Назад

Купить и читать книгу за 69 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Учебник новейшей истории России (1999—2050). Т.3. Общественно-политическое развитие России первой четверти XXI века. Часть 3. Власть: от управляемой к институциональной демократии (2012—2024)

   В учебнике рассматриваются события недавнего российского прошлого – период третьего (2012–2018) и четвертого (2018–2024) президентств В. В. Путина, а также события, связанные с Конституционной реформой 2024 года.
   В центре внимания третьего тома – острые вопросы борьбы за власть и её удержания в выборные периоды 2016–2018 и 2021–2024 годов. Автор подробно освещает вопросы введения эконом-губернаторств с целью создания нового надгосударственного экономического объединения во главе с Россией, а также неудачный поиск В. В. Путиным нового преемника и последовавший отказ от идеи наследования власти ради создания новой конструкции власти в стране.
   В учебнике рассказывается, каким образом в стране создавалась действующая с 2024 года модель власти, через какие испытания власть и общество прошли, чтобы достичь нового общественного согласия.
   Помимо фактического изложения материала, в учебнике представлены исторические документы, фрагменты воспоминаний действующих лиц, цитаты из медигазет прошлого, что делает учебник увлекательным чтением.
   Учебник будет интересен широкому кругу читателей, интересующихся динамичной историей России первой четверти XXI века.


Петр Дмитриевич Тренин-Страусов Учебник новейшей истории России (1999–2050). Т.З. Общественно-политическое развитие России первой четверти XXI века. Часть 3. Власть: от управляемой к институциональной демократии (2012–2024)

   Рекомендованный (с 2049 года) учебник для внешкольных занятий по истории для учащихся старших классов и студентов 1–3 курсов по программам «ИПИ: базовый уровень» и «Политические пожарные»

Обращение к читателю

   История России – это живая материя, отношение к которой должно быть бережным, чтобы сама её ткань не была порвана. Разорванная история, нарушенная связь времен – это трагедия для нашей многонациональной Родины. К сожалению, в прошлом России такое случалось, и не единожды. Но, всё равно, каждый раз лишь возрождение этой ткани, бережная реконструкция её связующих нитей становились основой для по-настоящему великих достижений страны.
   Считается, что история должна учить на своих ошибках. Но она учит только тех, кто хочет и умеет учиться, и беззащитна перед теми, кто её игнорирует. Учиться истории сложно, но не учить её – значит сознательно лишать себя огромного духовного богатства, стать нищим. Сегодня уже можно смело говорить о том, что времена исторического невежества навсегда остались в прошлом, но какую, порой кровавую, цену нам пришлось заплатить за это!
   Представленный вниманию читателя учебник не может ответить на все интересующие вопросы, да он и не претендует на это. В море исторических медиа каждый найдет то, что сможет удовлетворить его любопытство во всех форматах.
   Это – учебник, а значит, у него совсем иная цель, чем у научного исторического исследования. Главная – представить молодым читателям: школьникам и студентам, которые не обязательно выберут историю в качестве своей профессии, комплексную точку зрению на историю страны, а также познакомить их с разнообразием мнений. Учебник прошел тест на объективность исторической интерпретации по международному стандарту HJE[1] в 2050 году и получил 98,8 баллов, а значит, представляет собой абсолютно безопасное и содержательное чтение.
   По-настоящему любить свою страну и осознанно чувствовать себя гражданином можно только тогда, когда знаешь её историю. В истории любого народа есть страницы, которыми он может гордиться, но также есть страницы, за которые стыдно. Однако это не делает один народ лучше другого. Горькое знание ошибок прошлого позволяет не допустить их в будущем. Запах истории – это не только запах крови и пороха, но и лавров, и сладких специй. Палитра истории – это все возможные цвета.
   Напутствием читателю перед увлекательным путешествием по страницам недавней отечественной истории должны стать предсмертные слова героя событий 2035 года Радислава Вццецолина: «Знайте, берегите и храните историю России. Всё пройдет и всё может измениться, всё! Кроме нашей истории. Не позволяйте никому менять её! Помните, всего лишь одна допущенная небрежность к истории России – и мы перестанем быть одним народом».
   Большая Москва, 2055 год

Краткий обзор

Когда сделаешь всё и не сможешь дольше
Удерживать безграничную власть,
Сделай так, чтоб она
Никому не досталась в грядущем.

Убедившись в том,
Уходи на покой —
Соплеменники восхвалят тебя,
(За то,) Что ты навеки избавил их от тиранов.

«Песнь правителей правителям» Китай, «Период сражающихся царств» (IV век до н. э.) (Перевод Сергея Петровского)
   Хронологически первая четверть XXI века полностью совпадает с периодом правления В. В. Путина (II и IV президента России и I главы Российской Федерации[2]), и полностью связана с его личностью в качестве доминирующего политического субъекта. Это обстоятельство даёт право называть всю первую четверть XXI века «путинской эпохой».
   Путинская эпоха новейшей российской истории оказала мощное влияние на последующее развитие страны, сделав возврат к политическим традициям прошлого невозможным (на этом основании Владимира Путина частно сравнивают с Иваном Грозным, Петром Великим, Иосифом Сталиным).
   Вопрос власти в рассматриваемый период являлся центральным для российской внутренней политики, и именно на этом основании ему посвящен отдельный том учебника. С одной стороны, вопрос о власти понимался как борьба за политическую власть в условиях драматически ограниченной политической конкуренции. Фактор времени и невозможность бесконечно удерживать власть в стране в одних руках с каждым годом усиливали накал этой борьбы.
   С другой стороны, более широко вопрос о власти понимался как будущее всей конструкции власти в стране. Участникам политического процесса (в первую очередь В. В. Путину) было очевидно, что изменения в этой области неизбежны, и именно они окажут кардинальное влияние на развитие страны.
   Также важно, что во многом именно отношение к власти, олицетворённой в В. В. Путине, было ключевым вопросом политической ориентации для всех сил в стране в первой четверти XXI века.
   В. В. Путин стал последним лидером страны с неограниченными полномочиями. Однако именно он в 2020-е заложил фундамент современной демократической (с оттенками меритократии) системы, которая институционально с 2024 года не позволяет лидеру страны стать единоличным правителем. Это политическое событие является центральным в рассматриваемый период и определяет роль Путина в российской истории.
   Объяснение того, что последний российский «царь» стал «могильщиком» тысячелетней традиции неограниченной власти, кроется в личной стратегии В. В. Путина как политика. В. В. Путин сумел вобрать в себя всю полноту власти в начале правления (первый срок) и достиг поставленных целей (сохранение российской самостоятельности и экономической стабилизации) во время своего второго срока и краткого периода «тандемократии».
   К концу третьего президентского срока В. В. Путин во главу угла поставил вопрос удержания личной власти и сохранения status quo с целью создания в последующие шесть лет (т. е. в очередной, четвёртый, президентский срок) институциональных гарантий поступательного развития страны. Не подлежащим сомнению фактором стабилизации в глазах Путина было сохранение в будущем ключевого положения сложившейся при нём правящей элиты.
   В сложный период выборов в Государственную думу в 2017 году и президента России в 2018 году В. В. Путину удалось переизбраться на четвертый срок, однако градус социального напряжения беспрецедентно возрос. Общество, не имея возможности влиять на власть, окончательно отстранилось от государства. Оно выжидало вырождения режима Путина, чтобы потом «разобраться» со своими бывшими руководителями. Положение усугублялось тем, что осложнявшаяся экономическая ситуация в мире негативно влияла на российскую экономику, и, казалось, могла ускорить ослабление и даже падение власти Кремля.
   В этот критический момент российской истории в наиболее полной форме проявились качества Путина как непредсказуемого политика. Превентивным наступлением на позицию общества стал комплекс мер (в первую очередь Конституционная реформа), названных впоследствии «Ходом Победителя».
   К результатам правления Путина во внутренней политике относятся: 1) отказ от идеи патернализма в отношениях лидера государства и общества, 2) создание сильного
   государства на основе экономического федерализма, 3) перераспределение власти между президентом и правительством в пользу председателя правительства, 4) создание прецедента разрешения острого общественного раскола мирным путём (что стало примером на будущее), 5) переформатирование политической жизни страны и ее демократических институтов с учётом исторически обоснованной российской специфики.
   Покинув государственную службу, В. В. Путин начал работу по созданию своего видения национальной идеи, основанной на ценностном подходе. Так, в 2030 году им был написан и издан первый том «Биографии России на заре второго тысячелетия своей истории»[3]. Эта монография является знаковым примером политической философской мысли рассматриваемого периода.
   В. В. Путин относится к счастливым политикам, которым удалось увидеть плоды своих преобразований при жизни.
   В исторической науке существуют полярные взгляды на роль В.В. Путина в истории России XXI века, однако абсолютное большинство ученых отдают должное его политическому профессионализму, который дважды спас страну от внутренней катастрофы (в начале 2000-х и в 2018–2022 годах, несмотря на то, что именно его политика стала главной причиной острого кризиса). Историки определяют политика В. В. Путина как прогрессивного консерватора. При этом главной заслугой В. В. Путина историки считают уничтожение базы для воспроизводства авторитаризма в будущей истории России.
   Современная Россия и её экономические достижения были бы невозможны, если бы они не имели под собой фундамента, созданного «поздним Путиным».

Основные понятия

   «Новая аристократия» или виолентократия – группа лиц, занявших в первый и второй президентские сроки В. В. Путина доминирующее положение в экономической и политической жизни общества. Большинство из них в профессиональном плане происходили из силовых и правоохранительных органов, что и дало название группе (violentia, лат. – насилие. Имеется в виду государственная монополия на применение силы, насилия в демократическом государстве). По разными подсчетам к 2023 году в России было от 1000 до 3000 виолентократов. Из них наиболее известными стали 900 виолентократов, вошедших в список «амнистии победителей» в ходе реализации Конституционной реформы[4]. В отличие от своего предшественника Б. Н. Ельцина (первого президента России), В. В. Путин смог создать полностью подвластный себе новый правящий класс, интересы и собственность которого защищались комплексом законов и контролем над правоохранительными органами (в том числе и возможностью воздействия на принимаемые судами решения). Взамен В. В. Путин требовал и получал абсолютную лояльность виолентократов.
   «Маргинализация несогласных» или маргинализация политики – комплекс политических и экономических действий 2007–2016 годов, выдавивших оппозиционно настроенных политиков и общественных деятелей из поля общественного внимания. Основным средством маргинализации стал контроль над всеми средствами массовой информации, в том числе и контроль над российским сектором Интернета[5]. К маргинализации политики также принято относить принимавшиеся законы, препятствующие оппозиционерам открыто и публично выражать свои взгляды, а также преследование их по экономическим и административным статьям кодексов РФ.
   «Логика Путина» – последовательность действий В. В. Путина во внутренней политике, характеризующаяся прохождением следующих этапов: 1) приобретение всей полноты власти; 2) получение полного контроля над экономикой страны; 3) осуществление программных реформ с одновременным приоритетом удержания власти; 4) обеспечение гарантий неизменности осуществленных реформ и гарантий личной физической и экономической безопасности, а также безопасности виолентократов. Стремлением обезопасить своё положение и положение виолентократии объясняются инициативы В. В. Путина по ограничению власти высшего должностного лица в стране после 2024 года. Он стремился исключить риск появления сильного лидера в будущем, который мог попытаться пересмотреть итоги его правления.
   «Ход Победителя» – комплекс внутриполитических мер 2022–2025 годов, гарантировавший эволюционное развитие России после ухода В. В. Путина из активной политики. «Ход Победителя» направил вектор общественного развития в будущее, законодательно закрыв возможность пересмотра итогов правления В. В. Путина. «Ход Победителя» – не имеющее аналогов в современной мировой истории по своей масштабности политическое событие.
   «Жертва Путина» – политический маневр (реформа), в результате которого в России были конституционно уничтожены предпосылки для возникновения авторитаризма. Историческая ирония заключается в том, что лидер, при котором была проведена эта законодательная реформа, на протяжении всего своего правления характеризовался и вел себя как авторитарный правитель. «Жертва Путина» – составная часть «Хода Победителя».
   «Ручное державие» – смешение терминов «самодержавие» и «ручное управление». Последним определялась практика решения экономических или политических проблем в стране личным участием президента. Ручное управление было особенно распространено во время экономического кризиса 2008–2009 годов. «Ручное державие» (несколько иронично) обозначает вынужденную ситуацию, при которой высшее должностное лицо в государстве принимает решения по всем, в том числе и незначительным, вопросам в условиях отсутствия системы, способной обеспечить самостоятельное принятие адекватных решений на первичном и вторичном уровнях исполнительной власти.

Глава 1
II и IV президент России В. В. Путин. Третий срок (2012–2018)

   Хронология

§ 1. Вызовы третьего президентства. «Объективные»

   В соответствии с решением Совета Федерации очередные выборы президента России состоялись 4 марта 2012 года. В них приняли участие пять кандидатов (В. В. Жириновский (ЛДПР), Г А Зюганов (КПРФ), С. М. Миронов (СР), М. Д. Прохоров (самовыдвиженец), В. В. Путин (Единая Россия)). Отличие выборов 2012 года от выборов 2008 года заключалось в том, что президент страны впервые избирался на шесть лет.
   В выборах ожидаемо одержал победу Владимир Путин. Он стал первым президентом страны, которому удалось вернуться на высший пост в государстве после четырех лет президентства другого политика. Этот прецедент окончательно разрешил общественные споры о допустимости третьего срока – запрет в Конституции РФ на президентство более двух сроков определялся теперь как «не более двух сроков подряд». Несмотря на всплеск протестных настроений зимой 2011–2012 годов, общество в целом не оспаривало победу кандидата В. В. Путина и приняло его легитимность.
   Главной целью Путина на следующие шесть лет стала подготовка российской экономики и общества к экономической экспансии – интеграция с соседями России и превращение страны в центр нового экономического образования на пространстве бывшего СССР В качестве непременного и приоритетного условия реализации этой задачи должно было стать превращение России в спокойное и управляемое государство, способное к реализации нового масштабного национального Проекта.
   Приоритетной и личной политической задачей Путина стало переизбрание на следующий президентский срок. А значит, ему было необходимо обеспечить себе возможность максимального контроля над политической жизнью страны и удерживать доминирующие политические позиции. «Успокоение» и управляемость общества стали главным ориентиром президента.
   В реализации этих задач перед В. В. Путиным встали сложные внутренние вызовы. Они делились на две части: первая (объективная) была наследием внутренней
   политики 2000-х годов, вторая (субъективная) появилась под напором устремлений и пожеланий новой общественной группы – так называемого «креативного класса»[6].

§ 2. Большая коррупционная война

   К первой группе вызовов относились: 1) коррупция, 2) неэффективность государственного управления, 3) низкое доверие к власти на федеральном и региональном уровнях, 4) низкое доверие к судебной системе, 5) слабость местного самоуправления, 6) пассивность населения, которая постепенно перерастала в негативное отношение как к власти в целом, так и к личности президента.
   Большая коррупционная война (БКВ) 2013–2015 годов – серия крупных расследований коррупционных преступлений – получила название по одноименному циклу программ популярного в то время российского телеканала ННТВ. В ходе БКВ были арестованы и осуждены 28 высокопоставленных чиновников (включая двух министров и трех руководителей государственных корпораций) и более тысячи чиновников более низкого уровня. БКВ имела три последствия. Во-первых, выросло качество оказания государственных услуг на низших уровнях. Во-вторых, окончательно сузился круг «неприкасаемых» виолентократов и за счет этого снизилась коррупция в государственных органах власти и в государственных корпорациях. В-третьих, Путин смог вернуть доверие большинства граждан (в основном в регионах, где проводились основные антикоррупционные мероприятия).
   Датой начала БКВ принято считать приговор суда от 20 сентября 2013 бывшему заместителю министра обороны П. R Левантонову – назначение ему наказания в виде 10 лет лишения свободы.
   Самым громким событием БКВ стал процесс 2014 года по делу «200 полицейских» (преступные эпизоды были объединены в одно уголовное дело), когда вскрылись нарушения в центральном аппарате МВД и 15 управлениях МВД в центральных и северо-западных регионах страны. Полицейские обвинялись в «создании коррупционной группы», которая регулярно за вознаграждение вмешивалась в конфликты между этническими бизнес-структурами на стороне одной из структур, а также запугивала местных общественных деятелей. 174 бывших полицейских были признаны виновными и осуждены на длительные сроки, 26 были признаны невиновными в силу отсутствия неопровержимых улик.
   Среди других, имевших общественный резонанс процессов, стоит отметить процессы против Г Н. Цулокяна (Главная прокуратура), Л. Т. Ооновских (Министерство развития экономического потенциала), В. Ж. Ломсянидзе (Государственная корпорация «Олимпстройтехно»), а также дела Росхлебсева и Дальнефтевода, которые расследовались по заявлениям представителей оппозиционной общественности.
   Фрагмент программы «Хроники БКВ. Чистка с хвоста» А. В. Щелковский: «Куда ни повернись – везде все знают, что везде все воруют. Кто виноват? – Путин? Хорошо. А кто и почему даёт взятки на дорогах? Тоже Путин? Надо всё и всех вычистить? Безусловно! Так вот пусть Путин чистит с головы. А мы будем с хвоста. И давайте начнём не с тех, кто берёт, а с тех, кто даёт. Коррупция – это медаль, вернее купюра, с двумя сторонами…. Что-что, вы вынуждены давать взятки? Это как понимать?!… Слушайте, а ведь коррупция разъела не только государство. Про откаты и выигрыши по знакомству на частных тендерах слышали? Где же честный неподкупный бизнес, не боящейся конкуренции?… Коррупция, друзья мои, – это не только те, кто берёт, но и те, кто даёт. Или хотя бы раз давал. Предлагаю всем приготовиться к борьбе с коррупцией. Пока вы готовитесь, мы рассмотрим поведение бытовых коррупционеров».
   Предсказуемым финалом БКВ («зачисткой» лидеров БКВ) стал приговор от 5 марта 2015 году по делу «ретивых исполнителей». По нему проходили более 15 сотрудников Главной прокуратуры во главе с заместителем Главного генерального прокурора Б. В. Сашлайлиным. Прокуроры были обвинены в превышении полномочий в ходе проведения антикоррупционных мероприятий (взятки, запугивания, незаконное применение силы) и приговорены к различным срокам заключения.
   На волне борьбы с коррупцией взошла звезда политического журналиста-разоблачителя А. В. Щелковского, в дальнейшем одного из основателей Российской партии правого правового порядка (РПППП). Расследования Щелковского отличала опора на неопровержимые факты и знание многих деталей. Это обстоятельство создало повод для подозрений в его связях с Главной прокуратурой РФ.
   БКВ не имела значительных успехов в Южном и Северо-кавказском федеральных округах, что объясняется, с одной стороны, опасением непредсказуемых последствий во время сочинской Олимпиады[7] в 2014 году, с другой, – сложными межнациональными противоречиями, которые могли опасно наслоиться на масштабные антикоррупционные мероприятия и привести к общественному взрыву.
   В Сибири и Дальневосточном регионе БКВ не велась в таких масштабах, как в центральной части страны. Это объясняется небольшой численностью населения за Уралом.
   Антикоррупционная деятельность стала катализатором ширящегося глубинного недоверия жителей городов-миллионников лично к президенту Путину, который, по их мнению, сам допустил такой разгул коррупции. То, что Путин даже в этих условиях неуклонно продолжал вести антикоррупционную борьбу, казалось бы не считаясь с собственным рейтингом, объясняется неафишируемыми задачами этой борьбы.
   Помимо внешних (публичных) целей, Большая коррупционная война имела внутренние причины, и главной была смена поколений внутри элиты. Отношения между виолентократами и Путиным, хотя и были наработанными за минувшее десятилетие отношениями подчиненности и лояльности по отношению к президенту, были ещё и отношениями взаимозависимости. Путин понимал, что в сложных внутриполитических условиях, когда от президента могут потребоваться нестандартные политические ходы, такая зависимость могла сузить пространство для маневра.
   Таким образом, избавившись от части неэффективных, чрезмерно самостоятельных или оскандалившихся («пятнающих режим») виолентократов, В. В. Путин получал: 1) рычаги воздействия на оставшихся (страх лишиться всего), 2) возможность вовлечь новое поколение виолентократов в свою орбиту, обезопасить себя, не превращая молодых в своих соперников, 3) обеспечить механизмы преемственности поколений внутри системы без смены курса, 4) возможность получить в будущем больший контроль над всем высшим классом по принципу «разделяй и властвуй» – политика лавирования между двумя «партиями» внутри элиты – «молодыми» и «старыми».
   Это типичный принцип экономии усилий до того момента, пока ещё возможно оставить всё по-старому, и получения максимального результата в момент, когда медлить невозможно, который отличал В. В. Путина как политика.
   Большая коррупционная война стала единственным ответом власти на все внутренние вызовы. Резкое прекращение «чисток» государственного аппарата свидетельствует о приоритете интересов удержания личной власти и показывает, что истинно желаемые цели её автора были достигнуты.
   В целом же, не доведенная до конца, БКВ не смогла вернуть былого доверия ни к президенту Путину, ни к правящей партии, а ее половинчатый характер не смог предотвратить новой волны коррупции со стороны самих борцов. К вопросу о коррупции и положения виолентократов В. В. Путин вернётся только в середине своего четвертого президентского срока и опять только тогда, когда общественно-политическая ситуация в стране будет накалена до предела.

§ 3. Вызовы третьего президентства. «Субъективные»

   Вторая часть вызовов (субъективная), стоявших перед В. В. Путиным в начале третьего срока, как говорилось выше, формировалась настроениями внутри российского общества. Следует заметить, что, как и в 1990-е и 2000-е, общество оставалось фрагментированным: жители больших столичных городов сильно отличались по восприятию ситуации в стране от жителей регионов. Однако и в самих городах социальный состав был очень неоднородным. Преодолеть этот разрыв удалось только к концу 2030-х годов во время экономического бума, связанного со сменой общественного уклада от общества потребления к обществу самореализации[8].
   Эту группу вызовов отличала аморфность протестных требований – абстрактные, не артикулированные «желания обновления» и «смены власти», прикрывались на первых порах требованиями соблюдения законности и прав человека. Отсутствие сильных лидеров и внутренней сплоченности оппозиции осложняли, в том числе, и действия власти по нейтрализации возможной политической угрозы – среди оппозиции не было лидеров ни для ведения переговоров, ни объектов-лидеров для точечной политической атаки.
   В результате власть стала определять эту угрозу как «скрытую» и бороться с ней не политическими, а силовыми методами. Оппозиция со своей стороны ничего не смогла противопроставить власти.

§ 4. Крах Принципиальной оппозиции

   Несистемная оппозиция[9], которая воспринималась как выразитель настроений протестной части населения в 2011–2012 годах, летом-осенью 2013 года предприняла очередную попытку сформировать единый фронт и оформиться в политическую силу. Во главе оппозиции стало объединение «Принципиально нет!», возглавляемое триумвиратом в составе А. А. Раскольного, Л. А. Рестошиной, и Д. С. Мовицкого. Название блока быстро распространилось на весь лагерь т. н. «болотной оппозиции» (по названию места проведения многочисленного оппозиционного митинга в 2011 году – Болотной площади в Москве).
   Из запланированных шести митингов до конца 2014 года состоялось только три. Данные о численности участников этих мероприятий как самой Принципиальной оппозиции, так и МВД, впервые совпали. Так, на митинг 4 сентября 2014 года, приуроченный к выходу в свет нового («путинского») учебника российской истории и началу учебного года, пришли 3 тысячи человек, на митинг в октябре – 2 тысячи человек, а на декабрьский, приуроченный к третьей годовщине событий 2011 года, – всего 200 человек.
   Отрицательная динамика поддержки населения, неактуальные и заведомо невыполнимые политические требования (например, о проведении перевыборов 2011 года), отсутствие конструктивных предложений и программы действий показали нежизнеспособность движения. Провал попыток изменить ситуацию в лагере принципиальной оппозиции вынудил Координационный совет оппозиции 5 апреля 2015 года объявить о самороспуске. Так была поставлена точка в очередном витке развития западно-либеральной оппозиции в России.
   Из Заявления Координационного совета оппозиции о Самороспуске, подписанного членами либерального крыла
   «… Мы видам тщетность наших совместных дальнейших усилий. Нам противостоит система, которая принципиально не действует в законном пространстве. Члены Совета постоянно подвергаются преследованиям, условия их работы стали невыносимыми… К тому же часть членов Совета оказались людьми, неспособными к командной работе. Для них главное – получить пиар-дивиденды от работы на нашей площадке. Они не способны к компромиссу, который так необходим России. Это их беда и наша общая вина… У народов России мы просим прощения, что не смогли оправдать возложенные на нас надежды. Мы обещаем продолжить нашу борьбу в новом формате, а пока начнём совместные консультации относительно его очертаний…»
   Споры о дискредитации или самодискретитации несистемной (Принципиальной) оппозиции стали лейтмотивом общественной дискуссии. Главный вопрос сводился к тому, кто виноват в уходе Принципиальной оппозиции с политической арены. Ее сторонники объясняли неудачи силовыми методами борьбы власти с недовольными, а также недопустимым использованием властного ресурса и полным контролем над информационным пространством.
   Однако истинные причины краха принципиальной оппозиции были иными: 1) неконструктивная риторика, 2) потерявшее актуальность в начале XXI века – антисоветское по сути – «философское» наследие 1990-х годов в качестве ценностной базы, 3) негибкая ориентация на политику западных государств и 4) догматичная приверженность «западным ценностям», не признающая национальных. Следствием этого стала неспособность создать логичную, понятную большинству населения и патриотичную политическую программу. Принципиальная оппозиция, таким образом, полностью проиграла битву за внимание народа, самостоятельно дискредитировав себя в глазах россиян. С крахом Принципиальной оппозиции принято связывать конец «западного проекта» для России.
   С уходом с политической сцены весной 2015 года несистемной (Принципиальной) оппозиции в политическом пространстве страны произошло разделение оппозиции на стремящуюся стать системной («Системная-2») и Новую. Лидеры Системной-2 стремились влиться в Системную оппозицию, ориентировавшуюяся на сотрудничество с властью и возникшие в прошлое десятилетие взаимные договорённости, и не выходила за рамки парламентской работы на федеральном и региональном уровнях. Новая оппозиция родилась в последующий период Националистического ренессанса.

§ 5. Гильдия экстерриториалов («пятипроцентники»)

   Часть «креативного класса», разочарованная в ходе развития событий в России и принявшая невозможность реализации собственных политических устремлений, сформировала Гильдию временных экстерриториалов. Её возглавил известный блоггер и бывший член «Принципиально нет!» А. А. Раскольный. Члены Гильдии решили свести к минимуму личное общение с государственными органами власти, доверив всё взаимодействие с чиновниками от своего имени юристам-профессионалам. Это они называли «жизнью в России по принципу экстерриториальности». Многие члены гильдии были одновременно гражданами других государств.
   Гильдия была оформлена в качестве общественной организации, а в её задачи входило медиаторство между своими членами и государством. Члены гильдии платили 5 % своего заработка в качестве взноса, который шёл на оплату работы юристов. Гильдия стала крупнейшим частным работодателем для юристов в России. Громкие судебные процессы, выигранные юристами Гильдии, повлияли на практику вынесения оправдательных приговоров по «неполитическим» делам. В Гильдию уходили работать бывшие судьи и сотрудники правоохранительных органов. Численность членов Гильдии к 2018 году составила 2 млн. человек В Гильдию активно вступали граждане России, постоянно проживающие за пределами страны.
   В 2017 году по инициативе членов националистических организаций Высший следственный департамент (сотрудники которого входили в националистические объединения) провел масштабную проверку деятельности юристов Гильдии.
   Официальным предлогом стало подозрение в массовом укрывательстве и выводе за рубеж доходов членов Гильдии. Однако проверка фактов нарушения закона не выявила, а заместитель руководителя Высшего следственного департамента РФ Л. О. Вытиняев вынужден был подать в отставку. Юристы Гильдии добились суда над ним («Дело департаментников») По суду были уволены со службы 11 человек, причастных к незаконной проверке, а сотрудникам Высшего следственного департамента было законодательно запрещено впредь вступать в политические партии.

§ 6. Националистический ренессанс, Национальный ренессанс и Историческая просветительская инициатива

   После краха Принципиальной оппозиции активность политической жизни страны сместилась на правый фланг. Именно на 2015–2017 годы пришелся расцвет националистических объединений, получивший название Националистический ренессанс. С научной точки зрения этот термин является не совсем корректным, поскольку в России не было ярко выраженного националистического периода, к которому могло обратиться за вдохновением националистическое движение. Название следует понимать как апеллирование многочисленных националистических организаций к мифологизированному прошлому страны в периоды абсолютной доминанты русской и православной составляющей. Поэтому, строго говоря, эти годы, учитывая активность государственной Исторической просветительской инициативы, стоит называть началом Национального (а не Националистического) ренессанса, захватывающего более долгий промежуток времени – вплоть до 40-х годов XXI века.
   К основным причинами популярности националистических организаций, которые, собственно, и привели к Националистическому ренессансу и формированию Новой оппозиции, принято относить: 1) общую неудовлетворенность значительной части граждан ситуацией в стране, 2) политическую несостоятельность выразителей общественного протеста образца 2011–2012 годов, от которых отвернулись большинство участников оппозиционных митингов, 3) повсеместно участившиеся конфликты между представителями других национальностей (в основном кавказских и азиатских) и местными этническими русскими в крупных городах; 4) чёткая и ясная политическая риторика националистов, 5) глубинное желание реванша за обнищание 1990-х и несправедливое, с точки зрения большинства, обогащение виолентократов в 2000-х годах.
   Опасность для стабильности многонационального государства заключалась в привлекательности идеологии националистов, искусственно сочетавшей имперское и советское наследие (в пантеоне героев соседствовали, к примеру, император Александр III, П. А. Столыпин, В. И. Ленин, И. В. Сталин).
   Из манифеста Славно-русских общин «Русский националист. Реабилитация»
   «Пришло время фомко сказать правду о нашем прошлом. Официальная история не признаёт очевидного: русские – гораздо более древний народ. Ученые подтверждают это, сравнивая санскрит и русский…. Наши враги – люди без национальности, которые исковеркали великое прошлое нашего народа. Мы не должны мстить, но мы обязаны восстановить истину… Великими идеалами, а не экономическими выкладками руководствовались российские императоры, наследником которых стал великий Сталин. Мы однажды построили великую державу, и в наших силах возродить её. В этом – миссия русского народа, русской крови…»
   Ответом со стороны власти на лавинообразный рост популярности этой идеологии на региональном уровне и растущую поддержку множества вновь образовавшихся политических партий (в соответствии с законом 2012 года об упрощении регистрации политических партий) стала трехлетняя Историческая просветительская инициатива (ИПИ). Финальным мероприятием в рамках ИПИ стало объявление 2017 года Годом Национальной истории России (в соответствии с Федеральной целевой программой, принятой правительством России в сентябре 2014 года). В 2016 году ООН с подачи российской делегации также объявила 2017 год «Всемирным Годом Истории XX века», а Российскую Федерацию – официальной территорией проведения мероприятий года[10].
   В ходе реализации ИПИ были созданы единый учительский план и серия учебников истории России с древнейших времен до начала XXI века, вдвое увеличились часы преподавания российской истории в школах, были введены обязательные уроки по истории России во всех непрофильных (в том числе негуманитарных) вузах.
   Ежегодно проводились исторические олимпиады и конкурсы. Каждый год реализации ИПИ издавалось более 50 научно-популярных исследований по истории страны. В эфире телевизионных каналов появились новые исторические программы, в том числе более десяти ток-шоу.
   Объявление победителя в номинации «Иностранное документальное кино» на церемонии вручения премии «Оскар» в 2020 году в Лос-Анджелесе (перевод с английского):
   «… И победителем становится русский фильм «Болезнь историей. История болезни»!!! Это открытие мирового кинематографа! На сцену приглашается режиссер Александр Деликанов! А. Деликанов: – Благодарю за высокую оценку… Мы очень рады. Признаюсь, мы даже не могли мечтать о том, чтобы соревноваться в прокате с художественным кино… Видимо, мы натолкнулись на что-то новое и ценное… Может, это новый тренд?..»
   Интересно отметить тот факт, что благодаря государственной поддержке российские кинокомпании смогли занять лидирующие позиции в мире в сегменте прокатных документальных фильмов, создав специальный жанр DOCURUS[11]. В рамках ИПИ удалось организовать более 300 новых 10-дневных внутрироссийских туристических маршрутов с частичной государственной компенсацией затрат, в которой в течение 3-х лет приняли участие рекордные 40 млн. человек. Результатом ИПИ стал общенациональный исторический «бум», а народный масштаб просветительской работы заставил националистические организации и партии корректировать свою идеологию.
   Вместе с тем, для достижения запланированных результатов ИПИ понадобился более длительный срок (ИПИ существовала под разными названиями до конца 2030-х годов – двадцать лет для воспитания нового поколения). Однако за первые три года программа не смогла перебороть националистические тенденции в обществе. Жаждущее возрождения национальное самоуважение, эксцессы национального унижения (в том числе по отношению к титульной нации со стороны национальных меньшинств), а также неурегулированность межнациональных отношений и большое количество мигрантов, необходимых российской экономике, еще долго служили благодатной почвой для политических спекулянтов.

§ 7. Два новых «политических богатыря». РПППП

   В 2014 году в России появились две принципиально различные организации, которым было суждено сыграть ключевую роль в последующих событиях. Появление первой организации совпало по времени с разгромом принципиальной оппозиции и первым этапом БКВ, что многие националисты восприняли как собственную победу. Среди них выделился часто появляющийся в медиапространстве и обладавший информационным ресурсом в виде программы «Хроники БКВ» (телеканал ННТВ) харизматичный телеведущий А. В. Щелковский.
   Он основал лидерскую по структуре и духу «Российскую партию правого политического порядка» (РПППП или Р4П). Политическими целями партии определялось: 1) получение большинства в региональных парламентах в центральных, северных и сибирских субъектах федерации, 2) формирование второй по численности фракции в Государственной думе РФ, 3) сотрудничество с партией «Единая Россия» (ЕР) при условии назначения Министром регионального развития члена РПППП Р. Н. Гениченкова (самого молодого профессора истории СПбГУ) и наделением дополнительными полномочиями министерства, включая увеличение годового бюджета до 50 млрд рублей и создание специальной силовой структуры – Полиции межнационального примирения (ПМП) для разрешения конфликтов на национальной почве. Это условие было удовлетворено осенью 2017 года.
   Идеологическая платформа РПППП сводилась к трем основным тезисам: 1) первый народ в Россиирусские, которые должны сыграть ключевую роль в возрождении страны, а государство должно опираться на их интересы, 2) национальные отношения в России должны строиться на принципах взаимного уважения при признании ведущей, государствобразующей роли русского народа и его ключевого вклада в государственность страны, 3) российская экономика должна быть ориентирована исключительно на развитие внутреннего потенциала, а главными собственниками российского крупного бизнеса должны быть только граждане России.
   Соперниками партии объявлялись: Коммунистическая партия Российской Федерации (КПРФ), партия «Справедливая Россия» (СР) ввиду того, что коммунистическая и социалистическая идеология имеют интернациональный характер, а также Либерально-демократическая партия России (ЛДПР), которая, с точки зрения Щелковского, за 20 лет дискредитировала национальную идею и спекулировала на национальных чувствах граждан.
   По отношению к партии власти (ЕР) позиция РПППП определялась как готовность к партнерству, учитывая, что ЕР пользуется доверием большинства граждан. Вместе с тем, РПППП заявляла, что в долгосрочной перспективе будет состязаться с ЕР за доверие большинства граждан.
   Меньше чем за полгода партия набрала более 1 миллиона членов и стала представлять серьезную политическую силу. В отличие от Единой России, членами которой были руководители и близкие к власти бизнесмены и которая, по сути, представляла собой закрытый политический клуб или лобби, РПППП стала народной партией. Члены РПППП были идеологически мотивированы на достижение целей партии и не требовали от нее никаких компенсаций. Наоборот, члены партии предоставляли руководству право распоряжаться собой.
   Существует несколько точек зрения, объясняющих причины того, что В. В. Путин не предпринимал попыток противодействовать РПППП на первом этапе. Во-первых, скрытая поддержка будущего политического союзника[12]; во-вторых, идеологическая близость убеждений и в-третьих, отсутствие верного понимания в спецслужбах перспектив партии на первоначальном этапе. Наконец, в-четвертых, желание руководства страны канализировать деструктивную энергию протеста в одно русло – в партию во главе с договороспособными и частично контролируемыми лидерами.
   Самой убедительной выглядит версия, согласно которой сотрудники спецслужб неправильно оценили потенциал партии Щелковского, а когда её популярность стала очевидной (за неделю в партию вступили 100 тысяч человек), силовые варианты удушения стали невозможны без угрозы социального взрыва. Именно в этот момент созрела стратегия превращения РПППП в союзника. Однако даже принимая эту версию, необходимо понимать, что спецслужбы не представляли собой самостоятельной силы, а всегда действовали по приказу или с ведома президента Путина.
   Из Еженедельной информационной сводки президенту РФ
   «О политических настроениях в обществе» от 27 мая 2014 года «…РПППП не представляет серьёзной политической силы… Политические заявления А.В. Щелковского (лидер партии) не противоречат обозначенными президентом России приоритетами… На данный момент РПППП не имеет собственных информационных ресурсов и не сможет быстро мобилизовать своих немногочисленных сторонников… Щелковский договороспособен и потенциально нам подконтролен…»
   Путин увидел в РПППП возможность контролируемо сбросить напряжение в обществе, не доводя ситуацию до острого противостояния. Если принимать эту цель Путина в качестве объяснения отношения власти к РПППП, то становится более понятной дальнейшая логика их взаимоотношений. Важно отметить, что появление РППП – это первый с 2000 года случай возникновения не инициированной и неконтролируемой властью полностью самостоятельной политической сила. Эта сила заставила власть всерьез с собой считаться и в этом заключается её историческое значение.
   Стоит отметить, что на опасность близкого сотрудничества с националистическим движением в любом его виде сразу и жестко указал начальник внутриполитического сектора Администрации президента РФ А. В. Верденеев[13]. Эта позиция разделялась значительным количеством молодых виолентократов (работавших в федеральных органах власти), а Верденеев стал лидером и выразителем мнений этой группы, получившей название «младократы» Свою задачу младократы видели в поддержке стратегического курса В. В. Путина. При этом младократы, пришедшие во власть после 2011 года, не имели собственного бизнеса, не были выдвиженцами бизнес-структур и, соответственно, были более независимыми от экономических интересов существующих кланов. Верденеев не ставил перед своей группой политических прикладных задач в перспективе двух президентских сроков В. В. Путина, считая, что внутренняя политическая конкуренция лишь ослабит режим. Такое отношение к политике разделялось немногими – возможные дивиденды от активной ежедневной деятельности переносились на долгий и неопределенный срок. Вместе с тем, младократы постепенно стали самой сплоченной группой, с собственной прогосударственной идеологией повышения эффективности работы государственного аппарата. Младократы стали надежной опорой В. В. Путина внутри исполнительной власти. Не имея политических амбиций и экономических устремлений, они не конфликтовали с различными кланами виолентократов.

§ 8. «Иже слово»

   Появление второго «политического богатыря» 2020-х и значимого культурного феномена – движения «Иже слово» – прошло менее заметно. Однако, чтобы глубже понимать логику его активных действий в будущем, важно отследить генезис этой политической силы в условиях 2014–2017 годов.
   В октябре 2014 года в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Хабаровске и Владивостоке открылась сеть чайных клубов «Иже слово». Клубы стали местом безопасного (относительно угроз наркомании, алкоголизма, игромании и т. п.) времяпрепровождения для школьников старших классов и студентов. Основным занятием было чтение и обсуждение книг, навыки письма и изложения. Популярность сети можно объяснить правильным сочетанием интересов и мотиваций как самих молодых людей, так и их окружения. Родители способствовали тому, чтобы их дети чаще посещали клубы, а сама атмосфера и доступная инфраструктура (включая коммуникационные возможности и питание) располагали к длительному пребыванию в клубах. Членам клубов постепенно объясняли и показывали на примерах, что читающие люди обладают большей информацией и умеют критически мыслить, обсуждения и споры учат лучше выстраивать свои жизненные стратегии, а умение излагать письменно свои мысли ведёт к успешному самовыражению. Именно вопрос умения самовыражаться стал особенно актуальным в последующую эпоху общества самовыражения.
   «Словяне», как их стали называть, быстро сформировали свою уникальную субкультуру. Стоит отметить стратегическую дальновидность организаторов движения во главе с Я. Б. Заревым, формировавших через списки рекомендуемой и обсуждаемой литературы новые ценностные ориентиры. Так, ценностями «словян» стали: 1) самореализация как главная цель в жизни, 2) заслуженность как новая мораль (соответствие вложенных усилий получаемым благам), 3) приверженность свободе как естественной среде гражданина, 4) стремление к постоянному саморазвитию и улучшению окружающего пространства (как смысл своей деятельности) и 5) открытости новому и уважительному отношению к иному.
   В отличие от типовых (политических или профессиональных) молодёжных объединений, «словянам» предлагалось принять участие в своеобразной «игре» – не проводить специальные мероприятия, а сделать свою жизнь «местом» для проведения эксперимента. Им предлагалось попробовать руководствоваться в своих ежедневных поступках описанными ценностями. Сложности, с которыми сталкивались члены клубов в жизни, разбирались на специальных встречах с участием психологов. Самореализация понималась одновременно и как цель, и как результат. Достижение самореализованности не должно было конвертироваться в деньги или блага. На блага предлагалось смотреть не как на индикатор самореализованности, а как на сопутствующее, но не обязательное обстоятельство.
   Самореализоваться в России в условиях 2010-х годов было сложной задачей – работа в других странах лучше оплачивалась и привлекала многих молодых людей. Для того, чтобы самореализовываться в России, нужно было научиться видеть в этом смысл и цель. «Словяне» определяли этот смысл как добровольное «служение» тех, кто по факту рождения говорил на русском языке. Наградой за служение было самоуважение – верность собственной идентификации и гордость за её развитие. Мотивация «словян» была нематериальной и сводилась к фразе-лозунгу, висевшему в клубах «словян»: «Самореализация в России – это сила и радость быть самим собой».
   Из выступления Я. Б. Зарева перед «словянами» в Екатеринбурге 2 февраля 2015 гс
   «…Просто постарайтесь ежедневно следовать этим ценностям. Дома, на учебе, на работе, общаясь с девушкой или парнем. Не разделяйте жизнь на две части: внутреннюю – где уютно быть правильным и хорошим, и «внешнюю» – в которой надо менять себя и изменять себе. Измените внешнюю жизнь сами. Это сложно, но увлекательно. Так люди становятся цельными. А цельность – обязательное
   Таким образом, «словянам» удалось создать новое субкультурное явление. Несмотря на многочисленные упреки в сектантстве и несколько судебных процессов, противникам движения не удалось повлиять на его деятельность, а суды не видели оснований считать «Иже слово» сектой. В городских сообществах «словян» часто пренебрежительно называли белыми воронами, что было умело использовано их руководством как для популяризации своей деятельности, так и для привлечения новых членов. Именно тогда ставший широко известным в 2020-е белый ворон стал официальным символом «Иже слова».
   Некоторые авторитетные историки[14] определяют идеологическую направленность «Иже слова» как националистическую и на этом основании вписывают данное движение в Националистический ренессанс, подчиняя его логике развития националистических организаций в рассматриваемый период. Однако эта интерпретация представляется однобокой.
   Доктрина «словян», получившая название «Большое отчество», действительно строилась на: 1) безусловной необходимости развития и продвижения русского языка как основной культурной ценности России; 2) необходимости уважения ко всем периодам российской истории и оценке ее с точки зрения описанных ценностей; 3) приоритетном стремлении к самореализации именно в России; 4) интеграция в глобализованный мир должна удовлетворять интересам страны и регулироваться на приемлемых для страны условиях.
   Вместе с тем, «Иже слово» обладало рядом принципиальных отличий от националистических организаций, которые важны для правильного понимания этого феномена. Во-первых, среди «словян» были не только русские или славяне – любой желающий мог принять участие в их движении, если он разделял его ценности. Так, ярким и активным членом «Иже слова» в 2016 году стал Ж. Л. Шахиншаханаев[15].
   Во-вторых, центром идентификации для «словян» был язык, а не национальность. Они говорили не о превосходстве на основании языка, а о необходимости русификации и гражданской ассимиляции как главном условии создания единого общественно-политического пространства на всей территории страны. Русский язык для них был краеугольным камнем новой российской гражданственности. Гражданин России должен быть русским по языку. При этом вопросы сохранения культурной самобытности всех народностей России ими не ставились под сомнение. В-третьих, этничность «Иже словом» понималась как неизменная, присущая человеку данность, следующая в одном ряду сразу за именем, отчеством, фамилией. Отсюда происходит и название доктрины – русский человек, этот тот, для которого Россия – «Большое отчество»[16].
   Таким образом, «словяне» говорили не о превосходстве русского языка, а о его приоритете как основы для российского экономико-культурного проекта глобального масштаба. Вместе с тем стоит отметить, что «словяне», по сути, были сторонниками мягкой культурной ассимилияции нерусских народностей страны, поскольку языковая доминанта, безусловно, ведёт и к культурной ассимиляции.
   Отношения власти со «словянами» в период третьего президентского срока В. В. Путина носили спокойный характер, тем более что «словяне» не выходили на политическое поле. В тени популярности РПППП, делая ставку на работу с политически неактивными молодыми людьми, они формировали из них новую социальную страту. Так, «Иже слово» создавало фундамент для будущего рывка, в отличие от РПППП, которое стремилось «оседлать» общественные процессы. Как власть проглядела их появление, так и РПППП, в свою очередь, не смогла увидеть в «словянах» грозную силу на своём политическом фланге. Однако вплоть до 2021 года «Иже слово» оставалось относительно малозаметным просветительским экспериментальным объединением.

§ 9. Процессы против «Интернет-разоблачителей» и регулирование российского Интернета

   В течение десяти месяцев с сентября 2014 по май 2015 года в крупных городах России состоялись громкие судебные процессы против т. н. «Интернет-разоблачителей» (или «Интернет-клеветников»). В ходе судебных слушаний по делам в рамках БКВ разбирались обвинения блоггеров и политических активистов относительно состоятельности выдвинутых ими обвинений против крупных государственных чиновников. Все судебные процессы транслировались в Интернет и привлекли внимание большинства жителей страны. Это общественное внимание заставило власть действовать максимально выверенно и осторожно.
   Всего за 10 месяцев было рассмотрено 65 эпизодов, из которых по 21 были заведены уголовные дела против чиновников, а 34 случая были определены как клевета (сами разоблачители были оштрафованы или осуждены). В одиннадцати случаях Верховный суд не выявил состава преступления в действиях чиновников, но и не смог назвать сообщения блоггеров клеветой. Однако самим фактом разбирательства на таком высоком уровне власть показала активистам, что главную роль в БКВ играет государство, и оно же определяет круг будущих «жертв».
   Реакцией Государственной думы на активность Интернет-лидеров и способность их публикаций вызывать широкий общественный резонанс стало принятие 25 мая 2015 года нового Кодекса РФ «О российском секторе Интернета», который жестко регулировал действия частных лиц и организаций в Интернете с одной стороны, а с другой – обязывал государство более полно раскрывать перед обществом свою деятельность и финансовую отчётность. Правда, эти обязательства государства носили скорее косметический характер и были призваны сбалансировать в информационном пространстве жёсткие меры против блоггеров стремлением власти к прозрачности. Следует отметить, что ужесточение ответственности также коснулось и уголовных преступлений в Интернете (против мошенничества, нравственности и т. п.).
   Уже на следующий день началась массовая «электронная эмиграция», лидерами которой стали известные «блоггеры-основатели» Рунета. Это стало поводом для очередной информационной войны в иностранных СМИ против «режима В. В.
   Путина». Вслед за электронной началась и «физическая» эмиграция, основную часть которой составили бывшие деятели Принципиальной оппозиции. В публичных выступлениях, транслируемых иностранными СМИ, они заявили об окончательном крахе западного проекта в России и отсутствии мирных перспектив развития политической ситуации в стране. Деятельность оставшейся в России части Принципиальной оппозиции переместилась в электронное подполье и окончательно маргинализировалась. На этом негативном для России информационном фоне удивительным выглядит последовавшее в 2016 году признание со стороны ЮНИСЕФ российского сегмента Интернета самым безопасным[17].

§ 10. Выборы в Государственную думу 2016 года

   Главное политическое событие 2016 года – назначенные указом президента Путина[18] на воскресенье 25 декабря 2016 года выборы в Государственную думу VII созыва. По новому закону, эти выборы имели ряд существенных отличий от предыдущих: 1) избирательный порог для политических партий был снижен до 3 %; 2) выборы проводились по совмещенной схеме: по федеральному избирательному округу – по партийным спискам и по одномандатным избирательным округам[19]; 3) формирование избирательных комиссий и корпуса наблюдателей должно было пройти в течение месяца с 1 августа по 1 сентября 2016 года.
   Снижением барьера власть надеялась увеличить количество партий, представленных в Думе, которые отбирали бы голоса друг у друга во время выборов. Большое количество различных по убеждениям партий должно было мешать им быстро оформиться в единую силу в нижней палате российского парламента. Возвратом одномандатных округов власть страховалась на тот случай, если набрать нужное количество голосов по партийным спискам будет сложно. Выдвигая в одномандатных округах членов партии Единая Россия и её союзников, предоставляя им финансовый и информационный ресурсы, власть гарантировала свою победу.
   К 1 сентября весь корпус наблюдателей и состав всех избирательных комиссий были определены поименно. Обучающие курсы для членов избирательных комиссий и наблюдательского корпуса были обязательными, а непосещение более пяти занятий (из обязательных десяти в месяц) без уважительной причины становилось поводом для исключения из состава членов комиссий и наблюдателей. Эти нововведения, тем не менее, не пошли на пользу провластным партиям, всколыхнув общество и создав ожидание грядущих массовых манипуляций. Активное участие в избирательной кампании принял Комитет наблюдателей за наблюдателями, т. н. Движение двойного контроля (ДДК), которое должно было отслеживать возможные нарушения со стороны оппозиционно настроенных наблюдателей. В него вошло большинство экспертов программ обучения членов избирательных комиссий и наблюдателей. Они знали в лицо всех наблюдателей, знали их настроения и привычки. ДДК было по сути специальным отрядом ЦИК РФ, который в случае непредвиденных обстоятельств мог авторитетно поддержать официальные результаты выборов.
   Из Внутренних инструкций членов ДДК
   «…21. Наблюдатели – это не бескорыстные люди. Они представляют свои партии. Все ли смогут не промолчать, если будет допущена ошибка при подсчете голосов в пользу их партии? Или предпочтут подождать, пока это заметят другие?..
   35. Наблюдение за наблюдателями – это ещё одна страховка для общества, желающего получить достоверные данные о результатах выборов. Это такая же почётная роль, как и уже практически вознесённые на «пьедестал честности» сами наблюдатели…»
   Ещё одним, но менее значимым, изменением стал отказ от использования электронных избирательных урн, при сохранении видеокамер, транслирующих происходящее на избирательном участке в Интернет. Однако вещание предусматривалось не эфирное, а с получасовой задержкой, что официально объяснялось техническими сложностями и высокой ценой.
   Политические силы (всего к выборам были допущены 16 политических партий), принимавшие участие в выборах, можно разделить на три лагеря: пропутинские силы, националисты, аутсайдеры («политические неудачники»).
   Локомотивом для провластных сил уже не могла быть одряхлевшая в политическом плане и скомпрометировавшая себя партия «Единая Россия». Ведущую роль стал играть обновленный и изменивший название исходя из общественных предпочтений с Общероссийского народного на Общенациональный российский фронт (ОРФ), зарегистрированный в конце 2015 года как политическая партия. Изменение названия объясняется желанием получить большую привлекательность у избирателей в условиях Националистического ренессанса. Лидерами фронта являлись министр обороны С. К. Дукеев, спортсмен и депутат М. С. Балуин и предприниматель новой волны Д. Я. Лестанов. Однако центральной политической фигурой фронта был В.В. Путин. Союзниками ОРФ стали Воинская партия России (объединившая военнослужащих, полицейских и других сотрудников силовых органов), женская партия «Родина-мать», «Партия великих национальных интересов» и ещё четыре мелкие партии.
   В выборах также участвовала «Единая Россия» во главе с третьим президентом России и бывшим председателем правительства России Д. А. Медведевым[20]. Ему так и не удалось провести обновление партии перед выборами. ЕР всеми экспертами признавалась самым слабым звеном провластного блока. Тем не менее, обязательное присутствие ЕР в избирательном бюллетене объяснялось тактикой создания квазиоппонента, отмежевавшись от которого во время избирательной кампании, ОРФ выглядел бы более привлекательно. Таким образом, на выборах весь провластный блок был представлен девятью партиями.
   Политическая стратегия власти по выставлению со своей стороны большого количества участников на выборах состояла в том, чтобы в ситуации раскола в обществе, и не имея собственной пользующейся абсолютной поддержкой в обществе партии, еще больше раздробить общество на выборах. Власть стремилась создать видимость конкуренции: под различными лозунгами-максимами выступали не только оппозиционные, но и подконтрольные Кремлю силы. В стенах Государственной думы эти силы, объединившись, должны были составить единый подконтрольный Кремлю блок.
   Основным и, по сути, единственным ресурсом привлечения общественной поддержки для ОРФ был сам В. В. Путин, который воспринимал выборы в ГД как индикатор для следующих – президентских. Чтобы избежать ситуации, когда выборы в ГД и президентские фактически сливались в одну большую избирательную кампанию, а также чтобы иметь в запасе год для политического манёвра, ещё в 2011 году В.В. Путин инициировал принятие закона, разносящего выборы на разные годы: о шестилетних полномочиях президента и пятилетних – Государственной думы. По репрезентативным опросам общественного мнения[21] накануне выборов, в целом, провластные объединения могли рассчитывать на поддержку 35–40 % населения.
   Главным оппонентом ОРФ выступила РПППП во главе с А. В. Щелковским, который политически грамотно оформил цель партии: второе место на выборах с тем, чтобы в Государственной думе гарантировать соблюдение прав и интересов титульной нации. Он не говорил о желании занять первое место и частично поддерживал В. В. Путина. Как показало время, стратегия РПППП была самой успешной. Накануне выборов до 35 % процентов населения страны готовы были отдать свой голос за РПППП.
   Отбирая часть голосов у РПППП, на этом же политическом флаге выступила вновь созданная партия Традиционных русских ценностей (ТРЦ), во главе с бывшим священником Н. Ф. Ванковым (отец Павел). ТРЦ объединяла самых консервативно настроенных россиян. По некоторым данным, ТРЦ пользовалась симпатией части окружения В. В. Путина. То, что ТРЦ не вошла в ОРФ, скорее всего объяснялось тем, что она должна была дублировать часть лозунгов РПППП и оттягивать на себя ее электорат. Сомнений в том, что в Государственной думе ТРЦ объединится с ОРФ, в обществе не возникало, тем более что этого никогда не отрицал её лидер.
   Четвёртой, претендующей на значительное представительство в Государственной думе, но скорее, по инерции, была Коммунистическая партия Российской Федерации, во главе с харизматичным лидером из поколения молодых коммунистов Ф. Е. Гуляевым.
   Несмотря на попытки рефомирования, коммунистическая партия так и не сумела кардинально обновить базу своих сторонников. Вполне заслуженно в социальном плане КПРФ называли партией пенсионеров и будущих пенсионеров. Партия могла рассчитывать на 10–15 % голосов избирателей.
   Оформившаяся в конце 2015 года партия горожан «Новый цивилизационный шанс» (НЦШ), поддерживаемая работниками творческих индустрии, мелкими и средними предпринимателями (новоопозиционерами и новолибералами, как они себя называли, оставив в прошлом клише «креативный класс»), могла рассчитывать на значительную поддержку жителей крупных городов. НЦШ активно эксплуатировала идеи реванша за проигрыш 2011 года. Однако её потенциальная популярность страдала от очевидной несостоятельности Принципиальной оппозиции в 2014–2015 годах, которую, тем не менее, НЦШ вынуждена была признавать своим предшественником. В программе НЦШ присутствовало внутреннее противоречие – с одной стороны, партия горожан дистанцировалась от обанкротившегося в политическом плане оппозиционного движения, с другой стороны – взывала к реваншу. Удачным ходом со стороны НЦШ был отказ от сотрудничества с миллиардером М. Д. Прохоровым (кандидатом на президентских выборах 2012 года) и сплочение вокруг одного лидера – известного музыканта и композитора У. К. Осмонсенена. В целом, политические требования НЦШ были близки и понятны относительно небольшому количеству россиян. Жёсткая риторика же несогласия и требования уважать права граждан была монополизирована РПППП, в которую ушло большинство несогласных образца 2011 года. НЦШ не смог составить конкуренцию националистам на этом поле.
   Явными аутсайдерами избирательной гонки были оставшиеся три партии. Две старые системные – «Либерально-демократическая партия России» (ЛДПР) и «Справедливая Россия» – потеряли популярность как в связи с возрастом своих лидеров, так и неспособностью деятельно представить интересы большинства несогласных с политикой Путина в парламенте. Малочисленная демократическая партия «Яблоко» (третий аутсайдер), как и НЦЩ, стремилась объединить сочувствующих идеям принципиальной оппозиции и демократии западного образца. Именно «Яблоко» в традициях противостояния на либеральном фронте стала основным и непримиримым конкурентом НЦШ.

§ 11. Избирательная кампания: сентябрь – ноябрь 2016

   Избирательная кампания 2016 года делится на 2 этапа: конструктивный (сентябрь-ноябрь) и «багряный декабрь». На конструктивном этапе избирательная кампания проходила в условиях абсолютной доминанты ОРФ, а официальные опросы общественного мнения так ранжировали победителей: ОРФ – 46 %, РПППП – 18 %, ТРЦ – 12 %, НЦШ – 10 %, КПРФ – 6 %, ЛДПР – 4 %, «Яблоко» – 4 %. «Справедливая Россия», по прогнозам, не преодолевала избирательный порог.
   Что касается шансов кандидатов от партий в одномандатных округах, то здесь соотношение популярности партий примерно повторяло расклад по стране, однако было два несовпадения. Во-первых, общее число независимых депутатов, которые имели шансы пройти в Думу составляло до 12 %. Во-вторых, доля проходящих в депутаты членов РПППП и НЦШ увеличивалась на 6 и 4 процента соответственно (в основном за счёт кандидатов от ЛДПР и КПРФ).
   В информационном плане избирательная кампания проходила в трёх чётко оформленных информационных пространствах, причем лидеры располагались в разном порядке в каждом из них. Так, в первом информационном пространстве – официальных СМИ и российском секторе Интернета – безоговорочным лидером был ОРФ. В Интернете иногда в лидеры вырывалась РПППП. Третье место прочно удерживала НЦШ.
   Несмотря на то, что во втором информационном пространстве – Интернет-подполье и в иностранном Интернете – успехом пользовались «Яблоко», НЦШ и «Справедливая Россия», значимость этого информационного пространства и его влияние на исход выборов были третьестепенными.
   На улицах крупных городов – в третьем информационном пространстве политической борьбы – наибольшую активность проявляли ОРФ, РПППП и НЦШ. Все три политические силы вели себя подчеркнуто корректно и организованно, что было следствием опасений быть снятыми с выборов за нарушения правил митингов. Провокации против РПППП и НЦШ носили региональный характер и умело пресекались самими участниками митингов.
   Ожидания большого количества эксцессов на массовых мероприятиях не оправдывались вплоть до начала декабря. Власти в целом предвкушали победу. Никаких прогнозов о событиях, подобных тем, что случатся в декабре, ни специальные службы (ФСБ, МВД), ни социологи, ни политические обозреватели не делали.

§ 12. Багряный декабрь 2016. Кирилл и Катя

   Утром в пятницу 2 декабря 2016 года в Интернете (а затем и в СМИ) появилось сообщение о замалчиваемом с октября убийстве русских школьников рабочими-имигрантами, а также об отказе в возбуждении уголовного дела по этому факту Главной Прокуратурой РФ. Выяснилось, что еще в конце октября на окраине подмосковного города Электроугли пятеро строителей из Средней Азии подкараулили в парке пару влюбленных старшеклассников. Кирилла ударили по голове, а Катю стали насиловать. Когда молодой человек очнулся, он попытался защитить свою невесту, но был убит. Ещё живую Катю привязали к трупу Кирилла, а затем обоих утопили в бочке с цементом.
   Родители убитых обратились в местное отделение полиции и прокуратуру, но там заявление принять отказались. Прокурор города в частной беседе объяснил отцу Кати, что он не может завести дело по политическим причинам и предложил подождать до окончания выборов. Также прокурор предложил родителям убитых миллион рублей, если они согласятся ждать и заверил, что с самими насильниками в скором времени произойдут на стройке несчастные случаи со смертельным исходом. Запись именно этого разговора, которую сделал отец девушки на мобильный телефон, попала в Интернет.
   Из аудиозаписи, попавшей в Интернет
   … Прокурор: – Пойми, мы тебе сочувствуем, но сейчас не время.
   Валентин (отец Кати): – Вы что, никак не отреагируете? Это же убийство!
   П.: – Мы всё сделаем официально, но после выборов. А пока тихо разберёмся с этими отморозками. До завтра они не доживут. Стройка – опасное дело… Ты меня понял?
   В.: – Вы что, убьёте их?
   П.:– Меньше знаешь, крепче спишь… На вот, это вам типа компенсация. Шум не поднимайте…
   Вечером 2 декабря последовала официальная реакция Главной Прокуратуры. Её представители заявили о сфабрикованности появившейся записи, но прокурора Электроуглей вечером 2 декабря взяли под стражу. В ночь на третье декабря он умер в камере – по официальным данным, от сердечного приступа.
   Вдова прокурора, узнав о смерти мужа, рассказала журналистам, что в октябре её мужа вызывали в Москву, где заместитель Главного генерального прокурора велел замять дело. Деньги для подкупа потерпевших передал владелец компании застройщика (где работали убийцы) М. М. Махмудов, имевший обширные связи. Официальный представитель прокуратуры отказывался комментировать слова вдовы прокурора Электроуглей, назвав всё происходящее провокацией националистов, и заявил, что националистические партии могут быть сняты с выборов.
   Это выступление стало спусковым крючком для последовавших событий. В воскресенье 4 декабря на несанкционированный митинг на Манежной площади в центре Москвы против преступных действий Главной Прокуратуры вышли более 200 тысяч человек. Среди них оказался быстро ставший лидером собравшихся А. В. Щелковский. Полиция безуспешно пыталась разогнать митингующих и стала ожидать подхода подкрепления – спецтехники. На место происшествия прибыл мэр Москвы С. С. Собянин, который заявил о своём намерении обратиться к президенту Путину с просьбой ввести в Москве чрезвычайное положение и отменить выборы. Он был освистан, а толпа только сплотилась. Полиция оцепила площадь, но не атаковала собравшихся. В крупных городах России жители также стали выходить на улицы в поддержку собравшихся на Манежной площади. Основным коммуникационным каналом митингующих стало Интернет-подполье. Противостояние в Москве продлилось до утра, когда в эфире телеканалов выступил президент Путин.
   

notes

Примечания

1

   Historical Justice Expertise (англ.) – Экспертиза исторической достоверности Технология оценки исторических исследований, разработанная учеными Великобритании, США, Франции и России в 2030–2045 годах, ставшая профессиональным мировым стандартом. Экспертиза является добровольной.

2

   С 2024 года так официально называется высшее должностной лицо в стране.

3

   см. Список рекомендованной литературы к Главе.1.

4

   см. главу 3.

5

   Кодекс РФ «О Российском секторе Интернета», принятый 25 мая 2015 года.

6

   «Креативный класс» или «новые горожане» – определение, данное группам несогласных граждан крупных городов как из-за высокого творческого (креативного) уровня политических плакатов, так и из-за того, что многие в профессиональном плане были заняты в творческих индустриях. См. Том 3 Общественно-политические развитие России первой четверти XXI века. Часть 2. Управляемая демократия и тандемократия (2006–2012).

7

   см. Том 5. Культура России в первой четверти XXI века: место в глобальном мире. Часть 1. Кризис российской культуры? (1999–2015).

8

   см. Том 11. Культура России во второй четверти XXI века. Часть 2. Культурная стратегия России в условиях смены мирового общественного уклада: от общества потребления к обществу самореализации (2030–2045). Доктрина нового общественного уклада – общества самореализации, пришедшего на смену обществу потребления стала активно разрабатываться с конца 2010-х годов. Фундаментом этой доктрины стало утверждение, что жители наиболее развитых государств, получив значительный достаток и материальное удовлетворение, основные свои потребности связывают с самоактуализацией и саморазвитием. Количество таким образом настроенных граждан к конце 2020-х годов беспрецендентно возросло, и постепенно они стали доминирующей социальной группой во многих обществах мира, в том числе и в России. Более того, в России эта идея получила и более значительную (чем в других обществах мира) поддержку благодаря созвучию с национальными культурными традициями (меньшая привязанность к капиталистической этике).

9

   См. Том 3 Общественно-политические развитие России первой четверти XXI века… Часть 2. Управляемая демократия и тандемократия (2006–2012).

10

   об этом значительном успехе российской дипломатии в этой связи см. Том 6. Внешняя политика России в первой четверти XXI века. Часть 1. Западное направление. Фиксация достижений: фасад становится задним.

11

   от англ. слов Documentary (документалистика) и Russia (Россия). Читается ['dokjuaras] по аналогии с англ. curious ['kjuarias], любопытный. Подробнее см. Том 5. Культура России в первой четверти XXI века. Часть 2. Проблема самовыражения и глобальная конкуренция: от глобальной к региональной культуре? (2015–2021).

12

   Такую точку зрения высказывают историки С. О. Сорольин и Л. Ш. Будилевская в исследовании «Кремлевская таинственность наследуется. Советские, ельцинские и путинские архивы» (М., Деликатиздат, 2025.). С.45. Они склонны полагать, что РПППП задумывалась изначально как «кремлевский проект».

13

   в последствии Главный администратор Администрации президента. Яркий политик 2030-х годов, лидер национально ориентированной группы политократов. Кандидат на пост Главы Российской Федерации в двух выборных кампаниях 2030-х годов и IV Глава Российской Федерации.

14

   И. В. Павлонский. К политической истории России 2010-х годов. Выступление на исторической конференции в МГУ им. М.В. Ломоносова 26–27 апреля 2028 года. С. 34. К. Н. Ререзер. Противоречия националистических организаций во время Националистического ренессанса. М., Библиотекус, 2029. С. 184.

15

   Бессменный министр-новатор умных индустрии 2030-х гг. и будущий III Глава Российской Федерации.

16

   В дополнение к личному (первому или малому) отчеству.

17

   Всемирная конференция ООН по вопросам информатизации. 24–27 апреля 2016 года, Нью-Йорк, США. Во многом этот успех российской дипломатии был результатом активной работы младократов в МИДе РФ.

18

   в соответствии с Федеральным Законом 2015 года О выборах в Государственную думу РФ.

19

   это изменение вводилось еще законом 2013 года.

20

   О президентстве Д. А. Медведева и периоде так называемой «тандемократии» см. Том 3. Общественно-политическое развитие России в первой четверти XXI века. Часть 2. Управляемая демократия и тандемократия (1999–2012).

21

   Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонд «Общественное мнение» (ФОМ), Комиссия анализа политических увлечений и предпочтений (КАПУП).
Купить и читать книгу за 69 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать