Назад

Купить и читать книгу за 119 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Восьмое чудо света. ВСХВ–ВДНХ–ВВЦ

   «Восьмым чудом света» назвали западные журналисты открывшуюся в 1939 году в Москве Всероссийскую сельскохозяйственную выставку. Какие цели преследовали организаторы и создатели этого грандиозного комплекса? Что скрывается за фасадами сохранившихся и уничтоженных «дворцов»? О прошлом и настоящем этого выдающегося исторического и архитектурного памятника рассказывает книга известного москвоведа О. А. Зиновьевой.


Ольга Зиновьева Восьмое чудо света. ВСХВ – ВДНХ – ВВЦ

   © Зиновьева О.А., 2014
   © ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014
   © Художественное оформление, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   ©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Из истории. От агитационной сельскохозяйственной выставки – к современному выставочному комплексу

   Скульптура, венчающая главный вход на выставку

   Идея создания агитационно-пропагандистского публичного парка не была новой ни для России, ни для Москвы.
   Победы России в военных кампаниях пышно отмечались во времена Петра. В 1775 году Екатерина II поручила архитектору В. И. Баженову подготовку и строительство павильонов и декораций на Ходынском лугу в честь заключения Кючук-Кайнарджийского мирного договора с Турцией. Увеселительные постройки на темы античной мифологии представляли последовательность событий выхода России к Черному морю, а также те города, которыми овладела на побережье русская армия. Не случайно термин «потемкинские деревни» возникает именно в эту эпоху, где реальные дела сплетались в сложный клубок с театральными мистификациями, которые выдавались за действительность. Сталинская эпоха с успехом развила эти подходы, и ВВЦ является тому первоклассным примером.
   Традиция проведения выставок и ярмарок уходит своими корнями в далекое прошлое, но тогда сооружения носили временный характер. На Руси принято было проводить ярмарки, среди которых особенно прославился торг вблизи стен Макарьевского монастыря на Волге. Прообразом национальной промышленной выставочной концепции можно считать именно Макарьевские ярмарки под Нижним Новгородом. А в 1872 году в московском Манеже прошла I Всероссийская политехническая выставка с демонстрацией передовых станков и механизмов. Каждая такая выставка способствовала развитию художественной мысли, где рука об руку с технологиями новый импульс получали архитектура, прикладное искусство, живопись.
   Техническая революция XIX века открыла и новую эру проведения международных промышленных выставок, первая из которых состоялась в Лондоне в 1851 году. Сначала Россия, а затем и Советский Союз также принимали участие в международных выставках, привлекая внимание необычностью своих построек и содержанием экспозиций. Для первой послевоенной Международной выставки декоративных искусств в Париже в 1925 году Константин Мельников предложил новаторское авангардное решение; здесь же Александр Родченко оформил уникальный клуб-читаль-ню, отражавшую политику ликбеза и продвижения пролетарской культуры в массы. Облики и экспозиции советских павильонов в Париже (1937) и в Нью-Йорке (1939) уже в помпезном сталинском стиле накануне Второй мировой войны были обусловлены желанием доказать превосходство нового социалистического мироустройства.
   Следует понимать, что ни одна выставка не могла обойтись без методов восхваления своей продукции, рекламной кампании прославления национальных особенностей. Это природа подобных проектов. В эпоху тоталитаризма ВСХВ, а затем и ВДНХ ставили еще более высокие агитационные задачи для убеждения населения страны в правильности выбранного партией курса. Очевидной была установка на то, чтобы потрясти весь мир небывалым размахом экспозиций и их архитектурными решениями, заставить колхозников и рабочих трудиться еще больше во имя светлого коммунистического будущего.
   В трудном 1921 году постановлением правительства создается «Всеросвыставком» для управления и координации выставочной деятельности Советской России. Первый опыт формирования концепции коммунистической выставки был получен в результате проведения I Всесоюзной сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки в 1923 году на территории современного Парка культуры и отдыха имени М. Горького; именно там работали самые лучшие московские и петербургские архитекторы. К сожалению, о ней мы можем судить только по фотографиям и чертежам.


   Павильон № 56 «Ветеринария» (1939, 1954). Роспись потолка (1939). Художник А. Дейнека (?)

   Выбор сельскохозяйственного направления выставки далеко не случаен. С середины XIX века начинает бурно развиваться научный подход к ведению сельского хозяйства с использованием научной селекции. Решающую роль в возникновении научной селекции сыграло эволюционное учение Чарлза Дарвина в его книге «Происхождение видов методом естественного отбора, или Выживание благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь», которая была опубликована в 1859 году. В 1903 году первые теоретические обоснования методов селекции были приведены в трудах датского генетика Вильгельма Людвига Иогансена (1857–1927). В России началом развития научной селекции считается 1903 год, когда профессор Д. Л. Рудзинский (1866–1954) организовал при Московском сельскохозяйственном институте (ныне Московская сельскохозяйственная академия им. К. А. Тимирязева) первые селекционные станции, на которых были выведены первые в стране сорта зерновых культур и льна.


   Павильон № 56 «Ветеринария» (1939, 1954). Роспись потолка (1939). Художник В. Фаворский (?)

   Больших успехов достигла селекция после Октябрьской революции 1917 года. В 1921 году был принят декрет «О семеноводстве», подписанный В. И. Лениным, заложивший основы единой государственной системы селекционно-семеноводческой работы в СССР. В 1920—1930-х годах создана сеть новых научно-исследовательских селекционных учреждений, организовано государственное сортоиспытание, проводится сортовое районирование, развернулись большие генетические и селекционные исследования. Ог ромный вклад в становление сельского хозяйства в СССР внес академик Николай Иванович Вавилов (1887–1943), ученый-генетик, ботаник, селекционер, географ, академик АН СССР, АН УССР и ВАСХНИЛ, президент ВАСХНИЛ, президент Всесоюзного географического общества, основатель и директор Всесоюзного института растениеводства, директор Института генетики АН СССР, член Экспедиционной комиссии АН СССР, член коллегии Наркомзема СССР, член президиума Всесоюзной ассоциации востоковедения. Много сделавший для становления и развития советского сельского хозяйства, он был обласкан и одарен советской властью и… безжалостно уничтожен. Открытый Н. И. Вавиловым закон гомологических рядов в наследственной изменчивости, обоснованные им теория центров происхождения культурных растений, эколого-геогра фи че ские принципы селекции заложили основу развития мировой генетики.

   Памятник И. В. Мичурину на ВСХВ (1954). Архитектор В. Артамонов, скульптор Д. Жилов

   В начале ХХ века сельским хозяйством занимались великие практики и теоретики, ученые, имена которых вошли в сокровищницу мировой культуры. Следует отметить уникальные опыты по выведению новых сортов плодово-ягодных культур доктора биологии, заслуженного деятеля науки и техники Ивана Владимировича Мичурина, памятник которому был установлен на ВСХВ.
   В 1920-х годах, в продолжение дореволюционных традиций, и в период НЭПа сохранялись связи с зарубежными коллегами, велся активный обмен публикациями, проводились совместные исследования. В 1930-х годах многие исследования были свернуты – на науку легла тень общего политического изоляционизма Советской России, осознавшей невозможность скорой мировой революции и строительства «социализма в одной стране», находясь во враждебном окружении.
   Развитие сельского хозяйства, селекция растений и животных, помимо решения насущных проблем с питанием населения и получения доходов от экспорта продукции, идеологически вписывались в мечту большевиков о мировом господстве. Совершив социальный переворот, они грезили о победе над природой.
   В 1924–1928 годах в стране шла бурная и очень политизированная дискуссия о дальнейших путях развития экономики СССР. В ней участвовали как ученые-экономисты, так и плановики-практики и финансисты, представители партийной номенклатуры. В этой дискуссии произошло резкое разделение на два лагеря. Представители одного лагеря выступали за последовательное развитие экономики страны в соответствии с имеющимся мировым опытом. Планировалось начать именно с сельского хозяйства и добывающей промышленности, накопить капитал, а затем перейти к развитию товаров народного потребления и лишь потом, сформировав соответствующие ресурсы, приняться за ускоренное развитие тяжелой промышленности. Они считали, что только на такой здоровой основе промышленность может эффективно и сбалансированно развиваться. Подобной позиции придерживались Н. Бухарин, Л. Шанин, В. Базаров, В. Громан, Н. Кондратьев, А. Чаянов, П. Попов и некоторые другие.
   Эта группа экономистов исходила из условий свободного рынка, умеренных темпов роста промышленности, поддержки сельского хозяйства, функционирующего на основе частной собственности, необходимости всемерного развития экспорта сельскохозяйственной продукции. По существу, такая позиция логично вытекала из продолжения НЭПа и строилась на идее сбалансированного роста разных отраслей народного хозяйства, прежде всего промышленности и сельского хозяйства.


   Павильон № 4 «Эстонская ССР» (1954). Архитекторы Х. Арман, А. Вольберг, Н. Тарвас; художник П. Аавик

   Представители второго лагеря, наоборот, делали упор на руководящую волю партии, исходящую из желания создать новое, якобы справедливое, общество путем искусственного обеспечения сверхвысоких темпов экономического роста, решительной ломки ранее сложившихся пропорций, а главное, из всемерного развития тяжелой промышленности за счет сельского хозяйства и крестьянства. Такой позиции придерживались Л. Троцкий, Е. Преображенский, Н. Вознесенский, С. Струмилин.
   Конец 1920-х – начало 1930-х годов связаны с громкими, специально организованными процессами, направленными на разгром потенциальной оппозиции, малейшего инакомыслия в среде старой интеллигенции. Вслед за печально известными Шахтинским делом (1928) и процессом Промпартии (1930) возникли «дела» и процессы, затронувшие напрямую научную жизнь страны. В 1930 году возникло «дело Трудовой крестьянской партии», ученые-экономисты которой выступали за всемерное развитие индивидуальных крестьянских хозяйств, против насильственной коллективизации. В 1932 году разразился голод как прямой результат коллективизации. Многих ведущих ученых-экономистов в результате разгромного процесса по «делу Трудовой крестьянской партии» приговорили к разным сроках заключения, а пять человек из «руководящего ядра» – Н. Д. Кондратьев, Л. Н. Литошенко, А. В. Тейтель, А. В. Чаянов и Л. Н. Юровский – в 1937 году были расстреляны.