Назад

Купить и читать книгу за 54 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Своей земли не отдадим!

   Н.И. Кондратенко, потомственный кубанский казак, в 1996 году был избран губернатором Краснодарского края, набрав 82 % голосов избирателей. За годы своей деятельности на этом посту батька Кондрат вывел Краснодарский край из разрухи и нищеты, наступивших здесь за годы «демократических реформ».
   В своей книге Николай Игнатович рассказывает о проблемах русского села и русского народа в целом. Его выводы суровы и категоричны: «Без русской земли не будет России, не будет русских. Долой спекулянтов, скупающих за бесценок наши земли, долой мародеров, разоряющих нашу Родину! Землю – тем, кто ее обрабатывает».


Николай Игнатович Кондратенко Своей земли не отдадим!

Вместо предисловия. Все разбазарили!.

   Несмотря на декларирование свободы слова в России, никакой свободы у нас не наблюдается. Точнее, уж очень она однобокая. Есть деньги – можешь говорить на всю страну что пожелаешь. Нет денег – можешь выругаться всеми нехорошими словами соседу или приятелю. Так получается (точнее, так специально делается), что у правды денег нет, поэтому томится она на кухнях, у пивных ларьков, на вокзалах и в общежитиях. В общем, там, где собираются обыкновенные люди, у которых нет своего телевидения, газет и журналов, у которых нет денег даже, чтобы купить новый выпуск этой самой газеты. Конечно, сейчас можно спокойно материться в автобусах или в школах, рассказать похабный анекдот на Красной площади. Но разве это истинная свобода слова?
   А уже телевидение старается показать «истинные» ценности – деньги, ложь, роскошь. «Истинных» борцов за благо народа – реформаторов, которые обожают писать книги, как они разграбили Россию; демократов, которые любят делать набеги на банки и уносить все оттуда; демократических правителей страны, которые сделали миллионы людей нищими.
   Поэтому каково было мое удивление, когда я прочитал интервью с академиком Российской экологической академии Славентином Семеновичем Четвертковым. Славентин Семенович – заслуженный ученый-эколог с мировым именем из Саратова. Приведу некоторые отрывки из его беседы, приведенной в журнале «Президентский контроль» еще несколько лет назад: «Уже с 1991 года российская земля идет в залог в форме документов на право ее управления сроком на 99 лет с последующим продлением договоров… Между тем в РФ непрерывно растут закупки продовольствия за рубежом. Мы закупаем зерно в США, Австрии и Франции, где оно дорогое и некачественное, для исправления торгового дефицита названных стран (какая забота о чужих народах!). Отечественное зерно, более качественное и дешевое, не закупается, чем практически уничтожилось отечественное зерновое хозяйство.
   Не использованы мощности российских перерабатывающих производств. Снизилось душевое потребление мясных и молочных продуктов. Селом не погашен кредит. Снизился уровень рентабельности (и это при очень низкой зарплате сельхозрабочего!). Уровень рентабельности АПК – минусовый.
   Кроме того, наши селяне остались без горючего. Из-за нехватки техники, горючего, для примера, в Ярославской области не было удобрено 47 процентов зерновых, 7 процентов льна, 20 процентов картофеля. В то же время за границу по бросовым ценам продано несколько десятков миллионов тонн нефтепродуктов.
   Как видите, гибель отечественного сельского хозяйства налицо. И чтобы его окончательно добить, дирижер реформы – Международный валютный фонд – «потребовал сократить посевы зерна, а также поголовье скота и свиней».
   В мировой практике уже накоплен опыт выхода из подобных социально-экономических кризисов. Известно, что источник экономического ускорения заключается в концентрации средств труда и укрупнении различных экономических единиц, в замене рыночных начал и конкуренции на государственное планирование.
   …Не думаю, что пришедшие к власти демократы не знали об этом. Кто же они? Выводы делайте сами… Для меня ясно одно: против интересов страны выступать могут только враги или люди, лишенные нравственности, чувства принадлежности к гражданам России».
   Прошли годы – и что изменилось? Земля теперь продается миллионами гектаров, во многих районах России сельхозугодья распроданы подчистую. Пройдет некоторое время, и русские крестьяне станут жить, как индейцы в Америке, в резервациях, отделенные от своих бывших земель колючей проволокой.
   Но если у нас не останется своей, русской, земли, то не останется и России. Земля – это главная ценность государства, без которой оно существовать не может. Во что превратятся русские, лишенные земли? Или они вообще не имеют права на существование, по замыслу наших правителей?
   Мы не должны оставаться в стороне. Увидел правду – расскажи другому. Услышал ложь – докажи, что это не так. Поэтому так важны для нас выступления бывшего губернатора Краснодарского края, а ныне члена Совета Федерации Н.И. Кондратенко в защиту русской земли, русского крестьянства, русского народа, а если шире – всей России.
   А. Албитов

Часть 1
Не отдадим своей земли!

Разрушение России началось с экономики

Выступление Н.И. Кондратенко на выездном пленуме Союза писателей России (Краснодар)
   Дорогие друзья!
   Мне выпало большое счастье приветствовать вас на нашей кубанской земле. Я и не припомню случая, чтобы у нас на Кубани собрались писатели со всей России.
   Вами поднимается сегодня важнейший вопрос – что будет с нашей матушкой-Россией, что ожидает нас?
   Я думаю, этот пленум имеет особое значение. Писатели – это золотой фонд России. Очень важно, чтобы вы познакомили кубанцев и россиян с тем, что думает писательский актив России, как он оценивает ситуацию, где видит выход…
   Думаю, разговор состоится обстоятельный и интересный. Уверен, что здесь будут даны четкие и меткие оценки того, что с нами произошло. Почему мы, русские, и другие коренные народы России оказались в таком униженном положении? Почему Отечество наше оказалось разоренным и попранным? Как могло случиться, что ныне живущее поколение, в большинстве своем те, кто защитил Отечество в 1941–1945 годах, могло позволить сделать со страной то, что с ней сделали?
   Впереди у нас, как венец всего, – форум интеллигенции Кубани. Мы искренне хотели бы, чтобы писатели России встретились с кубанской интеллигенцией и поговорили на эту тему.
   Мы на Кубани часто обсуждаем эти вопросы, пытаясь докопаться до истины, где и в чем мы допустили просчеты. Почему это произошло? Почему смута возникла именно в это время? Случайность это или злонамеренность?
   Конечно, злонамеренность. Все было ясно и понятно изначально.
   Те, кто воевал, – это уже ослабленное поколение: многих выбила война, а тех, кто остался в живых, уже не так много.
   Затем было поколение 1927–1933 годов, которое изрядно голод покосил.
   Потом 1933–1941 годы – это мое поколение. В эти годы еще довольно плотной была рождаемость, нас, детишек, много бегало по улицам.
   После войны лет 15–20 в стране была низкая рождаемость. Враги наши и злоумышленники внутри страны рассчитали, что именно здесь слабое звено, что клин надо вбивать в этом поколении. Именно на нем, на этом поколении прервалась связь времен. Если бы после 41-го не было демографического пробела, то я не сомневаюсь, что мудрости народной, а следовательно, и здоровья и мужества поколений хватило бы остановить злодеяние.
   Но враги действовали расчетливо. Их цель – противопоставить старшее поколение младшему. Вспомните, сколько грязи выливалось на старшее поколение. Все не так делали – не так воевали, не так погибали… Молодежь в это время увлекли в спекуляцию. Молодой человек или девушка не знали, что есть истинное российское богатство. Думали: из Турции привезли шмотки, и это уже путь к богатству, а он (она) – уже член элитарной части общества. Однако настоящее, реальное богатство России в это время делили за другим перекрестком жизни, о чем младшее поколение и не ведало.
   Заполучив гроши и получив возможность их потратить, некоторые молодые люди приняли идеологию космополитизма как свою, проглотили наживку идеологических диверсантов и оказались на крючке, всерьез уверовав, что их отцы и деды что-то не так делали.
   У каждого поколения своя судьба, свои ошибки. Нормальные цивилизованные страны, как правило, уходят от глумления над прожитым. И это правильно.
   Нельзя нынче с позиций 90-х годов дать справедливую оценку 20—30-м. Потому как надо знать и понимать, что переживали отцы и деды, какими категориями они мыслили, что их ставило в трудные условия, почему они сочиняли и пели свои песни; почему в войну на амбразуры бросались… Для этого надо хотя бы мысленно прожить той жизнью или, по крайней мере, исследовать ее. Последнее удается единицам. Прежде всего, писателям, которые, изображая прошлую жизнь, дают объективную оценку тому, что прожито было теми поколениями.
   На Кубани мы четко понимаем, что на деле никакого реформирования нет, что идет разрушение Отечества, что разрушение началось с экономики. Ведь когда нет экономики в стране, то ничего не будет. Потому что голодный и холодный народ не способен ничего доброго и хорошего сделать.
   В поисках куска хлеба мы видим, как люди теряются. Когда привозят гуманитарную помощь, мы дружно становимся в очередь, чтоб дети наши не погибли с голоду. Даже взрослые люди только сытые способны размышлять, принимать решения. Голодные люди думают о хлебе.
   Не раз и не два наш патриотический блок Кубани, вы знаете о нем, предупреждали, что идет разрушение экономики. Разрушение поэтапное, шаг за шагом, и было удивительно, что люди не видели этого. Вернее, видели, но оставались почему-то безучастными.
   Гибнут все отрасли. Кто-то где-то получил поддержку, барахтается, его быстро по телевидению показывают: мол, можно же преуспевать! Руководитель говорит: «А вот мы смогли». Он себя хвалит, хотя где-то в душе хорошо понимает: погибаем. Потому что работает жестокий и коварный механизм разрушения экономики. Зомбируя нашего человека, СМИ говорят– оказывается, жить можно, смотри, как он живет. Хотя в принципе у людей глубокая тревога – все погибнем, только одни раньше, другие позже.
   Три научно-практические конференции прошли на Кубани по проблемам возрождения экономики. Потом подвели итог на большом форуме интеллигенции. На конференциях мы занимались чисто капиталистической проблемой: прогнозированием конкурентоспособности наших товаров в условиях края. Говядины, свинины, баранины, сахара, масла, яиц и так далее. Калькулировать себестоимость продукции мы умеем, мировые цены на основные и оборотные средства нам известны…
   Все научно-практические конференции пришли к выводу: «реформаторами» запущен механизм разрушения, который заключается в элементарном – в неправильной политике цен на энергоносители.
   Когда мы в сельском хозяйстве калькулировали себестоимость нашей продукции, то обнаружили, что 60 процентов затрат идет на энергоносители. Прямых– горючего, залитого в трактора, электроэнергии, тепла. А есть еще опосредованные, которые таятся в прошлом овеществленном труде.
   Овеществленный труд – это добыча руды, выплавка из нее чугуна и стали. Потом обработка – прокатка, сверление, сборка тракторов, комбайнов, машин и станков; а еще удобрения нужны и т. д. Стоимость энергоносителей поднимает себестоимость как промежуточного продукта, так и конечного. Трактора и машины производят для того, чтобы они потом произвели продукты, одежду, обувь; решить насущные житейские проблемы. В результате наши конечные товары становятся неконкурентоспособными.
   Много ложных идей у наших реформаторов. Этих закамуфлированных врагов. Вы думаете, не хватало ума у академиков Абалкина, Шмелева, Шахназарова, Шаталина – прорабов перестройки, которые попеременно маячили на телеэкране; потом пошла новая плеяда Гайдаров, Чубайсов. И так далее. Разве они не знали, куда ведут народ?! Думаете, они не знали, что к чему? Знали.
   На мировом рынке цены диктует «Семерка». И на промышленную группу товаров, и на продовольственную. И через цены «Семерка» буквально разрушает, грабит те государства, которые находятся в жестких агроклиматических зонах.
   Природа на планете разная. Самая лучшая зона обитания человека – это территории стран «Семерки». С точки зрения климатических условий, где наиболее дешево достаются продукты и прочие товары, необходимые человеку для удовлетворения своих потребностей. Россия – страна суровых климатических и особенно агроклиматических условий.
   Когда мы разложили по элементам все составляющие себестоимости, то увидели, что никогда не сможем быть в одной экономической упряжке с «Семеркой». Задрав цены на энергоносители, некоторые русские решили (они же криком кричали, и вы знаете, кто кричал): выйдем на мировой уровень и будем жить, как живут в Америке. Я не раз предупреждал, что русских готовят жить по-африкански. Стой разницей, что у Африки есть преимущество: тепло. Под пальму лег в шортах и не боится, что заболеет туберкулезом. А мы в самом теплом месте России, на Кубани, семь месяцев мерзнем.
   Механизм разрушения кроется в неправильной политике цен на энергоносители. Научно-практические конференции констатировали – Россия, имея энергоносителей в избытке, через политику цен на них создала механизм разрушения собственной экономики. Более 30 раз поднимались цены на энергоносители за период реформ!
   Есть у западных ученых теория. «Бочка Либиха» называется. Я всегда о ней рассказываю. Допустим, пальцы моей руки – это клепки бочки. Это все, что надо, чтобы растение росло: свет, тепло, влага, азот, фосфор, калий, молибден, марганец и т. д. И Либих говорит: сколько бы ты чего растению ни дал в избытке, а урожай сформируется на уровне недостающей «клепки». В зависимости от наименьших поступлений того или иного из питательных веществ и получим урожай. А все то, чего было в достатке или в излишке, – окажется неусвоенным растением. Пусть в бочке все клепки будут на месте, не будет одной, и вода из нее вытечет. То есть результат по минимуму.
   В России минимальной «клепкой» будет влага. Ее в России никогда не хватало. А в остальных зонах земледелия, в США, например, выпадает до двух тысяч миллиметров осадков, в Англии – до двух тысяч, во Франции – до тысячи; дальше идут Германия, Австрия – 700–950 миллиметров. На Кубани же – 560 миллиметров, это лучшее, что есть в России, где земля хорошая и осадков выпадает сравнительно достаточно.
   Что из того, что наш чернозем самый лучший? В Воронежской области, например. Ну бери, ешь его. А осадков там выпадает 400–450 миллиметров.
   Америка получает с гектара 100–120 центнеров зерна, Англия то же самое. «Семерка» имеет в среднем 70–72 центнера. Россия в прошлом году получила 13,7. А если получим 15, 17, 18 – это уже великое счастье. Ведь технология возделывания везде одинакова. Пашут землю что в Америке, что в Англии, что у нас: семена, горючее, удобрения, средства защиты. На уборке, правда, затраты разные, потому что урожай разный. Зерно нужно убрать и отвезти, просепарировать на очистных машинах и так далее. В остальном затраты одинаковые. А когда зерно дошло до реализации – Америка продавала 100–120 центнеров с гектара посевов, «Семерка» – 70, а Россия в прошлом году – 12. Скажите, она может быть конкурентоспособной?
   Или посмотрите сводку погоды. У «Семерки» теплее, чем у нас в России. Но почему-то не все над этим задумываются. А это очень важный момент. Наши специалисты посчитали толщину стен строений. Она связана с температурами в том или другом городе, в том или другом месте.
   Школы, больницы, цеха, птицефабрики, заводы имеют толстые стены. Чтобы не замерз и цыпленок, и утенок, и сам человек. Переведите в рубли затраты на все эти сооружения, и они несравнимо поднимут себестоимость продукции.
   Все это сказывается на конкурентоспособности. И курятина американская, конечно, она будет дешевле, чем наша. Но мы покупаем, хоть она и напичкана вредными добавками.
   Все это происходит не потому, что русские люди глупы, просто природа наша суровая. Подсчитано, сколько надо затрат по энергоносителям для поддержания микроклимата, положим, на квадратный метр жилой площади. Напомню, 40 процентов добываемых энергоносителей в мире идет на регулирование жизненного микроклимата, на отопление и на охлаждение. В Соединенных Штатах Америки на квадратный метр в среднем тратится 55 киловатт-часов, в России – 418. Более чем в семь раз! А цены на энергоносители возвели на уровень мировых.
   Все у нас с началом реформ стало экономически нецелесообразным. Вот так!
   И доллар, поднятый в цене в несколько раз, и вздорожавшие энергоносители, которые перетекают в себестоимость машин, снова и снова поднимаются в цене. Заменить теперь устаревшие машины, основные средства стоит втридорога. И мы калькулируем себестоимость продукции теперь с учетом постоянного удорожания машины. По фактически эксплуатируемым машинам, которые пока в наличии. Стоимость некоторых извращена по сегодняшним рыночным законам. В результате нет рентабельности. Какое уж тут обновление основных фондов?..
   Добавим, что Россия – единственная в мире страна, которая раскинулась на 11 тысячах километров. Население наше сгрудилось в европейской части, а все богатства на востоке. Там наши нефть, газ, алмазы, золото, уран, никель и так далее.
   Железнодорожные перевозки составляют 11 процентов стоимости прямых энергоносителей. А с учетом себестоимости опосредованных затрат по энергоносителям, заложенных в электровозах, паровозах, в рельсах, шпалах, в работах, выполненных на железнодорожных объектах, она переваливает за 40 процентов. И, таким образом, становится невыгодным возить что бы то ни было с севера на юг и с востока на запад.
   Мы вправе задаться вопросом: «Что за экономическую модель мы создали?» Мы же оторвали свое национальное богатство от своего народа. Народ – в Европе, а национальное богатство – в Азии…
   Следует подчеркнуть, что, кроме всего прочего, наши энергоносители добываются в болотах и при минусовой 50-градусной температуре, а 70 процентов мировых энергоносителей Запада добываются на Ближнем Востоке. И никто там не переводит в доллары излишнее тепло. И не вычитает из стоимости энергоносителей.
   Нашего человека надо тепло обуть, одеть, иначе он будет неработоспособный. Все это затраты, которые вливаются в себестоимость. Дороги по болотам в Тюмени, нитки газопровода или нефтепровода по России тоже обходятся в копеечку.
   Те, кто производит энергоносители, кричат: «Мы убыточные!» Правительство спешно поднимает цены на энергоносители, и опять процесс усугубляется. И так будет до тех пор, пока сами себя не удушим экономически.
   Знают ли об этом апологеты реформ? Знают. Лично в этом убедился. В Совете Федерации выступал, в правительстве. Если не изменить ситуацию с энергоносителями, все остальное – дело бесполезное. Меняйте лидеров, меняйте кого и что хотите, но процесс разрушения этим не остановить.
   Идя на должность губернатора, я говорил: пока не изменится экономическая политика – делать нам нечего. Но создалась такая ситуация, что пришлось браться за дело. Сегодня мы будем «штопать дыры», спасать людей. Но изменить что-то кардинально, даже в условиях Кубани, при нынешних подходах, мы не в состоянии. Хотя Кубань получала 40–42 центнера с гектара. Я имею в виду– в среднем за пятилетку. А за год мы вышли в 90-м году на 52 центнера. Это был рекорд. Я в то время председателем крайисполкома работал.
   Сегодня понятно, что в ближайшие 20 лет к этой урожайности нам даже не приблизиться. Изменилась земля, ее замусорили; семена сорняков сохраняются до 12 лет, нужны дополнительные затраты на их уничтожение. Большие затраты! Это далеко не простые вещи.
   Но вот пришлось делить ответственность с теми, кто правит эту политику. Мучительно переживаю. Коли ты у власти, ты причастен ко всему. Уйди, Кондратенко. Пусть расхлебывают они, пусть в сознании народа останутся идолами. Но, с другой стороны, понимаешь, что все бросить – значит предать земляков.
   Вот в таком состоянии мы находимся. Когда экономика рушится – и все остальное хиреет.

О главных причинах кризиса в продовольственном секторе экономики России в ходе реформ

   Председателю Правительства
   Российской Федерации
   Путину В.В.

   Уважаемый Владимир Владимирович!
   Администрация и Законодательное собрание Краснодарского края вместе с учеными и практиками – руководителями, специалистами производства, настойчиво искали ответ: почему в условиях перехода на рыночные отношения сельскохозяйственное производство России, в том числе и в ее лучшей агроклиматической зоне – на Кубани, оказалось неконкурентоспособным и так резко упали его объемы.
   Если накануне реформ, в 1990 году, в расчете на одного жителя в крае производилось более двух тонн зерна, 61 килограмм подсолнечного масла, 278 – сахара, в том числе 121 – из собственного сырья, 122 килограмма мяса, 438 – молока и т. д., то к 1997 году эти показатели снизились в 1,5–2 раза.
   Самый сильный удар в ходе реформ был нанесен по машинно-тракторному парку – этот парк сократился на треть и изношен на 70–80 процентов. При этом нагрузка на физический трактор вчетверо превышает дореформенную и продолжает расти.
   Сельское население оказалось социально незащищенным, что неминуемо ведет к раскрестьяниванию, вымиранию хуторов и поселков, полной утрате продовольственной безопасности страны или голоду
   В поисках ответа на вопрос – почему так происходит? – в крае были проведены три научно-практические конференции, на которых скрупулезно калькулировалась себестоимость продукции на основе мировых и сложившихся к этому периоду внутренних цен, прогнозировалась конкурентоспособность нашей продукции по видам.
   Все три конференции пришли к выводу, что главной причиной кризисного положения в агропромышленном комплексе края является принятая в Российской Федерации модель аграрной реформы, искусственный безудержный рост стоимости энергоносителей, постоянно растущий диспаритет цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию.
   Имея в избытке собственные энергоносители, отметили конференции, через их посредство в России создан механизм разрушения собственной экономики, и прежде всего ее продовольственного сектора.
   Темпы роста цен на энергоносители опережают рост стоимости продукции АПК в 15–20 раз. При этом низкий из-за обнищания людей покупательский спрос не позволяет поднимать цены на продовольствие до уровня, окупающего затраты. Производство становится убыточным.
   Выделены два основных момента, которые оказали наиболее негативное воздействие на экономику за годы реформ.
   Первый – приватизация, проведенная повсеместно со значительными нарушениями и нанесшая сокрушительный удар по основным фондам производства. Но и это, как показал анализ, не главная причина экономического кризиса, ибо в ходе реформ в равной мере разоряются и гибнут предприятия всех форм собственности – государственной, кооперативной, частной.
   Второй – систематическое повышение цен на энергоносители. Именно в этом – корень зла, главная причина разрушения экономики.
   Сегодня в структуре себестоимости продовольствия – говядины, свинины, баранины, сахара, масла и т. д. – на долю энергоносителей уже приходится около 60 % затрат– прямых (т. е. непосредственных) и опосредованных (т. е. заключенных в прошлом овеществленном труде– добыче руды, выплавке чугуна, стали, изготовлении машин, механизмов для технологических целей и т. д.). Это в три раза больше, чем в 1991 году.
   Государство сохранило за собой право регулирования цен на газ и электроэнергию, отпустив цены на другие энергоносители в саморегулирование на рыночной основе. Однако каждый раз, когда государство повышало цены на газ и электроэнергию, немедленно и закономерно поднимались цены на уголь, нефть и другие виды топлива, регулируемые рынком.
   Подняв цены на энергоносители, реформаторы бросили товаропроизводителей России во всех отраслях в одну рыночную конкурентную среду с товаропроизводителями США и других стран «Семерки», которые на мировом рынке жестко диктуют цены на все. В этом и состоит механизм разрушения отечественной экономики, от которого пострадали все отрасли народного хозяйства страны, предприятия всех форм собственности.
   Но особенно пострадал продовольственный сектор экономики, потому что агроклиматические зоны России резко отличаются от агроклиматических зон стран «семерки». Иногда нам приводят пример Канады. Она также имеет довольно суровые климатические условия, однако они все же не столь суровы, как в России, а прилегающие к Атлантике территории весьма благоприятны для возделывания сельскохозяйственных культур, треть территории страны получает 1000 и более мм атмосферных осадков в год. Не случайно урожаи зерновых в Канаде в два раза превышают получаемые в России. Кроме того, государственные меры защиты канадского сельхозтоваропроизводителя не сравнимы с российскими. Нелишне также напомнить, что из-за суровых климатических условий Норвегия не вошла в состав ЕС.
   Климатические условия поставили Россию в труднейшее положение по сравнению с «Семеркой» в производстве высокобелковых продуктов земледелия – основы ведения животноводства. Без кукурузы и бобовых невозможно сбалансировать рационы животных по белку, что ведет к значительному перерасходу кормов на единицу продукции. Недостаток высокобелковых компонентов в кормах стал главной причиной развала всех отраслей животноводства в России в годы реформ…
   Россия – страна с суровыми климатическими условиями. Это в значительной степени влияет па величину затрат на производство продукции, да и на жизнеобеспечение самого человека, ради которого, собственно, и устраивается производство.
   Например, в США ограждение большинства птицефабрик устанавливается только для того, чтобы птица не разбежалась, обозначить территорию предприятия. Не сооружаются капитальные стены, не монтируются системы отопления, вентиляции. А у нас, в России, и цыпленка, и утенка, и поросенка обогревать надо, особенно в условиях Центральной России, Сибири и Северных территорий, – с сентября по май. И это практически при одинаковых ценах на энергоносители в США и России. Даже для человека, несведущего в тонкостях технологии, ясно, что «ножки буша» всегда будут дешевле по себестоимости, чем мясо птицы, произведенное в России…
   Территория России раскинулась на 11 тыс. км. Другой такой страны в мире нет. Природный фактор предопределил и то, что население России сосредоточено в европейской части, а ее национальные богатства – газ, нефть, алмазы, золото, никель, уран, медь и т. д. – находятся на востоке. Вспомним, что богатство России будет прирастать Сибирью.
   Подняв цены на энергоносители на так называемый мировой уровень, реформаторы не обратили внимания, что прямые затраты энергоносителей в себестоимости железнодорожного тонно-километра составляют 11 %, опосредованные– более 40 %. В силу этого нам стало экономически невыгодно транспортировать сырье, комплектующие, готовые изделия с востока на запад и с севера на юг. По этой причине не может работать, к примеру, Краснодарский химический завод, производящий удобрения для хлеборобов Кубани, так как транспортная составляющая при доставке фосфоритов с Кольского полуострова делает конечный продукт экономически нецелесообразным. Льготы правительством, как известно, на этот счет не устанавливаются. Погибает завод, резко падает урожай сельскохозяйственных культур. Из-за отсутствия зерна рушится производство высококалорийных белковых мясных и молочных продуктов, останавливаются перерабатывающие предприятия. Такая связь вещей и явлений прослеживается повсеместно…
   Из всего сказанного очевидно, что с учетом климатических и агроклиматических зон России энергоносители должны находиться в руках государства. Пусть и частный капитал принимает участие в развитии этих отраслей, но – под норму прибыли, установленную правительством.
   С помощью цен на энергоносители и налоговой политикой должны быть созданы условия для конкурентоспособности наших товаров хотя бы у 80 % товаропроизводителей. Трудом своим люди, движимые экономическим интересом (прибылью), создавали бы главное богатство общества– товар, который затем достойно обкладывался бы налогами; часть бюджета при этом должна идти на дотирование энергодобывающих отраслей. А сделали реформаторы все наоборот: «задрав» цены на энергоносители, напрочь убили у людей желание производить товары.
   С учетом природных условий России отрегулировать экономический механизм одной налоговой политикой невозможно. Дотирование же преобладающего количества отраслей разрушит конкурентную среду. И рынок, о котором так много сегодня говорят в России, не состоится.
   Более трех лет мы пытаемся привлечь к политике цен на энергоносители внимание федеральных органов. Еще в сентябре 1997 года мы обратились с письмом к Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину. Наши предложения поддержали Совет Федерации, депутаты Государственной Думы, участники Всероссийского аграрного совещания, состоявшегося весной прошлого годя. Даже Конституционный суд, куда мы обратились с Запросом в апреле 1999 года, подчеркнул важность проблемы, но не принял Запрос к рассмотрению, мотивируя лишь тем, что это вопрос не правовой, а политический (о чем можно долго спорить)…

   Уважаемый Владимир Владимирович!
   Затяжка с решением вопроса о политике цен на энергоносители ведет к дальнейшему падению и полному разрушению производства. Вы не можете не видеть, как закрываются в стране заводы и фабрики, крестьяне на территории России отказываются засевать землю, ибо не могут окупить затраты. Уничтожается труд целых поколений. На восстановление у нас не будет ни средств, ни возможностей. Закончиться это может невиданной национальной трагедией.
   Администрация и Законодательное собрание
   Краснодарского края
   11 февраля 2000 г.

   (Обращение было передано лично в руки В.В. Путину на Всероссийском совещании по сельскому хозяйству, проходившем в Краснодаре 12 февраля 2000 года. Однако никакого ответа и никакой реакции на это обращение не последовало. – Н.И. Кондратенко.)

Ударим по остаткам российского крестьянства вступлением в ВТО

Из неопубликованного интервью Н.И. Кондратенко
   Россия на пороге вступления в ВТО. Наши аграрии убеждены, что это окончательно погубит отечественное сельское хозяйство, и так здорово подорванное государственной аграрной политикой последнего десятилетия. Также считает и Николай Кондратенко. Почему? Об этом в его беседе с «Советской Россией».

   – Николай Игнатович, в 2000 году вы писали о том, что главными причинами кризисного положения в агропромышленном комплексе являются аграрная политика государства, безудержный рост цен на энергоносители, диспаритет цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию. Как обстоят дела сегодня?
   – Сегодня государственной ценовой политикой на энергоносители уничтожается все народное хозяйство России. Но особенно – в силу объективных причин – страдает продовольственный сектор: ведь агроклиматические зоны России отличаются от агроклиматических зон стран «Семерки» не в нашу пользу. Практически всю Россию можно назвать зоной рискованного земледелия. Чтобы разобраться в этом, давайте обратимся к статистике.
   В мире в среднем получают по 30 центнеров зерна с гектара. Великобритания – 73, Германия – 62,3, Нидерланды – 82, США – почти 52. Россия – 13. Агротехника возделывания сельскохозяйственных культур – одна и та же, что у нас, что у стран «семерки». Близки и производственные затраты на приобретение техники, обработку почвы, внесение удобрений, расход семян, горючего и так далее. Но Франция получает 70 центнеров с гектара, а Россия только 13. Очевидно, что при одинаковых затратах французы и россияне получат совершенно неодинаковую прибыль. Как же нам в таких условиях конкурировать с Евросоюзом, Соединенными Штатами Америки? Никак.
   Российских крестьян постоянно упрекают в том, что они не хотят работать на земле так, как это необходимо. Разучились работать, спились и так далее. Но как бы они ни старались, без помощи государства не будут получать такие же урожаи, как в США или Западной Европе.
   Как известно, хороший урожай без воды не вырастишь. Границей рискованного земледелия считаются регионы, в которых выпадает 500 мм и меньше осадков в год. Давайте посмотрим, сколько осадков выпадет в основных зонах земледелия в США, в странах, входящих в Евросоюз, и у нас. В США и Великобритании среднегодовое количество осадков по основным земледельческим территориям – от 600 до 2000 миллиметров, во Франции – от 600 до 1000. У стран «Большой семерки» осадков меньше 700 миллиметров в год вообще не выпадает. Крестьяне относительно засушливых Испании, Португалии, Италии ежегодно получают от ЕЭС дотации в размере 46 миллиардов евро.
   В России больше всего дождей идет на Северном Кавказе – от 300 до 600 миллиметров в год. Чуть меньше – в Центрально-Черноземном регионе: от 450 до 575. В Поволжье, на Урале и в Зауралье, Сибири и на Алтае – от 200 до 500. То есть намного меньше нормы. И с законами природы не поспоришь. Особенно после того, как в последнее десятилетие мелиоративные системы России были разрушены. А дотации российским крестьянам запрещены!
   Нам любят приводить в пример канадских земледельцев, выращивающих хорошие урожаи в сходном с нашим климате. Однако он не столь суров, как в России. Во-первых, прилегающие к Атлантике территории благоприятны для земледелия, а во-вторых, треть их получает более 1000 миллиметров осадков в год. Но, главное, канадское правительство – в отличие от нашего – считает необходимым защищать своего сельского труженика. А Норвегия – из-за суровых климатических условий – вообще в ЕЭС не вошла.
   Животноводство – важнейшая отрасль народного хозяйства– тоже страдает от российских климатических условий и невнимания правительства. Высокобелковые продукты земледелия – основа ведения животноводства.
   В мире валовой сбор кукурузы и бобовых, включая сою, в среднем за год составил 760 млн. тонн. США собрали 300, Канада – 11, Россия – 2,8 млн. тонн. А без них невозможно сбалансировать рационы животных по белку. Его нехватка чревата значительным перерасходом кормов на единицу продукции. Недостаток белка в кормах и стал главной причиной развала всех отраслей животноводства в России в годы реформ.
   Теперь пришла пора поговорить о том, как на затраты на производство продукции и на жизнеобеспечение самого человека влияют среднегодовые температуры. В Нью-Йорке, например, в январе и декабре -1 – +З. Летом до +28 градусов. До -10 зимой бывает только на Аляске. Поэтому большинство птицефабрик ограждают для того, чтобы птица не разбежалась. Ни птичники, ни коровники, ни другие помещения для животных не имеют капитальных кирпичных стен, системы отопления и вентиляции. В России с сентября по май все надо обогревать, особенно в Центральной России, Сибири и Северных территориях.

   – Какой толщины стены должны быть, например, у коровников у нас и в США?
   – Если за единицу толщины кирпичной стены взять Краснодар, то в Лос-Анджелесе стены должны быть около 0,3. В Вашингтоне – 0,8. В Москве – 1,8, а в Якутске – 3,7. Это соотношение действует и при строительстве жилых домов, фабрик, заводов, школ, больниц, сельскохозяйственных построек и так далее. Плюс к этому все помещения в холодное время года должны обогреваться, что требует значительных затрат и влияет на себестоимость и конкурентоспособность продукции.
   Что представляют собой многие жилые дома в Америке, можно понять во время торнадо. Они рассыпаются, как карточные домики, но и восстанавливаются очень быстро: мощных фундаментов и капитальных стен не требуют. А каковы затраты (чел. – час на 100 кв. м) на возведение жилых зданий из кирпича в Лос-Анджелесе и Якутске? 50 и 750 соответственно. А где проще и дешевле лить металл: в климатических условиях Лондона, Вашингтона, Нью-Йорка или на Урале, где за окном от -30 до +15 и более 40 процентов добываемых энергоносителей идет на отопление и кондиционирование? В США на отопление 1 квадратного метра расходуется 55 кВт-час. В России – 418. Почувствовали разницу?

   – Видимо, и это еще не все, о чем забыли наши чиновники?
   – Совершенно верно. Территория России раскинулась на одиннадцати тысячах километров. Основное население живет в европейской части, а национальные богатства сосредоточены на востоке. Поднимая цены на энергоносители до уровня мировых, правительство забыло, что их прямые затраты в себестоимости железнодорожного тонно-километра 11 процентов, опосредованные – более 40. Нам экономически невыгодно транспортировать сырье, комплектующие, готовые изделия с востока на запад и с севера на юг. По этой причине, например, Краснодарский химический завод, производящий удобрения для Кубани, не может работать: стоимость доставки фосфоритов с Кольского полуострова делает конечный продукт экономически нецелесообразным. Урожайность сельскохозяйственных культур резко упала. Как следствие– рухнуло производство высококалорийных белковых мясных и молочных продуктов. Оста на вл и ва ются перерабатывающие производства. И так по всей стране.
   Чем дороже энергоносители, тем дороже выплавка чугуна, стали, изготовление комбайнов, сеялок, веялок и, в конечном итоге, производство зерна, хлеба, яиц, молока. Все это делает нашу продукцию неконкурентоспособной на мировых рынках.

   – Герман Греф считает, что нашу экологически чистую продукцию Евросоюз будет покупать. Значит, она конкурентоспособна?
   – Конкурентная среда россиян давно разрушена. Судите сами. Например, крестьяне вырастили хороший урожай. В уборочную страду цены на бензин, дизельное топливо значительно подскочили. Даже если крестьянин наскребет деньги на горючее, чтоб убрать урожай, на что будет покупать новую сельскохозяйственную технику, сортовые семена, породистый скот, расплачиваться с кредиторами?
   Вы на Кубань посмотрите. Даже здесь стало невыгодно возделывать землю, выращивать хлеб. Солярка, дизельное топливо, сельскохозяйственная техника дороги, а зерно дешево. Крестьянин не чувствует выгоду. Желание заниматься сельским хозяйством, животноводством, птицеводством, может быть, и есть, а условий для этого нет. Прибыль съедают энергоносители.
   Совсем другая картина в Беларуси, с которой мы строим Союзное государство. Александр Лукашенко возрождает сельское хозяйство, не дает разбазаривать национальное добро.
   Да если бы ему дать нефть и газ, которые есть у России, уровень жизни белорусов давно был бы одним из самых высоких в Европе. Он – единственный на постсоветском пространстве защитил своих производителей и не дал разрушить заводы и фабрики. В Беларуси вы не найдете не то, что беспризорного ребенка, но и бомжа, собаку, кошку.

   – Наше правительство говорит: зачем сажать картошку в России, если ее можно купить в Голландии? То же, видимо, относится и к другим продовольственным товарам.
   – Как же оно ошибается! Вот пример из недавнего прошлого. С делегацией сенаторов я был в Италии, на большом молкомбинате под Неаполем. Очень хотел посмотреть приемное отделение. Оказалось, его там нет: молкомбинат не принимает натуральное молоко. Там все порошковое: наполнители, ароматизаторы, эмульгаторы, стабилизаторы. Только вода натуральная.
   Это «молоко» итальянцы поставляют в Россию и страны СНГ. От предложенной дегустации мы отказались, сославшись на то, что на химкомбинате пробовать ничего не будем. Пошли в зал готовой продукции искать подделки. И действительно ничего натурального не увидели. Собственную продукцию фирма «Красная точка» паковала под названиями совсем других производителей. О том, что итальянская фирма поставляет в Россию отравленные продукты, мы сообщили Совету Федерации.
   И предприятия, выпускающие для России и стран СНГ отравленные продукты питания, есть не только в Италии, а практически в каждой западноевропейской стране и в США. В «ножках Буша», например, предельная концентрация тетрациклина в 3–4 раза превышает допустимую норму, кроме того, в них есть и соли тяжелых металлов.
   Поэтому, когда иду в магазин в Москве, а я прекрасно разбираюсь в продовольствии, беру только отечественные продукты. И жене наказал, чтобы не покупала импортные продукты. Это большой риск. Дети будут умирать, а мы и знать не будем, отчего.

   – Но прилавки наших магазинов забиты импортными продуктами. В то время как о продовольственной безопасности ваши коллеги депутаты говорят лет десять.
   – Если говорить о продовольственной безопасности, то ее порог мы уже давно перешагнули и стали вымирающей нацией. А наши лидеры, думая лишь о своей выгоде, продолжают завозить в страну отравленные продукты. Причем вещества, содержащиеся в них, целенаправленно действуют на мужчин репродуктивного и трудоспособного возраста, а следовательно, и на тех, кто способен держать оружие в руках.
   А мы, поедая тонны фальшивых продуктов в красочных упаковках, сетуем на плохое здоровье, говорим о том, что наши призывники не могут служить в армии. Посмотрите, сколько мы хороним молодежи. Потребление высококалорийных продуктов, а белок, как известно, основа жизни, у нас в среднем упало с 72 килограммов до 53. Но это с учетом Москвы. А на периферии многие уже давно не могут вырастить здоровых детей. Да и выносить не в состоянии.
   Правильно делал Сталин, когда цены на бензин, керосин, солярку, электроэнергию и газ сделал низкими. Знал, что в засушливой, континентальной стране народ тогда займется производством, начнет производить товары, работать и радоваться, когда это станет приносить ему прибыль.
   Государство будет брать с производителей налоги, и пополнять государственный бюджет. А страна будет богатеть.
   Наше правительство все делает наоборот. Не оказывая народному, сельскому хозяйству никакой помощи, предлагает россиянам жить и работать в разных с Евросоюзом климатических условиях, а за энергоносители платить одинаково.
   Уверен, если правительство не снизит цены на энергоносители – в критической ситуации будем есть отравленное продовольствие в красивой упаковке.

   Беседовала Наталья Долгушина

Закон о земле – самая трагическая ошибка за всю историю российского парламентаризма

   Совет Федерации принял закон о свободной купле-продаже земель сельскохозяйственного назначения, вокруг которого все последнее время шли ожесточенные споры. Еще перед началом заседания практически никто в верхней палате не сомневался, что свободный оборот сельхозземель будет узаконен, а председатель Комитета Госдумы по аграрно-продовольственной политике Иван Стариков, даже не дожидаясь результатов голосования, назвал этот день историческим. «Этот закон подвергался такому обсуждению и просвечивался с разных сторон, как; наверное, ни один действующий и принятый закон, – заявил глава аграрно-продовольственного комитета, как бы отвечая на все возражения оппонентов. – Были самые острые, самые волнительные дискуссии по этому закону, но в рамках парламентской этики. И по подавляющему большинству вопросов нам удалось найти компромиссное и приемлемое решение…»
   Это, впрочем, удовлетворило не всех членов Совета Федерации. Так, владимирский представитель Евгений Ильюшкин, предложив коллегам «объективно оценить все последствия», напомнил российскую историю начала XX века и советского периода: «В 1917 г. земля была роздана крестьянам по душам. За семь лет 22 % крестьянских семей остались без земли и превратились в наемных рабочих, а 7 % стали крупными землевладельцами, монополистами в плане поставок товарного зерна государству. Они взвинтили цены и перестали продавать государству зерно по установленным закупочным ценам. И страна оказалась на грани голода. Поэтому правительство было вынуждено принять решение о досрочной коллективизации сельского хозяйства… Принятие закона о купле-продаже земли однозначно приведет к расслоению крестьянства на бедных, средних и богатых…»
   Однако убедить коллег пока не принимать закон, а вернуть его в согласительную комиссию так и не удалось. Настроения большинства было прямо противоположным. «Мы перешли на капиталистические отношения», – констатировал саратовский представитель Рамазан Абдулатипов.
   В итоге 126 членов Совета Федерации высказались за одобрение закона о свободной купле-продаже сельхозземель и лишь 14 проголосовали против, шесть – воздержались.
   Среди противников закона был и Николай Кондратенко, член Совета Федерации от Краснодарского края. Правда, он не выступал на этом заседании, позже объяснив это тем, что уже просто устал повторять прописные истины, на которые никто не реагирует. Уже в кулуарах Большой Дмитровки он весьма негативно оценил это событие.

   – Господи, прости их, они не ведают, что творят… Это самый трагический день в истории нашего парламентаризма, – грустно заметил он, явно не желая вступать в дискуссию. Однако разговорить его все же удалось.
   – Кровь выпили у крестьянина, жилы вытянули у него через нынешнюю экономическую политику, через политику цен на энергоносители, – как всегда, эмоционально и образно говорил Николай Кондратенко. – В холодной засушливой континентальной России проводится идея и осуществляется в практических делах – выводить цены на энергоносители на так называемый мировой уровень. Но Бог по-разному создал страны и народы, когда одни живут в Сахаре, другие – в тундре, а есть еще и «переходящие цвета и оттенки». И при единых ценах на энергоносители россияне просто проиграют. Наша жизнь заканчивается…
   И все эти годы наши крестьяне все это мужественно и стойко терпели. Говорят, что терпение – это черта русских. И пока мы терпим, но нет гарантии, что вскоре народ не взорвется против такого экономического «механизма».
   Сейчас и коллективные хозяйства, и фермеры оказались без оборотных, без основных средств производства. У них нет никаких гарантий, они годами сидят без зарплаты. Ни одно правительство в мире так жестоко не издевается над своим крестьянством…
   Надо всегда помнить, что земля в России – это в основе своей зона рискованного земледелия. Лишь 8 % земель более или менее конкурентоспособны. И, повторюсь, сравнивать с Европой никак нельзя. Два месяца назад мы были в Германии. Там по грудь уже пшеница, ячмень, травы, идут мягкие дожди. А одному члену делегации (он из Кировской области) в это время звонит жена и говорит, что дома – пять градусов мороза ночью и двадцать сантиметров снега выпало. Не то что капуста – березы почернели… Это и есть – реальные отличия.
   И наше положение может стать таким, что 92 % земель вообще будут неконкурентоспособными. И здесь не зависимо: частнику или кому-то еще принадлежит земля. Кто-то говорит, что этот новый частник и будет хорошим и добрым. Однако мы все это уже проходили и знаем, что и как происходит в реальной жизни. На восьми процентах счастья не найдем, когда появится барин.
   Мы много наслышаны о том, какой был Савва Морозов хороший, и вот уже сколько столетий о нем – единственном таком экземпляре – говорим и говорим. Однако мы все по натуре – жадноватые, что и говорить, и за зря свои деньги не выкинем и не потратим. Но все время думаем, что около нас вдруг появится благодетель. Посмотрите на историю России – уже барин у нас был.
   А почему его свалили вниз тормашками? Да потому что он оказался безнравственным идиотом, который не видел ни души человеческой, ни ее потребностей. И только потом мы поймем, что самым большим гуманитарием, в принципе, был тот колхоз, который мы прокляли.
   На Кубани все, что построено в станицах – дороги, газопроводы, школы, больницы, детские сады, клубы и дворцы культуры – все это построено колхозами. Поищите такого равного гуманитария бывшему колхозу. Никогда не найдете. Коллективное хозяйство можно ругать, но там была защита и демократия. Я всю жизнь проруководил краем и все время боялся этой демократии.
   Я, как и все мы, хотел жить лучше других. И никто не хочет жить хуже соседа, это понятно. Но что меня держало: Кондратенко, не воруй, Кондратенко, не лезь к чужому, Кондратенко, не пей! Как раз та демократия, которая тогда существовала, когда на собрании той же первичной парторганизации или на колхозном могли бы сказать: ты – жулик, ворюга! И я знал, что тогда моим детям будет стыдно подходить к моей могиле. Это держало все время и кричало: включи тормоза. И не только меня – всех руководителей… А среди нынешних собственников лишь у единиц будут (и есть) такие тормоза. Посмотрите на практическую жизнь. Десятки тысяч людей голодают, да просто вымирают, а сотни – жируют…
   У нас нужен такой экономический механизм, который в наших суровых засушливых условиях создавал бы предпосылки «к запаху прибыли». Но отечественного товаропроизводителя не защищали все последние годы, а теперь говорят: давайте продавать землю. Вернее, распродавать.
   Сегодня крестьянин вынужден распродавать даже свои какие-то самые дорогие вещи, чтобы купить кусок хлеба. Он просто не может прожить по-человечески, не может лечить своих стариков, учить своих детей. И в это время мы объявляем куплю-продажу земли. Как можно идти на это?! Ведь обездоленный человек, конечно же, продаст свою землю. А завтра что будет? Что ожидает детей и внуков крестьянина? А еще вопрос: кто купит эту землю? Где у трудового российского человека – русского, черкеса, адыга, татарина – деньги, чтобы быть конкурентоспособным и приобрести землю? Купят все те же олигархи и все те ребята, которые успели урвать, ухватить от государственного пирога. Они-то и скупят всю российскую землю. А крестьянин окажется в рабстве.
   Неужели кто-то надеется, что ему в таком рабстве у собственника будет легче, чем тогда, когда селянин работал в колхозе? Мы все время говорим, что колхозами внедрялась схема для порабощения крестьян. Как же мы не заметили, когда на заре демократии кричали, что надо человеку дать землю, чтобы он к ней хорошо относился и так далее. А теперь мы все забираем у этого человека, который вскоре будет вынужден продать даже свои три гектара. К этому его понудят обычные жизненные обстоятельства, потому что жить надо сегодня. И это уже не оборот земли, а ее распродажа…
   После смерти моей матери ее пай в три гектара перешел мне. Безусловно, я эту землю никогда не продам, и сколько будет духу, этот пай будет работать в коллективном хозяйстве. Но каково многим другим крестьянам, которым сегодня не на что жить.
   По поводу нормы по целевому использованию земли, якобы четко прописанной в законе, могу сказать, что ею может восхищаться лишь тот, кто не знает сельского хозяйства. Проконтролировать, осталась ли пашня пашней, – просто невозможно. Делается это только по количеству гектаров: сколько было пашни и сколько осталось. Но если посмотреть, какие преобразования произошли внутри, то можно увидеть, что, например, два чиновника за взятки свободно могут перевести пашню в другие угодья, а чтобы не сократилось общее количество гектаров, в другом месте – где-то на пустыре – оприходуют новые земли, якобы введут их в оборот, и назовут их пашней.
   Например, на Черноморском побережье это давно уже происходит. В километровой зоне – самой злачной – около Черного моря сады уже ушли, потому что их вытеснили коттеджи и все остальное. Но общая пашня там не сократилась: в высокогорье под флагом мелиорации и рекультивации появилась новая пашня, которая документально так и оформлена. Но ее никто не будет использовать, она зарастет лесом, однако на бумаге будет числиться.
   Нечто похожее и с нормами, касающимися иностранцев, когда, например, они смогут скупить лучшую землю через тех же подставных лиц… Никто в России не будет покупать землю ради производства убыточного продовольствия, как это есть сейчас. А вот ради присвоения недр земли – это пожалуйста. Деньги, вложенные на приобретение земель, в недрах которой нефть, газ, золото и другие богатства, – самое надежное вложение капитала, особенно для иностранцев. Такая земля вроде и российская, но уже чужая…
   Одним словом, это самая трагическая ошибка за всю историю российского парламентаризма.

   Беседовал Сергей Трусевич. Медиатекст. ру, 16.09.2002

Часть 2
В защиту России и русских

Заговор против России

Выступление Н.И. Кондратенко на учредительной конференции Патриотического союза молодежи Кубани
   Дорогие друзья, я искренне благодарен вам за приглашение на встречу перед вашим важным политическим событием. И скажу, что не было у меня никогда такого волнения перед другими аудиториями, как перед вашей. Казалось бы, уже годы поднимаешься на трибуну, выступаешь, но сегодня одна из самых волнующих встреч, потому что так и хочется сказать: «Здравствуй, племя младое, незнакомое!».
   Физически мы рядом, а вот что в душах наших созвучно, много ли созвучного? Как понимаем, как осознаем мы этот мир? Как осознаем политику России сегодня? Как осознаем то, что происходит в Отечестве нашем, что думаем о спасении его?
   Ясно одно – спасать Отечество уже будет не мое поколение, а ваше…
   Если в сегодняшней жизни наших детей (а вы все по возрасту, как говорится, годитесь мне в сыновья и дочери), так вот, если что-то в вашей жизни, дорогие друзья, не то и не так, как надо, происходит – поступки, дела и так далее – это не ваша вина. Это вина моего поколения.
   Вы ответите за своих детей и внуков. Моему поколению не безразлично, каким будет то, ваше поколение детей и внуков, каким будет наше с вами продолжение на земле нашей русской, российской.
   И потому с чувством некоторой вины я поднялся на эту трибуну и говорить хочу не о каких-то «вещах сиюминутных», а о том, что происходит с нами, дать оценку этому. Что нас поставило в такие условия? Почему мы, русские, начали разрушать сами себя? Что это – случайность, нелепость какая-то? Менталитет, как пытаются сегодня по телевидению говорить? Хочу сказать: нет, нет и нет!
   Все это – запланированная акция. Все это – глубоко продуманная политика. И все это вырисовывается как международный заговор против России и прежде всего – против русской нации. Имя этой политики – сионизм. Не надо пугаться, не надо опускать голову. Мы интернационалисты, мы воспитаны на уважении к другим нациям. Но сионизм – это не нация. Сионизм – это политика, жестокая и коварная. Свет на нее проливал бывший шеф ЦРУ США Аллен Даллес в 1945 году. Вот что он сказал: «… Окончится война, все как-то утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем, – все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей!
   Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению, посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением и исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино – все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства.
   Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых «художников», которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства – словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу – все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом.
   И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, главную ставку всегда будем делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов».
   Это была правда, правда сионизма. Это была тактика сионизма. Вам, молодым, конечно, всю связь вещей и явлений трудно было наблюдать. И сегодня даже, когда говорим, я знаю, что у некоторых это будет вызывать какое-то потустороннее восприятие. Мне, человеку, который уже седой, нечего перед вами здесь кривляться. Но так судьба моя сложилась, что я уже более трех десятков лет нахожусь у управления. Управления районом или краем. Все это, безусловно, давало мне возможность осознавать мир несколько по-иному. Ловить информацию, владеть информацией, той, которой простые люди просто-напросто не владеют. И, конечно, не видеть этой грязной политики сионизма я не мог.
   Мне сказали, что здесь распространяли доклад мой, в апреле 91-го года сделанный, когда я был председателем краевого совета, руководил краем. Поверьте, прежде чем написать тот доклад, я много думал. А писал я его втайне от президиума и исполкома. Почему? Да потому что, можно сказать, половина президиума и исполкома у меня были люди, о которых я не мог сказать, по убеждениям они сионисты или интернационалисты. Или они, будем говорить, с особой любовью относятся к русским, с которыми их свела судьба. Вместе с тем я видел, что многие из них переменились в одночасье, вчера был коммунист, наутро уже ярый демократ. Сперва говорил одно, наутро уже нес совершенно другое. Такое в перемене убеждений людей быть не может. Это был час «икс», час накала жесткой сионистской политики. Она не сегодня зародилась, это давняя политика. В сентябре 1997 года эта политика отмечала свое столетие. Цель ее – мировое господство. Организация Объединенных Наций в своей резолюции 3379 осудила сионизм как разновидность фашизма, как разновидность национализма. После этого ООН приняла около 70 резолюций, осуждающих сионизм как разновидность фашизма. С началом последних событий в России, с приходом в управление ООН Бутроса Гали все резолюции одним махом были отменены. Можно отменить резолюции, но нельзя отменить саму политику. И я решился на тот доклад. Не буду скрывать, это были бессонные ночи. И сегодня это не просто, а тогда было особенно сложно в условиях эйфории. Мне ведь, поверьте, дорогие друзья, не составляло труда, держа власть в руках (пятимиллионным краем я руководил), стать самым богатым в крае – что это стоит, когда у тебя все богатство в руках! И зачем тебе, Кондратенко, было нужно идти на конфликт, протестовать? Но я понимал, что замалчивать это – значит предать. Я понимал, что простые люди труда, мои земляки, соотечественники, не ведают об этой грязной политике. В трудах, в каждодневных трудах, разве им эти мерзости и подлости были видны? Да нет же, конечно. Об этом знала кучка, будем говорить, людей – писатели, ученые крупные, художники, которые так или иначе сталкивались с этой гнусной политикой.
   Сионизм завладел Россией не с августа 91-го. Август 1991 года – это было начало жестокой политики, прессинга сионистского. А вообще, в историю вы посмотрите. В начале века, когда революционеры из заграницы к нам приехали в кожанках, нацепив парабеллумы, и, окрасив нас, русских, в красных и белых, заставили стреляться, то был сионизм. Бунд – такая была еврейская фракция в Российской социал-демократической рабочей партии. Теперь общеизвестно, что это был сионизм. В Бунде состоял и Владимир Ильич Ленин. Потом он резко порывает с сионизмом, раскритиковав его. Каплан стреляет в Ленина. Похоже, они ему не могли такое предательство (по их меркам) простить, они его, похоже, и умертвили.
   В «Катехизисе», наставлении сионистском, четко написано, какой должна быть национальная политика. Четко написано, что на любую вакансию, какая появляется, не бери русских, бери евреев, не получается – бери нацмена, но не бери русских. Вы это не видели. Я, сидя у руля политики кадровой, это видел.
   Только у меня в крае появлялась вакансия, мне (а Политбюро уже было захвачено ими, правительство тоже) звонок: Николай Игнатович, мы вам рекомендуем взять вот этого. Откуда я его не прокручу, опять не русский. Это надо было видеть. Но русские не умели отличать и не видели. Потому что слишком закамуфлировано было. Это были люди с русскими фамилиями. Это тактика была – становиться русскими. Тактика внедрения в русские семьи. Когда еврейка, которая подвержена этому гнусному политическому течению, подбивалась к молодому парню, они уже хорошо знали: а дети будут наши и что никогда уже эти люди не выступят против гнусной сионистской политики. Так годами, десятилетиями накапливалось зло, сеялось непонимание в сознании русских: что с нами происходит?
   И после смерти Ленина элементарно сработал «Катехизис». Взяли нацмена Сталина. И здесь они ошиблись. Ошиблись потому, что можно сурово судить Сталина, но пройдет время, улягутся страсти, пена слетит, и только тогда мы поймем, что более русского, чем Сталин, едва ли можно кого найти. Почему? Да все очень просто. Тридцать лет возле золота России просидел и пальцем не дотронулся. А сегодня? Сына Якова на генерала Паулюса не сменял, ему предлагали. Не сменял, чтобы поверили русские: не только ваши погибают сыновья и мой тоже погибает. Ради веры народа не сделал этого. И сына своего воевать отправил. И умер, кроме шинели и мундира, и валенок, подшитых собственноручно, никто не нашел ничего ни в швейцарском, ни в английском банке. И у детей никто не нашел ни копейки. А сегодня?
   И это была их ошибка, он их перенуздал. Светлана, дочь, писала в своих сочинениях: Сталин хорошо знал сионизм и вел с ним борьбу.
   Жестокую борьбу. Человек он был суровый. Помните, Троцкий, Каменев, Зиновьев…
   Если посмотрите «цепочку» (я лишь схематически скажу дальше), Тухачевские, якиры, фельдманы, уборевичи и так далее, те, как нам говорит телевидение, знаменитые генералы, – опять никого русских среди них. Дело врачей-вредителей – опять никого русских. После смерти Сталина (вы этого не могли видеть), но с приходом Брежнева особенно (а он по корням – из них, жена – из них) началось засилье. Кадровая политика вершилась активно в их пользу. Госплан, Госснаб были захвачены, пресса была сдана им. Поэтому в 1991 году уже не сложно было начать события, как говорится, в час «икс».
   Горбачев – это завербованный предатель, я ему открыто говорил. Та поездка к Тэтчер, и потом, и потом – все остальное, тайная встреча на Мальте, где сионистский орден ведущий, – все это было предательство нашего с вами Отечества. И не демократические преобразования начались в России. Россию начали сдавать, разрушая ее экономику. Россия, Советский Союз старый – это было мощное, экономически мощное государство с развитой промышленностью. Наши отцы и деды, предки наши с вами, последнюю рубаху снимали, чтобы запустить цеха и заводы. Ради чего? Ради того, чтобы лучше мы с вами жили. Мы сегодня остановили заводы и фабрики. Вы сами понимаете, они уже уничтожены. Ведь с приходом Горбачева не меняется станочный парк, не обновляется. Все разворовывается, растаскивается. Кадры покинули заводы и фабрики. Сегодня попробуйте на заводе имени Седина начать производство карусельных станков, тех мощных станков, которые он производил и экспортировал в шестьдесят стран мира. Это уже невозможное дело. Потому что кадры уже разбежались, молодые станочники не учились у старших – а таков закон жизни, таков закон диалектики – соблюдать те припуски точности в работе станков. То есть утрачен опыт. Уже сегодня мы не способны это делать…
   Разрушен продовольственный сектор экономики. Вы видите, идет разрушение души. Я побывал более чем в тридцати странах мира. Я всегда внимательно (и ночью просыпаюсь) телевизор смотрю, мне все интересно знать, какова идеология там. И нигде такой мерзости и пошлости, как в России, я не видел. Самое страшное, что происходит, – у нас воруют наших детей, их души. Из вас по возрасту кто-то уже имеет детей, а кто-то завтра их будет иметь, и вы не можете, не имеете права быть безразличными к тому, что их ожидает, какова будет их судьба.
   Время для событий, которые происходят у нас сегодня, было выбрано неспроста. Компьютеры и сами расчеты показали, что надо бить сегодня. Почему? Да потому, что сионисты знали: преемственность между поколениями – узкое место. Все, кто воевал, до 1927 года рождения, – это участники войны, их война выбила, они сегодня почти все вымерли уже – это ослабленное поколение. Вот поколение, которое родилось потом, по 1941 год, – это мое поколение. После 41 – го года лет двадцать нормально детей не рожали. Почему? Да потому, что война, разруха, разрушенные семьи и т. д. и т. д. И сионисты знали, что преемственность между поколениями, между старшими и младшими поколениями, – слабое звено. Здесь надо клин забивать, по расчетам Аллена Даллеса.
   Отправлять молодежь в спекуляцию, сеять среди нее эту мерзость и пошлость, делая ее инфантильной, делая ее безразличной к судьбе своей страны, к судьбе своей нации, и в это же время жестоко и коварно обливая грязью старшее поколение, воевавшее, спасавшее страну, – что они не так делали, не так жили. А сколько грязи было вылито для того, чтобы вы, молодые, не верили в свою историю, не верили в подвиги своих отцов и дедов! Для того, чтобы вы поверили гнусной сионистской пропаганде. Якобы не то делали Жуковы, Василевские, не так войну начинали и не так заканчивали, хотя кощунственно о мертвых говорить плохо. Деды нам передавали из уст в уста, что о мертвых или говорят хорошо, или ничего не говорят.
   Читайте газеты Кубани, чтобы увидеть, где он – сионизм. Захватив прессу, средства информации – и на Кубани, и по всей России – они, конечно, правят бал. Информационная война идет. Вы увидите, что есть на Кубани патриотические газеты: «Кубанские новости», «Кубань сегодня», «Лесная Кубань». И есть сионистские издания, те, которые и на сегодняшнюю мою встречу с вами попытаются ушат грязи вылить. Это такие, как «Краснодарские известия», «Комсомолец Кубани», «Наша Кубань». Ерничать, елозить, пытаясь надеть патриотические одежки, будет и «Вольная Кубань». Межа, водораздел между газетами, телевидением. Если ГТРК «Кубань» стоит на патриотических позициях, то вы увидите, что «Пионер», «Фотон», а сегодня и «Екатеринодар» смахнули туда, где правят бал сионисты.
   И такой водораздел пролегает везде. Возьмите писателей. Писатели в России и крае разбитые: это писатели патриотического толка, это – сионистского. Художники тоже разбиты. Вы видите, что на телеэкране вам никогда не покажет российское телевидение наших писателей: Белова, Распутина, Проскурина, Бондарева– русских писателей. Но зато они постараются Шолохова нашего русского облить грязью. Они будут выступать, говорить,
   что не сам он написал «Тихий Дон». Для чего так? Для того, чтобы у русских посеять сомнение, дескать, у вас ничего хорошего нет. Вот ихние все (те, кого пропагандируют, это ихние), вот это – хорошие, это, как говорится, верх всего. И учитывая, что телевидение России захвачено ими, они нам и показывают, и несут, и сеют в души, что вот это только хорошо, остальное плохо, навязывая нам собственную логику мышления. Но если внимательно присмотритесь, вы на российском телевидении русское лицо не увидите, вы логики русской не услышите там, дети мои. Разве это нормально?
   Я воспитывался под флагом интернационализма, страстно любившим свой народ, тот, какой он есть при его национальном раскладе. Мы в армии не задавали вопрос, какой ты нации, Вахо Ацедашвили, Месхи или Миша Мамедов, или Тургумбай Альжанович Талкеев (и сегодня по имени и отчеству его помню). Мы просто любили друг друга. Когда мне говорят, что там, в СССР, не было дружбы народов, я криком хочу кричать: это ложь! То была великая дружба, которая больше никогда не повторится.
   В экономике искусно они завели механизм разрушения. Не видите вы, конечно. К сожалению, не видите, что это за механизм разрушения. Он на первый взгляд вам кажется добрым даже. Пытаются сделать так, чтобы как в Америке мы жили. Пытаются вроде того, чтоб приблизить… Нет, нет и нет, дорогие.
   Это мы поверили тем пениям сионистов на манеже – русский, у тебя земли столько, русский, у тебя столько того и другого, а ты живешь плохо. И мы подумали, что будем жить, как в Америке. А нас готовят, к сожалению, жить, как в Африке. Ибо, разрушив свой продовольственный сектор, переставая землю возделывать, на что жить мы будем? Но если даже предположить, что американцы и канадцы нам привезут продовольствие, оденут, обуют нас, на чем мы будем зарабатывать, доходы получать? На торговле? Так мы же в пятый раз перепродадим одни и те же брюки, и на этом все закончится…
   Разве есть принципиальная разница в том, что отца на фронте убили, деда в тюрьме задушили, а нас с вами лишают потомства? Разве это ни одно и то же – геноцид? Ведь принципиально важно то, что Россия не досчитывается своих дочерей и сыновей.
   Но русский, пока ему не крикнули с телеэкрана: геноцид! – спокойно ходит: вроде того, а что тут случилось? Не кричат же те, кто не родился, не мучаются вроде бы. Хотя вы видите, что с детьми происходит, – беспризорность и все остальное. Это уже и крик. И геноцид, и преступность, убийства, решетки… Разве так жить можно? Если были ГУЛАГи, я понимаю – были, так то ж – где-то. А теперь-то мы все в ГУЛАГах живем, укрепившись решеткой, и думаем, что каждый из нас спасется в отдельности. Нет, вместе будем все погибать. Если не станем мыслить, если не станем будить собственное сознание: что с нами происходит? И что в этой обстановке делать?
   И поверьте, друзья, не мое поколение спасет Россию. Нет, с седой головой выходить на улицу или пытаться там что-то делать – уже совесть давит, вес возраста давит. Всегда спасала страну, не только Россию, молодежь, и только молодежь. Она радикальна, она чиста, она загорается быстро. Но это тогда, когда она осознает положение своей нации, положение своего народа и Отечества в целом.
   Сегодня пока мы видим инертность, нежелание мыслить, нежелание думать. Тем более это усугубилось еще другим фактором – предательством русской интеллигенции. Я не боюсь это говорить. Я тоже отношусь к русской интеллигенции, но не боюсь это слово произносить,
   потому что – да, это было предательство. Такова судьба интеллигенции. Она может и предавать, но спасти страну без интеллигенции тоже невозможно Многие в зале сидящие– это поколение или уже интеллигентов, или будущих интеллигентов. И не надо здесь обиду держать. В чем существо предательства? Вот тогда, когда Людмиле Георгиевне Зыкиной собственность подкинули в Германии и она запела в другую сторону… Когда наш ректор института культуры начала кричать, что только такая политика правильная, все остальное неправильно. Это тоже форма предательства.
   А потом нас, руководителей, купили другим. В старое время нам не разрешали залезать в кассы. Если залез, тебя из партии исключат или выгонят, или еще… Одним словом, рано или поздно расплата за грязь наступала. Не всегда, может быть, но, тем не менее, механизм, система действовала довольно четко. А в новой системе нам разрешили – богатейте. В это время люди покидали заводы, люди беднели, шло обнищание, бросили детей рожать. А нам, интеллигентам, было хорошо, мы стали жить в десятки, а то и в сотни раз лучше, чем жили в старой системе. И мы, интеллигенты, закричали: «Спокойно, люди добрые, идут реформы, потерпите, и у вас завтра будет все хорошо». Мы выключили людей с протеста. Мы выключили руководителей. И это тоже форма предательства. Потому что потом уже и вякать боялись. Потому что выгонят тебя за стены завода или предприятия и никто тебя больше не защитит. Это то положение, в котором сегодня находятся люди труда. Вот, пожалуй, если так, схематически, все, что я хотел вам сказать.

   Газета «Русский вестник», № 14—75, 1998 г.

Хватит нам безропотно идти на заклание!

Выступление Н.И. Кондратенко перед казаками Кубани
   Я должен, наверное, исповедаться перед вами здесь. Нас преподносят в СМИ, что на Кубани ироды живут, что Кондратенко каждого еврея чуть ли не съедает. Что он такой-сякой, антисемит и так далее. Сванидзе, Киселев говорят – люди слушают.
   Я вижу те силы, которые накачивают антисемитизм. Это деструктивные силы. Назову такие факты. Вдруг на телевидении ни с того ни с сего выходит фильм о том, что на Кубани преследуют турок-месхетинцев. Известно, как досталось этому народу сперва в Грузии, а потом в Узбекистане. Потянулись на Кубань. Если бы они у нас рассеялись по две, три, четыре семьи на населенный пункт, их бы и не видно было. Но турки-месхетинцы сосредоточились в двух районах, практически в предкурортной зоне.
   И, конечно, создали дискомфорт для коренного населения. В школе, в классе 70 процентов турецких, 30 процентов русских детей. Русских родителей волнует, что будет знать их ребенок? И не только это. У каждого народа свои обычаи, традиции, но все это не обязательно приезжими соблюдается.
   Когда мы пришли к власти, я понял, что, если я прописывать начну без оглядки, меня казаки на вилах унесут. Но притеснять турок-месхетинцев– тоже зло. Нас этому не учили предки.
   Решили, давайте оставим ситуацию замороженной и начнем переговоры с Грузией, чтобы забрали своих месхов, это их люди.
   Но не тут-то было, Шеварднадзе отказывается. И люди теперь между небом и землей. Я собрал казаков, прессу, работников административных органов. Говорю: ждите провокации. Если изнасилуют кого-то из коренных, убьют – скажут, что это турки-месхетинцы сделали. Если убьют кого из турок, то бляху казачью подкинут и растрезвонят, что это казаки наделали. Буквально через полторы недели произошла провокация.
   Некая банда Беккера – трижды ранее судимый Беккер и с ним один армянин, местный и один русский. Тоже судимые. (Преступность не знает национальностей).
   Нападению подверглась бедная турецкая семья, я был на месте боя. Когда отключили электроэнергию по вееру, бандиты ворвались в дом, женщин, детей на тахту…
   Но подоспела милиция. Завязался бой. Бандиты из автомата убили милиционера, еще одного ранили. В ходе боя Беккер был уничтожен, другого налетчика смертельно ранили. Остальные бандиты осуждены.
   Что примечательно?! Произошло событие, как вы видите, незаурядное. Но российское телевидение ни слова об этом. Нас информируют о том, что в Бенине происходит или еще где. А про российскую действительность, получается, нельзя информацию давать. Я полагаю, что это провокация тех же грязных космополитических сил.
   Следом листовка мерзопакостная, якобы на Кубани готовятся еврейские погромы. Эта листовка по факсу сбрасывалась из Москвы и была перехвачена нами. Факс имеет свойство выдавать своего хозяина, я не буду называть фамилию. Я не могу с трибуны назвать сочинителя и организатора этого, потому что в криминальных делах факсограмма в копии как доказательство не идет. Изготовитель листовки будет судиться и, чего доброго, возьмет верх. Но мы, повторяю, хорошо знаем, кто эту листовку сбросил.
   Правительство края (я был в отпуске) по этому поводу сделало заявление, мол, будет провокация. Нам известно, кто должен был разбрасывать листовки. Но те люди этого делать не стали, побоялись, что за ними следят. Хотя машина провокаций и здесь, и в Москве была уже запущена. Им удалось найти двух женщин, которые якобы принесли одну листовку в мэрию Краснодара, другую в их газету и на их телевидение.
   Затем в Москве радовались: «Как хорошо, что Иосиф Кобзон живет не на Кубани». 150 миллионов россиян, да и весь мир не знают всей этой «кухни» и думают, наверно: какие деспоты там, на Кубани, живут. Пойди теперь докажи, что не так все было. Поскольку в городе листовку никто не видел, прокуратура прекратила уголовное дело за отсутствием состава преступления.
   Была со стороны деструктивных сил затея сжечь чучело еврея. Сюда подтягивались представители средств информации из Москвы, чтобы потом раззвонить о деспотизме на Кубани. Благо, правоохранительным органам удалось их разоблачить.
   Хотите знать, почему сейчас они бросили «жевать» меня по телевидению? Все очень просто. В ноябре прошлого года была разоблачена группа террористов, которая пыталась взорвать у меня под кабинетом бомбу в 1,7 кг тротила. Их арестовали.
   Я наказал строго-настрого не показывать это по телевидению и не передавать по радио. Когда я просматривал видеодопросы, задержанные прямо говорят – за антисионистские выступления Кондратенко ему несли эту бомбу. Я собрал силовые структуры и говорю: не надо обнародовать, дабы не вызвать в народе действительно волну антисемитизма.
   Министру юстиции Крашенинникову написал письмо. Спрашиваю: неужто вы думаете, и тот террорист, который год назад поселился в Майкопе, и тот, прикомандированный из Чехословакии, и та женщина из Иркутска настолько воспылали любовью к еврею-труженику, что пошли на это дело? Все куда проще: деньги сионистских центров толкнули этих людей на террористический акт.
   Предстоит еще разобраться, что больше России сегодня угрожает– воображаемый политический экстремизм или подлинный сионистский терроризм. Ибо бомба – это вещественное доказательство. Это вам не та пустопорожняя листовка, которой на весь мир можно размахивать.
   С ноября об этом знают все, кому положено и даже кому не положено. Но все молчат, потому что правду говорить невыгодно. Лучше Макашова полоскать. У того сорвалось с языка, перепутал, что есть еврей-труженик, ни в чем не повинный, и есть сионист– политик грязный. Но спуску генералу, как видите, не дают.
   Немец– это нация, фашизм– политика. Русские люди за четыре года войны с фашистской Германией до конца поняли, что это разные вещи. Что есть немецкая нация, а есть политика жестокая и коварная. Не я это придумал. О сионизме написаны тома. Мало того – резолюцией номер 3379 Организация Объединенных Наций признала эту политику как разновидность фашизма.
   Это я говорю не для того, чтобы себя защитить, а для того, чтобы вы знали, какая связь вещей и явлений существует в крае, и кому это надо, и кто заинтересован в антисемитизме сегодня в России.
   Мы постоянно ведем разъяснительную работу. Принимаем меры, чтобы евреи-труженики жили спокойно и не подозревали нас в том, что мы способны, как говорится, не разобравшись, обвинять кого попало или бить.
   Но вместе с тем я твердо уверен, будет еще суд, страшный суд, на котором будет сказана правда о том, что происходило в России на самом деле. И стыдно будет нам. Ибо мы не продемонстрировали настоящих бойцовских качеств, необходимых для того, чтобы остановить зло.
   Я хочу сказать, что история России такова, что каждый из нас, за малым исключением, несет гнет своей судьбы.
   Я не скрывал и сегодня говорю: я был коммунистом, верой и правдой служил своему Отечеству. Вступил в партию по убеждению, без всякого расчета. И по своей инициативе не выходил из партии. Но было мое понимание, что спасти Россию, и тогда и сегодня, можно только патриотическим силам, тесно объединившись.
   Под коммунистическим флагом спасти Россию было невозможно. Я еще на пленуме сказал, что считаю необходимым создать на Кубани союз патриотических сил. Многие коммунисты были и есть настоящие патриоты; в 1941–1945 гг. они защищали страну. Не предавали, не торговали Родиной. Считаю, что такие коммунисты должны быть в составе «Отечества». Но надо выступать под патриотическими знаменами.
   Кто был изначально генератором российского патриотизма? Возьмите историю России: это Сергий Радонежский, Александр Невский, Дмитрий Донской. Неспроста эти люди канонизированы в святые.
   Православная церковь нынче– главный генератор патриотизма. Офицерство, казачество, да и крестьянство – плоть от плоти Русской земли – носители идеи российского патриотизма. Поэтому у нас в «Отечестве» вы найдете сочетание всяких движений и партий, а также духовенства. И все эти годы мы вместе с нашей Православной церковью и владыкой Исидором, владыкой Филаретом многие вопросы решали и решаем.
   Как-то я побывал в своей Пластуновской церкви. Слава богу, она уцелела, ей 100 лет в этом году исполнится, в мае будем отмечать. Там меня крестили, и бабушка водила меня в эту церковь.
   Но коммунисты были вне церкви. А зря. Православие и коммунистическая идея изначально перекликаются. Нельзя валить в одну кучу людей, политиков, лидеров, которые в разное время были у руководства страны…
   Как-то был на похоронах, там свечку надо держать – традиция обряда. Я объяснил: хочу просто постоять. Мать моя (она верующая), когда увидела Ельцина, Лужкова и других, стоящих со свечками, чертыхалась громко. Говорит, тогда фарисействовали и теперь фарисействуют.
   Полагаю, что в моем положении, в их положении лучше молча постоять. И поразмышлять. Ведь что такое вера? Это состояние души, а не демонстрация того, что ты уже боголюбивый человек.
   Патриотам надо идти и на выборы Думы, и на выборы президента единым блоком. Не важно – на полместа больше получим или на место, важен дух единения.
   Простые люди должны знать, что есть блок патриотов, который за Отечество, за народ. Люди должны привыкнуть, должны усвоить: вот это – наши, а вот то – не наши, хоть и в патриотическую тогу рядятся. Вот такое мое понимание…
   Я говорил и Зюганову, и Селезневу, и другим товарищам в Москве: идите единым блоком. А во власти уже разделите, какой процент от выигрыша будут иметь КПРФ, афганцы, аграрии и т. д. Но, похоже, не получается. Решили идти по отдельности.
   Но я сказал, что сегодня у нас на Кубани с учетом выборов и губернатора, и Законодательного собрания сложился и окреп патриотический блок. Мы посмотрим, присмотримся, как говорится, к раскладу, который будет там, в Москве (она ж нам Богом дана, хотите не хотите). За мной пять миллионов человек. Люди мне поверили: я обязан идти с народом.
   Как и в Великую Отечественную, будет блок патриотический и в противовес ему блок просионистский. Под разными названиями, под разными флагами, но это будут они.
   Сегодня некоторым дана установка: «Заходи левее левых». И они уже, смотри, несутся впереди паровоза. А вчера совсем другие были. Чем отличается программа пятисот дней от того, что мы пережили? Ничем. То же самое, один к одному.
   Патриотов будут всячески зажимать, пытаться с помощью средств массовой информации ошельмовать.
   Пока народ не узнает всю правду о раскладе политических сил, он будет в неведении, а потому инертным.
   Я не раз говорил Зюганову: не верю, что вы не видите недобрую силу. Он ответил: «Рано, рано еще». Я говорю: а потом будет поздно. Народ прозревает, он способен сам творить свою историю, если знает правду о том, что творится. А люди зомбированные, которые не знают правды о своей стране, не способны ее спасти.
   Надо брать руководство экономикой в руки государства, создать предпосылки для того, чтобы заниматься производством было выгодно. Производить обувь, одежду и так далее; хлеб, соль и все остальное. Запахнет прибылью, значит, заработает промышленность.
   Сегодня гибнет все: и частное, и кооперативное, и государственное из-за экономического эгоизма потрошителей России.
   Ну а что касается политики, я просто сказал: выборы. Не будем же мы опять 17-й год городить и стрелять друг друга. Этому сегодня надо противостоять. Надо людей учить голосовать. Значит, надо объяснять расстановку сил, чтобы голосовали не за обманщиков, а за радетелей земли русской.
   Когда осознание пробудится, тогда будет проще. Конечно, менять надо многое, особенно в политике. Я, например, понимаю так, что если сегодня удалось бы взять дело в руки коренных народов, никого не обижая, – все поправилось бы. Положение, когда русские напрочь исключены из управления своей страной, – нетерпимо.
   Если бы в Израиле телевидение оседлали русские или в Англии, ну скажите, согласились бы с этим евреи или англичане? А в России, когда нерусские правят бал, нормально. Стоит русским только уйти от своего мерзопакостного страха и заговорить в полный голос о политике нынешнего руководства, эти силы ретируются, они понимают свое положение. В полный голос заговорим, и они поймут свою никчемность. Они поймут: вакуум вокруг них образовался, потому что народ уже понимает, что происходит.
   Если без телевизионного зомбирования людям задать десяток политических вопросов: «Ваше отношение к президентской власти», «Ваше отношение к коллективным методам управления», «Ваше отношение к купле-продаже земли» – люди нам сказали бы, как они понимают нынешнюю экономическую политику и что они думают о российском руководстве.
   Сельская Кубань не одобряет ни эту политику, ни эту Конституцию. Хотя, конечно, всякое было: Калугина, например, избирали – предателя Отечества. Это вообще феномен. Но все это происходило в период брожения, вспомните, как все было. А насчет политики и Конституции кубанские крестьяне народ приземленный, хорошо знает: если в семье отец с моста падает, да не в молодости, а в годах уже, значит, добра не жди.
   Нас иные прыткие политики с баркашовцами «венчают». На Кубани баркашовцев практически нет. Их человек двадцать, по данным ФСБ. Возглавляет их бывший работник милиции. Я считаю, что баркашовцы никакие не левые, не патриоты. Это заранее продуманная правая структура, созданная с целью противостоять патриотизму. Провокация, элементарная провокация. Ну, вот скажите, нормальный русский стал бы свастику рисовать, стоять под стягом со свастикой? Я осуждаю это движение, считаю его провокационным, востребованным для того, чтобы бросать тень на патриотов. Это грязные игры.
   Я всегда говорил и говорю, что механизм разрушения всех подавляет. Государственной политикой у заводов изъяты оборотные средства, тут же рядом их разворовывают.
   Все не так просто. Желание есть, мы кое-что делаем, «спасательные» работы ведем. Запустили химзавод, он мощнейший и лучший химзавод Кубани; и нужен позарез. Без удобрений, без интенсивной технологии нельзя. Но запустили мы его каким путем? Уговорили министра железнодорожного транспорта наполовину снизить тарифы на перевозку фосфатов с Кольского полуострова. Это сделало наших химиков конкурентоспособными; рентабельность появилась в экономике завода. Молимся теперь, чтобы министр не передумал. ХБК запустили: там все на честном слове. А вообще разрушительные процессы продолжаются.
   Иллюзия, когда некоторые думают, что авось выкрутимся. Послабление может быть, но завтра опять сядешь в ту же лужу. Механизм разрушения действует всеобъемлюще…
   И снова о людях, о судьбах, о политиках, ломающих судьбы людей. Не раз бывал в Абхазии и в Грузии. Мои симпатии всегда были, есть и остаются на стороне абхазского народа. Я осуждаю политику Шеварднадзе, потому что он первым дал команду «Пли!» по живым людям. И он должен быть осужден, должен нести ответственность. Я не перекладываю эту ответственность на весь грузинский народ. Политики виновны в случившемся. Никому не удавалось через гражданскую войну утвердить могущество своего государства.
   Это те же приемы, что и в Чечне. Я был против той войны. Приемы и методы должны быть другими. Дудаева всего одна треть народа поддерживала. Надо было заблокировать границы с воздуха, и все. Везут оружие, садятся самолеты. Против этого противовоздушная оборона должна была сработать. Но никому до этого дела не было. Как будто ничего в России не происходит. Навезли оружия, а потом давай палить по Чечне, а там дети.
   Помните, когда в Грозном 31 декабря, 1, 2-го и 3-го января шли бои, а по нашему центральному телевидению пели песни? Сатанинское шоу было в Москве. Это постыдно для государства. Президент знал, что Майкопская бригада сожжена, все руководители знали. В других странах флаги приспускают по такому случаю. А сатан исты в это время пели и плясали, Новый год отмечали. Жуткий сатанинский шабаш.
   То же самое в Абхазии. Наши симпатии на их стороне. Мы всячески содействовали и будем содействовать соседям. Недопустимо в конце двадцатого века «закупорить» народ, заблокировать его, оставить голодным. Мы видели, как там по узкому проходу участник войны тащит дрожащими руками тележку с мандаринами на продажу. А туда везут хлеб и лекарства.
   Разве это мыслимо? Вчера вместе жили, вчера вместе чай и водку пили. А теперь, когда в демократию вступили, можно творить геноцид над народом?
   Если выживем, если придем в себя, мы будем стыдиться нашей собственной позиции, стыдиться, что мы позволили политикам сделать то, что они сделали.
   Вспоминаю переговоры: сидим с Шеварднадзе; с нашей стороны Борис Пастухов, Вадим Густов и я. Я думал, они читали стенограммы заседания Совета Федерации, где я политику войны и Шеварднадзе не единожды критиковал. Оказывается, не читали.
   Помните, когда министр иностранных дел Козырев не встретился с Ардзинбой? Он побывал в Грузии, на Ингури. После чего про Ардзинбу объявили, что он якобы
   не прибыл на встречу, проявил высокомерие. А Шеварднадзе признался, что это он уговорил Козырева не встречаться с Ардзинбой и дать сообщение по телевидению о его высокомерии.
   Сижу и думаю: «Ничего себе политика!». А что думают в это время абхазцы? Они ж думают, что это мы, русские, руководим страной в таком ключе. А что думают другие горцы? Кто не знает горцев, тем, мягко говоря, к Кавказу лучше не приближаться. И не рассуждать об этом по телевидению…
   И в заключение: если громко скажем правду о происходящем, злые силы исчезнут сразу. А мы потом взглянем и скажем: а кого мы боялись? Некого было бояться…
   В городах и районах злодеи опять напролом лезут во власть, они активнее нас, русских, они наглы, беспардонны и у них большие деньги, если вы и на этот раз не отсортируете и не отсеете, не разберетесь в политиках – мелких и покрупнее – и не дадите отпор подлецам от политики, тогда мне нечего вам сказать: это судьба наша, видно, русская такая, и с горечью остается думать о нашей общей обреченности.
   И все же надежда умирает последней. Потому и надеюсь я и еще раз взываю к вам.
   Давайте мы, наконец, опомнимся, встряхнемся и скажем друг другу: хватит нам безропотно идти на заклание, терпеть свою и чужую грязь. Ведь мы навсегда теряем честь, в том числе – и мужскую, когда равнодушно сносим те безобразия, которые творятся на нашей земле, в наших городах и станицах, на наших улицах, а порой – и в наших домах…
   С нами Бог и крестная сила!

   1999 г.

Бесы, жирующие на национальном богатстве России

Выступление Н.И. Кондратенко на торжественном собрании Третьего всемирного сбора кубанских казаков
   Дорогие братья-казаки! Уважаемые гости!
   Искренне рад видеть в этом зале собравшихся вместе представителей кубанского казачества со всего Кавказа, стран ближнего и дальнего зарубежья, разных континентов. Это добрый знак процесса единения. Нам надо сделать его необратимым.
   Мы должны подвести, наконец, черту под вековой трагедией кубанского казачества. Нельзя никому позволять и дальше так жестоко относиться к его судьбе, как это случилось в прошлом. Ибо тогда мы действительно потеряем все – и себя, и свои родовые корни.
   Но и мы должны твердо усвоить: всякий раздор, малейшее противостояние в наших рядах– это подарок тем, кто люто ненавидит казаков и до сих пор не отказался от дикой идеи навсегда покончить с нами. А действуют они по извечному своему принципу: разделяй, натравливай одних на других– и властвуй над всеми.
   Вот почему десятилетие возрождения казачества на Кубани и 3-й Всемирный сбор кубанских казаков, в моем понимании, повод не столько для торжества, сколько для глубокого размышления о судьбе России и о нашей с вами судьбе.
   Казак по роду-племени, я всю сознательную жизнь постигал историю своего народа и казачества, пытаясь найти логику в той трагедии, которую они пережили в течение одного XX века, особенно – казачество. И не нашел ее.
   В том, что случилось с нами, – логики нет. Потому
   что эта трагедия не имеет исторической связи ни с национальным русским характером, ни с традиционным казачьим укладом жизни.
   По сути, мы стали заложниками бесовщины: наших предков, так же как и большинство из нас сегодня, опутали бесы. И мы безропотно потворствуем их шабашу и идем на заклание. Уже почти сто лет.
   Непостижимой тайной остается для меня и нежелание многих русских, в том числе и казаков, дать правдивый ответ на главные вопросы, которые стоят перед нами.
   Что произошло с русским народом и казачеством в этом веке?
   Во-первых, почему мирный, совестливый, трудолюбивый и незлопамятный народ, простивший зло многим, кто принес его на нашу землю, тем же шведам, французам, немцам, народ, спасший мир от коричневой чумы фашизма, выхватывавший из топок освенцимов и майданеков евреев и поляков, всегда считавший долгом, жертвуя собою, спасать других, – почему этот народ оказался неспособным обустроить собственный дом и сделать счастливой свою судьбу?
   Какая сила постоянно толкала наш народ к революциям, реорганизациям, перестройкам и абсурдным реформам? Ведь сами по себе преобразования не предосудительны, более того– неизбежны. Весь мир проходит через них. Но почему у других это делается плавно, эволюционно, без снижения жизненного уровня народа, а у нас – только через революции и разрушения? Кто втягивает нас в эти революции, которые стали позором русской нации, как и некоторых, кстати, африканских народов?
   Во-вторых, почему мы боимся не только анализировать свое прошлое, но и решительно отстаивать святую правду о собственной истории? Сила, которая заставляла нас стрелять друг в друга и разрушать наш дом, добивалась этого, искажая истинную картину бытия, безжалостно перекраивая и перевирая нашу историю, навязывая нам и нашим детям ложь и свою гнусную идеологию.
   В-третьих, мы должны дать ответ на вопрос: куда идти сегодня? Потому что разрушительный процесс в России на этот раз зашел так далеко, как он не заходил никогда со времен татаро-монгольского ига. Ведь сейчас у нас поражена практически вся территория страны и все сферы бытия. Уже трещит, теряя прочность, фундамент самой жизни: каждый год мы не досчитываемся миллиона не родившихся и раньше времени ушедших от нас соотечественников.
   За последние десять лет нас, по сути, вновь вернули к сохе, безжалостно уничтожая заводы и фабрики, животноводческие фермы и комплексы, которые отцы и деды наши строили, снимая последнюю рубаху.
   
Купить и читать книгу за 54 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать