуть выше. Он уже не мальчишка и умел ценить жизнь. Не стоило забывать о Николь и детях. Потеря близкого человека станет для них сильным ударом.
   Машина летела на юго-восток. Земляне намеревались преодолеть океан и достигнуть Аскании, минуя Униму. Беглецы двигались навстречу Сириусу.
   Спустя час Оливия осталась позади. Внизу пылали яркими огнями маленькие прибережные города. Именно сюда после ядерной катастрофы стекались тысячи уцелевших тасконцев. Беженцы надеялись найти здесь приют, а обнаружили смытые гигантскими волнами поселения. Но люди не отчаялись и сумели построить на руинах новую цивилизацию. Она легко и безболезненно, сохранив уникальную самобытность, ассимилировалась с аланскими колонистами. Двести лет забвения теперь вспоминались, как страшный сон. Планета быстро возрождалась. Будет жаль, если орды насекомых превратят ее в мертвую, безжизненную зону.
   Где-то на уровне горизонта сверкнул первый луч огромного белого светила. Небо окрасилось в нежно-розовые тона. Далекие холодные звезды сразу померкли. Темная вода океана заискрилась и заиграла разноцветными красками. Природа просыпалась после долгого ночного сна. Густая, липкая ночная тьма постепенно отступала. Еще немного и величественный могущественный Сириус предстанет перед путешественниками во всей красе. Англичанин предусмотрительно включил светофильтры. Где-то в стороне мелькнул крошечный островок. Храбров повернулся к Аято и с некоторым волнением в голосе произнес:
   – До Сорго еще пять часов лететь. Нас наверняка засечет тасконская наземная служба наблюдения. Да и из космоса гравитационный катер виден великолепно.
   – Ты не прав, – возразил самурай. – Машина оснащена новейшей системой защиты. Для местных станций слежения мы не существуем. Кроме того, мои люди контролируют ситуацию. Но даже если нарушителя обнаружат, перехватить катер очень сложно. Я прав, Крис?
   – О чем речь! – откликнулся Саттон. – На таком аппарате меня не достанет ни одни флайер.
   – Будем надеяться, вы не ошибаетесь, – пожал плечами Олесь.
   Преодолев почти девять тысяч километров, машина стремительно приближалась к конечной цели маршрута. Мужчины с тревогой всматривались в мерцающую водную гладь. На удивительную красоту пейзажа уже давно никто не обращал внимания. И вот впереди показалась узкая полоска земли. Англичанин тотчас сбросил скорость и взглянул на Тино. Японец молча кивнул головой. Силуэт острова в точности соответствовал изображению на карте.
   Совершив крутой вираж, гравитационный катер пошел на снижение. Аппарат летел над гористой местностью, изредка покрытой бурой, пожухшей травой и чахлыми кустарниками. Положительных эмоций внешний вид Сорго не вызывал. Убогий, заброшенный, выжженный безжалостными лучами гигантского светила край. Здесь никогда не было поселений людей. Идеальное место для того, чтобы спрятать древний корабль.
   Поиски тайника заняли двадцать минут. Обнаружить долину между четырьмя вершинами в виде ромба оказалось не так-то просто. Ширина острова порой достигала пятидесяти километров, и на этом пространстве не раз попадались похожие площадки.
   Первым заметил наскальный рисунок Аято. Хлопнув Криса по плечу, самурай указал на странное изображение на поверхности. Отрывистые линии причудливо соединялись в огромную, расправившую крылья птицу. Идеально круглая голова, массивный клюв, длинный хвост и неестественно большой глаз. Древний мастер особенно тщательно потрудился над ним. Чуть изогнутая форма, овальный зрачок, легкая штриховка по краям.
   – Впечатляет, – восхищенно вымолвил Саттон.
   – Хранители создавали рисунок на века, на тысячелетия, – сказал русич.
   – Но ведь изображение в полном объеме видно только с высоты, – проговорил англичанин. – Как же потомки могли обнаружить «Ковчег»? Где логика?
   – А оно не было предназначено для последователей учения, – проговорил Тино. – Сюда должны прилетать воины Света. Не обладая соответствующими знаниями и технологиями, внизу делать нечего. Диким народам нельзя давать в руки грозное оружие.
   – Вопрос в том, соответствуем ли мы установленным стандартам, – иронично произнес Храбров.
   – Скоро это выяснится, – бесстрастно вымолвил японец. – Крис, садись.
   Катер на мгновение завис и начал медленно, осторожно опускаться на поверхность. Вскоре опорные стойки коснулись каменного плато. Машина вздрогнула и замерла. Саттон выключил двигатель, открыл люк, спустил вниз лестницу и с улыбкой сказал:
   – Уважаемые пассажиры, прошу на выход.
   Сириус находился почти в зените. Из-за ужасающей жары пот градом катился по лицу и телу. Даже универсальный грим не выдерживал испытания и расплывался. Заложив руки за спину, Олесь смотрел на голые серые скалы. Признаться честно, он представлял Сорго несколько иным. Действительность оказалась гораздо проще и прозаичнее.
   – О чем задумался? – спросил подошедший Аято.
   – О превратностях судьбы, – проговорил русич. – Когда мы узнали тайну Тасконы, нас было двенадцать. Теперь осталось трое. Разве это справедливо? Сколько друзей безвозвратно потеряно на длинном пути. Почему отряд сразу из Аскании не отправился сюда?
   – Почему? – повторил вопрос самурай. – Потому что Аргус проявил мудрость и предусмотрительность. Утечка информации тогда бы привела к непредсказуемым последствиям. Белауну чудом удалось сохранить секрет. Великий Координатор поверил в его предательство и прекратил сканирование мозга. А самоубийство Салан? Линда в сложной ситуации приняла единственно верное решение. Не надо их жалеть, Олесь. Наши товарищи погибли для того, чтоб ты, я и Крис сейчас стояли здесь. За последние годы мы достигли высокого положения в обществе, обладаем немалой властью, способны бороться на равных с любым противником.
   – Особенно после моего ареста и твоего бегства, – язвительно заметил Храбров.
   – Временные неудачи не в счет, – возразил Тино. – Вспомни, сколько врагов уничтожено на Тасконе, Алане и Маоре. Среди людей остался только один. Могущественный, сильный, коварный, но один! Тьме нужно нанести последний, решающий удар.
   – Не чересчур много пафоса? – улыбнулся русич.
   – Ничуть, – произнес японец. – После победы над горгами я переверну этот мир…
   – Хватит спорить, – вмешался англичанин. – Пора идти.
   – Пожалуй, Крис прав, – согласился Олесь. – Не стоит долго задерживаться на плато.
   Земляне быстро зашагали к изображению глаза. Наступив точно на зрачок, Аято взглянул на компас. Сориентироваться труда не составило. После секундного замешательства офицеры решительно двинулись на северо-запад. Саттон вслух считал шаги. Обогнув пару массивных каменных глыб и проскользнув в узкую расщелину, воины достигли вертикальной, отвесной стены. Практически сразу англичанин обнаружил странное углубление в форме креста. Храбров провел пальцем по горячей шершавой поверхности.
   – Неужели это замок? – недоверчиво спросил Крис.
   – А почему бы и нет? – вымолвил Тино, доставая из-за пояса древнюю реликвию.
   Русич взял Конзорский Крест из рук самурая и осторожно вставил его в выбоину. Драгоценный предмет занял почти все свободное пространство. Совпадение, вряд ли случайное. Однако прошла минута, а вокруг ничего не изменилось. Ни звука, ни малейшего движения. Лишь ветер свистит в расщелинах скал. Саттон удивленно посмотрел на товарищей и сказал:
   – И что дальше?
   – Не знаю, – ответил Олесь. – Может, мы ошиблись в выборе места.
   – Или механизм сломался, – проговорил англичанин. – Минула ведь ни одна тысяча лет.
   – Не исключено, – согласился Храбров.
   – Идиотизм! – нервно рассмеялся Крис. – Сколько усилий и все напрасно. Величайшая тайна Тасконы не стоит ровным счетом ничего. Жак оказался прав. Хранители – это горстка сумасшедших религиозных фанатиков. Легенда о «Ковчеге» – лишь красивый миф.
   – Хватит паниковать! – оборвал Саттона Аято. – Надо думать, а не посыпать голову пеплом. Аргус был жестким прагматиком, а не идеалистом. Временной период тут ни при чем. Система допуска наверняка функционирует. Вопрос в том, как ее запустить.
   Японец отступил на пару шагов назад и окинул взглядом стену. Не обнаружив ничего интересного, Тино вернулся к друзьям. Неожиданно в глазах самурая сверкнула догадка. Решительным движением он вынул реликвию из углубления, перевернул ее драгоценными камнями в сторону замка и вставил обратно на место.
   Почти тут же раздался легкий скрежет. Слева от Конзорского Креста вниз опустилась массивная плита. Земляне увидели экран голографа и панель управления. Технология явно отличалась от аланской и тасконской. Уровень несравнимо выше. О надежности и говорить глупо. Аппаратура превосходно работала спустя тысячелетия. На экране вспыхнула яркая надпись: «Введите код». С ироничной улыбкой на устах Аято заметил:
   – Нет неразрешимых проблем. Нужно лишь шевелить мозгами.
   – Ты еще издеваешься, – обиженно произнес англичанин.
   – Ничуть, – покачал головой японец. – Я предупреждаю. Вспомните о ловушках. Если будем так долго соображать в тоннеле, до корабля точно не доберемся.
   – Постараемся действовать быстрее!
   Тино подошел к панели и уверенно набрал слово «Атлант». Огромная каменная глыба с замком и реликвией медленно уехала в стену. Открылся довольно широкий проход вглубь скалы.
   – Чудные дела твои, Господи, – изумленно вымолвил Олесь.
   – Вы лучше посмотрите на экран! – воскликнул Крис. Текст на нем действительно изменился.
   – «В вашем распоряжении десять секунд», – прочитал самурай.
   – Проклятье! – выругался Храбров. – Сейчас или никогда! Русич первым рванулся в темный проем. Его примеру последовали Аято и Саттон. Времени на размышление у землян не было.
   Несколько шагов и Олесь достиг тайного убежища. Поворот направо, узкий коридор, кромешный мрак впереди. Сзади раздается учащенное дыхание бегущих друзей. В какой-то момент Храбров остановился. Почти сразу Тино уткнулся в спину товарища. Еще один толчок и послышалось недовольная реплика Криса.
   – Чего встали? – выкрикнул англичанин.
   – Хочу узнать, где мы находимся, – произнес русич.
   Два фонаря вспыхнули практически одновременно. Буквально в трех метрах от себя Олесь заметил очередной поворот. Теперь Храбров двигался гораздо медленнее и осторожнее. Вскоре офицеры оказались в просторном тоннеле с высоким потолком.
   – Неплохое укрытие, проговорил японец, озираясь по сторонам.
   Неожиданно стена слева дрогнула и начала удаляться.
   – Что за чертовщина? – взволнованно спросил Саттон
   – Вход закрывается, – после непродолжительной паузы сказал самурай. – Каменная глыба возвращается на прежнее место. Механизм удерживал ее всего десять секунд.
   – А мы обогнули препятствие по боковому ответвлению, – догадался русич.
   – Совершенно верно, – кивнул головой Аято. – Система проста и надежна.
   – Значит, нас замуровывают, – вымолвил Крис. – Акак же Конзорский Крест?
   – Он останется в замке, – произнес японец. – Пока его кто-нибудь не найдет…
   – Интересный поворот событий, – скептически усмехнулся англичанин. – Выходит, обратной дороги нет.
   – Точно подмечено, – согласился с товарищем Тино. – Человек, проникший в тоннель, либо обнаруживает древний корабль, либо исчезает бесследно. Только таким способом можно сохранить тайну «Ковчега». Уверен, мы не первые проникли сюда
   – Даже не хочу спрашивать о судьбе предшественников, – сказал Саттон.
   – И напрасно, – проговорил самурай. – Лучше учиться на чужих ошибках, чем на своих.
   Между тем, многотонный люк замер. Земляне оказались полностью отрезаны от внешнего мира. Все звуки стихли, и воцарилась зловещая тишина. Спустя мгновение стены подземелья начали светиться. Без сомнения, они были покрыты специальным составом.
   – Гостей здесь даже встречают, – заметил Аято, выключая фонарь.
   Вскоре друзья смогли оценить по достоинству масштабы катакомб. Он небольшой площадки, на которой стояли офицеры, в разные стороны уходило сразу четыре ответвления.
   – Богатый выбор, – вымолвил Олесь, проверяя наличие бластера в кобуре.
   – Сколько же на судне энергии? – задумчиво произнес англичанин. – Ведь прошли тысячелетия…
   – Не обольщайся, – возразил японец. – Система наверняка работала в спящем режиме и включилась лишь сейчас.
   – Пора идти, – вмешался в разговор Храбров.
   – Если я правильно помню, нам нужен тоннель, обозначенный шестигранником, – сказал Саттон.
   – Не будем терять время, – откликнулся Тино, приступая к поискам.
   Обнаружить выбитый на стене символ труда не составило. Остальные коридоры вели в бесконечный, запутанный лабиринт.
   Земляне уверенно направились вглубь тайного убежища. Ширина тоннеля в некоторых местах достигала четырех метров. Древние проходчики постарались на славу. Идеально ровные стены, закругленный потолок, нигде ни трещины, ни выбоины. Не видно и проводов, дающих питание освещению.
   Постепенно ветка понижалась. Группа опускалась все глубже и глубже. Метров через триста друзья вышли к новой развилке.
   – Теперь будем искать треугольник, – иронично вымолвил англичанин.
   Последовательность знаков и ловушек воины заучивали наизусть. Перед сном каждый из них повторял легенду хранителей как молитву. Вскоре офицеры продолжили путь. Главное не пропустить первое испытание. Ошибка будет стоить дорого. Друзья убедились в этом уже через пару минут. Непостижимым образом, они проскочили мимо предупреждающего об опасности символа.
   К счастью, русич двигался не быстро. Каменная поверхность под его ногами провалилась, и Олесь полетел в бездну. В последний момент Храбров успел схватиться за край пола. Крис и Тино помогли товарищу выбраться наверх. Утирая пот со лба, русич с ужасом смотрел во мрак пропасти. Дна Олесь так и не увидел. Падать пришлось бы долго.
   – Черт подери! – выругался самурай. – Мы опять проявили невнимательность. Ищите знак!
   – Да вот же он! – воскликнул Саттон, указывая на едва заметный крест слева от Аято.
   – Проклятье, – недовольно проговорил японец. – Наша оплошность едва не закончилась трагедией.
   – Я сам виноват, – откликнулся Храбров. – Вспомнил Олис, задумался…
   – Надо отбросить все посторонние мысли, – произнес Тино. – Иначе беды не миновать. А объяснять Олис и Николь причину гибели их мужей у меня нет желания.
   – Наверное, ты прав, – тяжело вздохнул русич. – Будем соблюдать предельную осторожность.
   Земляне медленно двинулись вдоль стены. Между тем, плиты, закрывающие провал, заняли свое прежнее место. Определить визуально, где твердая поверхность, а где смертельная западня не было ни малейшей возможности. Слишком плотно подогнаны камни. Надежда только на точный расчет. Восемь метров по правой стороне, поворот к центру, шесть метров по прямой, еще один поворот и девять метров по левой стороне. На середине пути Крис слегка оступился, и бездна тут же открыла свою адскую пасть. С трудом удержав равновесие, англичанин продолжил путь. Наконец, препятствие осталось позади.
   – Нелегкое испытание, – заметил Олесь. – Без подсказок его не преодолеть.
   – Пожалуй, – согласился самурай. – И это лишь первая ловушка.
   Не задерживаясь, офицеры зашагали дальше. Вскоре землянам пришлось спускаться по крутой лестнице вниз. Поначалу Саттон даже считал ступеньки. Но когда их число перевалило за двести, он прекратил бессмысленное занятие. Теперь стала понятна глубина пропасти. Шансы на спасение у упавшего вниз человека равнялись нулю. Спустя десять минут группа очутилась в просторном, абсолютно замкнутом помещении. Кроме лестницы других выходов из него не было.
   – Вторая западня, – бесстрастно произнес Аято. – Где-то спрятан рычаг.
   – Люблю загадки, – усмехнулся Саттон.
   Воины разделились и начали тщательно, скрупулезно ощупывать стены. На первый взгляд задача казалась довольно простой. Обнаружить на ровной поверхности небольшой металлический стержень труда не составит. Однако время шло, а поиски результатов не приносили. Примерно через полчаса офицеры закончили обследование тайника. Признаться честно, они пребывали в растерянности. Найти рычаг так и не удалось.
   – Кажется, мы недооценили эту ловушку, – покачав головой, сказал японец. – Придется снова осматривать помещение. Предлагаю поменяться местами. Шансы на успех сразу возрастут.
   К сожалению, Тино ошибся. Друзья повторно обшарили все пространство, но ничего не добились. Древнее подземелье умело хранить свои секреты. Уставшие и злые воины устроились на ступенях лестницы, раздраженно глядя на безмолвные светящиеся стены.
   – Что теперь будем делать? – вымолвил Крис. – Обходить еще раз периметр западни мне не хочется.
   – Надо подумать, – ответил самурай. – Какой-то нюанс определенно упущен.
   – Напомните пояснение, – попросил англичанин. – Вдруг я ошибся…
   – «…Рычаг находится на уровне груди. Отыскать его несложно, если знаешь дорогу, которой шел», – негромко процитировал слова хранителя Храбров.
   – Абсолютно верно, – подтвердил Аято. – Хотя последнее уточнение не совсем понятно.
   – Мы двигались сюда по лестнице, – проговорил Саттон. – Но к тайнику она отношения не имеет.
   – С чего ты взял? – произнес русич. – Здесь нельзя упускать из виду ни одну мелочь.
   – Попробуй представить ее протяженность, – предложил Крис. – Это абсурд.
   – И возможно на него создатели ловушки и рассчитывали, – вставил японец.
   – Бессмысленный спор, давайте лучше проверим, – вымолил англичанин.
   Уже через минуту, Саттон нащупал на стыке ступеней холодный металлический стержень.
   – Вот сволочи! – выругался Крис, отжимая рычаг.
   В помещении тотчас раздался неприятный скрипучий звук. Тысячелетний механизм пришел в действие. Нижний край лестницы вздрогнул и начал медленно подниматься. Офицеры поспешно спрыгнули на каменный пол. Друзья с удивлением наблюдали за тем, как, казавшееся монолитным сооружение постепенно превращается в хитроумно замаскированную дверь. За ней находился вход в новый тоннель. Пожав плечами, Тино с нескрываемой иронией в голосе заметил:
   – Пока мы проявляем потрясающую глупость. И меня это пугает. Надо делать соответствующие выводы.
   – Дважды на такой трюк я не попадусь, – возразил англичанин.
   – А одинаковых испытаний здесь и не будет, – сказал самурай.
   Пожав плечами, Саттон уверенно двинулся в коридор. За ним тут же последовал Храбров. Вскоре воины покинули помещение, на обыск которого потратили так много времени. Не успели они сделать и десяти шагов, как лестница опустилась на прежнее место.
   – Нас замуровывают на совесть, – покачал головой Аято.
   – Да, расслабиться хозяева подземелья не дают, – согласился Олесь.
   – Смотрите лучше по сторонам, – проговорил Крис. – А то опять куда-нибудь провалимся…
   Предупреждение англичанина было лишним. Японец и русич не спускали глаз со светящихся стен. Минут через пять группа вышла к тройной развилке. После небольшого замешательства друзья повернули направо, в тоннель, обозначенный кружком. Почти сразу офицеры наткнулись на очередную западню. На каменном полу отчетливо виднелись выбитые на квадратах цифры. Ошибешься, и тебя уже ничто не спасет.
   – Предлагаю сверить пароль, – произнес Тино. – Число состоит из одиннадцати цифр.
   – Правильно, – улыбнулся Храбров. – 7, 3,1, 7, 4, 9, 6, 0, 9, 5, 2.
   – Все точно, – вымолвил Саттон. – Но меня интересует один немаловажный вопрос.
   – Какой? – уточнил самурай.
   – Что находится в ложных коридорах? – ответил Крис. – Ведь если там ловушек нет, значит, человек, идущий наугад, без труда найдет правильный путь. Не надо только спешить.
   – Логично, – сказал Аято. – Хочешь, проверить догадку?
   – А почему бы и нет, – проговорил англичанин. – Если поймем создателей лабиринта, избежим многих неприятностей. Общая система должна существовать.
   – С последним утверждением я не согласен, – вставил Олесь. – Однако в целом мысль неплохая. Время нас не поджимает, давайте вернемся.
   Воины неторопливо зашагали назад. На перекрестке они в нерешительности замерли. Их любопытство может закончиться довольно плачевно. Тяжело вздохнув, Саттон произнес:
   – Я предложил, мне первым и идти. Жаль, мы с собой специальное снаряжение не взяли.
   – Всего не предусмотришь, – вымолвил японец. – О подобных провалах в скале хранитель не предупреждал. А ты лучше на досуге подумай о Николь и детях. Смельчак нашелся…
   Тино слегка оттолкнул Криса в сторону, и двинулся вглубь тоннеля. Преодолев около сорока метров, самурай остановился и почему-то задрал голову вверх.
   – Вот же черт! – выругался Аято. – Вам следует на это взглянуть…
   Храбров и Саттон осторожно приблизились к товарищу. Неподалеку от японца в нелепой позе лежал скелет человека. Правая рука неестественно вывернута, ноги скрещены, на черепе огромный пролом. Одежда бедняги давно истлела и превратилась в лохмотья. Чуть дальше валялся еще один труп. Его плоть до конца разложиться не успела.
   – Что здесь произошло? – удивленно спросил англичанин.
   – Ничего, – спокойно ответил Тино. – Парни разбились при падении. Несчастные не знали точного маршрута. Поднимете голову и сразу все поймете.
   Только теперь земляне осознали, что у коридора нет потолка. Группа находилась точно под первой западней. Провалившиеся люди разбивались насмерть о каменный пол. На серых камнях были видны темно-бурые пятна запекшейся крови.
   – Зрелище неприятное, – вытирая пот со лба, сказал Крис. – Не вернуться ли нам назад?
   – Ну, уж нет, – возразил самурай. – У меня возникли сомнения, и их надо обязательно развеять.
   – Ты всегда отличался упрямством, – обреченно проговорил англичанин.
   – Я привык идти до конца, – усмехнулся Аято. – Чего бы это ни стоило.
   – Хорошее уточнение, – произнес Саттон. – Особенно, когда оно сказано к месту.
   Японец на реплику товарища не отреагировал. Уверенным шагом Тино направился дальше. Миновав мертвые тела, самурай исчез за углом. Крис и Олесь не спешили следовать его примеру. Рисковать сейчас не имело смысла. В крайнем случае, Аято обязательно позовет друзей на помощь. Через минуту японец показался в тоннеле.
   – Твоя догадка подтвердилась, – вымолвил Тино, обращаясь к англичанину. – Такая же ловушка.
   – Нам остается только исследовать левое ответвление, – откликнулся Саттон.
   – Зачем, – пожал плечами самурай. – Замысел строителей понятен. У человека, не знающего систему знаков, нет ни единого шанса на спасение. Но если желаешь пощекотать нервы…
   – Как-нибудь в другой раз, – проговорил Крис.
   Офицеры с радостью покинули ложный коридор. У любой авантюрной затеи есть свой разумный предел. Хорошо, то, что хорошо кончается. Воинам еще предстояло преодолеть западню. Первым двинулся англичанин. Половину пути он прошел без проблем. Однако на цифре девять неожиданно замер. Крис обернулся к Аято и растерянно сказал:
   – Тино, впереди нет шестерки.
   – Успокойся и посмотри внимательно, – произнес японец.
   – Ну и скоты! – зло воскликнул Саттон, спустя несколько секунд. – Квадрат находится у самой стены, примерно в двух метрах от меня. Прыгать?
   – Не торопись, – вмешался русич. – Ты остальные цифры видишь?
   – Да, – вымолвил англичанин. – Ноль, девятка, пятерка и двойка расположены почти по прямой.
   – Решай сам, – проговорил самурай. – Мы ничем помочь не можем.
   – Отличный совет, – язвительно сказал Крис и, не раздумывая, прыгнул влево.
   Другого выхода у Саттона не было. Больше шестерок он не нашел. Аято и Храбров с тревогой следили за товарищем.
   Если англичанин ошибся, то спасти его уже не удастся. Ноги Криса коснулись каменной плиты. Ловя равновесие, Саттон прислонился к стене. Провалится пол или нет? Вопрос жизни и смерти. Секунды тянулись, словно часы.
   – Я угадал! – радостно закричал землянин.
   – Молодец, – похвалил японец. – Но ход со стороны создателей довольно хитрый. Попробуй, догадайся, что надо перепрыгнуть через две цифры, да еще в сторону.
   – Человек, непосвященный в древнюю тайну, не должен пройти к «Ковчегу» ни при каких обстоятельствах, – заметил Олесь. – Хранители строго придерживались этого правила.
   Очередная ловушка осталась позади. Двигаться по уже проложенному маршруту одно удовольствие. Англичанин с завистью наблюдал за перемещением друзей по плитам. Они, в отличие от него, не испытывали ни малейшего волнения. После короткого привала воины продолжили путь. Метров через пятьдесят земляне обнаружили еще одну лестницу, ведущую вниз. Ступени Крис больше не считал. Группа спускалась в тайное укрытие все глубже и глубже. Теперь становилось понятно, почему тасконцы до сих пор не нашли огромный древний корабль. Скальная порода надежно скрывала судно от космических зондов. Геологические разработки здесь тоже никогда не велись.
   – Интересно, сколько нам осталось идти? – спросил Саттон, расстегивая верхнюю пуговицу рубашки.
   – Трудно сказать, – пожал плечами Тино. – Впереди четыре испытания. Выводы делай сам.
   – А вы обратили внимание, как легко здесь дышится, – вставил русич. – Вентиляция великолепная.
   – Пожалуй, – согласился самурай. – Система жизнеобеспечения функционирует безупречно.
   – Хотя труб и проводов нигде не видно, – произнес англичанин, озираясь по сторонам.
   Неожиданно шедший впереди Олесь резко остановился.
   – Что случилось? – взволнованно проговорил Аято, проверяя наличие бластера.
   – Очередной мертвец, – вымолвил Храбров, указывая на привалившийся к стене скелет.
   Судя по белым, отполированным костям, истлевшей одежде и стальным доспехам, покойник пролежал в подземелье более тысячи лет. Из спины бедняги торчал острый клинок.
   – Похоже, несчастный закололся, – с горечью сказал японец. – Бросился на меч…
   – Интересно, какова причина столь отчаянного шага? – спросил Крис.
   – Скоро узнаем, – ответил русич, продолжая движение.
   Шаги людей на каменной лестнице гулким эхом разносились по подземелью. На душе было неспокойно. В любой момент воины могли угодить в очередную западню. Олесь спустился вниз ступеней на сорок и замер перед сплошной монолитной глыбой. Дальше проход отсутствовал. Тут же валялись еще два трупа. Проржавевшие латы и шлемы, металлические бляхи, рассыпавшегося в прах кожаного пояса и превратившиеся в лохмотья когда-то роскошные плащи. Пальцы мертвецов судорожно сжимали рукояти кинжалов.
   – Эти парни тоже покончили жизнь самоубийством, – констатировал Храбров.
   – Ужасная судьба, – произнес Саттон. – И ведь их трое…
   – Твои аналогии сейчас неуместны, – возразил Тино. – Мы находимся в четвертой ловушке. Если мне не изменяет память, чтобы открыть дверь, надо найти фальшивый камень.
   – Тасконцам обнаружить его не удалось, – не унимался англичанин.
   Крис подошел к стене и начал ощупывать шершавую поверхность. Как и следовало ожидать, усилия Саттона успехом не увенчались. С задумчивым видом, наблюдая за товарищем, самурай негромко заметил:
   – Бесполезно. Наши предшественники обшарили здесь каждый сантиметр. Задача гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Они либо не знали подсказку, либо ею пренебрегли.
   – «Ключ находится там, где человек чувствует себя великаном», – напомнил фразу хранителя русич.
   – Редкостная чушь, – вымолвил англичанин. – Очень напоминает бред сумасшедшего.
   – Согласен, – Аято утвердительно кивнул головой. – Но понять смысл загадки все же придется.
   – Я предпочитаю действовать, а не сидеть, сложа руки, – откликнулся Крис, продолжая поиски.
   – Давайте рассуждать последовательно и логично, – предложил японец. – Где может находиться замаскированная дверь? За центральной глыбой?
   – Не обязательно, – проговорил Олесь. – Для тайника пригодна любая стена.
   – Правильно, – сказал Тино, устраиваясь на ступенях лестницы. – Значит, должен существовать приметный знак. Именно на него и указывает древняя легенда.
   – А при чем здесь великан? – вставил Саттон.
   – Вот и нужно разобраться, – произнес Аято. – Откуда взялось такое сравнение?
   – Ответ очевиден, – пожал плечами англичанин. – Оно связано с ростом.
   – И что с того? – вымолвил самурай. – Ты гораздо выше меня. А каковы преимущества?
   – Не знаю, – честно признался Крис. – Наверное, я могу достать предмет, до которого тебе не дотянуться.
   – Только и всего? – улыбнулся японец. – Выгода невелика.
   В подземелье воцарилась тягостное молчание. Саттон неторопливо прощупывал стены, а Аято и Храбров внимательно осматривались по сторонам. Обнаружить таинственный символ им так и не удалось. Тишину тоннеля нарушали лишь редкие ругательства англичанина, медленно поднимавшегося вверх по лестнице. Вскоре Крис приблизился к друзьям и иронично сказал:
   – Подвиньтесь, вы мешаете мне работать. Лодыри! Русич взглянул на Саттона, и в мозгу тотчас мелькнула догадка.
   – Есть идея! – воскликнул Олесь. – Как почувствует себя великан в обычном доме?
   – Неуютно, – мгновенно отреагировал англичанин. – Он будет вынужден согнуться.
   – Совершенно верно, – подтвердил Храбров. – Вот его главное отличие от простых людей.
   – Что-то я не улавливаю мысль, – произнес Тино.
   – Все дело в высоте потолка, – проговорил русич. – Человек ощущает себя великаном там, где низко.
   – Интересное решение, – вымолвил самурай, поднимаясь на ноги. – Стоит попробовать…
   Вскоре догадка Олеся подтвердилась. Ступеней через шестьдесят офицеры заметили, что расстояние до потолка резко уменьшилось. Если раньше Крис едва дотягивался пальцами рук до каменной поверхности, то теперь он почти касался ее головой. Метров через пять высота подземелья стала прежней. Воины остановились и повернули назад. Фронт работ был ясен. Минуло десять минут, а фальшивый камень друзья так и не обнаружили.
   – Ничего не понимаю, – разочарованно выдохнул Храбров. – Ведь мы отыскали знак.
   – А если твое предположение ошибочно? – сказал Саттон, опускаясь на ступени. – Мы прощупали все стены. Здесь рычага нет. Да и те парни, что закололись, наверняка не раз обследовали лестницу.
   – Стены… – задумчиво повторил Аято. – А почему именно стены?
   Подняв руки вверх, японец начал проверять потолок. Тино шел медленно, неторопливо, тщательно надавливая на каждый участок поверхности. Его усилия оказались ненапрасными. Уже спустя несколько секунд правая ладонь почувствовала легкое движение. На лице самурая появилась ироничная улыбка. Аято резко нажал на камень. В тот же миг раздался глухой скрежет, и массивная плита слева от японца отъехала в сторону.
   – Эти мерзавцы меня доконают, – недовольно качая головой, произнес англичанин.
   – Мы слишком долго соображаем, – спокойно отреагировал Тино.
   – Пока, к счастью, времени на разгадку задач хватает, – заметил русич.
   – Но будет ли так продолжаться всегда? – возразил самурай. Неопределенно пожав плечами, Олесь смело шагнул в узкий тоннель. Спорить сейчас не имело смысла. Впереди землян ждут другие, не менее опасные испытания. Примерно через пятьдесят метров офицеры опять наткнулись на крутую витиеватую лестницу. Она привела воинов к широкой ровной площадке. На квадратных плитах были выбиты буквы тасконского алфавита. Правда, некоторые из них имели своеобразный и необычный вид. За длительную историю цивилизация упростила написание ряда символов.
   – Кодовая фраза «дорога света», – вымолвил Крис. – Я уже преодолевал подобное препятствие. Теперь ваша очередь. Мне впечатлений хватило на всю оставшуюся жизнь.
   – Хитрец, – снисходительно усмехнулся Аято, решительно ступая на первый камень.
   Какивпредыдущей ловушке, здесь тоже присутствовал один сложный этап. Сразу после слова «дорога» японцу пришлось прыгать на два квадрата назад. Больше букв «с» поблизости не оказалось. Впрочем, Тино не боялся ошибки. Он прекрасно видел дальнейший путь. Вскоре самурай преодолел западню. Храбров и Саттон последовали примеру товарища. Это испытание земляне выдержали с честью, но их уже ждала новая преграда. Пройдя тридцать метров и повернув за угол, Аято остановился так, словно наткнулся на стену.
   – В чем дело? – спросил англичанин, тревожно озираясь по сторонам.
   – Не знаю, – честно признался японец. – Впереди четыре изуродованных трупа.
   – Неужели ловушки расположены столь близко друг от друга? – проговорил русич.
   – А почему бы и нет, – ответил Тино. – До саркофага осталось немного.
   – Но тогда должен быть предупредительный знак, – вставил Крис.
   – Мы, наверное, опять его пропустили, – сказал самурай, делая шаг назад.
   – Вот он! – воскликнул Саттон, указывая на крест под ногами Аято.
   – Проклятье! – выругался японец. – А я смотрел на стены…
   – В этом и состоит задумка создателей, – произнес Олесь. – Преодолев препятствие, человек расслабляется, теряет бдительность и…тут же расплачивается за ошибку. Тебе повезло, здесь оказались покойники. Мертвецы невольно служат предупреждением об опасности.
   – Пожалуй, – согласился Тино. – Теперь надо вспомнить, как пройти западню.
   – «Проявите меткость и выбейте глаз. Только тогда вы увидите смерть», – вымолвил англичанин.
   – Довольно запутанное изречение, – заметил Храбров.
   – Благодаря образным сравнениям легенда и сохранилась в веках, – проговорил самурай.
   – И где же этот глаз? – поинтересовался Крис, оглядываясь по сторонам.
   На поиски ушло минут пять. Ничего похожего на знак поблизости не было, и воины обратили свой взор на противоположную стену. Именно там, на расстоянии примерно двадцати метров, виднелся странный символ. Идеально ровный серый круг с маленькой темной точкой в середине. В тайном подземелье нет случайных изображений. Аято достал из кобуры бластер, опустился на одно колено, прицелился и бесстрастно сказал:
   – Сейчас узнаем, что приготовили нам древние космические скитальцы.
   В тоннеле мелькнул короткий красноватый луч. С тихим шипением он врезался в каменную поверхность. Японец стрелял отменно и потому попал в цель с первого раза. В тот же миг из пола с огромной скоростью вверх поднялись острые металлические копья. Наконечники проткнули трупы насквозь. Два покойника даже повисли над плитами.
   – Ужасная смерть, – произнес русич. – Люди умирали медленно и мучительно.
   – Если, конечно, штыри не пробивали сердце, – поправил Тино.
   – Чего вы болтаете, пора идти, – вмешался Саттон.
   – Не торопись, – самурай придержал товарища за рукав. – Необходимо засечь время и наметить маршрут. Копья расположены неравномерно, и у меня нет желания угодить в западню.
   Аято оказался абсолютно прав. По прямой линии преодолеть ловушку было невозможно. Штыри создавали достаточно сложный и запутанный лабиринт. Любая задержка грозила гибелью. Ведь уже через пять секунд металлические стержни опустились вниз. Как земляне ни старались, разглядеть отверстия на каменных плитах не удалось.
   – Интересная система, – проговорил японец, вновь прицеливаясь в символ.
   Копья вылетали стремительно, не давая человеку ни единого шанса. Малейшая ошибка и бедняга обречен. Тино стрелял трижды, прежде чем друзья решились на рывок.
   Огибая штыри, воины быстро бежали к противоположной стене. Никаких остановок! Крис двигался последним, и потому, достиг безопасного места, когда копья уже исчезли в полу.
   – Западня коварная, но проходимая, – тяжело дыша, сказал англичанин. – Рассчитана на внезапность. Если пожертвовать одним несчастным, то остальные имеют шанс проскочить.
   – Твоя доброта не знает границ, – язвительно заметил самурай.
   – В безвыходной ситуации все средства хороши, – спокойно отреагировал Саттон.
   После короткого отдыха офицеры продолжили путь. Впереди их ожидала очередная лестница. Правда, на этот раз спуск ограничился сорока ступенями. Вскоре земляне вышли к длинному, хорошо освещенному коридору. В конце тоннеля отчетливо виднелась массивная дверь. Слева от нее располагался экран голографа и панель управления.
   – Вот и саркофаг, – вымолвил Крис, делая шаг вперед.
   – Стоять! – воскликнул Аято. – Испытаний должно быть семь, а мы преодолели шесть.
   – «Идите осторожно. Если не хотите, чтобы небо обрушилось вам на плечи, ищите точки. Только они спасут в болоте неизвестности», – негромко процитировал Олесь.
   – Надоели мне проклятые головоломки, – недовольно произнес англичанин.
   – Разобраться в ней несложно, – улыбнулся Храбров. – Когда двигаешься по качающемуся мху, необходимо ступать на кочки. Здесь надежные плиты обозначены специальными знаками.
   – А что за небо грозит свалиться путникам на голову? – спросил Саттон.
   – Думаю, этого лучше не знать, – вставил японец, наклоняясь к полу.
   Через пару минут Тино обнаружил на каменной поверхности маленькую выбоину. Чуть дальше находилась еще одна. Самурай смело шагнул в коридор. Когда Аято прошел метров десять, за ним последовал Крис. Русич немного задержался. Земляне двигались медленно, часто останавливались. Тысячелетняя пыль скрывала символы от взора воинов. Где-то посредине тоннеля друзья заметили на плитах два странных пятна. Они не сразу поняли, что это останки людей. Кости превращены в крошку, плоть давно истлела, и лишь лоскутки одежды указывали на принадлежность мертвых существ к роду человеческому. Расплющился даже стальной клинок, висевший на поясе покойника.
   – Беднягам не повезло, – проговорил японец. – Анам придется обходить раздавленные трупы…
   – Зрелище не для слабонервных, – откликнулся англичанин. – Странное «небо» беспокоит меня все сильнее.
   Расстояние между точками постепенно увеличивалось. Идти стало гораздо труднее. Создатели ловушки усложняли задачу незваным гостям. В некоторых местах офицерам надо было уже прыгать. Риск ошибки нарастал. В тишине подземелья то и дело слышались ругательства воинов. В тот момент, когда японцу до двери оставалось метров двадцать, под сводами тоннеля раздался испуганный голос Саттона:
   – Черт подери! Я промахнулся… – выкрикнул Крис. Почти сразу потолок коридора вздрогнул и с отвратительным хрустом начал опускаться.
   – Вперед! Вперед! – мгновенно отреагировал Аято. Друзья тут же устремились к спасительному саркофагу.
   Высматривать точки на полу больше не имело смысла. Счет шел на секунды. Свободное пространство быстро сокращалось. В самое трудное положение попал Олесь. Его дистанция оказалась наиболее длинной. Никогда в жизни он так не бегал. Ноги едва касаются поверхности, учащенное дыхание, мышцы работают на пределе возможностей. Становиться очередной жертвой западни, Храбров не собирался.
   Первым из-под многотонного монолита выскочил самурай. Возле голографа находилась маленькая площадка, к ловушке уже не относящаяся. Между тем, высота тоннеля постоянно уменьшалась. Англичанину и русичу теперь приходилось нагибаться. Само собой, это обстоятельство значительно снижало скорость движения землян. Шансы на спасение таяли.
   – Давайте! Давайте! – отчаянно кричал Тино, стараясь хоть как-то помочь товарищам.
   Саттон пронесся мимо японца и едва не врезался в стену. Олесю оставалось еще не меньше десяти метров. Ничтожное расстояние, превратившееся сейчас в сущий ад. Потолок коридора заставил Храброва ползти на четвереньках. Все отчетливее русич осознавал, что не успевает покинуть ловушку. Собрав последние силы в кулак, он рванулся вперед. Несколько переворотов на боку, дикий вопль и Олесь выкатился к друзьям. Рядом с ним на пол опустилась гигантская глыба.
   – Проклятье! – с побелевшим лицом вымолвил Аято. – Плотно легла, нет даже просвета…
   – Люди работали на совесть, – струдомвыдохнул Храбров.
   – Признаться честно, я думал, ты не выберешься, – произнес самурай, садясь рядом с русичем.
   – Мне повезло, – сказал Олесь. – Хотя одного гада, не умеющего прыгать, ужасно хочется задушить.
   – Ладно, не злись, – улыбнулся Крис. – Ошибки случаются у каждого.
   – В следующий раз ты пойдешь последним, – проговорил Храбров, пытаясь встать.
   К удивлению русича, сделать это ему не удалось. Правая штанина брюк оказалась зажата каменным блоком. В подземелье раздался громкий смех воинов. Сбрасывая нервное напряжение, мужчины хохотали от души. Полминуты назад офицеры были на грани гибели.
   – Дальше отправишься в трусах, – держась за живот, заметил англичанин.
   – Я с тебя штаны сниму, – вымолвил Олесь. – Кто виноват, тот и идет голым.
   – У нас размер разный, – возразил Саттон.
   – Придется вам помочь, – вмешался Тино, вынимая из кармана нож.
   Вскоре брюки Храброва существенно укоротились. Данный факт вызвал новый приступ хохота. Обойтись без язвительных комментариев Крис не мог. Постепенно друзья приходили в себя. Первая часть пути преодолена. Она далась воинам нелегко. Каждое испытание несло смерть. Создатели ловушек старались уберечь древнюю тайну от случайных людей. А в подобных случаях цель всегда оправдывает средства. Осуждать хранителей глупо. На карту поставлено слишком многое. Аято неторопливо подошел к панели управления и уверенно напечатал слово «бездна». В правильности кода японец не сомневался.

ГлаваЗ
«КОВЧЕГ»

   Массивная металлическая дверь медленно поднялась вверх. Офицеры увидели узкий хорошо освещенный коридор. Стены идеально отполированы, потолок сферической формы, на полу многовековая пыль. Происхождение саркофага явно искусственное. Удивительный симбиоз местных материалов и железобетонных конструкций. Сразу чувствуется, что сооружение строила высокоразвитая раса. Без соответствующих технологий такой точности линий не добиться.
   – Нас с нетерпением ждут еще пять ловушек, – иронично сказал англичанин.
   – И судя по всему, мы проникли сюда первыми, – задумчиво произнес Тино.
   – С чего ты взял? – недоверчиво спросил русич.
   – Следов нигде нет, – ответил самурай. – Посмотри внимательно…
   – Не занимайтесь чепухой, – вставил Саттон. – Пора идти. Компьютер уже начал отсчет времени.
   На экране голографа действительно замелькали цифры. Земляне поспешно двинулись в тоннель. Под сводами саркофага гулким эхом раздался звук их шагов. Уже через сорок метров воины вышли к развилке. Как и в скале, здесь был сложный и запутанный лабиринт. Впрочем, нужный знак друзья обнаружили без труда. Поворот направо и двести шагов по прямой. В какой-то момент офицеры миновали контрольную точку. Тотчас сработала система защиты. Одновременно с двух сторон опустились тяжелые бронированные плиты. Земляне оказались в замкнутом пространстве.
   
Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать