Назад

Купить и читать книгу за 109 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Международное частное право. Ответы на экзаменационные вопросы

   Настоящее пособие написано в соответствии с учебной программой по дисциплине «Международное частное право». Краткое и доступное изложение позволит в короткие сроки повторить и систематизировать изученный материал и подготовиться к экзамену или зачету по данному предмету.
   Учебное пособие предназначено для студентов средних и высших юридических учебных заведений, а также для всех, кто интересуется вопросами международного частного права.


О.В. Аблёзгова Международное частное право. Ответы на экзаменационные вопросы

1. Понятие и предмет международного частного права. Система международного частного права

   Международное частное право неразрывно связано с расширением международного торгово-экономического, научно-технического и культурного сотрудничества.
   Важную роль в правовом регулировании этого сотрудничества призваны играть нормы международного частного права, значение которого возрастает по мере углубления международных хозяйственных связей, развития новых организационных форм в различных областях международного делового сотрудничества.
   Международное частное право представляет собой совокупность правовых норм национальной правовой системы и международных норм, регулирующих возникающие в ходе международного общения гражданские, семейные, трудовые, иные личные неимущественные и имущественные отношения между гражданами, юридическими лицами, государствами и международными организациями.
   Предметом МЧП являются отношения гражданско-правового характера возникающие в международной жизни.
   К признакам международно-частных правоотношений можно отнести:
   1) цивилистический характер правоотношений, поскольку МЧП регулирует гражданские отношения: личные; личные неимущественные, связанные с имуществом; имущественные отношения гражданские, семейные, земельные, трудовые, т. е. частноправовые отношения. Кроме того, нормы международного частного права регулируют производство по делам с участием иностранных лиц, т. к. МЧП как объективное право невозможно отделить от средств защиты соответствующих прав и обязанностей. Включение процессуальных отношений обусловлено тем, что при регулировании предмета МЧП возникает вопрос об определении юрисдикции в целом; об определении компетентного органа; о процессуальных формах и средствах рассмотрения соответствующего дела. Эти процессуальные отношения относятся к сфере деятельности международного гражданского процесса и международного коммерческого арбитража;
   2) международный характер отношений, обусловленый наличием иностранного элемента. Иностранный элемент может быть выражен:
   а) в наличии иностранного субъекта (иностранный гражданин, юридическое лицо, государство);
   б) в наличии объекта регулирования за границей;
   в) в наличии юридического факта, который является основанием изменения, возникновения, прекращения правоотношения, имеющих место за границей.
   Термин иностранный элемент имеет условный характер, поскольку элементом правоотношения в узком смысле является субъект, а не его местонахождение.
   Таким образом, основным моментом при определении международного характера правоотношения является его выход за рамки юрисдикции одного государства, связь с правом двух и более государств, что предполагает выбор надлежащего правопорядка.
   Система международного частного права включает в себя:
   1) общую часть, которая охватывает широкий круг вопросов, имеющих методологическое значение. В нее входят понятие, система и содержание отрасли права; ее источники, общие понятия и принципы, методы правового регулирования; учение о коллизионных нормах.
   К общей части следует отнести и рассмотрение правового положения субъектов гражданско-правовых отношений с иностранным элементом, государства как особого субъекта таких отношений, иностранных юридических лиц и иностранных граждан;
   2) особенную часть, которая состоит из следующих разделов:
   а) право собственности;
   б) обязательственное право;
   в) кредитные и расчетные отношения;
   г) обязательства из причинения вреда;
   д) авторское и патентное право;
   е) семейное право;
   ж) наследственное право;
   з) трудовые отношения;
   3) международный гражданский процесс, регулирующий специальные вопросы судоустройства по гражданским делам, осложненным иностранным элементом, а также вопросы, связанные с осуществлением нотариата и некоторыми другими органами защиты личных неимущественных и имущественных прав участников международного гражданского оборота;
   4) международный коммерческий арбитраж, регулирующий порядок разрешения коммерческих споров, возникающих между субъектами внешнеэкономической деятельности. Помимо указанных отраслей, в последнее время в связи с развитием международно-правового регулирования формируются подотрасли международного частного права, например, право международной купли-продажи товаров, право международных перевозок. Особое место занимает международное частное морское право, которое формируется на базе гражданско-правовых институтов торгового мореплавания.

2. Методы правового регулирования в международном частном праве

   Общий метод правового регулирования для всех отношений частного характера – диспозитивность и равенство сторон – сохраняет влияние и на международные частные правоотношения.
   Однако в силу специфики международного частного права главенствующую роль играют коллизионно-правовой и материально-правовой методы правового регулирования.
   Коллизионный метод регулирования является исторически первым методом в МЧП. В случаях, когда правоотношения связаны с двумя или более правовыми системами, возникает вопрос о том, какое право будет регулировать данное отношение. В подобных ситуациях складывается коллизия или столкновение норм различной национальной принадлежности. Определение права, которое будет регулировать конкретное правоотношение, возможно благодаря наличию в МЧП особого вида норм – коллизионных норм, особенность которых состоит в том, что они не содержат прямое указание о разрешении спора, они лишь указывают, законодательство какой страны применять. Это отсылочные нормы, они формулируются в виде абстрактного правила, указывающего на применимое право.
   Коллизионный метод регулирования предполагает воздействие на общественные отношения, составляющие предмет МЧП, посредством коллизионных норм, определяющих применимое право и отсылающих регулируемое правоотношение к материальному праву какого-либо государства, международному договору. Таким образом, регулятивное воздействие на объект осуществляется благодаря применению коллизионной нормы в сочетании с последующим применением материальных норм соответствующей правовой системы.
   Материально-правовой метод регулирования предполагает регулирование путем применения, во-первых, норм прямого действия, разработанных в рамках национальной правовой системы исключительно с целью регулирования отношений, составляющих предмет МЧП, во-вторых, единообразных норм, которые создаются путем согласования воль государств в форме международных унифицированных договоров и впоследствии инкорпорируются в национальное право государств-участников.
   В силу п. 3 ст. 1186 ГК РФ материально-правовой метод имеет приоритет, т. е. если международный договор РФ содержит материально-правовые нормы, полностью регулирующие конкретные отношения, то определение применимого права на основе коллизионных норм исключается.

3. Унификация в международном частном праве: понятие, виды, значение

   Унификация представляет собой рациональное сокращение числа объектов одинакового функционального назначения с целью повышения эффективности и универсальности правового регулирования. Процессы унификации на многосторонней основе начинают активизироваться в МЧП в основном с конца XIX в., вследствие чего в его нормативном составе укореняется еще одна разновидность материально-правовых норм – единообразные нормы, созданные международными договорами, сфера которых в настоящее время существенно расширяется за счет вовлечения в нее все новых областей международного экономического сотрудничества (лизинга, факторных операций, вексельных отношений, торгового посредничества, отношений по перевозке и т. д.).
   Выделяют следующие виды унификации:
   1) двусторонняя унификация – характеризуется наличием двух участников, заключающих договор по отдельным вопросам. К примеру, существует двусторонние договоры СССР об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенные с Албанией (1958 г.), Болгарией (1957 и 1975 гг.), Венгрией (1958 г.), Германией (1957 г.), Кубой (1984 г.), КНДР (1957 г.), Польшей (1957 г.), Румынией (1958 г.), Вьетнамом (1981 г.) и др.;
   2) региональная унификация – направлена на разрешение вопросов, встающих перед странами региональной группировки, характеризующимися близостью территории, политической системы, сходными правовыми традициями. Например, унификация в рамках Европейского союза осуществляется посредством принятия многосторонних соглашений, конвенций. К их числу относится прежде всего Римская конвенция о применении права к договорным обязательствам 1980 г., Брюссельская конвенция о подсудности и исполнении судебных решений 1968 г. (новая редакция 1979 г.), Брюссельская конвенция о взаимном признании компаний 1968 г., Европейская конвенция о государственном иммунитете 1972 г.
   В рамках Содружества Независимых Государств заключено Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (1992 г.), Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (1993 г.);
   3) универсальная унификация – имеет целью разрешать узкие вопросы, требующие глобального рассмотрения, через принятие конвенций под эгидой ООН, ЮНСИТРАЛ (Комиссия ООН по праву международной торговли), УНИДРУА (Международный институт унификации частного права). Примером могут служить Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., Конвенция ООН об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г., Конвенция о представительстве при международной купле-продаже товаров 1983 г., Конвенция о международном финансовом лизинге 1988 г., Конвенция о международном факторинге 1988 г., Конвенция ЮНСИТРАЛ о международном переводном векселе и международном простом векселе 1988 г., Конвенции о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами 1965 г. и т. д.
   Унификация проводится в отношении материально-правовых норм и может быть законной (носит обязательный характер для всех участников, например международные конвенции) и незаконной (т. е. обобщение и толкование обычаев, которое носит для субъектов обязательный характер только в случае, если они изъявили желание применять к своим правоотношениям указанные нормы, например международные правила толкования торговых терминов (INCOTERMS)). Унификация может осуществляться и в результате косвенного воздействия на международное частное право различных государств. Институтом выступают акты рекомендательного характера.
   Унифицированные нормы имеют материально-правовой характер, по юридико-техническим признакам однородны с нормами внутреннего законодательства. После трансформации, включения в национальную правовую систему сохраняют свою автономность.

4. Взаимодействие международного публичного и международного частного права

   Вопрос о правовом взаимодействии международного публичного и международного частного права долгое время является дискуссионным в юридической науке. Международное право понимается как особая система права, регулирующая отношения между властными, суверенными субъектами международных отношений – государствами, государствоподобными и (или) производными от государств образованиями (межгосударственными организациями)[1].
   Некоторые исследователи полагают, что международное частное право является отраслью международного публичного права, т. к. проявляется четкая связь источников, ведь только посредством изучения международных договоров возможно установить содержание международного частного права[2]. Кроме того, международный характер международного частного права проявляется за счет того, что оно регулирует отношения, лежащие в сфере международного хозяйственного, торгового и гражданского оборота, т. е. выходящие за пределы правопорядка одного государства. Таким образом, сходство международного частного и публичного права обусловлено наличием общих источников и наличием иностранного элемента.
   Однако наиболее распространенной является другая точка зрения, согласно которой международное частное право представляет собой самостоятельную отрасль национального права, т. к. большинство норм МЧП применяется национальным законодателем, реализуется в рамках национального правопорядка и применяется национальным судом.
   Исходя из этого разграничение международного публичного и частного права проводятся по следующим основаниям:
   1) по предмету – если предметом регулирования МЧП выступают частные отношения, даже если субъектами этих правоотношений выступают государства, то предметом международного публичного права выступают публичные – межгосударственные правоотношения;
   2) по субъектам – помимо государств, международных организаций, которые являются субъектами международного публичного права, субъектами МЧП могут выступать граждане и организации;
   3) по источникам – помимо международных договоров, важнейшим источником МЧП является национальное законодательство.

5. Источники международного частного права: понятие и виды

   Источник права – это форма выражения права или правовой акт, принимаемый соответствующими органами с соблюдением определенной процедуры, в установленной форме. Международное частное право как система норм характеризуется определенным своеобразием источников права, регулирующих подпадающие под его действие общественные отношения.
   С точки зрения теории права выделяются элементы понятия источников, которые свойственны и источникам МЧП:
   1) внешняя форма, т. е. выражение вовне содержания правовой нормы;
   2) конструктивный элемент, т. е. придание норме качества правовой нормы;
   3) властная обеспеченность формы выражения права, т. е. существование государственно-правовых гарантий применения и соблюдения данного акта правотворчества.
   Отличаются особенности источников международного частного права, также как:
   1) двойственный характер источников, т. е., с одной стороны, международные договоры, обычаи, с другой – нормы национального законодательства, судебной практики и обычаи отдельной страны. Таким образом, в международном частном праве имеет место сочетание международного и внутригосударственного правового регулирования;
   2) неодинаковое значение, которое придается различным источникам в разных странах.
   Источники МЧП подразделяются на виды:
   1) международные – международные договоры, международные обычаи, общепризнанные нормы и принципы международного права;
   2) национальные – национальное законодательство, обычаи, судебные прецеденты.

6. Международный договор как источник международного частного права

   Международный договор – это соглашение двух и более государств, устанавливающее в определенных отношениях права и обязанности этих государств. Международные договоры устанавливают общие нормы международного частного права, т. е. материальные нормы, обязательные для всех участвующих в договоре государств, и таким образом предупреждают возникновение коллизий между законами этих государств либо содержат правила разрешения этих коллизий, т. е. коллизионные нормы.
   Виды международных договоров:
   1) многосторонние – региональная и универсальная унификация предполагает участие ряда государств и устанавливает общие правила по предусмотренным в договорах вопросам;
   2) двусторонние – соглашения между двумя государствами (договоры о правовой помощи, консульские конвенции, договоры о торговле и мореплавании).
   В Российской Федерации соотношение международных договоров и внутреннего законодательства определяется п. 4 ст. 15 Конституции РФ, в силу которой международные договоры являются частью правовой системы Российской Федерации. При этом, если нормы международного договора устанавливают иные правила, чем внутреннее законодательство, то применяются нормы международного договора. Таким образом, в российском праве закреплен приоритет норм международного права над нормами национального законодательства.
   Развитие конституционных положений можно найти в отраслевом законодательстве. В частности, приоритет международноправовых норм закрепляет ст. 7 Гражданского кодекса РФ, ст. 6 Семейного кодекса РФ. По вопросу обоснования применения норм международных договоров внутри страны в международном частном праве разработана теория трансформации, сторонники которой называют п. 4 ст. 15 Конституции РФ нормой о трансформации. Сущность теории состоит в том, что международные договоры применяются в результате трансформации, т. е. преобразования их в нормы внутреннего законодательства. Без трансформации международно-правовая норма не имеет силы во внутренней сфере.
   При трансформации международный договор как акт международного права остается формой правовой связи заключивших его государств, и каждое государство обязано обеспечить его применение на своей территории, но для этого необходимо преобразование его норм в государственное право.
   Международный договор становится договором Российской Федерации при соблюдении, в число которых входят условия:
   1) согласие Российской Федерации на обязательность для нее международных договоров, которое может быть выражено путем подписания договора, обмена документами, составляющими договор, ратификации, утверждения, принятия или присоединения к международному договору. Соответствующее решение должно быть принято компетентными органами власти (ст. 11 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., ст. 6 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации»[3]);
   2) вступление международного договора в законную силу должно произойти в порядке и сроки, предусмотренные в договоре или в соглашении сторон (ст. 24 Венской конвенции о праве международных договоров).
   Особо следует отметить, что применение в Российской Федерации норм международного договора происходит без издания каких-либо специальных актов, разрешающих имплементацию[4]. Единственный акт, наличие которого обязательно в соответствии со ст. 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации», – закон о ратификации.
   Примером наличия особых процедур может служить законодательство ряда стран Северной Европы. В частности, в ч. 1 § 95 Основного закона Финляндской Республики установлено: «Нормы договора и иных международных соглашений, которые затрагивают сферу законодательства, вступают в силу путем принятия специального закона»[5].

7. Нормы и принципы международного права

   В международной сфере существуют, помимо норм международных договоров, общепризнанные нормы и принципы, которые каждое государство обязано соблюдать, даже если оно не выразило своего согласия на юридическую обязательность их для себя (принцип суверенитета, равенства, добровольного исполнения обязательств, соблюдения договоров).
   В связи с этим в международном частном праве была разработана теория lex mercatoria (от лат. «право торговцев») – международное торговое право – это совокупность норм, обособленных от национальных правовых систем и регламентирующих международные коммерческие операции. В эту совокупность включаются все международные источники МЧП, в т. ч. и общепризнанные нормы и принципы международного права. Единой системы международно-правовых принципов не существует, как и не существует четко разработанных критериев определения состава и содержания этих принципов.
   В настоящее время международные неправительственные организации проводят работу по унификации норм вне национального права, обычных норм; издается множество резолюций, рекомендаций, кодексов поведения и т. п.
   В 1994 г. Международный институт унификации частного права (УПИДРУА) в Риме разработал Принципы международных коммерческих договоров. В преамбуле этих Принципов установлено, что они подлежат применению, когда стороны установили, что их договор будет регулироваться этими Принципами. В то же время необходимо учитывать, что Принципы обязательны для сторон только в той мере, в какой это не запрещено императивными нормами внутреннего права, подлежащего применению вне зависимости от того, какое право регулирует договор (а также императивными нормами права, регулирующего договор).
   Принципы также могут быть применены, когда стороны пришли к соглашению, что их договор будет регулироваться общими принципами права, а также lex mercatoria или аналогичными положениями. Таким образом, можно с достаточной уверенностью утверждать, что Принципы предназначены для наиболее широкого применения[6].
   К общим положениям Принципов относятся: провозглашение принципов свободы договора, его обязательности, правила о том, что стороны могут в любой момент отказаться от применения Принципов, отступить от них или изменить содержание любого из их положений. Это является еще одним подтверждением необязательного характера Принципов. Однако некоторые императивные положения Принципов не могут быть отменены или изменены, поскольку отражают саму природу Принципов, а также соответствуют императивным положениям национального права некоторых государств. При толковании Принципов надлежит учитывать их международный характер и цели, включая необходимость обеспечить единообразие при их применении.
   Принципы также устанавливают, что стороны обязаны действовать в соответствии с принятыми в мировой практике честной деловой практикой и добросовестностью. Более того, стороны связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в своих взаимоотношениях.

8. Международные обычаи

   Международный обычай – это правило поведения, которое является общим для всех или большинства государств, принимающих участие в международной торговле, или для стран, связанных с данным спорным правоотношением.
   Международные обычаи признаются в качестве источника права, даже если они не зафиксированы в каких-либо актах, исходящих от государственной власти.
   Международный обычай должен отвечать таким признакам, как:
   1) длительность существования;
   2) устойчивость в практике;
   3) признание государствами этого правила поведения в качестве общеобязательной нормы.
   Существуют области, где обычаи занимают особое место, т. к. традиционно эти отношения регулировались обычным правом, – это международная торговля, мореплавание, кредитно-расчетные отношения.
   Стороны договора могут быть связаны обычаем, который широко известен либо о применении которого они договорились.
   В Российской Федерации обычай также признается источником права. В соответствии со ст. 7 ГК РФ под обычаями делового оборота понимают сложившееся, широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано оно в каком-либо документе или нет.
   Особенность применения обычаев в Российской Федерации состоит в том, что обычаи рассматриваются как средство восполнения пробела в законодательстве. Статья 421 ГК РФ устанавливает уровни правового регулирования: императивные нормы, договорные условия, затем диспозитивные нормы, и лишь при отсутствии законодательного регулирования применяются обычаи делового оборота. При этом в зарубежных странах обычай рассматривается преимущественно как договорное условие.
   Особое место в ряду международных обычаев занимают документы международных организаций, в которых кодифицированы, унифицированы международные обычаи, – Международные правила толкования торговых терминов – INCOTERMS, Унифицированные правила для документарных аккредитивов.
   Сущность этих документов не сводится ни к обычаям, ни к общим условиям договора. Их специфика состоит в следующем:
   1) документы исходят от международных организаций;
   2) формируются на основе обычных норм, т. е. сложившейся практики;
   3) международная организация может вносить в эти документы не применявшиеся ранее положения, использование которых будет влиять на практику международной торговли;
   4) в указанных документах прямо установлено, что они имеют факультативный характер и применяются при наличии ссылки на них в договоре, хотя на практике нередки случаи применения их и без такой ссылки.
   От обычаев следует отличать обыкновения – это правила поведения, сложившиеся в какой-либо сфере предпринимательской деятельности (обычаи морских портов, термины банковского оборота). Обыкновения не имеют всеобщего признания и не рассматриваются в качестве источников права, а принимаются во внимания при толковании договора. Наличие и содержание обыкновения доказываются как факты, этим обыкновения отличаются от обычаев. Кроме того, обычай санкционирован государством, а обыкновения суд не обязан знать.
   Последнее время роль обыкновения постоянно возрастает, т. к. во внешнеэкономической сфере, в торговом обороте предприниматели, занимающиеся какой-либо деятельностью, вступают в союзы, ассоциации и создают свои собственные своды правил, правила поведения или кодексы этики поведения, которые доводятся до всеобщего сведения.

9. Национальное законодательство и международное частное право

   Важнейшим источником в области международного частного права является Конституция РФ (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.). В Конституции предусмотрена специальная глава, посвященная внешней политике государства. Ряд положений Конституции касается международного права и международных договоров (о добросовестном выполнении обязательств, общепризнанных принципов и норм международного права, о международных нормах, относящихся к правам человека).
   Важнейшее значение для международного частного права имеют кодифицированные акты – это прежде всего третья часть ГК РФ, содержащая нормы международного частного права как по общим, так и по специальным вопросам: основания применения иностранного права; установление содержания иностранного права; ограничения применения иностранного права; исковая давность; правоспособность и дееспособность иностранных граждан и лиц без гражданства; правоспособность иностранных юридических лиц; ответные ограничения правоспособности; защита личных неимущественных прав; право собственности; сделки и доверенность; обязательства по внешнеэкономическим сделкам; обязательства вследствие причинения вреда; неосновательное обогащение; наследственное право; международные договоры. Помимо этого, нормы международного частного права закреплены в Семейном кодексе РФ (раздел VII), ГПК РФ (раздел V, VI), Арбитражном процессуальном кодексе РФ (раздел V), Воздушном кодексе РФ, Таможенном кодексе РФ.
   Кодекс торгового мореплавания РФ также регулирует некоторые вопросы международного частного права – применение правил кодекса и правил иностранного права, порядок включения в договоры условий о применении иностранных законов и обычаев торгового мореплавания, порядок заключения соглашения о передаче споров с иностранными гражданами или организациями на рассмотрение иностранного суда или арбитража, применение правил международных договоров и др.
   В Основах законодательства РФ о нотариате 1993 г. определяются нотариальные действия, совершаемые консульскими учреждениями РФ, решаются вопросы применения иностранного права при совершении нотариальных действий; регулируются вопросы принятия нотариусом документов, составленных за границей, обеспечения доказательств, требующихся для ведения дел в органах других государств.
   В России был принят ряд законов, непосредственно относящихся к области регулирования внешнеэкономической и инвестиционной деятельности – Федеральный закон от 9 июля 1999 г. № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в РФ» (с изм. и доп. от 21 марта, 25 июля 2002 г., 8 декабря 2003 г.), Федеральный закон от 13 октября 1995 г. № 157-ФЗ «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» (с изм. и доп. от 8 июля 1997 г., 10 февраля 1999 г.), Федеральный закон от 10 декабря 2003 г. № 173-ФЭ «О валютном регулировании и валютном контроле».
   Ряд положений международного частного права содержится в Законе РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже». Закон регулирует вопросы, касающиеся арбитражных отношений, определения состава третейского суда, его компетенции, порядка ведения разбирательства, признания и приведения в исполнение арбитражных решений.
   Нормы международного частного права закреплены и в ряде законов общего характера: Законе РФ от 29 мая 1992 г. № 2872-1 «О залоге», Законе РФ от 21 февраля 1992 г. № 2395-1 «О недрах» (в ред. от 3 марта 1995 г.) (с изм. и доп. от 10 февраля 1999 г., 2 января 2000 г., 14 мая, 8 августа 2001 г., 29 мая 2002 г., 6 июня 2003 г.), Патентном законе РФ от 23 сентября 1992 г. № 3517-1 (с изм. и доп. от 27 декабря 2000 г., 30 декабря 2001 г., 24 декабря 2002 г., 7 февраля 2003 г.), Законе РФ от 23 сентября 1992 г. № 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (с изм. и доп. от 27 декабря 2000 г., 30 декабря 2001 г., 11, 24 декабря 2002 г.), Законе РФ от 9 июля 1993 г. № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» (с изм. и доп. от 19 июля 1995 г.) и других законодательных актах.
   Необходимо обратить внимание на то, что, в отличие от России, в некоторых странах, например, в Австрии, Венгрии, Великобритании, Италии, Польше, Румынии, Чехии, Швейцарии приняты специальные законы по вопросам международного частного права. В других странах нормы международно-частного характера закреплены в гражданских кодексах (Германия, Франция).

10. Судебный прецедент в качестве источника международного частного права

   Судебный прецедент – это вынесенное судом решение по конкретному делу, обоснование которого становится правилом, обязательным для всех судов той же или нижестоящей инстанции при рассмотрении аналогичных дел.
   Судебный прецедент является источником права в странах англосаксонской системы – системы общего права (common law), распространенной в Великобритании, Ирландии, США, Канаде, Индии, Австралии, ЮАР.
   В государствах континентальной правовой системы судебная практика имеет значение для решения вопросов правоприменительного порядка: восполнение пробелов в законодательстве, признание обычаев, толкование законов. В отличие от судебного прецедента, судебная практика – это результат судебной правоприменительной деятельности, которая не является источником права.
   В России судебная практика вообще не рассматривается в качестве источника права. Суд в России не создает правовых норм, поэтому судебная практика не является и источником международного частного права.
   Однако в области международного частного права большую роль играют судебные акты высших судебных инстанций РФ (Конституционного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного Суда РФ), которые разъясняют, толкуют положения нормативных актов, а также обобщают правоприменительную практику.

11. Понятие коллизии

   Отрасли национального права (гражданское, семейное, трудовое право) имеют дело с относительно простыми ситуациями, в которых достаточно найти нормы национального права, регулирующие соответствующие положения. Если же эти отношения связаны с несколькими правовыми системами, то возникает проблема выбора права, т. е. проблема разграничения компетенции различных правовых систем. Правовые системы сталкиваются между собой, порождая возникновение коллизий или конфликта законов.
   Возникновению коллизий способствует также двоякое действие законов каждого государства:
   1) территориальное – законы действуют на всей территории государства по отношению ко всем лицам, находящимся на этой территории, независимо от гражданства;
   2) экстерриториальное – законы действуют в отношении даже тех лиц данного государства, которые находятся за границей. Например, правовой статус юридических лиц определяется по российскому праву.
   Выделяют следующие виды коллизий:
   1) международные;
   2) внутренние:
   а) интерлокальные – возникают, когда территория государства разделена на административные единицы, в каждой из которых действует свое законодательство. Они характерны для стран с федеративным устройством (Россия, США);
   б) интерперсональные – возникают в тех странах, где действуют обособленные нормы для определенной категории лиц, выделяемых либо по религиозной принадлежности, либо по принадлежности к той или иной цивилизации;
   в) интертемпоральные – возникают, когда коллизионная норма отсылает к иностранному праву, в котором по данному вопросу существует два закона, изданных в разное время.
   Способами разрешения коллизий являются:
   1) унификация – предупреждает появление коллизий;
   2) коллизионный способ – предполагает наличие унифицированных международных или национальных норм. К примеру, ст. 1188 ГК РФ предусматривает, что если подлежит применению право страны, в которой действует несколько правовых систем, то применяется правовая система, определенная в соответствии с правом той страны. Если определить это невозможно, то применяется правовая система, с которой это отношение наиболее тесно связано.
   В международной практике нередки случаи, когда субъекты внешнеэкономических отношений или иные участники гражданского оборота намеренно создают или способствуют возникновению ситуации, требующей применения коллизионной нормы, позволяющей использовать более выгодный и удобный для организатора этой акции закон другой страны (обход закона).
   Существует несколько вариантов реакции государства на обход закона:
   1) попытка обхода закона и ее последствия признаются юридически ничтожными и влекут строгое наказание вплоть до уголовного (незаконный вывоз валюты путем заключения мнимых сделок);
   2) попытка обхода закона пресекается и наказывается государством, однако последствия обхода закона признаются имеющими юридическую силу;
   3) попытка обхода закона не признается нарушением и не карается, но последствия обхода юридической силы не имеют (фиктивный брак);
   4) государство нейтрально относится к обходу закона;
   5) государство поощряет обход закона (нуждающиеся в рабочей силе государства фактически поощряют нелегальный въезд, деятельность иностранных фирм в оффшорных зонах).

12. Понятие и структура коллизионных норм

   Коллизионная норма – это норма, определяющая, какое право должно применяться к отношениям, возникающим в условиях международного общения, когда на регулирование таких отношений может претендовать правопорядок нескольких стран и необходимо разрешить возникающую коллизию, подчиняя отношения с иностранным элементом праву определенной страны.
   Коллизионная норма, как правило, отправляет правоприменителя к материальным нормам соответствующей правовой системы, сама при этом не решая по существу регулируемое правоотношение. В связи с этим становится ясно, что поскольку коллизионная норма является нормой отсылочного характера, то ею можно руководствоваться только вместе с какими-либо материально-правовыми нормами, к которым она отсылает. По несмотря на то что эта норма лишь указывает, законы какой страны подлежат применению, ее роль не стоит недооценивать, ведь вместе с материально-правовой нормой, к которой она отсылает, коллизионная норма выражает определенное правило поведения для участников гражданского оборота.
   Коллизионные нормы являются наиболее сложными нормами, которые применяются в международном частном праве. В структуру коллизионной нормы входят два элемента: объем и привязка. Объем коллизионной нормы указывает на отношения гражданско-правового характера, к которым эта норма применяется, а привязка – это указание на закон (правовую систему), который подлежит применению к данному виду отношений. Так, в коллизионной норме «отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел постоянное место жительства» (ст. 1224 ГК РФ) объем нормы обозначается словами «отношения по наследованию», а ее привязка выражается в критерии последнего постоянного места жительства наследодателя. В другой коллизионной норме «гражданская дееспособность физического лица определяется его личным законом» (ст. 1197 ГК РФ) объем и привязку нормы составляют соответственно указания на гражданскую дееспособность физического лица и его личный закон.
   Объем коллизионной нормы отражает то многообразие общественных отношений, которое возникает в процессе международных контактов граждан и юридических лиц. Эти отношения невозможно подчинить действию лишь ограниченного числа коллизионных норм, они нуждаются в дифференциации с учетом сферы их действия, которую определяет объем коллизионной нормы. Как правило, объем коллизионной нормы определяется посредством избрания одного из институтов гражданского права (граждане, юридические лица, собственность и иные вещные права, договоры и их отдельные виды, внедоговорные обязательства, наследование и т. д.), семейного права (брак, опека, усыновление) и т. п. Постепенно в этой системе появляются новые правовые институты, обусловленные развитием международного оборота, например интеллектуальная собственность, или потребностями создания особого правового режима, например договоры с потребителями.
   В настоящий момент в рамках названных и достаточно крупных правовых институтов осуществляется дальнейшая дифференциация объема коллизионных норм, особенно применительно к тем из них, которые содержат разнородные субинституты.
   Оправдана дифференциация объема коллизионных норм и в рамках таких сравнительно узких институтов, как международная перевозка – договор перевозки, который в международном сообщении исполняется на территории нескольких стран и требует применения для процедур отправления и прибытия норм транспортного права соответствующих стран, хотя существо самого договора может подчиняться праву и иной страны.
   Вторым основным элементом коллизионной нормы является привязка, указывающая, право какой страны подлежит применению к рассматриваемому правоотношению или их группе. Это наиболее важный элемент коллизионной нормы, т. к. применимое право определяет конечные результаты правового регулирования. Формулирование коллизионной привязки осуществляется в двух формах. Возможно указание в качестве применимого права на право определенной страны. Таковым обычно является право страны, в которой принята данная коллизионная норма. По возможно и указание общего признака, на основании которого определяется применимое право. Такие общие признаки сводятся к формулам прикрепления, которые учитывают юридическую и фактическую связь соответствующих отношений с правом страны, подлежащим применению. Правда, встречаются случаи неоправданного подчинения отношений с иностранным элементом нормам собственного права, что объясняется стремлением расширить рамки применения своего права и облегчить деятельность и защиту прав собственных юридических и физических лиц.
   Привязка коллизионной нормы не может быть произвольной и в решающей степени зависит от содержания ее объема. Между этими элементами существуют определенные связи, о чем свидетельствует все более широкое признание целесообразности обращения к коллизионной формуле, которая отсылает к праву страны, с которым данное отношение наиболее близко связано.

13. Виды коллизионных норм

   Коллизионные нормы международного частного права многочисленны и достаточно многообразны. Существует множество критериев, по которым можно разделить их на виды. Эти различия отражают особенности отдельных групп отношений, возникающих в процессе международных контактов, и имеют важное значение в процессе применения этих норм на практике.
   Прежде всего необходимо различать коллизионные нормы, установленные национальным законодательством и предусмотренные международными договорами, направленными на достижение международно-правовой унификации. Их различие проявляется как в сфере их действия, так и порядке применения. Сфера действия коллизионных норм, установленных международными договорами, значительно шире, т. к. они применяются всеми участниками таких договоров до их введения во внутреннюю систему законодательства, которое осуществляется, как правило, путем ратификации.
   Наиболее существенной является классификация по форме коллизионной привязки. По этому признаку различают:
   1) односторонние – это нормы, привязка которой прямо называет право страны, подлежащее применению (российское, немецкое, шведское и др.). Односторонняя норма, как правило, указывает на применение права своей страны (п. 1 ст. 1209 ГК РФ);
   2) двусторонние – разграничивают применение внутреннего и иностранного права, определяя сферу действия каждого их них, допускают применение иностранного права (п. 2 ст. 1209 ГК РФ). По способу регулирования коллизионные нормы подразделяются на следующие виды:
   1) императивные – это нормы, которые содержат категорические предписания, касающиеся выбора права, и которые не могут быть изменены по усмотрению сторон гражданского правоотношения (ст. 1202 ГК РФ);
   2) диспозитивные – это нормы, которые, устанавливая общее правило о выборе права, оставляют сторонам возможность отказаться от него, заменить другим правилом. Диспозитивные нормы действуют лишь постольку, поскольку стороны своим соглашением не установили иного правила (п. 2 ст. 1212 ГК РФ);
   3) альтернативные – это нормы, которые предусматривают несколько правил по выбору права для данного, т. е. указанного в объеме этой нормы, частного правоотношения. Правоприменительные органы, а также стороны могут применить любое из них (иногда в норме устанавливается определенная последовательность в применении этих правил). Однако достаточно, чтобы частное правоотношение было действительным по одному из установленных правил. Альтернативные нормы в свою очередь подразделяются на:
   а) простые альтернативные коллизионные нормы, которые содержат равнозначные привязки, соединенные союзом «или» (ст. 1209 ГК РФ, ст. 163 СК РФ);
   б) сложные альтернативные коллизионные нормы, в которых имеет место соподчиненность альтернативных привязок. При этом выделяются генеральная (основная) и субсидиарная (дополнительная) привязки. Генеральная привязка – это норма, формулирующая главное правило выбора права, предназначенного для преимущественного применения. Субсидиарная привязка – норма, формулирующая еще одно или несколько правил выбора права, тесно связанных с главным. Она применяется тогда, когда главное правило по каким-либо причинам не было применено или оказалось недостаточным для установления компетентного правопорядка (ст. 1210 ГК РФ).
   В зависимости от количества привязок коллизионные нормы делятся на:
   1) однозначные – это коллизионные нормы, содержащие одну привязку, которая указывает на право той страны, нормы которого подлежат применению к рассматриваемому правоотношению;
   2) кумулятивные – коллизионные нормы, содержащие несколько отсылок, применяемых одновременно. Кумулятивные привязки также направлены на предоставление заинтересованным сторонам более полной правовой защиты, и потому их использование в правоприменительной практике представляется целесообразным (ст. 1212 ГК РФ, ч. 2 ст. 156 СК РФ).
   Существует также деление коллизионных норм в зависимости от сложности правоотношений на:
   1) общие коллизионные нормы – указывают право, применимое к существу данного отношения (определяют его статут);
   2) специальные коллизионные нормы – фиксируют правопорядок, применимый для решения дополнительных вопросов, возникающих в процессе реализации данного отношения (определяют дееспособность сторон, форму сделки, способы обеспечения исполнения, порядок приемки исполнения). Необходимость использования системы общих и специальных коллизионных норм проявляется при рассмотрении договоров, исполняемых на территории нескольких стран (например договоров перевозки). Естественно, что правила предъявления грузов к перевозке и порядок их выдачи в стране назначения нельзя подчинить единому правопорядку. Таким образом, разграничение общих и специальных коллизионных норм основывается не на их структурно-правовых особенностях, а отражает различия в сфере их действия (объеме): первые направлены на определение общего режима, вторые учитывают особенности специальных вопросов.

14. Основные формулы прикрепления

   Привязки двусторонних коллизионных норм оперируют различными критериями определения компетентного правопорядка. Среди них наибольшее распространение в международной и национальной практике получили гражданство физического лица, его постоянное местожительство или место преимущественного проживания, место заключения договора, совершения действия (акта), местонахождение вещи (внесение ее в реестр), место причинения вреда, место рассмотрения спора и др. Результатом многолетней практики обобщения таких наиболее распространенных коллизионных привязок является определение их основных видов и формирование типов таких привязок (формул прикрепления).
   Формулы прикрепления – это наиболее типичные обобщенные правила, которые чаще всего используются для построения коллизионных норм. В формуле содержится указание на подлежащую применению правовую систему, оно выражено общим образом в качестве коллизионного принципа.
   Основными формулами прикрепления являются:
   1) личный закон участников отношений (закон гражданства, закон национальности юридического лица, закон местожительства или местонахождения) – lex personalis;
   2) закон местонахождения имущества – lex rei sitae;
   3) закон места совершения акта (правомерного – при сделках, неправомерного – при деликтах) – lex loci actus;
   4) закон страны продавца – lex venditoris;
   5) закон страны суда – lex fori;
   6) закон, с которым данное отношение наиболее тесно связано, – lex causae.
   Встречаются также и некоторые другие формулы прикрепления, например закон, регулирующий статут, закон валюты долга, закон флага, закон заключения брака и т. д. Некоторые из представленных формул прикрепления будут рассмотрены далее.

15. Личный закон физического лица

   Личный закон физического лица – lex personalis – существует в двух вариантах:
   1) lex patriae – закон гражданства, применяется в странах романо-германской системы права (Франция, Германия, Швейцария). Личным законом физического лица является закон того государства, гражданином которого он является;
   2) lex domicilii – закон местожительства, применяется в странах англосаксонской системы права (США, Канада, Новая Зеландия, Австралия).
   Lex personalis – личный закон физического лица. Как коллизионная привязка применяется:
   1) когда требуется установить, законодательство какой страны необходимо использовать для определения начального момента возникновения и окончания правоспособности физического лица;
   2) для определения объема правоспособности;
   3) для определения момента полной дееспособности физического лица (для РФ – 18 лет, США – 21 год, Кубы – 16 лет, Ирана – 14 лет);
   4) для определения условий, порядка и последствий признания лица недееспособным, ограниченно дееспособным и частично дееспособным. Например, дети до 7 лет недееспособны, до 14 лет – частично дееспособны, с 14 лет – относительно дееспособны;
   5) для определения порядка признания лица безвестно отсутствующим и объявления его умершим (в Германии лицо признается умершим не ранее срока, когда ему бы исполнилось 25 лет. Признание лиц старше 25 лет умершими осуществляется не ранее, чем через 10 лет, а лиц старше 70 лет – не ранее, чем через 5 лет);
   6) для определения порядка установления опеки и попечительства; для решения вопросов усыновления; для решения вопросов, связанных с наследованием имущества.

16. Личный закон юридического лица

   Личный закон юридического лица – lex sovietatus – закон национальности юридического лица, он определяет правовой статус юридического лица. Используются личный закон (статут) для решения вопросов о порядке создания и прекращения деятельности юридического лица; об организационно-правовых формах юридического лица; об объеме правоспособности, которая возникает с момента регистрации юридического лица; о порядке признания несостоятельным или банкротом; о порядке получения разрешения на осуществление отдельных видов предпринимательской и иного рода деятельности. Национальность юридического лица определяется:
   1) в странах англосаксонской системы права – по месту его регистрации;
   2) в странах романо-германской системы права – по местонахождению органов правления;
   3) в некоторых развивающихся странах – по местонахождения большей части имущества;
   4) в других странах национальность определяется по месту осуществления своей деятельности;
   5) в ряде стран юридическое лицо признается иностранным по критерию принадлежности большей части уставного капитала иностранным инвесторам.

17. Закон местонахождения вещи

   Закон местонахождения вещи – lex rei sitae – используется для определения видов и объема вещных прав, таких как: право собственности (владение, пользование, распоряжение), оперативного управления, ведения, залог, узуфрукт, сервитуты (положительный: право третьим лицам пользоваться чужой собственностью; отрицательный – хозяин собственности должен воздержаться от каких-либо действий). Кроме того, статут вещи определяет порядок возникновения, перехода и прекращения вещных прав; решает вопрос относительно ответственности за случайную гибель вещи.
   В отношении недвижимости привязка решается по закону ее местонахождения. Ее действие не распространяется:
   1) на вещи, имеющиеся при себе (при физическом лице), недорогие украшения. Правовой режим таких вещей подчиняется личному закону владельца;
   2) вещи-грузы в пути – они подчиняются закону страны отправителя;
   3) наследуемое имущество – оно подчиняется закону наследодателя;
   4) транспортные средства – их статус определяется по праву страны места их регистрации и занесения в реестр;
   5) некоторые объекты подчиняются международным нормативным актам, а не внутригосударственным законам (например, космические объекты).

18. Закон страны продавца

   Закон страны продавца – lex venditoris – используется применительно к договорам, в которых стороны не указали характер применимого к их правоотношениям закона. В РФ эта привязка имеет значение для определения права страны, которое регламентирует полномочия контрагентам по внешнеэкономическим сделкам. Она применяется в договорах купли-продажи, других договорах, где продавцом считается: залогодатель – в договоре залога, хранитель – в договоре хранения, перевозчик – в договоре перевозки, наймодатель – в договоре имущественного найма, лизингодатель – в договоре лизинга и т. д. В случае заключения сделки на бирже, аукционе или на тендерных торгах данная привязка определяет необходимость применения права страны, где биржи, аукционы или торги проводятся, к договорам о производственном сотрудничестве, специализации и кооперировании, договорам о выполнении монтажных строительных работ применяется право страны, где эти работы проводятся, где создается окончательный предусмотренный договором результат.
   Помимо закона страны продавца, существует привязка – lex loci contractus – закон места заключения договора, которая не используется в РФ во внешнеэкономических сделках. Наиболее существенное значение применения этой привязки заключается в определении законности формы сделки (устная, письменная, нотариально удостоверенная, электронная). В случае, если заключается сделка между «отсутствующими сторонами», то необходимо применить дополнительный критерий для определения, где именно была заключена сделка:
   1) в англосаксонских странах таким местом заключения сделки считается место отправления оферты;
   2) в романо-германских странах местом заключения сделки считается место получения оферты.
   Указанная привязка применяется также для решения вопросов о форме и сроке действия доверенности. Надлежащая форма доверенности определяется по праву страны, где она была составлена.

19. Иные формулы прикрепления

   Закон места совершения правонарушения – lex loci delicti commissi. Применение данной коллизионной привязки позволяет решить следующее:
   1) определить сторону, на которую следует возложить бремя доказывания факта правонарушения;
   2) определить объем, характер и размер возмещения вреда;
   3) решить вопрос о компенсации морального вреда, а также упущенной выгоды;
   4) определить характер вины причинителя вреда и потерпевшего;
   5) определить условия наступления ответственности причинителя вреда.
   Если действие или иное обстоятельство, служащее основанием для требования о возмещении вреда по рассматриваемому закону, не является противоправным, то данная привязка используется в интересах потерпевшего при определении места причинения вреда. Потерпевшему предоставляется возможность на выбор использовать закон страны, где было совершено правонарушение, либо закон страны, где наступили вредные последствия. Данная привязка не применяется в случае встречного одновременного причинения вреда.
   Закон формы акта – locus regit actum – позволяет определить содержание договора, момент заключения договора, порядок признания договора недействительным и последствия такой недействительности.
   Закон страны суда – lex fori – означает, что все процессы действия судебного органа или арбитража регламентируется только законом страны, на территории которой этот арбитражный орган расположен, либо его собственным регламентом. Данная привязка позволяет решить такие вопросы, как:
   1) форма судебного заседания: суд присяжных, единоличный судья, наличие народных заседателей;
   2) порядок ведения заседания;
   3) порядок вызова в суд свидетеля;
   4) допустимость и достоверность доказательств по делу.
   Закон причинной связи – lex causae – позволяет определить:
   1) причинителя вреда для возмещения вреда;
   2) наличие или отсутствие форсмажорных обстоятельств;
   3) пределы ответственности и размер возмещения по искам об упущенной выгоде; а также стороны гражданских правоотношений в отдельных видах договоров (например, в договоре лизинга участвует лизингодатель и лизингополучатель, помимо этого, в лизинговых правоотношениях также присутствует производитель или продавец товара).

20. Обратная отсылка и отсылка к закону третьей страны

   Проблема обратной отсылки – это одна из проблем применения иностранного права, поскольку оно должно применяться в силу действия коллизионных норм. Иностранное право применяется в России во всех случаях, когда коллизионные нормы отсылают к иностранному праву. Однако если российский закон отсылает к иностранному закону, а иностранный закон в свою очередь отказывается от регулирования каких-либо отношений, нет оснований не применять в данном случае российский закон. К примеру, российская коллизионная норма направила регулирование правоотношений к иностранному праву, иностранный суд применил свое национальное законодательство, в т. ч. и коллизионную норму, вновь отсылающую к российскому праву. В этом случае произошла обратная отсылка. Следовательно, обратная отсылка – это результат столкновения, коллизии коллизионных норм разных государств.
   Коллизионные нормы содержат коллизии двух видов: положительные (позитивные) и отрицательные (негативные). Положительные означают, что два или более государств рассматривают конкретное правоотношение с иностранным элементом предметом регулирования своего собственного права. Например, фирма зарегистрирована в России, но хозяйственную деятельность ведет в Алжире. По российскому законодательству (ст. 54, 1202 ГК РФ) она будет рассматриваться как юридическое лицо российского права (по месту регистрации), в соответствии же с правом Алжира (ст. 50 ГК Алжира) она будет являться его юридическим лицом (по месту основной деятельности)[7]. Право обоих государств претендует на применение.
   Отрицательные коллизии означают, что ни одно государство, с которым связано правоотношение, не рассматривает его как собственное, которое должно регулироваться собственным правом. Право обоих государств отказывает в применении, признавая себя некомпетентным. На отрицательных коллизиях возник институт обратной отсылки.
   Механизм отсылки к праву третьего государства схож с механизмом обратной отсылки. Например, у супругов – немецкого гражданина и российской гражданки, проживавших в Москве, родился ребенок, который по соглашению между родителями стал немецким гражданином. Через некоторое время брак был расторгнут, и по устной договоренности между родителями ребенок остался с отцом. Получив назначение на работу в Алжир, он переехал туда спустя какое-то время на постоянное местожительство. Мать, потеряв возможность общения с ребенком и не сумев договориться с его отцом, обратилась в российский суд с иском о возврате ребенка и об установлении местожительства с матерью. В связи с тем, что родители и ребенок не имеют общего местожительства, суд, руководствуясь ст. 163 СК РФ, в которой сказано, что при отсутствии совместного местожительства родителей и детей права и обязанности родителей и детей определяются законодательством государства, гражданином которого является ребенок, выбирает немецкое право, на основании которого он должен решить все спорные вопросы. Однако ст. 19 п. 2 Вводного закона к Германскому гражданскому уложению (ГГУ) предписывает в случае, если брак прекращен, применять к правоотношениям между родителями и детьми право государства, в котором ребенок имеет постоянное местожительство. Ребенок проживает вместе с отцом в Алжире и, следовательно, следует применять алжирское право. Следовательно, произошла отсылка к праву третьего государства.
   Анализ законодательной практики и доктрины иностранных государств позволяет сделать вывод, что однозначного ответа на вопрос о применимости обратной отсылки и отсылки к праву третьей страны нет. Закон о международном частном праве Польши признает оба вида отсылок. Закон о международном частном праве Венгрии признает отсылку к своему праву. Вводный закон ГГУ не признает отсылку в области германского договорного права, но признает в других случаях.
   Признается обратная отсылка по законам о международном частном праве Швейцарии и Австрии. В таких государствах, как Бразилия, Греция, Египет законы целиком отвергают возможность отсылки. При этом указывается, что применяются материальные нормы избранного права, либо исключается применение норм международного частного права, т. е. коллизионных норм избранного права.
   Существует группа стран, законы которых вообще не решают эту проблему (Аргентина, Болгария, Китай). Однако молчание закона не означает отрицательного отношения к проблеме.
   В целом же лишь немногие государства в явно выраженной форме отрицают проблему обратной отсылки. Большинство из них либо в законах, либо в судебной практике применяют обратную отсылку, но лишь немногие применяют ее безоговорочно в обоих вариантах: и обратную отсылку к своему праву, и отсылку к праву третьего государства. Большая часть государств, применяющих данный институт, предусматривает какие-либо ограничения.
   Наиболее часто государства применяют обратную отсылку, тем самым отказываясь от применения отсылки к третьему государству, следуя из соображения целесообразности. Для правоприменителя наиболее удобно, если отечественная коллизионная норма выбрала иностранное право, тем самым суд избавляется от проблем, связанных с применением иностранного права. Обратная отсылка – это юридико-техническая возможность отказа от применения иностранного права. Отсылка к праву третьего государства такого результата не дает, напротив, серьезно осложняет процесс выбора компетентного правопорядка, поэтому лучше к ней не обращаться.
   Россия является участницей международных договоров, в которых содержатся правила об обратной отсылке. Женевская конвенция о решении коллизионных вопросов о переводном и простом векселях 1930 г. устанавливает, что применимым законом для определения способности лица обязываться по векселю является национальный закон лица, добавляет, что если национальный закон отсылает к закону другой страны, то применяется этот последний закон (ст. 2 Конвенции).
   Неприменение обратной отсылки при рассмотрении международных коммерческих споров в настоящее время закреплено в Законе РФ «О международном коммерческом арбитраже», в силу ст. 28 которого указание сторон на выбор права должно толковаться как непосредственно отсылающее к материальному праву.

21. Конфликт квалификаций

   Перед судом или иным правоприменительным органом, разрешающим спор с иностранным элементом, возникает проблема толкования юридической нормы, квалификации этой нормы или фактических обстоятельств дела, т. е. решение конфликта квалификаций.
   Конфликт квалификаций возникает между юридическими понятиями, лежащими в основе коллизионных норм каждого государства, которые словесно одинаковы, но имеют разное содержание в праве различных государств. Таким образом, один и тот же фактический состав, лежащий в основе правонарушения, может получить различную правовую квалификацию в зависимости от того, с точки зрения какой национальной правовой системы он будет рассмотрен.
   Квалификация обстоятельств дела (сути спора) или нормы права может быть разной в зависимости от того, принципы какой правовой системы будут применяться. Поэтому различают несколько основных способов разрешения конфликта квалификации:
   1) по закону суда;
   2) по правовой системе права, к которой отсылает коллизионная норма;
   3) по принципу автономной квалификации.
   Теория квалификации по закону суда означает, что суд, применяя коллизионную норму, квалифицирует ее понятие в соответствии с содержанием, которое имеет данное понятие в гражданском законодательстве страны суда. Квалификация по закону суда проявляется и тогда, когда суд, руководствуясь определениями, понятиями, категориями своего права, квалифицирует иностранное право как собственное. Оппоненты теории квалификации по закону суда считают более целесообразным проведение квалификации по праву государства, к которому отсылает коллизионная норма. Указанная теория не получила широкого одобрения. Специалисту, правовое сознание которого формируется под влиянием принципов, понятий и категорий собственной правовой системы, сложно понять иностранное право так, как оно понимается в стране своего происхождения. Содержание теории автономной квалификации сводится к тому, что суд, рассматривая спор с иностранным элементом, должен провести квалификацию понятий нормы права не посредством обращения к конкретным существующим правовым системам, а на основе общих правовых понятий, которые образуются благодаря сравнительному юридическому анализу законодательства отдельных государств.
   В Российской Федерации, как и в большинстве стран мира, разрешение конфликта квалификаций в силу ст. 1187 ГК РФ осуществляется по праву страны суда (lex fori). Однако если установить содержание юридического понятия невозможно, в силу того что такое понятие неизвестно правовой системе РФ, то применяется право страны, к которому отсылает коллизионная норма.

22. Установление содержания иностранного права

   В ситуациях, когда к правоотношению применяют материальные нормы отечественного права, механизм их действия понятен. Однако если применению подлежат нормы иностранного права, у правоприменителя возникает вопрос: как установить содержание этого иностранного права и каковы юридические последствия в случае, если содержание этого права не будет установлено?
   Отечественная правовая доктрина исходит из того, что суд или другой правоприменительный орган знает свое право и его применяет. Суд не обязан изначально знать содержание иностранного права, к которому отсылает отечественная коллизионная норма. Однако если коллизионный вопрос решен и применению подлежит иностранное право, то суд должен определить содержание его предписаний. Причем установление содержания норм иностранного права является обязанностью правоприменителя, которая возложена на него законом.
   Целью установление содержания иностранного права является определение нормативно-правовой основы принимаемого решения, как этого требует федеральный закон или международный правовой договор. Содержание норм иностранного права устанавливается судами общей юрисдикции, арбитражными судами, третейскими судами, а также иными органами, управомоченными применять иностранное право.
   Основным требованием к правоприменителю при рассмотрении частноправового отношения является применение норм иностранного права таким образом, как если бы оно рассматривалось в той стране, к закону которой отсылает коллизионная норма.
   Гражданский кодекс РФ в ст. 1191 определил ряд методов установления содержания норм, к которым относятся: учет официального толкования, практики применения и доктрины в соответствующем иностранном государстве. Указаны также способы, которыми может воспользоваться правоприменительный орган для получения необходимой информации об иностранном праве: обращение в установленном порядке за содействием и разъяснением к компетентным органам в стране и за границей либо привлечение экспертов. Оговорено право сторон, участвующих в споре, представлять документы, подтверждающие содержание соответствующих норм иностранного права. В случае, если, несмотря на усилия, предпринятые в соответствии с этими правилами, не установлено содержание норм иностранного права, орган, разрешающий спор, применяет российское право. Данный подход характерен для стран континентальной правовой системы.
   Страны англо-американского права исходят из принципиально иного отношения к иностранному праву и по-иному решают вопрос о том, кто обязан устанавливать его содержание. Согласно англо-американской доктрине и практике суд применяет только свое собственное право, однако он может признать субъективные права, возникшие под действием иностранного права. При этом иностранное право рассматривается как фактическое обстоятельство, которое наряду с другими фактическими обстоятельствами выступает доказательствами по делу. Представить суду доказательства обязаны стороны, отсюда все доказательства, связанные с содержанием норм иностранного права, под действием которых возникло спорное субъективное право, обязана представить заинтересованная сторона. Суд лишь оценивает представленные сторонами доказательства, в т. ч. и по поводу содержания конкретного правила иностранного права и обоснованности притязаний на основе этого правила. Следовательно, суд не применяет иностранное право как юридически обязательные предписания, а оперирует им как фактом по делу[8]. Российское право предписывает правоприменителю применять нормы материального права, избранного сторонами, а при отсутствии соглашения сторон по этому вопросу определять их в соответствии с коллизионными нормами, которые в данном случае он считает применимыми (ст. 28 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже»).
   В ряде случаев сторона, ссылающаяся на нормы иностранного права, самостоятельно представляет соответствующую информацию об их содержании, включая сведения об официальном толковании и практике применения со ссылками на имеющиеся публикации.
   Поскольку процесс установления содержания иностранного права достаточно сложен, правоприменитель имеет возможность обращаться за помощью в Министерство юстиции РФ, его представительства, иные компетентные органы или учреждения в России и за границей. Кроме того, суд может привлечь экспертов, а также воспользоваться помощью научно-исследовательских учреждений, дипломатических и консульских представительств за рубежом путем направления запроса, оформленного в соответствующей форме.
   В случае, если содержание иностранного права по ряду объективных причин не будет установлено (например, в результате отсылки к праву другой страны суд не смог установить право, действующее в этой стране на момент заключения сделки), законы некоторых государств содержат специальные нормы, определяющие поведение правоприменителя. Большинство государств в этой ситуации предписывают применение своего собственного права, к их числу относится и Россия, что закреплено в п. 3 ст. 1191 ГК РФ.

23. Автономия воли

   Автономия воли – это свобода выбора участниками правоотношения какой-либо правовой системы для регулирования отношений, в которых они участвуют. Как правило, это договорные отношения. Принцип автономии воли санкционируется государством. Его сущность состоит в предоставлении сторонам договора возможности выбрать право, в соответствии с которым будут регулироваться отношения, возникающие в связи с договором; восполняться пробелы в нем; будет дано толкование его условий; в случае возникновения спора он будет рассматриваться в соответствии с избранным сторонами правом.
   Правовая природа и функциональное значение принципа автономии воли рассматривается исследователями неоднозначно. Существует две противоположные теории:
   1) теория автономистов, сторонники которой позитивно относятся к функциональной роли указанного принципа, но правовую природу автономии воли определяют по-разному, исходя из таких источников, как:
   а) источник автономии воли в международном частном праве – рассматривается как принцип международного права или международный обычай (Манчини, Рамзайцев);
   б) источник автономии во внутригосударственном праве – в основе лежат нормы о свободе договора либо коллизионные нормы (Богуславский, Лунц, Звеков);
   в) автономия воли – это проявление правосозидающей функции индивидуальной воли, т. о. индивид выступает в качестве законодателя (Кант, Кейзен);
   г) автономия воли – это проявление обратной связи права и общественных отношений, при которой право выступает в качестве объекта регулирования, а стороны воздействуют на него (Рубанов);
   2) противники автономии воли обосновывают необходимость ее ликвидации либо неоправданного ограничения, что по сути фактически ведет к ее ликвидации (американская доктрина – Биль).
   Границы осуществления автономии воли определяются в соответствии с законодательством. В частности, стороны имеют право выбрать:
   1) право страны, с которой договор имеет наиболее тесную связь;
   2) право третьей страны, т. е. право страны, с которой договор не имеет никакой связи. Российское право такой выбор допускает, а, к примеру, американское законодательство устанавливает, что в этом случае право третьей страны не будет применяться (ст. 1.105 Единообразного торгового кодекса (ЕТК) США);
   3) вненациональное законодательство – lex mercatoria – общепризнанные нормы и принципы международного права;
   4) в соответствии с кумулятивным выбором права, несколько правовых систем. Однако российское законодательство не допускает подчинения договора нескольким правовым системам одновременно, хотя допускается делимость договора – стороны имеют право выбрать право, которое будет регулировать договор в целом либо отдельные части, т. е. отдельные условия договора могут регулироваться законодательством различных правовых систем.
   Стороны могут осуществить выбор права в различных формах:
   1) при заключении договора – включить его в качестве договорного условия;
   2) после заключения договора – заключить специальное соглашение, в этом случае их выбор будет иметь обратную силу;
   3) суд может вывести выбор сторон из предполагаемой воли, которая определяется исходя из условий договора и иных значимых обстоятельств дела;
   4) стороны могут договориться о применимом к их спору праве непосредственно на судебном заседании, при обмене исковыми заявлениями, отзывом на иск.

24. Оговорка о публичном порядке

   Наряду с ситуациями обязательного применения иностранного права существуют и некоторые ограничения. Это обусловлено тем, что применяемые нормы иностранного права не должны нарушать основополагающие принципы местного правопорядка. Национальное право допускает применение иностранного права, устанавливает порядок его применения и одновременно определяет случаи, когда применение этого права на территории данного государства недопустимо. Этой цели служит особый институт международного частного права, называемый «оговорка о публичном порядке» (ordre public или public polici).
   Согласно правилам, действующим в ряде стран, иностранный закон, к которому отсылает коллизионная норма, может быть не применен и основанные на нем права могут быть не признаны судами или иными органами данного государства, если такое применение закона или признание права противоречило бы публичному порядку данного государства.
   Понятие публичного порядка в судебной практике и доктрине многих государств отличается крайней неопределенностью. Суды используют оговорку о публичном порядке с целью ограничения, а зачастую и полного отрицания применения иностранного права. Как правило, это происходит в случае применения права страны с другой социально-политической системой. Определение пределов применения этой оговорки предоставляется непосредственно самому судье.
   Ограничения применения иностранного закона содержатся в ряде нормативных актов российского права. Такие ограничения предусмотрены ст. 1193 ГК РФ, в соответствии с которой норма иностранного права не применяется в случаях, когда последствие ее применения явно противоречило бы основам правопорядка (публичного порядка) Российской Федерации. Статья 167 СК РФ также устанавливает, что нормы иностранного права не применяются в случае, если такое применение противоречило бы основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. В этом случае применяется законодательство Российской Федерации.
   О публичном порядке говорит и Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» (ст. 34, 36), в котором закреплено, что объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по российскому законодательству в случае, если суд определит, что арбитражное решение противоречит публичному порядку Российской Федерации. Кроме того, ст. 169 ГК РФ устанавливает, что «сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, ничтожна».
   Элементами публичного порядка являются:
   1) основополагающие принципы, содержащиеся в национальном праве любого государства;
   2) нормы морали и справедливости;
   3) конкретные интересы российских граждан, юридических лиц, общества и государства в целом;
   4) общепризнанные принципы и нормы международного права, включая международно-правовой стандарт прав человека. Выделяют две концепции оговорки о публичном порядке: позитивную и негативную.
   Позитивная (именуемая по ее происхождению «франко-итальянской») представляет собой совокупность внутренних норм права, которые в силу особой, принципиальной важности для защиты общественных и моральных устоев данного государства должны применяться всегда, даже если отечественная коллизионная норма отошлет к иностранному праву. Отсюда название «позитивная» – она исходит из того, что какие-то принципы и нормы национального права имеют особое, позитивное значение для государства.
   Негативная оговорка (вытекающая из германского права) исходит из содержания иностранного права: иностранное право, которое следует применить по предписанию национальной коллизионной нормы, не должно применяться, т. к. оно или его отдельные нормы не совместимы с публичным порядком этого государства. В международном частном праве эта оговорка наиболее популярна.
   В отечественной практике применение оговорки о публичном порядке встречается крайне редко. Это объясняется тем, что до последнего времени российские юристы вынуждены были раскрывать содержание этого правового института, опираясь лишь на иностранную судебную практику, поскольку коллизионные нормы советского строя были сформулированы таким образом, что практически полностью исключали выбор иностранного права, а значит, и саму постановку вопроса об оговорке в публичном порядке. И лишь с принятием третьей части Гражданского кодекса РФ наши суды, причем не только арбитражные, но и общей юрисдикции, все чаще стали сталкиваться с иностранным правом.
   В США публичный порядок – это термин, охватывающий основные принципы справедливости и морали в совместном проживании граждан. Нормы американского законодательства содержат правила, по которым сделка признается незаконной по смыслу, если заключение договора или его исполнение является преступным, противоправным или иным образом противоречит «публичному порядку» (п. IV Свода договорного права США).
   Во французском гражданском законодательстве недействительность договоров вследствие недопустимости их предмета может вытекать из ст. 6 Гражданского кодекса Франции, согласно которой в частных соглашениях не допускаются отступления от законов, затрагивающих публичный порядок. Нормы, предусматривающие недействительность договоров, противоречащих закону, содержатся в швейцарском обязательственном законе (ст. 20), в Австрийском всеобщем гражданском уложении (§ 879), в Гражданском кодексе Италии (ст. 1418) и в японском Гражданском кодексе (ст. 90). Причем в указанных законодательных актах говорится о недействительности договоров, противоречащих добрым нравам.

25. Императивные нормы

   Существуют императивные нормы, которые подлежат применению независимо от того, какое право выбрано сторонами, к какому праву отсылают коллизионные нормы – это императивные нормы. Они могут быть нормами права страны суда, третьей страны, с которой договор наиболее тесно связан. Круг этих норм четко определен в законодательстве, как правило, это нормы валютного, таможенного, налогового, антимонопольного, гражданского законодательства. Примером императивной нормы может служить п. 3 ст. 162 ГК РФ, предписывающий соблюдение письменной формы для внешнеэкономической сделки под страхом недействительности такой сделки.
   В соответствии со ст. 1192 ГК РФ нормы раздела 6 ГК РФ «Международное частное право» не затрагивают императивных норм законодательства Российской Федерации, которые вследствие указания в самих императивных нормах или ввиду их особого значения регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права.
   Таким образом, определение категории императивной нормы осуществляется посредством указания в самой норме на ее императивный характер либо посредством толкования содержания нормы, которое может свидетельствовать о ее императивности в международном смысле.
   Выделение группы строго обязательных национальных норм (императивных) имеет ряд положительных сторон. К ним можно отнести усиление защиты слабой стороны в договоре и охраны социально значимых национальных интересов; кроме того, отпадает необходимость подводить под понятие публичного порядка традиционные нормы гражданского права, что не соответствует сущности и задачам публичного порядка.
   Слабой стороной применения императивных норм является ограничение рамок принципа автономии воли сторон, усложнение режима многих международных хозяйственных связей[9].

26. Режим наибольшего благоприятствования

   Одним из режимов, определяющих правовое положение иностранцев и являющихся одновременно важнейшим принципом международного частного права, является режим наибольшего благоприятствования (режим наиболее благоприятствуемой нации). В силу данного принципа, или режима, иностранцы пользуются максимумом тех прав, которые предоставлены лицам другого государства. Сущность рассматриваемого принципа состоит в том, что иностранным юридическим и физическим лицам в торговле, мореплавании или в иных областях предоставляется такой же режим, какой предоставляется или будет предоставляться в будущем юридическим и физическим лицам третьей страны. Тот режим в области торговли, мореплавания, правового положения иностранных организаций, применяемый к одному иностранному государству, с которым заключен торговый договор, будет применяться и к любому другому государству, с которым также заключен торговый договор на основе принципа наибольшего благоприятствования. Таким образом, в силу этого принципа создаются равные условия для всех иностранных государств, их организаций и фирм в отношении тех вопросов торговли, которые предусмотрены торговым договором. В частности, Соглашение о торговле и экономическом сотрудничестве между Российской Федерацией и Швейцарской Конфедерацией 1994 г. предусматривает, что стороны предоставляют друг другу режим наиболее благоприятствуемой нации в отношении таможенных пошлин и всякого рода сборов, налагаемых на ввозимые и вывозимые товары или в связи с их ввозом и вывозом, а также налогов, взимаемых прямо или косвенно с ввозимых или вывозимых товаров[10].
   Режим наибольшего благоприятствования следует отличать от преференциального режима, который означает предоставление одними государствами другим государствам или в рамках определенной группы государств льгот в сфере торгово-экономического сотрудничества. Проявлением преференциального режима является система преференций, сложившаяся на основе рекомендаций конференции ООП по торговле и развитию (ЮНКАД), цель которых – содействие международной торговле и прежде всего экономическому развитию развивающихся стран. Преференциальный режим выражается также в предоставлении льгот для стран, участвующих в таможенных зонах, зонах свободной торговли, приграничной (прибрежной) торговле и др.
   Принцип наибольшего благоприятствования отличается также от принципа недискриминации (недискриминационного режима). Если в силу принципа недискриминации каждое государство имеет право требовать от других государств таких же условий, какими пользуются все государства, т. е. общих и одинаковых для всех, то в силу принципа наибольшего благоприятствования создаются наиболее привилегированные, благоприятные условия.

27. Национальный режим

   В соответствии с национальным режимом иностранным гражданам и юридическим лицам предоставляется такой же режим, какой предоставляется отечественным гражданам и юридическим лицам. Поскольку на иностранных физических и юридических лиц распространяются те права и преимущества, которыми в данной стране пользуются местные физические и юридические лица, все они ставятся в равное положение. Отличие национального режима от режима наибольшего благоприятствования состоит в том, что в силу последнего в равное положение ставятся иностранные организации и иностранные граждане между собой. Национальный режим может применяться и в отношении хозяйственной деятельности иностранных лиц, и в отношении товаров иностранного производства.
   Национальный режим применяется в торговых договорах в ограниченных случаях, например по некоторым вопросам торгового мореплавания. Кроме того, предоставление национального режима предусматривается в отношении свободного доступа иностранных юридических лиц и граждан в суды. Национальный режим применяется в договорах о правовой помощи, социальном обеспечении (судебная защита, предоставление трудовых и иных прав на основе национального режима). По отдельным вопросам, например в отношении доступа в суды, национальный режим предусмотрен в договорах о торговом мореплавании.
   При определении общего правового статуса иностранных граждан в РФ решающее значение имеет принцип национального режима. Согласно Конституции РФ лица, не являющиеся гражданами РФ и законно находящиеся на ее территории, пользуются правами граждан России (ст. 37).
   Режим наибольшего благоприятствования закрепляет ряд законодательных актов: ст. 1196 ГК РФ – в отношении гражданской правоспособности иностранцев; ст. 161 СК РФ – в отношении семейных прав иностранцев; ст. 5 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» – в отношении авторских прав на произведения, впервые опубликованные в России. Таким образом, в России национальный режим применяется в отношении иностранцев в соответствии с правилами внутреннего законодательства, хотя в отдельных случаях он может предусматриваться и в соответствии с международными договорами.

28. Взаимность как одно из основных начал современного международного права

   Проблема взаимности коллизионных норм неотъемлемо связана с тенденцией укрепления и развития межгосударственных отношений. В настоящее время политика России направлена на расширение и углубление внешнеполитических, внешнеэкономических, социально-культурных связей. Интеграция России в мировую экономику ведет к тому, что стороны должны стремиться к развитию таких связей на началах равноправия.
   Сущность взаимности состоит в предоставлении физическим и юридическим лицам иностранного государства определенных прав при условии, что физические и юридические лица предоставляющего им государства будут пользоваться аналогичными правами в данном иностранном государстве. Вводя оговорку о взаимности в международный договор, государство преследует цель обеспечить своим организациям и гражданам за границей пользование определенными правами.
   Поскольку в законодательствах государств имеются значительные различия, в отношении взаимности возникают определенные сложности. Они состоят в следующем: в области частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, взаимности придается значение специального правового института, различающего материальную и формальную взаимность. Материальная взаимность означает предоставление иностранным гражданам и юридическим лицам в стране пребывания правомочий, аналогичных тем, какие предоставляются местным гражданам и юридическим лицам в стране, к которой принадлежат эти иностранные лица.
   Формальная взаимность предполагает предоставление иностранным физическим и юридическим лицам правомочий, вытекающих из местного закона, т. е. они могут быть поставлены в одинаковое положение с местными гражданами и юридическими лицами. В международном частном праве преобладает определение правового режима иностранцев на основе формальной взаимности. С одной стороны, в силу принципа формальной взаимности иностранным гражданам в Российской Федерации предоставляются права, которыми обладают российские граждане, в т. ч. и те права, которыми они не пользуются в своем государстве. Эти нормы, в частности, закреплены в п. 3 ст. 62 Конституции РФ. С другой стороны, иностранцы не могут требовать предоставления им тех прав, которыми они обладают в своем государстве, если предоставление таких прав не предусмотрено российским законодательством.
   В более широком плане взаимность – одно из начал международного сотрудничества, позволяющих обеспечивать на основе равенства и взаимной выгоды права и интересы государств, их граждан и организаций. Ряд международных договоров России придает взаимности значение обязательного условия закрепления за гражданами и организациями определенных полномочий. В соглашении между Правительством РФ и Правительством Украины о сотрудничестве в области охраны промышленной собственности 1993 г. предусматривается, что при подаче заявок на выдачу охранных документов, получении охранных документов и поддержании их в силе заявители и патентные поверенные обоих государств на основе принципа взаимности могут вести дела непосредственно с патентными ведомствами сторон.
   Принципиальное отношение к взаимности в международном частном праве определяется с помощью трех взаимосвязанных правил:
   1) применение иностранного закона не зависит от взаимности (это правило можно рассматривать как принцип международного частного права);
   2) соблюдение взаимности может быть предусмотрено отдельными законами, и тогда норма иностранного должна применяться только при наличии взаимности;
   3) если применение нормы иностранного права поставлено в зависимость от взаимности, то считается, что взаимность существует до тех пор, пока не будет доказано обратное (презумпция наличия взаимности).

29. Реторсии

   С вопросом взаимности связанно введение т. н. ответных ограничений – реторсий, целью которых является, в частности, восстановление принципа взаимности. Реторсии являются правомерными с точки зрения международного права принудительными действиями государства, совершаемыми в ответ на дискриминационные акты (т. е. акты, специально нарушающие права и интересы граждан и организаций) другого государства.
   Реторсии по своей сути должны быть соразмерны, адекватны ограничениям, введенным дискриминационным актом. В ст. 1194 ГК РФ реторсии определяются как ответные ограничения в отношении имущественных и личных неимущественных прав граждан и юридических лиц тех государств, в которых имеются специальные ограничения имущественных и личных неимущественных прав российских граждан и юридических лиц. Подобные ограничения предусмотрены также в п. 4 ст. 254 АПК РФ, разрешающем установление ответных ограничений в отношении иностранных лиц тех государств, в которых допускаются специальные ограничения в отношении российских граждан и организаций. Ответные меры по защите экономических интересов Российской Федерации, муниципальных образований в области внешнеторговой деятельности могут быть введены в соответствии со ст. 34 Федерального закона от 13 октября 1995 г. № 157-ФЗ «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» (с изм. и доп. от 8 июля 1997 г., 10 февраля 1999 г.). Основаниями для их введения является принятие иностранным государством мер, нарушающих экономические интересы Российской Федерации, а также невыполнение иностранным государством принятых им по международным договорам обязательств перед Российской Федерацией.
   Право установления ответных ограничений (введения ответных мер) предоставлено Правительству России, осуществляющему исполнительную власть в Российской Федерации.
   Существование такого юридического института, как реторсия, помимо вышеперечисленных причин, обусловлено тем затруднительным положением, в котором оказались наши соотечественники после распада Советского Союза. Негативное отношение к русскоязычному населению в ряде государств (странах Балтии, Казахстане) непременно влечет ограничение социально-экономических прав граждан. В этом случае Россия может применять соответствующие меры, допускаемые современным международным правом, к этим государствам. К таким мерам относятся: сокращение торгово-экономических связей, изменение таможенного режима, отмена льгот физическим и юридическим лицам, осуществляющим свою деятельность на территории Российской Федерации и др.
   Необходимо обратить внимание на то, что в соответствии с положениями международного права применение ограничительных мер в отношении определенного иностранного государства (его органов, юридических лиц и граждан) в качестве реторсии (ответной меры) не может рассматриваться как нарушение принципа недискриминации. Так, ст. 47 Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г. предусматривает, что не является дискриминацией, если государство пребывания применяет какое-либо из положений настоящей Конвенции ограничительно ввиду ограничительного применения этого положения к его представительству в аккредитующем государстве.

30. Субъекты международного частного права

   Субъектами международно-частных правоотношений, как и любой другой отрасли права, признаются лица, обладающие правами и несущие обязанности в правоотношении. При этом термин «лица» употребляется в широком смысле для обозначения всех субъектов.
   Выделяют следующие виды субъектов:
   1) физические лица, особенностью правового положения которых в международном частном праве является одновременное подчинение праву страны гражданства и праву страны
   пребывания. К физическим лицам относятся:
   а) граждане РФ;
   б) российские граждане, имеющие иностранное (двойное) гражданство, при этом приобретение иного гражданства не влечет прекращения гражданства РФ;
   в) иностранные граждане – лица, не являющееся гражданами Российской Федерации и имеющие гражданство (подданство) иностранного государства (ст. 3 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» (с изм. и доп. от 11 ноября 2003 г.); ст. 2 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в РФ» (с изм. и доп. от 30 июня, 11 ноября 2003 г.);
   г) иностранные граждане, имеющие несколько гражданств (бипатриды);
   д) лица без гражданства (апатриды) – лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации и не имеющие доказательств наличия гражданства другого государства;
   е) беженцы – лица, которые не являются гражданами Российской Федерации и которые в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений находятся вне страны своей гражданской принадлежности и не могут пользоваться защитой этой страны или не желают пользоваться такой защитой вследствие таких опасений; или не имеют определенного гражданства и, находясь вне страны своего прежнего обычного местожительства в результате подобных событий, не могут или не желают вернуться в нее вследствие таких опасений (ст. 1 Федерального закона от 28 июня 1997 г. № 95-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “О беженцах”» (с изм. и доп. от 21 июля 1998 г., 7 августа, 7 ноября 2000 г., 30 июня 2003 г.);
   2) юридические лица. Как российские, так и иностранные организации являются субъектами международного частного права. Следует отметить, что правовой статус юридических лиц международное частное право определяет в двух аспектах, таких как:
   а) правовое положение российских юридических лиц за рубежом;
   б) правовое положение иностранных юридических лиц в Российской Федерации;
   3) международные организации, в основе создания которых лежит международный договор или международное соглашение;
   4) государства, особенность правового статуса которых вытекает из суверенитета государства и наличия у государства иммунитета от юрисдикции иностранного государства.

31. Правовой статус иностранных граждан и лиц без гражданства

   Конституция РФ гарантирует соблюдение прав и свобод личности согласно нормам международного права (п. 1 ст. 17); закрепляет принцип национального режима, а именно: иностранные граждане и лица без гражданств пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с российским гражданами, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором (п. 3 ст. 62); конкретизирует реализацию приведенных предписаний (ст. 18).
   Под индивидуальным статусом иностранца, лица без гражданства в стране пребывания понимается статус отдельного гражданина, отдельного лица, совокупность предоставленных ему прав и возложенных на него обязанностей. Индивидуальный статус, объем составляющих его прав и обязанностей носят подвижный характер, т. е. изменяются с течением времени под влиянием многих обстоятельств.
   Необходимым условием международного гражданского обмена является равенство его участников. Последовательное соблюдение этого принципа, исключение из практики частноправовых отношений дискриминации их участников – проблемы, решение которых предполагает обращение к средствам международного частного права.
   Практика международного общения выдвигает на первый план задачу совершенствования правовых начал, на которых строится статус иностранцев и лиц без гражданства. Применительно к российскому законодательству речь идет прежде всего о национальном режиме как основном для этой категории лиц.
   Национальный режим означает приравнивание иностранных граждан и лиц без гражданства в правах и обязанностях к гражданам страны пребывания. Российское законодательство подняло регулирование вопроса о предоставлении национального режима на уровень конституционной нормы с широкой сферой применения. Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации согласно ч. 3 ст. 62 Конституции РФ правами и несут обязанности наравне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором РФ.
   

notes

Примечания

1

   Курс международного права: В 7 т. Т. 1. Понятие, предмет и система международного права. М., 1989. С. \Лукашу к И.И. Международное право. Общая часть. М., 1996. С. 7.

2

   1 Крылов С.Б. Международное частное право. М., 1959. С. 5–19.

3

   Российская газета. 1995. 21 июля.№ 140.

4

   Зименко Б.Л. Международное и внутригосударственное право: их соотношение // Московский журнал международного права. 2000. № 3. С. 165.

5

   Моргунова М.А. Имплементация норм международного права и региональных организаций в национальные правовые системы стран Северной Европы // Журнал российского права. 2002. № 5. С. 17.

6

   Вилкова Н.Г. Методы унификации права международных коммерческих контрактов // Государство и право. 1998. № 7. С. 73–78; Комаров A.C. Международная кодификация норм, относящихся к международным коммерческим договорам // Закон. 1995. № 12. С. 94; Шмиттгофф К. Экспорт: право и практика международной торговли. М., 1993. С. 62.

7

   Иссад М. Международное частное право. М., 1989. С. 391.

8

   Чешир Д., Норт П. Международное частное право. М., 1982. С. 181.

9

   Садиков О.Н. Императивные нормы в международном частном праве //Московский журнал международного права. 1992. № 2. С. 82.

10

   Бюллетень международных договоров. 1995. № 1.
Купить и читать книгу за 109 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать