Назад

Купить и читать книгу за 69 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Грузинская разведка. Тайная война против России

   Для многих война с Грузией началась в августе 2008 года, когда первые грузинские снаряды обрушились на спящий Цхинвали, и грузинская армия вторглась на территорию Южной Осетии. Но мало кто знает, что вот уже почти два десятка лет на территории Южной Осетии и Абхазии идет другая война. На которой есть убитые и раненые, предатели и герои. Это война разведок. Она не прекращалась даже в короткие мирные годы. И сегодня, несмотря на многочисленные провалы, разведывательная деятельность грузинских спецслужб не только не прекращается, но и непрерывно возрастает. В этой книге автор рассказывает о некоторых деталях работы грузинской разведки против России, Абхазии и Южной Осетии.


Олег Николаевич Глазунов Грузинская разведка. Тайная война против России

   © Глазунов О. Н., 2011
   © ООО «Алгоритм-Издат», 2011
   © ООО «Издательство Эксмо», 2011

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

От автора

   Для многих из нас война с Грузией началась в августе 2008 года, когда первые грузинские снаряды обрушились на спящий Цхинвали, и грузинская армия вторглась на территорию Южной Осетии. Но мало кто знает, что вот уже почти два десятка лет на территории Южной Осетии и Абхазии идет другая война. На которой есть убитые и раненые, предатели и герои. Это война разведок. Она не прекращалась даже в короткие мирные годы. И сегодня, несмотря на многочисленные провалы, разведывательная деятельность грузинских спецслужб не только не прекращается, но и непрерывно возрастает.
   В своей книге я стараюсь максимально объективно и точно рассказать и о некоторых деталях работы грузинской разведки против России, Абхазии и Южной Осетии, воздерживаясь от политических комментариев, чтобы дать возможность читателям самим судить о реальном противостоянии двух стран. Ознакомившись с этим трудом, читатель сможет получить реалистическое представление о том, что представляет собой окутанное некой загадочностью разведывательное сообщество Грузии, а через эту призму впервые узнать или по-новому увидеть многие стороны жизни этой удивительной страны.

Часть 1
История спецслужб Грузии. От Гамсахурдия до Саакашвили

   В декабре 1991 года развалом СССР закончилась «холодная война». Некогда могучий и непобедимый Советский Союз развалился почти на два десятка независимых государств, и теперь каждая республика должна была решать свои проблемы самостоятельно. Закономерно, что во вновь созданных независимых республиках стали появляться новые органы государственной и исполнительной власти: министерства, комитеты и ведомства. На осколках некогда единой системы КГБ СССР в каждой республике были созданы новые структуры государственной безопасности. Теперь они формировались местными национальными кадрами и ориентировались на свои национальные интересы.
   В то же время разрушение мощной централизованной структуры, каким была система КГБ, привело к проблемам во вновь созданных республиканских подразделениях. Они оказались в трудной ситуации, им практически пришлось все начинать с нуля. Следует учитывать тот факт, что в рамках советского КГБ в каждой республике были приоритеты, определяемые из Москвы с учетом местной специфики и потребности центра. Теперь же спецслужбы, работающие в независимых государствах, столкнулись с необходимостью охватить абсолютно все проблемы, начиная от создания подразделений внешней разведки и контрразведки, заканчивая подразделениями антитеррора. С этим столкнулись все спецслужбы, без исключения.
   Все эти задачи пришлось решать спецслужбам независимой Грузии. Но история создания грузинских органов безопасности во многом связана с борьбой различных кланов за власть в республике. Практически невозможно отделить политические процессы в Грузии от деятельности грузинских спецслужб. Поэтому наш рассказ мы начнем с первого президента Звиада Гамсахурдия.

Глава 1
Взлет и падение Звиада Гамсахурдия

   Звиад Гамсахурдия родился в 1939 году в семье известного грузинского драматурга. Его отец – академик АН Грузии Константина Гамсахурдия был один из наиболее значительных грузинских прозаиков XX века, автор двух известных романов – «Десница великого мастера» и «Давид Строитель». В сталинские годы Константин Гамсахурдия был репрессирован и отбывал срок в Соловецком лагере особого назначения на Белом море. Впоследствии он являлся старейшим осведомителем НКВД. К сотрудничеству его привлек сам Берия после нескольких арестов в связи с инкриминировавшимися ему антисоветскими заявлениями и националистическим сепаратизмом. В годы Великой Отечественной войны профессор К. Гамсахурдия рассматривался НКВД как один из кандидатов на пост руководителя подпольной агентурной сети в Грузии, если ее оккупируют фашисты. Впоследствии Берия потерял к Гамсахурдия всякий интерес. Тот, однако, оставался в Грузии весьма влиятельной фигурой. Известно, что Сталин лично запретил его арестовывать.
   В 1954 году, когда Берия был уже расстрелян, КГБ Грузии обратился в Москву за санкцией на арест Гамсахурдия как пособника Берии. Его хотели обвинить в том, что по указанию Берии он шантажировал представителей грузинской интеллигенции, принуждая их устанавливать тайные связи с немецкой спецслужбой. Именно за это, утверждали его обвинители, он получил в годы войны от Берии и Микояна крупные денежные суммы и американский «виллис». Но, в конце концов, Гамсахурдия оставили в покое, и умер он своей смертью в Тбилиси в 70-х годах.
   Что касается Звиада Гамсахурдия, то он закончил факультет западноевропейских языков Тбилисского университета, защитил докторскую диссертацию по филологии. Был член Союза писателей Грузии. С 1965 года принимал деятельное участие в литературной жизни. В 1960—1980-х гг. Гамсахурдия занимался нелегальной политической деятельностью, выступая против СССР. С 1974 года он поддерживал связи с московскими правозащитниками, благодаря Гамсахурдия в правозащитном бюллетене «Хроника текущих событий» стала регулярно появляться информация о событиях в Грузии. В апреле 1989 года он – один из организаторов многодневного антиабхазского и антисоветского митинга в Тбилиси, разогнанного 9 апреля (в давке погибли 18 человек).
   С конца 80-х карьера 3. Гамсахурдия развивалась стремительно. С весны 1990 года он – лидер блока «Круглый стол – Свободная Грузия», победившего в конце сентября 1990 г. на выборах в Верховный Совет Грузии. Затем с октября 1990 по май 1991 года Звиад Гамсахурдия – Председатель Верховного Совета Грузии. В 1991 г. являлся также председателем Совета национальной безопасности Грузии. В конце мая 1991 года Звиад Гамсахурдия был избран президентом Грузии.
   Во время путча, в августе 1991 года, Аслан Абашидзе, узнав о перевороте в Москве, сообщил об этом по телефону Гамсахурдия, который отдыхал со своей семьей в высокогорном селе Казбеги, и уговорил его принять все требования ГКЧП – в первую очередь, согласиться на роспуск военизированных формирований. Командир Национальной гвардии Грузии Тенгиз Китовани не подчинился указу Гамсахурдия и под предлогом учений вывел гвардейцев из Тбилиси.
   После краха ГКЧП, в октябре 1991 г. Гамсахурдия провел в Верховном Совете постановление о лишении мандатов депутатов-коммунистов (60 из 229) – за проявленные в августе «прогэкачепистские настроения».
   Однако к осени 1991 года ситуация в Грузии начинает резко меняться: авторитарный стиль правления президента и его непонимание существующих проблем отталкивают от него большую часть тогдашней правящей элиты и их полувоенных формирований. Особенно выражал свое недовольство Джаба Иоселиани, вор в законе, глава полувоенной националистической организации «Мхедриони».
   Следует заметить, что в борьбе с «Мхедриони» у Гамсахурдия не было надежных союзников, местному КГБ он не доверял. И на это были веские основания. Руководителем грузинского КГБ в период его президентства был генерал Тамаз Нинуа. Кадровый сотрудник госбезопасности, работавший в Грузии еще с начала 80-х. Гамсахурдия, будучи диссидентом1, ему не верил, во-первых, поскольку он был выдвиженец Гиви Гумбаридзе (первого секретаря ЦК компартии Грузии). Во-вторых, были подозрения, что Нинуа был связан с Москвой. Во многом Гамсахурдия был прав; дело в том, что КГБ Грузии был гораздо сильнее связан с Москвой, чем МВД. В советское время сотрудники МВД набирались из местных жителей и работали среди населения, в то время как сотрудников КГБ регулярно переводили на новые должности по всему Советскому Союзу. В результате КГБ был менее лоялен местным властям. Поэтому многие опытные и одаренные сотрудники грузинской госбезопасности предпочли не порывать с Москвой. Но многие сотрудники спецслужб поддерживали Гамсахурдия. Из числа сотрудников КГБ Грузинской СССР в 1988–1991 гг. активно работали сотрудники пятого управления Вахтанг Кутателадзе и Тимур Грдзелидзе, которые впоследствии стали руководителями этой системы.
   Лишь только в 1992 году грузинские власти постарались создать качественно новую спецслужбу. КГБ был распущен и преобразован в информационно-разведывательное бюро во главе с молодым философом из национального движения Ираклием Батиашвили.
   Итак, Гамсахурдия чувствует опасность, исходящую от Иоселиани, и, ссылаясь на указ Горбачева «О роспуске незаконных вооруженных формирований», в феврале 1991 года обращается за помощью к Советской армии, и спецназ ЗакВО вместе с местными гвардейцами под руководством Китовани после небольшого кровавого столкновения арестовывает Иоселиани и его ближайшее окружение. Всего было арестовано более 80 человек.
   Но вскоре находящегося в заключении лидера «Мхедриони» выдвигают кандидатом в президенты. Гамсахурдия подписывает закон, запрещающий заключенному претендовать на высшую власть. Иоселиани почти 42 дня держит сухую голодовку. За «узника совести» вступается Международная амнистия. На сорок третий день «вор в законе», доктор наук и «узник совести» Джаба Иоселиани из рук патриарха Грузии Илии II начинает принимать пищу.
   Но только через несколько месяцев, после того как его конкурент Китовани возглавит государственный переворот, Иоселиани выйдет на свободу. Этому событию предшествовало то, что Гамсахурдия, обеспокоенный бесконтрольными действиями набирающего силы конкурента, отдает приказ – гвардию распустить, а самому Китовани перейти в подчинение МВД. Тот, проигнорировав это распоряжение, собирает тбилисский гарнизон и с 5 тысячами гвардейцев уходит в Раконское ущелье, что находится в 80 километрах от столицы. Китовани, уйдя тогда из столицы, использовал это время не только для накопления военных сил, но и для получения политической поддержки.
   Согласно одной из версий, в октябре 1991 года в мастерской очень известного скульптора грузинского происхождения состоялась встреча Китовани с будущим министром обороны России Павлом Грачевым. По сути, тогда была и решена судьба Гамсахурдия. Истеричный, непредсказуемый, поддержавший ГКЧП президент Грузии потерял к тому времени поддержку не только весьма активной грузинской интеллигенции, которая возлагала на него «особые надежды», но и восстановил против себя московских либералов. На его фоне фигура Китовани выглядела особенно привлекательной. Вопреки популярной тогда националистической риторике он заявлял, что Грузия должна быть форпостом России на Кавказе и в связи с этим давал «твердое» слово, что никогда не поставит вопрос о выводе российских войск из страны2.
   В конце декабря Гамсахурдия снова приказывает открыть огонь по демонстрантам, днюющим и ночующим у Дома правительства. Китовани, поняв, что пробил его час действовать, отдает приказ о штурме президентской резиденции. Так в конце 1991 года начинается так называемая Тбилисская война. Но уже в первый же день боев бойцы Китовани несут большие потери и, потеряв около ста человек, отступают. Тогда многим уже казалось, что переворот захлебнулся. Потрясенный потерями Китовани даже готов был бежать из Грузии. Но бойцы «Мхедриони» пообещали ему помощь, если на свободу выпустят Джаба Иоселиани и Георгия Чантуриа. И 27 декабря оба оказались на свободе, и в тот же день Иоселиани объявил мобилизацию своих сторонников. Ему достаточно было сказать несколько слов по республиканскому телевидению, и ситуация на следующий день резко изменилась не в пользу Гамсахурдия.
   После ожесточенных уличных боев в Тбилиси и некоторых других городах Грузии в 4 часа утра 6 января 1992 года Гамсахурдия и его сторонники покинули бункер Дома правительства Грузии и страну, а к власти пришел Военный совет во главе с организаторами переворота. Шестого января 1992 года президент Грузии Звиад Гамсахурдия бежит из Тбилиси сначала в Армению, а затем в Грозный, под крыло Дудаева. Скоротечная кровавая гражданская война закончилась. Потом гражданская война переместилась на запад Грузии, в Мингрелию (родина Гамсахурдия), где сопротивление новой власти возглавил бывший водитель троллейбуса Лоти Кабалия.
   Управление Грузией берет на себя Военный совет во главе с «вором в законе» Джаба Иоселиани, командующим Национальной гвардией Тенгизом Китовани и экс-премьером Тенгизом Сигуа, однако победителям становится ясно, что остановить гражданскую войну им не по силам. Осознание этого заставит их задуматься над тем, чтобы придать независимой Грузии более приличествующий фасад. (Кстати, первой акцией новых властей стал расстрел демонстрации сторонников Гамсахурдия на Привокзальной площади в Тбилиси.) Именно Иоселиани станет вскоре главным сторонником возвращения в Грузию бывшего министра иностранных дел СССР пенсионера Эдуарда Шеварднадзе.

Глава 2
Эдуард Шеварднадзе. Становление грузинской разведки

   В марте 1992 года бывший министр иностранных дел СССР Эдуард Шеварднадзе возвращается в Тбилиси и становится председателем «Госсовета» Грузии. В октябре 1992 года на всенародных выборах он становится председателем парламента (пост президента решили упразднить), а затем и председателем Госсовета обороны и главкомом Вооруженных сил. Тенгиз Сигуа был утвержден в должности премьер-министра.
   Что касается Джаба Иоселиани, то в 1992–1995 годах он фактически был вторым лицом в государстве. Именно по его настоянию Хачишвили Теймураз был назначен министром внутренних дел Грузии (с ноября 1992 до сентября 1993 года). Этот деятель прежде занимал пост первого замминистра госбезопасности – а еще раньше он был полевым командиром в отрядах «Мхедриони» Джаба Иоселиани. На короткое время заместителем министра МВД был назначен экс-глава КГБ Грузии Тамаз Нинуа.
   13 ноября 2009 года в центре Тбилиси в собственной квартире были застрелены бывший глава службы госбезопасности Грузии Тамаз Нинуа и его супруга. Раскрыть убийство будет непросто. Слишком много знал Нинуа. Одним из мотивов убийства могла быть личная месть со стороны обиженных им во время работы в силовых ведомствах или же в бизнес-сфере. Вторая версия: убийство – дело рук российских спецслужб, которые могли ликвидировать Нинуа как носителя информации. И, наконец, третья версия связана с работой парламентской комиссии по установлению причин смерти первого президента Грузии Звиада Гамсахурдия. К сторонникам второй версии – об устранении лишнего свидетеля неприглядных фактов из прошлого – относится лидер грузинских христиан-демократов Гиорги Таргамадзе.
   Будучи сотрудником КГБ в период отделения Грузии от СССР и развала Союза, Нинуа мог знать очень много о том, как организовывались разгоны митингов в Грузии, на ком лежит вина за гибель мирных жителей и что на самом деле происходило в руководстве Грузии в конце 80-х – начале 90-х годов.
   Впрочем, Таргамадзе не исключает, что на судьбе Нинуа роковым образом сказалось и желание грузинских депутатов докопаться до истины в деле о смерти первого президента Грузии.
   А вот депутат Верховного совета во времена правления Звиада Гамсахурдия Нодар Натадзе однозначно связывает убийство бывшего министра безопасности с деятельностью российских спецслужб. Он считает, что его убили как носителя информации. Он мог знать механизм того, как агентура России, с учетом Шеварднадзе, боролась за свержение законной власти, как Россия и Шеварднадзе устроили переворот 1991–1992 годов. Экс-депутат считает, что убийство произошло не из-за расследования, которое затеял парламент, а из-за активизации России в Грузии. На российский след указала и вдова Манана Арчвадзе-Гамсахурдия.
   В этот период деятельность КГБ Грузии и МВД была фактически парализована. Многие сотрудники спецслужб жили за счет рэкета, бандитизма, коррупции и взяточничества. Общественностью было выявлено множество фактов вымогательства со стороны представителей грузинской полиции в отношении рядовых граждан и представителей малого бизнеса. Поэтому терпел Шеварднадзе Хачишвили до августа 1993 года, после чего снял с должности.
   В 1995 году Хачишвили был осужден за покушение на Эдуарда Шеварднадзе и пробыл в тюрьме до июля 2002 года (тогда Шеварднадзе многих таких деятелей помиловал и выпустил из тюрем).
   После того как Хачишвили был снят с должности министра МВД, несколько месяцев эту должность совмещал сам Шеварднадзе. И только в октябре 1993 года МВД Грузии возглавил Шота Квирая, занимавший прежде пост первого заместителя председателя Информационно-разведывательной службы. Квирая Шота – в начале своей карьеры был обычным сотрудником МВД. Крупные посты в силовых структурах Грузии он начал занимать после свержения президента Гамсахурдия. К началу 1993 года Квирая уже был первым заместителем министра безопасности (при Игоре Гиоргадзе).
   Следует заметить, что утверждение кандидатуры Квираи в грузинском парламенте сопровождалось большим скандалом. Была тогда даже небольшая потасовка: во время заседания в зал ворвалась группа полицейских во главе с начальником столичной полиции – и они попытались сорвать назначение Квираи министром. Полицейские не зря предприняли тогда эту отчаянную попытку: новый министр Квирая сразу же провел тотальную зачистку в МВД Грузии – и на все руководящие посты назначил своих людей (начальник тбилисской полиции тогда вылетел со своего поста самым первым).
   Квирая правил недолго, в 1995 году он был снят с должности. Новым министром МВД стал Каха Таргамадзе (1995–2001). На своей должности он продержался дольше всех – почти шесть лет. При нем полиция через покровительство отдельных фирм контролировала в Грузии серьезную долю сигаретного бизнеса, оптовой и розничной торговли. Полиция времен Кахи Таргамадзе славилась пытками и убийствами, когда людей выбрасывали из окон здания полицейского управления.
   Другие источники доходов сотрудников МВД были обложение незаконными поборами водителей и оформлением представителей частных охранных фирм полицейскими департамента охраны собственности министерства. Не без настойчивых стараний МВД в Грузии отсутствовали четкие законодательные рамки создания и деятельности частных детективных и охранных структур, которые действуют на основе закона о предпринимательстве и не имеют права вооружать своих сотрудников. Чтобы обойти закон и вооружиться, эти фирмы за определенную плату приобретают у правоохранительных органов для своих сотрудников статус полицейских и право ношения пистолетов. На деле полиция, в частности департамент охраны собственности, мало интересуется деятельностью своих новоявленных сотрудников.
   Таргамадзе плодотворно сотрудничал с Россией. Он был в хороших отношениях с рядом высших сотрудников МВД России того времени и, нередко переправляя чеченских боевиков через Грузию, сдавал их России. Он был вынужден уйти в отставку осенью 2002 года после массовых выступлений оппозиции. После «революции роз» в 2003 году Каха Таргамадзе покинул Грузию и с тех пор живет в России.
   МВД Грузии было самой многочисленной и самой влиятельной силовой структурой страны – так что Эдуард Шеварднадзе получил тогда в свои руки мощное оружие, с помощью которого он вскоре начнет постепенно выдавливать (а то и просто сажать в тюрьму) силовиков из московского клана КГБ.
   Понятно, что у нового президента Грузии было очень много врагов, готовых заплатить большие деньги за его устранение. Поэтому в этот период была создана личная охрана президента. Начальником вновь созданного отдела охраны Шеварднадзе был назначен полковник Эльдар Гоголадзе. Но Шеварднадзе ему не доверял. Только в 1994 году Гоголадзе был уволен с поста начальника охраны – и Шеварднадзе назначил тогда вместо него начальником новой Службы Государственной Охраны (СГО) генерала Вахтанга Кутателадзе, прошедшего обучение в США.
* * *
   Но вернемся к грузинским органам госбезопасности. Итак, в 1992 году грузинские власти постарались создать качественно новую спецслужбу. КГБ был распущен и преобразован в информационно-разведывательное бюро во главе с молодым философом из национального движения Ираклием Батиашвили. Из-за этого в грузинских спецслужбах произошел раскол: больше половины личного состава ушли в Министерство обороны, где по приказу Тенгиза Китовани возникло Главное управление специального назначения в составе двух управлений: разведки и контрразведки. Начальником последнего стал Игорь Гиоргадзе. Многие сотрудники бывшего КГБ Грузии или уехали в другие республики, или перешли в военизированные формирования типа «Мхедриони» или Национальная гвардия Китовани.
   Но бюро не суждено было стать сильной службой национальной безопасности. Это было время хаоса, когда каждое силовое ведомство имело свои разведорганы, не считающиеся друг с другом. В конце 1993 года Шеварднадзе пошел на стратегическое сближение с Россией, а Москва (во всяком случае, многие российские политики и чиновники, ответственные за взаимоотношения с Грузией) имела свои виды на сектор безопасности «младших партнеров». Батиашвили ушел в отставку. Было воссоздано Министерство государственной безопасности, а во главе его стал Игорь Гиоргадзе.
   Биография Игоря Гиоргадзе была тесно связана с Грузией и КГБ СССР. Он родился и вырос в Грузии. Отец был генерал пограничных войск и помощник первого секретаря ЦККП Грузии по военным вопросам. С 1968 по 1973 г. Гиоргадзе учился в Высшей школе КГБ СССР в Москве, получив квалификацию юриста-правоведа со знанием иностранных языков. В совершенстве владеет грузинским, русским, знает турецкий, французский, говорит на сербско-хорватском и азербайджанском языках. С 1973 г. в штате КГБ СССР. В 1980–1981 гг. участвовал в боевых действиях на территории Афганистана (в составе отряда специального назначения «Каскад» КГБ СССР в Кандагаре). Имеет 15 правительственных наград, в том числе медаль «За боевые заслуги».
   В 1992–1993 гг. И. Гиоргадзе принимал участие в гражданской войне на стороне противников президента Грузии Звиада Гамсахурдия. Именно в это время у него появился позывной «Командор».
   В должности министра МГБ И. Гиоргадзе активно развивал контакты со спецслужбами России, а также США, Турции, Армении, Азербайджана, Украины, ЮАР и других стран. За этот период он приобрел контакты среди своих иностранных коллег, влиятельных политиков и государственных деятелей. Гиоргадзе сделал многое для укрепления роли МГБ во внутриполитической и экономической жизни страны. Имея дружеские связи с командующим Группировкой российских войск в Закавказье (ГРВЗ) генералом Федором Реутом, Гиоргадзе с его помощью создал десантно-штурмовую бригаду, подчиненную МГБ. Он успешно конкурировал в экономической деятельности с другими силовыми центрами (Министерство обороны, МВД, лидером Аджарской автономии) и старался дружить с пока еще довольно влиятельным формированием «Мхедриони». В то же время Гиоргадзе подозревался в торговле оружием.
   При И. Гиоргадзе Министерство безопасности Грузии было основано на базе двух подразделений: Бюро разведки и информации и оперативного управления МВД. Наряду с добыванием разведывательных и контрразведывательных данных оно занимается обеспечением собственно безопасности государства. По утверждению министра безопасности Грузии Игоря Гиоргадзе, МБ Грузии устанавливает реальные связи с зарубежными спецслужбами: «…мы сотрудничаем с американцами и уже пожинаем первые плоды: они предлагают нам серьезную и конкретную помощь в деле борьбы с терроризмом и наркобизнесом… Здесь у меня был один из руководителей ЦРУ, и мы договорились о сотрудничестве. У нас есть контакты со спецслужбами стран Черноморского бассейна, с Министерством безопасности России… Намечено установление деловых и рабочих контактов с Арменией, Азербайджаном, Украиной… Посол Германии в Грузии подтвердил нам желание своего правительства оказать помощь по линии спецслужб».
   Первоначально Э. Шеварднадзе всячески поддерживал начинания Гиоргадзе. В Грузии было много проблем: преступность, незаконные военные формирования, наркомания, звиадисты и др. С помощью МГБ он планировал укрепить свои позиции. По мнению одного из весьма авторитетных депутатов грузинского парламента, Эдуард Шеварднадзе в тот период «делает ставку на Министерство безопасности. Он рассматривает это ведомство как опору своего режима».
   Кроме того, в наследство от Гамсахурдия Э. Шеварднадзе достались две неразрешенные проблемы: Южная Осетия и Абхазия. Эти республики, ранее входившие в состав Грузинской ССР, теперь требовали независимости. И если к лету 1992 года Шеварднадзе сумел мирно урегулировать югоосетинскую проблему, договорившись с Россией о вводе миротворческих сил в этот регион, с Абхазией отношения наладить не удалось.
   Поэтому решено было ввести в Абхазию грузинскую армию. Причем официальный предлог для ввода войск в Абхазию был следующий – нужно остановить разграбление поездов на Закавказской железной дороге.
   Будучи директором МГБ, И. Гиоргадзе выступал против ввода грузинских войск в Абхазию в 1992 году. Он был одним из тех, кто доказывал Эдуарду Шеварднадзе, что ввод войск на территорию Абхазии – это начало войны, и никакие грузы не оправдывают этого. Вместо этого И. Гиоргадзе предлагал такой вариант: создать для охраны дороги интернациональный сводный батальон – рота МВД Абхазии, рота из Грузии и рота из России. Но этого сделано не было.
   По всей видимости, Шеварднадзе не в состоянии был контролировать действия вооруженных отрядов, подчиняющихся его партнерам по власти, и 14 августа 1992-го, в самый разгар курортного сезона, отряды Национальной гвардии Грузии численностью до 3000 человек под командованием Тенгиза Китовани, под предлогом преследования отрядов сторонников Звиада Гамсахурдия, вошли на территорию Абхазии. Абхазские вооруженные формирования оказали сопротивление, но отряды Национальной гвардии за несколько дней заняли практически всю территории Абхазии, включая Сухуми и Гагру.
   Ситуация на абхазском фронте с осени 1992 года до лета 1993 года оставалась неизменной, пока в июле абхазские силы не начали очередное наступление на Сухуми. 27 июля 1993 года, после длительных боев, в Сочи было подписано соглашение о временном прекращении огня, в котором Россия выступала в роли гаранта. Данное перемирие абхазов заставила подписать Россия (под нажимом авторитета Э. Шеварднадзе), так как в результате боев абхазами был полностью блокирован город Сухуми и войска Госсовета оказались в полном окружении.
   После сокрушительного военного разгрома грузинское правительство попыталось организовать на территории Абхазии партизанскую войну. На официальном уровне этот факт всегда отрицался, но спецслужбы Грузии помогали партизанской группе Дато Шенгелия. Снабжали их оружием, диверсионными устройствами. Обучали их диверсионному делу.
   Кроме того, сотрудники МГБ занимались поиском бывшего президента Грузии Гамсахурдия. Одно из спецподразделений МГБ вышло на его след. Сотрудники спецслужб окружили местность, где он находился. И. Гиоргадзе позвонил Эдуарду Шеварднадзе и сказал: «Завтра я могу провести спецоперацию и задержать Звиада Гамсахурдия». На что он получил ответ: «Живой он Грузии не нужен». То есть, грубо говоря, Шеварднадзе дал приказ об уничтожении. И. Гиоргадзе отказался выполнить приказ.
   Уже после этого – в ночь с 31 декабря 1993 года на 1 января 1994 года – Звиад Гамсахурдия якобы покончил с собой. В январе удалось найти место его захоронения – в хозяйственной постройке одного из селений Мингрелии. Была создана правительственная комиссия, в которую вошел вице-премьер Грузии, ведущие министры и глава прокуратуры. Эта комиссия вынесла заключение о том, что Звиад Гамсахурдия покончил с собой. Подписи поставили все, кроме И. Гиоргадзе. Он настаивал, что даже при поверхностном осмотре входящего и выходящего отверстий в голове экс-президента можно было сделать вывод – это было убийство, а не самоубийство.
   На какое-то время Гиоргадзе казался сильнейшим политическим игроком в Грузии, но в стране со многими конкурирующими кланами (в том числе и силовыми министерствами), где правит искушенный в политике «разделяй и властвуй» президент, такое положение было трудно сохранить. Гиоргадзе распрощался с властью наряду с лидером «Мхедриони» Джаба Иоселиани. После этого наступил черед верховенства МВД. Десантно-штурмовая бригада была переподчинена непосредственно руководству МВД, а потом стала частью внутренних войск, которые также входят в систему МВД.
   Уже начиная с 1994 г. И. Гиоргадзе вступил в конфликт с Эдуардом Шеварднадзе. Сам Гиоргадзе объясняет свой конфликт так: «С 1994 года расхождения во взглядах на то, как должна строиться Грузия, между мной и Эдуардом Шеварднадзе достигли апогея. На ноябрь 1995 года были назначены президентские выборы. По рейтингам, проведенным в апреле – мае, я намного опережал Эдуарда Шеварднадзе – так же, как опережали его Аслан Абашидзе и бывший первый секретарь ЦК Компартии Грузии Джумбер Патиашвили.
   Мои действия и высказывания свидетельствовали о том, что я как руководитель Службы Государственной Безопасности Грузии не буду способствовать фальсификации выборов. Легким выходом из этой ситуации было инсценировать покушение на Эдуарда Шеварднадзе и взять под одну гребенку всех его политических противников».
   Поэтому, когда 29 августа 1995 года рядом с автомобилем Эдуарда Шеварднадзе, во дворе здания Парламента был подорван тротиловый заряд, Гиоргадзе был тотчас смещен с занимаемой должности и улетел из Грузии с российского военного аэродрома в Вазиани. Грузинские власти через СМИ объявили Гиоргадзе «террористом № 1» и он был объявлен в розыск по обвинению в организации этого теракта. Впоследствии он был также заочно обвинен в организации убийств политических деятелей и подготовке государственного переворота.
   После покушения на Шеварднадзе было арестовано около 400 человек. Конечно, на волне этого поиска врагов и при поддержке административного ресурса Эдуарду Шеварднадзе удалось выиграть выборы». В то же время, по словам Гиоргадзе «покушение на Шеварднадзе организовали тогдашний министр внутренних дел Грузии Шота Квирая и те, кто руководил личной службой безопасности Эдуарда Шеварднадзе».
   В связи с этим существует и другая версия покушения на Шеварднадзе. Шота Квирая, был назначен на пост министра МВД по протекции убитого в это время «вора в законе» Гиви Берадзе, известного под кличкой Гиви Резаный. Целью разгрома службы госбезопасности было устранение всех препятствий для наркоторговли и переход контроля над ней в руки Квирая. Для этой же цели были нейтрализованы и посажены в тюрьму Тенгиз Китовани и Джаба Иоселиани, а организация последнего «Мхедриони» – уничтожена.
   Однако следствие утверждало, что Гиоргадзе вызвал к себе своего бывшего заместителя Темура Хачишвили и бывшего руководителя корпуса спасателей Грузии Гигу Гелашвили, командира «Альфы» и поручил им осуществить теракт. В 1997–1998 годах шел процесс над теми, кто покушение якобы совершал и организовывал. В течение двух лет перед судом предстали 14 обвиняемых, 168 потерпевших и 365 свидетелей. Ни один из них не дал показаний против И. Гиоргадзе и не представил ни одного вещественного доказательства.
   Сам Шеварднадзе уже после своей отставки признавался: «Одна большая заслуга у него (Игоря Гиоргадзе) действительно есть. Я назначил его министром после падения Сухуми. В то время Китовани (бывший министр обороны) задумал новую атаку на Абхазию. Это могло обернуться огромной бедой. Тогда я попросил Гиоргадзе, чтобы он остановил эту авантюру, иначе в Грузии могла произойти большая беда. Он не только остановил, но задание выполнил на пятерку, всех вернул назад».
   В июле 2001 года Гиоргадзе дистанционно организовал в Тбилиси Всегрузинский Патриотический Альянс «Самшобло» (Родина) и создал партию «Справедливость». К нему примкнули такие мало совместимые люди, как диссидентка 80-х годов и близкий к Шеварднадзе политик Ирина Саришвили (в убийстве ее мужа и лидера Национал-демократической партии Грузии Георгия Чантурии в 1994 году Гиоргадзе также обвиняли) и бывший министр МВД в правительстве Аджарии времен Абашидзе Джемалом Готиридзе.
* * *
   Примерно с 1993 года Э. Шеварднадзе начал налаживать связи с американскими спецслужбами. Американцы набрали 50 человек грузин, вывезли их в США, полгода обучали, экипировали самым современным оружием. Программа стоила 6 миллионов долларов. Так в Грузии появилось спецподразделение «Омега», которое, по замыслу США, должно было обеспечивать безопасность Эдуарда Шеварднадзе на случай каких-то экстраординарных событий. Более того, президент США Билл Клинтон секретным распоряжением поручил ЦРУ и специальным вооруженным силам – коммандос – выполнять специальную программу, подразумевающую намерение удержать Эдуарда Шеварднадзе у власти.
   Известно, что с грузинской территории самолеты НАТО начали вести разведку южных регионов России еще во времена Шеварднадзе. В Гори специалисты США построили современный центр радиоэлектронной борьбы и разведки, который контролирует пространство и эфир Южной Осетии, а в Кехви – комплекс передовой радиолокационной станции и полевые установки военной разведки Грузии. Поэтому еще в 1997 г. Грузия стала участником американской программы противовоздушной обороны Regional Airspace Initiative. Эта программа была специально разработана для стран Восточной Европы в 1994 г., и одна из главных ее задач – установка так называемых ASOC – Air Sovereignty Operations Centers (в русской классификации – национальные оперативные центры контроля воздушного пространства).
   Подобные центры позволяют обмениваться информацией со всеми странами НАТО и включают в себя систему военных радаров с функциями радиоперехвата. Установленный на территории Грузии центр способен отслеживать ситуацию на всем Северном Кавказе, включая территорию Чечни.
   Что касается российских спецслужб, то в эти годы, по свидетельству очевидцев, руководство ФСК просто махнуло рукой на бывших братьев, отказываясь от совместных операций с соседями. А последней каплей для многих республик стало известие о том, что в российских посольствах в СНГ ввели штатные должности прикрытия для разведчиков – несмотря на то, что к 1994 году Россия подписала с большинством стран СНГ соглашения о неведении друг против друга разведдеятельности. Вялые попытки перетянуть на свою сторону спецслужбы СНГ начались только в 1995 году. В конце мая 1995 года в Тбилиси был подписан договор о сотрудничестве между спецслужбами стран СНГ. Но дальше проведения встреч в рамках СРОБ (совета руководителей органов безопасности) сотрудничество не двигалось. Лишь в 1996 году Россия решила пойти дальше протокольных встреч и выдвинула идею о создании Объединенного банка данных (ОБД) по борьбе с оргпреступностью. В том же году было подписано соглашение, по которому в проекте ОБД приняли участие спецслужбы России, Украины, Азербайджана, Армении, Белоруссии, Грузии, Казахстана, Киргизии, Молдавии, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана. В 1997 году была запущена первая очередь ОБД: в столице каждого государства – участника проекта были установлены терминалы, а в Москве заработало центральное звено.
* * *
   После Игоря Гиоргадзе МГБ Грузии недолгое время возглавлял бывший министр МВД генерал Шота Квирая. Но он был снят с должности в 1997 году, когда разгорелся скандал с незаконным прослушиванием грузинской оппозиции. Утверждалось, что Квирая провоцирует дестабилизацию обстановки в стране, плетет интриги против политической оппозиции и т. д. Была создана Временная следственная комиссия для изучения деятельности министерства безопасности Грузии и руководителя этого ведомства Шота Квирая. Более того, Квирая припомнили расстрел граждан во время гражданской войны в Самегрело, незаконное преследовании своих бывших сотрудников, и т. д. Любопытно, что во всей этой истории громче всего обсуждались старые грехи Квирая и традиционное обвинение в сотрудничестве с российскими спецслужбами. Не обсуждалось скандальное участие министра безопасности в сигаретном бизнесе, вылезшее наружу несколько месяцев назад. Что же касается преемника Квирая, то его кандидатура обсуждалась в политических кулуарах за неделю до отставки министра.
   В 1999 году Шота Квирая вновь всплывет на поверхность, в качестве члена Совета Национальной Безопасности Грузии – и одновременно был также представителем спецслужб своей страны в СНГ. Но все это продолжалось недолго – уже в январе 2000 года Квирая сделал публичное заявление, что он уходит из СНБ Грузии и остается в Москве («так как Грузии он больше не нужен»).
   После Шота Квирая МГБ Грузии недолгое время возглавлял генерал Джемал Гахокидзе. Он тотчас заявил о начале «глобальной реформы» в МГБ, конечная цель которой состояла в разделении систем разведки и контрразведки, в ликвидации структур, параллельных другим ведомствам. Кроме того, на базе МГБ была создана служба по борьбе с терроризмом и контрабандой, в функции которой входит также борьба с международным наркобизнесом. До конца осуществить реформы Гахокидзе не успел. Он был снят с должности после 9 февраля 1998 года, когда в Тбилиси был совершен еще один террористический акт против президента Эдуарда Шеварднадзе. Кроме того Гахокидзе показал себя не с самой лучшей стороны во время мятеже в армейской бригаде в октябре 1998 года. После отставки он получил место в аппарате Совета национальной безопасности.
   Новым шефом госбезопасности стал – Вахтанг Кутателадзе, который до этого руководил Специальной службой охраны государства. Это он в момент покушения на президента Грузии, когда машина Эдуарда Шеварднадзе была обстреляна из гранатометов, прикрыл собой президента, после чего пересадил его из искореженного «Мерседеса» в подоспевшие «Жигули» ГАИ и доставил в безопасное место. Вскоре после этого генерал Кутателадзе был назначен министром госбезопасности Грузии.
   Как и Игорь Гиоргадзе, В. Кутателадзе в прошлом был кадровым офицером КГБ СССР и личным телохранителем Шеварднадзе в бытность последнего Первым секретарем ЦК КПСС Грузии. До 7 998 года занимал пост начальника службы правительственной охраны.
   При нем МГБ приобрело имидж организации, не занимающейся ничем иным, кроме нелегальной экономической деятельности. Коррупция достигла невиданных размеров. Сотрудники МГБ наряду с полицейскими занимались рэкетом бизнесменов, потакая тем самым замене официальных налогов на взятки и отчисления доли в прибыли. Этому способствовало и то, что наравне с МВД МГБ также было ответственно за расследование экономических преступлений, имея легальные рычаги для вмешательства в бизнес. При В. Кутателадзе был принят закон о люстрации, который устанавливал ограничения на право занимать государственные посты лицам, сотрудничавшим в советское время с репрессивными органами. Лоббировал принятие этого закона тогдашний председатель грузинского парламента Зураб Жвания.
   В то же время, по словам Вахтанг Кутателадзе, около 800 грузинских чекистов в связи с постоянными перебоями в выплате зарплат оставили службу. МГБ, в которой остались пять тысяч сотрудников, испытывает недостаток в профессиональных кадрах. Это особенно чувствительно было в Панкисском ущелье, приграничном с Чечней. Кутателадзе признавал, что этот регион почти не контролируется и необходимы специальные меры для того, чтобы территорию Грузии с открытием перевалов не использовали наемники в качестве транзита. Впрочем, по словам министра, госбюджет этого не учитывает: если еще в 1998 году ведомство получало более 8 млн. долл., то в 2000 году этот показатель сокращен почти вдвое.
   При В. Кутателадзе усилились контакты грузинской разведки как с зарубежными спецслужбами, так и с ФСБ. Что касается деятельности Служба внешней разведки Российской Федерации, то она тогда не имела права заниматься шпионажем на территории Грузии, так как подписала в 1992 году соглашение о взаимном неведении разведдеятельности стран СНГ. И сотрудников СВР (в отличии от ГРУ), действительно, в Грузии ни разу не ловили.
   В. Кутателадзе вынужден был покинуть свой пост в конце октября 2001 года в связи со скандалом на независимой телекомпании «Рустави-2». Тогда более 30 сотрудников МГБ Грузии явились в офис независимой телекомпании «Рустави-2» и заявили о возбуждении против руководства компании уголовного дела за неуплату налогов в особо крупных размерах (речь шла о нескольких миллионах долларов). Представители МГБ потребовали передать им финансовую документацию компании. Однако гендиректор телекомпании отказал им, заявив, что проверка, недавно проведенная налоговой инспекцией, не обнаружила никаких нарушений. Часть тбилисской общественности сочла эту попытку посягательством властей на популярную телекомпанию и собралась на митинг у здания резиденции президента Шеварднадзе в столице Грузии. В результате чего последний был вынужден отправить Кутателадзе в отставку.
* * *
   Что касается внешней разведки, то при В. Кутателадзе ее возглавлял кадровый работник КГБ СССР, бывший председатель КГБ Абхазской АР, бывший зампред КГБ Грузии (при Игоре Гиоргадзе) Автандил Иоселиани. До этого он занимал должность председателя госдепартамента по охране государственной границы Грузии.
   А. Иоселиани родился в 1950 году в г. Тбилиси. В 1973 году окончил Грузинский политехнический институт. В 1974–7975 годах был курсантом Высших курсов КГБ СССР (г. Минск). В разные годы работал: В 1975–1987 годах оперативным сотрудником, старшим оперативным сотрудником, начальником отдела КГБ Грузии; В 1987–1997 годах заместителем председателя КГБ Абхазской Автономной Республики (полковник); В 1991–1992 годах председателем КГБ Абхазской Автономной республики; В 1992–1993 гг. заместителем председателя Информационно-разведывательной Службы Грузии, (генерал-майор); С октября 1993 года первым заместителем председателя Службы государственной безопасности; С декабря 1995 года первым заместителем Министра Государственной безопасности, (генерал-лейтенант). С сентября 1997 года является председателем Государственного департамента внешней разведки Грузии. Женат, имеет троих детей.
   В бытность руководителя Департамента разведки Грузии Иоселиани поддерживал хорошие отношения со Службой внешней разведки России. При нем не было такого противостояния спецслужб России и Грузии. Грузинские разведчики учились в Академии ФСБ, а тбилисские контрразведчики заседали в столичной гостинице управделами президента «Золотое кольцо», едва ли не ежемесячно проводя встречи с директором ФСБ. Это был краткий период хороших отношений, который начался с авансов с грузинской стороны: ФСБ были выданы подозреваемые в самых страшных на тот период терактах – взрывов домов 1999 года. Более того: вплоть до заявлений директора ФСБ Бортникова в 2008 году не было никаких данных, что грузинские спецслужбы когда-либо пытались засылать разведчиков на территорию России – ни во времена правления Шеварднадзе, ни при Саакашвили.
   Кроме того, Иоселиани выступал против силового решения южноосетинской и абхазской проблемы. Он полагал, что к власти в Абхазии приходят силы, с которыми можно вести переговоры. Но как разведчик он был не очень профессионален, да и слишком тесные связи с Лубянкой сохранил.
   В то же время, в 2002 году Иоселиани руководил операцией по вторжению чеченских боевиков Гелаева в Кодорском ущелье Абхазии. Победоносного вторжения в Кодорское ущелье не получилось; Гелаев был ранен, вернулся в Панкиси, и затем со своим отрядом был переправлен грузинскими проводниками на территорию России. Власти Абхазии пытались привлечь внимание мирового сообщества к сосредоточению в Зугдидском районе Грузии банд Гелаева и Дато Шенгелия (командир грузинских «лесных братьев») и побудить миссию военных наблюдателей ООН к принятию каких-то упреждающих мер. Глава внешней разведки А. Иоселиани полагал, что в банде Гелаева было несколько российских агентов. Поскольку, буквально перед вторжением, абхазы давали сигнал спецслужбам Грузии о том, что им хорошо известно об их планах и они готовятся к отражению вторжения.
   Абхазские военные на основе допросов пленных полагали, что перед объединенным отрядом Гелаева – Шенгелия ставились следующие задачи. Во-первых, закрепиться в Кодорском ущелье, создав там базу для приема под видом партизан спецподразделений МВД Грузии и грузинской армии. Во-вторых, грузинским боевикам предписывалось расширить зону боевых действий в сторону Сухуми. Гелаевцы же замышляли рейд на Сочи для захвата, например, аэропорта Адлера, какого-нибудь дома отдыха или лечебного учреждения с последующим принуждением российского руководства на переговоры с бандитами. То есть повторение Буденновска.
   В то же время абхазских спецслужб подтверждают, что поход Гелаева из Грузии обеспечивали по поручению грузинского президента глава Департамента разведки Автандил Иоселиани и бывший министр госбезопасности Вахтанг Кутателадзе. Их неоднократно видели в селениях, расположенных в Панкисском ущелье, где они набирали волонтеров для похода в Абхазию. Иоселиани вел также и непосредственные переговоры с Гелаевым, обговаривая условия предстоящей вылазки. Последний же, когда летом были разгромлены несколько бандгрупп, пытавшихся прорваться из Грузии в Россию на чеченском направлении, по всей видимости, прекрасно понимал, что его отряд ждет точно такая же участь. Судя по некоторым данным, Гелаев намеревался на время отойти от активной деятельности и даже выехать или в Турцию, или в одну из арабских стран Ближнего Востока. Однако что-то помешало ему, а вернее, кто-то не позволил это сделать.
   После того как стало ясно, что бандиты окружены в районе горы Сахарная голова и абхазы костьми лягут, но постараются никого не выпустить, те, кто организовывал эту операцию, начали паниковать. Паника усиливалась по мере того, как в плен попали боевики, которые начали давать покаянные признания – где и кем они готовились, кто их вооружал и перебрасывал. Так, по словам захваченных бандитов, доставлены они были на границу с Абхазией транспортными средствами грузинских силовых структур.
   Словом, ситуация выглядит достаточно запутанной. Еще усугубил ее конфуз, случившийся в Тбилиси, когда Эдуард Шеварднадзе в торжественной обстановке вручил награды силовикам, «отличившимся входе антитеррористической операции в Панкисском ущелье». Ордена Вахтанга Горгасали II и III степени, а также Ордена Чести были вручены 20 сотрудникам полиции и военным. Среди отмеченных – командующий внутренними войсками Грузии генерал Георгий Шервашидзе. Правда, торжество по случаю успеха «операции» в Панкиси выглядело не совсем естественным: награждая отличившихся, президент Грузии потребовал от них… очистить Панкисское ущелье от «криминала и террористов».
* * *
   Что же касается МВД, то во второй половине 1990-х – начале 2000-х годов грузинское МВД напоминало по размерам влияния военные структуры преторианских режимов Латинской Америки. Осенью 2001 года президент был неожиданно вынужден расстаться с создателем империи МВД министром Таргамадзе.
   Каха Таргамадзе – фигура легендарная. Он был назначен министром внутренних дел в 1995 г. президентом Шеварднадзе после того, как раскрыл покушение на жизнь главы грузинского государства 29 августа 1 995 г. В 2000—200 1 годах Таргамадзе оказался в эпицентре российско-грузинского противостояния из-за Панкисского ущелья. В тесном взаимодействии с главой МВД РФ Владимиром Рушайло ему с огромным трудом удалось разрулить ситуацию и (по его собственному признанию) «предотвратить военный удар России по Грузии еще в 2001 году». В ноябре того же года Каха Таргамадзе был вынужден подать в отставку по требованию Михаила Саакашвили, обвинившего его в коррупции, и уехал в Россию, где власти, не забыв его роли в урегулировании ситуации вокруг Панкисского ущелья, предоставили Таргамадзе российское гражданство. Бывший министр утверждает, что со спецслужбами не связан и в Москве занимается лишь бизнесом.
   Пост руководителя МВД занял его заместитель Коба Нарчемашвили, молодой следователь с небольшим опытом работы в правоохранительных органах. Такая замена была вызвана требованием перешедшего в оппозицию к Шеварднадзе бывшего спикера парламента Зураба Жвания. Добровольная отставка Жвании была попыткой показать пример одиозному министру и его покровителю-президенту и снять накал страстей.
   Появилась надежда, что общество перестало быть безмолвным зрителем и что в МВД начнутся перемены. Свою деятельность в ранге министра МВД Нарчемашвили начал с заявления о необходимости реформы МВД. Эти реформы должны подразумевать освобождение полицейских от ряда функций (например, борьбы с экономическими правонарушениями) и допуск независимых адвокатов в места предварительного заключения. Новый министр публично признался жителям сел, лежащих поблизости от Панкисского ущелья, что ответственность за разгул преступности и наркоторговли в регионе лежит на МВД.
   В Грузии Нарчемашвили заявлял, что принадлежит к поколению молодых реформаторов-юристов и не хочет, чтобы его воспринимали негативно. Были сняты с работы несколько полицейских чинов районного масштаба. Но, в то же время, многие друзья и соратники бывшего министра сохранили свои должности в МВД. Новый министр не торопится с реформой департамента охраны собственности, что невозможно без согласия на легитимизацию частных охранных ведомств. Он также до конца не осознал, что охрана религиозных меньшинств от ортодоксальных экстремистов является его конституционным долгом. Успех этих перемен зависит не только от МВД, но и от всех других игроков политической системы и системы безопасности Грузии.
   МВД Грузии никогда не было лишь правоохранительной структурой. Оно также ответственно за безопасность страны и имело в подчинении внутренние войска.
* * *
   После снятия В. Кутателадзе с должности МГБ Грузии возглавил Валерий Хабурдзания (с ноября 2001 по январь 2004). Он первый главы спецслужб Грузии, никогда не служивший в КГБ СССР. В 1995 год он закончил академию МГБ Грузии.
   Валерий Хабурдзания родился в 1964 году в Кутаиси. Окончил юридический факультет Тбилисского университета. В 1992–1997 гг. работал в Министерстве государственной безопасности, там он сначала возглавлял группу правового обеспечения отделения международных отношений и правового обеспечения аппарата министра, затем был начальник отдела правовых отношений департамента управления и контроля, помощник министра по юридическим вопросам, в 1998–2000 – в Совете безопасности Грузии.
   С весны по осень 2001 года был парламентским секретарем президента Эдуарда Шеварднадзе. 21 ноября 2001 утвержден на посту министра госбезопасности. Женат, двое детей, в 2003 г. защитил диссертацию на тему: Суверенитет и Конституционное право.
   На своем посту Валерий Хабурдзания начал активно налаживать связи как с западными (Хабурдзания часто бывал в Англии и США), так и с российскими коллегами, постоянно выезжал в Москву для встреч с Патрушевым. В отличие от своих предшественников Хабурдзания на самом деле пытался захватить Гочияева – главного обвиняемого во взрывах домов в Москве осенью 1999 года. Эта попытка сорвалась, но МГБ удалось поймать в июле 2002 года Адама Деккушева, а потом и Юсуфа Крымшамхалова – двух главных подельников Гочияева по версии российской Генпрокуратуры. Тогда говорили даже о совместной операции российских и грузинских спецслужб в Панкисском ущелье. Он добился выдачи от России Шоты Чичиашвили, которого в Грузии обвиняли в организации серии громких похищений.
   На своей должности Хабурдзания ратовал за серьезные кадровые и структурные изменения. Сам он был привержен идее создания современной спецслужбы по немецкому образцу, которая бы защищала конституционный порядок. Хабурдзания требовал полной деполитизации ведомства и освобождения его от расследования экономических преступлений. Он отправил в отставку несколько своих заместителей и руководителя антитеррористического центра. Он же официально признался в наличии боевиков из Чечни и ближневосточных стран в Панкисском ущелье, что изначально отрицалось грузинскими властями.
   При нем численность МГБ достигла около четырех тысяч человек с техническим персоналом. Бюджет системы госбезопасности был около 10 млн лари, а средняя зарплата офицера – сто лари.
   Структура МГБ выглядела следующим образом:
   • департамент контршпионажа;
   • департамент контртерроризма;
   • следственный департамент;
   • департамент экономической контрразведки и борьбы с саботажем;
   • департамент защиты конституционного строя;
   • департамент военной контрразведки;
   • административное управление;
   • оперативный департамент;
   • департамент по вопросам защиты гостайны;
   • департамент секретности;
   • департамент инспекции и собственной безопасности;
   • департамент кадров;
   • центр специальных операций;
   • центр радиоконтрразведки;
   • центр розыска.
   Что касается внешней разведки, то Автандила Иоселиани сменил в 2004 г. бывший начальник уголовного розыска МВД Грузии и затем начальник департамента по охране государственной границы Грузии генерал-лейтенант Валерий Чхеидзе. Правда, кое-какой опыт загранработы у него был. Все-таки с 1984 по 1987 г. работал с агентурой в Афганистане. Но и он оказался новой власти ненадежен, поскольку был воспитанник старой системы КГБ СССР.
   После реорганизации правительства Грузии департамент разведки вошел в состав Министерства государственной безопасности. В свою очередь, госдепартамент по охране государственной границы вошел в структуру МВД.
   Валерий Чхеидзе окончил в 1972 г. Тбилисский педагогический институт, в 1976-м – окончил высшие курсы комитета госбезопасности, в 1984 – высшую московскую школу КГБ, слушателем которой являлся с 1982 г. Валерий Чхеидзе работал на разных должностях в комитете госбезопасности Грузии (1975–1982 гг.). Валерий Чхеидзе был направлен в Афганистан со специальной миссией (1984–1987 гг.), С 1987 по 1991 год работал в комитете госбезопасности Грузии. В 1991 году занимал должность начальника управления уголовного розыска МВД Грузии.
   1991–1992 гг. Валерий Чхеидзе занимал должность начальника отделения Министерства госбезопасности Грузии, 1992 г. – работал на должности заместителя министра госбезопасности.
   В 1992–1993 гг. Валерий Чхеидзе находился на должности первого заместителя начальника главного управления специального назначения Минобороны Грузии.
   С 1993 по 1994 г. Валерий Чхеидзе занимал должность заместителя министра обороны Грузии – командующего грузинскими пограничными силами. На своем посту он имел высококлассную агентуру, внедренную в банды чеченских боевиков. Председатель пограничного департамента Грузии пообещал укрепить границу с Россией, привлекая для охраны местных жителей, которые знают все тропы».
   С 1994 года, после того, как департамент по охране государственной границы получил статус государственного и стал независимой структурой от Минобороны, Валерий Чхеидзе был назначен председателем департамента.
   В этот период произошли серьезные изменения в охране президента Грузии. После Вахтанга Кутателадзе службу госохраны (аналог российского ФСО) возглавил Сулхан Папашвили. Полковник, никогда в КГБ или других силовых структурах не работал, бывший работник Совета Национальной Безопасности Грузии, ранее курировал силовые структуры и, по данным грузинских СМИ, «человек» Н. Саджая. Спецслужба была представлена 8 управлениями:
   • охраны Президента;
   • аппарат руководителя службы;
   • финансово-хозяйственное;
   • внешней охраны;
   • дипломатического корпуса;
   • оперативное;
   • спецсвязи;
   • подразделение специального назначения.
   Служащие охраны, в отличие от других сотрудников спецслужб, находились в более привилегированном положении, так как им (кстати, с нарушением законодательства) была предоставлена возможность заключать контракты по охране иностранных миссий и частных или государственных коммерческих учреждений. Государственная охрана ответственна за безопасность нефтепровода Баку – Супса. В охране были призывники, которые в отличие от своих коллег из других силовых ведомств регулярно получали зарплату и могли ночевать дома в свободное от службы время. Особо привилегированные офицеры охранного ведомства имели свой небольшой бизнес, платя покровительством во взаимоотношениях с президентской администрацией и правоохранительными/налоговыми органами.
   За 10 лет правления Шеварднадзе экономическая ситуация в стране не улучшилась, скорее наоборот. Абхазия, Южная Осетия и Аджария, как и многие регионы внутри собственно Грузии, к мнению Тбилиси прислушивались мало, а президент чересчур увлеченно занимался геополитикой. Страна катилась в пропасть, а Шеварднадзе всеми силами цеплялся за власть, хотя бы над столицей. В 2001 году правящая партия развалилась, а «молодые реформаторы» во главе с экс-спикером Зурабом Жвания перешли в оппозицию. На парламентских выборах 2003 года против президента выступили и «молодые реформаторы» (во главе с Жвания, спикером парламента Ниной Бурджанадзе и экс-министром юстиции Михаилом Саакашвили), и пресса, и – самое главное – его заокеанские друзья. Выборы были объявлены сфальсифицированными, в Тбилиси начались демонстрации и после короткого, но жесткого противостояния 75-летний Эдуард Шеварднадзе 23 ноября уходит в отставку.
   События моментально были окрещены «революцией роз», власть же переходит к триумвирату – и. о. президента становится Бурджанадзе, премьером – Жвания, а «публичным лидером»– Саакашвили. 4 января 2004 года проводятся президентские выборы, на которых 36-летний Саакашвили получает вполне «демократические» 96 % голосов.

Глава З
Саакашвили. Спецслужбы – щит и меч государства

   После прихода к власти Саакашвили руководитель МГБ Грузии Хабурдзания был снят с должности и назначен заместителем генерального прокурора Грузии. В его функции входило осуществление контроля над МВД и МГБ.
   После Хабудзании МГБ Грузии недолго возглавлял Зураб Адеишвили.
   Он родился в 1972 году. В 1994 году закончил юридический факультет Тбилисского государственного университета им. Иванэ Джавахишвили. В 1998–1999 годах прошел магистратуру в Голландии на юридическом факультете Королевского университета. С 1995 года работал в юридических комиссиях парламента Грузии, в 2001–2002 годах был председателем парламентского комитета по юридическим вопросам. С 2001 года был членом Совета юстиции Грузии. Владеет английским, немецким и русским языками. Женат, имеет двоих детей.
   При нем руководителем внешней разведки Грузии был назначен Бату Кутелия. Он родился в 1974 году в Тбилиси. До назначения на должность председателя департамента разведки был руководителем отдела политической безопасности в Совете Национальной безопасности Грузии. Ранее работал в МИД страны, был Чрезвычайным и Полномочным посланником Грузии в Великобритании.
   Начальником госохраны был назначен Гоги Алексидзе. Он когда-то работал в структуре МГБ Грузии и был уволен по непонятным причинам. Назначение непрофессионалов автоматически вызвало отток высококлассных кадров, большинство из которых обучались в США, они перешли в частную фирму, организованную уже экс-шефом МГБ Вахтангом Кутателадзе. В этой же фирме ключевые посты занимают и преемник Кутателадзе Сулхан Папашвили, экс-шефы контрразведки Грузии в разное время – Илья Нариманидзе и Симон Нозадзе.
   После Гоги Алексидзе Специальную службу государственной охраны возглавил Отар Квелидзе (с 12.05.2004) – до этого шеф личной охраны Саакашвили.
   Зураб Адеишвили недолго пробыл министром МГБ. В июня 2004 года он был снят с должности и на его место был назначен Вано Мерабишвили.
   Он родился в 1968 году в селе Уде Адигенского района Грузинской ССР. В 1 992 году окончил горный факультет Грузинского политехнического университета. Работал лаборантом, старшим лаборантом, ассистентом, младшим научным сотрудником Грузинского политехнического университета и Грузинского аграрного университета. С 1995 по 1999 год возглавлял Ассоциацию защиты прав собственников земли.
   В 1999 году Мерабишвили был избран в парламент Грузии. В 2000 году был назначен председателем парламентского комитета по вопросам экономической политики. Осенью 2003 года Мерабишвили поддержал «революцию роз». В январе 2004 года был назначен секретарем Совета национальной безопасности Грузии, весной того же года – помощником президента Михаила Саакашвили по вопросам национальной безопасности.
   Новый президент Грузии Михаил Саакашвили решил произвести кадровые и структурные изменения в силовом блоке кабинета министров. Первоначально он думал упразднить министерство внутренних дел как отдельную структуру. Существующие на тот момент подразделения МВД планировалось разделить на три части. Одна из них – следственный отдел – войдет в структуру министерства государственной безопасности, функции которого предполагалось значительно расширить. Модернизированное МГБ по своим функциям будет похоже на Федеральное бюро расследований в США. Министерство будет заниматься расследованием серьезных преступлений и борьбой с оргпреступностью.
   Отдельной единицей должна была стать муниципальная полиция, куда также вошли бы патрульная полиция и спецназ, который при массовых беспорядках будет заниматься вопросами обеспечения правопорядка. Руководить муниципальной полицией будет выборное лицо по аналогии с институтом шерифов в США.
   Причем на реформе органов госбезопасности настаивали западные партнеры Грузии и особенно США. Вашингтон особо заинтересовался укреплением грузинской системы безопасности после событий 11 сентября 2001 года. Кадровые изменения в МВД и МГБ были не только достижением оппозиции и общественности, но и результатом растущего недовольства США положением дел в этих структурах. Еще при президенте Шеварднадзе была создана комиссия по институциональной реформе МВД и МГБ во главе с председателем Верховного суда, который старался наладить сотрудничество в этом деле с главами миссий иностранных (в основном западных) государств.
   Реформирование органов государственной безопасности продлилось несколько месяцев. В результате – МГБ было упразднено и его структуры вошли в обновленное МВД. Пост министра нового ведомства занял бывший министр госбезопасности Вано Мерабишвили. СМИ называют Мерабишвили одним из «ястребов» – министров грузинского правительства, выступающих за скорейшее возвращение в состав Грузии Абхазии и Южной Осетии. В ноябре 2005 года Мерабишвили лично руководил спецоперацией по доставке на территорию Грузии сбежавшего из тюрьмы Южной Осетии бывшего министра внутренних дел непризнанной республики Джемала Каркусова. После августа 2008 года Мерабишвили удалось сохранить пост главы МВД, несмотря на то, что его отставки настойчиво требовала оппозиция.
   Сегодня МВД Грузии – самая закрытая государственная структура. Если Минобороны раскрывает свой бюджет, структуру и численность армии (этого требуют стандарты НАТО, под которые подгоняются грузинские войска), то финансирование МВД держится в тайне.
   В распоряжении Вано Мерабишвили есть секретные подразделения, о существовании, целях и задачах которых знают единицы. Костяк их составляют спецназовцы бывшего МГБ «Омега» и спецназа МВД «Гия Гулуа». Натасканные инструкторами из США и Израиля, они способны выполнять особо деликатные поручения руководства Грузии. В частности, хорошо подготовленные такие спецотряды без особого труда могут проникать на территорию как Абхазии, так и Южной Осетии. Пусть пока эти подразделения немногочисленны, но достаточно хорошо подготовлены и экипированы.
   Более того, следует обратить внимание, что в разгонах мирных демонстраций в Тбилиси участвовали непонятные люди в штатском и в черных масках. Не исключено, что правительство Саакашвили создает какие-то специальные подразделения – военизированные группы для противодействия деятельности, которой не удается воспрепятствовать в рамках сложившейся системы государственного права и силами официальных правоохранительных органов.
   В структуре МВД Грузии есть внутренние войска численностью до 8 тыс. человек. Они имеют на вооружении артиллерию, танки, авиацию и другую военную технику. Офицеры войск МВД готовятся в грузино-турецком училище внутренних войск Грузии под руководством турецких инструкторов. Внутренние войска готовятся по курсу рейнджеров на базе американского спецназа из Форт-Брэгг. Внутренние войска МВД Грузии постоянно проводят учения в Каспийском районе (Восточная Грузия), на территории заброшенного села Паицеси. Подготовка к выполнению функций миротворчества не требует проведения таких учений, особенно с применением тяжелой техники. Такого рода учения вполне могут восприниматься как один из немаловажных элементов подготовки к силовому решению южноосетинской проблемы со стороны Тбилиси.
   В системе МВД оказались сконцентрированы все основные подразделения государственной безопасности, полиции, пограничной охраны, чрезвычайных ситуаций (гражданской обороны) и др. На сегодняшний день структура органов государственной безопасности выглядит следующим образом (на 1 августа 2008 года):
   • департамент контрразведки. Осуществляет функции контрразведки, охраны гостайны, борьбы с коррупцией, слежка за политическими противниками. Борьба с иностранным шпионажем – проводит контрразведывательные операции против спецслужб России, Армении и Азербайджана;
   • контртеррористический центр (департамент). Основные функции: борьба с терроризмом;
   • департамент конституционной безопасности. Основные функции: охрана государственного строя, политический сыск, экономическая безопасность, охрана тайны в промышленности;
   • информационно-аналитический департамент Основные функции: подготовка аналитической и текущей информации, оперативный учет, единый учет правонарушений и лиц, их совершающих, архивное дело, выдача разрешений на импорт-экспорт оружия.
   • специальный оперативный департамент (СОД). Осуществляет борьбу с организованной преступностью и наркобизнесом, а так же отдельных преступлений против государственной безопасности и общественного порядка; выполняет также функции оперативного розыска и идентификации. Имеет в своем подчинении отряд специального назначения.
   • центр (департамент) специальных операций. Основные функции: обеспечение оперативной деятельности министерства отрядами специального назначения (кроме деятельности СОДа); силовое пресечение действий, направленных на насильственное свержение или насильственное изменение конституционного строя Грузии; нейтрализация террористических и диверсионных групп, ликвидация используемых ими баз; участие в мероприятиях по обеспечению безопасности высших должностных лиц, а также лиц, пользующихся международной защитой; мероприятия по разминированию; оперативная и физическая охрана объектов министерства. Центр создан на базе спецназа МГБ и МВД. Начальник Центра – Мамука Тоидзе;
   • главное управление по особым поручениям. Основные задачи Главного управления: поддержание общественного порядка во время проведения массовых мероприятий (митинги, демонстрации и т. д.) и в местах массового скопления населения (футбольные матчи и т. д.), пресечение и локализация массовых беспорядков. В состав Главного управления входят краевые (областные) отряды специального назначения. Отряды Главного управления осуществляют задания в различных «горячих точках» (на административной границе Абхазской автономной республики, в Панкисском ущелье, в Цалкском районе, Цхинвальском регионе);
   • главное управление по обеспечению безопасности стратегических магистральных трубопроводов. Основные функции: обеспечение безопасности нефтетерминала Супса, магистрального нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан и магистрального газопровода Баку – Тбилиси – Эрзерум;
   • департамент криминальной полиции;
   • департамент патрульной полиции. Возникло в результате ликвидации Госавтоинспекции. Выполняет задачи по обеспечению безопасности дорожного движения, а так же патрулирует автомагистрали и улицы с целью пресечения любых преступлений и административных правонарушений; имеет право осуществления оперативно-розыскной деятельности, а также расследования преступлений в полном объеме;
   • департамент по управлению чрезвычайными ситуациями Аналог российского МЧС. В его компетенцию входит предотвращение чрезвычайных ситуаций и ликвидация их последствий; функции гражданской обороны; обеспечение пожарной безопасности;
   • другие подразделения МВД: Оперативно-технический департамент; Следственный департамент; Национальное центральное Бюро (главное управление) Интерпола в Грузии; генеральная инспекция (департамент).
   В структуру МВД вошла пограничная полиция Грузии, подчиненная Президенту и министру внутренних дел. Начальник Пограничной полиции по совместительству является заместителем министра внутренних дел. В рамках своей компетенции наделена правом проводить оперативно-розыскные, разведывательные и контрразведывательные мероприятия.
   Служащим пограничной полиции присваиваются специальные звания (например, майор пограничной полиции и т. д.). Должность начальника Пограничной полиции до последнего времени занимал Бадри Бицадзе (супруг бывшего Председателя парламента Грузии Нино Бурджанадзе). После того, как Бурджанадзе перешла в оппозицию к Саакашвили, Бицадзе был снят с должности.
   Бойцы Центра (департамента) специальных операций и Главного управления по особым поручениям МВД принимали активное участие в боевых действиях в Южной Осетии летом 2004 года, в частности, они были задействованы в штурме Тлиаканских (Дзауских) высот. Бойцы спецподразделений МВД также активно привлекаются к проведению спецопераций на территории Южной Осетии и приграничных территориях.
   В целом все спецподразделения Грузии, имеют схожие системы боевой подготовки, используют схожее оружие и снаряжение и могут выполнять широкий спектр боевых задач.
   С сентября 2004 года, после упразднения Академии МГБ был создан центр специальной подготовки. В феврале 2006 года центр введен в состав Академии МВД на правах факультета. Центр осуществляет подготовку и переподготовку кадров для специальных служб МВД.
   С ноября 2005 был изменен учебный профиль Академии. Она стала профессиональным учебным заведением, готовящим кадры только для системы МВД. До этого Академия представляла собой высшее учебное заведение более широкого профиля. После присоединения органов погранохраны к МВД и их преобразования из военных сил в полицейские, был создан факультет Пограничной полиции.
   В результате реформ из министерства госбезопасности Грузии выделилась служба разведки, и на ее основе была создана служба внешней разведки. По этому поводу М. Саакашвили сказал: «За последнее время на территории Грузии активизировали свою работу спецслужбы некоторых государств. Мы намерены максимально финансировать службу контрразведки и усилить работу в направлении эффективности системы безопасности Грузии». Специальная служба внешней разведки Грузии находится в непосредственном подчинении Президента Грузии. Основные задачи службы: ведение политической разведки в глобальном масштабе; анализ и обобщение всей поступающей информации с оценкой международной обстановки; разработка рекомендаций по определению текущего и долгосрочного внешнеполитического курса страны; сбор и обработка информации поступающей от посольств Грузии и грузинских диаспор за рубежом (совместно с МИД Грузии). Начальника Службы на должность назначает и с должности освобождает Президент Грузии. Начальник Службы имеет одного заместителя. Работники Службы имеют статус военнослужащих.
   В середине сентября 2006 года начальником службы разведки назначили Анну Жвания. Она была руководителем департамента Грузии почти два года. Вскоре пришлось заменить и ее на кадрового работника КГБ ГССР. Настал черед нового руководителя.
   Приближался день запланированной агрессии в Южной Осетии.
   В январе 2008 на этот пост был назначен Гела Бежуашвили. Ему предстояло реформировать грузинскую разведку по образу и подобию ЦРУ. На это было отведено полгода. При его назначении на разведку Саакашвили откровенно сказал, что службу надо резко усилить. Бежуашвили – один из главных столпов, на которые опирается Саакашвили в принципе: его брат Давид – крупный грузинский олигарх, владелец акций телеканалов «Рустави-2» и «Мзе».
   Гела Бежуашвили родился в 1967 году в Грузии, в поселке Манглиси. В 1991 году закончил факультет международного права Киевского института международных отношений. С 1991 по 1993 год Бежуашвили работал на различных должностях в международно-правовом управлении Министерства иностранных дел Грузии. В 1993–1996 был чрезвычайным и полномочным посланником Грузии в республике Казахстан. В 1997 году окончил школу права Университета штата Техас (США), где ему была присвоена академическая степень магистра. В 1997–1999 годах Бежуашвили руководил рабочей группой Министерства иностранных дел Грузии по вопросам вступления Грузии в члены Совета Европы. В 1998–2000 годах активно сотрудничал с европейскими структурами. Являлся экспертом ряда комитетов Совета Европы, в частности – комитета по вопросам международного права и комитета по защите национальных меньшинств. С 2000 года Бежуашвили, параллельно с основной работой, вел научную деятельность по вопросам международного права. В 1997–2000 гг. занимал должность директора департамента международного права МИД Грузии. В 2003 году обучался в Школе государственных служащих имени Кеннеди Гарвардского университета (США). В разное время проходил специальные курсы по вопросам права и государственного управления в университетах Европы и США. Кроме того, по некоторым данным, в 2000–2002 годах Бежуашвили проходил обучение в одном из военных училищ США.
   В 2000–2004 годах Бежуашвили занимал пост заместителя министра обороны Грузии, а с февраля 2004 года по июнь того же года – министра обороны. В июне 2004 года стал секретарем Совета национальной безопасности. 19 октября 2005 года Бежуашвили был назначен министром иностранных дел Грузии. При этом дополнительно к чину действительного государственного советника получил дипломатический ранг чрезвычайного и полномочного посла. По данным СМИ, Бежуашвили стал главой МИД во многом потому, что являлся близким другом президента Грузии Михаила Саакашвили, готовым во всем поддержать его внешнеполитическую линию и не склонным проявлять самостоятельность.
   25 июля 2006 года Бежуашвили, в связи с заявлением бывшего полпреда президента Грузии в Кодорском ущелье Эмзара Квициани о неподчинении центральным властям, сообщил журналистам, что в Кодори будет проведена полицейская операция. При этом Бежуашвили особо подчеркнул, что операция будет именно полицейская, а не военная. Кроме того, он сообщил, что Тбилиси категорически исключает возможность проведение любой – полицейской или военной – операции на территории Абхазии.
   24 января 2008 года исполняющий обязанности премьер-министра Грузии Владимир Гургенидзе представил новый состав правительства. Бежуашвили в состав правительства не вошел, заявив о намерении уйти в частный бизнес. Вместо него внешнеполитическое ведомство возглавил экс-госминистр по урегулированию конфликтов Давид Бакрадзе. СМИ отмечали неожиданность этой замены.
   По некоторым данным, Бежуашвили на пост руководителя грузинской разведки лоббировали американцы. Перед ним была поставлена задача коренным образом и в кратчайшие сроки реформировать эту организацию, по существу приспособив ее к требованиям и задачам ЦРУ. По мнению западных экспертов, советникам из Лэнгли в достаточной степени удалось сконцентрировать усилия грузинских «рыцарей плаща и кинжала» на разработке первоочередных объектов их разведывательного интереса. Речь идет о мятежных автономиях – Абхазии и Южной Осетии, а также южных районах России. Прежде всего, естественно, уделяется внимание размещенным там элементам военной инфраструктуры, энергетическим и транспортным коммуникациям.
   Разведчики США активно работают в Грузии с момента развала Советского Союза. Ибо уже тогда Вашингтон задался целью застолбить на Кавказе свои военно-стратегические и экономические позиции, до предела минимизировать, а лучше и вовсе свести к нулю роль и влияние России в этом регионе. Именно США формируют и обучают по натовским образцам вооруженные силы Грузии, направляют наемников и инструкторов, оплачивают поставки современной боевой техники и оружия. Финансовые расходы на силовые ведомства страны со времени захвата власти группировкой Саакашвили растут самыми высокими темпами в мире. При этом немалая часть денежных средств тратится на развитие и укрепление спецслужб, осуществление диверсионных операций. Теперь американцы не просто «работают» в республике – они стали ее теневыми «начальниками»: ведь без их санкции или молчаливого одобрения «розовое» руководство не отважилось бы на военную авантюру в Южной Осетии.
* * *
   Кроме внешней разведки в Грузии существует еще Департамент разведки (J-2), Департамент военной разведки и Департамент военной полиции. Департамент разведки является высшим органом военно-стратегической разведки. Он занят преимущественно сбором, анализом и предоставлением в высшие инстанции информации о военном потенциале, дислокации и вооружении Абхазии, Южной Осетии и Российской армии.
   До последнего времени департамент разведки возглавлял майор Ираклий Курасбедиани. Человек с большим опытом работы именно по российско-абхазскому направлению: пару лет назад, еще служа в контрразведке, он задерживал российских миротворцев якобы за контрабанду в Зугдиди, а позднее выступил уже в должности начальника криминальной полиции «Верхней Абхазии» (так Саакашвили переименовал верхнее Кодорское ущелье), участвуя в вытеснении отрядов Квициани.
   Основные задачи военной разведки заключаются в определение потребности высшего военно-политического руководства страны в информации по тем или иным странам; осуществление руководства над деятельностью разведслужб видов вооруженных сил; анализ и обобщение информации, поступающей от разведслужб видов вооруженных сил; осуществление руководства над деятельностью военных атташе за рубежом; поддержание связи и обмена информацией с разведслужбами США (ЦРУ, РУМО, АНБ, Разведка Госдепа) и НАТО.
   В Грузии действительно созданы и натренированы серьезные диверсионные подразделения: прежде всего Коджорская бригада специального назначения. Реально существующий и наиболее боеспособный спецназ. Обладает быстрой скоростью развертывания. В основном из его личного состава и формируются диверсионные группы у Цхинвала. Отдельные подразделения бригады проходили службу и в Верхнем Кодорском ущелье, так что грузинский спецназ имеет опыт работы и по абхазскому направлению.
   Личный состав бригады в полном составе прошел «обкатку» в Ираке, а также побывал в зоне грузино-осетинского конфликта в качестве «миротворцев», реально занимался рекогносцировкой будущего театра военных действий. Кроме этого личный состав бригады активно привлекается для проведения спецоперации на территории Южной Осетии и приграничных территориях: они проникают на приграничные территории и ведут активную разведку расположения (позиций): артиллерии, огневых средств, состав сил и средств, характера инженерных сооружений, коммуникаций расположенных вдоль границы. Кроме этого, подразделения коджорской бригады также занимаются минированием дорог в зоне конфликта и проводят острые акции (провокации), такие, как нападения на посты правоохранительных органов РЮО (своеобразная разведка боем или прощупывание обороны осетин), обстрелы Цхинвала, осетинских сел и постов правоохранительных органов РЮО, засады на сотрудников правоохранительных органов РЮО, похищения людей. Также есть основания полагать, что они причастны к убийству секретаря Совбеза РЮО Олега Алборова и покушению на депутата парламента Южной Осетии, командира роты горного спецназа МО РЮО майора Бала Бестаева.
   В новом министерстве обороны Грузии очень много выходцев из пропрезидентского МВД, зато оттуда ушли люди, учившиеся и служившие в бывшем СССР и республиках СНГ. Подтверждением этой тенденции является и замена военных в генеральном штабе выходцами из МВД. Саакашвили не очень верит в преданность бывших советских офицеров.
* * *
   Система органов государственной безопасности любого современного государства представляет собой продукт его истории и определенный этап в его развитии. Она призвана защищать установленный порядок от действий враждебных сил. В Грузии придают большое значение службам разведки и контрразведки. Поскольку это два важных элемента системы национальной безопасности. И грузинское руководство возлагает на них большие надежды в борьбе с внешним и внутренним врагом. Бремя секретности пока скрывает действия грузинских спецслужб, которые, тем не менее, очень разнообразны: шпионаж, политические убийства, диверсии. В общем, все то, что руководство Грузии предпочитает осуществлять в тайне, а не на виду у общества. Все грузинские президенты принимали программы секретных операций, направленные на оказания тайного влияния на ход событий. Все старались сохранить возможность их использования. Никто из них не поставил под сомнение правильность и полезность этого инструмента во внешней и внутренней политике.
   Сегодня, спустя девятнадцать лет со дня своего образования, спецслужбы Грузии пытаются играть свою роль в Большой Игре. Но мы не будем преувеличивать их воздействие на процессы, происходящие сегодня в странах Закавказья. Грузинские спецслужбы пришли слишком поздно в мир разведки. Они оттачивают пока еще молочные зубы и накачивают мышцы. Цель службы разведки добыть и доставлять точную информацию о противнике. Понятно, что у грузинской службы нет профессионалов достаточного уровня. И это нормально. Со временем она будет их иметь.

Глава 4
Приоритеты и методы работы грузинской разведки

   Грузинское правительство нуждается в информации о реальной или мнимой угрозе территориальным и экономическим интересам своей страны. Кроме того, оно стремиться получить информацию относительно уязвимых мест соседних государств, которая может быть использована для достижения поставленных целей. Необходимую информацию не всегда можно получить официальным дипломатическим путем. Все государства для этой цели издавна прибегают к услугам секретных служб. Тайные операции, за исключением полувоенных действий, почти всегда осуществляются разведывательными службами. При этом применяются такие методы, как шпионаж, вербовка агентов, создание «подставных» организаций и т. д. Грузинская разведка представляет собой централизованную систему спецслужб различной ведомственной принадлежности, которые объединяются и направляются высшими органами государственной политической власти Грузии и американскими советниками.
   Основные направления деятельности грузинских разведслужб являются «сепаратисты» – Абхазия и Южная Осетия, что обусловлено планами Грузии по захвату территории этих государств («восстановление территориальной целостности Грузии») а также Российская Федерация. Грузинские спецслужбы стремятся добыть всеобъемлющие, непрерывно обновляемые данные о политической, экономической, военной и научной сферах деятельности России. Для решения разведывательных задач грузинская разведка создала и использует против России комплексную систему шпионажа. Составные звеньями ее являются: разведчики, агенты-нелегалы, дипломаты, коммерсанты, студенты и т. д. Это система всестороннего, многоканального шпионажа гибко приспосабливается к часто меняющимся потребностям внешней и внутренней политики Грузии и к изменениям международной обстановки. При этом особые надежды грузинская разведка возлагает на наиболее засекреченные звенья агентурной разведки. В рамках своей компетенции грузинские спецслужбы выполняют следующие задачи:
   Первая – сбор политической, экономической, военной и научно-технической информации о России, Абхазии и Южной Осетии, ее анализ и систематизация; проникновение в зарубежные разведывательные службы.
   Вторая – террор и диверсии, психологическая война как против России, так против «сепаратистов» Абхазии и Южной Осетии.
   Третья – контрразведывательная работа против секретных служб и разведок других государств, мероприятия против их проникновения в государственные структуры страны.
   В рамках поставленных задач грузинские спецслужбы используют как легальные, так и нелегальные методы разведки. Оперативная база грузинской разведки в любой стране называется резидентурой. В ее функции входит планирование мероприятий, хранение информации, обеспечение связи. Обычно резидентура располагается в здании посольства. Ключевыми фигурами, по крайней мере в оперативном смысле, в инфраструктуре грузинской разведки являются руководители резидентур. Они отвечают за создание и использование инфраструктуры в стране пребывания. Служба внешней разведки Грузии обычно обеспечивает резидента и другой персонал разведки легендами прикрытия, скрывая их среди настоящих служащих загранслужбы и защищая дипломатическим иммунитетом.
   Однако резидентура может находиться и в офисах подставной компании или в скромном кафе. Это так называемые группы «глубокого прикрытия». О них поговорим отдельно.
   В резидентурах, размещенных в посольствах, сотрудники разведки официально выступают в качестве дипломатов. Зачастую это самый легкий путь для въезда грузинских разведчиков в страну. Они обладают дипломатической неприкосновенностью и имеют возможность для проведения встреч с интересующими их лицами из числа местных граждан. Для того чтобы дать такому сотруднику разведки достаточно времени для проведения разведывательной работы, объем его официальных дипломатических обязанностей без труда может быть сведен до минимума. Подобное прикрытие известно под названием «неглубокого», поскольку любая контрразведка без особого труда определит, кто из сотрудников посольства является настоящим дипломатом.
   Поэтому, в первую очередь, грузинская разведка использует нелегальные резидентуры. Агентом-нелегалом называют агента, живущего и действующего по чужим и сфабрикованным документам. Нелегалы применяются для выполнения заданий «деликатного свойства», особенно там, где расшифровка сотрудников разведки, находящихся под официальным прикрытием, является крайне нежелательной. Агентурная разведка является важной даже в эпоху разведывательных спутников и других технических средств разведки.
   Хотя роль агентурной разведки с точки зрения объема добываемой информации не столь велика, тем не менее, она продолжает оставаться единственным средством получения определенных сведений, доступа к которым не могут иметь спутники и средства электронного контроля. Изменения в политике какого-то правительства или трения в правящих кругах зачастую могут быть выявлены только с помощью агентов. Агентурная разведка может проводиться как совместно с технической разведкой (использование технических средств), так и без технической разведки. Сегодня грузинская агентура насаждается везде, где возможно. Добыванием разведывательной информации занимаются агентурные группы, нелегально засылаемые в Россию и Абхазию.
   Так или иначе, теперь нужно определить приоритеты в сборе разведывательных данных. Ибо без сознательного и тщательно обдуманного определения объектов для сбора разведывательных сведений информация, в которой нуждается президент Саакашвили, вероятно, будет неполной.
   Вербовка агентов в России, работа с ними относится к числу приоритетов грузинской разведки. Сегодня основная задача грузинской разведки – создать на территории враждебных ему государств надежную агентурную сеть. Поэтому основные усилия спецслужб Грузии будут направляться на более качественное и продуктивное использование существующей в настоящее время на территории России, Абхазии и Осетии грузинской агентурной сети, а также на ее активное наращивание и обновление. В вербовочной работе грузинской разведки среди граждан России прослеживается два основных направления приобретения источников информации: вербовка за границей и на территории Грузии, с передачей завербованных агентов на связь резидентуре, действующей в России, и вербовка разведчиками самой резидентуры. В активе грузинской разведки – вербовки высокопоставленных государственных, политических и военных деятелей Южной Осетии и Абхазии, руководящих и рядовых сотрудников спецслужб, журналистов и бизнесменов. Помимо этой категории агентов, спецслужбы Грузии могут гордиться наличием агентов влияния, способных в силу своего положения оказывать влияние на политический курс сопредельной страны, на решение важных государственных проблем.
   Исходя из поставленной задачи спецслужбы Грузии проводят активные мероприятия по выявлению, разработке, оценке и вербовке граждан России, Южной Осетии и Абхазии представляющих для них интерес. Для привлечения к сотрудничеству грузинские спецслужбы используют стандартный набор: обработка кандидатов на вербовку, подставы для создания компрометирующих ситуаций, элементарный подкуп и т. д. По данным спецслужб Южной Осетии, большая агентура действует и непосредственно на территории республики. Кроме того, территория Грузии используется разведслужбами США и Великобритании для вербовки российских граждан и связи с агентурой.
   Некоторые виды разведывательной деятельности не могут быть осуществлены сотрудниками, работающими в официальных грузинских учреждениях. Выполнение таких специальных заданий поручается сотрудникам с «глубоким» прикрытием, которые живут как частные граждане, и сообщенные ими о себе данные должны выдерживать тщательную проверку. Как правило, это когда несколько кадровых сотрудников разведки (4–5 человек), находящихся под прикрытием различного рода фирм. В основном, это небольшие консультативные, рекламные, юридические фирмы с небольшим штатом сотрудников, в которых разведчик занимает должность коммерческого директора, консультанта или рекламного агента. Самыми распространенными видами «глубоких» прикрытий являются должности в коммерческих учреждениях и в средствах СМИ. В то же время, к сотрудничеству с разведкой могут привлекаться бизнесмены, которые по ее заданию совершают поездки для поддержания связи с нужными людьми.
   Никаких контактов с посольской резидентурой члены группы не поддерживают, а замыкаются только на своего руководителя, который подчиняется резиденту или специальному сотруднику разведки. Подлинная ценность сотрудников с «глубоким» прикрытием заключается в агентах, работой которых они должны руководить. Обычно сотрудники групп глубокого прикрытия используются, как правило, для выполнения отдельных элементов общего разведывательного задания, которое в полном объеме известно только руководителю.
   Какие это задания? Во-первых, широкомасштабные разведывательная информация о стране пребывания, в нашем случае России, Абхазии и Южной Осетии. Это так называемая «индикаторная» информация, на основе которой прогнозируется наиболее вероятное развитие обстановки и вырабатываются стратегические решения. В качестве приоритетного направления, группе ставится задача в агентурном проникновении в ведущие государственные учреждения, в окружение политических лидеров, в органы исполнительной и законодательной власти.
   В целом, грузинская разведка осуществляет два метода сбора информации: открытый и закрытый. Добыча секретной информации достигается различными путями, причем не все из них являются тайными. Часть полезных сведений получают из открытых источников – журналов, газет, докладов правительства, телевидения и радио.
   При закрытом методе используются сотрудники разведки и их агентура, а также различные технические средства. Сегодня при помощи технических средств грузинские спецслужбы добывают все большее количество необработанной информации, сейчас, вероятно, до 80–90 %. Технические методы сбора информации обладают рядом преимуществ, которые объясняют все более широкое их применение: относительная безопасность исполнителей по сравнению с агентурной разведкой и несомненная точность и актуальность полученной информации. При ведении разведки на территории России используются здания посольств, консульств, торговых представительств, а также места проживания и отдыха иностранцев, перемещение иностранцев по территории нашей страны. Технические средства разведки размещены Грузией и на территории РФ. Так, на территории посольства Грузии в Москве расположены технические средства радио– и радиотехнической разведки, позволяющие в том числе вести перехват мобильной связи. Для сбора информации об объектах, доступ к которым затруднен, используются автономные разведывательные станции, закамуфлированные под местные предметы и заброшенные в район объекта.
   Кроме того, Грузия ведет воздушную разведку с использованием летательных аппаратов ВВС Грузии, которые регулярно совершают разведывательные полеты над территориями Абхазии и Южной Осетии, кроме того, в интересах Грузии задействуются средства воздушной разведки США и НАТО с авиабазы «Инджирлик» (Турция). Так, в феврале-марте 2003 года, вдоль Главного Кавказского хребта (южной границы России), то есть над территорией Абхазии, Грузии и Южной Осетии было зафиксировано четыре пролета американского самолета-разведчика TR-1 – модификации знаменитого U-2, разработанного специально для европейского театра военных действий, которые вели радиоэлектронную разведку территории РФ и оптико-электронную разведку территории Абхазии и Южной Осетии. По тому же маршруту и с теми же целями совершают регулярные полеты американские самолеты ДРЛО Е-3 «Sentry» (оснащенные системой «АВАКС»). Хотя у Грузии нет своих космических систем разведки, они имеются у ее союзников США и НАТО, которые в ограниченном объеме задействуют их в интересах Грузии.
   Затем, некоторые технические средства разведки размещены Грузией на границе вдоль территории Южной Осетии и Абхазии, например, в Шавшбери и г. Гори. Одной из главных задач грузинской разведки является вскрытие количества, состава, мест дислокации и передвижений тяжелой бронетехники вооруженных сил Абхазии и Южной Осетии. Разведка служит существенным элементом в планировании, подготовке и развязывании войны.
   В этой связи значительно важную роль приобретает такой этап разведывательной деятельности, как обобщение, исследование и анализ добытой разведкой информации, являющейся важным фактором в подготовке политических решений руководством Грузии. Для обобщения и анализа собираемой информации в грузинских спецслужбах созданы громадные аппараты оценок и исследований. Американские секретные службы научили грузин, как анализировать полученные сведения.
   Для выполнения особых заданий грузинские спецслужбы используют разведывательно-диверсионные группы. Такие небольшие группы тайно проникают на территорию Абхазии и Южной Осетии для выполнения следующих задач:
   а) сбора информации о расположении и передвижении сил сепаратистов;
   б) устройства засад на сотрудников госбезопасности, милиции, военнослужащих армии, осуществления рейдов, нападений и т. п.;
   в) проникновение в районы Абхазии и Южной Осетии для осуществления актов саботажа, террора и диверсий;
   г) наблюдений за границей;
   д) установление контактов с местным населением;
   е) поддержание связи со специальными группами, оказание им помощи по вопросам организации и подготовки, контроль за ними.
   Таким образом, разведывательно-диверсионные группы играют определенную роль в вооруженном конфликте. Террор, призванный запугать политического противника путем диверсий, показать его бессилие, невозможность контролировать ситуацию в стране. Он играет особую роль в борьбе Грузии против Абхазии и Южной Осетии. Примечательно, что грузинские политики, ни юридически, ни морально не осуждают террор, используемый секретными службами в своих целях. Деятельность грузинских спецслужб почти неподконтрольна закону и сотрудникам ее заранее гарантированы самая широкая защита и безнаказанность.
   Система грузинских секретных служб – непременная составная часть грузинского государственного механизма. Получение надежной и тайной информации о других государствах, в том числе и помимо их воли, существенная предпосылка всякой внешней политики. Районы оперативной деятельности грузинской разведки совпадают со сферами внешнеполитической активности Грузии. Собирая шпионскую информацию всеобъемлющего характера, разведывательные службы предоставляют исходные данные для определения политического курса грузинского правительства. Спецслужбы Грузии, направляемые и руководимые из одного центра, сумели скоординировать свою деятельность в качестве основной силы грузинской политики против России, Абхазии и Южной Осетии. Цель у них одна – получить секреты нашей страны, добиться как можно большей информации, чтобы в час «X» обрушить на Россию и ее союзников всю мощь грузинской армии и стран НАТО.

Часть 2
Спецслужбы Грузии в борьбе за власть

   О грузинских спецслужбах известно очень мало. И это понятно, грузинская разведка очень неохотно расстается со своими секретами, и, конечно поступает правильно, оберегая свои тайны. Ведь утечка информации из недр разведки, если она не делается сознательно, для обмана противника – это ее большая неудача, зачастую крупная и непоправимая.
   Созданная в начале 90-х годов для защиты «независимой» Грузии и ориентированное на противоборство с «главным противником»– Россией, МГБ Грузии методично превращается в инструмент, обеспечивающий интересы правящих кругов Грузии и США. Грузинские спецслужбы стали огромным разведывательно-карательным механизмом, приспосабливаемым к текущим и долгосрочным потребностям руководства страны, наделенным к тому же уникальным правом проведения специальных тайных операций в поддержку политического курса Грузии.
   Тайные операции в ней определяются как одно из главных средств грузинской внешней и внутренней политики, как те виды деятельности против иностранных государств, которые проводятся или одобряются правительством Грузии.

Глава 1
Карающий меч президента Э. Шеварднадзе

   Девяностые будут вписаны в новейшую историю Грузии как самая ужасная пора. В ходе борьбы за власть один за другим были уничтожены известные политические и общественные деятели, те личности, которые могли радикально изменить к лучшему сознание грузинской общественности, более того, направить по верному пути важнейшие аспекты развития страны. Эти люди не относились к какой-либо одной сфере, к примеру, бизнесу или политике, они на протяжении многих лет были узнаваемыми лицами, авторитетными, задающими тон всему грузинскому обществу. И спецслужбам Грузии в этой борьбе было отведено центральное место.
   Но наш рассказ начнем с 8 апреля 1989 года. Тогда, в 16 часов в военном аэропорту Вазиани приземлился самолет с министром иностранных дел Эдуардом Шеварднадзе на борту. Материалами, подтверждающими, что Шеварднадзе находился в самолете 8 апреля в Тбилиси, в аэропорту Вазиани, обладает как военная контрразведка, так и ГРУ. Там, в самолете, он встретился с шефом КГБ Грузии Гиви Гумбаридзе. Записать беседу Шеварднадзе с Гумбаридзе спецслужбам непосредственно в самолете не удалось, поскольку у Шеварднадзе оказались весьма преданные личные охранники. По возвращении с аэродрома Гиви Гумбаридзе отправил своего человека к Звиаду Гамсахурдия. На следующий день в Тбилиси прошел многочисленный митинг.
   Что произошло дальше, об этом рассказ бывшего первого секретаря ЦК КП Грузии Джумбера Патиашвили:
   «К вечеру в здании ЦК собралось немало народу. Кочетов сообщил, что акция по освобождению площади будет проводиться ночью, что руководить ею назначен генерал Родионов. А его заместителем стал Шота Горгадзе, тогдашний министр МВД Грузии. Была составлена схема действий, предполагавшая, разумеется, только мирный исход. Материалы с того заседания также лежат в архиве. Что было предпринято во избежание кровопролития?
   У всех работников милиции, включая министра МВД, было изъято табельное оружие, чтобы даже случайно никто не мог пустить его в ход. Кроме того, согласно схеме, тогдашнему председателю КГБ Гиви Гумбаридзе поручили расставить среди митингующих своих людей, чтобы они не допустили какого-либо насилия или грубости со стороны солдат, защитили людей на площади.
   Всю ночь мы просидели в Доме правительства. Сидели и молча ждали развязки. И когда под утро пришли и сказали, что погибли три человека и среди них две женщины, во мне словно что-то взорвалось. Я вскочил и, не помня себя, схватил за грудки Горгадзе: «Почему?! Ты же обещал!!!» Он же в ответ: «Был бы у меня пистолет, я бы пристрелил Родионова!» Я заметил, что лицо у него было белое. И еще я заметил, что он стоит как-то скрючившись. Кто-то сказал, что это генерал Родионов пнул его со всей силы ногой в пах, когда узнал о гибели людей. Я кинулся к Родионову: «Ты что себе позволяешь!» А Родионов с перекошенным лицом крикнул: «Его не избить, а убить надо! Он же всю схему нарушил, и, по-моему, не случайно!» Вот так он сказал.
   Тут выяснилось, что так же нарушил схему и все предварительные договоренности и Гиви Гумбаридзе. Сначала он действительно расставил своих людей среди митингующих. Но в три часа ночи, за полчаса до начала операции, дал приказ разойтись. И все гэбисты ушли. А через 30 минут началось… Это что – тоже случайно?»
   А теперь скажите: разве не смешно, когда обе комиссии в один голос горячо убеждали, что КГБ вообще ничего не знал и во всей этой истории абсолютно ни при чем? Честно говоря, я Гумбаридзе никогда особо не доверял, в свое время был против того, чтобы он стал председателем КГБ. Но когда решался этот вопрос, позвонил первый зам. Крючкова и сказал, что шеф решительно настаивает на кандидатуре Гумбаридзе».
   Разгон митинга оппозиции 9 апреля 1989 года привел к тому, что на первых президентских выборах в 1990 году победу одержал лидер грузинской оппозиции Звиад Гамсахурдия.
   Как известно, Звиад Гамсахурдия имел со спецслужбами отношения особого рода. Весной 1977 года, когда он был арестован сотрудниками КГБ Грузии в третий раз и ему пришлось выступить по местному телевидению с покаянной речью – и за это его фактически простили: он получил три года ссылки, из которых отсидел всего один год и был помилован. Притом и ссылка у него была не в Сибири, а здесь же на Кавказе, в горах Дагестана. И уже в 1979 году Звиад Гамсахурдия защитил докторскую диссертацию и получил хорошую работу в Академий наук Грузии. Все это вместе взятое означает стопроцентную вербовку. В таких делах у КГБ была очень простая тактика: опаснее всего диссиденту было дрогнуть перед чекистами и показать свою слабость – тогда они давили его уже до конца, пока полностью не ломали этого человека.
   Мы можем для обратного примера привести здесь биографию другого диссидента, давнего соратника Гамсахурдия Мераба Коставы – его сотрудникам КГБ так и не удалось сломить. Мераб Костава в 70-е годы проходил с Гамсахурдия по одному делу и тоже получил три года ссылки. Но когда эти три года подходили уже к концу, то он получил еще 5 лет лишения свободы и отправился в сибирские лагеря, затем еще несколько лет. Притом по совершенно надуманным предлогам. Была в СССР такая практика, которая возникла еще при Сталине – не выпускать диссидентов живыми из тюрьмы, пока они полностью не сломаются. Костава вышел из тюрьмы только благодаря М. Горбачеву с его «перестройкой».
   В годы перестройки Гамсахурдия с Коставой вместе возглавили демократическое движение в Грузии. Именно Костава убедил тогда остальных грузинских правозащитников, чтобы они простили его друга за то покаяние перед телевизионной камерой. А вскоре Звиад Гамсахурдия уже возглавлял борьбу за демократию в одиночку – в октябре 1989 года Мераб Костава погиб в автокатастрофе.
   Версий этого происшествия очень много. По некоторым косвенным данным, это было чистое убийство. Итак, 13 октября 1989 года Тамара Чхеидзе, Зураб Чавчавадзе и Мераб Костава ехали из Тбилиси в западную Грузию на «Ниве», которая принадлежал Тамаре Чхеидзе. Скорее всего, над машиной «поработали» еще в Тбилиси – были перерезаны тормозные шланги. Все было устроено таким образом, чтобы водитель ничего не заметил. В быстро идущей машине, когда необходимо резкое торможение, шланг не выдерживает и происходит авария. В результате на трассе у села Борити произошла страшная автоавария. На месте скончался лидер национального движения Мераб Костава. С тяжелыми травмами в больницу был доставлен председатель Общества Ильи Чавчавадзе, позже он скончался в больнице с диагнозом – болезнь Боткина. Сразу же появились версии о его убийстве. Говорили, что во время автоаварии ему повезло – он выжил, но вскоре погиб в больнице в результате переливания инфицированной крови. Поговаривали также, что его отравили намеренно. По второй версии, он стал жертвой халатности врачей. Расследование не проводилось, дело не закрыто.
   Многие в Грузии приписывали убийство Мераба Коставы Шеварднадзе. Несмотря на то, что он находился в Москве, Шеварднадзе продолжал управлять процессами в Грузии оттуда, все происходило под его руководством. Рассказывают, что после того как «Нива» перевернулась, Костава был жив. Но внезапно, ночью, неизвестно откуда, появилась карета «скорой помощи». Выходит, она ехала сзади, позади «Нивы». Оттуда вышли врачи в белых халатах и Мерабу Костава сделали укол.
   Он был в сознании и оказал сопротивление, не давал делать укол. Эту аварию наблюдали ехавшие из Самегрело молодые люди. Они своими глазами видели, как Мерабу Костава сделали укол, в результате чего он скончался. Причем по данным свидетелей, на нем не было даже царапины. Кто были эти «врачи» – действительно врачи или сотрудники КГБ – об этом в материалах следствия ничего сказано не было.
   Для чего убили Мераба Коставу? Во-первых, он мешал приходу Шеварднадзе к власти. Его авторитет, популярность в народе были выше, чем у Эдуарда Амвросиевича. Смерть Мераба была выгодна Шеварднадзе. Это помогло ему осуществить свои планы. Во-вторых, для того, чтобы оставить в одиночестве Звиада Гамсахурдия. Его смерть стала для национального движения огромной потерей и шоком. Если бы Костава был жив, то в Грузии, возможно, не случилась бы та трагедия. Гамсахурдия, оставшегося без Мераба, Шеварднадзе победил с легкостью.
   В целом, несмотря на то, что Шеварднадзе в это время находился в Москве, он фактически контролировал ситуацию в Грузии. Тенгиз Китовани рассказывал, что однажды Гамсахурдия послал его в Москву к Шеварднадзе с просьбой оказать помощь Грузии. Китовани отыскал родственника Шеварднадзе – Гурама Ахвледиани и попросил его о посредничестве. Они поехали в Москву. Китовани передал Шеварднадзе поручение Гамсахурдия. На что Эдуард Амвросиевич показал ему письмо министра МВД Бакатина, в котором было написано, что Гамсахурдия заказал убийство Шеварднадзе за два миллиона долларов. Правда, до сих пор не ясно, писал это письмо Бакатин или нет. Китовани вернулся в Тбилиси и сказал Гамсахурдия, что Шеварднадзе ничего сделать не может.
   Но это не самое главное. В приемной Шеварднадзе, Китовани увидел как из кабинета Эдуарда Амвросиевича вышел министр иностранных дел правительства Гамсахурдия Гоги Хоштария. Как потом выяснилось, большая половина министров потихоньку ездили к Шеварднадзе. И это не говоря об оппозиции и ее лидерах. Многие в Грузии считают, что Шеварднадзе дирижировал из Москвы.
   Сам Гамсахурдия и до переворота и после неоднократно публично заявлял о московском заговоре во главе с Шеварднадзе. Как отмечает грузинский исследователь Г. Нодия, наблюдая очевидную тенденцию к распаду СССР, Шеварднадзе «мог понять, что его политическое будущее в России довольно сомнительно и Грузия была единственно возможной ареной, на которой он мог продолжать карьеру. По этой логике, для него было бы вполне естественно поддерживать любые силы, подрывающие Звиада Гамсахурдия – основное препятствие к его возвращению»
   В октябре 1990 года организованная Гамсахурдия партия с характерным названием «Круглый стол – Свободная Грузия» одержала сокрушительную победу на выборах в Верховный Совет Грузии (эта партия получила тогда больше 50 % голосов). Название партии было взято из Польши: там в 1989 году правящая коммунистическая верхушка уселась за стол переговоров с лидерами «Солидарности» (это и был пресловутый «круглый стол») – и они мирно договорились между собой о разделе власти.
   И победил тогда Гамсахурдия на этих выборах лишь по той причине, что он тогда уже фактически ставил демократию и права человека на последнее место – а упор в своих выступлениях сделал на национальном вопросе. Дескать, все грузины, независимо от политических взглядов, должны объединиться и вместе бороться с врагами нации – то есть с советскими оккупантами и с сепаратистами из автономных республик Грузии.
   Все остальные демократические партии Грузии, которые не шли под этим знаменем крутого национализма, в Верховный Совет не попали – они не преодолели 4-процентный барьер. В итоге там оказались только звиадисты и коммунисты (еще несколько демократов прошли по отдельным округам).
   Но время Гамсахурдия уже ушло. Он был промежуточной, временной фигурой. Грузии был нужен другой лидер. Гамсахурдия просто расчистил путь другому лидеру. Выполнил так называемую черновую работу. Скорее всего Гамсахурдия догадывался, кто должен прийти ему на замену. И решил опередить события. По его просьбе спецназ Закавказского военного округа в середине февраля 1991 года провел секретную операцию против организации «Мхедриони». Во время вышеупомянутой операции задержали до 40 «мхедрионовцев», конфисковали у них оружие, а затем задержанные и их оружие были переданы министерству внутренних дел. После этого министерство провело мероприятия по задержанию других членов «Мхедриони», во время которых было арестовано до 80 членов, в том числе Джаба Иоселиани.
   Но было уже поздно. Как вы знаете, в марте 1992 года к власти в Грузии пришел Эдуард Шеварднадзе. Но у него было достаточно много врагов. Поэтому борьба между кланами все же была в 1994 и в 1995 годах очень острая. Более того, в середине 90-х Грузию захлестнула волна громких терактов. Так, например, в начале февраля 1994 года от рук преступников погиб заместитель министра обороны Ники Кекелидзе. Кроме того, следует выделить продолжение серии терактов против лидеров «Мхедриони», в частности убийство начальника Руставского корпуса Темура Талахадзе.
   Затем, в декабре 1994 года был убит Гия Чантурия. По одной из версий, ликвидировали его по приказу Шеварднадзе. По словам Ирины Саришвили-Чантурия, ликвидация Гии Чантурия была организована тогдашним министром внутренних дел Грузии Шота Квирая, нынешним заместителем председателя комитета Парламента Грузии по вопросам обороны и безопасности Николаем Руруа и братом последнего, «мхедрионовцем» Жориком (Георгий) Руруа. По заявлению председателя партии «Имеди», всего в организации убийства принимали участие 14 человек, однако арестован из них был только один – Темур Хачишвили.
   В январе 1995 г. закончилось слушание обвинительного заключения по делу Джаба Иоселиани и других 14 членов военизированной организации «Мхедриони», обвиняемых в попытке государственного переворота 29 августа 1995 года. 12 января начался допрос обвиняемых. На первом же заседании Джаба Иоселиани заявил, что ничего не знает о покушении на жизнь президента и считаете, что в событиях 29 августа 1995 года он пострадал намного больше, чем сам президент.
   Наиболее интересны результаты допроса Темура Хачишвили – экс-министра внутренних дел и бывшего руководителя отряда специального назначения министерства безопасности. На судебном слушании 20 января Хачишвили показал, что убийство председателя национал-демократической партии Георгия Чантуриа (1994 г.) заказал президент Грузии Эдуард Шеварднадзе, так как считал его серьезным соперником на президентских выборах. Он также выразил уверенность в том, что покушение на президента Грузии 29 августа 1995 года было направлено не против Шеварднадзе, а против Иоселиани.
   Экс-министр внутренних дел заявил на процессе, что после его ареста бывший министр безопасности Шота Квирая предложил ему в обмен на свободу физическое уничтожение председателя ВС Аджарии Аслана Абашидзе, от чего Хачишвили отказался.
   Все обвиняемые, за исключением Иоселиани, показали на суде, что во время следствия давали показания под пытками и угрозами в отношении родных. Во время судебного разбирательства практически все они опровергали ранее данные показания.
* * *
   Первый президент Грузии Звиад Гамсахурдия после военного переворота был вынужден вместе с семьей найти прибежище в Чечне, но и вдали от родины он продолжал борьбу против режима Эдуарда Шеварднадзе. Причем он несколько раз возвращался в Грузию, чтобы возглавить мятеж против Шеварднадзе. Если бы Гамсахурдия затаился, может быть остался бы жив. Но он продолжал борьбу, и участь его была уже предрешена.
   В селе Джихашкари произошло трагическое событие. Лица, сопровождающие Звиада Гамсахурдия, члены его личной охраны и премьер в его правительстве Бессарион Гугушвили до сегодняшнего дня упорно заявляют, что президент покончил жизнь самоубийством. Его семья в эту версию не верит. Существуют бесспорные доказательства, что его убили по заданию Шеварднадзе первый заместитель министра безопасности Квирая и генерал МВД Гулуа. Что касается исполнителя убийства, то, по словам экс-министра МГБ Грузии И. Гиоргадзе, «человек, который получил этот приказ, – жив, здоров. Человек, который приводил его в исполнение, – тоже. Все, что связано с физическим устранением Звиада Гамсахурдия, знает небольшой круг лиц в Грузии. Эти лица обязательно скажут об этом вслух».
   Причем в Самегрело у Квирая была самая широкая агентурная сеть. Благодаря агентам, он знал обо всех перемещениях Гамсахурдия. Кроме того, перед кончиной у него наблюдались признаки отравления, положение было явно тяжелым – об этом говорят те, кто был рядом с ним. По словам тогдашнего руководителя МГБ Грузии И. Гиоргадзе, Шеварднадзе лично поручил ему убрать Гамсахурдия, но он отказался.
   Вообще устранять своих противников различными методами было в стиле Шеварднадзе, начиная с его цековских времен. Если проследить его биографию – все, кто составлял ему конкуренцию или потенциально мог стать конкурентом, устранялись. Кто – физически, кто – путем интриг, кто шел в тюрьмы. Все помнят председателя Совета Министров Грузии Зураба Патаридзе. Его убийство на трассе в четыре часа утра, когда его машина врезалась в одиноко стоящий грузовик с яблоками, – полностью на совести Шеварднадзе. У Шеварднадзе застрелился водитель, выбросился из окна секретарь ЦК Компартии Грузии. Но придет время – все станет известно.
   Рассказывают, что в бытность Шеварднадзе первым секретарем ЦК компартии Грузии один председатель райисполкома в Тбилиси попался на взятках и на следствии пригрозил дать показания, что деньги он брал для Шеварднадзе. Человека этого расстреляли. Спустя несколько дней его водитель покончил жизнь самоубийством.
   У бывшего руководителя МГБ Грузии И. Гиоргадзе были записи, компрометирующие Э. Шеварднадзе. В которых голос с пленки приказывает или советует: одного убрать, другого – уничтожить. Кстати, эти магнитофонные записи стали причиной того, что бывшего руководителя оперативно-технического управления МГБ Темура Папуашвили посадили в тюрьму по обвинению в подготовке второго переворота в мае 1999 года. В тюрьме его отравили. Причина простая – наличие у сотрудников спецслужб компромата на Шеварднадзе.
   Даже в убийстве своего лучшего друга Солико Евтихеевича Хабеишвили, бывшего секретаря ЦК КП Грузии, прослеживается след Шеварднадзе. Есть версия, что Шеварднадзе дал молчаливое согласие на это убийство.
   Когда в советские времена Солико Хабеишвили заставляли дать показания на Шеварднадзе, он молчал. Но даже он не мог прикрыть всех махинаций, которые творил Шеварднадзе через свой фонд, возглавлявшийся Солико. В тот период не только его, но и многих других, потенциально сильных людей устранили. По телевидению выступил тогдашний министр безопасности Игорь Гиоргадзе и сказал, что у этого убийства экономическая подоплека.
   Солико Хабеишвили был убит группировкой Дато Саникидзе по кличке Дато Московский, которая имела претензии на детище Солико – Гудаури. Произошло столкновение интересов. Солико Хабеишвили не мог просто так отдать этот горный отель – он его строил в свою бытность секретарем ЦК. Отдавать свое детище человеку, который на волне происходящего в Грузии стал одним из теневиков-олигархов. Так поступить Хабеишвили не мог.
   Впоследствии Дато Саникидзе был застрелен за границей. И это было сделано по приказу Шеварднадзе. Кстати, Саникидзе был вхож не только в семью Шеварднадзе. И мог влиять на назначения людей в правительство. Игорь Гиоргадзе вспоминает, что о назначении его министром МГБ Грузии он узнал от Дато Саникидзе. Тот прямо заявил: «Я только что от Деда. Принято решение назначить тебя министром безопасности». И буквально на следующий день Гиоргадзе действительно был вызван к Шеварднадзе. У Давида Санидзе всегда были с собой фотографии с членами семьи Президента России.
   Сам Давид Санидзе был убит в начале июля 1996 года в Австрии. В тот день он решил немного развлечься с подругой, передохнуть от напряженных и опасных деловых забот. Он отказался от телохранителей и провел весь вечер со своей грузинской любовницей Мананой. Было еще не слишком поздно, около девяти часов, когда они шли по переулку Аннагассе в центре Вены. В этот момент из праздно гуляющей толпы выскочил человек, быстро приблизился к ним и выстрелил три раза. «Дато», как звали Саникидзе друзья, был убит на месте, а его подруга получила тяжелое ранение в бедро.
   Ничего подобного в Вене еще не происходило. В глазах шокированных венцев это была варварская и дерзкая акция, которой трудно было найти объяснение. Полиция, довольно быстро прибывшая на место, обнаружила лишь мертвого Саникидзе с пулей в затылке и истекающую кровью молодую женщину. Неподалеку от места происшествия валялся полиэтиленовый пакет, внутри которого полицейские нашли автомат «Скорпион», судя по всему, хорватского производства. Потом полицейские сделали вывод, что автомат был тем «запасным» оружием, которое второй убийца должен был пустить в ход в случае непредвиденного поворота событий. Интересная деталь: пистолет, из которого стреляли в Саникидзе, был снабжен лазерным прицелом. Экипировка стрелков подсказала очень спокойным австрийским полицейским, что с Саникидзе должны были покончить любой ценой.
   Игорь Гиоргадзе рассказывал, что за месяц до гибели Солико Хабеишвили, бывшего секретаря ЦК компартии Грузии, он пришел к Шеварднадзе с материалами, из которых следовало, что на комплекс в Гудаури, созданный Солико, претендует криминальный авторитет Дато Саникидзе. Гудаури – это 30 миллионов долларов. Гиоргадзе предупреждал Шеварднадзе, что Хабеишвили убьют. Можно было дать другу охрану, отправить в безопасное место. Шеварднадзе не сделал ничего.
   Существует и другая версия. Известно, что именно в этот период в Москве создали организацию военных и коммунистов, которая подготавливала преемника Шеварднадзе в Грузии. Рассматривались несколько «подходящих» кандидатур, в том числе кандидатура Джумбера Патиашвили от Компартии. Но Компартия уже не пользовалась в Грузии никаким авторитетом, и Патиашвили представили потом от имени другой организации. Между прочим, в том списке «кандидатов в президенты» было и имя Солико Хабеишвили, но Россию его личность не устраивала.
   Став президентом Грузии Шеварднадзе не изменил своим принципам решать проблемы с помощью убийств своих политических противников. Игорь Гиоргадзе рассказывал, что получил от Шеварднадзе приказ на ликвидацию лидера Абхазии Владислава Ардзинбу. Более того, по словам Тенгиза Китовани, к убийству известного футболиста, бывшего игрока тбилисского «Динамо» и сборной Советского Союза Кахи Асатиани, причастны президент Эдуард Шеварднадзе и некоторые грузинские олигархи. Напомним, что Кахи Асатиани был застрелен 20 ноября 2002 г. в собственной машине в одном из центральных районов Тбилиси. Причем Асатиани, видимо, знал, что на него будет совершено нападение, и носил в кармане оружие. Следствие пришло к выводу, что убийство было заказным и, по всей вероятности, связано с предпринимательской деятельностью бывшего футболиста. По словам Китовани, не только он, но и «вся Грузия обвиняет Шеварднадзе и некоторых магнатов, таких, как Патаркацишвили и Чхартишвили, в организации этого убийства».
   Как рассказал экс-министр, незадолго до убийства Асатиани вел переговоры о продаже контрольного пакета акций принадлежащей ему авиакомпании «Аэрзена». Асатиани обратился к Шеварднадзе с просьбой помочь в решении этой проблемы и в сентябре встретился с ним. Уже после убийства футболиста Шеварднадзе скрыл факт этой встречи. Более того, в эфире государственной телекомпании президент Грузии заявил, что если бы Асатиани обратился к нему за помощью, то дело не дошло бы до убийства. Между тем, как утверждает бывший министр, в покупке контрольного пакета акций авиакомпании был заинтересован сын Шеварднадзе. Китовани также заявил, что в убийстве Асатиани явно прослеживается и чеченский след. По словам экс-министра, убийца был чеченцем-наемником.
   В 1995 году террористы добрались до Шеварднадзе и его ближайшего окружения. Так, 29 августа 1995 года, когда Шеварднадзе выезжал на презентацию новой конституции, рядом с его машиной взорвалась бомба. Шеварднадзе повезло – отделался он легкими ранениями. Но в то же время, по поводу этого покушения есть множество вопросов. Например, человек, который находился в эпицентре взрыва мощностью полцентнера тротила, на следующий день проводит митинг, а через день встречается с премьер-министром Турции. Хотя, после такой контузии, Шеварднадзе должен был отлеживаться минимум две недели.
   Следует заметить, это было не первое покушение на Э. Шеварднадзе. Еще в бытность его первым секретарем ЦК Грузии грузинская мафия несколько раз организовывала на него покушения, но каждый раз удача не покидала «седого лиса». За одну весну 1976 года таких попыток было две: 12 апреля бомба взорвалась перед зданием Совета министров Грузии, а 9 мая загорелось здание Театра оперы и балета в Тбилиси, загорелось чуть раньше того часа, когда в него должен был войти Шеварднадзе, чтобы присутствовать на торжественном заседании, посвященном Дню Победы.
   По мнению ряда экспертов, «чудесное спасение» Шеварднадзе оказалось удачным пиар-ходом команды Жвания, впоследствии данный сценарный ход с покушением возьмут на вооружение команды многих кандидатов в различные президенты и губернаторы, да и сам Жвания. По словам И. Гиоргадзе взрыв был выгоден Шеварднадзе. По абсолютно достоверным данным, Шеварднадзе к моменту выборов 1995 года поддерживали от двенадцати до самых оптимистических пятнадцати процентов. А проголосовало за Эдуарда Амвросиевича за 80 процентов. По мнению Гиоргадзе, фальсификацию осуществили МВД и КГБ после того, как он был отстранен от должности.
   В целом, у Э. Шеварднадзе был повод подозревать И. Гиоргадзе в измене. Стали распространяться слухи о том, что Гиоргадзе якобы занимается контрабандой оружия и сигарет из России и пользуется гораздо большим доверием у российских спецслужб и военных, чем Шеварднадзе, которого последние считали виновником распада советской империи. В это же время интересы Шеварднадзе мало-помалу начали лоббировать западные спецслужбы и тайные организации, с которыми он был связан еще в бытность свою министром МИД СССР. Конфликт между Шеварднадзе и Гиоргадзе обострился до открытой конфронтации в 1995 году.
   Кроме того, самДжаба Иоселиани говорил, что предлагал И. Гиоргадзе арестовать Шеварднадзе, чтобы привлечь к суду. Но это предложение, по словам Гиоргадзе, он ответил: «Джаба Константинович, представьте заголовки газет на следующий день после ареста Шеварднадзе: «Вор в законе и генерал КГБ арестовали выдающегося демократа!» По словам Гиоргадзе Джаба сказал тогда: «Этого козла надо арестовать!» Он ведь очень переживал из-за ситуации в стране. Скорее всего, об этом разговоре стало известно Э. Шеварднадзе.
   Когда 2 сентября 1995 года был отправлен в отставку министр безопасности Игорь Гиоргадзе, то Эдуард Шеварднадзе тогда назначил на его место преданного лично ему Квираю. И тогда Шота Квирая хорошенько «зачистил» и это силовое министерство – там тоже почти полностью сменилось все руководство. Менее чем через месяц по подозрению в организации теракта были задержаны заместитель службы директора госбезопасности, экс-руководитель МВД Грузии Теймураз Хачишвили, шеф так называемого корпуса спасателей «Мхедриони» Гия Гилашвили и несколько рядовых членов этой организации. Помимо покушения президента им инкриминировались убийства Гулуа, Чантурии и Хабеишвили. Уже тогда стало ясно, что за арестованными стоят более влиятельные люди. И вскоре их имена были названы: шеф службы госбезопасности Грузии генерал-лейтенант Игорь Гиоргадзе и лидер «Мхедриони» Джаба Иоселиани.
   В 1992–1995 годах Джаба Иоселиани фактически был вторым лицом в государстве. По его настоянию Хачишвили Теймураз был назначен министром внутренних дел Грузии. Терпел Шеварднадзе его до августа 1993 года, после чего снял с должности. В ответ «Мхедриони» организовала гражданскую войну на западе Грузии. Она закончилась после того, как Хачишвили стал заместителем министра госбезопасности Игоря Гиоргадзе. Последний быстро нашел с Иоселиани общий язык, боевики и «Мхедриони» фактически начали действовать под опекой МГБ. Более того, многие мхедрионовцы стали штатными сотрудниками.
   Узнав от «верных» людей о возможном аресте, Иоселиани и Гиоргадзе повели себя по-разному. Гиоргадзе ударился в бега и, по данным грузинского МВД, до сих пор скрывается России. А Иоселиани даже после обыска в кабинете, во время которого были найдены оружие и наркотики, не стал покидать Тбилиси. Не испугался и он после того, как в октябре 1995 было года арестовано более 500 членов «Мхедриони», у них изъяли большое количество оружия, тяжелой боевой техники, транспортных средств, связи и другого имущества. Но Иоселиани тогда остался на свободе. Он успел зарегистрироваться кандидатом в депутаты и получил неприкосновенность. Арестовать лидера «Мхедриони» удалось лишь в ноябре 1995 года, когда он проиграл выборы.
   В 1997 году дело Гиоргадзе получило неожиданное развитие. Один из обвиняемых в заговоре против главы государства – Темур Масхулия выступил с сенсационными заявлениями о том, что заказчиками теракта против Шеварднадзе были Александр Коржаков и Михаил Барсуков.
   Масхулия – один из лидеров «Мхедриони», ныне распущенной военизированной группировки, был арестован вместе со всей верхушкой этой организации после провала попытки покушения на Шеварднадзе. Впрочем, официально Масхулия, занимавшийся бензиновым бизнесом, был арестован за неуплату налогов. Но следствие с самого начала стало разрабатывать версию участия его в заговоре против главы государства.
   Во время допросов он признал, что поддерживал тесную связь с российскими спецслужбами, в частности с бывшим начальником разведки группы российских войск в Закавказье Евгением Марусиным, который якобы непосредственно руководил по заданию из Москвы организацией покушения на Шеварднадзе. По словам Масхулия, Евгений Марусин в беседе с ним называл Александра Коржакова, бывшего шефа охраны Бориса Ельцина, и Михаила Барсукова, бывшего начальника ФСБ, главными заказчиками ликвидации Шеварднадзе.
   Запись допроса Масхулия была продемонстрирована по грузинскому ТВ. Сразу после этого министерство государственной безопасности Грузии выступило с заявлением. Никак не прокомментировав показания Масхулия против Марусина, Коржакова и Барсукова, начальник департамента внешней разведки МГБ Грузии Автандил Иоселиани сообщил, что направил своим российским коллегам точные данные о местонахождении Игоря Гиоргадзе, и вновь выразил надежду, что российские спецслужбы арестуют террориста и передадут его правоохранительным органам Грузии.
* * *
   В то же время следует заметить, что Шеварднадзе досталось незавидное наследство. Внутренняя обстановка в стране оставалась нестабильной. Грузия была на грани коллапса: тотальная коррупция, наркомания, преступность, терроризм. После падения режима Гамсахурдия грузинским властям так и не удалось установить контроль над определенной частью Западной Грузии: городом Зугдиди, районами Мартвили, Сенаки, Цаледжиха, Чхороцку. Здесь действовала достаточно мощная военная группировка под командованием бывшего водителя троллейбуса Вахтанга (Лоти) Кобалиа, поддерживающего экс-президента Звиада Гамсахурдия. Главный штаб этой группировки находится в Зугдиди. Во время войны с Абхазией они не пускали к месту военных действий технику и людей, не давали вывозить раненых. По данным грузинских спецлужб, они пользовались поддержкой российской разведки, которая намеренно раскалывала грузин, чтобы сделать Шеварднадзе более сговорчивым.
   Вахтанг (Лоти) Кобалиа 1950 г. р., нач. управления и полковник Национальной гвардии, командир отрядов сторонников 3. Гамсахурдия в Западной Грузии. Арестован в мае 1994 г. на территории Украины и вывезен в Грузию. Приговорен к смертной казни по ст.17-104 и 104 УКРГ, хотя первоначально обвинялся также в государственной измене и руководстве «незаконными вооруженными формированиями». Был осужден на пожизненное заключение за измену Родине, убийство шести человек, в том числе журналиста Давида Болквадзе и ряд других тяжких преступлений. В октябре 2000 года бежал из республиканской тюремной больницы. Но был пойман спецназом МВД Грузии. В 2004 году помилован президентом Саакашвили.
   Сторонники Гамсахурдия вели партизанскую борьбу. «Забастовка протеста» в Западной Грузии переросла в железнодорожную войну со взрывами мостов. Звиадисты при участии жителей грабили поезда. Восстания охватили целые районы. Была информация о том, вооруженные группировки есть и в Кахетии, на востоке страны. На фоне ужесточения политического противостояния местные элиты в этом районе могут опираться на военизированные структуры.
   Кроме того, в прилегающих к Абхазии Мингрелии и Сванетии военизированные группировки не были распущены после окончания грузино-абхазского конфликта 1993 года и более ранней гражданской войны. В Сванетии они носили открыто криминальный характер или связаны с ополченским батальоном Кодорского ущелья «Охотник». Этот батальон подчинялся центральному правительству и был создан Эмзаром Квициани, который тогда был уполномоченным президента в нижней части Кодорского ущелья, единственной части Абхазии, признающей центральную власть. Батальон «Охотник» приписывался то к внутренним войскам, то к Министерству обороны. В низменной Мингрелии существовали подпольные разрозненные вооруженные группы бывших сторонников президента Гамсахурдия.
   В этих условиях вся тяжесть борьбы с мятежниками легла на плечи сотрудников грузинского МГБ и МВД. Они провели ряд успешных операций, ликвидируя одного за других лидеров мятежников, восстанавливая целостность Грузии. Так, например, Шеварднадзе вроде бы помирился с одним из лидеров таких группировок – Акакием Елиавой, а потом сотрудники МГБ Грузии ликвидировали его при странных обстоятельствах. В начале июля 2000 года «Волга» ГАЗ-24, в которой ехал Акакий Элиава и четверо его бойцов, была остановлена местной полицией у въезда в город Зестафони (Западная Грузия). У всех пассажиров были обнаружены пистолеты, на которые не было разрешений. Элиава и его бойцы отказались сдать оружие, однако согласились пройти в городское отделение полиции. Пять часов полицейские уговаривали их расстаться с оружием. Тем временем к месту событий подтянулись отряды спецназа. Когда к переговорам подключился руководитель регионального отделения МВД генерал Рубен Асанидзе, Элиава приказал своим людям взять его в заложники и попытался на машине прорваться сквозь кольцо окружения.
   В перестрелке Элиава и один из его единомышленников были убиты на месте, остальные трое арестованы. Генерал-заложник был легко ранен. Ранения получили также два спецназовца.
   Другой командир боевиков-звиадистов Гоча Эсебуа взял в Зугдиди в плен нескольких представителей ОБСЕ, надеясь этим актом воодушевить звиадистские силы на вооруженное выступление. Надежды эти не оправдались. Спустя некоторое время Эсебуа был обнаружен в Джихаскари спецназом и убит в перестрелке.
   В общем, одних мятежников ликвидировали при помощи спецназа, с другими договаривались, переманивая на свою сторону. Так, например, один из бывших вооруженных сподвижников Гамсахурдия полковник национальной гвардии Грузии и бывший комендант Зугдиди Бадри Зарандия, вначале был приговорен к смертной казни. Однако затем смертная казнь была заменена 20-летним сроком заключения, но через пять лет, в 1998 году, президент Шеварднадзе помиловал Зарандию и тот вернулся в родной Зугдиди и основал Общество патриотов Грузии. Он не преследуется властями и даже участвует в срывах региональных встреч антишеварднадзевской оппозиции. По заявлениям оппозиции, Зарандия и его соратники вооружены и наняты местными властями. Зарандия также пользуется авторитетом в местном преступном мире. В местной прессе Зарандия признавался, что он имеет доступ к оружию, и хвалился, что в случае нужды выведет 1000 бойцов. Но все же, в январе 2003 года Зарандия был убит. Причины убийства неизвестны. По свидетельству очевидцев, в кафе зашел какой-то мужчина и из автомата расстрелял находящегося там Зарандия. По сведениям полиции, по странному стечению обстоятельств, о которых нападавшие могли быть осведомлены, именно в этот день впервые за долгие годы Бадри Зарандия был в кафе без оружия и без охраны.
   В, целом, как и везде на бывшей территории СССР, криминогенная обстановка в Грузии была очень сложной. По мнению первого заместителя главного прокурора Республики Грузии Вахтанга Гварамия, «такой критической ситуации не было даже во время Второй мировой войны. Преступники создали целые мафиозные синдикаты по торговле оружием, наркобизнесу, по рэкету и даже похищение людей сделали своим ремеслом».
   Особенно напряженная обстановка сложилась в Квемо Картли. Еще в начале декабря 1994 года начальник следственного управления Прокуратуры Республики Грузия Рамаз Жгенти на заседании чрезвычайной коллегии заявил: «Создавшаяся в Квемо Картли обстановка, где бесчинствуют вооруженные до зубов бандитские формирования, где совершаются различные тяжкие преступления, в том числе и похищения людей, может стать неконтролируемой, вызвать социальный взрыв. Криминогенная обстановка имеет здесь другой оттенок, что может привести к этническому конфликту между грузинами и жителями негрузинской национальности. Это подтверждают и акции протеста, проведенные недавно в городе Марнеули». По свидетельству МВД Грузии, в этом регионе преступления носили организованный характер и даже наметилась своеобразная специализация – одни банды контролировали трассу, «взимая пошлину» с провозимых грузов и откровенно грабя проезжающие машины; другие занимались похищением людей с целью вымогательства крупных сумм денег, чаще всего в иностранной валюте.
   

notes

1

   С 1974 года Гамсахурдия поддерживал связи с московскими, благодаря ему в правозащитном бюллетене «Хроника текущих событий» стала регулярно появляться информация о событиях в Грузии. Являлся членом-учредителем созданной в 1974 году в Грузии «Инициативной группы защиты прав человека в Грузии». Автор ряда самиздатских работ, член советской группы Международной амнистии. С мая 1975 года – главный редактор литературно-публицистического журнала на грузинском языке «Золотое руно» («Окрос Сацмиси»), с 1976 года совместно с Мерабом Коставой выпускает еще один журнал на грузинском языке – «Вестник Грузии» («Сакартвелосмоамбе»). С января 1976 года – член-учредитель Грузинской Хельсинкской группы. Арестован 7 апреля 1977 года вместе с Мерабом Коставой. На суде летом 1978 года Гамсахурдия получил приговор – два года (по другим данным – три года) ссылки в Дагестане. После возвращения в Тбилиси получил место в Институте грузинской литературы Академии наук Грузии.

2

   Осенью 2009 года в Москву зачастил экс-премьер Грузии Зураб Ногаидели. Его визит – часть проекта, цель которого представить приемлемую для Кремля альтернативу Саакашвили. За проектом стоят некоторые бизнесмены грузинского происхождения, часть грузинской элиты, а также бывшие и действующие сотрудники спецслужб Грузии. Россию опять хотят втянуть в грузинскую проблему. Москва уже принимала деятельное участие в замене сначала Гамсахурдия на Шеварднадзе, а потом Шеварднадзе на Саакашвили. Что из этого вышло, мы с вами видим сейчас.
Купить и читать книгу за 69 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать