Назад

Купить и читать книгу за 135 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Лечебный и профилактический массаж для детей с нарушениями развития

   В книге представлены способы ранней диагностики и коррекции неврологических нарушений у новорожденных. Особое внимание уделено выявлению причин формирования неправильных движений у малышей. Приведены сведения об анатомо-физиологических особенностях маленьких детей, тесты для выявления асимметрии тела. В книгу включены методы исследования рефлекторных, пассивных и активных движений. Описаны практические методы применения массажа, приемы, улучшающие речевую деятельность и мелкую моторику у детей с неврологическими нарушениями.
   Для массажистов, студентов медицинских училищ и вузов, специалистов, занимающихся восстановительным лечением детей с нарушениями развития, социальных работников, педагогов и родителей.


Нина Александровна Абрашина Лечебный и профилактический массаж для детей с нарушениями развития

Введение

   Здоровый ребенок – счастье для родителей и польза для государства. Информация о методах физического развития детей обширно представлена в многочисленных изданиях и Интернете. Однако в большинстве своем эти методики рассчитаны на здорового ребенка. В случаях патологии, следуя непреклонной медицинской заповеди «не навреди», авторы книг советуют обращаться к врачу (что, безусловно, верно), и часто проблема растворяется в недоступной сфере медицины. Как же быть, если родители хотят знать больше о здоровье своего малыша, чтобы помочь ему побороть недуг?
   Массаж и физические упражнения составляют важную часть реабилитации детей. Для раннего выявления и коррекции неврологических нарушений необходимо хорошо знать анатомо-физиологические особенности маленьких детей, методы исследования рефлекторных, пассивных и активных движений; приемы массажа. Родители могут активно помочь врачам в лечении своего ребенка, если вовремя распознать отклонения от нормы его развития.
   Целью этой книги является описание способов ранней диагностики двигательных нарушений у детей и их коррекции. Эта книга появилась в результате восемнадцатилетнего опыта работы массажиста с детьми. Она адресована в первую очередь моим коллегам – детским массажистам, чей нелегкий труд вызывает большое уважение, а также родителям, педагогам, социальным работникам и всем, кого интересует эта проблема.
   Студентам медицинских учебных заведений книга поможет в освоении приемов детского массажа, назначенного микроневрологом и ортопедом. В книге описан практический опыт, подтвержденный теорией. Автор собрала воедино известные методы массажа, усвоила и применила их на практике, включая собственные элементы, не применявшиеся ранее для детского массажа (тесты для выявления и коррекции асимметрии тела).
   Массаж и гимнастика, в комплексе с медикаментозной терапией, с первых дней жизни ребенка помогут предотвратить и устранить такие заболевания, как детские церебральные параличи, сколиозы и нарушения осанки, задержки речевого и психического развития, минимальные церебральные дисфункции и другие нарушения нервной системы и опорно-двигательного аппарата.
   Известно, что многие заболевания взрослых людей являются поздними проявлениями патологии в раннем детстве. Помочь избежать этого – главная задача этой книги.

1. ПРИЧИНЫ И КЛАССИФИКАЦИЯ ДВИГАТЕЛЬНЫХ ЦЕРЕБРАЛЬНЫХ РАССТРОЙСТВ У ДЕТЕЙ

   Еще в XVII веке знали: «Наипервейшая причина силы государства – множество народа и здоровье его. Люди же плодятся и множатся там, где есть пища, одежда и прочее, необходимое для человеческого существования, а именно: мир и хорошо устроенное управление» (Ю. Крижанич) [1, с. 1–62].
   В XXI столетии численность народа значительно умножилась по сравнению с XVII веком, пищи и одежды хватает, однако здоровье населения стремительно ухудшается, об этом говорят следующие факты.
   Врачи старшего поколения вспоминают, что 30–40 лет назад детей с неврологическими заболеваниями было так мало, что их специально направляли в стационары для показа студентам медицинских институтов. Сейчас, по данным Министерства здравоохранения Российской Федерации, выраженная неврологическая симптоматика имела место у каждого десятого новорожденного. Симптомы пограничных нервно-психических расстройств (жалобы на головную боль, усталость, агрессивные тенденции) встречаются у 92,7 % учащихся общеобразовательных школ. Все эти симптомы классифицируются по Международной классификации болезней (10-й пересмотр) как эмоционально-поведенческие нарушения (F 9). При клиническом обследовании детей-пациентов с пограничными нервно-психическими расстройствами были выявлены следующие нарушения: гипердинамические и астенические синдромы, фобии (страхи), заикание, энурез, нарушения сна, сноговорение, снохождение, дислалия, дисграфия [2, с. 12–22].
   В последние десятилетия отмечается тенденция к увеличению количества детей с различными нарушениями психомоторного развития. До конца не выработана единая тактика наблюдения за детьми из группы риска по формированию отдельных форм детского церебрального паралича. Ряд детей необоснованно включается в группу риска по формированию ДЦП, часто им проводится безосновательно массивная терапия. В то же время детям с реальной угрозой развития ДЦП часто не проводят комплексной терапии в раннем детском возрасте. Новорожденные группы риска по ДЦП должны получать своевременную и адекватную восстановительную терапию, что позволит улучшить исход их психомоторного развития. Новорожденные, не относящиеся к группе риска по формированию ДЦП, могут избежать необоснованной терапии [3, с. 4]. По данным Госкомитета РФ на конец 1999 года, на учете в России состояли 597, 2 тысячи детей-инвалидов в возрасте до 16 лет. Это почти в 7 раз больше, чем в 1985 году [4, с. 1].
   Минздравсоцразвития РФ сообщает, что за последние 5–6 лет хроническими моторными тиками и вокализмами страдает каждый пятый российский школьник [5, с. 19].
   Неврологические нарушения у детей могут быть незначительными (малые мозговые дисфункции) и проявляться в виде расстройств самочувствия, вялости, повышенной возбудимости, трудностей в учебе, сложностями в усвоении школьного материала, поведенческих нарушений, снижения памяти, головных болей.
   У 90–98 % детского населения при специальных осмотрах выявляются нарушения развития позвоночника [6]. Более 70 % случаев неврологических нарушений являются врожденными или связанными с перинатальным периодом. Число пороков развития нервной системы увеличивается. Не менее чем в 25 % случаев причины формирования нарушений психо-неврологического развития остаются не установленными [7, с. 3].
   Перинатальная патология ЦНС является фактором риска поствакцинальных осложнений у детей [8]. После прививки на ослабленный организм новорожденного не исключены осложнения, поэтому невропатолог по необходимости дает отвод от прививок по своему усмотрению на некоторое время (от 3 месяцев до года) [9, с. 15].
   У часто болеющих детей с последствиями перинатального поражения центральной нервной системы отмечено более продолжительное течение острых заболеваний с высоким подъемом температуры, более частые осложнения, нарушения осанки. В семьях, где воспитываются эти дети, чаще наблюдаются такие нарушения семейного воспитания, как гиперпротекция (чрезмерное удовлетворение потребностей ребенка), чрезмерность запретов, воспитательная неуверенность и проекция на ребенка своих нежелательных качеств.
   Предрасполагающими факторами для неврологических нарушений у новорожденных являются недоношенность и переношенность, затяжные роды с обвитием пуповины вокруг шейки плода, стремительные роды, а также характер предлежания плода в родах (головное, чисто ягодичное, двустороннее стопное, одностороннее стопно-ягодичное) [10, с. 148–152].
   Одной из причин роста детской инвалидности по психо-неврологическим заболеваниям является гипоксия, то есть недостаток кислорода в тканях развивающегося плода. Она несет в себе опасность внутричерепных кровоизлияний и тяжелого расстройства дыхания, повреждающих центральную нервную систему. В результате гипоксии плода в веществе головного мозга и вне сосудов происходит отложение солей кальция, обызвествления, подобные тем, что происходят при отравлении угарным газом (синдром Фара) [11, с. 59]. Если плод испытывал кислородную недостаточность во внутриутробном периоде или во время затяжных родов, он будет плохо взаимодействовать с матерью в момент рождения и хуже перенесет родовые перегрузки.
   Во время нормальных родов головка плода медленно конфигурируется в соответствии с характером родовых путей. Мягкие кости и подвижные швы между ними позволяют черепу принять нужную удлиненную форму, которая после рождения малыша принимает естественную для головы округлость. При повышенном содержании кальция кости черепа становятся плотными и малоподвижными, что неестественно для новорожденного.
   Во время стремительных или осложненных родов могут случиться сотрясения мозга и ушибы; внутричерепные кровоизлияния, которые сдавливают жизненно важные центры ствола мозга, нарушают макро– и микрокровообращение в головном и спинном мозге; происходит смещение и образование спаек мозговых оболочек, травмирование сосудов, их резкое натяжение и скручивание, развиваются застойные явления в кровеносных сосудах клетчатки головы, сосудах и синусах мозга. Гематомы могут несколько сместить кости черепа и нарушить их подвижность и нормальные биоритмы головного мозга. При нарушении выработки желудочками ликвора и его всасывания венами оболочек головного и спинного мозга затрудняется циркуляция спинномозговой жидкости и возникает гидроцефалия и гидроцефальный синдром [12, с. 6].
   Причины кровоизлияния различны. Прежде всего, имеет значение механический фактор – возможность захождения костей черепа плода одна на другую под влиянием сильного сдав-ления головки родовыми путями, причем происходит разрыв предлежащих сосудов. Чаще всего наблюдается захождение теменных костей друг за друга. Реже – захождение затылочных костей на теменные. При прохождении головки через родовой канал у новорожденного может быть так называемая родовая микротравма, при которой участок кожи на голове ребенка (чаще всего в теменной области) интенсивно сдавливается и повреждаются нервные волокна и окончания.
   Черепно-мозговая травма приводит к нарушениям функций ствола мозга, трофическим нарушениям и параличам. При поражении двигательных центров, расположенных в подкорковой области или в стволе мозга, движения ребенка становятся непроизвольными, избыточными или чрезмерно скупыми. При поражении экстрапирамидной системы наблюдаются мышечная ригидность и симптом «зубчатого колеса», при поражении отводящих нервов повышается внутричерепное давление и наблюдаются явления мышечной дистрофии. При нарушении функций мозжечка и нервных волокон, связывающих их с другими отделами нервной системы, нарушается координация движений, вертикализация тела, появляется неустойчивость. При поражении добавочного нерва нарушается иннервация трапециевидной и грудинно-ключично-сосцевидной мышцы [13].
   Во время родов может произойти повреждение шейного отдела позвоночника в виде компрессии, перерастяжения или дислокации (смещения тела позвонка). Эта область, где проходят позвоночные артерии, подвергается особым перегрузкам при выведении плечиков плода, при тяге за голову при оказании акушерских пособий [14, с. 45]. Травмы шейного отдела позвоночника возникают обычно при пассивном повороте головы при извлечении плода чаще всего к правому бедру, когда акушерка неправильно определяет позицию плода и поворачивает шейные позвонки почти на 180 градусов. В том случае, когда при родовспоможении обеспечивается безопасность для роженицы и не учитываются последствия для здоровья ребенка, акушерка может противодействовать выведению головки, оказывая активное сопротивление ее движениям, что вызывает травму шейных позвонков. Растяжение шейного отдела позвоночника может произойти при такой акушерской манипуляции, как выведение плечиков и потягивание за голову. При ручном пособии при прорезывании головки, обвитии пуповиной, сдавлении плечевого сплетения при извлечении рук и т. д. новорожденный может чувствовать боль. Во время выведения плечиков плода может быть родовая травма вследствие поражения нервов при надавливании пальцами на подмышечную область или при резком разгибании и отведении плеч при рождении рук. После рождения плечевого пояса акушерка может, не дожидаясь очередной потуги, извлечь плод, обхватив его грудную клетку. В таком случае есть опасность для поясничного утолщения спинного мозга.
   Тесно примыкая к костным образованиям и делая на пути четыре изгиба, позвоночные артерии легко подвергаются компрессии. При сдавлении позвоночных артерий в них намного уменьшается ток крови, вызываются симптомы ишемии головного мозга. В условиях недостаточного притока полноценной артериальной крови нервная ткань, очень чуткая к недостаточности кровоснабжения, быстро гибнет, и возникают параличи. Даже минимальные повреждения стенки позвоночных артерий грозят грубыми нарушениями кровотока головного мозга.
   Клинические проявления натальной травмы кранио-цервикальной области – головокружение, нарушение равновесия, координации движений, асимметрия стояния плечевого пояса, напряжение шейно-затылочных мышц, кривошея, синдром «крыловидных лопаток» [15, с. 23]. Часто развиваются миатонический синдром и нарушения черепно-мозговой иннервации. Также имеет место снижение внимания [16, с. 19], нарушения осанки и сколиотическая деформация у подростков.
   Перинатальная патология центральной нервной системы часто обусловлена повреждением шейного отдела позвоночника и спинного мозга, а также может быть результатом ишемии, инфекции или нарушения развития позвоночника, головного и спинного мозга. В большинстве своем перинатальное поражение нервной системы и шейного отдела позвоночника связаны с патологическими структурными и функциональными процессами в нервной ткани, возникающими во внутриутробном периоде и проявляющимися в неонатальном и более позднем периоде, – считают некоторые специалисты [17, с. 3, 44].
   Основной причиной развития внутричерепных кровоизлияний у новорожденных, перенесших тяжелую гипоксию, является нарушение механизмов ауторегуляции тонуса церебральных сосудов [18, с. 8].
   При повреждении верхнешейного и нижнешейного отдела позвоночника происходит дислокация (смещение) позвонков в среднем атланто-осевом суставе и ротационное смещение атланта; деформация контуров позвоночного канала (сужение или растяжение), деформация воздушного столба глотки, смещение трахеи. На уровне повреждения в шейном отделе происходит утолщение паравертебральных (околопозвонковых) мягких тканей, может быть кривошея и последующие дегенеративные изменения в позвоночнике. Скрытая травма шейного отдела позвоночника внешне проявляется напряжением тканей и нарушением мышечного тонуса, что имеет значение для диагностики заболевания.
   Чаще всего встречается односторонний спазм околопозвонковых мышц при дислокации (смещении) шейных позвонков или травматическое сдавление (перерастяжение) периферических нервов. В результате этого понижается мышечный тонус, повышаются сухожильные рефлексы, нарушается двигательная функция, появляются парезы и параличи.
   Распространение перинатальных форм поражения ЦНС в 90-е годы прошлого века у нас в стране выросло на 35 %. У новорожденных с перинатальным поражением центральной нервной системы имеются нарушения во всех звеньях иммунной системы, увеличивается частота и тяжесть инфекционно-воспалительной патологии [19, с. 3, 5, 16].
   Травма и связанное с ней болевое раздражение рефлектор-но вызывает мышечное напряжение (или торможение) в соответствующем сегменте [20, с. 19]. «Напряжение в субокципитальной (СО) (шейно-затылочной) области приводит к асимметрии тела новорожденного (кинематический дисбаланс). Такие дети нуждаются в специальном лечении» [21, с. 48–49].
   У новорожденных детей в ответ на болевое раздражение возникает совокупность поведенческих, двигательных, вегетативных изменений, характер и выраженность которых зависит от гестационного возраста новорожденных, механизма болевого раздражения и наличия предшествующего опыта восприятия боли. Болевая реакция возникает на внутримышечное введение вакцины против гепатита В и викасола, забор крови из пятки (на ФКУ), болевой синдром при родовой травме. Двигательная реакция на боль – дистальная флексия рук и ног. Причем флексия в лучезапястном суставе и подъем рук выше уровня плеч, перекрест рук на груди – ответ на наиболее болезненные манипуляции [22, с. 4, 21]. Характерная для родовой травмы флексия в голеностопном суставе.
   Болевое раздражение вызывает значительный стресс у новорожденного. Вот как выглядит реакция человека на стресс (ее называют реакцией ухода). Сокращаются жевательные мышцы, мышцы глаз, бровей, плечевые, шейные (трапециевидные), при этом плечи поднимаются, а голова наклоняется вперед. Руки сгибаются в локтях, и ладони поворачиваются внутрь. В дальнейшем нервные импульсы, направляясь вниз, вызывают сокращение брюшных мышц и диафрагмы. Туловище выдвигается вперед, грудная клетка при этом опускается, и возникает задержка дыхания. Немедленно после этого сокращаются малые ягодичные мышцы, бедра поворачиваются внутрь, колени сгибаются. Поворот внутрь происходит и в голеностопных суставах, мышцы напрягаются. Тело как бы сгибается и свертывается, подобно младенцу в утробе матери [23, с. 67–68].
   Именно такая сгибательная контрактура чаще всего встречается у детей с неврологическими нарушениями. В отличие от гипертонуса и спастичности мышц при мышечной гипотонии у ребенка наблюдается чрезмерная подвижность суставов, слабость мышечно-связочного аппарата, отсутствие или плохая опора на ножки. Мышечная гипотония может быть обусловлена поражением нервной системы на различных уровнях и первичным поражением мышц, костно-связочного аппарата, а также кровоизлиянием в заднюю черепную ямку в процессе родов [24, с. 244, 245].
   Одним из существенных признаков гипотрофии церебрального происхождения является нарушение развития костного скелета, на основе чего нередко возникают вывихи и подвывихи тазобедренных суставов.
   Напряженность паравертебральной клетчатки, связанная с травмой позвоночника, повреждает нервы, отходящие от спинного мозга, в результате чего ухудшается работа конечностей, мышц, рефлекторные процессы в отдельных сегментах. Напряженные мышцы оказывают избыточное давление на стенки мелких кровеносных сосудов – капилляров, часто совершенно сдавливая их. Это приводит к увеличению давления на большие кровеносные сосуды, которые сужаются и утрачивают свою эластичность.
   Несовершенная нервная система новорожденного, да еще вдобавок получившего родовую травму, не всегда может обеспечить согласованность работы мышц. Любое движение человека, любая его поза возможна только при взаимодействии мышц-синергистов и мышц-антагонистов. Первые выполняют общую работу, вторые – противоположно направленные действия. Даже в состоянии покоя мышцы взаимодействуют между собой, обеспечивая равновесие и правильную позу человека.
   При параличе какой-либо мышцы тут же выявляется преобладание мышцы-антагониста. Длительное нарушение согласованности работы мышц вызывает стойкое мышечное напряжение, контрактуры. В результате этого могут формироваться уже вторичные вывихи и подвывихи суставов, асимметричная поза.
   Изменения в шейном отделе позвоночника нарушают проведение афферентной импульсации в ЦНС, что в дальнейшем может привести к задержке психомоторного развития ребенка. При одностороннем сокращении длинной мышцы спины и межреберных мышц возникает наклон позвоночника в сторону сокращенной мышцы. Эта околопозвонковая мускулатура совместно с каждой стороной позвоночника образует симметричную боковую поддержку, которая и удерживает позвоночник в равновесии [14, с. 199].
   Мышцы с одной стороны позвоночника оказываются более сильными, чем с другой, они стягивают позвоночник наподобие тетивы лука и образуют вогнутость на нем, что приводит к сколиозам.
   Вывод. Таким образом, гипоксия, механическое сдавление, смещение костей черепа и повреждение шейного отдела позвоночника являются непосредственными причинами травматического повреждения центральной нервной системы и нарушения афферентной импульсации в ЦНС, что в дальнейшем может привести к задержке психомоторного развития ребенка. Одним из вероятных диагностических признаков неврологического заболевания ребенка является асимметрия туловища, вызванная рефлекторным односторонним спазмом околопозвонковой мускулатуры в процессе трудных родов, и закрепление неправильного стереотипа движения и позного равновесия в центральной нервной системе.
   Наиболее тяжелой формой неврологических нарушений у детей является детский церебральный паралич – ДЦП. Это заболевание характеризуется двигательными, речевыми и психическими нарушениями, отрицательно влияющими на социальную адаптацию больных. Слово «церебральный» означает «мозговой», в основе заболевания лежит поражение головного и спинного мозга, рефлекторно приводящее к нарушению мышечного тонуса и двигательным расстройствам. В зависимости от повреждения определенных систем мозга возникают различные двигательные нарушения. Ведущими клиническими симптомами в структуре спастических форм детского церебрального паралича являются встречающиеся в 100 % случаев двигательные нарушения в сочетании с недостаточностью мозгового кровообращения. В диагностике спастических форм ДЦП необходимо широко использовать нейропсихофизиологические исследования, компьютерную ЭЭГ и Эхо-ЭС, транскраниальную допплерографию мозговых сосудов. Уделять особое внимание исследованию биоэлектрической активности головного мозга, внутричерепного давления и уровня мозгового кровотока [25, с. 18].
   В соответствии с Международной классификацией болезней МКБ-10 (1995) ДЦП включает следующие формы.
   1) Спастическая диплегия (болезнь Литтля), которая характеризуется преимущественным поражением нижних конечностей (верхние конечности поражены слабее). В работе мышц нет содружества, совершение любого движения сопровождается против воли больного ненужными заместительными движениями, на ходьбу затрачивается много энергии, опора нижних конечностей падает не на подошву, а на пальцы ног; при этом отмечается значительное нарушение речевых функций.
   2) Детская гемиплегия – развивается в период новорожденности, характеризуется преимущественным поражением одноименных конечностей (верхние конечности поражены сильнее, чем нижние), нарушением ходьбы и повышением мышечного тонуса.
   3) Дискинетический (в том числе атетоидный) церебральный паралич. Характеризуется гиперкинезами – хаотичными, избыточными движениями (повороты, выгибания, дрожание); атетоидными (червеобразными движениями), хореифорными движениями (по типу ревматизма), торсионной дистонией (перекручиванием туловища). Задержка реакции выпрямления и равновесия. Затруднение речи. Самостоятельная ходьба возможна в 6–8 лет, иногда в 10–15 лет.
   4) Атаксический церебральный паралич характеризуется нарушением координации движения и равновесия; снижением мышечного тонуса (атония) и неустойчивостью (атаксия). Стопы плоско-вальгусные (упор на внутреннюю поверхность стопы). Больной промахивается в жестах (дизметрия), говорит медленно.
   5) Другой вид церебрального паралича (в том числе смешанная форма – спастико-атаксическая, спастико-дискинетическая, атаксико-дискинетическая) – формируется в старшем возрасте из-за отсутствия адекватной реабилитации и нарастанием с возрастом спастики, гиперкинезов и атаксического синдрома.
   6) Детский церебральный паралич неуточненный.
   Причиной возникновения ДЦП считают воздействие на мозг различных вредоносных факторов: внутриутробные нарушения – инфекции, соматические и эндокринные заболевания матери, интоксикация, токсикозы беременности, патология пуповины и плаценты, иммуннологическая несовместимость матери и плода (резус-конфликт), родовые и послеродовые расстройства – родовые травмы спинного мозга. Однако не всегда возможно определить причины ДЦП [26, с. 14].
   В медицине последнего десятилетия появилось целое направление – перинатальная неврология, которая включает в себя достижения акушерства, неонатологии, педиатрии, невропатологии и других наук. В настоящее время принята новая классификация перинатальных поражений ЦНС с учетом современных методов диагностики: нейросонографии (НСГ), допплеровской энцефалографии (ДЭГ), компьютерной томографии (КТ), магнито-резонансной томографии (МРТ) и др.
   Новая классификация перинатальных поражений ЦНС включает в себя [27, с. 3–8]: гипоксические поражения ЦНС: а) церебральная ишемия (возбуждение или угнетение ЦНС, внутричерепная гипертензия, вегетативно-висцеральные нарушения, судороги и др.); б) внутричерепные кровоизлияния гипоксического генеза (угнетение ЦНС, гипервозбудимость ЦНС, гиперестезия, внутричерепная гипертензия (острая гидроцефалия) и др.); Травматические повреждения нервной системы: а) внутричерепная родовая травма (ранняя внутричерепная гипертензия, гипервозбудимость ЦНС, судороги, гемипарез, внутричерепная гипертензия (прогрессирующая), нарушения дыхания и сердечной деятельности, острая гидроцефалия, угнетение ЦНС и др.); б) родовая травма спинного мозга (спинальный шок, дыхательные нарушения, двигательные и чувствительные нарушения и др.); в) родовая травма периферической нервной системы (вялый парез проксимального отдела руки (рук) [С5-С6], вялый парез дистального отдела руки (рук) [С7-Т1] и вялый тотальный парез руки (рук) [С5-Т1] при травматическом повреждении плечевого сплетения; дыхательные нарушения при повреждении диафрагмального нерва [СЗ-С5], лагофтальм; сглаженность носогубной складки на стороне поражения; при крике рот перетягивается в здоровую сторону). Дисметаболические и токсико-метаболические нарушения функций ЦНС: а) преходящие нарушения обмена веществ – угнетение ЦНС, судороги, опистотонус, синдром «заходящего солнца» при ядерной желтухе, угнетение или возбуждение ЦНС, судороги при гипогликемии и др.; б) токсико-метаболические нарушения функций ЦНС – гипервозбудимость, судороги, угнетение и др., обусловленные приемом во время беременности алкоголя, табакокурение, употребление наркотиков и медикаментов, вызывающих зависимость; действием на ЦНС токсинов (вирусных, бактериальных), а также лекарственных препаратов (или их сочетание), введенных плоду и новорожденному. Поражение ЦНС при инфекционных заболеваниях перинатального периода: а, б) поражение ЦНС при внутриутробных инфекциях (цитомегаловирусы, герпес, токсоплазмоз и др.) и при неонатальном сепсисе (стрептококковая, стафилококковая, коли-бактериальная или другая инфекция, листериоз, кандидоз, основными клиническими симптомами или синдромами которого являются менингеальный синдром, внутричерепная гипертензия, судороги, гидроцефалия, очаговые нарушения и др.).
   Как видите, такая классификация включает в себя самые разнообразные формы и клинические симптомы, но большинство из них имеет много общего: двигательные и чувствительные нарушения, гемипарезы и вялые парезы рук, асимметрия мышечного тонуса, врожденный гипотонус или гипертонус, синдром неспецифической вялости ребенка, опистотонус (судорожное сокращение разгибателей спины), судороги, угнетение или гипервозбудимость ЦНС, внутричерепная гипертензия, гиперестезия и т. д.
   Существует точка зрения, что рассматривать ДЦП только как результат осложнений в родах неверно. Некоторые формы моторной недостаточности (спастическая диплегия и тетраплегия, атонически-астатическая форма и атаксическая диплегия) могут являться наследственными заболеваниями. Нарушения двигательных функций могут быть не только в результате гипоксически-ишемической энцефалопатии, связанной с родовыми осложнениями и неврологической травмой. Имеются многочисленные медленно прогрессирующие дегенеративные заболевания ЦНС, которые генетически заложены от родителей и проявляются в результате нарушения метаболизма. Причиной его может быть обычный грипп. Анатомической основой многих случаев врожденной атаксии служит гипоплазия мозжечка и другие аномалии. Больного ребенка необходимо обследовать у специалистов в медико-генетической консультации [28, с. 39].
   Из причин патологии родов наиболее частой является слабость родовой деятельности, сопровождающаяся медикаментозной стимуляцией, быстрыми родами, экстренным кесаревым сечением и т. д. У детей с перинатальной патологией выявлена церебральная венозная дистония – слабость механизмов ауторегуляции сосудистого венозного тонуса, неустойчивость кровотока; асимметрия в позвоночных артериях. На спондилограмах определяется расширение межпозвонковых промежутков С1-С2 позвонков, смещения зубовидного отростка С2 в сторону смещения СЗ-С4-С5 позвонков кзади (кифоз) [29].
   Дети с поражением головного и спинного мозга плохо удерживают голову, поздно и с нарушениями начинают сидеть, стоять и ходить. Особенно трудно таким детям производить мани-пулятивные действия (точная или мелкая моторика). Нарушена согласованная работа групп мышц и формируются патологические позы и положения тела и конечностей (двигательные стереотипы).
   Во всех случаях характерной особенностью двигательных расстройств при ДЦП является зависимость нарушений движений в конечностях от положения головы ребенка [30, с. 8].
   Но не только двигательные церебральные расстройства могут быть у детей: «В результате патологических родов у новорожденного могут быть такие нарушения, как нейрогенный вывих бедра, сколиоз, косолапость, плоскостопие, а также наблюдаются нейрогенные дисфункции висцеральных органов, такие как синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости (тремор, мышечная дистония), снижение или повышение рефлексов (опоры или шагания), скованность, раздраженный, болезненный крик, паралич диафрагмы, клинически проявляющийся синдромом дыхательной недостаточности, верхним вялым парезом на стороне поражения; паралитические варианты кишечной непроходимости; срыгивания и рвота; спастические варианты дискинезии пищевода, выраженные нарушением акта глотания, дисфагией; ранние признаки шейного остеохондроза; нейрогенные дисфункции мочевого пузыря (энурез и др.) с развитием вторичных осложнений (обструктивный пиелонефрит, цистит и др.)» [31, с. 25–30].
   Кроме этого, существуют незаметные, не менее важные расстройства, которые могут проявить себя, когда ребенок начнет активно общаться с окружающими. Эти нарушения называются ранним детским аутизмом (autismus – нарушение связи с реальностью). Аутичный ребенок с самого рождения не обнаруживает потребности в контакте с матерью. Он как будто не замечает никого вокруг, не фиксирует взгляд на глазах взрослого, смотрит как бы «сквозь», у него застывший, неподвижный взгляд, не возникает комплекс «оживления», специфичных поз готовности при взятии на руки, нередко даже ощущается сопротивление с его стороны, напряжение. Отмечается вялость, апатия, беспричинный плач в периоде новорожденности и эмоционально-двигательное возбуждение с элементами импульсивности и некоторой агрессии во втором полугодии жизни. Ребенок проявляет отчетливую неприязнь к контактам, ласке, иногда, наоборот, наблюдается симбиотическая привязанность к матери. Отсутствует любознательность, инициативность, активность в освоении окружающего мира. Отсутствие эмоционального резонанса, холодность и безразличие даже к самым близким сочетаются с повышенной пугливостью, чувствительностью к резкому тону, громкому голосу, малейшему замечанию в свой адрес. Иногда при звуках музыки зажимает уши, кричит. Для нормального ребенка с первых дней рождения общение становится основной формой жизнедеятельности. Посредством общения ребенок учится воспринимать и осваивать окружающую действительность, формируется его эмоциональный отклик и соответственное поведение. Для аутичных детей типичны страхи: остаться одному в комнате, среди чужих, при этом нет страха темноты – ему нравится обстановка, лишенная сенсорных стимуляторов. Такие дети боятся бытовых шумов (лифт, пылесос и т. д.), определенных предметов (шланг, душ, зонт), боятся либо всего белого, либо всего черного, мягкого, пушистого. При этом у них может быть отсутствие чувства самосохранения (свешиваются за край коляски, выбегают на проезжую часть дороги). Такие дети чувствуют особое влечение к ритму (раскачивание, верчение предметов), любят быстрое ритмичное перелистывание страниц (к книге интерес больше, чем к игрушке). Двигаются на цыпочках, с широко расставленными руками, балансируют. Бег импульсивен – либо сидят неподвижно, либо бегут очень быстро. Движения недостаточно координированы. Речевые расстройства выражаются в слабой фазе лепета, употреблении необычных и малоупотребимых слов при неумении говорить обычные для этого возраста [32, с. 6–10].
   Несмотря на различные двигательные расстройства, люди даже с такой тяжелой формой заболевания, как детский церебральный паралич, обычно не страдают нарушениями интеллекта и способны к активной творческой жизни. Они нуждаются в поддержке и понимании окружающих. Такова, в общих чертах, проблема неврологических нарушений у детей.
   Итак, наиболее частыми причинами неврологических нарушений у новорожденных являются: 1. Гипоксические поражения ЦНС, церебральная ишемия; 2. Травматические повреждения нервной системы, случившиеся при неправильных акушерских манипуляциях: форсированное извлечение плода, избыточные боковые тракции или ротации туловища при фиксированной головке, неправильное выведение плечиков и головки, запрокидывание рук плода и др. Какие еще причины способствуют увеличению числа новорожденных с неврологическими нарушениями? Различные инфекционные болезни, особенно грипп, перенесенные матерью во время беременности, являются причинами преждевременных родов и роста перинатальных поражений ЦНС. Участились случаи урогенитальных заболеваний, вызванных такими возбудителями, как микоплазмы, хламидии и вирусы. Перенесенные и неизлеченные травмы пояснично-крестцового отдела, гестоз и узкий таз, ушибы во время беременности также относятся к неблагоприятным факторам, влияющим на нормальное течение родов. Активное медикаментозное вмешательство, которое врачи в связи с этим считают необходимым, отрицательно действует на развивающийся плод. Нерациональное применение лекарственных препаратов не улучшает течение беременности.
   При поступлении в родильное отделение будущая мать нуждается в психологической поддержке со стороны медицинского персонала. В тех случаях, когда этого не происходит, на фоне отрицательных эмоций у роженицы может нарушиться регуляция родового акта, дискоординация родовой деятельности и как результат – появление чрезмерно болезненных схваток [33, с. 104–111].
   Акушеры привычно прибегают к медицинскому обезболиванию, хотя во многих случаях можно обойтись и без него. Полная безвредность для матери и плода не доказана ни у одного лекарственного соединения.
   Обезболивающие и стимулирующие родовую деятельность лекарственные препараты быстро проникают через плацентарный барьер и отрицательно действуют на мать и ребенка. У матери это проявляется в ослаблении родовой деятельности. У ребенка угнетается дыхательный центр и повышается внутричерепное давление. При применении анестетиков и анальгетиков у матери во время беременности, родов и родоразрешении, у плода и новорожденного возникает токсическое поражение нервной системы, которое проявляется в виде синдрома возбуждения, повышенной реакции на внешние стимулы (тактильные, слуховые, световые и т. д.), судорог и синдрома лекарственной депрессии.
   Парентеральные и ингаляционные методы обезболивания в процессе родоразрешения (в том числе и при операции кесарево сечение) увеличивают риск развития нарушений ЦНС, вызывают ишемические и гипоксические изменения в головном мозге, брадикардию и гипотензию плода [34, с. 33–47]; [35, с. 127–43]; [36, с. 151–61]; [37, с. 1150–4].
   Ятрогенным (по вине врачей) срывом компенсаторно-приспособительных механизмов у новорожденных считаются внутричерепные кровоизлияния, гидроцефальный синдром, эпилепсия, глухота, которые могли быть предотвращены уменьшением введения лекарственных препаратов, травматические повреждения при неправильных акушерских пособиях, поспешность выведения плечиков, препараты, применяемые при лечении матери и профилактике недоношенности [38, с. 71–76].
   Благоприятное течение беременности во многом зависит от экологического состояния мест проживания беременных. Загрязнение окружающей среды и ослабление контроля за ее качеством ухудшают показатели здоровья, способствуют развитию перинатальной патологии, невынашиваемости беременности и аномалии родовой деятельности. На плод действуют такие неблагоприятные факторы, как химические соединения во внешней среде, связанные с промышленными и автомобильными выбросами, загазованность воздуха. Несовместимость матери и плода по резус-фактору или групповой принадлежности также могут отрицательно повлиять на течение беременности.
   Наиболее значимым фактором риска, способствующим рождению недоношенного новорожденного с перинатальным поражением центральной нервной системы и синдромом задержки развития плода, являются медицинские аборты в анамнезе женщин (66,3 %) [39, с. 16].
   Большую опасность для благоприятной беременности представляет курение. Если беременная женщина просто находится в прокуренном помещении, она подвергает плод табачному отравлению. Когда же курит сама женщина, ее ребенок, образно говоря, наглухо закупорен в наполненной никотином матке. Через 8-12 минут после выкуренной матерью сигареты сердцебиение эмбриона учащается до 150 ударов в минуту. Вместе с питательными веществами мать передает ему и табачные яды (никотин и бензидин) в довольно высоких концентрациях. Сначала они попадают в кровь младенца, затем накапливаются в головном мозге, печени и сердце. Постепенно развивается табачное отравление всего организма. Отсюда – внутриутробная задержка развития, преждевременное излитие околоплодных вод и отслойка плаценты, выкидыши, преждевременные роды и т. д. У ребенка замедляется формирование костей и страдает синтез белков, выше риск развития аутизма [40, с. 180–181].
   Психологическая напряженность и стресс не должны быть в семье, где ожидают ребенка. Еще в женской консультации при постановке на учет будущая мать может получить психологическую травму от неделикатного поведения врача и медперсонала, обязанностью которых является проведение психопрофилактической подготовки к родам, рекомендации по правильному режиму питания, труда и отдыха, выполнению упражнений для повышения физических возможностей организма. Упражнения для будущих матерей направлены на укрепление мышц диафрагмы, тазового дна и промежности, повышение упругости и эластичности брюшных стенок, устранение застойных явлений в малом тазу и нижних конечностях, а также усиления гибкости позвоночника и подвижности тазобедренных суставов. В то же время физические нагрузки надо дозировать, чтобы не было повышения тонуса матки и угрозы преждевременных родов.
   К сожалению, одностороннее развитие медицинских дисциплин с предпочтением использования лабораторных и инструментальных методов исследования все больше отдаляет врача от больного. Некоторые врачи не считают беременность физиологической нормой и предполагают патологию даже там, где ее может не быть.
   Положительный эмоциональный настрой будущей матери имеет особое значение для благоприятного течения беременности. При эмоциональных расстройствах в крови будущей матери накапливается избыточный дофамин, что приводит к внутриутробному подавлению тонических рефлексов плода и нарушению вследствие этого родового акта. Эмоциональные расстройства вызывают не только спазм сосудов головного мозга будущей матери, но и резко увеличенных сосудов матки, и тогда ишемические расстройства влияют отрицательно на формирование плода.
   Древние медики считали, что причины многих болезней скрываются в сознании в форме некоторых негативных эмоций, и это может затем проявиться в душе, уме и теле: «Не сохранять равновесия в сердце; много ненавидеть и мало любить; хранить в памяти старую неприязнь; некрасивые высказывания и злые слова – это болезнь». «Милосердие в действиях и гармония в сердце; соблюдение ритма в движениях и паузах; преодолевая гнев, сохранять любовь; спасать в беде, помогая в трудностях; искренне и с верой сочувствовать и утешать – это лекарство», – говорили китайские мудрецы [41]. Знаменитый философ и врач Авиценна еще тысячу лет назад писал, что беременные женщины должны избегать «слишком резких движений, прыжков и падений, удара, а также переполнения пищей и гнева» [42, с. 338].
   Древние индо-тибетские медики объясняли появление детских параличей несколькими причинами: 1) несоблюдением матерью гигиены; 2) неправильным проведением родов; 3) действиями «злых духов». Эти причины не потеряли своей актуальности и теперь, а что касается «злых духов», то давно известно, что так называются «злые помыслы, которые исходят из сердца» (Мф. 15, 19) при гневе, зависти и злости. В первых веках христианства для учеников Христа было равно: исцелять ли важнейшие болезни или изгонять духов. «От явлений злых духов человека избавляет ангел-хранитель, имя Иисуса Христа, молитва и пост» [43].
   Причины снижения показателей здоровья, функционального развития и двигательной подготовленности детей некоторые ученые связывают с ухудшением социально-экономических условий жизни, ухудшением оздоровительной и воспитательной работы с дошкольниками, плохой экологией, гипокинезией и проч. [44, с. 3].
   Среди прочих причин ухудшения здоровья детей имеется одна парадоксальная: именно прогресс медицинской науки, совершенствование методов акушерской и реанимационной помощи новорожденным, в том числе глубоко недоношенным, позволяет проводить успешную реабилитацию. Восстановление всех систем организма таких детей нуждается в кропотливой и длительной работе по уходу за ними. При начатом в первые недели жизни адекватном и систематическом восстановительном лечении от 60 до 80 % детей становятся практически здоровыми [45, с. 9].
   Даже тяжело больной ребенок для всех нормальных родителей является любимым и желанным, и они делают все возможное, чтобы малыш был здоровым и счастливым. «Надежда на возможное улучшение не имеет границ», – говорили классики медицины.
   Итак, приходим к выводу, что многочисленные нарушения во время неблагополучной беременности и родов, несмотря на различие их причин, приводят практически к одному результату: мы имеем поколение детей, с рождения отведавших горький вкус лекарств, так называемых нетипичных детей, многих из которых ждут детские дома, специализированные детские садики и школы-интернаты, пожизненная инвалидность, социальные, интеллектуальные и эмоциональные проблемы. В семьях таких детей затруднены взаимоотношения между близкими людьми, они нуждаются в помощи психолога и социального работника. Врачи, родственники, друзья и профессионалы должны помочь родителям нетипичных детей адаптироваться, создать чувство перспективы, научить их выйти из состояния стресса и сделать ребенка не предметом печали, а объектом своей любви. Но самая главная помощь в этой ситуации – не поддаваться панике и сделать все возможное для профилактики неврологического заболевания у ребенка.
   Для того чтобы убедиться в резервных возможностях нервной системы маленького ребенка и способности его организма восстанавливать нарушенные функции, давайте вспомним анатомию новорожденного.

2. АНАТОМО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ И КОМПЕНСАТОРНО-ПРИСПОСОБИТЕЛЬНЫЕ МЕХАНИЗМЫ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ НОВОРОЖДЕННЫХ

   Малыш не является уменьшенной копией взрослого, все его органы находятся в непрерывном процессе развития. С момента появления на свет новорожденному очень важно, как его анатомо-физиологические системы регулируют функционирование организма. Нервная система обеспечивает наилучшее приспособление организма к воздействию внешней среды и осуществление его реакций как единого целого. В течение всего первого месяца жизни все системы (костная, дыхательная, кровеносная, нервная, пищеварительная) продолжают «дозревать».
   В первый год жизни ребенка его психомоторные и нервно-мышечные функции меняются ежемесячно. По мере созревания высших мозговых центров исчезают многие безусловные рефлексы (рефлекс Бабинского, Бабкина, Моро, хватательный, поисковый, сосательный, шейный тонический, ходьбы и отдергивания).
   Фото 1
   Кожа новорожденных очень тонкая, нежная, богато снабжена кровеносными сосудами, легко смещается; эластична благодаря обильной подкожной жировой клетчатке; будучи обильно снабжена рецепторами, железами выделения и секреции выполняет важнейшие функции в организме. Поверхность кожи связана со всеми внутренними органами многообразными рефлекторными связями. В первые годы после рождения у детей происходит интенсивное увеличение инкапсулированных рецепторов, особенно сильно их число увеличивается на участках, подвергающихся давлению. При поглаживании включаются процессы выделения головным мозгом химического вещества бета-эндорфина, способного влиять на многие аспекты роста и развития новорожденного. Любое возбуждение, возникающее при раздражении того или иного рецептора, попадая в ЦНС, широко в ней распространяется. Иррадиация тем шире, чем сильнее и продолжительнее афферентное раздражение.
   Человеку свойственна потребность в прикосновениях, особенно маленькому ребенку, потому что в первые недели после рождения осязание является ведущим среди 5 чувств человека и имеет большое значение для всего последующего развития организма. Поэтому контакт матери с родившимся ребенком необходим в первые минуты появления на свет. Для этого новорожденного немедленно после родов выкладывают на живот матери, откуда он рефлекторно ползет вверх в поисках грудного молока. Когда младенец лежит на животе своей мамы, он чувствует своей кожей ее кожу, ощущает удары ее сердца и успокаивается. Кормление грудью вызывает выработку в организме матери окситоцина, который способствует нормальному полному отделению плаценты от стенки матки и является профилактикой кровотечений. Это пример физиологических родов в естественных природных условиях.
   Осязание является необходимым физиологическим стимулом организма, обеспечивает ему тактильный комфорт.
   Скелетная мышечная система у новорожденного анатомически сформирована и составляет 25 % от всей массы тела. Мышечные волокна очень тонкие, сокращения мышц слабые и вялые. Новые волокна не образуются, в процессе развития мышечная масса растет в основном за счет утолщения существующих мышечных волокон. Мышцы удлиняются за счет роста в зоне перехода мышечных волокон в сухожилие, где концентрируется наибольшее количество ядер. Между мышечными волокнами расположены кровеносные капилляры, связанные с мелкими внутримышечными артериями и венами. Иннервационный аппарат скелетных мышц в основном сформирован. Его единица – нервно-мышечное веретено.
   Костная ткань новорожденных содержит мало солей кальция, имеет порозное сетчатое строение, в ней много воды и мало плотного вещества, поэтому кости новорожденных отличаются упругостью, эластичностью и гибкостью. В связи с этим они легко деформируются. Но также легко им придать нужную форму, исправить, воздействуя на мышечно-связочный аппарат массажем, гимнастикой или специальными ортопедическими приспособлениями. Кости новорожденных имеют богатую сосудистую сеть, что способствует хорошему кровоснабжению и энергичному протеканию процессов, обеспечивающих рост. Большое количество хрящевой ткани постепенно замещается костной тканью, хрящ при этом разрушается (позвоночник маленького ребенка почти целиком состоит из хряща и не имеет изгибов, поэтому НИКАКИХ РУЧНЫХ МАНИПУЛЯЦИЙ НА ПОЗВОНОЧНИКЕ У НОВОРОЖДЕННЫХ НЕ ПРОИЗВОДИТЬ!) Кости разных отделов скелета завершают свое формирование в различное время. Окостенение позвоночника происходит постепенно и завершается к 20–25 годам. Утолщение кости происходит вследствие наложения нового костного вещества со стороны надкостницы.
   Надкостница – это соединительнотканная оболочка, через которую внутрь кости проникают сосуды и нервы. Для роста костей очень важен витамин А, при его недостатке происходит сужение сосудов надкостницы, и кость перестает расти.
   Кости черепа новорожденного тонки и гибки, закреплены эластичной соединительной тканью перемычек и перепонок и легко могут принять другую форму (например, когда ребенок лежит все время на одной стороне), хорошо выражен лобный (метопический) шов между двумя половинками лобной кости. Монолитная затылочная кость у детей до 3–6 лет состоит из соединения 4 частей: основной (базилярной), двух латеральных и затылочной чешуи.
   Большой родничок (2 × 2,5–3 см) расположен в виде ромба в теменной области по ходу швов на месте сближения двух половинок чешуи лобной кости и теменных костей новорожденного. В теменной области находится центр двигательного анализатора. Малый родничок находится на стыке между теменными и затылочными костями. Боковой передний родничок помещается в месте схождения лобной, теменной, основной и височной костей, а боковой задний – между затылочной и височными костями. Ко времени рождения малый и боковые роднички у большинства детей закрываются.
   Мягкие покровы головы у новорожденных отличаются тонкостью и нежностью, хотя подкожная жировая клетчатка развита довольно хорошо. Апоневроз очень тонкий. Толстая сочная надкостница сращена с черепом только по ходу швов, в других местах она легко отслаивается от костей. В мягких покровах черепа много сосудов, особенно венозных, которые анастомозируют с венами лица [46, с. 5–8].
   Лицевой отдел головы у новорожденных отличается слабым развитием костей, особенно нижней челюсти. Последняя состоит из двух половинок с недоразвитой альвеолярной частью, поэтому длина лица значительно меньше его ширины. Мышцы лица, как жевательные, так и мимические плохо развиты, тонки и мало дифференцированы. Артерии лица новорожденных начинаются ниже, чем у взрослых, мало изогнуты и более полого направлены вперед и вверх на лицо. Вены лица отличаются обилием анастомозов между собой и глубокими венозными сплетениями глазницы, крылонебной ямки. Лимфатические сосуды лица немногочисленны, ориентированы в сторону мочки уха и в поднижнечелюстную область. Глубокие лимфатические сосуды следуют к глубоким лимфатическим узлам, расположенным по ходу крупных кровеносных сосудов шеи.
   Височная ямка относительно мала, она заполнена слаборазвитой височной мышцей. Височная фасция состоит из 2 очень тонких пластинок. В височной области коры локализуется корковое представительство вестибулярного анализатора, отвечающего за перераспределение тонуса мышц, направленных на установление исходного положения тела.
   Шея имеет тонкие и рыхлые кожу, подкожную жировую клетчатку и фасции. В межфасциальных щелях и пространствах, окружая сосуды и нервы, залегает рыхлая жировая клетчатка, которая допускает значительное смещение органов, сосудов и нервов при движениях головой.
   Таз новорожденных состоит из отдельных, несросшихся костей. На поверхности подвздошной кости имеется суставная поверхность для сочленения с крестцом.
   Суставы новорожденных в большинстве подвижны в нескольких плоскостях, но изолированные суставные движения не свойственны ребенку раннего возраста. Коленный сустав сформирован еще не полностью и находится в состоянии сгибания. Мышечное напряжение и двигательные расстройства как следствие родовой травмы ухудшают кровоснабжение и иннервацию тканей. Напряжения в мышцах приводят к изменению в суставах – положение тела изменяется. Мышечные спазмы являются причиной блокирования суставов и приводят к ограничению движений. Блокирование в одном участке позвоночника вызывает функциональные напряжения в отдаленных областях. Наибольшее значение в этом смысле имеет блокирование в ключевых регионах: шейно-головном, шейно-грудном, грудо-поясничном, пояснично-крестцово-подвздошном [20, с. 60].
   Нервная система. У ребенка, получившего родовую травму, происходит задержка в развитии и созревании нервных клеток, что ведет к необратимым, как считают, нарушениям. Если ребенок с первых дней жизни не будет активно воспринимать окружающий мир, двигаться и общаться, тогда его мозг не будет постоянно загружен работой и прекратится приток нервных импульсов от двигательных центров коры больших полушарий мозга. Разовьются мышечная слабость, параличи, не сформируются автоматизмы восприятия и двигательной активности. Через некоторое время при утрате навыков движения погибнут нервные клетки, нарушится обмен веществ, трофика мышц, возникнут различные структурные и функциональные расстройства.
   Фото 2
   При рождении ребенок обладает двигательными автоматизмами (сосет грудь, сжимает кулачки и крепко держится за мамины пальцы, шагает, если поддерживать его в вертикальном положении, плавает в воде), которые со временем сменяются более совершенными. Так, автоматизм, обеспечивающий сгиба-тельное внутриутробное положение плода, после рождения мешает развитию движений рук и ног. Здоровый ребенок «забывает» его, а получивший травму надолго остается, как бы «замораживается» в этой ставшей уже ненужной позе эмбриона. В нервных клетках осуществляется интенсивный обмен веществ, для чего необходимы энергия и постоянный приток кислорода. Особенно чувствительны к недостатку кислорода клетки коры больших полушарий головного мозга. Кислородная недостаточность вызывает изменения в стволовых отделах мозга и ведет к обеднению нейронами, недоразвитию нервных клеток, к запустеванию сосудов микроциркуляторного русла в микросистемах ствола.
   Но природа, создавая нас, позаботилась о возможных нарушениях и предусмотрела саморегуляцию как метод восстановления организма.
   Компенсаторно-приспособительные механизмы нервной системы новорожденных.
   Через несколько часов после рождения у здорового новорожденного происходит быстрая нормализация неврологического статуса, несмотря на перенесенные перегрузки (гипоксия, нарушение оттока крови из полости черепа при повышении внутричерепного и внутригрудного давления, застойные явления в области правого сердца, которые носят защитный характер) [18, с. 7]. Однако о хорошем прогнозе детей группы риска можно говорить только спустя 6–9 месяцев и позже, когда по мере роста и созревания ЦНС начинают обнаруживаться мало-выраженные и незаметные вначале изменения нервной системы. При относительно негрубой травме позвоночных артерий включается компенсаторная система кровообращения из бассейна сонных артерий. Развитие детей, получивших такую травму, происходит нормально в первые годы жизни. В дальнейшем по мере роста ребенка увеличивается нагрузка на сосуды мозга, кровоснабжение становится недостаточным и под влиянием различных внешних факторов (резкие повороты, запрокидывание головы, дополнительные травмы шеи, головы, ушибы, физические перегрузки) происходит срыв компенсации, проявляющийся преходящими нарушениями мозгового кровообращения либо в бассейне непосредственно позвоночных артерий, либо – сонных артерий. Появляются головные боли, преходящие двигательные нарушения, внезапные парезы только в одной руке, речевые и зрительные расстройства. Развитие церебральных сосудистых нарушений является следствием натальной травмы шейного отдела позвоночника и может обнаружиться спустя несколько лет после ее получения в дошкольном и школьном возрасте.
   Особую опасность представляют патологические синкинезии и гиперкинезы – непроизвольные движения мышц тела, которые происходят спонтанно под влиянием разнообразных факторов (непроизвольное сгибание левой ручки при произвольном сгибании правой и т. п.; громкий звук, внезапный свет, неожиданное прикосновение). Синкинезия – это движение какой-либо части тела пациента, которое непроизвольно (автоматически) вызывается движением другой части тела (синхронность движения руки с движением разноименной ноги при беге и т. д.). Патологические синкинезии – непроизвольное сгибание левой или правой ручки лежащего на спине ребенка при произвольном (волевом) или силовом сгибании его правой ножки, или сгибание одной ручки за другой. Синкинезии увеличивают спастичность мышц. Деформируется походка. Тибиальный синдром – при сгибании в коленном суставе стопа и большой палец принимают положение максимального тыльного сгибания – в случае, если в синергии участвуют передние большеберцовые мышцы.
   Гиперкинезы – избыточные непроизвольные движения. С течением времени патологические позы и насильственные движения становятся устойчивыми навязчивыми стереотипами и препятствуют формированию целенаправленных действий, реакции равновесия и увеличивают спастичность мышц. Для подавления гиперкинезов выполняют упражнение – перекрестное движение конечностей – локоть-колено.
   Нервные клетки у ребенка, получившего травму мозга, способны самопроизвольно «переучиваться». Существуют нервные клетки, которые способны взять на себя работу утраченных клеток. У детей хорошо развиты компенсаторно-приспособительные механизмы сосудистой системы: коллатеральное кровообращение, эластичность сосудов, пластичность мозга и т. д. Путем физиологической внутриклеточной регенерации в центральной нервной системе происходит усиление работы клеток, соседних с погибшими, реиннервация структуры. Все большее число клеток исследователи относят к полифункциональным, работающим как синергисты-дублеры в системе гомеостаза (синергизм – совместная деятельность; гомеостаз – относительное постоянство внутренней среды). Например, клетки гладких мышц обладают не только сократительной функцией, но участвуют также в выработке волокнистых структур; тучные клетки продуцируют несколько совершенно различных биологически активных веществ.
   Нервные клетки головного мозга, подвергшиеся гипоксии, но не погибшие, не утрачивают (!) способности к дальнейшему развитию. Более того, поступившие повреждения инициируют восстановительные процессы, что объясняется высокой нейро-пластичностью мозга новорожденных [47, с. 7–13].
   Если мозг ребенка подвергается воздействию неблагоприятных факторов, нормальное взаимодействие между отдельными участками мозга нарушается, и патологические процессы фиксируются в долгосрочной памяти.
   Мозг обладает способностью запоминать устойчивое состояние и возвращаться к нему. Для здорового мозга это защитный механизм, для больного – адаптивный и также защитный, хотя в последнем случае это и устойчивое патологическое состояние. Трудно бороться с устойчивым патологическим состоянием, поскольку оно зафиксировано в долгосрочной памяти. Возможный способ предотвращения устойчивого патологического состояния заключается в активности. В дополнение к физической активности полезна устная речь [48, с. 168, 189].
   Одновременно с возникновением в мозге патологической системы активизируются структуры мозга, препятствующие развитию патологических процессов. В мозге развиваются защитные реакции, активируются структуры, неспецифически повышающие устойчивость нервной системы к внешним патогенным воздействиям, а также структуры, подавляющие формирование патологических процессов. К наиболее частым и существенным факторам риска возникновения патологических состояний высшей нервной деятельности относятся длительная гипокинезия, т. е. снижение двигательной активности, травмы мозга, расстройства нервной системы. На первом месте среди них – мышечная гипокинезия [49, с. 4–5].
   В основе механизмов, направляющих развитие организма, лежит двигательная активность, которая улучшает миелинизацию нервных волокон и повышает их возбудимость. Активность мышц во время выполнения массажа и пассивных физических упражнений для новорожденных обеспечивается механическим воздействием на рецепторы и является тем фактором, который по принципу обратной связи влияет на функционирование структуры и функций нервной системы, а она, в свою очередь, направляет рост и развитие мышц.
   При деятельности мышц (растяжении и сокращении), сухожилий и суставов от рецепторов мышц – сухожильных рецепторов Гольджи в ЦНС поступают вторичные афферентные (приносящие, центростремительные) импульсы, которые вносят постоянные поправки в осуществляющийся рефлекторный акт и обеспечивают наиболее тонкое приспособление организма к внешним воздействиям.
   Афферентные импульсы, приходящие почти ото всех рецепторов тела, поддерживают активное состояние ретикулярной формации, которая оказывает влияние на двигательные спинно-мозговые рефлексы (ретикулярная формация расположена во всех отделах мозгового ствола в виде скопления нейронов, волокна которой густо переплетены между собой в разных направлениях) [45, с. 17].
   Морфофункциональное развитие двигательных центров головного мозга в пре– и постнатальный период происходит под воздействием поступающей афферентации, так же, как и развитие всего мозга в целом. Основной структурой, воспринимающей афферентную импульсацию, особенно на первых этапах развития мозга, является ретикулярная формация ствола и специфические и неспецифические ядра зрительных бугров. Развитие двигательной системы происходит в процессе самого двигательного акта, на основе обратной афферентации, определяющей и контролирующей совершаемый двигательный акт и его адаптивные возможности. У детей, подвергшихся в перинатальном периоде жизни различного рода вредным воздействиям, развитие мозга идет патологическим путем, а, следовательно, патологическим путем будет формироваться и его моторика.
   Рецепторы – многочисленные нервные окончания, которые находятся в коже, мышцах, фасциях, сухожилиях и на суставных поверхностях костей, дают представление о температуре окружающей среды, прикосновениях, положении тела в пространстве, механических повреждениях, состоянии мышц и сухожилий, внутренних органов, сосудов и т. д.
   Чтобы включить механизмы саморегуляции организма ребенка, необходимо вовлечь в работу как можно большее число рецепторов, а это достигается с помощью общего массажа и применением не только приемов легкого поглаживания, но и глубокого разминания надкостницы, растягивания и сжимания мышц и сухожилий, чтобы проприорецепторы, расположенные в недоступных для пальпации суставах, также получали внешние раздражители и передавали нервные импульсы в ЦНС, где осуществляется анализ и синтез информации и возникает ответная реакция.
   Проводящие пути кожного анализатора созревают раньше других. Поэтому ребенок с первых недель и месяцев жизни наиболее доступен воздействию через кожный анализатор. Тактильный раздражитель, которым является массаж, вызывает не только эмоциональные, голосовые, но и двигательные реакции, расслабляет мимические мышцы. Под влиянием массажа с кожи по нервным путям в кору головного мозга направляются бесчисленные потоки импульсов, которые оказывают тонизирующее влияние на ЦНС и улучшают ее функцию – контроль над работой всех систем органов и адаптацию организма к внешней среде. Растирание рефлекторных точек на поверхности тела способствует изменению функциональных возможностей мышц.
   Массаж как прекрасный метод саморегуляции организма особенно важен для новорожденных, получивших родовую травму, так как в первую очередь он улучшает кровоснабжение тканей и нарушенную иннервацию, как местного характера, так и центрального происхождения, которые сопровождают травматическое повреждение тканей. Благодаря высокой пластичности развивающегося мозга у детей чаще, чем у взрослых, возможен благоприятный исход даже после тяжелых клинических вариантов черепно-мозговой травмы [50].
   Анализ анатомо-физиологических особенностей новорожденных позволяет нам с большой долей оптимизма решать проблему неврологических нарушений.
   1. Массаж и пассивные физические упражнения как методы интенсивного улучшения кровообращения и нервной импульсации помогут восстановить поврежденные структуры организма новорожденного, так как включение максимального числа рецепторов в рефлекторно-двигательную активность способствует образованию устойчивых рефлекторных связей, улучшают кровообращение и трофику тканей.
   2. Устойчивые рефлекторные связи обеспечивают согласованную работу нервной системы и создают хорошие условия для саморегуляции организма новорожденного.
   3. Нарушения в виде мышечных контрактур и суставных блоков, которые препятствуют прохождению нервных импульсов и вызывают двигательные расстройства, встречаются в ключевых регионах – шейно-головном, шейно-грудном, грудо-поясничном, пояснично-крестцово-подвздошном. Учитывая пластичность и гибкость тканей новорожденного, его возможности исправлять деформации мышц и суставов, легко придавать им нужную форму, мы имеем хорошие условия для максимального улучшения состояния нейро-мышечного и опорно-двигательного аппарата ребенка только ручными методами, применяя массаж и физические упражнения.
   Вы поможете ребенку стать здоровым,
   потому что:
   1. Мы знаем, что, несмотря на многообразие клинических проявлений неврологических нарушений у детей, у них почти всегда имеется общее, чего не может отрицать никто – асимметрия туловища, и нашей задачей будет устранение этой асимметрии на всех уровнях – начиная от суставов головы и мышц лица до суставов и мышц всего тела, включая последнюю фалангу каждого мизинца.
   2. Мы знаем, что устранить мышечные спазмы и суставные блоки при гипертонусе или, наоборот укрепить ослабленный мышечно-связочный аппарат при гипотонии возможно из-за благоприятных анатомо-физиологических особенностей организма у маленьких детей, которые хорошо реагируют на корригирующие прикосновения. 3. Мы готовы решить эту задачу, потому что нам известны ключевые зоны, где чаще всего встречается мышечное напряжение и блоки. Для восстановления симметрии тела ребенка необходимо уравновесить все группы мышц, особенно околопозвонковую мускулатуру, а также соотношение различных частей тела. Необходимо добиться того, чтобы каждый сустав тела, будь то шейный позвонок или голеностопный сустав, выполняли свою амплитуду движений в полном объеме, как положено по его природе, а ослабленные мышцы и сухожилия укрепились и поддерживали суставы в необходимом для развития ребенка тонусе.
   В молитве Преподобному Иакову Железноборовскому, которому в старину молились от паралича, есть такие замечательные слова: «Восставь их, укрепи суставы их и на стезю добра немоществующих направь»!

3. РАННЯЯ ДИАГНОСТИКА И КОРРЕКЦИЯ ДВИГАТЕЛЬНЫХ НАРУШЕНИЙ У ДЕТЕЙ С РОЖДЕНИЯ ДО 6 МЕСЯЦЕВ

   «Через несколько недель после родов или при первых попытках к стоянию или ходьбе у ребенка обнаруживается своеобразная тугоподвижность ног, сдвигание их вместе или же неловкая походка. Ходить дети вообще научаются поздно. При этом туловище ребенка несколько наклонено вперед и малоподвижно, руки прижаты к нему, ноги повернуты вовнутрь, малоподвижны в тазобедренном суставе, ребенок передвигается на носках таким образом, что ставит ногу вперед, не поднимая стопы, а просто волоча ее и производя телом вращательное движение в другую сторону.
   Фото 3
   В резко выраженных случаях бедра перекрещиваются при ходьбе, ребенок передвигается вперед как бы толчками. Мышцы ног при ощупывании ригидны, бедренные, коленные и голеностопные суставы находятся в большей или меньшей степени контрактуры… Всегда имеется повышение рефлексов. Необычайно часто встречается косоглазие, затрудненные речь и глотание, хореоатетотические движения» [51, с. 391–392].
   Фото 4
   Вот такие симптомы двигательных нарушений представлены в медицинском пособии для врачей и студентов начала XX века. Подобную картину часто наблюдают врачи и в наши дни.
   Фото 5
   Ранняя диагностика неврологических нарушений у детей очень трудна, иногда даже опытным специалистам трудно отличить неврологическую симптоматику от ортопедической.
   В нашей стране и за рубежом разработано много тестов для контроля за нервно-психическим развитием детей и состоянием опорно-двигательного аппарата, однако они существуют вне связи друг с другом, их сравнительный анализ показывает, что они дополняют друг друга, но не дают полной информации о здоровье ребенка. В основном тесты отражают развитие общих движений, двигательных реакций, общей грубой моторики, цепной симметричный рефлекс; развитие речи (голосовые реакции), движения руки (хватание), зрительные и слуховые реакции (сенсорное развитие, восприятие), социальное поведение – взаимооповещение, социализация, адаптивные реакции, коммуникабельность, эмоциональное развитие, взаимоотношения со взрослыми и детьми и т. д. [52, с. 31–43].
   Однако есть необходимость в быстрой и своевременной диагностике детей группы риска, а именно: недоношенных детей, перенесших трудные роды, получивших по шкале Апгар низкую оценку, родившихся у матерей с патологией беременности и родов, в асфиксии, имеющих неврологические расстройства в ранний период новорожденности (нарушения мышечного тонуса, угнетение безусловно-рефлекторных реакций, тремор, судороги, частые срыгивания после кормления и т. д.). Эта методика должна быть доступна и проста для медицинских работников, осуществляющих уход за новорожденными, врачей детских поликлиник, осуществляющих патронаж в первые недели жизни ребенка, специалистов по ЛФК и массажу, а также родителей, больше всех заинтересованных в здоровье малыша.
   Когда ребенок попадает на стол к массажисту, у него, как правило, есть направление на массаж от врача. В направлении указан диагноз, обычно это перинатальное поражение ЦНС, синдром двигательных нарушений, гипертензионно-гидроцефальный синдром, перинатальная энцефалопатия, угрожаемый по церебральной патологии, парезы верхних или нижних конечностей и т. д. Результаты диагностических исследований могут указывать на смещение срединных структур мозга, асимметрию или увеличение желудочков мозга, внутричерепную гипертензию и т. д.
   
Купить и читать книгу за 135 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать