Назад

Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Пролог: Рожденный на Земле

   За четыре с половиной века люди освоили десятки новых планет. Асконийская империя значительно разрослась. Однако сильнее от этого государство не стало. Страну раздирали внутренние противоречия. Герцоги, графы и бароны не хотели больше подчиняться династии Храбровых. Возглавлял заговорщиков влиятельный плайдский правитель Берд Видог.
   Герцог приказал захватить в плен наследника престола Кервуда Храброва. Принц с беременной женой отдыхал на планете Греза. Кервуд успел покинуть систему Астры, но наткнулся на флот другого врага – герцога Грайданского. Отчетливо осознавая, что вырваться из западни не удастся, принц поручил своему телохранителю, воину клана самраев, Астину Ворху спасти жену.
   Прошло шестнадцать лет. Самрай привел мальчика к звездному кораблю. Для Андрея это был шок. С помощью специального прибора Астин начал повышать интеллектуальное развитие подростка. В мозг юноши хлынул огромный поток информации.


Николай Андреев Пролог: Рожденный на Земле

ВСТУПЛЕНИЕ

   Он могущественен и велик. Он правит звездными скоплениями и галактиками. Его возможности безграничны. Вселенная лежит у ног властителя. Но… у него есть враг. Сильный и опасный. Противник повелевает другим, таким же огромным, миром, и мечтает расширить свои владения. Они называют себя Светом и Тьмой. Об их существовании представители слаборазвитых цивилизаций лишь догадываются.
   Долгое время пути заклятых врагов не пересекались. Логос и Хаос жили обособленно друг от друга. Но однажды кто-то неразумный открыл проход между мирами, и хрупкий баланс был нарушен. Орды Тьмы вторглись на территорию Света. Чудовищные твари начали покорять различные расы и народы. Кого-то обращали в рабов, кого-то в собственную веру, кого-то безжалостно уничтожали.
   И тогда Он вмешался в ход событий. В центре галактики состоялось грандиозное сражение, получившее название Армагеддон. В гигантском пламени пожара сгорели сотни звезд, тысячи планет, миллиарды ни в чем не повинных существ. Ни одна из сторон не добилась победы. Продолжать битву не имело смысла.
   Чтобы разрешить затянувшийся спор, Свет и Тьма заключили удивительную сделку. Они договорились выставлять на поединок строго ограниченное количество бойцов. Теперь не на жизнь, а на смерть дрались низшие цивилизации. Помогать им категорически запрещалось. Война превратилась в жестокую, азартную игру. Цель достигнута, а разрушений гораздо меньше. Проигравший безропотно отдавал победителю часть своих владений. Главное, чтобы на поле брани не осталось ни одного солдата противника.
   Раз в пятьсот лет где-то на необъятных просторах галактики разворачивалась страшная драма. Два народа сходились в отчаянной схватке, даже не предполагая, что за их спиной стоят куда более могущественные силы. Лишь ничтожная горстка избранных знала правду, но они свято хранили эту тайну.
   Удача – женщина переменчивая. Свет потерпел ряд тяжелых поражений, и Тьма вплотную подошла к звездным системам, населенным людьми. Настала очередь человечества вступить в войну миров. В ту поры на Земле крестоносцы сражались за Гроб Господень, а на Алане вот уже двести лет правил Великий Координатор.
   Чтобы покорить древнюю метрополию диктатор разработал программу «Воскрешение». На Таскону с далекой варварской планеты доставляли хладнокровных убийц-наемников. Однако часть бойцов отказалась выполнять приказ тирана, и, бежала из лагеря. Таким образом, Свет и Тьма расставили фигуры на поле и начали игру.
   Возглавляли мятежников Тино Аято, Олесь Храбров и Жак де Креньян. Удивительно, но земляне сумели изменить историю. Они свергли Великого Координатора, разгадали секрет «Ковчега», разгромили воинственную расу торгов. Враг проиграл эту битву. К сожалению, друзья дорого заплатили за победу. Из двенадцати избранных уцелели только двое. Тино Аято стал первым императором Асконийского государства, а Крис Саттон получил герцогский титул и две планеты в звездном скоплении Хороса.
   Но время идет. Четыреста пятьдесят лет пролетели как одно мгновение. Мир опять подходит к ответственному рубежу. Тьма не смирилась с поражением и готовится к новой схватке. Кто теперь встанет на ее пути? Кто бросит вызов адским тварям?

ГЛАВА 1
МЯТЕЖ

   – Тьма пробуждается!
   – Да. Скоро настанут тяжелые времена. В прошлый раз мы победили, и враг отступил. Но удача переменчива. Передышка длилась недолго. Четыреста пятьдесят лет – разве это срок для человечества? Цивилизация даже не успела толком встать на ноги. Увы, нет мира во Вселенной…
   – Он снова выставит его на поединок?
   – А разве есть выбор? Лучшего бойца у Света еще не было.
   – Рискованно. Слишком много испытаний для одного воина.
   – У каждого свое предназначение. Условия схватки диктует проигравшая сторона. Вот где кроется опасность. Тьма имеет преимущество и постарается первой его заполучить.
   – Искушение?
   – Совершенно верно. Жизнь часто преподносит неожиданные сюрпризы. Судьба младенца покрыта завесой тайны. Будущее туманно и расплывчато. Ошибки в данной ситуации неизбежны.
   – Бедняге придется нелегко. Ставка в игре необычайно высока.
   – Тут уж ничего не поделаешь. В реке забвения бесследно исчезли тысячи рас и народов. В галактике нет места жалости. Побеждает сильнейший. Нам остается лишь надеяться…

   Флагманский имперский крейсер «Тино Аято» летел на предельной скорости к главной планете рассеянного скопления Плайд Асконе. Значительно опережая свет, корабль проглатывал гиперпространство, оставляя позади парсек за парсеком. Звезды, мелькнув на обзорном экране, тотчас растворялись во мраке холодного космоса. Были задействованы не только основные, но и резервные двигатели. В любой момент судно могло взорваться. Однако у командира крейсера жесткий приказ, и спорить офицер не осмеливался.
   На мостике рубки управления стоял высокий стройный мужчина с волевым лицом и умными проницательными глазами. Это единственный наследный принц Асконийской империи Кервуд Храбров. После смерти отца ему предстоит возглавить государство с тремя десятками населенных планет. Под властью правителя окажется территория в сотни парсек. Ее контролирует огромный звездный флот, способный отразить вторжение мощной вражеской эскадры.
   Майор невольно взглянул на принца. Темные короткие волосы, прямой правильный нос, едва заметные ямочки на щеках, тонкие усики, гладко выбритый заостренный подбородок. Назвать Кервуда красавцем нельзя, но в нем присутствовала истинная мужская сила, которая так привлекает женщин. Природное же обаяние и удивительно добродушная улыбка мгновенно растапливали сердца представительниц прекрасного пола. Высокородные семьи часто привозили во дворец Алессандрии, столицы Асконы, хорошеньких дочек в надежде покорить юного наследника престола.
   Впрочем, сегодня Храброву не до женщин. Широко расставив ноги и заложив руки за спину, он внимательно смотрел на обзорный экран. Где-то вдалеке сверкала бриллиантами звездная россыпь Плайда. Особо выделялась группа белых гигантов. До скопления еще лететь минимум шесть дней. Поправив расшитый золотом мундир, застегнув верхнюю пуговицу, принц тяжело вздохнул. Его не оставляли тревожные мысли. Император явно что-то скрывал от сына. А ведь Кервуду уже двадцать семь лет.
   После школы наследник престола поступил в космическую академию, а, окончив ее, вопреки воле отца, отправился в дальнюю разведывательную экспедицию. Путешествие было очень интересным и рискованным. Почти три года крейсер бороздил просторы галактики в поисках планет, пригодных для жизни. Им удалось обнаружить новую гуманоидную расу, но, к сожалению, она находилась на довольно низком уровне развития. Разумеется, все данные о проведенных исследованиях тщательно засекретили. Подобная информация стоит невероятно дорого.
   Принц с нетерпением ждал возвращения домой. Увы, еще в пути Храброва настигло печальное известие о смерти матери. Врачи отчаянно боролись за жизнь императрицы, но возможности медицины не беспредельны. Эта трагедия смягчила гнев отца. Встреча оказалась теплой и радостной. Впервые Кервуд увидел, как по волевому, жесткому лицу могущественного правителя скатилась слеза. Всю свою любовь он теперь перенес на единственного отпрыска. Времена споров и ссор канули в прошлое.
   Вскоре принц познакомился с очаровательной девушкой. Эльвира работала на одном из каналов голографического вещания и занималась разделом светской хроники. Маленькое, короткое интервью разожгло в сердце наследника престола неведомое до сих пор чувство. Роман развивался стремительно. Пренебрегая личной безопасностью и правилами этикета, Храбров убегал из дворца к возлюбленной.
   Естественно журналисты быстро «пронюхали» об этом. Газеты и журналы запестрели снимками странной пары. Скрывать связь было бессмысленно и бесполезно. Принц официально предложил Эльвире стать его женой. И хотя девушка не принадлежала к знатному роду, отец не препятствовал браку. Без сомнения, Кервуд нажил себе немало врагов. Многие дворянские семьи восприняли поступок наследника престола, как оскорбление.
   Тем не менее, на свадьбу прибыли представители всех крупнейших кланов империи. Более пяти тысяч гостей с ближних и дальних планет, люди и существа на них абсолютно не похожие. Торжественная церемония превзошла самые смелые ожидания. Народ Асконы увидел грандиозный праздник. Роскошные дорогие одеяния, экзотические блюда и вина, восхитительная незабываемая музыка, а ночью двухчасовой красочный фейерверк.
   Тогда принцу казалось, что империя сильна, как никогда. Подданные доброжелательно улыбались, дворяне честно и прямо смотрели в глаза, а жены и дочери герцогов, графов и баронов делали изящные реверансы. Увы, человеку свойственно заблуждаться. Храбров даже не предполагал, что за благожелательными речами высокородных особ скрывается злоба и ненависть. Заговор зрел уже давно, мерзавцам нужен был лишь подходящий случай. И он подвернулся.
   Около года назад из неведомых глубин галактики в скопление Яслог вторглась эскадра агрессивных пришельцев. Захватчики прорвали мощную систему обороны и атаковали планету Гросс. Повторился кошмар четырехвековой давности. Выжженные леса и поля, разрушенные города и поселки, миллионы погибших. Имперский флот устремился на помощь графству. Правитель лично возглавил поход возмездия.
   Возле пустынной красной звезды Гайлета состоялось жестокое сражение. Космические корабли десятками взрывались в перекрестиях лазерных лучей. Победы не добилась ни одна сторона, но противник предпочел покинуть пределы империи. Преследовать беглецов командующий не рискнул.
   Некогда могущественный флот превратился в группу разрозненных, обескровленных эскадр, удаленных друг от друга на огромное расстояние. Многие суда нуждались в ремонте, а верфей и доков катастрофически не хватало. Информацию о потерях засекретили, однако кое-что в прессу все же просочилось. На довольно значительный период времени правитель утратил контроль над колониями. Враг исчез, и дворяне больше не испытывали перед ним страха.
   Империя включала в себя три герцогства, четыре графства и семь баронств. Чтобы долететь до некоторых планет требовалось десять-двенадцать декад. И это на самом быстроходном корабле! Власть постепенно уплывала из рук владыки Асконы. Сведения о сепаратистских действиях вассалов то и дело поступали в Алессандрию. Мятежники спешно создавали собственные армии и строили боевые суда. У них была неплохая промышленность и богатые полезными ископаемыми владения. Герцоги и графы перестали выполнять указания императора. Верность правителю сохранили единицы.
   Отец Кервуда попытался собрать флот в системе Вероны, но не успел. Вирус предательства проник и в среду военных. Офицеры вряд ли бы сами решились на измену, но за спинами генералов стояли влиятельные фигуры. И в первую очередь, герцог Видог. Ему принадлежали две планеты с хорошо развитой инфраструктурой населенные исключительно людьми. Однако у мерзавца давно горели глаза на Аскону и весь Плайд. Герцог являлся потомком древнего унимийского рода и считал, что имеет ничуть не меньше прав на престол, чем ветвь Храбровых.
   Вражда и неприязнь между семьями то утихала, то вспыхивала вновь. Не помогали даже смешанные браки. Дважды за четырехсотлетнюю историю династические споры перерастали в вооруженный конфликт. В обоих случаях сторонники императора одерживали победу. Видоги каялись, признавали свою вину и тут же начинали готовить новый переворот.
   Этот подлый клан лжецов и интриганов следовало искоренить еще Тино Аято. Но и тогда, и позже политика неизменно брала верх над разумом. Репрессии против герцогского рода могли привести к гражданской войне.
   Нынешний Видог оказался необычайно хитер и расчетлив. Он подрывал устои власти Ольгера Храброва изнутри. Близость звездных систем и активные торговые связи способствовали внедрению шпионов и провокаторов в различные слои асконского общества. В борьбе с правителем у герцога был один очень важный козырь. Негодяй призывал покончить с суверенитетом нечеловеческих народов. Герцог требовал превратить глупых дикарей в рабов, а их земли колонизировать.
   К сожалению, его идеи нашли горячий отклик у значительной части населения государства. На Эдане, Тхакене и Альконе расовая дискриминация имела многовековую историю. Императоры с трудом гасили шовинистические настроения. И вот наступил момент, когда Ольгер Храбров понял, что изменить ситуацию не в силах. Могущественная звездная держава распадалась буквально на глазах.
   Три декады назад отец отправил Кервуда с беременной женой на планету Греза в систему Астры. Это место являлось лучшим курортом в стране. Великолепные пляжи, ласковые теплое море, целебный загар желтого светила. А, кроме того, самый современный космодром, комфортабельные гостиницы и надежная охрана. О таком отдыхе можно только мечтать.
   Увы, идиллия продлилась недолго. В реальность принца вернул диктор официального канала, сообщивший, что девять территорий вышли из состава империи и объявили себя независимыми суверенными государствами. Практически сразу два их них вступили в войну друг с другом из-за спорной планеты.
   Спустя сутки журналисты объявили о серьезных беспорядках на Асконе. Показанные кадры ужасали: горящие дома, драки на улицах, мертвые окровавленные тела на тротуарах. Но самое неприятное, что молчал отец. В его распоряжении все современные виды связи, а он не откликается. Попытки вызвать дворец успехом не увенчались. И тогда Кервуд принял решение вернуться. Ждать больше не имело смысла.
   Преодолев световой барьер, крейсер набрал максимальную скорость. Наследник престола спешил. На судно непрерывно поступали сводки о боевых действиях между различными герцогствами и графствами. Начался безжалостный передел мира. О простых людях уже никто не думал. Корабли уничтожали заводы и фабрики, выжигали поля, превращали цветущие города в руины. Имперский флот в страшную бойню не вмешивался. Он словно исчез, испарился.
   Металлическая дверь в рубку управления бесшумно открылась. Миновав часового, в зал неторопливо вошел коренастый темноволосый асконец лет сорока. Массивный тяжелый подбородок говорил о сильной воле и упрямстве этого человека. Смуглая кожа, широкий нос, черные, словно бездна космоса, глаза, возле левого уха длинный красный шрам.
   Внимательно осмотрев помещение, задержав взор на командире судна, мужчина направился к принцу. Темно-синее одеяние и отливающие золотом лацканы указывали на то, что незнакомец принадлежит к касте придворных. Однако наглухо застегнутый мундир, орденские планки на груди и идеальная выправка выдавали в нем военную «кость».
   Те, кто общался с Кервудом старались держаться подальше от странного асконца. Его пристальный жесткий взгляд приводил собеседников в трепет. Казалось, он пронзает мозг человека, извлекая на поверхность самые тайные, сокровенные мысли. Имея такого телохранителя, советника и друга наследник престола чувствовал себя в полной безопасности. Звали мужчину Астин Ворх.
   Асконец неразрывно связал свою жизнь с императорской семьей. Вот уже почти двадцать лет Астин не отходил от принца ни на шаг. За глаза телохранителя Кервуда во дворце нарекли дьяволом. В искусстве рукопашного боя ему не было равных. Впрочем, данный факт никого не удивлял. Ворх принадлежал к древней закрытой касте самраев.
   Этот орден основал первый правитель Асконийской империи Тино Аято. Он же составил свод законов и правил, которые до сих пор неукоснительно соблюдались. Полувоины-полумонахи не подчинялись никому и в мирской жизни государства участия не принимали. Главная цель самраев – защита человечества. Если возникает угроза для расы людей, орден поддержит любого владыку.
   Порой воины покидали родную обитель, но о причинах их спрашивать не стоило. Даже отступники строго хранили древние секреты. Принося клятву верности какому-нибудь господину, самрай никогда ее не нарушил. Бесчестие страшнее смерти.
   – Вам следует отдохнуть, принц, – с едва заметной теплотой в голосе проговорил советник. – Пятнадцать часов на ногах – это чересчур. Любой корабль имеет предел скорости. Раньше, чем через шесть суток мы до Асконы не доберемся. Придется потерпеть…
   На лице высокородного отпрыска появилась грустная улыбка.
   – Я знаю, Астин. Но у меня плохие предчувствия. Анализ происходящих в стране событий позволяет сделать вывод, что моя ссылка на курорт вовсе не случайность. Отец догадывался о готовящемся мятеже. И в таком случае, не допустил ли я ошибку, покинув систему Астры?
   – Не думаю, – телохранитель отрицательно покачал головой. – Двадцать минут назад информационные агентства сообщили о массированной атаке на космодром Грезы. Уничтожено шесть транспортных и два пассажирских челнока, пострадало несколько гостиниц, погибли сотни туристов. Местные власти подсчитывают ущерб. Напавшие на курорт крейсера были без опознавательных знаков.
   Известие об обстреле мирной планеты застало Храброва врасплох. Наследник престола вздрогнул и повернулся к асконцу. В глазах Кервуда вспыхнули искры гнева. Сжав кулаки, принц спросил:
   – Они хотели убить меня?
   – Возможно, – бесстрастно сказал Ворх. – Но основная задача – не дать вам взлететь. Уверен, скоро на Грезу высадится оккупационная армия. Найти и арестовать наследника престола большого труда бы не составило.
   – Проклятье! – невольно выругался Кервуд, не позволявший себе раньше подобных вольностей в присутствии подданных. – Ситуация гораздо хуже, чем я предполагал. Это не просто переворот. Опытный, умелый враг хочет под корень истребить династию Храбровых. Нет представителей императорской фамилии – нет проблем. Зловещий, дьявольский план. Но, ничего, мы прорвемся.
   – Разумеется, – произнес советник. – А отдохнуть все же надо.
   В голосе телохранителя чувствовались отеческие нотки.
   Подойдя к принцу вплотную, Астин оглянулся по сторонам и тихо проговорил:
   – Вы давно не навещали жену, а она очень волнуется. В ее положении это вредно. Врачи не заменят заботу мужа. Уделите возлюбленной хотя бы пару часов.
   – Да, да, конечно, – поспешно вымолвил Кервуд. – Я совсем забыл об Эльвире. Мужчины – эгоисты и часто думают только о себе. Нужно немедленно исправить допущенную ошибку.
   Ворх и наследник престола спустились с мостика и двинулись к выходу из рубки управления. Но не успели мужчины сделать и десяти шагов, как со своего места вскочил офицер связи.
   – Есть сигнал из дворца в Алессандрии! – громко выкрикнул капитан.
   – Дайте картинку на центральный экран! – мгновенно отреагировал Храбров.
   Огромный трехметровый квадрат тут же вспыхнул. Изображение рябило и мелькало, но принц сразу узнал отца. Увиденное заставило Кервуда побелеть. Император был в простой голубой рубашке и широких армейских штанах, сверху накинут тяжелый длинный бронежилет. В одной руке мужчины лазерный карабин, в другой – защитный шлем. Изредка правитель оборачивался и настороженно смотрел куда-то назад.
   По щеке Ольгера текли капли грязного пота, на шее ссадина, на левом плече кровавая резаная рана. Это означало, что император уже побывал в рукопашной схватке. Пятидесятишестилетний мужчина до сих пор в прекрасной физической форме. В поединках на шпагах, весьма популярных среди дворян, правитель мог одолеть любого.
   Рядом с императором стояли четверо солдат личной гвардии. Массивные прочные кирасы, забрала шлемов опущены, подсумки с энергетическими зарядами наполовину пусты. Данный факт указывал на то, что бой длится достаточно давно. Спустя несколько секунд в зале раздался хриплый мужской голос.
   – Здравствуй, сын, – устало произнес Ольгер. – У нас мало времени, а потому я буду спешить. Месяц назад мне доложили о заговоре высшего дворянства. К сожалению, в нем принимало участие и командование флота. Что-либо предпринимать было поздно. Дворец буквально кишит предателями. На кого можно положиться – неизвестно. Слишком много честных смелых офицеров погибло в сражении с пришельцами. В генеральном штабе одни карьеристы и подхалимы. Вызывать эскадру из Яслога я не рискнул. Это неминуемо привело бы к гражданской войне.
   Правитель тяжело вздохнул и после паузы продолжил:
   – Оставалось лишь ждать развязку. Мерзавцы долго готовились и, как только первые графства объявили о суверенитете, перешли в решительное наступление. Я пытался спасти тебя и Эльвиру, но и тут просчитался. Масштабы измены оказались чересчур велики. Твой единственный шанс уцелеть – пробиться к скоплению Хорос. Герцог Саттон мой хороший друг. Наши семьи связаны древним нерушимым союзом. Туда же идут остатки имперского флота. Противостоять такой силе не сможет даже коалиция мятежников, а эти голодные кровожадные хищники вряд ли когда-нибудь договорятся. Торопись! Видог намерен уничтожить всех Храбровых. Мы – главное препятствие на его пути к абсолютной власти. Сегодня у негодяя праздник…
   – А как же ты, отец? – проговорил принц.
   – Я? – гордо вскинув подбородок, усмехнулся император. – Я обречен. Противник умело сплел паутину. Служба космической обороны беспрепятственно пропустила корабли герцога к Асконе. Десятки тысяч солдат высадились в Алессандрии. Армия бездействует, а генералы не отвечают ни на один запрос. Предательство везде и всюду. Сказать, что я потрясен – не сказать ничего. Я раздавлен. Мне сохранили верность лишь двести бойцов личной гвардии. Штурм дворца начался сутки назад, а мы еще держимся. Спасают прочные двери подземного бункера. Он строился на века. Нам чудом удалось подключить питание к передающей станции. О ее существовании никто не знал. Сейчас Видог наверняка рвет на себе волосы, но сигнал мощный и преодолеет любые помехи.
   – Почему ты не использовал систему планетарной защиты? – вымолвил наследник престола. – Спутники сбили бы три четверти вражеских судов.
   – Именно по этой причине, – возразил Ольгер. – Потери на поверхности планеты были бы огромны. Большинство орудий действует автоматически. Для борьбы с крейсерами людей станции не предназначены. Пришлось бы отключить на боевых пульсарах определитель «свой – чужой». А тогда лазерные пушки откроют огонь и по противнику, и по пассажирским, и по транспортным кораблям.
   – Неужели нет другой программы? – удивился Кервуд.
   – Мальчишка… – снисходительно произнес правитель. – Оборонительные линии создавались четыреста лет и постоянно совершенствовались. Система необычайно сложна и запускается только при внешнем вторжении. В Яслоге она отлично сработала. Эскадра пришельцев лишилась полусотни судов, что в итоге и привело к поражению агрессоров.
   – А теперь родовое достояние Храбровых станет военным трофеем бунтовщиков, – раздраженно сказал принц.
   – Не все так просто, – улыбнулся Ольгер. – Если помнишь, я категорически запрещал тебе вступать до брака в близкие отношения с женщинами. Мои требования – не прихоть и не забота о моральном облике наследника престола. Дело в другом. У будущего императора не должно быть побочных детей. Очень давно в нашу кровь ввели специальный генный код. Поверь, он обязательно окажется у твоего ребенка. Вычислить его почти невозможно. На научные исследования уйдут века.
   – И в чем смысл? – недоуменно спросил Кервуд.
   – Допуск в систему планетарной защиты разрешен лишь человеку с данным кодом, – пояснил правитель. – Пульт управления, боевые станции, пульсары подчиняются общему закону и мертвы без соответствующей команды. Любой непрошенный гость, проникший внутрь, будет тотчас уничтожен.
   – И потому у меня нет братьев и сестер, – догадался принц.
   – Да, – утвердительно кивнул головой владыка Асконы. – Мой дед говорил, что это правило установил первый император Тино Аято. Четкая, прямая линия потомков без какой-либо конкурентной борьбы. А главное, сохраняется генетическая тайна. Испытанное надежное средство от врагов.
   – Разумное решение проблемы, – согласился Кервуд. – Но есть риск, что однажды тонкая нить оборвется.
   – Намекаешь на нынешнюю ситуацию? – вымолвил Ольгер.
   – Она довольно показательная, – ответил молодой человек. – Кроме того, детородный возраст женщин ограничен. А вдруг сын или дочь императрицы умрут от неизлечимой болезни или погибнут в аварии, не оставив наследника?
   – Рассуждаешь логично, – произнес правитель. – Но если внимательно полистаешь учебник истории, то узнаешь, что у Храбровых появлялись на свет исключительно мальчики.
   – Контроль над рождаемостью, – выдохнул принц. – А если все-таки девочка?
   – Прерывание беременности на ранних сроках, – спокойно сказал Ольгер. – Медики спровоцируют выкидыш. Процедура жестокая и неприятная, однако, другого выхода нет. Не волнуйся, Эльвире это не грозит.
   – Стоп! – неожиданно воскликнул Кервуд. – Но ведь в пункте управления ты будешь в безопасности!
   – Разумеется, – усмехнулся асконский владыка. – Только я туда не спущусь. Умирать надо с достоинством. Запасов пищи и воды в убежище хватит месяца на три. А что потом?
   – Мы с герцогом Саттоном тебя освободим, – проговорил наследник престола.
   – Не болтай чепуху, – вымолвил император. – Видог упрям и настойчив. Он разрушит бункер, и тяжелейший труд многих поколений пропадет даром. Сотни спутников превратятся в груду ржавого металла. Пренебречь интересами человечества я не могу. Когда-нибудь ты вернешься и оживишь систему.
   – А как же мятежники? – не унимался принц.
   – Герцог будет разочарован, – иронично произнес Ольгер. – Мерзавец мечтал о власти над страной, а получит лишь две планеты в скоплении Плайда. Хотел бы я увидеть его лицо. Хотя…
   Закончить фразу правитель не успел. Раздался мощный взрыв, и где-то за спиной Храброва пламя лизнуло стены защитного сооружения. Из огня выскакивали облаченные в тяжелую броню солдаты врага. Гвардейцы бросились им навстречу. В помещении замелькали смертоносные лазерные лучи.
   – Прости, мне пора, – с горечью сказал Ольгер. – Император должен драться плечом к плечу со своими верными подданными. Живым я Видогу не достанусь. Торопись, сын… и прощай!
   Владыка надел шлем, поправил снаряжение и ринулся в самую гущу разгорающегося боя. Голографическая камера бесстрастно показывала последние мгновения жизни великого правителя. Вскоре кто-то выстрелил в аппаратуру, и изображение на гигантском экране погасло. В рубке управления воцарилась пугающая гнетущая тишина. Офицеры с тревогой и волнением смотрели на Кервуда. Их полет к Асконе потерял всякий смысл. Командир крейсера ждал новых указаний. Храбров чувствовал, как на глаза наворачиваются слезы, а к горлу подкатывает комок. Демонстрировать собственную слабость он не собрался. Наследник престола умеет держать удар.
   – Курс на систему Хорос! – с трудом выдавил принц.
   Резко развернувшись, Кервуд быстро зашагал к выходу. Его физические и моральные силы были на пределе. Ворх несколько отстал. Возле двери телохранитель на секунду замер и жестко проговорил:
   – Об услышанном никому ни слова! Это сейчас тайна государственной важности. Виновные в ее разглашении лишатся жизни. На корабле удвоить посты. Предатели могут быть и здесь.
   Командир судна майор Гастер утвердительно кивнул головой.
   Совершив маневр, тяжелый крейсер устремился почти в противоположную сторону. Звездное скопление Хорос располагалось в самой дальней части огромной империи. От Плайда до него больше трехсот парсек. Данное расстояние «Тино Аято» преодолеет примерно за сто двадцать суток. Путь неблизкий, но выбора у наследника престола нет. Окружавшие корабль герцогства и графства являлись злейшими врагами Храброва.
   Утешение принц нашел в объятиях любимой жены. О гибели отца и мятеже он ей ничего не сказал. Беременность Эльвиры протекала непросто, и волновать женщину Кервуд не решился. Украдкой вытирая текущие по щекам слезы, мужчина прижался к груди возлюбленной. О том, что императорский престол теперь принадлежит ему, принц даже не думал. Боль и страх раздирали душу Храброва. У беглецов слишком мало шансов прорваться к владениям Саттона. Прямо по курсу лежат два мятежных баронства, а чуть в стороне находится скопление Грайд. У местного герцога сильный современный флот. Изменники выставят надежный заслон.
   Опасения Кервуда полностью подтвердились. Спустя двадцать семь дней наблюдатели заметили шесть крейсеров, идущих наперехват. Оторваться от преследователей не было ни малейшей возможности. Через три часа на обзорном экране появились еще четыре судна. Ловушка окончательно захлопнулась.
   Храбров стоял на мостике и спокойно наблюдал, как зеленые точки на схеме берут «Тино Аято» в клещи. Стандартный, прекрасно отработанный тактический прием. Корабли заставят флагманский крейсер снизить скорость, а в крайнем случае протаранят его. Мерзавцы не пожалеют ни людей, ни судно, лишь бы наследник престола не выскользнул из западни.
   Противник быстро приближался. На корабле прозвучала боевая тревога. Расчеты поспешно занимали места в орудийных рубках. На лицах людей горечь и разочарование. Все понимали, что «Тино Аято» обречен. В схватке с десятью судами бунтовщиков ему не победить.
   – Нас вызывает вражеский корабль! – громко выкрикнул связист.
   – Соединяйте, – махнул рукой Кервуд.
   На экране появился человек со смуглой кожей в красном мундире грайдского герцогства и генеральскими погонами на плечах. Короткие темные волосы, тонкий удлиненный нос, заостренный подборок идеально выбрит, в больших карих глазах спокойствие и уверенность. Храбров не раз видел этого офицера на приемах во дворце Алессандрии, но вспомнить имя мятежника не смог. Выдержав короткую паузу, мужчина жестко произнес:
   – Принц Кервуд, вы окружены. Я, командующий флотом великого герцогства Грайдского генерал Окинвил, предлагаю экипажу «Тино Аято» сдаться. Иначе мы будем вынуждены атаковать крейсер.
   На устах наследника престола появилась снисходительная усмешка. Подавшись чуть вперед, Храбров взглянул на предателя и с нескрываемым сарказмом вымолвил:
   – Генерал, в академии вы изучали историю. Разве за четыре с половиной века правители Асконийской империи когда-нибудь сдавались? Мои предки всегда предпочитали смерть позорному плену. Почему я должен поступить иначе?
   Грайданец бесстрастно пожал плечами.
   – Мне это безразлично, – проговорил Окинвил. – Я лишь выполняю приказ. Даю вам на размышление ровно два часа. И не пытайтесь изменить курс. Мы успеем перехватить корабль.
   Экран погас, и в рубке управления воцарилась тишина. Впрочем, длилась она недолго. Принц спустился с мостика, нервно прошелся по залу и вдруг резко повернулся к Гастеру.
   – Майор, поблизости есть звездная система с планетами или крупными астероидами?
   Офицер внимательно посмотрел на сверкающий шар трехмерной карты. Капитан-навигатор указал на маленькую точку. Утвердительно кивнув головой, командир судна сказал:
   – Да, справа от крейсера находится красный карлик Убриэль. Вокруг него вращаются две безжизненные планеты с твердой поверхностью. Ничего другого нет.
   – И не нужно, – мгновенно отреагировал Кервуд. – Сколько лететь до системы?
   – Если сейчас изменить курс, то около трех часов, – ответил Гастер.
   – Мы дотянем? – с заметным волнением спросил наследник престола.
   Взглянув на вражеские корабли, майор уверенно произнес:
   – Не сомневаюсь. Противнику потребуется время, чтобы выйти на оптимальный угол атаки. При осуществлении данного маневра суда неминуемо снизят скорость.
   – Тогда считайте это приказом, – вымолвил Храбров. – «Тино Аято» идет к Убриэлю. Лучшего места для схватки с мятежниками не найти. Постараемся использовать свой единственный шанс.
   Спорить с принцем офицер не посмел, хотя отчетливо осознавал, что старуха-смерть уже занесла над ними острую косу. Когда она ее опустит, экипаж крейсера в полном составе отправится в мир иной. Мрачной особе в черном балахоне жалость не свойственна.
   Спустя два часа вражеский флагман вновь попытался выйти на связь, но Кервуд упорно молчал. Наследник престола решил немного позлить Окинвила. Корабль постепенно замедлял ход. Врываться в звездную систему на скорости три тысячи «С» равносильно самоубийству. Любой встретившийся на пути обломок превратит «Тино Аято» в космическую пыль. Сзади двигались суда грайданцев. Бунтовщики чуть отстали при развороте, но теперь стремительно настигали беглецов. Вскоре крейсер преодолел световой барьер и вынырнул из гиперпространства.
   – Курс на ближайшую планету! – проговорил принц.
   Взяв Ворха под локоть, Храбров быстро зашагал к двери. Ничего не понимающий советник удивленно смотрел на Кервуда. В подобных ситуациях рубку управления не покидают. Вскоре мужчины оказались в коридоре. Миновав трех часовых, принц замер возле лестницы. Лихо козырнув, мимо пробежал какой-то лейтенант из технического сектора. Вокруг больше ни души. Все люди на боевых постах. Подойдя к телохранителю вплотную, Кервуд тихо сказал:
   – Астин, на тебя ложится очень ответственная миссия – спасти жизнь наследнику престола. От этого зависит судьба империи. Только представители рода Храбровых могут запустить систему планетарной защиты. Четыре века тяжелого труда не должны пропасть даром.
   – Разумеется, – спокойно отреагировал асконец. – Я всегда буду рядом с вами.
   – Ты не понял, – взволновано произнес принц. – Речь не обо мне. Тебе предстоит оберегать моего сына. Скоро начнется сражение, и мы погибнем. Однако Эльвира уцелеет…
   – Каким образом? – вымолвил Ворх, глядя в глаза Кервуду.
   – План довольно прост, – попытался улыбнуться Храбров. – «Тино Аято» строился по особому проекту. На нижней палубе есть секретный отсек. Он имеет маркировку «В-7». Что в нем находится, неизвестно даже командиру корабля. Отец строго хранил государственные тайны.
   – И что же там? – спросил советник.
   – Новейшая разработка ученых, межзвездный спасательный челнок, – проговорил наследник престола. – Катер рассчитан на двух человек. Крейсер спрячется за планету, и ты незаметно для мятежников сядешь на ее поверхность. Для перелета используешь гравитационные двигатели.
   – Нет, – Астин отрицательно покачал головой. – Это вы с женой покинете судно. Стране сейчас нужен сильный дееспособный император, а не слабый, беспомощный младенец.
   Принц нервно закусил губу. Эмоции удавалось сдерживать с трудом.
   – Я бы с удовольствием так и поступил, – грустно произнес Кервуд. – Но не могу. Враг должен постоянно видеть меня. Иначе поисковые группы перевернут каждый камень на планетах Убриэля. Храбровы обязаны сегодня умереть! Подчеркиваю, обязаны. Ни у кого никаких сомнений.
   – Абсурд! – невольно вырвалось у телохранителя. – Мы установим голографический транслятор, передадим старую картинку. Грайданцы ни о чем не догадаются.
   – Чепуха, – возразил наследник престола. – Не тешь себя напрасными иллюзиями. Компьютеры проанализируют запись и сразу определят подлог. Бунтовщики недоверчивы и подозрительны. Герцога Видога не обманешь. Пойми, другого решения проблемы не существует.
   – Я поклялся служить вам до конца, – упрямо сказал Ворх. – Бросить господина, значит…
   – Черт подери! – гневно выругался принц. – Интересы человечества превыше законов чести. Разве не этому учат самраев? В генах моего не родившегося ребенка скрыта огромная сила. Без нее цивилизация падет под ударами пришельцев. А они вернутся. Я не прошу, я требую выполнить приказ. Император вручает тебе самое ценное, что у него есть – жену и сына. Иди, Астин.
   В голосе Кервуда отчетливо звучала мольба.
   После короткой паузы советник проговорил:
   – Как попасть в отсек?
   Храбров достал из внутреннего кармана металлическую пластину и протянул ее асконцу.
   – У меня в перстне специальное устройство для подачи сигнала, – вымолвил принц. – Услышишь сирену, тотчас открывай шлюзовые ворота. Управлять челноком несложно. Ты – опытный пилот, справишься. Что бы ни случилось, оставайся в убежище трое суток. Запасов воздуха, воды и продовольствия хватит на десять декад. Катер развивает скорость две с половиной тысячи «С».
   – Куда лететь? – уточнил телохранитель. – К Хоросу?
   На мгновение Кервуд задумался. Нервно проведя ладонью по подбородку, принц произнес:
   – Нет. Слишком опасно и далеко. Вас непременно перехватят. Кроме того, преданность герцога Саттона престолу может стоить ему жизни. Передел империи уже начался. Большой войны не избежать. Рисковать ребенком я не хочу. Мальчику надо окрепнуть, стать мужчиной. Спрячьтесь где-нибудь на несколько лет. Пусть здесь все утихнет, и о Храбровых окончательно забудут.
   – Боюсь, таких мест в стране не осталось, – вымолвил Ворх.
   – Ну почему, же, – усмехнулся Кервуд. – Одно я знаю. В пятидесяти парсеках отсюда находится крошечная звезда Солнце. Вокруг нее вращается планета с красивым названием Земля.
   Лицо советника удивлено вытянулось.
   – Но ведь это закрытая зона! – выдохнул Астин. – Допуск туда разрешен только наблюдателям из касты хранителей. Они уничтожат любой корабль, вошедший в пределы системы.
   – Совершенно верно, – подтвердил принц. – Однако нет правил без исключений. Существует секретный имперский код, который позволит вам беспрепятственно преодолеть заслоны стражей. Бортовой компьютер челнока сам отреагирует на запрос аппаратуры слежения.
   – А если крейсера мятежников вторгнутся на запретную территорию? – проговорил асконец. – Мощная эскадра пробьет линию обороны и достигнет орбиты Земли. Варварский народ…
   – Видог никогда не решится на подобный шаг, – оборвал Ворха Храбров. – Герцог не настолько глуп. Тайные агенты хранителей есть на всех планетах и даже в его свите. Они не допустят высадки десанта. Развитию местной цивилизации ничто не должно мешать. Нарушителя закона ждет неминуемая смерть.
   – Но ведь там дикий, неведомый мир, – сказал советник.
   – Потому я тебя и посылаю, – произнес Кервуд. – Лучшего воина не сыскать. Ты сумеешь воспитать будущего императора. На катере установлено самое современное оборудование. В том числе и прибор для повышения интеллекта. Но будь осторожен, не переусердствуй. Вторжение в мозговую деятельность чревато серьезными отклонениями в психике. Особенно когда речь идет о подростке.
   – Сколько же лет нужно провести на Земле? – вымолвил Астин.
   – Девятнадцать, – бесстрастно ответил принц. – Это возраст, когда юноша имеет право занять трон.
   Ворх обреченно опустил голову. Решение Храброва застало асконца врасплох. О Солнечной системе в стране ходили весьма противоречивые слухи. Слишком много легенд связано с третьей планетой. Любители приключений не раз пытались на нее проникнуть. Назад никто из них живым не вернулся. Правители государства и хранители надежно скрывали древние тайны.
   – Поторопись! – Кервуд дружески хлопнул опекуна по плечу. – У нас мало времени. Скоро враг атакует судно. Мне пора па мостик, офицеры наверняка волнуются.
   – Вы не попрощаетесь с женой? – проговорил советник.
   – Нет, – с горечью сказал молодой человек. – Искушение сесть в челнок чересчур велико. Кроме того, Эльвира сразу поймет, что происходит. Лгать ей я не умею. На долю бедняжки выпадет еще немало испытаний.
   Мужчины крепко обнялись и без лишних слов двинулись в разные стороны. Астин быстро спустился по лестнице на два яруса, миновал длинный коридор и вошел в отсек принца. Солдаты личной гвардии императора застыли словно изваяния. На лице воинов не дрогнул ни один мускул. Асконец преодолел метров десять и в нерешительности замер перед апартаментами Эльвиры. Рука потянулась к звонку, но остановилась на полпути. Правильно ли он поступает? Сомнения терзали душу самрая. Пробурчав грубое ругательство, Ворх нажал на кнопку. Раздался протяжный мелодичный звук. Дверь плавно отъехала вправо.
   – Входите, – послышался тонкий нежный голос.
   Отступать поздно, и телохранитель смело шагнул вперед. Женщина сидела на роскошном диване, подложив под спину подушки. Беременность принцессы недавно перевалила за двадцать вторую декаду. До родов полтора месяца. О том, что на свет появится мальчик, Эльвира прекрасно знала. Наследник престола! И муж, и император были этому рады. Жаль, что мать Кервуда так и не увидит внука.
   – Что случилось? – вымолвила женщина, откладывая красочный журнал и слегка приподнимаясь на локтях.
   Внешне принцесса сильно отличалась от мужа. Невысокого роста, светлокожая, с длинными русыми волосами, изящной миниатюрной фигурой. Сейчас ее утонченные черты лица слегка расплылись, но данное обстоятельство ничуть не портило Эльвиру. Женщина по-прежнему выглядела необычайно привлекательно. Кервуд иногда подтрунивал над возлюбленной, а она, подыгрывая ему, обижалась и сердилась на шутливые замечания.
   Астин посмотрел на принцессу. Губы дрожат, щеки вспыхнули нездоровым румянцем, в глазах блеснули слезы.
   Эльвира не глупа и догадывается о перевороте. В дворцовых интригах женщина разбиралась гораздо лучше мужа. Обмануть ее вряд ли удастся. Принцесса не раз спрашивала, почему корабль повернул к скоплению Хорос. Кервуд отделывался уклончивыми ответами. Напрасно.
   – Ничего страшного, – наконец, произнес советник. – Крейсер приближается к Грайду. Принц попросил проводить вас в более безопасное место. В стране напряженная обстановка.
   – У нас проблемы с герцогом Делвилом? – поинтересовалась Эльвира, медленно вставая и поправляя складки платья.
   – Некоторое обострение отношений, – спокойно сказал Ворх. – Скоро все утрясется.
   – Ну, что ж прогулка по судну мне не повредит, – проговорила женщина, подходя к телохранителю и опираясь на локоть Астина. – Если честно, надоело сидеть в четырех стенах.
   Асконец на мгновение задумался и негромко продолжил:
   – Давайте возьмем детское питание и кое-что из одежды для вас и для младенца.
   Резко отстранившись, принцесса в упор взглянула на советника и, повысив голос, вымолвила:
   – Что это значит? Мы покидаем «Тино Аято»?
   Ворх тяжело вздохнул и мягко, но настойчиво произнес:
   – Нам надо идти. Не сопротивляйтесь, пожалуйста.
   – Я не сделаю ни шага, пока не объяснишь ситуацию, – упрямо сказала Эльвира. – Что происходит? Где Кервуд? Я немедленно с ним свяжусь…
   – Рубка управления отключена от жилых секторов, – возразил телохранитель. – Поверьте, я выполняю его приказ. На споры времени не осталось. Подумайте о ребенке.
   В серо-зеленых глазах женщины мелькнуло замешательство. Она привыкла, что Астин следует за мужем, как тень. Но сейчас самрай один. Почему? Несмотря на приятную миловидную внешность, принцесса отличалась сильной волей и напористым характером. Чем и обратила на себя внимание Храброва. Эльвира была остра на язык и спуску никому не давала. Среди жеманных дворянских красавиц женщина нажила немало врагов. К сожалению, эмоции порой захлестывали принцессу, и она переставала адекватно оценивать обстановку.
   – Отведи меня к Кервуду! – требовательно проговорила Эльвира.
   – Хорошо, – кивнул головой советник. – Но при условии, что вы выполните мое пожелание.
   Обмануть любящую женщину не так уж сложно. Принцесса согласилась бы на что угодно, лишь бы увидеть мужа. Эльвира судорожно, торопливо заполнила дорожную сумку. В длительные путешествия Храбровы никогда не брали с собой слуг и все делали сами. Тяжелую поклажу несла немногочисленная охрана, без которой император сына не отпускал.
   Перекинув ремень сумки через плечо, Ворх направился к двери. Женщина двигалась чуть позади. Самрай шел не спеша, принцессе с трудом давался каждый шаг. Кое-как они добрались до лифта. Войдя в кабину, Астин закрыл телом пульт и нажал кнопку первой палубы. Эльвира отреагировала на хитрость асконца с явным опозданием. Только когда створки открылись, женщина гневно воскликнула:
   – Подлый лжец! Я никуда с тобой не пойду!
   Советник взял принцессу за левую руку, осторожно сжал ее кисть и твердо сказал:
   – Не заставляйте меня прибегать к жестким мерам.
   Бедняжка, не выдержав, разрыдалась. Крупные слезы катились по ее щекам. Женщина даже не пыталась их вытирать. Она была на грани истерики.
   – Почему Кервуд не попрощался? – едва слышно прошептала принцесса.
   – Так сложились обстоятельства, – ответил Ворх, выводя Эльвиру из лифта.
   Отсек «В-7» располагался неподалеку. Его разместили здесь неслучайно. Высокопоставленные особы должны быстро покинуть гибнущий крейсер. Самрай внимательно огляделся по сторонам и решительно направился к секретному блоку. Достав из кармана пластину, Астин вставил ее в узкий паз. Бронированные ворота тут же поднялись вверх. Советник и принцесса прошли внутрь помещения. Стоило Ворху извлечь кодовый ключ из замка, как массивная преграда снова опустилась.
   В центре небольшого зала находился космический катер. Изящная обтекаемая форма, удлиненный нос, два коротких крыла, сзади реактивные дюзы, по бокам гравитационные двигатели. В ярком свете обшивка корпуса отливала серебром. Не теряя времени, самрай зашагал к металлическому трапу. Надо торопиться. Эльвира чересчур долго сопротивлялась. «Тино Аято» наверняка уже рядом с планетой.
   Женщина тихо плакала. Она перестала спорить и покорно брела за телохранителем мужа. Астин помог ей преодолеть крутые ступени. Усадив принцессу в мягкое кресло, асконец минуты две возился со страховочными ремнями. Из-за выступающего живота Эльвиры пришлось их значительно удлинить.
   Разобраться с пультом управления оказалось действительно несложно. Абсолютно стандартная панель. Вскоре советник закрыл люк, проверил герметичность челнока и запустил гравитационные двигатели. Машина плавно оторвалась от металлического пола. Восемь экранов позволяли пилоту контролировать все окружающее пространство. Компьютеры постоянно следили за состоянием катера. Стопроцентная зарядка батарей и готовность к вылету.
   Ворх пристегнулся и откинулся на спинку кресла. Теперь от него ничего не зависело. На женщину самрай старался не смотреть. Он боялся взглянуть в ее заплаканные глаза. На месте Астина сейчас должен был сидеть Кервуд. Бог видит, в том, что произошло, асконец не виноват.
   Внезапно прозвучала сирена. Громкий, надрывный звук буквально резал уши. Створки шлюзовых ворот медленно разъехались в стороны, и челнок провалился в черную бездну космоса. Над ним проплыл огромный корпус боевого корабля. Майор Гастер сумел снизить скорость судна до минимума.
   Совершив крутой вираж, советник направил машину к мертвой каменной планете. До нее каких-то двадцать километров. Дальномер бесстрастно отсчитывал уменьшающиеся цифры. В густом мраке вселенной сверкали холодные злые глаза звезд. Они, словно хищники, терпеливо ждали приближающуюся добычу. Их жертвой сегодня станет последний правитель могущественной Асконийской империи. У Кервуда Храброва нет шансов на спасение.
   Легкий маневренный катер летел над скалистой безжизненной поверхностью. Ворх искал подходящее место для приземления. Нужно надежно спрятаться. Поиск не исключен. Грайданцы упрямы и настойчивы и обязательно проведут сканирование планеты.
   Найдя ровную площадку возле отвесной горной гряды, самрай плавно посадил челнок и выключил двигатели. Машина слилась с окружающей местностью. Приборы показывали наличие огромных залежей железной руды, это собьет с толку датчики мятежников. Слабый свет Убриэля не мог вырвать из тени крошечный катер. Астин и Эльвира молча наблюдали за удаляющимся «Тино Аято». Через несколько минут на экране радара появились вражеские корабли. Бунтовщики быстро догоняли флагманский имперский крейсер.
   Кервуд стоял на мостике рубки управления и с печальной улыбкой смотрел на красноватый блеск перстня. Это означало, что секретный отсек пуст. По крайней мере, теперь жена и ребенок в безопасности. Их судьба целиком и полностью в руках божьих. Принц почувствовал себя гораздо увереннее. Его разум наполнился отчаянной решительностью. Он будет достоин отца и своих предков! Храбровы еще ни разу не запятнали честь рода трусостью. Молодой человек не боялся смерти.
   – Три судна слева по борту! – с дрожью в голосе доложил наблюдатель.
   – Мы принимаем бой! – твердо произнес Кервуд.
   – Флайеры на вылет! – приказал командир корабля.
   Машины стартовали почти одновременно. Им навстречу устремилась лавина подобных аппаратов. В космосе завертелась яростная карусель. Десятки лазерных лучей распороли вековую мглу. Флайеры взрывались, сталкивались, разбивались о борта крейсеров.
   – Противник на дальности главного калибра! – выкрикнул дежурный офицер.
   – Огонь! – на удивление спокойно сказал наследник престола.
   «Тино Аято» не зря был флагманом звездного флота. Новейшее вооружение, прочная броня, лучший экипаж. Имея значительное численное преимущество, грайданская эскадра, тем не менее, несла серьезные потери. Точное попадание в ускоритель привело к гибели тяжелого крейсера «Остерс». Яркая вспышка ослепила людей, а ударная волна разметала флайеры и повредила соседний «Консар». «Тино Аято» без труда прикончил бы подбитое судно, но тут подоспели еще три корабля. Их лазерные орудия открыли огонь по флагману.
   То и дело на мостик поступали сообщения о пробоинах. На верхних палубах бушевали пожары. Система поддержания давления начала давать сбои. Навигационное оборудование превратилось в груду металлолома.
   Вскоре техники доложили о выходе из строя левого двигателя. Спустя полминуты на нижнем уровне раздался мощный взрыв.
   Крейсер содрогнулся, погасла часть экранов, не удержавшись на ногах, Кервуд перелетел через ограждение и упал на металлический пол. Он сильно стукнулся головой, по лбу на нос потекла тонкая струйка крови. В глазах все помутнело, предметы расплылись. Слегка покачиваясь, молодой человек встал и побрел на свое место. Сдаваться Храброе не собирался.
   – Врача, принц ранен! – выкрикнул Гастер.
   Рядом с Кервудом тотчас появился высокий темноволосый капитан. Не обращая внимания на недовольные реплики наследника престола, офицер заставил его сесть и быстро перебинтовал голову принца.
   Между тем, избиение судна продолжалось. Большинство боевых рубок смолкло, из экипажа уцелело меньше трети. В коридорах свирепствовал огонь, с которым никто уже не боролся. «Тино Аято» был обречен. Неожиданно удары по кораблю прекратились. Наступила странная пугающая тишина. Ничего хорошего она не предвещала.
   – Вас вызывает генерал Окинвил, – обернувшись к Кервуду, вымолвил связист.
   – Соединяйте, – бесстрастно проговорил Храбров.
   В глазах генерала читалось восхищение. Офицер не сомневался, что, увидев эскадру бунтовщиков, наследник престола, пытаясь сохранить жизнь себе и беременной жене, тотчас примет условия грайданцев. Окинвил ошибся. Молодой человек смело шел навстречу смерти.
   – Вы славно сражались, принц Кервуд, – сказал мятежник. – Эта битва войдет в аналоги истории, как пример мужества и героизма. Но всему есть предел. Я еще раз предлагаю капитуляцию. Три-четыре точных попадания и ваш крейсер развалится на куски.
   – Я знаю, генерал, – грустно улыбнулся Храбров. – Но перспектива быть узником вассалов меня не прельщает…
   Внезапно в диалог двух дворян кто-то бесцеремонно вклинился. На экране появилась мелкая рябь. Через пару секунд перед принцем предстал широкоплечий мужчина в роскошном, расшитом золотом костюме с дорогой меховой накидкой, небрежно наброшенной на плечи. Крупные карие глаза источают злобу и ненависть, крючковатый нос едва не касается губ, массивный гладко выбритый подбородок надменно вздернут. Герцог Видог собственной персоной.
   Позади него стоял худощавый бледный эстерианец в мешковатом синем мундире. Он нервно топтался, стараясь спрятаться за спину покровителя. Барон Шервин. Жалкая крыса, подбирающая объедки со стола господина.
   – Сдавайся, ублюдок! – грубо прорычал герцог. – У тебя нет ни единого шанса прорваться к Хоросу. Если будешь вести себя покорно и ответишь на мои вопросы, я пощажу Эльвиру.
   – И ты думаешь, я поверю убийце? – гневно произнес Кервуд. – Храбровы всегда, как кость в горле, стояли на пути рода Видогов к неограниченной власти. Давно надо было срубить под корень твою поганую ветвь.
   – Пока получается наоборот, – язвительно расхохотался дворянин. – Император мертв, а теперь пришла и твоя очередь. О не родившемся младенце даже не говорю. Ему не суждено покинуть чрево матери.
   Издевательства врага принц перенес спокойно. Расправив плечи, заложив руки за спину, молодой человек окинул взглядом рубку управления. Офицеры готовы выполнить любой его приказ. Выдержав небольшую паузу, Кервуд иронично заметил:
   – Тогда чего же ты ждешь, Видог? Прикончи нас! Пусть корабли добьют «Тино Аято».
   – Во мне проснулось милосердие, – сказал герцог. – Хочу провести по улицам Алессандрии последнего Храброва на веревке. Так поступали древние императоры. Подданные должны увидеть мой триумф. Обожаю варварские обычаи. Тебя нарядят жалким шутом.
   – А не чересчур много пафоса? – с сарказмом произнес принц. – Поведай лучше, сколько твоих людей зажарилось в бункере системы планетарной защиты? Без контроля над ней ты не подчинишь ни одно графство. А если снова вторгнутся пришельцы? Будешь лизать им сапоги?
   Скрывать эмоции Видог не умел. Лицо дворянина покрылось красными пятнами, на скулах заиграли желваки, вена на толстой шее вздулась. Выпад молодого человека достиг цели.
   – Ты дорого заплатишь мне за это оскорбление, – выдавил герцог. – Советую не торопиться с принятием решения. На кону не только твоя жизнь. Разве ребенок виноват, что его отец и дед – честолюбивые упрямцы. Тебя я убью, но мальчишку могу и пощадить. Давай, совершим выгодный обмен…
   – Никакого обмена! – мгновенно отреагировал Кервуд. – Ты не получишь ни меня, ни моего сына. А без нас спутники и пульсары – груда никому не нужного хлама.
   – Генный код! – догадался Шервин.
   – Ах, вот почему гвардейцы испепелили старого болвана! – воскликнул Видог. – Хитро. Я считал, что император просто испугался осквернения своих бренных останков. Солдаты любят подобные развлечения. Спасибо за подсказку, принц. Твой отпрыск, оказывается, представляет огромную ценность. Майор Гастер и офицеры крейсера, предлагаю сделку. Высокий пост в звездном флоте, богатство и почет за живую и невредимую Эльвиру. Поверьте, я выполню данное обещание.
   – Отправляйся к дьяволу! – презрительно вымолвил командир судна. – Я присягаю только один раз. Лучше умереть в бою, чем служить такому подлецу.
   – Неправильный ответ, – зло усмехнулся дворянин. – Вчера в Алессандрии прошла довольно забавная церемония. Старые ритуалы будоражат кровь. В ходе сражения за имперский дворец штурмовики захватили в плен одиннадцать гвардейцев. Их подлечили, привели в надлежащий вид. А теперь взгляните на главную площадь столицы. Вы увидите незабываемое зрелище…
   Изображение на экране тут же изменилось. Голографические камеры снимали гигантскую толпу людей. В воздух взлетали разноцветные шары, звучала веселая музыка, на лицах горожан радостные улыбки. Народ праздновал свержение монарха, еще не догадываясь, что ждет страну впереди. Эйфория победы затуманивает разум.
   В центре площади располагалось странное прямоугольное сооружение, покрытое ярко-красной материей. Трансляция, несомненно, шла на все планеты империи. Журналисты брали интервью у алессандрийцев, демонстрировали лояльность к новому правителю и наперебой рассказывали о предстоящем фейерверке.
   Неожиданно раздалась частая дробь барабанов. Расталкивая обывателей, к помосту двинулась колонна отборных головорезов Видога. Тяжелая броня, черные шлемы с опущенными забралами, в руках лазерные карабины. Три сотни солдат быстро оцепили сооружение. Лишь сейчас наследник престола заметил группу пленных гвардейцев. Все в белых рубашках, запястья закованы в цепи, некоторые хромают.
   На минуту барабаны смолкли. Послышался зычный высокий голос. Он зачитал смертный приговор врагам герцога. Толпа еще шумела, но на лицах людей появилось удивление. На помост неторопливо поднялся огромный мужчина, обнаженный по пояс. Лицо гиганта закрывала красная матерчатая маска. На плече палач нес топор с длинной рукоятью. В лучах Вероны стальное лезвие сверкало и слепило. Двое штурмовиков, схватив за локти первого пленника, заставили его взойти на эшафот.
   – Будьте вы прокляты! – донесся слабый крик. – Глупцы…
   Речь гвардейца заглушила громкая барабанная дробь. Солдаты поставили беднягу на колени, голова несчастного легла на плаху. Резкий взмах топора и лезвие с невероятной легкостью перерубило шею. На помост хлынул поток крови. Безжизненное тело судорожно дернулось и повалилось на бок. По рядам горожан пронесся вопль ужаса. Многие асконцы пришли на праздник с маленькими детьми. Часть женщин упала в обморок, кого-то вытошнило, кто-то дико визжал от страха. Толпа зашевелилась. Люди старались побыстрее покинуть место казни. Площадь пустела буквально на глазах. А воины герцога уже волокли второго пленника. Изображение исчезло, и на экране вновь появился Видог.
   – Не правда ли, впечатляет, – произнес дворянин. – Народ шокирован и напуган. Настоящий император обязан быть жестоким. При одном упоминании его имени подданные должны трепетать. Ольгер был чересчур мягок и либерален. Офицеры, подумайте о своих семьях. Я не пощажу никого. Разве принцесса стоит таких жертв? На размышление даю пять минут.
   Герцог плохо разбирался в психологии. Кровавая бойня в Алессандрии вызвала у экипажа корабля лишь отвращение и ненависть. О вероломстве Видога знал каждый житель страны. Доверять его слову мог только сумасшедший. Если у асконцев и имелись какие-то сомнения в правильности принятого решения, то сейчас они окончательно рассеялись.
   – К судну приближаются абордажные боты! – воскликнул наблюдатель.
   Генерал Окинвил изменил тактику. После всего услышанного уничтожать «Тино Аято» нельзя. Вместе со смертью последнего Храброва гигантская держава останется без системы планетарной защиты. А это тысячи станций и боевых пульсаров, построенных в течение четырехсот пятидесяти лет. Поступок отца подсказал Кервуду, как нужно действовать.
   Врагам не достанется даже его мертвое тело. Флагманский крейсер превратится в пыль.
   – Гастер, курс на Убриэль! Скорость максимальная! – скомандовал принц.
   Майор иронично усмехнулся и утвердительно кивнул головой. Крейсер вздрогнул и, набирая ход, двинулся к пылающей бездне. Корабли грайданцев сразу отстали.
   – Задержите их! – истерично закричал герцог. – Бейте по дюзам!
   Однако выполнить приказ Видога мятежники не могли. Мешали собственные флайеры и боты. Лазерные лучи прошивали броню, вызывая внутри израненного судна новые пожары. «Тино Аято» уверенно сближался со звездой. Штурмовики не решались атаковать крейсер, понимая, что сгорят вместе с ним. На боковом экране Храбров увидел Окинвила. В глазах генерала печаль, разочарование и восхищение одновременно.
   Офицеры рубки управления молча вставали с кресел и неторопливо подходили к мостику, окружая Кервуда. Мужественные лица, гордо поднятые подбородки, застегнутые на все пуговицы мундиры. Два десятка асконцев сохранивших верность долгу и присяге. Через несколько минут судно достигло короны красного светила. Корпус крейсера начал плавиться. В рубке стало невыносимо жарко. Система жизнеобеспечения не справлялась со своей задачей. По лицу наследника престола катились крупные капли пота.
   – Принц, вы достойный представитель рода Храбровых, – вымолвил Окинвил, опуская голову в знак уважения.
   Еще мгновение и крейсер исчез в пламени звезды. Не было ни взрыва, ни вспышки, он просто растаял. Сразу за кораблем летели шесть флайеров, уцелевших после боя. Пилоты не собирались сдаваться в плен грайданцам. Ни один член экипажа «Тино Аято» не проявил малодушия. Вскоре машины исчезли в протуберанцах звезды. Смерть лучше позора!
   – Вот и все, – раздался за спиной Видога нервный смешок Шервина. – Династия Храбровых уничтожена. Нет даже побочной ветви, способной претендовать на трон. Путь расчищен, герцог.
   – Брюс, ты болван, – раздраженно прорычал дворянин. – Что я сделаю без системы планетарной защиты. Моего флота хватит лишь для контроля Плайда. На строительство мощной эскадры уйдут годы, десятилетия. Графства, герцогства и баронства мне не подчинятся. Человечество стоит на пороге жестокой войны. Придется драться за каждый поганый мирок. Будь проклято это имперское отродье! Мерзавцы утащили древние тайны с собой в могилу.
   Выдержав короткую паузу, Видог не без доли восторга заметил:
   – Но как красиво ушел, сволочь! Эффектно, ничего не скажешь. Командующий грайданцев едва не прослезился. Идиот. Брюс, а ты способен на такой поступок?
   Герцог обернулся и в упор взглянул на подхалима.
   – Кому нужно геройство… – пролепетал Шервин. – Я бы, наверное, поторговался…
   – Дурак, – презрительно проговорил дворянин. – Настоящие императоры не торгуются. Либо победа, либо смерть. Ничего другого от Кервуда я и не ждал. Он всегда был упрямцем.
   Проведя ладонью по подбородку, Видог задумчиво произнес:
   – Что-то мы упустили. Никак не могу избавиться от этого ощущения. Уж слишком спокойно принц умирал. Почему? Ответа нет. Надо обязательно просмотреть запись.
   Эскадра мятежников медленно покидала систему Убриэля. Крейсера подбирали флайеры, абордажные боты и тела погибших пилотов. А их в космосе хватало. Много хлопот доставил «Консар». К счастью, двигатели судна удалось отремонтировать достаточно быстро. К исходу дня техники запустили и ускорители. Корабли перегруппировались и направились в сторону скопления.
   Гибель принца произвела на Окинвила тяжелое впечатление. Генерал выполнял приказ герцога Делвила, но от угрызений совести данное обстоятельство не спасало. Душу офицера терзали запоздалые сомнения.
   Правильно ли он поступил? А может, стоило присоединиться к Храброву? Асконийская империя существовала почти пять веков. Теперь могущественное государство разрушено.
   Но хорошо ли это?
   Чтобы избавиться от тягостных мыслей Окинвил отвел крейсера на внешнюю границу, подальше от места боя. Проводить тщательную проверку планет грайданцы не стали, ограничившись поверхностным сканированием.
   Спустя сутки космическое пространство окончательно опустело. Лишь обломки взорвавшегося судна указывали на то, что здесь недавно произошло отчаянное сражение.

ГЛАВА 2
НА ЗЕМЛЕ

   Астин и Эльвира, не отрываясь, смотрели на обзорный экран. Они прекрасно видели, как корабли мятежников настигают «Тино Аято». Скорее всего, принц приказал Гастеру снизить скорость. На мгновение противники замерли. Подключиться к каналу связи труда не составляло, но рисковать советник не стал. Их могли засечь. На крейсерах грайданцев установлена отличная аппаратура слежения. Приходилось довольствоваться только изображением.
   В тот момент, когда флайеры устремились навстречу друг другу, Ворх понял, что схватки не избежать. Соотношение сил – один к трем. Не самый худший вариант.
   Лазерные лучи ударили по бортам. Защита флагмана оказалась надежнее. После ряда попаданий «Остерс» загорелся и взорвался. Яркая вспышка ослепила людей и тотчас погасла. Мрак космоса быстро поглощает свет.
   «Тино Аято» пытался маневрировать, но тут появились еще три вражеских судна. Принцесса от горя и отчаяния закрыла ладонью рот и тихо застонала. Многочленные пробоины и пожары заставили флагманский корабль остановиться. Лазерные орудия смолкли.
   – Они прекратили стрелять, – удивленно сказала женщина.
   – Да, – утвердительно кивнул головой самрай.
   – Может Кервуду удастся договориться? – с надеждой в голосе спросила Эльвира. – Ведь есть же среди грайданцев честные, порядочные люди. Я уверена…
   – Нет, – оборвал принцессу Астин. – Бунтовщики предлагают принцу сдаться.
   – Он никогда на это не пойдет, – со слезами на глазах вымолвила бедняжка.
   На реплику женщины советник не отреагировал. Пауза явно затягивалась. Неожиданно дюзы крейсера вспыхнули. Сделав разворот, «Тино Аято» двинулся прямо на Убриэль. Суда мятежников открыли огонь по флагману, но сбить его с курса было уже нереально.
   – Что же это? Что они делают? – истерично воскликнула принцесса.
   Закрыв лицо руками, Ворх плакал. Эмоции захлестнули самрая.
   – Господи, за что я так наказан? – едва слышно шептал мужчина. – Мое место там, на корабле. Почему, почему ты даровал мне жизнь? Разве я заслужил этот позор?
   С болью в сердце Астин наблюдал, как крейсер и флайеры исчезают в адском пламени звезды. Смерть достойная героев. Но почему затихла Эльвира? Телохранитель поспешно повернулся к женщине. С побелевшим лицом бедняжка повисла на страховочных ремнях. Не теряя времени, советник бросился к принцессе. Она находилась в глубоком обмороке. Чтобы привести ее в чувство Ворху понадобилось минут пять. Но вот дернулись веки, порозовели щеки, женщина глубоко вздохнула. Эльвира взглянула на самрая и негромко произнесла:
   – Кервуд?
   – Принц погиб, – ответил самрай.
   Астин боялся, что сейчас начнется истерика, но принцесса держалась великолепно. Лишь дрожащие пальцы и слезы, обильно текущие из глаз, выдавали ее состояние. Внезапно Эльвира вскрикнула и схватилась за живот. Лицо женщины исказила гримаса боли.
   – Бьет ножками, – выдохнула принцесса.
   – Вам нужно успокоиться и поспать, – вымолвил советник. – Ребенок должен родиться в назначенный срок. Не забывайте, это последний отпрыск императорской династии.
   – Да, да, конечно, – проговорила Эльвира, доставая из сумочки маленький флакон.
   Пара глотков, и принцесса расслабленно обмякла. Опустив кресло и подложив женщине под голову подушку, Ворх вернулся на свое место. Самрай внимательно смотрел на обзорный экран. Суда грайданцев потянулись к внешней границе. Проверять планеты бунтовщики не торопились. Похоже, Кервуд не ошибся в расчетах. О челноке, покинувшем «Тино Аято» за два часа до гибели, никто не догадывался. Теперь надо дождаться, когда грайданцы улетят из системы. Терпение, терпение и еще раз терпение. Главное, свести риск к минимуму.
   Спустя трое суток Астин включил гравитационные двигатели и поднял машину над поверхностью. Плавный разворот и катер быстро набрал скорость. Через сорок минут планета превратилась в черное крошечное пятнышко. Где-то вдалеке пылал красный Убриэль.
   – Куда мы отправимся? – бесстрастно спросила Эльвира.
   – В систему Солнца, на Землю, – сказал советник.
   К его удивлению это известие не произвело на принцессу должного впечатления. За прошедшие дни они обменялись только парой коротких фраз. В поведении женщины ощущалась какая-то опустошенность. Бедняжка относилась к Ворху со странным холодным безразличием. Даже заданный вопрос носил дежурный характер.
   Смерть мужа сломала Эльвиру. Перед самраем сидела измученная, убитая горем старуха. В волосах принцессы Астин заметил седые волосы. А ведь когда-то асконка была веселой и жизнерадостной. Увы, все это в прошлом. Война не знает жалости и сострадания. Женщина держалась лишь благодаря ребенку, а малыш проявлял неуемную активность. Живот Эльвиры буквально содрогался от сильных толчков младенца. Советник очень боялся, что роды начнутся до их прибытия на планету.
   Выключив гравитационные двигатели, Ворх нажал на кнопку запуска ускорителей. Челнок стремительно рванулся вперед и вплотную приблизился к преодолению светового барьера. Скорчившись от боли, принцесса громко застонала. Больше женщина не плакала.
   – Потерпите немного, – мягко произнес самрай. – Скоро перегрузка закончится.
   Пятьдесят парсек. Огромное расстояние для маленького двухместного суденышка. Однако ученые и техники империи трудились не зря. Спасательный катер «Тино Аято» обладал невероятными возможностями. Он практически не уступал в скорости тяжелым крейсерам.
   Чтобы не искушать судьбу, Астин сделал значительный крюк и обогнул звездное скопление Грайд. Патрульные корабли мятежников представляли для беглецов серьезную опасность. Навигационная аппаратура челнока работала в автоматическом режиме. Желтая крошечная точка на экране постепенно увеличивалась в размерах. Поглощая гиперпространство, катер неуклонно двигался к цели.
   На двадцать девятые сутки пути несчастные скитальцы достигли границы системы. Бортовой компьютер тут же выдал в эфир секретный код. Невидимые стражи пропустили челнок беспрепятственно. Перейдя на ручное управление, советник направил машину к третьей планете. Загадочное, запретное место. Историки и археологи годами добивались у хранителей допуска на Землю. Получали его считанные единицы. Методы проверки никогда не разглашались.
   За время полета состояние Эльвиры ничуть не улучшилось. Полная отрешенность от действительности. Принцесса не проявляла ни малейших эмоций. Откинувшись на спинку кресла и выставив вперед живот, она часами тупо, бессмысленно смотрела в пустоту. О чем в подобные минуты бедняжка думала, знал лишь Господь Бог. Все попытки Ворха завязать беседу неизменно заканчивались провалом. Женщина ограничивалась двумя-тремя репликами. После долгих мучений самрай решил оставить Эльвиру в покое. Может хоть варварская планета оживит принцессу.
   Земля поражала своей красотой. Сине-зеленый шар с белой пеленой облаков, гигантскими океанами, огромными материками и бесчисленными россыпями островов. Кораблей хранителей на орбите не оказалось. В политические дела империи могущественная секта не вмешивалась. Есть код – есть и допуск.
   Асконец совершил пять оборотов вокруг планеты, ища удобное место для посадки. Оно должно удовлетворять ряду жестких требований. Во-первых, находиться вдали от крупных населенных пунктов, но на таком расстоянии, чтобы Астин и Эльвира могли без труда до них добраться.
   Во-вторых, безопасность.
   И, в-третьих, абсолютная секретность. Ведь неизвестно, как поведут себя дикари, когда увидят спускающийся с неба челнок. О жителях Земли и уровне цивилизации на ней советник имел весьма смутное представление. Да, и если честно, система Солнца его никогда особенно не интересовала.
   Катер летел на большой высоте над поверхностью громадного материка. Бесконечные, бескрайние леса, с многочисленными узкими извивающимися лентами рек и голубыми крошечными пятнами озер. Приборы бесстрастно обнаруживали редкие города и деревни. Идеальная территория для легализации.
   Ворх дождался ночи и направил машину к Земле. Через двадцать минут самрай заметил небольшую поляну. Резкий разворот и челнок пошел на снижение. Избежать перегрузок, к сожалению, не удалось. Принцесса тихо застонала. Самрай хотел ее успокоить, но вдруг женщина громко закричала:
   – У меня отходят воды! Я рожаю!
   Для Астина это был шок. Асконец судорожно вцепился в штурвал. Не обращая внимания на ужасные вопли Эльвиры, советник вел катер к цели. Переключаться на автоматику Ворх не рискнул. Поляна не космодром. Один сбой в программе и машина превратится в груду металлолома.
   Выпустив посадочные стойки, челнок с легким толчком опустился на крошечную площадку. В тот же миг в салоне катера вспыхнул яркий свет. Отстегнув страховочные ремни, самрай бросился к принцессе. Нижняя часть ее одежды промокла насквозь. Схватившись двумя руками за поручни, женщина отчаянно орала. Лицо бедняжки исказилось до неузнаваемости. По телу Эльвиры непрерывно пробегали судороги.
   Астин получил неплохое медицинское образование, но на практике с родами столкнулся впервые. Наконец, собравшись с духом, дрожащими пальцами он вколол обезболивающее средство и приподнял одежду принцессы.
   – Тужься! – скомандовал советник. – Дыши ровнее!
   Помощь Ворха была весьма кстати. Женщина немного успокоилась. Крики сменились надрывными стонами. Скрипя зубами, временами ругаясь, Эльвира рожала наследника имперского престола в адских муках. Наконец, малыш оказался в огромных ладонях самрая. Несколько секунд и челнок огласился звонким детским плачем. Тело принцессы сразу обессилено обмякло. Она еле дышала.
   – Покажи мне его, – едва слышно прошептала пересохшими губами женщина.
   Асконец положил ребенка на грудь Эльвиры. На устах принцессы появилась блаженная улыбка. Женщина хотела прикоснуться к младенцу, но не сумела поднять руку.
   – Сын, – вымолвила Эльвира и повернулась к советнику.
   Их взгляды встретились. В больших зеленых глазах принцессы читалась одновременно и радость, и печаль. Ее страдания закончились. Закончились навсегда!
   Жизнь угасала в хрупком теле женщины. С надеждой в голосе Эльвира произнесла:
   – Астин, я сделала, что могла… Теперь только ты… Он должен стать императором… Сохрани…
   По левой щеке женщины скатилась одинокая слеза. Зрачки неестественно расширились и замерли. Грудь опустилась в последний раз. Лишь мягкая добрая улыбка застыла на губах. Самрай растерянно смотрел на мертвую женщину.
   – Нет! – произнес мужчина. – Нет… Так нельзя… Как же это…
   Рухнув в кресло, Ворх тупо смотрел на труп Эльвиры. Из забытья советника вывел пронзительный крик младенца. Малышу не дано было понять, что минуту назад он лишился матери. Голод куда важнее.
   Обмыв ребенка теплой водой, Астин неуклюже запеленал мальчика и накормил. Хорошо хоть принцесса заранее подготовила детское питание. Быть в роли няньки опытному воину еще не доводилось. Увы, обстоятельства не оставили самраю выбора. Жизнь наследника асконийского трона целиком и полностью зависела от него.
   Обещание, данное Кервуду, приобрело особый смысл. Ворх, как ни старался, Эльвиру не сберег. Да, советник ни в чем не виноват, но факт налицо. После бегства с «Тино Аято» это уже второе пятно позора на репутации Астина. В другой ситуации самрай давно бы вонзил себе кинжал в сердце. Однако ответственность за ребенка удерживала Ворха от столь решительного шага.
   В сумке женщины асконец нашел журналы с советами по уходу за малышами. Мужчина приступил к их тщательному изучению. Повторное пеленание советник проделал куда более профессионально.
   Ранним утром тело принцессы легло на дно глубокой ямы на далекой безвестной планете. Удивительная и печальная судьба. Эльвира пережила мужа всего на месяц. Разве это любовь не достойна восхищения!
   Самрай провел в катере четверо суток. Забот хватало. Накормить младенца, сменить, выстирать и высушить детское белье. Запас вещей и продуктов, взятый принцессой с собой, оказался невелик.
   В компьютере Ворх нашел кое-какие сведения о Земле. Она была не такой уж дикой. Стройная политическая система, множество государств, активная торговля, мореплавание. Местные армии давно использовали в войне порох. История имеет свойство повторяться. Человеческая цивилизация на Тасконе развивалась по схожему сценарию. Лет через триста-четыреста земляне вырвутся в космос, если конечно до этого не уничтожат друг друга.
   Между тем, настало время выбираться в мир. Питательные смеси через две декады закончатся. Необходимо где-то найти кормилицу. Судя по карте, которую вычертила навигационная аппаратура, ближайшая деревня располагалась в ста десяти километрах от челнока. Путь не близкий.
   Положив малыша на рюкзак, советник приступил к консервации катера. Процедура сложная и трудоемкая. Судно надо замаскировать так, чтобы его не обнаружил ни один случайный охотник. Посадочные опоры глубоко ушли в землю, корпус лег на грунт, внешнее оборудование закрылось бронированными щитами.
   Теперь челнок имел форму сплошного монолита. Кроме того, Астин закидал машину ветками с густой листвой. Оставалось лишь проверить запасы топлива, а главное процент разрядки пусковых двигателей. Если они дадут сбой, самрай и наследник престола застрянут на Земле навсегда.
   Устроившись в кресле, Ворх сделал соответствующий запрос бортовому компьютеру. Через пару секунд на экране высветилась колонка цифр. Взглянув на нижнюю строку, мужчина невольно выругался. Очередной досадный промах. Слишком большой перерасход энергии. Крюк вокруг Грайда, трехдневное ожидание на пустынной планете, задержка в лесу после смерти Эльвиры – все это сказалось на ресурсах.
   В запасе у советника шестнадцать лет и двадцать семь декад. До совершеннолетия, будущий император никак не дотягивал. По данным компьютера местный год практически не отличался от асконского. Тем лучше. Не нужно ломать голову над подсчетами. Придется пробиваться к Хоросу, когда мальчишке исполнится шестнадцать.
   Астин отключил приборы, вылез из катера, закрыл люк на электронный замок, спрятал металлическую пластину в нагрудный карман мундира и направился к ребенку. Из пеленок виднелось крошечное личико. Кожа младенца еще имела красноватый оттенок. Веки слегка подрагивают, губы плотно сжаты, темные волосы чуть закрывают лоб. После кормления малыш спокойно спал.
   Накануне самрай сделал ребенку комплекс профилактических прививок. Кто знает, какие архаичные болезни встречаются на варварской планете. К огромной радости мужчины мальчик легко перенес это испытание. Асконские врачи добились отличных успехов в фармакологии.
   Взяв младенца на руки, Ворх закинул за спину огромный рюкзак, поправил лазерный бластер на поясе и неторопливо зашагал в чащу леса. Ни на челнок, ни на могилу принцессы советник даже не посмотрел. Зачем бередить израненную душу. Начинался новый этап жизни.
   Астин пробирался сквозь густые заросли третьи сутки. Он преодолел уже около семидесяти километров. Для опытного сильного воина ничтожное расстояние. Много времени отнимал ребенок. Частое кормление, смена пеленок, перерывы на короткий сон. Самрай устал не столько физически, сколько морально. Плач малыша выводил его из равновесия. При всем желании Ворх не мог заменить младенцу мать. Тяжелым грузом ложилась на плечи и ответственность. Не дай бог с ребенком что-нибудь случится. Даже смерть не станет тогда искуплением.
   На четвертые сутки измотанный асконец вышел на широкую проселочную дорогу. На влажном грунте были отчетливо видны отпечатки ног людей, копыт животных и глубокие борозды от колес. Советник облегченно вздохнул. До деревни осталось совсем немного. Идти по утоптанному тракту Астин не рискнул. Язык местного народа самраю не известен. Ворх не в состоянии ответить ни на один вопрос и уж тем более объяснить, откуда у него младенец. Чтобы не искушать судьбу, асконец двинулся по кустам вдоль дороги.
   Предпринятая мера предосторожности оказалась нелишней. Спустя два часа советник услышал громкие крики, ржание лошадей и звон стальных клинков. Лесную тишину разорвал звук выстрела. Малыш испуганно вздрогнул и открыл глаза. К счастью, Астин недавно покормил ребенка. Вытащив оружие, воин медленно зашагал вперед. Своей огромной рукой самрай закрывал маленькое хрупкое тельце наследника престола. Неожиданно раздались отчаянные женские вопли. Надо было спешить.
   Отогнув ветку, Ворх увидел страшную картину. С двух сторон тракт перегородили поваленные толстые деревья. В западню попала странная прямоугольная кибитка, запряженная парой прекрасных гнедых коней. Повозку сопровождали шестеро всадников в длинных красных мундирах и шапках. Охрану атаковало человек пятнадцать. Заросшие, грязные мужики с нечесаными бородами в рваной одежде, подпоясанной веревкой.
   Солдаты отстреливались из ружей и рубили врагов саблями. Вооружение нападавших выглядело куда более примитивнее: цепи, дубины, топоры, ножи. Они надеялись на внезапность и численное превосходство. Защитники падали один за другим. Не считаясь с потерями, разбойники пробивались к карете.
   Вскоре крепкий коренастый мужик резко открыл дверь, дико расхохотался, засунул руку внутрь кибитки и вытащил из нее молодую женщину лет двадцати. Судорожно прижимая к груди какой-то сверток, бедняжка истошно кричала. Советник не сразу понял, что это младенец. Лишь когда послышался надрывный плач, все стало ясно.
   Почти тут же из экипажа выскочила старуха. Отчаянно ругаясь, она вцепилась в руку громиле. Мерзавец наотмашь ударил ее по лицу. Женщина беззвучно рухнула в траву. Между тем, бандиты окружили пленницу. Длинные волосы землянки растрепались, платье на спине порвалось, ноги оголились до колен. Обнимая дитя, несчастная о чем-то умоляла негодяев. Разбойники презрительно смеялись в ответ. Коренастый мужик грубо толкнул бедняжку ногой. Трофейной саблей подлец приподнял одежду женщины. Хохот усилился.
   Внутри Астина закипал гнев. Воин крепко сжал рукоять бластера. Высокий светловолосый дикарь попытался отобрать у матери ребенка, но она, словно хищница, впилась зубами ему в запястье. Негодяй взвыл от боли. В порыве ярости убийца стал наносить пленнице удары тяжелой дубиной. Пару раз бандит попал по малышу. Обливаясь кровью, женщина повалилась на землю. Мерзавцы тотчас начали вырывать из ее ушей серьги и снимать с пальцев кольца и перстни.
   Внезапно самрая осенила дерзкая мысль. Подобный шанс представляется лишь однажды, упускать его нельзя. Осторожно положив младенца возле куста, Ворх достал оружие из кобуры. После боя врагов осталось семеро. Охрана сражалась достойно. Не испытывая ни малейшего страха, советник покинул укрытие и направился к грабившим трупы мужикам. Его заметили почти сразу. Разбойники что-то кричали, но Астин не понимал их речь. Асконец перелез через ствол поваленного дерева и на секунду замер. До противника осталось метров десять.
   Справа, на обочине дороги щипали сочную траву лишившиеся седоков лошади. С данным видом животных самрай был прекрасно знаком. Коней в Алессандрию завезли с Тасконы из системы Сириуса. Скачки являлись любимым развлечением знати. Принц Кервуд часто катался верхом по дворцовому парку. Ворху приходилось сопровождать своего подопечного.
   Иронично усмехаясь и размахивая оружием, злобные аборигены двинулись на советника. Он только этого и ждал. Астин стрелял наверняка. С такого расстояния самрай никогда не промахивался. Через несколько секунд семь трупов в разных позах распластались на дороге. Бандиты даже не успели сообразить, что произошло. Лазерные лучи прошивали мерзавцев насквозь. Теперь необходимо произвести тщательную зачистку. Свидетелей схватки быть не должно.
   Где-то в траве стонал раненый разбойник. Засунув бластер за пояс, Ворх поднял с земли саблю. В лучах Солнца сталь играла и переливалась. Рукоять оказалась довольно удобной. Приблизившись к варвару, советник бесстрастно пронзил сердце негодяя. Мужчина дернулся и затих. Та же участь постигла еще двух бандитов. Живых охранников Астин не обнаружил. Эту «грязную» работу выполнили нападавшие.
   Вздыхая и охая, встала на колени пришедшая в себя старуха. Она с нескрываемым ужасом смотрела на разгуливающего среди трупов чужака. Самрай подошел к ней вплотную.
   – Мне очень жаль, – с горечью сказал Ворх.
   Лезвие без труда вонзилось в тело несчастной женщины. Землянка покачнулась и упала на спину. Вытерев окровавленный клинок о траву, советник зашагал к юной пленнице. Как и предполагал Астин, и бедняжка, и ребенок были мертвы. Взяв из рук матери безжизненный сверток, самрай двинулся к лесу. Его малыш уже проснулся и тихо постанывал.
   Накормив младенца, Ворх переложил наследника асконийского престола в пеленки убитого ребенка. Возраст у них примерно одинаковый, а главное, совпадает пол. План советника прост и гениален. Звуки выстрелов разносятся далеко. Скоро сюда прискачет подкрепление. На поле боя солдаты найдут живого мальчика. Судя по дорогому платью и эскорту, женщина принадлежала к знатному роду, а значит, о малыше обязательно позаботятся.
   Астин не ошибся в прогнозах. Топот копыт и крики людей самрай услышал минут через пятнадцать. Оставив младенца рядом с трупом «матери», Ворх поспешно спрятался в зарослях. К завалу подъехала большая группа всадников. Среди варваров выделялся высокий худощавый мужчина лет сорока. Схватившись руками за голову, бедолага громко причитал. То и дело землянин утирал текущие по щекам слезы. Опустившись на колени перед мертвой девушкой, мужчина поцеловал ее в лоб.
   Между тем, солдаты осматривали трупы. Старший долго и удивленно разглядывал прожженные дыры в телах разбойников. Разумного объяснения странному феномену офицер не находил. Внезапно из окровавленных пеленок раздался громкий плач. Пожилой землянин чуть не тронулся рассудком. Он не верил собственным ушам.
   Спустя мгновение мужчина бросился к ребенку. На его лице отразилось изумление и счастье. Схватив младенца на руки, землянин побежал к лошади. Через секунду незнакомец был уже в седле. Пришпорив коня, человек тотчас скрылся из виду. Следом за ним поскакали десять солдат. Остальные приступили к расчистке дороги. Советник отполз назад, встал, закинул за спину рюкзак, и, взяв завернутого в тряпки убитого малыша, двинулся в лес. В темной чаще Астин похоронил мальчика, прожившего всего несколько дней. У каждого своя судьба.

   Гавриил Борисович Таратухин неторопливо прохаживался возле дома. Хоромы у него были отменные. Высокое крыльцо с крутой лестницей, на ставнях витиеватая резьба, слава богу, умельцев в вотчине хватало, кровля – шатром, покатая, с позолоченным венцом. Бревнышко к бревнышку. В окнах слюда, печи и трубы новые. За огромным домом многочисленные сараи и хозяйственные постройки. Вокруг усадьбы такой частокол, что ни один стервец не перелезет.
   Грязные босоногие девчонки гнали мимо стаю жирных гусей. Птицы лениво переваливались с боку на бок и часто гоготали. Раннее утро. Солнце только-только показалось из-за горизонта. Бабы доят коров перед выгоном в поле, а пастухи терпеливо ждут стадо у широких ворот гумна.
   Тяжелые думы одолевали боярина. Богат он, силен, но слишком уж неспокойные времена наступили. Почитай, девятнадцатый год будоражит страну молодой царь Петр Алексеевич. Никак не дает покоя старым фамилиям. А ведь род Таратухиных древний, свою историю ведет от великих рязанских князей. Если бы не проклятое монгольское нашествие…
   Впрочем, что на древность пенять. И нынче приходится нелегко. Гавриил Борисович горестно вздохнул. Сколько холопов забрали в солдаты. Отправил он и работников на строительство Санкт-Петербурга, а каких плотников потерял! Царю, видите ли, флот понадобился. Уже лет десять знатный боярин не бывал в Москве и не желал. Мало того, что заставили бороду сбрить, так еще и принудили кофей пить. Истинная отрава. То ли дело хмельное ячменное пиво.
   Эх, эх… не везло Таратухину в жизни. Первая жена померла от оспы. Вторая родила ему дочь, а спустя пять годков слегла от неведомой болезни. Вся отрада была в Наташке. Славная девица получилась: крепкая, статная, с высокой грудью, кровь с молоком. Ей и пятнадцати не исполнилось, а женихи уже пороги обивали. Однако Гавриил Борисович не торопился, не хотел с родной дочерью расставаться.
   Да разве девицу на выданье удержишь. Влюбилась дуреха в молодого офицера Ваську Волкова. Род у него захудалый, бедный, но парень горяч и хитер. Сразу примкнул к новому царю. Подобных выскочек в свите правителя немало.
   За свадьбу ратовал сам Петр Алексеевич. Да, и не в том дело. Разве мог отец обидеть единственную дочь. Присохла Наталья к Волкову. Без ворожбы тут не обошлось. Если бы Гавриил Борисович только знал, чем все кончится…
   В Москве тогда было неспокойно. Люди еще не забыли, как после стрелецкого бунта юный помазанник божий лично рубил головы мятежникам. Вот Васька и отправил жену в вотчину тестя. Она уже какой месяц была на сносях. Обрадовался Таратухин. А когда Наташка внука родила, то и вовсе места от счастья не находил.
   Но, ни с того, ни с сего, дочь заупрямилась. Начала собираться в Москву. А ребенку-то пятнадцать деньков. Переубедить ее Гавриил Борисович не сумел. Как назло солдаты за провиантом в усадьбу нагрянули. Под охраной шестерых в новой карете с бабкой-повитухой Наталья тронулась в дорогу. Словно бес бедняжку попутал. Боярин три раза перекрестился и смачно сплюнул. Ведь мог же настоять…
   Ну да, что себя корить. На все воля божья. Уж как он порешит, так тому и быть. Не доехала дочка до Москвы. В двадцати верстах от дому напали на отряд лиходеи. Таратухин будто чуял беду. Следом поскакал и сразу услышал выстрелы в лесу. Солдаты пустили лошадей в галоп, но не успели. В траве лежали одни мертвые тела. Кто разбойников перебил неведомо, не до того было Гавриилу Борисовичу.
   Упал перед Наташкой без сил и обливался горькими слезами. А тут ребеночек возьми, да и закричи. Жив, значит, малыш. Смилостивился бог над боярином. Схватил Таратухин дитя и обратно в усадьбу.
   Кормящих баб много – выходят. С того печального дня уже почти шестнадцать годков минуло. Мальчонку назвали Андрюшкой. Отец его, Василий Волков, вскоре второй раз женился. Молодухе не до чужого отпрыска, а сам дворянин постоянно при царе. Вот ребенок и остался у Гавриила Борисовича. Родная кровинка душу греет.
   Когда мальчишке исполнилось семь лет, вотчину Таратухина посетил государь Петр Алексеевич. Ох, и резок правитель! Увидел сына Волкова и повелел отправить в Москву к иноземцам на обучение. А с царем разве поспоришь. Но божья матерь заступилась, отвела беду. Объявился в имении странный чужак. То ли немец, то ли француз, может, какой голландец. Умный и расторопный, стервец. На шпагах дерется одно загляденье и науки разные знает.
   Люди из свиты Петра Алексеевича подсказали боярину нанять его. Не воспользоваться таким шансом было бы грех.
   Государь посмеялся над хитростью Таратухина и изменил свое решение. С тех пор иноземец каждый день занимается с Андрюшкой. Ни на шаг от мальчонки не отходит. Словно пес цепной. Готов за подопечного любому глотку вырвать. Имя у чужестранца чудное – Астин, а фамилию без доброй чарки и не выговоришь. Выучил, подлец, паренька неведомому языку, теперь, окаянные на нем и изъясняются. Как ни старайся, ничего не поймешь. Впрочем, пусть балуются. Здесь все на глазах.
   Другая тяжкая дума одолевала Гавриила Борисовича. Подрос внучок. Хоть и невысок ростом, но крепок, жилист и упрям. Волосы топорщатся, щеки горят, в зеленых глазах искры сверкают. В движениях уверенность, сила, ловкость. Наташкиного нет ничего, весь в отца, Ваську Волкова. Так же горяч, смышлен и задирист. А тут еще война со шведами. В сражениях уже немало полегло русских людишек.
   Вот боярин и ожидал со дня на день вестового. Пришла пора отсылать Андрюху к царю. Юный отпрыск и сам рвался в драку. Славы и почета желал. Глупец. Сложит буйную голову где-нибудь на поле брани. Хорошо хоть Астин удерживает мальчишку. К иноземцу он прислушивается. Горестно вздохнув, Таратухин неторопливо двинулся к дому.
   Ворх вставал рано, с первыми петухами. Облившись холодной водой, асконец возвращался обратно в палаты. Сев на небольшую скамью, мужчина внимательно рассматривал спящего паренька. Наследник престола звездной империи был абсолютно не похож на Храбровых. Вылитая мать. Такой же хитрый прищур глаз, ироничная, едва уловимая улыбка, мягкие черты лица. Да и кость узковата. Зато у юноши отменная реакция. Быстрота выпадов просто потрясающая. Советник сделал из него великолепного фехтовальщика. Мальчишка может за себя постоять.
   Пожалуй, лишь заостренный подбородок и прямой правильный нос выдавали в Андрее потомка древнего могущественного рода. Но вряд ли кто-то в Алессандрии заподозрит парня в принадлежности к императорской фамилии. Узнать в нем сына Кервуда Храброва нелегко.
   Самрай боялся, что сытая спокойная жизнь на Земле превратит юношу в тупого, самодовольного дикаря. К счастью, опасения Астина не оправдались. Мальчишка оказался очень любознателен. Наследник престола, словно губка, впитывал получаемую от Ворха информацию. Учить его было одно удовольствие. Чтобы у Андрея не возникло проблем в будущем, советник преподавал все предметы исключительно на асконском языке. Сейчас юноша говорил на нем абсолютно свободно.
   Между тем, паренек потянулся и сел.
   – Пора завтракать, – небрежно заметил самрай. – Сегодня я покажу тебе еще пару приемов. Они достаточно сложны, и придется изрядно попотеть, чтобы их освоить.
   – Вестового от отца нет? – не обращая внимания на реплику Астина, спросил мальчишка.
   Советник искоса взглянул на Андрея. Эта черта характера юноши настораживала и пугала Ворха. Выдержки подростку явно не хватало. Чересчур вспыльчив, а иногда и заносчив. Молод, конечно, но… Нужно уметь контролировать свои эмоции. Импульсивность досталась наследнику престола от принцессы. Кервуд был упрям, но решения принимал всегда тщательно взвешенные. Его сын совсем другой. Мальчишка, будто вихрь, неуправляем и непредсказуем. Андрей часто ввязывался в схватку, не оценив должным образом ситуацию.
   – Успеешь, еще навоеваться, – тихо пробурчал самрай. – У Руси много врагов.
   – Ты не понимаешь, Астин! – воскликнул паренек, вскакивая с постели. – До решающих сражений надо занять достойное положение в армии. Отец обещал устроить меня в Преображенский полк. Личная гвардия государя. Такая честь…
   – Оденься лучше, – асконец швырнул юноше штаны. – Девки вокруг…
   – Да бог с ними, дурами, – махнул рукой мальчишка.
   – Расскажу вот все Гавриилу Борисовичу, – усмехнулся советник.
   – Только посмей, – огрызнулся Андрей.
   Как же стремительно летит время! Гибель «Тино Аято», бегство в систему Солнца, ночная посадка на поверхность Земли. Все это было словно вчера. Ужасные вопли Эльвиры до сих пор стоят в ушах. Тяжелое испытание для воина. Он остался совершенно один с новорожденным младенцем на руках. Помог случай. Подкинув ребенка боярину, Ворх спрятался в лесу. Несколько лет самрай скитался. Изучал язык, правы, обычаи местной страны. Хорошая подготовка в ордене не раз спасала Астину жизнь. Дважды советник чуть не расстался с головой. Появляться рядом с наследником престола Ворх долго не решался. Только спустя семь лет самрай двинулся в обратный путь. Судьба мальчика не давала покоя асконцу. Что стало с малышом? Не умер ли бедняга в диком краю?
   И удача снова улыбнулась Астину. Советник не знал, как проникнуть в усадьбу, но тут к Таратухину с многочисленной свитой пожаловал царь варварской державы. Ворота распахнулись настежь, и Ворх без труда растворился в огромной толпе. Первым делом самрай осмотрел ребенка. На стопе Андрея виднелись две маленькие родинки. Асконец вздохнул с облегчением. И будто по заказу подвернулась работа – обучать мальчика. Фантастическое везение! Ни о чем другом Астин и не мечтал.
   Теперь он постоянно находился возле наследника императорского престола. О звездных системах и космических кораблях советник никогда подростку не говорил. Слишком раскованно. Да и не поймет этого человек, выросший на Земле. Вся надежда на аппаратуру интеллектуального развития. Мозг юноши должен выдержать подобное вторжение.
   За окном раздался какой-то странный гомон. На ходу натягивая рубаху, Андрей выбежал на улицу. Ворх неторопливо шагал сзади. У крыльца на гнедой лошади гарцевал усатый, темноволосый кавалерист. На левом боку длинная шпага, за поясом пистолет, в правой руке треуголка, по щекам течет грязный пот. Животное после утомительной скачки отчаянно хрипело.
   – У меня послание для Таратухина Гавриила Борисовича, – выкрикнул вестовой. – Письмо от полковника Волкова Василия Романовича.
   Боярин показался из-за угла дома. С недовольным выражением лица, медленно, переваливаясь из стороны в сторону, он направился к всаднику. Взяв из руки солдата бумагу, Таратухин протянул ее самраю. В грамотности Гавриил Борисович не силен. Пустое это занятие.
   – Читай! – властно произнес боярин.
   С первых строк стало ясно, что дела в государстве обстоят еще хуже, чем предполагал Таратухин. Шведы начали новую военную компанию. Царь Петр Алексеевич спешно формировал пехотные полки. Значит, быть кровавой сече. Вот Волков и вызывал сына в Москву. Придется Андрюхе послужить отечеству. А ведь малец совсем…
   Услышав радостную весть, мальчишка по-детски подпрыгнул и кинулся в палаты собирать вещи. Сбылась его мечта. Астин задумчиво смотрел вдаль. Покидать планету советник не спешил, до совершеннолетия наследника престола целых три года, однако обстоятельства не оставляли Ворху выбора. Из крупного города, а уж тем более из действующей армии юношу не утащишь. Похитить подростка надо по пути. И чтобы не возникло лишних проблем, необходимо любой ценой избавиться от солдата.
   – Мы двинемся в дорогу завтра, – проговорил советник, обращаясь к кавалеристу. – А ты поешь, отдохни и после полудня трогай… Сообщи полковнику о нашем скором прибытии.
   Гавриил Борисович изумленно взглянул на чужестранца. Раньше таких вольностей он себе не позволял. Решение здесь принимал только боярин, челядь обязана была их выполнять. Таратухин едва не вспылил. Но неожиданно сменил гнев на милость. На одного Астина сейчас и можно положиться. В горячке боя молоденький офицер быстро наткнется на вражеский штык. А эту утрату Гавриил Борисович не переживет! Вся надежда на иноземца.
   – Чего встали? – окинув взором холопов, сказал боярин. – Выполняйте.
   Ранним утром два всадника выехали из усадьбы и, пришпорив коней, поскакали на запад. Таратухин украдкой смахнул набежавшую слезу. Прощание надолго не затянулось. Андрей никак не мог усидеть в седле, и волнение передалось лошади. Она нервно била копытами, то и дело порываясь сорваться в галоп. С учителем мальчишка за сутки не обмолвился ни словом – обиделся.
   Юноша намеревался отправиться в Москву накануне. Задержка привела его в бешенство. Вспыльчив, чертенок. Ну да, ничего, рано или поздно научится терпения и самообладанию.
   Самрай двигался с равнодушным, безразличным видом. За минувшие годы Ворх десятки раз бывал на том месте, где произошла схватка с разбойниками. Асконец прекрасно знал окрестные леса, но к челноку ближе двадцати километров никогда не приближался. Нельзя искушать судьбу. Натянув поводья, советник спешился. Знакомые деревья, кустарники, ямы.
   – Чего остановился? – раздраженно произнес наследник престола, обернувшись.
   – Мы немного прогуляемся, – ответил Астин, снимая с коня тяжелую поклажу.
   Самрай предусмотрительно взял с собой запас воды и пищи дней на двадцать. Ноша немаленькая, но в космосе святым духом питаться не будешь. Не лететь же к скоплению Грайда для пополнения ресурсов. Взвалив мешки на плечи, Ворх уверенно зашагал к густым зарослям.
   – Проклятье! – выругался Андрей, разворачивая скакуна.
   Спрыгнув на землю, мальчишка через пару секунд настиг советника.
   – Может, объяснишь, что происходит? – воскликнул юноша.
   – Разве я когда-нибудь тебя обманывал? – спросил Астин, глядя прямо в глаза ученику.
   Подобный натиск приводил в замешательство крепких, сильных мужчин, а не то, что подростка.
   – Куда мы идем? – понурив голову и смягчив тон, поинтересовался Андрей.
   – Расскажу по пути, – проговорил самрай.
   – А как же лошади? – удивился мальчишка.
   – Оставим у дороги, – улыбнулся Ворх. – Далеко не убегут.
   Авторитет советника был необычайно высок. Грубоватые реплики юноши – это дань возрасту. Подросток хоть и постоянно пререкался, но требования учителя выполнял неукоснительно. Иначе и быть не могло. В военном искусстве Астину нет равных. Свои умения чужестранец блестяще продемонстрировал в потешном поединке с офицерами царевой свиты. Двух бойцов он ранил легко, непринужденно, чем восхитил даже государя Петра Алексеевича.
   Шли долго, практически без остановок. Такие переходы для Андрея не в новинку. Тренировки на выносливость – основа обучения. Солдат обязан преодолевать за сутки километров пятьдесят-семьдесят.
   Тем не менее, тяжелая ноша давала о себе знать. Спина ныла, в коленях появилась неприятная дрожь, пальцы рук затекли. Лишь когда Солнце коснулось верхушек деревьев, и небо окрасилось в багряные тона, самрай устроил привал. В лесной чаще ярко запылал костер. Дрова в огне потрескивали и дымили, отгоняя назойливую мошкару.
   – И зачем мы сюда забрели? – вымолвил мальчишка, отламывая краюху хлеба.
   – Ты должен меня внимательно выслушать, – произнес Ворх, садясь напротив наследника престола. – Это очень важно. История длинная и печальная…
   – Начало пугающее, – заметил юноша, почувствовав в голосе асконца волнение.
   – Шестнадцать лет назад я оказался здесь вместе с молодой красивой женщиной, – сказал советник. – Ее муж недавно погиб в бою, а она находилась на девятом месяце беременности. Нам обоим угрожала смертельная опасность. Бедняжка не выдержала испытаний и при родах умерла. Ответственность за жизнь младенца целиком и полностью легла на меня. В надежде на помощь я двинулся к людям. Неожиданно впереди раздались крики и выстрелы. На дороге шел отчаянный бой. Разбойники напали на карету с немногочисленной охраной…
   
Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать