Назад

Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Слепой охотник

   Ценой огромных усилий путешественникам удалось сесть на поезд, идущий в Конингар. Через несколько дней состав подвергся нападению банды некоего Тонга Кроусола. Схватка с налетчиками получилась необычайно жестокой и кровопролитной. Во время боя погиб Олан, самый молодой член отряда. Понеся тяжелые потери, разбойники отступили в горы. Упускать врага земляне не собирались, и решили пре– следовать Тонга. Вопрос в том, удастся ли землянам настичь Кроусола… Об этих удивительных и захватывающих приключениях вы можете прочитать в романах «Воскрешение», «Космодром», «Сектор мутантов», «Стальная кожа», «Глоток свободы», «Конец империи», «Воины Света», «Наемники», «Хищники будущего», выпущенных издательством «СЕВЕРО-ЗАПАД ПРЕСС».


Николай Андреев Слепой охотник

ВСТУПЛЕНИЕ



   Примерно в двух с половиной парсеках от Земли пылает огромная звезда. Ее назвали Сириус. Она в сотни раз крупнее и ярче крошечного карлика Солнца. Сириус довольно молодая звезда и по известным человечеству законам астрофизики возле нее не должно быть планет. Но как же мало мы знаем о Вселенной! Нет правил без исключений. Вокруг могущественного светила вращается почти два десятка планет. На двух из них сформировались пригодные условия для возникновения жизни. Эволюция длилась миллионы лет. Вершиной творения стал человек.
   Восьмая от Сириуса планета получила название Таскона. Именно здесь появилась разумная цивилизация. Люди освоили ближний космос, достигли других звезд, колонизировали девятую планету Алан и создали условия для существования на одиннадцатой, Маоре. Тасконцы стремились к совершенству, но забыли о пороках, раздирающих человеческое общество. Дьявол не дремлет. Властолюбие правителей привело к отделению колоний от метрополий. А вскоре между тремя государствами планеты разразилась страшная, необъяснимая война. В ядерном пожаре сгорели миллиарды людей, города превратились в руины, Таскона погрузилась в эпоху варварства.
   Пальму первенства перехватил Алан во главе с удивительным и странным владыкой. Могущество Великого Координатора не знало границ. Спустя двести лет после катастрофы правитель решил покорить древнее государство. Однако звездный флот Алана поджидал неприятный сюрприз. Возле планеты появилось неизвестное излучение, уничтожающее все электронные системы кораблей. О массовой высадке не могло идти и речи. Транспортные челноки нуждались в надежных космодромах. Разведывательные группы, посылаемые на материк Оливии, исчезали бесследно. Банды дикарей и разбойников безжалостно уничтожали чужаков.
   Именно тогда советник Великого Координатора Барт Делонт и разработал программу «Воскрешение». На далекой Земле группа ученых подбирала на поле боя тяжело раненых воинов и в состоянии клинической смерти производила корректировку сознания. Для рыцарей тринадцатого века от Рождества Христова это было необходимо. Иначе они бы сошли с ума.
   Через несколько месяцев первую группу из восьми человек доставили на орбиту Тасконы. Наемникам предстояло сделать то, что оказалось не под силу аланцам – найти пригодный для посадки космодром. Вместе с землянами на Оливию отправились четверо десантников: двое мужчин и две женщины. Одной из них являлась Олис Кроул, посвященная второй степени, специалист по внеаланским связям. Девушке недавно исполнилось девятнадцать лет. Ею двигало честолюбие и фанатичная преданность интересам страны.
   Опасаясь предательства наемников, ученые ввели в кровь солдат особый препарат. В течение тридцати суток он не представлял ни малейшей опасности, но затем начинался процесс распада. Человек умирал в ужасных мучениях от общей интоксикации организма. Предотвратить гибель воина могла только инъекция стабилизатора. Земляне попали в безвыходную ситуацию. Либо выполнить приказ, либо умереть.
   На Тасконе их поджидали нелегкие испытания. Оказалось, что один из разведчиков-аланцев Линк Коун предал друзей и перешел на сторону местного царька. С отрядом бандитов мерзавец перехватывал и уничтожал высадившиеся на планете группы. Но на этот раз удача отвернулась от изменника. Коун столкнулся с профессионалами высочайшего уровня. Прорвав кольцо окружения, наемники устремились к космодромам.
   При обыске полуразрушенных зданий «Звездного» Олес Храбров и Тино Аято нашли журнал дежурных. В нем подробно описывались последние дни базы перед катастрофой. Оливийцы обвиняли в случившейся трагедии Великого Координатора. Правитель Алана каким-то образом, сумел подключиться к оборонным компьютерам и произвести запуск ядерных ракет на Тасконе. Жители метрополии стали жертвами своей собственной военной мощи. Владыка отделившейся колонии превратился в полноправного хозяина звездной системы. Тасконский флот улетел в неизвестном направлении и больше не появлялся. Противостоять Великому Координатору было некому.
   Найти подходящий космодром оказалось непросто. На землян нападали кровожадные хищники, мутанты-канибалы, алчные, безжалостные оливийские разбойники. Теряя товарищей, наемники упорно двигались к цели. В Лендвиле, Аусвиле и Клоне разведчики приобрели верных друзей. В долине Мертвых Скал Олесь впервые увидел странный сон. Удивительная смесь аллегории и реальности. Тино расценил его, как послание свыше.
   В Морсвиле остатки отряда едва не погибли. Решающий рывок к стартовой площадке дался десантникам необычайно тяжело. До космодрома добрались лишь четверо: аланки Кроул и Салан, и земляне Аято и Храбров. Где-то в лесах Аусвила затерялся Жак де Креньян. Вопреки инструкции, Линда отдала маркизу ампулу стабилизатора. После выполнения задания наемники вернулись назад и забрали раненого друга. В дальнейшем, пути разведчиков разошлись.
   Олис Кроул поступила в академию Внешних Цивилизаций и блестяще ее закончила. На одном из светских балов в столице Алана Фланкии девушка познакомилась с приятным импозантным офицером службы безопасности
   Стилом Стоуном. Молодые люди стали регулярно встречаться. Дело шло к свадьбе. Их называли не иначе, как самой красивой и перспективной парой страны. Однако, в последний момент Олис решила повременить с бракосочетанием. Что-то ее остановило…
   Странные, непонятные сомнения терзали Кроул. Она то и дело вспоминала юного варвара-землянина, с которым путешествовала по Оливии. Почему? Разумного ответа девушка не находила. Неужели это любовь? Подобная мысль пугала и раздражала Олис. Между высокородной аланкой и дикарем-наемником не должно быть никаких чувств. Это ненормально, противоестественно. Слишком разное мировоззрение, воспитание, культура. Но почему ее так тянет обратно на Таскону?
   Получив разрешение Великого Координатора, Кроул отправилась в город Торнтон, в отдел, занимающийся освоением древней метрополии. На один шаг девушка стала ближе к Олесю Храброву. Разлука со Стоуном не очень беспокоила Олис. Первый порыв страсти остался давно в прошлом. Их взаимоотношениям требовалась тщательная проверка. Спешить с замужеством Кроул не хотела.
   Сержант Салан после полученного на Оливии ранения лечилась на космической базе «Альфа». Как непосвященная она не имела права посещать Алан. Всенародная слава обошла ее стороной. Впрочем, Линда ничуть не расстраивалась по данному поводу. Женщина прекрасно осознавала свой статус. Пройдя ускоренные офицерские курсы, Салан попросилась в тасконский экспедиционный корпус. Рапорт был немедленно удовлетворен. Спустя почти полтора года Линда вновь ступила на бетонное покрытие космодрома «Центральный». Истинную причину возвращения аланки знали только трое землян. Во время путешествия между Салан и Жаком де Креньяном вспыхнуло сильное чувство. Два одиноких человека нуждались друг в друге.
   Тяжела и опасна доля наемника. А если ты с далекой варварской планеты, то шансов уцелеть в кровавых бесконечных битвах, и вовсе нет. Офицеры-аланцы бросали землян в самое пекло сражений. Воины первыми вступали в бой и последними из него выходили. Каждые полгода транспортный челнок доставлял на Оливию сорок новых солдат удачи. Дешевое достаточно квалифицированное «пушечное» мясо. Наемники целиком и полностью зависели от стабилизатора, а потому находились на положении рабов.
   Тем не менее, они сумели сохранить человеческий облик и старались избежать напрасного кровопролития. Оазисы мутантов захватывались силой, с людьми земляне пытались договориться мирно. Аланские колонисты быстро ассимилировались с тасконцами. Враждебные племена властелинов и боргов постепенно вытеснялись из пустыни Смерти. Тино Аято, Олесь Храбров и Жак де Креньян, рискуя жизнью, вели собственную политическую игру. Они заключили тайный договор с морсвилскими кланами гетер и трехглазых. Теперь воины могли проходить через город беспрепятственно.
   Странные, необъяснимые видения заставили русича начать поиски древней оливийской реликвии – Конзорского Креста. Юноша не очень верил в мистические предзнаменования, японец же придерживался прямо противоположного мнения. Самурай считал, что линия судьбы предначертана заранее. Главное, неуклонно следовать избранному пути. Рано или поздно он приведет тебя к достижению цели. Тино оказался прав. После долгих усилий наемники нашли давно утраченный раритет. Само собой, о Конзорском Кресте земляне ничего не сказали командованию аланского экспедиционного корпуса. Ценная реликвия была надежно спрятана в Морсвиле.
   Не надеясь на встречу с Олис, Храбров возобновил отношения с красавицей Вестой. Девушка безумно любила землянина. Он же относился к ней скорее как к другу.
   После тяжелых походов и кровопролитных сражений человек нуждается в теплоте и покое. Оливийка в какой-то степени заменила русичу семью.
   На исходе третьего года колонизации планеты полковник Возан предпринял попытку прорваться в город мутантов.
   К сожалению, операцию плохо подготовили и в секторе Чистых захватчики потерпели сокрушительное поражение. В окружении оказался большой отряд наемников и десантников. Ценой огромных потерь воины сумели прорваться в Нейтральную зону. Их участь зависела от решения Конгресса Морсвила. В трудной ситуации Олесь нашел единственно верное решение. Храбров предложил тасконцам сделку: жизнь солдат в обмен на двести лет свободы и независимости Нейтрального сектора. Оливийцев вполне устраивало подобное развитие событий. К этому моменту в качестве советника по освоению новых территорий на планету прилетела Олис. Под ее давлением принял условия русича и командующий корпусом.
   Чувство, вспыхнувшее между Храбровым и Кроул во время первой экспедиции, еще больше усилилось после разлуки. Они объяснились в любви и тайно встречались в лагере землян. К несчастью, среди офицеров-аланцев нашелся мерзавец и интриган, который сообщил о взаимоотношениях девушки и наемника майору Стоуну, жениху Олис. Сотрудник службы безопасности немедленно прибыл на Таскону.
   Между тем, Возан спланировал очередное вторжение в город. На этот раз армия должна была атаковать сектор Гетер. Бросить на произвол судьбы мутанток земляне не могли. Воины убедили оливиек покинуть Морсвил и довели их до плодородных северных земель. Стоун тут же воспользовался ситуацией и обвинил наемников в измене. Десантники подготовили засаду для группы. В последний момент Салан с двумя аланцами предупредила друзей об опасности. Они скрылись в зоне Непримиримых.
   Чтобы не умереть от находящегося в крови препарата, земляне напали на космодром «Песчаный» и захватили крупную партию стабилизатора. Наемники, наконец, обрели долгожданную свободу. Оставаться в пустыне Смерти больше не имело смысла. Отряд воинов направился в Морсвил за продовольствием и водой. В ряды землян оказался внедрен шпион из так называемого легиона Бессмертных. Он предал наемников. При выходе из города группа угодила в западню. В жестоком бою разведчики и шедшая с ними Веста погибли. Девушку заколол Оливер Канн. Олесь поклялся отомстить барону. В голове шпиона, захваченного в плен, Линда обнаружила уникальный биочип.
   Преодолевая пустыню, земляне встретили израненного, умирающего мутанта из племени властелинов. Три года назад именно Карс преследовал путешественников и убил Освальда Ридле. Несмотря на протесты товарищей, Храбров помог тасконцу. Оливиец обещал верно служить наемникам. Но насколько честна клятва вождя властелинов? Это воинам предстояло проверить.
   Отряд направился к Лендвилу, городу с которого земляне три года назад начали освоение материка. Именно там они хотели найти временное убежище. Увы, их мечтам о тихой, мирной жизни не суждено было сбыться. Местное население находилось в состоянии войны с жестоким арком Ярохом. Бросить на произвол судьбы друзей наемники не могли. В решающем сражении союзники нанесли правителю сокрушительное поражение. Свита тирана отстранила от командования армией Линка Коуна, и аланец бежал в отдаленный северный город. Войска победителей двинулись к столице арка. После тяжелого, кровопролитного штурма Наска пала. Яроха заколола собственная охрана, приближенных правителя казнил народ.
   В подземелье дворца земляне нашли умирающего человека. Он оказался посланником некоего старца. А накануне ночью Олесь видел очередной странный сон. Неведомые силы толкали Храброва на новые поиски. Группа направилась на север. Около руин города Лонлил наемники повстречались с Аргусом Байлотом, оливийцем, принадлежащим к древней касте Хранителей.
   Старец рассказал воинам о длительной, непрекращающейся битве Света и Тьмы. От него друзья узнали, что все жители планет системы Сириуса являются потомками могущественной цивилизации, некогда существовавшей на Земле. Останки огромного космического корабля «Ковчег» были спрятаны где-то на Тасконе.
   После долгих сомнений путешественники решили остаться у старика. Им предстояло многому научиться…
   Три года пролетели, как одно мгновение. Аргус с поразительною легкостью нашел антидот против препарата, находящегося в крови наемников. Земляне полностью освободились от аланских оков. Двенадцать друзей, не особенно веря в легенды хранителей, тем не менее, готовились к решающей схватке со Злом.
   И вот наступил торжественный день! Ранним утром все путешественники увидели один и тот же сон. Они стояли на крошечной поляне посреди леса, а в центре круга, с посохом в руках, застыл Байлот. Яркий луч света ударил в старика, а от него метнулся в разные стороны к воинам. Посвящение состоялось. Миф превратился в реальность. На груди людей появилось необычное красное пятно.
   Измученный ритуалом, оливиец объяснил наемникам, что таким образом неведомые могущественные силы объявляют о начале войны. Оставаться на ските больше не имело смысла. Друзьям предстояло либо уничтожить воинов Тьмы, либо погибнуть. На карту поставлена судьба человечества. Врагов, ни при каких обстоятельствах, нельзя подпускать близко к Земле. Почему так важна эта планета, Аргус не знал. Старик посоветовал путешественникам найти «Ковчег». На корабле есть ответы на многие вопросы.
   Во время прощания Байлот поведал наемникам часть великой тайны. Слова «АТЛАНТ», «БЕЗДНА» и «КОВЧЕГ» служили кодами доступа в сложную систему лабиринта, а Конзорский Крест являлся ключом к первой двери. Где находится судно и как пройти ловушки известно хранителям Унимы и Аскании. Друзья отправились в длинный и опасный путь.
   По дороге отряд разделился на три группы. Оливийцы хотели посетить родные места, а аланцы проведать оставшихся в Лендвиле товарищей. Возражения Храброва и Аято ни к чему не привели. Встреча была назначена у города Фолс на западном побережье материка. Спустя несколько месяцев земляне впервые столкнулись с воином Тьмы. В отчаянной схватке погиб Мануто Дойл. Впрочем, и противник не досчитался одного бойца. Удивительно, но им оказался Линк Коун. Мир тесен.
   Получив сообщение о смерти Олеся, Олис Кроул вернулась на Алан. Девушка пребывала в глубокой депрессии. Назло Стилу Стоуну, непосредственному виновнику случившейся трагедии, девушка приняла предложение Кейта Релауна, молодого ученого, занимавшегося разработкой лазерного оружия. Увы, замужество не принесло счастья. Как Олис ни старалась, забыть русича она не могла. Неведомая сила так и тянула ее обратно на Таскону. Узнав о командировке Кейта на Оливию, Кроул тут же воспользовалась представившимся случаем. По странному стечению обстоятельств испытания проводились неподалеку от Фолса.
   Почти не пострадавший от катастрофы город сумел заключить с захватчиками мирное соглашение. На его верфях колонизаторы строили современные боевые корабли. Наемники с огромным трудом преодолели посты охраны и за смелость были вознаграждены. На площади возле порта, воины увидели Сфина. Морсвилец открыл здесь торговую компанию. Нищий, грязный бродяга превратился в очень богатого человека. Тасконец обещал помочь путешественникам покинуть Оливию.
   Но прежде, Храбров хотел расплатиться с долгами. В одном из ресторанов Фолса регулярно веселились наемники Оливера Канна. Пришло время расквитаться с убийцей. Переодевшись, земляне тайком проникли в заведение. Улучив момент, Олесь заколол барона. При выходе из зала русич едва не столкнулся с Олис. Аланка сразу узнала Храброва. Девушка поняла, что допустила чудовищную ошибку. Пытаясь ее исправить, Кроул поругалась с мужем и осталась на космической базе рядом с Тасконой.
   Между тем, воины Света захватили разведывательное судно и устремились к Униме. Переход через океан получился тяжелым и опасным. Мощный шторм едва не утопил путешественников. Но, в конце концов, друзья благополучно добрались до материка. На его южной оконечности в скалах они обнаружили древнюю военную базу. Наемники спрятали корабль в глубоком гроте.
   Поиски хранителей земляне решили вести в трех направлениях. Де Креньяну, Салан и Белауну предстояло обследовать устье реки Миссини. Стюарт, Олан, Саттон и Мелоун шли по западному побережью Унимы, а Аято, Храбров, Карс и Воржиха – по восточному. Встретиться воины должны были ровно через год возле города Хостон.
   Жак, Линда и Вилл поднялись вверх по реке на шлюпке и наткнулись на заброшенный поселок. При обследовании домов они нашли мертвых людей и заразились неизвестной болезнью. Ценой огромных усилий, аланке удалось отыскать противоядие. Прекратив разведку, друзья вернулись в грот и на судне двинулись к месту встречи.
   В Хостоне их уже ждал отряд Стюарта. К сожалению, путешествие по западному маршруту не принесло результатов. Мало того, наемники едва не погибли в графстве Листонском. Религиозные фанатики чуть было не учинили расправу над чужаками.
   Преодолев пустынное горное плато, группа Тино оказалась в самой южной стране Унимы – герцогстве Менском. Здесь их ждали нелегкие испытания. Придуманная землянами легенда вполне устраивала правителя страны, но вызвала подозрения у всесильного начальника тайной полиции полковника Стонжа. Наемники находились на грани ареста. Война с герцогством Бонским позволила путешественникам проявить свои лучшие качества и заслужить уважение местных жителей.
   В результате победоносной компании вражеская армия была разбита, а ее командующий генерал Жонини бежал во Флорские горы. Земляне вернулись в Мендон и узнали, что аланцы уже высадились в графстве Окланском. Они решили немедленно покинуть побережье. Герцог Альберт тут же воспользовался ситуацией и вынудил наемников отправиться вместе с принцессой Николь в трудное и опасное путешествие. Возглавил отряд сопровождения полковник Стонж.
   На одном из ночных привалов офицер попытался похитить девушку. Но его замысел не удался. Полковник бежал к местным бандитам. Вскоре разбойники напали на эскорт. В ходе кровопролитной схватки погибли и Жонини, и Стонж. Кто из них являлся воином Тьмы, земляне так и не узнали. Понеся тяжелые потери, мендонские гвардейцы вырвались на степные просторы Оклана.
   К сожалению, почти сразу отряд угодил в засаду головорезов самозванного императора Родмана. Переодев принцессу в солдатскую форму, Тино отослал Николь в Хостон. Тем временем, наемники отвлекали внимание бандитов. После длительной погони унимийцы взяли путешественников в плен и привезли в город Ситл. К удивлению землян здесь уже находились передовые подразделения Алана. Переговоры с правителем вела советник Кроул.
   В тюрьме Ситла наемники обнаружили изможденного слепого старца. Несчастный оказался хранителем. Император хотел узнать древнюю тайну Тасконы, но цели не добился. Перед смертью бедняга рассказал путешественникам, что «Ковчег» спрятан на острове Сорго в двенадцати километрах от южной оконечности Аскании и указал точное местонахождение входа в лабиринт.
   Благодаря Олис воины сумели избежать казни. Родман решил повеселиться и устроил жестокий поединок. Люди должны были драться с опасным хищником. В неравном бою погиб Вацлав Воржиха. Однако правитель просчитался, и Карс сумел прикончить злобную тварь. Самозванцу ничего не оставалось, как отпустить пленников.
   Но император не любил проигрывать. С группой верных телохранителей он последовал за беглецами. Возле реки разбойники попали под ураганный огонь корабельных пушек. На груди Родмана наемники обнаружили характерный знак воина Тьмы. Оставаться на Униме больше не имело смысла.
   Совершив очередной переход через океан, земляне достигли побережья Аскании. На этом материке сохранилась довольно развитая инфраструктура. В городе Владсток путешественники переоделись и раздобыли документы. На дилижансе отряд добрался до центра провинции. Наемники намеревались сесть в Смолске на поезд и оправиться на юг. Увы, их планы нарушила служба контрразведки. Операцией по поимке чужаков руководил Ил Беркс. Много лет назад полковник заключил сделку с Тьмой. Теперь асканиец отрабатывал долги.
   К счастью, неизвестный доброжелатель предупредил землян об опасности…
   Об этих удивительных и захватывающих приключениях вы можете прочитать в романах: «Лучшие из мертвых», «Яд для живых», «Сектор мутантов», «Стальная кожа», «Глоток свободы», «Конец империи», «Воины света», «Наемники», «Хищники будущего».

Глава 1
В ПОГОНЕ ЗА БЕГЛЕЦАМИ

   Вот уже час как Ил пристально смотрел на фонарь на улице и не мог заснуть. Одно движение руки и плотная штора устранит источник света. Но делать этого полковник не хотел. Его терзали мучительные раздумья. Сегодня вечером все окончательно встало на свои места. Чужаки действительно являются воинами Света. И в Смолск они прибыли неслучайно. Пришла пора и Берксу вступить в сражение.
   Во время ужина Ил внимательно наблюдал за врагами. Без сомнения, незнакомцы – полные дилетанты в разведке. Швыряются деньгами, откровенно рассматривают посетителей, часто о чем-то расспрашивают официантов. Сразу чувствуется, что мужчины не асканийцы. Их можно брать хоть завтра утром. А на допросе многое прояснится.
   И, тем не менее, что-то полковника беспокоило. Некоторые детали никак не укладывались в схему. Из Владстока приехало одиннадцать человек. В «Транзите» же поселились только трое. Значит, в целях безопасности отряд разделился. Звучит логично. Но почему чужаки не контактируют с остальными группами? Договорились о встречи перед отправлением поезда? Пожалуй, это самый разумный ответ.
   Тогда от кого письмо? От товарищей? Вряд ли. Судя по мимике, воины удивились посланию не меньше Беркса. Официант красноречивым жестом указал на столик у окна. Пытаясь разглядеть таинственного автора, Ил даже приподнялся со стула. Увы, его усилия оказались тщетны. Оставив деньги на тарелке, мерзавец бесследно исчез. Шохонс, разумеется, ничего кроме бутылок в ресторане не замечал.
   Надо отдать должное, действовал незнакомец довольно профессионально. Похоже, именно он мешает службе контрразведки вести расследование. Полковник не пожалел бы никаких денег, лишь бы узнать содержание письма. Ведь поведение мужчин сразу изменилось. Отставив в сторону бокалы с вином, чужаки неторопливо, осторожно принялись изучать зал.
   Неожиданно взгляды Беркса и одного из воинов встретились. Тасконец невольно почувствовал обжигающее дыхание смерти. Перед ним сидел заклятый враг. По телу Ила пробежала нервная дрожь. В глазах незнакомца читалась сила и уверенность. Хотелось вскочить и закричать, чтобы чужаков немедленно арестовали. С огромным трудом офицеру удалось подавить нахлынувшие эмоции. Завтра! Все будет решено завтра. Сети расставлены, и зверю уже не уйти.
   Раздался громкий частый стук в дверь. Открыв глаза, полковник включил настольный светильник и посмотрел на часы. Без двадцати пять. Интересно, какой болван посмел поднять его в такую рань? Впереди тяжелый день и надо бы хорошенько выспаться.
   – Лейтенант, кто там? – крикнул Беркс охраннику.
   В спальню буквально ворвался майор Шохонс. Выглядел бедняга ужасно. Волосы взъерошены, лицо бледное, руки трясутся, рубаха в брюки не заправлена, а пиджак и вовсе неправильно застегнут.
   – Что случилось? – спросил Ил, вставая с кровати.
   – Они, они… – выдохнул начальник местного отдела, – …исчезли.
   От страха офицер вжал голову в плечи. Майор ожидал бури. Служба контрразведки Смолска провалила простейшую операцию. Однако взрыва негодования не последовало. Неторопливо одеваясь, полковник мучительно перебирал в голове все возможные варианты. Предчувствия не обманули Беркса. Воины Света доставят ему еще немало неприятностей.
   – Что, значит, исчезли? – проговорил Ил. Взглянув на подчиненного, асканиец после короткой паузы добавил:
   – Шохонс, возьмите себя в руки. Выпейте вина, успокойтесь и внятно докладывайте. Работа есть работа.
   Вежливый тон полковника подействовал на офицера отрезвляюще. Осушив бокал вина и приведя в порядок одежду, майор произнес:
   – В четыре утра капитан Вильсон пошел проверять посты. Он действовал строго по инструкции. Но ни на втором, ни на третьем этаже дежурных не оказалось. Пришлось поднимать по тревоге мобильную группу. Мы сразу подумали на чужаков и с помощью запасных ключей вскрыли номера, где проживали подозреваемые. Агентов обнаружили связанными и с кляпами во рту. После захвата их с пристрастием допрашивали.
   – Пытали? – уточнил Беркс.
   – Нет, – ответил Шохонс. – Только угрожали. К сожалению, мерзавцы разболтали много лишнего. Рассказали даже о вашем пребывании в «Транзите»…
   – Разжаловать и выгнать трусов из контрразведки! – распорядился Ил.
   – Уже сделано, – отрапортовал начальник отдела. – Незнакомцы бежали через окно второго этажа, спустившись по простыням. Признаюсь честно, мы это не предусмотрели. Наружное наблюдение за гостиницей отсутствовало.
   Офицер вновь опустил глаза. За столь очевидный промах ответственность лежала исключительно на нем. Над карьерой майора сгустились тучи. Впрочем, полковник сейчас думал совершенно о другом. Тасконец судорожно пытался оценить сложившуюся ситуацию. Воины Света его опередили.
   В плане конспирации чужаки конечно дилетанты, но действуют они нагло и уверенно. Стал понятен и смысл письма. Незнакомцев предупредили об опасности. Кто-то определенно пытается вклиниться в игру. Узнал бы – разорвал в клочья! Вопрос в том, куда теперь двинется противник? Хотя, ответ очевиден. Спасать друзей!
   – Шохонс, – скомандовал Беркс. – Немедленно отправьте людей в «Континент»! Надо сейчас брать всех подозреваемых. Утром будет поздно.
   Начальник отдела начал нервно топтаться на месте. Спустя несколько секунд офицер вымолвил:
   – Чужаки уже были там. Они сняли дежурных на четвертом и шестом этаже и вывели через парадный вход две молодые пары. На «хвосте» у группы опытные агенты. Уверен, незнакомцы не заметят слежку.
   Ил тяжело опустился в кресло. Этой ночью враг сработал безупречно. Факт малоприятный. Не исключено, что своим безрассудным поведением воины лишь усыпляли бдительность службы контрразведки. Хитрый и умелый ход.
   – Может, подключим полицию? – осторожно спросил майор. – У них большой опыт в поимке преступников. Перекроют дороги, усилят конные патрули, проведут тотальную проверку документов. Одиннадцать человек – не иголка. Укрыться в Смолске не так-то просто.
   – Ни в коем случае! – молниеносно отреагировал полковник. – Это наше дело. Я не хочу выглядеть идиотом. Полиция обязательно припишет всю славу себе. Пока мы допустили только одну серьезную ошибку. И ее надо исправлять. Давай произведем расчеты. В «Транзите» разместились трое…
   – Четверо, – поправил Шохонс. – К тем троим, за столиком, прибавился затворник. Из его номера, кстати, чужаки и бежали.
   – Неважно, – махнул рукой Беркс. – Четыре и четыре – восемь. Где еще трое? Никто не знает. А мне нужны все шпионы. Майор, поднимайте людей. Забудьте об отдыхе и сне. Вы должны любой ценой найти лазутчиков.
   Кто-то их видел, кто-то слышал. Не провалились же они сквозь землю.
   – Слушаюсь! – начальник отдела вытянулся в струну.
   – А сейчас мы отправимся в «Континент», – проговорил Ил. – Будем на месте разбираться в ситуации.
   Двигаясь по ночному городу, полковник продолжал размышлять. Без сомнения, воины действуют спонтанно. Известие о слежке встревожило и озадачило незнакомцев. Группу раскрыли слишком быстро. Теперь чужаки будут метаться по городу в поисках убежища. Пожалуй, Шохонс прав, шансов спрятаться у противника немного.
   Неожиданно Беркс вспомнил слова майора о захваченных в плен агентах. Странно, почему воины Света его не убили в «Транзите»? Испугались? Вряд ли. Охранник не сумел бы оказать незнакомцам должного сопротивления. Тогда что же остановило врагов? Скорее всего, нежелание рисковать. Нападение на Ила не входило в планы чужаков. Значит, противник осторожен и дисциплинирован.
   Вскоре полковник оказался у дверей «Континента». Возле гостиницы стояли двое полицейских и наблюдали за суматохой в холле. На устах служителей порядка застыли ироничные ухмылки. Через пару часов они доложат своему начальству о неудачной операции службы контрразведки. Полностью скрыть информацию, к сожалению, не удастся.
   Войдя в здание, Беркс увидел довольно печальную картину. На мягком диване сидели трое сотрудников с мокрыми повязками на голове и шее. Выяснять подробности не имело смысла. Куда больший интерес вызывали свидетельские показания метрдотеля. Бедняга трясся от страха и скороговоркой что-то бессвязно лепетал. Сейчас ничего ценного служащий уже сказать не мог.
   – Позовите агента, допрашивавшего этого болвана, – приказал Ил Шохонсу.
   Майор окликнул капитана, и тот, заметив высокое начальство, тотчас вскочил со стула. Через несколько секунд офицер предстал перед полковником.
   – Доложите итоги следствия, – вымолвил Беркс.
   – Около четырех часов в «Континент» вошли два человека в дешевой невзрачной одежде, – произнес сотрудник. – Метрдотель принял их за подвыпивших ночных гуляк, забредших в гостиницу. Он попытался выставить хулиганов, но незнакомцы показали крупную сумму денег и потребовали дорогой номер. Разумеется служащий сдался. Кроме того, новые постояльцы поинтересовались, в какой комнате остановился господин Септон.
   – Искали сообщников, – догадался Шохонс.
   – Так точно, – подтвердил капитан. – Затем, чужаки побеседовали с нашими агентами у стойки бара и отправились наверх.
   – О чем шпионы могли говорить с дежурной сменой? – удивился майор.
   Офицер невольно замялся и опустил глаза. Подставлять друзей ему не хотелось. Впрочем, выбора у тасконца не было.
   – По словам бармена, – неуверенно произнес капитан, – незнакомцы спросили Макса и Тила не служат ли они в контрразведке. Отрицать данного факта офицеры не стали, но заявили, что сейчас не на задании…
   Асканиец еще не успел закончить фразу, а Ил уже громко хохотал. Полковник по достоинству оценил юмор и смелость врага. Воины Света шли в бой с открытым забралом. Поступок, вызывающий уважение. Подобная наглость способна сбить с толку кого угодно.
   – Дайте мне взглянуть на этих олухов, – презрительно вымолвил Беркс.
   – Лейтенанты Ленни и Остен следят за группой чужаков, покинувших гостиницу, – с обидой в голосе сказал офицер.
   – Сомневаюсь, – возразил Ил. – Если я правильно считаю, двое преступников остались на улице. Они осуществляли прикрытие. Отход по всем правилам военного искусства. Шохонс, ваши подчиненные либо мертвы, либо находятся в таком же состоянии…
   Полковник жестом указал на сотрудников, разместившихся на диване. Увы, отдел в Смолске давно не сталкивался с серьезным противником. Агентам явно не хватало опыта и профессионализма.
   – Вы переписали имена постояльцев? – поинтересовался Беркс.
   – Так точно, – отрапортовал капитан. – Крус и Ника Септон, Олан Бланк и…
   – Не надо, – махнул рукой Ил. – Детали представите в письменном отчете. Где выданы удостоверения личности?
   – В книгах регистрации такого пункта нет, – проговорил офицер. – А служащий гостиницы не обратил внимания…
   – Само собой, – усмехнулся полковник. – Кажется, я знаю, откуда у шпионов подлинные документы. Незнакомцы идут напролом. Похвальная, но весьма опрометчивая храбрость. Слишком много следов.
   Беркс неторопливо направился к стойке бара. После сплошной череды неудач требовалась разрядка. Впереди предстоял трудный день. Заказав две кружки пива и жаркое, Ил приступил к завтраку. Но не успел полковник сделать и пару глотков, как двери «Континента» с шумом распахнулись. В гостиницу вошли трое полицейских и двое голых мужчин с сильными кровоподтеками на лице. Впереди группы гордо вышагивал высокий стройный лейтенант.
   – Кто здесь старший? – громко спросил молодой человек.
   – Я, – нехотя ответил Шохонс.
   – Мы задержали этих людей на улице в неприличном виде, – произнес полицейский. – Они утверждают, будто являются агентами службы контрразведки.
   Движение руки и патрульные вытолкнули на середину холла обнаженных мужчин. Бедняги пытались закрываться, но у них ничего не получалось. В помещении послышался смех. Более комичную ситуацию представить себе было трудно.
   – Это действительно мои сотрудники, – кивнул головой майор, показывая удостоверение. – Полагаю, ничего предосудительного офицеры не совершили?
   – Нет, – с непроницаемым выражением лица вымолвил лейтенант. – Задержанные пытались оказать сопротивление, и пришлось применить силу. Надеюсь, претензий не будет? Мы выполняли свою работу.
   – Вы сделали все правильно, – подтвердил начальник отдела.
   – Если нужна помощь… – начал офицер.
   – Нет, нет, – поспешно оборвал его Шохонс. – Мы разберемся сами.
   Патрульный четко козырнул и направился к выходу. Оставив агентов на растерзание майора, полицейские быстро покинули холл. Как только лейтенант скрылся из виду, глава отдела истерично заорал:
   – Идиоты! Мало того, что упустили чужаков, так еще и службу контрразведки опозорили. Полиция долго будет вспоминать этот случай. А если какой-нибудь писака из паршивой газетенки вынюхает подробности? Тогда вам несдобровать! Я лишаю обоих месячного жалования. Подобным болванам оно не нужно.
   Допивая кружку пива, Беркс иронично уточнил:
   – Насколько я понял, передо мной Ленни и Остен.
   – Так точно, – тяжело вздохнул Шохонс.
   – Хороши, – язвительно заметил полковник. – На задание в таком виде… Великолепная маскировка. Никто не догадается о слежке…
   – Мы старались, – неуверенно сказал один из офицеров.
   – Не сомневаюсь, – произнес Ил. – К сожалению, бог обделил вас мозгами. Где потеряли группу?
   – В бедном квартале, – опустив голову, вымолвил Ленни. – Мы действовали точно по инструкции, держа объект на расстоянии. При входе в район нищих на нас напали. Мерзавцы забрали и одежду, и документы.
   – Действительно, идиоты, – согласился с майором Беркс. – Вы проявили удивительную беспечность. За что и поплатились…
   Полковник повернулся к сотрудникам отдела и, повысив голос, проговорил:
   – Слушайте меня внимательно! Противник очень опытен и хитер. Перестаньте изображать из себя профессионалов. На войне обстановка меняется с невероятной быстротой. Сегодня ты охотник, а завтра – жертва. Если хотите выжить, советую сделать соответствующие выводы.
   Из «Континента» Ил отправился в управление. Настроение было отвратительным. Беркс всюду опаздывал. Враг постоянно его опережал. Успокаивало лишь одно – из Смолска незнакомцам не выбраться. Дороги надежно перекрыты кордонами. Отряд сразу привлечет внимание наблюдателей.
   А если чужаки снова разделятся? Тогда серьезных проблем не избежать. Может приказать задерживать людей с владстокскими удостоверениями личности? Идея неплохая, но неосуществимая. Без помощи полиции в таком деле не обойтись. А они только и ждут случая, чтобы поставить службу контрразведки в неловкое положение. Нет! Надо обходиться собственными силами.
   В конце концов, людям свойственно ошибаться. Ситуацию еще можно исправить. У Шохонса немало хороших исполнительных сотрудников. Главное сейчас найти след беглецов. Полковник повернулся к начальнику отдела и спросил:
   – Когда прибудет экипаж из Владстока?
   – Не раньше пятнадцати часов, – вымолвил майор. – Я распорядился лошадей не беречь.
   – Правильное решение, – произнес Ил и вдруг остановился.
   В голову Беркса пришла простая и гениальная мысль. И как он раньше не догадался! Бедный квартал Смолска наверняка контролируется местными преступными группировками. Бандиты знают свою территорию гораздо лучше полицейских. Вот кому известно, где спрятались чужаки!
   – Шохонс, а кто у тебя в городе заправляет ворами и налетчиками? – после небольшой паузы проговорил полковник.
   – Так сразу ответить сложно, – пожал плечами офицер. – Если брать в расчет крупные фигуры, то их три. Однако…
   – Перестань, майор, – махнул рукой Ил. – Кто владеет злачными местами, тот и стоит во главе преступной организации. Скажи честно, ты бы ночью один в нищий район сунулся?
   – Один? – переспросил начальник отдела. – Ни за что! Там люди часто пропадают. Ну а спустя несколько лет в лесу находят обезображенные трупы. В темное время суток даже вооруженные патрули не рискуют заходить в квартал.
   – Я так и думал, – усмехнулся Беркс. – Похоже, у незнакомцев сегодня была «веселая» ночка. Надеюсь, мерзавцы сделали всю грязную работу за нас. Быстро вспоминай к кому нужно обратиться за разъяснениями.
   – А чего вспоминать, – вымолвил Шохонс. – Леон Чебанс. Публичные дома, подпольные казино, кабаки и таверны. У него целая армия преданных головорезов. Год назад полиция провела облаву и многих бандитов арестовала. Но негодяй легко восполнил потери.
   – А на самого Чебанса что-нибудь есть? – уточнил полковник.
   – Он очень умен, – произнес офицер. – Налоги платит, в ограблениях не участвует. Обычный добропорядочный гражданин. Пару раз его сын попадал в неприятные истории, но Леон подкупал свидетелей, и следствие заходило в тупик.
   – Это уже зацепка, – с довольным видом проговорил Ил. – Веди меня к нему.
   – Прямо сейчас? – удивился майор. – Ведь только половина седьмого. Вряд ли Чебанс обрадуется нашему визиту.
   – Пусть привыкает! – жестко отреагировал Беркс.
   – Может вызвать подкрепление? – несмело предложил начальник отдела, глядя на двух сотрудников, следующих позади.
   – Какого черта! – выругался полковник. – Шохонс, ты в своем городе. Вот и управляй им. Мы быстро заткнем рот наглому выскочке.
   Больше возражать офицер не посмел. С обреченным видом майор повернул на улицу Ленда, ведущую на север. Конфликта с охраной Леона не избежать. Беркс умышленно обостряет ситуацию. А раз так, то пусть сам и разбирается с преступниками.
   Через двадцать минут контрразведчики подошли к роскошному трехэтажному особняку. Он располагался на самой границе кварталов, как бы отделяя один мир от другого. Здание было древней постройки, с огромными окнами и высокими потолками. Широкая мраморная лестница вела к тяжелым деревянным дверям с довольно оригинальным рисунком.
   Справа и слева, на постаментах, застыли каменные торги, оскалившие пасть и приготовившиеся к прыжку. Ил невольно остановился, разглядывая скульптуры. Мастер изобразил хищников очень реалистично. Густая клочковатая шерсть, выпученные глаза и острые длинные клыки. С этими тварями Беркс часто сталкивался в южных болотах.
   Более отчаянного и кровожадного зверя асканиец не встречал. Малейшая расслабленность, потеря бдительности и расплата следует незамедлительно. Обычно торги нападали на жертву из зарослей кустарника. Хищник прыгал человеку на спину и не оставлял ему ни единого шанса на спасение. Трещали кости, лилась кровь, а над лесом раздавался победный рев существа.
   Убить взрослого животного было необычайно сложно. Даже после нескольких пулевых ранений торг продолжал преследовать добычу. Многие солдаты, завидев ужасную тварь, бросали оружие и обращались в бегство. Впрочем, находились и смельчаки, которые в одиночку охотились на опасных хищников. Удача, правда, улыбалась немногим.
   Раздумья полковника прервал охранник, стоявший у двери. Заметив, что незваные гости поднимаются по лестнице, он нагло произнес:
   – Господин Чебанс сейчас занят и никого не принимает.
   – А мы разве тебя о чем-то спрашивали, – презрительно сказал Ил. – Или может, ты не узнал майора Шохонса?
   – Узнал, – честно признался парень. – Но у меня строгий приказ. Сегодня в дом не войдет ни один посторонний.
   – Звучит угрожающе, – усмехнулся Беркс, разглядывая крепкую фигуру молодого человека.
   Глава преступной организации умел подбирать людей. Рост тасконца наверняка под два метра, а вес не меньше ста килограммов. Такой гигант способен противостоять кому угодно. Без сомнения, он чувствует себя хозяином положения. И именно в этом его главная ошибка. Никогда нельзя быть уверенным в победе. Полковник обернулся к офицерам и, тем самым, отвлек внимание охранника.
   – Да, майор, не уважают тебя в городе, – вымолвил Ил и в тот же миг резко рубанул ладонью парня по шее.
   Издав хриплый звук, бедняга повалился на ступени лестницы.
   – Так-то лучше, – бесстрастно произнес Беркс, берясь за ручку двери.
   Шохонс с горечью смотрел на лужу крови, появившуюся возле головы молодого человека. Теперь войны не избежать. А ее без полиции не начнешь. Полковник сам сжигает все мосты.
   Между тем, события развивались стремительно. Ил не вошел, а буквально ворвался в холл. Вскочивший с кресла мужчина тотчас получил мощный удар в лицо и грохнулся на спину, уронив маленький столик с декоративной вазой. На шум выбежали трое здоровенный парней. Прежде чем, агенты успели вмешаться, двое бандитов уже лежали на полу. Сбив с ног последнего, и схватив несчастного за кадык, Беркс громко спросил:
   – Где Чебанс? Я считаю только до пяти.
   В глазах охранника мелькнул ужас. Незнакомец явно не шутил.
   – Там… – указал на массивную дверь асканиец. – В игровом зале…
   – В семь утра? – удивился полковник. – Странно. Ил крепко сжал пальцы, и парень потерял сознание.
   С людьми главаря преступной группировки Беркс особо не церемонился. Они жаловаться в полицию не пойдут. А если кто и сдохнет, то невелика потеря. Леон без труда наберет новых бойцов. Недостатка в них нет. Место погибших и отправленных на каторгу тут же занимают другие болваны.
   Уверенной походкой полковник пересек широкий холл и с силой распахнул обе створки двери. Увиденное зрелище поразило офицера. Посреди зала на огромном столе лежал труп молодого человека. Рядом горели сотни свечей. В полумраке, низко опустив голову, стоял мужчина лет пятидесяти. На нем был дорогой черный костюм, явно одетый по случаю траура. По щекам хозяина особняка текли редкие крупные слезы. В том, что это Чебанс Ил не сомневался.
   Леон повернулся к вошедшим контрразведчикам, но не сказал ни слова. В глазах тасконца сверкала ненависть. Неожиданно из потайной двери в помещение вбежали пятеро телохранителей. Бандиты держали в руках пистолеты и в любой момент могли открыть огонь.
   Данный факт ничуть не смутил Беркса. Не испытывая ни малейшего страха, он приблизился к столу. На груди мертвого юноши отчетливо виднелось обширное кровавое пятно.
   – Хороший удар, – равнодушно заметил Ил. – Несомненно его нанес профессионал. Лезвие вошло точно между ребер.
   – Заткнись, ублюдок! – воскликнул один из охранников, делая шаг вперед.
   Движение асканийца остановила поднятая рука Чебанса. Главарь преступников посмотрел на незваного гостя и скорбно проговорил:
   – Господин полковник, вы выбрали неудачное время для визита. Еще вчера я принял бы вас с подобающими почестями. А сейчас у меня траур. Сегодня ночью погиб мой единственный сын.
   – Разведка в Смолске работает неплохо, – удовлетворенно сказал Беркс. – Значит, слухи о неограниченных возможностях Леона Чебанса ничуть не преувеличены. Вы действительно обладаете реальной властью. А именно это мне и нужно.
   – Все, что угодно, но только через семь дней, – произнес мужчина. – Яненарушупогребальные обычаи.
   – К сожалению, у меня мало времени, – пожал плечами Ил.
   – Ты оглох, болван! – выкрикнул неугомонный телохранитель. – Проваливай отсюда!
   Не поворачиваясь в сторону бандита, полковник спокойно вымолвил:
   – Леон, если не заткнешь ему пасть, он отправится на тот свет вслед за твоим несчастным сыном.
   – Скол, уйди, – проговорил Чебанс.
   – А теперь к делу, – продолжил Беркс. – Я знаю, что ты контролируешь район нищих. У тебя есть там и глаза, и уши. Любой незнакомец, вошедший туда днем или ночью, будет под постоянным наблюдением. Я правильно излагаю?
   Вместо ответа тасконец утвердительно кивнул.
   – Замечательно, – улыбнулся Ил. – Сегодня, в половине пятого утра, в квартал проникла группа хорошо одетых людей…
   Лицо Леона исказила гримаса боли. Яростно сжав кулаки, главарь преступников произнес:
   – Восемь человек: шестеро мужчин и две женщины.
   – О-о, я вижу, что не ошибся в выборе, – заметил полковник.
   – Они и убили Эдгара, – с горечью выдавил Чебанс. – Девчонка на удивление хладнокровно вонзила клинок.
   Леон с ненавистью швырнул окровавленное оружие на стол. Ил взял в руки кинжал и начал его внимательно рассматривать. Двухстороннее очень острое и прочное лезвие, аккуратная пластиковая ручка с небольшими выступами для пальцев. Сбоку нанесена гравировка в виде букв «А Д В». Инициалы владельца? Вряд ли. Нож выглядел чересчур стандартно. Определенно заводское производство. Однако Беркс мог поспорить с кем угодно – подобные кинжалы на Аскании не выпускают. На допросе клинок будет веской уликой.
   В своих размышлениях полковник оказался недалек от истины. Рона забрала нож у пленного моряка со «Стремительного», а буквы обозначали аббревиатуру десантных войск Алана.
   Подняв голову, Ил взглянул на гневное лицо главаря преступников и понял, что обрел верного и надежного союзника. Чебанс буквально кипел от ярости.
   – Я поклялся любой ценой отомстить мерзавцам, – с пафосом сказал Леон. – И меня никто не остановит. Даже могущественная служба контрразведки. Терять больше нечего, душа опустошена.
   – Утрата действительно тяжелая, – согласился Беркс, – но давайте лучше поговорим о чужаках. Сегодня наши интересы удивительным образом совпадают. Люди, убившие вашего сына, очень опасны. Они являются врагами всей Аскании. И я хочу найти негодяев. Не важно – живыми или мертвыми. Главное, чтобы были представлены тела.
   – Их доставят вам по частям, – с невероятной злобой в голосе выдохнул тасконец.
   – Меня это устроит, – усмехнулся офицер. Полковник неторопливо двинулся к выходу. У самой
   двери Ил обернулся и неожиданно произнес:
   – Никак не могу понять, почему незнакомцы напали на столь симпатичного молодого человека? Да и вряд ли он ходил по улицам один.
   В вопросе явно чувствовался подвох. Беркс уже догадывался о причинах конфликта, но хотел услышать ответ из уст Чебанса. Однако Леон не зря возглавлял преступную организацию Смолска. Застать его врасплох офицеру не удалось. После короткой паузы асканиец вымолвил:
   – Эдгар любил веселиться по вечерам. Ничего не поделаешь – молодость. Кабаки, бордели, женщины… Юноша частенько напивался и отправлялся гулять по улицам бедного квартала. Лучшего места для развлечений не найти. Полиции нет, и добропорядочным гражданам не мешаешь.
   – В эту ночь бедняга явно ошибся с выбором жертвы. Такое иногда случается, – вставил Ил. – Но где же были телохранители, когда красотка пускала в ход нож? Неужели тряслись от страха?
   – Трусов в моем окружении нет, – самоуверенно сказал Леон. – Они пытались наказать наглецов. К сожалению, результат получился плачевным. Можете взглянуть…
   Мужчина повернулся к охранникам и кивнул головой в сторону дальнего конца зала. Два бандита тотчас бросились выполнять приказ главаря. В помещение вспыхнули десятки мощных ламп. Проблем с электричеством хозяин дома не испытывал.
   Полковник и офицеры службы контрразведки зашагали к людям Чебанса. Обогнув длинный деревянный стол, Беркс невольно замер. Возле стены лежали четыре окровавленных трупа. Парни обладали крепким телосложением, но, судя по ранам, оказать достойное сопротивление противнику не сумели. У троих были раскроены черепа, а одному вонзили кинжал в шею.
   – Отличная работа, – восхищенно заметил Ил. – Давно я не сталкивался с таким презрением к человеческой жизни. Чужаки бились, как на войне. Судя по всему, это профессиональные солдаты. Чем они сражались?
   – Мечами, – проговорил Леон.
   – Чем? – не понял полковник.
   – Мечами, – повторил главарь преступников. – Древними клинками, описания которых встречаются в книгах. Ничего подобного мои люди раньше не видели. Мерзавцы словно возникли из прошлого. Стоило охранникам Эдгара приблизиться, как незнакомцы вытащили из сумок оружие. Пара секунд, и я лишился трех отличных парней. Четвертого убила та же девчонка, метнув кинжал метров с шести, когда он целился из пистолета.
   – В темноте? – изумленно уточнил Шохонс.
   – Именно, – подтвердил Чебанс.
   – Потрясающе! – воскликнул Беркс. – Чужаки поражают меня все больше и больше. Я определенно их недооценил. У негодяев нет никаких комплексов и ограничений. Группа идет напролом, сметая со своего пути любые препятствия. Вопрос в том, куда воины стремятся?
   – Пустые рассуждения, – вставил Леон. – Я найду и прикончу подлецов. Никто не уйдет от справедливой кары.
   – Боюсь, эта добыча вам не по зубам, – произнес Ил. – Мы имеем дело с опытными бойцами. Они без труда прикончат твоих головорезов. Лучше поступим следующим образом: как только поисковики обнаружат беглецов, ты сразу известишь меня о местонахождении отряда. Я провожу операцию по захвату незнакомцев и даю тебе возможность свести счеты с убийцами сына.
   – Согласен, – вымолвил главарь преступников. – Лишние жертвы никому не нужны.
   – И вот еще что… – полковник понизил голос. – Не стоит впутывать сюда полицию. От нее одни проблемы. Местные болваны выставят посты на дорогах и сразу спугнут чужаков.
   Через пять минут сотрудники службы контрразведки покинули дом Чебанса. На лестнице двое бандитов помогали охраннику подняться. Его лицо было залито кровью. При падении бедняга сломал нос и разбил бровь. Тасконец до сих пор не мог придти в себя. Впрочем, Беркса подобные мелочи ничуть не волновали. Люди для Ила – это расходный материал, который легко можно заменить.
   Спускаясь по ступеням, полковник даже не взглянул на парня. Сейчас его занимали совсем иные мысли. Противник нажил себе в Смолске могущественных и непримиримых врагов. Факт отрадный. Однако Беркс все отчетливее понимал, что враг силен и опасен. Справятся ли с ним олухи Шохонса? Трудный вопрос. Если в события вмешаются армия и полиция, сохранить тайну вряд ли удастся. А победа такой ценой Илу не нужна.
   Устроившись в кабинете главы отдела, полковник терпеливо ждал развязки. Преступники прекрасно знают город и обязательно найдут незнакомцев. А уж тогда за дело возьмется Беркс. Лишь бы эмоции Леона не возобладали над разумом. Жажда мести – плохой советчик.
   Время тянулось невероятно медленно. Ил уже не отрывал взгляда от часов. Нервное напряжение достигло предела. Полковник не мог сидеть и непрерывно ходил по комнате. Ровно в полдень кто-то осторожно постучал в дверь. Беркс невольно вздрогнул и громко произнес:
   – Войдите!
   На пороге появился капитан Нест. Его внешний вид красноречиво говорил об усердии офицера. Взъерошенные волосы, раскрасневшееся лицо, грязный пот на щеках, одежда в дорожной пыли. Асканиец наверняка скакал до Смолска без остановок.
   – Как успехи? – поинтересовался Ил.
   – Смотря, что вы хотите услышать, – ответил капитан. – Мы добрались до трактира еще ночью. Выбрали место для наблюдения и следили все утро. Мужчина на месте. Но Ловаль ли это, сказать трудно. Ни я, ни Лескон его раньше никогда не видели. Женщина и дети ведут себя абсолютно спокойно.
   – Ясно, – проговорил полковник. – Возвращайтесь назад и не спускайте глаз с хозяина. Помните, он очень хитер и ошибок не прощает.
   – Слушаюсь, – козырнул Нест и тут же исчез за дверью.
   Беркс устало сел в кресло. Наконец-то первая хорошая новость за последние дни. Признаться честно, Ил немного побаивался Алекса. Слишком опасный и умный противник. Если бы Ловаль встал на сторону лазутчиков, местной службе пришлось бы туго. Значит, письмо в «Транзите» – не его работа. А ведь полковник грешным делом сразу подумал об Алексе. Очередной досадный промах. Неужели интуиция начала подводить?
   Открыв дверцу письменного стола, Беркс достал едва початую бутылку вина. Искать бокал Ил не стал и сделал пару больших глотков прямо из горлышка. В голове приятно зашумело. Надо успокоить нервы и сосредоточиться. Беглецам не вырваться из западни.
   Свидетелей из Владстока привезли лишь в шестнадцать часов. Хотя возничие в этом вряд ли виноваты. Лошади в упряжке дилижанса еле держались на ногах. Разумеется, досталось и людям. Дверцы экипажа открылись, и на тротуар ступили трое мужчин и одна девушка. Их лица были необычайно бледны. Гонка по ухабам проселочной дороги – удовольствие не из приятных.
   Кроме того, асканийцы откровенно боялись предстоящего визита в отдел контрразведки. Просто так могущественная служба никого в центр провинции не привозит. Да еще и без объяснения причин. Значит, они угодили в какую-то неприятную историю.
   Офицер сопровождения быстро взбежал по лестнице на второй этаж. Шохонс его давно ждал и потому в кабинет вошел первым.
   – Прибыли свидетели из Владстока, – произнес майор.
   – Вижу, – отходя от окна, вымолвил полковник. – Давай сюда посыльного.
   Вперед выдвинулся лейтенант лет двадцати пяти. Несмотря на усталость и бессонную ночь, тасконец держался достаточно уверенно.
   – Докладывайте, что удалось выяснить? – скомандовал Беркс.
   – Группа чужаков появилась в городе два дня назад рано утром, – сказал офицер. – Втрактире «Усталый путник» они представились солдатами специального разведывательного подразделения. Наткнувшись в лесу на лусков, отряд решил предупредить об опасности местных жителей.
   – Это неважно, – махнул рукой Ил. – Дальше…
   – Вместо денег незнакомцы предложили слиток золота весом в полкилограмма, – продолжил лейтенант. – Хозяин обменял его в банке на восемь тысяч рудов по самому низкому курсу и сообщил о подозрительных людях в полицию. Разбираться с чужаками пришел капитан Кронд. Сейчас бедняга пребывает в коме, так же как и два сотрудника городской управы. Действия шпионов легко объяснимы. Они избавились от полицейского контроля и достали подлинные удостоверения личности. Вскоре чужаки сменили форму на гражданскую одежду. Не испытывая недостатка в средствах, группа наняла дилижанс и добралась до Смолска.
   – Бог мой, сколько в нашей стране идиотов, – с горечью выдохнул полковник.
   – А почему полиция не доложила о случившемся в центр провинции? – уточнил Шохонс.
   – Властные структуры Владстока совершенно растерялись, – ответил офицер. – Чиновники ждали, когда свидетели придут в себя. Внешний повреждений у несчастных нет. Соответствующую депешу отослали в Смолск лишь вчера вечером.
   – Это плохо, – задумчиво сказал Беркс. – Но я надеюсь, мы опередим конкурентов. Полиция раскачивается довольно медленно. Приказ патрулям поступит еще не скоро. Надеюсь, форму лазутчиков вы привезли?
   – Так точно, – отчеканил лейтенант, выкладывая на стол аккуратно свернутый комплект.
   Ил небрежно развернул куртку и сразу заметил большие пятна крови на одном из рукавов. В нескольких местах материал был порван. Без сомнения здесь поработали челюсти лусков. В период своей бурной молодости полковник не раз сталкивался с мерзкими тварями. Видимо, незнакомцам изрядно досталось от хищников. И все же они справились. Сражаться воины действительно умеют.
   – Кого вы привезли? – спросил Беркс.
   – Хозяина «Усталого путника», его дочь, владельца магазина одежды и кассира транспортного агентства. Последний, правда, знает только двух чужаков.
   – Хорошо, – кивнул головой Ил. – Введите их в курс дела. Успокойте и поговорите о долге перед страной. Разместите всех в «Транзите». Завтра в шесть часов утра владстокцы должны быть на вокзале. Другого способа покинуть город у противника нет. Значит, кто-то из преступников обязательно придет за билетами. Свидетели обязаны вести себя свободно и непринужденно. Я не хочу, чтобы операция сорвалась из-за чьей-то ошибки.
   – Слушаюсь, – козырнул офицер и исчез за дверью. Полковник повернулся к начальнику отдела и произнес:
   – Как идут поиски? Ведь не могли же одиннадцать человек бесследно исчезнуть. Смолск не настолько велик.
   – Увы, – развел руками майор. – Мои агенты сбились с ног, но результата пока нет. Удалось лишь выяснить, где скрывались последние трое шпионов. Это гостиница «Лесная» на северо-западной окраине города. К сожалению, хозяин плохо запомнил постояльцев. Сегодня рано утром незнакомцы пропали.
   – Ясно, – вымолвил Беркс. – Их предупредили об опасности. Как обстоят дела у Чебанса? Его каналы гораздо надежнее.
   – Известий от Леона еще не поступало, – ответил Шохонс. – Боюсь, он проявит самоуправство. Мерзавец жаждет мести. Обнаружив отряд, Чебанс сначала отправит туда своих головорезов и только потом позовет нас. В качестве трофея мы получим изуродованные трупы.
   – Не самая худшая развязка, – усмехнулся Ил. – Люблю выполнять грязную работу чужими руками. Убитых лазутчиков представим как жертв бандитских разборок. Заодно, обвиним полицию в бездействии.
   – Кстати о полиции, – проговорил начальник отдела. – Патрули на дорогах спешно усиливаются. У подозрительных лиц проверяются документы. Однако четкой системы пока нет.
   – Значит, сообщение из Владстока они получили, – сказал полковник. – Теперь незнакомцы окончательно загнаны в угол. Кольцо окружения сжимается все плотнее.
   Неожиданно раздался громкий стук в дверь. В кабинет вошел дежурный офицер. Судя по выражению лица, лейтенант принес неприятное известие. На мгновение тасконец замешкался.
   – Что случилось? – нетерпеливо спросил Беркс.
   – Прибыл посыльный от господина Чебанса, – отрапортовал дежурный.
   – Наконец-то, – выдохнул майор. – Чужаков удалось найти?
   – Так точно, – произнес офицер. После короткой паузы асканиец добавил:
   – К сожалению, преступники решили самостоятельно свести счеты с беглецами. Они вновь потеряли несколько человек и дали группе скрыться. Где сейчас лазутчики неизвестно.
   – Кретины, – устало вымолвил Беркс. – Я ведь предупреждал…
   Удивительно, но полковник не испытывал ни гнева, ни раздражения. Внутренне Ил был готов к очередному провалу. Доклад лейтенанта лишь подтвердил его предчувствия. Беркс посмотрел на Шохонса и проговорил:
   – Распорядитесь об экипаже. Хочу взглянуть на место стычки. Уверен, нам есть над чем поразмышлять. Неудачи следуют одна за другой. Чтобы не упустить врагов на вокзале, надо тщательно проанализировать ошибки.

Глава 2
ДОРОГА НА ЮГ

   Под покровом темноты отряд быстро уходил на север. Оповестить Жака большого труда не составило. Де Креньян, Салан и Белаун собрались буквально за десять минут. Путешественники покинули гостиницу и в обход освещенных улиц двинулись к заброшенным кварталам. К тому моменту, когда небо на востоке окрасилось в ярко-розовые тона, воины уже достигли цели.
   Перед наемниками предстала довольно унылая картина. На огромной площади находилось около двухсот полуразрушенных зданий. Некогда роскошные многоэтажные особняки теперь пугали людей пустыми бойницами своих окон. Широкие улицы заросли травой и кустарником, а стены домов покрылись мхом и толстым слоем земли.
   Ответить на вопрос, почему рядом со Смолском существовал такой район, оказалось несложно. Всюду виднелись следы ужасного пожара. Трагедия произошла лет через тридцать после ядерной катастрофы. В уцелевшие города стекались тысячи беженцев с близлежащих окраин. Стараясь разместить несчастных людей, власти начали возводить временные бараки. В спешке нарушались элементарные нормы безопасности. Деревянные и каменные строения располагались очень близко друг к другу.
   Беда случилась поздно вечером. В одной из жалких лачуг вспыхнул пожар, и огонь мгновенно перекинулся на соседние здания. Раздуваемое сильным ветром пламя стремительно пожирало все новые и новые дома. Остановить стихию никак не удавалось. Горели крыши, оконные рамы, двери. В ту страшную ночь погибли сотни асканийцев, а квартал переселенцев превратился в руины.
   Восстанавливать их местные жители не захотели. Слишком мрачное место. Гораздо проще и дешевле было расширять Смолск в западном и южном направлении. Долгие годы развалины служили убежищем для беднейших слоев общества. Нищие находили здесь и кров, и ценные вещи для продажи. Но наступил момент, когда и они покинули скорбное пепелище. Город постепенно богател, и даже изгои получили возможность жить в более комфортных условиях.
   Природа быстро поглотила мертвый район. На пожарищах выросли деревья и кустарники. И лишь серые остовы зданий нарушали прекрасный идиллический пейзаж. Таинственный доброжелатель не зря советовал путешественникам тут укрыться.
   Стараясь не оставлять следов, воины упорно продвигались к центральной части квартала. Вскоре Аято обнаружил неплохо сохранившийся двухэтажный особняк. Друзья поднялись по лестнице наверх и расположились в большой комнате. Местность отсюда просматривалась великолепно.
   Карс подошел к окну и прислушался. Вокруг царила удивительная тишина.
   – Думаю, мы оторвались, – вымолвил Саттон.
   – Это ничего не меняет, – откликнулся Стюарт. – Наш арест – дело времени. Служба контрразведки сначала обыщет город, а затем примется за окрестности. Догадаться, что чужаки спрятались в заброшенном районе, труда не составит. Полковник Беркс не дурак.
   – У тебя есть предложение? – спросил Жак.
   – Нужно убираться из Смолска, – произнес Пол. – Пока дороги не перекрыты, у группы еще есть шанс выскочить из кольца.
   – А как же поезд? – возразил Олесь.
   – О нем придется забыть, – сказал шотландец. – Хотя бы на декаду. Уйдем в леса, займемся охотой. Рано или поздно Ил прекратит поиски.
   – Ты ошибаешься, – вмешался Аято. – Подобный вариант не решит проблему. Аскания – не Оливия и даже не Унима. Здесь хорошо развитая инфрастуктура. Об опасных преступниках сообщат во все населенные пункты. Как только отряд выйдет из леса, местные жители тотчас известят об этом полицию. Я соглашусь с тобой в одном: отсюда действительно надо бежать. И чем быстрее, тем лучше.
   – На вокзале нас наверняка ждут, – покачал головой де Креньян. – Соваться туда, по меньшей мере, глупо. Возле билетных касс дежурят сотрудники «Транзита» и «Континента». И стоит им опознать постояльцев, как агенты службы контрразведки перекроют зал.
   – Значит, плана действий у группы нет, – усмехнулся самурай. – Мы, как дикие звери, загнанные в угол. Кусаемся, царапаемся, а вырваться из западни не можем. И рано или поздно хищника прикончат.
   – «Приятная» перспектива, – заметила Линда. – Давно я вас не видела в таком подавленном настроении. А ведь по сути дела ничего не случилось. Убрали нескольких мерзавцев, раздели офицеров контрразведки, усыпили работников городской управы. На Оливии и Униме бывали ситуации и похуже.
   – Ты абсолютно права, – кивнул головой Храбров. – Но там отряд сталкивался с врагом лицом к лицу. У кого острее клинок, тот и прав. Простые, незамысловатые законы войны. Противника не надо искать, он перед тобой. На Аскании же все иначе. Здесь царит мир и порядок. И мы начали ошибаться. Данный факт меня настораживает и пугает. Если группа не перестроится, беды не миновать.
   – Уходить в лес нельзя, – вставил властелин. – Армия и полиция прекрасно знают эти места. Нас обязательно выследят и уничтожат. Единственный шанс спастись – слиться с толпой.
   Спор постепенно затих. Ночь получилась бурной, и люди нуждались в отдыхе. К сожалению, во время бегства никто не подумал о продовольствии и воде. В результате сумки путешественников оказались совершенно пусты. Пришлось друзьям ложиться спать на пустой желудок. После обильных возлияний в ресторанах Смолска наемники были вынуждены вновь привыкать к суровым походным условиям.
   Несмотря на усталость, воины ни на секунду не теряли бдительность. Они понимали, что их ищут, а потому наблюдатели менялись каждый час. От напряжения глаза устают, и человек может проглядеть появление вражеских разведчиков. Унылая однообразная местность лишь затрудняла обзор. Зеленая листва деревьев и кустарников сливалась с поросшими мхом и травой развалинами.
   Тем не менее, Жак сразу заметил подозрительного мужчину. Тасконец перебежками двигался от здания к зданию, неуклонно приближаясь к центру квартала. В правой руке человек держал какой-то предмет, похожий на пистолет.
   – Подъем! – выкрикнул француз. – У нас гости…
   Путешественники тотчас вскочили на ноги и схватились за оружие. Прильнув к бойницам окон, друзья с тревогой оглядывали окрестности. Наступила томительная тишина.
   – Где? – наконец не выдержал русич.
   Де Креньян молча указал на невысокое одноэтажное строение метрах в трехстах от особняка. Воины замерли в ожидании.
   – Вижу, – тихо вымолвил Белаун. – Куст чуть левее бугра. Похоже, этот мерзавец ползет на четвереньках.
   – Вот, гад! – выругался Стюарт. – Хорошо обучен. Подбирается со стороны Сириуса. Ищите лучше, он наверняка не один. Говорил же, надо уходить…
   На возмущения шотландца никто не обратил внимания. Ситуация слишком серьезная, чтобы тратить время на пустые препирательства. Минут через пять удалось обнаружить еще трех асканийцев. Лазутчики осторожно подкрадывались с западного и восточного направления.
   – Это не группа захвата, – уверенно произнес Тино. – Но двигаются парни целеустремленно.
   – Хочешь сказать, противник знает, где мы находимся? – уточнила Мелоун.
   – Не сомневаюсь, – ответил японец. – Мы допускаем слишком много ошибок. У контрразведчиков наверняка есть бинокли. Они давно заметили странные фигуры в оконных проемах.
   – Проклятие! – зло выдохнул Крис, передергивая затвор автомата. – Так просто я в плен не сдамся.
   – Не кипятись, – спокойно сказал Жак. – Подставить лоб под пули еще успеешь. Надо придумать, как выбраться из ловушки без потерь.
   – А чего тут думать, – вставил клон. – Перед нами всего четыре разведчика. Асканийцы занимают позиции и ждут подкрепление. Спустимся вниз и через окно первого этажа покинем здание. Путь на север еще открыт.
   – Блестящая мысль, Олан, – русич хлопнул юношу по плечу. – Кроме того, судя по одежде, это не люди Беркса, а те выродки, что напали на отряд в квартале нищих.
   – Карс, Пол и Рона пойдут первыми, – мгновенно отреагировал Аято. – Они берут с собой только мечи и кинжалы. Никакой стрельбы быть не должно. Нарветесь на засаду, отступайте к дому. Мы вас прикроем. Если заслона нет, встречаемся на западной окраине заброшенного района. У меня появился довольно рискованный, но интересный план.
   Сбор вещей занял буквально несколько секунд. Вскоре три человека бесшумно нырнули в оконный проем. Лишь легкое колыхание веток выдавало их присутствие. Воины попали в родную стихию. Мечи путешественники пока держали в ножнах. Не дай бог, лезвие клинка блеснет в лучах Сириуса и нарушит маскировку. Преодолев двести метров, властелин предупреждающе поднял руку вверх.
   – Голоса, – тихо проговорил гигант.
   Ни шотландец, ни гетера ничего не слышали, но друзья полностью доверяли мутанту. Органы чувств Карса гораздо совершеннее. После небольшой паузы властелин указал на двухэтажный полуразрушенный особняк.
   – Там, – уверенно произнес оливиец.
   – Убираем? – спросила Мелоун.
   И Стюарт, и Карс без колебаний утвердительно кивнули головами. Участь наблюдателей была решена. На лице разведчиков не дрогнул ни один мускул. Они принадлежали к воинственным народам и привыкли к смерти. Во время боя солдат не думает о милосердии. Человеческая жизнь не стоит ровным счетом ничего. Побеждает тот, кто наносит удар первым.
   Путешественники осторожно приблизились к развалинам и спрятались в тени строения. Едва уловимый жест, и шотландец исчез в густых зарослях кустарника. Рона и властелин направились в противоположную сторону. Неожиданно мутант положил ладонь на плечо гетере. Девушка сразу остановилась. Обогнув угол здания, Карс смело вошел в помещение.
   Асканиец находился буквально в метре от властелина. Гигант сделал шаг и хладнокровно сломал бедняге шею. В этот момент из соседней комнаты появился еще один наблюдатель. Увидев мутанта, парень испуганно попятился назад и начал судорожно шарить по карманам. Его руки тряслись, а рот жадно хватал воздух, силясь издать хоть какой-нибудь членораздельный звук.
   Оружие тасконец так и не вытащил. Резко развернувшись, несчастный попытался спастись бегством, но наткнулся на меч Пола. Клинок пронзил наблюдателя насквозь. Пару секунд асканиец непонимающе смотрел на Стюарта. Но вот тело обмякло и медленно повалилось к стене. Глаза молодого человека безжизненно остекленели.
   – Двое? – уточнил землянин.
   – Похоже на то, – ответил властелин. – Подозрительных звуков я больше не слышу.
   За спиной Карса мелькнула фигура Мелоун. Бросив небрежный взгляд на трупы, гетера проследовала к окну и негромко сказала:
   – Идем дальше?
   – Мы – да, а ты задержишься здесь, – вымолвил шотландец. – Обыщи покойников. Надо же знать, кого прикончили. Дождешься остальных и двинешься вместе с ними. Я уверен, заслона впереди нет.
   На этот раз Пол не ошибся. Путь на запад действительно оказался свободен. Как и предполагал Храбров, отряд обнаружили люди Чебанса. Однако действовали они чересчур нагло и поспешно. За что и поплатились. Бандиты не успели замкнуть кольцо окружения, и отряд благополучно выскочил из ловушки. Исчезновение чужаков наблюдатели даже не заметили.
   Рона бесцеремонно вывернула карманы убитых и сразу поняла, что имеет дело с налетчиками. Дешевая одежда, кастеты, ножи и лишь один пистолет на двоих. Служба контрразведки экипировала бы своих агентов куда лучше.
   Данный факт немного успокоил наемников. С преступниками бороться все же гораздо легче, чем с правоохранительными органами.
   Примерно через двадцать минут группа собралась возле развесистого кустарника на окраине квартала.
   – Кажется, оторвались, – выдохнул Белаун.
   – Да, сегодня нам повезло, – кивнул головой де Креньян. – Полиция оцепила бы весь район. К счастью, властные структуры Аскании враждуют между собой. Но скоро они объединятся.
   – Куда теперь? – произнес Стюарт, садясь на траву. – На дорогах наверняка конные патрули. Всадники без труда догонят группу.
   – Вопрос сложный, – проговорил самурай. – За три дня мы умудрились насолить многим. Отряд ищут и служба контрразведки, и полиция, и бандиты. Худшего развития событий не придумаешь. В город идти нельзя, а выбираться отсюда надо. И самый лучший способ – это поезд.
   – Но на него не сесть, – вымолвил Олесь.
   – Почему же, – улыбнулся Тино. – Один рискованный вариант существует. Беркс ждет чужаков в Смолске. И напрасно. Железная дорога имеет огромную протяженность, и при определенных обстоятельствах состав может остановиться где угодно.
   – Уж не хочешь ли ты захватить поезд? – удивился Крис.
   – Зачем, – возразил японец. – Проще и надежнее подкупить проводников. Тысячи рудов будет вполне достаточно. Человеческая алчность не знает границ. За такие деньги довезут хоть до Сорго.
   – Идея неплохая, – согласился русич. – Нужно только определиться с местом.
   – Предлагаю в десяти километрах южнее города, – вставил маркиз. – Тогда в Смолске об инциденте ничего не узнают. Да и служащие транспортной компании не сумеют сообщить в полицию о странных пассажирах.
   – Вы сошли с ума! – воскликнул шотландец. – Группе придется совершить огромный крюк. А вдруг нарвемся на засаду?
   – Риск неизбежен, – пожал плечами Храбров. – В нашем распоряжении шестнадцать часов. Впереди целая ночь. Главное держаться подальше от оживленных магистралей. По лесу это километров двадцать. Времени достаточно.
   – Слишком опасно, – неуверенно заметил Крис. – Думаю, несколько дней нужно отсидеться где-нибудь в глуши.
   – Ты не прав, – произнесла Мелоун. – Промедление только осложнит ситуацию. Рано или поздно, власти стянут сюда войска и начнут прочесывание. Подобный опыт у асканийцев есть.
   – Сдаюсь, – англичанин демонстративно поднял руки вверх.
   – Кто-то еще хочет высказаться? – спросил Аято.
   На поляне воцарилась тягостная тишина. План самурая казался чересчур авантюрным. Малейшая ошибка, и отряд угодит в западню. Однако ничего другого друзья предложить не могли. Выдержав паузу, японец забросил на плечо сумку и проговорил:
   – Раз возражений нет, пора трогаться в путь. Скоро здесь будет большой переполох. Нам же предстоит нелегкая дорога.
   Вытягиваясь в колонну, воины скрылись в лесной зоне Смолска. Город был рядом, а потому двигались молча, периодически останавливаясь и прислушиваясь к подозрительным звукам. Судя по всему, погоня отсутствовала. Бандиты еще не поняли, что их обманули.
   Приблизительно через полчаса группа вышла к широкому оживленному шоссе. Оно уходило на северо-запад, к Лидску. По магистрали то и дело проезжали экипажи и всадники. Спрятавшиеся в зарослях кустарника наемники терпеливо ждали удобного момента для рывка. Минуты тянулись как часы.
   Крепко сжимая оружие, люди нервно поглядывали назад. Каждый хруст ветки или крик птицы заставлял путешественников вздрагивать. Лишь Карс и Тино сохраняли невозмутимое спокойствие. Первый доверял своему слуху, а второй давно научился контролировать эмоции.
   Наконец, дорога опустела. Взмах руки, и отряд бросился вперед. Полосу в пятьдесят метров воины проскочили на одном дыхании. Достигнув густой чащи, друзья замедлили темп. Они успешно преодолели серьезное препятствие.
   Вскоре стало ясно, что легкой прогулки по лесу не получится. Асканийцы вырубили в пригородной зоне все деревья, а потому просеки обильно заросли молодняком и травой. На пути постоянно попадались завалы, пни и неубранный сухой валежник. Видимо, разгильдяйство у местных жителей в крови. Это качество передается по наследству из поколения в поколение. Люди часто относятся с пренебрежением к своим природным богатствам.
   Группа двигалась необычайно медленно. И виной тому было переодевание во Владстоке. Одежда беглецов никак не соответствовала походным условиям. Самые большие проблемы возникли у Николь. Чтобы девушка могла идти по лесным тропам, Крису пришлось отрубить каблуки на ее изящных туфлях. Изрядно мучалась и Рона. Легкое, воздушное платье гетеры цеплялось буквально за каждый кустарник. Оставляя на ветках оторванные клочья, оливийка тихо ругалась.
   У мужчин дела обстояли не лучше. Шикарные дорогие ботинки промокли и натирали ноги, штаны превратились в сплошной комок грязи, а дорогие рубашки расползались по швам. Внешний вид путешественников быстро потерял лоск и привлекательность.
   Спустя час после шоссе отряд наткнулся на новую преграду. Наемники оказались перед железной дорогой. Высокая, поросшая травой, насыпь, темный металл рельс и безмятежная тишина вокруг. Оглядевшись по сторонам, воины неторопливо зашагали к магистрали. Неожиданно раздался приглушенный возглас Стюарта:
   – Назад!
   Друзья мгновенно отреагировали на призыв шотландца и скрылись в зарослях. Только сейчас путешественники заметили на севере двух асканийцев. Периодически проверяя крепление рельс, мужчины не спеша плелись к Смолску. Серая одинаковая униформа указывала на то, что это служащие железнодорожной компании.
   К счастью, они были увлечены разговором и на колыхание веток в кустах внимания не обратили. Впрочем, работали тасконцы честно и периодически подтягивали ослабшие болты. Движение по главной транспортной артерии страны отличалось безопасностью и надежностью.
   Постепенно начинало темнеть. Данный факт и радовал, и огорчал. Вести поиск отряда ночью довольно сложно. Беркс наверняка выведет людей из леса, оставив лишь несколько контрольных постов в пригородном районе. Теперь полковник вплотную займется вокзалом. Каждый второй пассажир на перроне будет являться офицером службы контрразведки.
   Поезд прибывает в Смолск в семь часов утра. К тому времени Ил перекроет все возможные направления прорыва. Успокоятся к утру и бандиты. Им доходчиво объяснят, что вмешиваться в происходящие события не надо.
   Кроме плюсов, в наступлении темноты были и минусы. Движение по ночному лесу превратилось в сущий кошмар. Салан споткнулась о корни и упала, Саттону ветка рассекла губу, Белаун рухнул в глубокую яму и намочился по пояс. Ругательства слышались беспрерывно. В выражениях никто не стеснялся. Включать же фонари наемники боялись. Воины не знали, где находятся дороги и населенные пункты, а луч света виден издалека. Рисковать понапрасну друзья не хотели.
   Около двух часов ночи группа снова вышла к железнодорожным путям, но уже на южной окраине Смолска. Переход получился очень тяжелым. Олесь и Линда слегка прихрамывали, Крис постоянно утирал кровь с лица, а Николь едва волочила ноги. Остальные устали не меньше. Об одежде и говорить не стоит. Она превратилась в грязные жалкие лохмотья.
   – Вид у нас не блестящий, – иронично сказала Салан. – Любой идиот догадается, что мы беглые преступники. Даже нищие выглядят чище и опрятнее.
   – Ты абсолютно права, – согласился Аято. – Но решение принято и отступать от него нельзя. Мы просто обязаны сесть на поезд, идущий на юг. Это единственный шанс оторваться от преследователей. День-два и отряд загонят в угол.
   – А проводник сообщит о подозрительных людях на первой же станции, – возразил Стюарт. – Полиция проверит документы и выяснит, что все удостоверения личности из Владстока и с последовательными номерами.
   – Нужно хорошо ему заплатить, – вставил Саттон, прикладывая к ране тампон, смоченный специальным раствором.
   – Он не возьмет деньги, – уверенно произнес де Креньян. – Страх сильнее алчности. За подобные проступки на Аскании приговаривают к пожизненной каторге.
   – Обсудим проблемы позже, – вмешался Храбров. – Времени осталось мало. Состав пройдет здесь через шесть часов. Мы рядом с городом и еще ничего не подготовили.
   Воины дружно посмотрели на север. Где-то там, за лесом, находился Смолск. До него было километров шесть. Это конечно не расстояние. Особенно если машинист вздумает вернуться назад, увидев заблокированную дорогу. О таком развитии событий думать не хотелось.
   Взвалив сумки на плечи, наемники быстрым шагом двинулись на юг. Идти по шпалам неудобно, зато ветки по глазам не бьют и буреломы путь не преграждают. Настроение беглецов немного улучшилось.
   В начале седьмого на горизонте появился пылающий край Сириуса. Небо на востоке окрасилось в розовые тона. Подходящее место для засады земляне нашли без труда. Ландшафт в этом районе оказался довольно ровным, и у строителей магистрали серьезных трудностей с прокладкой рельс не возникло. Высокие холмы и топкие болота остались в стороне.
   На протяжении нескольких километров железная дорога была прямой, как стрела. А потому, на данном участке машинисты всегда старались разогнать состав. Именно в конце скоростного отрезка воины и сделали завал. Тино и Пол срубили большое дерево и свалили его так, чтобы верхушка лежала на магистрали. Не заметить преграду асканийцы не могли. Вариант крушения поезда полностью исключался. Убрать препятствие тоже было несложно.
   – Наконец-то закончили, – устало выдохнул шотландец, утирая пот со лба. – Теперь бы вздремнуть часок. Ведь почти сутки на ногах.
   – В нашем плане существует определенная неувязка, – неожиданно вымолвил самурай. – Попытаемся поставить себя на место машинистов. Дерево не сломано ветром, а срублено. Почему только одно? Ответ прост – чтобы остановить состав. Это вызовет подозрение и приведет к тщательной проверке пассажиров.
   – И ты предлагаешь свалить еще с десяток деревьев, – догадался Олесь.
   – Совершенно верно, – кивнул головой Аято. – Хорошая древесина стоит дорого. Наверняка в Аскании есть люди, промышляющие незаконной вырубкой леса. Вот мы и пытаемся изобразить нечто подобное. Заготовка шла ночью, тайно, и одно из деревьев упало не туда, куда нужно. Разумеется, преступники испугались и убежали.
   – Если честно, легенда явно притянута за уши, – вставила Мелоун.
   – Других идей, к сожалению, нет, – пожал плечами японец.
   – Дискутировать некогда, – произнес русич. – Пора приступать к работе. И выбирайте стволы потоньше. Иначе застрянем тут надолго.
   Путешественники тотчас взялись за мечи. Вновь послышались частые глухие удары. О безопасности уже никто не думал. Операция вступала в завершающую фазу. Вопрос лишь в том, какой стороной повернется к ним удача.
   Пока земляне рубили деревья, Линда оказывала медицинскую помощь Николь, Роне и самой себе. На ноги женщин было страшно смотреть. Кровавые мозоли, царапины, ссадины. Этот переход они запомнят надолго. И хотя через наиболее сложные участки девушек переносили, избежать травм все равно не удалось. Немного отдохнув, тасконки и Салан начали приводить в порядок свой внешний вид.
   В восемь часов утра где-то на севере раздался призывный гудок паровоза. Это означало, что поезд покинул Смолск. Теперь отсчет времени шел на минуты. Наемники спрятались в зарослях кустарника примерно в трехстах метрах от места завала. Точную длину состава друзья не знали, но решили, что подходить к вагонам лучше сзади, чем сбоку. Так чужаков хотя бы любознательные пассажиры не увидят.
   И вот оно – ожидание. Сколько о нем сказано и написано. Секундная стрелка буквально цепляется за каждую цифру. Нервное напряжение достигает апогея. Ты словно переступаешь границу вечности. Ожидание!
   На горизонте появился густой сизый дым. С тревогой и волнением воины вглядывались вдаль. Поезд быстро приближался и вскоре выскочил на прямолинейный участок дороги. Почти тут же надрывно заскрипели колодки тормозов. В наблюдательности машинистам не откажешь. Асканийцы заметили препятствие и старались избежать столкновения.
   Резко снизив ход, паровоз медленно двигался к лежащему на рельсах дереву. Через пару минут поезд остановился. Он состоял из двенадцати длинных вагонов, которые растянулись на довольно значительное расстояние. Путешественники ошиблись совсем ненамного. Группа находилась в каких-то сорока метрах от состава. Осторожно раздвинув ветки, наемники быстрым шагом направились к последнему вагону.
   Между тем, с паровоза на землю по металлической лестнице спустились три человека. Тасконцы проследовали к месту вырубки и принялись что-то обсуждать. Спор явно затягивался, и взволнованные пассажиры начали высовывать головы в окна, пытаясь самостоятельно разобраться в ситуации.
   В более привилегированном положении оказались проводники. Они распахнули боковые двери и, стоя на подножках, активно обменивались мнениями. Первый вывод воины сделали сразу – все служащие транспортной компании являлись мужчинами. Значит, подобные рейсы не считаются прогулочными и хорошо оплачиваются.
   Впрочем, путешественников сейчас гораздо больше интересовал другой вопрос. Почему так долго не открывается дверь вагона? Не следует ли, пока не поздно, изменить план? Но вот раздался щелчок замка, и из тамбура высунулся мужчина лет сорока пяти в темно-зеленой униформе. Асканиец опустил подножку, сделал первый шаг и тут же получил сильный удар в живот. Три пары крепких рук подхватили обмякшее тело и уволокли его за состав.
   Дальнейшие действия были отработаны до автоматизма. Салан обнажила руку пленника и вколола бедняге специальный препарат. Потерявшего сознание проводника друзья отнесли на противоположную сторону насыпи. Бесцеремонно забросив тасконца в кусты, наемники осторожно, стараясь не привлекать внимания, начали посадку. В вагон поднимались быстро, по одному.
   Если кто-то и заметит их, то наверняка примет за недисциплинированных пассажиров и уж никак не за налетчиков.
   Вскоре группа собралась в маленьком тамбуре. Ужасная теснота не позволяла воинам даже повернуться.
   – Я вхожу первым, – негромко произнес Олесь. – За мной идут Тино, Пол и Карс. Жак, Линда и Вилл выдерживают паузу в три минуты. Постараемся рассредоточиться по вагону. Надо обязательно решить проблему с билетами. В крайнем случае, скажем, что они у проводника.
   – Авантюра, – покачал головой маркиз.
   – Знаю, – согласился русич. – Если свободных мест будет мало, мы попадем в очень сложное положение. Придется подкупать служащих компании, а это дополнительный риск. Но выбора, к сожалению, нет.
   – Может, все-таки захватим поезд? – предложил Стюарт. – Осуществить подобную акцию несложно. Вооруженная охрана отсутствует, а машинисты вряд ли окажут серьезное сопротивление.
   – Нет! – резко возразил самурай. – Сохранить в тайне захват не удастся, и к операции по освобождению заложников подключатся армия и полиция. Асканийцы применят к преступникам самые жесткие меры. Состав загонят в тупик и блокируют. Воинские подразделения тотчас перекроют дороги, ведущие на юг. Уверен, такие инциденты здесь случались не раз, и властные структуры к ним готовы.
   – Мы слишком много болтаем, – проговорил властелин. – Дерево с рельс уже убрали. Поезд скоро тронется в путь.
   Олесь открыл дверь и решительно шагнул в вагон. За Храбровым последовали Аято, Стюарт и Карс. Друзья оказались в небольшом помещении, из которого выходил узкий длинный коридор. Справа размещался умывальник с раковиной, а чуть дальше воины увидели дверь с надписью «туалет». Слева располагалась металлическая печка внушительных размеров. Рядом с ней лежали аккуратно наколотые дрова. В глубине земляне заметили маленький топчан и круглый стол, крепящийся болтами к полу. Бытовые условия проводников были нелегкими.
   – Куда теперь? – тихо спросил шотландец.
   – Не знаю, – пожал плечами русич. – Для начала обыщем каморку тасконца. Вдруг найдем что-нибудь ценное…
   Без лишних споров, Пол приступил к осмотру вещей проводника. Почти сразу он обнаружил в куртке кошелек с несколькими купюрами. Набралось около двадцати рудов.
   – Ничего не трогай, – вымолвил Храбров. – Все должно остаться на своих местах. Никаких признаков борьбы и ограбления. Произошел несчастный случай. Этой версии и надо придерживаться.
   – Олесь, иди сюда! – послышался голос японца. Русич и оливиец направились к Тино. Самурай стоял
   возле входа в коридор. На стене у угла висел маленький листок бумаги. На нем достаточно разборчиво было написано: «Путешественникам».
   – И как это понимать? – удивленно произнес мутант.
   – Кто же тебе скажет… – задумчиво проговорил Аято.
   – А если записка не нам? – предположил Храбров.
   – Не тешь себя напрасными иллюзиями, – иронично усмехнулся японец. – Почерк кажется мне знакомым…
   Олесь снял послание, развернул его и громко прочитал:
   – «Браво, господа! Признаюсь честно, и я, и полковник Беркс вас недооценили. В Смолске группа совершила немало промахов, но после моего предупреждения действовала практически безошибочно. Такой отчаянной наглости от чужаков никто не ожидал. Подстраховка даже не понадобилась. Правда, в заброшенном квартале отряд выследили люди Чебанса, но они непрофессионалы. Вы ушли от них без проблем».
   Храбров посмотрел на товарищей и после паузы продолжил:
   – «Я долго размышлял над тем, как группа сядет на поезд. Ваше решение не самое лучшее, зато надежное и эффективное. Еще раз, браво! Служба контрразведки сейчас прочесывает ближайшие окрестности города. Тяжелая и неблагодарная работа. А главное, отнимающая много времени. У отряда наверняка бы возникли серьезные трудности с размещением в вагоне. Я помогу с ними разобраться. В первом купе на столе лежат одиннадцать билетов».
   – Вот это настоящий подарок, – вставил Стюарт.
   – Не торопись с выводами, – оборвал Пола Тино.
   – «Двое суток вы будете в безопасности, – не обращая внимания на реплики друзей, читал русич. – Не советую засиживаться в ресторане и выяснять что-либо у проводников. Запираться в купе тоже не стоит. Ведите себя раскованно, как обычные пассажиры. В Торске группу ждет тщательная проверка. Избежать ее не удастся. Беркс очень настойчивый и неглупый человек. Рано или поздно, он поймет, куда исчезли чужаки. Вопрос в том, успеет ли полковник догнать поезд? Желаю удачи! Доброжелатель».
   – Интересное письмо, – заметил самурай.
   – Наш таинственный покровитель в очередной раз продемонстрировал свою интуицию, – вымолвил Олесь.
   – А вдруг это ловушка? – спросил Карс.
   – Вряд ли, – отрицательно покачал головой Аято. – Службе контрразведки ни к чему затевать столь сложные игры. Операция по захвату отряда давно бы уже началась. Кто-то преследует совсем иные цели.
   – Думаю, надо проверить информацию о билетах, – проговорил Храбров. – Они действительно позволят нам решить массу проблем.
   Наемники сделали несколько шагов по коридору, и тут из центрального купе вышла женщина лет шестидесяти. Тасконка с нескрываемым удивлением смотрела на незнакомцев в грязной одежде. Дорогие костюмы воинов выглядели просто ужасно. Возвращаться назад было поздно. Русичу ничего не оставалось, как расплыться в улыбке и вежливо произнести:
   – Доброе утро. Возле насыпи ужасная грязь. Мы хотели немного погулять и влезли в отвратительное болото.
   – Весьма опрометчиво с вашей стороны, – сказала асканийка. – Кстати, что там случилось? Я почему-то не вижу проводника.
   Любопытство – неизбежный порок каждой женщины. Побеседуйте с ней, поделитесь секретами, и она тут же проникнется к вам доверием. Пожилая тасконка не являлась исключением из правил. И Олесь сразу это понял.
   – На пути упало дерево, – вымолвил Храбров. – Машинисты его убрали, хотя возились с препятствием чересчур долго.
   – Какой кошмар! – совершенно искренне всплеснула руками асканийка. – Поезд ведь мог сойти с рельс. Я всегда говорила, что газеты явно преувеличивают безопасность данного вида транспорта. Экипаж куда надежнее.
   – К сожалению, дилижанс движется намного медленнее, – возразил русич. – Кроме того, пассажиры в вагонах чувствуют себя гораздо уютнее и комфортнее. В дальних поездках – довольно немаловажный факт.
   – Пожалуй, вы правы, – согласилась женщина. – Пойду, расскажу мужу о происшествии. Он у меня адвокат и заставит компанию раскошелиться. Им придется заплатить за риск, которому мы подверглись.
   Тасконка скрылась за дверью, а земляне облегченно вздохнули. В подобной ситуации женщина вполне могла закричать. Воины быстро преодолели нужное расстояние и вошли в первое купе. На столе аккуратной стопкой лежали билеты. Японец взял один и начал скрупулезно его изучать. После непродолжительной паузы Тино произнес:
   – Конечная станция – Конингар. Кто-нибудь слышал это название?
   – Самый южный город Аскании, – вымолвил появившийся в проеме властелин.
   – У тебя большие познания, – заметил самурай.
   – На вокзале была подробная карта железнодорожных линий, – бесстрастно пояснил оливиец.
   – Похвальная наблюдательность, – проговорил Аято. – Надо будет обязательно полистать атлас Жака. В любом случае, доброжелатель нас не обманул. Теперь контроль группе не страшен.
   – Ты забыл о проводнике, – вставил Олесь.
   – А разве мы его видели? – изумленно спросил японец.
   – Понятно, – с улыбкой кивнул головой Храбров.
   Все билеты оказались куплены в последний вагон. Путешественники занимали три купе подряд, в каждом из которых размещалось по четыре человека. Идеальный вариант для взаимодействия.
   Тихо, стараясь не шуметь, друзья проследовали на свои места. Сделать это не составило ни малейшего труда. В столь раннее утро транзитники еще спали, а тасконцы, севшие на поезд в Смолске, до сих пор раскладывали вещи по полкам. Таким образом, на подозрительных незнакомцев никто внимания не обратил.
   Наемники сразу закрылись в купе и приступили к чистке одежды. Привести ее в первоначальный вид, конечно, не удалось, но работа не пропала даром. Уже через полтора часа Жак и Олесь направились в вагон-ресторан. Со стороны земляне выглядели, как небогатые торговцы-перекупщики. Мятые брюки и рубашки мужчин никого не шокировали. Подобные граждане в поезде встречались часто.
   Двигаясь по составу, воины довольно быстро поняли, что железнодорожный транспорт переживает в стране небывалый расцвет. Как их покровитель умудрился приобрести столько билетов в престижный вагон остается загадкой. Поезд буквально ломился от огромного количества пассажиров.
   Особенно страдали три первых вагона. Они считались наименее комфортабельными. Здесь сильно пахло гарью и дымом, а по проходу то и дело бродили чумазые кочегары. Купейный принцип отсутствовал, и люди сидели на узких деревянных скамьях. Некоторые асканийцы располагались даже на полу. Впрочем, детей всегда размещали на верхних полках. Установленные компанией меры предосторожности соблюдались неукоснительно.
   Судя по репликам, это были в основном переселенцы с весьма скромным достатком. Скопив немного денег, тасконцы в поисках лучшей доли ехали на юг. Жизнь там значительно проще и дешевле, хотя и опаснее. Когда человека преследует злой рок, он нередко принимает рискованные решения. Где и когда пассажиры сойдут с поезда, никто кроме проводников не знал. Люди не любили распространяться о своих планах. Впереди асканийцев ждали нелегкие испытания.
   Вагон-ресторан оказался пятым по счету. С одной стороны в нем находился буфет, который обслуживал бедняков, а с другой – шикарный зал для состоятельных граждан. Маленькие аккуратные столики, белоснежные скатерти и сверкающая чистотой посуда. Подобная роскошь невольно вызывала зависть у переселенцев. Яркая демонстрация расслоения местного общества по имущественному принципу.
   Еще большее впечатление на наемников произвело внутреннее убранство шестого и седьмого вагона. Стены обшиты дорогим деревом, в коридорах хрустальные люстры, на окнах бархатные шторы, а на полу ковры. Путешествие в таких условиях превращается в настоящий праздник. И не случайно, богатые предприниматели брали в поездку молоденьких помощниц. Ведь все купе рассчитаны исключительно на двух человек. Впрочем, этим грешили и политики, и банкиры, и полицейские чины.
   Последние вагоны предназначались для тасконцев со средним достатком. Врачи, юристы, инженеры – вот пассажиры данной части поезда. Кто-то ехал в деловую командировку, кто-то к родственникам, кто-то посмотреть на экзотику диких краев. В разговорах часто упоминались монстры, бандиты, мутанты. В центральной части страны уже не встретишь диковинных чудовищ. Всех опасных тварей давно истребили.
   Пожалуй, лишь луски продолжали доставлять асканийцам массу проблем, но и с ними велась активная борьба. Заповедный лес на востоке материка до сих пор оставался белым пятном. Как и в древние времена, современное население старалось держаться подальше от глухих мест. Тратить деньги и силы на освоение дебрей правительство страны не собиралось.
   Тщательно обследовав состав, де Креньян и Храбров решили перекусить. Устроившись за крайним столиком вагона-ресторана, земляне принялись изучать меню. По меркам Смолска цены были внушительные. Скромный обед из двух блюд, салата и бокала пива стоил пять с половиной рудов. Для богатых гурманов владельцы заведения напечатали особый список, состоящий из деликатесных закусок и древних вин. Некоторые цифры в нем переваливали даже за сто рудов.
   Через пару минут к воинам подошла официантка. На вид женщине было лет тридцать. Миловидный овал лица, собранные на затылке в пучок темные волосы и маленький, чуть вздернутый носик. Окинув взглядом посетителей, тасконка негромко спросила:
   – Что желаете, господа?
   Русич оторвался от чтения и поднял голову. Ярко-голубое приталенное платье и туго затянутый белоснежный передник выгодно подчеркивали красивую фигуру женщины. Тяжело вздохнув, Олесь произнес:
   – Два обеда и четыре пива.
   – Это все? – иронично уточнила официантка.
   – Да, – кивнул головой Храбров.
   – С вас четырнадцать рудов, – вымолвила асканика. Землянин извлек из кармана пачку денег и выложил на стол три купюры достоинством по пять рудов.
   – Сдачи не надо, – небрежно махнул рукой русич. Глаза женщины тотчас остановились на банкнотах.
   Она здесь работала не первый год и научилась разбираться в людях. Тасконка точно знала, к какому сословию относится пассажир, как с ним вести беседу и чего ожидать после изрядного подпития. Одни лезли целоваться, вторые начинали драку с соседями, а третьи безудержно швырялись деньгами.
   Сейчас же асканийка пребывала в растерянности. Женщина приняла посетителей за мелких перекупщиков и, по-видимому, ошиблась. Обычные торговцы – скряги и жадины, а эти клиенты, несмотря на помятую одежду, привыкли жить на широкую ногу. Наметанным взглядом официантка сразу определила, что в пачке Олеся не меньше пятисот рудов.
   – Ничего больше не хотите? – заискивающе проговорила тасконка. – Могу посоветовать отбивные. Мясо свежайшее.
   – В следующий раз, – вежливо ответил Храбров. – Если позволите, мы возьмем холодные закуски с собой. Наш товарищ избегает шумных компаний и всегда ест в одиночестве.
   – Конечно-конечно, – поспешно сказала женщина. Вскоре в ресторане появились Крис и Олан. Вид у них был ничуть не лучше, чем у первой пары путешественников. Но асканийка уже поняла, с кем имеет дело. Приняв второй заказ, официантка тотчас скрылась на кухне. Ждать пришлось около пяти минут. Надо отдать должное, готовили повара действительно отменно.
   Быстро пообедав, Олесь и Жак отправились обратно в свое купе. Друзья наверняка «умирали» от голода. Впрочем, ветчина с хлебом досталась лишь Карсу и Линде, остальных выгнали на прием пищи в вагон-ресторан. И хотя Полу так и не удалось очистить рубашку от грязи, шотландец смирился с приказом. Уж лучше выглядеть неопрятным болваном, чем таскать еду в последний вагон. Данное обстоятельство обязательно привлечет внимание официантов и вызовет подозрение у проводников. Из двух зол, как правило, выбирают меньшее.
   Спустя три часа воины окончательно освоились в новых условиях. Они, наконец, получили время для отдыха. Всю ночь наемники провели на ногах и теперь, удобно устроившись на полках, готовились ко сну. Марш через лес отнял у людей слишком много сил. А такие нагрузки не проходят бесследно. Прошедшие сутки измотали путешественников и физически, и морально.
   Храбров повернулся набок и встретился глазами с Аято. Самурай невольно улыбнулся. Чуть помедлив, Тино спросил:
   – Думаешь о доброжелателе?
   – Как ты догадался? – удивился русич.
   – Слишком хорошо тебя знаю, – вымолвил японец. – Кроме того, я старше на десять лет. Для человеческой жизни – это бездна времени.
   – Пожалуй, – согласился Олесь. – Не могу понять, как асканиец сумел нас вычислить. Вероятно, он следил за группой от гостиницы и до заброшенного района. Удобных мест для наблюдения в сгоревшем квартале предостаточно. Незнакомец – профессионал и спрятаться в руинах для него не составляло труда. Но вот дальнейшему, разумного объяснения я не нахожу. Ведь не шел же тасконец по следам отряда…
   – Конечно, нет, – произнес Аято. – Убедившись, что мы в безопасности, доброжелатель сразу отправился на вокзал. С помощью своих агентов асканиец приобрел одиннадцать билетов. Видимо, в Смолске действует подпольная организация, ни в чем не уступающая службе контрразведки.
   – Звучит логично, – проговорил Храбров. – Ивсе же… Как он узнал, что группа сядет на поезд, следующий в южном направлении? Через город сегодня идет еще один состав, только в противоположную сторону. И заметь, осуществить подобный вариант было бы гораздо проще. Длительный и тяжелый переход по лесу не понадобился бы.
   – Может, именно поэтому тасконец и ждал отряд здесь, – усмехнулся самурай. – Парень нутром чувствует каждый наш шаг. Мы словно связаны с ним незримой нитью. Доброжелатель постоянно исправляет допущенные группой ошибки. Почему? Если ответим на данный вопрос, то избежим многих неприятностей в будущем. Либо мы являемся пешками в тайной войне спецслужб, либо кто-то знает о миссии отряда и зловещей роли полковника Беркса.
   – Очередной ангел-хранитель, – иронично сказал русич. – Не верю я в бескорыстность. Слишком уж все гладко получается у асканийца. Это вызывает подозрение. Зачем человеку рисковать собственной жизнью из-за каких-то чужаков? Явная неувязка.
   – Наверное, ты прав, – кивнул головой Тино. – Но пока группа не в состоянии действовать самостоятельно. Не напиши доброжелатель первое письмо, и мы бы оказались в застенках службы контрразведки. Такая услуга не забывается.
   – А если отряд стал жертвой провокации? – предположил Олесь. – Беркс опытный и умелый игрок. Чужаки убегают из-под надзора его сотрудников, однако остаются в поле зрения «покровителя».
   – А цель? – вымолвил японец.
   – Секрет Хранителей, – произнес Храбров. – Группа ищет отшельников и приводит воина Тьмы к их убежищу. Затем, операция по захвату, и одним ударом решаются все проблемы. Противник уничтожен, доступ к «Ковчегу» открыт. Идеальный расклад.
   – Над твоей теорией стоит поразмышлять, – задумчиво проговорил Аято, переворачиваясь на спину.

Глава 3
УТЕРЯННЫЕ СЛЕДЫ

   родя по руинам сгоревших домов, полковник изредка останавливался и окидывал взглядом унылый пейзаж. Беглецы избрали отличное место для убежища. Найти их здесь было необычайно сложно.
   Как и следовало ожидать, люди Чебанса наделали массу ошибок. Эти болваны так и не поняли, что имеют дело с профессиональными солдатами. В условиях города чужаки чувствовали себя скованно и неуверенно. Жесткие рамки закона заставляли воинов соблюдать определенные правила, а они привыкли к абсолютной свободе. Теперь у незнакомцев руки развязаны.
   Группа укрылась в старом двухэтажном особняке с окнами во все четыре стороны. Место хоть и приметное, зато надежное. Беглецы полностью контролировали близлежащую местность. Почувствовав слежку, чужаки покинули здание и двинулись на запад. Решение довольно рискованное, но неожиданное.
   Беркс отчетливо видел на траве следы врагов. Сначала шли разведчики, а за ними основная часть отряда. Воины очень опытны и соблюдают предельную осторожность. В тылу противника иначе действовать нельзя.
   Ил неторопливо проследовал за офицером в соседнее строение. На земле посреди развалин лежал молодой человек со сломанной шеей. Тут же стояли четверо бандитов. Тасконцы задумчиво смотрели на тело погибшего товарища. Вскоре в сопровождении охранников в доме появился главарь местных преступников.
   – Какого черта? – без всякого вступления произнес полковник. – Яже просил. Если обнаружите незнакомцев, сразу сообщите мне. Эти мерзавцы вам не по зубам.
   Перерезать глотку врагу для них сущий пустяк. Они смелые безжалостные солдаты.
   – Мы просто не успели замкнуть кольцо окружения, – попытался оправдаться Леон.
   – Ерунда! – резко повысил голос Беркс. – Уничтожить группу все равно бы не удалось, а вот жертв было бы гораздо больше. Взгляните правде в глаза. Чужаки убивают легко и непринужденно. Нож бросается точно в горло, мечи разрубают черепа, шея сворачивается голыми руками. Скажите спасибо, что отделались только одним трупом.
   – Двумя, – поправил офицера Чебанс. – Второй наблюдатель за стеной…
   Главарь преступников отступил чуть в сторону, открывая Илу проход в соседнюю комнату. Взору полковника предстала печальная картина. В углу, запрокинув голову назад, сидел мертвый асканиец. В широко раскрытых глазах бедняги застыло удивление. Тело парня еще не остыло, и на щеках сохранился легкий румянец. На груди в области сердца расплылось огромное кровавое пятно. Рана показалась Берксу чересчур глубокой.
   – Как его прикончили? – уточнил Ил.
   – Проткнули мечом насквозь, – ответил бородатый мужчина, бесцеремонно обыскивающий карманы покойника. – Юнг умер мгновенно, не издав ни единого звука.
   – Значит, незнакомцы ушли тихо, – размышляя вслух, сказал полковник. – Хорошая работа. Вопрос в том, куда они направились? На дорогах усиленные полицейские патрули. До наступления темноты еще часов шесть. Где-то ведь группа должна укрыться.
   Беркс повернулся к Шохонсу и проговорил:
   – Майор, а как бы ты поступил на их месте?
   – Не знаю… – растерялся начальник отдела. – Наверное, растворился бы в толпе. Многолюдные улицы, магазины, рестораны… Отряду, конечно, придется разделиться, но другого выхода нет.
   – Чушь! – язвительно вставил Леон. – Чужаки в город не сунутся. Риск слишком велик и неоправдан. В Смолске свободно оружием не помашешь. Оптимальный вариант – лес. Отсидятся несколько дней в глуши, а затем двинутся на север.
   Ил внимательно посмотрел на Чебанса. Теперь стало понятно, почему именно он, а не Шохонс, управляет городом. Главарь преступников был неглуп и довольно проницателен. Но главное, Леон умел делать выводы из допущенных ошибок. Очень редкое и ценное качество. Преданные, верные исполнители встречаются часто, а вот умных помощников приходится постоянно искать.
   – А почему на север? – спросил полковник.
   – В центре страны легче затеряться, – вымолвил Леон. – Появляются возможности для маневра. Хотя, мне не известны цели группы. На раскольников с юга материка незнакомцы не похожи. Чересчур решительны и агрессивны. В любом случае они не разделятся.
   – Я тоже так думаю, – согласился Беркс. – Иначе, зачем было собираться.
   После небольшой паузы Ил громко произнес:
   – Господин Чебанс, отзывайте своих людей. Лишние проблемы сейчас никому не нужны. Трупов вполне достаточно, чтобы отправить чужаков на виселицу. Но, учитывая ваше горе и активное участие в поисках, обещаю отдать вам непосредственных виновников убийства. Думаю, это неплохой вариант.
   – Хорошо, – кивнул головой мужчина.
   – И запомните, ослушания я не потерплю, – жестко сказал полковник, покидая разрушенное здание.
   Ответа Леона офицер ждать не стал. Главарь преступников прекрасно знал, с кем имеет дело. Первый порыв гнева и ярости после смерти сына уже прошел. Наступило время трезво взглянуть на происходящие события. Чебанс давно понял, что ввязался в очень опасную игру. Один неверный шаг, и его безжалостно сметут с пути. Он всего лишь маленькая пешка. А потому, несмотря на горечь утраты, с требованиями Беркса придется смириться. Равнодушно взглянув на покойников, Леон громко приказал своему телохранителю:
   – Марк, трупы закопать тихо и без свидетелей. Лучше – прямо здесь, подальше от любопытных глаз. То же самое касается и ночных мертвецов. Полиция не должна пронюхать об инциденте. Кто проговорится – останется без головы. Семьям убитых выплатить по триста рудов. Объяснять ничего не надо. Если деньги исчезнут, отрублю руки и тебе, и ворам. Похороны Эдгара будут скромными.
   – Кого приглашать? – спросил асканиец.
   – Только близких родственников, – вымолвил Чебанс. – Не хочу выслушивать лживые соболезнования. Моя душа жаждет мести.
   Мужчина повернулся ко второму охраннику и сказал:
   – Стик, отзывай людей. Мы прекращаем поиски. Сегодня неудачный день.
   Ил развернул кипучую деятельность ближе к вечеру. Все агенты службы контрразведки были стянуты к вокзалу. Они сидели в зале ожидания, пили пиво в ресторанах и кафе, прогуливались по перрону, дежурили на крышах. Каждый сотрудник изучил описание преступников и теперь внимательно вглядывался в лица прохожих. Порой офицеры останавливали какого-нибудь беднягу, уводили несчастного к экипажу, стоящему у тротуара, и тщательно, без особых церемоний, выясняли личность задержанного.
   Первый серьезный промах случился около двадцати двух часов. Агенты схватили подозрительного человека в штатском, который оказался высокопоставленным армейским чином. Сотрудники долго извинялись, но утечка информации уже произошла. Через тридцать минут полицейское управление Смолска сделало официальный запрос о целях проводимой операции и предложило свою помощь.
   Беркс ответил категорическим отказом. Уж он-то знал цену подобной услуги. Завтра газеты выйдут с огромными статьями о непрофессионализме офицеров службы контрразведки и о ловких парнях из следственного отдела полиции. Полковнику ничего не оставалось, как солгать. Разумеется, в то, что отдел занимается обучением и тренировкой новых агентов, никто не поверил, но Ила подобные мелочи не волновали.
   Сидя в кабинете Шохонса, Беркс судорожно пытался понять причину появления воинов Света на Аскании. Если удастся решить эту задачу, найти группу будет несложно. Ведь куда-то чужаки стремятся! Но куда? Полковник терялся в догадках. Пожалуй, Чебанс прав, в центральных районах страны в городах с миллионным населением незнакомцы растворятся без следа.
   Вопрос в том, как они туда доберутся. Поездом? Такой вариант не исключен. Однако вокзал находится под надежным контролем. Незаметно проскочить на перрон невозможно. Люди, лично видевшие лазутчиков, стоят возле каждой билетной кассы.
   Остается один путь – шоссе. Захватить пару экипажей для них труда не составит. Интересно, что беглецы сделают с пассажирами? Мирных граждан чужаки стараются не убивать, и оружие пускают в ход лишь в крайних случаях. Но и лишние свидетели воинам не нужны. Сложная дилемма. Ил иронично усмехнулся.
   Три часа назад Беркс отправил гонцов на основные магистрали. На северной, южной и западной дороге сейчас разворачиваются заставы. Они перекроют трассы примерно в пятидесяти километрах от Смолска. Главное держать все в тайне от полиции. Брать под контроль шоссе на Владсток не имело смысла. Это тупик, даиутрактира Ловаля есть верные люди. Офицеры обязательно проследят за отрядом.
   Полковник глотнул вина из бутылки и посмотрел в окно. Капканы расставлены, теперь надо ждать результата. Но почему же на душе так неспокойно. Слишком много неудач было за последние дни.
   Несмотря на усталость, спать Ил не ложился. Он даже отказался от ужина. В любой момент раскинутая Берксом паутина могла задрожать от попадания в нее жертвы. Однако время шло, а докладов об аресте незнакомцев не поступало. Глаза начали слипаться, и асканиец не заметил, как задремал. Почти сразу полковник провалился в небытие.
   Ил находился на опушке леса и отчетливо видел двигающихся впереди людей. Сколько их? Сосчитать силуэты почему-то не удавалось. В любом случае врагов не меньше десятка. Офицер устремился за чужаками. Беркс бежал, прыгал, продирался сквозь кусты, но воины Света уходили все дальше и дальше. Совершенно измотанный тасконец упал на колени и в бессильной ярости закричал.
   В тот же миг полковник оторвался от земли и поднялся вверх. Взору Ила предстала ужасная картина. Он гнался за призрачной тенью. Незнакомцы же шли в противоположном направлении. Все усилия оказались тщетны.
   Открыв глаза, Беркс почувствовал, что промокшая от пота рубашка прилипла к спине. По телу то и дело пробегала нервная дрожь, а конечности сводила судорога. Полковник взглянул на часы. Уже далеко за полночь.
   Ил попытался встать, но боль в мышцах заставила асканийца отказаться от этого решения. Складывалось впечатление, будто офицер только что преодолел несколько километров. Впрочем, реалистичность видения ничуть не удивила полковника. Беркс привык к подобному общению со своими покровителями.
   Тасконец налил бокал вина и залпом его осушил. В голове приятно зашумело. Теперь следовало хорошенько проанализировать полученную информацию. Одно ясно точно – где-то Ил опять допустил ошибку. Иначе могущественные силы не стали бы вмешиваться в ход событий. Без сомнения воинам Света удастся миновать засады и ловушки. Но каким образом? Неужели чужаки действительно отправились к океану?
   Там их поджидает надежное судно, и уже завтра они покинут Асканию. Данный вариант полковник никогда всерьез не рассматривал. Хотя такой исход противостояния его вполне устраивал. Сражаться с профессиональными солдатами и рисковать собственной жизнью Беркс не хотел. Первый порыв давно угас, и офицер отчетливо осознавал всю опасность сложившегося положения.
   Если вчера Ил имел преимущество и контролировал действия незнакомцев, то теперь ситуация принципиально иная. Беглецы могут появиться где угодно и нанести удар первыми. Тем не менее, полковник решил подстраховаться. Вызвав Шохонса, Беркс приказал отправить оперативную группу из десяти человек во Владсток. Агенты должны закрыть чужакам дорогу к океану.
   На востоке начало светать. Ночь прошла, и наступал новый день. Оставаться в кабинете Ил был больше не в силах. Вместе с начальником отдела и офицерами службы контрразведки полковник двинулся к вокзалу. Меньше чем через час в Смолск прибудет первый поезд. Он идет на юг, и Беркса мало интересует. Однако необходимые меры предосторожности все же предпринимались. Сейчас нельзя сбрасывать со счетов ни одно направление.
   – Всех людей в зал ожидания и на перрон! – скомандовал Ил. – Необходимо проверить каждого пассажира. Преступники наверняка попытаются изменить внешность. Нужно быть готовыми к любым неожиданностям.
   Проверка постов, инструктаж и осмотр вокзала отняли у полковника немало времени. Свидетели из Владстока бестолково топтались у билетных касс, и Беркс ничего с этим поделать не мог. Бедняги буквально тряслись от страха, а девушку приходилось даже поддерживать под руки. Еще немного и она потеряет сознание. Ужасные истории, про которые асканийка читала в газетах, вдруг превратились в реальность. Вот-вот в зал ворвутся кошмарные монстры и начнут стрелять во всех без разбора.
   Ил не сомневался, что, увидев чужаков, свидетели бросятся с дикими воплями к дверям. Но данное обстоятельство ничуть не смущало офицера. Ведь сотрудники службы контрразведки сразу приступят к обезвреживанию незнакомцев. Воины Света будут либо арестованы, либо убиты. Сколько во время операции погибнет случайных прохожих, полковника не интересовало. Обвинить в их смерти бандитов труда не составит.
   Паровоз медленно подъехал к перрону, издал громкий гудок и замер. Двери вагонов тотчас открылись, выпуская пассажиров, прибывших на конечный пункт своего следования. Таковых оказалось человек двадцать. Примерно столько же садилось в состав в Смолске. Агентов Шохонса было гораздо больше.
   Предъявив документы изумленным проводникам, офицеры устремились в вагоны. Бесцеремонно врываясь в купе, они проверяли у заспанных людей удостоверения личности. То и дело слышались отборные ругательства и обещания разобраться с наглецами. Однако разгневанные вопли пассажиров сотрудников секретной службы не пугали. Контрразведчики выполняли приказ полковника. А значит, ответственность за все происходящее несет Беркс.
   Как и следовало ожидать, подозрительных лиц в поезде обнаружить не удалось. А спустя полчаса, точно по графику, состав двинулся дальше на юг. Полицейские, дежурившие на вокзале, с нескрываемым интересом наблюдали за действиями офицеров Шохонса. Некоторые служители порядка снисходительно улыбались. Пока успехи службы контрразведки не впечатляли.
   Вскоре поезд скрылся из вида, и Ил на время прекратил операцию. Состав, идущий на север, прибывал через пять часов. Агенты провели всю ночь на ногах и нуждались в отдыхе. Полковник тоже решил позавтракать и отправился в «Транзит». Вдруг чужаки появятся в гостинице? Полковник до сих пор надеялся на удачу. Она не раз выручала его в сложных ситуациях.
   Чем ближе был полдень, тем больше Беркс нервничал. Тасконец чувствовал, что допустил какую-то ошибку. Наверняка досадная мелочь, но именно подобные пустяки и создают огромные проблемы. В конце концов, Илу удалось справиться с волнением и отмахнуться от навязчивых мыслей. Нужно заниматься реальными делами и не забивать голову ерундой.
   Где-то вдалеке раздался гудок паровоза. Пора браться за работу. Полковник пересек площадь и внимательно огляделся по сторонам. Мимо Беркса двигались сотни прохожих. Сейчас обнаружить чужаков в толпе будет гораздо сложнее, чем утром.
   – Расшевели своих людей, – произнес Ил, обращаясь к начальнику отдела. – Пусть смотрят в оба! Тот, кто заметит преступников первым, получит тысячу рудов. Думаю, это сумма подстегнет рвение сотрудников.
   – Да за такие деньги я сам побегу искать бандитов, – изумленно выдохнул майор.
   – Не торопись, – остановил офицера полковник. – Брать незнакомцев будет только тогда, когда их опознают свидетели. Хватать всех подряд глупо и опасно. Мне нужны умные подчиненные, а не пустоголовые болваны.
   Операция шла точно по намеченному плану. Проверка билетных касс, зала ожидания, перрона и вагонов. В Смолске на поезд садилось около пятидесяти человек. Удостоверения личности каждого пассажира по несколько раз переходило из рук в руки. К сожалению, результата это не принесло. Чужаки не рискнули прорываться на вокзал.
   Впрочем, очередной провал Беркса не удивил. Сунуться прямо в пасть службы контрразведки мог либо сумасшедший, либо оголтелый авантюрист. Воины Света ни к одной, ни к другой категории не относились. Тем не менее, Ил приказал задержать поезд на двадцать минут. Он лично прошел по вагонам. Трех постояльцев «Транзита» полковник хорошо помнил в лицо.
   Беркс ступил на бетонное покрытие перрона и, тяжело вздохнув, разрешил отправку состава. Тотчас раздался громкий гудок, и паровоз с силой дернул вагоны. Зазвенели сцепки, завертелись колеса, захлопали закрывающиеся двери. Минут пять офицер задумчиво смотрел вслед удаляющемуся поезду. Что-то Ил определенно сделал не так.
   – Мы никого не обнаружили, – вымолвил подошедший Шохонс. – И вокзал, и площадь абсолютно чисты. Незнакомцы здесь не появлялись. Мои агенты проверили всех пассажиров без исключения.
   – Знаю, – сказал полковник, не оборачиваясь. – Глупо было рассчитывать на безрассудство чужаков. Совершить марш по лесу для них сущий пустяк. Вопрос в том, где они теперь вынырнут?
   После короткой паузы Беркс неожиданно спросил:
   – Когда следующий поезд?
   – Через шесть дней, – ответил начальник отдела. – Идет с юга в западном направлении. Поворот в Лидске.
   – Понятно, – кивнул головой Ил. – Придется ждать. Выбор у беглецов невелик. Либо выйдут на одну из магистралей, либо отсидятся в глуши, а затем постараются проникнуть в город. Расписание на вокзале мерзавцы наверняка выучили наизусть.
   – Какие будут указания? – уточнил майор. – Признаюсь честно, люди очень устали. Бессонная ночь, беспрерывные поиски…
   – Оставьте посты на дорогах, а остальных сотрудников можете распустить по домам, – махнул рукой полковник. – Сегодня незнакомцы в Смолск не сунутся.
   Шохонс ушел отдавать необходимые распоряжения, а Беркс сел на ближайшую скамью. Над лесом плыл сизый дым паровоза. Рухнула последняя надежда на легкую поимку чужаков. Ил чувствовал в душе странную опустошенность. Враг постоянно его опережал. На борьбу с ним не хватало сил. Ни физических, ни моральных. Неужели это расплата за содеянные грехи?
   Сделка, совершенная в южных болотах, была хоть и выгодной, но все же вынужденной. Продвигаясь по карьерной лестнице, полковник часто ломал человеческие судьбы. Властолюбие и жестокость неизменно одерживали верх над добротой, милосердием и жалостью. Однако порой Беркса терзали угрызения совести. Хотелось бросить мирскую суету и поселиться где-нибудь на ферме, вдали от шумных городов. Глупое неосуществимое желание, появляющееся в минуты слабости.
   Года три назад Ил устранил с пути молодого перспективного капитана. Бедняга «случайно» упал с крыши здания. На церемонии прощания с погибшим полковник увидел жену и дочь несчастного офицера. Крохотная четырехлетняя девочка стояла возле гроба и утирала слезы платком. Ее заплаканное лицо еще долго снилось Берксу. Он просыпался в холодном поту и проклинал себя и силы Зла.
   И вот однажды Ил все-таки решился написать рапорт об отставке. Другого способа вырваться из замкнутого круга тасконец не знал. Увы, человек, продавший душу дьяволу, уже никогда не вырвется из лап Тьмы.
   Придя в управление, полковник начал перелистывать свежие газеты и сразу заметил огромный сенсационный заголовок. Какой-то журналист обещал опубликовать секретные документы службы контрразведки. В статье упоминались крупные дела, непосредственным участником которых являлся Беркс. Ряд деталей указывали на то, что репортер не блефует и действительно имеет доступ к информации.
   Гнев и ненависть буквально захлестнули Ила. Офицер действовал решительно и быстро. В тот же день любопытный журналист умер от сильного алкогольного отравления, а его квартира полностью выгорела. Спустя двое суток полиция выловила из реки тело немолодого работника архива. Бедняга утонул на рыбалке. К несчастью мужчина плохо плавал.
   Эти события заставили полковника иначе взглянуть на свое соглашение с Тьмой. Оно не только давало преимущества, но и накладывало на Беркса определенные обязательства. Выход из игры полностью исключался. Случай с репортером являлся предупреждением. Могущественные покровители могли в любой момент отправить взбунтовавшего солдата на виселицу. А подобная перспектива асканийца не прельщала. Ил умел делать правильные выводы. Отбросив в сторону жалость и сострадание, полковник вновь стал расчищать себе дорогу к власти.
   Сейчас ситуация была ничуть не легче. Беркс чертовски устал. Уже несколько дней он нормально не ест и не спит. Плюнуть бы на чужаков и вернуться обратно в Лидск. Да кто ему позволит! Стоит так поступить и завтра же Ила обвинят в государственной измене. Останется два пути: либо класть голову на плаху, либо бежать на юг, к бандитам. Итог, скорее всего, будет одинаков. Желающих прикончить полковника найдется немало. И этот пьяница Шохонс наверняка окажется не последним в очереди.
   Беркс встал и неторопливо двинулся к зданию вокзала. Нужно обязательно сделать передышку. Вряд ли в ближайшее время что-нибудь изменится. Мозг категорически отказывался анализировать допущенные промахи.
   Ил проспал без малого десять часов. Когда он открыл глаза, на город давно опустилась ночь. Дежуривший за дверью охранник то и дело заглядывал в комнату высокопоставленного начальника. Это ужасно раздражало полковника, но портить отношения с простыми офицерами Беркс не хотел. Ил приподнялся на кровати и негромко позвал:
   – Лейтенант…
   Молодой человек тотчас появился в проеме. Вытянувшись в струну, контрразведчик лихо козырнул и четко произнес:
   – Что прикажете, господин полковник?
   – Ужин в номер, да поплотнее, – вымолвил Беркс. – Мне предстоит тяжелая работа.
   – Слушаюсь, – отчеканил офицер.
   Надо отдать должное, парень оказался расторопным. Уже через десять минут официант принес в комнату огромный поднос, заставленный разными блюдами.
   – Благодарю, – проговорил Ил. – А теперь позовите майора Шохонса.
   Физическое и психологическое состояние полковника значительно улучшилось. Утолив голод, Беркс почувствовал небывалый прилив сил. От вчерашней депрессии не осталось и следа.
   Неудачи? Пустяки. Погоня только начинается. Вспыхнул привычный охотничий азарт. Чем опытнее и опаснее противник, тем приятнее и весомее победа. Надо лишь найти зацепку.
   Пока ее нет, но Ил умел ждать. Рано или поздно чужаки обязательно допустят ошибку. Главное чтобы мелкие, незначительные факты не ускользнули от внимания. Одиннадцать человек не могут бесследно исчезнуть. Их наверняка кто-нибудь видел.
   Начальник отдела появился примерно через час. Шохонса подняли прямо с постели. Офицер до сих пор тер заспанные глаза и периодически зевал. Впрочем, подобные мелочи полковника не волновали. Сейчас Беркса интересовали только воины Света.
   – Что у нас нового? – спросил Ил, доставая из стола бутылку вина.
   Вид красноватой жидкости несколько взбодрил майора. Залпом осушив бокал, Шохонс вытер рот рукавом и после короткой паузы сказал:
   – К сожалению, ничего существенного. Мои люди за прошедший день проверили сотни экипажей, устроили массу скандалов и не добились ни малейшего результата. Думаю, мы скоро получим целый поток жалоб…
   – Ерунда, – оборвал собеседника полковник. – Я возьму всю ответственность на себя. Вы – исполнители, и делаете то, что прикажут. Во Владстоке незнакомцы не объявлялись?
   – Нет, – отрицательно покачал головой начальник отдела. – Оперативная группа допросила даже лесорубов. Они подозрительных людей не видели. Хотя, чего от них ждать, деревенщина. Три часа назад прибыл посыльный от капитана Неста. Ловаль на месте. Продолжает заниматься хозяйством и никуда отлучаться не собирается.
   – Хорошо, – произнес Беркс. – Не спускайте с него глаз. Алекс очень хитрый и опасный противник.
   – Я так и приказал, – вымолвил майор.
   Ил устроился в кресле, положил ноги на стол и глотнул немного вина. Пару минут тасконец смотрел на темное окно комнаты, а затем тихо проговорил:
   – Ловаль в норе. Он под надежным надзором. Кто же тогда постоянно путает карты? Я нутром чувствую умелую руку профессионала. Записка в ресторане – лишь первый шаг. Уверен, были и другие. Шохонс, у тебя под носом действует подпольная организация. В Смолске зреет заговор. Не исключено, что в нем замешана полиция и армия.
   – Вряд ли, – возразил начальник отдела. – В этих ведомствах у меня есть верные агенты, имеющие доступ к секретной информации. Они бы давно сообщили…
   – Тогда все гораздо серьезнее, чем я предполагал, – заметил полковник, ставя пустой бокал на пол. – Люди, нескованные рамками, способны на самые отчаянные поступки. Интересы государства, честь мундира, карьера – для них пустой звук. У группы или секты собственные цели. Мерзавцы предпочитают смерть предательству. Бороться с такими фанатиками чрезвычайно трудно. У заговорщиков великолепная конспирация и сложная система паролей.
   
Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать