Назад

Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Яд для живых

   На землян нападали кровожадные хищники, мутанты-каннибалы, алчные и безжалостные оливийские разбойники. Теряя товарищей, наемники упорно двигались к цели. В Лендвиле, Аусвиле и Клоне разведчики приобрели верных друзей, а в долине Мертвых скал Олесь впервые увидел странный сон, в котором удивительно смешались аллегория и реальности. Тино расценил его, как послание свыше.
   В Морсвиле остатки отряда едва не погибли. Решающий рывок к стартовой площадке дался десантникам необычайно тяжело. До космодрома добрались лишь четверо: аланки Кроул и Салан и земляне Аято и Храбров. Где-то в лесах Аусвила затерялся Жак де Креньян. Вопреки инструкции, Линда отдала маркизу ампулу стабилизатора.
   После выполнения задания наемники вернулись назад и спасли раненого друга. В дальнейшем, пути разведчиков разошлись. Олис Кроул ждала слава и блестящая карьера на Алане, сержанта Салан, как непосвященную, повышение по службе, а землян – нелегкая доля солдат удачи. И только Господь Бог знает, пересекутся ли вновь их дороги в будущем…


Николай Андреев Яд для живых

Глава 1
НЕОЖИДАННАЯ ПОМОЩЬ



   Как всегда последним дежурил Кайнц. Вместе с первыми лучами Сириуса он начал будить подчиненных. Вставали все быстро, без раскачки, понимая, что в нескольких километрах то же самое делают бандиты. Время в этой ситуации равнялось жизни без малейшего преувеличения. Сборы оказались еще короче, завтракали на ходу, однако уйти пока с космодрома группа не могла. Аланцам надо было закончить последние исследования. Впрочем, в свете начинающегося дня всем стало ясно – надолго они не затянутся. Стартовая площадка находилась в ужасном состоянии. То, что не было видно ночью, сейчас буквально резало глаза.
   Огромные воронки, трещины, многие пласты сверхпрочного покрытия оказались сдвинуты друг на друга. Судя по всему, произошло определенное смещение поверхности. Измерения Виолы и Салан носили чисто формальную функцию. Ни одну часть «Кенвила» использовать было нельзя.
   Спустя всего пятнадцать минут лейтенант развел руками и обреченно вымолвил:
   – Бесполезно. Здесь ничего не удастся восстановить. Надо идти к следующему объекту. Но вот вопрос – к какому? Второму или четвертому?
   – До второго двести километров, до четвертого двести шестьдесят три, – произнес Лунгрен, глядя на карту. – На северо-запад, конечно, ближе, да и местность там поприятнее, однако это почти территория арка. Там Коун точно нас прихлопнет. И возможно, уже приготовлена засада. Я предлагаю двинуться на юг. Никогда не был в пустыне…
   – Саунт говорил, что это страшное место, – сказал задумчиво граф. – Лемы потеряли в ней почти всех своих людей и были вынуждены вернуться обратно.
   – Тем более, надо идти туда, – вставил Ридле. – В этом случае у нас будет гарантия, что предатель Линк не добрался до нужного места за прошедшие годы. Он тоже не знает состояние четвертого космодрома. Пока же этот мерзавец уверен в бесполезности наших поисков!
   – Освальд прав, – поддержал немца Аято. – Коун наверняка ознакомился с состоянием этих трех космодромов. Времени на их изучение у него было предостаточно. А вот пустыня… Слишком сложный участок. И хотя у меня дурные предчувствия, выбора у нас нет. Надо идти на юг.
   Тяжело вздохнув, Генрих спросил:
   – Может, у кого есть возражения?
   Никто из разведчиков не имел другого решения, а потому все молчали. Лишние сорок километров, конечно, неприятность, но личная безопасность дороже. Идти навстречу армии арка никто не хотел.
   – О, господи, – выдохнул Кайнц, – снова пустыня. Будь она проклята! Я дважды пересекал ее во время крестовых походов. И надо сказать, у меня самые отвратительные впечатления. Как там только люди живут!
   Взвалив рюкзаки на плечи, разведчики двинулись на юг. Они уже издали заметили, что сразу за космодромом начинается довольно пологий подъем. На карте его не было, но люди привыкли к подобным несоответствиям. Таскона сильно изменилась за двести лет. Впрочем, угол восхождения оказался невелик, и идти было не так уж сложно. Удивительно, что трава на холме росла очень чахлая и невысокая. Это тоже значительно облегчало путь. Пройдя около двух километров, Лунгрен обернулся и тотчас воскликнул:
   – Коун! Сзади!
   Все разведчики припали к окулярам биноклей. С северной стороны, из небольшого леска, который они миновали вчера вечером, на поле высыпало около трех десятков бандитов. Видно, и они заметили группу, так как сразу перешли на бег. Рассыпавшись цепью, преследователи, словно сетью, пытались поймать своих жертв. Расстояние быстро начало сокращаться.
   – Надо успеть хотя бы подняться наверх, – выкрикнул Аято.
   Аланцы и земляне бросились вперед. Они бежали на пределе своих возможностей, и уже через десять минут достигли вершины. Им сразу стало ясно происхождение этого холма.
   Он был лишь частью в огромном многокилометровом кольце, опоясывающим глубокую воронку. Еще одно свидетельство ядерной катастрофы. Нечто подобное разведчики уже видели в лесу недалеко от Лендвила. Заряд этой боеголовки был ничуть не меньше. Стали понятны и значительные разрушения на «Кенвиле». Взрыв произошел в каких-то трех километрах от космодрома. Вот почему не выдержали самые прочные материалы. Стоя на гребне холма, беглецы с тревогой всматривались вниз. Первые бандиты уже ступили на стартовую площадку.
   – Они догонят нас минут через тридцать, – переводя дух, произнес Свен. – Надо просто восстановить силы и приготовиться к бою. Мне уже надоело бегать от этих ублюдков. Я воин и хочу умереть с мечом в руке!
   – Ну, это дело нехитрое. Умереть всегда успеем, – возразил Тино.
   И словно в подтверждение его слов, неожиданно напомнила о себе Кроул.
   – Смотрите, смотрите! Что это? – удивленно кричала девушка, глядя в бинокль.
   То, что увидели разведчики, взволновало их ничуть не меньше, чем преследование бандитов. На космодроме разворачивались странные события. Дело в том, что наперерез отряду Коуна двигалась странная группа из пяти человек.
   Рассматривать их с такого расстояния было тяжело, но гермошлемы с темными непрозрачными забралами аланцы узнали без труда. Одежда незнакомцев отливала серебром и наверняка включала в себя защитные пластины из сверхпрочного материала. Увидеть людей в подобном одеянии на Тасконе было равносильно взрыву ядерной бомбы. С какой целью и откуда появились незнакомцы, сказать невозможно. Вскоре между ними и бандитами начался бой. Хотя вряд ли все происходящее можно назвать столь громким словом. Люди в гермошлемах открыли огонь из лазерных карабинов, и воинство Линка тотчас попадало на землю. Никто из них, за исключением своего командира, никогда не сталкивался с подобным оружием.
   – Бог мой! – вырвалось у Кайнца. – Откуда взялись эти помощники? Глядишь, чего доброго, и всех бандитов перестреляют.
   – Может, это наши… – предположила Олис, но тут же осеклась.
   – Хватит гадать, – прервал спор Аято. – У нас появилось время на отрыв, и надо его использовать. Люди Коуна не скоро придут в себя после такой атаки. Зрелище, прямо скажем, впечатляющее.
   Не дожидаясь, чем закончится бой на космодроме, группа устремилась по гребню на юго-запад. Примерно через три километра граф приказал спуститься вниз. И, как оказалось, делать это было тяжелее, чем подниматься. Рюкзаки давили на спину, ноги бежали сами собой, а потому приходилось отчаянно тормозить, чтобы не полететь кувырком через голову. Но вот наконец и ровная поверхность. Правда, на ней уже почти ничего не росло. Земля от засухи рассыпалась в пыль, а вскоре разведчики ступили на первый песчаный бархан. Лунгрен снова оглянулся, но преследователей нигде не было видно. Они отстали довольно далеко. Зато впереди раскинулась безбрежная пустыня. Чуть беловатый песок лежал ровными волнами, время от времени пересыпаясь под действием ветра. Ни травинки, ни куста, ни деревца. Всюду, куда бы ни бросал взгляд, – лишь высокие песчаные барханы.
   – Ну, с богом, – вымолвил Кайнц, делая первый шаг.
   Следом за ним, растянувшись в цепочку, двинулись остальные. Как и предполагал Генрих, это было настоящее мучение. Ноги вязли в песке, то и дело что-то осыпалось, рушилось. А какая стояла жара! Уже через час люди обливались потом, словно попали под душ. Одежда прилипала к ногам, рукам, мешала идти. О доспехах даже нечего и говорить. Группа специально сделала остановку, чтобы снять латы, ножны, кольчуги. Все это переместилось в рюкзаки, делая их просто неподъемными. О том, что впереди еще более двухсот пятидесяти километров подобного кошмара, никто думать не хотел.
* * *
   Коун спешил, очень спешил. Следы, сломанные ветки говорили о том, что разведчики опережают их на какой-то час. А это значит, надо прибавить совсем немного. Еще один рывок, и группа будет в пределах видимости. Однако, как всегда бывает в таких случаях, преследователям не хватило дня. Сириус склонился к горизонту, и вскоре наступила ночь.
   Советник знал, что космодром рядом, в нескольких километрах, но Алонс отказывался идти. Ориентироваться в темноте тасконец не мог, а нарваться на каких-нибудь дикарей или мутантов не хотелось. Проклиная все на свете, Линк отдал команду на ночлег. Зато на следующий день он поднял отряд задолго до рассвета. Люди спотыкались, толкали друг друга, и раньше восхода все равно никто не тронулся с места. Однако уже спустя пять минут после начала движения Хиндс, возглавляющий колонну, перешел на бег. Все остальные просто вынуждены были последовать его примеру. Поле, перелесок, еще поле, опять лес, и вот он, космодром. Взглянув в бинокль, Коун без труда разглядел маленькую группу разведчиков на южной стороне стартовой площадки. До них было около трех километров.
   – Вот они! – воскликнул Коун. – Догнать их! Прикончить! Я отдам любые трофеи – доспехи, оружие тому, кто первым вступит в бой с аланцами.
   По меркам армии Яроха, это было царское вознаграждение. Три десятка отчаянных головорезов бросились вперед. Расстояние начало быстро сокращаться, и Линк уже не сомневался в успехе. Поле перед космодромом было преодолено буквально на одном дыхании. И вот уже тяжелые сапоги солдат ступают по площадке, с которой когда-то взлетали космические корабли Тасконы. Сто, двести, триста, четыреста метров… И тут передние ряды воинов замерли. Буквально в нескольких шагах от них стояли странные люди. Серебристые комбинезоны, гермошлемы с темным забралом и странные продолговатые предметы в руках. Незнакомцев было пятеро, но вели они себя крайне уверенно, даже нагло. Не обращая внимания на бандитов, эти люди осуществляли какие-то поиски, то и дело склоняясь к земле. Алонс и Линк чуть подотстали, а потому вмешаться в последующие события не успели. Часть бандитов повернулись к чужакам, и Хиндс громко крикнул:
   – Кто вы такие и что здесь делаете?
   Один из незнакомцев повернул голову к гиганту и с презрением в голосе ответил:
   – Это не ваше дело, дикари. Идите своей дорогой и тем самым избежите неприятностей. В противном случае…
   Закончить он не успел, так как солдат, стоящий рядом с Хиндсом, выстрелил из арбалета. Стрела ударилась о металлическую пластину комбинезона и упала, не причинив вреда чужаку. Зато тот моментально вскинул лазерный карабин, и тонкий луч поразил голову стрелка. Без крика и стона воин рухнул на землю. Бандиты, конечно, не раз слышали о лазерном оружии, но для них это стало чуть ли не сказкой. И вот они увидели его в действии.
   Несколько секунд никто не двигался с места, пытаясь сообразить, что же произошло. Однако затем солдаты бросились в атаку, посчитав, что количеством сомнут врага. Бандиты ошиблись. Незнакомцы открыли просто ураганный огонь из своего оружия и начали отступать. Преследовать их было уже некому. Оказалось, что против лазерного луча бессилен и щит, и доспехи. Воины попадали на траву. Эти люди были им явно не по зубам. Слышались угрозы, проклятья, но реальных шагов уже больше никто не предпринимал. Стрельба закончилась так же неожиданно, как и началась. Чужаки исчезли, словно провалились сквозь землю. Лишь спустя несколько минут бандиты пришли в себя окончательно. Они настороженно оглядывались по сторонам, ожидая нового нападения, но вокруг не было ни души.
   – Что это за уроды? – вымолвил Хиндс, отряхивая одежду. – Я таких еще не встречал, хотя Оливию прошел вдоль и поперек.
   – Какая разница кто, главное, что мы снова упустим разведчиков, – произнес Коун, усаживаясь на землю.
   – Тогда чего мы медлим, вряд ли они ушли слишком далеко, – воскликнул Алонс. – К концу дня отряд их догонит, я уверен…
   – Успокойся, – горько усмехнулся советник. – Сразу за этим холмом начинается пустыня. Безбрежные пески с сотнями ужасных тварей. Без воды и продовольствия нам там делать нечего. Придется ждать охотников.
   Получившие отдых бандиты разбрелись по космодрому. Кто-то искал что-нибудь ценное, кто-то блуждал из чистого любопытства, ну а кое-кто не мог успокоиться после нападения незнакомцев. Люди в подобном снаряжении и с таким оружием просто так не появляются. Жители Тасконы уже забыли о лазерных карабинах, однако где-то на планете еще остались необнаруженные склады, заводы, подземные базы. Лучше других это понимал Линк.
   Подойдя к двум мертвецам, он внимательно осмотрел их раны. Сомнений не было – это действительно лазерные лучи. Признаться честно, Коун никак не ожидал встретить здесь столь современное оружие. За два года на Тасконе он ни разу не видел ничего подобного. И вот такой «сюрприз».
   – Они появились весьма не вовремя, – проговорил подошедший Агадай. – И у меня возникли сомнения. Уж не ведет ли Алан двойную игру? Сначала посылает землян, отвлекая внимание местных жителей, а потом прямо на космодром высаживает другую группу…
   – Нет, это невозможно, – возразил советник. – Алан никогда не пойдет на подобный риск. Кроме того, чужаки действовали слишком агрессивно. Мои соотечественники так не поступают. Сказывается влияние Великого Координатора. И еще… Я никогда не видел такого снаряжения, хотя несколько лет состоял в космических войсках. Эти люди с
   Тасконы, судя по всему, обладают хорошей технической базой.
   – Почему? – удивился следопыт.
   – Они слишком быстро появились и слишком быстро исчезли. Это говорит об опыте и навыке. Подобные вылазки им не в новинку, – ответил Линк. – И самое главное – шлемы, комбинезоны, оружие находятся в превосходном состоянии. Они изготовлены недавно, максимум несколько лет назад.
   – Может, какое-нибудь племя нашло богатый склад? – предположил телохранитель.
   – О нет, – усмехнулся Коун. – Я видел предметы двухсотлетней давности. Оливийцы были великолепными мастерами. Все эти вещи прекрасно сохранились и годились к использованию. Но… они не были новыми. Определенный налет, изменение цвета, царапины, трещины, износ…
   – Но ведь ты мог и ошибиться, – вымолвил Алонс. – Мы находимся от чужаков в сотне метров.
   – Для этого и существует бинокль, – ответил советник. – Я внимательно наблюдал за незнакомцами. Их забрала были отполированы, как капля утренней росы, а на комбинезонах ни одного грязного пятнышка. Значит, после вылазки снаряжение подвергается тщательной чистке. Без специального оборудования, электроэнергии это сделать невозможно. И кажется, я кое-что начинаю понимать.
   – Я тоже, – подхватил монгол. – Изменения, из-за которых аланские корабли не могут сесть на планету, вовсе не странное явление природы. Здесь вполне хватает людей, которым хочется самостоятельности. Возможно, кое-кому досталось по наследству оборудование, способное распространять подобные волны. Это значит…
   Закончить он не успел. Группа солдат нашла что-то и, громко крича, начала звать к себе остальных. Направился туда и Коун. Пройдя метров триста, аланец остановился у фундамента разрушенного здания. В глаза сразу бросались две свежевырытые ямы. Одна была совершенно пуста, а вот вторая представляла определенный интерес.
   Бандиты столпились у квадратного люка, которым, наверняка, и воспользовались люди в комбинезонах.
   – Они ушли сюда, – воскликнул Брин. – Надо хорошенько подцепить крышку, и тогда мы их быстро выкинем оттуда.
   Взглянув на бетонный пол, на сверхпрочный люк, Линк отрицательно покачал головой. Подобные противоядерные убежища не взять даже мощной взрывчаткой.
   – Это кое-что объясняет, – произнес следопыт. – Может, мы столкнулись с потомками персонала космодрома. Они живут в укрытии и время от времени выходят наружу, чтобы пополнить запасы…
   – Тогда зачем им рыть ямы? – возразил Талан. – Кто-то копал здесь землю несколько часов назад, трава даже не успела завянуть. Учитывая, что были ночью на космодроме только разведчики, – вывод напрашивается сам собой. Это аланцы! И они искали люк. Сначала ошиблись, а затем все-таки до него добрались.
   – Не хочешь ли ты сказать, что они заодно с этими, в комбинезонах? – удивленно сказал Коун.
   – Вряд ли, – проговорил землянин. – Однако кое-что аланцы точно знают. Сейчас я жалею, что прикончил Бартона. Живой, он мог бы много нам рассказать. Хотя теперь становится понятна такая заинтересованность Алана в колонизации планеты. Здесь слишком много нераскрытых тайн.
   Ждать группу с запасами продовольствия и воды было еще долго, а потому советник разрешил всем отдыхать. На всякий случай солдаты заложили люк огромными камнями. Это была их единственная возможность отомстить чужакам. Если убежище не имело второго выхода, его обитателей ждала голодная смерть. А бандитам все равно, кто там находится, – воины, женщины, дети. В любом случае, они враги. И враги сильные. А потому церемониться с ними не стоит.
   Линк, Хиндс и Агадай расположились в тени полуобвалившейся стены. Таких мест на уничтоженном космодроме было немного, а вокруг голая степь с редкими кустарниками и поднимающийся все выше и выше Сириус. Жара становилась все более невыносимой. Бандиты, словно пьяные, бродили по стартовой площадке в поисках укрытия от палящих лучей. В такой ситуации никто из окружения Коуна не заметил отсутствия Алонса. Следопыт не спеша, время от времени оглядываясь, двинулся на запад. Когда он удалился от лагеря примерно на километр и вышел к шоссе, то остановился и еще раз осмотрелся по сторонам. Рядом не было ни души. Присев на торчащий из земли каменный валун, тасконец достал из внутреннего кармана куртки небольшой продолговатый предмет размером с указательный палец. Легкое нажатие на маленькую красную кнопку, и Алонс тихо произнес:
   – База, база, я сто двенадцатый, ответьте.
   Ждать пришлось недолго, так как уже через несколько секунд из прибора раздался тонкий, но довольно разборчивый голос:
   – Сто двенадцатый. Это база. В какой ситуации вы находитесь?
   – Первая категория, могу говорить беспрепятственно, – ответил следопыт.
   И почти тотчас из предмета послышался новый голос, грубоватый и жесткий:
   – Алонс, черт тебя подери! Ты же один из лучших наших агентов… Как ты мог подставить маневренную группу. Они вышла и попала как раз на банду местных ублюдков. Тауну просто повезло, что стрела угодила в пластину, чуть повыше, и ему конец…
   Говоривший сделал передышку, и этим тотчас воспользовался тасконец.
   – Между прочим, это как раз и есть отряд Коуна, – проговори он. – Я шел сзади и все прекрасно видел. Не надо было Тауну задираться. Ушли бы в люк, и никаких проблем. А из-за этой дурацкой стрельбы мы опять упустили аланцев. Теперь они уже далеко.
   – Ладно, ладно, – более спокойно вымолвил неизвестный. – Таун, действительно, бывает резок и высокомерен. За свой опрометчивый поступок он будет наказан. Кстати, убитые у вас есть?
   – Двое. И если говорить начистоту, у Линка большие проблемы. За время преследования мы потеряли уже больше половины солдат. А земляне – воины от бога. Один из них стал перебежчиком. Там вот, никто из местных бойцов не годится ему даже в подметки. Он профессионал, они дилетанты. И надо учесть, что те, кто остался в группе, сильнее Агадая. Во всяком случае, в рукопашной схватке. Самое обидное, что мы почти догнали аланцев, однако маневренная группа появилась очень некстати. Часть людей Коуна деморализованы. Никто из них раньше не видел лазерного оружия.
   – Ты сам в этом виноват! – воскликнул собеседник Алонса. – Какого дьявола ты воспользовался блоком Z-7? По всем инструкциям, он предназначен для экстренного ухода во время провала легенды. Мы посчитали, что тебя надо эвакуировать…
   – Но я не был в блоке Z-7, – возразил следопыт. – Отряд Коуна только-только подошел к космодрому, когда Таун орудовал там.
   – Что значит, не был? – с тревогой в голосе произнес неизвестный. – Кто-то ночью набрал код и открыл люк. В нижнем помещении полно следов. Мы посчитали, что тебя захватили в плен, и маневренная группа поднялась на поверхность для поиска…
   – Фрам, это не я, – вымолвил Алонс. – И, видно, Агадай прав. Ночью на «Кенвиле» были только разведчики. Это дело рук аланцев. По всей видимости, они кое-что пронюхали. Им известно расположение секретных входов и шифры многих замков. Похоже, что аланцы ищут теперь не только космодромы, но и нас.
   – Это вряд ли, – возразил голос. – Никакой информации у Великого Координатора быть не может. За последние двадцать пять лет наших людей на поверхности видели не более десятка раз. По этим фактам вывода не сделаешь. А Алан не владеет даже столь скудными сведениями. Нет, здесь что-то другое. Однако опасность от этого не становится меньше. Придется изменить тебе задание. Хоть один аланец, но нужен живым.
   – Невозможно. Бандиты в ярости, и в бою будут вряд ли управляемы. Кроме того, я сам подал Коуну мысль, что нужно в первую очередь убрать именно аланцев. Земляне играют роль телохранителей и не так опасны. Советник умен и подозрителен. Резкое изменение взглядов может вызвать у него настороженность. Сейчас он доверяет мне почти полностью.
   Наступило мгновенное молчание. По всей видимости, Фрам обдумывал ситуацию. А она не была простой, чтобы принять решение мгновенно. Наконец, сильно растягивая слова, он проговорил:
   – Хорошо. Действуй, как считаешь нужным. В конце концов, тебе виднее. Однако помни, сколь ценна для нас информация аланцев. Мы еще не готовы к открытому столкновению с мощной цивилизацией Великого Координатора, а потому должны себя обезопасить.
   – Ладно, постараюсь, – произнес следопыт. – Следующий сеанс связи через пять дней. Выходить в эфир чаще слишком рискованно. Соглядатаев в отряде Коуна предостаточно.
   Тасконец отжал кнопку и убрал прибор обратно в карман, плотно его застегнув. Потерять столь ценный предмет не хотелось. Возвращаясь на космодром, Алонс не переставал думать о блоке Z-7. Это был, конечно, не идеальный вариант для ухода с поверхности, однако двести лет он не давал сбоев. Теперь появились сложности. Каким-то образом аланцы узнали о тайне этого складского помещения, в противном случае – зачем такие бурные поиски? Любопытство? Эту версию следопыт отбросил сразу. Уставшие, издерганные люди не будут тратить силы на бессмысленную работу. Значит… Сделать определенный вывод Алонс никак не мог. Нужен пленник – аланец. Но как его вырвать у группы? Пока это лишь рассуждения, они редко приводят к успеху.
   Охотники подошли к космодрому на час ранее предполагаемого срока. В тех местах, где они были оставлены, лес изобиловал разной дичью, а потому заготовка прошла весьма быстро. Нагруженные тяжелой ношей, воины догоняли отряд на пределе своих сил. Порой за сутки они отдыхали не более семи часов. Все это приводило к определенному физическому истощению. И хотя обрадованный Коун хотел начать преследование немедленно, отдать такой приказ он не смог. Продовольственная группа просто попадала на землю. Люди нуждались в нескольких часах сна. Идти же без четверти отряда советник не решился. Пустыня – слишком опасное место для этого. Лишь к вечеру бандиты, вытянувшись цепочкой, покинули космодром. Пройдя по гребню воронки, воины спустились на равнину. Еще несколько километров, и перед преследователями раскинулось безбрежное море песка. Сириус уже наполовину опустился за горизонт, и Линк приказал разбивать лагерь. Только завтра утром он снова решится ступить в пределы этой пустыни. Из всего отряда лишь Хиндс знает, что они пережили здесь год назад. Страшные воспоминания…
* * *
   Несмотря на просто героические усилия, разведчики двигались крайне медленно. За минувшие сутки они с трудом преодолели чуть больше двадцати пяти километров. Возможно, что сказалось нервное напряжение, появление преследователей, и тем не менее результат был неутешительный. Кайнц сделал три привала, ни разу группа не переходила на бег, но уже за два часа до захода большинство людей с трудом передвигали ноги. Сам Генрих держался лишь благодаря моральному настрою. Нечто подобное он уже испытывал давным-давно на Земле, а потому был готов к таким мучениям.
   Обходя очередной бархан, разведчики поднимались по пологому склону, мечтая лишь об одном – остановиться, напиться воды, а затем лечь и больше не вставать. Песок то и дело уходил из-под ног, приходилось постоянно держать равновесие, чтобы не упасть. Однако удавалось это не всегда. В самом центре группы вскрикнула Кроул, повалилась назад, увлекая за собой Линду, и вскоре девушки сбили с ног Ридде, и вся компания покатилась вниз. Оглянувшись назад, земляне с тревогой наблюдали за упавшими. Освальд с трудом, но через несколько секунд встал, а вот аланки продолжали лежать. Вряд ли они себе что-нибудь повредили, просто у девушек не было сил. Взглянув на слепящий диск Сириуса, Аято хрипло произнес:
   – Все! На сегодня достаточно. Мы сделали максимум из того, что могли. Лишняя пара километров только доконает нас.
   – Хорошо, – согласился граф. – Спустимся вниз. Этих двух красавиц не поднять. Не нести же их на руках.
   Воины начали спускаться. Давалось это крайне тяжело. Виола потерял центр тяжести, перевернулся через голову и скатился прямо к ногам Ридде. Почти тотчас то же самое проделал и Лунгрен. Швед при этом сломал три арбалетные стрелы. Лежа на спине, выплевывая песок, Свен ругался всеми знакомыми ему матерными словами. В другое время это сильно позабавило бы наемников, но сейчас никто не обращал на барона внимания. Откинув в сторону рюкзаки и оружие, люди наслаждались покоем. Каждая клеточка их организмов отдыхала от тяжкого перехода. Самое удивительное, что в голове даже не было ни единой мысли. Полное отрешение, полная прострация. Лишь спустя полчаса, когда Сириус стал клониться к закату и на ложбину, в которой лежали разведчики, упала тень, солдаты начали оживать. Кто-то потянулся к фляге с водой, кто-то расстегнул куртку, только сейчас осознав, что она тесна, кто-то перевернулся на бок и потянулся к рюкзаку за одеялом. Это полуобморочное состояние длилось еще минут сорок до тех пор, пока жара не стала резко спадать. Перепад температуры градусов на десять наемники почувствовали сразу. И как всегда в таких случаях, первым заговорил Кайнц.
   – Подъем, – вымолвил он. – Сейчас вы столкнетесь еще с одним «достоинством» пустыни. Часа через четыре здесь будет дикий холод. Так что одеяла нам не помешают.
   – Да и подкрепиться стоит, – сказал Освальд, усаживаясь на рюкзак. – У меня проснулся бешеный аппетит.
   – Вполне естественно, – вставил Виола, – организм немного отдохнул и теперь требует энергетической подпитки. Кстати, наши дамы еще живы?
   – Честно говоря, я вряд ли смогу ответить на этот вопрос, – проговорила Салан, переворачиваясь на спину и приподнимаясь на локтях. – Никогда в жизни так не уставала. Ноги просто гудят и подгибаются сами. Боюсь, что эту пустыню мне не одолеть.
   – Это из-за песка, – пояснил граф. – Нет твердой опоры, поэтому работают все мышцы. И для некоторых эта нагрузка оказалась чрезмерной. Через день-два станет немного легче. Появится навык и тренированность. Поверьте, я испытал это на собственной шкуре. Проклятые сарацины загнали нас в такое дерьмо…
   Генрих махнул рукой, не желая больше говорить об этом. Видно, его успехи в крестовом походе были не очень впечатляющими.
   Как бы там ни было, но наемники оживали. В пустыне наступило самое благодатное время. Спал испепеляющий зной, и пришла долгожданная освежающая прохлада. Разведчики с удовольствием ужинали, и постепенно возобновлялся разговор.
   – Таким темпом до четвертого космодрома нам идти около десяти суток, – произнес Лунгрен. – Перспектива не из приятных. Лично я подумываю о возвращении. Повернем на северо-запад ко второму объекту…
   – Что решено, то решено, – оборвал шведа Тино. – Пустыня, конечно, не подарок, но и отряд
   Коуна находится в таких же условиях. Мы должны преодолеть и эту преграду. В конце концов, прорубаться сквозь джунгли – удовольствие ненамного приятнее.
   – Это верно, – поддержал японца Храбров. – Кроме того, в пустыне мы увидим преследователей издалека, а значит, напасть неожиданно они не смогут. Даже если бандиты нас догонят, я на этой открытой местности успею выпустить не менее десятка стрел. И хоть несколько из них, но цели достигнут.
   – Мысль весьма разумная, – подхватил Ридле. – Однако кое-что меня беспокоит. Бандиты были от нас всего в трех километрах. Это двадцать минут бега. Мы прошли весь день, а они сзади так и не появились. Уж не ждет ли нас впереди засада? Вряд ли те пять пугал задержали Линка надолго.
   – У этих пугал были лазерные карабины, – возразил Виола. – С их помощью и при хорошей подготовке можно перестрелять три таких отряда, как у Коуна.
   – В таком случае, у нас есть надежда, что они так и сделали, – усмехнулся Освальд.
   – Нет, Линк не дурак, – вымолвил Аято. – Он уведет своих людей из-под удара. Рисковать понапрасну ему невыгодно. В другое врямя Коун не пожалел бы сил и средств, чтобы заполучить такое оружие, но сейчас… Сейчас ему нужны только мы.
   И объяснение его отставания весьма простое – пустыня. Именно она задержала бандитов. Как? Я пока не могу сказать. Однако факт остается фактом. Советник хотел догнать группу именно возле третьего космодрома. Эти парни в комбинезонах нам здорово помогли.
   – Интересно, кто они? – подал голос Свен. – На встречу с такими красавцами ни мы, ни аланцы явно не рассчитывали. Я прав, Том?
   – Прав, – чуть смущенно ответил лейтенант. – Признаться честно, я и сам в растерянности. Зачем были нужны такие сложности со снаряжением и оружием, когда на Тасконе бродят люди, вооруженные лазерными карабинами?
   – И, по-моему, это проясняет ситуацию с излучением, – вставил Кайнц.
   – А вот с этим утверждением спешить не стоит, – наконец вступила в разговор Кроул. – Эти люди могли найти склад двухсотлетней давности и теперь воспользовались его содержимым. Весь вопрос – откуда они пришли? Судя по направлению, с шоссе. Наверняка, вдоль него располагались какие-нибудь заводы, города или поселки.
   Девушка развернула свою карту, провела карандашом на юг, и вскоре острие уперлось в космодром «Кенвил». Найти дорогу было несложно. Как и предполагала аланка, возле нее было немало населенных пунктов и разного рода производственных объектов. В любом из них мог находиться склад с подобным снаряжением.
   Каких высот в этой области достигла Таскона двести лет назад, никто из разведчиков не знал.
   – Может, ты и права, – задумчиво сказал граф. – Но вряд ли эти люди часто используют лазерное оружие. Ни лемы, ни долы не говорили о нем. Для бандитов Коуна, похоже, такая атака стала тоже большим «сюрпризом». Если это, действительно, колония, то колония изолированная, живущая от современного мира Оливии обособленно.
   – А вот это весьма подозрительно, – проговорила Салан. – На двести лет не хватит никаких запасов. Люди просто были бы вынуждены покидать свои лагеря. А в столь диком мире столкновения интересов приводят к войне…
   – Может, у них какое-нибудь подземное убежище, – предположил Ридде. – Оно очень надежно и незаметно для воинов других племен. В сложных ситуациях незнакомцы в комбинезонах просто прячутся.
   – С их-то оружием? – удивленно спросил Лунгрен.
   – Запас зарядов может быть весьма ограничен, – произнес Виола.
   – Это логично, – подхватил Тино. – В таком случае, нам просто повезло, что путь Коуна пересекся со странными тасконцами.

   Вскоре усталость дала о себе знать. Смолкли Олис и Линда, укрывшись одеялом, заснул Освальд. Окружающий воздух действительно быстро холодел. Сейчас даже не верилось, что всего два часа назад разведчики изнывали от жары. Перепад температуры достигал градусов тридцати. Перевернувшись на бок, Кайнц полусонно вымолвил:
   – Двигаться днем нельзя. Слишком много теряем сил. Мы не осилим двести километров по такой жаре.
   – Что ты предлагаешь? – произнес Аято.
   – Надо идти ночью. Или утром и вечером. Так мы делали на Востоке. Это был единственный выход. Иначе воды точно не хватит, – пояснил граф.
   – А как же ориентироваться? – спросил Свен.
   – Компас тебе зачем? – усмехнулся японец. – Здесь нет леса, не заблудимся. Зато не будет жариться под лучами Сириуса. Очень дельное предложение. Генрих, поднимай завтра всех часа за два до рассвета. А теперь спите, я подежурю.
   Кайнц и Лунгрен словно этого и ждали. Спустя всего несколько минут раздалось их спокойное дыхание и похрапывание. Привстав со своего места, Олесь подозвал самурая. Тино не спеша подошел к товарищу и наклонился как можно ниже.
   – Я знаю, откуда взялись те парни в комбинезонах, – прошептал Храбров.
   – Почему же не сказал всем? – удивился Аято.
   – Потому что это блок Z-7.
   – Ты смеешься?
   – Ничуть. Пока вы все наблюдали за боем, рассматривали одежду, шлемы, оружие незнакомцев, я еще тащился на холм. Лишь в последний момент мне удалось взглянуть на космодром в бинокль. И первое, что я увидел, – это открытый люк нижнего помещения.
   – Не может быть! – выдохнул самурай. – Мы все же там облазили…
   – Все, что увидели, – уточнил русич, – пустой, полутемный зал с остовами стеллажей. Сейчас я несколько по-иному думаю о словах покойного Кельвина Брута. Триста человек – это очень, очень много. Зачем была нужна такая секретность при оборудовании блока Z-7? Ответ очевиден – что-то скрыть от Алана. Но мы ничего интересного не увидели. Или не нашли…
   – Хочешь сказать, что там есть потайной ход? – догадался Тино.
   – Уверен в этом, – повысил голос Олесь. – Таскона не могла вывезти всех людей. Недостаток кораблей и ограниченное время. Но кое-что правительство этой планеты все же сделало. Думаю, под землей, в бункерах, оборудованных по последнему слову техники, успело скрыться несколько миллионов человек. Поднимались на поверхность они только в крайних случаях. Запасов продовольствия, материалов, полезных ископаемых у них хватит на сотни лет. Таскона основательно готовилась к своей гибели.
   – А как же излучение? Думаешь, оно появилось после катастрофы? – спросил Аято.
   – Вряд ли, – усмехнулся Храбров. – Скорее всего – это месть могущественной цивилизации за подлый удар в спину. Они знали, что рано или поздно Алан начнет колонизацию, и постарались максимально усложнить эту задачу…
   – Постой, постой, – вырвалось у японца. – Но тогда не кажется ли тебе, что встреча незнакомцев и отряда Коуна вряд ли случайна? Таких ошибок тасконцы, прожив двести лет под землей, не допускают. Свое убежище они будут прятать от всего мира. Не дай бог, кто узнает…
   – Отлично! – похвалил товарища Олесь. – Я тоже об этом подумал. Столкновение не было случайностью. Его вызвали мы с тобой…
   – То есть как? – изумленно выдохнул самурай.
   – Набрав код замка и открыв люк, мы оповестили подземных жителей о своем приближении. Возможно, несколько бункеров соседствуют друг с другом, и люди иногда, соблюдая меры предосторожности, ходят в гости…
   – Не говори ерунду, – возразил Тино. – Мы с тобой целый час откапывали этот люк. Кроме всего прочего, освещение может осуществляться только с помощью автоматической системы. А из-за проклятого излучения здесь ничего не работает.
   – Перестань, – не выдержал юноша. – Люди, создавшие излучение, могут сделать аппаратуру, не подверженную его влиянию. Если они живут под землей, то наверняка используют лифты, системы подачи и очистки воздуха, я уже не говорю о приборах жизнеобеспечения.
   Японец задумался. Что-то в доводах Храброва не увязывалось. Вряд ли люком пользовались в последние десять лет. Слой почвы был сплошным. Однако незнакомцы действительно появились только после визита. И это подтверждает теорию русича.
   – Ты считаешь, что подобные колонии действительно появились на каждом крупном объекте? – спросил Аято.
   – Да, – ответил Олесь, – возможны исключения, конечно, но в целом – да. Эти бункеры наверняка имеют какую-то дистанционную связь. Их действия скоординированы. Возможно, даже существует какой-то подземный штаб. Ведь где-то на планете работает установка, создающая излучение, кто-то ее обслуживает.
   – Смелая теория, – улыбнулся самурай, – хотя и не лишенная логики. Если боги над нами смилостивятся, то постараемся раскрыть эту тайну на четвертом космодроме. Там тоже должно быть помещение, похожее на блок Z-7. А может, проекты снова совпадут. Тогда будет еще проще. Теперь спи. До подъема осталось всего четыре часа.
   Законы среди разведчиков были суровы, но справедливы. Все в группе имели не только равные права, но и равные обязанности. Исключений не существовало. После двенадцати суток похода, земляне начали больше доверять аланцам, а потому теперь и они участвовали в дежурствах. Это было очень важно, так как число наемников сократилось почти наполовину. Погиб Салах, перебежал к врагам Агадай, остался в лесу раненый де Креньян. Почти все вспоминали француза с сожалением. Он умел развеселить, рассмешить людей в самых сложных, опасных ситуациях. Его шутки, подбадривания поднимали у разведчиков настроение, заставляли их ускорять шаг, придавали сил. Теперь о судьбе маркиза не знал никто. Однако все прекрасно понимали – шансов на спасение у Жака очень мало. Именно об этом и думала Линда. Аланка, конечно, не могла ничего изменить, но все равно сердце рвалось от боли и печали. В свои почти тридцать лет она, как последняя дура, влюбилась в этого землянина. Объяснить, понять, как возникло такое чувство к существу с далекой дикой планеты, девушка не могла. Нечто подобное с ней случалось лишь однажды, очень, очень давно. Тогда она была совсем ребенком и влюбилась в преподавателя.
   Само собой, все ее переживания никого не трогали, а мужчина их даже не замечал. Линда рыдала по ночам, писала ему письма и не отправляла их – она безумно страдала. Затем боль утихла. Появились новые интересы, друзья, знакомые. Ее захватил водоворот жизни. Был неудачный и быстрый брак, который, впрочем, не оставил рубцов на сердце. И лишь оставшись в одиночестве, Салан с какой-то жалостью вспоминала ту первую любовь. Ей казалось, что ничего подобного она уже не испытает. Однако судьба еще раз больно ударила девушку. Линда наконец встретила мужчину, которого искала всю жизнь. И что же… Она была рядом с ним всего десять дней. Тяжело вздохнув, аланка встала на ноги.
   Обойдя спящих наемников, Салан с добродушной улыбкой посмотрела на Кроул. Эта симпатичная девочка сама напросилась в экспедицию. Глупышка! Такого кошмар не предвидел никто. Но бог милостив. Он подарил и ей любовь. Переведя взгляд в сторону, Линда нашла глазами Храброва. Совсем юнец, но какое умение, опыт. Прирожденный воин. Не откажешь ему и в уме. Господи! Помоги ты хоть им. Невольно аланка поймала себя на мысли, что стала рассуждать категориями землян. В трудных ситуациях она невольно обращалась к богу. Странное ощущение. Салан не верила в высшие силы, но от подобных просьб на душе становилось как-то легче, свободнее. Ты словно перекладываешь ответственность на другие, более сильные и могущественные плечи. В этой ситуации человек преображается, он раскован, уверен в себе и своих делах, ему не надо заботиться о собственной безопасности. Ведь бог покровительствует тебе. А если ранение, болезнь, смерть? Объяснение простое – это воля бога.
   Линда разбудила Кайнца и пошла спать. Впрочем, вряд ли она успеет хорошо отдохнуть. Хотя до рассвета было больше двух с половиной часов, граф дежурил всегда последним. Впереди разведчиков ждало двести тридцать километров пустыни. Песок, жара и неведомые опасности.

Глава 2
МУТАНТЫ

   Предложение Кайнца оказалось весьма разумным. Идти ночью было гораздо легче. И хотя ноги по-прежнему проваливались в песок, высокие барханы становились непреодолимой преградой – все это несравнимо с палящими лучами Сириуса. Приятная утренняя прохлада радовала людей, и они двигались настолько быстро, насколько это было возможно. Ведь всего через несколько часов жара станет невыносимой. Первое время разведчики ориентировались по компасу, но вскоре небо на востоке озарилось румянцем. Затем из-за горизонта появился огромный огненно-белый диск звезды. Воздух пустыни начал быстро прогреваться. С каждой минутой становилось все жарче и жарче. Моментально упал темп ходьбы, и спустя два часа граф остановил группу. Они прошли больше двадцати километров, и для начала для это было совсем неплохо. Воткнув копья в песок, наемники натянули на них одеяла, образовалась хоть какая-то тень. Уставшие, измотанные люди буквально валились с ног. Заснули все почти одновременно, и даже дежуривший Ридле задремал часа на полтора. Сонное царство продолжалось до полудня, затем разведчики начали приходить в себя. Перед вечерним маршем им надо было хорошенько отдохнуть, но сделать это оказалось тяжело. Даже под навесом люди изнывали от жары. Запасов воды хватало еще дней на десять, а потому расходовали ее очень экономно. Зато пища не лезла в глотку. Разведчики ели через силу, чтобы хоть как-то пополнить ресурсы организма.
   Лежа на спине, время от времени приподнимаясь и смотря на Ридле, который в наказание за сон дежурил на верхушке бархана, Лунгрен произнес:
   – Бедный Освальд, он сжарится в этих песках. Генрих, не пора ли парня вернуть под навес. Тащить его у меня нет ни малейшего желания.
   – Свен прав, – вставил Аято, – полчаса на таком пекле – вполне достаточно. В конце концов, каждый из нас мог попасть в подобную ситуацию. Кроме тебя, никто в пустыне не бывал. Не удивительно, что даже такой хороший солдат, как Ридле допустил ошибку.
   – Хорошо, – согласился Кайнц. – Пусть возвращается.
   Граф уже и сам подумывал о прощении. Наказание действительно было суровым, а ведь еще предстоял длинный марш. Генрих с содроганием представлял, каково парню там, на верхушке бархана. Никуда не укрыться, не спрятаться. Сириус жесток и безжалостен.
   Стоило Храброву свистнуть и призывно махнуть рукой, как Освальд сорвался с места. Он в одно мгновение скатился по песку и нырнул под навес.
   – Воды, воды, – жадно запросил немец. Виола тотчас протянул ему флягу. Ридле чуть ли не одним глотком осушил четверть. Пришлось в срочном порядке отбирать у него эту емкость. Переведя дух, Освальд наконец вымолвил:
   – Братцы, это сущий кошмар. Я даже не могу представить, что мы вчера шли в такую жару. Нормальному человеку это не под силу. За тридцать минут с меня сошло сто потов. Еще немного, и я умер бы от обезвоживания организма. Обидно, что здесь даже могилу не вырыть.
   После этих слов юноша рухнул на разложенные одеяла.
   – Да, днем идти равносильно самоубийству, – проговорила Салан. – Мы знали, что на Тасконе климат намного жарче и суше, но чтобы настолько… Читать в книгах о пустыне – это одно, а находиться здесь – совершенно другое. Я даже представить себе не могла столь безжизненное и суровое место.
   – А на Алане разве нет пустынь? – удивленно спросил Тино.
   – Есть. Две, – ответила девушка. – Но обе каменистые и очень незначительных размеров. Тем более, что в последнее время осуществляется программа Великого Координатора по их орошению и заселению. Лет через двадцать эти два белых пятна исчезнут с карты планеты.
   – Алан находится намного дальше от Сириуса, – добавила Олис. – Правда, и атмосфера у нас по составу несколько иная, но все же… Наша родная планета слишком уступает по размерам Тасконе, чтобы позволить себе столь обширные незанятые земли. Это большая роскошь…
   – Двести лет назад и здесь пустыня была намного меньше. Во всяком случае там, где мы находимся, на карте обозначена лесостепь. Ядерная катастрофа нарушила баланс в природе, и пески пошли в наступление. И как видим, они побеждают, – сказал Генрих, убирая карту в рюкзак.
   Разговор вскоре затих, и разведчики снова впали в полусонное состояние. Лишь спустя восемь часов, когда до захода осталось совсем немного, Кайнц приказал сворачивать лагерь. Выбираться из-под навеса под яркие, испепеляющие лучи Сириуса было настоящее мучение. Однако все прекрасно понимали, что надо идти. Где-то позади наверняка движется отряд Коуна. Удивительно, как они еще до сих пор не догнали группу. Но это лишь радовало.
   Закинув рюкзаки за спину, воины вытянулись в цепочку и начали подниматься на бархан. Первыми шли Храбров и Аято, далее Кайнц, Виола, Салан и Кроул, а завершали колонну Лунгрен и Ридле. Одному богу известно, как тяжело дались эти метры вверх по сыпучему песку. Дальше было полегче. Звезда медленно, но неуклонно склонялась к горизонту, и все с нетерпением дожидались вечерней прохлады. Она наступила примерно через полтора часа, когда позади осталось километров восемь. Сириус уже на две трети скрылся за горизонтом, и на пустыню опускались сумерки. Впрочем, пока видимость была великолепная. Каждый раз, поднимаясь на высокую точку, разведчики с удовлетворением отмечали, что погони нет. Коун отстал и отстал очень далеко. Группа шла ровным, относительно небыстрым темпом. За минувшие дни люди научились экономить силы, а потому реплики слышались крайне редко. Каждый думал о чем-то своем.
   Песок, песок, песок. Еще три тяжелых километра. Воины двигались, словно роботы. Уже никто не обращал внимание на высокие барханы, на редкие комочки растений, на странных маленьких юрких существ. Трудно было даже разобрать, как они выглядят и на кого они похожи. Может быть, это змеи, может, ящерицы, а может, какое-нибудь насекомое. Времени и сил на остановку никто тратить не хотел. Обогнув небольшой песчаный холм, Тино вдруг замер. Он поднял руку и настороженно произнес:
   – Я слышу какие-то звуки.
   Вся группа тотчас замерла. Теперь уже без труда можно было расслышать тонкий отрывистый голос. Он доносился откуда-то из-за бархана на юго-западе. Вскоре звук повторился.
   – По-моему, кто-то зовет на помощь, – предположил Виола.
   И действительно, чей-то голос закричал:
   – Помогите!
   На этот раз он раздался совсем близко. В нем слышались нотки бессилия и отчаяния. Это был последний призыв погибающего человека.
   – Вперед! Наверх! Мы еще можем спасти этого несчастного, – воскликнул Храбров.
   – А если это ловушка Линка? – спросил Лунгрен.
   – Да нет же. Это голос ребенка, точнее подростка, – ответила Кроул, уже поднимаясь на бархан.
   Наемники последовали за ней и быстро обогнали девушку. Несколько десятков метров, рывок, еще усилие, и воины оказались на вершине. Теперь им все стало ясно. Буквально в ста шагах от них вдоль бархана бежал мальчик лет четырнадцати. Он уже выбивался из сил, не мог кричать и только отчаянно всхлипывал. Следом за ним очень быстро двигался огромных размеров человек. Разглядывать его в сумерках было тяжело, но и земляне, и аланцы отчетливо видели отличия в структуре тела. Длинные мощные ноги, укороченное, не совсем пропорциональное тело и какая-то грубо вырубленная голова.
   Преследователь держал в одной руке копье, а в другой массивную, но отвратительно сделанную палицу. Тем не менее, учитывая его вес и силу, это было страшное оружие. Без всякого сомнения, мутант обладал разумом. Его тело закрывала лишь легкая набедренная повязка, но, похоже, своей наготой он только гордился. Странные рисунки, состоящие из белых и красных полос, украшали его грудь и руки. Это был воин, сильный и опасный.
   – Этот верзила не меньше двух метров, – проговорил Ридле.
   – Тем более нехорошо обижать ребенка, – усмехнулся Аято.
   Расстояние между мальчиком и преследователем катастрофически быстро сокращалось. В тот момент, когда оно стало угрожающим, Кайнц громко крикнул:
   – Эй! У вас какие-то проблемы?
   Человек тотчас остановился и повернул голову к разведчикам. Выражения его лица, к сожалению, не было видно, но он явно не обрадовался появлению новых персонажей. Несколько секунд длилось томительное молчание. По всей видимости, воин взвешивал свои шансы. Тем временем замер и мальчуган. Немного отдышавшись, он громко крикнул:
   – Уходите, уходите быстрее. Это мутант. Мутант из племени властелинов пустыни. Он убьет вас!
   – Этот уродец прав, – усмехнулся воин. – Такая добыча понравится нашему вождю. Я бежал сюда за двумя, а приведу девять пленников.
   Голос мутанта был очень низким и скрипучим. В нем явно чувствовалась угроза и высокомерная уверенность в себе. Еще больше она поднялась после возгласа ребенка. Теперь преследователь не сомневался в успехе и нагло двинулся на группу. Он прошел метров пятьдесят, но, к его удивлению, ни один из людей не обратился в бегство. С подобным поведением мутант раньше не сталкивался. А разведчики между тем с интересом рассматривали противника. Это был великолепный экземпляр генной мутации. Выше двух метров ростом, более ста килограммов веса, могучий торс и сильные мышцы. Природа славно потрудилась над физиологией этого человека, но обидела его красотой. Череп был какой-то прямоугольный и совершенно лысый. Уши оказались свернутыми вовнутрь, но тем не менее сильно выступали. Совершенно плоский нос, узкий маленький рот и раскосые желтоватые глаза. Воин взбирался по песку довольно легко, почти без усилий. На его губах появилась злорадная усмешка.
   – А ведь этот нахал сам просто уродина, – наконец вымолвил Ридле.
   Глаза мутанта вспыхнули гневом, и он выкрикнул:
   – Я тебя первого убью и съем твое сердце сырым, жалкий червь!
   Закончить свои угрозы воин не успел. Граф взмахнул рукой, и разведчики спустили тетивы арбалетов и луков. Восемь стрел со свистом впились в тело врага. Промахнуться с такого расстояния было просто невозможно. Кожа мутанта оказалась намного прочнее человеческой, но устоять против стали не могла и она. Воин по инерции сделала еще пару шагов, а затем совершенно беззвучно рухнул назад. Несколько метров его безжизненное тело катилось по склону бархана. Как только труп остановился, вся группа начала осторожно спускаться. Подойдя поближе к мутанту, Салан взяла его руку. Спустя мгновение она подвела итог:
   – Мертв. Можете вытаскивать свои стрелы, если это удастся.
   К сожалению, она оказалась права. Только три стрелы были еще годны к применению, остальные пришлось сломать. Вглядываясь в бездыханное тело воина, люди отмечали все новые и новые различия. Ногти на пальцах были очень длинными и прочными, как металл. Ими без труда разрывалась кожа противника. Несколько иной оказалась и структура костей. Ребра сильно выгибались вперед, значительно увеличивая объем легких. Но еще большие изменения произошли с кожей. Она состояла из трех слоев. Благодаря многочисленным ранам, ее строение легко можно было рассмотреть. Внутренняя оболочка оказалась очень нежной и хрупкой, зато две другие за длительную мутацию превратились чуть ли не в роговое покрытие. От удивления Линда даже развела руками.
   – Не будь мы так близко, несколько наших стрел отлетели бы от этого чудовища как от щита. Кожа на его груди, словно панцирь, – вымолвила она.
   – Неужели нет слабых мест? – спросил Свен.
   – После столь беглого осмотра трудно сказать сразу, – произнесла Салан. – Но отчетливо видно, что, как и у человека, не так крепка шея. Как всегда, уязвимы пах и живот. Однако он очень невелик по размеру. А в общем, я теперь могу сказать, почему этих мутантов называют властелинами пустыни. Природа переделала человека для жизни в условиях безжизненных песков и ужасающей жары. Все изменения физиологии позволяют мутантам существовать в пустыне относительно вольготно. Они не сильно страдают от перепадов температуры, у них малое влагоотделение, ушные раковины, нос, рот очень хорошо укрыты. Огромные легкие дают возможность этим существам задерживать дыхание на долгий период времени. Даже ноги и руки изменились за двести лет. Это настоящие воины пустыни.
   – Причем весьма разумные, наглые, самоуверенные и агрессивные, – вставил Аято.
   Увлеченные мутантом, разведчики совершенно забыли о мальчике. Несколько минут никто не обращал на него внимания. Между тем, сам парнишка осторожно, неуверенно приближался к своим спасителям. Он уже подошел на расстояние двадцати шагов, когда к нему обернулся Кайнц. Увидев суровое, обросшее лицо графа, ребенок инстинктивно отпрыгнул назад.
   – Не бойся, мы не причиним тебе зла, – улыбнулся граф.
   – А вы… вы… вы убили его? – спросил мальчик.
   – Нам пришлось это сделать, – ответил Кайнц.
   – Не может быть! – вырвалось у ребенка. – Вы убили мутанта, властелина пустыни, и он не смог причинить вам вреда… Этого не может быть…
   – Посмотри сам, – усмехнулся Освальд. Изумленный паренек двинулся вперед. В смелости ему отказать было трудно. На его лице отчетливо читался страх перед мутантом, и все же он шел.
   Подойдя к трупу почти вплотную, мальчик осторожно тронул ногой руку мертвеца. Она безжизненно откинулась в сторону. И только теперь началась истерика. Ребенок рыдал навзрыд, поджав губы и с силой нанося удары по телу мутанта. Оттащить его удалось с трудом. Обхватив мальчугана руками, Олис скатилась вместе с ним вниз с бархана. За ними не спеша направились и земляне. Сделав несколько глотков из фляги, ребенок начал понемногу успокаиваться.
   – Как тебя зовут? – проговорила ласково Кроул.
   – Олан, – вымолвил мальчик, низко опустив голову.
   Слезы по-прежнему текли по его лицу.
   – Откуда ты здесь взялся и почему тебя преследовало это чудовище? – спросила аланка, погладив мальчика по голове.
   – Я и мой брат убежали из деревни после нападения властелинов пустыни. Этого они направили догнать нас и привести обратно. Мутанты питаются людьми, а потому им дорог каждый пленник.
   – Ах ты, сука! – вырвалось у Ридде. – Эти ублюдки пожирают людей! Жаль, я не распорол его брюхо.
   – Спокойно, – остановил товарища Тино. – Олан, расскажи все по порядку. Где находится твоя деревня? Как туда дойти? Сколько мутантов на вас напало, и как это произошло?
   Мальчик оказался очень смышленым и удивленно поднял голову. Его глаза светились восхищением и ужасом. Пару минут он не отводил взгляда от самурая, но затем произнес:
   – Вам не надо туда ходить. Вам повезло один раз, но длиться постоянно это не может. Властелины пустыни намного сильнее людей. Они убьют всех вас и съедят без малейшего сожаления.
   – Возможно, но это решать нам, – улыбнулся Аято.
   Уверенный и твердый голос японца явно смутил мальчугана. Его страхи уменьшились, и Олан начал рассказ.
   – Моя деревня называется Клон. Она находится примерно в дне пути от этого места. Вокруг нашего оазиса раскинулась пустыня, и мы всегда жили обособленно. Старики говорят, что Клон не пострадал даже после великой катастрофы. Но о чем идет речь, я не знаю. В деревне много разных вещей, предназначение которых непонятно. Есть книги, самые разные. Однако в них написано много такого, чего больше не существует. Мы относимся к ним, как к сказкам. В них описан один мир, наш народ живет в совершенно другом. Там мир, порядок, справедливость, у нас – постоянная борьба за выживание. В деревне проживает около ста пятидесяти человек. Моя мать хотела завести третьего ребенка, но ей не разрешили. Совет сказал, что земля не сможет прокормить больше людей, чем положено.
   – Они ограничивают рождаемость, – догадалась Оли с.
   – Но почему? – удивился Ридле.
   – У нас очень мало плодородных земель, – словно отвечая на вопрос наемника продолжал мальчик. – Каждый год пустыня отвоевывает несколько метров. Мы, конечно, боремся с этим злом, но успехами похвастаться не можем. Долгое время нас никто не находил. Изредка путешественники натыкались на Клон, но они уходили дальше и больше не возвращались. А затем появились властелины пустыни…
   Года два назад к нам пришел еле живой человек и рассказал об этих мутантах. Они перебили все его племя. Вскоре два воина добрались и до нас. Тогда наши мужчины сумели отразить их нападение. Один мутант был убит, второй спасся бегством. Мы ликовали, праздновали победу. Полтора года властелины пустыни не появлялись у деревни, хотя слухов об их коварстве и жестокости было предостаточно.
   И вот вчера в полдень…
   Невольно ребенок расплакался. Вспоминать подробности ему было крайне тяжело. Слишком трагическим оказался тот день. Лишь спустя несколько минут, немного успокоившись, он проговорил:
   – Они напали в самую жаркую часть дня, когда все жители отдыхают, укрывшись в своих домах. Оказать достойного сопротивления никто не смог.
   За какие-то полчаса властелины пустыни захватили весь Клон. Людей вытаскивали из домов, связывали им руки и клали лицом на землю. Если кто-нибудь сопротивлялся или громко кричал, его безжалостно убивали. Среди этих несчастных оказался и мой дядя. Нам с братом удалось убежать. Мы двигались почти сутки и уже считали, что спаслись, когда увидели сзади мутанта. Он догнал нас очень легко. Коле пытался ударить его ножом, но…
   Мальчик снова заплакал. О судьбе его брата догадаться было нетрудно. Великодушием властелины пустыни не отличались.
   – Сколько их было? – снова спросил Тино.
   – Не знаю, – покачал головой Олан. – Около десятка, наверное…
   Олис и Линда занялись ребенком, а воины молча смотрели друг на друга. Каждый прекрасно понимал, о чем сейчас пойдет речь, а потому взвешивал все возможные варианты. Первым заговорил Кайнц.
   – Это не наше дело, – опустив голову, вымолвил граф. – Если мы будем вмешиваться в каждую драку, то точно не доберемся до космодрома. Это не дилетанты, а хорошо подготовленные воины. Мутанты физически намного сильнее нас. Они чувствуют себя в пустыне, как рыба в воде. У группы нет шансов на победу. Я предлагаю сделать крюк и обойти Клон. Тем более, что сделать это вовсе не трудно. Деревня даже не обозначена на карте. Она существовала во времена Великой Тасконы и всегда была богом забытым оазисом.
   Снова наступила пауза, которую нарушил Аято.
   – Я другого мнения, – тихо произнес самурай. – На этой планете мы живы до сих пор только потому, что пользовались помощью друзей. Сначала лемов, потом долов. Ради них мы рисковали, но в ответ получали возможность заниматься своими делами. Сейчас ситуация повторяется. Никто из нас не знает всех опасностей этой пустыни, в группе большие проблемы с водой, неизвестно, где бродит Коун. И боги нас снова испытывают. Если мы спасем Клон, освободим его от мутантов, то получим большие преимущества перед преследователями. Я верю в судьбу! Так просто в огромной пустыне мальчишки не попадаются…
   – Поддерживаю Тино, – вставил Освальд. – У меня руки чешутся на этих пожирателей людей.
   Они возомнили себя царями, пора поставить их на место. Сволочи! Звери!
   И вновь тишина. Три мнения были высказаны. Теперь наемники смотрели на аланцев. В конце концов, ради них затеяна эта экспедиция. Сигнала разведчиков ждет огромный флот. Несмотря на это, у Кроул эмоции возобладали над разумом.
   – Чего здесь решать! – выкрикнула девушка. – Там какие-то сумасшедшие существа убивают стариков, детей, превращают их в кусок мяса для жаркого. Мы не можем бросить их на произвол судьбы.
   Олис не успела закончить, как отвернувшийся в сторону Виола тихо сказал:
   – Слишком опасно. На карту поставлена вся колонизация планеты. Если мы погибнем, то командованию придется посылать новую группу. Не думаю, что такой поступок разумен. Спасая полторы сотни людей, мы обрекаем на гибель тысячи, десятки тысяч. Я против.
   Сказать, что Кроул была удивлена, это не сказать ничего. Ее взгляд выражал гнев и презрение. Не будь рядом землян, она бросилась бы на лейтенанта с кулаками. Однако ее порыв был остановлен словами Салан. Линда довольно спокойно проговорила:
   – Я не могу решить эту проблему. Рисковать экспедицией глупо. Но… Оставлять в беде, на съедение каким-то дикарям больше ста человек – выше моих сил. Я потом спать не смогу – меня замучат угрызения совести. Говорю ни да, ни нет. Подчиняюсь большинству.
   Теперь была очередь Лунгрена. Швед покачал головой и произнес:
   – Точно такая же ситуация. Мутанты – опасный противник. Пустыня – их родной дом. Мы должны убить всех, иначе нам не миновать еще одной погони. А уж властелинов пустыни с людьми Коуна не сравнишь. Нам не нужные новые враги. Пожалуй, я скажу – нет! С обычными людьми я привык воевать, но мутанты… Это нечто другое.
   Теперь все решал голос Храброва. Три – за, три – против, один воздержался. Именно Олесю суждено перевесить одну из чаш весов. Внимание всех разведчиков было приковано к русичу. Тяжелая это доля. Если их постигнет неудача – гибель группы неминуема. Мутанты с вражескими воинами не церемонятся и в плен берут только послушных и терпеливых.
   – Властелины пустыни… – задумчиво проговорил Храбров. – Их организм приспособлен к пескам. Однако в оазисе преимущества мутантов исчезают. Остается только физическая сила, но ведь можно держать их на расстоянии. С одним воином мы разобрались без проблем. Если верно организовать бой и напасть неожиданно, у нас появятся хорошие шансы на победу. Группе необходим перевалочный пункт. Без отдыха и пополнения запасов мы будем обречены на жалкое существование. Наши силы не беспредельны. И где гарантия, что властелины пустыни не заметят группу среди песков? Ее нет. А потому я говорю – да!
   Кайнц поднялся на ноги и лишь тяжело вздохнул. Решение принято. Оно может кому-то и не нравиться, но выполнять его обязаны все. Даже командир. Подозвав мальчика к себе, граф негромко сказал:
   – Олан, тебе придется показать нам дорогу к Клону. Мы можем, конечно, и сами найти деревню, но надеемся на твою помощь. Ни один мутант не должен заметить группу.
   – Вы все сошли с ума, – недоверчиво вымолвил ребенок, отступая на шаг назад. – Это же властелины пустыни! Они не знают пощады. Вы обрекаете себя на смерть. Нет… нет… я этого не сделаю…
   – А как же твоя мать, родственники, друзья? – вмешалась Олис. – Тебе их не жалко? Ты ведь знаешь, какая судьба ожидает людей в плену. Они станут рабами, домашним скотом, который можно в любое время зарезать и съесть. Олан, ты же предаешь их!
   – Нет! – истерично выкрикнул мальчик. -
   Мне очень жаль всех клонов, однако мне жаль и вас. Таких воинов я еще не видел. Так живите же, радуйтесь, что уцелели! Справиться с мутантами не может никто.
   – С нами тоже, – ласково улыбнулся Аято. – Ты не бойся. Мы победим, обязательно победим. Все жители деревни будут свободны.
   Олан недоверчиво поднял глаза на японца. Однако он не увидел ни страха, ни лжи. Самурай был уверен в своих словах.
   – Хорошо, – согласился наконец мальчик.
   Терять время больше не стали. Группа и так задержалась почти на час. Это было слишком много. К счастью, Олан оказался весьма выносливым парнем. Он двигался довольно быстро и уверенно. Сразу было видно, что пустыня для него не чужая. Примерно через полкилометра разведчики увидели среди песков распростертое тело.
   – Мой брат, – всхлипнув, произнес мальчик. Наемники подошли ближе. Холсу было лет семнадцать, и, наверное, своей красотой он свел с ума немало девушек. Впрочем, сказать это с уверенностью воины не могли, Мутант своей палицей буквально раскроил бедняге череп. Смерть была мгновенной. Широко раскинув ноги, зажав в руке короткий нож, юноша навсегда остался в этой пустыне. Разжав клону пальцы, Ридде вытащил оружие и протянул его Олану. Мальчик понял этот жест и прижал лезвие к груди. Никто из разведчиков не вымолвил ни слова. К сожалению, времени на похороны не осталось, и группа двинулась дальше. Они прошли еще около двадцати километров, когда Генрих остановил людей на короткую ночевку. И аланцы, и земляне здорово устали. Так бывает всегда, когда к физическим трудностям добавляются моральные. У каждого в уме мелькали эпизоды из рассказа Олана. Таскона стала настоящим кошмаром за двести лет. Озверевшие тапсаны, рыбы-убийцы, одичавшие до животного состояния люди, и вот теперь – мутанты-людоеды. Каждый из группы хотел уничтожить этих мерзавцев, однако понимал, что может заплатить собственной жизнью за подобное желание.
   Отдых длился от силы два часа, За это время разведчики успели перекусить, немного вздремнуть и даже поболтать.
   Впрочем, темы предстоящего сражения никто не касался. Разговоры в основном затрагивали чисто личные интересы. Их тоже было немало. Что ни говори, а за прошедшие почти тринадцать суток мировоззрение многих кардинально изменилось. Теперь аланцы уже по-другому смотрели на добро и зло. Из их оценок исчезла убежденность и категоричность.
   Между этими двумя понятиями оказалась слишком тонкая грань.
   Примерно за час до рассвета группа двинулась дальше. Впереди шли Ридде, Лунгрен и Олан. Мальчик ориентировался очень уверенно, землянам не приходилось даже заглядывать в карту. Позади оставались все новые и новые барханы. Лишь изредка Кайнц останавливался и отмечал пройденный путь. Пять километров, десять, двенадцать… Опять наступила ужасающая жара. И хотя Сириус только-только оторвался от линии горизонта, он светил просто нещадно. В какой-то момент разведчики заговорили о дневном привале. И тут произошло неожиданное. Олан упал на колени и начал ползать по песку. Он что-то внимательно рассматривал. Удивленный таким поведением, Лунгрен спросил:
   – Мутанты? Их следы?
   – Нет, – ответил мальчик. – Гораздо хуже. Я могу ошибаться, но, по-моему, рядом песчаный червь.
   – Кто? – переспросил Свен.
   – Песч… – начал было Олан, но тотчас вскочил на ноги.
   – Бегом за мной, немедленно! – отчаянно закричал он.
   Вся группа дружно развернулась на восток и устремилась за подростком. После столь длительного марша это было очень нелегко. Люди буквально выбивались из сил, но никто не останавливался. Один раз Салан упала, но Тино и Освальд подхватили ее под руки. А Олан все бежал и бежал. Вскоре перед разведчиками вырос огромный бархан. Именно на него и начал карабкаться мальчишка. Наемники пытались от него не отставать. Все понимали, что просто так парень не станет убегать. Лишь спустя несколько минут совершенно обессилившие люди добрались до вершины. Только здесь Олан наконец остановился.
   – Теперь мы здесь в безопасности, – выдохнул он.
   – А что нам угрожало? – спросил Виола, опускаясь на колени.
   Вместо ответа мальчик показал на запад. Разведчики повернулись и удивленно замерли. В том месте, где они находились недавно, образовалась гигантская воронка. С каждым мгновением она росла в размерах. Тонны песка осыпались вниз и словно исчезали в бездне. Вскоре этим процессом была охвачена огромная площадь, диаметром не менее пятисот метров.
   – Что происходит? – воскликнула Олис.
   – Песчаный червь, – пояснил подросток, – он почувствовал людей и начал охоту. Еще немного, и из его ловушки нам бы уже живыми не выбраться. Я однажды видал, как человек попадает в такое положение. Страшное зрелище. Бедняга перебирал руками и ногами, а песок все сыпался и сыпался.

   В конце концов, он скатился вниз и исчез в пасти этого чудовища.
   – Оно большое? – поинтересовался Олесь.
   – Этого никто не знает, – пожал плечами Олан. – Но судя по воронке, по количеству утрамбованного песка и появляющейся пасти червь просто гигантских размеров. Впрочем, вы сейчас это и сами увидите.
   Все внимание людей теперь было приковано к центру воронки. Постепенно скорость осыпания начала снижаться. В какой-то миг процесс даже остановился, и тотчас на поверхности показался огромный зубастый рот. Его ширина была не менее четырех метров. Щелкнув вхолостую, чудовище исчезло, и словно по мановению волшебной палочки, воронка начала затягиваться песком.
   – Матерь божья, – вырвалось у Освальда. – Подобная мразь даже в кошмарных снах не приснится. А ведь она существует! Этот червяк может сожрать целый город и даже не почувствует сытости.
   – Да, это, действительно, впечатляющее существо, – вымолвила Кроул. – За двести лет природа Тасконы изменилась весьма существенным образом. Я примерно предполагаю, какой тип организмов мог развиться до таких размеров, и все же эволюция на этой планете слишком быстрая.
   – Разве это так важно, – усмехнулся Аято. – Самое главное, этот мальчишка всем нам спас жизнь. Мы бы просто исчезли в пасти червя. Теперь я точно знаю, что без проводника нам в пустыне делать нечего. Слишком коварное и опасное место. Здесь заражение было более сильным, а потому и мутации происходили гораздо интенсивнее.
   – А песчаный червь не двинется за нами? – спросила Салан. – Честно говоря, не хочется чувствовать за спиной дыхание такого чудовища.
   – Нет, – покачал головой мальчик. – Мы уже избежали опасности. Это существо движется крайне медленно и всегда нападает на свои жертвы с помощью ловушек. Даже до бархана, на котором мы стоим, червь доберется лишь через несколько часов…
   – И тем не менее, нам следует подальше убраться от этого места, – сказал Кайнц, поднимая рюкзак. – Оставаться на дневной отдых рядом с подобным гигантом мне не хочется. Тем более, что Олан не может знать все о природе этого существа…
   Возражать никто не стал. После всего увиденного люди были просто потрясены. Опасности, которые подстерегали группу на Тасконе, уже перешли все мыслимые границы. Ничего подобного на Алане никто даже представить себе не мог. Однако природа бывает очень коварна. Она жестоко наказала людей за их необдуманные поступки. Жизнь на Оливии стала подлинным кошмаром.
   Несмотря на палящие лучи Сириуса, группа прошла не менее десяти километров, затратив на это почти три часа. И хотя силы были на пределе, разведчики не останавливались ни на миг. Огромная буро-красная пасть с сотнями острых мелких зубов до сих пор стояла у всех перед глазами. И лишь когда Кроул и Салан начали спотыкаться через каждые пять шагов, граф объявил привал.
* * *
   Отряд Коуна, вытянувшись в длинную цепочку, упорно шел по следам разведчиков. Позади уже осталось более сорока километров. Как всегда, Линк шел впереди, вместе с Алонсом и Агадаем. Лишь в первый день советник заставил своих людей двигаться днем. Он надеялся, что аланцы не ушли далеко и его головорезы сумеют их догнать. Увы… Бандиты выбились из сил, потеряли часть снаряжения, а группу так и не достали. Больше идти на такую авантюру Коун не собирался. Он уже знал, что это за пустыня.
   На вторые сутки воины шли только в вечерние и утренние часы. Впрочем, следопыт мог идти и ночью. Алонс безошибочно вел отряд в нужном направлении. Ветер был очень слаб, и следы разведчиков не успевали затянуться песком. Отставание преследователей от группы составляло семь часов.
   Ранним утром, когда еще Сириус не показался из-за горизонта, передовое подразделение Линка поднялось на высокий бархан. И хотя еще было относительно темно, следопыт сразу заметил странное тело, лежащее в двухстах метрах от отряда.
   – Внизу какой-то труп, – негромко проговорил тасконец.
   – Надеюсь, что подох кто-то из аланцев, – усмехнулся Талан. – Может, хоть жара и песок помогут нам догнать группу.
   Обнажив мечи, воины начали осторожно спускаться вниз. Мертвец ведь мог таковым и не оказаться, а осуществлять подобные засады умел даже Хиндс. Много ума для этого не требовалось. Чем ближе бандиты подходили к распростертому телу, тем яснее становилось, что к разведчикам покойник не имеет никакого отношения.
   Однако многочисленные следы наемников явно указывали на их причастность к теперешнему состоянию этого бедняги.
   – Похоже, дикарь оказался на пути наших «друзей», – язвительно вымолвил Агадай. – И они обошлись с ним весьма неделикатно.
   – А вот это как раз и настораживает, – произнес Алонс. – Раньше они так не поступали. Здесь что-то нечисто.
   Еще несколько метров, и бандиты остановились возле трупа. С первого взгляда, все поняли, что это не человек. Вернее, не совсем человек. Глядя на руки, туловище, голову мертвеца, следопыт удивленно сказал:
   – Мутант. Но я еще таких не видел. Судя по тому, что в его руках зажато оружие, он был разумен…
   Из-за плеча Алонса высунулся телохранитель Линка и с нотками ужаса в голосе воскликнул:
   – О Господи, советник, это же мутант из того племени, с которым мы сцепились год назад. Неужели нам предстоит все это снова?…
   – Заткнись! – оборвал Хиндса Коун. – Я без тебя все вижу. Это действительно воин из племени мутантов, которые называют себя властелины пустыни. Надо сказать, у них есть на то основания.
   – Вы с ними сражались? – спросил монгол.
   – К сожалению… – ответил аланец, усаживаясь на песок рядом с трупом. Мы встретили их посреди пустыни, примерно в двухстах километрах западнее этого места. Шестеро мутантов против двадцати отличных воинов. Правда, мои люди здорово устали, но… Это не оправдание. Они атаковали нас без всяких раздумий… Страшно вспомнить. Это была не рукопашная, а какая-то мясорубка. В разные стороны летели конечности, головы, куски мяса. Из всего отряда уцелело лишь пятеро солдат. Правда, и мутанты потеряли четверых. Преследовать нас они не стали, посчитав, что и так сделали достаточно. Не успели мы уйти и на двести шагов, как эти ублюдки начали пожирать убитых. Я привык ко многому, и меня трудно чем удивить, но такое зрелище…
   – Они разбивали черепа своими дубинами и буквально на наших глазах поедали людские мозги, – вставил телохранитель. – Эти властелины пустыни относятся к нам, как к каким-то животным…
   – Помолчи, – еще раз повысил голос Линк, и после небольшой паузы продолжил. – Именно этот бой и заставил меня повернуть назад. К сожалению, я так и не добрался до четвертого космодрома. В каком он состоянии, трудно сказать. Во всяком случае, у аланцев есть шанс…
   – Если их не сожрут эти мутанты, – усмехнулся Талан.
   – А вот это уже не смешно, – проговорил следопыт. – Из рассказа советника, я понял, что властелины пустыни вполне разумны и претендуют на главенство. Все люди без исключения являются для них врагами. Им безразлично, на кого нападать. Мы для мутантов лишь хорошая пища.
   – Совершенно верно, – подтвердил Коун. – На обратном пути мы вышли к небольшому городу на краю пустыни. Всего несколько дней назад он был захвачен властелинами. Часть мужчин сумела с боем отступить и после ухода мутантов вернулась на пепелище. Они были в шоке. Эти ублюдки сожрали всех младенцев и маленьких детей. Остальных мутанты, как скот, угнали в пустыню.
   – Уроды, – выдохнул землянин. – Ладно бы использовали их как рабов. Женщины хороши для удовольствий. Но питаться людьми…
   – Хватит об этом, – оборвал Агадая Алонс. – Важно другое. Разведчики убили одного из мутантов. Если остальные узнают о случившемся, они начнут войну. У нас нет никакой гарантии, что властелины пустыни будут разбираться, кто прав, кто виноват. Они начнут уничтожать всех без разбора. Подобные неприятности нам не нужны…
   – Уже поздно говорить об этом, – возразил советник. – Дело сделано. Наемники довольно легко разобрались с мутантом. Восемь стрел, – и он труп. Нам надо применить ту же тактику. Подпускать близко этих чудовищ никак нельзя. В ближнем бою они непобедимы.
   Между тем Сириус показался из-за горизонта. Его лучи коснулись верхушек барханов, освещая ослепительно-белым светом окружающую людей пустыню. Начинался новый день. Все бандиты столпились возле трупа, с интересом разглядывая мутанта. С таким противником они еще не встречались. Огромные габариты, толстая кожа и внушительных размеров оружие невольно выхывали уважение. Каждый понимал, что такой воин крайне опасен.
   Спустя примерно тридцать минут Коун решил закончить этот импровизированный привал. Он поднялся на ноги и подал команду к выдвижению. Первым, как всегда, зашагал следопыт. Однако уже через несколько метров тасконец неожиданно остановился.
   – Черт подери! – воскликнул Алонс. – Как же я раньше не заметил? Такие оплошности допускать нельзя.
   – В чем дело, – поинтересовался Линк.
   – Вот, посмотри, – произнес воин, указывая на небольшой отпечаток на песке.
   – Ну и что, – пожал плечами аланец.
   – Этот след все объясняет, – улыбнулся тасконец. – Он не принадлежит разведчикам. Судя по размеру, это какой-то подросток. Скорее всего, мальчик. У него нога почти как у аланок, но шаг довольно твердый.
   – Что ты хочешь сказать? – поднял голову Коун.
   – Теперь мне понятно почему земляне напали на мутанта. Это чудовище гналось за ребенком. Они вступились, и властелин пустыни получил свою порцию стрел, – ответил следопыт. – К сожалению для нас, у группы появился проводник. И ведет он их куда – то на юго-восток. Разведчики изменили направление.
   Советник развернул карту и начал внимательно ее изучать. Склонились к ней и Алонс с Агадаем. Уже спустя несколько секунд, тасконец указал пальцем на маленький оазис с названием Клон.
   – Скорее всего, аланцы идут сюда, – произнес он.
   – Да, пожалуй, – согласился Линк. – Это место находится в стороне от крупных городов и основных магистралей. Оно могло практически не пострадать во время катастрофы. Вода, пища. Нам бы это пригодилось. Хватит медлить, вперед!
   Отряд прошел около полукилометра, когда бандиты наткнулись на полузасыпанный труп юноши. Быстро осмотрев тело бедняги, Хиндс проговорил:
   – Работа мутанта.
   Обсуждать это никто не стал. Сириус поднимался все выше и выше, а потому приходилось спешить. Следы разведчиков были видны очень отчетливо и Алонс без труда насчитал в группе девять человек. Его выводы оказались правильными. Это очень расстроило советника, и он заставил людей идти почти до полудня. Лишь когда жара стала вообще невыносима, Коун приказал разбить лагерь. Отдыхать под палящими лучами – это тоже мучение. Воины кое-как сооружали навесы, но и они толком не спасали. У многих солдат появились ожоги. Сильный зуд, кровотечения, разъедающий раны пот. Люди с нетерпением ждали вечера. Однако стоило температуре понизиться градусов на десять, как советник тотчас поднимал отряд в путь. Где-то, всего в тридцати километрах, двигались столь ненавистные разведчики. Люди Коуна готовы были их разорвать на куски. Именно на этой злобе аланец и играл. Он, как мог, подгонял своих воинов.
   После дневного привала бандиты шли, словно сонные мухи. В пустыне жизнь казалась очень скудной. Ни растений, ни насекомых, ни птиц. Впрочем, это весьма распространенное заблуждение. Ведь стоит наступить вечерней прохладе, и из своих нор, укрытий появляются десятки, сотни, тысячи обитателей этого безводного края. Они сумели приспособиться к столь тяжелым условиям и ведут ночной образ жизни. Солдаты не замечали этих существ. Малые размеры и окраска под цвет песка позволяли животным и насекомым сохранять инкогнито. Однако были в пустыне и совсем другие жители. Они тоже прятались, но совсем с другой целью.
   Пройдя около двадцати километров, Алонс вдруг остановился. Он тревожно осматривался по сторонам, опустился на колени, однако все усилия были тщетны. Обернувшись к Линку, тасконец недоуменно проговорил:
   – Чертовщина какая-то. Следы исчезли, и нигде их не видно. Такое впечатление, что группа провалилась сквозь землю. Они оборвались слишком неожиданно, чтобы я поверил в какую-то хитрость разведчиков. До сих пор они к таким фокусам не прибегали.
   Удивленный аланец прошелся метров на десять вперед. Никаких следов. Ровный, слегка волнистый песок. Обернувшись к своему телохранителю, Коун громко приказал:
   – Всем рассыпаться. Ищите следы аланцев. Не могли же они улететь. Скорее всего, это какая-то ловушка.
   – Ловушка… – повторил Хиндс и вдруг упал на землю.
   Спустя пару секунд, с побелевшим лицом, он отчаянно закричал:
   – Советник, песок движется.
   Теперь и Линк понял, что им угрожает.
   – Спасайся, кто может! – выкрикнул Коун и бросился на юго-восток.
   Вслед за ним рванули три десятка стоящих рядом воинов. Их бегство стало неожиданностью для нескольких отставших бандитов. Они в полной растерянности наблюдали, как их командир и товарищи удаляются в неизвестном направлении. Лишь когда песок под ногами начал шевелиться и сыпаться куда-то вниз, людей охватила паника.
   Солдаты бросились в разные стороны, но было уже поздно. Вокруг них образовалась огромная воронка, и выбраться из нее не представлялось возможным. Какие только ухищрения воины ни применяли – цеплялись руками, рыли норы, втыкали оружие – ничто не приносило результата. Песок все сыпался и сыпался. С каждым мгновением бедняги оказывались ближе и ближе к центру воронки. Они еще не знали, что их ждет, но догадывались о нависшей опасности. Тем временем основная часть отряда выскочила из опасной зоны. Переведя дыхание, следопыт устало произнес:
   – Может, кто-нибудь скажет, что происходит? Ничего подобного я раньше не видел.
   – Твое счастье, – вымолвил Линк. – В свое время из-за этой образины мы потеряли пятнадцать человек. Похоже, мне не везет…
   Словно в подтверждение его слов, из песка показалась огромная морда. Раскрытая пасть – и первый несчастный с отчаянным криком исчез в чреве червя. Видевшие это бандиты невольно вздрогнули. А каково было тем, кто еще находился в воронке?! Над пустыней раздались их крики ужаса и боли.
   – Помогите!
   Первым пришел в себя монгол. Агадай вытащил длинный трос и ловко бросил куда-то вниз. Что только не делает с людьми тяга к жизни!.. Уже совершенно обессилившие солдаты рванулись к спасательной веревке. Как им это удалось сделать, сказать трудно. Землянин и еще пятеро воинов начали тащить бедняг наверх. Их оказалось двое. К удивлению всех, Талан вскоре приказал остановить работу.
   – Доставайте тросы из мешков и кидайте остальным, – громко крикнул он бандитам, находящимся в воронке.
   Сделать это им было крайне тяжело, однако требование Агадая воины выполнили. Вскоре в общей связке находилось уже пять человек. Еще один находился на северо-западной стороне воронки. Помочь ему никто был не в состоянии. Бедняга отчаянно боролся, но спустя пару минут раздался его предсмертный вопль. Тем временем, весь отряд взялся за веревку землянина. Несколько сильных рывков, и первые двое оказались наверху. Однако остальным приходилось туго. Они были все ближе и ближе к центру воронки. Лишь в последний момент солдаты сумели дернуть за трос. Еще один душераздирающий крик. Через несколько минут из воронки показались последние трое воинов. Бедняги находились в полуобморочном состоянии. Подойдя ближе, Коун увидел, что у одного из спасенных отсутствуют обе ноги. Несчастный был в шоке и судорожно держался за веревку. За ним волочился кровавый след, от которого люди не могли оторвать глаз. Чудовище, словно соломину, перекусило конечности человека. Повернувшись к Хиндсу, Линк кивнул головой:
   – Помоги ему.
   Телохранитель все понял. Взмах меча, – и несчастный так и не пришел в себя. Чтобы не нервировать остальных, аланец столкнул труп в прожорливую бездну. Осыпая песок, тело покатилось прямо в раскрытую пасть.
   – Хватит стоять, пора убираться отсюда, – скомандовал советник.
   Честно говоря, воины только и ждали этого приказа. Находиться рядом с подобным монстром – удовольствие не из приятных. Отряд быстрым шагом двинулся на юго-восток. Примерно через двести метров, аланец похлопал Талана по плечу и негромко произнес:
   – Ты ловко сработал. Промедли хоть на мгновение, и мы бы лишились еще пятерых. Я не забуду такой услуги…
   – Пустяки, – иронично усмехнулся Агадай. – На Земле подобным образом я захватывал рабов. Что-что, а веревку кидать умеет каждый монгол. Это наша жизнь.
   В это время советника догнал Хиндс. Чуть отдышавшись, он доложил:
   – В отряде осталось тридцать восемь человек. Пора возвращаться, господин. Судя по исчезнувшим следам, разведчики угодили в пасть этого чудовища. Хотел бы я посмотреть, как они кричали и мучились…
   – А ведь действительно, – воскликнул Линк. – Группа не могла знать о песчаном монстре. Неужели все разрешилось так легко?
   – Хотелось бы в это верить, – проговорил Алонс. – Но предлагаю еще раз все проверить. Надо прочесать каждый бархан, каждую ложбину…
   – И сделать это побыстрее, – вставил Талан. – Сириус скоро исчезнет за горизонтом. Ночевать рядом с подобным песчаным монстром у меня нет желания.
   Бандиты начали поиски весьма интенсивно. Ведь именно от их результатов зависело направление дальнейшего пути. В душе каждый надеялся, что песчаный червь сожрал и аланцев. Тогда можно было бы повернуть назад, оставив это гиблое место его обитателям. Увы… Уже через несколько минут воины наткнулись на следы группы. Тотчас к этому месту подбежал и Алонс. Тасконец не спеша взобрался на бархан, опустился на колени, внимательно рассматривая каждый отпечаток. К этому моменту, когда подошел Коун, следопыту было все ясно.
   – Весьма сожалею, – вымолвил Алонс. – Но наши «друзья» вышли из этой передряги без потерь. У них отличный проводник. Он знаком с пустыней и вовремя заметил опасность. Группа тоже спасалась бегством, но времени у них было предостаточно. Именно с этого бархана разведчики наблюдали за действиями чудовища. Надо сказать, что им здорово везет.
   – Проклятие, – выругался советник, доставая меч.
   В бессильной ярости, он несколько раз вонзил лезвие в песок. Следопыт был прав. Если бы наемники не нашли проводника, они уже вряд ли беспокоили бы Линка. Всю работу за них сделал бы монстр. А теперь… Теперь необходимо продолжать погоню. Вытаскивая из воронки зазевавшихся солдат, отряд потерял слишком много времени. А ведь были еще поиски… Взмахнув рукой, аланец закричал:
   – Чего встали? Вперед! Все вперед! Мы должны догнать разведчиков.
   Пережившие порядочный стресс, бандиты устремились за своим командиром. Темп был просто сумасшедший.
   Воины стряхнули оцепенение и двигались очень быстро. Помогла и природа. Наступили сумерки, а вместе с ними и вечерняя прохлада. Позади оставались километр за километром.
   Вскоре отряд проскочил дневную стоянку аланцев. Это придало еще больше сил солдатам. В какой-то момент им даже показалось, что впереди виднеются враги. Раздались восторженные вопли и крики. Бандиты уже намеревались броситься в атаку, но Алонс их остановил. Он-то знал, что это лишь видение.
   Отставание от группы по-прежнему составляло семь часов.

Глава 3
ОАЗИС КЛОНОВ

   Разведчики начали движение примерно за два часа до захода Сириуса. И уже через пять километров Олан тревожно поднял руку. Обернувшись к своим новым друзьям, мальчик проговорил:
   – Нам осталось миновать три больших бархана. Это примерно двадцать минут. С той точки, куда я вас выведу, Клон будет как на ладони.
   Группа шла очень осторожно. Больше всего наемники боялись наткнуться на пост мутантов. Тогда внезапность нападения исчезнет, а значит, шансов на победу будет гораздо меньше. К счастью, властелины пустыни оказались весьма самоуверенными и дозорных не выставляли. Миновав несколько дюн, воины оказались у огромного бархана.
   – Все, – произнес Олан. – До Клона не более двухсот метров.
   Аккуратно делая каждый шаг, земляне начали подниматься. Немного усилий, и они у вершины. Теперь приходилось ползти по-пластунски. Приподнявшись на колено, Кайнц приложил бинокль к глазам. Несколько секунд он не отрывался от окуляров. Наконец, граф обернулся и восхищенно вымолвил:
   – Я ничего подобного не видел раньше. Это просто чудо.
   Тотчас все разведчики взялись за бинокли. Клон был действительно великолепен. Белый, режущий глаза песок резко обрывался, и посреди пустыни раскинулось огромное зеленое поле. Оно казалось миражом. Чуть дальше росли хорошо ухоженные плодовые деревья. Возле них бродили никем не охраняемые клоны.
   – А где же поселок? – спросил Ридде обращаясь к мальчику.
   – Смотрите чуть правее, голубоватые, овальные дома, – ответил Олан.
   Все дружно повернули бинокли. И действительно, сразу за садом расположились невысокие, но очень аккуратные строения.
   Все они были одноэтажные, рассчитанные на одну семью, а потому поселок занимал приличную площадь. Но самое удивительное, что в оазисе полностью отсутствовали люди.
   Куда бы наблюдатели ни бросали взгляд, везде было пустынно и одиноко.
   – Может, их уже угнали? – предположила Салан.
   – Вряд ли, – возразил Аято. – Мутанты не бросят своего сородича одного. Их еще слишком мало, чтобы так рисковать. Скорее всего, все клоны пленены и находятся где-то в одном месте.
   – Это плохо, – вымолвил Лунгрен. – Значит, и властелины пустыни все вместе. Любая наша оплошность – и они смогут ударить единой группой. По одному нам удалось бы их перебить без труда.
   Пожав плечами, Кайнц произнес:
   – Тут уж ничего не изменишь. Мутанты наверняка находятся в деревне. Надо подойти к ней незаметно. Олан, это возможно?
   – Конечно, – кивнул головой мальчик. – Мы сделаем небольшой крюк и выйдем к саду. Там есть очень густое место. Вряд ли властелины ожидают нападения. Они уверены в своей силе.
   – О, ты начинаешь верить в успех! – улыбнулся Освальд.
   Группа очень тихо спустилась с бархана и двинулась за подростком. Окрестности оазиса он знал просто великолепно. Все время, пока воины шли, они ни разу не видели поселок. А значит вряд ли и сами могли быть обнаружены. Спустя примерно пятнадцать минут наемники ступили на зеленую траву. Трудно даже представить, какое это наслаждение. Аромат цветов, шелест листьев и просто неестественная влажность. От всего этого люди уже начали отвыкать. Впрочем, своими впечатлениями никто не делился. Теперь было опасно каждое слово, каждый хруст ветки. Миновав сад, а он оказался гораздо больших размеров, чем это казалось издалека, земляне вышли к крайним домам поселка. На мгновение все замерли. Полная тишина.
   – Не нравится мне это, – прошептал Виола. – Не засада ли?
   – Спокойно, – проговорил Кайнц, – сейчас проверим. Храбров, Аято осмотрите ближайшие постройки. В случае чего, немедленно возвращайтесь, мы вас прикроем.
   Сняв рюкзак, Олесь и Тино не спеша двинулись вперед. Несколько шагов, затем рывок, и они уже у стены здания. Она оказалась очень гладкой и ровной. Осторожно обогнув угол, русич пробежал несколько метров и с обнаженным мечом ворвался в открытую дверь. Дом был пуст. Следом за юношей, вошел самурай. Их взорам предстала весьма печальная картина. Во всех трех комнатах царил ужасающий беспорядок. Разбитая посуда, разбросанная одежда, разорванные книги. Постели были раскрыты, что говорило о неожиданности нападения. Обитатели этого дома оказались застигнуты врасплох.
   Однако разведчики ожидали увидеть нечто подобное. Гораздо больше их заинтересовала обстановка комнат. По всей видимости, она практически не изменилась за прошедшие двести лет. Олан был прав, говоря о многочисленных бесполезных вещах. Кухонные комбайны, квадроаппаратура, видеофон, система международной связи, все это оказалось мертво без источника энергии. А его на Клоне уже не было давным-давно. Предназначение этих предметов местные жители давно забыли, хотя и не выбрасывали ничего.
   – Странное место, – сказал японец, опуская меч. – Жизнь здесь словно застыла. Она не двигается ни вперед, ни назад. Люди в оазисе имеют многое из того, что аланцам даже и не снилось, но увы, ничего использовать не могут.
   – Нам пора, – произнес Олесь, выходя наружу. Друзья осмотрели еще три дома. Везде царил
   такой же беспорядок. Мутанты буквально из постелей выхватывали людей. В одном месте им, видно, был оказан отпор, на полу виднелась большая лужа крови, а рядом лежал сломанный нож. В исходе поединка земляне не сомневались. Клоны, наверняка, не умели толком воевать.
   Оказавшись на улице, Храбров призывно махнул рукой. Пока путь был свободен. Оставив все лишнее под деревьями, группа двинулась к деревне.
   – Что скажете? – тихо спросил граф. Покачав отрицательно головой, Аято ответил:
   – Ничего радующего. Все пусто. И похоже, мутанты особенно не церемонились при захвате оазиса. Всюду бардак, а кое-где и пятна крови.
   – Ясно, – вымолвил Генрих. – Пойдем потихоньку дальше.
   Разведчики прошли еще четыре дома, когда где-то на западе раздался душераздирающий женский крик. В нем явно слышалась боль и отчаяние. Обернувшись к мальчику, Лунгрен проговорил:
   – Где это?
   – На центральной площади, – с побелевшим лицом сказал Олан.
   – Веди, – скомандовал барон.
   Застройка Клона была довольно хаотичной, дома стояли друг к другу под фантастическими углами. Не наблюдалось и явно выраженных улиц, хотя расстояния между строениями достигали десяти метров. Двести лет назад люди не особенно заботились о компактности поселка. Это был всего лишь маленький оазис на цветущей и развивающейся планете.
   Миновав еще шесть домов, воины отчетливо услышали приглушенные голоса. Теперь приходилось действовать вдвойне осторожно. Под прикрытием широких и довольно густых кустарников, наемники подобрались к площади почти вплотную. То, что они увидели, нельзя назвать даже потрясением. Это был шок. Посреди круглой поляны с коротко подстриженной травой горел большой костер, и как его земляне не заметили сразу – непонятно. Видимо, мутанты умели неплохо маскироваться. Но самое главное, что на огне, на вертеле висело тело человека. Его жарили, словно барана.

   Несчастный уже полностью обгорел, и узнать его не представлялось возможным. Олан тихо заплакал. Возле костра сидели восемь мутантов, как капли воды похожих на того, которого разведчики убили в пустыне. Это была действительно новая раса. Сильная, агрессивная и безжалостная. Она любой ценой старалась развиваться, считая людей низшими существами, лишенными права на жизнь. Чуть левее, один возле другого, со связанными руками стояли на коленях клоны. На лицах пленников была написана обреченность. Они прекрасно знали, что их ждет в будущем. Вскоре стал понятен и раздавшийся крик. Одна из женщин, лежа на земле, отчаянно билась в истерике, однако вывернутые суставы не позволяли ей сделать хоть какое-нибудь разумное движение. Зато возле мутантов стояла маленькая девочка лет пяти. Она вся дрожала и плакала, а убийцы спокойно и без колебаний снимали с нее одежду.
   – О нет! – выдохнул мальчуган. – Видеть это второй раз я не в состоянии.
   – Что сейчас произойдет? – прошептала Кроул.
   – Ритуал кровавой пищи, – с горечью ответил Олан. – Когда деревня была захвачена, а мы с братом спрятались, они сделали это с маленьким Родом. Бедняжке недавно исполнился всего год. Мутанты раздели его и, надрезав кожу, начали пить кровь. Я никогда не забуду его крики. Он умер лишь через несколько минут, и все это время властелины смеялись и радовались. Они пьют кровь, словно воду.
   – Ах ты, тварь, – вырвалось у Ридле – Я не позволю им сделать то же самое с этой девочкой. Лучше умереть, чем видеть такое!
   – Подожди, – остановил его Аято, – надо что-то придумать, а не бросаться в бой, словно сумасшедший.
   – Нет у нас времени на споры, – вставил Олесь. – Несчастная уже полностью обнажена. Давайте быстрее, соображайте!
   – Надо заманить этих ублюдков в ловушку. И лучше не всех, а хотя бы парочку. Тогда у нас шансов будет побольше, – проговорил Тино.
   В это время один из мутантов достал длинный нож, и десятки женщин в ужасе заголосили. Громко зарыдала и девочка. Она не совсем понимала, что ей грозит, но знала, что будет очень больно.
   – Все! Я выхожу, – произнес Освальд, вставая в полный рост.
   – Хорошо, – прошептал японец. – Когда они двинутся за тобой, прячься за дом. В этом случае мутанты подставят нам спины, и нападение пройдет незаметно для остальных.
   Все инструкции юноша выслушивал уже на ходу. Опустив забрало шлема, он быстрым шагом направлялся прямо к костру. Между тем, разведчики отползали в новое укрытие. Надо было подготовить достойную встречу противнику. Ридле, не доходя метров сто до властелинов пустыни, остановился. Многие клоны уже заметили странного человека, и вопли женщин неожиданно оборвались. Это было действительно достойное зрелище. В багряном свете угасающего Сириуса стоял стройный высокий воин, в золоченом шлеме с перьями. В одной руке он держал овальный металлический щит, в другой длинный меч. В его позе, движениях не чувствовалось ни капли страха. Уже занесший было нож, мутант замер и обернулся. Увидеть в Клоне еще одного человека он явно не ожидал.
   – Ты кто такой? – прорычал властелин.
   – Твоя смерть, – ровным голосом вымолвил Освальд.
   Оценивающим взглядом мутант осмотрел нового врага. Кое-что явно смущало, однако он был слишком самоуверен. Изобразив на своем уродливом лице усмешку, воин громко сказал:
   – Это ты найдешь здесь смерть! Оно, Сол, Лин, притащите этого ублюдка сюда. Из него получится неплохой завтрак.
   Тотчас трое мутантов вскочили со своих мест и бросились к Ридле. Несмотря на то, что он ждал такого поворота событий, их прыть удивила его. Спустя мгновение юноша обратился в бегство.
   Освальд сделал все так, как говорил ему Аято. Обогнув кусты, немец повернул за дом. Уже через несколько секунд сюда же выскочили и властелины пустыни. В руках они держали огромные палицы, удар которых, наверняка, проломит череп. Их противник стоял всего в двадцати шагах от них. Теперь ему уже не уйти! Мутанты не заметили, как сзади поднялись остальные земляне. Дрогнула тетива, и первые семь стрел впились в спины монстров. Они зарычали от боли. Один из мутантов опустился на колени, двое других обернулись. Ловушка сработала.
   Прежде, чем властелины смогли сделать хоть шаг, новая порция стрел ударила в них. Два существа беззвучно рухнули на землю, а последнего ударом меча пригвоздил Ридде.
   – С этими покончили, – усмехнулся юноша, вытирая лезвие о траву.
   – Что будем делать теперь? – спросил Виола.
   – Попытаемся и остальных заманить в ловушку. Хотя вряд ли они допустят ту же ошибку. Исчезновение трех воинов не бывает случайным, – проговорил задумчиво Кайнц. – Но другого выхода нет. Том, Линда и Олис, отходите к дальнему дому и ведеите стрельбу оттуда. К месту боя не приближаться, что бы ни случилось. А мы впятером возьмем их в кольцо. И имейте ввиду, больше одного выстрела сделать не успеем.
   На расстановку ушло не более тридцати секунд. Разведчики действовали слаженно и быстро. Вскоре из-за кустов к костру снова двинулся Ридле. Храбров наблюдал за развивающимися событиями из-за угла дома и видел, как мутанты удивленно поднялись со своих мест. Они не могли понять, что происходит. Освальд действовал весьма дерзко.
   – Эй вы, уроды! – громко выкрикнул он. – Неужели эти три образины были воинами? Они же просто груда костей и мяса, мой меч даже не затупился. Самое большее на что вы способны – это пожирать маленьких детей!
   Ридле еще не успел закончить свою оскорбительную тираду, как властелины пустыни двинулись на него. Впрочем, теперь они не спешили. Генрих оказался прав, говоря, что дважды засада не сработает. Мутанты были вовсе не дураки. В такт им отступал и Освальд. Уже через пятнадцать метров он скрылся из виду. Только теперь преследователи увеличили шаг. Искать наглеца по всему оазису они явно не желали. Обогнув узкую полосу кустов, мутанты выскочили на открытое пространство и вынуждены были остановиться. Теперь им стало все понятно. Пятеро воинов, закованных в прочные латы, ждали врагов. Тут же, совсем рядом, лежали трупы убитых властелинов. Яростный крик мутантов совпал с движением разведчиков. Засвистели стрелы, впиваясь в новые жертвы. Один из выстрелов оказался крайне удачен. Стрела попала одному из мутантов в глаз, пробила череп. Сделав по инерции пару шагов, бедняга рухнул на землю. Зато оставшиеся в живых, не обращая внимание на раны, атаковали землян. Принимать удары палиц на щит оказалось совершенно невозможно. Они оказались настолько сильны, что буквально сбивали с ног. Первым это почувствовал Аято. Упав на колено, японец был бы немедленно добит своим противником, но сразу три стрелы впились в грудь мутанта. Он злобно зарычал, пытаясь выдернуть древка. Драгоценное время было упущено, и этого вполне хватило самураю. Тино ударил мечом снизу в живот. Властелин судорожно дернулся и повалился на Аято. Японец успел вовремя отскочить.
   Дела у остальных наемников шли не столь удачно. Олесь с трудом уворачивался от палицы мутанта, время от времени нанося ему колющие раны. Противник обливался кровью, но его натиск не становился слабее. Пару раз оружие властелина касалось щита, и тогда русич с трудом удерживал равновесие. В конце концов Храбров сумел поймать врага на противоходе и с ходу вонзил ему меч в сердце. Лезвие вошло в тело почти до самой рукояти. Мутант замер, его глаза расширились, а изо рта потекла тонкая струйка крови. Не обращая внимания на падающее тело, Олесь бросился на помощь товарищам. Ридде и Кайнцу она не понадобилась. Вдвоем они на удивление легко разобрались со своим оппонентом. Видно, сказалось ранение в шею. Стрела застряла у монстра в горле и мешала сражаться. Именно неповоротливостью врага и воспользовались немцы.
   А вот Аунгрену, к сожалению, помощь уже была не нужна по другой причине. Одна ошибка, один неправильный поворот, и палица с чудовищной силой опустилась на правое плечо барона. Прогнулись латы, треснули кости, и рука повисла словно плеть. Свен лишь успел поднять голову и взглянуть в глаза собственной смерти. Повторным ударом мутант смешал в единое месиво шлем и череп. Лунгрен уже не видел, как стрелы, копья, мечи вонзаются в тело его убийцы.
   Бой был закончен. На небольшой лужайке лежали восемь трупов властелинов пустыни и обезображенное тело землянина. Наемники молча обступили погибшего товарища. Никто из них еще полчаса назад не надеялся на столь удачный исход сражения, а теперь они переживали о смерти Свена. Ее можно было избежать, но зависело это только от него. Он не сумел продержаться. Сняв шлем и вытерев пот со лба, Кайнц устало произнес:
   – Вечная тебе память, Свен. Ты был отличным воином, но удача отвернулась от тебя. Надеюсь, что Господь простит все твои грехи и отправит душу в рай.
   Тем временем, к наемникам подошли аланцы и Олан.
   – Он мертв? – спросил Кроул.
   – Да, – ответил Ридле, поднимая с земли меч Лунгрена. – И боюсь, у нас нет времени на его оплакивание. Надо помочь клонам и отправляться в путь. Коун не будет нас ждать.
   Забрав у Свена все оружие, разведчики двинулись к площади. Возле костра по-прежнему стояла маленькая девочка. Она тряслась от страха и была на грани обморока. Зато остальные жители оазиса не спускали глаз с кустов, где только что скрылись мутанты. Каково же было общее удивление, когда на площадь вышли семеро воинов. И самое главное, что впереди, сияя от счастья, ступал Олан. Общий возглас радости и изумления прокатился среди людей. Спасение пришло тогда, когда его уже никто не ждал. Земляне и аланцы дружно принялись за веревки пленников. Два резких движения ножом, и освобожденный клон уже лезет обниматься. Вырваться из этих объятий было весьма непросто. Впрочем, однажды ритуал не состоялся. Одна из женщин, стоило разрезать ей путы, сразу бросилась к ребенку. Она подхватила девочку на руки, прижала к груди и, опустившись на колени, зарыдала. Глядя на эту сцену, обращаясь к друзьям, Аято едва слышно проговорил:
   – Ради подобных счастливых минут стоит рисковать жизнью. Ты осознаешь, что сделал что-то нужное, полезное, доброе. А иначе зачем нужна эта жизнь? Порой она глупа и бессмысленна, проходит незаметно, тихо, словно и не было человека. Нет, Аунгрен погиб не напрасно. Благодаря ему, десятки мужчин, женщин, детей могут радоваться и любить. Они никогда не забудут своего спасителя, а значит, в их памяти Свен останется навечно.
   Тем временем, все клоны были освобождены. Среди общей радости и веселья раздавались и рыдания. В несколько семей пришло горе. За двое суток властелины пустыни убили пятерых жителей, среди них одного младенца и одного старика. Кроме того, где-то в пустыне осталось тело брата Олана. Сейчас мальчик стоял, прижавшись к плечу отца. По щекам уже немолодого мужчины текли крупные слезы. Он уже знал о гибели старшего сына. Рядом, еле держась на ногах, время от времени хватаясь за локоть мужа, расположилась худенькая женщина. Именно к этим трем людям и подошел Кайнц.
   – Ваш сын – очень смелый юноша, – вымолвил граф. – Благодаря ему, мы успешно добрались до оазиса. Можно сказать, что он спас нас от верной смерти. Из Олана получится хороший воин.
   – Но как? Как вам удалось победить мутантов? – спросил мужчина, вытирая лицо рукой. – Неужели они все мертвы?
   – Все, папа, все, – с улыбкой вставил подросток. – Если бы ты мог видеть этот бой! Они сражались, как дьяволы. Даже мутанты, по сравнению с ними, лишь жалкое подобие воинов!
   Над площадью раздался торжествующий вопль. Огромная толпа обступила разведчиков. Каждый хотел посмотреть, прикоснуться к своим спасителям. Никому из клонов даже в голову не могло прийти, что человек способен победить властелина пустыни в открытом бою. Вскоре вперед протиснулся седовласый худощавый старец.
   – Спасибо вам, путники, от всего Клона, – громко произнес он. – Я старейшина поселка, Джер Лаун. Клянусь, что мы никогда не забудем ваш героический поступок. Берите любой дом, любое имущество, любую свободную девушку или женщину. Вы имеете на это право. Оставайтесь. Другого столь благодатного места нет вокруг на сотни километров. В нашем роду не так много сильных мужчин, и к сожалению, даже они слабы в воинском мастерстве. А жизнь становится слишком опасна. Клон нуждается в надежных защитниках.
   – Спасибо, – кивнул Кайнц. – Мы бы рады принять ваше предложение, но у нас есть незаконченное дело. Нам нужно найти один… одну вещь примерно в ста пятидесяти километрах от оазиса. Когда задача будет выполнена, возможно, мы вспомним о вашем предложении. А сейчас у нас есть ряд небольших просьб…
   – О, – всплеснул руками старейшина, – все, что пожелаете.
   – У нас весьма скромные запросы, – улыбнулся Аято. – Хороший ужин, запас продовольствия и воды, и полчаса отдыха.
   – И, пожалуйста, позаботьтесь о нашем товарище, – вставил Ридле – Он погиб в этом бою, а похоронить его по-человечески у нас нет ни времени, ни сил.
   – Да, и заберите его латы – вам они еще пригодятся, – добавил граф.
   Лаун обернулся, взглянул на нескольких мужчин и женщин, и они тотчас бросились выполнять приказание. Даже слова были лишними. Постепенно толпа редела.
   Вскоре возле наемников осталось не более десятка человек. Клоны занялись повседневными делами. Из-за нападения властелинов пустыни многие хозяйственные работы оказались невыполненными.
   Часть населения поселка ушла хоронить погибших родственников. Костер, где мутанты жарили человека, был уже давно потушен и разбросан. Он навевал слишком горестные мысли.
   Зато возле разведчиков появилось сразу три новых источника огня. Симпатичные молодые девушки готовили на них весьма ароматную пищу и время от времени подмигивали воинам. По их чересчур оголенным бедрам, веселому смеху и заигрыванию, земляне без труда догадались, что старейшина не оставил мысли удержать спасителей в поселке. И он, конечно, нащупал слабую струну солдат, – но сзади шел отряд Коуна, и времени на удовольствия не оставалось. Обо всем этом Джер Лаун, конечно, не знал.
   Ужин протекал довольно спокойно, когда к старейшине подбежал взволнованный мужчина. Он что-то шепнул старцу на ухо, и лицо того сразу изменилось. Подойдя к разведчикам вплотную, клон тихо сказал:
   – Плохие новости.
   Смех и разговоры землян сразу оборвались.
   – Что случилось? – встревоженно спросил Тино.
   – Мои люди зарывали мутантов в пустыне. Это надо делать подальше от оазиса, иначе рядом заведутся песчаные черви. И…
   Старик замолчал.
   – Что?… – не выдержала Олис.
   – Трупов было только семь, – ответил Лаун.
   – То есть как? – удивился Освальд, поднимаясь на ноги. – Мы уложили сначала троих, а потом еще пятерых. Всего восемь.
   – Вот именно об этом я и говорю, – произнес старейшина. – Один из мутантов не был убит. Оглушенный или раненый, он притворился мертвым, и как только вы ушли, бежал в пустыню.
   – Далеко он не уйдет, – выкрикнул Ридле, обнажив меч. – Мы его догоним.
   – Нет, – покачал головой клон. – Это бесполезно. Во-первых, уже темно, и вряд ли вы найдете его следы. А во-вторых, властелины пустыни двигаются очень быстро. Человеку за ними не угнаться. Песок, дюны, барханы – это родной дом мутантов. Он обманет вас без труда.
   – Сядь, – проговорил Кайнц Освальду. – Ааун прав. Ночью идти на поиски совершенно бессмысленно. Да и зачем? У нас другая задача. Еще десять минут отдыха, и двинемся дальше. Клон – великолепное место, но время поджимает.
   Никто возражать не стал. До космодрома еще было около ста пятидесяти километров, а отряд Коуна наверняка приблизился. Впрочем, в связи с побегом мутанта, эта опасность уже не представлялась столь серьезной. Другое дело – властелины пустыни. От них разведчикам не уйти.
   Как и сказал граф, ровно через десять минут группа начала собираться в поход. Фляги уже были заполнены чистой колодезной водой, а у местных жителей в избытке оказалось вяленого мяса и фруктов. Полегчавшие за долгий путь рюкзаки вновь потяжелели. Взвалив все это на спину, наемники поняли, что темп движения снова упадет. Первым не выдержал Виола. Обернувшись к Генриху, он вымолвил:
   – Я подчинюсь любому приказу, но это перебор. В начале экспедиции такой груз был уместен, но сейчас… Часть продовольствия надо оставить. Нам осталось идти всего около четырех суток…
   – До четвертого космодрома, – вставил Храбров. – Но если и он окажется разрушен… Я понимаю, что ко второму группе не успеть, но попытаться все же стоит. Сидеть и ждать смерти – не в моих правилах.
   – Что ты предлагаешь? – спросил Кайнц.
   – Подарить клонам наши щиты, шлемы и часть лат. Толку от них сейчас немного. В бою против мутантов они бесполезны, а если нас догонят бандиты, то вряд ли эта груда металла нас спасет, – ответил русич.
   – Олесь прав, – произнес Аято. – Защита – дело хорошее, но только на поле боя. Мы же бежим, как лани. Таскать на себе лишний груз глупо. Скорее всего, никто из нас щитами уже не воспользуется.
   Граф повернулся к Ридде, последнему из землян, кто еще не высказал своего мнения. Освальд думал пару минут, а затем утвердительно кивнул головой:
   – Согласен.
   Решения аланцев не требовалось. Во-первых, потому что у них не было щитов, во-вторых, они с радостью начали снимать тяжелые латы. Несмотря на длительную подготовку, привыкнуть к варварскому снаряжению разведчики могущественной цивилизации так и не смогли.
   Спустя пять минут на поляне образовалась куча из щитов, шлемов, кольчуг и лат. Стоявшие рядом клоны изумленно смотрели за действиями землян. Тасконцы даже представить себе не могли, что существуют такие доспехи. Ночью, в багряном блеске костров, металл буквально гипнотизировал местных жителей. Многие изделия были верхом совершенства.
   – Возьмите все это себе, – проговорил Генрих. – Для нас подобная защита стала балластом, а вам пригодится.
   Джер Лаун подошел к куче и поднял шлем Ридле. Несколько раз повернув его в руках, старик восхищенно вымолвил:
   – Ничего подобного не видел. Где живут такие мастера?
   – Далеко, – улыбнулся Освальд, забрасывая рюкзак за спину.
   Вскоре группа была готова к выдвижению.

   Уже при выходе из деревни, граф подозвал к себе старейшину и очень тихо сказал:
   – Не буду тебе лгать, Лаун, мы в сложном положении. За нами идет большой отряд воинов. Их человек пятьдесят. Они плохие люди, и у вас могут быть неприятности. Это, конечно, не мутанты, но воевать солдаты Коуна тоже умеют. Им необходима вода и продовольствие. Вы можете дать им это в обмен на свою спокойную жизнь, но…
   – Говори, – с суровым лицом разрешил старейшина.
   – Мы будем очень благодарны, если наши враги задержатся хотя бы на пару часов. Даже этот незначительный промежуток времени дает шансы на успех. А их у нас немного.
   – Так и будет, – проговорил клон. – Когда эти люди достигнут оазиса?
   – Точно не знаю, но думаю, часа через три-четыре. А может, и быстрее.
   Лаун удивленно вскинул брови.
   – Вы помогли нам в ситуации, когда преследователи буквально висят у группы на пятках? Это трудно объяснить.
   Немец лишь развел руками.
   – Иногда человек принимает нелогичные решения. Чувства перекрывают разум, а инстинкт самосохранения загоняется в дальний угол сознания. Будем считать, что мы поступили именно так.

   Глядя на уже немолодого воина, старик задумался. Он молчал около минуты, а затем подозвал соплеменника. Несколько тихих реплик, и мужчина скрылся в толпе. Разведчики с интересом и нетерпением смотрели на Лауна. Старейшина явно что-то задумал. И словно в подтверждение этого, клон вымолвил:
   – Вы отличные солдаты. Бойцов, равных вам, я не знаю. Однако шансов на успех у вас, действительно, немного. Из рассказа мальчика ясно даже младенцу, что пустыня вам неизвестна. Группа двигается на ощупь, не зная об опасностях и ловушках. В такой ситуации люди становятся легкой добычей местных обитателей.
   – И что из того? – спросил Виола.
   – Да ничего, – чуть иронично произнес старик. – Песчаный червь – лишь малая толика тех опасностей, что ждут вас. И поверьте, далеко не самая страшная.
   – Но мы в пустыне уже несколько дней, и ни с чем таким не сталкивались, – возразил Олесь.
   – Все верно, – подтвердил Лаун. – Но вы знакомы лишь с пустыней Леру, а идете в пустыню Смерти. Первая расширилась до таких размеров в последние двести лет, вторая существовала всегда. Именно на ее территории возникли огромные города и именно здесь взорвалось большинство снарядов. К чему это привело, можете догадаться сами. Властелины пустыни – лишь одно из таких последствий.
   – Но нам надо туда идти, – спокойно сказал Аято.
   – Понимаю, – проговорил старейшина, – и потому предлагаю вам взять проводника. Он, конечно, знает не все, но опыта у него вполне достаточно. Олан смышленый парнишка и двигается довольно быстро. Да вы и сами знаете, на что он способен.
   Кайнц хотел возразить, но японец успел коснуться рукой плеча товарища. Граф обернулся и взглянул на Тино. Даже в темноте Генрих догадался, о чем хотел сказать самурай. Надо было отбросить все предрассудки. Без проводника в пустыне не обойтись. Однако Генрих не хотел сдаваться.
   – А у вас нет никого постарше? – произнес он. – Не хотелось бы рисковать жизнью мальчишки. Олан еще так молод…
   – Сейчас везде опасно, – возразил клон. – Оазис стал слишком лакомым кусочком для солдат удачи. Кого-то интересуют наши запасы, кого-то земли, а кого-то и мы сами. Олан – лучший проводник в поселке. Он буквально вырос в пустыне. Никто не знает окрестные места так, как этот подросток.
   – Хорошо, – наконец согласился после секундного замешательства Кайнц. – Но где он?
   – Уже впереди группы, – усмехнулся старик.
   Наемники обернулись и сразу увидели худощавую фигуру среди аланцев. Мальчишка был одет в длиннополый балахон, на его спине виднелся объемистый рюкзак, а сам он буквально светился от счастья. Еще бы! Его взяли с собой лучшие воины Оливии. И кроме того, Олан давно мечтал о подобном путешествии. Маленький мирок Клона стал ему тесноват.
   В последний раз взглянув на ровные аккуратные домики, едва заметные в сумраке ночи, наемники двинулись навстречу пустыне. Вскоре их ноги вновь ступили на песок, твердая надежная земля осталась позади. Впереди гордо шел новый член группы. А пройти еще предстояло сто пятьдесят километров.
* * *
   Агадай поднялся на бархан и не поверил собственным глазам. Нет, этого не может быть. Таких чудес в природе не существует. Невольно монгол закрыл глаза и тряхнул головой. Галлюцинация обязательно должна исчезнуть. Однако когда Талан снова посмотрел вперед, видение не исчезло. Это был действительно оазис. Рай среди огромного ада. В свете показавшегося из-за горизонта Сириуса землянин отчетливо видел дома, деревья и зеленую траву. И было в этом что-то волшебное, нереальное. Тем временем на вершину бархана взобрались Алонс, Коун и Хиндс.
   – Ну что же, теперь понятно, куда так стремились разведчики, – вымолвил следопыт, усаживаясь на песок. – Им действительно здорово везет. Найти в пустыне хорошего проводника – это ли не чудо! И судя по всему, в деревне они неплохо пополнили свои запасы воды.
   – Что не мешает сделать и нам, – вставил телохранитель.
   – Это верно, – согласился Агадай. – Однако не думаю, что нам будет оказан радушный прием. Местные жители вряд ли обрадуются, увидев столь сильный отряд воинов. Кое о чем их наверняка предупредили и мои «друзья» земляне. Подстроить хороший подвох они умеют.
   Тем временем откуда-то снизу раздался возглас одного из бандитов. Возле него тотчас образовалась большая толпа. Судя по репликам и ругани, солдаты нашли что-то необычное. Линк взглянул на Хиндса и движением головы направил его разбираться. Вернулся воин уже через несколько секунд. На лице телохранителя застыло выражение удивления и испуга.
   – Ну? – не выдержал советник.
   – Это надо видеть самим, – выдохнул тасконец. – Похоже, разведчики поработали и здесь. Там семь трупов мутантов. Еще совсем тепленькие. Убиты несколько часов назад. Как им это удалось, я не представляю!
   – Что ж, действительно стоит посмотреть, – усмехнулся монгол, спускаясь к толпе.
   Следом за ним двинулись все остальные. Бандиты молча расступились. В том, что увидел Коун, было нечто странное, таинственное. В огромной яме, вырытой в песке, лежали тела властелинов пустыни. Рядом виднелась аккуратная куча с торчащей из нее лопатой.
   – Они хотели спрятать мертвецов, – предположил какой-то солдат. – Но мы их спугнули. Еще бы минут пятнадцать, и никто ничего бы не узнал.
   – Но зачем бросать лопату? – возразил другой воин.
   – Забыли, наверное…
   – Нет! – все с той же ухмылкой произнес Талан. – Эта могила специально оставлена открытой. Это знак. И предназначается он нам. Объяснить его несложно. Участь, постигшая мутантов, ожидает и нас. Правда, есть выбор. Закопать трупы и убраться восвояси. Или… Впрочем, думаю, вам понятно и так.
   – Может, действительно… – начал было бандит по имени Малин, но тотчас замолк.
   Взгляд Хиндса заставил бы это сделать любого. Воины отодвинулись подальше от края ямы и с суеверным трепетом смотрели на мутантов. Многие были наслышаны об их силе, а потому победа разведчиков сразу приобрела едва ли не образ чуда. В какой-то степени дрогнул даже Линк. Он видел властелинов пустыни в деле и не мог понять, как земляне справились со столь сильным противником. Помог ему разобраться Агадай. Монгол подошел к могиле и довольно бесцеремонно и безбоязненно прыгнул на тела мутантов. Среди бандитов прошел шепот удивления и восхищения. Казалось, что этот землянин не боится ничего. Тем временем Талан внимательно рассматривал раны, нанесенные властелинам пустыни. Уже через пять минут Агадай поднял голову и посмотрел на советника:
   – Та же тактика. Мутанты попали в ловушку и большинство из них было убито из луков и арбалетов. С расстояния десять-пятнадцать метров сделать это вовсе не трудно. Все разведчики, даже аланцы, стреляют весьма недурно. Хотя… Троих солдат мои бывшие товарищи прикончили мечами и копьями. Судя по направлению ударов и следам ран, сделали это Храбров, Аято и Ридде – Что не удивительно. Они лучше остальных владеют подобным оружием, – вымолвил монгол.
   – Как думаешь, много людей потеряла группа в этом бою? – спросил Коун.
   – Вряд ли, – ответил Талан, вылезая из ямы. – Рисковать всей операцией Кайнц не станет. Он довольно прагматичен, и разжалобить его тяжело.
   Скорее всего, решение было принято голосованием. Имея хорошего проводника, разведчики близко подобрались к врагам и внезапно атаковали. Если кого-то и потеряли, то не тех троих, кого я назвал, и не аланцев. Их берегут.
   – Значит, максимум двоих, – произнес Алонс.
   – Чего гадать, – ответил землянин. – Поселок совсем рядом. Развязать язык кому-нибудь из местных жителей мы сможем без труда.
   Слова Агадая подтолкнули Аинка к действию. Две короткие реплики, и бандиты устремились к оазису. Миновав бархан, они рассыпались в цепь, с каждым шагом приближаясь к Клону. Воины уже забыли о трупах мутантов. Впереди была свежая вода, пища и возможность развлечься с местными красавицами. Грабить, убивать, насиловать – это было их подлинное призвание. Вскоре отряд советника ступил на твердую почву. Охватив деревню полукольцом, бандиты начали обшаривать каждый дом. К их удивлению, все строения были совершенно пусты. Ни одного человека, ни капли воды, ни куска хлеба. Брать с собой вещи, драгоценности пока никто не собирался. В пустыне это был лишний и бесполезный груз. Спустя пятнадцать минут разозленные неудачей солдаты вышли на небольшую площадь.
   – Что это за свинство! – выругался Хиндс. – Куда попрятались люди? Не ушли же они с группой!..
   – Вряд ли, – сказал следопыт, усаживаясь на землю. – Скорее всего, разведчики предупредили их о нашем появлении. Не думаю, что в поселке есть хорошие воины, но защищаться они будут обязательно. Весь вопрос, где прячутся местные жители.
   Ответ на его вопрос был найдет довольно быстро. На западной окраине деревни находилось два больших строения. Они служили клонам загонами для скота. Во время песчаных бурь туда загоняли всех конов, чтобы, не дай бог, животные не ушли в пустыню. Теперь, помимо скота, сюда пришли и люди. За массивными, прочными стенами местные жители чувствовали себя более уверенно. В каждом здании был лишь один вход. Но самое главное, что строения располагались всего в двадцати шагах друг от друга. Их ворота выходили на одну поляну, тем самым создавая огромные сложности для нападавших. Атакуя одно здание, противник всегда поставлял спину другому. Вряд ли люди, строившие эти загоны двести лет назад, думали о подобном предназначении. Тем не менее Коун, Алонс и Агадай сразу оценили ситуацию. Проломить стены строений было практически невозможно, поджечь их тоже не представлялось реальным. Оставался одни единственный вариант – прорываться через ворота. Подойдя к загонам поближе, Линк громко крикнул:
   – Эй! Люди! Мы уставшие путники, идем издалека. Где же ваше гостеприимство? Неужели нас никто не хочет встретить?
   Из дверей одного из зданий вышел седовласый старец. Внимательно взглянув на воинов Коуна, он устало произнес:
   – Мы всегда рады гостям и делимся с путешественниками последним. Клоны знают, как тяжела жизнь в пустыне. Однако в ваших действиях видна агрессивность и недоброжелательность. В своей истории мы встречались и с врагами. Сложите свое оружие на этой поляне, и вы увидите, как щедры клоны.
   Талан подошел поближе к советнику прошептал:
   – Может, рискнем? В конце концов, мы просто задавим их силой. Вряд ли в оазисе более трех десятков воинов…
   – Не стоит, – вмешался в разговор следопыт. – Эти люди не дураки. Мы одержим победу, но какой ценой? Потерять половину отряда ради куска мяса и минутного удовольствия с девицей – глупо. Слишком дорого время. Разведчики нас ждать не будут…
   Именно в этот момент один из воинов громко выкрикнул и указал на ворота второго здания.
   Там, в открывшемся проеме, стоял человек в горшкообразном шлеме с рогами и с треугольным щитом в руках.
   – Аланцы! – воскликнул бандит.
   – А, мерзавцы не успели уйти! – радостно вторил ему Хиндс.
   И действительно, за стариком тоже показался воин в доспехах разведчиков. Перепутать их было просто невозможно. Конусообразный шлем, металлическая маска с переносицей, начищенные до блеска полоски лат. Догадавшись, что их присутствие раскрыто, воины снова скрылись за дверьми строений.
   – Ну, теперь-то у нас есть стимул пойти в атаку, – усмехаясь, проговорил монгол. – Прикончим всех аланцев, и конец нашим проблемам.
   – Нет, – отрицательно покачал головой Линк. – Теперь мы точно нападать не будем. Зачем терять людей понапрасну. Время упорно поджимает разведчиков, и они сами пойдут на прорыв. Наверняка, их поддержат местные жители. Вся эта свора выйдет на открытое пространство, и уж тогда мои головорезы повеселятся от души.
   – Но ожидание может растянуться на несколько дней, – возразил Агадай.
   – Тем лучше, – ответил аланец. – Здесь отличное место для отдыха. Уютные дома, зеленая травка, чистая вода. Что еще надо уставшему путнику?
   На эту издевательскую фразу Талан ничего не ответил. Коуну действительно было некуда спешить, а вот землянин считал каждый час. Миновала уже половина отведенного ему срока. И впервые за последние дни у Агадая появились тревожные мысли. Нельзя сказать, что он полностью доверял Аинку. Монгол прекрасно видел, как советник обращается со своими солдатами. Их жизни его мало интересовали. И подобный подход вполне устраивал Талана. Когда-то и сам сотник поступал точно так же. Каждый за себя. Личные интересы превыше всего! Однако город арка далеко. И не была ли речь об антидоте искусным блефом? Верить в это не хотелось. Агадай тешил себя надеждой, что Коун нуждается в нем. Воинов подобного класса у советника не было.
   Расположившись возле строений, бандиты наблюдали за воротами. Впрочем, Линк был совсем не глуп. Он прекрасно понимал, что загоны могут иметь какой-нибудь тайный выход. Умело замаскированная дверь, подземный ход, лаз на крышу – вариантов много. А потому восемь воинов взяли здание в плотное кольцо. Еще четверо солдат расположились на ближайших барханах. Каждый час охранники менялись. Аланец любил приятные сюрпризы, но на этой планете все неожиданности представляли угрозу. И Коун научился их избегать.

   Может быть, поэтому он до сих пор и жив? Самое главное все хорошенько просчитать.
   Прошло два часа. Сириус поднимался все выше и выше. Температура воздуха приближалась к предельной. За небольшим столом в одном из домов сидели советник, Алане, Хиндс и воин по имени Мелин. Талан куда-то ушел, и где он находился, никто не знал. Впрочем, присутствующих это и не особенно волновало. С любопытством ребенка два телохранителя Линка рассматривали странные предметы клонов. Время от времени аланец пояснял им предназначение того или иного прибора. Кое-что было интересным и для Коуна. Но он с мастерством хорошего актера не менял выражение лица и не проявлял ни малейших эмоций. Столь же равнодушен был и следопыт. Подперев подбородок рукой, он о чем-то думал. Отпив глоток воды из кувшина и довольно выдохнув, Линк подтолкнул тасконца в плечо.
   – Чего задумался! – с усмешкой произнес советник. – Дело сделано. Группа окружена, и шансов выбраться отсюда у них нет. Еще несколько дней, и двинемся в обратный путь. Если повезет, то прихватим и десятка три рабов. Страсть, как мечтаю о хорошей чувственной девочке. Длинные стройные ножки, высокая упругая грудь и алые, сочные губки…
   – Что-то здесь не так, – перебил Коуна Алонс. – Мы отставали от разведчиков на шесть-семь часов. Выкинем три на разборки с мутантами. Еще час на пополнение продовольственных ресурсов… Они не дураки и это уже доказывали не раз. Их не должно быть в оазисе.
   – А может быть, они понадеялись, что нас сожрет червяк, – вставил Хиндс, вертя в руках какой-то продолговатый металлический предмет. – Заснули, увлеклись девочками, да мало ли причин задержки…
   – Однако разведчики не забыли предупредить местных жителей о нашем приходе. Вся деревня спряталась за стенами загонов, а он говорит об их глупости. Нет! Они солдаты, солдаты до мозга костей. Подобных ошибок земляне не допускают. Тут что-то другое, но что? Я пока понять на могу… – возразил следопыт.
   Слова Алонса задели и Линка. Его благодушное настроение слетело в один миг. Тасконец был прав – раньше наемники действовали наверняка. Вряд ли красоты Клона могли их остановить. Обернувшись к Мелину, аланец довольно резко проговорил:
   – Собрать всех людей, кто не на посту, и прочесать ближайшие дюны и барханы. Сильного ветра не было, и вряд ли следы исчезли за прошедшие несколько часов. И побыстрее. Если Алонс прав, то мы потеряли слишком много времени.
   Вряд ли этот приказ советника кого-то обрадовал. Сириус находился в зените, и жара была просто убийственной. Однако ослушаться никто не посмел. Чертыхаясь и проклиная все на свете, воины побрели в пески пустыни. Впрочем, задача оказалась не такой уж и сложной. Группа могла уйти только в южном направлении, и потому уже спустя пятнадцать минут следы разведчиков были обнаружены. Услышав о находке, следопыт, Коун и Хиндс без промедления направились туда. Еще не дойдя до места, Алонс присел на корточки и внимательно начал рассматривать песок. Вскоре он приподнял голову. С едва заметной улыбкой тасконец вымолвил:
   – Отлично сработано. На несколько сот метров следы были просто заметены местными жителями. Они умело скрыли от нас уход группы. Мы попались на их удочку, как последние болваны.
   – Но как же шлемы, доспехи, оружие? – удивился Хиндс.
   – А ты действительно тупица, – зло произнес Линк. – Земляне их просто оставили клонам. Во-первых, это тяжелый груз, а во-вторых, для осуществления своего плана. И надо сказать, он им удался.
   – Да, старейшина и его люди сыграли свою роль, – сказал Алонс, вставая. – Сначала они прятались в загонах, а затем будто случайно продемонстрировали нам воинов в снаряжении разведчиков. Три с лишним часа потеряно напрасно.
   – Ничего, мы их догоним, – с ненавистью выдавил советник.
   – Но только не сейчас, – остановил его тасконец. – Несмотря на хороший отдых, марш по пустыне в такую жару просто убьет людей. Раньше вечера преследование мы начать не можем, как бы того ни хотелось.
   – Проклятие! – Коун с силой вогнал свой меч в ножны. – Хиндс! Сними всех людей с барханов и у загонов. Сторожить там больше некого…
   Тем временем Алонс наконец добрался до найденных бандитами следов. Ошибиться было невозможно, здесь около шести часов назад прошли разведчики. Оттиски их ступней тасконец знал наизусть. И хотя песок не сохранил четких отпечатков, следопыту это было и не нужно. Длина шагов, определенная походка, движение в колонну – все указывало на группу.
   – Ну? – спросил Линк.
   – Две новости, – ответил Алонс спустя несколько минут, – одна хорошая, другая плохая. Во-первых, разведчиков стало на одного меньше. Не знаю, то ли он убит, то ли остался в оазисе. С другой стороны, тот подросток, что шел с ними до Клона, идет и дальше.
   – Но он нам не помеха, – вмешался телохранитель Коуна.
   – Идиот, – покачал головой аланец. – Это значит, что у группы появился проводник. В пустыне Смерти подобный факт весьма немаловажен. Мутации здесь достигли наибольших размеров, и песчаные черви лишь одно из таких проявлений…
   Бандиты уже возвращались в деревню, когда к Коуну подбежал еще один воин. Вытирая пот с лица, солдат что-то быстро говорил, и лицо советника мрачнело с каждой секундой. Спустя мгновение Линк обернулся к Алонсу.
   – Они нашли еще какие-то следы, – вымолвил Коун.
   – В самом деле? – с легкой иронией сказал тасконец. – Что ж, надо посмотреть.
   Полтора десятков воинов издали звук, весьма схожий с рычанием.
   Плестись по барханам в пятидесятиградусную жару – удовольствие далеко не из приятных. Тем не менее, ни один из бандитов не вымолвил ни слова. Идти пришлось около полукилометра на северо-запад.
   Найденные следы были едва заметны, и Алонсу пришлось хорошенько поработать, чтобы разобраться в них. На этот раз настроение испортилось даже у тасконца. Сделав несколько глотков теплой воды из фляги, он устало произнес:
   – Судя по всему, разведчики допустили роковую ошибку. Она может стоить очень дорого как им, так и нам. В бою были убиты не все мутанты. Во всяком случае, один из властелинов пустыни сумел уйти. Он сильно ранен, истекает кровью, но до своих дойдет. Обязательно дойдет. А подобных обид эти бойцы не забывают никогда.
   – Хочешь сказать, что будет погоня?
   – Уверен, – ответил следопыт. – Я не сталкивался близко с властелинами, но наслышан о них достаточно. Безжалостны, злобны, мстительны…
   – Отличный набор для мужчины, – невольно усмехнулся Аинк.
   – Да, – кивнул головой Алонс, – но не в нашем случае. Им все равно, кого убивать. Если мы подвернемся мутантам под горячую руку – разбираться они не будут. Для них враги – все люди.
   – Это точно, – согласился Коун. – Однако выбора у нас нет. Надеяться на то, что властелины пустыни прикончат группу – по меньшей мере, глупо. Так рисковать я не могу. Вечером мы возобновим преследование. А пока надо пополнить запасы продовольствия и свежей воды. Пить эту тухлятину стало совсем невозможно…
   Еле передвигая ноги, воины двинулись в направлении оазиса. На отдых им осталось от силы часа четыре. Все это понимали. А впереди был путь через огромную пустыню.

Глава 4
УРАГАН

   Прошли сутки с того момента, как группа покинула оазис. Позади осталось еще около тридцати пяти километров. К удивлению многих, темп движения оказался не слишком высок. Не помогло даже значительное облегчение снаряжения. Видимо, сказывалась накопившаяся за долгую экспедицию усталость. Очень сильно сдали Кроул и Кайнц. У немца было не столь крепкое здоровье, да и возраст давал себя знать. Олис же оказалась просто не готова к подобным нагрузкам. И все же разведчики упорно шли вперед. Они не знали, что их трюк со следами и переодеванием удался, и готовились к худшему. То и дело либо Ридле, либо Аято, либо Храбров поднимались на бархан и смотрели назад. Пока горизонт был чист. Это радовало. С момента высадки прошло уже пятнадцать дней. Ровно половина отмеренного землянам времени. Однако об этом никто не думал. Смерть порой была настолько близка, что подобный срок казался просто огромным. И как всегда бывает в таких случаях, судьба решила преподать людям хороший урок.
   Олан двигался очень уверенно. Он, конечно, не заходил столь далеко от Клона, но слишком хорошо знал пустыню, чтобы обращать внимания на мелочи. Пару раз мальчик уводил группу от песчаных червей. Причем на этот раз не пришлось даже бежать. Подросток словно чувствовал приближающуюся опасность. Лишь на мгновение он склонялся, опускал ладонь в горячий песок и тотчас показывал направление, куда надо было двигаться. Чудовище не успевало даже начать свой ужасный процесс песковорота. Только теперь разведчики поняли, насколько важным было присутствие Олана в группе. Без этого юного клона они не прошли бы и двадцати километров по пустыне Смерти. В лесу их подстерегали одни опасности, здесь – совершенно другие. И учитывая силу мутации, риск нарастал с каждым мгновением.
   Остановившись на очередной отдых, воины начали создавать навес.
   В такие минуты Олесь мечтал о хорошем, добром ливне. С грозой, с раскатистым громом и с невероятной свежестью в воздухе.
   Господи, как ему хотелось пройтись по широкому, заросшему высокой травой полю! Какое наслаждение упасть на еще мокрые от росы цветы и вдыхать их горьковатый терпкий аромат!
   
Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать