Назад

Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Разведка боем

   Между тем, события на Алане развивались самым неблагоприятным образом. После доклада Маклина руководство страны обвинило Олеся в государственной измене. Байлот тут же спрятал семью землянина в надежном убежище. Однако сразу после заседания Совета посвященные совершили покушение на генерала и убили его. Помощник Аргуса Дарл, согласно плану, запустил в компьютерную сеть специальный вирус, полностью выведший из строя систему идентификационного контроля. Аято, Саттон и другие сторонники Байлота ушли в подполье.
   Ничего не подозревающего Храброва сотрудники секретного ведомства арестовали прямо на борту судна. На гравитационном катере преступника доставили во Фланкию. Но при высадке агенты попали под перекрестный огонь снайперов.
   Тино и Крис освободили товарища. Похитив летательный аппарат, земляне беспрепятственно покинули столицу. Вскоре друзья пересели в электромобиль и устремились к океанскому побережью. Беглецы укрылись в маленьком курортном городке.


Николай Андреев Разведка боем

ВСТУПЛЕНИЕ



   Примерно в двух с половиной парсеках от Земли пылает огромная звезда. Ее назвали Сириус. Она в сотни раз крупнее и ярче крошечного карлика Солнца. Сириус довольно молодая звезда и по известным человечеству законам астрофизики возле нее не должно быть планет. Но как же мало мы знаем о Вселенной! Нет правил без исключений. Вокруг могущественного светила вращается почти два десятка планет. На двух из них сформировались пригодные условия для возникновения жизни. Эволюция длилась миллионы лет. Вершиной творения стал человек.
   Восьмая от Сириуса планета получила название Таскона. Именно здесь появилась разумная цивилизация. Люди освоили ближний космос, достигли других звезд, колонизировали девятую планету Алан и создали условия для существования на одиннадцатой, Маоре. Тасконцы стремились к совершенству, но забыли о пороках, раздирающих человеческое общество. Дьявол не дремлет. Властолюбие правителей привело к отделению колоний от метрополий. А вскоре между тремя государствами планеты разразилась страшная, необъяснимая война. В ядерном пожаре сгорели миллиарды людей, города превратились в руины, Таскона погрузилась в эпоху варварства.
   Пальму первенства перехватил Алан во главе с удивительным и странным владыкой. Могущество Великого Координатора не знало границ. Спустя двести лет после катастрофы правитель решил покорить древнее государство. Однако звездный флот Алана поджидал неприятный сюрприз. Возле планеты появилось неизвестное излучение, уничтожающее все электронные системы кораблей. О массовой высадке не могло идти и речи. Транспортные челноки нуждались в надежных космодромах. Разведывательные группы, посылаемые на материк Оливии, исчезали бесследно. Банды дикарей и разбойников безжалостно уничтожали чужаков.
   Именно тогда советник Великого Координатора Барт Делонт и разработал программу «Воскрешение». На далекой Земле группа ученых подбирала на поле боя тяжело раненых воинов и в состоянии клинической смерти производила корректировку сознания. Для рыцарей тринадцатого века от Рождества Христова это было необходимо. Иначе они бы сошли с ума.
   Через несколько месяцев первую группу из восьми человек доставили на орбиту Тасконы. Наемникам предстояло сделать то, что оказалось не под силу аланцам – найти пригодный для посадки космодром. Вместе с землянами на Оливию отправились четверо десантников: двое мужчин и две женщины. Одной из них являлась Олис Кроул, посвященная второй степени, специалист по внеаланским связям. Девушке недавно исполнилось девятнадцать лет. Ею двигало честолюбие и фанатичная преданность интересам страны.
   Опасаясь предательства наемников, ученые ввели в кровь солдат особый препарат. В течение тридцати суток он не представлял ни малейшей опасности, но затем начинался процесс распада. Человек умирал в ужасных мучениях от общей интоксикации организма. Предотвратить гибель воина могла только инъекция стабилизатора. Земляне попали в безвыходную ситуацию. Либо выполнить приказ, либо умереть.
   На Тасконе их поджидали нелегкие испытания. Оказалось, что один из разведчиков-аланцев Линк Коун предал друзей и перешел на сторону местного царька. С отрядом бандитов мерзавец перехватывал и уничтожал высадившиеся на планете группы. Но на этот раз удача отвернулась от изменника. Коун столкнулся с профессионалами высочайшего уровня. Прорвав кольцо окружения, наемники устремились к космодромам.
   При обыске полуразрушенных зданий «Звездного» Олесь Храбров и Тино Аято нашли журнал дежурных. В нем подробно описывались последние дни базы перед катастрофой. Оливийцы обвиняли в случившейся трагедии Великого Координатора. Правитель Алана каким-то образом, сумел подключиться к оборонным компьютерам и произвести запуск ядерных ракет на Тасконе. Жители метрополии стали жертвами своей собственной военной мощи. Владыка отделившейся колонии превратился в полноправного хозяина звездной системы. Тасконский флот улетел в неизвестном направлении и больше не появлялся.
   Противостоять Великому Координатору было некому.
   Найти подходящий космодром оказалось непросто. На землян нападали кровожадные хищники, мутанты-канибалы, алчные, безжалостные оливийские разбойники. Теряя товарищей, наемники упорно двигались к цели. В Лендвиле, Аусвиле и Клоне разведчики приобрели верных друзей. В долине Мертвых Скал Олесь впервые увидел странный сон. Удивительная смесь аллегории и реальности. Тино расценил его, как послание свыше.
   В Морсвиле остатки отряда едва не погибли. Решающий рывок к стартовой площадке дался десантникам необычайно тяжело. До космодрома добрались лишь четверо: аланки Кроул и Салан, и земляне Аято и Храбров. Где-то в лесах Аусвила затерялся Жак де Креньян. Вопреки инструкции, Линда отдала маркизу ампулу стабилизатора. После выполнения задания наемники вернулись назад и забрали раненого друга. В дальнейшем, пути разведчиков разошлись.
   Олис Кроул поступила в академию Внешних Цивилизаций и блестяще ее закончила. На одном из светских балов в столице Алана Фланкии девушка познакомилась с приятным импозантным офицером службы безопасности Стилом Стоуном. Молодые люди стали регулярно встречаться. Дело шло к свадьбе. Их называли не иначе, как самой красивой и перспективной парой страны. Однако, в последний момент Олис решила повременить с бракосочетанием. Что-то ее остановило…
   Странные, непонятные сомнения терзали Кроул. Она то и дело вспоминала юного варвара-землянина, с которым путешествовала по Оливии. Почему? Разумного ответа девушка не находила. Неужели это любовь? Подобная мысль пугала и раздражала Олис. Между высокородной аланкой и дикарем-наемником не должно быть никаких чувств. Это ненормально, противоестественно. Слишком разное мировоззрение, воспитание, культура. Но почему ее так тянет обратно на Таскону?
   Получив разрешение Великого Координатора, Кроул отправилась в город Торнтон, в отдел, занимающийся освоением древней метрополии. На один шаг девушка стала ближе к Олесю Храброву. Разлука со Стоуном не очень беспокоила Олис. Первый порыв страсти остался давно в прошлом. Их взаимоотношениям требовалась тщательная проверка. Спешить с замужеством Кроул не хотела.
   Сержант Салан после полученного на Оливии ранения лечилась на космической базе «Альфа». Как непосвященная она не имела права посещать Алан. Всенародная слава обошла ее стороной. Впрочем, Линда ничуть не расстраивалась по данному поводу. Женщина прекрасно осознавала свой статус. Пройдя ускоренные офицерские курсы, Салан попросилась в тасконский экспедиционный корпус. Рапорт был немедленно удовлетворен. Спустя почти полтора года Линда вновь ступила на бетонное покрытие космодрома «Центральный». Истинную причину возвращения аланки знали только трое землян. Во время путешествия между Салан и Жаком де Креньяном вспыхнуло сильное чувство. Два одиноких человека нуждались друг в друге.
   Тяжела и опасна доля наемника. А если ты с далекой варварской планеты, то шансов уцелеть в кровавых бесконечных битвах и вовсе нет. Офицеры-аланцы бросали землян в самое пекло сражений. Воины первыми вступали в бой и последними из него выходили. Каждые полгода транспортный челнок доставлял на Оливию сорок новых солдат удачи. Дешевое достаточно квалифицированное «пушечное» мясо. Наемники целиком и полностью зависели от стабилизатора, а потому находились на положении рабов.
   Тем не менее, они сумели сохранить человеческий облик и старались избежать напрасного кровопролития. Оазисы мутантов захватывались силой, с людьми земляне пытались договориться мирно. Аланские колонисты быстро ассимилировались с тасконцами. Враждебные племена властелинов и боргов постепенно вытеснялись из пустыни Смерти. Тино Аято, Олесь Храбров и Жак де Креньян, рискуя жизнью, вели собственную политическую игру. Они заключили тайный договор с морсвилскими кланами гетер и трехглазых. Теперь воины могли проходить через город беспрепятственно.
   Странные, необъяснимые видения заставили русича начать поиски древней оливийской реликвии – Конзорского Креста. Юноша не очень верил в мистические предзнаменования, японец же придерживался прямо противоположного мнения. Самурай считал, что линия судьбы предначертана заранее. Главное, неуклонно следовать избранному пути. Рано или поздно он приведет тебя к достижению цели. Тино оказался прав. После долгих усилий наемники нашли давно утраченный раритет. Само собой, о Конзорском Кресте земляне ничего не сказали командованию аланского экспедиционного корпуса. Ценная реликвия была надежно спрятана в Морсвиле.
   Не надеясь на встречу с Олис, Храбров возобновил отношения с красавицей Вестой. Девушка безумно любила землянина. Он же относился к ней скорее как к другу. После тяжелых походов и кровопролитных сражений человек нуждается в теплоте и покое. Оливийка в какой-то степени заменила русичу семью.
   На исходе третьего года колонизации планеты полковник Возан предпринял попытку прорваться в город мутантов. К сожалению, операцию плохо подготовили и в секторе Чистых захватчики потерпели сокрушительное поражение. В окружении оказался большой отряд наемников и десантников. Ценой огромных потерь воины сумели прорваться в Нейтральную зону. Их участь зависела от решения Конгресса Морсвила. В трудной ситуации Олесь нашел единственно верное решение. Храбров предложил тасконцам сделку: жизнь солдат в обмен на двести лет свободы и независимости Нейтрального сектора. Оливийцев вполне устраивало подобное развитие событий. К этому моменту в качестве советника по освоению новых территорий на планету прилетела Олис. Под ее давлением принял условия русича и командующий корпусом.
   Чувство, вспыхнувшее между Храбровым и Кроул во время первой экспедиции, еще больше усилилось после разлуки. Они объяснились в любви и тайно встречались в лагере землян. К несчастью, среди офицеров-аланцев нашелся мерзавец и интриган, который сообщил о взаимоотношениях девушки и наемника майору Стоуну, жениху Олис. Сотрудник службы безопасности немедленно прибыл на Таскону.
   Между тем, Возан спланировал очередное вторжение в город. На этот раз армия должна была атаковать сектор Гетер. Бросить на произвол судьбы мутанток земляне не могли. Воины убедили оливиек покинуть Морсвил и довели их до плодородных северных земель. Стоун тут же воспользовался ситуацией и обвинил наемников в измене. Десантники подготовили засаду для группы. В последний момент Салан с двумя аланцами предупредила друзей об опасности. Они скрылись в зоне Непримиримых.
   Чтобы не умереть от находящегося в крови препарата, земляне напали на космодром «Песчаный» и захватили крупную партию стабилизатора. Наемники, наконец, обрели долгожданную свободу. Оставаться в пустыне Смерти больше не имело смысла. Отряд воинов направился в Морсвил за продовольствием и водой. В ряды землян оказался внедрен шпион из так называемого легиона Бессмертных. Он предал наемников. При выходе из города группа угодила в западню. В жестоком бою разведчики и шедшая с ними Веста погибли. Девушку заколол Оливер Канн. Олесь поклялся отомстить барону. В голове шпиона, захваченного в плен, Линда обнаружила уникальный биочип.
   Преодолевая пустыню, земляне встретили израненного, умирающего мутанта из племени властелинов. Три года назад именно Карс преследовал путешественников и убил Освальда Ридле. Несмотря на протесты товарищей, Храбров помог тасконцу. Оливиец обещал верно служить наемникам. Но насколько честна клятва вождя властелинов? Это воинам предстояло проверить.
   Отряд направился к Лендвилу, городу с которого земляне три года назад начали освоение материка.
   Именно там они хотели найти временное убежище. Увы, их мечтам о тихой, мирной жизни не суждено было сбыться. Местное население находилось в состоянии войны с жестоким арком Ярохом. Бросить на произвол судьбы друзей наемники не могли. В решающем сражении союзники нанесли правителю сокрушительное поражение. Свита тирана отстранила от командования армией Линка Коуна, и аланец бежал в отдаленный северный город. Войска победителей двинулись к столице арка. После тяжелого, кровопролитного штурма Наска пала. Яроха заколола собственная охрана, приближенных правителя казнил народ.
   В подземелье дворца земляне нашли умирающего человека. Он оказался посланником некоего старца. А накануне ночью Олесь видел очередной странный сон. Неведомые силы толкали Храброва на новые поиски. Группа направилась на север. Около руин города Лонлил наемники повстречались с Аргусом Байлотом, оливийцем, принадлежащим к древней касте Хранителей.
   Старец рассказал воинам о длительной, непрекращающейся битве Света и Тьмы. От него друзья узнали, что все жители планет системы Сириуса являются потомками могущественной цивилизации, некогда существовавшей на Земле. Останки огромного космического корабля «Ковчег» были спрятаны где-то на Тасконе.
   После долгих сомнений путешественники решили остаться у старика. Им предстояло многому научиться…
   Три года пролетели, как одно мгновение. Аргус с поразительною легкостью нашел антидот против препарата, находящегося в крови наемников. Земляне полностью освободились от аланских оков. Двенадцать друзей, не особенно веря в легенды хранителей, тем не менее, готовились к решающей схватке со Злом.
   И вот наступил торжественный день! Ранним утром все путешественники увидели один и тот же сон. Они стояли на крошечной поляне посреди леса, а в центре круга, с посохом в руках, застыл Байлот. Яркий луч света ударил в старика, а от него метнулся в разные стороны к воинам. Посвящение состоялось. Миф превратился в реальность. На груди людей появилось необычное красное пятно.
   Измученный ритуалом, оливиец объяснил наемникам, что таким образом неведомые могущественные силы объявляют о начале войны. Оставаться на ските больше не имело смысла. Друзьям предстояло либо уничтожить воинов Тьмы, либо погибнуть. На карту поставлена судьба человечества. Врагов, ни при каких обстоятельствах, нельзя подпускать близко к Земле. Почему так важна эта планета, Аргус не знал. Старик посоветовал путешественникам найти «Ковчег». На корабле есть ответы на многие вопросы.
   Во время прощания Байлот поведал наемникам часть великой тайны. Слова «АТЛАНТ», «БЕЗДНА» и «КОВЧЕГ» служили кодами доступа в сложную систему лабиринта, а Конзорский Крест являлся ключом к первой двери. Где находится судно и как пройти ловушки известно хранителям Унимы и Аскании. Друзья отправились в длинный и опасный путь.
   По дороге отряд разделился на три группы. Оливийцы хотели посетить родные места, а аланцы проведать оставшихся в Лендвиле товарищей. Возражения Храброва и Аято ни к чему не привели. Встреча была назначена у города Фолс на западном побережье материка.
   Спустя несколько месяцев земляне впервые столкнулись с воином Тьмы. В отчаянной схватке погиб Мануто Дойл. Впрочем, и противник не досчитался одного бойца. Удивительно, но им оказался Линк Коун. Мир тесен.
   Получив сообщение о смерти Олеся, Олис Кроул вернулась на Алан. Девушка пребывала в глубокой депрессии. Назло Стилу Стоуну, непосредственному виновнику случившейся трагедии, девушка приняла предложение Кейта Релауна, молодого ученого, занимавшегося разработкой лазерного оружия. Увы, замужество не принесло счастья. Как Олис ни старалась, забыть русича она не могла. Неведомая сила так и тянула ее обратно на Таскону. Узнав о командировке Кейта на Оливию, Кроул тут же воспользовалась представившимся случаем. По странному стечению обстоятельств испытания проводились неподалеку от Фолса.
   Почти не пострадавший от катастрофы город сумел заключить с захватчиками мирное соглашение. На его верфях колонизаторы строили современные боевые корабли. Наемники с огромным трудом преодолели посты охраны и за смелость были вознаграждены. На площади возле порта, воины увидели Сфина. Морсвилец открыл здесь торговую компанию. Нищий, грязный бродяга превратился в очень богатого человека. Тасконец обещал помочь путешественникам покинуть Оливию.
   Но прежде, Храбров хотел расплатиться с долгами. В одном из ресторанов Фолса регулярно веселились наемники Оливера Канна. Пришло время расквитаться с убийцей. Переодевшись, земляне тайком проникли в заведение. Улучив момент, Олесь заколол барона. При выходе из зала русич едва не столкнулся с Олис. Аланка сразу узнала Храброва. Девушка поняла, что допустила чудовищную ошибку. Пытаясь ее исправить, Кроул поругалась с мужем и осталась на космической базе рядом с Тасконой.
   Между тем, воины Света захватили разведывательное судно и устремились к Униме. Переход через океан получился тяжелым и опасным. Мощный шторм едва не утопил путешественников. Но, в конце концов, друзья благополучно добрались до материка. На его южной оконечности в скалах они обнаружили древнюю военную базу. Наемники спрятали корабль в глубоком гроте.
   Поиски хранителей земляне решили вести в трех направлениях. Де Креньяну, Салан и Белауну предстояло обследовать устье реки Миссини. Стюарт, Олан, Саттон и Мелоун шли по западному побережью Унимы, а Аято, Храбров, Карс и Воржиха – по восточному. Встретиться воины должны были ровно через год возле города Хостон.
   Жак, Линда и Вилл поднялись вверх по реке на шлюпке и наткнулись на заброшенный поселок. При обследовании домов они нашли мертвых людей и заразились неизвестной болезнью. Ценой огромных усилий, аланке удалось отыскать противоядие. Прекратив разведку, друзья вернулись в грот и на судне двинулись к месту встречи.
   В Хостоне их уже ждал отряд Стюарта. К сожалению, путешествие по западному маршруту не принесло результатов. Мало того, наемники едва не погибли в графстве Листонском. Религиозные фанатики чуть было не учинили расправу над чужаками.
   Преодолев пустынное горное плато, группа Тино оказалась в самой южной стране Унимы – герцогстве Менском. Здесь их ждали нелегкие испытания. Придуманная землянами легенда вполне устраивала правителя страны, но вызвала подозрения у всесильного начальника тайной полиции полковника Стонжа. Наемники находились на грани ареста. Война с герцогством Бонским позволила путешественникам проявить свои лучшие качества и заслужить уважение местных жителей.
   В результате победоносной компании вражеская армия была разбита, а ее командующий генерал Жонини бежал во Флорские горы. Земляне вернулись в Мендон и узнали, что аланцы уже высадились в графстве Окланском. Они решили немедленно покинуть побережье. Герцог Альберт тут же воспользовался ситуацией и вынудил наемников отправиться вместе с принцессой Николь в трудное и опасное путешествие. Возглавил отряд сопровождения полковник Стонж.
   На одном из ночных привалов офицер попытался похитить девушку. Но его замысел не удался. Полковник бежал к местным бандитам. Вскоре разбойники напали на эскорт. В ходе кровопролитной схватки погибли и Жонини, и Стонж. Кто из них являлся воином Тьмы, земляне так и не узнали. Понеся тяжелые потери, мендонские гвардейцы вырвались на степные просторы Оклана.
   К сожалению, почти сразу отряд угодил в засаду головорезов самозванного императора Родмана. Переодев принцессу в солдатскую форму, Тино отослал Николь в Хостон. Тем временем, наемники отвлекали внимание бандитов. После длительной погони унимийцы взяли путешественников в плен и привезли в город Ситл. К удивлению землян здесь уже находились передовые подразделения Алана. Переговоры с правителем вела советник Кроул.
   В тюрьме Ситла наемники обнаружили изможденного слепого старца. Несчастный оказался хранителем. Император хотел узнать древнюю тайну Тасконы, но цели не добился. Перед смертью бедняга рассказал путешественникам, что «Ковчег» спрятан на острове Сорго в двенадцати километрах от южной оконечности Аскании и указал точное местонахождение входа в лабиринт.
   Благодаря Олис воины сумели избежать казни. Родман решил повеселиться и устроил жестокий поединок. Люди должны были драться с опасным хищником. В неравном бою погиб Вацлав Воржиха.
   Однако правитель просчитался, и Карс сумел прикончить злобную тварь. Самозванцу ничего не оставалось, как отпустить пленников.
   Но император не любил проигрывать. С группой верных телохранителей он последовал за беглецами. Возле реки разбойники попали под ураганный огонь корабельных пушек. На груди Родмана наемники обнаружили характерный знак воина Тьмы. Оставаться на Униме больше не имело смысла.
   Совершив очередной переход через океан, земляне достигли побережья Аскании. На этом материке сохранилась довольно развитая инфраструктура. В городе Владсток путешественники переоделись и раздобыли документы. На дилижансе отряд добрался до центра провинции. Наемники намеревались сесть в Смолске на поезд и оправиться на юг. Увы, их планы нарушила служба контрразведки. Операцией по поимке чужаков руководил Ил Беркс. Много лет назад полковник заключил сделку с Тьмой. Теперь асканиец отрабатывал долги.
   К счастью, неизвестный доброжелатель предупредил землян об опасности. Воины ночью покинули гостиницы и скрылись в заброшенном районе города. Контрразведчики упустили беглецов. Ценой огромных усилий путешественникам удалось сесть на поезд, идущий в Конингар. Однако Беркс разгадал замысел противника и устремился в погоню. В Кинске офицер настиг чужаков. Группа захвата провела операцию безукоризненно. Все наемники были задержаны. Они не успели даже оказать сопротивления. И тут вновь произошло нечто странное. Кто-то застрелил полковника Беркса прямо на перроне. Землян освободили, а поезд продолжил путь. Разумного объяснения случившемуся друзья не находили.
   К сожалению, приключения наемников на этом не закончились. Через несколько дней состав подвергся нападению банды некоего Тонга Кроусола. Из рассказа сержанта Брендса путешественники сделали вывод, что он является еще одним воином Тьмы. Схватка с налетчиками получилась необычайно жестокой и кровопролитной. Во время боя погиб Олан, самый молодой член отряда.
   Понеся тяжелые потери, разбойники отступили в горы. Упускать врага земляне не собирались, и после некоторых сомнений решили преследовать Тонга. Брендс изъявил желание стать проводником отряда. У него были особые счеты с бандитами. В деревне переселенцев к группе присоединился опытный охотник Ванг Сидорс.
   Преодолев перевал, Кроусол с горсткой налетчиков укрылся в древнем монастыре. Негодяй считал, что стены крепости неприступны. Однако наемники заключили сделку с племенем шоркиисихпомощью взяли обитель штурмом. В последний момент Тонг воспользовался подземным ходом и бежал из монастыря. Благодаря профессору Лендсу воины обнаружили тайник и устремились за разбойниками.
   Преследователи настигли бандитов в районе заброшенного завода. Во время отчаянной схватки Кроусол застрелил Рону Мелоун, но и сам получил смертельное ранение. Помощника Тонга убил Алекс Ловаль, трактирщик из пригорода Смолска, оказавшийся асканийским хранителем. Он же устранил и Беркса. Так путешественники узнали заключительную часть тайны «Ковчега». Это была схема лабиринта, ведущего к кораблю.
   Покинув Южные горы, отряд направился на восточное побережье материка. Именно здесь, в одном из ресторанов города Елинска, наемники неожиданно повстречали Алонса Вилауна, человека помогавшего Линку Коуну на Оливии. Захватив его, земляне проникли в подземный мир Тасконы. Цивилизация, ничуть не уступающая по развитию Алану, спряталась от Великого Координатора на двести лет.
   Служба контрразведки хотела уничтожить незваных гостей, но в последний момент выяснилось, что возглавляет эту могущественную организацию никто иной, как Аргус Байлот. Старик помог воинам обосноваться в подземной стране. Мало того, путешественникам присвоили офицерские звания и направили их на специальные курсы. Наемникам предстояло стать разведчиками.
   Благодаря секретной службе Тасконы Храбров нашел Кроул и встретился с ней на поверхности. Долго уговаривать женщину не пришлось, Олис любила русича. Пожертвовав своим высоким положением, она спустилась с Олесем вглубь планеты. И хотя аланка отказалась сотрудничать с ведомством Байлота, старик на всякий случай подготовил надежную легенду.
   Минуло два года. Готовясь к открытой войне с Великим Координатором, подземная Таскона внедряла на Алан и космические базы опытных агентов. Шла непрерывная вербовка офицеров звездного флота. Среди непосвященных было много недовольных режимом тирана. Именно они и сообщили о том, что в звездной системе Аридана неизвестные корабли напали на два аланских крейсера. Одно судно погибло.
   По приказу правителя к Аридану отправилась эскадра из семи кораблей. Тасконской разведке удалось внедрить Храброва на флагманский крейсер «Варгас». По легенде землянин являлся геологом Стиком Лендоном. Олесь входил в состав особой группы ученых. Главная задача – получить информацию о чужаках.
   Спустя месяц суда достигли цели, но противника наблюдатели не обнаружили. Эскадра взяла курс на планету Аква. Когда-то там находилась тасконская колония. Несмотря на предупреждение русича, командующий экспедицией генерал Эднарс распорядился начать высадку десанта. Древний город сохранился в превосходном состоянии. Разведчики вошли во внутренние помещения и угодили в западню.
   Ученые и рота солдат оказались блокированы странными серыми существами. Враг действовал крайне агрессивно. Ценой огромных потерь штурмовикам удалось закрепиться в жилых куполах базы. Именно здесь Храбров и руководитель ученых Дан Грондоул обнаружили уцелевших колонистов. С их помощью десантники вырвались из окружения и вернулись на корабли. Взорвав ядерный реактор, беглецы разрушили город.
   Однако покинуть звездную систему эскадра не сумела. Путь ей перекрыл огромный флот чужаков. В самый ответственный момент Эднарс проявил малодушие и принял решение сдаться противнику. Олесю ничего не оставалось, как поднять мятеж на флагмане. Во время боя генерал был убит. К удивлению землянина воином Тьмы оказался не он, а навигатор крейсера капитан Уллуол, также погибший в схватке.
   Чтобы предотвратить захват «Варгаса» насекомыми судно пришлось уничтожить. Уцелевшие люди перебрались на «Бригит». Полковник Сорвил благосклонно принял новых пассажиров. Совершив крайне рискованный маневр, эскадра оторвалась от преследователей и взяла курс на систему Сириуса.
   Между тем, служба безопасности раскрыла тасконскую разведывательную сеть на станции «Альфа». Начались аресты и допросы. Храбров находился на грани провала. С помощью Сорвила русич незаметно покинул «Бригит», сменил имя и на транспортном корабле улетел на Алан. Здесь его уже ждали де Креньян и Байлот.
   После легализации Олесь стал связником для внедренных агентов. Одной из его подопечных была Линда Салан. Тасконцы пытались выяснить местонахождение резиденции Великого Координатора и готовились к штурму убежища. Однако в их среде появился предатель. Он постоянно сдавал разведчиков службе безопасности. Вскоре аланцы вышли на Салан. Чтобы не попасть в лапы врагов Линда покончила с собой.
   Операция по свержению тирана была отложена на неопределенный срок. Изменник нарушил планы тасконцев. Центр не хотел напрасно рисковать штурмовыми группами. Нейтрализовать предателя поручили Храброву. Ему предстояло привезти агентов для проверки в фирму «Кондекс». По странному стечению обстоятельств в числе подозреваемых оказался еще один воин Света Вилл Белаун.
   Рискуя собой, русич вступал в контакт с разведчиками и доставлял их в тасконский координационный центр. До поры до времени удача благоволила Олесю. Однако на пятый день проверки секретное ведомство Алана вышло на «Кондекс». Штурмом компании руководил Стил Стоун.
   В ходе боя Храбров получил ранение и попал в плен. Так землянин оказался в научном отделе службы безопасности.
   Попытки заставить Олеся говорить успехом не увенчались. Тогда к допросу подключился Великий Координатор. В личной беседе русич узнал о том, что правитель действительно является воином Тьмы. В награду за проданную душу он получил бессмертие. Несмотря на все усилия тирана, сломить Храброва ему не удалось.
   Между тем, подземная Таскона и аланское подполье приступили к операции «Возмездие». Колониальная армия и звездный флот перешли на сторону мятежников. Тяжелые крейсера уничтожили защитные спутники, а штурмовые подразделения высадились возле двух предполагаемых резиденций диктатоpa. С огромным трудом бунтовщики овладели наземными сооружениями.
   Столь же стремительно развивались события и в научном отделе. Используя свой высокий статус, Олис Кроул проникла на секретный объект и с помощью внедренных агентов освободила мужа. При отступлении аланка столкнулась на лестнице с бывшим женихом и застрелила его. Вскоре группу эвакуировали в безопасный район.
   Через несколько часов Олесь сбежал из госпиталя и вместе с Жаком добрался до убежища Великого Координатора. Здесь они встретились с Крисом и Полом. Десантный батальон уже пробился в бункер правителя. Начались поиски тирана. Храбров первым обнаружил тайник. В огромном зале русич увидел странный столб. В прозрачной колбе, заполненной специальным раствором, находился некогда могущественный повелитель Алана.
   Тут же прятался и Белаун, предавший друзей и тасконцев. Вилла арестовали во время внедрения. Он не выдержал пыток и, чтобы сохранить древнюю тайну хранителей, пошел на сделку с врагом. Стараясь искупить свою вину, аланец убил диктатора и закрыл собой Олеся. Эпоха Великого Координатора завершилась. Тирания пала.
   Из двенадцати воинов Света в живых остались лишь шестеро. Что ждет их впереди? Этого никто не знал.
   Однако все понимали – главные испытания еще впереди. Противник никогда не смирится с поражением. Рано или поздно Тьма нанесет новый удар.
   Минуло четыре с половиной года. Судьба разбросала друзей. Стюарт и Карс получили назначение в десантные части, Храбров и Саттон перевелись в звездный флот, и только Аято продолжал служить в контрразведке. Де Креньян очень тяжело переживал гибель Салан. После свержения диктатора Жак исчез в неизвестном направлении.
   Объединенное государство получило название Союза свободных планет. Его главным органом власти стал Совет, состоящий из одиннадцати человек. К сожалению, наладить мирную жизнь на Алане сразу не удалось. На крупнейшем материке Елании вспыхнул вооруженный мятеж. Ценой огромных усилий бунт был подавлен. Разгромленные посвященные сменили тактику. Теперь они устраивали диверсии на заводах, взрывали космические корабли, убивали видных людей страны.
   Олесь работал в отделе стратегического планирования генерального штаба. Однажды ему доложили, что к системе Сириуса приближается неизвестная эскадра. Русич тут же сообщил об этом начальнику контрразведки Аргусу Байлоту и командующему звездным флотом генералу Сорвилу. Оба являлись членами Совета. Вскоре подтвердились самые худшие предположения. В поход на людей двинулись горги. Над человеческой цивилизацией нависла страшная угроза.
   Неожиданно для всех руководителем обороны четырех секторов Сорвил назначил именно Храброва. Это вызвало недовольство у ряда старших офицеров, но возражать никто не посмел. Возле станции «Альфа-2» состоялось жестокое сражение. Благодаря тактической хитрости Олеся и мужеству космопилотов людям удалось нанести врагу поражение и отбросить корабли насекомых от границ системы. Тем не менее, некоторые высокопоставленные члены правительства были недовольны итогом битвы. Союз потерял слишком много судов.
   Русича вызвали на экстренное заседание Совета. За сутки до него посвященные попытались убить Храброва. К счастью, покушение не удалось. В конце концов, руководство страны признало действия Олеся правильными. Мало того, землянина назначили начальником отдела и перевели на базу «Янис-27». Здесь планировалась операция по вторжению на Маору. Без ее запасов полезных ископаемых промышленность Тасконы и Алана работать не могла.
   Спустя несколько дней Совет предъявил бывшей колонии ультиматум. После долгих колебаний правительство Маоры согласилось вступить в переговоры. Но неожиданно, перед самым отлетом, террористы взорвали машину руководителя делегации Лейна Маквила. Во времена Великого Координатора он однажды посещал далекую планету. Погибшего члена Совета заменил генерал Сорвил. По предложению Байлота командующий взял с собой Храброва.
   Делегация высадилась на космодроме Дантона, столицы Маоры. Ей оказали довольно холодный прием. Еще бы! Неподалеку, на орбите Суллы, расположилась эскадра Союза. В случае провала миссии она атакует города колонистов. В кармане русича лежал специальный прибор. В случае провала миссии Олесь должен был подать сигнал тревоги. Если это произойдет, война планет станет реальностью.
   Со стороны маорцев переговоры вел генерал Вайлейн. Землянин сразу почувствовал в нем непримиримого противника. Ход дискуссии подтвердил опасения Храброва. Генерал отвергал все инициативы Союза и откровенно тянул время. А между тем, срок ультиматума истекал. В самый разгар прений Вайлейн объявил о перерыве. Внезапно штурмовые подразделения маорцев напали на делегацию. В результате перестрелки погибли Сорвил и Грондоул. Русичу удалось бежать из Дантона на гравитационном катере.
   Получив соответствующий сигнал от Храброва, звездный флот Союза начал вторжение на планету. Два батальона десантников высадились на полюсах и попытались взять под контроль реакторные установки, вырабатывающие кислород. В отчаянной схватке погиб Пол Стюарт. После тяжелого кровопролитного сражения отряду Карса удалось выполнить поставленную задачу. Олесь повторно предъявил ультиматум правительству Маоры. Колонисты были вынуждены сложить оружие.
   Как и следовало ожидать, Вайлейн покинул столицу и укрылся в своей резиденции. По требованию русича маорские войска окружили бывшего командующего. Сдаваться генерал не собирался и разрядил себе в голову лазерный карабин. В том, что Вайлейн – воин Тьмы, Храбров не сомневался. Осмотр трупа полностью подтвердил предположения землянина.
   Вскоре Совет, наконец, разрешил отправку дальней экспедиции на поиски родины горгов. Три тяжелых крейсера устремились к желтой звезде Китар. Однако вместо насекомых разведчики обнаружили другую расу. Валкаалцы были довольно развитым народом, но преодолеть световой барьер так и не смогли. Олесь, возглавлявший поход, вступил в контакт с жителями планеты Эдан. Консул страны лично принял чужаков.
   Внезапно в ходе переговоров русич почувствовал присутствие в зале сразу двух воинов Тьмы. Причем, один являлся членом делегации Союза. Чтобы не допустить утечки ценной информации Храбров прервал визит и вернул всех людей на корабль. Это вызвало недовольство у гражданских представителей. Особенно бурно возмущался профессор Стив Маклин.
   От Китара крейсера двинулись к Индасу, небольшой оранжевой звезде. На орбите одной из планет разведчики увидели два судна горгов и древний тасконский корабль «Вилан», исчезнувший больше двухсот лет назад. Крейсера не подавали признаков жизни. Чтобы узнать тайну гибели экипажа судна на «Вилан» высадилась специальная группа под командованием де Креньяна. Француз взял с собой Берта Рассела, предполагаемого воина Тьмы.
   Через несколько часов выяснилось, что тасконцы заразились на планете неведомым вирусом. Он полностью менял структуру ДНК человека и обладал общим разумом. Проникших на корабль насекомых постигла та же участь. К сожалению, поисковики слишком поздно узнали правду. Техники уже запустили систему жизнеобеспечения. Тихий убийца снова вырвался на свободу. Ставить под угрозу всю цивилизацию Олесь не имел права. По приказу русича крейсера уничтожили и «Вилан», и суда горгов. Жак де Креньян и Берт Рассел даже не пытались покинуть гибнущий корабль.
   Об этих удивительных и захватывающих приключениях вы можете прочитать в романах серии «Звездный взвод» издательства «Северо-Запад Пресс»: «Лучшие среди мертвых», «Яд для живых», «Сектор мутантов», «Стальная кожа», «Глоток свободы», «Конец империи», «Воины Света», «Наемники», «Хищники будущего», «Слепой охотник», «Ковчег надежды», «Атака Тбмы», «Переворот», «Вторжение», «Метрополия».

Глава 1
БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА

   Человек рождается в муках и боли. Жизнь – это величайший дар, которым надо дорожить. К сожалению, люди часто не понимают очевидные истины. Они с удивительной легкостью обнажают оружие и в яростном гневе бросаются друг на друга. Ненависть и злоба пожирают наши сердца и души. Ради призрачных идеалов безумцы способны пожертвовать всем миром.
   Иллюзии и пороки, словно камень на шее утопленника, тянут цивилизацию в бездну хаоса и смерти. Болезни, катастрофы и войны прокатываются по планетам, уничтожая хрупкую жизнь. Некоторые народы с честью выдерживают тяжелое испытание и поднимаются на более высокую ступень развития, некоторые, так и прозябают в дикости и варварстве, а чья-то тонкая нить истории обрывается, не оставляя следа. На бескрайних просторах космоса нет места жалости.
   Мы приходим в этот мир на очень короткий срок. Ничтожный миг между прошлым и будущим Вселенной. Человеку суждено родиться, достичь зрелости и умереть. Каждому отпущено свое время. Наша судьба предначертана заранее. Абсолютное большинство людей предпочитают тихую, спокойную, размеренную жизнь. Хорошая работа, уютный дом, любящая семья. Что еще нужно для счастья? Мир прекрасен!
   Но рано или поздно случается беда. Закрывая солнце, небо затягивают черные мрачные тучи. Вражеские сапоги топчут родную землю, города превращаются в руины, горят леса и поля. Надежды на спасение тают. Мужчины, женщины, дети взывают к богу.
   И тогда появляются избранные! С виду они обычные, ничем не примечательные люди. Но это не так. Их жизнь – яркий, пылающий факел. Свет от него указывает народу путь к совершенству. Жертвуя собой, воины дают цивилизации еще один шанс. Имена героев веками передаются из уст в уста, становясь легендой. Человечество не может существовать без храбрецов. Смело бросаясь в гущу битвы, отчаянные бойцы навсегда уходят в вечность.

   Олесь сидел в мягком кресле своего кабинета на «Янисе-27» и внимательно смотрел на огромный голубоватый шар, повисший в воздухе. Это схематическое голографическое изображение звездной системы Сириуса с уже созданными линиями обороны. Минуло полгода с тех пор, как вернулась из длительного полета разведывательная экспедиция. Отчет русича был тщательно проанализирован на Совете.
   Как и следовало ожидать, Стив Маклин, руководитель гражданской миссии, выступил с резкой критикой военного командования. Аланец считал, что Храбров слишком рано прекратил переговоры. По мнению профессора, несмотря на высокомерное поведение эданцев, с ними вполне можно сотрудничать. Валкаал – довольно развитая в техническом плане цивилизация. Обмен знаниями позволит народам двух планет совершить значительный скачок в науке. Иметь такого союзника в войне с горгами – большая удача.
   По ряду вопросов землянин соглашался в Маклином, но выступал категорически против уступок консулу. Эданцы коварны и агрессивны. Если они почувствуют слабость людей, то не задумываясь нанесут удар по Тасконе, Алану и Маоре. Пример джози весьма показателен. Валкаалцы превратили разумных существ в бескровных рабов. Передавать столь опасной расе секрет ускорителей, позволяющих преодолевать световой барьер, равносильно самоубийству.
   В Совете разгорелся горячий спор. Одни предлагали направить в систему Китара мощную эскадру и «надавить» на упрямых эданцев. Другие, опасались обострения отношений и не хотели ввязываться в войну с высокоразвитой цивилизацией. Мирный договор давал хоть какие-то перспективы.
   Само собой, сторонники осторожной политики победили.
   Звездный флот до сих пор не сумел оправиться от потерь, полученных в результате вторжения насекомых. Немало судов погибло и получило повреждения при прорыве планетарной обороны Маоры. К серьезному нажиму на валкаалцев Союз попросту не готов. Опасались члены Совета и за судьбу собственной страны. В любой момент возле Сириуса вновь могли появиться горги.
   После длительного обсуждения результаты экспедиции признали удовлетворительными. Храброву удалось наладить контакт с сенатом Эдана и избежать массового заражения экипажа в системе Индаса. Двухвековая тайна исчезнувшего крейсера «Вилан» была раскрыта. Полеты к планете Крастон категорически запрещались. Исследование неизвестного генетического вируса представляло слишком большой риск. С подобным видом разума человечество еще никогда не сталкивалось. Страх оказался сильнее любопытства.
   За прошедшие шесть месяцев генерал Оун дважды вносил предложение об отправке в разведывательный поход группы кораблей. Необходимо любой ценой выяснить, где находится родная планета насекомых. Без этой информации победу в войне не одержать. Внимательно выслушивая приводимые доводы, Совет каждый раз отказывал командующему, ссылаясь на слабость флота.
   Брешей в системе защиты действительно было достаточно. Несмотря на сумасшедшие темпы строительства, современных космических баз и судов катастрофически не хватало. Даже первая линия обороны на внешней орбите укомплектована лишь наполовину. Только-только ремонтники закончили восстановительные работы на «Альфе-2». Она сильно пострадала во время сражения с захватчиками. В первом и третьем секторе вступили в строй еще две станции подобного типа. Теперь их количество достигло восьми. Тем не менее, надежно закрыть все места возможного прорыва вглубь звездной системы пока не удается.
   Олесь едва уловимым движением коснулся кончиком пальца изображения на экране голографа. На шаре тотчас вспыхнули желтые огоньки. Две с половиной сотни ярких точек обозначали устаревшие базы типа «Эры», «Грота» и «Яниса». Станции, конечно, модернизировали, оснастили современными орудиями, усилили броню, однако ситуацию это не спасало. Чересчур уязвимая и неповоротливая конструкция. Хорошо хоть Совет, наконец, решил расселить людей с древних баз по планетам. Свободного места на Тасконе хватает. Сейчас на станциях несут службу только военные гарнизоны. В случае атаки насекомых потери будут минимальны.
   Еще одно нажатие и в разных частях схемы загорелись многочисленные группы красных точек. Они чем-то напоминали роящуюся над водой мошкару. Мобильные отряды крейсеров и эсминцев готовы в любой момент устремиться навстречу вторгшемуся врагу. Вопрос в том – сумеют ли корабли людей сдержать натиск горгов? Постепенный ввод судов в сражение равносилен гибели. Не выставлять же заслоны нельзя. Мерзкие твари сразу нападут на беззащитные планеты.
   Решить данную проблему отдел стратегического планирования объективно не мог. Распыление флота было осознанной необходимостью. Ведь неизвестно в каком секторе вынырнут насекомые. Не исключено, что горги предпримут наступление сразу с двух или трех сторон одновременно. Они опытные и умелые воины. И доказывали это не раз.
   Храбров устало откинулся на спинку кресла. Сегодня выдался тяжелый день, и интересные мысли в голову не приходили. Как ни старайся, а в ближайшее время дыры в системе обороны не залатать. Ничего утешительного русич Оуну на вечернем совещании не сообщит. Завтра генерал вновь выступает в Совете. Очередная попытка сформировать и отправить экспедицию в дальний космос.
   В правительстве Союза царит слишком оптимистичное и благодушное настроение. Гражданская администрация считает, что враг потерпел сокрушительное поражение и теперь долго не покажется в окрестностях Сириуса. А раз так, то спешить некуда. Нет смысла злить раненого зверя.
   Победоносная эйфория охватила даже журналистов. Средства массовой информации буквально захлебывались от пафосных речей. Бог весть откуда в передачах появились специалисты-аналитики. Они со знанием дела рассуждали о превосходстве человеческого разума. Горги преподносились, как убогая, плохо развитая, слабая раса.
   Совсем иначе думали военные. Исчезновение насекомых объяснялось легко и просто. До сих пор кровожадные, безжалостные твари еще ни разу не сталкивались с достойным противником. Мерзкие существа чувствовали себя полными хозяевами космоса. Эданцы не могли составить им конкуренцию. Жители Валкаала не обладают кораблями, способными преодолевать световой барьер. А это непременное условие для звездной экспансии.
   Люди представляют куда большую опасность. Боевое столкновение в системе Аридана ввело горгов в заблуждение. Они пали жертвой собственного высокомерия. Конуг Эбши не сомневался в успехе. Разгром двух эскадр заставил насекомых пересмотреть свои взгляды на человечество. Нет, твари вовсе не испугались сильного врага. Горги, наконец, реально оценили силу конкурента.
   Теперь насекомые тщательно, основательно готовятся к решающему удару. Главное, разрушить инфраструктуру планет. Добить разрозненные, отчаянно сопротивляющиеся базы и группы крейсеров труда не составит. Вот почему исчезли суда тварей. Противник собирает все корабли в единый мощный кулак. Чтобы победить, его надо обязательно опередить. К сожалению, в Совете это понимали немногие.
   Легкое нажатие на кнопку и сфера тотчас исчезла. Олесь повернул голову в сторону и посмотрел на голографическую карточку жены и ребенка. Губы землянина расплылись в счастливой улыбке. Вот она настоящая отрада жизни. Разве может быть что-то дороже семьи. Одиночество – тяжкая, часто непосильная ноша. Яркий тому пример – Карс. Мутант – один из последних представителей племени властелинов пустыни. Весь его род погиб в первые годы колонизации Оливии. Воин сумел подавить в себе боль утраты, но стал угрюм, молчалив, нелюдим. Храбров забыл, когда в последний раз слышал смех тасконца. После смерти Роны Мелоун Карс окончательно замкнулся.
   А Жак де Креньян? Весельчак, балагур, повеса… Гибель Линды надолго выбила маркиза из колеи. Четыре с половиной года добровольного затворничества. И в конце концов, страшная трагическая развязка. У русича до сих пор перед глазами та сцена прощания. Маленькая, ярко освещенная рубка крейсера «Вилан» и одинокая худощавая фигура француза. Короткая реплика и судно превратилось в пылающий факел. Аято умеет сдерживать эмоции, но наверняка, и ему приходится нелегко. Работа, даже самая интересная, не в состоянии заменить близкого человека.
   У Олеся совсем иные проблемы. И он, и Олис задействованы в секретных проектах на разных космических станциях. Ежедневные сеансы связи не заменят непосредственного общения. Конечно, от пылкой юношеской влюбленности не осталось и следа. Чувство, которое испытывал землянин к жене, поднялось на гораздо более высокий уровень. Оно стало крепче, осознаннее, надежнее.
   Аланка часто упрекала мужа в отсутствие показной страсти. Храбров действительно вел себя намного сдержаннее. Месяц тому назад ему исполнилось тридцать шесть лет. То ли возраст сказывается, то ли высокое положение. А может, обычная мужская лень. Русич слишком сильно любил жену, чтобы постоянно признаваться ей в этом. Комплименты и ласковые слова из уст Олеся звучали крайне редко. Не случайно, Олис частенько называла землянина неотесанным дикарем.
   Зато, в какой великолепный праздник превращались совместные выходные дни! Чета Храбровых сразу улетала на один из роскошных курортов Тасконы или Алана. Финансовых затруднений они никогда не испытывали. Увы, за последние полгода Олесь и Олис выбирались на планеты лишь трижды. Именно по этой причине, после долгих спорой и обсуждений, Храбровы решили не заводить второго ребенка. К сожалению, времени на воспитание детей у них нет.
   Серьезные трудности возникали и с Вацлавом. Мальчик постоянно мигрировал по космическим базам то с отцом, то с матерью. Но вот подошла пора идти в школу. Родители Олис настояли, чтобы внук поселился у них во Фланкии. Получить хорошее образование в столице страны гораздо проще. Найджел недавно ушел в отставку и теперь мог целиком и полностью посвятить себя Вацлаву. О Веле и говорить нечего. Женщина души не чаяла в единственном внуке. Лучшего выхода из ситуации не придумаешь, а потому ни Олесь, ни Олис долго не сопротивлялись.
   Русич перевел взгляд на другую карточку. Невольно защемило сердце. Храбров тяжело вздохнул, взял со стола стакан с соком, сделал несколько больших глотков. Прошлое уже не вернешь. Восемь счастливых улыбающихся лиц: Олесь, Тино, Жак, Пол, Линда, Карс, Крис и Вилл. Они снялись сразу после церемонии вступления в разведывательную службу подземной Тасконы. Новенькие мундиры, нашивки, лейтенантские погоны на плечах.
   Боже, как давно это было! Почти восемь лет назад. Кто тогда мог знать, что война с Тьмой только начинается. Четверых уже давно нет в живых. Белауна арестовала служба безопасности Великого Координатора. Либо его предали, либо внедрение оказалось плохо подготовлено. После долгих попыток Вилл «сломался». Чтобы избежать обработки мозга, он сдал часть агентуры.
   В число провалившихся разведчиков попала и Салан. Женщина своевременно заметила слежку, но уйти в подполье не успела. На глазах у сотен людей Линда разрядила лазерный карабин себе в голову. При штурме бункера правителя погиб и Белаун. Ценой своей жизни аланец спас Олеся и искупил вину перед друзьями. Хотя вряд ли де Креньян его простил.
   Следующим в скорбном списке стоял Стюарт. Захват реакторных установок на полюсах Маоры дорого обошелся землянам. Батальон шотландца был уничтожен. В живых не осталось никого. Пол отстреливался до конца. Его похоронили на древнем кладбище Морсвила, рядом с Освальдом Ридле, Таланом Агадаем и Генрихом Кайнцом. И как русич ни старался, он не мог выбросить из головы один настойчивый вопрос: кто следующий?
   Оставшиеся в живых воины Света встречались крайне редко. Слишком много повседневных насущных дел. Жизнь разбросала их по бескрайним просторам звездного государства. Аято до сих пор служил в контрразведке. У него были особые инспекционные полномочия, полученные о главы ведомства генерала Байлота. Самурай постоянно находился в командировках: то он на Маоре, то в подземной Тасконе, то разбирается с саботажниками на заводах Алана. Тино неожиданно появлялся на космических базах и так же неожиданно снова исчезал.
   О своей работе японец говорил мало и неохотно. Борьба с тайной организацией посвященных проходила с переменным успехом. Подобраться близко к лидеру подпольщиков никак не удавалось. И хотя активность террористов заметно снизилась, никто больших иллюзий не питал. Затишье носило временный характер. Бунтовщики ждали удобного момента для удара.
   А наступит он тогда, когда горги вторгнутся в систему Сириуса. Ослабленная армия будет не в состоянии оказать серьезного сопротивления. Изменников абсолютно не волновала судьба человечества. Захват планет насекомыми рассматривался ими как возможность заполучить власть. О потере свободы и многомиллионных жертвах посвященные не думали. Главное – отомстить за гибель могущественного Великого Координатора. Фанатизм на грани сумасшествия.
   Подобные проблемы охватили и Маору, хотя причины были совсем иные. Радикальные религиозные секты не хотели мириться с процессами демократизации, охватившими население страны. Общество бывшей колонии менялось слишком стремительно. Женщины открыли лица, пошли на работу, стали учиться в университетах. Средства массовой информации поднимали такие темы, за обсуждение которых пару лет назад человек рисковал угодить на каторгу. Более свободными стали и взаимоотношения полов. Без сомнения, сказывалось посещение маорскими специалистами Тасконы и особенно Алана.
   В крупных городах планеты постоянно вспыхивали беспорядки. Сторонники строгой морали громили магазины женского белья, переворачивали и сжигали новенькие лимузины, избивали прохожих в яркой одежде. В небольших поселениях дело доходило и до убийств. Полиция был завалена делами о нанесении вреда женщинам, осмелившимся выйти на улицу без темного покрывала на голове. Мерзавцы использовали баллончики с газом, кислоту, факелы. Число изуродованных маорок росло с каждым днем, но запугать представительниц прекрасного пола фанатикам не удалось.
   Активно работала и служба контрразведки. Сотрудники секретного ведомства регулярно выявляли и арестовывали наиболее опасных радикалов. Одним словом, Аято трудился, не покладая рук. Зная характер и образ мышления товарища, Храбров не сомневался, что самурай создает собственную, преданную только ему, агентурную сеть. Аргус в действия Тино не вмешивался. Старик сильно сдал за последние годы и неизвестно, сколько он протянет на этой должности. Сместить его хотели многие.
   Совсем иначе жизнь складывалась у Саттона. Не считая погибшего на Аскании Олана, Крис был самым молодым из них. Он легче всех вписался сначала в тасконское, а затем и в аланское общество. Обучение в летной академии давалось англичанину легко. Обработка мозга по программе Делонта не прошла бесследно. Из Саттона получился отличный пилот. Землянин даже участвовал в соревнованиях на флайерах. И хотя призовых мест Крис не завоевывал, его результаты вызывали уважение.
   Сейчас англичанин являлся первым помощником командира тяжелого крейсера «Алигат». Удачным был и брак землянина. Унимийская принцесса Николь родила Саттону двух прекрасных сыновей. Большую часть времени женщина проводила на Родине в отреставрированном и великолепно оснащенном современной техникой особняке. Фантастически красивое место на океанском побережье. Что-что, а обустраивать свой быт тасконка умела. Олис и Олесь не раз гостили у Саттонов. Николь являлась единственной подругой аланки. Быть женами бывших наемников не так-то просто. Вся жизнь землян – череда войн и сражений.
   Несколько слов надо обязательно сказать о Карсе. Оливиец возглавил охрану «Яниса-27», станции, на которой располагался отдел стратегического планирования. В его подчинении находилось почти полторы сотни опытных, испытанных в боях мутантов. Им можно полностью доверять. Среди солдат майора нет посвященных. Они не предадут и будут драться до конца.
   Особенно остро данная проблема встала после покушения на Храброва. Русича пытались убить дважды. Сначала в гостинице Геленджила, а затем на центральной магистрали Фланкии. В первом случае Олеся спасла собственная реакция, во втором, предусмотрительность Байлота. Храброва подменил в машине де Креньян. Жак чудом выбрался из той кровавой бойни. Террористы в средствах не церемонились.
   Карс вместе с Полом Стюартом участвовал в высадке на Маору и штурме реакторных установок. Батальону властелина повезло чуть больше. После завершения операции тасконец перевелся на «Янис-27». Олесь и Карс виделись ежедневно, но разговаривали довольно редко. В присутствии посторонних друзья обсуждали только служебные дела. И лишь изредка, когда выдавался свободный вечер, они собирались в каюте Храброва и за бокалом вина, предварительно включив противоподслушивающее устройство, вспоминали былые походы и спорили о будущем.
   Тайна хранителей до конца так и не раскрыта. Что представляет собой «Ковчег», воины Света не знают. Аргус категорически запретил летать на остров. Время еще не пришло. Хотя, куда уж дальше тянуть. Из двенадцати бойцов в живых остались только четверо. Война с горгами может привести к тотальному уничтожению человечества. Без помощи могущественных покровителей не обойтись. Не было разумного объяснения и странным видениям русича. Они почему-то случались в самые сложные и ответственные этапы его жизни. Религиозно-философским теориям Аято Олесь не очень доверял. Все наверняка гораздо проще.
   Экран голографа ярко вспыхнул. От неожиданности землянин даже вздрогнул. Храбров чересчур увлекся глубокомысленными размышлениями.
   – Господин полковник, – четко доложил худощавый светловолосый лейтенант. – На связи генерал Байлот. Линия высшей степени защиты.
   – Соедините, – мгновенно отреагировал русич.
   Почти сразу на экране появилось осунувшееся вытянутое лицо старика. Абсолютно седые волосы, тонкий заостренный нос, глубокие морщины, бледные синевато-розовые губы. Выглядел тасконец не блестяще. Впрочем, это неудивительно. Возраст Аргуса уже давно перевалил за восемьдесят. Но глубоко заблуждался тот, кто думал, что генерал слаб и немощен. За невзрачной внешностью скрывался железный характер, сумасшедшая работоспособность и беспредельная преданность интересам Союза. Принимая жесткие, непопулярные решения, он никогда не колебался и не проявлял малодушия. Как начальник контрразведки Байлот часто разрабатывал секретные операции, которые противоречили закону и влекли за собой человеческие жертвы. В тайной войне средства не выбирают.
   – Здравствуй, Олесь, – вымолвил генерал, изобразив на устах жалкое подобие улыбки.
   – Добрый вечер, Аргус, – кивнул головой землянин.
   – Вряд ли он добрый, – произнес старик, расстегивая ворот рубашки. – У тебя усталый вид.
   – Готовлюсь к завтрашнему выступлению командующего, – сказал Храбров.
   – И как успехи? – поинтересовался тасконец.
   – Хуже некуда, – проговорил русич. – Линия обороны создана на одиннадцать процентов. А это главный козырь противников экспедиции. Они опасаются за безопасность планет. И не напрасно… Их доводы весомы и неопровержимы. Космические базы и звездный флот не в состоянии отразить массированную атаку насекомых. Часть кораблей горгов обязательно прорвется к Маоре, Алану и Тасконе. Число погибших будет измеряться миллионами.
   – Тем более надо провести разведку, – заметил Байлот. – Мы должны четко знать, откуда на нас надвигается лавина врагов. Тот, кто владеет информацией, тот владеет миром. По уровню развития твари ничуть не превосходят человечество, но на их стороне внезапность. Каждый раз насекомые появляются неожиданно. Пора поставить мерзавцев на место.
   – Генеральный штаб тоже так считает, – согласился с Аргусом Олесь. – Пауза в войне несколько затянулась. В любой момент армада горгов может обрушиться на систему Сириуса. К сожалению, в Совете этого не понимают. Одни боятся спровоцировать новое вторжение, вторые пребывают в эйфории от достигнутой победы. Но и те, и другие не желают менять сложившуюся ситуацию. Покойный Дойл как-то рассказывал о птице, которая в случае внезапной опасности сует голову в песок. Она абсолютно уверена, что надежно спряталась. Наша политика ничем не отличается от поведения глупого существа.
   – Пожалуй… – усмехнулся старик.
   – Времени на споры не осталось, – вымолвил землянин. – Рассмотрение вопроса и так откладывалось уже дважды. А что подумают эданцы? Переговорный процесс ведь всего лишь приостановлен. Нельзя давать повод жителям Валкаала заподозрить людей в трусости.
   – У тебя есть конкретные предложения? – спросил тасконец.
   – Нет, – честно признался Храбров. – Яне знаю, как убедить членов Совета. Прислушиваться к мнению военных они не хотят. В средствах массовой информации наши предложения преподносятся как лоббирование интересов армии и флота. Некоторые журналисты предлагают урезать финансирование программы. Чего бояться слабых уродливых горгов?
   – Все так, – утвердительно кивнул головой Байлот. – Однако под лежачий камень и вода не течет. Если человек не понимает по-хорошему, придется прибегнуть к другим методам. Операция началась два часа назад. Мы постараемся устранить ненужные преграды.
   – Не понимаю, о чем ты? – произнес русич.
   – Расслабься, – ответил генерал. – У каждого своя работа. Мутанты охраняют базу, пилоты управляют звездными крейсерами, а служба контрразведки делает так, чтобы им никто не мешал. Ситуация в Совете завтра резко изменится. Подробности Тино расскажет при встрече.
   – Сплошные тайны, – иронично улыбнулся Олесь.
   – Я не доверяю каналам связи, – проговорил Аргус. – После случая с Бертом Расселом пришлось перенастраивать почти двадцать ретрансляторов. А подобных умельцев в Союзе немало.
   – Мне готовиться к экспедиции? – землянин задал прямой вопрос.
   – Не торопи события, – возразил старик. – Все в руках божьих. Увидимся во Фланкии. И следи за новостями. Сегодня будет интересный вечер.
   Экран голографа погас. Байлот не любил долгих прощаний. Догадаться о какой операции идет речь, труда не составляло. Агенты Аргуса постоянно собирали компрометирующий материал на высокопоставленных чиновников правительства. Шантаж – один из самых эффективных методов для достижения цели. Время уговоров закончилось. Вопрос лишь в том, по кому ударит старик?
   Невольно Храбров вспомнил последнее заседание Совета, на котором он присутствовал. Русич закончил доклад и терпеливо ждал итогов голосования. В состав руководящего органа Союза Свободных Планет входило одиннадцать членов. Пять человек представляли подземную Таскону, пять – Алан, и Зенда Тиун, выражавшая интересы мутантов. Маора пока в работе Совета участия не принимала. До сих пор стороны не договорились о квоте. Колония требовала как минимум четыре места, ей предлагали только два. При этом все сразу вспоминали, при каких обстоятельствах планета вошла в Союз. В любом случае дискуссия затягивалась.
   Для принятия решения об отправке экспедиции требовалось две трети голосов. Вопрос слишком серьезный, жизненно важный. Кто тогда выступил против? Из аланцев – Кора Лейбвил и Кайл Эрвил. Лейбвил импульсивна, истерична и пуглива. Ее отказ прогнозировался заранее. Эрвил. Высокий полный мужчина. Не глуп, но чересчур самоуверен и надменен. За ним стоят крупные холдинговые компании. Им разорительная война не нужна. Спрос на предметы быта и так заметно упал. Поступок Кайла тоже вполне объясним.
   Теперь тасконцы… Председатель Никлас Прайлот в последние годы стал излишне осторожен. Ответственные решения он старается в одиночку не принимать. Лиза Соул отвечает за социальную сферу. Все ее программы постоянно натыкаются на недостаток финансирования из-за военных заказов. Раздражение женщины понятно.
   И, наконец, Торн Таунсен. Самая странная и загадочная фигура. Ни Аято, ни Байлот не сомневались, что именно он является воином Тьмы. Поддерживая офицеров на словах, тасконец, тем не менее, регулярно выступал против оборонных законопроектов. А ведь Таунсен возглавлял департамент военного производства. Где логика? Разумного объяснения поступкам Торна друзья не находили.
   Итого пять человек. Кто-то из них станет сегодня жертвой Аргуса. Олесь терялся в догадках. Но в одном русич не сомневался: старик слов на ветер не бросает. Байлот не испытывает жалости и сострадания к врагам. Как настоящий хранитель тасконец был готов, не раздумывая, пожертвовать жизнью ради интересов человечества. Так же, не дрогнув, Аргус бросал на алтарь судьбы других людей.
   Храбров встал с кресла, взглянул на часы и не спеша побрел к двери. Он что-то заработался. Завтра предстоит трудный день. Надо хорошенько выспаться. В коридоре с лазерным карабином наперевес застыл мутант-охранник. Внешний вид солдата мог напугать кого угодно. Нависающие на глаза надбровные дуги, совершенно лысый череп, зрачки ярко-желтого оттенка, нос широкий, расплющенный, из-под верхней губы торчат зубы.
   Интересно, из какого племени тасконец? А что если борг из пустыни Смерти на Оливии? Часть этого рода каннибалов все же сохранилась. В первые годы аланской экспансии сражения с ними были очень жестокими и кровопролитными. Не исключено, что русич встречался с воином на поле боя при захвате Велона или Аклина. Олесь невольно остановился и негромко спросил:
   – Откуда родом, рядовой?
   – С Аскании, господин полковник, – отчеканил мутант.
   – Я так и подумал, – солгал землянин и двинулся к лифту.
   Сняв ботинки, Храбров удобно устроился на диване, налил себе пива и включил голограф. Холодный, пьянящий напиток приятно разливался по телу. Веки сразу потяжелели. Русича потянуло в сон. Давала о себе знать усталость. Последние дни выдались чересчур нервными и напряженными. Олесь поставил стакан на стол, снял китель и направился в ванную комнату.
   Контрастный душ привел его в чувство и придал бодрости. Теперь у пива появился хотя бы вкус. Чуть горьковатый, терпкий, с характерным оттенком аланских трав. Состав неплох, но с напитком Нила Броуна в «Грехах и пороках» не сравнишь. То ли вода другая, то ли недостаточная выдержка, то ли оливиец использовал особый рецепт. Хранить тайны хозяин морсвилского заведения умел.
   После длительного перехода по пустыне под палящими лучами безжалостного Сириуса глоток такого пива воспринимался, как живительная влага. В голове сразу начинало шуметь, а конечности наливались свинцом. Ни с чем не сравнимое состояние блаженства, свободы и безопасности. Как же давно это было. Небо бездонное, трава изумрудно-зеленая, вода прозрачно-голубая, а барханы огненно-рыжие. В юности мир воспринимается совершенно иначе.
   Землянин иронично улыбнулся и прибавил звук голографа. По центральному каналу демонстрировался какой-то фильм. Типичная любовная мелодрама. Поиск более интересной программы ни к чему не привел. К массовой культуре Алана и Тасконе Храбров относился со снисходительным равнодушием. Она казалась ему слишком скучной и упрощенной. Лишь изредка русич смотрел спортивные передачи. В состязаниях есть элемент непредсказуемости.
   Вот и сейчас он остановил свой выбор на странной игре с мячом. Атлеты двух команд упорно пытались им завладеть и занести в особый сектор. Неожиданно показ матча прекратился. На экране появилась миловидная женщина лет сорока в строгом костюме. Со скорбным выражением лица диктор сообщила:
   – Господа, мы просим прощение за срыв трансляции. Экстренный выпуск новостей! Наша компания начинает прямой репортаж с пресс-конференции господина Данрила. Он выступает с обвинениями в адрес члена Совета Союза Свободных Планет Кайла Эрвила. Случай беспрецедентный. Высокопоставленный чиновник во время беспорядков на Елании изнасиловал несколько женщин. Верховный суд уже заинтересовался этим делом. Если информация о преступлениях члена Совета подтвердится, его ждет смертная казнь.
   На мгновение экран погас. Почти тут же картинка сменилась. Олесь увидел огромный зал, полностью заполненный людьми. Десятки журналистов пытались прорваться к маленькому тщедушному лысоватому человеку лет пятидесяти. Офицеры службы контрразведки умело сдерживали толпу. Почти четверть часа ушла на наведение порядка. Наконец, репортеры успокоились и расселись по местам. В помещении воцарилась удивительная тишина. Данрил разместился за пластиковым столом в окружении крепких телохранителей. Они внимательно следили за присутствующими в готовности немедленно закрыть собой важного свидетеля.
   – Я хочу рассказать вам свою трагическую историю, – дрожащим голосом произнес аланец. – Мне было суждено родиться посвященным второй степени. Неплохая стартовая позиция для карьерного роста. К сорока годам я стал главным инженером крупного завода в городе Бриссен. Красавица жена, умница дочь…
   Мужчина вытер платком набежавшую слезу.
   – Затем произошла революция. Мы – мирные люди и приняли ее спокойно. Дальше начался сущий ад. Мятеж, охвативший провинцию, привел к гигантским человеческим жертвам. Трупы валились прямо на улицах. Мутанты, высадившиеся в городе, с бунтовщиками не церемонились.
   После их ухода местные власти приступили к проверке документов. Господин Эрвил тогда возглавлял особую комиссию Бриссена. Он пришел к нам в дом поздно вечером в сопровождении трех полицейских. На устах дружелюбная улыбка, в руках список жильцов, а в глазах – ненависть. На первый взгляд процедура выглядела пустой формальностью. Мои девочки спустились в гостиную.
   Я не успел вымолвить ни слова, как получил мощный удар в лицо. Когда пришел в себя, то увидел, что мерзавцы насилуют жену и дочь. Бедняжки кричали и сопротивлялись, но силы оказались не равны. При этом Эрвил постоянно приговаривал: «Так будет со всеми посвященными. Теперь власть принадлежит нам». Заметив, что я приподнялся на локте, один из полицейских выстрелил мне в голову из бластера. Мое сознание померкло. Лучше бы умереть…
   Данрил остановился, сделал пару глотков из стакана с водой, перевел дух. Окинув взглядом журналистов, аланец с нескрываемой горечью продолжал:
   – Я очнулся на кладбище, в огромной куче покойников. Похоронные команды свозили сюда погибших для массового захоронения. Страшное было время. Друзья и родственники исчезали бесследно. С большим трудом мне удалось добраться до ближайшего жилого дома. До сих пор не понимаю, как остался жив. Больше трех лет провел в клинике нейрохирургии мозга. Врачи собрали мой череп буквально по частям…
   В зале воцарилось тягостное молчание. Никто долго не решался нарушить тишину. Репортеры пытались осмыслить услышанное. Наконец со своего места поднялся высокий светловолосый молодой человек. Сразу видно из подземной Тасконы.
   – «Агентство столичных новостей», – представился журналист. – Вы затронули мрачный период нашей страны. Служба контрразведки скрывает многие факты от общественности. Но это особый разговор. Господин Данрил, ваши обвинения очень серьезны. Они нуждаются в неопровержимых доказательствах. Ссылка на комиссию Бриссена несостоятельна. Член Совета Эрвил характеризуется с места работы, как опытный умелый руководитель. Участие в наведении порядка в зоне мятежа всегда рассматривалось как положительный факт биографии. Благодаря нему Кайл Эрвил заработал на выборах немало дополнительных голосов. Правоохранительные органы могут обвинить вас в клевете. И будут абсолютно правы.
   – У меня есть доказательства, – нервно ответил мужчина.
   – Какие? – не удержалась от реплики шатенка лет тридцати пяти.
   – Мы представим их в конце пресс-конференции, – тотчас вмешался офицер охраны.
   – Вы задержали полицейских, о которых шла речь? – уточнила женщина.
   – Нет, – честно ответил представитель службы контрразведки.
   По рядам присутствующих пробежала волна оживления. Толпа заколыхалась. Репортеры бурно обсуждали рассказ Данрила. Паузой воспользовался аланец средних лет.
   – «Криминальная хроника Елании», – вымолвил мужчина. – Меня удивляет нерасторопность ведомства господина Байлота. Обычно оно работает оперативно. Объясните, в чем дело? Ведь полицейские Бриссена – основные свидетели. Мерзавцев нужно немедленно арестовать и допросить. Уж не хочет ли Совет Союза «замять» разразившийся скандал?
   – Ни в коем случае, – мгновенно отреагировал офицер. – Никакого давления на нас не оказывается. Следствие идет своим чередом. В противном случае, эта встреча бы не состоялась. Арест убийц невозможен по объективным причинам. Все полицейские давно мертвы. Погибли при довольно странных, невыясненных обстоятельствах. Один утонул, второй покончил с собой, третий скончался от сердечного приступа. К сожалению, тела были кремированы. Данное направление ведет в тупик.
   – Вы обвиняете Эрвила в устранении соучастников преступления? – донеслось из зала.
   – Нет, – отрицательно покачал головой охранник. – Я лишь констатирую факт.
   – Господин Данрил, а где сейчас ваша жена и дочь? – поинтересовалась смуглая темноволосая женщина.
   – Они считаются пропавшими без вести и числятся в государственном розыске, – произнес аланец. – На самом деле и Эльвина, и Мари похоронены в общей могиле недалеко от города. Убийцы умело замели следы. Моя семья просто исчезла…
   – Как же удалось спастись вам? – воскликнул парень лет двадцати двух. – У Члена Совета большая власть и много помощников. Вряд ли бы безжалостный убийца оставил в живых столь опасного свидетеля. Неувязка получается…
   – Ничуть, – на удивление спокойно возразил посвященный. – Когда меня привезли в клинику, я назвал другое имя и фамилию. Чувствовал, что преследования не избежать. Кроме того, преступники были уверены в собственной безнаказанности. Стреляли ведь в голову, наверняка. Мое спасение иначе, как чудом не назовешь.
   – А почему сразу после выздоровления вы не обратились в службу контрразведки? – спросил представитель «столичных новостей». – Что изменилось с тех пор?
   – Мне удалось найти доказательства обвинения, – проговорил Данрил.
   – Пустая болтовня, – поднялся со своего места седовласый мужчина лет пятидесяти в дорогом костюме. – Бард Корсенвил, «Светская хроника Алана». Мы уже почти час слушаем бредни больного человека. Во время мятежа бедняга потерял близких, получил тяжелое ранение и оказался в больнице. Видимо, там его лечили наркотическими средствами. А галлюцинации, порой, бывают так реалистичны. Господа, пора прекратить этот фарс…
   – Хотите сказать, что я лгу? – истерично закричал аланец.
   В ответ журналист лишь пожал плечами. Какой смысл спорить с шизофреником. Ни один суд не примет всерьез показания сумасшедшего. Служба контрразведки явно «вляпалась по уши». Они собрали пресс-конференцию, не имея на руках серьезных фактов. В зале нарастал недовольный ропот. Репортеры чувствовали себя обманутыми. Кто-то даже потянулся к выходу. Еще немного и трансляция прервется.
   – Господа, – с невозмутимым видом вымолвил офицер, – неужели вы думаете, мы не проверили слова свидетеля? Выдвинуть обвинения против члена Совета – большой риск. Однако органы правопорядка хотят показать всему обществу – в стране нет неприкасаемых. Рано или поздно преступники будут пойманы и наказаны. В Совете Свободных Планет нет людей второго или третьего сорта. Бывшие посвященные имеют такие же права, как и остальные граждане. Мы предъявим доказательства. Дело в том, что в доме Минка Данрила служба безопасности Великого Координатора установила несколько скрытых голографических камер. Они имели ресурс работоспособности на два года. Хозяин догадывался об их наличии, но таковы были правила во времена диктатора. Тотальный контроль подданных, особенно высокопоставленных. А Данрил занимал очень ответственную должность…
   – И где же этот фильм? – послышалась реплика из зала.
   – Мы продемонстрируем только отрывок, – произнес охранник. – Там есть весьма шокирующие кадры. Просим увести детей в другую комнату. Надеюсь, вы сумеете сохранить корректность. В нашей стране человек признается виновным только по решению суда.
   Взмах руки и огромный экран голографа вспыхнул. Перед зрителями предстала роскошная, обставленная со вкусом гостиная. Идеально отполированный пол, два мягких дивана, журнальный столик на изящной резной ножке, на стенах картины известных художников. Данрил жил на широкую ногу. Недостатка в средствах Минк не испытывал. Неудивительно, что выходец из среды непосвященных Эрвил испытывал зависть и ненависть.
   Между тем, события в комнате развивались стремительно. Крепкий полицейский мощным ударом свалил Данрила с ног. Кайл с помощниками завалил женщин на пол и начал рвать на них одежду. Записи не меньше четырех лет и сразу видно, как поправился за минувшие годы член Совета. Он набрал, как минимум, килограммов десять-двенадцать. Во время работы в Бриссене Эврил выглядел гораздо лучше. Высокий, элегантный, представительный мужчина. Впрочем, узнать его труда не составляло. Пару раз камера четко засняла Кайла в фас. Искаженное презрительной усмешкой лицо, руки на груди обезумевшей от ужаса девушки, штаны спущены почти до колен.
   Само собой, показывать финальную сцену служба контрразведки не стала. Минут пять в помещение царила гробовая тишина. Журналисты молча уходили из зала. На душе был отвратительный осадок. И этот человек управлял государством, принимал жизненно-важные решения. Политика, конечно, грязное дело, но не до такой же степени. Граждане Алана выбрали в Совет насильника и убийцу. Миллиарды людей сейчас проклинают мерзавца. Храбров залпом осушил стакан, откинулся на спинку дивана, закрыл глаза и едва слышно проговорил:
   – Эрвилу конец. Теперь уже ничего не докажешь.
   Единственное чего не понимал русич, это зачем Аргусу понадобилось публичное представление. Обладая подобными фактами, можно прижать к стене кого угодно. Кайл превратился бы в послушную марионетку. Старик же умышленно обострил ситуацию. Без сомнения, Байлот ведет сложную и опасную игру. Ведь неизвестно, как теперь поведет себя воин Тьмы.
   Да и кто он? Торн Таунсен? А если нет? Гадать на ночь глядя Олесь не собирался. Утро вечера мудренее. Землянин выключил голограф и направился в спальню. Теперь Храбров не сомневался – завтра будет тяжелый день.
   Русич проснулся от длинного надрывного звука таймера. Олесь быстро встал и направился в ванную комнату. Вот оно преимущество высокого положения в обществе. В его распоряжении комфортабельная каюта со всеми удобствами. Такую роскошь на станциях типа «Яниса» могли позволить себе немногие.
   Утренний туалет много времени не занял. Завтрак уже стоял на столе. Сработала автоматическая система доставки заказов. В шкафу висит идеально отглаженный парадный мундир. На Совете надо выглядеть подобающим образом.
   Легкое нажатие на кнопку и вспыхнул экран голографа. Землянин увидел огромную толпу на улице. Съемка проводилась из окна высотного здания. Храбров долго не понимал, что происходит – отрывочные реплики, крики, чей-то плач. Полицейские активно оттеснили журналистов с тротуара. Только сейчас русич заметил лежащего на бетонном покрытии человека. Возле головы расплылось большое кровавое пятно. Картинка исчезла, и перед зрителями предстал темноволосый мужчина лет сорока.
   – Уважаемые господа, – со скорбным выражением лица проговорил диктор. – Мы вели прямой репортаж с проспекта Независимости. Здесь полчаса назад из окна своего кабинета на восемнадцатом этаже выбросился член Совета Союза Свободных Планет Кайл Эрвил. Без сомнения, его самоубийство напрямую связано с состоявшейся накануне пресс-конференцией Минка Данрила. Поступок члена Совета косвенно подтверждает предъявленные обвинения. И хотя следствие еще не завершено, суд над преступником уже точно не состоится. Гражданам Алана следует задуматься над тем, кого мы избираем в руководящий орган страны. За импозантной внешностью Кайла Эрвила скрывался отъявленный мерзавец.
   – Черт подери! – невольно вырвалось у Олеся. – Такую развязку трудно было предположить.
   Признаться честно, землянин думал, что аланец будет сражаться до конца. Он производил впечатление смелого и сильного человека. Скорее всего, его добил показ фильма. Вряд ли Кайл спал сегодня ночью. Член Совета пытался связаться с друзьями, родственниками, деловыми партнерами.
   Святая наивность. Ты нужен людям только тогда, когда находишься на вершине власти. Но стоит оступиться и упасть, как все мгновенно отворачиваются от изгоя. Одиночество – вот самое страшное наказание, которому подвергается человек. Эрвил не выдержал предательства близких и свел счеты с жизнью. Если Аргус добивался именно этого, то в расчетах не ошибся. На одного противника экспедиции стало меньше.
   Храбров посмотрел на себя в зеркало, поправил фуражку, взял кейс и двинулся к двери. Охранники в коридоре вытянулись в струну. Возле лифта и на лестнице стоят усиленные посты. Карс мгновенно отреагировал на ситуацию в стране. Сейчас наверняка начнется оживление в стане посвященных. Они получили великолепный козырь в борьбе с законным правительством Союза. Ведь убийство семьи Данрила ничем не оправдано. Страну наверняка захлестнет волна террористических актов. Байлот затеял очень рискованную игру.
   В шлюзовом отсеке русича ждали два пилота. Необходимые распоряжения отданы еще вчера. Десантный бот готов к вылету. Офицеры лихо козырнули и бросились в кабину управления. Торопливым шагом к Олесю направился властелин. Друзья обменялись крепким рукопожатием.
   – Последние новости слышал? – спросил оливиец.
   – Да, – кивнул головой землянин. – Пресс-конференцию смотрел почти полностью и даже знаю, чья это работа.
   – Я тоже сразу догадался, – усмехнулся мутант. – Генерал в средствах не церемонится.
   – Мне не по душе такие методы, – заметил Храбров.
   – Нельзя ходить по грязи и не испачкаться, – возразил Карс. – На войне, как на войне. Для достижения цели хороши любые средства. Эрвил сам виноват в случившемся. Справедливая кара.
   – Не буду спорить, – произнес русич, бросая взгляд на часы. – Время поджимает…
   – Во Фланкии сейчас неспокойно, – сказал властелин. – Может мне полететь с тобой?
   – Не стоит, – вымолвил Олесь. – Аргус позаботится о моей безопасности.
   – Как хочешь, – пожал плечами тасконец. – Желаю удачи. Надеюсь, сегодня голосование будет удачным.
   Землянин хлопнул товарища по плечу и вошел в бот. Люки тотчас закрылись. В отсеке раздалась громкая сирена, тревожно замигали красные огни. До разгерметизации осталась одна минута. Технический персонал поспешно покидал помещение. Внешние ворота начали медленно подниматься. В черной бездонной пустоте космоса мерцали россыпи холодных звезд. Порой, даже не верилось, что это гигантские раскаленные шары, способные давать тепло и свет на расстоянии в сотни миллионов километров. Без них жизнь во Вселенной невозможна.
   Мир удивителен и загадочен. Мальчик, рожденный на далекой варварской Земле, по странному стечению обстоятельств стал одной из главной фигур в армии могущественной высокоразвитой цивилизации. С его мнением вынуждены считаться и тасконцы, и аланцы, и маорцы.
   Машина плавно оторвалась от пола и устремилась в открытые ворота бездны. На «Янисе– 27» служили пилоты высочайшего класса. Любой сложный вираж они выполняли легко и непринужденно. Храбров целиком и полностью доверял своим людям. Офицеры участвовали и в сражении с горгами, и при захвате реакторных установок на Маоре. В трудный момент аланцы не подведут.
   Перелет до космодрома Фланкии занимает полтора часа и есть время поразмышлять над ситуацией в Совете. После смерти Кайла Эрвила в нем осталось десять членов. Чтобы добиться разрешения на экспедицию надо получить семь голосов. А противников разведки четверо. Кто-то один лишний. Байлот никогда не останавливается на полпути. Союз Планет ждут великие потрясения. Служба контрразведки перешла в наступление.
   Созданный почти шесть лет назад институт власти оказался чересчур осторожным и консервативным. Он не способен оперативно реагировать на события, происходящие в стране и за ее пределами. Война с насекомыми отчетливо высветила недостатки Совета. Представители высшего органа государства были не в состоянии оценить опасность, нависшую над человечеством. Им не хватало решительности и смелости в принятии решений. В мирных условиях Совет функционировал неплохо, но в сложной ситуации продемонстрировал абсолютную несостоятельность. Назрела необходимость перемен.
   На горизонте показался огромный мегаполис. Гигантские небоскребы в центре, извилистая синяя лента реки, разветвленная паутина дорог, маленькие зеленые пятнышки парков и скверов. Сейчас во Фланкии проживает почти двадцать миллионов аланцев. Один из крупнейших и красивейших городов планеты.
   Пилот уверенно вел машину к космодрому. Не успел десантный бот опуститься на посадочную площадку, как к нему устремились три темно-синих электромобиля. Крепкие парни в штатском плотным кольцом окружили летательный аппарат. На всякий случай русич достал из кобуры бластер. Металлический люк медленно отъехал в сторону. В салон неторопливо вошел Дарл. Олесь улыбнулся, убрал оружие и двинулся навстречу помощнику Аргуса. После крепкого рукопожатия, землянин совершенно искренне сказал:
   – Рад тебя видеть. Ваш выезд на космодром слегка напоминал захват.
   – Что делать, – тяжело вздохнул тасконец. – В столице введено чрезвычайное положение. Устроив вчера пресс-конференцию Данрила, мы поступили несколько опрометчиво. Преступление Эрвила спровоцировало массовые беспорядки на улицах. Разгромлена часть магазинов и офисов. Не осталась в долгу и подпольная организация посвященных. Сорок минут назад при выходе из собственного дома застрелен Торн Таунсен. Стрелял снайпер-профессионал. Первая пуля попала в сердце, вторая – в голову. Не единого шанса на спасение. План перехвата успехом не увенчался. Убийце удалось скрыться.
   Храбров внимательно посмотрел на капитана. Дарл выдержал взгляд русича и глаза в сторону не отвел. Либо он ничего не знает о проведенной операции, либо умело контролирует свои эмоции. Второе вероятнее. Старик многому научил юношу.
   В том, что покушение на Таунсена совершили посвященные Олесь очень сомневался. Теперь стало понятно, зачем Байлот устроил публичный фарс с показом фильма. Аргус не только вывел из душевного равновесия Кайла, но и подготовил надежное прикрытие устранению Торна. Вряд ли кому-нибудь придет в голову мысль обвинить в совершенном преступлении службу контрразведки. Она абсолютно не заинтересована в смерти члена Совета. А вот у террористов есть веские причины убить тасконца. Месть всего лишь одна из них.
   Но почему землянин ничего не почувствовал? Когда умирает воин Тьмы, его буквально захлестывает волна холода и мрака. Ответ напрашивался сам собой. Таунсен был обычным человеком. Неувязочка вышла. Байлот и Аято допустили ошибку. Но, что сделано, то сделано. Совет Союза сократился еще на одного члена. А не отложит ли председатель голосование? В последнее время Никлас Прайлот ведет себя нервно и непоследовательно.
   В сопровождении Дарла Храбров покинул десантный бот и сел в ближайший лимузин. Машины тотчас сорвались с места. При выезде с космодрома к ним присоединились еще шесть электромобилей. На шоссе, не снижая скорости, лимузины произвели перестроение и разделились на три группы. Та, в которой находился русич, повернула налево от центральной магистрали.
   Затемненные стекла не позволяли прохожим разглядеть сидящих внутри пассажиров. Служба контрразведки сделала необходимые выводы после нападения посвященных на Ёейна Маквила и Жана де Креньяна. Кортежи высокопоставленных лиц государства теперь избегали главных улиц. И хотя движением электромобилей управлял главный компьютер Фланкии, маршрут эскорта не знал никто.
   – Мы сделаем небольшой крюк, – проговорил тасконец. – Устроить засаду сразу на трех направлениях мятежники не в состоянии. Кроме того, генерал усилил охрану здания управления.
   Олесь молча кивнул головой. Он сейчас думал о Торне. Еще одна жертва войны. Не переступил ли Аргус допустимую черту? Нельзя уподобляться врагу. Убийство – тяжкий грех. И если Эрвил получил по заслугам, то в чем виноват Таунсен? Только в том, что у него было собственное мнение об отправке экспедиции в дальний космос? Нет, русич не сторонник подобных методов. Карс не прав. Цель не оправдывает средства. Надо всегда оставаться людьми и ценить человеческую жизнь. Она дана нам богом.
   Лимузины стремительно неслись по улицам Фланкии. Разглядеть кварталы, по которым едет кортеж не было ни малейшей возможности. Да и признаться честно, Храбров плохо знал столицу Союза. Землянин бывал здесь очень редко, только по служебным делам. А ведь это родной город Олис. Жена чувствует себя во Фланкии, как рыба в воде. Гулять с ней по проспектам, площадям и скверам одно удовольствие.
   Она превосходно знает историю Алана. Словно опытный гид, Олис рассказывает о столичных достопримечательностях. А их немало. Древние здания времен первых колонизаторов, гигантские памятники, сверкающие стеклом и металлом, современные небоскребы. Жаль, что подобные мгновения выпадают нечасто. Олесь не виделся с женой уже две декады. Если сегодня будет принято решение об отправке экспедиции, разлука продлится еще месяца на три. Вряд ли это известие обрадует аланку.
   Машины благополучно миновали ворота и въехали во внутренний дворик дома Правительства. На ступенях широкой мраморной лестницы, заложив руки за спину, стоял Тино Аято. На лице ни малейших эмоций. Спокойный, уверенный взгляд. Форму в последнее время самурай не носил. Особенности службы. Сейчас на японце темно-серый дорогой костюм и черные туфли из искусственной кожи.
   Офицеры покинули электромобиль и направились к Тино. Сразу бросалась в глаза усиленная охрана возле входа в здание и у ворот. То и дело мимо проходили люди в штатском. Не так часто в столице вводится чрезвычайное положение.
   – Добрались без эксцессов? – лаконично спросил самурай.
   – Да, – кивнул головой Дарл. – Только в одном месте я заметил митингующую толпу.
   Друзья в знак приветствия обменялись рукопожатием.
   – Надо бы поспешить, – произнес русич, взглянув на часы. – Заседание Совета через пятнадцать минут.
   – Не торопись, – спокойно отреагировал Аято. – Оно отложено на час. Ряд членов руководящего органа страны пребывает в шоковом состоянии и не готово принимать ответственные решения. Генерал Байлот ведет активные переговоры с председателем.
   – Значит, голосование может и не состояться? – уточнил Храбров.
   – Я так не думаю, – снисходительно усмехнулся японец. – Старик умеет давить…
   – Пойду, доложу ему о прибытии, – вымолвил тасконец.
   Как только капитан отошел на приличное расстояние, Олесь с горечью заметил:
   – С Таунсеном вы переборщили. Ведь не было стопроцентной уверенности, что именно он является воином Тьмы. Убрали ни в чем не повинного человека. Мы выдали себя.
   – Говори тише, – сказал Тино. – У мен нет противоподслушивающего устройства. Сработано все чисто. В убийстве Торна виноваты посвященные. Если понадобится, мы представим неоспоримые доказательства. И поверь, невиновных людей не существует.
   За Таунсеном числится немало грехов. Использование служебного положения, коррупция, лоббирование интересов промышленных групп в ущерб безопасности страны. Совет прогнил насквозь. Я все больше склоняюсь к мысли, что править Союзом должен один человек. Он обязан отвечать за свои поступки, а не прятаться за спины других.
   – Это называется узурпация власти, – заметил русич. – Карается смертной казнью. Аланцы еще не забыли времена Великого Координатора. Вы с Аргусом несколько оторвались от реальности. «Грязные» методы не лучший способ решения наших проблем.
   – Бессмысленный спор, – пожал плечами самурай. – Ты не обладаешь необходимой информацией.
   – Почему же, – возразил Храбров. – Кое-что я знаю. Пресс-конференция Данрила несомненный успех службы контрразведки. Кайл Эрвил устранен грамотно и честно.
   – Благодарю за похвалу, – улыбнулся Аято. – Мы почти два года искали улики против мерзавца. Беда в том, что Минк Данрил погиб пять лет назад. Его труп с разбитым черепом обнаружен в общей могиле города Бриссен. Пришлось проводить генный анализ полуистлевших скелетов.
   – Но тогда как? – изумленно вымолвил Олесь.
   – Начну издалека, – произнес японец. – При реконструкции дома бывшего посвященного строители обнаружили скрытую голографическую камеру. Запись сохранилась фрагментами. Экспертам чудом удалось восстановить продемонстрированный кусок. Представляешь, наше изумление, когда стало понятно на кого это компрометирующий материал. К сожалению, уцелевших свидетелей преступления не осталось. Эрвил устранил всех соучастников. Предъявлять же крошечный эпизод в суд было глупо. Опытные адвокаты разбили бы обвинения в пух и прах. Старый, поврежденный диск – слабая улика. И тогда Байлот решил «оживить» покойника. Ведь не Кайл убивал несчастных и убирал мертвецов. Его интересовали только женщины. Специальная группа провела эксгумацию трупов. Патологоанатомы работали два месяца. Полная секретность. В конце концов, усилия ученых увенчались успехом. Мы обнаружили тело Минка. Причиной смерти являлся выстрел из бластера в голову. Так появилась легенда о чудесном спасении. Начались поиски двойника. Пресс-конференция – завершающий этап операции.
   – Тонкий расчет, – тяжело вздохнул русич. – Если человека нельзя осудить по закону, значит, его надо довести до самоубийства. Вот почему старик разыграл этот фарс. Эрвил, всегда считавший, что следов преступления не осталось, дрогнул, засомневался и свел счеты с жизнью. А под шумок, свалив вину на подпольную организацию посвященных, вы устранили и Таунсена. Господи, Тино до чего мы дошли. Интриги, ложь, убийства. Раньше было гораздо проще. Есть враг и его необходимо уничтожить. У кого крепче рука, острее клинок – тот и прав.
   – Забудь о тех временах, – проговорил самурай. – Они безвозвратно канули в прошлое. В большой политике средства не выбирают. С волками жить, по-волчьи выть. Запомни, для аланцев и выходцев из подземной Тасконы земляне по-прежнему остались неотесанными дикарями-наемниками. Нас боятся, уважают, но в душе считают варварами и недоумками. Мы чужие в этом мире. И если хотим уцелеть и чего-то добиться, должны действовать смело и решительно, наплевав на общепринятые правила и нормы приличия. Таковы законы войны.
   – Звучит угрожающе, – Храбров взглянул в глаза Аято. – Ты хочешь захватить власть?
   – А почему бы и нет… – ответил японец. – Оливия, Унима, Аскания, Алан и Маора обильно политы нашей кровью. Сколько друзей осталось гнить в земле тасконских материков. А кто сражается с армией Тьмы? Талан Агадай оказался прав – мы цепные псы войны. Первыми ввязываемся в драку и последними уходим с поля боя. А добыча, как известно, принадлежит победителям. Пора навести здесь порядок, и сделать человечество могущественной, бесстрашной расой.
   – Надеюсь, Аргус о твоих планах не знает? – спросил русич.
   – Олесь, ты недооцениваешь хранителей, – усмехнулся Тино. – Это древняя каста обладает огромной силой. Ход истории предначертан заранее. Я лишь выполняю божественную волю.
   – Хорошее объяснение, – иронично вымолвил Храбров. – А как же «Ковчег»? Старик запрещает даже приближаться к нему. Тайна, покрытая слоем вековой пыли. У меня много вопросов, на которые бы хотелось получить ответ. Сведения Байлота слишком отрывочны и неточны.
   – Все в свое время, – произнес самурай. – Научись терпеть и ждать.
   – Я слышу эту фразу уже пять лет, – возразил Храбров.
   – Какая ерунда! – рассмеялся Аято. – Давай закончим спор и пойдем пообедаем. Наверху есть отличный ресторан. Утро выдалось на редкость трудным и нервным.
   – А что еще остается, – русич развел руками. Друзья неторопливо двинулись к входу в здание.
   Охранники тотчас расступились. В холле Олесю пришлось сдать бластер. Таковы правила. Носить оружие в доме Правительства имеют право только сотрудники службы контрразведки и отдела внутренней безопасности. Впрочем, рядом с Тино бояться нечего.
   В коридорах царило необычайное оживление. Глаза некоторых женщин неестественно раскраснелись.
   У каждого члена Совета свои сотрудники. Кто-то сегодня потерял и начальника, и работу. Офицеры в штатском внимательно наблюдали за проходившими мимо людьми. Уверенный, бесстрастный, проницательный взгляд. У посвященных разветвленная агентурная сеть. Они в состоянии совершить террористический акт где угодно. А потому необходимо усилить бдительность.
   Олесь и Тино поднялись на лифте на верхний этаж и вошли в центральный зал ресторана. Ровные ряды столиков, белоснежные скатерти, отполированный до блеска пол, безупречная сервировка. Словно из-под земли перед посетителями появился администратор. Вежливо кивнув головой в знак приветствия, аланец жестом руки предложил офицерам следовать за ним.
   Храбров и Аято расположились возле окна. Вид отсюда просто великолепный. Город буквально на ладони. Как и во всех дорогих заведениях Фланкии роботов здесь не использовали. С широкой улыбкой на устах официант терпеливо ждал, когда посетители сделают заказ. Состоится ли заседание Совета никто не знал. И неизвестно, вызовут ли на него русича. Ожидание вполне могло затянуться на несколько часов.

Глава 2
ЗАГОВОР

   Олесь откинулся на спинку стула и с равнодушным видом смотрел на столицу Алана. Самый древний город планеты. Именно отсюда тасконцы начинали колонизацию материка Елания. Благоприятный климат, плодородная земля, буйная разнообразная растительность. В музее Фланкии до сих пор хранятся предметы быта, оружие и документы древних унимийских поселенцев. К сожалению, не уцелели дома первой застройки. Столица слишком часто подвергалась перепланировке и меняла свой внешний облик.
   Сейчас она выглядит потрясающе. Высотный, современный, сверкающий сталью и стеклом центр города, четкие, правильные квадраты промышленных кварталов, утопающие в зелени жилые окраины. Во Фланкии есть роскошный аквапарк, две сотни скверов, возле реки раскинулась огромная зона отдыха. Идеальное место для жизни. Увы, наслаждаться этими благами цивилизации суждено далеко не всем. У одних нет денег, вторым мешает служба, а третьи ищут уединения вдали от крупных мегаполисов.
   Мир удивителен и многообразен, а история причудлива и парадоксальна. Возрождение Тасконы произошло благодаря бывшей колонии. Без сомнения Алан сейчас играет ведущую роль в Союзе Планет. Подземный мир метрополии обладает слишком слабой инфраструктурой. Пожалуй, только по научному потенциалу народы сохраняют определенный паритет. К счастью, процесс интеграции стал уже необратим.
   – О чем задумался? – спросил самурай, делая глоток вина из высокого хрустального бокала.
   – О перипетиях человеческой истории, – проговорил Храбров. – Вспоминаю Землю и родной Новгород. Неужели и он когда-нибудь достигнет подобного совершенства? Уйдут в прошлое убогие и неказистые домишки, деревянные мостовые, тусклые, коптящие лучины…
   – Конечно, – Тино утвердительно кивнул головой. – Но это произойдет не скоро. Процесс развития длителен и сложен. Землянам понадобится не одно столетие…
   – А почему бы аланцам немного не помочь? – спросил русич.
   – Забудь, – сказал японец, вскрывая крупную раковину и извлекая содержимое. – Хранители ни за что не допустят ученых на планету. Этому закону подчинялся даже Великий Координатор.
   – Еще одна труднообъяснимая загадка, – грустно улыбнулся Олесь.
   – Что-то тебя потянуло в дебри, – вымолвил Аято. – Настоящая проблема – как разобраться в этом количестве вилок, ложек и ножей, лежащих перед тобой. Я прошел специальный курс обучения, часто бывал в элитных ресторанах и до сих пор путаюсь.
   – Мне помогает Олис, – ответил Храбров. – Она великолепно разбирается в правилах этикета.
   – А если ее рядом нет? – поинтересовался самурай.
   – Тогда я плюю на нормы приличия и ем так, как удобнее, – честно признался русич.
   – Разумный подход, – произнес Тино, осушая бокал.
   Японец предпочитал морские продукты и сухое белое вино. Сейчас Аято упорно налегал на каких-то моллюсков с длинными клешнями. Цена у этого экзотического блюда была астрономической. Олесь сделал заказ попроще. Отбивная из натурального мяса кона, овощной салат и стакан сока из ягод аржи. По вкусу она чем-то напоминала голубику. Терпкая, с легкой кислинкой. Пить вино перед заседаниями Совета Храбров не рискнул. Члены высшего органа власти могут его неправильно понять.
   Смерть Эрвила и Таунсена внесла коррективы в работу Совета. Введение же чрезвычайного положения в столице и вовсе выбило многих из колеи. Закулисные переговоры представителей планет не прекращались ни на минуту. Самурай сохранял абсолютное спокойствие, хотя прошло уже три часа. Русич поражался выдержке товарища. Тино, как ни в чем не бывало, продолжал поглощать деликатесы. Складывалось впечатление, будто японец приехал в дом Правительства только для того, чтобы полакомиться блюдами местной кухни.
   Между тем, наступило время обеденного перерыва. Зал ресторана быстро заполнялся. Понизив голос, чиновники обсуждали события сегодняшнего утра. То и дело аланцы и тасконцы поглядывали на странную парочку. Вряд ли присутствие здесь землян – обычная случайность.
   – Сколько шума из-за двух покойников? – снисходительно заметил Аято.
   – Они занимали высокий пост в государстве, – сказал Олесь. – Вершили судьбы людей. Их смерть всколыхнула общество. Граждане Союза в очередной раз осознали свою беззащитность.
   – В том-то и дело, – с горечью проговорил японец. – Если мерзавец богат и знаменит, о нем трубят все каналы, журналисты бегают сзади, как собаки на поводке. Обычный, хороший человек никому не интересен. Гибель сотен случайных прохожих во время террористического акта превращается в статистику. Разве это справедливо? Кто вспомнит Линду Салан, Пола Стюарта, Жака де Креньяна? А ведь их вклад в создание сильной звездной державы гораздо больше, чем у Кайла Эрвила и Торна Таунсена. Нездоровое любопытство и зависть – вот, что движет людьми. За внешним проявлением сочувствия скрывается торжество и злорадство. Еще два чиновника, стоявшие на вершине иерархической лестницы, оступились и упали.
   – У человечества много пороков, – возразил Храбров. – Устроивая пресс-конференцию, вы лишь раздували низменные чувства обывателей. Изменить в одночасье общественную мораль невозможно.
   – Значит, ее следует направить в нужное русло, – вымолвил Тино.
   Самурай хотел еще что-то добавить, но осекся. Залпом допив вино, Аято произнес:
   – Дарл. Судя по взволнованному выражению лица, заседание Совета началось.
   Русич невольно обернулся. Тасконец быстрым уверенным шагом приближался к их столику. Ничего особенного в поведении капитана Олесь не заметил. Офицер абсолютно спокоен. Впрочем, японец редко ошибается. Эмоциональное состояние человека Тино определяет очень точно. Взглянув на почти полностью опустошенную бутылку и горку вскрытых раковин, Дарл с улыбкой сказал:
   – Вы неплохо отдыхаете. Искренне завидую.
   – Присоединяйся, – бесстрастно проговорил самурай, прикладывая палец к специальному устройству.
   Оно в доли секунды определяет генный код посетителя, подключается к банковской системе и снимает необходимую сумму со счета. Если денег не хватает, у администратора ресторана загорается предупредительная надпись. Сроки оплаты долга выясняются деликатно и вежливо. Подобные заведения посещают люди довольно обеспеченные, облаченные властными полномочиями. Им скандалы не нужны.
   – К сожалению, не могу, – пожал плечами тасконец. – Да и вас уже ждут…
   Заканчивать фразу капитан не стал. Земляне прекрасно знают, о чем идет речь. Аято и Храбров встали и неторопливо двинулись к выходу. Лифт был занят, и пришлось немного подождать. За это время мужчины не обмолвились ни словом. Но вот двери открылись, и офицеры шагнули внутрь кабины. Спуск на третий этаж занял пару секунд.
   Знакомый голубой коридор. На полу темно-синее покрытие. Синтетический ворс глушит звук шагов. Удивительная, странная тишина. Здесь нет обычной для дома Правительства суеты. Большинство сотрудников не имеет сюда доступа. На лестницах усиленные посты отдела внутренней безопасности. Офицеры в штатском застыли словно статуи. Напряженные, сосредоточенные лица, в глазах настороженность.
   Дарл повернул налево и направился к массивным деревянным дверям. Вскоре тасконец остановился. Теперь их никто не мог подслушать. Служба контрразведки регулярно проверяла здание на наличие «жучков». Пока ничего обнаружить не удалось. Да и зачем посвященным рисковать, если глава подпольной организации является членом Совета. Вопрос в том, кто он?
   – Когда началось заседание? – спросил японец.
   – Пятнадцать минут назад, – ответил капитан, посмотрев на часы. – Само собой, в повестку дня внесены значительные коррективы. Сначала будет обсуждаться положение в стране. Преступление Эрвила потрясло устои аланского общества. Средства массовой информации требуют провести тщательное расследование. Покушение же на Таунсена и вовсе повергло людей в шок. Председатель даже хотел отложить заседание, но Байлот и Оун настояли на своем. Очень долго ждали Соул и Лейбвил. Женщины выражали сочувствие семье Торна…
   – Старику сегодня достанется… – произнес русич. – Его обвинят в умышленной утечке информации и нарушении закона. По сути дела, Аргус спровоцировал самоубийство Кайла. Любой умный человек прекрасно понимает это. А воин Тьмы такого шанса не упустит.
   – Байлот знает, что делает, – вставил Тино. – Он осознанно принимает удар на себя.
   – Эффект может получиться прямо противоположный, – возразил Олесь.
   – Не волнуйся, – снисходительно усмехнулся самурай. – Скрупулезно рассчитан каждый шаг.
   – Мы ходим по лезвию ножа, – недовольно покачал головой Храбров.
   – А когда было иначе, – вымолвил Аято. – Без риска жизнь скучна и неинтересна. Чтобы добиться цели надо чем-то жертвовать. Сейчас на кону стоит судьба человечества. К черту все церемонии! Подумай об Олис и Вацлаве. Горги не пожалеют никого.
   – Цель оправдывает средства, – с горечью повторил слова Карса русич.
   – Да, – жестко сказал японец. – Выбора у нас нет.
   – Пора идти, – вмешался Дарл. – Олесь, тебя могут вызвать в любой момент.
   – Удачи, – Тино ободряюще хлопнул друга по плечу. Храбров взялся за металлическую ручку, открыл дверь и уверенно шагнул в приемную. За столом сидела уже знакомая ему секретарша. Миловидная шатенка с короткой стрижкой лет тридцати семи. Обычно она носила одежду светлых тонов, но сегодня была в строгом темно-зеленом костюме. Аланка искренне улыбнулась и проговорила:
   – Добрый день, господин полковник… – женщина тут же осеклась и исправилась. – Хотя какой он добрый. Ужасная трагедия… Бедный господин Таунсен. Такой веселый, обаятельный мужчина. Всегда шутил, отпускал остроты, говорил комплименты…
   Секретарша смахнула со щеки набежавшую слезу. О Кайле Эрвиле женщина даже не обмолвилась. О покойниках либо только хорошее, либо ничего. Это имя аланцы еще долго будут вспоминать с содроганием. Русич сел в удобное мягкое кресло и взял со столика красочно иллюстрированный журнал. Обычная светская хроника Фланкии. Голографические снимки «звезд» кино и эстрады, описания роскошных приемов и раутов, реклама драгоценностей и дорогих нарядов. Элита общества при любом правителе живет по своим особым законам.
   Олесь лениво перелистывал страницы, не пытаясь вдумываться в смысл напечатанных статей. Сейчас его мозг занят совершенно иным. Байлот и Аято сознательно спровоцировали обострение ситуации в стране. Они пытаются расшатать Совет. Неужели главный орган власти изжил себя? А ведь шесть лет назад никто не сомневался в целесообразности его создания. Представители Алана и Тасконы совместно решали сложные проблемы объединения планет.
   Что изменилось с тех пор? Ответ напрашивался сам собой: война с насекомыми вступила в решающую фазу. Совет просто не способен адекватно реагировать на ситуацию. Люди, облаченные огромной властью, абсолютно не разбираются в военных вопросах и не могут реально оценить нависшую над человеческой расой опасность. Принимаемые решения явно запаздывают. Командованию звездного флота приходится с огромным трудом преодолевать сопротивление гражданской администрации. Эта конфронтация не нужна никому.
   Совет избран демократическим путем. Какая форма правления его заменит? Военная диктатура? Результат развития Маоры наглядно показал ущербность данного пути. Тогда где выход? Храбров его не видел.
   – Господин полковник, – окликнула землянина секретарша. – Вас просят войти.
   – Да-да, конечно, – русич поспешно встал с кресла. Поправив форму, Олесь решительно направился в зал заседаний. Белый мраморный пол, высокие потолки, голографические камеры, на стенах огромные экраны. Отсюда часто ведутся прямые трансляции на всю страну. Но сегодня совещание закрытое и аппаратура выключена. Как обычно в центре помещения стоит одинокое черное кресло. Перед ним полукруглый деревянный стол. Древняя тасконская традиция.
   В центре – худощавый русоволосый мужчина лет пятидесяти пяти. Никлас Прайлот. Последние два года дались ему нелегко. Гибель вот уже четырех членов Совета, вторжение горгов, атака на Маору, постоянные акты саботажа посвященных. На лбу глубокие складки, на щеках морщины, под глазами набухшие мешки. Видимо у председателя была бессонная ночь.
   Справа от председателя расположилась Зенда Тиун. Оливийка выглядела превосходно. Строгий темно-синий костюм, волосы зачесаны назад и собраны в пучок, в больших карих глазах привычный блеск. Гетера спокойна и уравновешена. Ее трудно чем-то удивить. В былые времена Тиун сама не раз дралась на ристалище Морсвила и безжалостно убивала противников. Крин Ормерот в своем амплуа. Редкие седые волосы взъерошены, борода торчит клочьями, пальцы нервно подрагивают. Определить возраст тасконца нереально. Ему давно за семьдесят. Место Торна Таунсена пустует.
   Лиза Соул пришла на заседание в черном траурном платье. Спина выпрямлена, плечи развернуты, подбородок гордо вскинут. В мимике лица чувствуется раздражение. Она должна сейчас находиться у гроба погибшего, а не в доме Правительства. Главное – это уважение к людям, а дела могут и подождать. В противоположность Соул, Байлот совершенно невозмутим. Чуть расслабленная поза, руки лежат на подлокотниках, верхняя пуговица рубашки расстегнута, глаза опущены вниз. Вряд ли спор с оппонентами был легким.
   Противоположное крыло стола занимали аланцы. Кора Лейбвил, высокая импульсивная женщина с короткими каштановыми волосами. Облачиться в траур она себе не позволила, ограничилась черным шарфиком на шее.
   Слева от нее сидит генерал Оун. Стройный, подтянутый мужчина с орлиным профилем носа. Во взгляде офицера уверенность и смелость. Аланец превосходно себя зарекомендовал в сражении за Маору. Гибель Сорвила не смутила его и не повлияла на принятие ответственных решений. Сегодня он целиком и полностью на стороне Аргуса.
   Брут задумчив и сосредоточен. Обычно Став выступает против тасконцев. Интересно, что раскопала служба контрразведки на аланца? Без шантажа тут явно не обошлось. Последней была Дина Утвил, полная пожилая женщина. По внешнему виду аланка очень напоминала домохозяйку. А ведь она является губернатором крупнейшего материка планеты – Елании. Ей часто приходится прибегать к жестким и непопулярным мерам для наведения порядка. Из всех женщин Совета Утвил самая здравомыслящая и рассудительная. Место Кайла Эрвила тоже вакантно.
   – Господин полковник, – проговорил Прайлот, поднимаясь с кресла. – Мы вызвали вас, чтобы огласить решение Совета. Оно получилось компромиссным. К сожалению, строительство оборонительной системы идет недостаточно быстро. Рисковать собственной безопасностью глупо и нецелесообразно.
   Союз планет не готов к масштабной войне с насекомыми. Поэтому, о поиске горгов не может идти речи. Зачем раньше времени злить зверя…
   Храбров изумленно взглянул на Байлота. Неужели тщательно спланированная операция рухнула? А как же точный расчет? Русичу не верилось, что стрик проиграл. Генерал сохранял спокойствие. На лице Аргуса не дрогнул ни один мускул.
   – Между тем, – продолжил председатель, – было бы непростительной ошибкой потерять сильного, готового к сотрудничеству союзника. Наше долгое отсутствие жители Эдана расценят как неуверенность и слабость. Необходимо показать валкаалцам, что человеческая цивилизация обладает мощным флотом. Способ только один – продемонстрировать им ударную эскадру. Вы совершите краткосрочный поход в систему Китара. Генерал Оун выделяет для столь ответственной миссии двенадцать тяжелых крейсеров и двадцать шесть легких. Присутствие боевых кораблей сделает надменных эданцев сговорчивее. Но будьте осторожны и предельно вежливы! Никакого проявления агрессии. Мы – мирная раса и хотим сотрудничать с Валкаалом. Если консул потребует увести флот, немедленно выполните его желание. Обострение отношений с союзниками недопустимо. Так как вы не очень искушены в политике, к Китару снова отправится гражданская делегация. Она состоит всего из четырех человек и возглавит ее господин Маклин. У него уже есть опыт общения с высокородными эданцами. Ради достижения цели, человечество готово пойти на некоторые уступки.
   Никлас сделал небольшую паузу, и Олесь тотчас произнес:
   – Господин председатель, я хочу уточнить. Кто является руководителем экспедиции? В армии действует закон единоначалия. Коллективное обсуждение замедляет принятие решения.
   Прайлот недовольно сверкнул глазами. С некоторым раздражением в голосе тасконец вымолвил:
   – Эскадра в вашем полном распоряжении. Члены делегации не будут вмешиваться в военные вопросы. Их прерогатива – контакт с валкаалцами. Нам удалось собрать лучших психологов. Поэтому прошу проявить сдержанность. У каждого своя сфера деятельности.
   – Благодарю за обстоятельный ответ, – кивнул головой Храбров.
   – Я хочу напомнить, – сказал Прайлот. – Визит в систему Китара носит дружественный характер. О размещении крупного отряда судов возле Эдана речь пока не идет. Ровно через шестьдесят суток эскадра должна вернуться к основному месту дислокации. Мы не имеем права рисковать безопасностью собственных планет. Силы звездного флота и так распылены.
   – У меня есть одна просьба, – проговорил русич.
   – Слушаю… – бесстрастно произнес председатель.
   – Разрешите взять два батальона десантников-мутантов, – вымолвил Олесь. – Не исключено, что высокопоставленные представители Валкаала захотят посетить тяжелые крейсера. Адмирал Суппелум, наверняка, проявит интерес. Проникнуть в двигательный отсек судов – самая заветная мечта эданцев. Внешний вид солдат охраны должен произвести на них неизгладимое впечатление. По своей сути местные жители воины и сразу оценивают возможности потенциального противника. Красавцами мутантов не назовешь, но физической силой бог оливийцев, унимийцев и асканийцев не обделил. В полном боевом облачении с лазерными карабинами в руках десантники выглядят устрашающе. Встретиться в рукопашной схватке с подобной армией у валкаалцев вряд ли возникнет желание.
   Никлас задумчиво смотрел куда-то в сторону. Тасконец, словно ждал чьего-то совета. Медленно, не спеша он повернул голову и, растягивая слова, сказал:
   – Хорошо. Берите столько солдат, сколько считаете нужным. В конце концов, ведь именно вы являетесь начальником оперативного отдела. Мои познания в данной области невелики.
   – Благодарю, – вскинув подбородок, проговорил землянин. – Когда отправляется экспедиция?
   – Генерал Оун считает, что на перегруппировку кораблей понадобится семь дней, – ответил Прайлот. – Еще двое суток уйдет на погрузку. Таким образом, старт назначен ровно через декаду.
   – Я оправдаю оказанное мне доверие, – отчеканил Храбров.
   – Не сомневаюсь, – председатель позволил себе улыбнуться. – Можете быть свободны…
   Русич развернулся и быстрым шагом направился к выходу. Сегодня он в кресло даже не садился. Его мнение членов Совета не интересовало. Олеся вызвали в зал заседаний лишь для того, чтобы огласить принятое в результате долгих споров решение. Кое-кто из присутствующих провожал землянина с ненавистью в глазах. Храбров спиной чувствовал колючие взгляды недоброжелателей. Дверь открылась автоматически. Секретарша тотчас повернулась к офицеру. На мгновение русич остановился. Тяжело вздохнув, Олесь взял со стола оставленную в приемной фуражку. С едва уловимым сочувствием женщина произнесла:
   – До свидания, господин полковник. Желаю вам удачи.
   – Спасибо, – вымолвил землянин. – Она мне понадобится.
   Храбров вышел в коридор. Дарл и Тино сразу направились к товарищу. Мягкое напольное покрытие скрадывало их учащенные шаги. Удивленно покачав головой, самурай проговорил:
   – Ты что-то сегодня слишком быстро. Либо полный успех, либо полный провал…
   – Ни то, ни другое, – возразил русич. – Экспедиция отправляется в систему Китара. Налаживать отношения с Валкаалом конечно нужно, но для меня это пройденный этап. Опять навязали старого маразматика Маклина. Ради дружбы народов он готов отдать эданцам и наше оружие, и секрет ускорителей. Если честно, я в растерянности.
   – А как же разведывательная миссия? – уточнил капитан.
   – Категорически запрещена, – ответил Олесь. – Совет, видите ли, опасается разозлить горгов и спровоцировать вторжение. Чушь! После разгромного поражения, твари пребывают в ярости. Насекомые впервые получили в космосе достойный отпор. Их флот давно был бы здесь, да силенок не хватает. Мы упускаем уникальный шанс покончить с мерзкими существами. Главное, выяснить, где живут горги, разрушить инфраструктуру…
   – Не горячись, – остановил друга Аято. – После драки кулаками не машут. Большего Байлот добиться не мог. Старик знает, что делает. И не забывай, на Эдане остался воин Тьмы.
   – Он – один из правителей планеты, – раздраженно отреагировал Храбров. – До него при всем желании не добраться. Убийство валкаалца спровоцирует новую войну…
   – Ты стал чересчур узко мыслить, – проговорил японец. – В любом элитарном обществе за внешним благополучием скрываются глубокие разногласия и противоречия. Консул – должность выборная, а не наследуемая. А, значит, борьба за власть на Эдане не прекращается ни на минуту. Приближенные Омасима Такелома наверняка плетут интриги и строят козни правителю. Собственный брат перерезал бы ему глотку с большим удовольствием. Кроме того, Валкаал исторически неоднороден. Некоторые древние кланы считают себя несправедливо обделенными. Если умело направить эту вражду в нужное русло… Голубо-кожие представители планеты не знают жалости к врагам и за нас решат все сложные проблемы. Внутренний конфликт неминуемо ослабит союзника. Под мощным нажимом эданцы будут вынуждены принять наши условия.
   – Твое коварство не знает предела! – изумленно сказал русич.
   – Не преувеличивай мои достоинства, – усмехнулся самурай. – Я еще только учусь. Политика – наука сложная и опасная. Один неверный шаг и сразу окажешься на дне.
   – Нам пора идти, – вставил тасконец. Офицеры двинулись к лифту. Охранники службы безопасности даже не шелохнулись.
   Спустя минуту мужчины оказались в холле. Здесь было довольно оживленно. Сотрудники дома Правительства готовились к траурной церемонии. То и дело звучало имя Торна Таунсена. Само собой, о Кайле Эрвиле никто не упоминал. Аланца будто и не существовало вовсе.
   Какие две разные судьбы! Одного члена Совета похоронят с помпой и пафосом в центре Фланкии, в присутствии многотысячной толпы, сотен журналистов и высших лиц государства, другого тихо кремируют немногочисленные родственники, постоянно прячущие глаза от назойливых репортеров из бульварных изданий. А ведь еще вчера они сидели за одним столом, пожимали друг другу руки. Тернист и непредсказуем жизненный путь человека.
   Быстро спустившись по лестнице, Дарл, Тино и Олесь сели в бронированный лимузин. Электромобиль мгновенно сорвался с места. Миновав ворота, машина гармонично влилась в сплошной поток на улицах. Компьютер управления движения работал безупречно. Точный расчет дистанции, скорости, количества электромобилей на магистрали. Аварийные ситуации исключены полностью. Капитан, сидевший впереди, никаких указаний не давал, а значит, маршрут введен в программу заранее.
   – Куда мы едем? – поинтересовался Храбров.
   – Сам ведь говорил, любопытство – это порок, – вымолвил японец. – Не торопись, скоро все узнаешь. Я, кстати, забыл спросить, когда стартует экспедиция?
   – Через десять дней, – ответил русич.
   – Отлично, – произнес Аято. – Суток пять для полноценного отдыха тебе обязательно предоставят.
   Лимузин перестроился из середины потока в крайний ряд и повернул в сторону жилых кварталов. Преодолев около полукилометра, машина въехала в подземный гараж под высотным зданием. Олесь сразу обратил внимание на то, что люди в штатском закрыли за ними массивные металлические ворота. На обычных охранников они не очень похожи.
   Между тем, электромобиль спустился на второй нижний ярус. Несмотря на большое количество стоящих машин, людей в гигантском зале не было. Служба контрразведки умеет обеспечивать секретность. Если посторонний человек, попытается сейчас войти внутрь гаража, он будет либо арестован, либо устранен. При проведении важных операций офицеры не особенно церемонятся с простыми обывателями. Вряд ли это правильно, но таковы условия работы. Вскоре лимузин остановился. Самурай достал из холодильника банку сока, открыл ее, сделал несколько глотков и посмотрел на товарища.
   – Пить хочешь? – бесстрастно проговорил Тино.
   Японец абсолютно спокоен. Олесь всегда завидовал его выдержке. Потрясающая способность контролировать эмоции. Даже если топор палача зависнет над шеей Аято, он останется столь же невозмутим. Не случайно самурай до сих пор служит в контрразведке и занимает достаточно высокий пост. Тино умело распутывает хитросплетения заговоров посвященных и, в свою очередь, сам создает собственную подпольную организацию. Сторонников сильной власти на Алане немало, а потому единомышленников японцу найти нетрудно. Вопрос в том: насколько далеко зашел Аято? Но удивляло Храброва даже не это, а то, что самурая поддерживал Аргус, а значит, и тасконские хранители.
   – Нет, – русич отрицательно покачал головой. – Я ведь, в отличие от некоторых, улиток не ел.
   – И напрасно, – возразил японец. – Очень вкусно. Уверен, Дарл мне завидует.
   – Еще бы, – рассмеялся капитан. – Ты за один раз спустил месячное жалование хорошего инженера.
   – Какая пошлость думать о деньгах, когда речь идет о великолепно приготовленном блюде! – с притворным возмущением воскликнул Тино. – Вы – банальные потребители, и не умеете наслаждаться гармонией вкуса. Прием пищи – это священная церемония…
   – Закрываем тему, – поспешно произнес Олесь. – Его понесло… Мы признаем свои ошибки.
   – Так-то лучше, – удовлетворенно заметил самурай. – Жалкие недоучки-дикари.
   Тасконец искренне расхохотался. Из уст землянина подобное оскорбление звучало довольно странно. Впрочем, к саркастическому юмору Аято Дарл давно привык. Недаром же он еще юношей провел с воинами несколько лет на Оливии. Счастливые были годы. Спокойные и беззаботные.
   С тех пор немало воды утекло. Японцу скоро уже исполнится пятьдесят. А это серьезный возраст. Пора оглянуться и осмыслить пройденный путь. Надо отдать должное Тино, ему не в чем себя упрекнуть. Самурай никогда не нарушал данные клятвы и не отступал от принятого еще на Земле кодекса чести. Аято убивал, и убивал не раз, но не из корысти, властолюбия или удовольствия. Ради высшей цели приходится чем-то жертвовать. И очень часто ставкой в опасной игре становится жизнь. А своя или чужая не имеет значения. Война не знает жалости.
   Ожидание затягивалось. Лишь спустя двадцать минут в гараже появился еще один лимузин. Машина подъехала к электромобилю, в котором сидели офицеры, и остановилась почти вплотную. Дарл тотчас открыл дверцу и вышел наружу. Капитан внимательно осмотрел зал. Едва заметный кивок головой и на его место сел Байлот. Старик выглядел уставшим. Непрерывные споры в Совете отнимали у генерала много сил.
   – К чему такая конспирация? – удивился Храбров.
   – В городе слишком сложная ситуация, – вымолвил Аргус. – Первый раунд боя мы выиграли. Чтобы восстановить паритет противник обязательно нанесет ответный удар.
   – Ты говоришь о воине Тьмы? – уточнил русич.
   – А о ком же еще… – попытался улыбнуться тасконец. – Прайлот сегодня тебя поймал, как мальчишку. Нельзя так расслабляться. По твоему взгляду и дурак догадается, кто спровоцировал кризис в стране. Теперь враг точно знает, кого необходимо убить.
   – Извини, я немного растерялся, – тяжело вздохнул Олесь. – Тино постоянно твердил, что все уже решено. И вдруг председатель говорит о прекращении поисков горгов…
   – Не расстраивайся, – произнес Байлот. – Именно на это и был расчет.
   – Что-то я не очень понимаю… – Храбров подался чуть вперед. – Вы меня использовали?
   – Да, – честно признался старик. – Противник хитер и опасен. Как его поймать? Нужно подбросить хорошую наживку. И он клюнет, обязательно клюнет. После смерти Эрвила и Таунсена Совет находится под моим контролем. Воина Тьмы такое положение вещей не устраивает. А значит, необходимо убрать с дороги преграду.
   – То есть тебя, – догадался русич.
   – Правильно, – с равнодушным видом сказал генерал.
   – Не боишься, что покушение будет удачным? – спросил Олесь. – Террористы подготовлены великолепно. Среди них есть «бессмертные». Они не остановятся ни перед чем.
   – От судьбы не уйдешь, – заметил Аргус. – В любом случае, враг раскроется.
   – И тогда в схватку вступлю я, – вымолвил японец. – Мои люди давно ждут сигнала к проведению операции. Если понадобится захватить здание дома Правительства, мы сделаем это.
   – Играете по-крупному, – покачал головой Храбров. – На банк поставлено абсолютно все.
   – Другого выхода нет, – произнес Байлот. – Мерзавца надо найти и уничтожить до решающего сражения с насекомыми. Иначе, человечество окажется на краю гибели.
   Русич задумчиво смотрел на ряды электромобилей. Сверкающие, обтекаемые корпуса, мощные двигатели, надежная система управления. За несколько тысяч лет люди сумели подняться от варварства до высочайших вершин цивилизации. Они построили огромные города, изобрели машины, преодолели световой барьер. Неужели столь развитая раса перестанет существовать? Где справедливость? А главное, почему? Из-за каких-то мерзких уродливых тварей, которые не хотят жить с другими народами в мире. Цель оправдывает средства! Самое страшное, что в этой проклятой формуле есть смысл.
   – А если опять ошибетесь? – проговорил Олесь. – С Таунсеном ведь прокололись…
   – Мне искренне жаль Торна, – ответил старик. – Я знал его больше двадцати лет. Когда-то вместе работали в разведке подземной Тасконы. К сожалению, в последние годы он сильно изменился. Власть портит человека. Таунсен стал высокомерен, упрям и нагл. Мы пытались решить спорные вопросы цивилизованным путем. Увы, Торн отметал даже саму возможность компромисса. У нас не осталось выбора… Ну и конечно подозрения в том, что Таунсен является воином Тьмы, были очень велики. Видимо, его удачно подставили.
   – Та же наживка? – удивился Храбров.
   – Похоже на то, – произнес генерал. – Заранее подготовленная ловушка.
   На пару минут снова воцарилась тишина. Русич пытался осмыслить услышанное. Перейдя на службу в звездный флот, Олесь кардинально сменил вид деятельности.
   В армии все гораздо проще: есть враг и его любой ценой надо уничтожить. Солдат не терзается сомнениями о целесообразности поступков. Он честно защищает Родину.
   Тайная война куда сложнее и опаснее. Рано или поздно тебе придется переступить черту этики и морали. Отделить добро от зла необычайно трудно. И эта битва не прекращается никогда.
   – Поясни теперь цели экспедиции, – вымолвил Храбров. – У меня вопросов гораздо больше, чем ответов.
   – Я был вынужден пойти на компромисс, – сказал Аргус. – Многие члены Совета являются приверженцами выжидательной тактики. Их девиз: не спешить и не рисковать. Горги исчезли и, слава богу. А может, насекомые больше и не вернутся. Величайшая глупость, но переубедить оппонентов нам с Оуном не удалось. Тогда мы прибегли к хитрости. Контакт с жителями Валкаала уже налажен. Эданцы готовы заключить с людьми политический и военный союз. Значит, переговоры необходимо продолжить. А для демонстрации могущества человеческой расы командующий предложит направить в систему Китара эскадру звездного флота. Эта произведет впечатление на голубокожую расу. Само собой, поход носит краткосрочный характер, чтобы не ослабить оборону планет. Прайлот пытался возражать, однако остался в меньшинстве. Пренебрегать сильным союзником – слишком большая роскошь. Проявив аланскую солидарность, Оуна поддержала даже Лейбвил. Ей очень хочется познакомиться с высокородными представителями Ваалкала.
   – В твоих словах чувствуется неприязнь к председателю, – заметил русич. – Теперь подозреваешь его?
   – Трудный вопрос, – задумчиво проговорил Байлот. – Будучи руководителем подземной Тасконы, Никлас показал себя решительным, умным, смелым политиком. Нужно обладать силой воли и прозорливостью, внедряя агентов в аланское общество. Великий Координатор не прощал ошибок. Куда делись все эти качества? Прайлот стал чересчур осторожен. Он делает один шаг вперед и тут же отступает на два назад. Я не узнаю его.
   – Воин Тьмы? – напрямую спросил Олесь.
   – Не исключено, – кивнул головой старик. – Либо им кто-то умело манипулирует. В памяти сразу всплывает генерал Эднарс. Жалкая марионетка в руках безжалостного хладнокровного врага. Противник хитер и предпочитает раньше времена на сцену не выходить.
   – Ладно, оставим председателя в покое, – вымолвил Храбров. – Что я то должен делать? Моя роль в экспедиции абсолютно ничтожна. Переговоры с эданцами будет вести Маклин. Профессору ужасно хочется войти в историю. Человек, установивший с другой цивилизацией дружеские соседские взаимоотношения. Звучит! Глядишь, потомки и памятник поставят. Цена для Стива значения не имеет. Если потребуется, он отдаст им секрет ускорителей. Маклин очень удачно подобранная кандидатура.
   – Естественно, – произнес тасконец. – Его позиция по отношению к офицерам флота понравилась Совету. Не секрет, что правительство опасается усиления армии. Сторонников жесткой власти в стране немало. Установление военной диктатуры – объективная реальность. Гражданская администрация не в состоянии контролировать космические базы и боевые корабли. Дураку понятно, что профессор назначен в противовес тебе. В двигательные отсеки допуск валкаалцев категорически запрещен. Пусть аланец заключает какие угодно соглашения. Твоя задача – обнаружить звездную систему горгов. Основную часть эскадры отправишь домой, а сам возьмешь три тяжелых крейсера и двинешься на поиски. Родина насекомых должна находиться в пределах восьми – десяти парсек от Сириуса.
   Русич изумленно смотрел на Аргуса. Генерал предлагал открытое неподчинение решению главного властного органа государства. По сути дела – это бунт. Впрочем, слова Байлота четко перекликались с отрывочными репликами Аято. Они явно действовали сообща.
   – Очень похоже на мятеж, – задумчиво сказал Олесь. – Так можно угодить и на каторгу. Вряд ли в Совете будут довольны моим поступком. А если еще добавится очередной срыв переговоров… Обвинений в предательстве не избежать. Если память мне не изменяет, на Маоре преступников до сих пор вешают. Блестящая перспектива.
   – Большая игра – большие ставки, – дружелюбно улыбнулся самурай.
   – Ты меня успокоил, – раздраженно отреагировал Храбров. – Я не боюсь ввязаться в драку. Но есть еще Олис и Вацлав. Кто позаботиться о них?
   – О семье не волнуйся, – проговорил старик. – На самый крайний случай мы подготовили надежное убежище. Смена документов, внешности, корректировка генетической базы данных. Служба контрразведки обладает большими возможностями. Хотя, не думаю, что столь чрезвычайные меры понадобятся. Два месяца – огромный срок. За это время мы постараемся уладить все проблемы. Общественное мнение заставит Совет пересмотреть свою позицию. Мы раздуем настоящую истерию в средствах массовой информации. Провоцировать народ на митинги и демонстрации опасное занятие. Применять санкции к герою войны члены высшего органа власти не решатся.
   – Вы оба сошли с ума, – недовольно покачал головой русич.
   – У тебя есть другие предложения? – спросил Тино. – А если завтра в системе Сириуса вынырнет полтысячи вражеских судов? Что тогда? Их не удержит ни одна оборонительная линия. Мерзкие твари превратят цветущие города в руины. Человечество ничего не знает о насекомых. Союз обречен на поражение. Ситуацию надо ломать в корне. Как улитка в раковине не отсидишься. Рано или поздно окажешься на столе в качестве закуски. Наши шансы тают с каждым упущенным днем. Часто побеждает тот, кто наносит удар первым. Ты должен, обязан найти планету горгов.
   – Неужели нет другого решения? – с сомнением в голосе вымолвил Олесь.
   – Увы, – Аргус развел руками. – Любое терпение имеет предел. Мы исчерпали все способы легальной борьбы. Перед лицом нависшей опасности приходится прибегать к более жестким мерам. Если Совет не способен управлять страной, его нужно устранить. Война требует жертв.
   Храбров откинулся на мягкую спинку сидения. Логика друзей проста и понятна. Чтобы уничтожить насекомых необходимо действовать быстро и решительно. Промышленность нуждается в серьезной реорганизации. Сейчас на строительство кораблей и станций тратится лишь тридцать процентов ресурсов. Этого явно недостаточно. За красивыми словами об усилении обороны нет никаких конкретных дел.
   Государство по-прежнему живет по законам мирного времени. С санкции высшего органа власти правительство постоянно замораживает заказы звездного флота. На крупнейшей судоверфи Алана вместо тяжелых крейсеров спускают со стапелей роскошные пассажирские лайнеры. Члены Совета лоббируют интересы крупнейших концернов, получающих сверхприбыли от реализации своих товаров. Введение военного положения резко сократит доходы толстосумов. Жадность и корысть оказались сильнее чувства самосохранения.
   Но приведет ли переворот к желанному результату? Кто возглавит Союз? Байлот? Вряд ли. Тасконец слишком стар для диктатора. А как отреагируют жители планет на смену власти? Не начнется ли новая революция? Человечеству только и не хватает междоусобной бойни. Тино и Аргус подрывают устои общества. Хрупкое сооружение Союза обрушится в бездну хаоса.
   Для насекомых – это легкая добыча. Орды кровожадных тварей хлынут на планеты системы Сириуса. Раса людей перестанет существовать. Одна перспектива «лучше» другой. Самое печальное, что выхода из сложившейся ситуации русич не видел. Предусмотреть абсолютно все невозможно. Наверняка в планах заговорщиков есть изъяны. Но выбора Олесю они не оставили.
   – Хорошо, – согласился Храбров. – Пусть будет так. Зона поисков давно определена. Разведывательная группа отправится в район Фольгаута. Туда не добирались даже древние тасконцы.
   – Делай так, как считаешь нужным, – произнес генерал. – Ты руководитель экспедиции и уполномочен принимать любые самостоятельные решения. Вряд ли кто-нибудь из офицеров решится оспаривать приказы. Мы тщательно проверим командиров кораблей.
   – Когда на борту рота мутантов боятся нечего, – сказал русич. – Я возьму с собой Карса. Без надежного помощника в длительном путешествии не обойтись. Он возглавит внутреннюю охрану судов.
   – Его все равно на «Янисе» не удержишь, – усмехнулся японец.
   – Вот и отлично, – кивнул головой старик. – Пора прощаться. Теперь увидимся только после твоего возвращения. Желаю удачи! Надеюсь, полет пройдет успешно.
   Рукопожатие было необычайно долгим. В глазах Байлота читались грусть и усталость. Возраст давал о себе знать. Борьба в Совете отняла сегодня у тасконца немало сил. Ему бы на покой… Маленький домик в лесу, озерко с чистой прозрачной водой, шелковая гладь сине-зеленой травы, звонкий щебет птиц. О тихой мирной жизни на склоне лет Аргусу остается только мечтать. Хранители обязаны служить высшим идеалам до самой смерти. Клятва верности дается один раз и навсегда. Старик покинул лимузин, сел в стоящий рядом электромобиль, махнул на прощание рукой. Машина тотчас сорвалась с места. Вместе с Байлотом уехал и Дарл.
   – А теперь на отдых, – проговорил Аято. – Тебя ждет сюрприз.
   Лимузин на большой скорости выскочил на шоссе и влился в сплошной поток электромобилей. Признаться честно, Олесь не обратил внимания на слова товарища. Храбров думал о предстоящей экспедиции. Она может растянуться на несколько месяцев. Предстояло исследовать, как минимум, четыре звездные системы. Самурай недвусмысленно намекнул – возвращаться без точных координат планеты не имеет смысла. Победителей не судят. Вряд ли эта новость обрадует жену. Землянин тяжело вздохнул. Олесь уже не в том возрасте, когда длительная разлука переносится легко и непринужденно. Что ни говори, а Храбров безумно любит аланку.
   Неожиданно городские кварталы оборвались. Фланкия осталась далеко позади. Машина стремительно неслась по широкой магистрали в юго-западном направлении. Преодолев около ста километров, лимузин свернул на узкую бетонную дорожку, петляющую в огромной роще. Ветвистые деревья с густой листвой почти полностью закрывали обзор. Только сейчас русич отвлекся от мрачных мыслей.
   – Куда мы едем? – удивленно спросил Олесь.
   – Потерпи чуть-чуть, – улыбнулся Тино. Электромобиль значительно сбросил скорость. Еще один поворот и впереди показалась идеально ровная поляна. В самом центре находился роскошный двухэтажный особняк. Серебристая пологая крыша, большие окна, крытая терраса со столиками и плетеными креслами, белоснежная мраморная лестница. Сразу видно, что здание построено давно. Современные дома подобным изыском не отличаются.
   Справа, на лужайке, стоят какие-то люди. Они внимательно наблюдают за приближающейся машиной. Лимузин резко затормозил и остановился у парадного входа. Теперь Храбров разглядел аланцев. Найджел и Вела Кроул шли не спеша, Олис ускоренным шагом, а Вацлав бежал впереди всех. Олесь выскочил из электромобиля навстречу сыну.
   – Папа! – громко закричал мальчик, бросаясь на шею русича.
   – Ты вырос, стал настоящим мужчиной, – сказал Храбров, обнимая Вацлава.
   – Тебя давно не было, – с укором в голосе вымолвил ребенок. – Я очень соскучился…
   – Я тоже, – честно признался Олесь. – К сожалению, работа не позволяет нам быть вместе.
   – Тогда брось ее, – с детской непосредственностью предложил мальчуган.
   – С удовольствием бы, да нельзя, – произнес землянин.
   – Почему? – спросил Вацлав.
   – Это непросто объяснить… – чуть растерянно проговорил Олесь.
   От сурового допроса русича спасла жена. Храбров обнял Олис и крепко поцеловал. Сын нетерпеливо подпрыгивал, сидя на правой руке отца.
   – Давно прилетели? – поинтересовался Олесь у аланки.
   – Сегодня утром, – ответила женщина. – Служба контрразведки прислала за мной гравитационный катер. Начальника отдела исследований отправили в краткосрочный отпуск. И если честно, то мне это не нравится. Я прекрасно знаю, какие будет последствия.
   – Ни слова о делах, – поспешно вымолвил землянин.
   – И не надейся, – возразила жена. – Нам надо многое обсудить. Я не для того выходила замуж, чтобы прозябать на космических станциях и видеть любимого мужчину раз в месяц.
   – Успокойся, – улыбнулся русич, целуя Олис в щеку.
   Между тем, к машине подошли Вела и Найджел. Женщина выглядела великолепно для своих лет. Гладкая кожа, длинные, собранные в пучок на затылке темные волосы, легкий, едва заметный макияж, в красивых серых глазах сверкает доброта и природная жизнерадостность. Аланка спокойно перенесла революцию и свержение Великого Координатора. Политика ее абсолютно не интересовала.
   В какой-то степени Вела была даже рада отставке мужа. Теперь они проводили вместе гораздо больше времени. Будучи главным технологом страны, Найджел часто уезжал в командировки и подолгу занимался новыми научными проектами.
   Государственная служба при могущественном правителе считалась главным приоритетом посвященных. Семья всегда отходила на второй план. Долгие, скучные вечера женщина коротала у экрана голографа. Дочь хоть как-то скрашивала одиночество. Но дети растут так быстро…
   Олис чересчур рано выпорхнула из-под крыла матери. Вся в отца! Характер порывистый, резкий, упрямый. Неудивительно, что усмирить ее сумел только варвар-землянин. Признаться честно, Вела ничего другого от дочери и не ожидала. Поступок вполне в духе Олис. Авантюрный, труднообъяснимый и… единственно правильный.
   Храбров симпатичный, умный, смелый мужчина. Его недостаток – происхождение. К бывшим наемникам в обществе до сих пор несколько предвзятое и снисходительно-высокомерное отношение. Впрочем, Кроулов это ничуть не волновало. У них появился внук. Вот оно настоящее счастье! Вела души не чаяла в Вацлаве. Муж, порой, даже ругал ее за излишнюю опеку мальчика. Но аланка ничего не могла с собой поделать. Бабушки любят внуков гораздо сильнее, чем собственных детей.
   
Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать