Назад

В И Гинецинский
Пропедевтический курс общей психологии


Гинецинский В И
Пропедевтический курс общей психологии

В.И. Гинецинский
ПРОПЕДЕВТИЧЕСКИЙ КУРС ОБЩЕЙ ПСИХОЛОГИИ
Учебное пособие
Аннотация Предисловие
ЧАСТЬ 1. ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИИ
ПСИХИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ: ЕЕ ИНГРИДИЕНТЫ И СВОЙСТВА ВНЕШНИЕ ГРАНИЦЫ И ВНУТРЕННЯЯ СТРУКТУРА ПРЕДМЕТНОЙ ОБЛАСТИ ПСИХОЛОГИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ: СУЩНОСТЬ И СПЕЦИФИКА ЧЕЛОВЕК КАК ПРЕДМЕТ ОБЩЕЙ ПСИХОЛОГИИ Задания для контроля уровня усвоения
ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПСИХИКИ
ТЕМПЕРАМЕНТ ЛИЧНОСТЬ ХАРАКТЕР СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ "ТЕМПЕРАМЕНТ", "ХАРАКТЕР", "ЛИЧНОСТЬ" СОЗНАНИЕ СООТНОШЕНИЕ КАТЕГОРИЙ "СОЗНАНИЕ", "БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ", "САМОСОЗНАНИЕ" Задания для контроля уровня усвоения
ЧАСТЬ 3. ПАРЦИАЛЬНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПСИХИКИ
ЭМОЦИИ И ЭМОТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ КОГНИЦИИ И КОГНИТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ
Сенсорная организация человека
Перцептивные механизмы психики
Репрезентативные механизмы психики
Механизмы мышления КОНАТИВНЫЕ МЕХАНИЗМЫ КРЕАТИВНЫЕ МЕХАНИЗМЫ Задания для контроля уровня усвоения Ответы к заданиям
Литература
Краткая аннотация
Данное учебное пособие представляет собой авторский вариант образовательного стандарта по курсу общей психологии этапа допрофессиональной подготовки. Пособие включает в себя изложение оригинального подхода к систематизации понятийнотерминологического аппарата психологии и контрольные задания, позволяющие оценивать степень соответствия требований, на которые ориентирован стандарт, уровню реальной компетентности его потенциальных пользователей.
Пособие адресовано преподавателям психологии и учащимся, изучающим психологию в качестве общенаучной дисциплины.
ББК 88 ISBN 5-288-01848-0
c В. И. Гинецинский, 1997 c Издательство С.-Петербургского университета, 1997
ПРЕДИСЛОВИЕ После принятия в 1992 г. закона Российской Федерации "Об образовании" одной из актуальных задач развития образовательного процесса в нашей стране стала разработка образовательных стандартов, в частности, стандарта общеобразовательной (допрофессиональной) подготовки по психологии. В соответствии с общей идеей стандарта образовательный стандарт по той или иной учебной дисциплине призван выполнять функции норматива (критерия, эталона, образца), который служит для оценки (измерения) уровня соответствующей подготовки. Но ввиду многообразия трудно учитываемых и трудно контролируемых факторов, влияющих на успешность обучения, проблематичности самих процедур и средств диагностики уровня обучения, разработка и использование стандартов сопряжены со значительными препятствиями как принципиального, так и технического характера.
В данном пособии предпринята попытка реализовать определенный подход к разработке образовательного стандарта по общей психологии на уровне допрофессиональной подготовки в объеме 60 учебных часов. По мнению автора, такого рода документ, составляющий основу системы средств дидактического обеспечения учебного процесса, должен включать в себя, с одной стороны, программы учебно-познавательной и педагогической деятельности, а с другой процедуры (средства), позволяющие оценить уровень владения материалом, предусматриваемый этими программами. Именно в эксплицитной априорной заданности критериев, позволяющих оценивать уровень владения программным материалом, в том числе и самими учащимися, видится основной смысл введения образовательных стандартов.
Образовательный стандарт адресован двум контингентам пользователей: тем, кто учится, и тем, кто учит. Это определяет структуру пособия и варианты его использования. С одной стороны, пособие содержит развернутую программу систематического изложения курса общей психологии, и в той части, в какой оно адресовано преподавателям психологии, предполагает оценку соответствия авторской концепции профессиональным установкам преподавателей, которые собираются им пользоваться, а также дополнение конкретными учебными материалами (текстами, заданиями, иллюстрациями), которые могут составить предмет познавательной деятельности учащихся в соответствии с их возможностями и особенностями. С другой стороны, будучи адресовано тем, кто собирается изучать психологию, оно содержит и программу учебно-познавательной деятельности, и задания, с помощью которых можно сопоставить уровень собственной компетентности с уровнем психологической компетентности, на достижение которого ориентировано данное пособие. Поэтому для изучающих психологию знакомство с пособием можно начать с попытки выполнить содержащиеся в нем задания и уже после этого, при необходимости, приступать к изучению самого курса в соответствии с предложенной программой по тем учебникам, которые приведены в списке литературы. Нужно иметь в виду при этом, что данное пособие, как, впрочем, и многие другие учебники и учебные пособия, это не беллетристическая книга для чтения. Оно содержит лишь программу учебно-познавательной деятельности, которую можно выполнить либо самостоятельно, либо под руководством преподавателя. Для усвоения программы необходимы и определенное время, и определенный объем учебно-познавательной деятельности, и использование многих других учебных материалов, которые в данном пособии не содержатся.
В основу пособия положены материалы лекций, которые были прочитаны автором студентам С.-Петербургского муниципального колледжа практической психологии. Автор выражает свою признательность студентам, поскольку без их заинтересованного и доброжелательного отношения пособие просто не было бы написано.
ЧАСТЬ 1 ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИИ
ПСИХИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ: ЕЕ ИНГРЕДИЕНТЫ И СВОЙСТВА
С точки зрения современных представлений психическая реальность существует в виде многообразия психических механизмов, носителями которых выступают отдельные живые существа, и их сообщества.
Психические механизмы продуцируются в результате взаимодействия организма с окружающей средой. Они возникают как надорганизменный компонент бытия живого существа и могут быть, в частности, охарактеризованы через те функции, которые они выполняют по отношению к своему носителю. Можно выделить, по крайней мере, четыре вида таких наиболее общих функций: отражение - воспроизведение объектов экстрапсихической реальности, аккумулирование опыта жизнедеятельности, трансформация и прогнозирование внешних воздействий.
Открытие психической реальности происходит через противопоставление спецификацию свойств объективной и субъективной действительности в форме обнаружения в составе человеческого бытия особой инстанции, свойства которой резко контрастируют со свойствами человеческого тела и свойствами окружающей его среды. Это справедливо как в историческом, так и в онтогенетическом планах. Исследования, проведенные современными этнографами по изучению мира человека архаичных культур и психологами по изучению процесса формирования детских представлений о мире, обнаруживают в обоих случаях существование особой стадии синкретического антропоморфизма. Для человека, находящегося на этой стадии, еще нет четкой границы между ним и окружающим его миром. Мир мыслится аналогично тому, как мыслится сам человек, мысли и чувства человека, его сновидения и фантазии не дифференцированы от предметов и событий окружающего мира, их вызывающих, и наделяются теми же свойствами.
Антропоморфизм возникает как первоначальная форма мировоззрения и выражается в наделении животных человеческой психикой, в приписывании любым предметам способности действовать, умирать, испытывать переживания (земля спит, небо хмурится). Английский исследователь первобытной культуры Э.Б.Тайлор ввел понятие анимизма (от лат. anima, animus - дух, душа), рассматривая веру в существование отделимых от тела духов в качестве "минимальной" основы возникновения религии. В соответствии с архаичным антропоморфизмом духи персонифицируют природные явления (гром, ветер) и объекты (деревья, источники), они наделяются собственной волей, способны вредить (духи болезней) или помогать людям. В некоторых случаях духи могут и не противопоставляться этим объектам как их духовные сущности, и тогда считалось, что они погибают вместе с вмещающим их телом. Для первобытного сознания, таким образом, существенным было противопоставление не телесного и бестелесного, одушевленного и неодушевленного, а видимого (своего, освоенного) и невидимого (чужого, неосвоенного), доброго и злого. Весь мир в целом и в каждой своей части мыслился одушевленным.
Исследования, проведенные в 1920-е годы выдающимся швейцарским психологом Ж.Пиаже и впоследствии подтвержденные многочисленными наблюдениями других авторов, убедительно продемонстрировали, что объяснения, к которым спонтанно прибегают дети 4-7 лет, также могут быть квалифицированы как антропоморфные. Ребенок в этом возрасте не только одушевляет природу, но и овеществляет психику. Ребенок склонен рассуждать так, как если бы все предметы и явления обладали сознанием и жизнью, чувствами и волей (анимизм). Природные объекты часто, по его мнению, неравнодушны к людям: Солнце и Луна следуют, следят за ними, подчиняются их желаниям, иногда посылают им сновидения (сопричастность). Для ребенка центр мира - это он сам (эгоцентризм). Все вещи и явления природы сделаны для человека, ради него, и только некоторые им самим (артификализм). Живя в таком мире, человек способен воздействовать на предметы своими желаниями и мыслями, вправе рассчитывать на понимание и послушание с их стороны (магическая причинность).
В отличие от этого в мире, в котором живет современный взрослый человек, существует разграничение областей реального, возможного и невозможного; фактического (интерсубъективно подтвержденного), вымышленного (намеренно придуманного) и воображаемого (неосознанно желаемого или отвергаемого); рационально осмысленного (понятного) и иррационального (таинственного); контролируемого человеком (управляемого, намеренно воспроизводимого) и вероятного; доказанного и недоказанного и т.п. И хотя по отношению к каждому конкретному явлению та или другая его квалификация могут, конечно, подвергаться сомнению, сами употребляемые понятия входят в категориальную структуру современного мышления, и в этом смысле их статус несомненен, как несомненна и необходимость соответствующим образом дифференцировать явления. Принципиально важно то, что всем этим областям (признакам явлений) мира, в котором мы живем, соответствуют различные переживания. Мы переживаем чувства уверенности или сомнения, чувства искусственности - сделанности (например, наблюдая фокус) или таинственности, понятности или непонятности, зависимости от нас или неподвластности нам и т.д. С психологической точки зрения проблема заключается не только в том, как квалифицировать то или иное явление, но и понять, что лежит в основе разграничения такого рода переживаний.
Ингредиенты психического . Внутри самой себя психическая реальность неоднородна. Для рассмотрения ее состава требуется с самого начала разграничить типы образующих ее ингредиентов. Как и во внешнем, объективном, мире, так и во внутреннем мире существуют предметы, их свойства и отношения между ними. Правда, применительно к внутреннему миру чаще предпочитают говорить не о предметах, а об их психических образах. Может быть предложена (использована) и другая, не исключающая первую, номенклатура компонентов внутреннего мира: процессы, функции, механизмы, продуценты. Именно этой номенклатурой мы и будем пользоваться чаще, и уже воспользовались. Приведем некоторые аргументы в ее пользу. Как уже было отмечено, психика возникает и функционирует в процессе взаимодействия организма и окружающей его среды. В свою очередь, и сами ингредиенты психической реальности могут рассматриваться в процессуальнодинамическом аспекте, и тогда они должны квалифицироваться как процессы. Психическое, возникая как надорганизменный уровень бытия, вместе с тем выполняет определенные функции в обеспечении жизнедеятельности этого организма. Соответственно, ингредиенты психического могут трактоваться как набор разнообразных функций. Понятие функции имеет также смысл определенного типа преобразования аргумента в ее значение. И с этой точки зрения ингредиенты психического можно рассматривать как разнообразные функции, поскольку организм, а впоследствии и психика осуществляют разнообразные виды преобразований экстрапсихических воздействий в феномены психической реальности. Ингредиенты психической реальности могут вступать друг с другом в устойчивые взаимодействия, образуя ингредиенты нового уровня, внутри которых прежние ингредиенты не утрачивают своей самостоятельности. Такого рода образования, составляющие устойчиво функционирующие целостности, мы вправе именовать механизмами. Функционирование механизмов, осуществление функций и процессов ведет к возникновению новых ингредиентов. В качестве родового термина для их обозначения мы будем использовать термин "продуценты".
Для характеристики отношений между ингредиентами психической реальности и ингредиентами экстрапсихической реальности должны быть использованы понятия изоморфизма и гомоморфизма. Для систем, находящихся в изоморфных отношениях, выполняются следующие условия.
Каждому элементу одной системы соответствует единственный элемент другой, и наоборот. Каждой функции, определенной на элементах одной системы и принимающей значение в этой системе, соответствует единственная функция в другой системе. Между свойствами, которыми обладают элементы систем, и отношениями, в которых находятся наборы элементов этих систем, имеют место взаимооднозначные соответствия. Замена условия (1) более слабым требованием однозначного соответствия только в одну сторону приводит к констатации более слабого отношения - гомоморфизма. В целом отношения между ингредиентами психической реальности и ингредиентами экстрапсихической реальности являются гомоморфными. Между ними нет взаимооднозначного соответствия. Однако для определенных областей в рамках этих типов реальности могут выполнятся и требования изоморфизма. Их выделение составляет специальную задачу психологического исследования.
Психологическая реальность и организм как ее носитель . Как было отмечено нами, психическая реальность существует в форме надорганизменного бытия живого существа. Но не у всякого живого существа в процессе его жизнедеятельности формируются психические механизмы. Поэтому одна из фундаментальных проблем психологии состоит в обнаружении демаркационной границы между живыми существами, обладающими психикой, и живыми существами, не обладающими ею.
Психические механизмы в целом производны по отношению к строению организма и формам его жизнедеятельности. Однако установить сколько-нибудь однозначные зависимости между строением организмов и уровнем сложности психических механизмов, формирующихся на их основе, исходя из современных представлений, затруднительно.
Одной из причин такого положения является то, что морфологические признаки, на которых построена систематика животных, отнюдь не всегда определяют особенности и степень развития психической деятельности. Поведение строится как систематическое осуществление функций эффекторных органов животного. В процессе эволюции именно функция первично определяет форму, строение организма, его систем и органов. Лишь вторично строение эффекторов, их двигательные возможности определяют характер поведения животного, ограничивают сферу его внешней активности. Изменение условий жизни порождает необходимость изменения прежних эффекторных функций, затем это приводит к соответствующим морфологическим изменениям в эффекторной и сенсорной сферах, в центральной нервной системе. Но не сразу и даже не всегда функциональные изменения влекут за собой изменения морфологические. У высших животных зачастую вполне достаточными, а иногда даже наиболее результативными являются чисто функциональные изменения без морфологических перестроек (Фабри К.Э. Основы зоопсихологии. М., 1976. С. 174).
Активность живых организмов, находящихся на допсихическом уровне развития, характеризуется как раздражимость, т.е. как способность избирательно и специфическим образом отвечать на жизненно значимые воздействия среды в соответствии с потребностями обмена веществ, сохранения целостности организма. Качественный скачок в эволюции составляет появление живых существ, обладающих чувствительностью. Тем самым происходит как бы расщепление прежде единого процесса взаимодействия организма с окружающей средой. "С одной стороны, выделяются процессы, с которыми непосредственно связаны поддержание и сохранение жизни. Эти процессы составляют первую исходную форму жизнедеятельности организмов. В ее основе лежат явления первичной раздражимости организмов. С другой стороны, выделяются процессы, прямо не несущие функции поддержания жизни и лишь опосредствующие связи организма с теми свойствами среды, от которых зависит его существование. Они составляют особую форму жизнедеятельности. которая лежит в основе чувствительности организмов, психического отражения ими свойств внешней среды" (Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. (3-е изд. М., 1972. С. 50).
Активность организма, опосредствованная психическим отражением. преобразуется и становится поведением. Возникновение нового фактора регуляции активности организма позволяет трактовать поведение как целенаправленную активность. При этом под целенаправленной активностью подразумевается не только способность к сохранению целостности самого организма, но и тех форм психического отражения, которые являются продуктом взаимодействия организма и среды. В результате появляются и новые формы сохранения прошлого опыта, переживаемость самого воздействия и реакций на него.
Уровень психической организации организма связан со строением его нервной системы и прежде всего головного мозга. Именно данные эволюционной физиологии позволяют выделить наиболее значимые этапы филогенетического усложнения психики. На филогенетической лестнице мозг, одновременно с головой и двухсторонней симметрией тела, впервые появляется у плоских червей. Вначале головной мозг представлял собой два скопления около 3 х 103 нейронов. В процессе эволюции он достиг у человека размера 3 х 1012 нейронов.
Согласно классической схеме мозг в своем развитии проходит три этапа. Первый из них завершается возникновением древнего или рептильного мозга. Он включает в себя следующие морфологические образования: мозговой ствол, ответственный за важнейшие вегетативные функции, средний мозг, фактически выполняющий функции примитивного переднего мозга. На этой стадии эволюции уже имеются зачатки мозжечка и гипоталамуса, который играет важную роль в поддержании внутреннего гомеостаза и в удовлетворении основных физиологических потребностей.
У низших млекопитающих формируется старый мозг. Он состоит из таламуса, полосатых тел и первичной коры (лимбический мозг), тесно связанной с обонянием. Помимо обоняния лимбический мозг выполняет функции контроля за эмоциональным поведением и примитивным научением. Таламус координирует и интегрирует сенсорные функции. Полосатые тела ответственны за автоматизмы.
У высших млекопитающих развивается передний мозг, состоящий главным образом из новой коры (неокортекс). У человека он становится доминирующей структурой нервной системы. Этот эволюционно новый отдел состоит главным образом из полушарий, покрытых корой - слоем серого вещества толщиной в среднем 3 мм. Под корой располагается белое вещество, образованное скоплением нервных волокон, которые проводят нервные сигналы к коре и от нее. Здесь же находятся полосатые тела, ответственные за нервно-мышечный тонус и координацию автоматизированных движений.
В головном мозге человека на основе учета морфологических особенностей, эмбриологических и физиологических данных выделяются три больших отдела: ствол, подкорковый отдел и кора больших полушарий. Кора и подкорка, имея общее происхождение, отличаются друг от Друга строением и функциями. Подкорка состоит из структур промежуточного мозга, базальных ганглиев и имеет полости - боковые желудочки. Кора больших полушарий составляет большую часть массы головного мозга. Базальные ганглии и промежуточный мозг покрываются полушариями сверху и с боков. Полушария разделены глубокой саггитальной щелью, в глубине которой лежит мозолистое тело, состоящее из поперечных волокон, их соединяющих. Белое вещество больших полушарий, располагаясь выше мозолистого тела, образует сплошную массу. В составе белого вещества различают ассоциативные, комиссуральные и проекционные волокна. Ассоциативные волокна связывают различные участки коры одного и того же полушария. Комиссуральные волокна связывают симметричные части полушарий. Мозолистое тело - самая крупная комиссуральная система. Проекционные волокна выходят за пределы полушарий в составе проекционных путей. По ним осуществляется двусторонняя связь коры с нижележащими отделами центральной нервной системы, вплоть до спинного мозга.
Топография коры задается бороздами, которые делят ее поверхность на выпуклые извилины и доли. Различают шесть долей: лобная, теменная, височная, затылочная, лимбическая и островок; их разделяют боковая, центральная, теменно-затылочная, поясная и коллотеральная борозды. Архитектоника коры образована семислойным расположением вставочных нейронов рефлекторных дуг. Слои отличаются друг от друга по ширине, густоте расположения, форме и величине клеток, направлению. густоте и толщине волокон. Нижний этаж, представленный V-VII слоями, выполняет проекционную функцию, отдавая нисходящие волокна к двигательным ядрам головного и спинного мозга. Верхний этаж распространяет по коре импульсы, поступающие по восходящим волокнам от подкорковых структур, посылает ассоциативные и комиссуральные волокна ко всем областям коры.
По ширине слоев, форме, величине и густоте расположения клеток кору делят на области и поля. Области появляются в течение развития раньше и характеризуются более общими признаками, чем поля, выделяющиеся в результате позднейшей, более дробной структурной дифференциации. Затылочная, височная и островковая области совпадают с соответствующими полями полушария. Теменные, верхняя и нижняя, и задне-центральная области входят в состав теменной доли. Передне-центральная и лобная области занимают лобную долю. С поясной извилиной совпадает лимбическая область. Возникновение цитоархитектонических областей предшествует образованию борозд и извилин на поверхности полушарий. Причины образования борозд и извилин связывают с неравномерностью роста отдельных частей коры, что влечет за собой смещение ее участков и возникновение на поверхности полушарий западений и выпячиваний. Расположение борозд и извилин на поверхности полушарий, расположение архитектонических структур, их относительная величина, форма в значительной степени индивидуально своеобразны.
На основе анализа данных электроэнцефалографического изучения, обобщения последствий хирургических вмешательств сформировались представления о локализации высших психических функций в коре больших полушарий. Переднюю центральную извилину коры рассматривают как основную двигательную (моторную) зону, заднюю центральную извилину - как чувствительную (сенсорную) зону. Слуховая, зрительная, вестибулярная и обонятельная зоны находятся за пределами сенсомоторной коры и занимают большую площадь, чем зона представительства кожномышечной чувствительности и внутренних органов. Слуховая зона находится в области верхней височной извилины, зрительная - в затылочной зоне, обонятельная - в области гипокамповой извилины.
В современной нейропсихологии принято подразделение мозга на три блока. Любой вид психической деятельности требует, чтобы в работу включились все они. В противном случае возникают различные нарушения психики.
Первый блок - энергетический, или блок регулирования тонуса и бодрствования. Он располагается в глубинных структурах мозга. Его функция - принимать сигналы возбуждения, приходящие от органов чувств, пересылать определенные воздействия в кору, преобразовывать поступившие сигналы в психические состояния и реакции. В случае повреждения этого блока нарушается закон силы: второстепенные, неважные сигналы не тормозятся, мелкая мысль заслоняет важную идею, теряется избирательность, снижается тонус коры, истощается память.
Второй блок - блок приема, переработки и хранения информации. Расположен в задних отделах больших полушарий и сам состоит из трех подблоков: зрительного (затылочного), слухового (височного), общечувствительного (теменного). Этот блок имеет иерархическое строение: первичные, вторичные и третичные отделы в каждом. Первые выполняют функцию анализа, вторые - синтеза внутри подблока, третьи осуществляют синтез межблоковый.
Третий блок - блок программирования, регуляции и контроля. Расположен в лобных долях коры мозга. Человек, у которого нарушен этот участок, лишается возможности поэтапно организовывать свое поведение, не умеет перейти от одной операции к другой. Он обеспечивает произвольную регуляцию поведения человека.
Характеристические признаки объективной и субъективной реальности . Изначально, объективное - это то, что от меня не зависит, а субъективное - то, причина чего лежит во мне самом, чем я в состоянии управлять. Важно также и то, что человек в самом себе, в составе своего собственного бытия обнаруживает (разграничивает) два компонента Я, объективно и субъективно данные типы реальности. Одно Я, обусловленное тем, что от меня не зависит, и другое Я, которое, наоборот, автономно по отношению к тому, что от меня не зависит, Я как таковое. Экстраполируя эту структуру собственного бытия на весь мир в целом, мы представляем его как единство материального и идеального, внешнего и внутреннего в их взаимообусловленности. Если от одного из этих компонентов (аспектов) мы абстрагируемся, или попытаемся представить его несуществующим, или считаем один из них производным другого, мы тем самым примыкаем к одной из философских партий: материалистической или идеалистической, необходимость самого существования которых еще раз демонстрирует неразрывность тех же самых компонентов мира. Субстанция как единая и единственная основа мира существует как тождество противоположностей.
Материальный мир существует как единство вещества и полей. безграничного единства множества дискретных в пространстве и времени вещей и многообразия связывающих их континуальных полей. Идеальный мир существует как соответствующая материальному миру целостность отображения материальных вещей, процессов, их объединяющих, самоотображений некоторых его ингредиентов. Но любое единство существует как единство различного и различенного. Для того чтобы мы могли говорить о единстве материального и идеального, объективного и субъективного, внешнего и внутреннего, мы должны уметь их между собой дифференцировать. Для того же чтобы суметь это сделать, нужно сопоставить и противопоставить свойства, которые присущи любой вещи, с одной стороны, и свойства, которые присущи психическому образу вещи, с другой.
Вещь существует как единство ее свойств. Психический образ вещи также может быть охарактеризован через спектр его свойств. Поэтому различие между вещью и ее образом не в наличии у них свойств как таковых, а в характере самих свойств. В противном случае они были бы неразличимы. Попробуем разобраться в этом вопросе конкретнее.
Любая вещь существует постольку, поскольку она отличима от других вещей. Это возможно, поскольку она. обладает качественной определенностью либо пространственно-временными границами своего существования. Качество вещи тождественно ее бытию, утрачивая качество, вещь перестает существовать. Каждая вещь имеет определенные пространственные отношения к другим вещам, границу, отделяющую ее от других вещей, определенные геометрические формы и размеры, определенные длительность своего существования и внутренний темп своих собственных изменений. Вещь сохраняет себя как целостность, поскольку в пространственно-временных границах своего существования способна вступать во взаимодействия с другими вещами. Если одна вещь отличима от другой вещи пространственно, то свойство вещи от самой этой вещи пространственно неотделимо. Свойства не могут существовать отдельно от объекта. Но вещь может меняться во времени, оставаясь при этом самой собой. Изменение вещи есть изменение ее свойств. Значит ли это, что вещь может существовать раньше или позже своих свойств. Мы говорим о возникновении (приобретении) и исчезновении (утрате) свойств, которые неотторжимы от самой вещи. Получается, что, с одной стороны, мы признаем неотторжимость вещи и ее свойств, а с другой, допускаем, что вещь может приобретать и утрачивать хотя бы некоторые из своих свойств. Основание создавшейся антиномии - в абсолютизации противоположности вещи и ее свойств. Чтобы ее избежать, мы должны допустить возможность взаимоперехода между вещью и свойством, возможность взаимопревращения вещи и свойства. Свойство может рассматриваться как вещь. При этом, естественно, мы должны говорить о свойствах разных порядков, о том, что сами свойства обладают свойствами.
О существовании вещи можно говорить лишь постольку, поскольку вещь обнаруживает себя во взаимодействии с другими вещами. Вещь характеризуется способностью сохранять себя в данном взаимодействии. Вне отношений невозможно говорить о существовании вещи. Именно во взаимодействии вещь обнаруживает свои свойства. Любое свойство есть отношение.
Материальный мир состоит из вещей, те, в свою очередь, состоят из веществ. С точки зрения представлений классической физики и наших повседневных представлений сущностным признаком вещества является то, что оно состоит из далее неделимых дискретных частиц. В отличие от вещества структура поля континуальна (непрерывна). В месте, которое занимает отдельная частица (вещь), не может находиться другая частица. Но и поле не единственно. Полей много. Они отличимы друг от друга. От частиц вещества они отличаются также и тем, что в каждой точке пространства могут находиться несколько полей. Они взаимопроникают друг в друга. В этом смысле они сходны со свойствами вещи: в каждой частице вещи ее свойства сосуществуют.
Существенные конкретизации в содержание понятия поля и в понимание связи вещества и поля вносит математика. С математической точки зрения полем является всякая совокупность элементов, над которыми можно производить операции сложения и умножения. При этом должны выполнятся следующие аксиомы.
Сложение и умножение коммутативны и ассоциативны, т.е. а + b = b + а, ab = ba, a + (b + с) = (а + b) + с, а(bс) = (аb)с. Существует элемент 0, для которого всегда а + 0 = а; для каждого элемента а существует противоположный ему -а, такой, что их сумма равна 0. Существует элемент 1 (единица), для которого всегда а1 = а; для каждого отличного от нуля элемента а существует обратный а-1, их произведение равно единице. Связь между операциями сложения и умножения подчиняется дистрибутивному закону: а(b + с) = ab + ас. С точки зрения вопроса о соотношении свойств вещества, и поля это важно, поскольку здесь указывается конкретный вид связи между ними. Полем является совокупность элементов, между которыми возможны определенные операции, устанавливающие связи троек элементов, позволяющие переходить от любого элемента к любому другому. Для любых двух элементов найдется третий и соответствующая операция, их связывающая.
Связь между полем и веществом подчеркивается и современной физикой. С точки зрения квантовой механики природа микрообъектов является корпускулярно-волновой. Микрообъект является одновременно и частицей и волной. Поле, так же как и вещество, состоит из дискретных частиц - квантов. Но сущностным признаком этих частиц является то, что масса покоя этих частиц равна нулю.
Теперь вернемся к главному для нас вопросу: по каким признакам психический образ вещи отличим от самой вещи. При ответе на него не будем ссылаться на данные каких-либо специальных исследований. Обратимся к нашему повседневному опыту, но с учетом того, о чем мы только что говорили. Когда мы смотрим на вещь, образ вещи находится в том же самом месте, что и сама вещь. Он пространственно от нее не отделим. Но образ воспринимаемой нами вещи сущностно связан и с нашим телом, он находится в том месте, где находится наше тело. Кроме того, мы отчетливо понимаем, что характеристики нашего образа вещи как-то могут быть связаны с нашими собственными особенностями, в частности с нашим актуальным состоянием. Я могу что-то не заметить в вещи, когда устал, или у меня плохое зрение, или я недостаточно опытен и т.д. Так или иначе, образ воспринимаемой вещи находится в том же самом месте, что и сама вещь, он тождествен с самой этой вещью, но, с другой стороны, он находится в другом месте, отличается от нее по своим характеристикам. Это не значит, что к образу вещи неприложимы вообще пространственные характеристики. Нет, но образ вещи находится не в объективном, а в субъективном пространстве, отграничен от других ингредиентов, заполняющих это пространство. Субъективное пространство в целом ортогонально объективному пространству.
Образ вещи формируется в процессе взаимодействия вещи и организма. При этом образ вещи, получая относительно автономное существование, не может тем не менее воздействовать на какую-либо вещь, находящуюся в объективном пространстве. Образ вещи может только регулировать активность организма, являющегося носителем психической реальности, в составе которой продуцируется образ. Психическая реальность порождается в результате взаимодействия компонентов объективной реальности и может воздействовать на эту реальность через тело, являющееся носителем этой реальности. Иначе говоря, своеобразие психической реальности проявляется в причинно-следственных отношениях, реализуемых с участием соответствующих компонентов.
С точки зрения повседневного опыта очевидно, что психический образ вещи не содержит ни грана вещества самой вещи, и вообще не имеет массы. Но утверждая, что образ вещи не имеет массы, мы должны сознавать и то, что такое масса вообще. Масса характеризует инерционные свойства вещи, является мерой ее способности приобретать ускорение под воздействием приложенной силы. В физическом мире масса обратно пропорциональна полученному ускорению. Масса характеризует способность вещи сохранять свое состояние. И хотя к образу вещи неприложима такая характеристика, как масса, он может быть охарактеризован как инертный (неизменный) или подвижный.
С точки зрения современной физики масса связана с энергией тела формулой Е = mc2. К образу вещи, хотя он и не обладает массой, вполне приложимы и энергетические характеристики. Здесь они выступают в форме таких его свойств, как яркость, отчетливость, устойчивость. Для их оценки, конечно, не могут быть использованы те же меры и процедуры, что и для оценки энергетических свойств объектов материального мира (вещей и полей). Но общий смысл категории "энергия" при этом сохраняется.
Важной характеристикой явлений материального мира служит содержащаяся в них информация. В основе теории информации, предложенной в 1948 г. американским ученым К. Шенноном, лежит способ измерения количества информации, содержащейся в одном случайном событии относительно другого случайного события. Этот способ приводит к выражению количества информации числом в соответствии с формулой:
Смотри рисунок myib.ru/image/book/ginetc1.gif
Теория информации исходит из представления о том, что сообщения, предназначенные для сохранения или передачи по каналу связи между источником и приемником, неизвестны с полной определенностью. Заранее известно лишь все множество, из которого могут быть выбраны сообщения, и вероятность такого выбора. В качестве меры неопределенности количества информации, передаваемой конкретным сообщением, принимается число двоичных знаков, необходимое для записи произвольного сообщения данного источника.
Установление связи количества информации с вероятностью наступления определенных событий означает необходимость рассмотрения информации с позиций категорий возможного и действительного. Применительно к любому ингредиенту объективного мира и к образам этих объектов в субъективном мире следует различать, с одной стороны, спектр их возможных обнаружений и, с другой, конкретную реализацию какого-либо из элементов этого спектра в конкретных пространственно-временных условиях. Но информационные характеристики объективно наступающего события и информационные характеристики образа этого события в сознании, очевидно, могут быть различными просто в силу различий содержания сознания, в структуре которого сформировался соответствующий образ.
При рассмотрении взаимодействия организма и окружающей среды, опосредованного возникновением психического образа, естественно использовать представления о четырех типах преобразований: преобразование физического воздействия в физиологические процессы организма, преобразование физиологических процессов в психические процессы, преобразование психических процессов в физиологические процессы, преобразование физиологических процессов в акты поведения. Тогда связь вещи и ее образа можно интерпретировать в терминах теории информации, представляя процесс возникновения образа и процесс регуляции активности организма со стороны образа как процесс передачи информации по каналу, созданному организмом. Связь вещи как некоторого события, обусловливающего определенное состояние механизмов отражения организма, и ее психического образа как некоторого события в структуре психической реальности в терминах теории информации выражается в понятии пропускной способности канала. Пропускная способность канала передачи информации накладывает ограничения на количественные параметры собь1тия и вызываемого им психического образа.
Итак, психическая реальность конституируется из определенных продуктов взаимодействия организма, который выступает как ее носитель, и окружающей среды. Эти продукты относительно автономны и продолжают существовать за пределами взаимодействия, приведшего к их возникновению, будучи неотторжимы от своего носителя. Психическая реальность существует как единство трех типов многообразий: многообразия отражений (воспроизведений) экстрапсихической реальности, многообразия отражений состояний своего носителя, многообразия самоотражений. Символически это можно выразить следующим образом:
Смотри рисунок myib.ru/image/book/ginetc2.gif
где D - действительность, рассмотренная как множество своих ингредиентов и состояний, T - организм как множество своих ингредиентов и состояний, ? психика как множество своих ингредиентов и состояний, х - символ Декартова произведения, С - символ операции включения.
ВНЕШНИЕ ГРАНИЦЫ И ВНУТРЕННЯЯ СТРУКТУРА ПРЕДМЕТНОЙ ОБЛАСТИ ПСИХОЛОГИИ
Психическая реальность в истории науки выступает не только в качестве объекта психологии. Она изучается и рядом других отраслей науки. На этом основании, в частности, необходимо дифференцировать понятия "объект науки" и "предмет науки". В рамках этой оппозиции объект - это часть объективной реальности, а предмет совокупность (система) признаков объекта, выделяемых определенной отраслью с точки зрения значимых для нее проблем, с помощью используемых ею методов и на основе выработанного ею понятийно-терминологического аппарата. Один и тот же объект по-разному представляется в различных науках. Предмет - определенная проекция объекта. Выделим некоторые участки внешней границы предметной области психологии путем сопоставления того, как "выглядит" психическая реальность с позиций психологии и смежных с ней отраслей знания.
Психология и философия . Психология в качестве самостоятельной отрасли знания сформировалась, отпочковавшись от философии. На протяжении же более двух тысячелетий психология развивалась как раздел философии в качестве философского учения о душе, аккумулируя и систематизируя сведения, получаемые в ходе медицинской и педагогической практики. Однако и отпочковавшись от философии, психология продолжает сохранять с ней прочные связи. Они обнаруживаются прежде всего в ответах, которые психологи дают на вопрос о месте психической реальности в мире. Различные варианты ответов на этот вопрос не могут быть выработаны без обращения к философским учениям, они знаменуют собой вехи в развитии самой психологии. Их можно выделить с помощью важнейших психологических категорий: душа, сознание, бессознательное психическое поведение, деятельность.
Представление о психике как о душе, либо как о некоем автономном нематериальном начале человеческого бытия, посреднице между духом и человеческим телом, либо как об особо тонкой разновидности вещества в истории европейской культуры было выработано в Древней Греции. Термины, которые использовались греческими философами для наименования этого начала, были "псюхе", "пневма", "квинтэссенция". Термины "псюхе" и "пневма", как и русское "душа", этимологически близки словам, обозначавшим воздух, дыхание. Это соответствовало пониманию души как жизненной силы, покидающей тело вместе с последним вздохом, как особо тонкого вещества. Представления, выработанные в рамках этого понимания психической реальности, были тесно связаны с культивировавшимися обрядами погребения и находили в них свое выражение. Естественно, что представления о том, что ожидает человека после его смерти, были связаны с представлениями о том, что произойдет с каждой из составных частей его бытия. Понятие квинтэссенции (пятой сущности) возникло в античной космологии. Согласно Аристотелю (384-322 до н.э.), квинтэссенция, или эфир, является субстанцией надлунного мира. В отличие от четырех элементов подлунного мира, подверженных возникновению и уничтожению, она вечна (неуничтожима и несотворен-на). В современной культуре представление о душе используется чаще всего для обозначения целостности и автономности внутреннего мира человека, а также чтобы подчеркнуть его особые качества (душевность).
В отличие от представления о душе как о космическом начале, понятие о сознании возникает как результат использования новой методологии при анализе внутреннего мира человека. Открытие этой новой реальности связано прежде всего с именем французского философа Р.Декарта (1596-1650). Он обнаруживает в составе внутреннего мира самодостоверное суждение "cogito ergo sum", которое интерпретирует как непосредственное свидетельство существования мыслящей субстанции. В строгом смысле слова, по Декарту, субстанцией можно назвать только Бога, который "вечен, всеведущ, всемогущ, источник всякого блага и истины, творец всех вещей". Мыслящая и телесная субстанция сотворены и поддерживаются могуществом Бога, нуждаются в его содействии. Сознание - конечная субстанция, "вещь несовершенная, неполная, зависящая от чего-то другого, беспрестанно домогающаяся и стремящаяся к чему-то лучшему и большему". Мыслящая субстанция в качестве своего главного атрибута наделена непротяженностью и потому неделима. Трактовка сознания как самодостоверной реальности открывала путь к систематическому использованию особого метода ее изучения - интроспекции. На основе интроспекции устанавливаются такие свойства психической реальности, как ее эвидентность, рефлексивность, интенциональность, субъектность. В качестве специальной разновидности лабораторного эксперимента интроспекция наиболее последовательно использовалась в научных школах Вундта (1832-1920) и Титченера (1867-1927).
Один из вариантов отказа - преодоления традиции, заложенной работами Декарта и отождествлявшей психику с сознанием - получил широкое распространение после работ австрийского психолога 3. Фрейда (1856-1939). Это направление оформилось в психологии как психоанализ, и его утверждение фактически означало признание того, что сознание представляет собой лишь один из ингредиентов психической реальности. Другой ингредиент получил название - бессознательное психическое. Структура психики, по Фрейду, включает в себя три компонента: Id, Ego, SuperEgo, отношения между которыми рассматривались также и с энергетических позиций. Фрейд использовал для наименования психической энергии термин "либидо" (от лат. ibido - влечение, желание, страсть, стремление), связанный прежде всего с обозначением энергии полового влечения. С точки зрения Фрейда, психическая энергия, первоначально существующая в форме либидо, способна претерпевать разнообразные трансформации. Преобразование энергии аффективных влечений в формы социально одобряемой деятельности трактуется им как сублимация, а преобразование энергии осознаваемых, но социально неприемлемых влечений - как вытеснение. Энергетическое заряжение объектов обозначается как катексис. Открытие неосознаваемых ингредиентов психического в качестве предмета психологии связано, как и в случае открытия сознания, в первую очередь с изменением методов психологического исследования.
Другой вариант отказа от отождествления психики и сознания оформляется среди направлений развития психологической мысли как бихевиоризм. В основе бихевиористической концепции лежит понимание психики как поведения, т.е. совокупности двигательных или сводимых к ним вербальных и эмоциональных реакций - ответов организма на воздействия внешней среды (стимулы) и различимых с точки зрения (средствами) внешнего наблюдателя. Бихевиоризм возник под непосредственным влиянием лабораторных исследований животных форм психики, для изучения которых, очевидно, не применимы методы интроспекции. Родоначальниками нового направления стали американские психологи Э.Торндайк и Дж.Б.Уотсон. Экстраполяция методов изучения животных форм (уровней) психики на изучение поведения человека привела к созданию концепции, согласно которой любые формы поведения могут быть описаны как констелляции реакций, формируемых по определенным законам. Закон (принцип) проб и ошибок: выработка всякой новой реакции начинается со случайных проб, продолжающихся до тех пор, пока одна из них не приведет к успеху. Закон эффекта: удачная реакция закрепляется и впредь имеет тенденцию к воспроизведению. Закон упражнения: в результате многократного повторения одних и тех же реакций на одни и те же стимулы реакции автоматизируются.
В рамках деятельностной концепции психической реальности осуществляется попытка создания качественно нового синтеза представлений, рассмотренных нами. Психическая реальность трактуется здесь как целостность, интегрирующая в себе внутренние (сознание) и внешние (поведение) формы психической активности, осознаваемые и неосознаваемые уровни психики в их взаимопереходах и взаимообусловленности. Такая трактовка берет свое начало в работах советских психологов Л.С.Выготского и С.Л.Рубинштейна. В качестве предпосылок оформления этого направления в психологии в нем были ассимилированы представления о взаимообусловленности процессов интериоризации и экстериоризации, о знаковой и орудийной опосредствованности процесса формирования внутреннего мира человека.
Психология и физика . Еще в античные времена при рассмотрении соотношения между вещью и ее психическим образом было произведено разграничение на первичные и вторичные качества. С этой точки зрения одной группой качеств - признаков могут обладать и вещи и их психические образы, другая группа признаков релевантно приложима только к характеристике психических образов вещей. Позиции философов в отношении того, какие именно качества следует относить к первичным, а какие к вторичным, различались. Это имело место и в Новое время. Например, Локк относил к первичным качествам протяженность, величину, форму, длительность, а ко вторичным - цвет, вкус, запах, звук. Галилей относил к достоверно существующим качествам лишь те, которые выразимы геометрически, Гоббс - только протяженность и длительность. Галилей, Декарт, Гассенди, Гоббс считали, что первичные качества открываются в вещах лишь с помощью человеческого разума, а Локк полагал, что идеи первичных качеств доставляются непосредственно ощущениями.
Новый этап в развитии психофизической проблемы связан с переходом от рассмотрения качественных различий к изучению соотношений количественных параметров физического стимула и соответствующего ему психического феномена. В первой половине XVIII в. французский физик П. Бугер, а столетие спустя немецкий физиолог Э. Вебер экспериментально установили, что в определенных границах интенсивности физического стимула выполняется соотношение ?I/I-Const, т. е. отношение прироста интенсивности стимула к его исходному значению переживается как некая постоянная величина. Теоретическое обобщение такого рода данных позволило сформулировать немецкому психологу Г.Фехнеру в вышедшей в I860 г. книге "Элементы психофизики" основной психофизический закон. Он гласит: интенсивность физического стимула и интенсивность соответствующего ощущения связаны логарифмической зависимостью. Осуществленный переход от эмпирических наблюдений к формированию соответствующего закона основывался на допущении существования некоего кванта ощущения.
Впоследствии справедливость логарифмического соотношения была подтверждена прямыми электрофизиологическими измерениями. Раздражение рецепторных клеток вызывает в подходящих к ним нейронах изменение генераторного потенциала и разряд в виде "пачки" импульсов в проводящих нервных путях. Величина потенциала и плотность нервных импульсов в "пачке" пропорциональны логарифму интенсивности воздействия на рецептор.
Открытие Фехнером психофизического закона наметило путь к широкому лабораторному изучению дифференциальных порогов различных анализаторных систем с помощью метода минимальных различий. Для различных рецепторов были введены единицы измерения, что связывало воедино качественные и количественные их признаки. (Сон - единица ощущения громкости, брил - яркости, хрон - времени, вег - тяжести.)
В 50-е годы нашего столетия американцем С. Стивенсом на основе использования другого метода - прямого субъективного шкалирования - были проведены обширные исследования сенсорных систем человека. В результате была установлена степенная зависимость интенсивности ощущения от интенсивности стимула.
Психология и биология . Можно говорить о существовании на границе между биологией и психологией трех проблем: психосоматической, психоэтологической и психофизиологической. В отличие от психофизической проблемы, когда рассматривают трансформацию внешнего по отношению к организму стимула в психические формы его отражения, здесь, на границе между биологией и психологией, рассматривается проблематика преобразования форм, в которых проявляется активность организма носителя психики, в формы психической активности, продуцируемые и функционирующие на их основе.
Этология (греч ethos - нрав, характер, манера вести себя и ogos - учения) сформировалась как наука об общих биологических основах поведения животных. В задачи этологии входит изучение поведения животных в естественных условиях обитания, выявление значения поведения как фактора эволюции, индивидуальной и популяционной адаптации. В рамках психоэтологической проблематики центральное значение имеет анализ поведения как фактора формирования психики и психики как фактора регуляции поведения. Как самостоятельная отрасль знания, отличная от зоопсихологии, этология оформилась в 30-е годы нынешнего столетия. Основой для ее формирования послужили данные о наличии в онтогенезе поведенческих актов, реализующихся в виде последовательности стереотипных действий - инстинктов. Они характерны для всех особей данного вида и шаблонно выполняются в определенный период онтогенеза без какого-либо специального обучения. Они возникают в ответ на релизеры - ключевые раздражители, опознаваемые животными без всякого индивидуального опыта. В качестве особой формы научения был выделен импритинг запечатление. В этом случае соответствующий раздражитель оказывается действенным для взрослой особи, если он предъявлялся животному в определенный сензитивный период развития.
Одним из направлений современной этологии является изучение поведения человека. Оно является непосредственным продолжением и развитием идей Ч.Дарвина, изложенных в его труде "Выражение эмоций у человека и животных".
В качестве частных аспектов психоэтологической проблематики могут рассматриваться проблемы обусловленности психических механизмов регуляции активности организма со стороны строения самого организма и физиологических процессов, в нем протекающих. При этом при характеристике строения организма учитывают как пропорции отдельных частей тела, так и соотношение различных тканей, составляющих организм. В филогенетическом аспекте наибольшее значение, естественно, придается показателям, характеризующим удельный вес нервной ткани в структуре организма. В частности, неоднократно предпринимались попытки найти закономерности изменения сложности форм поведения организма на основе определения удельного веса нервной ткани в его составе. Важное значение в этом аспекте играет также идея нервизма или положение о главенствующей роли строения нервной системы в регулировании физиологических функций. Согласно И. П. Павлову, "чем совершеннее нервная система животного организма, тем она централизованной, тем высший ее отдел является все в большей степени распорядителем и распределителем всей деятельности организма... Этот высший отдел держит в своем ведении все явления, происходящие в теле" (Полное собрание трудов. Т. 1. М., 1940. С.410).
Психология и социология . При рассмотрении психических механизмов регуляции поведения человека следует принять во внимание обусловленность их формирования и функционирования не только со стороны абиотических и биотических факторов, но и со стороны структур социального взаимодействия.
Единый процесс эволюционного становления человека и исторического формирования общества, на основе современных представлений разделяется на стадии, смена которых связана с качественными преобразованиями орудийно опосредствованной деятельности человека, психических механизмов ее регуляции структурами социальных организаций.
Наиболее органичным образом единство этих трех составляющих антропогенеза проявляется в многообразии этнических стереотипов поведения. Акт рождения вводит человека непосредственно в сферу действия социогенных факторов, откристаллизовывающихся, в частности, в формирующихся у него стереотипах поведения. Внеэтничных людей нет. Но выявление сформировавшегося стереотипа для самого носителя или для внешнего по отношению к нему наблюдателя оказывается возможным лишь тогда, когда обнаруживаются различия моделей поведения, демонстрируемых представителями одного этноса по сравнению с представителями другого этноса в сходных жизненных обстоятельствах.
Основными экстрапсихическими условиями и главными признаками этнической общности выступают единство территории и языка. У членов этнической общности формируется общность процессов самоидентификации, важную роль в которых играют представления (знания) об общности происхождения. Сформировавшиеся этнические общности выступают как социальные механизмы, самовоспроизводящиеся путем преимущественно этнически однородных браков, передачи культуры, традиций, ценностных ориентации. Этнические стереотипы обнаруживают себя в явлениях внутриэтнической консолидации и в межэтнических конфликтах, когда вскрывается несовместимость способов реагирования представителей разных этносов в рамках единой ситуации. Оказывается, что одна и та же ситуация имеет разный личностный смысл для представителей разных этносов. Они по-разному ее воспринимают, различным образом ее запечатлевают и интерпретируют.
Первую попытку психологического обобщения данных этнографических наблюдений предпринял В.Вундт в своей многотомной "Психологии народов".
Внутренняя структура предметной области психологии задана мозаикой психологических дисциплин, узор которой меняется в зависимости от угла зрения на нее и которая достаточно быстро (в историческом времени) перестраивается в результате совокупных усилий деятелей психологического сообщества. Умение ориентироваться в этом многообразии требуется в качестве предпосылки решения многих задач. В данном случае структуру многообразия психологических дисциплин мы рассмотрим с точки зрения определения предметной области психологии. Нам важна прежде всего система координат, которая позволила бы зафиксировать сущностные признаки психической реальности. Эту систему координат мы зададим априори, а подтвердим ее данными эмпирического описания многообразия психологических дисциплин, выросшей из нужд библиографической практики.
В принципе с каждой отдельной отраслью знания должны быть соотнесены: фрагмент изучаемой реальности (комплекс свойств - признаков, в этой реальности выделяемых), круг проблем, связанных с ее изучением, совокупность методов исследования, в ней используемых. Каждая отдельная отрасль знания - сложный для описания объект. Поэтому любая схема, конечно, будет упрощать реальное положение дел. И мы в своей классификации также сознательно пойдем по пути существенных упрощений. Но за счет этого оказывается возможным дать более целостное представление всей области. В качестве исходной матрицы воспользуемся пентабазисом, который выделяет 4 всеобщих аспекта субстанции (рис. 1).
Тогда внутренняя структура предметной области психологии может быть изображена в следующем виде (рис.2).
пространство энергия
субстанция
время информация
Рис. 1
дифференциальная психология психология активности
общая психология
психология развития психология сообществ
Рис. 2
Напомним, что ранее мы охарактеризовали психическую реальность как многообразие психических механизмов. Тогда дифференциальную психологию можно определить как психологию различий или как отрасль психологии, рисующую картину многообразия сосуществующих психических механизмов в аспекте их отличий друг от друга. В свою очередь, психология развития - это отрасль преемственно (генетически) связанных друг с другом механизмов. Предложенные определения дают несколько расширительную трактовку одноименным отраслям психологии в сравнении с обычно приводимыми в справочной литературе. Однако эти отличия не столь велики, чтобы они не позволили увидеть сходство. Приведем в качестве примера характеристику дифференциальной психологии. "Дифференциальная психология - отрасль психологии, изучающая психологические различия как между индивидами, так и между группами людей, причины и последствия этих различий. Предпосылкой возникновения дифференциальной психологии явилось внедрение в психологию эксперимента, а также генетических и математических методов. Дифференциальная психология складывалась под непосредственным воздействием со стороны практики - педагогической, медицинской и инженерной. Начало ее разработке положил Ф.Гальтон, создавший ряд приемов и приборов для изучения индивидуальных различий, в том числе для их статистического анализа. Термин "дифференциальная психология" ввел немецкий психолог В.Штерн в работе "Описание индивидуальных различий" (1900). Первыми крупными представителями нового направления были А. Бине, А. Ф. Лазурский, Дж. Кеттел.
Сохраняя четырехчленное деление, можно определенные отрасли психологии представить следующим образом (рис.3).
психология индивидуальных различий психология профессиональных различий
дифференциальная психология
психология половых различий психология этнических различий
психология онтогенеза психология филогенеза
психология развития
история психологии психология социогенеза
Рис. 3
Двум другим отраслям психологии, которые мы выделили на первом ярусе нашей классификации, как правило, затруднительно подыскать аналоги в существующих классификациях, однако отрасли, которые их составляют, идентифицируются без труда. Психология активности в целом может быть определена как отрасль психологии, изучающая основные виды человеческой активности с точки зрения выделения в них психических механизмов, функционирующих в них и регулирующих их (рис.4).
психология общения психология труда
психология активности
психология игры психология познания
Рис. 4
Психология сообществ выделяет многообразия сосуществующих механизмов психики с точки зрения осуществляющихся в них процессов информационного обмена, взаимоотображения актуализируемых многообразий (рис.5).
психология религии инженерная психология
психология сообществ социальная психология экопсихология
Рис. 5
ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ: СУЩНОСТЬ И СПЕЦИФИКА
Одним из наиболее привычных, но вместе с тем и мало к чему обязывающих выражений, употребляемых в отношении психологии, является словосочетание "отрасль знания": психология - это отрасль знания, или, в более расширенном варианте, система доказательного (специально удостоверенного) знания о психической реальности. Ключевым при такой квалификации является слово "знание". Чтобы эта квалификация стала более содержательной, конкретной, требуется уяснить, что же такое знание вообще и в чем специфика (если таковая имеется) психологического знания.
Знание, опять-таки достаточно привычно, можно определить как результат отражения в сознании субъекта свойств и признаков познаваемого объекта. Знание - это то, что конституирует само сознание, является его элементом, а сознание по отношению к знанию - это форма его существования. Сознание - это со-знание, или совокупное знание, или то, что сопровождает любое знание. В то же время знание - это не единственный продукт субъект-объектного взаимодействия. Наряду со знаниями и в отличие от них можно говорить о верованиях и мнениях. Верования и мнения также конституируют сознание познающего субъекта, но придают ему качественно иной облик. Различия между ними можно пояснить с помощью категорий абсолютного и относительного. В качестве родового для них можно использовать термин "когниция". (т.е. продукт познавательной активности). Тогда можно сказать, что знание - это когниция, характеризующаяся единством относительного (незавершенного) и абсолютного (безотносительного, завершенного, самодостаточного). В этом смысле знание есть процесс ("истина есть процесс"), знание существует в процессе перехода от знания менее определенного к знанию более определенному, более полному. Вера в отличие от знания - это когниция, в которой происходит абсолютизация (догматизация) относительного, а мнение - это когниция, в которой имеет место релятивизация абсолютного (неизменного). Знание в этом ряду предстает как форма развивающаяся, включающая в свое содержание и указание на границы своей применимости, и указание на способы своего получения (возникновения). Знание предполагает возможность верификации/фальсификации. Человек, чье сознание конституировано преимущественно знаниями (а не верой или мнениями), в большей степени склонен к конструктивному диалогу, более четко дифференцирует знание как определенный результат познавательной активности и использованные при его получении и обосновании процедуры (методы), разграничивает степени познанности разных объектов. Человек, владеющий (вооруженный) знаниями, является компетентным.
Другая часто употребляемая система оппозиций, включающая в себя понятие знания, это "знания - умения - навыки". Умения и навыки в этом ряду трактуются как формы познавательной активности субъекта, указывающие на ее операциональнодинамическую сторону. Знание всегда знание о чем-то, оно предметно, оно воспроизводит объект в имманентно присущих ему закономерностях. Умения и навыки - субъектны. они характеризуют способность человека к преобразованию, трансформации объекта сообразно с закономерностями его собственного существования. (И в этом смысле они противостоят возможностям субъекта разрушить (повредить) объект.)
Знание возможно обо всем. в том числе о сознании. Именно здесь, в обусловленности психологического знания своим специфическим объектом, мы обнаруживаем признак, лежащий в основе всех других специфических признаков психологического знания. Психологическое знание в существенной свой части - это знание о сознании. Психическая реальность как реальность сознания впервые в истории европейской науки явственно выступает в концепции Декарта. Сущностный признак этого знания в его эвидентности. Совершим в связи с констатацией этого обстоятельства небольшой исторический экскурс.
Историческая ретроспектива проблемы эвидентности . Хотя и с существенными оговорками, но все же можно утверждать, что европейская педагогика Нового времени началась с выдвижения Я.А.Коменским принципа наглядности, а психология Нового времени началась с провозглашения Р.Декартом в качестве критерия существования психической реальности самообосновывающегося утверждения "cogito ergo sum". Между этими двумя положениями существуют и глубокое родство, и глубокое различие, обнаруживающиеся в процессе исторического развития науки и практики обучения, уяснение которых принципиально важно для понимания выработанного в эту эпоху подхода к трактовке природы психической реальности. Их родство обусловлено прежде всего тем, что они ориентированы на вскрытие одной и той же проблематики: проблематики выявления основополагающих начал познания (научного и учебного), определения магистральных направлений развертывания познавательной активности человека. И Коменский и Декарт постулируют, что в основе развертывания познавательной активности должны лежать самодостоверные положения. Однако требования к этим самодостоверным положениям они выдвигают разные. Это дает основание рассматривать их позиции как две стороны единого принципа: принципа эвидентности. Осознание приложимости этого принципа к процессу формирования психологических понятий открывает, в частности, возможность в последующем усовершенствовать (дополнить) процедуры разграничения содержания ряда психологических категорий.
Для того чтобы иметь возможность квалифицировать отдельные варианты трактовки категории (принципа) эвидентности, рассмотрим вначале соотношение понятий "очевидное" и "наглядное". С одной стороны, эти понятия синонимичны и обозначают нечто доступное зрительному восприятию (на-глядное = оче-видное). С другой стороны, "очевидное" имеет также смысл несомненного, непосредственно данного, не требующего каких-либо особых обоснований, само собой разумеющегося, понятного, а. также нечто тривиального, постижение чего не требует особых умственных усилий. В отличие от этого аспекта очевидного "наглядное" имеет также смысл образного, симуль-танного, знакомого по содержанию предшествовавшего опыта, целостного. В свою очередь "неочевидное" осмысливается как то, в отношении чего имеются сомнения, что требует специальных обоснований, доказательств, дополнительных подтверждений, что само по себе непонятно, а "ненаглядное" - это, соответственно, безобразное, операциональное, сукцессивное, ранее не встречавшееся в опыте, не складывающееся в целостную картину представление. В более широком смысле "наглядное" - это доступное не только зрительному восприятию, а "ненаблюдаемое" - это не доступное восприятию. Две познавательные стратегии, которые потенциально могут быть разграничены на языке рассматриваемых понятий, состоят в следующем: (1) прояснение, раскрытие ненаглядного, неочевидного с помощью и на основе наглядного и очевидного и (2) объяснение, истолкование наглядного и очевидного посредством апелляции к ненаглядному и неочевидному в составе данной предметной области.
Можно напомнить, что в логике и эпистемологии (теории познания) различают близкие по смыслу познавательные операции: определение, объяснение, уточнение (экспликацию), интерпретацию. Каждая из них предполагает определенный способ соотнесения (отождествления) двух компонентов, которые соответственно именуются: дефиниендум - дефиниенс, экспланандум - эксплананс, экспликанд - экспликат, интерпретируемое - интерпретирующее. Различия между ними состоят в том, что посредством дефиниций вводятся новые термины, объяснения включают термин в соответствующее ему семантическое поле, экспликация подразумевает уточнение содержания понятия, отграничение его содержания от других ему родственных, посредством интерпретации указываются аналоги, т.е. объекты, на которых реализуются те же отношения, что и указываемые интерпретируемым понятием. Общность всех указанных операций состоит в том. что компоненты, разграничиваемые внутри каждой из них. могут быть квалифицированы как неизвестное (новое) и известное (старое, знакомое). Проблема же заключается в том, что известное (старое, знакомое) далеко не всегда оказывается очевидным и наглядным, что очевидное и неочевидное соотносительны. То, что выступает как очевидное с определенной точки зрения, в одной предметной области, в другой предметной области принимает статус неочевидного. В качестве очевидного может фигурировать как наиболее вероятное, так и невероятное.
Принцип наглядности Коменского возник как реакция на вербализм средневековой школы, которая была привержена методу объяснения одних слов посредством других. Принцип Коменского выражал требование при разъяснении содержания понятий обращаться к чувственно воспринимаемому миру явлений. Он соответствовал сенсуализму его гносеологической позиции. Для него познание - это, во-первых, обогащение сферы чувственного опыта и, во-вторых, это последовательное расширение сферы наглядного, неизвестного, непонятного, сложного. Важно отметить, что в психологическом плане сама возможность вербализма в обучении является фактическим свидетельством относительной автономности отдельных уровней познания, указанием на возможность усвоения общего помимо опоры на чувственный опыт лишь посредством оперирования его словесными символами. Поэтому требование Коменского означало лишь предупреждение о том, что усвоение, не опирающееся на чувственный опыт, чаще всего будет непрочным, неосновательным. Принцип Коменского требовал укоренения продуктов интеллектуальной активности в чувственной ткани сознания.
Концепция Декарта в целом - это концепция дуализма. С его точки зрения существует субстанция протяженная, но немыслящая, и существует субстанция мыслящая, но не протяженная. Наглядным в любом случае, естественно, может быть лишь то, что находится в пространстве, это атрибут протяженной субстанции. Очевидное - это, наоборот, "прерогатива" мыслящей субстанции. Наглядное, при условии его понимания как зрительно или чувственно воспринимаемого, в принципе не может быть очевидным, если последнее трактовать как несомненное. Несомненным может быть только принадлежащее мыслящей субстанции. По-иному, чем у Коменского, у Декарта определялось и направление познавательной активности. Она фокусировалась на сомнении в достоверности того, что представлялось первоначально очевидным. Процесс познания для Декарта - это процесс интеллектуальной ревизии содержания накопленного опыта и его последующая систематизация. Проводя такого рода. ревизию, человек, согласно Декарту, обнаруживает в своем опыте положение, в достоверности которого невозможно усомниться, и, используя это положение в качестве критерия, может затем упорядочить структуру самого опыта. Хотя современные исследователи отходят от трактовки связи компонентов формулы Декарта как выражения необходимости логического следования, его методологические функции при этом не претерпевают изменений. В частности, в соответствии с перформативной интерпретацией принципа cogito, "я мыслю" и "я существую" связаны не как посылка и заключение рассуждения, а как действие и результат, процесс и продукт. Принудительный характер принципа, подчеркнутый использованием термина ergo, - это не необходимость логического следования, а специфическое декларативное принуждение.
К числу положений, обладающих степенью несомненности, сопоставимой с очевидностью основополагающего критерия, Декарт относит утверждение о существовании души как целого. В историко-психологическом плане здесь принципиально важно отметить, что тем самым меняется по сравнению с предшествующим этапом развития психологии направление рассуждений: не из тезиса о существовании души выводятся ее свойства, а наоборот, само ее существование обосновывается из факта несомненности утверждения, в справедливости которого каждому предоставляется возможность убедиться лично. "Исследуя со вниманием, что я такое, и видя, что я могу вообразить, будто у меня нет тела и нет никакого мира, никакого места, где бы я мог находиться, но что я никак не могу вообразить, что я не существую, а напротив, из самого факта, что я намеревался сомневаться в подлинности других вещей, вытекает весьма очевидно и достоверно, что я существую; если же я перестал только мыслить, то, хотя бы все остальное, существовавшее когда-либо в моем воображении, и оказалось истинным, я не имел бы никакого основания считать себя существующим. Отсюда я заключаю, что я есть субстанция, вся сущность или природа которой состоит только в мышлении и которая, чтобы существовать, не нуждается ни в каком месте, не зависит ни от какой материальной вещи. Так что мое я, т.е. душа, благодаря которой я есмь, совершенно отлична от тела и более легко познаваема, чем тело. и если бы тела даже вовсе бы не было. душа не перестала бы быть тем, что она есть" (Декарт Р. Избранные произведения. М., 1950. С.283).
Обосновав таким образом экзистенциальный статус души (я есть некая психическая инстанция, тождественная с мышлением - сомнением в существовании бытия) и обратившись к анализу души как таковой, Декарт разграничивает два рода ее состояний: страсти (страдания, т.е. то. что вызвано извне) и действия. т.е. то, источником чего является сама душа. Отдельные функции души (воображение, память, чувствование) являются, по Декарту, модификациями интеллектуального сомнения. "Всякая идея, будучи делом души, по своей природе не требует никакой формальной реальности, кроме той, которую она получает или заимствует у мысли или духа, относительно которого она служит только модусом, т.е. известным приемом или способом мышления" (там же, с. 359). Поэтому мы вправе были бы сказать вслед за Декартом: "Я воображаю, следовательно, я существую", "Я чувствую, следовательно, я существую", "Я представляю, следовательно, я существую", но нельзя было бы сказать: "Я вижу объект, следовательно, он существует", "Я чувствую боль в руке, следовательно, она существует", поскольку такого рода высказывания предполагают выход за пределы интрапсихической реальности. Обратившись к вопросу о многообразии душевных состояний, вызываемых внешними воздействиями, Декарт приводит перечень, включающий в себя 40 наименований. Из них б квалифицируются им как простые. первоначальные страсти - эмоции: удивление, любовь, ненависть, желание, радость, печаль. Соответственно, можно было бы сказать: "Я удивляюсь, следовательно, я существую", "Я ненавижу, следовательно, я существую", "Я желаю, следовательно, я существую", "Я радуюсь, следовательно, я существую". "Я печалюсь, следовательно, я существую". В результате выделяется слой эвидентных феноменов, обладающих с позиции картезианской методологии максимально возможной достоверностью.
Следующим шагом на пути исторического развития проблемы (принципа) эвидентности можно считать выдвижение концепции, согласно которой существует слой эвидентности, общий для психологии и для физики. Иначе говоря, согласно этой концепции физика и психология отличаются друг от друга не содержанием подвергаемого анализу опыта (материала), а лишь точками зрения на него. В 1866 г. Э.Мах сформулировал положение о том, что ощущение как базисная часть опыта составляет предмет всех наук вообще. Несколькими годами позже Р.Авенариус внес в это положение некоторые коррективы. заявив, что психология рассматривает опыт в зависимости от субъекта ("система С"), а физика - вне зависимости от него. При этом, согласно Маху, не объекты как компоненты экстрапсихической реальности, воздействуя на человеческое тело, вызывают ощущения, а наоборот, комплексы первоначально нейтральных ощущений (элементов) конституируются в тела. "Цвета, тоны, различные степени теплоты, давления, времена, пространства и т.д. бывают самым разнообразным образом связаны между собой, и с ними бывают связаны настроения, чувства, проявления воли. Из этого сплетения относительно более устойчивое и постоянное выступает вперед, запечатлевается в памяти и получает выражение в нашей речи. Относительно более постоянным оказываются прежде всего комплексы цветов, тонов, различных степеней давления и т.д. (функционально), связанные между собой пространственно и временно. Как таковые комплексы, они получают особые названия, и мы называем их телами" (Мах Э. Анализ ощущений и отношение физического к психическому. М., 1907. С. 23).
Иное решение проблемы эвидентности дано Э. Гуссерлем в рамках разработанного им феноменологического метода как особой философско-психологической процедуры. Его исходная установка базируется на отказе от натуралистического противопоставления сознания и бытия. Феноменологический метод направлен на обнаружение в содержании опыта таких данных. статус которых определяется не как явление некой лежащей под ними сущности, а как то, что само себя обнаруживает, обладая непосредственной достоверностью. Цель феноменологического метода - обнаружение слоев, содержащих априорные условия мыслимости и предметов, и чистых структур сознания. Предметное бытие и сознание коррелятивны друг другу. Сознание при этом предстает как двуединство, включающее в себя и познавательные акты - ноэзис; и предметное бытие - ноэмы. Феноменологический метод реализуется с помощью "эпохе" : воздержания от суждения, "состояние ума, при котором мы ничего не отрицаем и ничего не утверждаем".
Эпохе состоит в извлечении предмета из многообразия обычных эмпирических связей, в устранении всех суждений о его пространственно-временном контексте, в воздержании от их теоретического применения. В результате предмет преобразуется в эйдос, в объект интеллектуальной интуиции.
Если центральным тезисом эмпириокритицизма Маха является положение о том, что психология рассматривает опыт в зависимости от субъекта, а физика (естествознание) вне зависимости от него, но при этом остается неясным, чем определяется выбор той или иной позиции, то эмпириомонизм А.А.Богданова пытался ответить и на этот вопрос посредством использования критериев интер/интрасубъективности. В эмпириомонизме Богданова физическое и психическое рассматриваются не как параллельные друг другу уровни реальности, а как различным образом организованные системы единого опыта: психическое - как индивидуально организованный опыт, физическое - как социально организованный опыт. Физическое тело есть продукт группировки и систематизации восприятий. При этом время, пространство, причинность, закономерность не принадлежат самому опыту, а являются организующими формами, создаваемыми мышлением. Объективно существует то, что социально значимо для данной эпохи. Иначе говоря, заключение об истинности/достоверности должно основываться на интерсубъективных критериях, а не постигаться интрасубъективно. И хотя такого рода решение, казалось бы, ставит под сомнение саму возможность психологии как науки, на самом деле оно лишь подчеркивает специфику эвидентности психического.
Значительный интерес в контексте рассмотрения проблемы эвидентности представляют работы сформировавшейся в начале XX в. в Вюрцбурге школы безобразного мышления. Этими работами, использовавшими в качестве метода систематическую экспериментально контролируемую интроспекцию, было продемонстрировано наличие в составе мышления как образных (сенсорно - чувственных, операндных), так и безобразных (операциональных) компонентов. Тем самым проблема соотношения наглядного/ненаглядного, очевидного/неочевидного была поставлена не только как проблема восприятия, но и как проблема мышления, что предполагало и возможность выделения соответствующих типов умственной активности, опирающихся на разные полагающиеся эвидентными структуры.
Применительно к сфере явлений, изучаемых физикой, проблема эвидентности вновь остро встала в первой четверти нынешнего столетия под влиянием сделанных в ней открытий. Она была определенным образом осмыслена, в частности, В. Гейзенбергом. Физическая картина мира, сформировавшаяся в XIX в., характеризовалась следующими основными чертами: 1) плоское (евклидово) пространство, 2) единое равномерно текущее время, 3) эфир как среда передачи световых сигналов, 4) атомы как мельчайшие дискретные частицы вещества, 5) движение как перемещение атомов в пространстве, 6) эфирные волны как механизм передачи световых сигналов. Такого рода картина считалась наглядной. Каждому ее элементу мог быть поставлен в соответствие чувственно воспринимаемый аналог в мире повседневных представлений: плоскому пространству - сосуд, из которого выкачан воздух; единому равномерно текущему времени - любой равномерно осуществляющийся процесс; эфиру - газ без цвета, вкуса и запаха; атомам - тонкая пыль, взвешенная в воздухе; движениям атомов - поступательные, вращательные, колебательные движения земных масс; эфирным волнам - волны на поверхности воды. Физическая картина мира и мир повседневных явлений соответствовали друг другу. Это выражало и определенное понимание самой категории наглядности.
Физическая картина мира уже в первой четверти XX в. характеризовалась существенно иными чертами. Она включала в себя: 1) "искривленное" пространство, 2) бесконечное множество параллельно и неравномерно текущих времен, 3) квантованное электромагнитное поле, 4) элементарные частицы с массой покоя, отличной от нуля, 5) волны вероятности, соответствующие квантам вещества и поля. Эта картина воспринималась как ненаглядная: ни одному из ее элементов нельзя было указать чувственно воспринимаемый аналог.
Размышление над происшедшими преобразованиями позволило Гейзенбергу выдвинуть принцип ненаглядности, который содержит в себе следующие утверждения:
Невозможно представить релятивистские и квантовые явления в чувственно воспринимаемых образах. Развитие физики идет таким образом, что для объяснения наглядных явлений привлекаются ненаглядные представления. Прогресс физики возможен лишь на пути более полного отказа, от наглядных представлений. Резюмируя проведенный обзор этапов развития проблемы эвидентности, можно сформулировать положения, в обобщенной форме раскрывающие принцип эвидентности применительно к задачам изучения психической реальности. В соответствии с этим принципом необходимым инструментом изучения психической реальности является человек. Обнаружение психической реальности невозможно вне обращения к опыту человека. Критерием существования исходных форм психического выступают свидетельства самого субъекта психической реальности. При этом такого рода свидетельства обозначаются либо как локализованные в пространстве, либо носят внепространственный характер. В первом случае они принимают экстраспективные, интерсубъективные формы, во втором - интроспективные, интрасубъективные формы. Это не означает, конечно, что тем самым как бы ставится под сомнение существование иных форм (типов) реальности и иных способов обнаружения психической реальности. Это не означает также, что все свидетельства субъекта психической реальности признаются безусловно достоверными. Принцип эвидентности указывает лишь на возможность (и необходимость) структурирования самой психической реальности на основе определенным образом заданных критериев и предусматривает существование двух типов такого рода критериев, соответствующих двум типам познавательных установок: экстраспективной и интроспективной.
Характеристические признаки психологического знания . Ведущая особенность психологического знания состоит в том, что оно возникает как результат осознания свойств сознания. В психологическом знании явственно обнаруживается то, что оно есть единство процессов объективации и субъективации, результат субъективации (осмысления) предварительно объективированных продуктов познавательной активности. Субъект психологического познания призван к тому, чтобы изыскивать средства и методы объективации продуктов субъективной активности, открывающих возможность доказательного интерсубъективного знания. Психология есть объективное знание о субъективной реальности.
Специфика психологического знания рельефно обнаруживается при рассмотрении его в аспектах категорий истинности и осмысленности. Истинному знанию соответствует состояние когнитивного консонанса субъекта, согласованности, взаимодополнительности конституирующих его компонентов, а ложному знанию - (по крайней мере, имплицитно) состояние когнитивного диссонанса. Истина всегда осознанна, а ложь бывает как осознанной, так и непреднамеренной. Мы расцениваем нечто сказанное как истину лишь тогда, когда это происходит не случайно (не в результате простого совпадения сказанного с действительным положением дел), а преднамеренно. Вот, например, предложения, казалось бы, говорящие об обратном: "Я вдруг понял, что говорю правду", "Он сказал правду, сам того не подозревая". Первое высказывание означает, что я сказал нечто, но понял, что сказанное истинно, лишь в результате осознания этого. Здесь разделяются две стадии. Сначала я выполняю некое речевое действие, а затем по ходу его выполнения у меня возникает осознание его истинности, понимание того, что я говорю правду. Во втором случае высказывание свидетельствует о том, что правда как правда существует лишь для того (реципиента), который способен сознавать это. Для самого говорящего сказанное такого статуса может и не иметь.
В этой связи следует отметить, что личностные опросники, широко используемые в настоящее время в исследовательской и консультационной практике, включают в свой состав так называемые шкалы искренности (правдивости)/лживости для оценки (коррекции) состояния респондента, его отношения к обследованию. Очевидно, что на вопросы типа "Случалось ли Вам говорить неправду?", "Бывало ли, что Вы пользовались шпаргалками во время экзамена?", "Случалось ли, что Вы не оплачивали поездку в городском транспорте?", "Смеетесь ли Вы неприличным шуткам?" респонденты могут отвечать, руководствуясь мотивами социальной желательности, ориентируясь прежде всего на то, какими бы им хотелось быть, какими они хотели бы предстать в глазах окружающих, а не на то, каковы они есть "на самом деле" со своими слабостями и недостатками. Специфика психологического знания, конечно, не в том, что оно может или не может быть истинным или ложным, а в том, каковы процедуры его верификации. В данном случае верификация предполагает соотнесение типичного, наиболее вероятного поведения со сформировавшимися у субъекта представлениями о должном, социально одобряемом поведении.
Знание истинно, если образ объекта в сознании субъекта соответствует (тождествен) самому этому объекту. Применительно к психологическому знанию проблема сразу же обостряется, поскольку объект психологического знания также часто существует лишь в самом сознании. Что же в данном случае означают понятия соответствия и тождества. Практически во всех толковых словарях современного русского языка слово "истина" определяется так, что в толковании оказываются рядоположенными две идеи: (1) истина, - это то, что существует в самой действительности, и (2) истина - это то, что соответствует действительности. В первом случае истина - это то, о чем сказано, что осознанно, сама действительность, во втором - это то. что соответствует действительности, находясь вне этой действительности. Указанное обстоятельство выражает факт сосуществования двух философских традиций. Одна разрабатывает теорию истины в духе концепции корреспонденции (Аристотель, Тарский), другая - в духе концепции тождества - когерентности (Платон: тождество идеи (одного) и порожденной ею вещи (иного, многого); Гегель: тождество бытия и мышления). Важно, однако, то, что оба типа концепций дополняют друг друга. Говоря об определении истины через тождество или через соответствие, мы в первом случае ссылаемся на более "сильную", а во втором случае на более "слабую" абстракцию. За соответствием стоит содержание, сводимое не к полному, но к частичному тождеству, тождеству, в котором имеет место и различие. Рассматривая тождество как таковое, мы также всегда имеем дело с двумя, которые вместе с тем есть одно. К чему-либо одному предикат "тождество" релевантно приложим, когда это одно есть два. В этом смысле истина всегда парадоксальна.
К приведенным из диагностических опросников примерам все же приложимы истинностные оценки, они имеют в виду согласованность определенных аспектов поведения и допускают в принципе объективную проверку. Однако наибольший интерес (наиболее значимую психологически информацию) мы получаем из ответов на вопросы, касающиеся сугубо субъективных состояний. "У меня почти всегда что-нибудь болит", "Мое настроение улучшается, когда меня оставляют одного", "Мне часто снится, что меня обижают", "Будущее мне представляется мрачным и бесперспективным", "Я упрекаю себя за то, что недостаточно сильно люблю своих родителей". Представляется. что к ответам на подобные вопросы (согласие/несогласие с утверждениями приведенного типа) вообще не применимы истинностные оценки, что не существует критериев их верификации/фальсификации. Но это лишь одно из проявлений специфической парадоксальности психологического знания. Ошибка всегда есть ошибка категоризации. Парадоксальность истины в случае психологического и непсихологического знания раскрывается как бы с разных сторон. В случае психологического знания в тождестве/различии объекта и его образа на первый план выходит тождество, общность той сферы, в которой они оба существуют. В случае непсихологического знания на первый план выходит различие сфер психического и экстрапсихического. Психологическое знание истинно, когда субъект в изначальной тождественности объекта и его образа обнаруживает их различие. Психологическое знание ложно, когда субъект не способен преодолеть "изначальную" тождественность объекта и его образа, "расщепить" психологический атом.
Уже было отмечено, что истина всегда осознанна, а ложь бывает как намеренной (осознанной), так и непреднамеренной (неосознанной). Вместе с тем существует третий тип ситуаций, по отношению к которым неприменимы предикаты "истина" и "ложь". Это ситуации абсурда. Абсурд есть абсурд, он не является ни истиной, ни ложью. Субъективно абсурду соответствует состояние утраты (отсутствия) личностного смысла. Не затрагивая проблему в целом, укажем лишь на один механизм, который ведет к обессмысливанию ситуации. Он заключается в разрыве иерархически соподчиненных уровней отражения. В этом случае мысль (представление) как продукт познавательного процесса не укоренена в чувственной ткани сознания, и, наоборот, чувственные данные не получили концептуального дополнения (осмысления - обобщения). В отличие от того варианта разрыва связей уровней познания, о котором мы вспоминали ранее в связи с характеристикой концепции Коменского, в ситуациях абсурда имеет место переживание разорванности этих связей. В этом смысле констатация абсурда также несет в себе определенную информацию - знание о состоянии субъекта. о той психической реальности, носителем которой выступает в определенных условиях человек.
Психология - это не только определенным образом систематизированное знание о психической реальности, но это одновременно и многообразие взаимодействующих, а нередко и взаимоотрицающих друг друга направлений, каждое из которых претендует на наиболее адекватное изображение изучаемой реальности. Многообразие сосуществующих психологических па-правлений можно было бы также рассмотреть как многообразие типов психологических знаний. Само это многообразие возникает за счет того, что в разных направлениях приоритетное значение придается разным источникам получения эмпирических данных, разным процедурам (методам) их извлечения, разным способам истолкования полученных данных. Но этот аспект характеристики психологического знания мы рассматривать не будем.
ЧЕЛОВЕК КАК ПРЕДМЕТ ОБЩЕЙ ПСИХОЛОГИИ
Первым и важнейшим объектом психологии является человек. Как и любой другой объект действительности, человек обладает бесконечным набором свойств признаков, обнаруживающихся через его отношения к бесконечно разнообразной действительности, через способы воздействия действительности на человека. Но когда, как в данном случае, в отличие от категории "объект" мы пользуемся категорией "предмет" и говорим о человеке как о предмете, мы тем самым ставим перед собой задачу перейти от потенциально неограниченного набора признаков к конечному их множеству. Этот конечный набор признаков выступает как способ репрезентации объекта, как его модель. Рассмотрим несколько вариантов модельного описания психического облика человека.
Попытки определенным образом структурировать признаки, характеризующие психический облик человека, в европейской культуре известны с античных времен. Здесь они выступают в форме различных описаний состава человеческой души. Можно выделить три наиболее известные варианта трактовки разграничения составных частей души, сформировавшиеся в античной Греции. Авторами их были Платон, Аристотель и Плотин. В одном случае душа. рассматривалась как космическое начало, структура которого воспроизводит строение универсума, во втором - как биосоциальное начало, связывающее природу и культуру (общество), в третьем - как природное начало, дифференцированное в соответствии со ступенями развития жизни и распространяющее принцип иерархии (субординации) на жизненные функции.
Разграничение состава, души, имеющееся у Платона, связывается им, с одной стороны, с разной локализацией этих частей в человеческом теле, а с другой, - с сословным разграничением общества. Платон выделял в душе три части (три вида души): рациональную, эмоциональную и похотливую, ассоциированные им соответственно с головой, грудной и брюшной областями человеческого тела, с одной стороны, и с сословиями стражей-философов, воинов и ремесленниковземлевладельцев, с другой. Аристотель "изъял" душу из сети социальных обусловленностей и разграничил в ней три способности: "питательную", "чувствительную" и "поэтическую" (разумную, интеллектуальную). Первая присуща растениям, первая и вторая - животным, все три только человеку. У Плотина душа посредник между бестелесным миром, которому она принадлежит, и чувственным миром, который она творит, выполняя как бы функции демиурга. Человеческая душа в качестве микрокосма аналогична мировой душе. Обратившись вверх, она восходит к активности нуса, в котором объект и субъект неразличимы, обратившись вниз через дискурсивное мышление и чувственное восприятие - нисходит до практической деятельности.
Не останавливаясь на исторических перипетиях этих идей, связанных с дифференциацией психических функций (механизмов), обратимся к современным представлениям. При этом вначале - к той модели, которая может быть построена на основе анализа общеупотребительного языка.
Лингвистическая картина психического облика человека . В языковой картине человек предстает как существо, противопоставляемое животным, и прежде всего качественно отличное от них по таким признакам (психическим функциям), как мышление. мораль, воля, речь. Бытие человека включает в себя материальную часть (тело) и нематериальную (душу). При этом в семантическом окружении слова "душа" чаще употребляются слова: бесплотная. нематериальная. внутренняя, а в семантическом поле слово "тело" - слова, указывающие на его выделенность в пространстве: длина, ширина, пространство, поверхность, предел, часть. Согласно одному из современных авторов (Апресян Ю. Д. Образ человека по данным языка: попытка системного описания // Вопросы языкознания. 1995, No1. С. 37-67). в русской языковой картине мира человек предстает как существо деятельное, динамическое. Его активность выражается в троякого рода действиях (актах): физических (когда наблюдаются внешние, пространственные, перемещения органов тела), умственных (совершаемых в ментальном пространстве) и речевых. Наряду с формами активности, инициатором которых выступает сам человек, выделяются формы активности, инициированные внешними воздействиями, - реакции. Этому разграничению соответствует оппозиция "акции - реакции", "импульсы (импульсивность) - стимулы (реактивность)". При этом характер реакций не предопределен всецело внешним стимулом. а опосредствован состоянием, в котором находится человек (в частности, разграничиваются условные и безусловные рефлексы). Все формы активности человека так или иначе локализуются в определенных органах тела (морфологически различимых структурах организма). Они же воспринимают внешние воздействия, приходят или находятся в определенном состоянии, формируют необходимую реакцию.
Разграничение стимулов (от лат. stimuus - стрекало, погонялка) и импульсов (внутреннее побуждение, толчок к чему-либо) усиливается употреблением словосочетания "внутренние стимулы", в качестве которых выступают желания, намерения, стремления. Они вырабатываются и реализуются с помощью особого механизма - воли. Воля в языковой картине психического облика человека ассоциируется с твердостью, натиском, агрессией (сильная, железная, непреклонная, непоколебимая, всесокрушающая).
Помимо силы воля характеризуется направленностью. Воля может быть доброй или злой. Это качество она приобретает в зависимости от намерения, цели. Механизмом, душевным органом, который способен уравновешивать безудержность воли или, наоборот, укреплять ее, является совесть. Совесть в языковой картине представляется субстантивированно, как некий внутренний судья, всегда ориентированный на добро (отвечать перед своей совестью, прислушиваться к голосу, велениям совести). Как всякий судья, совесть может наказывать (если человек поступает против совести, она его мучит, не дает покоя, гложет). Совесть - начало неистребимое: если человеку и удается заглушить в себе ее голос, то через некоторое время она вновь может проснуться (пробудиться) и заговорить. Свойством совести является ее беспристрастность: всем без исключения в одинаковых ситуациях совесть диктует одинаковые решения, во всяком случае совестливый поступок умиротворяет, очищает, перед его лицом пробуждается нравственное начало.
Анализируя лексические оппозиции (например, хвалить - льстить, обещать - сулить, смотреть - подсматривать, слушать - подслушивать, смеяться над кем-либо глумиться, свидетель - соглядатай, любознательность - любопытство, распоряжаться - помыкать, предупредительный - подобострастный, гордиться - кичиться, критиковать - чернить, добиваться - домогаться, жаловаться - ябедничать), можно выделить и основополагающие этические установки, закрепленные в языковой практике человека. В частности, нехорошо: преследовать узкокорыстные цели (домогаться, льстить, сулить), вторгаться в частную жизнь людей (подсматривать, подслушивать, соглядатай, любопытство), унижать достоинство других людей (помыкать, глумиться), забывать о своих чести и достоинстве (пресмыкаться, подобострастие), преувеличивать свои достоинства и чужие недостатки (хвалиться, рисоваться, кичиться, чернить), рассказывать третьим лицам о том, что нам не нравиться в поведении и поступках наших ближних (ябедничать).
При более детальном рассмотрении выделяются 8 систем - ингредиентов психического облика человека. Они соответствуют определенным семантическим полям, элементы которых в ряде случаев могут быть общими. При этом фундаментальной дихотомией является дихотомия "тело - душа". Эти системы следующие:
сенсорно-перцептивная система: зрение, слух, обоняние, осязание, вкус; система физиологических состояний: голод, жажда, половое влечение, большая/малая нужда, боль... система физиологических реакций: бледнеть, краснеть, бросать в дрожь (в холод, в жар), чувствовать сердцебиение (головокружение, тошноту, слабость), изображать гримасу ужаса (отвращения, злобы)... система физических действий: работать, отдыхать, идти, стоять, рубить, резать, ломать, делать... система желаний: хотеть, стремиться, воздерживаться, искушать... система интеллектуальных действий: воображать, представлять, считать, полагать, осознавать, верить, догадываться... система эмоций: бояться, радоваться, сердиться, любить, отчаиваться, чувствовать... система речевых действий: говорить, сообщать, просить, требовать, ругать, жаловаться... Анализ многообразия языковых средств, используемых при описании человека как носителя психической реальности, позволяет выделить определенную систему координат, которая может быть использована для характеристики этой реальности в целом.
Поскольку психика человека определенным образом противопоставлена психике животных, поэтому, в частности, характеристика психической реальности должна быть иерархизирована в зависимости от принадлежности феномена соответствующему уровню психической организации. Ликовать и торжествовать могут только люди, радоваться - все высшие животные, опасаются только люди, боятся и животные. Хотеть могут и животные и люди, мечтать, жаждать мщения могут только люди, возмутиться и рассердиться может только человек, разъяриться и разозлиться могут и животные и люди.
Психика существует как целенаправленная, целеориентированная активность. "Сжиться", "адаптироваться", "акклиматизироваться" используются для характеристики биологического процесса приспособления к новым условиям существования, "приноровиться", "приладиться", "примериться" предполагают намеренность усилий. По критерию целенаправленности отличаются: прикидываться (больным), симулировать болезнь в отличие "оказаться больным". Синонимы "посещать", "навещать", "проведать", "наведаться" предполагают тонкую дифференцировку целей. Если цель - знакомство с культурными ценностями (посещать музей), выполнение служебных обязанностей (прием посетителей), использование объекта (посещение столовой), то предпочитается "посещать", если цель поддержание человеческих контактов (узнать о самочувствии), то "навещать", "проведать", если цель посещения неожиданна или неприятна для тех, к кому приходят - "наведываются". "Пишут картину" с целью создания произведения искусства, "рисуют" для собственного удовольствия, "исполняют" для публики, в официальных условиях, "поют" для себя. "Критикуют" с целью устранения недостатков, "обличают" с целью показать, что объект обличения обладает коренными недостатками, "порочат", следуя неблаговидной цели.
Психически регулируемая активность всегда мотивирована. Но при этом, например, "сетуют", когда имеется желание поделиться с кем-либо информацией в надежде на, понимание, но без ожидания конкретного результата. "Сулят" и "хнычут", когда хотят, чтобы нежелательное положение вещей было исправлено. "Хвастаются", когда хотят повысить свою значимость в глазах собеседника, "бахвалятся", будучи не в состоянии сдержать порыв самодовольства.
Отдельный психический процесс, функция всегда так или иначе опосредствованы связью с другими ингредиентами психической реальности, что придает им ту или иную окраску (дополнительный обертон). "Радоваться" может любой человек, а "торжествуют" (по поводу своей правоты) люди, склонные к злорадству. "Восхищаться" может любой, а "восторгаются" люди, склонные к экзальтации, "стыдиться" может любой, "смущаются" и "конфузятся" чаще робкие, застенчивые люди. "Чудится" чаще всего связанное со слухом (чу, слышится топот), а "мерещится", чаще связанное со зрением (привиделось). "Ликование" обычно сопровождается двигательной активностью, "радость" может переживаться тихо, про себя. "Обидеться" можно без всяких (по крайней мере отчетливых) мимических проявлений, "дуться" чаще предполагает надутые губы. "Предупреждение", "предостережение" могут не сопровождаться жестами, "угроза", "мольба" чаще сопровождаются жестикуляцией. "Рассчитывая" и "полагаясь" на кого-либо, мы выступаем как существа рассудочные, "надеясь" или "уповая" - как существа эмоциональные. "Переживание стыда" сопровождается или основывается на рациональной оценке своего поступка, в "смущении" и "конфузе" преобладает непосредственная эмоциональная реакция.
Человеческое поведение всегда личностно ориентировано, содержит в себе (имплицитную) оценку партнера, собеседника, адресата. "Пилить" и "грызть" (в значении ругать) можно только человека, "поносить", "крыть", "критиковать" людей и социальные институты, "ругать" можно и погоду. "Упрекают" и "выговаривают" за конкретный поступок, "ругают" и "бранят" человека. "Дорожат" объектом в целом, "ценить" можно и за отдельные свойства ("я ценю Ваше упорство"). "Надеются" на обычных людей, стандартные обстоятельства, "уповают" на могущественных людей и высшую силу. "Жалуются" конкретно кому-то с надеждой на что-то, "ропщут", не имея в виду конкретного адресата. "Жалуются" и "плачутся" обычно тем, кого считают находящимися в лучшем положении, "сетовать" можно товарищам по несчастью. "Советовать" можно любому, "консультирует" обычно специалист. "Разлучаются" с близкими, "расходятся" с друзьями, "распрощаться" можно с подчиненными. "Сердятся" обычно на тех. кто занимает более высокое положение в социальной и возрастной иерархии, "отчитывают" подчиненных.
Лексическая номинация психических феноменов предусматривает выделение в них параметров частоты наступления, интенсивности протекания, ширины, глубины, масштаба охвата. психической реальности в целом, длительности существования, скорости протекания. "Мечтать" интенсивнее, чем "хотеть"; "ждать" интенсивнее, чем "мечтать"; "ликовать" интенсивнее, чем "радоваться"; "страсть" интенсивнее, чем "любовь". "Пристраститься", "приохотиться" - стремиться к более частому повторению каких-либо переживаний. "Радоваться" глубже, чем "ликовать"; "любовь" глубже, чем "страсть"; "восхищение" глубже, чем "восторг". "Ошибка" может быть мелкой, несерьезной, случайной; "заблуждение" предполагает глубокое отклонение от истины. "Обдумывать" в сравнении с "придумывать" предполагает большую широту, тогда как последнее - большую глубину. "Ждать" можно всю жизнь, "поджидать" обычно в определенный момент времени. "Схватывать" в сравнении с "понимать" указывает на ускорение осмысления, а "доходить", "допирать" на замедление в сравнении с обычными параметрами.
Четырехаспектная модель психики Б. Г. Ананьева . Иной в сравнении с изложенным вариант структурирования составных элементов модельного описания психического облика человека содержится в работах Б.Г.Ананьева. Им предложен определенный вариант концептуализации психической реальности, опирающийся на результаты научного изучения человека. Для него множество признаков, характеризующих психическую организацию человека, может быть разбито на 4 подмножества. Эти подмножества именуют человека как индивида, личность, субъект и индивидуальность. Исходное разграничение между этими понятиями может быть произведено следующим образом: индивид - это человек как типичный представитель своего рода, носитель типичных, природно обусловленных свойств; личность - это человек как типичный представитель сформировавшего его общества, социума; субъект - это человек как типичный носитель видов человеческой активности; индивидуальность - это человек, охарактеризованый в аспекте его неповторимости, уникальности, непохожести на других людей. Во всех четырех аспектах мы имеем в виду, конечно, характеристики психического облика человека. Поэтому с самого начала принимаем разграничения психических механизмов с точки зрения их природной, социальной или интропсихической обусловленности, либо отражающих неповторимость жизненного пути каждого отдельного человека. Тем самым мы следуем определенному подходу к декомпозиции элементов целостного описания психического облика человека. Конкретизация произведенного разграничения может быть изображена с помощью структурных схем, каждая из которых включает в себя по 9 признаков. При этом каждый из выделенных аспектов и соответствующие ему понятия могут быть охарактеризованы как формы интеграции включенных в них понятий свойств.
Человек как индивид - это человек, раскрывающийся в обусловленности его поведения генетическими, метаболическими, нейродинамическими, конституциональными факторами. В совокупности они обусловливают возникновение интегративного психического механизма темперамента. Темперамент в свою очередь реализуется (проявляется) в поведении (рис.6).
Человек как личность - это человек, раскрывающийся в обусловлености его общения с другими людьми и природой, структурой его ценностных ориентации, спектром исполняемых им ролей, соотношением его прав и обязанностей, интернализованными им этническими и культурными стереотипами (рис.7).
Человек как субъект - это человек как носитель сознания, психических механизмов, регулирующих специфически человеческие формы активности (рис.8).
темперамент поведение биогенные потребности задатки
тип конституции половые особенности параметры метаболизма параметры нейродинамики
биологическая зрелость
Рис. 6. Система индивидных признаков человека
личность общение социогенные потребности ценностные ориентации
социальный статус структура притязаний
социальные роли этнический стереотип поведения
социальная зрелость
Рис. 7. Система личностных признаков человека
сознание самосознание психогенные потребности способности
акции имажинации
эмоции когниции
психическая зрелость
Рис. 8. Система субъектных признаков человека
Человек как индивидуальность - это человек в его непохожести на других людей, проявляющийся в специфике переживаний им ситуаций его жизненного пути (рис.9).
Представленный вариант упорядочения признаков, характеризующих человека, следует рассматривать как структурную модель психической реальности, носителем которой он является. Формула же, с позиции которой можно оценивать достоинства любой модели, - "изоморфизм+простота". Это означает, что модель всегда упрощает реальное положение дел, точнее можно было бы даже сказать, что, используя модельное описание, мы намеренно упрощаем (схематизируем) реальность. Открытым остается только вопрос о том, насколько принятое упрощение удобно, целесообразно, оправданно с точки зрения решаемой задачи. Но модель не только упрощает, она фиксирует некоторые существенные в данных обстоятельствах свойства - признаки.
характер деятельность потребность в самореализации способность к самоактуализации
самообладание самоидентификация
самочувствие самооценка
жизненная транспектива
Рис. 9. Система признаков человека как индивидуальности
Поскольку именно на изложенный вариант описания мы будем ориентироваться в последующем при характеристике топографии психического пространства, отметим то, что позволяет подчеркнуть приведенная модель. Совокупность 36 признаков понятий, так или иначе используемых в различных вариантах описания человека (что само по себе, как представляется, не требует какого-либо специального обоснования), упорядочена в данном случае с помощью структурной модели таким образом, что это позволяет: а) выделить ряды признаков (предположительно), имеющих различную детерминацию, б) установить гомологи механизмов-признаков, входящих в различные детер-минационные ряды (темперамент - личность - характер, поведение - общение - деятельность), в) произвести разграничение на интегративные и парциальные (исходные) признаки, выделяемые в рамках каждого из рассматриваемых аспектов; это открывает дополнительную возможность интерпретировать интегративные признаки на языке обобщаемых ими парциальных признаков, г) подчеркнуть ведущую роль при описании психической реальности принципа развития: психика существует в развитии, и исходным пунктом рассмотрения психических механизмов выступает их соотнесенность с определенным этапом возрастного развития (зрелости), д) акцентировать внимание на том, что сквозными (представленными во всех четырех аспектах признаками - понятиями) наряду с понятием возраста являются понятия потребности (тенденции) и способности (потенции); это позволяет, в частности, утверждать, что человека качестве носителя психических механизмов регуляции конституирован прежде всего структурой его потенций и тенденций.
Потребности и способности как ингредиенты внутреннего мира человека . Общий смысл понятия "потребность" указывает в первую очередь на некоторую нужду, на то, что требуется для полноценного осуществления функций, развития, жизни вообще. В повседневном общении семантическое поле понятия "потребность" образуют слова "нужда", "желание", "намерение", "стремление", "интерес"; "мотив". Можно сказать, что потребности - это то. в чем мы нуждаемся, то, что мы имеем желание и намерение удовлетворить, чего мы стремимся достичь или избежать, это то, что представляет для нас интерес, составляет мотив, движущую силу нашей активности. Мы, в частности, ощущаем потребность иметь способности, быть право-и дееспособными. Для регулирования межличностных отношений мы стремимся зафиксировать и защитить важнейшие наши потребности с помощью права, т.е. представить их в виде провозглашенной и охраняемой силой государства системы ценностей.
Многообразие потребностей предполагает выделение параметров - признаков, с помощью которых потребности могут быть охарактеризованы и на основе которых может быть проведена их классификация. Среди параметров, используемых для описания потребностей, в первую очередь следует назвать признаки их качественной определенности (модальность) и силы. Особо сильные потребности мы обычно квалифицируем как страсти (страстные желания, всепоглощающая страсть), в качестве метафоры при этом часто используется наименование одной из конкретных потребностей - жажда (жажда славы, жажда деятельности, "духовной жаждою томим"). Для классификации потребностей используются различные основания.
Аристотель, например, делил блага на телесные (здоровье, сила), внешние (богатство, честь, слава), душевные (острота ума, нравственные добродетели), склоняясь при этом к идее метриопатии (умереннострастие) в противоположность тезису стоиков об апатии (бесстрастии). Список мотивационных факторов, составленный современным американским психологом Гилфордом, включает в себя следующие виды:
факторы, соответствующие органическим потребностям: 1 - голод, 2 - сексуальное побуждение, 3 - общая активность; потребности, относящиеся к условиям среды: 4 - потребность в комфорте, приятном окружении, 5 - педантичность (потребность в порядке, в чистоте), 6 - потребность в уважении к себе со стороны окружающих; потребности, связанные с работой: 7 - честолюбие, 8 - упорство, 9 выносливость; потребности, связанные с социальным положением: 10 - потребность в свободе, 11 независимость, 12 - конформизм, 13 - честность. социальные потребности: 14 - потребность находиться среди людей, 15 потребность угождать, 16 - потребность в дисциплине,17 - агрессивность; общие интересы: 18 - потребность в риске или, наоборот, в безопасности, 19 потребность в развлечениях. Типичной чертой распространенных вариантов классификации потребностей является то, что они, как правило, ориентированы лишь на один полюс реально существующей системы. выделяя либо то. что оценивается отрицательно как осуждаемые устремления, либо то, что оценивается положительно как позитивные (одобряемые) устремления. Достаточно вспомнить попытки классификации грехов (устремлений, несущих в себе разрушительный потенциал в отношении определенно понятого идеала), либо, наоборот, благ. Так, католической церковью была установлена следующая иерархия грехов: гордыня (высокомерие), жадность (скупость, корыстолюбие), властолюбие (тщеславие, страсть к роскоши), зависть, обжорство (чревоугодие), озлобленность, уныние. Попытки снять (нейтрализовать) оценочные моменты приводят к употреблению иной номенклатуры наименований. В качестве примера может рассматриваться номенклатура наименований, использованная Б. И. Додоновым при классификации эмоций. Согласно этому подходу можно говорить о следующих видах потребностей: (1) акизитивные (потребность в накоплении, приобретении), (2) альтруистические (потребность совершать бескорыстные действия), (3) гедонистические (потребность в комфорте, безмятежности), (4) глорические (потребность в признании собственной значимости), (5) гностические (потребность в познании), (6) коммуникативные (потребность в общении), (7) праксические (потребность в результативности усилия), (8) пугнические (потребность в соревновательной деятельности), (9) романтические (потребность в необычном, неизведанном), (10) эстетические (потребность в прекрасном).
В принятой нами модели описания психического облика человека предусматривается разграничение потребностей на 4 класса: биогенные, социогенные, психогенные и духовные (частным случаем которых в рамках использованной модели выступают потребности в самореализации). Биогенные потребности - это то, что требуется для нормального развития человека как индивида (организма). Социогенные потребности - то, что требуется для нормального развития человека как личности. Психогенные потребности - то, что требуется для нормального развития человека как носителя психических механизмов регуляции его активности. Духовные потребности - то, что требуется для нормального развития человеческой индивидуальности. Последнее указывает также и на то, что потребность - это не только нечто, находящееся вне человека, но и принадлежащее ему, его конституирующее. Человек нуждается в том, чтобы то, в чем он нуждается, было не навязано ему извне, а было установлено им самим. Человек нуждается в том, чтобы его потребности были одухотворены, чтобы то, в чем он нуждается, по крайней мере, способы удовлетворения его потребностей, были санкционированы им самим, проистекали из оснований, его самого конституирующих. Человек не может освободиться от потребностей, от своей зависимости от окружающей его среды, но он может и хочет иерархизировать имеющиеся у него потребности, следовать определенной, положенной им самим, мере их удовлетворения. Потребности не фиксированы раз и навсегда в структуре внутренней организации человека. Они меняются с возрастом, в процессе развития. Их изменение, переструктурирование является сущностным аспектом развития. Направление духовного развития человека определяется возвышением его потребностей. Механизмом этого развития является механизм сублимации. Механизмом деградации человека является процесс разрушения иерархии системы его потребностей.
Проблематика, во многом аналогичная той, которая встает в связи с категорией "потребность", развертывается в психологии и в связи с категорией "способность". В обоих случаях остро стоит проблема нахождения адекватных оснований классификаций и осуществления самих классификационных описаний. Но если в связи с проблемой потребностей на первый план выходит задача интерпретации соотношения осознаваемых и неосознаваемых мотивов деятельности, то в связи с проблемой способностей на первый план перемещается задача диагностики и прогнозирования успешности деятельности.
В истории психологии способности в течение длительного времени рассматривались как особые свойства души, силы (потенции), изначально присущие человеку, передаваемые ему природно. Этот взгляд на способности как врожденные силы был подвергнут критике уже Дж. Локком и особенно французскими материалистами XVIII в. Один из них. Гельвеций, считал, что способности всецело зависят от внешних условий жизни в том смысле, что, произвольно и целенаправленно меняя условия жизни, их можно формировать. Принципиальный тезис, принятый в советской психологии, гласил: для того чтобы индивид смог развить, реализовать свои способности, нужны определенные социальные условия (Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Соч. 2-е изд. Т.З). Согласно этому тезису, способности. которыми обладает человек, заключены (аккумулированы) не только внутри его организма, но и распределены в социальных условиях его жизнедеятельности. Для того чтобы реализовать свои способности, человеку требуется ассимилировать их из окружающей его среды.
В психологической литературе можно встретить различные варианты классификации способностей. В качестве одного из примеров можно привести классификацию современного американского психолога X. Гарднера. В этой классификации способности дифференцируются в соответствии с разграничением областей деятельности, в занятиях которыми люди демонстрируют различную успешность: 1 лингвистические (писатель, переводчик), 2 - музыкальные (композитор, исполнитель), 3 - логико-математические, 4 - пространственные (архитектор, хирург, летчик), 5 - телесно-кинестетические (танцовщик, механик), 6 межличностные (способность понимать других: учитель, актер, продавец), 7 внутриличностные (способность понимать себя: психиатр, поэт).
С позиций принятой нами модели описания психического облика человека естественным представляется разграничение 4 типов способностей - потенциалов человека: природно обусловленные потенциалы (задатки), социально обусловленные потенциалы, психически обусловленные потенциалы (собственно способности) и духовные потенциалы.
ЗАДАНИЯ ДЛЯ КОНТРОЛЯ УРОВНЯ УСВОЕНИЯ
Заполните пропуски в следующих высказываниях:
Психическая реальность существует в виде многообразия..., носителями которых являются отдельные живые существа и их сообщества. [см.]
Психика по отношению к своему носителю выполняет следующие функции: отражение объектов экстрапсихической реальности, аккумулирование опыта жизнедеятельности, трансформация и... внешних воздействий. [см.]
Для человека, находящегося на стадии антропоморфизма, нет четкой границы между... и окружающим его миром. [см. ]
Ингредиентами психической реальности являются процессы, функции,..., продуценты. [см. ]
Ингредиенты психической реальности, образованные совокупностями устойчиво взаимодействующих ингредиентов другого уровня, называются... [см.]
Способность избирательно и специфическим образом отвечать на жизненно значимые воздействия среды в соответствии с потребностями обмена веществ и сохранения целостности организма называется... [см. ]
Активность организма, опосредствованная психическим отражением среды, называется... [см. ]
Субъективное пространство в целом... объективному пространству. [см.]
С точки зрения Декарта, каждый человек в составе своего внутреннего опыта может обнаружить... суждение. [см.]
В качестве специально разработанной методики интроспекция наиболее последовательно использовалась в психологических лабораториях... и ... [см.]
С точки зрения Фрейда, психическая энергия, первоначально существующая в форме..., способна претерпевать разнообразные трансформации. [см. ]
В основе бихевиористской концепции психики лежит представление о поведении как совокупности... или сводимых к ним эмоциональных и вербальных реакций. [см. ]
Согласно принципу проб и ошибок выработка всякой новой реакции начинается со случайных... и продолжается до тех пор, пока одна из них не приведет к... [см. ]
Деятельностная концепция психики включает в себя положение о взаимообусловленности процессов... и ... [см.]
В соответствии с законом Вебера - Фехнера интенсивность физического стимула и интенсивность соответствующего ощущения связаны... зависимостью. [см. ]
В рамках психоэтологической проблематики центральное место занимает анализ поведения как фактора формирования. .. и психики как фактора... поведения. [см. ]
Выберите правильный вариант завершения предложения:
Психический образ вещи находится... а) в том же месте, где находится сама вещь, б) в том месте, где находится организм, являющийся носителем психической реальности, в которой отражается вещь. Психический образ объекта может... а) воздействовать на этот объект. б) регулировать активность организма, являющегося носителем психического образа. Психическая реальность существует как многообразие... а) отражений экстрапсихической реальности. б) отражений состояний своего носителя, в) самоотражений, г) организмов и их сообществ. В античной Греции сформировалось представление о душе как о... а) особо тонкой разновидности вещества, называвшейся... б) некоем автономном нематериальном начале человеческого бытия. Этнические стереотипы особенно ярко обнаруживаются в явлениях... а) внутриэтнической консолидации, б) межэтнической конфронтации. Когниция, для которой характерна релятивизация абсолютного, называется... а) знанием, б) мнением, в) умением. Умения и навыки характеризуют способности человека к... а) преобразованию объекта, б) пониманию закономерностей функционирования объекта. Понятие эвидентного... понятия наглядного и очевидного. а) обобщает, б) конкретизирует. Предложенное Гуссерлем решение проблемы эвидентности основывается на... а) противопоставлении сознания и бытия, б) отказе от натуралистического противопоставления сознания и бытия. Наличие у субъекта истинного знания соответствует его состоянию... а) когнитивного консонанса, б) когнитивного диссонанса. Специфика психологического знания состоит в... а) специфике используемых для установления его истинности процедур верификации, б) невозможности использовать по отношению к нему понятия истинности/ложности. Социальная зрелость человека проявляется в... а) структуре его притязаний, б) спектре исполняемых им социальных ролей, в) уровне сформированности у него механизмов самообладания. С точки зрения современных представлений психические механизмы регуляции поведения индивида обусловлены... а) параметрами метаболизма, б) особенностями нейродинамики, в) структурой ценностных ориентации. При рассмотрении проблемы потребностей на первый план выходит необходимость решения задач... а) интерпретации соотношения осознаваемых и неосознаваемых мотивов, б) диагностики и прогнозирования успешности.
ЧАСТЬ 2 ИНТЕГРАТИВНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПСИХИКИ
ТЕМПЕРАМЕНТ
Темперамент - это психический механизм, проявляющийся в постоянстве соотношения комплекса показателей, характеризующих энергетические и временные аспекты реагирования человека на разнообразные жизненные обстоятельства. Темперамент это дифференциально-типологический механизм психики, формирующийся как констелляция ингредиентов, регулирующих силу, скорость, глубину и направленность психических процессов. Соответственно, люди, принадлежащие разным типам темперамента, отличаются друг от друга по оптимальным для них режимам деятельности, точнее, по режимам функционирования тех фрагментов психической реальности, носителями которых они являются. В свою очередь, режим функционирования психики, задаваемый темпераментом, может быть охарактеризован параметрами психической активности, обеспечивающими комфортность жизнедеятельности. Темперамент проявляется в стационарности ансамбля психических функций, обеспечивающих оптимальный уровень жизнедеятельности. Важно подчеркнуть, что изменчивость свойств темперамента колеблется в гораздо более широком диапазоне, чем изменчивость физиологических процессов, конституирующих организм. С другой стороны, выбор человеком того или иного режима деятельности, стиля поведения в конкретных условиях зависит далеко не только от типа его темперамента. Он обусловлен, в частности, личностным смыслом деятельности, уровнем обученности, социальным контекстом, самочувствием.
Можно говорить о двух проблемных областях в теории темперамента. Одна из них касается разработки феноменологии отличий темперамента от других интегративных психических механизмов, установления различий между разными типами темперамента, выделения совокупности (системы) признаков, позволяющих диагносцировать тип темперамента. Другая включает в себя задачи объяснения, выделения комплекса причин, факторов, обусловливающих принадлежность человека к тому или другому типу темперамента.
Понятие темперамента принадлежит к числу наиболее древних в понятийнотерминологическом аппарате психологии. В истории психологии относительно темперамента было сформулировано множество не очень согласующихся друг с другом точек зрения. Один из ведущих отечественных психологов советского периода В. С. Мерлин начал свой "Очерк теории темпераментов" следующими словами; "Несмотря на то, что темперамент - один из наиболее древних терминов, введенных около двух с половиной веков тому назад Гиппократом, в психологии до сих пор нет строго определенного понятия "темперамент

  • . И это. действительно, так. В зависимости от общих концепций психики и личности разные психологи нового и новейшего времени относили к темпераменту разные особенности. Например, к темпераменту относили общительность и замкнутость, "жизненную установку" (Кречмер, 1924), любовь к господству и наслаждение властью (Shedon, 1942), аффективные предрасположения (Мейман, 1917), индивидуальные особенности детерминирующих тенденций (Ach, 1910), соотношение между силой и устойчивостью эмоций и сопротивлением воли (Kages, 1926), эмоциональные черты характера (Страхов, 1947) и т.д. Противоречивость признаков темперамента у различных авторов столь велика, что еще Бэн (1866) считал темпераменты "ненужной традицией старой и нелепой выдумки". А. Ф. Лазурский (1917), соглашаясь с Бэном, утверждал, что "учение о темпераментах в настоящее время действительно уже отжило свой век". Но несмотря на столь категоричные заявления авторитетных специалистов, понятие темперамента по-прежнему продолжает широко использоваться и в настоящее время. А это вновь и вновь заставляет обращаться к его определению.
    Центральная задача теории темперамента заключается в нахождении системы показателей, инвариантных многообразию жизненных ситуаций и этапов жизненного пути человека и способных охарактеризовать его психический облик как некую константу. На возможность нахождения такого рода параметров указывают, помимо истории самой проблемы, демонстрирующей факт непрекращающихся усилий многих поколений исследователей найти эти параметры, также и ряд понятий, используемых при характеристике самого феномена жизни. В первую очередь среди них следует назвать понятие гомеостаза (от греч. homoios - подобный, одинаковый + stasis состояние, неподвижность). Соответствующий термин был предложен американским физиологом У. Кенноном в 1929 г. для обозначения относительного динамического постоянства состава и свойств внутренней среды и устойчивости основных физиологических функций организма человека, животных и растений. Гомеостаз рассматривается как результат сложных координационных и регуляторных взаимоотношений, осуществляемых как в организме, так и на органном, клеточном и молекулярном уровнях. Гомеостаз обеспечивается нейрогуморальными, гормональными, барьерными и выделительными механизмами. Можно предположить, что и в системе психических функций действует аналогичного рода, механизм.
    Феноменология типов темперамента . Одна из позиций, долгое время пользовавшаяся признанием в науке о темпераменте с учетом сделанных нами оговорок, была сформулирована И. Кантом. С его точки зрения, уточненной впоследствии В. Вундтом, в основе разграничения типов темперамента лежат параметры активности (сильная, слабая) и восприимчивости (быстрая, медленная). Но при описании четырех типов темперамента Кант фактически далеко выходит за пределы указанных параметров.
    Человек сангвинического темперамента, по его мнению, поражает беззаботностью, легко увлекается надеждами, придает первому впечатлению большую важность, но затем быстро забывает о нем. Он охотно дает обещание, но не держит слова; он приятный собеседник, нередко незлой человек, но грешник неисправимый, хотя и способный к сильному, но непродолжительному раскаянию. Труд его утомляет.
    Меланхолик , наоборот, придает всему большое значение, везде он усматривает источник забот и трудностей; в противоположность сангвинику он вдумчив.
    Холерик пылок; он быстро воспламеняется и сгорает. Честолюбие - одна из его особенностей, любит господствовать, слушать похвалы, играть роль в обществе. Противодействие его стремлениям вызывает в нем страдание.
    Флегматик - человек со слабой эмоциональной возбудимостью и склонностью к действию. Флегматик является трудновозбудимым, но способен дольше сохранять впечатление; он с трудом может быть выведен из равновесия, легко сживается с другими, не задевая их самолюбия.
    Для сравнения приведем характеристики номинально тех же самых типов из современной справочной литературы.
    Сангвиник (от лат. sanguis - жизненная сила, кровь) - субъект. характеризующийся высокой психической активностью, энергичностью, работоспособностью, быстротой и живостью движений, разнообразием и богатством мимики, быстрым темпом речи. Стремится к частой смене впечатлений, легко и быстро откликается на происходящие события, общителен. Эмоции преимущественно положительные - быстро возникают и быстро сменяются. Сравнительно легко и быстро переживает неудачи.
    Меланхолик (от греч. meas - черный, choe - желчь) - субъект, характеризующийся низким уровнем психической активности. замедленностью движений, сдержанностью моторики и речи, быстрой утомляемостью. Меланхолика отличают высокая эмоциональная сензитивность, глубина и устойчивость эмоций при слабом их внешнем выражении, преобладание отрицательных эмоций.
    Холерик (от греч. choe - желчь) - субъект, характеризующийся высоким уровнем психической активности, энергичностью действий, резкостью, стремительностью движений, быстрым темпом, порывистостью. Склонен к резким сменам настроения, вспыльчив, нетерпелив, подвержен эмоциональным срывам.
    Флегматик (от греч. phegma - слизь) - субъект, характеризующийся низким уровнем психической активности, медлительностью, невыразительностью мимики. Трудно переключается с одного вида деятельности на другой, с трудом приспосабливается к новой обстановке. Преобладает спокойное, ровное настроение. Чувства и настроение обычно отличаются постоянством.
    Сопоставление приведенных характеристик дает основание заявить, что отличительной чертой современных описаний является выраженная в них тенденция ограничиваться выделением формально-динамических сторон поведения, исключать оценочные суждения. Очевидная трудность использования понятия темперамента и при проведении исследовательской работы, и в практике повседневного общения связана с часто встречающейся несоразмерностью числа признаков, на которых строится классификация типов, и числа признаков, учитываемых при описании типа. Последних, как правило, значительно больше, и они не фиксируются явным образом. Наряду с трудностями отнесения конкретного человека к определенному типу темперамента это указывает на то, что многообразие типов темпераментов шире традиционно учитываемого 4-элементного множества. Примером позиции, стремящейся снять указанную трудность путем увеличения многообразия типов темперамента, может служить концепция датского философа и психолога Геффдинга. В основе предложенной им классификации лежат три бинарных оппозиции: удовольствие неудовольствие, сила - слабость, быстрота - медленность. Соответственно, различаются уже восемь типов темперамента: 1) светлый, сильный, быстрый, 2) мрачный, сильный, быстрый, 3)светлый, сильный, медленный, 4) мрачный, сильный, медленный, 5) светлый, слабый, быстрый. 6) мрачный, слабый, быстрый. 7) светлый, слабый, медленный, 8) мрачный, слабый, медленный.
    Факторы формирования темперамента . В рамках рассмотрения вопроса о факторах, обусловливающих формирование того или иного типа темперамента, в истории психологии сформировались три подхода: гуморальный, конституциональный. нейродинамический. Они различаются способом выделения природно-физиологических причин формирования типа. Но в любом случае важно иметь в виду, что разграничиваемые причины и сам темперамент принадлежат разным сферам реальности. Темперамент, как бы то ни было, - это механизм, принадлежащий психической реальности. В силу этого между выделяемыми факторами и свойствами темперамента нет взаимооднозначного соответствия.
    С гуморальной теорией темперамента связано и происхождение названий четырех наиболее известных типов темперамента. Согласно Гиппократу, принадлежность человека определенному типу обусловлена относительным преобладанием в организме одной из четырех жидкостей (лат. humor - жидкость): крови, слизи, желчи, черной желчи. С точки зрения современных представлений гуморальная регуляция физиологических процессов, осуществляемая через жидкие среды организма (кровь, лимфу, тканевую жидкость), составляет один из компонентов единой нейрогормонально-гуморальной регуляции. Продукты обмена веществ действуют как непосредственно на эффекторные органы. так и на рецепторы, вызывая те или иные реакции. Гуморальная передача нервных импульсов осуществляется с помощью особых химических веществ - медиаторов. Важную роль в гуморальной регуляции играют гормоны - биологически активные вещества, вырабатываемые эндокринными железами. В настоящее время в организме человека выделено более 30 гормонов. По характеру действия они разделяются на 2 группы. Одни действуют на определенные органы мишени, другие обладают общим, генерализованным, действием на все ткани организма. Говорить же о какой-то конкретной зависимости темперамента от параметров гормонально-гуморальной регуляции, с точки зрения современных представлений, затруднительно.
    Общий тезис о производности свойств - параметров психических механизмов от строения и функционирования организма в целом конкретизируется и в другом варианте теорий происхождения темперамента - конституциональном. Наиболее известные концепции этого направления разработаны немецким ученым Э. Кречмером и американским ученым Шелдоном. Основываясь на данных клинических наблюдений, Кречмер в своей книге "Строение тела и характер" (1921) утверждал, что маниакально-депрессивный психоз чаще наблюдается у людей пикнического телосложения, а среди шизофреников чаще можно встретить людей с лептосомным строением тела. Для первых характерны средний рост, плотная консистенция тканей, мягкие черты лица, округлая голова на массивной шее, живот с хорошо развитой жировой прокладкой, переходящий в выпуклую грудную клетку, расширяющуюся книзу. Для лептосомов характерны уменьшенные поперечные размеры при нормальном росте, т.е. худое и тонкое тело.
    С точки зрения Шелдона, тип телосложения (конституции) определяется относительной степенью развития организменных структур, вырастающих из трех зародышевых листков. Параметры, соответствующие этим структурам, определяются как эндоморфизм (крупные внутренние органы и слаборазвитые соматические структуры), мезоморфизм (преобладание соматических структур), эктоморфизм (худощавость, преобладание линейных размеров, плоская грудная клетка, хрупкое телосложение). Соматотип по методике Шелдона определяется 17 измерениями, приводимыми к формуле из 3 цифр (принимающих значения от 1 до 7), указывающих степень выраженности каждого из введенных параметров. Наряду с этим Шелдон выделил три компонента в структуре темперамента: висцеротония, соматотония, церебротония и показал, что принадлежность человека определенному соматотипу и степень выраженности у него определенного компонента темперамента, коррелируют между собой. Каждый из признаков, входящих в описание типа темперамента, имеет соответственно числу типов по три градации.
    Третья группа концепций, сформировавшихся в рамках объяснения факторов происхождения темперамента, связывает природу этих факторов с параметрами процессов нейродинамики. Среди них наибольшее распространение получила разработанная И.П. Павловым концепция типов нервной системы. Классификация типов нервной системы должна быть основана, по Павлову, на учете параметров силы, уравновешенности и подвижности процессов возбуждения и торможения. Сила нервных процессов определяется как свойство нервных клеток сохранять нормальную работоспособность при изменении диапазона интенсивности и длительности стимула. Под уравновешенностью понимают сбалансированность процессов возбуждения и торможения. Параметр подвижности характеризует скорость возникновения и прекращения процессов возбуждения и торможения. И. П. Павлов считал, что с учетом возможных вариаций значений этих параметров теоретически может быть выделено до 24 типов нервной системы. Специально же им описаны четыре типа: 1) сильный неуравновешенный (безудержный) в сторону преобладания возбудимого процесса над тормозным, 2) сильный уравновешенный инертный, 3) сильный уравновешенный подвижный, 4) слабый. Эти типы нервной системы он однозначно соотнес с известными типами темперамента.
    Названные концепции при всем их отличии друг от друга сходны в двух отношениях. Они ставят темперамент в однозначную зависимость от сомато-физиологических свойств и трактуют темперамент как тип. Это в свою очередь ставит задачу операционализации определения темперамента в системе собственно психологических показателей. В качестве таковых в настоящее время широко используются данные интроспективно ориентированных опросников.
    Операционализация определения темперамента . Рабочее определение, с которого мы начали рассмотрение темперамента как одного из ингредиентов психической реальности, предполагает, что интроспективно темперамент проявляется в переживаниях удовольствия/неудовольствия, порождаемых разными режимами жизнедеятельности. В качестве параметров жизнедеятельности чаще всего выступают: эргичность, пластичность, скорость реагирования, рассматриваемые как бинарные, т.е. принимающие два значения: высокая, низкая. Приведем примеры высказываний, составляющих соответствующие шкалы. выделяя варианты ответов, указывающих на высокие значения параметров. Эргичность диагностируется на основе согласия/несогласия обследуемого с утверждениями (вопросами), в которых положительно (отрицательно) оцениваются ситуации, требующие от субъекта, мобилизации его усилий. В данной связи, возможно, уместно отметить, что в обыденном словоупотреблении на особую значимость в совокупности параметров темперамента именно энергетических показателей указывает использование прилагательного темпераментный в значении энергичный, подвижный (темпераментный человек, недюжинный темперамент).
    В свободное время у Вас обычно возникает желание чем-либо заняться. (Да.)
    Вы с удовольствием выполняете работу, требующую длительного внимания и большой сосредоточенности. (Да.)
    Вам трудно взяться за большое и ответственное дело. (Нет.)
    После экзамена Вы чувствуете себя разбитым и не можете на чем-либо сосредоточиться. (Нет.)
    Вам достаточно непродолжительного отдыха для восстановления сил после утомительной работы. (Да.)
    Не выспавшись, Вы можете нормально работать в течение целого дня. (Да.)
    Монотонная работа быстро вызывает у Вас скуку и сонливость. (Нет.) Показатель пластичности диагносцируется на основе выявления характера переживаний, связанных с необходимостью изменения (направления, уровня) активности.
    Вы предпочитаете выполнять несколько дел одновременно. (Да.)
    Вы должны закончить одно дело прежде, чем приступить к другому. (Нет.)
    Вы, как правило, охотно участвуете в оживленной беседе. (Да.)
    Вы легко втягиваетесь в работу после длительного перерыва. (Да.)
    Вы без труда отказываетесь от своих намерений, если возникают непреодолимые препятствия. (Да.)
    Вам легко изменить свое мнение под влиянием убедительных аргументов. (Да.)
    Вы достаточно часто меняете свои привычки. (Да.) Интроспективно оптимальные показатели скорости психических процессов могут быть установлены посредством анализа ответов на вопросы следующего типа:
    Приходилось ли Вам слышать про себя. что Вы медлительный человек. (Нет.)
    Нравится ли Вам сидячая работа. (Нет.)
    Часто ли Вы попадаете в цейтнот. (Нет.)
    Совершаете ли Вы ошибок больше, когда время решения задачи строго ограничено. (Нет.)
    Обращаются ли к Вам товарищи с просьбой воспользоваться Вашими конспектами. (Да.)
    Охотно ли Вы участвуете в соревнованиях. (Да.)
    Трудно ли Вас застать врасплох неожиданным вопросом. (Нет.) Мы уже отмечали, что большинство авторов темперамент рассматривают как типологическую характеристику. Иначе говоря, предполагают, что диагносцирование темперамента осуществляется на основе использования особого метода типологизации. В связи с этим следует иметь в виду наличие разных подходов к пониманию самого метода типологизации. Но к этому вопросу мы обратимся дальше.
    ЛИЧHОСТЬ
    Предварительный анализ понятия . Понятие личности многозначно и многопланово. Им широко пользуются не только в психологии, но и в социологии и теологии, в политологии и праве. Понятие личности часто употребляется в повседневном общении. Здесь нередко в качестве его синонима используется - "лицо". Применительно к человеку "лицо" указывает на его социальный статус ("значительное лицо", "важная персона") и на его своеобразие ("он потерял/сохранил свое лицо"). В более широком смысле, и не только в отношении человека, лицо, лицевая часть - это то, что открыто для восприятия Другими людьми ("подать товар лицом"), лучшая, передняя часть предмета в противоположность оборотной стороне. Лицо - это также лик, облик, обличье, физиономия. Лицо, его выражение раскрывает сущность человека ("лица не общим выраженьем") и в то же время требует особых условий для своего восприятия ("лицом к лицу лица не увидать"). Лицо, личность - это одновременно и маска, личина, которые можно надеть, чтобы скрыть свои подлинные намерения, или снять, чтобы их обнаружить. Отсюда - лицедействовать, или действовать под личиною. принимать на себя чужой вид. Лицедей - это человек, чье поведение рассчитано не на то, чтобы выразить себя, а на то, чтобы произвести определенный эффект, приспособится под чужое восприятие. Лицемерить - обманывать, принимать такой облик, который позволяет ввести в заблуждение, скрыть свои подлинные намерения. В этом смысле нелицеприятный - это открытый, честный, не рассчитанный на то, чтобы доставить удовольствие, ублажить. Личные проблемы, личные интересы, личное мнение - это то, что противопоставлено общим проблемам, интересам, мнениям, то, что как бы изолирует человека от общества, противопоставляет его ему. Личное имущество находится в распоряжении данного конкретного человека. Вторгаться в личную жизнь предосудительно (человек имеет право на личную жизнь). Оскорбить, унизить личное достоинство человека - значит поступить с ним, не считаясь с его мнением о себе.
    Уже из спектра общеупотребительных значений и смыслов слова "личность" как бы просвечивает центральная проблема психологии личности - найти тот механизм, который обеспечивает единство множественности проявлений человека в отношениях с другими людьми. С другой стороны, общий смысл слова указывает и на происхождение самого этого механизма: психическое отражение многообразия взаимоотношений между людьми, взаимоотношений человека с разными типами социальных общностей, его включающих. Об этом же свидетельствуют и клинические наблюдения нарушений личностных механизмов. К таковым в первую очередь могут быть отнесены феномены множественности личности и деперсонализации.
    Деперсонализация - нарушение, характеристическим признаком которого является чувство отчуждения собственной личности, сопровождаемое жалобами на трудность описания своего состояния, квалификацией его восприятия как необычного. В медицинской литературе разграничивают 3 вида деперсонализации в зависимости от локализации чувства отчуждения в психическом пространстве. Первый вид характеризуется тем, что на фоне инфантильности и склонности к реакциям страха чувство отчуждения захватывает конативную сферу. Преобладает чувство утраты активности - возникают переживания, что все действия, поступки, движения, речь совершаются как бы автоматически, помимо собственной воли. При усугублении этого нарушения возникает чувство раздвоения, больные отмечают, что у них сосуществуют как бы две личности, два ряда душевных процессов развиваются параллельно. Утрачивается чувство реальности своего физического и психического существования. Вся жизнь представляется сном. При втором виде деперсонализации на фоне повышенной чувствительности отчуждение захватывает когнитивную сферу. Появляется чувство потери индивидуальной специфичности, разрыва социальных коммуникаций. Больные начинают воспринимать себя не такими, как прежде, оскудевшими интеллектуально и духовно, в конце концов безликими людьми. Третий вид - это психическая анестезия (anaestesia psychica doorosa); наиболее характерным для нее является феномен отчуждения высших эмоций. В инициальной стадии преобладает чувство эмоциональной недостаточности, притупленности чувств. В дальнейшем наступает полное бесчувствие к близким людям, утрата способности переживать удовольствие и неудовольствие, радость, любовь, ненависть и грусть.
    Еще более демонстративными в отношении обнаружения зависимости личностных структур от отражения внутригрупповых взаимодействий оказываются явления множественности личности. У человека, страдающего такого рода нарушением, в разные периоды жизни проявляются как бы разные личностные структуры, обладающие высокой сложностью и целостностью. Каждая из таких "временных" личностей позволяет человеку переживать чувства и побуждения, которые его "главная" личность отвергает и игнорирует.
    В психологии многообразие сосуществующих подходов к проблемам личности можно разделить на два класса. В рамках одного понятие рассматривается практически как синоним субъекта психической активности в целом, т.е. объявляется "конечным и наиболее сложным объектом психологии". В рамках другого понятие личности рассматривается в его специфическом содержании. Здесь ставится задача отграничить понятие личности от других, сопоставимых с ним по объему и содержанию, в частности, отграничить от понятий "темперамент" и "характер". Мы отмечаем это различие подходов не для того, чтобы заняться сопоставлением их правомерности и обоснованности, а просто для того, чтобы определить границы последующего рассмотрения. Мы будем следовать второму из обозначенных подходов и охарактеризуем личность как один из интегративных механизмов психики, функционирующий наряду и в отличие от механизмов темперамента и характера.
    В рамках избранного подхода принципиальное значение имеют два положения. Здесь личность рассматривается как сущностная характеристика человека. При этом сущность трактуется не как нечто, находящееся как бы внутри его организма, не как нечто, данное ему в готовом виде или в виде зародыша от природы, с рождения, а как "совокупность общественных отношений". Личность есть психическое отражение инварианта социальных ролей, статусов, связей, в которые данный человек включен. В свою очередь следует разграничивать непосредственные связи и отношения, имеющиеся у данного человека с другими людьми в рамках контактных социальных общностей, и опосредствованные связи, в системе которых человек оказывается членом многих социальных институтов, организаций; неинституциализированных общностей. Последние задают поле социального взаимодействия, относительно более стабильное в отношении данного человека, в сравнении с многообразием ролей и статусов, которые этот человек занимает в рамках контактных социальных общностей. Соответственно, в структуре личностных механизмов можно выделить некое стабильное ядро, характеризующее человека как типичного представителя данного общества на данной ступени его развития, и некоторые периферические образования, актуализируемые в зависимости от того, в каких конкретных социальных обстоятельствах оказывается данный человек. Второе принципиальное положение заключается в тезисе К. Маркса о том, что человек становится личностью, лишь отнесясь к другому человеку как личности (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 62). Казалось бы, чтобы отнестись к другому человеку как личности, нужно уже знать, что такое личность вообще. Но тогда выдвижение подобного тезиса означало бы наличие логического круга в рассуждении. Однако в данном случае такого рода упрек был бы несправедлив, поскольку человек становится личностью именно в акте занятия им соответствующей позиции.
    Типологизация как познавательная процедура . Типологизация используется во всех отраслях знания, которые имеют дело с разнородными дискретными множествами объектов, для их упорядоченного описания. Типологизация основана на группировке (классификации) изучаемых объектов с помощью обобщенной идеализированной модели (типа).
    История науки позволяет выделить три линии в трактовке понятия "тип". Уже в греческой античности складывается представление о типе как неизменной и вечной сущности, которая существует до вещей (Платон) или в вещах (Аристотель) и проявляется в видовых и индивидуальных различиях в качестве идеального прообраза, плана, нормы. Вторая линия в трактовке типа связана с историческим и эволюционным подходом к его выявлению. В биологии эволюционный подход привел к формированию филогенетической систематики живых организмов. Ее типологическое основание составляет рассмотрение гомологического сходства как критерия родства, а иерархически организованной системы органического мира как отображения филогении. В языкознании сравнительно-исторический метод, основанный на сопоставлении звучаний и значений языковых единиц, привел к построению генеалогического древа индоевропейских языков. Формирование третьей линии в трактовке типа связано с пониманием его как особого методологического средства, с помощью которого строится теоретическая картина того или иного фрагмента действительности. При этом понятие типа выступает не как непосредственно взятое из реальности, а как результат теоретического конструирования (конструкт). На этой основе в рамках некоторого множества выделяется определенный объект, который рассматривается в качестве представителя всего множества (типичный объект).
    Переход к истолкованию типа как методологического средства имел в качестве последствия отказ от трактовки типа как полного и однозначного отображения системы: множеству конкретных типологических процедур соответствует множество различных для данной системы типов. Поэтому построение типологии предполагает специальный анализ совокупности вводимых вариантов типологического описания и их сравнение - обоснование. Такой подход открывает путь к построению абстрактных типологий, в которых тип понимается как сложная конструкция, размещенная в многомерном таксономическом пространстве. Тип выступает в качестве особого идеального объекта, а не прямого заместителя эмпирически данного множества объектов. В качестве примера реализации типологизирующей процедуры в психологии можно рассматривать уже изложенный подход к описанию типов темперамента. Аналогичный подход применим и при описании личностных организмов регуляции. Однако прежде чем перейти к операционализации предложенного вначале варианта рабочего определения понятия "личность", рассмотрим характер эмпирических данных, используемых при описании личности.
    Обычно при проведении типологизации личностных механизмов разграничивают данные трех видов: L, Q, T-данные, L-данные ("Life record data"), получаемые посредством регистрации реального поведения человека внешним наблюдателем (как часто в течение определенного отрезка времени человек нарушал дисциплину, обращался к врачу, участвовал в соревнованиях...). L-данные часто используются так же, как внешний критерий, относительно которого измеряется валид-ность результатов, получаемых на основе другого рода данных. При этом нужно иметь в виду, что особенности личности самого эксперта влияют на (искажают) восприятие оцениваемых черт. В связи с этим возникает проблема оценки надежности эксперта, согласованности мнений различных экспертов. Для устранения систематических и случайных искажений экспертных показаний разработаны специальные требования к процедуре получения экспертных оценок. Вот некоторые из них:
    Оцениваемые черты должны определяться в терминах наблюдаемого поведения. Эксперт должен иметь возможность наблюдать за поведением оцениваемого лица достаточно длительный промежуток времени. Необходимо, как правило, не менее семи экспертных оценок одной черты поведения, принадлежащих разным экспертам. В течение одного сеанса ранжирование испытуемых должно проводиться только по одной черте и не должно быть оцениванием одного обследуемого по всему спектру изучаемых характеристик. Q-данные ("Questionnaire data") получаются с помощью личностных опросников. Известно большое число широко используемых в практике методик этого типа: MMPJ Миннесотский многопрофильный личностный опросник, CPJ - Калифорнийский психологический опросник, 16PJ - шестнадцатифакторный личностный опросник Кеттелла, GZJS - опросник Гилфорда - Циммермана. Нужно иметь в виду, что в основе этих опросников, как правило, лежит подход, альтернативный тому, в рамках которого мы характеризуем личность в данном случае. В них личность трактуется как интегрирующая в своем составе и темпераментные и характерологические свойства.
    Обычно считается, что Q-данные подвержены искажениям, прежде всего, вследствие познавательных и мотивационных факторов. Познавательные искажения возникают изза: 1) нерелевантности интеллектуального и культурного уровня обследуемых (несоответствия интеллектуальных возможностей обследуемых требованиям опросной процедуры, при этом требования могут быть как заниженными, так и завышенными), 2) отсутствия навыков интроспекции, 3) использования неверных эталонов (обследуемые, оценивая свое поведение, обычно сравнивают себя с близким им окружением). Различная мотивация может вести к смещению оценок либо в сторону социальной желательности - диссимуляция, либо, наоборот, в сторону утрирования своих дефектов (того, что в глазах обследуемого имеет негативный смысл) агравации и симуляции. Одни авторы рассматривали проблему искажений преимущественно в аспекте повышения надежности Q-данных; другие видели в искажениях, прежде всего, проявления определенных личностных черт. Специальные исследования показали, что одинаково неверно трактовать "нежелание откровенно отвечать" и как просто помеху при получении истинных оценок, и как только определенную личностную тенденцию.
    Т-данные ("Objective test data") получают в результате измерений, исключающих непосредственное использование экспертных оценок и самооценок обследуемых, и применения, по возможности, строго формализованных процедур обработки. Это может быть достигнуто таким образом:
    Не следует сообщать испытуемым истинную цель обследования. Процедура в этом смысле должна носить по возможности нейтральный характер, не требуя от обследуемого усилий соответствующей направленности. Задания, результаты выполнения которых важны с точки зрения получения Т-данных, должны предъявляться неожиданно. без предварительной подготовки к нему обследуемого. Инструкции по выполнению заданий должны быть максимально конкретны, формулироваться на языке понятных обследуемому предписаний. Рекомендуется помимо собственно результатов выполнения специальных заданий учитывать индикаторы произвольно не регулируемых форм активности автоматизированные навыки: почерк, мимика, пантомимика, привычные движения. В целом же разграничение L, Q и Т-данных, которыми оперирует психологическая теория личности, оказывается менее существенным, менее значимым в сравнении с разграничением интро- и экстраспективных данных. Оно носит скорее процедурнометодический, чем сущностно-методологический характер. Именно взаимодополнительность всех указанных типов данных позволяет повышать надежность, валидность и дискриминирующую способность используемых методик.
    Обозначенные позиции позволяют нам заключить, что типологизация как определенная познавательная процедура, используемая нами для раскрытия содержания понятий "темперамент", "личность" и впоследствии "характер", "самосознание", выступает в качестве составляющей гипотетико-дедуктивного метода. В нашем случае реализация этого метода предполагает: 1) построение на основе анализа практики повседневного употребления понятия модельного описания с использованием небольшого числа признаков, 2) развертывание выделенных признаков в многообразие жизненных ситуаций, 3) подтверждение того, что множество сконструированных типов позволяет достаточно полно охарактеризовывать рассматриваемое многообразие фрагментов психической реальности, 4) подтверждение того, что используемые процедуры позволяют достаточно надежно дифференцировать отдельные ингредиенты психической реальности в их видовом многообразии.
    Операционализация рабочего определения . Чтобы операционализировать то определение личности, к которому мы пришли в результате предварительного анализа, требуется задать множество позиций, которые характеризуют возможные типы отношений человека к другим людям, и конкретизировать эти позиции в множестве жизненных ситуаций. В отношении этих ситуаций сам человек (обследуемый) должен продемонстрировать (в том числе для самого себя), какие из них он отвергает, а какие принимает. Для целей определения представляется достаточным ограничиться двумя бинарными признаками, специфичными с точки зрения выявления характера межличностных отношений: доминантность - покорность (уступчивость), коммуникабельность - некоммуникабельность (замкнутость). В результате априори мы получаем четыре типа личности, которые позволяют пояснить подход к определению этого понятия как способа отражения инварианта множества жизненных позиций, имеющих место в отношениях между людьми: доминантнокоммуникабельный (дивергентный), доминантно-некоммуникабельный (авторитарный), коммуникабельно-уступчивый (конвергентный), уступчиво-некоммуникабельный (конформный). В качестве примера высказываний, образующих шкалу для диагносцирования тенденций доминантности в общении, могут служить следующие.
    Мне трудно поддерживать разговор с человеком, если я чувствую, что он недоброжелательно настроен ко мне. (Нет.)
    Как правило, я чувствую себя неловко в обществе людей, занимающих высокое положение. (Нет.)
    Если в присутствии других людей у меня что-то не получается. я легко прихожу в замешательство. (Нет.)
    Мне трудно отказать человеку в просьбе, даже если она противоречит моим убеждениям. (Нет.)
    Иногда я бываю неуступчив просто из принципа. (Да.)
    Я высказываю свое мнение, не заботясь о том, какое оно может произвести впечатление. (Да.)
    Если я вижу, что человек допустил неловкость, я постараюсь сделать вид, что не заметил этого. (Нет.) Примером высказываний, образующих шкалу коммуникабельности, могут служить следующие.
    Оказавшись в трудной жизненной ситуации, я стремлюсь к уединению. (Нет.)
    Я осуждаю тех, кто постоянно говорит на работе о своих болячках. (Нет.)
    Я стараюсь уходить от разговора, когда кто-нибудь начинает жаловаться на свою жизнь. (Нет.)
    Я легко могу скрыть, если человек мне чем-либо неприятен. (Да.)
    Я охотно включаюсь в разговор с попутчиком. (Да.)
    Жить в номере гостиницы с посторонним человеком для меня просто пытка. (Нет.)
    Если я остаюсь один, я быстро начинаю чувствовать дискомфорт. (Да.) Разумеется, реально наблюдаемое многообразие типов личности, релевантных принятому определению, далеко не исчерпывается охарактеризованной 4-компонентной конструкцией. Но наша задача состояла лишь в том, чтобы в самых общих чертах охарактеризовать подход к выделению типов личности, сохраняющий специфику самого этого понятия. Что же касается личностных опросников, широко используемых в современной исследовательской и консультативной практике, то они включают в свой состав, бывает, десятки шкал (факторов). В качестве примера задания такого рода личностного пространства можно привести хотя бы наименования шкал психодиагностического опросника Мельникова - Ямпольского: невротизм, психотизм, депрессия, совестливость, эстетическая впечатлительность, женственность, расторможенность, общая активность, робость, общительность, психическая неуравновешенность, асоциальность, интровертированность, сензитивность.
    ХАРАКТЕР
    Узловые пункты истории учений о характере . Характер обычно определяется как целостный и устойчивый индивидуальный склад душевной жизни человека, как "цельная индивидуальность", как особый психический механизм, обеспечивающий (реализующийся в) устойчивость направленности реагирования человека на социально значимые ситуации и обстоятельства. В качестве предмета специальной отрасли этологии - характер выступил у английских психологов Д. Милля и А. Бэна ("Об изучении характера", 1861) и - характерологии - у немецких психологов Ю. Банзена ("Очерки характерологии", 1867) и Клагеса ("Принципы характерологии", 1910). Но и до этого тема характера занимала значительное место в работах по психологии. При этом чаще других ставилась задача классификации типов характеров. Поэтому обратившись именно к попыткам классификации типов характеров, можно выделить те свойства - признаки, которые составляют содержание самого понятия. Отметим узловые пункты на этом пути до того времени, когда характер становится предметом специального научного исследования.
    Одной из первых в истории европейской культуры работ, посвященных классификации характеров, является трактат Теофраста ("обладателя божественной речи") "Характеры". Он содержал описание 31 типа. Тип определялся на основе доминирования в характере той или иной черты: преобладание в характере льстивости дает тип льстеца, болтливости - болтуна и т.п. У Теофраста характер выступает как отпечаток (клеймо) определенных нравственных пороков среды. В XVII в. будущий член Французской академии Лабрюйер публикует исследование "Характеры или нравы нашего времени", поместив в начале своей книги "Характеры" Теофраста. В ней приведено 1120 характерологических зарисовок, распределенных по главам, соответствующих обстоятельствам, в которых проявляются эти характеры: "Город", "Двор", "Вельможи", "Государь" и т. п. Для самого автора исследование имело этико-психологический, нравоучительный и сатирический смысл. Лабрюйер указывает, что оно вскрывает первопричины пороков и слабостей, позволяет предвидеть то, что люди будут говорить и делать, учит не удивляться дурным и легкомысленным поступкам, которыми заполнена их жизнь.
    В XVIII в. большое распространение получает "Физиогномика" Лафатера. Он рассматривает характер как порождение судьбы и воплощение рока, связывает его с социальным происхождением ("аристократический характер"), убежден в возможности определения типа характера по строению и выражению лица.
    В XIX в. идея морфо-неврологической обусловленности характера получила широкую известность благодаря френологии Галля. На основе многочисленных анатомических исследований и наблюдений над разными группами людей Галль пришел к выводу о том, что центры душевной жизни сосредоточены не в желудочках мозга, как тогда считалось, а локализованы в мозговых извилинах. Хотя анатомические работы Галля имели опытную основу, предложенная им классификация психических способностей явилась совершенно произвольной конструкцией.
    Начиная с середины XIX в. изучение характера ведется уже с позиций эмпирической психологии. Характер понимается как совокупность элементов сознания - чувств, воли, интеллекта, а тип характера устанавливается по признаку преобладания того или другого элемента. Так, например, один из родоначальников современной характерологии А. Бэн разделил характеры на эмоциональные, волевые и интеллектуальные. В значительной степени под влиянием Бэна развил свою концепцию характера французский психолог Т. Рибо. В основание определения типов характера Рибо положил две психические функции: чувство и волю, отведя интеллекту роль лишь дополнительного фактора. Для понятия характера, по Рибо, существенны два признака: единство и устойчивость. Соответственно, Рибо делит все характеры на два класса: чувствительные и волевые. Каждый из этих классов включает в себя несколько подклассов. В классе чувствительных характеров - это кроткие, созерцательные, эмоциональные. Класс волевых характеров разделяется на два по параметру силы: посредственно активные и великие активные.
    Кроме того, Рибо устанавливает третий, дополнительный класс - апатичные характеры, которые отличаются слабой активностью, слабыми чувствами, но более деятельным умом. Этот класс делится на два подкласса: чисто апатичный тип ("мало чувствительности, мало деятельности, мало ума"), второй подкласс в зависимости от направления сильно выраженного ума еще раз делится на практические и спекулятивные характеры. К смешанным типам Рибо относит апатично-активные ("расчетливые"), чувствительно-деятельные, апатично-чувственные и умеренные характеры. Из числа упомянутых "чистых" типов Рибо исключает "аморфные" и "неустойчивые" характеры. Это приобретенные характеры. В них нет ничего врожденного, они пластичны и поддаются всякому влиянию. Они являются продуктами исключительно обстоятельств, среды, воспитания, влияния людей, предметов, их окружающих. Их очень много, легион. Неустойчивые характеры - отбросы и осадки цивилизации, они не обладают единством и постоянством и потому не могут быть включены в классификацию.
    Из числа отечественных исследователей проблем характера начала XX столетия назовем лишь одного - А. Ф. Лазурского. Им написана монография "Очерк науки о характерах". Характер, по Лазурскому, представляет собой совокупность основных наклонностей. Характер вместе с темпераментом образуют ядро личности. Личность в свою очередь рассматривается им как сложное функциональное единство, включающее в себя эндопсихику (врожденный, хотя и меняющийся при жизни нервно-психический компонент) и экзопсихику (приобретенный, обусловленный внешними влияниями и выражающий отношения личности компонент).
    Прослеженные на материале психологических исследований общие тенденциии в изменении понимания природы характера подтверждаются не менее рельефно динамикой смены подходов к изображению характера в художественной литературе. Выделим здесь лишь две вехи. В античную эпоху в раскрытии идейного содержания произведения главенствующую роль играл сюжет. Персонажи различались не своими характерами, а своим местом в изображаемых событиях. В Новое время утверждается иное соотношение характера и сюжета. Не фактические обстоятельства, а характеры определяют поведение действующих лиц. Человек становится цельным самостоятельным миром, полным и живым человеком, а не аллегорической абстракцией какой-нибудь одной черты характера (Гегель). "Человек или больше своей судьбы, или меньше своей человечности" (М. М. Бахтин ).
    Операционализация определения понятия "характер" . В семантическом окружении слова "характер" выделяются две области. В рамках одной характер выступает как устойчивость и постоянство, позволяющие идентифицировать поведение, определить принадлежность его определенному субъекту. Характер - это обычай, привычный способ действия, реагирования. Характеристика - это описание, выделение отличительных качеств, достоинств и недостатков, иногда закрепленное в документе ("он представил блестящую характеристику"). Характерный - свойственный исключительно чему-либо определенному ("это для него характерно"). Охарактеризовать кого-либо или что-либо - обнаружить их характерные черты, особенности. Характер определяется как сильный, волевой, твердый, смирный, слабый, в зависимости от того, насколько черты поведения определяются внешними обстоятельствами. Внешние формы поведения определяются так же, как манеры (плохие, хорошие, странные). Если внешнее поведение не выражает внутреннюю суть, а только копирует, имитирует кого-то, то оно определяется как манерность. Если же мы подчеркиваем, что эти манеры лишены простоты и естественности, то они становятся для нас жеманством.
    В рамках другой области характер определяется как направленность и указывает на устойчивость ориентации. Здесь он близок понятию "нрав". Добрый или крутой нрав - это то же, что добрый или крутой характер. Параметрами, на операционализацию которого ориентирует сформулированный нами вариант определения, правомерность которого подтверждается и историей вопроса, и практикой его общеупотребительного использования, очевидно, выступают: устойчивость/неустойчивость и направленность. Применительно к понятию характера устойчивость естественно интерпретируется как сила или толерантность по отношению к неблагоприятным внешним воздействиям, а также как независимость от внешних обстоятельств (способность их преодолевать). Среди множества аспектов направленности одним из наиболее очевидных является тот, в рамках которого она может быть оценена либо как инструментальная, либо как трансситуативная. Иначе говоря, важно дифференцировать людей в зависимости от того, реагируют ли они на наличные обстоятельства, используя их в качестве средств (инструментов) достижения поставленных целей, иногда и подменяя цели средствами, либо имеют тенденцию к игнорированию (пренебрежению) быстро меняющихся обстоятельств. Этот параметр можно обозначить так же, как ригидность/гибкость, иногда как догматизм/скептицизм (релятивизм).
    Проведенный анализ склоняет к использованию в первую очередь данных экстраспективного наблюдения. Поэтому требуется задать шкалы для внешнего наблюдения и оценивания. Примерами высказываний, образующих шкалу толерантности, могут служить следующие:
    Сохраняет спокойствие, когда все вокруг взволнованы. (Да.)
    Не поддается на провокации. (Да.)
    Не доверяет слухам, (Да.)
    Стремится снискать расположение каждого. (Нет.)
    Со всеми соглашается. (Нет.)
    Отличается чрезмерной готовностью подчиняться. (Нет.)
    Умеет настоять на своем. (Да.) Примерами высказываний, образующих шкалу ригидности / гибкости, могут быть следующие:
    Склонен к формальным отношениям. (Да.)
    Избегает споров. (Да.)
    Легко соглашается с предложениями других членов группы. (Нет.)
    Избегает встреч и собраний в группе. (Да.)
    Склонен к сотрудничеству. (Нет.)
    Дорожит мнением окружающих. (Нет.)
    Болезненно относится к замечаниям в свой адрес со стороны других членов группы. (Да.) Феноменология акцентуаций характера . Описание многообразия типов характера должно быть дополнено описанием многообразия акцентуаций характера. Если характер в целом определяется нами как устойчивая направленность реагирования, то при отягощении характера акцентуацией на первый план выходят те или другие болезненные нарушения. Акцентуациями являются такие варианты развития характера, которым свойственно: 1) нарушение потребностно-мотивационной сферы в форме доминирования амбивалентных состояний, 2) снижение способности к социальной адаптации, 3) повышенная ранимость, чувствительность к определенного рода воздействиям, вызывающим неадекватное реагирование (сниженная резистентность). Можно выделить следующие классы акцентуаций. Астенические, включающие в себя нарушения психастенического, неврастенического и сензитивного вида. Дистимические, объединяющие нарушения гипертимного, гипотимного и циклоидного вида. Социопатические, внутри которых следует разграничивать нарушения конформного, нонконформного и параноидального вида. "Психопатические", включающие в себя варианты шизоидных, эпилептоидных и истероидных нарушений. Приведем их краткое описание.
    Психастеник. Доминирующими чертами поведения являются нерешительность, тревожная мнительность в виде ожиданий неблагоприятных событий, тревога за благополучие своих близких, склонность к рассуждательству, самоанализу-самокопанию. Нерешительность проявляется в долгих и мучительных колебаниях при необходимости сделать самостоятельный выбор. Однако, когда решение принято, на первый план выступает нетерпеливость, стремление немедленно его исполнить. В качестве гиперкомпенсации нерешительности могут наблюдаться самоуверенные, безапелляционные суждения, утрированная решимость (бесшабашность). Защитой от постоянной тревоги становятся ритуальные действия, внимание к приметам. Как компенсаторное образование против тревоги перед новым, незнакомым, выступает педантичная склонность к порядку, неизменному режиму, любое нарушение которого провоцирует тревогу. В качестве компенсаторных образований могут выступать также склонность к тщательному планированию предстоящей деятельности, хорошая осведомленность, высокая компетентность.
    Неврастеник. На первом плане психического облика находятся такие черты, как повышенная утомляемость, раздражительность, склонность к ипохондрии, страхам, боязливость. Утомляемость быстро наступает и при умственных занятиях, и в обстановке соревнований при физических и эмоциональных напряжениях. Раздражительность проявляется внезапными аффектными вспышками, нередко возникающими по ничтожному поводу и легко сменяющимися раскаянием и слезами.
    Сензитив. Прежде всего отмечаются робость и застенчивость, легко обнаруживаемые при посторонних и в незнакомой обстановке. Затруднения в общении со всеми, кроме близких, вследствие этого иногда возникает ложное впечатление о замкнутости, отгороженности от окружающих. Чрезмерные требования к себе принимают форму постоянных угрызений совести. Стремление к гиперкомпенсации принимает форму самоутверждения не в той области, где могут раскрыться способности, а там, где чувствует собственную слабость. Робкий и стеснительный может надевать личину искусственной веселости, развязности, заносчивости, но в неожиданной ситуации быстро пасует. Часто стремится занять общественные посты, где робость компенсируется авторитетом организации, хорошо выполняет формальную часть порученных ему функций. Труднопереносимыми являются ситуации чрезмерного внимания со стороны окружающих, особенно недоброжелательность, насмешки, подозрения в неблаговидных поступках.
    Гипертим. Свойственны повышенная потребность в притоке жизненных впечатлений, социальном признании, фамильярность, авантюризм. Плохо переносит жесткую дисциплину, строго регламентированный контроль. В необычных ситуациях проявляет находчивость. К правилам и законам относится легкомысленно, подчас цинично. Неаккуратен, необязателен. Плохо справляется с работой, требующей усидчивости, кропотливости. Присущи завышенная самооценка и склонность строить радужные планы на будущее, которые легко забываются и сменяются новыми.
    Гипотим. Отличают постоянно пониженное настроение, повышенная тревожность, ожидание, что вот-вот должно случится нечто неприятное. Проблески улучшения настроения сопровождаются обострением тревожности: за радость нужно платить новыми несчастьями ("смеяться - к слезам"). Часто испытывает чувство вины, неполноценности: кажется, что в чем-то виноват, что окружающие смотрят на него свысока. От трудностей впадает в отчаяние, не способен к волевому усилию. Постоянно плохое самочувствие. После сна требуется длительный период врабатывания. Свойственны двигательная вялость, заторможенность. Объективно нуждается в создании и поддержании укрепляющего (тонизирующего) режима жизнедеятельности.
    Циклотим. Определяющая черта - маломотивированные резкие колебания настроения, сохраняющегося затем в течение длительного (месяцы) времени. От настроения, в котором находится циклотим в данный период, зависит все: и самочувствие, и работоспособность, и общительность. Соответственно настроению и будущее то расцвечивается радужными красками, то представляется серым и безрадостным, и прошлое предстает то как цепь благоприятных событий, то как сплошь состоящее из неудач и несправедливостей, и повседневное окружение кажется то злонамеренным, то благожелательным.
    Конформист. Выделяется сниженной потребностью в индивидуализации, отмечается низкая инициативность, тяготение к банальному, шаблонному, общепринятому, обезличенность. Стремясь всегда соответствовать окружению, не может противостоять ему. Внутренний дискомфорт наступает, когда чем-то выделяется из привычной для него среды. Свойственна немотивированная неприязнь к тем, кто не следует общепринятым стандартам.
    Нонконформист. Доминирует ярко выраженная потребность действовать вопреки установленным правилам, сочетающаяся с безволием, когда дело касается исполнения обязанностей, долга, достижения императивно поставленных извне целей. Отсутствует жизненная перспектива. Социальные связи ослаблены, заметна тяга к случайным компаниям, сулящим развлечения, легкую смену впечатлений. Влечение к праздному времяпрепровождению.
    Параноид. Отличается прежде всего повышенной конфликтностью вследствие настойчивого стремления к внедрению нововведений. Подозрителен: воспринимает людей, не разделяющих его взглядов, как недобросовестных, недоброжелательных. Имеет место ригидность поведения. Равнодушие или нежелание принять предлагаемые им проекты еще в большей степени настраивают на достижение своей цели. Характерна сосредоточенность, фиксированность на поставленной цели, сниженная способность к пониманию других, к эмпатии.
    Шизоид. На первом плане психического облика находится отчужденность от окружающих. Незаинтересованность в том, чтобы понять других и быть понятым другими. Шизоиду свойственна замкнутость, погруженность в мир внутренних переживаний и мыслей, которые нередко оторваны от повседневности и как бы противопоставлены ей. Отмечаются экстравагантность поведения, увлечений, их вычурность, которые, однако, не служат способом привлечения внимания к себе, а выражают индифферентность к окружению. Слабость интуиции и сопереживания подчеркивает впечатление холодности, черствости. Эти черты могут усиливаться в результате быстрой истощаемости интереса к межличностному взаимодействию.
    Эпилелтоид. Характеристический признак - периоды беспричинно тоскливого настроения, когда эпилептоид делается вспыльчивым, раздражительным, склонным к садистским реакциям. Имеют место обидчивость, груз отрицательных эмоций сохраняется долго и требует разрядки через отмщение, кроме того, заметны ограниченность, сосредоточенность на однажды выбранном круге интересов. Аккуратное, скрупулезное выполнение установленного порядка может сопровождаться раздражением, когда кто-либо этот порядок разрушает. Асимметрия в межличностных отношениях проявляется в следующем: считает своим долгом давать советы, поучать, но не терпит к себе назидательного отношения. Отмечается склонность к обстоятельным, детальным, неторопливым разъяснениям и раздражение, когда прерывают, не дают досказать, торопят. Успешно справляется с работой, требующей тщательного, пунктуального выполнения инструкций.
    Истероид. Доминирующей чертой этого типа акцентуации является ненасытный эгоцентризм: жажда постоянного внимания к своей особе со стороны окружающих, восхищения, удивления, почитания, сочувствия. Не терпит равнодушного отношения к себе, предпочитая негодование или ненависть в свой адрес. На этой основе развивается склонность к фантазированию, через которую реализуется потребность видеть и представлять себя в необычном свете. Отсутствие глубоких, искренних, устойчивых чувств сочетается с экспрессивностью поведения, театральностью переживаний, склонностью к рисовке, позерству. Хорошо развита эмпатия. Не обладая достаточной стеничностью, способностью подчинять других, может на непродолжительное время занимать лидирующее положение в группе за счет способности выражать нарождающиеся настроения. Перед трудностями пасует, особенно если нет шансов сконцентрировать внимание на своей персоне. Психологически доминирующая черта проявляется и во внешнем облике, который весь ориентирован на привлечение внимания: ажитация, бросающиеся в глаза одежда, украшения, громкий смех, разнообразные голосовые модуляции. Социальные контакты хотя и обширны, но поверхностны и неустойчивы, поддерживаются до тех пор, пока подкрепляют эгоцентрическую ориентацию.
    СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ "ТЕМПЕРАМЕНТ", "ХАРАКТЕР", "ЛИЧНОСТЬ"
    Проблема . Трудность, которая быстро обнаруживается при употреблении понятий "темперамент", "характер", "личность", заключается в том, что они нередко используются как синонимы; признаки, составляющие их содержание, не дифференцируются. Примером позиции, демонстрирующей недостаточную дифференцированность признаков, свойственных разным ингредиентам психической реальности, могут служить описания типов темперамента, предложенные американским психологом В. Шелдоном. Его исследования внесли существенный вклад в понимание природы фундаментальных структур психической реальности. Вслед за этими исследованиями, начатыми в 1927 г., было проведено множество других, уточняющих или критикующих выдвинутый подходи его результаты, однако обращение именно к ним позволяет увидеть необходимость разработки и использования специальных процедур, направленных на дифференциацию соответствующих ингредиентов. Шелдон выделил три психических типа (назвав их типами темперамента), основываясь на данных о тесноте корреляционных связей между признаками, характеризующими психический облик человека. При таком подходе в описание типа включаются недифференцированно темпераментные, личностные, характерологические и иные признаки. Это указывает на необходимость дополнять статистический анализ семантическим анализом психологического смысла, учитываемых признаков, понятий, используемых для описания психического облика человека, форм его активности. С позиций результатов ранее проделанного анализа такого рода дифференциация может быть произведена. Изложим один из ее вариантов в форме следующего описания.
    Темпераментные проявления:
    висцеротонического типа: расслабленность в движениях и осанке, замедленность реакции, безмятежная удовлетворенность, любовь к физическому комфорту, любовь к пище, удовольствие от пищеварения;
    соматотонического типа: уверенность в осанке и движениях, любовь к физическим нагрузкам, энергичность, потребность в движениях, удовлетворенность от них, решительные манеры, громкий голос, любовь к шумным играм, потребность в деятельности в трудную минуту, склонность к риску, храбрость в бою, экстраверсия, безразличие к боли:
    церебротонического типа: сдержанность движений, чопорность, чрезмерная физиологическая реактивность, повышенная скорость реакций, чрезмерная чувствительность к боли, тихий голос, боязнь вызвать шум, интроверсия.
    Личностные проявления:
    висцеротонического типа: социофилия, ориентация на других людей, приветливость со всеми, потребность в людях в тяжелую минуту, ориентация на семью, терпимость, бесхарактерность, жажда любви и одобрения, любовь к галантному обхождению, социализация пищевой потребности, общительность в состоянии опьянения;
    соматотонического типа: стремление к господству, власти, отсутствие такта, агрессивность и самодовольство, агрессивность в соревновании, ориентация на юношеские занятия;
    церебротонического типа: затруднения в установлении социальных контактов, склонность к интимности, неумение предвидеть отношение к себе других людей, потребность в уединении в тяжелую минуту, ориентация на пожилой возраст.
    Характерологические проявления:
    висцеротонического типа: стабильность эмоциональных проявлений, легкость выражения чувств, глубокий сон;
    соматотонического типа: психологическая нечувствительность, отсутствие жалости.
    церебротонического типа: скрытность чувств, контроль над эмоциями, чрезмерное умственное напряжение, повышенный уровень внимания, тревожность. трудность в приобретении новых привычек, недостаточный сон. хроническая усталость, устойчивость к действию алкоголя.
    Приведенные описания демонстрируют не только возможности дифференциации проявлений, соответствующих разным психическим механизмам, но одновременно указывают на недостаточную четкость (а может быть, и некорректность) такого рода дифференциации. Требуется операционализировать эти различия. Но прежде чем перейти к решению этой задачи, отметим, что одним из первых, кто осознал и четко сформулировал задачу дифференциации темпераментных, характерологических и личностных признаков, был выдающийся анатом и педагог П. Ф. Лесгафт. Кратко изложим его позицию, которая представляет интерес, прежде всего, как вариант типологизации личностных особенностей, отражающих инвариантные структуры внутригруппового взаимодействия.
    Лесгафт пользовался тремя понятиями: темперамент, характер, тип. При этом, согласно Лесгафту, темперамент - это "степень действий и чувствований, проявляемых отдельным лицом, и распределение этого по времени, т.е. сила и быстрота проявления действий и чувствований, а также сила и быстрота развития желаний отдельного лица, степень возбудимости организма от внешних и внутренних стимулов и продолжительность его реакции на последовавшее возбуждение". Под характером он понимал "проявление воли человека, основанное на истинах, выясненных и твердо установленных разумом". Тип трактовался Лесгафтом как степень сознательного отношения человека к окружающей среде, нравственного его развития. При этом разграничивались три уровня сознательной деятельности. На первом имеют место "отраженно-опытные действия с отсутствием нравственных проявлений", на втором - "подражательно-рассудочные действия с внешнеусвоенными нравственными основаниями", на третьем - "разумно-самостоятельные проявления с вполне усвоенными нравственными основаниями". Применительно к детскому возрасту и условиям школьного воспитания Лесгафт описал шесть типов.
    Ребенок лицемерного типа повторяет то, что видит, всегда старается более легким способом достигнуть личных выгод и избежать деятельности; связанной с трудом и усилиями. Легко усваивает то, что сильно на него влияет, в особенности все внешние проявления окружающих. Способ его деятельности всегда практическиопытный, он старается хитростью и лаской обойти все затруднения, не особенно огорчаясь неудачей. Отношение к истине только внешнее, заучены одни только общие нравственные правила и шаблоны.
    Честолюбивый отличается умением усваивать все памятью, действия находятся в зависимости от сильно развитых чувствований. Чувство превосходства является главным возбуждающим моментом. Отсюда гордость, самоуверенность, спесь, напыщенность, постоянное стремление первенствовать и властвовать над другими. Скромные серьезные занятия не привлекают. Деятельность возможна при надежде на внешний успех.
    У добродушного типа развита главным образом аналитическая деятельность, привычка рассуждать над каждым новым явлением, при недостатке знаний мыслительная деятельность легко принимает характер фантазии; умственная деятельность сосредоточена преимущественно на выяснении личности человека, разборе собственных проявлений. Но деятельность поддерживается, пока существует умственный интерес. Недостаток состоит в несоответствии между умственными физическим трудом, а именно, преобладанием первого, отсюда недостаток возбуждений со стороны активно-физических органов тела и вследствие этого известная степень апатии и лени.
    Мягко-забитый: нет условий, постепенно и последовательно возбуждающих его и тем самым способствующих его развитию. Делает так, как указано и что сказано; нет ни наблюдательности, ни знаний, ни нравственных понятий. Появляющееся у него упорство имеет характер пассивного состояния, из которого он не решается выйти. Дети этого типа всего труднее поддаются развитию, с возрастом у них формируется только узкая эгоистическая практичность и расчетливость, они совершенно безучастно и даже бездушно относятся ко всему окружающему.
    Злостно-забитый: ожесточенный, подозрительный, самолюбивый. Сознательная деятельность более всего сосредоточена на личной защите. Приученный к сильным впечатлениям мерами, связанными с оскорблением личности, постоянно стремится к перемене впечатлений, к сильным возбуждениям. Правдивость его условная, так как он никогда не постесняется сказать или поступить не согласно с правдой, если это будет иметь отношение к лицу ненавистному или даже заподозренному, а таким может быть каждое незнакомое ему лицо. Преобладает развитие памяти над рассуждением. Недостаточно приучается к отвлеченному мышлению, ему свойственны скорей наблюдательность и опытность.
    Угнетенный: отмечается недостаточное стремление к отвлеченному мышлению. Ценит свой труд, обладает большой скромностью, терпением, терпимостью к окружающим, правдивостью, искренностью.
    Операционализация различий в содержании понятий "темперамент", "личность", "характер" . Ряд признаков, употребляемых в отношении темперамента, личности и характера, являются сквозными. Например, мы говорим "сильная личность". "сильный характер", "сильный темперамент". Но смысл этих квалификаций различен. "Сильный темперамент" означает выносливый, способный переносить нагрузки, меняющиеся в широком диапазоне, сохраняющий работоспособность. Сильный характер имеется у человека, способного противостоять всякого рода соблазнам на пути следования к намеченной цели. Сильная личность - это человек, пользующийся авторитетом, влиятельный человек. Еще одним параметром такого рода является направленность. Смысл ее также меняется, говорим ли мы о направленности личности, направленности характера или о направленности темперамента. Операционально эти различия позволяют учитывать специально разработанные диагностические процедуры, позволяющие дифференцировать экстраверсию/интроверсию, экстернальность/интернальность, экстрапунитивность/интропунитивность. Соответствующими признаками и должны быть дополнены описанные нами типы темперамента, личности и характера.
    Представления об экстраверсии/интроверсии были разработаны К. Юнгом для дифференциации типов направленности либидо. Экстравертированный тип характеризуется обращенностью на окружающий мир, объекты которого, подобно магниту, притягивают "жизненную энергию" субъекта, что в известном смысле ведет к отчужденности субъекта от самого себя, к принижению значимости явлений внутреннего мира. Экстравертам свойственны импульсивность, инициативность, гибкость поведения, общительность, социальная адаптированность. Для интровертированного типа характерны фиксация интересов на явлениях внутреннего мира, которым придается высшая ценность, необщительность, замкнутость, социальная пассивность, склонность к самоанализу, затруднения в социальной адаптации. В качестве примеров фрагмента шкалы для диагностики экстраверсии/интроверсии, понятых как темпераментный параметр, могут служить следующие высказывания (вопросы):
    Нравится ли Вам оживление и суета вокруг Вас? (Да.)
    Предпочитаете ли Вы работать в одиночестве? (Нет.)
    Вы по натуре живой человек? (Да.)
    Очень ли Вы любите вкусно поесть? (Нет.)
    Предпочли бы Вы остаться в одиночестве дома, чем пойти на скучную вечеринку? (Нет.)
    Считаете ли Вы обычно, что все само собой уладится и придет в норму? (Нет.)
    Говорите ли Вы иногда первое, что придет в голову? (Да.) Параметр экстернальности/интернальности основывается на представлении о возможности различной локализации механизмов самоконтроля: во внешнем или внутреннем личностном пространстве. Если человек принимает ответственность за события, происходящие в его жизни, на самого себя, объясняя их своими намерениями, своими способностями, своими поступками, то говорят о наличии у него интернального локуса контроля. Если же у него доминирует склонность приписывать причины происходящего внешним факторам (окружающим обстоятельствам; судьбе, случаю), то это свидетельствует о наличии у него эктернального локуса контроля. В качестве примеров можно привести следующие высказывания:
    Для того чтобы убедиться, что я прав, мне важно знать реакцию окружающих. (Да.)
    Мое самочувствие сильно зависит от окружающих. (Да.)
    Мне важно, чтобы все вещи, окружающие меня повседневно, всегда находились на своих местах. (Да.)
    Человек, который не смог добиться успеха в своей работе, скорее всего не проявил достаточного усердия. (Нет.)
    Перед собой я ставлю только такие задачи, которые я смогу решить без посторонней помощи. (Нет.)
    Никто не способен помочь человеку разобраться в его проблемах, кроме него самого. (Нет.)
    Люди оказываются одинокими из-за того, что сами не проявляют интереса и дружелюбия к окружающим. (Нет.) Параметр экстрапунитивности/интропунитивности выступает важным дифференцирующим характерологическим признаком в ситуациях фрустрированности, т.е. тогда, когда на пути удовлетворения значимых для человека намерений неожиданно встречаются преграды, когда разрушаются привычные стереотипы поведения. При экстрапунитивном типе реагирования ответственность за возникновение фрустрирующей ситуации приписывается другим людям, внешним обстоятельствам, им же вменяется обязанность ее ликвидации. При интропунитивном типе реагирования человек принимает ответственность за возникшую ситуацию на себя, стремится выйти из ситуации за счет изменения самого себя. своих установок, своих намерений. Для диагносцирования этого параметра могут использоваться суждения следующего типа:
    Если, придя домой, я обнаруживаю пусть даже незначительный дефект в купленной вещи, на следующий день я, конечно, пойду требовать, чтобы мне ее заменили. (Да.)
    В дискуссии я нередко считаю необходимым повторить свою мысль несколько раз с тем, чтобы убедиться, что меня правильно поняли. (Да.)
    Если я замечу, что коллеги неприветливы со мной, я постараюсь понять, где я допустил оплошность. (Нет.)
    Человек становится компетентным лишь в результате самообразования. (Нет.)
    Для того чтобы лучше понимать других, нужно сначала научиться понимать себя. (Нет.)
    Если я обнаружу неисправность, которую сам смогу ликвидировать, я, конечно, это сделаю. (Нет.)
    Добиваться больших успехов в работе, как правило, мешают интриги сослуживцев. (Да.)
    СОЗНАНИЕ
    Сознание как компонент состояния человека . Сознание - особый уровень, форма, способ функционирования (состояния) человека, его психики. Условием достижения (наличия) этого уровня является состояние бодрствования. Поэтому один из путей конкретизации описания сознания основывается на противопоставлении состояния бодрствования состоянию сна. Человек не может истинно утверждать о себе "я сплю", поскольку сам факт высказывания этого утверждения означает обратное. В этом смысле с логической точки зрения состояние сна отрицает наличие у субъекта сознания. Человеку, конечно, может сниться сон, что он спит. Это, казалось бы, свидетельствует о том. что и к сновидениям приложимы истинностные оценки (когда человек в сновидении видит, что он спит, то это сновидение истинно, когда же человек в сновидении видит что-либо другое, то такое сновидение ложно). Однако это утверждение несостоятельно, поскольку в состоянии сна невозможно интерсубъективное взаимодействие (еще одно требование, выполнение которого предполагается в состоянии сознания).
    Сопоставительная характеристика состояний сна и бодрствования интересна не только в плане феноменологическом, но и с точки зрения выделения тех мозговых структур, которые в первую очередь имеют отношение к обеспечению сознательной деятельности, функционированию сознания как особого психического механизма.
    Изучение рефлекторной активности спинного мозга, во время сна не указывает на какие-либо изменения. Функции вегетативной нервной системы в состоянии сна не претерпевают сколько-нибудь значительных изменений. Нервная регуляция процессов дыхания, кровообращения, пищеварения, обмена веществ, выделения остается в пределах тех же колебаний, что и в бодрствующем состоянии, хотя отправление самих вегетативных функций осуществляется, как правило, в сравнительно более слабой степени. Во время сна существенно снижается газообмен, несколько уменьшается температура тела. Но функционирование гладких мышц, автономное по отношению к сознательной регуляции, во время сна даже усиливается. Кровеносные сосуды продолжают свои сокращения, кишечник сохраняет перистальтику. Многие люди, например, после интенсивной работы или обильной еды предпочитают заснуть. На животных же доказано, что пища, принятая перед сном, переваривается лучше, чем в состоянии бодрствования. Выделительные органы - почки, кожа - во время сна также усиливают свои функции.
    Для состояния сна специфично, как правило, отсутствие произвольных движений, снижение восприимчивости органов чувств, отсутствие логической связи в содержании сновидений. Вместе с тем известно, что некоторые птицы спят, стоя на одной ноге. сохраняя равновесие тела. Переутомленные люди (солдаты во время марша) могут спать на ходу. В сомнабулическом состоянии люди совершают столь сложные двигательные акты, что они не смогут их даже воспроизвести в бодрствующем состоянии. Поскольку известно, что центральным органом, обеспечивающем координацию движений, является мозжечок, то такого рода факты позволяют утверждать, что в состоянии сна его функционирование не снижается. Все это так или иначе указывает, что анатомическим субстратом сознания является кора больших полушарий головного мозга. Спящему доступны все виды ощущений, у него в определенной степени сохраняются мнемические функции. Есть свидетельства, что во время сна совершались открытия.
    Из повседневного опыта известно, что устранение внешних воздействий на органы чувств играет важную роль в наступлении сна. Каждый желающий заснуть избегает резкого света, шума, сильных обонятельных, вкусовых и осязательных впечатлений. Только монотонные и привычные впечатления способствуют засыпанию. Сонливое состояние, предшествующее засыпанию, обыкновенно сопровождается зевотой: глубоким и медленным вдыханием широким ртом и медленным выдыханием. Зевота, как правило, сопровождается потягиванием всего тела вследствие инстинктивного желания устранить местные застои крови и выравнить ее неправильное распределение. При проведении психологических обследований, а также в условиях лабораторных исследований психики, важное значение имеет контроль за состоянием обследуемого (испытуемого). При этом учитываются как объективные (экстроспективные) аспекты поведения, так и субъективные (интроспективные) показатели. В качестве примера последних можно привести шкалы из опросника Уэссмена и Рикса, в системе которых состояние бодрствования может быть охарактеризовано как состояние жизнерадостной, бодрой, энергичной и спокойной уверенности в своих силах.
    Шкала "спокойствие - тревожность" .
    10. Совершенное и полное спокойствие.
    9. Исключительно хладнокровен, на редкость уверен и не волнуюсь.
    8. Ощущение полного благополучия. Уверен и чувствую себя непринужденно.
    7. В целом уверен и свободен от беспокойства.
    6. Ничто особенно не беспокоит меня. Чувствую себя более или менее непринужденно.
    5. Несколько озабочен, чувствую себя скованно, немного встревожен.
    4. Переживаю некоторую озабоченность, страх, беспокойство, неопределенность. Нервозен, волнуюсь, раздражен.
    3. Значительная неуверенность. Весьма травмирован неопределенностью. Страшно.
    2. Огромная тревожность, озабоченность. Изведен страхом.
    1. Совершенно очумел от страха. Потерял рассудок. Напуган неразрешимыми трудностями.
    Шкала "энергичность - усталость" .
    10. Порыв, не знающий преград. Жизненная сила выплескивается через край.
    9. Бьющая через край жизнеспособность, огромная энергия, сильное стремление к деятельности.
    8. Много энергии, сильная потребность в действии.
    7. Чувствую себя очень свежим, в запасе значительная энергия.
    6. Чувствую себя довольно свежим, в меру бодр.
    5. Слегка устал. Леность. Энергии немного не хватает.
    4. Довольно усталый. Апатичный. В запасе не очень много энергии.
    3. Большая усталость. Вялый, скудные запасы энергии.
    2. Ужасно утомлен. Почти изнурен и практически не способен к действию.
    1. Абсолютно выдохся. Неспособен даже к самому незначительному усилию.
    Шкала "приподнятость - подавленность" .
    10. Сильный подъем, восторженное веселье.
    9. Очень возбужден, в очень приподнятом настроении.
    8. Возбужден, в хорошем расположении духа.
    7. Чувствую себя очень хорошо. Жизнерадостен.
    6. Чувствую себя довольно хорошо.
    5. Чувствую себя чуть-чуть подавленно.
    4. Настроение подавленное, несколько унылое.
    3. Угнетен, чувствую себя очень подавленно.
    2. Очень угнетен, чувствую себя просто ужасно.
    1. Крайняя депрессия и уныние, подавлен.
    Шкала "уверенность в себе - чувство беспомощности" .
    10. Для меня нет ничего невозможного. Смогу сделать все, что захочу.
    9. Чувствую большую уверенность в себе. 8. Очень уверен в своих способностях.
    7. Чувствую, что моих способностей достаточно и мои перспективы хороши.
    6. Чувствую себя довольно компетентным.
    5. Чувствую, что мои умения и способности несколько ограничены.
    4. Чувствую себя довольно неспособным.
    3. Подавлен своей слабостью и недостатком способностей.
    2. Чувствую себя жалким и несчастным. Устал от своей некомпетентности.
    1. Давящее чувство слабости и тщетности усилий. У меня ничего не получится.
    Приведенные фрагменты опросника для изучения состояния бодрствования показывают, что это состояние в экспериментальной психологии рассматривается как градуированное множество уровней, то же можно сказать и о состоянии сна.
    В настоящее время на основе данных электроэнцефалографии сон рассматривается как циклическое изменение мозговой активности, проходящее пять стадий. В ходе смены стадий ритмы сердца и дыхания становятся все более равномерными и замедляются по мере углубления сна. Первая же стадия соответствует периоду дремоты с полусонными мечтаниями и длится от 1 до 9 минут. Здесь имеют место тета-волны ЭЭГ, постепенно сменяющие альфа-волны. На второй стадии в ЭЭГ появляются "сонные веретена" с волнами более высокой частоты (12-14 Гц), чем альфа-волны. Продолжительность этой стадии 30-45 минут. На третьей стадии, длящейся несколько минут, сонные веретена исчезают, и волны становятся более медленными. Четвертая стадия - это стадия глубокого восстановительного сна, она длится около получаса. В течение ее человек видит сновидения. Для этой стадии характерно преобладание дельта-волн. Пятая стадия - это стадия парадоксального сна, в течение которой наблюдаются быстрые движения глаз, сердечный ритм ускоряется, кровь приливает к мозгу, дыхание становится учащенным, выделяются гормоны, но тело расслаблено, мышечный тонус отсутствует. Эта стадия длится 15-20 минут и сопровождается сновидениями.
    Общее название нарушений сна - диссомнии. К числу достаточно распространенных относится бессонница. Она проявляется в сокращении общей длительности и в изменениях соотношения различных стадий: продолжительное засыпание, раннее пробуждение, многократное прерывание сна в течение ночи, выпадение стадий глубокого и парадоксального сна. Бессоница тесно связана с тревожностью. Она часто наблюдается у лиц, обеспокоенных реальными или мнимыми проблемами, связанными с повседневной жизнью, состоянием собственного здоровья, с работой. В то же время бессонница может быть одним из первых признаков соматического или психического заболевания. Нарушения сна могут проявляться и в форме характера сновидений: кошмары и ночные ужасы. Кошмары - это мучительные сновидения, возникающие во время парадоксальной фазы сна. Ночные ужасы обычно появляются во время медленноволнового сна и приводят к внезапному пробуждению в состоянии испуга. В отличие от кошмаров, когда картина сновидений сохраняется с достаточной полнотой, у субъекта остается очень мало воспоминаний о моментах ужаса, поскольку после такого рода пробуждения он вновь засыпает. Особый вид нарушения сна - нарколепсия. Для нее характерно, что субъект может внезапно заснуть, когда угодно и где угодно. Сон длится несколько минут, в течение которых человек может продолжать выполнять какие-либо автоматизированные действия (например, вести автомобиль).
    Сознание как ингредиент психики . Множество психических функций, выполняемых человеком в состоянии бодрствования, регулируются сознанием как одной из инстанции его внутреннего мира. С другой стороны, само сознание существует постольку, поскольку осуществляются отдельные психические функции (процессы). Можно сказать, что сознание в качестве ингредиента психики выступает как результат интеграции отдельных психических функций, как инвариант их многообразия.
    В повседневном общении, когда мы описываем свое психическое состояние, мы говорим: "я вижу", "я чувствую", "я думаю", "я вспоминаю", "я взволнован", "я расстроен" ... В роли субъекта всех подобных функций выступает "я". "Я" либо испытывает определенные воздействия, либо инициирует определенные психические акты, процессы, функции. С одной стороны, "я" является общим эффектом интеграции психических функций, с другой, - "я" способно дифференцировать отдельные функции друг от друга, определенным образом квалифицировать их. Все функции "я" связаны (основываются на) с осуществлением конкретной психической функции - внимания. Внимание является конкретно психологической формой реализации сознания. Можно говорить о внимании применительно к любому уровню познавательной активности: сенсорному, перцептивному, мнемическому, умственному, имея в виду сосредоточенность познавательной активности на определенном объекте или феномене внутреннего мира. благодаря которой они каким-то образом выделяются из фона. Кроме того. важно отметить. что само внимание, подобно функциям "я", разделяется на два вида: внимание, вызываемое объектом, обусловленное его характеристиками (непроизвольное внимание), и внимание. инициированное или поддерживаемое за счет усилий "я" (произвольное внимание). Поле самого внимания структурировано: в нем выделяются фокус внимания и его периферия. В экспериментально-психологическом плане этому соответствует такой параметр внимания.как его концентрация.
    К характеристикам внимания, выявленным (изученным) в экспериментальнопсихологических исследованиях, принадлежат также, с одной стороны, объем, а с другой. - распределение и переключение. Параметр объема внимания имеет пространственно-временной смысл: сколько объектов субъект способен удержать в поле своего внимания, сколько звуковых стимулов он способен запечатлеть. Параметры распределения и переключения имеют операционально-регуляторный смысл. Значения параметров внимания являются индикаторами состояния субъекта, степени его утомления, уровня его бодрствования.
    Одним из основных параметров сознания, так же как и внимания, является объем. Требование поступать сознательно, вести себя сознательно - это требование к тому, чтобы удерживать в процессе деятельности в поле своего сознания те основания, которые выступают в качестве регуляторов активности. Человек поступает сознательно, когда в поле его сознания находятся основания его активности, последствия, к которым может привести его поступок ("он сознательно пошел на это"). Осознать - значит ввести в круг своего сознания основания своего поступка, которые до этого оставались за его порогом ("он осознал свою вину").
    Другим важнейшим параметром сознания является ясность, отчетливость тех объектов, которые находятся в поле сознания. Параметр четкости подразумевает способность выделить границы. отделяющие один объект от другого, выделить связи, которые имеются между отдельными объектами и по которым возможен переход от одних объектов к другим. Параметр ясности в отношении сознания можно сопоставить по смыслу с параметром чувствительности в отношении методических процедур: в обоих случаях идет речь о возможности дифференцировать различающиеся явления.
    Начиная с исследований В. Вундта в экспериментально-психологическом изучении сознания, механизмов, его порождающих (генерирующих), принципиальное значение уделяется установлению взаимосвязей, с одной стороны, энергетических и пространственно-временных параметров стимула и, с другой, - структурных и энергетических характеристик поля сознания. Подойдя к решению задачи определения объема сознания с позиций установления числа звуковых сигналов (ударов метронома) и числа зрительно предъявляемых объектов, которые испытуемые могли отчетливо воспринимать как единое целое, Вундт экспериментально установил, что это число равняется шести. "Шесть простых впечатлений представляет собой границу объема внимания. Так как эта, величина одинакова для слуховых и для зрительных впечатлений, данных как последовательно, так и одновременно, то можно заключить, что она означает независимую от специальной области чувств психическую постоянную" (Вундт В. Введение в психологию. М., 1912. С. 32). Согласно современным исследованиям объем актуального сознания оценивается величиной 7+2.
    Связь интенсивностных (энергетических) и структурных характеристик поля сознания обнаруживается в том, что объекты, находящиеся в центре этого поля, воспринимаются отчетливее по сравнению с объектами, находящимися на периферии. Объекты, оказавшиеся за границами поля сознания (за порогом сознания), становятся таковыми вследствие их интенсивностных параметров. Принципиально важно также и то, что сознания как определенного рода психической реальности вообще не существовало бы, если бы психическое настоящее (актуальное) не представляло бы собой определенную интеграцию прошедшего, настоящего и будущего. Психическое настоящее является по существу интервалом, в пределах которого длительность представлена совместно с последовательностью и внутри определенного диапазона относительной одновременности. С точки зрения Л.М. Веккера, "психическое пространство является эффектом симультанирования сукцессивного временного ряда" (Веккер Л. М. Психические процессы. Л., 1981. Т.З. С.284). В границах психического настоящего одновременность складывается из последовательно возникающих впечатлений. Элементы этой последовательности, интегрируемой в рамках относительной одновременности, не могут по исходному своему смыслу быть эквивалентны энергетически. Это имеет своим последствием (эффектом)структурную неоднородность поля сознания.
    Возникновение сознания в онто-, фило- и социогенезе связано с речью. В свою очередь, при рассмотрении роли речи в возникновении и функционировании сознания важно иметь в виду (и различать) три аспекта. Во-первых, речь реализуется как процесс межсубъективного взаимодействия, как процесс интерперсональной коммуникации. В своем функционировании речь подчиняется действию социальнолингвистических факторов. Речь отдельного человека есть индивидуальный компонент межиндивидуального информационного обмена. Во-вторых, речевое действие есть частный случай действия вообще и как таковое, хотя и осуществляется на основе психической регуляции, не входит в число собственно психических актов. Речевая моторика, к примеру, является объектом изучения физиологии движения, а не только психологии. И в-третьих, речевой акт входит в контекст собственно психических феноменов. Здесь речевой акт выступает как средство экстериоризации смысла и опирается на образы слов и высказываний. Речь по отношению к этим образам выступает в исходном своем значении кода. "Будучи частной формой психических образов, образы словесных кодов подчиняются общим закономерностям сенсорноперцептивного отражения: они обладают пространственно-временными, модальными и интенсивностными характеристиками, им присущи целостность, константность и обобщенность" (Веккер Л. М. Указ. соч. С.288).
    Рассматривая речевую коммуникацию в качестве одного из механизмов порождения сознания, следует подчеркнуть, что сама возможность ее осуществления предполагает взаимообусловленность процессов экстериоризации и интериоризации. Это совершенно очевидно уже при рассмотрении частных случаев речевой коммуникации: слушания и говорения, чтения и письма. Говорение возможно при слышании, по крайней мере, самого себя, слушание выступает как механизм регуляции говорения. Слушание опирается на редуцированное проговаривание слышимого. Переходя к рассмотрению механизмов формирования сознания, мы должны отметить, что осознание чего-либо становится возможным в результате соотнесения с ним некоего акта собственной активности субъекта: интериоризация основывается на экстериоризации. С другой стороны, экстериоризация оказывается возможной в результате соотнесения элемента внутреннего опыта с формами внешней активности. Экстериоризация и интериоризация взаимообусловлены. Связывая это с механизмами употребления речи, можно сказать, что мы осознаем нечто, будучи в состоянии назвать это, и наоборот, называя нечто, мы делаем шаг в направлении его осознания.
    Исследуя вопрос о разграничении темпераментных, личностных и характерологических механизмов, мы ввели параметры экстра-, интроверсии, экстер-. интернальности, экстра-, интропунитивности. Применительно к описанию сознания эти параметры также нередко используются. Говорят об интровертированном, или интернальном, или интропунитивном и т.д. сознании. Это в определенном смысле, конечно, оправдано. Но следует иметь в виду, что сама возможность использования этих параметров для характеристики интегративных механизмов психики основывается на выявлении фактов осознания определенных аспектов поведения, общения, деятельности. Поэтому, характеризуя сознание как определенный интегративный механизм психики, обеспечивающий познавательную деятельность (познание других механизмов психической регуляции), предпочтительней говорить о нем, что уже было отмечено, как о единстве процессов экстериоризации и интериоризации. В качестве особого вида реальности сознание обладает свойствами эвидентности, рефлексивности, субъективности, интенциональности. Эвидентность - это свойство самодостоверности сознания; рефлексивность - это свойство самоудвоения сознания, способность отображать свои собственные состояния; интенциональность - это свойство саморасщепляемости и последующей векторизованности сознания и его активности как единства экстериоризации и интериоризации; субъективность - это свойство самопорожденности сознания, его самообусловленности.
    Нарушения сознания . Нарушения сознания могут быть охарактеризованы через выявление патологических изменений параметров, присущих нормально функционирующему сознанию: ясность, объем (глубина, широта), связность, переключаемость. Родовое наименование, обычно используемое в отношении всех видов нарушения сознания, - помрачение - само указывает на то, что здесь в первую очередь утрачивается ведущий параметр сознания - ясность. Существует ряд признаков помрачения сознания, общих для всех его разновидностей: 1) дезориентация человека в пространстве и времени. 2) отрешенность его от окружающего, проявляющаяся в неполном охвате обстановки (фрагментарность), в нечеткости восприятия, 3) бессвязность мышления, спутанность речи, 4) амнезия на период помрачения сознания. Наличие всех этих признаков обязательно для констатации помрачения сознания. Традиционно выделяется пять качественно различаемых синдромов помрачения сознания: оглушенность, сумеречное состояние, онейроид, делирий, аменция.
    Состояние оглушенности обычно квалифицируется как наиболее простой по своей структуре синдром помрачения сознания. В этом случае происходит лишь равномерное угнетение всех видов психической активности: субъект становится сонливым, адинамичным, аспонтанным, эмоционально обедненным, замедляется темп мышления, восприятие становится неотчетливым. Человек выглядит труднодоступным для контакта, отрешенным от окружающего, он малоподвижен, движения замедленны, выражение лица тупое, безразличное, производит впечатление чем-то одурманенного. Не понимает более-менее сложных вопросов, простые воспринимает с трудом после неоднократного их повторения, часто, начав говорить, не заканчивает свою мысль. Воспроизведение прошлого ослабленно, новое не запоминается. Характерной особенностью состояний оглушенности является опустошенность сознания: отсутствуют бред и галлюцинации.
    Оглушение развивается постепенно, проходя ряд стадий, характеризующихся различной глубиной помрачения. В порядке его нарастания выделяют следующие ступени: обнубилляция, сомноленция, сопор, кома. На стадии обнубилляции резко снижается темп психической деятельности, содержание ее заметно обедняется. Человек становится вялым, малоинициативным. Формально при настойчивом побуждении со стороны окружающих дает вразумительные, но лаконичные ответы, сам ничем не интересуется. Настроение либо апатичное, либо имеет эйфорический оттенок, не сопровождаясь ускорением мышления и двигательным возбуждением. При сомноленции (от лат. somnoentus - сонливый) человек, если к нему обратиться, напоминает разбуженного. Он долго думает над поставленным вопросом, но ответ обычно бывает неточен, в особенности, если спрашивают на отвлеченную тему (например, предложить вычитать из 100 по 17). Затруднения возникают даже в ответе на вопрос о возрасте - вместо этого чаще называется дата рождения. Лаже краткая беседа приводит к истощению внимания, ответы становятся все более неточными. На стадии сопора (от лат. sopor - беспамятство) человек утрачивает способность дифференцированных реакций даже на сильные раздражители. Не реагирует на обращенную к нему речь. Производит впечатление человека, находящегося в состоянии глубокого сна. Сильными воздействиями на короткий промежуток времени его можно вывести из этого состояния: он открывает глаза, осматривается, но происходящих событий не воспринимает и тут же погружается в прежнее состояние. Имеет место опустошенность сознания. Кома является наиболее глубокой стадией помрачения сознания, оно фактически выключено. Человек не реагирует ни на речь, ни на иные воздействия. Резко угнетена, безусловно-рефлекторная деятельность. Сохраняется лишь деятельность жизненно-важных центров - дыхательного и сосудодвигательного.
    Сумеречное помрачение сознания наряду с дезориентировкой в окружающем характеризуется аффектами ярости, злобы, страха, наличием отрывочного чувственного бреда и отдельных галлюцинаций, а также способностью совершать ряд последовательных автоматизированных действий. Поле восприятия в таком состоянии деформировано: одни объекты воспринимаются как обычно, другие искаженно (в частности, человек может не узнавать своих близких). Сознание патологически сужено с фиксацией лишь на узком круге представлений или извращенно воспринятых объектов. Синдром сумеречного помрачения развивается внезапно, на протяжении секунд, и таким же внезапным является его завершение. Длительность сумеречного состояния различна - от нескольких минут и часов до нескольких дней. Существует определенная взаимозависимость между глубиной и длительностью сумеречного расстройства: чем оно меньше по глубине, тем оно длительнее. Обычно способность к контакту бывает резко нарушена, но при небольшой глубине сумеречного помрачения возможна спонтанная, ни к кому не обращенная речь и даже формальный контакт.
    Различают несколько видов сумеречного помрачения сознания: бредовое, брутальное, амбулаторный автоматизм, фуга, сомнамбулизм, абсанс. При бредовом варианте сумеречного помрачения человек производит впечатление на чем-то внутренне сосредоточенного. Порой в таком состоянии человек перемещается в пределах населенного пункта ("колесит по городу"), время от времени приходя в себя. Движимый бредовыми идеями и аффектами, может совершать тяжкие правонарушения с полной амнезией происшедшего. При брутальном варианте сумеречного помрачения сознания человек оказывается одержимым сильнейшими аффектами тревоги, злобы, страха, переживая зрительные галлюцинации, обрывки бреда, обнаруживает слепую агрессию, сокрушая все на пути. калеча и убивая близких и незнакомых людей. Состояние амбулаторного автоматизма протекает без бреда, галлюцинаций и эмоциональных расстройств. В таком состоянии человек, занятый каким-либо делом или находящийся в пути. продолжает это, но уже в форме автоматизированных движений. Фуга - вариант амбулаторного автоматизма: человек неожиданно бросается вперед, бежит, утратив ориентировку, или кружит на месте, бегает по кругу - все это продолжается несколько минут. Сомнамбулизм - состояние амбулаторного автоматизма, возникающее и продолжающееся в состоянии сна. Абсанс - полное выключение сознания на доли секунды: прерывается речь, предметы выпадают из рук. Придя в себя, человек еще некоторое время собирается с духом, обретает самообладание.
    Онейроидный (от греч. oneiros - сон, сновидение) синдром представляет собой сочетание чувственно-образных ярких видений с фрагментарным отражением окружающей обстановки. Имеет место грезоподобная дезориентировка: причудливая смесь реального восприятия с яркими фантастическими картинами. Тематика переживаний в основном черпается из прошлого опыта (не всегда лично пережитого), чаще из прочитанных книг, услышанных рассказов. Возникающие фантастические видения отличаются связностью: одно вытекает из другого, в отличие от делирия не имеют внешней проекции.
    Делириозное (от лат. deirium - безумие) помрачение сознания характеризуется наплывом ярких галлюцинаций с сохранением ориентировки в самом себе. Обычно развивается стадиально. Собственно делирию предшествует предделириозное состояние, связанное с нарушениями сна. Наблюдаются трудности засыпания, перед засыпанием возникают гипногогические галлюцинации (видения при закрытых глазах) устрашающего характера: грандиозные сражения, взрывы, катастрофы. Сон прерывается кошмарами. В состоянии бодрствования нарастает тревога, появляются немотивированные страхи. Человек вздрагивает от малейшего шума, пугается тени, боится одиночества, появляются говорливость, непоседливость. Вслед упомянутым явлениям, обычно ночью развивается собственно делирий. Основными его симптомами являются зрительные галлюцинации: сначала парейдолии (от para - возле + idoon изображение), а затем сценоподобные галлюцинаторные восприятия устрашающего содержания. В состоянии делирия человек оказывается в центре видений: активно убегает, спасается. нападает (схватив топор, кидается рубить змей, подползающих к нему, отчаявшись уничтожить их по отдельности, поджигает дом). Резко нарушена эмоциональная сфера: человек охвачен страхом, напряжен. Речь невнятная, плохо артикулированная. Внимание неустойчивое, быстро истощается. В дневное и утреннее время патологическая симптоматика ослабевает, вплоть до нестойких прояснений сознания.
    Аметивное (от лат. amentia - безумие) нарушение сознания характеризуется наряду с дезориентировкой в пространстве и времени недостаточным осмыслением ситуации. При определенной сохранности восприятия внешних предметов наблюдается неспособность связать их воедино, дать целостную оценку происходящего. Человек испытывает мучительное чувство собственной психической беспомощности, невозможности разобраться в окружающем, понять, что происходит вокруг. Грубо нарушена возможность контакта с окружающими. Выражение лица тревожнонедоуменное, вид растерянный, речь бессвязная, наблюдается двигательное беспокойство. Эмоциональный фон неустойчив: внезапно возникает мотивированный страх, за ним следует двигательное возбуждение, нелепое бегство, случайная агрессия. Не утихающее неделями и месяцами возбуждение, сопровождающееся почти полным отсутствием сна, отказом от пищи, приводит к резкому физическому истощению и гибели. Развитию аменции обычно предшествуют другие виды помрачения сознания: состояние оглушенности, делирий.
    СООТНОШЕНИЕ КАТЕГОРИЙ "СОЗНАНИЕ", "БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ" ("ПОДСОЗНАНИЕ", "НАДСОЗНАНИЕ"), "САМОСОЗНАНИЕ"
    Сознание и бессознательное . В категориальном плане бессознательное определяется как сфера психического, которая не представлена в сознании. Иначе говоря, психика рассматривается как двухкомпонентное образование: сознание, обладающее признаками эвидентности, рефлексивности, интенциональности, субъективности, и бессознательное, такими признаками не обладающее. При этом остается открытым вопрос о том. какими же признаками в позитивном плане может быть охарактеризовано бессознательное психическое. Отмеченный дефицит можно устранить косвенно, обратившись к концепциям, в контексте которых это понятие фигурирует.
    Впервые в достаточно развернутом виде концепция бессознательного психического была разработана немецким философом Г. В. Лейбницем (1646-1716), трактовавшим бессознательное как низшую форму психики, лежащую за порогом осознанных представлений. В духе рационализма XVII в. Лейбниц в универсуме различал два аспекта: мир истинно сущего (метафизическая реальность) и феноменальный физический мир. Истинный мир состоит из бесчисленного множества, монад непротяженных центров сил, неделимых первоэлементов бытия. Монады образуют иерархию сообразно тому, насколько ясно и отчетливо представляют мир в целом. Можно разграничить три класса (состояний) монад.
    На первом уровне располагаются простые монады. В них все представления смутны и сливаются между собой. В таком состоянии находится огромное большинство монад, в нем бывает и душа человека, когда он погружается в глубокий сон без сновидений или когда он падает в обморок. На втором уровне находятся монады, представления в которых достигают ясности. Они способны чувствовать, обладают памятью пережитого. К ним относятся души людей в бодрствующем состоянии. Они способны не только к восприятию, перцепции (perception), но и к самовосприятию, апперцепции (apperception). Перцепция есть внутреннее состояние монады, воспроизводящее внешние вещи, апперцепция есть рефлексивное познание этого внутреннего состояния. Высший разряд монад - духи, отличительное их свойство разум, т.е. способность ясного понимания вещей и познания вечных истин. Высшая ступень внутреннего развития монад включает в себя и низшую. В нашем духе очень многие представления остаются смутными и темными. Это бессознательные или малые представления (petites perceptions). Мир физический - это внешнее бытие монад. Он существует, согласно Лейбницу, только как несовершенное чувственное восприятие истинного мира монад, как феномен познающего объективный мир человека. Однако поскольку физические феномены в конце концов порождаются стоящими за ними реальными монадами, в числе их есть и "хорошо обоснованные". В качестве таких, хорошо обоснованных феноменов, Лейбниц рассматривал пространство. время, материю, массу, движение, причинность, взаимодействие.
    Формой существования монады является активность. В своем внешнем проявлении она составляет источник движений и сопротивлений. Внешнее действие монады опосредствовано ее внутренними актами. Деятельная сила в своем внутреннем состоянии есть усилие, самоопределение к действию, или, иначе, стремление (appetition). Чтобы стать определенным, стремление должно быть на что-то направленным. Стремление предполагает представление. Различия между малыми представлениями и сознательными представлениями количественно-энергетические. Им соответствуют разные степени интенсивности внутренней активности монады. Иначе говоря, согласно концепции Лейбница, сознательное отличается от бессознательного только степенью интенсивности.
    Конкретно психологический смысл понятие бессознательного обрело в терапевтически обоснованной и ориентированной концепции З. Фрейда (1856-1939). В его концепции во взаимоотношениях сознательного и бессознательного на первом плане также стоят энергетические параметры. Каждое представление имеет определенный энергетический потенциал. Но для Фрейда бессознательное - это не только не достигшее степени осознания психическое, но и сознательное, вытесненное в сферу бессознательного. При этом энергетический потенциал представления может даже усиливаться, что проявляется в мере влияния этого представления на поведение. Кроме того, сознательное и бессознательное различаются качественно. Это выражает такое центральное понятие концепции Фрейда, как сублимация. Сублимация преобразование формы разрядки энергетического потенциала представления из формы социально неприемлемой в форму социально одобряемую. Это может быть творческая деятельность, а также шутки, проявления остроумия и прочие действия, снимающие напряжение в формах, санкционированных обществом.
    В сфере психического Фрейд выделяет три области, как бы по иерархическому принципу: подсознание (Ид), сознание (Эго) и сверх- или надсознание (Суперэго). Сознание оказывается по существу границей между Ид и Суперэго. а в бессознательном разграничиваются две области. Подсознательное бессознательного выступает, с одной стороны, как природно обусловленный компонент психики, а с другой. - как компонент, содержание которого детерминировано прошлым опытом субъекта. Надсознательное бессознательного - это обусловленные структурой культурного пространства, в котором действует человек, факторы, не осознаваемые и не регулируемые индивидуально психологически. Человек говорит, не отдавая себе отчета в закономерностях функционирования языка, принимает участие в политических акциях, обнаруживая впоследствии, что результатом их явилось то, что никак не входило в его намерения и цели, пользуется приборами, зачастую не подозревая о закономерностях, приведших к их созданию.
    Формами манифестации реальности подсознательного являются невротические симптомы. Причиной невротического состояния (заболевания) является конфликт между побуждениями Ид, стремящимися к энергетической разрядке и защитными механизмами Эго, препятствующими разрядке, не допускающими эти влечения к осознанию. Суперэго в невротическом конфликте может выступать или на стороне Эго, или на стороне Ид. Именно Суперэго заставляет Эго переживать чувство вины за символическую и искаженную инстинктивную активность. Патогенное действие невротического конфликта, заключается в необходимости для Эго постоянно тратить энергию на то, чтобы не допустить неприемлемые побуждения к осознанию и моторике. Это в конечном счете приводит к истощению Эго. Поскольку патогенный фронт проходит по линии соприкосновения подсознания и сознания, то в литературе подсознательное часто отождествляется с бессознательным в целом.
    Основной целью аналитической психотерапии является разрешение невротического конфликта за счет удаления из бессознательного патогенных представлений. Психоаналитик выявляет патогенные элементы бессознательного через его дериваты. Они проявляются в свободных ассоциациях, сновидениях, обмолвках, ошибочных действиях. Несмотря на то, что невротическое состояние болезненно и человек стремится избавиться от него, в нем самом существуют силы, которые "защищают" невроз, препятствуют лечению. Это силы сопротивления. Сопротивление есть проявление защитных и искаженных функций Эго. Больной неврозом бессознательно ищет объекты, на которые он мог бы разрядить и перенести свои либидонозные и агрессивные побуждения. Но перенос может быть использован и в терапевтических целях. Он реализуется тогда, когда пациент подсознательно идентифицирует врача с объектом своих догенитальных сексуальных влечений. Здесь перенос состоит в переживании эмоций, побуждений, отношений, фантазий, образовавшихся по отношению к значимым лицам в раннем возрасте. Различают позитивный и негативный перенос. Позитивный перенос проявляется в чувствах симпатии, уважения, любви к аналитику, негативный - в форме антипатии, гнева, ненависти, презрения, Невроз переноса вбирает в себя все черты болезни пациента, но это есть привитая, искусственно вызванная болезнь. которая хорошо поддается психоаналитическому вмешательству. В неврозе переноса пациент повторяет свои прошлые невротические симптомы, а аналитик получает возможность активно влиять на них. Перенос как терапевтическая процедура - это освобождение от ошибочного понимания настоящего, возникшего вследствие патологически искаженного прошлого.
    Главной задачей всех аналитически ориентированных методик является достижение понимания самого себя пациентом, а основной технической процедурой интерпретация. Классическая техника психоанализа включает в себя четыре процедуры: конфронтацию, прояснение, интерпретацию и тщательную проработку. Здесь проявляется роль механизмов осознания в процессе очищения психики. Анализируемое явление должно стать очевидным для самого пациента (конфронтация). Прежде чем анализировать сопротивление, нужно показать пациенту, что этот феномен у него существует. Если пациент понимает это, можно переходить к следующему этапу - к прояснению. Оно имеет целью сфокусировать внимание пациента на анализируемом явлении, отделить его от других явлений, четко обозначить его границы. Далее следует интерпретация. Интерпретировать - значит сделать неосознанные феномены осознанными, точнее, сделать осознанными психическое значение, источник, форму, причину данного конкретного феномена. Для интерпретации аналитик использует не только свои теоретические знания, но и свои эмпатию и интуицию. С точки зрения Фрейда, цель интерпретации состоит в том, чтобы сделать какое-то неосознанное психическое событие осознанным, чтобы понять значение данной части поведения. Интерпретация обычно ограничивается отдельным элементом. Тщательно проработав данную интерпретацию элемента, попытавшись воссоздать историю и последовательность событий, в которую входит данный элемент, следует сделать нечто большее, чем интерпретация. Нужно, по Фрейду, реконструировать ту часть жизни пациента. которая шла своим чередом, окружая пациента, и предопределила появление этого элемента. Процедуры прояснения и интерпретации тесно переплетаются. Очень часто прояснение ведет к интерпретации, а интерпретация в свою очередь к дальнейшему прояснению. Путь от интерпретации к пониманию обозначается как этап тщательной проработки. Это путь от инсайта. от возможности аналитика проникать во внутреннюю жизнь пациента к пониманию пациентом самого себя.
    Продемонстрировав реальность терапевтических эффектов, достигаемых с опорой на представление о роли бессознательного в регуляции поведения человека, психоанализ внес существенно новые моменты в трактовку самого бессознательного психического. Важнейшим признаком его является метафоричность. символизм, способность указывать на реальность иную, чем та, что представлена в поле ясного сознания.
    Сознание и самосознание . Сознание в силу присущего ему свойства рефлексивности отражает не только внеположенный ему мир, но и само себя. На этой основе во внутреннем мире человека формируется относительно автономный ингредиент самосознание, которое представляет собой сплав отдельных компонентов (аспектов) образа своего носителя. В любой когниции так или иначе присутствует оценка: отношение субъекта к объекту, специфика самосознания как особого ингредиента психической реальности оформляется за счет того, что в Я-образе на первый план выходит именно отношение к своему объекту. Человек имеет определенное отношение к самому себе: принимает себя (удовлетворен, доволен собой) или отвергает себя (неудовлетворен, недоволен собой). Человек не только знает о своем существовании, знает о себе как носителе психической реальности, но и определенным образом относится к самому себе. Человек не только идентифицирует себя в многообразии своих проявлений, идентифицирует себя с себе подобными, не только дифференцирует себя от с собой схожих, но и постоянно оценивает себя. Мне может нравиться или не нравиться моя внешность, я могу оценивать свои способности как достаточные или недостаточные для решения той или другой задачи, я могу положительно или отрицательно оценивать свои поступки. Все это так или иначе входит в Я-образ.
    Конкретно-психологический смысл категория самосознания приобретает тогда, когда мы сопоставляем оценки индивидных, личностных, индивидуальных и субъективных качеств человека с его самооценками тех же качеств. При этом обнаруживающиеся различия между ними свидетельствуют о существовании качественно своеобразного механизма (особого ингредиента психической реальности), который и можно именовать как самосознание. Единица самосознания, по крайней мере, двухкомпонентна. С точки зрения В.В. Столина, следует разграничивать три уровня и соответственно им три различные структурные единицы самосознания. На уровне организменном такая единица, по его мнению, имеет сенсорно-перцептивную природу, на уровне индивидного самосознания представляет собой воспринимаемую оценку себя другими людьми и соответствующую самооценку, свои возрастную, половую и социальную идентичность, на уровне личностного самосознания такой единицей является конфликтный личностный смысл, обнаруживающийся в структуре поступка (Столин В.В. Самосознание личности. М., 1983).
    Представленные в литературе точки зрения о генезисе феномена самосознания с достаточной полнотой можно обобщить в три позиции. Согласно первой (В. М. Бехтерев) самосознание в его простейших формах неясного чувствования собственного существования предшествует развитию сознания как способности дифференцированного отражения компонентов внешней реальности. Согласно второй (Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн) самосознание - этап в развитии сознания, подготовленный развитием речи и произвольных движений. Третья точка зрения (И. М. Сеченов) гласит, что сознание и самосознание возникают и развиваются параллельно: к ощущениям, вызываемым внешними предметами, всегда "примешиваются" ощущения, вызываемые собственной активностью организма. Процесс психического отражения всегда представляет собой интеграцию внешнего воздействия и встречной активности живого организма. В результате формируются две системы инвариантов: одна соответствует внешнему воздействию и локализуется во внешнем пространстве, другая соответствует собственной активности и локализуется во внутреннем пространстве.
    Экспериментально-психологическую реальность самосознания демонстрируют феномены инвертированного зрения, впервые систематически изученные Г. Страттоном. Вначале после надевания призматических очков, переворачивающих изображение на сетчатке, человек и видит окружающий мир перевернутым сверху вниз. Однако он достаточно быстро адаптируется к измененному полю зрения и может осваивать сложные виды двигательной активности (езда на велосипеде, фехтование) и перестает замечать его. Но и после человек способен осознавать происшедшие изменения, если ему об этом напоминать. При этом адаптация к инверсии происходит не в форме реинверсии видимого поля, а в форме мысленного переворачивания самого себя "с ног на голову", так, что видимые объекты благодаря смене позиции наблюдателя вновь приобретают правильную ориентацию.
    Аналогичный смысл свидетельства относительной автономности поля сознания имеют и факты повседневной жизни. Человек воспринимает окружающий мир как более-менее стабильный и стационарный, состоящий из объектов с постоянными свойствами. Этот мир не исчезает в нашем восприятии в моменты миганий, не смещается в моменты саккадических движений глаз. При ходьбе, поворотах головы предметы не раскачиваются, не изменяют свою ориентацию, яркость, размер. Осознание окружающей обстановки включает в себя действующие помимо сознательных усилий автоматические поправки на изменение стимуляции, связанной с собственной активностью носителя, с перемещениями системы координат, привязанной к человеческому телу. "Когда мы поднимаемся по лестнице, поворачиваемся вокруг себя, мы не только знаем, но и ощущаем со всей наглядностью и непосредственностью, что перемещаемся мы, в то время как пространство, с наполняющими его предметами, неподвижно, хотя все рецепторы говорят нам обратное. Если можно так выразиться, каждый субъект еще с раннего детства преодолевает для себя эгоцентрическую, птоломеевскую систему мировосприятия, заменяя ее коперниканской" (Бернштейн Н. А. О построении движений. М., 1947. С. 82). Исходя из того, что в самосознании как особом ингредиенте внутреннего мира человека на первом плане находится отношение к самому себе, можно считать, что операционализирующей процедурой в отношении определения этого понятия может служить использование двух шкал: принятие/отвержение себя, четкость/размытость Я-образа. Высказывания следующего типа могли бы войти в шкалу для диагностирования четкости/размытости Я-образа. (Приводимые варианты ответов, очевидно, соответствуют хорошо очерченному Я-образу.)
    Я уверенный в себе человек. (Да.)
    Я всегда знаю, чего я хочу. (Да.)
    Придя в магазин сделать покупку, я долго не решаюсь сделать свой выбор. (Нет.)
    Я не уверен, что правильно выбрал свою профессию. (Нет.)
    Я четко знаю, кто в моем окружении настроен ко мне доброжелательно. а кто нет. (Да.)
    Мне трудно отстаивать свою точку зрения в споре, потому что аргументы оппонента меня, как правило, убеждают. (Нет.)
    Я твердо знаю, какая одежда мне к лицу, какая нет. (Да.) Примером высказываний для диагностирования принятия/отвержения Я-образа могут служить следующие. (Приведенные варианты ответов соответствуют позитивному отношению к Я-образу.)
    Я склонен чувствовать себя неудачником. (Нет.)
    Я способен кое-что делать не хуже других. (Да.)
    Мне кажется, что мне особенно нечем гордиться. (Нет.)
    Нередко я чувствую свою бесполезность. (Нет.)
    Я думаю, что у меня есть кое-какие достоинства. (Да.)
    Думаю, что мои коллеги ценят мои деловые качества. (Да.)
    Мне бы хотелось большей уверенности в себе. (Нет.) Приведенные варианты фрагментов имеют в виду, что самосознание может выступать в роли дифференциально-типологической характеристики и что может быть произведена типологизация, аналогично той, при которой были выделены типы темперамента, личности, характера. Нужно отметить, что в литературе имеется и другой подход к конкретизации роли механизма самосознания, в рамках которого самосознание рассматривается в возрастном аспекте. При этом выделяются типичные (характерные) этапы в развитии самосознания. В частности, широкую известность получила концепция Э. Эриксона, согласно которой человек проходит по жизненному пути через восемь ступеней, на которых размещаются 16 вариантов психосоциальной идентификации. Эти ступени характеризуются так же, как кризисы, через которые человеку предстоит пройти на жизненном пути и определенным образом их разрешить. Первый кризис человек переживает на первом году жизни. Этот период характеризуется интенсивным созреванием сенсорных систем и тотальной зависимостью ребенка от взрослых. Разрешение этого кризиса связано с тем. как удовлетворяются базовые физиологические потребности ребенка ухаживающим за ним взрослым. Если в основе их удовлетворения лежат отношения заботы и любви, то у младенца формируется бессознательное чувство базового доверия к внешнему миру. Если базовое доверие не возникает, на его месте формируется чувство базового недоверия к миру, тревожность. Во взрослом состоянии это может проявиться либо в чувстве уверенности в себе, либо в форме замкнутости, ухода в себя.
    Второй кризис связан с первыми опытами обучения, особенно с приучением ребенка к чистоплотности. В этот период идет созревание мышечно-двигательной системы, развития навыков ходьбы, речи, расширяется спектр требований к ребенку со стороны взрослых. Если родители понимают ребенка и помогают ему контролировать естественные отправления, он получает опыт автономии. У него формируется чувство личной ценности. Рост самостоятельности дает возможность выбора, благодаря чему закладываются такие черты, как чувство ответственности, уважение к дисциплине и порядку. Напротив, слишком строгий или непоследовательный контроль приводит к развитию у ребенка стыда и сомнений, связанных главным образом со страхом потерять контроль над собственным организмом. Закладываются основы чрезмерной осторожности, аспонтанности, опасений оказаться не на высоте положения.
    Третий кризис соответствует игровому возрасту. В этот период идет бурное развитие интеллекта, расширяются границы освоенного внешнего мира. В этом возрасте происходит самоутверждение ребенка. Планы, которые он постоянно строит и которые ему позволяют осуществить, способствуют развитию чувства инициативы. Если это желание блокируется, у ребенка возникает чувство вины. Решающее значение имеет групповая игра, общение со сверстниками, позволяющее ребенку принимать на себя различные роли, развивающие фантазию. Закладывается чувство справедливости, понимаемое как соответствие принятым правилам. Чрезмерные ограничения, моральные запреты, суровые санкции, отягчающие формирующуюся совесть, приводят к развитию чувства вины. В зрелый период это может выразиться в таких чертах, как мстительность, страх перед наказанием, покорность.
    Четвертый кризис переживается в младшем школьном возрасте. В этот период происходит подключение ребенка к технологической стороне культуры, осуществляется профессиональная идентификация. Главное позитивное новообразование этого периода - чувство предприимчивости и эффективности, осознание способности добиваться целей. Важнейшими становятся такие качества, как компетентность и эффективность. Неудачный исход в разрешении этого кризиса чувство неполноценности, неспособности быть наравне с другими.
    Пятый кризис переживают подростки в поисках идентификации. Каждому предстоит решить три задачи: 1. Получить уверенность, что он тот же самый человек, сохраняющий свое Я во времени и в различных интерперсональных ситуациях. 2. Получить уверенность, что другие люди воспринимают его как тождественного самому себе. 3. Получить уверенность, что другие люди воспринимают его так же, как он воспринимает самого себя. При отрицательном варианте разрешения подросткового кризиса возникает диффузное, расплывчатое Я, путаница ролей, которые человек будет играть в аффективной, социальной и профессиональной сферах.
    Шестой кризис переживают молодые люди в связи с необходимостью удовлетворить потребность в интимной психологической близости. Отсутствие подобного опыта приводит к изоляции человека, к его замыканию в самом себе, к чувству одиночества.
    Седьмой кризис переживается человеком в зрелом возрасте. Он выражается в интересе к следующему поколению, к его воспитанию. При позитивном варианте его разрешения он отличается высокой продуктивностью и созидательностью в самых разных областях. Если же эволюция семейной жизни идет в ином направлении, то появляется чувство стагнации, состояние псевдоблизости, оскудения межличностных отношений.
    Восьмой кризис переживается во время старения. Он завершает жизненный путь. В этот период либо доминируют чувства удовлетворенности, полноты прожитой жизни, исполненного долга, либо чувство отчаяния от невозможности начать жизнь заново, страх перед смертью.
    ЗАДАНИЯ ДЛЯ КОНТРОЛЯ УРОВНЯ УСВОЕНИЯ
    Заполните пропуски в следующих высказываниях:
    Темперамент - это психический механизм, регулирующий ... и временные аспекты реагирования человека на разнообразные жизненные обстоятельства. [см.]
    Люди, принадлежащие разным типам темперамента, отличаются друг от друга по оптимальным для них режимам ... [см.]
    Меланхолик характеризуется ... уровнем психической активности,... движений,... утомляемостью..., эмоциональной сензитивностью, преобладанием ... эмоций. [ см.]
    Сангвиник характеризуется ... психической активностью,... движений, ... откликается на происходящие события, эмоции преимущественно ... [см. ]
    Флегматик характеризуется ... уровнем психической активности,... переключается от одного вида деятельности к другому,... приспосабливается к новой обстановке, чувства и настроения отличаются ... [см. ]
    Холерик характеризуется ... уровнем активности,... темпом движений, склонен к ... сменам настроения, подвержен эмоциональным ... [см.]
    Центральная проблема психологии личности состоит в том, чтобы найти механизм, который обеспечивает единство ... проявлений человека в отношениях с другими людьми. [см.]
    Деперсонализация - психическое нарушение, характеристическим признаком которого является чувство ... собственной личности, сопровождаемое жалобами на трудности описания своего состояния. [см. ]
    Личность есть психическое отражение ... социальных ролей, статусов, связей, в которые данный человек включен. [см.]
    Характер - это психический механизм, обеспечивающий ... направленности реагирования человека на социально значимые ситуации. [см.]
    Одним из первых, кто осознал и четко сформулировал задачу дифференциации темпераментных, характерологических и личностных признаков, был выдающийся отечественный анатом и педагог... [см.]
    Для интроверсированного типа характерна фиксация интересов на явлениях ... мира. [см. ]
    Импульсивность, инициативность, гибкость поведения, общительность, социальная адаптированность свойственны людям ... типа. [см.]
    Если человек принимает ответственность за события, происходящие в его жизни, на самого себя, то говорят о наличии у него ... локуса контроля. [см. ]
    Если у человека доминирует склонность приписывать причины происходящего внешним факторам, то это свидетельствует о наличии у него ... [см. ]
    При экстрапунитивном типе реагирования ответственность за возникновение фрустрирующей ситуации приписывается ... [см.]
    При интропунитивном типе реагирования человек стремится выйти из фрустрировавшей его ситуации за счет изменения ... [см.]
    Параметр ... в отношении сознания аналогичен по смыслу параметру чувственности в отношении методики исследования: в обоих случаях речь идет о возможности дифференцировать различающиеся явления. [см.]
    Возможность речевой коммуникации предполагает взаимообусловленность процессов ... и ... [см. ]
    Осознание объекта становится возможным в результате соотнесения с ним некоторого акта ... [см. ]
    На стадии оглушения, которая именуется ..., человек утрачивает способность дифференцировать реакции даже на сильные раздражители. [см. ]
    Сумеречное помрачение сознания наряду с дезориентировкой в окружающем характеризуется ..., наличием чувственного бреда, отдельных галлюцинаций. [см. ]
    Основной целью аналитической психотерапии является разрешение невротического конфликта за счет удаления из ... патогенных представлений. [см. ]
    Основной задачей всех психоаналитически ориентированных методик является достижение ... пациентом самого себя, а основной технической процедурой ... [см. ]
    Конкретно-психологический смысл категория самосознания приобретает тогда, когда мы получаем возможность сопоставить оценки индивидных, личностных, индивидуальных и субъективных качеств человека с его ... этих качеств. [ см.]
    Имеющиеся в литературе точки зрения на вопрос о соотношении генезиса самосознания и сознания можно обобщенно представить в виде трех позиций. Согласно позиции, представителем которой можно считать В.М. Бехтерева ..., согласно позиции, представленной Л.С. Выготским и С.Л. Рубинштейном,..., согласно мнению И. М. Сеченова ... [см. ] Выберите правильный вариант завершения предложения:
    В истории психологии сформировались три подхода к пониманию факторов, обусловливающих тип темперамента: ... а) гуморальный, б) конституционный, в) нейродинамический, г) френологический, д) физиогномический. [см.]
    Американский психолог Шелдон выделил ... компонента в структуре темперамента ... а) висцеротонический, б) соматотонический, в) церебротонический, г) мезоморфический. [см.]
    При характеристике темперамента в качестве параметров жизнедеятельности чаще всего рассматриваются ... а) эргичность, б) пластичность реагирования, в) скорость реагирования. [см. ]
    В данные личностных опросников неизбежно вносятся искажения вследствие... а) несоответствия интеллектуальных возможностей обследуемых требованиям опросной процедуры, б) отсутствия у обследуемых навыков интроспекции, в) использования обследуемыми неверных эталонов. [см. ]
    Рибо подразделил все характеры на два класса: ... а) чувствительные, б) апатичные, в) практические, г) волевые. [см.]
    Акцентуациями являются такие варианты развития характера, которым свойственно ... а) нарушение потребностно-мотивационной сферы в форме доминирования амбивалентных состояний, б) снижение способности к социальной адаптации, в) повышенная ранимость. [см.]
    Рефлекторная активность спинного мозга во время сна ... а) не изменяется, б) претерпевает определенные изменения. [см. ]
    В настоящее время на основе данных электроэнцефалографии сон рассматривается как циклическое изменение мозговой активности, проходящее через ... стадий. а) 7, 6) 5, в) 6. [см.]
    Нарушение сна, при котором субъект внезапно засыпает, продолжая выполнять автоматизированные действия, и быстро просыпается называется ... а) диссомния, б) нарколепсия, в) сомнамбулизм. [см.]
    К параметрам внимания, изученным в экспериментально-психологических исследованиях,относятся ... а) концентрация, б) объем, в) распределение, г) переключение. [см.]
    Психическое настоящее складывается из ... возникающих впечатлений. а) последовательно, б) одновременно. [см.]
    В качестве особого рода реальности сознание обладает свойствами ... а) эвидентности, б) сукцессивности, в) рефлексивности, г) интенциональности. [см.]
    Признаками, общими для всех видов помрачения сознания, являются ... а) дезориентация в пространстве и времени, б) отрешенность, в) бессвязность мышления, г) амнезия, д) галлюцинации. [см.]
    В порядке нарастания состояния оглушенности выделяют следующие его ступени ... а) сопор, б) кома, в) обнубилляция, г) сомноленция. [см.]
    Различают несколько видов сумеречного помрачения сознания ... а) бредовое, б) брутальное, в) амнезия, г) амбулаторный автоматизм, д) фуга, е) сомнамбулизм, ж) абсанс. [см.]
    При онейроидиом синдроме имеет место ... дезориентировка: причудливая смесь реального восприятия с яркими фантастическими картинами а) грезоподобная, б) галлюцинаторная. [см.]
    При делириозном помрачении сознания имеет место ... а) наплыв ярких галлюцинаций, б) равномерное угнетение всех функций сознания, в) сонливость. [см.]
    В состоянии аменции человек утрачивает способность ... а) реагировать на внешние раздражители, б) воспринимать окружающие предметы, в) давать целостную оценку окружающему. [см. ]
    Впервые концепция бессознательного психического была разработана ... а) Аристотелем, б) Лейбницем, в) Фрейдом. [см.]
    Согласно периодизации возрастного развития Э. Эриксона четвертый кризис развития ... а) соответствует игровому периоду, б) связан с поисками половой идентификации, в) переживается в младшем школьном возрасте. [см. ]
    О каком состоянии идет речь в следующих строках Е. Баратынского: "Есть бытие, но именем каким Его назвать? Ни сон оно, ни бденье; Меж них оно, и в человеке им С безумием граничит разуменье". а) онейроид, б) делирий, в) аменция, г) греза. [см.]
    ЧАСТЬ 3 ПАРЦИАЛЬНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПСИХИКИ
    Фундаментальным фактом нашего опыта является наличие в нем двух составляющих: внешнего и внутреннего опыта, неразрывно связанных между собой. Содержание внутреннего постигается через внешнее, посредством внешнего. Внешний мир познается на основе внутреннего, с его помощью. Всякое явление (объект, событие) внешней, объективной действительности может получить отражение во внутреннем мире человека. Всякое событие, всякий ингредиент внутреннего мира может быть проявлен, интерпретирован, понят на языке событий внешнего мира. Основополагающими психическими процессами, характеризующими взаимодействие субъекта психической реальности и объективного мира, являются процессы экстериоризации (обнаружения внутреннего через внешнее и во внешнем) и интериоризации (перенесение, отображение внешнего во внутреннее). Базисной характеристикой психической реальности в целом и отдельных ее ингредиентов является направленность: интроверсия/экстраверсия, экстернальность/интернальность, экстрапунитивность/интропунитивность. Основным разграничением в области методов психологического исследования является разграничение интроспективных и экстраспективных методов.
    Разграничение (противопоставление) процессов экстериоризации и интериоризации, будучи сквозным, пронизывающим всю психическую реальность, тем не менее специфическим образом преломляется применительно к познанию психической реальности и ее отдельных парциальных механизмов. Познание психического становится возможным постольку, поскольку оно объективировано. Это справедливо как для познания ее внешним исследователем (наблюдателем), так и для познания (постижения) самим субъектом, носителем психической реальности. Для того чтобы объективное (объективированное) было познано, необходимо, чтобы оно было выделено посредством активности субъекта (названо, сконструировано).
    Важной проблемой общей психологии является разграничение базисных ингредиентов (компонентов, механизмов) психической реальности. Для того чтобы ее разрешить, требуется найти некоторую общую для всех них категорию, в качестве частных, специфических преломлений которой может рассматриваться каждый из них. Такой категорией является категория переживания. Используя это понятие в качестве исходного, можно предварительно произвести разграничение эмотивных, когнитивных, конативных и креативных механизмов и соответствующих им продуцентов: эмоций, когниций, акций, имажинаций.
    Эмоция - это переживание субъектом соответствия или несоответствия актуальной потребности и реального или воображаемого объекта, способного или неспособного ее удовлетворить. Когниция - это образ объекта; с когницией всегда так или иначе сопряжено переживание соответствия/несоответствия объекта и его психического образа. Имажинация - образ воображаемого объекта, с которым сопряжено переживание того, что этот объект ранее не встречался в опыте субъекта. Акция элементарный сегмент активности субъекта, актуальное наличие которого сопряжено с переживанием напряжения, требуемого для осуществления целенаправленной активности, для удержания некоего образа в качестве цели предстоящей деятельности.
    Различия в относительном доминировании процессов экстериоризации/интериоризации применительно к характеристике парциальных механизмов психики также позволяют провести границы между ними. Достаточно распространено противопоставление когнитивных и эмотивных процессов по тому признаку, что когнитивные процессы (механизмы, функции) отражают объект, а эмотивные процессы выражают субъект. Поэтому можно сказать, что в когнитивных процессах имеет относительное доминирование интериоризации, а в эмотивных - экстериоризации. Аналогично соотношение между конативными и креативными механизмами. Креативные функции отражают дефицит объекта, могущего удовлетворить определенную потребность, и восполняют в этом отношении наличную ситуацию. Конативные процессы выражают намерение субъекта изменить ситуацию так, чтобы она удовлетворяла субъекта, намерение воплотить имеющуюся потребность.
    ЭМОЦИИ И ЭМОТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ
    Многообразие эмоций: проблемы определения . Эмоции (от лат. emoveo - потрясаю, волную) принадлежат к тем компонентам психической реальности, которые достаточно отчетливо выделяются уже в обыденном сознании и для именования которых используется, как правило, общеупотребительная лексика. Казалось бы, каждому известно, что такое радость, гнев, печаль, страх, стыд... Вместе с тем именно в этой очевидности скрыта проблематика, которая сразу же обнаруживается, как только встает вопрос о том, чтобы определить, что такое радость, что такое гнев и т.д. Достаточно убедительный способ определения (и разграничения) конкретных эмоций заключается в указании ситуаций, в которых они, как правило, испытываются, в описании состояний, компонентом которых они обычно являются.
    В лингвистической литературе существуют два подхода к определению (описанию) эмоций: смысловой и метафорический. В рамках смыслового подхода эмоции описываются через прототипические ситуации. Приведем соответствующие примеры. "X испытывает стыд" означает "X переживает то, что переживает человек, когда он считает, что сделал нечто плохое, что не соответствует его представлениям о должном, о том, что от него ожидали значимые для него другие и когда ему хочется, чтобы они об этом не знали". "X испытывает гордость" означает "X переживает то, что переживает человек, когда он считает, что сделал нечто хорошее, что превышает ожидания со стороны значимых для него людей, когда он хочет, чтобы об этом узнали другие". В рамках метафорического подхода эмоция часто описывается через действие, которое она производит на человека. Страх нападает на человека, охватывает его, душит, он парализует его, человек борется со страхом, побеждает в себе страх. Горе обрушивается на человека, давит его, человек испытывает тяжелое, глубокое горе, если человек прошел через испытания, говорят, что он испил, хлебнул горя. Радость разливается в человеке, бурлит, играет, искрится, переплескивает через край.
    Помимо лексики, служащей для обозначения собственно эмоций, указание на эмоции содержат и слова, обозначающие действия, сопровождаемые определенным эмоциональным состоянием: заглядеться, засмотреться, заслушаться, прикоснуться. Кроме того, есть слова, метафорически (коннотативно) обозначающие эмоции: "я похолодел", "мой голос задрожал", "у меня по спине побежали мурашки", "я весь покрылся испариной". Особенно часто эту роль выполняют слова, обозначающие элементы световой или цветовой гаммы: "глаза горят (сверкают, блестят)", "щеки порозовели", "он побагровел (побледнел)".
    Переживание эмоции всегда так или иначе развернуто во времени и имеет внешние и внутренние причины. Внешняя причина эмоции - восприятие или представление некоторого положения вещей. Нас злит то, что мы непосредственно воспринимаем, нас радует не только встреча со знакомым человеком, но и приятное воспоминание, приятное известие. Внутренняя, субъектно обусловленная причина эмоции интеллектуальная оценка положения дел как вероятного или невероятного, желательного или нежелательного. Ненависть - это неприятное переживание, возникающее при восприятии или представлении объекта или ситуации, которые мы оцениваем как враждебные себе и которые мы настолько хотели бы устранить, что готовы пойти на самые крайние действия, вплоть до физического уничтожения. Отвращение - неприятное переживание, подобно другим агрессивным эмоциям (гневу, ярости) может проявиться в том, что у человека при этом горят глаза. Подобно ощущению от очень плохого вкуса или запаха, оно возникает, когда мы воспринимаем объект, который оцениваем как крайне неприятный, хотя и необязательно враждебный, контакт с которым мы хотели бы прекратить. Важную роль в возникновении ряда эмоций играет оценка собственной деятельности, активности субъекта. Это также закрепляется лексически: грустить можно по любому поводу, а сокрушаться главным образом по поводу своих собственных не слишком удачных действий. За собственно эмоцией следует состояние, сопровождаемое желанием или продлить его, или прервать, избавиться от него. Внешнее обнаружение эмоции имеет две основные формы: 1) самопроизвольные физиологические реакции: поднятие бровей, широкое раскрытие глаз, бледность в случае страха, покраснение в случае стыда; 2) двигательные и речевые реакции: отступление в случае страха, наступление в случае гнева, восклицание от радости, рычание от злости.
    При определении эмоции, эмотивного процесса, который имеет своим продуктом эмоцию, должна быть решена задача отграничения этих ингредиентов психической реальности от родственных им психических процессов и данной конкретной эмоции от других эмоций. Именно с этой точки зрения приводимые в справочной литературе определения часто оказываются недостаточно конкретными. Обычно эмоции характеризуются как психические реакции (переживания), (1) отражающие, или (2) выражающие, или (3) представляющие собой отношение субъекта к жизненным обстоятельствам и ситуациям либо к воздействиям на него из внешней и внутренней среды. Нередко раскрытие специфических признаков эмоции подменяется их перечислением: эмоция есть отражение внешних и внутренних воздействий в форме радости, горя, страха, удовольствия или неудовольствия и т.п. Недостатки, которые несут в себе такого рода определения эмоций, заключаются в том, что, вопервых, не раскрывается, какие именно субъектные признаки отражаются (выражаются) в эмоциях, во-вторых, не раскрывается специфика эмоционального реагирования в той мере, которая позволила бы дифференцировать не только эмоции от когниций и акций, но и отграничить одну эмоцию от другой. Для того чтобы этот недостаток устранить, требуется учесть, что субъект эмоционального реагирования конституирован имеющимися у него потребностями и что само эмоциональное реагирование идентифицируется на основе свойственной каждой эмоции паттерна экстраспективных и интроспективных проявлений. Поэтому можно сказать, что эмоция - это психическое переживание отношения потребностей субъекта к процессу (или к возможности) их удовлетворения, выражающееся в специфическом для каждой эмоции психосоматическом проявлении. С позиций такого определения классификация эмоций должна быть соотнесена, с одной стороны, с классификацией потребностей, а, с другой, - с разграничением психосоматических вариантов реагирования человека.
    В истории учений об эмоциях отметим три концепции, в которых получили разработку моменты, принципиальные с точки зрения сформулированного определения. Это концепции Джемса (1884) - Ланге (1885), П. К. Анохина (1949) и П.В. Симонова (1970). В рамках концепции Джемса-Ланге предложена трактовка эмоций в терминах эффекторно-аффекторной стимуляции. "Моя теория состоит в том. - писал Джемс, что телесные изменения следуют непосредственно за восприятием возбуждающего организм фактора и что наши ощущения этих самых изменений, поскольку они происходят, и есть эмоция". Иначе говоря, эмоциональный компонент эмоционального переживания целиком обусловлен особенностями периферических - мышечных, висцеральных, вазомоторных - реакций. По афористическому выражению Джемса, "нам грустно потому, что мы плачем", "нам страшно потому, что мы дрожим". В настоящее время установлено, что различные эмоциональные состояния могут давать одну и ту же соматическую или гормональную реакцию. Например, как при маниакальном, так и при депрессивном состоянии содержание сахара в крови увеличено. Многие интенсивные эмоции и сопровождающие их периферические реакции можно получить в результате раздражения определенных анатомических структур мозга, что обнаружилось во время нейрохирургических вмешательств. В экспериментах на животных эмоциональные реакции (гнев, ярость, страх) достигались путем электрического раздражения гипоталамуса с помощью вживленных в него электродов.
    С точки зрения Анохина, возникновение эмоций обусловлено процессами формирования и удовлетворения потребностей и влечений. Процесс формирования потребностей связывается с возникновением эмоций преимущественно беспокоящего, тягостного характера. Удовлетворение возникшей потребности сопровождается положительным эмоциональным переживанием. В концепции Симонова возникновение эмоций связывается с процессами информационного обеспечения поведения, с оценкой субъектом вероятности удовлетворения актуальной потребности. Прогнозирование вероятности достижения цели может осуществляться как на осознаваемом, так и на неосознаваемом уровнях. Возрастание вероятности достижения цели в результате поступления новой информации порождает положительную эмоцию, а падение вероятности в сравнении с ранее имевшимся прогнозом ведет к отрицательному эмоциональному переживанию.
    Богатство репертуара эмоционального реагирования на необозримое многообразие жизненных ситуаций ставит задачу разграничения их базисных и производных форм. В качестве базисных чаще всего в литературе фигурируют следующие 10 эмоций: интерес, радость, удивление, горе, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд, вина. Конечно, для разных людей ситуации, вызывающие (провоцирующие) те или другие эмоции, различны. То, что у одного вызовет стыд. другого только возбуждает. стимулирует азарт, третий в аналогичной ситуации сердится, четвертый становится агрессивным, у пятого она не вызовет ничего, кроме страха и страдания. Даже один и тот же человек, находясь в сходных ситуациях, будет переживать различные эмоции. Эмоция - это не просто результат определенного типа воздействия, а продукт интеграции внешнего воздействия. внутреннего состояния и отображения этого состояния в системе психосоматических проявлений. Однако задача классификации и. соответственно, описания эмоций стоит, должна решаться и практически решается и в повседневной жизни, и при проведении исследований. Учитывая все сказанное, дадим характеристики некоторым базисным эмоциям.
    Интерес - психическое переживание, сопровождающее процесс удовлетворения познавательной потребности и выражающееся в повышении уровня активности субъекта, в сосредоточении ее на взаимодействии с объектом интереса. При выделении интереса как определенной формы переживания отношения к объекту подчеркивается, что многие виды человеческой активности невозможно объяснить в терминах биологической недостаточности или физиологической нужды. Здесь действуют особого рода внутренние побуждения, основанные на потребности в уменьшении когнитивного диссонанса. При этом в определенном диапазоне происходит как бы энергетическая подзарядка субъекта. Важное значение для понимания этого процесса имеет представление о катексисе, введенное Фрейдом при описании процесса формирования значимости объекта. Человек может заряжать психической энергией любой объект, идею или образ. Ид, Эго и Суперэго могут катектировать объекты, что служит условием осуществления энергообмена между субъектом и объектом. Катексис играет важную роль в распределении энергии между Ид, Эго и Суперэго. Ид может катектировать объекты и образы без их различения, что приводит к смещению восприятия и галлюцинации. Основной целью Ид является удовлетворение инстинктов и его катексис служит этому. Эго катектирует когнитивные процессы и переводит их тем самым на более высокие уровни. Эго катектирует также процесс вытеснения, т.е. образует антикатексис для ограничения неприемлемых сексуальных и агрессивных побуждений. Одной из главных функций Суперэго является формирование антикатексиса для ограничения и контроля катексиса инстинктивных влечений Ид. Катектированный объект привлекает и удерживает внимание. Катексис может быть как положительным, так и отрицательным, действуя как влекущая или как отталкивающая сила.
    С точки зрения внешних проявлений заинтересованный человек выглядит похожим на человека присматривающегося, прислушивающегося, обнаруживая признаки любопытства и захваченности. Но при интересе к внутренним процессам его сосредоточенность может сопровождаться закрыванием глаз, либо выполнением автоматизированных движений.
    Интерес играет чрезвычайно важную роль в когнитивном развитии и обучении. Интеллектуальная активность ребенка поддерживается и направляется интересом. Он не может долго и продуктивно заниматься предметом, который его не интересует. Чтобы ребенок мог проявить воображение или творческий подход в данной области, он должен быть ею захвачен, а это может быть обеспечено только сильным интересом.
    Радость - переживание удовлетворения потребности в признании со стороны других людей. Три типа ситуаций, связанных с любимым человеком, ведут к радости: а) когда нам удается сделать то, что делает любимого человека счастливым, б) когда человек, которого мы любим, уступает нам, чтобы сделать нам приятное, в) когда мы встречаем любимого человека или находимся вместе с ним. Радость в большинстве случаев возникает внезапно, в момент неожиданной встречи с долгожданным человеком или событием. Радость обычно следует за достижением или творческим успехом, но ни окончание тяжелой работы, ни даже творческие усилия не гарантируют наступления радости. Радость не то же самое, что веселье. Радость может быть связана с весельем и игрой, но веселящийся человек не обязательно испытывает радость. Радость сопровождается по крайней мере кратковременной самоудовлетворенностью, удовлетворенностью окружающим и всем миром.
    Переживание радости не обязательно следует из специфической ситуации или действия. Радость может возникать на различных стадиях творческой работы, от физических упражнений, при удовлетворении физиологических потребностей или вследствие чего-то, что уменьшает напряжение, гнев, отвращение. стыд. Можно пережить радость во сне.
    Внешне радость сопровождается улыбкой и радостным смехом. Радость повышает способность человека познавать и принимать окружающее. Радующийся человек гораздо в большей степени открыт добру и красоте. Переживая радость, люди скорее склонны наслаждаться объектом, чем пытаться его анализировать или преобразовывать. Радость дает возможность почувствовать сопричастность окружающему. Радость часто сопровождается переживанием силы и энергетического подъема.
    Горе - переживание утраты, невозможности удовлетворить потребность в общении с близким человеком, в обладании ценностями. Утрата может быть временной (разлука) или постоянной (смерть), действительной или воображаемой, физической или психической, что в незначительной степени может влиять на интенсивность переживания. Имеет смысл различать утраты и с точки зрения различий утрачиваемых объектов: 1) утрата близких людей, 2) утрата каких-либо качеств в самом себе (способностей, позитивных установок, самоуважения), 3) утрата материальных, материально воплощенных ценностей, 4) утраты. связанные с ростом, развитием, преобразованием условий (отнятие ребенка от груди матери, утрата прежнего положения. статуса). Горе переживается, с одной стороны, как напасть, бедствие, несчастье, т.е. нечто, обусловленное внешними факторами. а с другой, - как состояние горечи (горе горькое), от которого не избавиться и которое все собой окрашивает. Горе иссушает, делает старым, немощным, подавляет активность, всякие желания. Вместе с тем, переживая горе, человек становится мудрее, отзывчивее.
    Стыд - переживание собственной неспособности оказаться на высоте тех требований, которые человек предъявляет самому себе, переживание неудовлетворенности собой, потеря самоуважения. Переживая стыд, человек воспринимает себя уменьшающимся в размерах, беспомощным, стремится спрятаться, укрыться от окружающих. Когда человек испытывает стыд, он, как правило, отворачивает лицо в сторону. Глаза опускаются вниз. "бегают из стороны в сторону". Многие, испытывая стыд. краснеют, на глазах у них появляются слезы, что в свою очередь еще больше усиливает переживание стыда, поскольку это привлекает внимание окружающих. Переживая стыд, люди забывают самые обыденные слова, делают нелепые вещи. "теряют присутствие духа", становятся неуклюжими. Стыд переживается как внутреннее мучение. Человек воспринимает себя объектом насмешек и презрения.
    Стыд возникает в ситуациях обнаружения своей некомпетентности (реальной или мнимой), в результате осознания совершенной ошибки (приняв незнакомца за знакомого, прореагировав на него соответствующим образом и осознав неадекватность своего поведения, человек испытывает смущение, неловкость). Переживание стыда может появиться не только в результате совершения каких-либо глупых, неверных или нравственно осуждаемых поступков, но и как следствие появления в сознании представлений, оцениваемых как грязные, аморальные, неприличные. Согласно Ч. Дарвину, стыд наиболее часто вызывается критикой, но может возникнуть и в ответ на похвалу. Многие молодые люди испытывали смущение при излишне щедрых, неумеренных похвалах родителей.
    Самостоятельным и важным аспектом определения эмоций и эмотивных процессов является разграничение эмоций, аффектов. чувств и настроений. В экстремальных условиях, когда ситуация выходит из-под контроля, у субъекта развивается особый вид эмоций - аффект (от лат. affectus - душевное волнение, страсть). Аффекты отличает большая сила переживаний, бурное, относительно кратковременное протекание, выраженные вегетативные реакции. Обладая свойством доминантности, аффект тормозит и дезорганизует протекание психических процессов, мобилизуя лишь какой-либо один стереотипный вариант реагирования на ситуацию: бегство, оцепенение, агрессия. Аффект может завершиться обмороком, по выходе из которого наблюдается амнезия.
    Разграничение эмоций и чувств основано на соотнесенности их с разными уровнями организации субъекта. Если возникновение эмоций связано с психосоматическими механизмами реагирования. то субъектом чувств выступают личность и индивидуальность, В отличие от ситуативных эмоций и аффектов в чувствах получают обобщенное отражение и выражение ситуации, имеющие стабильную мотивационную значимость, которые сами в свою очередь определяют направленность личности и влияют на характер возникающих эмоций. В чувствах получают выражение наиболее интегративные непосредственно переживаемые отношения субъекта к окружающей его действительности: чувство реальности, чувство справедливости, чувство собственного достоинства, чувство прекрасного...
    Интеграция самочувствия с переживанием ситуаций, влияющих на жизнедеятельность, формирует настроения, играющие роль эмоционального фона различных видов активности и установок по отношению к конкретным действиям.
    Нарушения эмотивных механизмов . Рассмотрение эмотивных механизмов, осуществленное нами, позволяет выделить ряд параметров их функционирования в норме и патологии. Эти параметры следующие: модальность, интенсивность, скорость возникновения, длительность существования, темп чередования, порог чувствительности. При выходе значений параметров за пределы оптимальной зоны возникают определенные нарушения эмоциональной сферы. Эмоциональные нарушения могут иметь место также при несбалансированности эмоциональных процессов и при блокировании (выпадении) отдельных этапов эмоционального процесса.
    В норме функционирование эмоциональной сферы характеризуется большим разнообразием эмоциональных откликов на. события окружающей среды, достаточно быстрым чередованием эмоций разной модальности. Один из видов эмоциональных нарушений заключается в смещении спектра эмоционального реагирования в сторону одного из полюсов: у человека на протяжении длительного времени доминируют либо эмоции положительной модальности (маниакальное, гипертимическое состояние), либо эмоции отрицательной модальности (депрессивное, гипотимическое состояние).
    У человека, находящегося в маниакальном состоянии, постоянно радостное, приподнятое настроение. Он переживает прилив душевных и физических сил. Радостное чувство сопровождается возбуждением, повышенной активностью, отсутствием чувства усталости, что окружающими квалифицируется как "заразительное веселье". Вместе с тем в других вариантах радостное настроение может сочетаться с постоянными упреками в адрес окружающих, повышенной раздражительностью и гневливостью. В качестве самостоятельной разновидности гипертимического состояния рассматривается эйфория. Если для маниакального состояния характерна заразительная веселость, то эйфории присущи благодушие, беспечность, переживание тихой радости, довольства, снижение самокритичности.
    При гипотимии, в депрессивном состоянии, напротив, доминирует угнетенное, подавленное настроение. Человек испытывает "тяжесть на душе", переживает неизбывное душевное страдание, захвачен чувством бесперспективности существования. безнадежности своего положения, все окружающее видит в мрачных тонах, не доступен положительным эмоциям. Такое состояние эмоциональной сферы проявляется в двигательной заторможенности, снижении аппетита, сочетается с потерей интереса к окружающему, ослаблением памяти, нарушениями сна.
    В качестве особых состояний снижения настроения рассматриваются дистимия и дисфория. Дистимия - это преходящее угнетение настроения вследствие неудовлетворенности базисных биогенных, психогенных и социогенных потребностей. При дисфории пониженное настроение приобретает оттенок раздражительности, мрачного недовольства окружающим, озлобленности, взрывчатости, повышенной чувствительности ко всякому внешнему раздражителю.
    Состояния, содержанием которых является непреодолимая боязнь конкретных ситуаций, предметов, существ, действий или неопределенный беспредметный страх, называются фобиями (от греч. phobos - страх, боязнь). Здесь остро отрицательное эмоциональное переживание воплощается в конкретной его форме - в страхе.
    Эмоциональная лабильность и слабость относятся к числу нарушений, которые характеризуются патологическими изменениями временных параметров протекания эмоциональных процессов. При эмоциональной лабильности отмечается повышенная легкость возникновения эмоций, преимущественно отрицательных, быстрая их смена. Незначительное утомление, сколько-нибудь длительная концентрация внимания вызывают поверхностный и неглубокий гнев, злобность или астенические эмоции: обиду, досаду. О слабодушии или эмоциональной слабости говорят тогда, когда имеет место неустойчивость настроения, резкие его колебания - от эйфории до глубоких расстройств, сопровождаемых слезами. Те и другие оказываются нестойкими и быстро сменяют друг друга: случайное горестное воспоминание тотчас вызывает слезы, а самое поверхностное утешение успокаивает и веселит. В отличие от эмоциональной лабильности при слабодушии эмоции глубоки.
    О чувственном оскудении говорят тогда, когда наблюдается ослабление высших чувств при одновременном усилении и доминировании эмоций, тесно связанных с органическими процессами. В отличие от этого для эмоциональной тупости характерно выпадение не только высших чувств, по и низших эмоций. связанных с инстинктивными потребностями: повышаются пороги болевых ощущений, ослабевает эмоциональная окраска удовлетворения пищевых и сексуальных потребностей. В крайних вариантах - эмоциональная тупость, дефект, содержанием которого является безразличие: что бы ни происходило вокруг. вплоть до прямой опасности для собственной жизни, судьбы близких - все оставляет человека безучастным, не вызывает никаких эмоциональных откликов.
    К числу особых нарушений эмоциональной сферы можно отнести алекситимию, когда наблюдается трудность вербализации высших чувств, неспособность на эмоциональную коммуникацию. Внутреннее состояние описывается человеком, имеющим такого рода нарушение, преимущественно в терминах пустоты, скуки, усталости, раздражительности. При этом ослабевают социальные контакты, наступает одиночество, интересы сосредоточиваются на тривиальных деталях повседневной жизни.
    КОГНИЦИИ И КОГНИТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ
    Когнитивная сфера внутри себя расчленена и иерархизирована на четыре соподчиненных уровня. На каждом из них можно выделить структурную единицу и соответственно этому обозначить сами уровни: уровень ощущений, уровень восприятий. уровень представлений и уровень мыслей. Как и любой ингредиент психической реальности, ощущения, образы восприятия, образы представления, мысли являются продуктами интеграции внешнего, экстрапсихического воздействия и определенных сегментов внутренней активности субъекта. Динамические ингредиенты психической реальности наиболее явственно обнаруживают свое присутствие в структуре психической реальности, начиная с уровня восприятий. Поэтому наряду с образами восприятий следует выделять перцептивные действия, наряду с образами представлений - репрезентативные действия, наряду с мыслями - мыслительные операции.
    Разграничение ингредиентов когнитивной сферы, выполняющих прежде всего функции познания, отражения - воспроизведения объекта, естественнее всего произвести по признакам познаваемого объекта. Ощущение - это результат (процесс) психического отражения определенных свойств объекта при их воздействии на соответствующие рецепторные системы субъекта. Восприятие - это результат (процесс) целостного психического отражения объекта при его актуальном взаимодействии с субъектом. Представление - это результат (процесс) психического воспроизведения образа объекта, ранее уже встречавшегося в опыте субъекта, в условиях отсутствия взаимодействия с ним в данный момент. Мысль, мышление - это психическое воспроизведение свойств объекта, недоступных непосредственному чувственному отражению.
    Такого рода представление структуры когнитивной сферы, конечно, не является единственно возможным. Поэтому, предваряя более подробную характеристику названных ингредиентов, приведем иные варианты структурного описания психической реальности, которые зафиксированы в некоторых достаточно известных методиках изучения интеллекта.
    В 1909 г. профессор Московского университета Г.И.Россолимо предложил тест для измерения развития общих способностей ("психологический профиль"). При этом автор использовал, по крайней мере, 4 варианта структурирования показателей, оценивающих интеллектуальные потенциалы человека:
    38 (27 в сокращенном варианте) тестовых заданий группируются в
    9 показателей: внимание, воля; точность восприятия, память, осмысливание, комбинаторные способности, сметливость, воображение, наблюдательность, которые в свою очередь обобщаются в
    4 показателя: психический тонус (средняя оценка по группам тестов, измеряющих внимание и волю), точность и прочность восприятия (средняя оценка тестов точности восприятия, запоминания зрительных образов, элементов речи и чисел), ретенция (процент сохранения в памяти), высшие ассоциативные процессы (средняя оценка по осмысливанию, комбинаторным способностям, сообразительности, воображению и наблюдательности); для типологии уровней умственного развития используются
    3 показателя: психический тонус, память, высшие ассоциативные процессы. В 1928 г. швейцарский психолог Р. Мейли опубликовал тест для измерения уровня интеллектуального развития, включающий в себя 6 субтестов:
    установление последовательности событий по серии картинок,
    закономерное продолжение числовых рядов,
    составление предложений по трем предлагаемым словам,
    дополнение картинок отсутствующими фрагментами,
    составление фигур из нескольких элементов,
    геометрические "пропорции". На основе определения значений показателей по этим заданиям различаются 5 типов интеллекта: формально-логический, образно-конкретный, аналитически-рецептивный, творческий, равномерно развитый.
    В широко используемой и имеющей много модификаций методике, предложенной американским психологом Л. Векслером в 1939 г., используется 11 субтестов, объединенных в две шкалы: вербальную и невербальную. По названиям этих субтестов можно судить о психологическом смысле соответствующих им показателей: осведомленность, понятливость, арифметический, сходство, повторение чисел, словарный, шифровальный, недостающих деталей, кубики Косса, последовательные картинки. сложение фигур.
    Немецким психологом Р. Амтхауэром в 1953 г. предложен тест, включающий в себя 9 субтестов, позволяющих оценить следующие параметры:
    индуктивное мышление (закончить предложение),
    способность к абстрагированию при оперировании словами,
    комбинаторные способности на вербальном материале,
    способность выносить суждение,
    арифметические задачи,
    продолжение числовой последовательности,
    комбинаторные способности на пространственном материале,
    идентификация разных проекций пространственной фигуры,
    запоминание ряда слов. В сравнении с тем, как будут охарактеризованы когнитивные механизмы дальше, подход к раскрытию понятия "интеллект", использованный в названных методиках, можно было бы определить как операционализированный ("интеллект - это то, что измеряют интеллектуальные тесты"). В таком подходе есть, конечно, и свои достоинства, и свои недостатки. Среди последних, в частности, можно отметить определенный дефицит концептуального осмысления связей с исторически сформировавшимися категориями общей теории психической реальности.
    Сенсорная организация человека
    Ощущение как ингредиент психической реальности . Поскольку мы рассматриваем человека в качестве носителя определенного фрагмента психической реальности, то человеческое тело в целом можно рассматривать как единый, хотя и сложно дифференцированный, анализатор сигналов - воздействий на человека со стороны окружающей его среды. В составе анализаторов человеческого тела различают центральную и периферическую части. Периферическая часть анализаторов представляет собой рецепторы, в которых осуществляется первичный этап преобразования внешнего воздействия во внутреннее состояние человека. Результатом такого рода преобразований являются ощущения. В целом человеческое тело осуществляет трансформацию экстрапсихических воздействий в психические состояния и процессы. Напомним, что можно говорить о следующих видах трансформаций: превращение внешнего воздействия в физиологические процессы и состояния; превращение физиологических состояний в психические состояния и процессы; превращение психических состояний в физиологические состояния; превращение физиологических состояний в мышечные сокращения и секреторные выделения. Между этими взаимопревращениями имеют место гомоморфные отношения. Из организменных структур наиболее непосредственное отношение к этим трансформациям имеет нервная система. Основные функции нервной системы заключаются в анализе внешних воздействий, синтезе психических образований, выступающих в качестве отправных звеньев реагирования организма на внешние воздействия, в адаптации организма к меняющимся условиям существования, в гомеостазе, т.е. в поддержании относительной стабильности внутренней среды организма.
    Исходя из сформулированного понимания природы ощущений, можно очертить две области, подлежащие осмыслению. Во-первых, требуется понять, как происходит структурирование качественно отличных ощущений, как формируются ощущения разной модальности, а также изучить закономерности преобразования параметров стимула в параметры ощущения (интенсивность, длительность, пространственная локализация, отчетливость). Во-вторых, определить абсолютные и дифференциальные пороги, т.е. интенсивность, длительность, пространственную близость стимулов, которые получают отражение в сознании.
    Дифференциация анализаторов связана с их специализацией на отображении различного рода воздействий. В частности, рецепторы подразделяются на экстерорецепторы (рецепторы, воспринимающие внешние по отношению к организму воздействия). интерорецепторы (рецепторы, специализирующиеся на отражении воздействий из внутренней среды организма - сенестезия), проприорецепторы (рецепторы, сигнализирующие о перемещениях тела. его органов - кинестезия).
    Со времен Аристотеля в европейской науке господствовало представление о наличии у человека пяти органов чувств (глаза, уши, нос, язык, кожные покровы). Соответственно различались ощущения пяти модальностей: зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые, осязательные. Однако в XIX в. физиология органов чувств и экспериментальная психология существенно расширили наши представления о структуре сенсорной организации человека. Были открыты вестибулярный аппарат (лабиринт) и выделены соответствующие его функции - ощущения равновесия и ускорения, кинестетические ощущения, возникающие вследствие раздражения нервных окончаний, расположенных внутри мышц (мышечные веретена) и сухожилий (рецепторы Гольджи). Был обнаружен сложный состав осязательных ощущений, внутри которых были дифференцированы тактильные, температурные и болевые ощущения. Кроме того, были открыты так называемые ноцицептивные органы кожи, представляющие собой свободные нервные окончания, не обладающие избирательной чувствительностью в том смысле, что они могут быть возбуждены физическими и химическими раздражителями различного рода (лучистая энергия, механические раздражения, кислота, щелочь, электрический ток).
    Многообразие рецепторных аппаратов, воздействий, по отношению к которым оказываются чувствительными эти рецепторы, обусловливает существование различных ощущений как первичных форм психического отражения. При этом трудности возникают уже при классификации рецепторов. Помимо уже указанной, классификации рецепторов производятся по характеру взаимодействия со стимулом: дистантные (слуховые, зрительные, обонятельные) и контактные (температурные, вкусовые, кинестезические, внутриорганические). Различают рецепторы и в зависимости от того, к какого рода воздействиям они чувствительны: к физическим (зрительные, слуховые), механическим (осязание), химическим (вкус, обоняние). Рецепторные аппараты разграничивают и по генетическому признаку. При этом выделяют высшие, более поздние по происхождению рецепторы (зрительный, слуховой) и более примитивные, ранние по происхождению. Близким к этому разграничению является разделение протопатической и эпикритической чувствительности. В качестве эпикритической или дискриминативной чувствительности высшего уровня в составе осязания была выделена тактильная чувствительность, а в качестве протопатической чувствительности, архаического, низшего уровня - болевая. Аналогично в зрении было произведено разграничение эпикритической (колбочкового, хроматического зрения) и протопатической (палочкового ахроматического зрения) чувствительности. Еще в качестве одного из оснований для упорядочения ощущений используется время латентных периодов реакций. Если расположить ощущения в порядке возрастания латентных периодов соответствующих им реакций, то получится следующий ряд: тактильные, слуховые, болевые, зрительные, температурные, вкусовые, обонятельные, вестибулярные. Наряду с мономодальной чувствительностью выделяют также интрамодальную и интермодальную чувствительности.
    Проблемой психологии ощущений является разграничение модальностей внутри одного вида чувствительности. Традиционно различают 4 вида вкусовых ощущений: сладкое, кислое, соленое, горькое; 7 основных групп запахов: эфирный (ацетон), камфорный (нафталин), мускусный (мускус), цветочный (запах розы), ментоловый (мята), острый (уксус), гнилостный (запах тухлого яйца); 7 цветов радуги; 7 нот музыкального звукоряда.
    К основным параметрам функционирования анализаторов относят:
    абсолютную чувствительность к интенсивности сигнала (абсолютный порог) или минимальное значение интенсивности воздействующего раздражителя, которое вызывает ощущение. В зависимости от модальности раздражителя абсолютный порог измеряется в единицах энергии, давления, температуры, концентрации вещества и т.д.;
    предельно допустимую интенсивность сигнала (обычно близка к болевому порогу). Измеряется в тех же единицах, что и верхний абсолютный порог;
    диапазон чувствительности к интенсивности, включающий в себя все градации переходных значений интенсивности раздражителя, от абсолютного порога чувствительности до болевого порога;
    дифференциальную(различительную) чувствительность к изменению интенсивности сигнала, т.е. минимальное изменение интенсивности сигнала, ощущаемое человеком. При этом различают абсолютный дифференциальный порог и относительный дифференциальный порог, измеряемые в процентах по отношению к интенсивности исходного сигнала;
    минимальную длительность сигнала, необходимую для возникновения ощущения. Рассматривая ощущения как элементарную форму психического отражения, нельзя не поставить вопрос о соотношении ощущений и эмоций. Экспериментальнопсихологическое его изучение было начато еще В. Вундтом. Согласно его данным эмоциональное переживание сопровождает ощущение практически с момента его возникновения. С ростом интенсивности ощущения вначале возрастает и интенсивность положительно окрашенного эмоционального переживания, но после достижения некоторого предельного значения начинает снижаться, переходя через границу, разделяющую положительные и отрицательные переживания. Различия между ощущениями и эмоциями обнаруживаются не только через различия в динамике изменения их интенсивности. Различия между ними обнаруживаются и в тех параметрах, которые им присущи. Ощущения могут быть охарактеризованы четырьмя параметрами: модальность, интенсивность, длительность, отчетливость. Эмоции же только тремя: модальность, интенсивность, длительность. Удовольствие и неудовольствие могут быть, согласно Титченеру, более или менее интенсивными, более или менее длительными, но никогда не бывают ясными. На эмоциях невозможно сосредоточить свое внимание. Чем больше внимания мы обращаем на ощущение, тем яснее оно становится, если же мы обращаем внимание на эмоцию, она просто исчезает. Ощущения можно локализовать в пространстве, эмоции - нет. Эмоции всегда имеют одинаковый объем с сознанием. Ощущения суть объективно обусловленные элементы сознания, эмоции субъективно инициированы. Эмоции субъективны в том смысле, что они никогда не появляются одни, но всегда сопровождают ощущения.
    Конкретно жизненный смысл различия между эмоциями и ощущениями приобретают, когда мы, например, рассматриваем феномен болевых переживаний. С одной стороны, боль - это неприятное, гнетущее, иногда нестерпимое ощущение, возникающее при раздражении болевых рецепторов либо при сверхсильных раздражениях любых других рецепторов. С другой стороны, боль - это эмоция, характеризующаяся как душевное страдание, не имеющее соматической локализации ("душа болит"). Такое словоупотребление не свидетельство языковой омонимии, а указание на нерасторжимость соматического субстрата и психического субъекта в пределах каждого отдельного психического феномена.
    Нарушения сенсорных механизмов могут быть описаны (интерпретированы) как изменения значений параметров функционирования рецепторных систем, выходящие за пределы нормы.
    При гиперстезии экстеро-, интеро- или проприорецептивные раздражители, обычно располагающиеся в зоне физиологического комфорта, вызывают чрезвычайно интенсивную реакцию в связи с резким уменьшением нижних абсолютных порогов соответствующих рецепторов. Человек защищает глаза, закрывая их руками, стремится укрыться в темном помещении, в тень, так как воспринимает обычный свет как нестерпимый, ослепительный. Обычные звуки ощущаются как оглушительные. Случайные прикосновения, белье кажутся непомерно грубыми, шероховатым.
    При явлениях гипестезии, наоборот, ощущения (вследствие резкого возрастания их нижних абсолютных порогов) оказываются более или менее ослабленными. Звуки кажутся приглушенными, неотчетливыми, голос еле слышным, словно издали; свет воспринимается тусклым, слабым. Все окружающие предметы видятся недостаточно отчетливо, как сквозь туман. Те же явления наблюдаются в отношении вкусовых, обонятельных, тактильных ощущений.
    К сенестопатиям относят аморфные, в большинстве своем неприятные, ощущения от внутренних органов. Локализация их крайне изменчива. Они чрезвычайно полиморфны: человек может чувствовать жжение, давление, боли, распираний. Для сенестопатий характерно отсутствие предметности переживаний.
    Парестезиями называют более или менее элементарные кожные ощущения, возникающие без всякого внешнего раздражения: ползание мурашек, онемение, покалывание, охлаждение, разогревание.
    Термин "анестезия" обозначает отсутствие ощущений при любом самом сильном раздражении, например утрату болевой или температурной чувствительности.
    Отсутствие чувствительности к определенным участкам спектра внешних воздействий отмечается при некоторых нарушениях в зрительном анализаторе. Тренированный наблюдатель с нормальным цветовым зрением при сопоставлении различно окрашенных предметов или источников света может различать до 150 цветовых оттенков, по насыщенности до 25 оттенков, по светлоте до 60. Существуют три вида цветовых аномалий: краснослепые (протанопы) - не отличают красные цвета от близких к ним по светлоте ахроматических цветов, зеленослепые (дейтеранопы) - не отличают зеленые цвета от близких к ним по светлоте ахроматических цветов, синеслепые (тританопы) - не различают синие цвета.
    Перцептивные механизмы психики
    Перцептивное пространство . Восприятие есть процесс (результат) построения образа объекта в перцептивном пространстве субъекта при его непосредственном взаимодействии с этим объектом.
    Пространство - фундаментальная характеристика бытия объективного и субъективного. Разграничение объективного и субъективного, в частности перцептивного пространства, исторически связано с тремя тенденциями (подходами) в трактовке пространства. Одна из них ведет свое начало от древнегреческих атомистов, которые ввели представление о пустом пространстве и рассматривали его как изотропное (одинаковое во всех направлениях) и бесконечное. В Новое время в связи с разработкой основ динамики эту концепцию развил И. Ньютон, освободив ее от элементов антропоморфизма, присутствовавших в древнегреческих представлениях. По Ньютону, пространство (абсолютное пространство) есть пустое "вместилище" тел, абсолютно неподвижное, непрерывное, однородное и изотропное, проницаемое, не воздействующее на материю и не подвергающееся воздействиям с ее стороны, бесконечное, обладающее тремя измерениями. От абсолютного пространства Ньютон отличал протяженность тел - их основное свойство, благодаря которому они занимают определенные места в абсолютном пространстве и совпадают с этими местами. Протяженность есть начальное, первичное свойство, не требующее объяснений. Абсолютное пространство, по Ньютону, вследствие неразличимости своих частей неизмеримо и непознаваемо. Положения тел и расстояния между ними можно определять только по отношению к другим телам. Иначе говоря, в повседневной жизни, так же как в конкретной науке и практике, мы имеем дело только с относительным пространством.
    Другое направление в трактовке пространства идет от Аристотеля, но разработано позднее Лейбницем. Согласно последнему, пространство - это порядок взаимного расположения тел, существующих вне друг друга. Понятие о пространстве как о независимом начале бытия, существующем наряду с материей, Лейбницем отвергается. Представление о протяженности отдельного тела, рассматриваемого безотносительно к другим телам, по его мнению, не имеет смысла. Пространство есть отношение (порядок), применимое лишь ко многим телам. Можно говорить только об относительном размере данного тела в сравнении с размерами других тел. Протяженность, по Лейбницу, не есть первичное свойство тела, а обусловлено силами, действующими внутри него.
    Принципиально иную позицию в отношении природы пространства сформулировал И. Кант, совершив "коперниканский" переворот в представлениях. Для него пространство наряду со временем - это априорные формы чувственного созерцания. Иначе говоря, пространство и время - это не только свойства объективной реальности, но и формы, конституирующие субъект, выражающие его активность. Всеобщность пространственно-временных отношений обусловлена, с этой точки зрения, тем, что человек иначе ничего и не может воспринять, кроме как в формах пространства и времени. Данная позиция, не исключающая то, что пространство и время являются формами существования объективной реальности, близка именно к психологическому подходу. Она соответствует наличию у психической реальности такого атрибута, как субъектность.
    Как известно, специальной математической дисциплиной, изучающей пространственные формы и отношения, является геометрия. Однако, когда мы говорим о перцептивном пространстве, мы исходим из некоторого обобщенного варианта трактовки ее предмета. Возможность такого рода обобщения можно проиллюстрировать, обратившись к механизмам цветоразличения, о которых мы уже говорили.
    Обычное реальное пространство в геометрии понимают как непрерывную совокупность точек. Аналогично и непрерывную совокупность возможных состояний какой-либо системы, каких-либо явлений можно трактовать как своего рода пространство. Мы уже отмечали, что нормальное человеческое зрение трехцветно, т.е. всякое цветовое ощущение (Ц) есть комбинация красного (К), зеленого (3) и синего (С) цветов с определенными интенсивностями. Обозначая эти интенсивности в некоторых единицах через х, у, z, можно записать Ц = хК + уЗ + zC. Подобно тому, как точку можно двигать в пространстве вверх и вниз. вправо и влево, вперед и назад, так и ощущения цвета может непрерывно меняться в трех направлениях с изменением составляющих его компонентов. По аналогии можно сказать, что совокупность всех цветов есть трехмерное пространство. Непрерывное изменение цвета можно изображать как линию в этом пространстве. Можно ввести понятия о других простейших формах и отношениях (ближе, дальше) в пространстве цветов. Далее, можно ввести определение расстояния (например, по числу порогов различения, которое можно проложить между двумя цветами), определить поверхности и области цветов, подобно обычным поверхностям и геометрическим телам. Так возникает учение о пространстве цветов, которое путем обобщения геометрических понятий отражает реальные свойства цветового зрения человека.
    Современная математика определяет пространство как множество каких-либо элементов (точек) при условии, что в этом множестве установлены отношения, сходные с обычными пространственными отношениями. Пространством считается множество элементов, в котором
    задана группа взаимооднозначных преобразований этого множества в себя,
    выделены специальные фигуры (множества точек),
    введена система координат,
    задан закон измерения расстояний. Перцептивное пространство с этой точки зрения является композицией пространств, связанных с различными анализаторными системами: зрительной, слуховой, тактильной, вкусовой, обонятельной, кинестетической. Элементами этих пространств выступают различимые интенсивности переживаний разной модальности. Эти пространства являются конечными, неоднородными, анизотропными.
    Свойства перцептивного образа . Перцептивным образом является фигура в перцептивном пространстве. В отличие от ощущений, которым соответствуют свойства, признаки, параметры внешних воздействий, в восприятии получает воспроизведение объективная целостная связность явления. Если ощущения локализованы в пространстве, центром координатных осей которого является человеческое тело (определенный анализатор), то для восприятий в первую очередь характерна отнесенность к объективному пространству, вынесенность, проецированность образов вовне. Но возможность изучения восприятия как определенного рода психического феномена мы получаем лишь тогда, когда мы способны дифференцировать субъективные и объективные составляющие образа. Образ восприятия является, как правило, продуктом интеграции сенсорных данных, получаемых от многих рецепторов, и собственной активности субъекта, его перцептивных действий. В этом смысле образы восприятия более субъективны, чем ощущения, которые возникают как эффект преимущественно экстрапсихического воздействия. Однако будучи спроецированными во внешнее пространство, их свойства переживаются именно как свойства самого объекта.
    К основным свойствам перцептивных образов относят предметность, целостностность, константность. Предметность при этом трактуется как воспроизводимость в перцептивном образе связности его свойств как свойств самого объекта. Иначе говоря, восприятие тогда полноценно, когда итогом субъективных действий является возможность дифференциации объективных и субъективных компонентов образа. (Воспринимая края (границы) образа размытыми, я понимаю, что это следствие дефекта моего зрения. Оценивая пищу как аппетитную или неаппетитную, я понимаю, что это может быть в значительной мере обусловлено тем, насколько я голоден.) В понятие предметности восприятия включается и такое его свойство, как опознаваемость, т.е. осознание производности образа, отдельных его свойств от свойств объекта как источника его образа, его характеристик. (Можно говорить о восприятии звука, когда я воспринимаю его, например, как звук проезжающей машины; о восприятии цвета, когда я воспринимаю его, например, как цвет спелой вишни и т.д.)
    Свойство целостности перцептивного образа обнаруживается тогда, когда, например, неполнота или выпадение, искажение каких-либо деталей изображения объекта не мешают его узнаванию (слово, написанное с "ошипкой"), когда мы группируем разрозненные детали, структурируем нерасчлененную совокупность так, что они образуют осмысленное целое (фразанаписаннаябезпропусковмеждусловами), либо, наоборот, воспринимаем некоторое изображение как изображение невозможного объекта (например, фигуры Пенроуза). Свойство целостности восприятия впервые экспериментально-психологически было изучено представителями гештальтпсихологии. В их исследованиях целостность восприятия была осмыслена именно как свойство самого процесса восприятия, как механизм, который по присущим ему законам упорядочивает многообразие отдельных сенсорных данных, как гештальт. Были сформулированы законы гештальта: тяготение частей к образованию симметричного целого, группировка этих частей в направлении максимальной простоты и близости, тенденция каждого психического феномена принять более определенную, отчетливую, завершенную форму (прегнантность).
    Константностью восприятия называется относительное постоянство свойств воспринимаемых объектов и ситуаций при существенном изменении условий восприятия, т.е. то, когда изменение фоновых характеристик в определенном диапазоне не влияет на величину признака воспринимаемой фигуры. В Других обстоятельствах имеет место прямо противоположный эффект, но эти случаи мы квалифицируем как иллюзии восприятия. Наиболее известными видами константности являются константность величины, формы и цвета. Фигура человека, который удалился от нас с расстояния в 3 метра на расстояние в 30 метров, не становится для нас меньше в 10 раз, хотя его изображение на сетчатке нашего глаза изменилось именно таким образом. Если предъявлять испытуемому кольца под разными углами в линии взора, в определенном диапазоне они будут восприниматься как кольца, хотя проекцией их на сетчатке будет эллипс. Классическим является пример Э. Геринга: кусок угля на ярком солнце может отражать света больше, чем мел на рассвете, тем не менее уголь на солнце будет восприниматься как черный, а мел на рассвете как белый.
    Одним из исследователей, анализировавшим проблему константности, был Г. Гельмгольц. С его точки зрения, константность восприятия является результатом бессознательных умозаключений. Так, факты константности восприятия цвета он объяснял тем, что, видя одни и те же объекты при разном освещении, мы формируем представление о том, как этот предмет будет выглядеть при белом свете. Поскольку наш интерес целиком связан с постоянством цвета объектов, то мы учимся игнорировать изменения цвета, обусловленные изменениями освещенности. Теорию Гельмгольца можно квалифицировать как интеллектуалистическую. Его оппонентом выступил, в частности, Э. Геринг. Он пытался объяснять механизмы константности периферическими факторами. Дискуссия, начало которой положило столкновение позиций Гельмгольца и Геринга, характеризует одну из магистральных линий развития всей проблематики, относящейся к сфере восприятия. В частности, С.В. Кравковым были проведены специальные исследования, в которых были получены данные, противоречащие периферической теории. Он вводил в глаз атропин, исключая тем самым зрачковый рефлекс, однако константность размера сохранялась.
    Важное значение для понимания механизмов перцепции имеют исследования иллюзий восприятия, классическими примерами которых являются иллюзии веса, объема, величины. Если испытуемому предложить несколько раз подряд поднять одновременно двумя руками пару предметов, заметно отличающихся по весу (объему), а затем дать пару предметов, одинаковых по весу (объему), то в той руке, где до этого был предмет более тяжелый, вес будет восприниматься меньшим. Эта иллюзия имеет эквивалент и для зрительного восприятия. С помощью тахистоскопа многократно экспонируется пара неравных кругов. Предъявленная затем пара одинаковых кругов оценивается как неравная.
    Проблемы психологии восприятия - это в первую очередь проблемы психического синтеза. Важно понять (объяснить), каким образом оказывается возможным построение и удержание образа значимого объекта в хаосе воздействий, падающих на человеческое тело, каким образом происходит выделение сигнала из шума, за счет чего происходит разделение фигуры и фона. Исследование механизмов перцепции преимущественно шло в направлении обнаружения условий, ведущих к ошибкам восприятия, к возникновению иллюзий. При этом оказалось, что и ошибки, и иллюзии возникают, если ограничено время восприятия. Не случайно многочисленные эксперименты были проделаны с использованием тахистоскопа. При очень коротких экспозициях было зафиксировано отсутствие дифференцировки фигуры и фона; возникало впечатление гомогенной картины. По мере увеличения времени экспозиции постепенно происходит выделение границ экспонируемой фигуры, пока. наконец, восприятие не примет устойчивый характер. Иной способ зашумливания экспонируемого объекта используется тогда, когда границы фигуры и фона размываются за счет пространственной удаленности или когда экспонат маскируется другими изображениями. При этом перед испытуемым ставится задача выделить называемый в инструкции объект, найти определенный маршрут в лабиринте и т.п.
    Зависимость полноценного восприятия от сохранности психофизиологических механизмов центрального синтеза эффективно демонстрируют особенности восприятия у людей, у которых расщеплен мозг. Например, Сперри (Sperry, 1968) продемонстрировал изменения в восприятии, когда полностью перерезано мозолистое тело, т.е. когда передача информации из одного полушария в другое стала невозможной. Хотя такая операция обычно не вызывает сколько-нибудь серьезных нарушений повседневного поведения, однако было замечено, что люди, перенесшие такого рода операцию, ведут себя так, как если бы у них было два мозга. Один из экспериментов Сперри состоял в следующем. Перед испытуемым находился экран, который закрывал его руки и на который проецировались изображения разных предметов, так чтобы информация поступала либо в правое, либо в левое полушарие. На столе, где находились руки испытуемого, лежали предметы, которые он мог ощупывать. Иначе говоря, у испытуемого формировались как бы независимо друг от друга зрительный и гаптический образы предметов в одном или в разных полушариях. Было обнаружено, что испытуемый мог после ощупывания предметов левой рукой взять тот из них, изображение которого на короткое время появлялось в левой части экрана, но он не мог ни назвать этот предмет, ни описать словами действия своей левой руки. Когда изображение проецировалось в правую часть зрительного поля и была задействована правая рука, такого явления не наблюдалось. Если же разные изображения направлялись в разные полушария одновременно и испытуемого просили выбрать предмет левой рукой, то он выбирал предмет, изображение которого было спроецировано в правое полушарие, но при этом называл тот предмет, который был спроецирован в левое полушарие. Иначе говоря, назывался образ, спроецированный в "говорящее полушарие", в противоречие с тем, что левая рука выбирала предмет, изображение которого было спроецировано в правое полушарие.
    Нарушения перцептивных механизмов . В связи с рассмотрением вопросов, относящихся к механизмам перцепции, целесообразно выделить нарушения трех видов: нарушения ориентации в пространстве, агнозии, иллюзии.
    Правильная ориентировка человека в пространстве достигается за счет интеграции целого комплекса ощущений - зрительных, вестибулярных, мышечно-суставных, кожных, висцеральных. Особая роль при этом принадлежит полукружным каналам и отолитовому аппарату. При нарушении механизмов восприятия зрительной перспективы человек воспринимает окружающие предметы без присущей им объемности, плоскости, теряет возможность оценивать расстояния до этих предметов. В ряде случаев наблюдается искажение величины предметов: все вокруг или только некоторые предметы приобретают огромные размеры, по сравнению с которыми человек кажется себе маленьким и беспомощным (макропсия). Так, курильщик гашиша может воспринять окурок, лежащий перед ним, имеющим размеры бревна, и высоко поднимает ногу, чтобы перешагнуть через него. В других случаях все предметы кажутся уменьшенными (микропсия), человек воспринимает себя несуразно большим, попавшим в страну лилипутов.
    Нарушения перцептивных механизмов могут проявляться в том, что человек, правильно воспринимая отдельные предметы, не составляет единой взаимосвязанной картины, его зрительные впечатления теряют свою пространственную определенность, либо теряют связь со временем, оказываются вне времени. Различают два вида нарушений такого рода: оптическое движение и оптическую остановку. В первом случае движения окружающих предметов, людей воспринимаются не в их последовательной связи и непрерывности, а как серия картин, словно бы остановившихся кадров из кинофильма, восприятие которых разделяют значительные промежутки времени. Противоположная картина наблюдается в состоянии оптического движения. Все предметы теряют свою привычную неподвижность. Стулья, шкафы, кровати - вся мебель куда-то плывет, стены колышутся. Деревья, дома на улице кажутся постоянно перемещающимися, машины движутся в направлении, противоположном действительному.
    К особому виду нарушений пространственной ориентировки можно отнести нарушение схемы тела. Схемой тела называют образ собственного тела. формирующийся на основе тактильных. кинестетических и зрительных ощущений. Расстройством схемы тела обозначают переживания несоответствия между восприятием того или иного органа и тем, как этот орган был ранее отражен в сознании. Выделяют парциальные и тотальные нарушения схемы тела. К первым относят восприятия изменения формы, величины и тяжести отдельных органов, смещения или отделения их от тела. Человеку, страдающему такого рода нарушением, кажется, что голова и руки отделяются от туловища, проваливаются, что спина находится впереди, носки на ступнях обращены назад, одна нога толще или короче Другой. При тотальных нарушениях схемы тела все оно кажется увеличенным или уменьшенным, почти невесомым или, наоборот, словно налитым свинцом, удвоенным или иногда полностью утраченным.
    Только что описанные психосенсорные расстройства следует отличать от агнозий и патологических иллюзий. От агнозий их отличает сохранность способности к узнаванию, несмотря на извращенность восприятия. Суждения на основе извращенных восприятий остаются правильными, в отношении самих восприятий имеется критика, они оцениваются как ненормальные. Иллюзии от агнозий отличает то, что они носят временный характер и исчезают после коррекции.
    Агнозиями называют нарушения процессов узнавания при сохранности сознания и соответствующих видов сенсорной чувствительности. Зрительная агнозия (душевная слепота) характеризуется нарушением узнавания (категоризации) предметов. Человек не узнает знакомых людей, привычные дома, не может найти вход в комнату или выход из нее. Правильно называются отдельные признаки людей, свойства предметов, но они не узнаются в целом. При симультанной агнозии узнаются отдельные детали рисунка, но не узнается он в целом. При сукцессивной агнозии оказывается нарушенной способность к восприятию последовательности отдельных изображений. Вариантом зрительной агнозии является алексия (вербальная слепота), при которой агнозия обнаруживается только при восприятии написанного или напечатанного текста, букв, цифр, нотных знаков. Слуховая агнозия (душевная глухота) проявляется в неузнавании предметов по производимым ими звукам: часов по тиканию, воды по журчанию, колокола по звону. К тактильной агнозии относят нарушения узнавания предметов при их ощупывании. Опустив в карман руку, человек не может достать нужный предмет и каждый раз вынужден вынимать все содержимое из кармана, с помощью зрения корригируя дефект тактильного восприятия. При аутоагнозиях человек не может дифференцировать правую и левую стороны тела, не узнает собственную конечность или другую часть тела.
    Под иллюзиями понимают искаженное восприятие реально существующего предмета. При этом сам реальный предмет не воспринимается, а переживается восприятие иного предмета. образ которого полностью поглощает реальный. Выделяют аффективные, вербальные и парейдолические иллюзии. Аффективные иллюзии обычно возникают на фоне резко выраженных колебаний настроения, общего аффективного фона или же в связи с остротравмирующими аффектами страха, тревоги. В подобных обстоятельствах человек в куче белья, лежащей на полу, видит труп. Вербальные иллюзии возникают в результате реальных разговоров окружающих, реально действующих звуковых раздражителей. В разговорах посторонних лиц на совершенно другие темы, в шуме дождя человек слышит унизительные, обидные замечания в свой адрес, угрозы, осуждения. При парейдолических иллюзиях человек в узорах обоев, в пятнах на ковре видит красочные картины природы, образы людей, находящихся в движениях и т.п.
    Репрезентативные механизмы психики
    Память . Память - это единый процесс запечатления, хранения и воспроизведения информации. Единый не только потому, что мы нечто запоминаем, для того чтобы это впоследствии воспроизвести, сохранить в себе определенное чувство, но и потому, что о том, что запечатлелось, мы можем судить по тому, что так или иначе может быть воспроизведено. Памятью обладают не только люди и животные, но и их сообщества, а также технические устройства. Широта спектра использования понятия "память" требует от нас, прежде всего, выделения специфических признаков, которыми характеризуется память как психическая функция, как свойство психики.
    Очевидна фундаментальная роль для осмысления памяти категории времени. Память это трансляция информации во времени, воспроизведение прошлого в настоящем. Время как форма существования объективного бытия бесконечно, одномерно, однонаправлено, антисимметрично и отражает направленность причинно-следственных отношений. Отражение времени в психической реальности формирует время как форму чувственного созерцания. В этом своем качестве время способно замедляться и ускоряться, менять направление своего течения, расщепляться, оно конечно, прерывно, обратимо. Эталоном временных промежутков в организме человека, по мнению ряда авторов, является альфа ритм, имеющий частоту, близкую к частоте пульсации магнитного поля Земли. Производными от этого основного ритма являются периодически протекающие физиологические процессы, а также связанные с ними кинестетические, зрительные, слуховые восприятия, влияющие на субъективную оценку времени человеком. Субъективная оценка длительности отдельных отрезков времени зависит от разнообразия и характера заполняющих их переживаний, сопутствующего им эмоционального переживания. Длительность ситуаций, воздействий, оцениваемых положительно, кажется короче действительной, а время, проведенное в бездеятельности, в ожидании, в условиях однообразных впечатлений течет субъективно медленно.
    С памятью как особой психической функцией связано особого рода переживание переживание знакомости (чувство узнавания). На эту особенность человеческой памяти обратил внимание Аристотель в трактате "О памяти и воспоминании" - первом в истории европейской культуры произведении, специально посвященном вопросам психологии памяти. Отмечая, что память как таковая свойственна и человеку и животным, он видел отличие человеческой памяти в том, что только человеку свойственно припоминание, которое есть "как бы своеобразное отыскивание" и "бывает только у тех, кто способен размышлять", поскольку "тот, кто вспоминает, делает вывод, что прежде он уже видел, слышал или испытал нечто в таком же роде". Аристотелем же были сформулированы правила для успешного воспоминания, которые впоследствии были интерпретированы как законы ассоциаций: по смежности, по сходству, по контрасту. Им же был намечен и ряд проблем, сохранивших спою актуальность до настоящего времени: возрастные изменения в памяти, характерологические различия памяти, связь памяти со временем и другие.
    Память как психическая функция способна не только к запечатлению, хранению и воспроизведению информации о внешних воздействиях на носителя психической реальности, но она обладает способностью к запечатлению, хранению и воспроизведению своих собственных внутренних состояний. В этом смысле память представляет собой не просто отдельную психическую функцию наряду с другими, но носит сквозной характер, является свойством психики в целом. Можно говорить о памяти не только в ряду когнитивных функций (очевидно, что познание невозможно без памяти), но и об эмоциональной памяти, о памяти волевого усилия, о памяти творческого озарения. В связи с этим следует иметь в виду, что существуют концепции, предлагающие осмыслить память как универсальное свойство бытия. Особое место среди них занимает концепция французского философа А. Бергсона ("Материя и память". СПб., 1911). Противопоставляя простому репродуцированию однажды заученного материала (текст стихотворения) память неповторимых событий прошлого в их индивидуальности (самого единичного акта заучивания), Бергсон стремился доказать существование особой "образной памяти", "сферы чистых" воспоминаний, "памяти духа", по отношению к которой мозг может выступать лишь в качестве орудия проведения соответствующих воспоминаний в сознание, но ни в коем случае не может рассматриваться ни как их порождающий, ни как их хранящий орган.
    Память осуществляет построение образа объекта без непосредственного контакта с ним. Память осуществляет репрезентацию отсутствующего объекта. Продуктами функционирования памяти являются представления. Характеристики образов представлений имеют существенные отличия от образов восприятий того же объекта. Представление отличается от восприятия, как правило, значительно меньшей степенью ясности, отчетливости, устойчивости. Образ восприятия - это образ, переживаемый в актуальном настоящем. Переживаемый в настоящем, образ представления относится одновременно к прошлому или будущему. Образ восприятия спроецирован в объективное пространство, образ представления локализован в субъективном пространстве. Я осознаю, что представление - это мое представление, воспринимая объект, я уверен, что он, в принципе, воспринимается также и другими людьми. В образе представления чаще всего могут отсутствовать некоторые детали представляемого объекта - представление схематично и фрагментарно в сравнении с образом восприятия. В то же время в образе представления могут наличествовать детали и признаки. недоступные восприятию (оборотная сторона объекта, внутреннее его строение). Это свойство обозначается как панорамность образа представления.
    Повседневные оценки (хорошая/плохая память) могут подразумевать под собой самые разные параметры и виды памяти. Пионером экспериментально-психологического изучения памяти выступил немецкий психолог Г. Эббингауз. В работе "О памяти" (1885) он показал влияние на запоминание количества запоминаемого материала, числа повторений, близости и направленности ассоциативных связей, вывел кривую забывания как функцию времени, разработал тест для определения степени умственного развития.
    К основным параметрам процессов памяти относят: объем запоминаемой информации, время, требуемое для запоминания, полноту, скорость, легкость воспроизведения, готовность к воспроизведению, скорость забывания. По этим параметрам различаются виды памяти, разграничиваемые в зависимости от характера запоминаемого материала (анализатора, участвующего в запечатлении материала), установок (поставленной цели) субъекта, длительности хранения информации. В зависимости от характера запоминаемого материала различают следующие виды памяти: логическая, вербальная, знаковая, образная (зрительная, слуховая, осязательная, обонятельная, вкусовая), кинестетическая, эмоциональная. Могут выделяться и виды памяти в связи с различиями предметов и задач профессиональной деятельности: музыкальная память, математическая память, актерская память, память шахматиста, память следователя и т.п. В зависимости от установок (намерений) субъекта разграничивают прежде всего произвольную и непроизвольную память. В зависимости от длительности хранения информации: кратковременную, функционирование которой лежит в промежутке от секунды до нескольких минут и продукты которой разрушаются воздействиями, влияющими на согласованную работу нейронов (электрошок, наркоз, гипотермия); долговременную, время хранения информации в которой сопоставимо с продолжительностью жизни организма и которая устойчива по отношению к воздействиям, разрушающим продукты кратковременной памяти; а также сенсорную память, обеспечивающую удержание в течение очень короткого времени (обычно менее секунды) продуктов сенсорной переработки информации, поступившей в рецептор, до начала ее кодирования. Разграничивают также подвиды сенсорной памяти: иконическую (зрительную) и эхоническую (слуховую). Различные виды памяти, естественно, могут быть в разной мере развиты у разных людей, что может служить основанием для классификации.
    Разграничение кратковременной и долговременной памяти имеет и более специальный смысл в рамках характеристики особого вида профессиональной деятельности операторской.
    В структуре труда оператора основная нагрузка нередко падает именно на мнемические функции, и потому значения многих параметров памяти установлены в результате изучения этого вида профессиональной деятельности. Применительно к операторской деятельности во временном аспекте обычно разграничивают три вида памяти: непосредственную, оперативную и долговременную. При симультанном восприятии в непосредственной памяти в течение долей секунды практически сохраняется вся информация, находившаяся в поле восприятия. Затем она быстро теряется, в результате чего через 1-2 секунды остается порядка 8 символов, которые переходят в оперативную память. При переводе информации из непосредственной памяти в оперативную происходит не только ее кодирование, но и селекция по критериям, определяемым содержанием решаемой задачи. Оперативная память позволяет сохранять текущую информацию на время, необходимое для решения тех или иных практических задач. Иначе говоря, это время сопоставимо со временем решения задачи. В реальных условиях операторской деятельности оно изменяется от нескольких секунд до нескольких минут. Оперативная память выполняет роль буфера с ограниченной емкостью, способного поглощать и удерживать входную информацию. Вновь поступающий в буфер сигнал вытесняет оттуда один из поступивших ранее. Сигналы, поступившие в буфер первыми и последними, закрепляются в ней прочнее по сравнению с сигналами средней части ("краевой эффект").
    На характеристики оперативной памяти влияет ряд факторов.
    Система кодирования информации. В зависимости от используемого кода объем оперативной памяти и точность запоминания могут меняться в несколько раз. Для оперативного кодирования предпочтительно кодирование объектов управления цифрами и буквами.
    Множественность объектов. Нормальные условия работы оперативной памяти создаются при одновременном предъявлении не более 10-15 показателей. При речевом общении объем фразы не должен превышать 12-13 слов.
    Знание вероятности событий. При постоянной вероятности, даже если оператор еще не усвоил вероятностную структуру, возможен одновременный контроль за 20 переменными. После усвоения вероятностной структуры число контролируемых переменных может быть увеличено до 40-60. Наряду с объемом и длительностью хранения информации важной характеристикой оперативной памяти является быстрота исключения, забывания материала, не нужного для дальнейшей работы. Своевременное забывание исключает ошибки, связанные с использованием устаревшей информации, освобождает место для хранения новых данных.
    Характеристики оперативной памяти изменяются под влиянием значительных физических нагрузок, экстремальных и эмоциогенных воздействий. При этом чаще наблюдается ухудшение характеристик, однако при достаточной адаптации к неблагоприятным факторам возможно их сохранение и даже улучшение. В целом сохранение высоких показателей оперативной памяти при воздействии экстремальных факторов зависит от их силы и продолжительности, общей неспецифической устойчивости и степени индивидуальной адаптации человека к конкретным факторам.
    Долговременная память обеспечивает хранение информации в течение длительного времени (часы, дни, месяцы, годы). В процессе перевода информации из оперативной памяти в долговременную происходит преобразование информации, направленное на выделение информационного содержания сигналов, отсев ненужной информации. В то же время избыточная информация, не создавая дополнительной нагрузки на память, может облегчать запоминание, что эквивалентно увеличению объема долговременной памяти. Процесс перевода информации из кратковременной в долговременную память может осуществляться непроизвольно, не требуя специальных усилий и даже не осознаваясь, и может быть произвольным, требующим специальной активности и усилий. В этом случае оказывается важным не тот формальный объем долговременной памяти, который фиксируется при первом воспроизведении информации, а вид кривой заучивания. При этом вид кривой заучивания зависит от многих факторов: длины предъявляемого ряда (объема информации), характера материала, интервалов между предъявлениями и деятельности во время интервалов, характера мнемических действий, используемых субъектом, его состояния, доминирующего типа памяти.
    Взаимодействие вновь принятой информации с ранее поступившей приводит к интерференции следов памяти и в результате к торможению при заучивании. Тормозящее влияние предшествующих звеньев ряда на последующие называется проактивным торможением, а последующих на предыдущие - ретроактивным. Сохранение информации в памяти является сложным процессом, в ходе которого осуществляется ее переработка. упорядочение и классификация. В процессе запоминания и хранения информации осуществляется ее статистический анализ, позволяющий оценивать вероятность событий и на основе этих оценок предвидеть и прогнозировать возможные ситуации, планировать деятельность.
    Информация, поступившая в долговременную память, со временем забывается. Кривая забывания определяет, какое число элементов может быть воспроизведено через то или иное время. Усвоенная информация наиболее значительно уменьшается за первые 9 часов: со 100% она падает до 35%, оставшееся через несколько дней число удержанных элементов в течение длительного времени практически остается неизменным. В целом зависимость сохранения усвоенного материала от времени является логарифмической кривой.
    Воспроизведение аналогично запоминанию и может быть произвольным и непроизвольным. К условиям оптимизации воспроизведения относятся рациональная организация, структурирование информации, хранящейся в долговременной памяти. Явление самопроизвольного улучшения показателей запоминания по прошествии определенного времени после окончания заучивания называется реминисценцией.
    Нарушения памяти . Нарушения (разрушение) механизмов памяти, возникающие вследствие самых разных причин, феноменологически проявляются в том, что или каким-либо образом затрудняется процесс запечатления, страдает оперативная память: или утрачивается информация, хранившаяся в долговременной памяти (блокируется ее воспроизведение): или происходит снижение всех видов памяти. В ряде случаев психотравмирующие воздействия могут иметь своим эффектом улучшение показателей памяти (гипермнезия).
    Разрушение информации, хранившейся в долговременной памяти, называется ретроградной амнезией. Психотравмирующее воздействие может привести к тому, что будет нарушена только кратковременная (оперативная) память при относительной сохранности механизмов долговременной памяти. Оказавшись в новой обстановке, человек, страдающий такого рода нарушением, не запоминает имена окружающих его людей, не знает, где он находится, не помнит даты текущего дня. ел ли он сегодня, был ли на прогулке. Наряду с этим имеет место относительная сохранность прошлого опыта. Такого рода нарушения носят название фиксационной амнезии. В отличие от фиксационной амнезии при антероградной амнезии имеет место относительная сохранность оперативной памяти, но разрушается память на события, последовавшие за психической травмой. Сочетание нарушения памяти на события, предшествовавшие травме, и события, последовавшие за ней, именуется антероретроградной амнезией.
    Нарушения механизмов памяти может вести к выпадению из памяти лишь некоторых событий прошлого, важных их деталей. В этом случае говорят о палимпсесте. Это вариант селективной амнезии. Другим вариантом этого вида нарушения является аффектогенная амнезия. Она заключается в том, что из памяти выпадают события, связанные с какими-то исключительно сильными отрицательными переживаниями. Забывается сам факт травмы и все, что непосредственно или опосредованно с ним связано. В то же время остальные события, происходившие в это время, воспроизводятся достаточно полно и точно. Термином анэкфория обозначается утрата способности вспомнить известный факт в нужный момент.
    Парамнезиями называют искаженные воспоминания, лишь частично соответствующие действительности. Псевдореминисценции представляют собой воспоминания об имевших место в прошлом событиях, но перемещенные в настоящее и заполняющие пробелы воспоминаний. В них нет сочинительства, они примитивны по конструкции, обыденны по содержанию и в процессе короткой беседы легко формируются под влиянием вопросов собеседника. нестойки, быстро сменяются другими. Присвоенные воспоминания, или криптомнезии, заключаются в уверенности человека в том. что события, увиденные им в кино, описанные в книге, услышанные в рассказе собеседника, пережитые в сновидении, произошли с ним в действительности.
    Специального упоминания заслуживают нарушения, связанные с процессами узнавания. "Уже видел" (deja vu) - так обозначаются состояния, когда заведомо новое восприятие сопровождается мучительным переживанием, что оно уже имело место в прошлом. Переживание этого типа. обычно мимолетно, но длительно оставляет чувство неудовлетворенности, неотступное желание вспомнить, где и когда имело место пережитое. "Никогда не видел" (james vu) - состояние противоположное. Несмотря на то, что человек вполне ориентирован в окружающем и узнает его. им владеет чувство, что имевшее место в прошлом впервые встречается в его опыте.
    Навязчивые воспоминания проявляются в том, что в памяти воспроизводится какой-то (чаще неприятный, компрометирующий) эпизод из прошлой жизни. Давно миновало время этих событий, они утратили свою актуальность, но человек время от времени вопреки своему желанию вспоминает эти события, испытывая тягостное эмоциональное переживание. Навязчивые воспоминания, персеверации, могут и не носить тягостного характера, но сопровождаются чувством неотвязности от ненужного, пустого впечатления.
    Завершая обзор сведений, касающихся функционирования репрезентативных механизмов психики, следует учесть и существование не столь уж редких случаев феноменальной памяти. Опять-таки они могут быть связаны и с функционированием кратковременной (оперативной) памяти, и с функционированием механизмов долговременной памяти. Описаны случаи, когда, находясь в болезненном состоянии, человек воспроизводил ранее им слышанное или виденное с такой точностью и в таком объеме, что это не шло ни в какое сравнение с кругом сведений, которыми он оперировал в обычных для него условиях. Все это указывает на то, что в памяти постоянно действуют механизмы блокирования, препятствующие проникновению информации, которой мы потенциально владеем, в наше сознание. Вероятно, эта информация может оказывать влияние на наше поведение на подсознательном и сверхсознательном уровнях.
    Механизмы мышления
    Структурно-функциональный и процессуально-динамический аспекты мышления . Мышление - процесс отражения связей и отношений, недоступных непосредственному чувственному восприятию, сопровождающийся переживанием чувства понятности (понимания) ситуации. Принципиальное значение для характеристики мышления имеет оценка его результатов (продуктов) с точки зрения истинности, т.е. их соответствия действительности. Процессуально-динамическому аспекту познавательной деятельности, который находится на первом плане в понятии "мышление", в структурно-функциональном аспекте соответствуют понятия: "ум", "интеллект", "мысль". В этом смысле можно сказать, что мышление есть процесс функционирования ума, интеллекта, процесс продуцирования и преобразования мыслей. Мысль в свою очередь - это структурная единица .мышления. Поступать осмысленно - значит поступать, руководствуясь определенной мыслью. Слово "ум" славянский эквивалент греческого слова "нус" и латинского "интеллект".
    В повседневном словоупотреблении одна из самых распространенных в отношении человека оппозиций - оппозиция "умный - глупый". Умный человек - это рассудительный, проницательный, смышленый, сообразительный, способный проникать за поверхностную сторону явлений, устанавливать неочевидные и отдаленные связи между явлениями, видеть их причинно-следственные отношения, предвидеть наступление тех или иных событий. Глупый - это неразумный, недалекий, ограниченного ума человек, непонятливый, тупой, бестолковый, поверхностный, не имеющий собственных мыслей.
    Ум - важнейшая характеристика человека, его способностей и достоинств, состояния, в котором он может совершать осмысленные поступки и нести за них ответственность. Если в этом возникает сомнение, говорим: "в своем ли он уме". Умственные способности приходят с жизненным опытом: "молод годами, да стар умом". Осознанию своей ответственности, необходимости серьезного отношения к жизни соответствует: "пора за ум браться". Умственные способности ослабевают к старости - из ума можно "выжить". Умственные способности человека обнаруживаются не сразу - "по уму провожают". Если возникает сомнение в соответствии способностей человека той или другой задаче, говорим: "не твоего ума дело". От слишком сложной задачи "ум за разум заходит". В то же время "умничать" стремиться показать себя умнее других, создать о себе впечатление как об умном человеке, бояться обнаружить, что чего-то не знаешь, не понимаешь. "Себе на уме" - человек, склонный скрывать свои намерения, утаивать то, что знает.
    Ум может быть: широкий, большой, обширный/ограниченный, глубокий/поверхностный, сильный/слабый, острый/тупой, вялый, быстрый/медленный, инертный.
    Мышление изучается в рамках различных научных дисциплин, что отражает важность и многообразие аспектов, характеризующих мышление. Категориальный ракурс рассмотрения мышления реализуется в гносеологии. Здесь мышление изучается с точки зрения категорий объективного и субъективного, чувственного и рационального, эмпирического и теоретического. конечного и бесконечного, прерывного и непрерывного и т.д. В логике устанавливаются действующие в мышлении законы, правила, формы, операции. Кибернетика рассматривает мышление в связи с задачами технического моделирования мыслительных операций, создания устройств искусственного интеллекта. Языкознание изучает речевые формы реализации мыслительного процесса. Науковедение изучает мышление как историю, теорию и практику научного познания. Этология рассматривает формы и уровни развития мышления в животном мире, предпосылки возникновения и развития человеческого уровня мышления. Нейрофизиология изучает функционирование и морфологию нервного субстрата мыслительной деятельности. Эстетика анализирует роль и функции мышления в создании и восприятии художественных ценностей. Этот перечень, конечно, можно было бы и продолжить, но для нас важно в данном случае зафиксировать то, чем отличается мышление как предмет психологии от всех выше перечисленных аспектов. Очевидно, что для того чтобы каждая из упомянутых отраслей знания могла бы изучать мышление, необходимо, чтобы оно сначала реализовалось как аспект (уровень) познавательной активности конкретного человека. Именно это и составляет предмет психологии мышления. Иначе говоря, психология при сопоставлении ее подхода к мышлению с подходами любых других научных дисциплин изучает мышление как актуальный непосредственно реализующийся процесс в его взаимосвязях и опосредствованиях с потребностями, тенденциями развития, механизмами отражения и регуляции активности субъекта. При этом внутри самой психологии в каждом из ее разделов, упомянутых при рассмотрении вопроса о предмете психологии, так или иначе также изучается мышление. Отметим некоторые из результатов многоаспектного рассмотрения мышления, важных с точки зрения определения его специфики в ряду других когнитивных процессов.
    Философский анализ мышления устанавливает его многомерность и многоуровневость. Одним из наиболее принципиальных результатов является разграничение рассудочного и разумного мышления. Начало детальной разработке различий этих уровней положил И. Кант. Согласно ему. "всякое наше знание начинает с чувств, переходит затем к рассудку и заканчивает в разуме, выше которого нет ничего для обработки материала созерцаний и для подведения его под высшее единство мышления". Основная функция рассудка - упорядочение и систематизация явлений. Рассудок, по Канту, привносит форму в знание, содержание которого составляют результаты чувственного созерцания. Рассудок всегда носит конечный, ограниченный характер. В отличие от этого разумное мышление стремится найти бесконечное, безусловное, абсолютное. Но, полагая абсолютное трансцендентным, разум впадает в неразрешимые противоречия.
    Продолжив кантовскую линию разграничения рассудка и разума как двух ступеней рационального познания, Гегель противопоставил разум как бесконечное мышление рассудку как конечному мышлению. Конечность рассудка обусловлена тем, что он, фиксируя ограниченные определения мысли, не способен выйти за пределы их содержания. Рассудок обеспечивает устойчивость, определенность в деятельности мышления. Достигнув стадии разума, мышление делает своим предметом собственные формы, тем самым выступая как свободная, не связанная ограничениями спонтанная активность духа.
    Конкретным примером основополагающей структуры, формирующейся на уровне разума, может служить соотношение категорий "утверждение" и "отрицание", включающее в себя следующие восемь высказываний:
    утверждение есть утверждение, утверждение есть отрицание, отрицание есть отрицание, отрицание есть утверждение, отрицание утверждения есть отрицание, отрицание утверждения есть утверждение, отрицание отрицания есть утверждение, отрицание отрицания есть отрицание.
    Логический анализ мышления в рамках избранного нами аспекта рассмотрения важен в плане выделения в нем его структурных единиц, форм мышления. Такими единицами являются суждения, умозаключения, понятия.
    Суждение - форма мысли, в которой нечто утверждается или отрицается относительно предметов и явлений, их свойств и отношений и которая сама обладает свойством истинности. С точки зрения Канта, суждение - это форма соединения представлений в сознании, для Гегеля - это форма соотношения понятий. С точки зрения формальной логики структура суждения образован;" тремя компонентами: субъектом (S), предикатом (Р) и логической связкой между ними. По качеству суждения делятся на положительные и отрицательные, по количеству - на единичные. частные и общие; по характеру связи между субъектом и предикатом - на категоричные, условные и разделительные: по модальности - на суждения необходимости (аподиктические), действительности (ассерторические), возможности (проблематические). В результате объединения деления суждений по качеству и количеству получаются четыре основные вида суждений: общеутвердительные (А), частноутвердительные (I), общеотрицательные (Е), частноотрицательные (О). их общепринятые обозначения соответствуют двум первым гласным буквам латинских слов affirmo - утверждаю и nego - отрицаю. Суждения, в которых выражаются отношения двух предметов по величине, последовательности, положению в пространстве и времени и т.д., называются суждениями отношений.
    Имеется четыре вида отношений между основными суждениями: противности(контрарные), противоречивости(контрадикторные), подпротивности (субконтрарные), подчинения. Контрарные отношения существуют между суждениями, которые не могут быть вместе истинными (если одно истинно, то другое ложно), но оба вместе могут быть ложными. Контрадикторные отношения существуют между суждениями, которые вместе не могут быть ни истинными, ни ложными (из двух суждений, находящихся в контрадикторных отношениях, одно и только одно истинно, другое непременно ложно). Суждения, находящие в отношениях субконтрарности. не могут быть одновременно ложными. но могут быть одновременно истинными. Отношения, которые существуют между общим и частным суждениями соответствующего качества, называются отношениями подчинения. Из истинности общего суждения следует истинность подчиненного ему частного суждения: из истинности частного суждения не следует истинность соответствующего ему общего суждения; из ложности общего суждения не следует ни истинность, ни ложность подчиненного ему частного суждения.
    Умозаключение - форма мышления, которая обеспечивает получение из одного или нескольких суждений нового суждения. Исходные суждения называются посылками, новое суждение - выводом. Для того чтобы из одного или нескольких суждений был возможен вывод нового суждения, между ними должна существовать логическая связь, которую и отражает умозаключение. Истинность выводов в умозаключении зависит от истинности посылок и правильности применения законов мышления. Только соблюдение обоих этих условий может привести к правильному выводу. Умозаключение вероятности - это умозаключение, в выводе которого содержится вероятное знание, умозаключение достоверности в выводе содержит достоверное(аподиктическое или ассерторическое)знание, умозаключение модальности основано на, изменении модальности суждений, образующих посылки и вывод. Можно умозаключать от 1) необходимого к действительному и возможному, 2) невозможного к недействительному, 3) невозможного к недействительному и ненеобходимому. Ошибочно умозаключать от 1) возможного к действительному, 2) действительного к необходимому, 3) от ненеобходимого к недействительному, 4) от недействительного к невозможному.
    Умозаключения подразделяются на непосредственные и опосредствованные. Непосредственными умозаключениями являются те, в которых делается вывод из одной посылки. Кроме тех непосредственных умозаключений, о которых мы уже упомянули, выделяют еще умозаключения обращения и превращения. При обращении субъект вывода является предикатом посылки, и наоборот. Правила умозаключений, являющихся обращениями. следующие:
    Все S суть Р - истинно Некоторые Р суть S - истинно;
    Ни одно S не есть Р - истинно Ни одно Р не есть S - истинно;
    Некоторые S суть Р - истинно Некоторые Р суть S - истинно. При умозаключении, называемом превращением, меняется качество вывода по сравнению с качеством посылки. Общеутвердительное суждение можно превратить в частноотрицательное; частноутвердительное суждение можно превратить в частноотрицательное, и наоборот.
    В опосредствованных умозаключениях вывод делается из нескольких посылок. Самое распространенное умозаключение этого типа - силлогизм. Силлогизм умозаключение, в котором из двух суждений, связанных средним термином, выводится третье суждение - вывод, в котором средний термин отсутствует. Все силлогизмы делятся на три большие группы: категорические, разделительные, условные. В зависимости от положения среднего термина различают четыре фигуры простого категорического силлогизма. При этом в каждой фигуре имеется по несколько модусов, отличающихся друг от друга количеством и качеством суждений. Сформулированы семь правил простого категорического силлогизма.
    В силлогизме должно быть только три термина.
    Средний термин должен быть распределен (взят в полном объеме) хотя бы в одной посылке.
    Термины, не распределенные в посылках, не могут оказаться распределенными и в заключении.
    Из двух отрицательных посылок в силлогизме нельзя получить никакого вывода.
    Если одна из посылок является отрицательной, то и вывод будет отрицательным.
    Из двух частных посылок нельзя получить с помощью силлогизма никакого вывода.
    Если одна из посылок частная, то и вывод, если он вообще возможен, будет частным. Сокращенный силлогизм, т. е. силлогизм, в котором пропущена одна из составных его частей, называется энтимемой.
    Наиболее общие положения, сформулированные в логике относительно мышления, известны как законы логики. Таких законов четыре: тождества, противоречия, исключенного третьего, достаточного основания. Закон тождества требует сохранения неизменным содержания употребляемых в процессе рассуждения понятий. Согласно закону противоречия не могут быть одновременно истинными две противоречивые мысли об одном и том же предмете, взятом в одно и то же время в одном и том же отношении. Закон исключенного третьего утверждает, что из двух противоречащих друг другу высказываний одно непременно истинно (А есть В, либо не-В, третьего не дано). Закон достаточного основания требует, чтобы всякая истинная мысль была обоснована другими мыслями, истинность которых уже доказана.
    В языкознании мышление неизбежно исследуется на. том основании. что язык (речь) является непосредственной достоверностью мысли, что мышление выступает в качестве необходимого регулятора его использования (употребления), а язык в свою очередь необходимым его (мышления) средством. Но в языкознании универсальные законы мышления исследуются в формах, опосредствованных конкретно историческими вариантами развития языка. Из широко распространенного трехчленного разделения основных видов мышления: практически-действенного, наглядно-образного и словесно-логического, последний, очевидно, выделяется за счет того, что в нем наиболее заметно влияние языка на процесс мышления.
    Специфика словесно-логического вида мышления определена прежде всего условным характером исторически установившейся связи языковых единиц с обозначаемыми ими объектами и членением речевого потока на внутренне организованные отрезки предложения. Прямого соответствия между единицами мышления, выделяемыми в логике, и соотносительными им единицами языка нет: одна и та же мысль может быть оформлена разными предложениями (словами, словосочетаниями), а одни и те же слова могут быть использованы для оформления разных мыслей. Служебные слова как таковые вообще не обозначают каких-либо объектов внеязыковой реальности. Восклицательные, побудительные, вопросительные предложения в первую очередь выражают отношение говорящего к тому, что говорится, служат средством волеизъявления.
    Категории, имеющие своим основанием одни и те же свойства действительности, формировались в мышлении и языке разными путями и средствами: развитие категорий мышления шло под воздействием психологических факторов, развитие лингвистических категорий - итог не контролируемого мышлением длительного процесса стихийного обобщения языковых форм. В грамматическом строе языков развиваются обязательные для определенных частей речи и конструкций предложения категории, не имеющие соответствия категориям мышления. В грамматическом строе языков сформировались категории, лишь частично соотносящиеся с категориями мышления при его логическом рассмотрении. Подлежащее, сказуемое, дополнение и определение приближенно соответствуют логическим категориям субъекта, предиката, объекта и атрибута. Категории имени существительного, глагола, прилагательного, числительного, числа примерно соответствуют смысловым категориям предмета (явления), процесса (действия, состояния), качества, количества. В грамматических категориях союзов, предлогов, падежей, времени выражаются категории связи, отношения, времени. Категории грамматического рода, определенности/неопределенности, вида глагола возникают в результате обусловленного системным характером языка распространения на все слова определенной части речи признаков, свойственных в истории языка лишь отдельным словам. Категория модальности отражает субъективное отношение говорящего к содержанию высказывания. Категория лица обозначает типичные условия устного общения и характеризует язык не со стороны его познавательной, а со стороны коммуникативной функции. Грамматическая семантика таких категорий (рода, вида, и т.п.) говорящим не осознается и в конкретное содержание мысли практически не включается.
    Структурной единицей языка, соответствующей суждению, является предложение. Выражаемая в нем мысль структурно разделяется на два компонента: исходная часть сообщения (тема, данное) и то, что о ней утверждается/отрицается (рема, новое). Этому соответствует разделение двух главных членов предложения: подлежащего и сказуемого. Кроме главных членов в предложении выделяются также второстепенные: определения, дополнения и обстоятельства. Дополнения и обстоятельства входят в группу сказуемого, восполняя его информативную недостаточность, выражая отношения между событиями и обстоятельствами. Определения соединяются с любым из входящих в состав предложения существительным атрибутивной связью. Система членов предложения лежит и в основе выделения придаточных предложений.
    Гомоморфность отношений, существующих между структурными элементами мышления, выделяемыми при его анализе в логическом и лингвистическом планах, находит свое продолжение при переходе в психологическую плоскость анализа.
    Структурной единицей мышления при его рассмотрении в психологическом плане является мысль. При этом ее структурными компонентами выступают два операнда и один оператор, что соответствует трехчленной структуре суждения. И так же как между выделенными видами суждений существуют имманентно логические связи, позволяющие переходить от одного вида суждений к другому, выстраивать цепочки взаимосвязанных между собой суждении, так и между компонентами мысли существуют имманентно психологические связи, делающие мысль конкретным элементом психической реальности. Природа этих связей обусловлена природой компонентов мысли. С одной стороны, это операнды, перцептивно-образные компоненты, соответствующие элементам экстралингвистической и экстрапсихологической реальности, с другой, - это оператор, отражающий активность субъекта познания. Но операнды и оператор в качестве структурных элементов мысли соотнесены друг с другом не внешним образом. Образ объекта, представленный операндами мысли, воспроизводя характеристики объекта, вместе с тем является и продуктом активности субъекта. А оператор, в свою очередь, отражая активность субъекта, одновременно отражает и объективные связи. Между компонентами мысли, несмотря на различие их психологической природы, имеется и родство, обеспечивающее возможность их взаимного преобразования друг в друга.
    Еще на один тип перехода указывает структура суждения, различие логических статусов субъекта и предиката суждения. Между ними имеется градиент общности, что выражается в их "тяготении" друг к другу. Динамические отношения, существующие между компонентами мысли, вместе с тем не разрушают ее, а сохраняют как структурный элемент мышления. Они являются стационарными динамическими отношениями. Мысль в этом отношении предстает как инвариант стационарных динамических отношений, переходов между операндами в силу разной степени их общности и переходов между операндами и операторами. Мышление, мысль как его структурная единица, принадлежат сфере выводного знания. Но это выводное знание, будучи извлечено из объекта в результате активности субъекта, в итоговых своих формах может воплощаться в перцептивные образы. Можно увидеть то, что не доступно непосредственному чувственному восприятию. В этом одна из особенностей психологической реальности мышления.
    Нарушения мышления . В реальной познавательной деятельности достаточно часто совершаются мыслительные ошибки: логические, грамматические, психологические, но в большинстве случаев они не квалифицируются как нарушения механизмов мышления. (Более того, "как уст румяных без улыбки, без грамматической ошибки я русской речи не люблю".) Лишь только в тех случаях, когда ошибки носят грубый, систематический и упорный характер, они свидетельствуют о нарушениях механизмов мышления. Создано большое число классификаций ошибок мышления. Перед тем как перейти к характеристике нарушений механизмов мышления, приведем одну из них, произведенную по логическим основаниям.
    Ошибки в посылках, в основаниях доказательства: а) ложное основание: доказываемый тезис пытаются вывести из ложных посылок,
    б) предвосхищение основания: доказываемый тезис пытаются вывести из таких посылок, которые может быть и не ложны, но которые еще сами нуждаются в том, чтобы доказать их истинность,
    в) порочный круг: тезис выводят из посылок, а посылки в свою очередь выводятся из тезиса, так что получается круг, который не доказывает ни тезиса, ни посылок.
    Ошибки в отношении тезиса, мысли, которые следует доказать: а) подмена тезиса: начав доказывать один тезис, через некоторое время в ходе того же доказательства начинают доказывать уже другой тезис, сходный с начальным только внешне,
    б) чрезмерное доказательство: из данных посылок следует не только доказываемый тезис, но и какое-нибудь ложное положение.
    Ошибки в аргументации: а) тезис не следует из посылок: в подтверждение тезиса выставляются аргументы, сами по себе верные, но которые не являются достаточным основанием для тезиса,
    б) аргументация к тому, кто выдвинул тезис (argumentum ad hominem): вместо обоснования истинности или ложности тезиса с помощью объективных аргументов пытаются все свести к положительной или отрицательной характеристике личности человека, утверждение которого поддерживается или оспаривается.
    в) аргументация к тем, кто слушает (argumentum ad pubicum): вместо обоснования истинности или ложности выдвинутого тезиса с помощью объективных аргументов пытаются все свести к воздействию на чувства людей и тем самым не дать им возможность составить объективное мнение о предмете, подлежащем обсуждению.
    г) поспешное обобщение: свойство, обнаруженное только у части предметов данного класса, переносят на все предметы этого класса,
    д) смешение причинной связи с простой последовательностью во времени ("после этого, значит по причине этого").
    При систематизации нарушений механизмов мышления можно ориентироваться на те параметры, которые характеризуют мыслительную деятельность в целом: скорость, связность, широта охвата осмысливаемого материала, обоснованность выводов. Можно считать, что нарушения мышления возникают (имеют место) в тех случаях, когда его параметры выходят за пределы нормы, принимают экстремальные значения.
    Ускорение темпа мышления характеризуется облегченным возникновением ассоциаций и как бы увеличением числа новых ассоциаций, замыкающихся в данный промежуток времени, но они носят механический, случайный характер. Постоянно меняется тема высказываний, речь может носить незавершенный характер, выводы оказываются поспешными и часто неправильными. При резко выраженном ускорении темпа мышления наблюдается так называемая "скачка идей" (fuga idearum): речь становится бессвязной, трудной для понимания, язык как бы не поспевает за мыслями, поэтому высказываются только части фраз.
    Замедление темпа мышления характеризуется замедлением смены представлений, находящихся в сознании. Иногда такой смены вовсе не происходит, тогда мышление определяется как моноидеарное. Тугоподвижность (вязкость, торпидность) мышления заключается в затруднениях перехода от одной мысли к другой. Обстоятельность мышления обнаруживается в неспособности отделять важное от неважного, главное от второстепенного, оно застревает в массе ничего незначащих, ненужных деталей. Закупорка мыслительного процесса (шперрунг) состоит в обрыве мысли, в невозможности восстановить прерванное рассуждение.
    Склонность к высокопарному бесплодному мудрствованию, к усложненным по форме рассуждениям, лишенным конечного смысла, для которых избирается самый случайный повод, характеризуется как резонерствующее мышление.
    Как соскальзывающее мышление характеризуется мыслительный процесс, в котором наблюдаются не оправданные логикой развития мысли переходы. По мере нарастания таких явлений нарушение мышления переходит в паралогическую фазу. Усугубление нарушений паралогического мышления ведет к нарушениям, которые квалифицируются как атактическое мышление. Здесь смысл разрушается уже в пределах одной фразы. В одном предложении объединяются взаимоисключающие представления, речь становится нелепой, утрированно парадоксальной. Своеобразной формой патологии мышления является аутистическое мышление, возникающее как следствие разрыва мышления и восприятия. Мышление ограничивается узким кругом бесконечно варьируемых суждений.
    Под сверхценными идеями понимают мысли, возникшие в связи с реальными событиями, но затем приобретшие неоправданно большое значение. Такая мысль при всей ее незначительности превращается в главную тему переживаний, подчиняющую все направление мыслительного процесса. Всецело сосредоточившись на ней, человек затрудняется в текущей (особенно умственной) работе, не может должным образом сосредоточиться.
    Бредом называется совокупность ложных мыслей, не поддающихся коррекции. По мере его развития нарастает непоколебимая уверенность человека в их правильности, все текущие события рассматриваются как подтверждения бредовых мыслей. Существует много вариантов классификации видов бреда. Одна из них принадлежит немецкому психиатру В. Гризингеру. В этой классификации разграничиваются три вида бреда:
    бред величия, изобретательства, знатного происхождения, любовного очарования, реформаторства, особого богатства и т .п.; бред преследования, отношения, воздействия, одержимости, ревности, ущерба; и т.п.: бред самоуничижения, греховности, виновности, самообвинения, ипохондрический и т.п.
    КОНАТИВНЫЕ МЕХАНИЗМЫ
    Принципы и параметры анализа . В рамках третьего базисного аспекта рассмотрения психической реальности она предстает как система механизмов волевой регуляции, или конативных (от англ. conation - способность к волевому движению) механизмов. Человеческая деятельность, активность, будучи опосредствованным отражением действительности, становится целенаправленной деятельностью, поскольку образ действительности в целом или в отдельных ее составляющих включает в себя компоненты, соответствующие потребностям субъекта. Образ действительности в качестве цели предстоящей деятельности должен быть не только сформирован, но и удержан в процессе реализации деятельности. Цель деятельности выступает в системе механизмов психического обеспечения деятельности как ее регулятор, координируя и субординируя отдельные действия и операции на пути достижения цели. Наличие множества альтернативных целей, действие множества факторов, разрушающих (деформирующих) образ предстоящей деятельности, необходимость постоянной антиципации промежуточных целей - все это обусловливает то, что функционирование конативных механизмов субъективно переживается как напряжение, усилие, прилагаемое субъектом. Соответственно параметрами, которые обычно используются для описания волевых процессов, являются сила (воли), интерпретируемая как способность субъекта противостоять дезорганизующим факторам на пути реализации цели, в качестве его устойчивости, резистентности; направленность (добрая/злая воля), подразумевающая, что волевая активность - это не просто векторная величина, но и то, что цель деятельности имеет определенную ценность и потому может иметь определенную квалификацию с позиций избранной шкалы ценностей; свобода, устанавливающая меру субъект-объектной обусловленности цели деятельности. Человека с развитой волей мы называем также решительным, смелым, твердым в отстаивании своих позиций, упорным в стремлении к своим целям, настойчивым, уверенным.
    При характеристике волевых процессов следует разграничивать два близких по смыслу понятия: целенаправленность (целеустремленность) и целесообразность. Волевая активность целенаправлена, тогда как другие формы активности человека и животных: рефлекторные действия и инстинктивное поведение, пусть даже очень сложные по своей структуре, могут квалифицироваться только как целесообразные. Если целесообразные формы поведения соответствуют видовому опыту, стереотипны в своем осуществлении, то целенаправленная активность индивидуально-вариативна. В различии и родстве целесообразных и целенаправленных форм активности - одно из оправданий использования термина "конативный".
    Определение природы воли, ее места в структуре человеческого бытия, составляет одну из постоянно актуальных задач на протяжении всей истории философии и теоретической психологии. Эта задача часто представала в форме вопроса о свободе воли, хотя сами понятия "свобода" и "воля" в значительной мере совпадают. Свобода есть способность субъекта к самоопределению своей активности, а воля есть механизм такого самоопределения. Практический аспект вопроса о свободе воли связан с вопросом о мере ответственности человека за свои действия, с указанием признаков и условий формирования его правоспособности и дееспособности. С одной стороны, критериями правоспособности и дееспособности являются показатели зрелости (самостоятельности) субъекта, а с другой стороны, его психологический статус, определяющий меру его вменяемости. Свободным человеком является человек, достигший определенной зрелости, имеющий определенный социальный и психологический статус. В этом ракурсе рассмотрения свобода и ответственность человека выступают в их обусловленности обстоятельствами социализации. Лица, социализация которых проходила в такой социальной среде, где преобладали или считались нормальными ценности, предрасполагающие к девиации (отклонению), становятся носителями отклоняющегося поведения. При этом могут быть указаны четыре механизма социального контроля, ослабление или отсутствие которых способствует формированию отклоняющегося поведения.
    Прямой контроль, осуществляемый извне посредством наказаний. Внутренний контроль, основанный на интернализованных нормах и ценностях. Косвенный контроль, связанный с идентификацией с родителями, друзьями, персонажами культуры или историческими деятелями. Контроль, определяемый мерой доступности различных (легальных и нелегальных) способов достижения целей, удовлетворения потребностей. Но в целом свободный человек - это не освобожденный от каких-либо ограничений и норм в своей деятельности и поведении, а человек, чьи принципы поведения избраны им самим. Свобода воли - это тот аспект психической реальности, который обеспечивает возможность реализации такого поведения.
    Осознание опосредственности волевой регуляции антиципируемой целью, которая выступает как самостоятельный идеальный фактор поведения и деятельности, приводит к выдвижению представления об особого рода причинности - целевой или телеологической причинности. Согласно принципу "конечных причин" (causa finais) идеально постулируемая цель предвосхищает конечный результат, оказывает объективное воздействие на ход реального процесса. Сам этот принцип получал различную реализацию в отдельных концепциях. Так, Аристотель утверждал, что как деятельность человека содержит в себе актуальную цель, так и предметы природы включают в себя бесконечную по содержанию цель своего стремления. Эта внутренняя цель является, согласно ему, причиной движения от низших ступеней природы к высшим; она трансформируется в некий абсолют - энтелехию - как завершение развития. Согласно И. Канту, человек как разумное существо, принадлежащее интеллигибельному (умопостигаемому) миру, обладает свободой воли, но в эмпирическом мире, где господствует естественная необходимость, он несвободен в своем выборе, воля его причинно обусловлена.
    Варианты истолкования природы воли в истории философии и психологии оформлялись в различные детерминистические или индетерминистические концепции. Детерминистические концепции рассматривали волю как обусловленную извне (супранатуралистическими, физическими, социальными или психологическими факторами). Индетерминистические концепции рассматривали волю как автономную, самополагающую силу. Это волюнтаристские концепции. В свою очередь в рамках самой психологии также можно разграничить три вида концепций воли. Интеллектуалистические концепции рассматривают волевой процесс в качестве производного от когнитивных процессов. Они различаются в зависимости от того, какие из когнитивных механизмов рассматриваются в качестве предпосылок возникновения воли. Вундт различал три вида интеллектуалистических теорий воли: ассоциатистскую, сенсуалистическую и логическую. Сущность первой заключается в том, что волевой процесс рассматривается как ассоциация ощущений, представлений и чувств, при этом важнейшим элементом в ней выступает "интенсивное представление цели, сопровождаемое эмоциональными тонами", что и направляет течение действия. Сенсуалистическая теория переносит центр тяжести на объяснение условий возникновения волевого движения и считает, что волевой акт имеет ту же самую физиологическую причину, что и всякий рефлекс, но осложненную возможностью саморегуляции. Восприятие движения, связанных с ним кинестетических ощущений и, особенно, представление предстоящего движения сообщают действию специфический характер произвольности. Логическая теория рассматривает волю как вторичную функцию, возникающую из интеллектуальных процессов, в центре которых находится "оценивающее суждение". Эмоциональная теория воли, разработанная главным образом самим Вундтом, рассматривает волю как особую форму или разновидность аффектов. Для всякого волевого процесса, согласно этой теории, независимо от степени его сложности и содержания, характерна своеобразная динамика чувств. Это чувство деятельности, чувство решимости, чувство выполнения. Элементарной формой волевого процесса, имеющей такую организацию, является, по Вундту, акт апперцепции (внутреннего внимания). Представителями психологических волюнтаристических концепций были У. Джемс и Н.О. Лосский. Для них внутренний акт воли, осуществляющийся вполне автономно и выражающийся в предпочтении того или иного представления, является основой волевого действия.
    Представления о конативных механизмах регуляции были развиты в психологической теории установки. Установка терминологически в психологическом смысле может быть определена как готовность, предрасположенность субъекта действовать (реагировать) определенным образом, возникающая в результате предвосхищения им определенной ситуации (объекта) и обеспечивающая устойчивый целенаправленный характер деятельности. Понятие установки было введено при экспериментально психологическом изучении обусловленности предшествующим специально организованным опытом готовности действовать определенным образом на появление стимула, постановку задачи. Позднее понятие установки (аттитюда) стало использоваться в социальной психологии для обозначения системы ориентации, носителем которой является группа, предписывающей каждому члену группы неосознаваемый им самим способ реагирования на стандартные ситуации. Наличие установки освобождает субъекта от необходимости затрачивать усилия каждый раз на принятие решения в стандартных ситуациях. обеспечивает устойчивость, стабильность и требуемую скорость реагирования. С другой стороны, наличие определенных установок может выступать в качестве фактора, обусловливающего косность, инертность деятельности, конформность поведения, затруднений в приспособлении к новым изменившимся ситуациям. В случае прерывания уже начавшейся деятельности наличие целевых установок обнаруживает себя в эффекте незавершенного действия: в появлении настойчивого желания завершить так или иначе прерванный акт.
    Для психологии, естественно, большой интерес представляет разработка методов диагностики уровня развития (сформированности) механизмов конативной регуляции. В ряде простых случаев для этого могут быть использованы процедуры, измеряющие устойчивость внимания, помехоустойчивость человека-оператора при контролируемом осложнении условий деятельности, способность человека удерживать на определенном уровне какое-либо усилие. При анализе более сложных и длительных отрезков поведения и деятельности могут использоваться экспертные оценки, самооценки, процедуры ранжирования ценностей, измерения -- уровней притязания, мотивов выбора, той или иной (стремление к успеху или избегание наказания) стратегии поведения.
    Виды нарушений конативных механизмов . Воля - это психический механизм координации и субординации потребностей (мотивов), актуализируемых наличной ситуацией и регулирующей соотношение отдельных акций (операций, образов) в процессе достижения поставленной (принятой) цели. Нарушение волевой регуляции заключается в возникновении затруднений в выборе целей, в осуществлении адекватной координации и субординации действий и операций субъекта в направлении достижения поставленной цели, в удержании поставленной цели в сознании. Выделим некоторые из нарушений такого рода.
    Слабость произвольного внимания заключается в том, что человеку трудно сосредоточиться на нужном круге представлений или идей, необходимых для работы. Повышенная отвлекаемость проявляется в том, что, сосредоточившись на вопросе собеседника, на данном круге представлений, человек тут же переключается на другие объекты, его вниманием последовательно овладевают то одни, то другие, преимущественно яркие, бросающиеся в глаза объекты. Рассеянность, или быстрая истощаемость внимания, заключается в том, что внимание сохраняется лишь на очень непродолжительное время.
    При патологической концентрации внимания, наоборот, наблюдается неспособность переключиться с какого-либо круга представлений. Несмотря на обращенные к нему вопросы и другого рода воздействия, человек остается всецело погруженным в фиксированный круг представлений. Персеверация - циклическое повторение (настойчивое воспроизведение), часто вопреки сознательному намерению какого-либо представления.
    Гипобулия - ослабление волевой активности, проявляется слабостью побуждений, ослаблением желаний, резким сужением круга доступных человеку волевых актов. Абулия - полная бездеятельность, утрата способности к общению вследствие невозможности выполнения как простых, так и сложных волевых актов. Гипокинезия ограничение, падение двигательной активности с замедлением движений, с упрощением структуры конкретных двигательных актов. Каталепсия - длительное сохранение любых, в том числе неудобных, искусственно приданных поз на фоне повышенного мышечного тонуса (мышечной гипертонии). Негативизм немотивированное противодействие любым попыткам изменить пространственное положение тела или отдельных органов. Характерна именно безмотивность отказа и противодействия.
    Гипербулия - патологическое усиление в той или иной форме активности, внешне производящее впечатление усиления воли. На самом деле имеет место только двигательное возбуждение, жажды деятельности как таковой нет, поскольку человек, находящийся в таком состоянии, так же легко бросает начатое, как и берется за него. Импульсивные действия - возникают внезапно без сознательного сопротивления им, осуществляются вне сознательного контроля: человек вскакивает и неудержимо устремляется вперед.
    Мутизм - нарушение, заключающееся в молчании, в неспособности человека вступать в озвученный речевой контакт. Мутизм может быть тотальным, когда речевой контакт отсутствует в любых обстоятельствах и ситуациях, и парциальный, когда человек оказывается неспособным разговаривать с определенным кругом людей, в каких-либо определенных психотравмирующих ситуациях, но беседует с другими людьми, в другой обстановке.
    Афазиями обозначают разнообразные варианты нарушения способности к восприятию и порождению речи. Различают. в частности, моторную, сенсорную и амнестическую афазии. При моторной афазии нарушается выразительная (экспрессивная) речь, при попытках говорить человек произносит лишь невнятные звуки, отдельные слоги. Отличие моторной афазии от мутизма заключается именно в стремлении к речевому контакту. при неспособности произвести сколько-нибудь сложные фонемы. Сенсорная афазия характеризуется утратой способности к пониманию речи. Амнестическая афазия заключается в неспособности припоминать названия окружающих предметов, в резком оскудении речевого запаса.
    КРЕАТИВНЫЕ МЕХАНИЗМЫ
    Подходы к установлению специфики . Креативные механизмы психики продуцируют образы объектов, ситуаций (имажинации), которые ранее не встречались в опыте субъекта. На это указывает, в частности, и семантика слова "воображение", т. е. создание образа за счет собственных ресурсов человека. Если словом "воплощение" мы обозначаем процесс овеществления, обретения плоти, некоторого образа, идеи, то словом "воображение" мы обозначаем процесс построения самого образа. Образам восприятия соответствуют объекты, актуально воздействующие на органы чувств субъекта; образам представления соответствуют объекты, актуально отсутствующие в перцептивном пространстве, но ранее встречавшиеся в опыте субъекта, - это репродуктивные образы; образам воображения соответствуют потребности субъекта, потребности, которые могли быть удовлетворены, если бы существовал объект, образ которого воображается, это - продуктивные образы. Образы воображения - это образы виртуальной реальности.
    Образы воображения несколько различаются по своим функциям и психологическому статусу. Это могут быть мечты (образы желаемого будущего), грезы (образы актуально переживаемого ирреального), фантазии (образы возможного будущего). Они могут выполнять функции снятия напряжения, целеполагания, предвосхищения (антиципации), мобилизации ресурсов субъекта. Психологическую проблему составляет не только то, как субъект может продуцировать то, что никогда не встречалось в его опыте, но и то. что к образам виртуальной реальности человек переживает те же эмоционально окрашенные отношения, что и к реальным объектам. Они ему нравятся или не нравятся, привлекают или отвращают, воодушевляют или расслабляют. И только в этом случае они становятся реальными феноменами внутренней жизни. При этом они сохраняют психологический статус образов виртуальной реальности. Поскольку продукты воображения приобретают какую-либо социальную значимость (ценность), то их продуцирование квалифицируется как творчество.
    В истории философии и теоретической психологии можно выделить три направления в трактовке природы творчества.
    В античной философии, прежде всего у Платона, развивается учение об эросе как своеобразной устремленности (одержимости) человека к достижению высшего ("умного") созерцания, которое находит выражение в особом виде его активности в творчестве. В эпоху Возрождения вырабатывается понимание творчества прежде всего как художественного творчества, сущность которого также усматривается в созерцании. Одним из наиболее ярких представителей этой эпохи был Леонардо да Винчи. Им выработано представление о всеобщей науке, живописи, проявлением которой выступают разнообразные формы творчества. Глаз, по Леонардо да Винчи, превосходит природу тем, что "природные вещи конечны, а произведения, выполненные руками по приказу глаза, бесконечны". Итальянский философ Дж. Вико рассматривал в качестве сферы реализации творческих потенциалов человека историю, человек - это творец языка, нравов, обычаев, искусства и философии. В начале XX в. развернутая концепция творчества была создана французским философом А. Бергсоном. Он рассматривал творчество как непрерывное рождение, составляющее сущность жизни; (оно есть нечто объективно совершающееся: в природе - в виде процессов рождения, роста, созревания, в сознании - в виде возникновения новых образов и переживаний) и резко противопоставлял субъективной технической деятельности конструирования, лишь комбинирующей уже существующее. Согласно русскому философу Н.А. Бердяеву, творчество - это иррациональное начало свободы, экстатический прорыв природной необходимости и разумной целесообразности, выход за пределы природного и социального, вообще посюстороннего мира. Творческий экстаз - наиболее адекватная форма существования человека.
    Философы английского эмпиризма XVII в. (например, Гоббс, Локк) склонны чаще всего трактовать творчество как удачную - но в значительной мере случайную комбинацию уже существующего. Творчество в значительной мере отождествляется ими с изобретательством. Эта линия продолжена в XX в. философами неопозитивистской ориентации (Дж. Дьюи, П. Бриджмен). Творчество рассматривается ими с прагматической точки зрения, цель творчества - решить задачу, поставленную определенной ситуацией.
    Начало третьего направления в разработке проблем творчества положено И. Кантом. Он создал завершенную концепцию творчества. В своей знаменитой "Критике чистого разума" он писал: "Что воображение есть необходимая составная часть самого восприятия, об этом, конечно, не думал еще ни один психолог. Это происходит отчасти вследствие того, что эту способность ограничивают только деятельностью воспроизведения, а отчасти вследствие того, что предполагают, что будто чувства не только дают нам впечатления, но даже и соединяют их и производят образы предметов, между тем как для этого, без сомнения, кроме восприимчивости к впечатлениям требуется еще нечто, именно функция синтеза впечатлений". Согласно Канту, предмет, произведенный априорным синтезом воображения, есть предмет идеальный, несуществующий, но именно он становится орудием преобразования существующего. Лишь создав идеальный предмет, человек впервые получает возможность познания, критерий классификации (меру, единицу измерения) бесконечного и непрерывного пространственно-временного потока чувственных данных. Продуктивная способность воображения для Канта - это соединительное звено между многообразием чувственных впечатлений и единством понятий рассудка в силу того, что она одновременно обладает наглядностью впечатлений и синтезирующей силой понятия. Трансцендентальное воображение предстает как общая основа созерцания и деятельности, так что творчество лежит в самой основе познания. Учение Канта о творчестве было продолжено Ф. В. Шеллингом. По Шеллингу, творческая способность воображения есть единство сознательной и бессознательной деятельности, поэтому те, кто наиболее одарен этой способностью, - гении - творят как бы в состоянии наития, бессознательно, подобно тому, как творит природа, с той лишь разницей, что этот объективный, т.е. бессознательный, процесс протекает все же в субъективности человека и, стало быть, опосредствован его свободой.
    Экспериментально-психологическое изучение творчеств" и воображения как субъективно-психологической его составляющей началось с обобщения самоотчетов деятелей науки и искусства. их описаний состояний вдохновения, мук творчества. Некоторые знаменитые естествоиспытатели (Г. Гельмгольц, А. Пуанкаре, У.Кеннон) выделили фазы, стадии в развитии творческого процесса. Один из установленных результатов можно сформулировать так: возникающие по ходу творческого процесса догадки, открытия, внезапно приходящие решения (т. е. то, что относится к внешнему плану решения, открытия) переживаются в виде особо ярких состояний сознания: "ага-переживания", "инсайт", "акт мгновенного постижения новой структуры". Именно они в первую очередь могут быть идентифицированы с воображением как особого рода феноменом в структуре психической реальности. Так, например, согласно Г. Уолессу ("Искусство мышления", 1926) в творческом процессе можно выделить следующие 4 стадии:
    приготовление: человек собирает (накапливает) информацию, разносторонне рассматривает проблему, инкубация: человек сознательно не занимается проблемой, просветление (инсайт): появление "счастливой идеи", сопровождаемой радостью, удовлетворением, проверка: устанавливается ценность и достоверность идеи. Оригинальная концепция творческой активности разработана в рамках психоаналитического направления. Вся культура, с точки зрения Фрейда, - продукт сублимации бессознательного психического. "Вытеснение создает культуры". Первый продукт такого рода - мифы. Действия и герои мифов символизируют запретные влечения. Содержание любого мифа так или иначе связано с эдиповым комплексом: греческие мифы с образом Хроноса, пожирающего своих детей, русские сказки с борьбой Ильи Муромца с сыном и т.д. Сексуальные влечения в конечном счете выражаются и в художественном творчестве. Показательным в этом смысле является фрейдовский анализ шуток и острот. Задача их в условиях господства пуританской морали - обойти принцип реальности, дать выход сексуальным влечениям в социально приемлемой форме. Остроты рождаются из непристойности, представляют собой суррогат полового удовлетворения. Другого рода распространенные остроты, высмеивающие государственные законы. обычай, мораль, - тоже сексуального происхождения, в них выражается вражда к государственным органам, являющимся носителями запретов, ограничивающих формы удовлетворения полового влечения.
    Тестологическое направление в изучении творчества, креативности как свойства человека, восходит к Ф. Гальтону. который, в частности, при объяснении природы творческих актов обратил внимание на их связь с явлениями синестезии. Современные авторы, разрабатывающие диагностические процедуры для определения креативных способностей, включают в них разнообразные задания, предполагающие наличие связи между процессами воображения и нестандартностью (вариативностью) поведения как в повседневных, так и в неопределенных ситуациях. Примером такого рода позиции может служить работа американского автора К. Тейлора (1983), который для диагносцирования креативности наряду со стандартными тестами Роршаха и Мюррея предлагает использовать задания следующего типа:
    необычное употребление предметов: испытуемым предлагается придумать шесть способов употребления предметов повседневного обихода, предвосхищение событий: испытуемого просят описать, что могло бы произойти вследствие тех или иных перемен в предъявленной ситуации, лучшим ответом считается наименее очевидный, заголовки к рассказам: испытуемым предлагается придумать заголовки к рассказам, их ответы оцениваются по 5-балльной шкале, анаграммы: испытуемым предлагается придумать как можно больше слов из букв, входящих в данное слово, сочинение рассказа: испытуемым предлагается список из 50 существительных, прилагательных, наречий и дается задание составить рассказ, используя слова предложенного списка, разгадывание ахроматических чернильных пятен. Нарушения креативных механизмов . В норме продуцирование образов воображения сопровождается осознанием (переживанием чувства) их принадлежности виртуальной реальности, сохраняется способность дифференцировать образы восприятия, образы представления, образы воображения. Когда эта способность утрачивается, имеют место галлюцинации и псевдогаллюцинации. Для истинных галлюцинаций характерно то, что соответствующий образ проецируется субъектом вовне. Их, в свою очередь, дифференцируют по принадлежности к определенной анализаторной системе.
    Зрительные галлюцинации могут переживаться либо как примитивные, лишенные конкретной формы объекты, в виде пятен, контуров предметов, дыма, вспышек (фотопсии, фосфены), либо в виде сложных видений: лица, фигуры людей, животные, ландшафты, предметы. Они могут быть натуральной величины или переживаться как увеличенные (макроптические) или уменьшенные (микроптические) во много раз. Зрительные галлюцинации могут быть одиночными или множественными (группы людей, стаи зверей, птиц), с натуральной или неестественной или меняющейся окраской, неподвижными или динамичными.
    Слуховые галлюцинации могут переживаться также либо в форме примитивных образов: стук, шум, гудки, звонки, гул толпы (акоазмы), либо в форме вербальных галлюцинаций (голосов). Содержание вербальных галлюцинаций может быть нейтральным, безразличным, но может касаться и в сильной степени волнующих человека тем. Голоса могут обращаться к нему с вопросами, могут что-то сообщать, объяснять, оскорблять, угождать, пугать. Слуховые галлюцинации могут носить и комментирующий характер, они следуют за действиями субъекта, как бы объясняют его поступки, намерения.
    Тактильные галлюцинации состоят в том, что человек чувствует на коже или под кожей наличие насекомых, различных живых существ, их передвижение, прикосновение и т.п.
    При висцеральных (соматических) галлюцинациях перцептивное пространство заполняется предметами, живыми существами, находящимися во внутренних органах. Человек переживает их передвижение, прикосновение, царапанье в желудке, в пищеводе, в груди, в горле...
    Псевдогаллюцинации отличаются от истинных не только отсутствием внешней проекции (они локализуются в душе, в сознании, в голове, оцениваются как субъективные явления: "внутренние голоса", "видение внутренним оком"), для них характерно переживание их инакости, исключающее их отождествление с образами реальных объектов. Дифференцирующим признаком псевдогаллюцинаций является также переживание их как навязанных внешней силой, не сами образы, а их источник находится вовне.
    ЗАДАНИЯ ДЛЯ КОНТРОЛЯ УРОВНЯ УСВОЕНИЯ
    Заполните пропуски или выберите правильный вариант завершения в приведенных высказываниях.
    Базисной характеристикой психической реальности в целом и отдельных ее ингредиентов является направленность. Она конкретизируется в таких показателях, как интроверсия / экстраверсия, экстернальность /..., ... / ... [см. ]
    В рамках смыслового подхода эмоции описываются через ... ситуации. [см.]
    Лексика, используемая для наименования эмоций, предполагает разграничение, по крайней мере, трех стадий эмоционального процесса: причина возникновения эмоции, собственно эмоция и ... или ..., вызванные эмоцией. [см. ]
    Обычно эмоции характеризуются как психические реакции, ... отношение субъекта к жизненным обстоятельствам. а) отражающие, б) выражающие, в) представляющие собой. [см.]
    Эмоция - это психическое переживание отношения ... субъекта к процессу их удовлетворения и выражающиеся в специфическом для каждой эмоции ... проявлении. [см. ]
    С точки зрения Джемса, причиной эмоций являются ... а) мышечные реакции, б) висцеральные реакции, в) вазомоторные реакции, г) гормональные реакции, д) процессы удовлетворения потребностей субъекта. [см. ]
    С точки зрения П. В. Симонова, модальность эмоции определяется ... а) характером переживаемой потребности, б) соотношением необходимой и наличной информации о возможности удовлетворения потребности. [см. ]
    С точки зрения Фрейда, возможность энергетического взаимообмена между субъектом и объектом опосредствована тем, что объект ... субъектом. [см. ]
    Радость - это переживание удовлетворения потребности в ... со стороны значимых для нас людей. [см. ]
    Стыд возникает в ситуациях обнаружения своей реальной или мнимой ... [см. ]
    Состояния, содержанием которых является непреодолимая боязнь конкретных ситуаций, предметов, существ или неопределенный беспредметный страх, называются ... [ см.]
    Преходящее угнетение настроения вследствие неудовлетворенности базисных биогенных, психогенных или социогенных потребностей называется ... а) дистимия, б) дисфория. [см.]
    Эмоциональная лабильность и слабость характеризуются патологическими изменениями ... параметров протекания эмоциональных процессов. [см.]
    Любой ингредиент психической реальности является продуктом ... внешнего, экстрапсихического, воздействия и определенного сегмента внутренней активности субъекта. [см.]
    Рецепторы человеческого тела подразделяются по одному из оснований на ... а) экстерорецепторы, б) барорецепторы, в) хеморецепторы, г) интерорецепторы, д) проприорецепторы. [см.]
    В составе осязания производится разграничение эпикритической и протопатической чувствительности. В качестве первой выступает тактильная чувствительности, а в качестве второй - ... [см.]
    Минимальное значение интенсивности воздействующего раздражителя, вызывающего ощущение, называется ... [см. ]
    Минимальное значение изменения интенсивности сигнала, вызывающего ощущение, называется ... [см. ]
    Согласно Титченеру, различие между эмоциями и ощущениями состоит в том, что к эмоциям не приложим параметр... а) модальности, б) интенсивности, в) ясности, г) длительности. [см.]
    Раздражители, обычно располагающиеся в зоне физиологического комфорта, при ... вызывают интенсивную реакцию вследствие резкого уменьшения нижних абсолютных порогов чувствительности рецепторов. а) гиперстезии, б) анестезии, в) гипестезии. [см.]
    Для сенестопатий характерно отсутствие ... переживаний. [см.]
    Восприятие есть процесс (результат) построения образа объекта в перцептивном пространстве субъекта при его ... ... с этим объектом. [см.]
    Согласно Канту, пространство - это ... а) вместилище тел, б) априорная форма чувственного созерцания, в) порядок взаимного расположения тел. [см. ]
    Основными свойствами перцептивного являются 1 ... 2 ... 3 ... [см.]
    Феномен относительной независимости параметров фигуры от изменений ее фона называется ... а) константностью восприятия, б) иллюзией восприятия. [см.]
    В способности человека узнавать предмет по его неполному или ошибочному изображению проявляется свойство ... восприятия. [см.]
    Исследование механизмов перцепции шло, преимущественно, в направлении обнаружения условий, которые ведут к возникновению ... [см. ]
    Нарушение восприятия, при котором воспринимаемые предметы кажутся увеличившимися в размерах, называется ... а) микропсия, б) макропсия. [см.]
    Нарушения когнитивных процессов на фоне сохранности сознания и соответствующих видов сенсорной чувствительности называются ... [см.]
    Нарушение, проявляющееся в утрате способности узнавать предметы по производимому ими звуку, называется ... [см.]
    Восприятие, в результате которого вместо предмета, с которым актуально взаимодействует субъект, воспринимается другой предмет, называется ... [см. ]
    Длительность ситуаций, воздействий, оцениваемых положительно, обычно кажется ... действительной. а) короче, б) длиннее. [см.]
    Аристотелем были сформулированы правила для успешного воспоминания, которые впоследствии были интерпретированы как законы ... : по смежности, по сходству, по контрасту. [см.]
    Образ представления локализован в ... пространстве. а) объективном, б) субъективном. [см.]
    Память ... а) представляет собой одну из психических функций в ряду других, б) является свойством психики в целом. [см. ]
    При переводе информации из непосредственной памяти в оперативную происходит ее ... а) кодирование, б) селекция. [см.]
    Па параметры оперативной памяти влияет ... а) используемая система кодирования, б) количество одновременно предъявляемых стимулов, в) вероятность поступления сигналов. [см. ]
    Взаимодействие вновь воспринятой информации с ранее усвоенной может приводить к ... следов памяти и в результате к повышению числа ошибок при запоминании. [см. ]
    Явление самопроизвольного улучшения показателей запоминания по прошествии определенного времени после окончания заучивания называется ... [см. ]
    В отличие от ... амнезии при антероградной амнезии имеет место относительная сохранность оперативной памяти, но разрушается память на события, последовавшие за психической травмой. а) фиксационной, б) ретроградной. [см.]
    Присвоенные воспоминания, или крипомнезии, заключаются в ... человека в том, что события, увиденные им в кино, описанные в книге, произошли в действительности с ним. [см.]
    Мышление - процесс отражения связей и отношений, недоступных непосредственному чувственному восприятию, сопровождающийся переживанием чувства ... ситуации. [см. ]
    Специфика подхода психологии к изучению мышления состоит в том. что она изучает мышление как ... непосредственно реализующийся процесс. [см. ]
    Согласно Канту, рассудок привносит в мышление ... а) форму, б) содержание. [см.]
    Суждение - форма мысли, в которой нечто утверждается или отрицается относительно предметов, их свойств и отношений и которая сама обладает свойством ... [см. ]
    Суждения, находящиеся в отношении контрадикторности, не могут быть одновременно ... а) ложными, б) истинными. [см.]
    Суждения, находящиеся в отношении субконтрарности, могут быть одновременно ... а)ложными, б) истинными. [см.]
    Ошибочно умозаключать ... а) от возможного к действительному, б) от действительного к необходимому, в) от недействительного к невозможному, г) от необходимого к действительному. [см. ]
    Если одна из посылок силлогизма отрицательная, то вывод будет ... а) положительным, б) отрицательным. [см.]
    Категории, имеющие своим основанием одни и те же свойства действительности, формировались в мышлении и в языке... путями. а) разными, б) одними и теми же. [см.]
    Структурными компонентами мысли являются два ... и один ... , что соответствует трехчленной структуре суждения. [см.]
    Мысль есть ... стационарной динамической системы отношений между операндами и оператором. [см. ]
    При систематизации видов нарушений мышления следует ориентироваться на те параметры, которые характеризуют мыслительную деятельность в целом: ... связность, широта охвата осмысливаемого материала, обоснованность выводов. [см.]
    При соскальзывающем мышлении наблюдаются не оправданные ... развития мысли переходы. [см. ]
    Не поддающаяся коррекции совокупность мыслей называется ... [см.]
    Параметрами, которые обычно используются для описания волевых процессов, являются ... а) сила, б) направленность, в) свобода. [см.]
    Свободный человек - это ... а) человек, свободный от каких-либо ограничений и норм в своем поведении, б) человек, чьи принципы поведения избраны им самим. [см. ]
    Согласно Канту, человек ... а) обладает свободой воли, б) несвободен в своем выборе, поскольку его воля причинно обусловлена. [см.]
    Система ориентации, вырабатываемая группой и фактически навязывающая члену группы определенный не осознаваемый им самим способ реагирования на определенные ситуации, называется... [см.]
    Циклические повторения вопреки сознательному намерению каких-либо представлений называются ... [см. ]
    Падение двигательной активности с замедлением движений, упрощением структуры двигательных актов называется ... а) абулией, б) каталепсией, в) гипоконезией. [см. ]
    Нарушение способности к восприятию и порождению речи называется ... а) афазией, б) мутизмом, в) аутизмом. [см.]
    Психологическую проблему составляет не только то, что субъект может продуцировать то, что никогда не встречалось в его опыте, но и то, что в отношении к образам ... реальности, он переживает те же эмоции, что и к реальным объектам. [см.]
    Согласно Канту, лишь создав идеальный предмет, человек получает возможность ... , критерий классификации (меру, единицу измерения) бесконечного и непрерывного потока чувственных данных. [см.]
    Псевдогаллюцинации отличаются от истинных галлюцинаций тем. что они ... а) локализованы во внешнем пространстве, б) характеризуются переживанием инакости, в) воспринимаются как навязанные извне, г) не имеют соответствующего им внешнего объекта. [см. ]
    ОТВЕТЫ К ЗАДАНИЯМ
    1 психических механизмов 2 прогнозирование 3 ним 4 механизмы 5 механизмами 6 раздражимостью 7 поведением 8 ортогонально 9 самодостоверное 10 Вундта, Титчинера 11 либидо 12 двигательных 13 проб, успеху 14 экстериоризации, интериоризации 15 логарифмической 16 психики, регуляции 17 а), б) 18 б) 19 а), б), в) 20 а), квинтэссенцией, б) 21 а), б) 22 б) 23 а), б) 24 а) 25 б) 26 а) 27 а) 28 а), б), в) 29 а), б) 30 а) 31 энергетические 32 жизнедеятельности 33 низким, замедленностью, быстрой, высокой, отрицательных 34 высокой, быстротой, легко, положительные 35 низким, с трудом, с трудом, постоянством 36 высоким, быстрым, резким, срывам 37 множественности 38 отчуждения 39 инварианта 40 устойчивость 41 П.Ф. Лесгафт 42 внутреннего 43 экстравертированного 44 интернального 45 экстернального локуса контроля 46 внешним обстоятельствам 47 самого себя 48 ясности 49 экстериоризации, интериоризации 50 активности субъекта 51 сопор 52 аффектами 53 бессознательного 54 понимания, интерпретация 55 самооценками 56 - развитие самосознания предшествует развитию сознания;
    - самосознание есть определенный этап в развитии сознания;
    - сознание и самосознание развиваются параллельно 57 а), б), в) 58 три, а), б), в) 59 а), б), в) 60 а), б), в) 61 а), г) 62 а), б), в) 63 а) 64 б) 65 б) 66 а), б), в), г) 67 а) 68 а), в), г) 69 а), б), в), г) 70 в), г), а), б) 71 а), б), г), д), е), ж) 72 а) 73 а) 74 в) 75 б) 76 в) 77 г) 78 интернальность, экстрапунитивность, интропунитивность 79 прототипические 80 действие, состояние 81 а), б), в) 82 потребностей, психосоматическом 83 а), б), в) 84 б) 85 катектирован 86 признании 87 некомпетентности 88 фобиями 89 а) 90 временных 91 интеграции 92 а), г), д) 93 болевая 94 абсолютным нижним порогом 95 абсолютным дифференциальным порогом 96 в) 97 а) 98 предметности 99 непосредственном взаимодействии 100 б) 101 предметность, целостность, константность 102 а) 103 целостности 104 иллюзией 105 б) 106 агнозиями 107 слуховой агнозией 108 иллюзией 109 а) 110 ассоциацией 111 б) 112 а), б) 113 а), б) 114 а), б), в) 115 интерференции 116 реминисценцией 117 а) 118 уверенности 119 понятности 120 актуальный 121 а) 122 истинности 123 а), б) 124 б) 125 а), б), в) 126 б) 127 а) 128 операнда, оператор 129 инвариант 130 скорость 131 логикой 132 бредом 133 а), б), в) 134 б) 135 а), б) 136 аттитюдом 137 персеверацией 138 в) 139 а) 140 виртуальной 141 познания 142 б), в)
    ------------------------------------------------------------------------------ЛИТЕРАТУРА
    Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды. Т. 1, 2. М.. 1980. Веккер Л.М. Психические процессы. Т. 1-3. Л., 1974-1981. Гамезо М.В., Домашенко И. А. Атлас по психологии. М., 1986. Ганзен В.А. Системные описания в психологии. Л., 1984. Годфруа Ж. Что такое психология. Т. 1,2. М., 1992. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность. М., 1975. Мельников В.М., Ямпольский Л.Т. Введение в экспериментальную психологию личности. М., 1985. Немов Р.С. Психология. Кн.1,2. М.,1994. Практикум по общей и экспериментальной психологии. Л., 1987. Практикум по экспериментальной и прикладной психологии. Л.,1990. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. Т. 1, 2. М., 1989. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М., 1976. Ярошевский М.Г. История психологии. М.. 1976.