Назад

Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Ночной эфир

   Силла О’Роарки, успешная ведущая ночного эфира на радио, становится жертвой угроз телефонного маньяка. Не придав поначалу звонкам особого значения, девушка через некоторое время вынуждена обратиться в полицию с просьбой о помощи. Назначенный в защитники Бойд Флетчер влюбляется в Силлу и делает все возможное, чтобы завоевать ее, но она, пережив гибель родителей и боясь новых потерь, не желает строить серьезные отношения, хотя и чувствует, что в глубине души зарождается ответное чувство.


Нора Робертс Ночной эфир

   Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

Глава 1

   – Итак, для тех, кому не спится, сообщаю – время приближается к полуночи, и вы слушаете радио Кей-эйч-ай-пи. Готовьтесь – прямо сейчас пять хитов подряд. С вами Силла О’Роарки. Люблю.
   Ее голос, теплый, богатый оттенками и переливами, напоминал дорогой виски. Это было первое, что приходило на ум. Низкий, глубокий, с едва заметными нотками южного акцента, словно созданный для радиоэфира. Каждый мужчина в Денвере, слушающий сейчас эту волну, был уверен – она обращается к нему, и только к нему.
   Силла повернула ручку и запустила первый из обещанных хитов. Музыка заполнила студию. Силла вполне могла бы снять наушники и подарить себе три минуты двадцать две секунды тишины, но она предпочитала музыку. И это было одной из причин ее успеха на радио.
   Второй причиной был голос. Свою первую работу – на маленькой низкобюджетной радиостанции в Джорджии – Силла получила, не имея ни опыта, ни резюме. Она заявилась туда, держа в руках лишь новехонькое свидетельство об окончании школы. И полностью осознавала, что место ей дали только благодаря голосу. Ну и еще благодаря тому, что она соглашалась трудиться за копейки, беспрекословно варила кофе и вдобавок работала за администратора. Теперь, спустя десять лет, Силла могла похвастаться не только голосом, было у нее в активе кое-что еще, но все равно голос часто оказывался решающим фактором при приеме на работу.
   Она так и не нашла времени, чтобы осуществить свою мечту – стать настоящим дипломированным журналистом. Но зато научилась разбираться в аппаратуре, читать новости, брать интервью и исполнять обязанности программного директора. У нее была поистине энциклопедическая память на песни и имена исполнителей. За десять лет радио стало для нее родным домом. И Силле это нравилось.
   Кокетливая, веселая и беззаботная Силла в эфире странно не соответствовала Силле настоящей – упорной, организованной и целеустремленной, той, что спала не более шести часов в сутки и частенько ела на ходу. Слушатели считали, что Силла О’Роарки – сексуальная красотка, которая только и делает, что тусуется со знаменитостями и ведет гламурный образ жизни. На самом деле она проводила по меньшей мере десять часов в день на радиостанции или моталась куда-нибудь опять же по делам радиостанции, оплачивала обучение своей младшей сестры в колледже и уже два года у нее не было ни единого свидания.
   Да и к чему они ей.
   Силла отложила наушники в сторону и сверилась со своим планом. Начинался следующий пятнадцатиминутный блок. Время ставить еще одну песню из десятки лучших. В студии было тихо. Только Силла, ночь и пульт с разноцветными огоньками и кнопками перед ней. Это она любила больше всего.
   Придя на радио Кей-эйч-ай-пи в Денвере шесть месяцев назад, Силла попросила дать ей именно эту смену – с десяти вечера до двух ночи. Обычно в это время в эфир выпускали какого-нибудь новичка. Силла, успешный диджей с десятилетним опытом за плечами, могла бы претендовать на прайм-тайм. Но она всегда предпочитала ночь. И известность за последние пять лет ей принесли именно эти ночные эфиры.
   Ей нравилось одиночество. Ей нравилось чувствовать связь с теми, кто не спит в эти часы, разговаривать с ними, дарить им музыку.
   Не отрывая взгляда от часов, Силла надела наушники. Хит номер четыре заканчивался. Во время вступления к следующей композиции Силла успела назвать частоту радиостанции и телефон прямого эфира. Дальше будут новости, а затем начнется ее самая любимая часть программы. Звонки радиослушателей.
   Силла любила, когда на телефонном аппарате загоралась лампочка и звучал чей-нибудь голос. На пятьдесят минут она словно уносилась из студии. Эти звонки были доказательством того, что ее слушают настоящие люди, у которых настоящая жизнь, настоящие проблемы и радости.
   Она закурила и откинулась на спинку своего крутящегося стула. Еще несколько секунд тишины.
   Спокойной и умиротворенной Силла отнюдь не была. И вряд ли ее можно было назвать неотразимой роковой красавицей, хотя ее завораживающий голос рисовал именно такой образ. Для этого она была слишком энергичной, даже, может быть, немного нервной. Ее длинное стройное тело всегда было словно натянутая струна. Ногти Силла не красила и губы тоже – на маникюр и макияж катастрофически не хватало времени. Темно-карие глаза, длинные шелковистые ресницы – достались в наследство от отца, вечного фантазера и мечтателя. Нежная фарфоровая кожа и при этом четкие, даже резковатые черты лица. И вдобавок копна черных неуправляемых кудрей, которые она то закалывала, то безжалостно скручивала в узел, а то просто отбрасывала назад. В зависимости от разного типа наушников.
   Время вышло. Силла затушила сигарету, глотнула воды и включила микрофон. Загорелся зеленый огонек – прямой эфир.
   – Эта песня посвящалась всем влюбленным. И не важно, находится ли любимый человек этой ночью рядом с вами или нет. Оставайтесь с нами. Это Силла О’Роарки. Мы в Денвере, и вы слушаете радио Кей-эйч-ай-пи. Я скоро вернусь.
   Силла запустила рекламный блок и подняла голову.
   – Привет, Ник. Как жизнь?
   Ник Питерс, студент, проходящий на радиостанции практику, сдвинул на лоб очки в темной оправе и ухмыльнулся:
   – Сдал экзамен по литературе. Я суперас.
   – Поздравляю. Молодец, так держать. – Силла осторожно взяла кружку с дымящимся кофе, которую принес Ник, и благодарно улыбнулась. – Как там на улице? Снег еще идет?
   – Кончился час назад.
   Силла немного расслабилась. Она беспокоилась о Деборе, своей младшей сестре.
   – На дорогах, наверное, кошмар?
   – Да нет, все не так плохо. Принести тебе чего-нибудь к кофе?
   Она мимолетно улыбнулась и покачала головой. Голова ее была, как всегда, занята миллионом разных проблем. И как всегда, Силла не заметила, с каким обожанием смотрит на нее Ник.
   – Нет, спасибо. Но ты можешь побаловать себя черствыми пончиками, если что. Там где-то были.
   Силла нажала на кнопку и снова склонилась к микрофону. Ник не мог отвести от нее взгляда. Он знал, что это глупо. Знал, что шансов у него нет. И все же был безумно, безнадежно, отчаянно влюблен в Силлу. Для него она была самой красивой девушкой в мире. Девчонки в колледже по сравнению с ней казались бестолковыми и неуклюжими. Такой, и только такой должна быть настоящая женщина. Сильной, успешной, сексуальной. Вот только она едва ли замечает его. А если и замечает, то безразлично-дружелюбно улыбается и смотрит словно сквозь него.
   Уже больше трех месяцев он собирался с духом, чтобы пригласить Силлу на свидание. И представлял себе, каково это – когда Силла целый вечер смотрит исключительно на тебя и говорит только с тобой.
   Силла же абсолютно ни о чем не догадывалась. Если бы она каким-то образом узнала, что Ник влюбился в нее по уши, то вряд ли почувствовала бы себя польщенной. Скорее это бы ее позабавило. Нику исполнилось двадцать один. Он был на семь лет моложе ее по паспорту и на целую вечность во всех других отношениях. Впрочем, он ей нравился – был ненавязчив, неглуп, не боялся перетрудиться и работал сверхурочно, если было нужно.
   За эти несколько месяцев Силла привыкла к тому, что перед уходом Ник всегда приносит ей кофе. И ей нравилось пить его в совершенном одиночестве.
   Ник взглянул на часы.
   – Ну... мм... увидимся завтра?
   – А? Ну конечно. Спокойной ночи, Ник.
   Не успел он закрыть за собой дверь, как Силла уже забыла о его существовании. Она нажала кнопку на пульте.
   – Кей-эйч-ай-пи. Вы в эфире.
   – Силла?
   – Да, слушаю вас! Как вас зовут?
   – Меня зовут Кейт.
   – Откуда вы к нам дозвонились, Кейт?
   – Из дома. Ну то есть из Лейквуда. Мы живем в Лейквуде. Мой муж – водитель такси. Он работает в ночную смену. Мы каждый вечер слушаем вашу программу. Не могли бы вы поставить «Чувство легкости»? Для Кейт и Рэя.
   – Обязательно, Кейт. Продолжайте поддерживать огонь в семейном очаге. – Следующая кнопка. – Кей-эйч-ай-пи. Вы в эфире.
   Все шло как обычно. Силла принимала звонки и старательно записывала названия песен и имена тех, кому они посвящались. От пола до потолка студию заполняли полки, забитые альбомами, пластинками и CD-дисками – все тщательно разобранное и помеченное, так, чтобы легко и быстро можно было найти то, что нужно. Силла собиралась ответить еще на несколько звонков. Затем она прервется на рекламу и сможет немного перевести дух перед следующим музыкальным блоком.
   Некоторые из звонивших были постоянными слушателями. С ними Силла обычно пару минут разговаривала. Некоторым просто было нестерпимо одиноко – они звонили, чтобы только услышать чей-нибудь голос. Иногда попадались психи. В таких случаях Силла, как правило, переводила все в шутку или попросту отключала звонок. Много лет она в прямом эфире беседовала с радиослушателями, и ни разу ей не стало скучно.
   Ей это очень нравилось. Болтать с незнакомцами, обмениваться с ними шутками, смеяться. Здесь, в крошечной студии, это было легко. Совсем не как в обычной жизни. Лицом к лицу она бы так не сумела. Но, слыша ее голос, никто и подумать не мог, что она стесняется или не уверена в себе.
   – Кей-эйч-ай-пи. Вы в эфире.
   – Силла?
   – Да! Не тушуйтесь, говорите! Как вас зовут?
   – Это не важно.
   – Как скажете, мистер Икс. – Силла вытерла внезапно вспотевшие ладони о джинсы. Интуиция подсказывала ей, что с этим звонком будут нешуточные проблемы. Палец Силлы замер на кнопке семисекундной задержки прямого эфира. – Какую песню вы хотите услышать?
   – Я хочу, чтобы ты заплатила, шлюха. Я заставлю тебя заплатить. И когда я закончу, ты еще скажешь мне спасибо, что теперь я наконец-то убью тебя. Не забывай об этом.
   На мгновение Силла застыла от ужаса, но тут же мысленно дала себе пинка и сбросила звонок, прервав поток непристойностей на полуслове. Собрав все силы, чтобы не разрыдаться, она овладела голосом и бодро произнесла:
   – Ого. Похоже, кто-то сегодня немного не в настроении. Послушайте, офицер Маркс, если это были вы, – я, честное слово, оплачу квитанции за парковку. Я клянусь. А эта песня прозвучит для Джойс и Ларри.
   Она включила Брюса Спрингстина, откинулась на спинку стула и трясущимися руками сняла наушники.
   Как глупо. Силла потянулась за следующей пластинкой. После стольких лет работы радиоведущей до полусмерти испугаться какого-то ненормального. Редкий прямой эфир проходил хотя бы без одного подобного звонка. Силла научилась справляться с сумасшедшими и агрессивными, с теми, кто угрожал, и с теми, кто делал ей непристойные предложения. Не менее ловко, чем она управлялась со звукорежиссерским пультом.
   «У меня такая работа», – напомнила она себе. Это всего лишь часть работы. Тем более что работать приходится по ночам, когда психи, как правило, активизируются.
   Но все равно Силла невольно взглянула в сторону двери. Там, за затемненными стеклами студии, не было никого. Только тускло освещенный коридор и тишина. Не спасал и толстый свитер: она почувствовала, что дрожит. Одна. Абсолютно одна.
   Здание заперто, твердо сказала себе Силла и поставила следующую песню. Сигнализация включена. Если она вдруг сработает, через пару минут тут будет лучшее полицейское подразделение Денвера. Здесь безопасно, как в банковском сейфе.
   Но, глядя на мигающую лампочку на телефоне, Силла никак не могла унять дрожь.
* * *
   В воздухе остро и свежо пахло снегом. Стояла морозная мартовская ночь. Силла немного опустила стекло в машине и включила радио на полную громкость. Холодный ветер и музыка ее успокаивали.
   Дебора конечно же еще не спит. Ждет ее возвращения. Силла свернула на подъездную дорожку к дому, который купила всего шесть месяцев назад, и испытала одновременно облегчение и досаду, увидев, что во всех окнах горит свет.
   Плохо, что Дебора беспокоится за нее и не спит. И в то же время очень кстати. Эта тихая улочка в пригороде кажется сейчас такой безлюдной, а сама она так напугана, что... Силла повернула ключ в замке зажигания. Мотор затих. Спокойный приятный баритон Джима Джексона, ведущего ночного эфира, тоже. Тишина наступила так внезапно, что сердце Силлы едва не выскочило из груди от страха.
   Ругая себя на все лады, она хлопнула дверцей машины, и, придерживая пальто под порывом внезапно налетевшего ветра, взбежала по ступенькам. Дебора встретила ее у дверей.
   – Эй, по-моему, у тебя завтра лекция в девять часов. – Силла стащила пальто и сунула его в шкаф. В доме пахло горячим шоколадом и полиролью для мебели. Она вздохнула. Дебора всегда затевает уборку, когда нервничает. – Почему ты до сих пор не спишь?
   – Я слушала твой эфир. Силла, этот человек...
   – Ну что ты, детка, перестань. – Силла повернулась и притянула Дебору к себе. Ей иногда казалось, что сестренке все еще двенадцать лет. Особенно сейчас, когда на ней этот белый махровый халатик. Силла любила ее больше всех на свете. – Всего-навсего безобидный шизик, каких в мире полным-полно.
   – Он вовсе не безобидный, Силла.
   Силла обняла Дебору за плечи и заглянула ей в лицо. Дебора была на несколько дюймов ниже. Они были немного похожи – и у той и у другой был красивый, чувственный и упрямый рот. Но у Деборы черты лица мягче, нежнее, а глаза ярко-синие. Впрочем, ресницы тоже длинные и густые. Сейчас она смотрела на старшую сестру с тревогой и страхом.
   – Мне кажется, ты должна обратиться в полицию.
   – В полицию? – Почему-то эта мысль вообще не приходила Силле в голову. От неожиданности она даже рассмеялась. – Один непристойный звонок, и я уже бегу в полицию. Так, по-твоему, должна поступать современная женщина? За кого ты меня принимаешь?
   Дебора засунула руки в карманы халата.
   – Это не шутки, Силла.
   – Ну хорошо. Это не шутки. Но, Деб, мы обе прекрасно знаем, что полиция в данном случае практически бессильна. Один-единственный звонок, прямой эфир. Это мог быть кто угодно. Что они могут сделать?
   Дебора вздохнула и отвернулась.
   – В его голосе была настоящая ненависть. Я испугалась.
   – Я тоже.
   – Ты? Ты никогда ничего не боишься. – Дебора коротко и немного напряженно рассмеялась.
   «Я всегда боюсь», – подумала Силла, но заставила себя улыбнуться в ответ.
   – В этот раз и я испугалась. Я так оторопела, что даже забыла нажать на паузу и пустила все это в прямой эфир. – Силла мимоходом подумала, что ей завтра скажет начальство по поводу этого ляпа. – Но он не перезвонил, а это значит, что все ограничится одним разом. Иди спать. – Она погладила Дебору по пышным темным волосам. – Тебе никогда не стать лучшим юристом в Колорадо, если будешь вот так всю ночь напролет мерить шагами комнату.
   – Я пойду, если ты пойдешь.
   Силла знала, что пройдет еще как минимум несколько часов, прежде чем ее нервы успокоятся и она сможет уснуть. Она обняла Дебору:
   – Договорились.
* * *
   В комнате было темно. Горели лишь несколько ароматических свечей. Ему нравилось их слабое мерцание и завораживающий таинственный запах. Небольшая комната была забита памятными для него вещами – трофеями из прошлого. Письма, фотографии, несколько фарфоровых статуэток животных, ленточки, выцветшие от времени. Длинный острый охотничий нож покоился у него на коленях. Лезвие тускло поблескивало в дрожащем пламени свечей. На вышитой накрахмаленной салфеточке рядом лежал хорошо смазанный револьвер сорок пятого калибра.
   В руках он держал фотографию в рамке из розового дерева. Он подолгу смотрел на нее, разговаривал с ней, обливал слезами. Только этого человека он и любил за всю свою жизнь. И что осталось? Лишь фотография, которую он прижимал к груди.
   Джон. Невинный, доверчивый Джон. Обманутый женщиной. Преданный женщиной. Использованный женщиной.
   Он раскачивался на стуле. Любовь и ненависть в его голове сплелись в тугой комок. Она заплатит. Заплатит самую высокую цену. Но сначала он заставит ее страдать.
* * *
   Звонки повторялись каждую ночь. Один звонок за смену. К концу недели нервы Силлы были вымотаны до предела. Шутить на эту тему она больше не могла – ни в эфире, ни в жизни. Спасало ее единственное – она научилась узнавать этот голос, жуткий, хриплый, полный ярости, и успевала отключить линию уже после пары слов.
   Силла отключала линию и сидела, леденея от ужаса, что он может перезвонить, зная, что он где-то там, по другую сторону мигающих лампочек, ждет своего часа, готов мучить ее еще и еще.
   Что она сделала?
   Запустив в 2.00 в эфир новости и рекламный блок, Силла оперлась локтями о стол и уронила голову на руки. Она вообще спала неважно, а за последнюю неделю ей удалось поспать всего несколько часов. И это начинало сказываться на нервах и внимании.
   Что она сделала?
   Этот вопрос не давал Силле покоя. Что такого она могла сделать, чтобы вызвать подобную ненависть? А в голосе звонившего была настоящая, неприкрытая ненависть. Она знала, что иногда бывала с людьми резка, нетерпелива. Случалось, что и невнимательна, равнодушна. Но никогда и никого она не обижала намеренно. За что же она должна заплатить? Почему этот незнакомец хочет отомстить именно ей? Какое преступление, настоящее или вымышленное, она совершила?
   Краем глаза Силла заметила какое-то движение в коридоре. Мелькнула чья-то тень. Мгновенно ее затопила паника, она вскочила, больно ударившись бедром о край стола. Незнакомец звонил всего десять минут назад. Его голос все еще звучал у нее в ушах. Все тело Силлы напряглось, во рту пересохло. Ручка двери медленно повернулась.
   Все. Бежать некуда. Сжав кулаки, она приготовилась защищать свою жизнь.
   – Силла?
   С колотящимся сердцем Силла опустилась на стул, проклиная расшалившиеся нервы.
   – Марк, это ты.
   – Извини. Кажется, я тебя напугал.
   – Не слишком. Всего лишь до полусмерти. – Силла с усилием улыбнулась.
   Марк был директором радиостанции. Мужчина около тридцати, совершенно неотразимый. Темные, стильно уложенные волосы делали его загорелое гладкое лицо моложе и еще привлекательнее. Одет он был, как всегда, безупречно модно. – Что ты здесь делаешь так поздно?
   – Знаешь что, пора нам уже сделать что-нибудь с этими звонками.
   – Всего пару дней назад на летучке мы уже обсуждали этот вопрос. Я же сказала...
   – Да. ты сказала. Ты много говоришь, Силла. Это твоя привычка.
   – Я не собираюсь уходить в отпуск. – Силла взглянула Марку в глаза. – Мне некуда ехать.
   – Всем есть куда ехать. – Он поднял ладонь, отметая все возражения. – Я больше не желаю с тобой спорить. Я твой босс. Знаю, тебе нелегко это понять, но все же постарайся.
   Она потянула воротник свитера.
   – Что ты собираешься сделать? Уволить меня?
   Марк и не догадывался, что она напряженно и с замиранием сердца ждет его ответа. Хотя они работали вместе уже несколько месяцев, он знал Силлу не настолько близко, чтобы понимать: она на удивление не уверена в себе. Пригрозив, он легко мог бы согнуть ее. Марк знал единственное – программа Силлы вдохнула в радиостанцию новую жизнь. Рейтинги зашкаливали.
   – Мне это пользы не принесет, и тебе тоже. – Силла едва слышно выдохнула. Марк положил руку ей на плечо. – Слушай, Силла, я о тебе беспокоюсь. Мы все беспокоимся.
   Это ее тронуло и, как обычно, удивило.
   – Он ничего не делает. Только говорит. – Пока. Силла подкатилась на стуле к пульту и приготовилась запустить следующую песню.
   – Я не собираюсь сидеть и слушать, как какой-то псих угрожает моим сотрудникам. Я позвонил в полицию.
   Силла подскочила на стуле.
   – Черт возьми, Марк! Я же сказала тебе...
   – Да, ты сказала. – Он улыбнулся. – Давай не будем начинать сначала. Ты мой наиценнейший сотрудник. И я думал, мы друзья.
   Она снова села и немного попинала стул ногой.
   – Конечно, друзья. Сейчас, погоди. – Она включила микрофон и снова вышла в эфир. Объявила название радиостанции, частоту и произнесла подводку к следующей песне. Затем показала Марку на часы. – У тебя есть три минуты пятнадцать секунд, чтобы убедить меня, что это было действительно необходимо.
   – Это очень просто, Силла. То, что вытворяет этот парень, – противозаконно. Зря я позволил уговорить себя и тянул с этим так долго.
   – Если мы не будем обращать на него внимания, он исчезнет сам собой.
   – Твой способ не работает. – Он снова положил руку ей на плечо, разминая напряженные мышцы. – Поэтому попробуем мой. Либо ты соглашаешься пообщаться с копами, либо уходишь в незапланированный отпуск.
   Не найдя что возразить, Силла взглянула на Марка снизу вверх и улыбнулась:
   – Своей женой ты тоже так командуешь?
   – Постоянно. Она это обожает.
   – Прошу прощения.
   Силла резко отодвинула свой стул. Напрасно, тут же укорила она себя. Незнакомый с ситуацией человек мог бы подумать, что они с Марком занимались чем-то предосудительным. На пороге стояли двое. Силла сразу распознала эти профессионально бесстрастные лица.
   Женщина словно только что сошла со страницы модного журнала. Гладкие темно-рыжие волосы падали ей на плечи. В ушах сверкали маленькие элегантные сапфировые серьги. У нее была нежная прозрачная кожа, дарованная природой только натуральным рыжеволосым. Стройную точеную фигурку облегал идеального покроя костюм сине-зеленого оттенка. Она держалась очень прямо, в отличие от своего спутника, небрежно привалившегося к дверному косяку.
   Мужчина выглядел так, будто только что вернулся с ранчо, где не меньше месяца пас скот. Высокий, длинноногий, немного угловатый. Растрепанные светлые волосы, выгоревшие на солнце, касались ворота рубашки. Сама рубашка, изрядно мятая, была похожа на те, которые обычно носят рабочие. Низко сидящие на бедрах джинсы были сильно потерты, истрепаны по краям. Ботинки изношены. Дополнял все это классический твидовый пиджак.
   Он не улыбался. Силла вдруг осознала, что смотрит на него уже дольше, чем позволяют приличия. Смуглое, суровое лицо. Резко очерченные скулы, едва заметная ямочка на подбородке. Твердый рот. По-прежнему никакой улыбки. Он тоже смотрел на Силлу не отрываясь. Глаза у него были зеленые. Она смущенно заерзала на стуле.
   – Мистер Харрисон. – Женщина заговорила первой и сделала шаг вперед. Силле показалось, что глаза ее чуть улыбаются. – Полагаю, мы дали вам достаточно времени.
   Силла бросила на Марка уничтожающий взгляд.
   – Ты сказал, что позвонил им. Ты не сказал, что они ждут за дверью.
   – Ну вот, считай, что сказал. – Рука Марка все еще лежала на ее плече, однако теперь он словно не успокаивал, а слегка сдерживал ее. – Это мисс О'Роарки.
   – Я детектив Грейсон. Это мой напарник, детектив Флетчер.
   – Еще раз спасибо, что согласились подождать. – Марк жестом пригласил обоих войти.
   Мужчина лениво оторвался от дверного косяка.
   – Ничего, мы с детективом Флетчером привыкли ждать. Итак, мы хотели бы получить от вас более подробную информацию.
   – Как вы знаете, мисс О'Роарки донимает звонками какой-то тип. Звонит сюда, на радио.
   – Обычный псих. – Силла, недовольная тем, что говорят за нее, сочла нужным вмешаться. – Марку не стоило вас беспокоить.
   – Нам за это платят. – Бойд Флетчер непринужденно присел на край стола. – Так вы здесь, значит, работаете?
   Тон и взгляд его были достаточно беспардонными, и Силла мгновенно ощетинилась.
   – А вы, значит, суперпрофессиональный супердетектив?
   – Силла, – одернул ее Марк. Он страшно устал и больше всего на свете желал сейчас оказаться дома, рядом с женой. – Давайте сотрудничать. – Он повернулся к детективу. – Первый звонок был во вторник. Сначала никто из нас не придал этому значения, но звонки продолжились. Последний был сегодня, в 12.35.
   – Записи у вас есть? – Алтея Грейсон уже вытащила блокнот.
   – Я стал записывать эти разговоры после третьего звонка. – Поймав удивленный взгляд Силлы, Марк пожал плечами. – Простая предосторожность. Записи у меня в кабинете.
   – Иди. – Бойд кивнул Алтее. – Я сниму показания у мисс О'Роарки.
   – Сотрудничать! – многозначительно произнес Марк в сторону Силлы и вышел из кабинета вместе с Алтеей.
   Возникла пауза. Силла вытянула из пачки сигарету и быстрым, нервным движением закурила. Бойд жадно вдохнул сигаретный дым. Он бросил курить шесть недель, три дня и двенадцать часов назад.
   – Курение убивает, – заметил он.
   Силла выдохнула облачко дыма и недружелюбно посмотрела на Бойда.
   – Вы, кажется, хотели снять у меня показания.
   – Ага. – Он машинально протянул руку к какому-то рычажку на пульте.
   Силла тут же шлепнула его по пальцам:
   – Руки прочь.
   Бойд ухмыльнулся. Похоже, она имеет в виду не только свою драгоценную аппаратуру, но и себя тоже.
   Силла включила микрофон, сказала несколько слов о песне, которая только что прозвучала, название, имя исполнителя, потом назвала частоту радиостанции и свое имя. Поставила следующую подборку песен. Все это она проделывала легко, быстро и уверенно.
   – Ну что, давайте начнем. И если можно, побыстрее, пожалуйста. Я не люблю, когда во время работы со мной рядом кто-то есть.
   – А вы не такая, как я себе представлял.
   – Прошу прощения?
   «Совсем не такая, – подумал Бойд. – Она в тысячу раз лучше, чем я себе представлял».
   – Я пару раз слышал вашу программу, – небрежно бросил он. На самом деле он слышал ее гораздо больше, чем пару раз. Сколько часов сна он потерял, слушая этот завораживающий голос. Секс в чистом виде. – У меня сложился такой образ... ну знаете, рост метр семьдесят... – Он смерил ее взглядом, от макушки до ботинок. – Тут я, кажется, не ошибся. Но я думал, что вы блондинка, волосы до пояса, голубые глаза, большая... мм... личность. – Он снова ухмыльнулся, заметив раздражение в глазах Силлы. Огромные темно-карие глаза, опять подумал он. Она совсем другая. И определенно лучше, чем в его фантазиях.
   – Мне жаль, что я вас так разочаровала.
   – Кто сказал, что я разочарован?
   Силла глубоко, с наслаждением затянулась и выпустила струю дыма прямо ему в лицо. Она в совершенстве владела умением ставить на место надоедливых типов.
   – Так вам нужны показания или нет?
   – Именно за этим я и пришел. – Он вытащил их кармана блокнот и огрызок карандаша. – Валяйте.
   Совершенно спокойно она рассказала ему о каждом звонке, назвала точное время, бесстрастно передала содержание каждого разговора. При этом она успевала выходить в эфир, объявлять песни, ставить рекламу, подбирать нужные диски и делать еще сотню разных вещей.
   Бойд записывал все, что она говорила, порой удивленно поднимая бровь. Он, разумеется, собирался позже прослушать записи и сверить их с тем, что рассказала Силла, но уже сейчас был уверен: она запомнила все слово в слово. Будучи детективом, Бойд ценил людей с хорошей памятью.
   – Вы в городе уже сколько? Шесть месяцев, так?
   – Приблизительно.
   – Враги у вас уже появились?
   – Продавец, который пытался всучить мне энциклопедию на пороге моего дома. Я прищемила ему ногу дверью.
   Бойд внимательно посмотрел на нее. Пытается шутить, однако сигарету изломала и теперь грызет ноготь большого пальца.
   – Отвергнутые любовники имеются?
   – Нет.
   – Просто любовники?
   Она сверкнула глазами.
   – Вы детектив. Выясните.
   – Я бы выяснил, если бы был заинтересован лично. – Он бросил на Силлу такой взгляд, что у нее мгновенно вспотели ладони. – А сейчас я просто делаю свою работу. Ревность и отвергнутая любовь – очень распространенные мотивы. Судя по тому, что вы рассказали, основная часть его угроз связана именно с сексом.
   Прямота, возможно, и была одной из ведущих черт характера Силлы, однако сообщать детективу Флетчеру, что секса у нее в жизни нет, как-то не хотелось.
   – В данный момент я ни с кем не связана, – ровным голосом произнесла она.
   – Это хорошо. – Бойд нацарапал что-то в блокноте. – Мое личное мнение. К делу не относится.
   – Слушайте, детектив...
   – Да ладно вам, О'Роарки. Не заводитесь. Я же сказал, это мнение, а не предложение. Я на работе, и мне нужен список мужчин, с которыми у вас были близкие контакты за последние полгода. Продавец энциклопедий не считается.
   – У меня нет никаких близких контактов. Ни с кем. – Она встала. Бойд заметил, что кулаки ее сжались. – И не было. И у меня нет никакого желания вступать в близкие контакты.
   – Желание – оно, знаете, такая вещь... Оно может быть и односторонним.
   «Похоже, в моем случае так и есть», – подумал Бойд.
   Силла вдруг почувствовала, что смертельно устала. Стараясь успокоиться, она провела рукой по волосам и глубоко вздохнула.
   – Любому ясно, что этот парень подсел на голос из радиоэфира. Он меня не знает. Скорее всего, он меня даже не видел ни разу. Я для него не более чем образ. – Она язвительно взглянула на Бойда. – Плод воображения. При нашей работе такое встречается сплошь и рядом. Я ему ничего не сделала.
   – Да я и не говорил, что вы ему что-то сделали. – Сейчас он ее не поддразнивал. От сочувствия, прозвучавшего в его голосе, Силла едва не разрыдалась. Она несколько раз моргнула, пытаясь прогнать подступившие слезы. «Слишком много работаю», – мелькнуло у нее в голове. Слишком много нервов. Вообще много всего навалилось.
   Она отвернулась от Бойда и постаралась взять себя в руки.
   Сильная, подумал Бойд. Она очень сильная женщина. То, как она впилась ногтями в ладони, не давая себе расплакаться, отчего-то показалось ему очень сексуальным. Гораздо более сексуальным, чем эротичные вздохи или картинные позы.
   И еще ему очень захотелось подойти к ней, сказать что-нибудь ласковое, утешающее, погладить по волосам. Но она же ему просто руку откусит. Причем моментально.
   – Прошу вас, вспомните поподробнее о прошедших шести месяцах. Важно абсолютно все. Любая зацепка. Что могло послужить причиной этих звонков? – Его тон вновь стал профессионально отстраненным. – Мы ведь не можем записать в подозреваемые всех мужчин в Денвере и его окрестностях и всех их допросить.
   – Я имею представление о работе полиции, – сказала она с какой-то непонятной горечью.
   Бойд нахмурился. Что-то за этим явно стояло, но сейчас не время для выяснений.
   – Если вы услышите голос, узнаете его?
   – Да.
   – Может быть, он вам хоть немного знаком?
   – Нет. Абсолютно незнаком.
   – Как вы думаете, мог звонивший изменить голос?
   Силла поежилась. Было видно, что ей очень неприятно, но она владеет собой.
   – Он... он говорил тихо и как-то нарочито... приглушенно, что ли. Похоже на шипение.
   – Я бы хотел присутствовать в студии во время вашей следующей программы. Возражения есть?
   – Куча. – Взгляд Силлы нельзя было назвать дружелюбным.
   Бойд кивнул:
   – Тогда я обращусь к вашему боссу.
   С явным отвращением на лице Силла потянулась за сигаретами. Бойд вдруг накрыл ее руку своей широкой твердой ладонью и крепко сжал. Силла как завороженная уставилась на его загорелые пальцы. Сердце учащенно застучало.
   – Силла. Просто позвольте нам делать нашу работу. Будет гораздо лучше, если мы возьмем ситуацию под контроль.
   – Никто не вправе контролировать мою жизнь. – Она отдернула руку и сунула ее в карман.
   – Только эту ее крошечную часть. – Он осторожно заправил ей за ухо выбившуюся прядь волос. Силла не успела отстраниться. – Поезжайте домой и выспитесь хорошенько. Вы выглядите уставшей.
   Силла заставила себя улыбнуться:
   – Спасибо, ковбой. Мне уже лучше.
   Несмотря на не слишком любезное поведение Силлы, Бойд терпеливо дождался, пока она закончит свою смену и передаст микрофон следующему диджею. Он даже проводил ее до машины, напомнил, чтобы она заблокировала дверь, и не ушел до тех пор, пока ее машина не скрылась из вида. Отъезжая, Силла поймала отражение Бойда в зеркале заднего вида. То, как он смотрел на нее сегодня, не на шутку взволновало Силлу. И собственная реакция беспокоила ее больше всего.
   – Как раз то, что мне сейчас нужно. Ковбой-полицейский, – пробормотала она себе под нос.
   Несколько минут спустя Алтея нашла Бойда на стоянке. В сумке у нее были записи, переданные Марком, и его показания. Она положила руку ему на плечо.
   – Ну что, Флетчер? Что скажешь?
   – Она умная, сильная, упрямая и колючая, как дикобраз. – Он сунул руки в карманы и покачался на носках. – Кажется, я влюблен.

Глава 2

   Она здорово управляется, думал Бойд, попивая свой кофе без сахара и наблюдая за работой Силлы. С легкостью, которая достигается лишь опытом, она переключала нужные кнопки и движки на пульте, ставила песни, комментировала их, запускала рекламу. У нее было идеальное чувство времени и безупречный вкус. И изгрызенные ногти.
   Комок нервов и враждебности. Нервозность она пыталась скрывать, а вот насчет враждебности не беспокоилась. За два часа, что они провели бок о бок в студии, Силла не обменялась с ним и парой слов. Учитывая, что комнатка была размером десять на десять футов, чувство неловкости ей было явно незнакомо.
   Ну и ничего страшного. Будучи полицейским, Бойд привык находиться там, где его присутствие было нежеланно. И даже получал от этого какое-то извращенное удовольствие. Он тоже был упрямцем.
   Бойд любил свою работу. Чужое раздражение, враждебность и агрессия на него не действовали. Секрет такой психологической устойчивости был прост. Он считал, что с отрицательными эмоциями справиться гораздо проще, чем с револьвером сорок пятого калибра. В жизни ему выдавалась возможность их сравнить.
   Если бы ему сказали, что у него философский взгляд на жизнь, он, скорее всего, не согласился бы. И тем не менее Бойд всегда старался добраться до сути явлений или событий, раскладывая их на более простые составляющие. В самой основе лежали элементарные представления о правильном и неправильном. Или – хотя самому Бойду такие термины не очень нравились – о добре и зле.
   У него хватало здравого смысла понимать, что преступления иногда остаются безнаказанными. Но он успокаивал себя тем, что это ненадолго. Бойд был терпелив. Время ожидания не имело значения – шесть часов или шесть месяцев. Рано или поздно преступник все равно получит свое. Он твердо знал, что хорошие парни в конце концов побеждают.
   Вытянув длинные ноги, он невозмутимо листал книгу и слушал голос Силлы. В голове возникали странные картинки – качели на веранде, жаркая летняя ночь, медленная река, ленивый шум воды. По контрасту сама Силла была напряжена и полна нервной энергии. Она буквально искрилась. Бойд сидел, наслаждался голосом и думал об этом непонятном противоречии.
   Бойд безумно раздражал ее. Просто тем, что находился в студии. Силла переключилась на рекламу, сверилась с плей-листом и продолжила делать вид, что Бойда не существует. Она не любила, чтобы во время эфира кто-то находился с ней рядом. Попытку Бойда завести разговор Силла пресекла сразу же, после чего он уткнулся в книгу и не произнес больше ни слова. (Читал он, кстати, не какой-нибудь вестерн или дешевую приключенческую белиберду, а «К востоку от рая» Стейнбека, порядком потрепанную.) И молчал уже более двух часов. И все равно Силла страшно злилась.
   Он был рядом. И этого достаточно, чтобы свести ее с ума.
   Силла не могла притвориться, что ужасные звонки прекратились, что это был не более чем злой розыгрыш, что ее жизнь снова вошла в нормальную колею. Как можно притвориться, что проблемы не существует, если рядом сидит этот долговязый ковбой и читает великий американский роман? Силле приходилось чуть ли не залезать к нему на колени, чтобы достать с полки нужный диск. Нервы ее были на пределе.
   Бойд ей не нравился. Потому что он такой невозмутимый. Потому что вмешался в это дело. Потому что он коп.
   Это личное, напомнила себе Силла. Личное не должно мешать работе.
   – И это была группа INXS, вместе с которой мы встретили полночь. Начался новый день, Денвер. Двадцать восьмое марта. Как говорится в пословице, март приходит львом, а уходит ягненком. Но это не наш случай, похоже. За окном восемнадцать градусов по Фаренгейту, на часах двенадцать ноль две, настраивайтесь на нашу волну и мы вас хорошенько согреем. Вы слушаете радио Кей-эйч-ай-пи, и в этом часе вас ожидает еще больше хитов. Сейчас будут новости, а после них – звонки в студию. Быстрее хватайте свои телефоны. Будет весело.
   Пошли новости. Бойд спокойно дождался их окончания, затем еще подождал, пока Силла запустит рекламу, неторопливо отложил книгу и встал. Подвинув свой стул ближе к ней, он снова уселся. Напряжение сгустилось.
   – Я попрошу вас не отключать звонок.
   Силла тут же разозлилась, но в который раз подавила в себе порыв раскричаться. Сарказма в ее голосе, однако, было хоть отбавляй.
   – У нас несколько другого рода шоу, понимаете ли, дорогой ковбой.
   – Но вы же можете, не выпуская его в эфир, включить громкую связь?
   – Да, но я не хочу...
   – Поставьте рекламу или какую-нибудь песню, – мягко прервал ее Бойд. – Он должен оставаться на линии, чтобы мы смогли проследить, откуда звонок. Может быть, нам повезет и мы выясним все уже сегодня. И еще. Если можно, пусть звонки слушателей продлятся до конца программы. Пусть у него будет побольше времени.
   Силла сцепила пальцы так, что они побелели. На телефоне мигал огонек – кто-то уже дозвонился в студию. Она не могла оторвать от него взгляда. Бойд прав. Он прав, черт возьми. Нужно сделать так, как он говорит. Черт.
   – Сколько беспокойства из-за одного придурка.
   – А вы не беспокойтесь. – Он улыбнулся. – Это моя работа – иметь дело с придурками.
   Силла посмотрела на часы, слегка откашлялась и включила микрофон.
   – Привет, Денвер, с вами радио Кей-эйч-ай-пи и Силла О'Роарки. Вы слушаете самое крутое радио по эту сторону Скалистых гор и сейчас у вас есть шанс сделать его еще круче. В нашем эфире прозвучит именно та песня, которую хотите вы. Я жду ваших звонков. Звоните по номеру 555-5447.
   Слегка дрожащим пальцем Силла нажала светящуюся кнопку.
   – Слушаю вас, вы в эфире.
   – Привет, Силла. Это Боб из Энглвуда.
   Какое облегчение. На мгновение Силла даже закрыла глаза. Боб был постоянным радиослушателем и часто звонил в прямой эфир.
   – Привет, Боб. Как жизнь?
   – Жизнь прекрасна. У нас с женой сегодня юбилей. Пятнадцать лет совместной жизни.
   – А говорят, любовь живет три года. Что бы вы хотели услышать, Боб?
   – Как насчет песни «Нежность»? Для Нэнси от Боба.
   – Отличный выбор, Боб!
   Силла записала название песни. Приняла второй звонок. Затем третий. Бойд заметил, что с каждым звонком она становилась все напряженнее. Она оживленно болтала с радиослушателями, шутила, смеялась, но краска совсем сбежала с ее лица. Она была белой, как стена. Во время первой музыкальной паузы Силла вытряхнула из пачки сигарету и попыталась закурить. Руки ее не слушались. Бойд молча взял у нее спички и помог прикурить.
   – Вы отлично справляетесь.
   Не сказав ни слова, она нервно затянулась. Бойд терпеливо ждал ответной реплики.
   – Вам обязательно надо смотреть на меня?
   – Нет. – Он улыбнулся. Улыбка у него была ленивая и очень сексуальная. Силла почувствовала, как по спине у нее пробежали мурашки. – Но должны же у меня быть какие-то дополнительные льготы.
   – Если это все, на что вы можете рассчитывать в плане льгот, то, похоже, вам пора менять работу.
   – Да мне и эта нравится. – Он закинул ногу на ногу. – Вполне себе ничего работа.
   Лучше говорить с ним, решила Силла, чем смотреть на мигающую лампочку на телефоне и дрожать от страха.
   – Давно вы работаете в полиции?
   – Почти десять лет.
   Светящаяся лампочка все равно притягивала взгляд. Чтобы отвлечься, Силла принялась рассматривать лицо Бойда. Какие спокойные глаза, подумала она. Зеленые и очень спокойные. Глаза человека, который многое пережил и научился с этим справляться. И наверное, он очень сильный. Есть в нем такая особого рода уверенность, которая сводит женщин – некоторых женщин – с ума. Он сумеет защитить и оградить от любой опасности. Первым в драку не полезет. Но достойно ответит на вызов.
   Недовольная собой, Силла отвернулась и стала рыться в своих записях. Ее, к примеру, не надо защищать или ограждать от опасности. И драться за нее не надо. Она умеет сама за себя постоять. И сама о себе позаботиться. И так будет всегда.
   – Все же паршивая это работа – быть копом, – сказала она вслух.
   Он чуть шевельнулся. Его колено коснулось ее бедра.
   – Большей частью да.
   Силла отодвинула свой стул еще на дюйм, хотя двигаться было уже некуда.
   – Трудно представить, почему человек десять лет занимается такой паршивой работой.
   Он ухмыльнулся:
   – Привычка, я думаю.
   Силла пожала плечами и снова включила микрофон.
   – Эта песня была для Билла и Максин. Я по-прежнему жду ваших звонков по номеру 555-5447. – Она перевела дыхание и нажала кнопку на пульте. – Кей-эйч-ай-пи. Вы в эфире.
   Все шло гладко. Так гладко, что Силла даже немного расслабилась. Она принимала один звонок за другим, совсем как раньше. Она даже начала снова получать удовольствие от музыки, отдаваясь ей, подчиняясь ее ритму. Мигающий огонек на телефоне больше не пугал ее. К 1.45 Силла была уже твердо уверена, что сегодня все пройдет хорошо.
   Одна ночь, повторила она себе. Если он сегодня не позвонит, значит, все кончилось. Она посмотрела на часы, отсчитывающие секунды. Еще восемь минут, и она передаст эфир Джексону. А потом поедет домой, и будет долго-долго лежать в горячей ванне, и уснет как убитая.
   – Кей-эйч-ай-пи. Вы в эфире.
   – Силла?..
   Кровь застыла у нее в жилах. Это змеиное шипение. Забыв обо всем, Силла протянула руку, чтобы отсоединиться, но Бойд схватил ее за запястье и покачал головой. Несколько бесконечных секунд она пыталась справиться с паникой. Бойд не отпускал ее руку и не сводил с нее глаз. Наконец Силла овладела собой и сумела запустить в эфир рекламу. Зазвучала бодрая музыка. Силла вывела звонок на студийные колонки и включила громкую связь.
   – Да. – Из гордости она тоже не отвела взгляда и теперь смотрела Бойду прямо в глаза. – Это Силла. Чего вы хотите?
   – Справедливого возмездия. Ничего больше.
   – Возмездия за что?
   – Я хочу, чтобы ты об этом подумала. Подумай. Поломай голову. Помучайся от страха. А потом я приду за тобой.
   – Почему я? – Ее рука словно окаменела. Бойд машинально сжал ее пальцы. – Кто вы?
   – Кто я? – Он тихо засмеялся, и ее спина покрылась холодным потом. – Я твоя тень. Твоя совесть. Твой палач. Ты должна умереть. И когда ты это поймешь – только когда ты это поймешь, – я покончу с тобой. Но это будет не скоро. Твоя смерть не будет легкой. Ты заплатишь за все, что сделала.
   – Что я сделала? – Силла сорвалась на крик. – Господи, ну что я сделала?!
   Он ответил потоком таких мерзостей, что Силлу затошнило и она чуть не свалилась в обморок, и отключился. Не выпуская руки Силлы из своей, Бойд быстро набрал какой-то номер.
   – Ну что, есть? – Пару секунд он напряженно слушал, затем тихо ругнулся. – Ясно. Ну все, давай. – Он со злостью бросил трубку. – Не успели. Слишком короткий звонок. – Он коснулся ее бледной щеки. – Вы в порядке?
   У Силлы так шумело в ушах, что она едва слышала голос Бойда, однако вопрос поняла и кивнула. Словно робот повернулась к микрофону и включила его.
   – Ну вот уже почти и все. На часах 1.57. В заключение этого часа Тина Тернер, а я прощаюсь с вами и передаю микрофон своему коллеге Джексону. Он составит вам компанию до шести утра. С вами была Силла О'Роарки, вы слушаете радио Кей-эйч-ай-пи. И если я буду сниться вам, пусть это будут приличные сны.
   В голове будто звенел колокол. Силла уронила руки на колени. Нужно встать. Всего-навсего встать. Дойти до машины. И поехать домой. Это же так просто. Она делает это каждое утро. Но сейчас это казалось непосильной задачей. Силла продолжала сидеть. Если она встанет, у нее подогнутся колени и она упадет.
   Открылась дверь. Заглянул Джексон и нерешительно застыл на пороге. Он был в бейсболке – недавно Джексон сделал себе пересадку волос и теперь прикрывал голову, пока все там заживало.
   – Привет, Силла. – Он посмотрел на нее, потом перевел взгляд на Бойда. – Трудная выдалась ночка?
   Силла принужденно улыбнулась.
   – Бывало и получше. – Ей все-таки удалось встать со стула. – Твоя очередь, Джексон.
   – Ничего, детка. Все пройдет. Не расстраивайся.
   – Хорошо. Конечно.
   Шум в ушах усилился. Силла с трудом доплелась до раздевалки и сняла с вешалки свое пальто. В коридоре было темно, горела лишь лампочка сигнализации в лобби. Господи, где же выход? Она стояла в раздевалке, держась за стену, и даже не заметила, как подошел Бойд. Он молча взял ее за руку и вывел наружу.
   На улице она немного пришла в себя. Жадно хватая ртом холодный воздух и выдыхая облачка пара, Силла опомнилась настолько, что даже запротестовала, когда Бойд повлек ее на другой конец стоянки.
   – Моя машина вон там.
   – Вы сейчас не сможете вести машину.
   – Я в полном порядке.
   – Да? Тогда пошли танцевать.
   – Слушайте...
   – Нет, это вы слушайте. – Бойд вдруг разозлился. Она вся тряслась и, несмотря на собачий холод и колючий ветер, была по-прежнему бледной как смерть. Он слушал записи и знал содержание звонков, но слышать все это в прямом эфире, сидеть рядом с Силлой и видеть, как глаза ее стекленеют от ужаса, – это было совсем другое дело. Он был рядом с ней и ничем, совершенно ничем не мог ей помочь. – Вы сейчас абсолютно не в себе, О'Роарки, и я не позволю вам садиться за руль в таком состоянии. – Он рывком распахнул дверцу своей машины. – Садитесь. Я отвезу вас домой.
   Силла отбросила волосы назад.
   – Служить и защищать. Так, значит?
   – Именно так. А теперь садитесь, пока я не арестовал вас за неповиновение полиции.
   Ноги почти не слушались Силлу, и она сдалась. Ей хотелось забраться под одеяло в какой-нибудь маленькой тихой комнатке и уснуть. Или завизжать. Или – вот кошмар – разреветься. Вместо этого она решила наброситься на Бойда, как только он захлопнул дверцу машины.
   – Знаете, что я ненавижу даже больше, чем копов?
   – Полагаю, вы мне сейчас сообщите. – Он повернул ключ в замке зажигания.
   – Я ненавижу мужчин, которые считают, что могут приказывать женщинам только на том основании, что они мужчины. Мне кажется, это даже не культурная отсталость. Это просто тупость. И еще мне кажется, что вы, детектив, принадлежите как раз к таким мужчинам.
   Он быстро нагнулся к ней, и Силла вжалась в сиденье. На какие-то доли секунды Бойд испытал невероятное моральное удовлетворение, увидев, как удивленно распахнулись ее глаза и приоткрылись губы. Удовлетворение было бы полным, если бы он поддался порыву и впился бы в этот упрямый, страстный рот. Он уже знал, какой она окажется на вкус. Обжигающей и острой. Вкус опасности.
   Не говоря ни слова, он застегнул на ней ремень безопасности.
   Силла выдохнула. Это просто тяжелая ночь, напомнила она себе. Очень напряженная, беспокойная, тревожная ночь. Все дело в этом. Иначе она бы ни за что не позволила какому-то ковбою наших дней так с собой обращаться.
   Руки у нее опять дрожали. Не важно почему. Проклятая слабость.
   – Мне не нравятся ваши манеры, ковбой.
   – Вам не должно быть никакого дела до моих манер. – «Похоже, ей все-таки удастся вывести меня из себя, – подумал Бойд, выруливая со стоянки. – Большая ошибка с ее стороны». – Просто делайте что вам говорят, и все у нас с вами будет отлично.
   – Я никогда не делаю того, что мне говорят, – огрызнулась Силла. – И я не нуждаюсь в том, чтобы второсортный коп с комплексом Джона Уэйна указывал мне, как поступать. Это Марк вас позвал, а не я. Мне вы не нужны. Я не хотела, чтобы вы вмешивались.
   На светофоре загорелся красный. Бойд притормозил.
   – Круто.
   – Если вы думаете, что я расклеюсь из-за того, что какой-то придурок обзывает меня и угрожает, то вы ошибаетесь.
   – Не думаю. А вы, надеюсь, не думаете, что я стану вас склеивать после того, как вы расклеитесь.
   – Очень хорошо. Отлично. Я могу справиться с ним сама. И если вы уберете свою за... – Силла резко замолчала. «Что со мной?» – подумала она. Она закрыла лицо руками и три раза глубоко вздохнула. – Простите.
   – За что?
   – За то, что я на вас сорвалась. – Она опустила голову и некоторое время разглядывала свои руки. – Не могли бы вы остановиться на минутку?
   Бойд, не задавая вопросов, прижался к обочине и притормозил.
   – Хочу немного успокоиться, прежде чем мы приедем домой. – Силла запрокинула голову и прикрыла глаза. – Не хочу, чтобы моя сестра расстраивалась.
   Нелегко оставаться бесстрастным, когда яростная фурия на твоих глазах превращается в кроткого, беззащитного ягненка. Однако интуиция подсказывала Бойду, что слишком сочувственное отношение снова выведет ее из себя. Он уже успел немного узнать Силлу.
   – Может, кофе?
   – Нет, спасибо. – Уголки ее губ чуть дрогнули в улыбке. – Я его уже, наверное, ведро в себя влила. – Она еще раз глубоко вздохнула, собираясь с силами. Головокружение постепенно проходило, а вместе с ним и тошнотворное чувство нереальности происходящего. – Еще раз прости, ковбой. Ты же просто делаешь свою работу.
   – Да, это так. Почему ты называешь меня ковбоем?
   Силла открыла глаза и окинула Бойда быстрым взглядом.
   – Потому что ты ковбой. – Отвернувшись, она стала рыться в сумке в поисках сигарет. – Я боюсь.
   Силла ненавидела себя за это признание, за то, что у нее такой жалкий голос и трясутся руки. Опять ей не удалось зажечь спичку с первого раза.
   – Неудивительно. Довольно естественно в данной ситуации.
   – Нет, я по-настоящему боюсь. – Она медленно выпустила дым. Седан последней модели промчался мимо и растаял в темноте. – Он хочет меня убить. До сегодняшней ночи я по-настоящему в это не верила. – Она вздрогнула. – А есть в этой машине отопление?
   Он включил печку на полную.
   – Это хорошо, что ты боишься.
   – Почему?
   – Будешь слушаться и делать что тебе говорят.
   Силла улыбнулась. Настоящей, живой, искренней улыбкой, от которой у Бойда едва не остановилось сердце.
   – Нет, не буду. Это минутная слабость. Сейчас я немного оправлюсь и устрою тебе адские времена.
   – Ничего, я привыкну. – Как легко можно привыкнуть к ее улыбке, подумал Бойд. К тому, как теплеют ее глаза, когда она улыбается. К ее обволакивающему, завораживающему голосу. – Ну как, получше?
   – Намного. Спасибо. – Она потушила сигарету. Бойд выехал на шоссе. – Я так понимаю, ты знаешь, где я живу.
   – Разумеется. Я же детектив.
   – Неблагодарная работа. – Силла откинула волосы со лба. Мы поговорим, решила она. Просто поговорим. Тогда можно будет ни о чем не думать. – А почему ты не стреноживаешь иноходцев или, к примеру, не клеймишь скот? У тебя для этого очень подходящая внешность.
   Бойд немного подумал.
   – Не уверен, что это комплимент.
   – А ты не медлишь с ответным выстрелом, ковбой.
   – Бойд. Неплохо будет, если ты хотя бы иногда станешь называть меня по имени.
   Силла пожала плечами. Бойд бросил на нее любопытный взгляд.
   – Силла. Это ведь от Присциллы, верно?
   – Никто не называет меня Присциллой больше одного раза.
   – Это почему?
   Силла сладко улыбнулась.
   – Потому что я вырезаю этим людям языки.
   – Понятно. Не хочешь рассказать, за что ты так не любишь копов?
   – Нет. – Силла отвернулась и уставилась в окно. – Люблю ночь, – вдруг сказала она вполголоса, словно разговаривая сама с собой. – Ночью все возможно. Часа в три ночи, скажем, можно делать или говорить такие вещи, которые никогда не осмелишься сделать в три часа дня. Я к ней уже так привыкла, что просто не могу себе представить, как можно работать при свете дня. Днем столько людей... Это очень мешает.
   – Не очень-то ты любишь людей, а?
   – Некоторых людей. – Ей не хотелось рассказывать о себе, о том, что она любит и не любит, о своих успехах и неудачах. Хотелось поговорить о нем. Чтобы удовлетворить любопытство и немного успокоить нервы. – Ну а ты, Флетчер? Давно работаешь в ночную смену?
   – Месяцев девять. Это довольно интересно. Встречаешься с... – он покосился на нее, – любопытными персонажами.
   Силла засмеялась и сама удивилась, что она еще способна смеяться.
   – Ты из Денвера?
   – Да. Я здесь родился.
   – Мне здесь нравится, – сказала Силла и снова удивилась себе. Раньше она как-то не задумывалась о том, нравится ей Денвер или нет. В этом городе был хороший колледж для Деборы и неплохая работа для нее. И вот спустя шесть месяцев она вдруг почувствовала, что начинает привыкать к нему. Денвер ей пока еще не родной дом, но все же...
   – Это значит, ты здесь зависнешь? – Бойд свернул на тихую узкую улочку. – Я наводил о тебе справки. Судя по всему, два года на одном месте – это твой предел.
   – Я люблю перемены, – ответила Силла без всякого выражения. Она внезапно потеряла интерес к разговору. Незачем сейчас касаться ее прошлого и личной жизни. Когда Бойд вырулил на подъездную дорожку к ее дому, Силла уже отстегнула ремень безопасности.
   – Спасибо, что подвез, ковбой.
   Она не успела скрыться за дверью. Бойд каким-то чудом оказался рядом с ней.
   – Мне понадобятся ключи от твоей машины.
   Ключи Силла как раз держала в руке. Она зажала их в кулаке и убрала руку в карман.
   – Зачем?
   – Затем, чтобы я утром пригнал ее сюда.
   Некоторое время она стояла нахмурившись, позвякивая ключами в кармане, и размышляла. Фонарь на крыльце освещал ее всю. Бойд представил, что он провожает Силлу домой после обыкновенного свидания. О, ему было бы трудно удержать руки при себе. И уж конечно, он не стал бы сдерживаться и поцеловал ее на пороге.
   На пороге? Черта с два. Он бы вошел вместе с ней. Обязательно. И вечер не закончился бы невинным поцелуем и пожеланием спокойной ночи.
   Но это не свидание. И любому дураку ясно, что между ними нет и не может быть ничего «обыкновенного». Что-то будет обязательно. Но – пообещал себе Бойд – ни в коем случае не как у всех. Только не «обыкновенно».
   – Ключи! – напомнил он.
   Силла, наконец, решила, что так будет лучше всего. Все ее ключи были в одной связке. Она отцепила от кольца один, в виде большой ноты, и передала его Бойду.
   – Спасибо.
   – Подожди. – Он положил руку на дверь. – Ты не собираешься пригласить меня на чашечку кофе?
   Она, не оборачиваясь, покачала головой:
   – Нет.
   Ее духи пахнут ночью, подумал Бойд. Черной-черной, таинственной, опасной ночью.
   – Как-то не по-дружески, я бы сказал.
   Силла снова развеселилась.
   – Согласна. Увидимся, ковбой. – Она взялась за ручку двери.
   Бойд тоже взялся за ручку двери.
   – Ты поесть выходишь?
   Он тут же почувствовал, что ее веселье испарилось. Неудивительно. Силла смутилась и – совершенно точно – застеснялась. А вот это уже на самом деле удивительно. Но она тут же оправилась, и Бойд подумал, что ему все почудилось.
   – Раз или два в неделю.
   – Завтра. – Он все не убирал свою руку. Лицо Силлы было непроницаемо, но пульс ее участился. Этого Бойд не заметить не мог.
   – Может быть, и завтра.
   – Со мной.
   Отчего-то Силла не могла сказать ему «нет». Еще одно удивительное открытие за сегодняшний день. Когда в последний раз мужчина заставлял ее сердце трепетать, она даже вспомнить не могла. Все эти годы Силла жила спокойно и мирно. Отказаться от свидания для нее всегда было проще простого. Но сейчас... ей хотелось улыбнуться и кокетливо спросить, во сколько он зайдет. Эти слова уже почти вырвались у нее, но Силла вовремя спохватилась.
   – Это очень лестное предложение, детектив, но боюсь, я вынуждена его отклонить.
   – Почему?
   – Я не встречаюсь с копами.
   Опасаясь, что еще секунда – и она даст слабину, Силла быстро скользнула внутрь и захлопнула дверь прямо перед носом Бойда.
* * *
   Бойд разворошил бумаги на столе и глубоко вздохнул. Дело О'Роарки было далеко не единственным у него на руках, но он не мог заниматься ничем другим. Ничем другим, кроме самой О'Роарки, подумал он. Опять страшно захотелось закурить.
   Напротив него сидел старый полицейский, разговаривал с осведомителем и дымил как паровоз. Бойд втянул в себя дым и пожалел, что никак не может приучить себя ненавидеть запах табака, как все, кто не курит.
   Он снова вдохнул головокружительный, дразнящий аромат. Однако насладиться им полностью мешали другие, куда менее приятные запахи: растворимого кофе, пота, полицейского участка. Две девчонки с рабочих окраин, сидевшие на скамейке у стены, благоухали дешевыми духами.
   Как правило, такие мелочи не отвлекали Бойда от работы. Он их не замечал. Однако сегодня ему мешало все – запахи, навязчивый стук по клавиатуре, слишком пронзительные телефонные трели, шарканье обуви по линолеуму. Одна из лампочек над головой постоянно мигала, и это тоже раздражало, не давало сосредоточиться.
   Но главной причиной дурного расположения духа была все же она. Вот уже три дня Присцилла Элис О'Роарки сидела у Бойда в мозгу, словно заноза, и никакими силами он не мог ее оттуда выкинуть. Может быть, потому, что он и его напарница теперь проводили с ней несколько часов в день, присутствуя на каждой программе. Может быть, потому, что он видел ее слабой и беззащитной, без ее обычного панциря. А может быть, потому, что один-два раза он почувствовал, как она отзывается на его прикосновения. На его взгляд.
   Может, отзывается, а может, и нет, подумал Бойд с отвращением.
   Не то чтобы его самолюбие страдало, когда девушка не соглашалась пойти с ним на свидание. Бойд считал себя достаточно уверенным мужчиной и понимал, что не может и не должен нравиться всем женщинам на свете. К тридцати трем годам у него их было... достаточно. Вполне хватит, чтобы удовлетворить мужское самолюбие.
   Проблема заключалась в том, что его тянуло к одной-единственной женщине. А ее к нему нет.
   Ну и что. С этим можно жить.
   А прежде всего нужно делать свою работу. Бойд не думал, что Силле на данный момент угрожает серьезная опасность. Однако кто-то запугивал ее, систематически и со знанием дела. Они с Алтеей уже начали понемногу нащупывать круг подозреваемых, проверяли тех, кто уже задерживался за подобные преступления, осторожно опрашивали коллег Силлы и узнали, как жила Силла с тех пор, как переехала в Денвер.
   Результатов пока не было.
   Пора копнуть поглубже, решил Бойд. Перед ним лежало резюме Силлы. Интересное чтиво. Под стать женщине, которой оно принадлежит. Согласно ему, с заштатной радиостанции где-то в Джорджии – вот откуда эта сексуальная манера едва заметно растягивать слова – Силла перепрыгнула на одну из ведущих станций Атланты, затем перешла на работу в Ричмонд, потом в Сент-Луис, Чикаго, Даллас и в конце концов – в Денвер, на радио Кей-эйч-ай-пи. Приземлилась на все четыре лапки, так сказать.
   Эта женщина определенно любит движение, подумал Бойд. Или... бежит от чего-то? Что ж, придется добывать информацию из первых рук. Резюме не давало ответа на этот вопрос. Однако в нем черным по белому сообщалось, что на дорогу славы Силла О'Роарки ступила, имея в кармане лишь свидетельство об окончании школы и – должно быть – неслабую волю к победе. Наверное, нелегко было женщине, а вернее, девушке восемнадцати лет пробиться в этом бизнесе, где до сих пор было больше мужчин, чем женщин.
   – Интересно? – Алтея грациозно присела на край его стола. Никто в полицейском участке не осмеливался восхищенно присвистнуть при взгляде на ее ноги, но пялились многие. Молча.
   – Силла О'Роарки. – Бойд отбросил резюме. – Что ты о ней думаешь?
   – Упрямая. Жесткая. – Алтея усмехнулась. Сколько раз она издевалась над Бойдом за то, что он как завороженный слушал этот невероятный голос в радиоприемнике. – Любит, чтобы все было так, как она хочет. Умная. Знает свое дело.
   Бойд нашел на столе коробочку с миндалем в сахарной глазури и вытряхнул несколько штук себе на ладонь.
   – Ну, все это я и сам знаю.
   – Ну, тогда вот тебе еще. – Алтея взяла у него коробку и придирчиво выбрала один орешек. – Она напугана до полусмерти. И еще у нее комплекс неполноцености величиной с гору.
   – Комплекс неполноценности? – Бойд фыркнул и, оттолкнувшись ногой от стола, отъехал на своем кресле подальше. – Черта с два.
   Алтея так же тщательно выбрала еще один орешек.
   – Она, конечно, это скрывает за трехфутовой броней. Но комплекс у нее есть, это я тебе точно говорю. Женская интуиция, Флетчер. Тебе со мной нечеловечески повезло.
   Бойд отнял у Алтеи коробочку с миндалем. Он знал, что она не остановится, пока вот так неторопливо, один за другим, не уничтожит все орешки.
   – Если эта женщина не уверена в себе, я съем свою шляпу.
   – У тебя нет шляпы.
   – Тогда я ее куплю и съем. – Высказав свое недоверие к женской интуиции, Бойд вернулся к папкам на столе. – Поскольку наш парень продолжает резвиться, пора нам поискать его кое-где еще.
   – Леди Присцилла не очень-то любит распространяться о своем прошлом.
   – Значит, надо на нее надавить.
   Алтея секунду подумала и переменила позу, изящно скрестив ноги.
   – Может, подбросим монету, кто будет давить? У меня такое предчувствие, что она так ответит – мало не покажется.
   Бойд ухмыльнулся:
   – На это я и рассчитываю.
   – Сегодня твоя очередь дежурить в студии.
   – Тогда ты начинай раскапывать Чикаго. – Он быстро пробежал глазами какую-то бумагу и протянул ее Алтее. – На повестке дня директор радиостанции и домовладелец. – На самом деле он собирался копнуть глубже, но начать следует с фактов. – Используй свое очарование и дар убеждения. Они ради тебя наизнанку вывернутся.
   – Как обычно, – промурлыкала Алтея и взглянула через плечо.
   Один из полицейских почти втащил в помещение матерящегося, буянящего задержанного с разбитым носом и попытался усадить его на стул. Последовала короткая потасовка, окончившаяся победой полицейского, а за ней новый взрыв ругательств и угроз.
   – Господи, как же я люблю это место.
   – Да. Что значит дом родной. – Бойд ловко перехватил у Алтеи свою кружку с остатками кофе. – Я попробую подобраться с другого конца. С ее первого места работы. Алтея, если мы в ближайшее время ничего не представим капитану, он нас на клочки порвет.
   Алтея встала.
   – Значит, мы ему что-нибудь представим.
   Бойд кивнул. Он протянул руку к телефону, но тот вдруг зазвонил сам.
   – Флетчер. Слушаю.
   – Привет, ковбой.
   Бойд наверняка разозлился бы, услышав свое новое прозвище, если бы не явный страх, прозвучавший в ее голосе.
   – Силла? Что случилось?
   – Мне позвонили. – Она коротко рассмеялась. – Боюсь, ничего нового, все то же самое. Только на этот раз я дома и... Черт, я боюсь.
   – Закрой все двери и жди меня. Я уже еду. – Ответа не последовало. – Ты слышишь меня, Силла? Я еду.
   – Спасибо. И... если ты пару раз нарушишь правила дорожного движения, это будет очень кстати.
   – Через десять минут. – Бойд бросил трубку и повернулся к Алтее. Она разговаривала по другому телефону. – Алтея. Поехали.

Глава 3

   До их приезда Силла старалась держать себя в руках. Несмотря ни на что, чувствовала себя очень глупо оттого, что пришлось из-за телефонного звонка побеспокоить полицию. Позвонить ему.
   Это просто телефонные звонки, уговаривала себя Силла, расхаживая по комнате взад и вперед. Это продолжается уже неделю. Пора бы привыкнуть и не впадать каждый раз в панику. Если ей удастся сдержаться, показать этому придурку, что ей все равно, что на нее не действуют его угрозы и мерзости, он отвяжется.
   Так учил ее отец. Он говорил, что это единственный способ справиться с хулиганами, которые тебя запугивают. А мама считала, что лучший ответ таким типам – прямой удар в челюсть. Силла уважала обе точки зрения, но в данных обстоятельствах папин способ казался ей более осуществимым.
   Однако во время последнего разговора она повела себя с точностью до наоборот. Где-то в середине его тирады Силла почувствовала, что больше не может себя контролировать. У нее началась настоящая истерика. Она кричала, умоляла его о чем-то, угрожала. Слава богу, Деборы не было дома, и она ничего этого не слышала.
   Стараясь успокоиться, она присела на подлокотник кресла. Мозги словно кто-то взболтал большой ложкой. После звонка Силла выключила радио, заперла все двери и задернула занавески. Напряженно вытянувшись, она сидела на подлокотнике, прислушивалась к каждому звуку, доносившемуся снаружи, и оглядывала гостиную. Неярко, уютно светила лампа. Силла смотрела на стены, которые они с Деборой красили собственноручно, на мебель, которую они вместе выбирали. И конечно, ужасно спорили. Милые, знакомые вещи.
   Прошло всего шесть месяцев, а в гостиной уже поселилась куча разных безделушек, забавных сувенирчиков и прочих мелочей. Раньше такого не бывало. Но на этот раз они с Деборой не снимали дом. Это было их собственное жилище. И мебель тоже была их собственная.
   Может быть, именно поэтому Силла и Дебора, не сговариваясь, начали заполнять комнаты приятными, бесполезными вещицами. Фарфоровая кошка, свернувшаяся клубочком, на заваленной книгами и прочим добром книжной полке. До смешного дорогая белая ваза, разрисованная по краю цветами гибискуса. Фигурка лягушки в черном фраке.
   «Мы начали вить гнездо, – поняла вдруг Силла. – В первый раз за все время, как остались одни, мы начали создавать свой дом. И я не позволю какому-то злому духу, бесплотному голосу в телефонной трубке, все разрушить».
   Что же делать? Сейчас, когда рядом никого не было, Силла могла себе позволить побыть слабой. Она опустила голову и закрыла лицо руками. Противостоять ему? Бороться? Но как бороться с тем, кого не видишь и чьи мотивы не понимаешь? Притвориться безразличной? Но как долго можно выдержать такое? Ведь теперь он изводит ее не только на работе. Он достал ее и дома.
   И что будет, когда он устанет от телефонных звонков и явится к ней лично?
   Короткий стук в дверь едва не вызвал у Силлы сердечный приступ. Она прижала руку к груди.
   Я твой палач. Я заставлю тебя страдать. Я заставлю тебя заплатить за все.
   Силла. Это Бойд. Открой дверь.
   Еще несколько секунд. Закрыть лицо руками, сделать глубокий вдох. Так. Уже лучше. Силла подошла к двери и повернула ключ.
   – Привет. Быстро вы. – Она кивнула Алтее. – Детектив Грейсон. – Силла жестом пригласила Бойда и Алтею войти и привалилась к закрытой двери. – Простите, что выдернула вас. Я так глупо себя чувствую.
   – Это наша работа, – вежливо ответила Алтея. Эта женщина уже на пределе, подумала она. Еще немного – и сорвется. – Не возражаете, если мы присядем?
   – Да, конечно. Простите. – Силла провела рукой по волосам. Похоже, сделать вид, что все в порядке, не очень-то получается. Нехорошо. Непрофессионально. – Может быть... мм... сделать кофе?
   – Не беспокойся. – Бойд сел на кремовый диван и облокотился на подушку. Подушки были ярко-синие. – Расскажи нам, что случилось.
   – Я все записала. – Силла подошла к столику, где стоял телефон, и взяла блокнот. Даже по ее движениям чувствовалось, что она на грани нервного срыва. – Привычка радиоведущего. Как только звонит телефон, я хватаю карандаш. – На самом деле у нее не было сил повторять все вслух. Но признаваться в этом Силле не хотелось. – Кое-какие слова я сократила, но думаю, вы все разберете.
   Бойд взял у нее блокнот и быстро прочитал написанное. Желудок тут же скрутило от ярости и отвращения, но внешне Бойд остался спокойным, как скала. Он передал записи Алтее.
   Силла не могла усидеть на месте. Она то расхаживала по гостиной, то замирала на месте, ломала пальцы, нервно теребила толстовку.
   – Он довольно откровенно выражает свое мнение обо мне. И в деталях описывает, что собирается со мной сделать.
   – Тебе в первый раз звонят домой? – спросил Бойд.
   – Да. Не знаю, где он достал номер. Меня... нас нет в телефонном справочнике.
   Алтея отложила в сторону блокнот Силлы и достала свой собственный.
   – Кто знает ваш домашний номер?
   – На радио знают. – Силла немного расслабилась. Это уже легче. Простые вопросы, простые ответы. С этим она справится. – Номер должен быть в личном деле Деборы, в колледже. Мой юрист знает – Карл Доннели, офис в центре города. Пара парней, знакомых Деборы. Джош Холден и Даррен Маккинли. Несколько подруг. – Короткий список. – Кажется, все. Что меня больше всего беспокоит, так это... – Силла подпрыгнула. Дверь за ее спиной открылась. – Деб! – В ее голосе звучали и облегчение, и раздражение. – У тебя же сегодня вечерние занятия.
   – Так и есть. – Огромными синими глазами сестра Силлы воззрилась на Бойда и Алтею. – Вы из полиции?
   – Дебора, – менторским тоном начала Силла, – ты ни в коем случае не должна пропускать занятия. Ты же знаешь...
   – Прекрати обращаться со мной как с ребенком! – Дебора сунула в руки Силле какую-то газету. – Ты что, на самом деле думаешь, что я буду вести себя как ни в чем не бывало, когда происходит такое? Черт возьми, Силла, ты уверяла меня, что ничего страшного!
   Значит, Дебора уже прочитала потрясающую новость, устало подумала Силла. Жизнь звезды ночного эфира в опасности. Голова вдруг страшно разболелась. Она потерла висок.
   – Я и сейчас говорю – ничего страшного. Просто газетная шумиха, ничего больше. Завлекают читателей, вот и все.
   – Вот и все?! Да ничего это не все!
   – Я позвонила в полицию! – крикнула Силла и отшвырнула газету. – Чего ты еще от меня хочешь?
   А они похожи, заметил Бойд. Одинаковые губы, и разрез глаз один и тот же. Силла привлекательна и сексуальна настолько, что мужчины сворачивают шею при виде ее, но ее сестра абсолютно сногсшибательна. Невероятная красотка. Молодая еще, подумал Бойд. Не больше восемнадцати, наверное. Через пару лет ей достаточно будет всего лишь взглянуть на мужчину, чтобы он проглотил язык.
   Однако разница между сестрами тоже есть. У Деборы короткая стрижка, у Силлы – копна буйных кудрей. Младшая сестра одета в темно-бордовый свитер, обтягивающие брюки и лаковые сапоги. Старшая – в домашней одежде. Зеленые спортивные штаны, фиолетовый топ и мешковатая оранжевая толстовка. Наряд дополняли толстые желтые носки.
   Вкусы у них, может быть, и разные, зато темперамент, похоже, общий, снова подумал Бойд.
   Да, когда сестры О'Роарки ссорились, тут было на что посмотреть.
   Алтея подвинулась чуть ближе к нему.
   – Очевидно, это не в первый раз, – шепнула она.
   Бойд усмехнулся. Будь у него ведерко попкорна и пиво, он бы с удовольствием посмотрел еще раундов десять.
   – На кого ставишь?
   – На Силлу, – пробормотала Алтея. – Но младшая сестрица еще себя покажет.
   Поняв, что от Силлы толком ничего не добьешься, Дебора с отвращением отвернулась.
   – Хорошо. – Она наставила палец на Бойда. – Тогда вы мне скажите, что здесь происходит.
   – Э-э-э...
   – Ясно. – Она повернулась к Алтее. – Тогда вы.
   Сдерживая улыбку, Алтея кивнула:
   – Мы ведем расследование по делу вашей сестры, мисс О'Роарки.
   – Значит, заведено дело.
   Не обращая внимания на разгневанный взгляд Силлы, Алтея снова кивнула:
   – Да. Мы установили записывающее устройство на телефон прямого эфира радиостанции и пытаемся проследить, откуда идут звонки. Также я и детектив Флетчер опросили ряд лиц, ранее задерживавшихся за похожие преступления. После произошедшего сегодня мы установим прослушку на ваш домашний телефон.
   Дебора поняла все мгновенно.
   – После произошедшего сегодня... Силла, только не это! Он позвонил тебе сюда? – Забыв о том, что они только что кричали друг на друга, она бросилась обнимать сестру. – Прости меня.
   – Пожалуйста, не волнуйся. – Дебора словно одеревенела. Силла чуть отстранилась и посмотрела ей в глаза. – Правда, Дебора. Нам не о чем волноваться. Пусть профессионалы волнуются, это теперь их забота.
   – Совершенно верно. – Алтея встала. – Мы с детективом Флетчером работаем в полиции уже около десяти лет. Мы позаботимся о вашей сестре. Есть здесь еще телефон? Я бы хотела сделать несколько звонков.
   – На кухне, – быстро проговорила Дебора, чтобы Силла не успела вмешаться. Ей необходимо было поговорить с полицией с глазу на глаз. – Я покажу. – Она улыбнулась Бойду. – Хотите кофе, детектив?
   – Спасибо. – Бойд проводил Дебору взглядом. Какой мужчина на его месте не сделал бы этого?
   – Даже и не думай, – сквозь зубы процедила Силла.
   – Прошу прощения? – Бойд не мог не улыбнуться. Не обязательно быть детективом, чтобы распознать наседку, защищающую своего цыпленочка. – Твоя сестра – это нечто.
   – Ты для нее слишком старый.
   – Ой-ой.
   Силла схватила сигарету и снова пристроилась на подлокотник кресла.
   – В любом случае мне кажется, ты и детектив Грейсон просто созданы друг для друга.
   – Алтея? – Бойд снова улыбнулся. Он все время забывал, что его напарница – женщина. – Да. Я счастливчик.
   Силла сжала губы. Мысль о том, что Бойд предпочитает ей другую женщину, отчего-то показалась нестерпимой. Алтея Грейсон была действительно яркой личностью и настоящим профессионалом. Это ничего. Силла могла даже смириться с тем, что Алтея потрясающе красива. Но то, что они с Бойдом понимают друг друга с полуслова... Что они так явно близки... Невыносимо.
   Бойд взял у нее незажженную сигарету.
   – Ревнуешь?
   – И не мечтай, ковбой.
   – Ну, о моих мечтах поговорим позже. – Он приподнял ее подбородок. – Как ты себя чувствуешь?
   – Нормально. – Силла захотела подняться, но Бойд стоял слишком близко. Если она встанет, то окажется совсем рядом, и слишком велико будет искушение положить голову ему на плечо и прижаться к нему. И забыть обо всем. А у нее есть обязанности, работа. И гордость тоже есть. – Не хочу вмешивать в это дело Дебору. Она здесь одна по ночам, пока я работаю.
   – Я могу договориться о том, чтобы возле дома дежурил патрульный автомобиль.
   Силла благодарно глянула на него.
   – Мне страшно при мысли, что где-то я допустила ошибку и поставила ее жизнь под угрозу. Она этого не заслужила.
   Бойд, не сдержавшись, погладил ее по щеке.
   – Ты тоже этого не заслужила.
   Как давно никто не притрагивался к ней. Силла не позволяла притрагиваться к себе. Испытывая настоящее смятение, она тем не менее безразлично пожала плечами.
   – Об этом я как-то не думаю. – Она вздохнула. Как хорошо было бы сейчас уткнуться носом в эту широкую, надежную ладонь и закрыть глаза. – Мне надо собираться. Пора на работу.
   – Может, пропустишь сегодня эфир? Отдохнешь немного.
   – Чтобы он подумал, будто сломал меня? Ни за что.
   – Даже супергерои иногда берут выходной.
   Силла покачала головой. С одной стороны от ее кресла стоял стул, с другой – Бойд. Деваться было некуда. Она напряглась, но из упрямства не отвела глаза. Он, черт его побери, ждал ответа. Но не мог же он не видеть, что она измучена, что ей не по себе от его чрезмерной близости. Он ведь не слепой и не глупый!
   – Не дави на меня, Флетчер.
   Еще минута – и Бойд прижал бы ее к себе. Это уже почти случилось.
   – Я пока и не начинал на тебя давить, О'Роарки.
   Ее глаза стали злыми.
   – Мне сегодня уже достаточно угрожали, спасибо большое.
   За это Бойду захотелось ее задушить. Неторопливо, не отрывая от нее взгляда, он засунул руки в карманы.
   – Это не угроза, детка. Это обещание.
   Дебора, маячившая в дверях, решила, что она услышала уже достаточно, и деликатно кашлянула.
   – Кофе, детектив Флетчер. – Она протянула ему дымящуюся кружку. – Алтея сказала, черный, две ложки сахара.
   – Спасибо.
   – Я побуду здесь. – Дебора взглянула на Силлу, ожидая возражений. – Они приедут в течение часа, чтобы установить прослушку на телефон. – Силла молчала. Дебора положила руки ей на плечи и расцеловала в обе щеки. – Я не пропустила ни одного занятия в этом семестре, Саймон!
   – Саймон? – переспросил Бойд.
   – Саймон Легри. Как в «Хижине дяди Тома». Ей бы только надсмотрщиком рабов быть.
   – Не понимаю, о чем ты. – Силла взяла свою сумку. – Принимайся-ка лучше за историю Соединенных Штатов. И политологию тоже не мешало бы почитать. И сто первую главу из «Психологии» повторить. – Она вытащила из шкафа пальто. – Ну, и раз уж ты дома, отчисть как следует пол на кухне. Старую зубную щетку найдешь в ванной. И дров заодно наруби.
   Дебора засмеялась:
   – Иди уже.
   Силла улыбнулась и протянула руку к двери. Бойд опередил ее. Их пальцы соприкоснулись. Силла отдернула руку.
   – Что ты делаешь?
   – Собираюсь подвезти тебя. – Он подмигнул Деборе и подтолкнул Силлу к выходу.
* * *
   – Это просто смешно. – Большими шагами Силла вошла в здание.
   – Что именно?
   – Не понимаю, почему в студии радом со мной обязательно должен сидеть коп. – На ходу она сорвала с себя пальто, взмахнув им, как тореадор плащом, и, раздраженно хмурясь, направилась по коридору.
   Бойд шел за ней. Дверь кладовки вдруг распахнулась. Силла вскрикнула, отпрянула назад и едва не упала. Бойд поддержал ее.
   – Господи, Билли! У меня чуть сердце не остановилось.
   – Прошу прощения. – Седоватый, тощий, как спичка, уборщик виновато улыбнулся. – У меня жидкость для мытья окон закончилась. – Он показал им какую-то бутылку.
   – Да ничего страшного. Я просто немного нервничаю.
   – Да, я в курсе. – Билли взял свое ведро и швабру. – Не волнуйся, Силла. Я здесь до полуночи.
   – Спасибо. Будешь сегодня слушать шоу?
   – Конечно. – Еще раз улыбнувшись, Билли удалился. На ходу он слегка подволакивал правую ногу.
   Силла вошла в кладовку, достала из сумки пятидолларовую купюру и засунула ее в стопку сложенных тряпок для протирки пыли.
   – Это еще зачем?
   – Он служил во Вьетнаме, – просто сказала она и закрыла дверь.
   Бойд промолчал. Силле и так было неловко оттого, что он стал невольным свидетелем ее мягкосердечия, и любые комментарии разозлили бы ее еще больше. Усугублять напряжение не хотелось.
   Обычно перед началом своего эфира Силла сидела в комнате отдыха и просматривала плей-лист на сегодня. Обращалась она с ним достаточно вольно, по своему усмотрению вычеркивая и добавляя какие-то композиции. Программный директор уже бросил вопить по этому поводу и махнул на Силлу рукой, предоставив ей полную свободу действий. Еще одна причина любить ночной эфир, подумала она. С дневным такие штуки бы не прошли.
   – Новая группа... – пробормотала Силла.
   – Что? – Бойд взял из коробки пончик в глазури.
   – Новая группа. «Стадс». – Она постучала карандашом по столу. – Однодневка. Не стоило бы тратить на них эфирное время.
   – Зачем тогда ты их ставишь?
   – Каждый заслуживает шанса. – Силла машинально откусила от пончика, который Бойд поднес к ее губам. – Через шесть месяцев о них никто и не вспомнит.
   – Что ж, это рок-н-ролл.
   – Нет. «Битлз», Бадди Холли, Чак Берри, Спрингстин, Элвис – вот это рок-н-ролл.
   Бойд заинтересованно посмотрел на нее.
   – А ты когда-нибудь слушаешь что-нибудь еще?
   Силла улыбнулась и облизнула сладкие губы.
   – Хочешь сказать, существует что-нибудь еще?
   – Ты всегда такая... непримиримая?
   – Ага. – Она достала из кармана резинку и одним ловким движением собрала волосы в хвост. – А ты какую музыку любишь?
   – «Битлз», Бадди Холли, Чак...
   – О, есть надежда, что ты нормальный человек, – перебила Силла.
   – Моцарт, Лена Хорн, «Божоле», Джоан Джетт, Элла Фицджералд, Би Би Кинг...
   Силла иронически приподняла бровь.
   – Так, значит, у нас эклектичный вкус.
   – Мы просто открыты для всего.
   Она секунду помолчала.
   – Ты настоящая загадка, Флетчер. Я считала, что ты из таких... ну, знаешь, «любовь-кровь», «туман-обман».
   – В смысле моих музыкальных предпочтений или личных качеств?
   – И то и другое. – Она взглянула на часы. – Ну, шоу начинается.
   Боб Уильямс, средних лет коротышка с заметным брюшком, который вел эфир с шести до десяти вечера, как раз заканчивал свою программу. По голосу можно было решить, что это статный двадцатилетний красавец. Он помахал Силле рукой.
   – Ммм, в студию только что вошла длинноногая красотка Силла О'Роарки, и мое сердце учащенно забилось. Готовьтесь, дорогие радиослушатели. Я передаю микрофон нашей полночной звезде, а напоследок дарю вам этот ретро-хит. – Боб поставил песню «Роллинг стоунз» и повернулся к Силле и Бойду.
   – Эй, радость моя, ты в порядке? – спросил он, растирая затекшую ногу.
   – Конечно. – Силла принялась рыться в куче дисков.
   – Я видел газеты.
   – Да все нормально, Боб. Ничего страшного.
   – Мы все как одна семья. – Боб быстро сжал ее плечо. – Помни, пожалуйста, что мы за тебя горой.
   – Спасибо.
   – А вы из полиции? – обратился он к Бойду.
   – Да.
   – Поймайте этого мерзавца поскорее. Он нас уже замучил. – Боб снова потрепал Силлу по плечу. – Если что – я всегда в твоем распоряжении. Помогу чем смогу.
   – Хорошо, Боб. Спасибо.
   Нельзя об этом думать. Нельзя раскисать. До эфира тридцать секунд. Силла заняла свое место, поправила микрофон, сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, проверила звук – «раз-два-три» – и включила микрофон.
   – Привет, Денвер! Это Силла О'Роарки и радио номер один – Кей-эйч-ай-пи. Я буду с вами с десяти вечера до двух ночи. А начнем мы с того, что прямо сейчас разыграем в прямом эфире сто девять долларов. Если вы знаете название и год, а также имя исполнителя композиции, которая сейчас прозвучит, то вам остается только позвонить к нам в студию и получить свой выигрыш! Звоните по номеру 555-5447. Итак, песня-загадка!
   Зазвучала музыка. Силла удовлетворенно улыбнулась. Все идет как надо. Все под контролем.
   – Элтон Джон, – раздался за ее спиной голос Бойда. – «Гулящий кот». Тысяча девятьсот семьдесят... второй.
   Силла обернулась. По лицу Бойда было видно, что он страшно доволен собой. Он сидел, засунув руки в карманы джинсов, и улыбался. Как все-таки ужасно, что он такой привлекательный.
   – Ну-ну, ковбой. Ты меня удивляешь. Напомни, чтобы я выдала тебе майку с символикой нашего радио.
   – Я бы предпочел обед с тобой.
   – А я бы предпочла иметь «порше». Но вот видишь ли... эй, это еще зачем?
   Бойд удержал ее руку в своей.
   – Ты грызешь ногти. – Он погладил ее ладонь большим пальцем и заметил, как моментально изменились ее глаза. – Дурная привычка.
   – А у меня их вообще много.
   – Прекрасно. – Вместо того чтобы сесть на свое место, Бойд придвинул другой стул поближе к ней. – Я не успел взять свою книгу, – объяснил он. – Хочу посмотреть поближе, как ты работаешь.
   – Почему бы тебе не... – Силла чертыхнулась и быстро нажала кнопку на пульте. Из-за этих разговоров она чуть не пропустила свое время. – Кей-эйч-ай-пи. Вы готовы назвать нам песню?
   Песню смог назвать только пятый позвонивший. Стараясь игнорировать Бойда, Силла запустила следующую музыкальную подборку, а сама стала записывать имя и адрес победителя.
   «Как будто у меня других забот нет», – злобно подумала она. Как, спрашивается, можно сосредоточиться на эфире, если он сидит практически у нее на голове? Так близко, что можно даже почувствовать его запах, вдруг осознала Силла. Никакого одеколона, просто мыло. Свежий, чистый аромат, вызывающий в памяти горные вершины и тихие ночи вдвоем с любимым человеком.
   «Меня не интересует ни то ни другое, – напомнила себе Силла. – Все, что мне сейчас нужно – это как-то пережить этот неприятный период и снова войти в привычную колею». Силла твердо знала – привлекательные мужчины приходят и уходят, а успех остается. Если, конечно, ты готов за него попотеть.
   Она потянулась за новым диском и нечаянно коснулась коленом его бедра. Твердого, словно камень. Ну уж нет, теперь она не будет дергаться. И взгляд отводить не будет. Глаза их встретились. Силла смотрела с вызовом. Бойд посмотрел на ее губы, а затем – в глаза. С явным желанием. В висках у Силлы запульсировало – должно быть, от музыки; наушники она упорно не снимала, чтобы Бойд не вздумал начать беседу. Чей-то голос пел о жарких ночах и страсти.
   Очень медленно и осторожно она отодвинулась. Ее собственный голос, когда она снова включила микрофон, был чуть более хрипловатым, чем обычно.
   Бойд встал. Что ж, сам во всем виноват. Он хотел разозлить Силлу, подразнить ее немного, чтобы отвлечь от телефонного звонка, который обязательно раздастся сегодня в студии. Он намеревался переключить ее внимание на себя, потому что – чего греха таить – внимание Силлы было ему более чем приятно. Но почему-то Бойд совершенно не подумал, как же в таком случае он совладает с собой.
   От нее пахло ночью. Темной и загадочной. Ее голос был страстным, манящим и многообещающим. Но взгляд при этом оставался бесхитростным и наивным. У Силлы О'Роарки были глаза неиспорченного ребенка. Вряд ли в целом свете нашелся бы мужчина, способный устоять перед подобным искушением.
   Нужно немного отойти в сторону, подумал Бойд, тихонько выходя из студии. Отстраниться. Отрезвиться. Если он станет так эмоционально реагировать на женщину, которую должен защищать, ничего хорошего из этого не выйдет. Ни для него, ни для нее.
   Оставшись одна, Силла постаралсь расслабиться. Постепенно, мускул за мускулом. Все это просто оттого, что она сильно нервничает. Во всяком случае, ей хотелось бы в это верить. Ее странная реакция на Бойда объясняется только тем, что уже больше недели она живет в ужасном напряжении. К тому же он ее провоцирует.
   Силла сдула со лба волосы и решила поставить два хита подряд. Радиослушатели порадуются, а у нее будет еще пара минут, чтобы успокоиться.
   Что же он за человек? Читает Стейнбека – и легко узнает старые хиты. Говорит медленно и протяжно – и быстро соображает. Носит изношенные ботинки – и дорогущий пиджак.
   «Ну и что? Какая тебе разница, – подумала Силла, готовясь к следующему двадцатиминутному блоку. – Меня не интересуют мужчины. А он мужчина, даже более чем. Это раз. Я никогда не завяжу роман с копом. Это два. И к тому же слепому видно, что у него весьма близкие, даже чересчур близкие отношения с его сногсшибательной напарницей. А я никогда в жизни не посягала на чужую собственность. Это три».
   Три гола в ворота Бойда. Бойд выбывает из игры.
   Силла закрыла глаза и позволила музыке унести ее далеко-далеко. Как всегда, это помогло. Музыка успокаивала, поднимала настроение или просто напоминала, до чего же ей повезло в жизни. Силла, в отличие от Деборы, не обладала выдающимися способностями к учебе. Она получила обязательное среднее образование и решила не учиться дальше. И тем не менее работала именно там, где всегда хотела работать, и делала именно то, что ей нравилось.
   Жизнь научила Силлу кое-чему важному. Ничто не длится вечно. Все проходит – и хорошее, и плохое. И этот кошмар, каким бы тяжелым он ни был, тоже рано или поздно окончится. Нужно просто его пережить. День за днем.
   – Джоан Джетт слегка встряхнула вас, чтобы вы не засыпали. Время приближается к половине двенадцатого. Впереди вас ждут музыкальные новости, а затем Стив Уинвуд, Фил Коллинз и многие другие. Вы слушаете радио Кей-эйч-ай-пи, а выпуск новостей представлен «Уайлдвуд рекорде».
   Силла запустила новости и просмотрела рекламные объявления, которые нужно будет прочитать, затем поставила следующий музыкальный блок и встала, чтобы немного размяться.
   За этим занятием ее и застал вернувшийся Бойд.
   Он замер на месте и собрал все силы, чтобы не застонать. Силла подняла руки вверх, потянулась и сделала несколько невероятно чувственных движений бедрами. На голове у нее были наушники. Пританцовывает под музыку, понял Бойд. Она нагнулась, обхватила щиколотки руками, затем медленно выпрямилась и сделала пару танцевальных па.
   Ему и раньше приходилось видеть, как Силла разминается. Она обязательно делала это раз или два за время своего четырехчасового эфира. Но сейчас Силла думала, что ее никто не видит, и двигалась иначе, более раскованно, более сексуально. Похоже, десять минут перерыва – это слишком мало, осознал Бойд, наблюдая за ней. Как бы не пришлось выбегать из студии снова.
   Силла уселась на место, сказала несколько слов в микрофон, сняла наушники и включила колонки, наслаждаясь музыкой, раскачиваясь в такт ритму.
   Бойд подошел ближе и положил руку ей на плечо. От неожиданности Силла подскочила и чуть не упала со стула.
   – Спокойно, О'Роарки. Я принес тебе чай.
   Сердце бухало где-то в горле. Она перевела дыхание.
   – Что?
   – Чай, – повторил Бойд и протянул ей чашку. – Ты пьешь слишком много кофе. Это травяной чай. Жасминовый, кажется, или что-то в этом роде.
   Силла взглянула на чашку с отвращением. Испуг постепенно проходил.
   – Я не пью цветы.
   – Попробуй. Может, перестанешь подпрыгивать до потолка, когда кто-то к тебе прикасается. – Бойд отхлебнул газировки из бутылки.
   – Лучше уж я это выпью. – Силла кивнула на бутылку.
   Он сделал еще глоток и передал газировку ей.
   – Уже почти половина программы прошла.
   Силла тоже бросила взгляд на часы. Близилась полночь. Раньше это была самая ее любимая часть эфира. Теперь же, наблюдая за тем, как большая стрелка догоняет маленькую, Силла почувствовала, что ладони ее вспотели.
   – Может быть, сегодня он не станет звонить. Ведь он уже звонил мне домой.
   Бойд присел рядом.
   – Может быть.
   – Но ты так не думаешь, да?
   – Я думаю, что не стоит торопить события. – Он положил руку ей на плечо. – Я прошу тебя, оставайся спокойной. Постарайся продержать его на линии как можно дольше. Задавай вопросы. Не важно, что он будет говорить в ответ, просто спрашивай его еще и еще, о чем угодно. Может быть, он скажет что-нибудь, что даст нам зацепку.
   Силла кивнула и уткнулась в свои бумаги. Немного помолчав, она все же решила задать вопрос самому Бойду:
   – Хочу спросить тебя кое о чем.
   – Давай.
   Не глядя на него, Силла допила газировку. В горле у нее вдруг пересохло.
   – Как долго ты сможешь со мной нянчиться?
   
Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать