Назад

Алексей Алнашев


Прощай, одиночество,
или Семья – зеркало мироздания


Оглавление

От автора

Предисловие
Часть 1. Семья
Глава первая. Что такое Семья? Настольная книга жизни
Глава вторая. Начало начал. С чего начинается Семья?
Сказка «Древо Семьи»
Глава третья. Как жизнь прожить? Этапы Семьи
Сказка «Об Адаме и Еве»
Глава четвертая. Жизнь прожить, как сказку сочинить. История человека
Сказка «О царевиче Ванюше»
Глава пятая. От семьи семьи не ищут… Жизнь человека в Семье
Глава шестая. Семья — семь Я. Состав Семьи
Глава седьмая. Как Семья помогает человеку жить
Сказка «Сказка о том, как человек любовь искал»
Глава восьмая. Как Семья развивается
Глава девятая. Как найти дорогу к счастью. Задача Семьи
Глава десятая. Время вить гнездо. Создание хозяйства
Глава одиннадцатая. Там, где живут тайны. Создание мира
Часть 2. Как убрать боль
Глава первая. Какая она из себя, эта злость?
Глава вторая. Где боль живет?
Сказка «О горшке»
Глава третья. Как пробудить дух и душу дитя
Глава четвертая. Как пробудить свое начало
Глава пятая. Как начать убирать боль ребенку
Часть 3. Разговор автора с читателями
Практическая работа «Как увидеть проблему в Семье» (Разговор со своей душой)
Опрос детей в школах г. Ижевска
Вопросы детей, которых приводили ко мне для поправки их здоровья
Приложение для детей «Нарисуй и допиши сказку сам»
Настенька и солдат (народная целительская сказка для очищения души и тела)
О горшке (народная целительская сказка для очищения души и тела)

От автора

«Страстна постель, прекрасны чувства, а за ними — пусто!!!»
Деда Коля


Вот в этой пустоте и рождается боль дитя...
Мы очень часто не знаем, для чего сливаемся полами, чего при этом боимся, закрываясь от боженьки и оберегаясь? Для чего и почему?
Возможно, Вы скажете: для любви, наслаждения и счастья.
Но как можно любить без участия души? Ведь душа — это и есть любовь!
Вы скажете, что у Вас есть душа и вы ее любите?
А советуетесь ли Вы с ней, прежде чем что-то сделать? Прежде чем навязать, надавить, оскорбить, разозлиться, обвинить, обидеться..?
Вы сами — это единое целое, в котором слились душа, дух и тело. Дух — это Ваш Небесный огонь жизни. И он затухает от бессилия. Он не может Вам помочь, когда Вы сами убегаете от него, обжигаясь. Тело — это то, что Вы можете хотя бы потрогать. Посмотрите на него — Вам оно нравится? Нет?
А Вы говорите, что любите себя. Разве можно любить, получая удовольствие от слез, и быть счастливым от того, что Вас самих в Вас же и нет? Присмотритесь к себе, к своей жизни: что с Вами происходит, чем Вы занимаетесь, что едите, как отдыхаете, каковы Ваши отношения с окружающими, со всем миром? Посмотрите в зеркало своей души. Это зеркало — дети...

«Сынок, наступит день, когда каждый человек осветит своим лучом солнца мир, в котором он живет, и порадуется каждому шевелению своего пальца, каждому своему глотку, каждому своему вздоху, каждому запаху, каждому звуку, каждому своему ощущению, каждой своей мысли. Всему тому, что он сотворил сам. И сойдут с небес Небесные Отец и Мать. Они благословят своих детей на новые творения, на новые чудеса света. …Все это обязательно будет».

Старец


Предисловие

Что такое Семья? Казалось бы, ответить на этот вопрос проще простого. На табло нашей памяти, склонной иногда к капризам, мгновенно загорается: «Основная ячейка общества…» Столь же лихо срабатывает наш компьютер, который по-прежнему принято называть головным мозгом, и при одном лишь упоминании слова «дети», добавляя к нему тире и «цветы жизни». …Согласитесь, что поголовная компьютеризация не обошла стороной и наши с вами головы. Вопрос в том, выиграли мы от этого или проиграли?
Во всяком случае, когда пытаешься выдавить из своего «компьютера» более развернутую информацию о Семьях и Детях, не своих, а всех в целом, то дело застопоривается, начинаются сбои. «Ячейка… что-то такое обособленное… и в то же время тесно связанное со всем остальным… Дети… Трудные, капризные, упрямые… одаренные, послушные… с замедленным психическим развитием…»
С другой стороны, когда начинаешь размышлять о своей Семье и своих Детях, то тут уж, напротив, приходится содрогаться от мощно обрушивающегося на нас потока сознания, щедро приправленного разнообразными эмоциями, что в сумме дает подобие винегрета: «Когда же наконец этот подлец будет отдавать все деньги в Семью? Надоело все тянуть одной. Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик!», «Почему Петька получился таким хамом и дебилом? Хотя что тут непонятного: весь в свекровь! Все это гены, плохая наследственность…» «Похоже, жена почувствовала, что я встречаюсь с другой женщиной — как-то странно она на меня в последнее время посматривает. Не забыть бы, что послезавтра годовщина нашей свадьбы…», «На черта я женился! Надоели эти слезы, сопли, пеленки, тряпки, кастрюли!» и так далее. До бесконечности...
Почему эта книга А. Алнашева, вторая в серии «(Возвращение в мир детства – заменить на название сегодняшнее» (первая называется «(Древо жизни – сверить с названием первой книги»), без сомнения, представляет интерес для самой широкой аудитории читателей? Во-первых, потому, что проблемы в Семье есть у каждого из нас, и мы порой годами и десятилетиями бьемся над их решением, но ничего хорошего из этого не получается. Во-вторых, потому, что в один прекрасный день автор решительно и бесповоротно выключил свой «компьютер» и, отказавшись от всех готовых штампов, шаблонов и стандартов, стал настойчиво искать свой путь, свое единственное и неповторимое решение проблемы Семьи. А обрести внутреннюю свободу, без которой такой поиск просто невозможен, ему удалось благодаря своим наставникам — Старикам, хранителям народной мудрости, которые стали ему спутниками жизни с его раннего детства.
Пожалуй, самое интересное в его поиске то, что он рассматривает проблему Семьи не только с самых разных сторон, но пользуется при этом сразу двумя методами — «микро» и «макро». И в результате приходит к выводу: у каждого из нас много Семей... Есть Семья: мама, папа, дети, бабушки и дедушки. Но есть и другая Семья — весь бесконечный, прекрасный и загадочный Мир живого… Будет лад в каждой маленькой Семье — значит, будет и в большой. И в очень большой — космической.
Автор не дает готовых рецептов, как прийти к взаимопониманию в Семье, как достичь благополучия и счастья — он рассказывает о том пути, по которому идет сам, пути находок, обретений, а иногда и разочарований. Он убежден в том, что дети — это зеркало нашей души, и чтобы не сбиваться с намеченного пути, необходимо смотреться в него как можно чаще.
Если Вам удастся найти нужную кнопочку, чтобы выключить «компьютер» в своей голове, отправляйтесь в путь, не сидите на месте. Не забывайте, что дорогу осилит только идущий...
А для начала просто задайте себе вопрос: «Для чего мне необходима Семья?»

Часть 1. Семья

Глава первая
Что такое Семья? Настольная книга жизни

Семья!? Семья!? Семья!?
Я долго думал над тем, что такое Семья сегодня. Куда она ведет и ради чего создается? Но странная вещь: ни к чему не пришел… Понял только одно: Семья в обществе — это культ. Непонятно откуда пришедший и куда ведущий. Раньше Семье придавали очень большое значение. Старики постоянно говорили одно:
— Семья — это основа жизни, смысл жизни. Вокруг нее все строится и крутится. Семья — это дорога жизни. А конечная цель этого пути — выполнение того, ради чего ты пришел на этот белый свет. В ней заключается все: как строить жизнь и как развиваться человеку.
Когда старики нашли меня в пять лет обмороженным и я был очень сильно зол на свою Семью, деда Коля говорил:
— Сынок, Семья — это не только радость, но и разочарования. Вот и ты сейчас злишься на свою Семью, а без нее жить не можешь. Это и есть самый первый смысл в жизни, над которым стоит задуматься.
Когда я подрос и осмелился показывать старикам свои зубы, оскаленный малец в моем лице стал задавать очень много вопросов, и один из них был таков:
— Почему дети приходят в Семью, а не к людям?
Я сам был ошарашен своим же вопросом и увидел сильнейшее смятение бабы Лизы, с которой мы тогда вели разговор. Но она ответила на вопрос так:
— Весь секрет в том, что дитя может быть здоровым, сильным, целеустремленным, самостоятельным только в Семье, где Спутники, идущие рядом по жизни, — это мама, папа, сестры, братья, бабушки и дедушки, которые смогут объяснить дитю, что ему непонятно в жизни. Покажут боль и то, что мешает ему жить. Помогут вспомнить свои ошибки и разобраться в себе, освободиться от всего разрушительного и увидеть свой путь. Все это необходимо для того, чтобы дитя набралось сил для выполнения своей первоначальной задачи и пошло дальше, нашло себе новых Спутников, которые помогут ему удержаться на своем предназначенном пути, чтобы оно могло самостоятельно отстаивать свою жизнь, черпая силы от своего начала.
— Но у меня Семья большая — мама, папа, четыре сестры, один брат, две бабушки и два деда, не считая вас. И что? …Если бы не вы, то я бы уже был на холме с оградкой. Дак что мне дала Семья?
— Закалила твою целеустремленность, самостоятельность, кипучее желание жить.
Я засмеялся и ответил на свой вопрос сам:
— Живя в этой Семье, получил только одно — ненависть и злость на себя и Семью!! Она породила желание отомстить и себе и ей!!! …Да-а! …Рвение сбежать из дома и начать самостоятельную жизнь!! Вот теперь все.
— Ничего страшного, что ты сейчас не видишь того, что приобрел, и того, что для тебя самое ценное. Придет время, и ты откроешь новый мир, в который пришел, имея именно эту Семью.

На самом деле, после многих лет я понял ценность того, что приобрел в этой Семье — это стремление к свободе и к жизни. Семья провела меня через ворота ада для того, чтобы я понял и прочувствовал, что такое свобода и жизнь. Но пройдя через это, я все же не получил ответа на вопрос, для чего мне необходима Семья. Я уже создал вторую, не считая той, в которой родился. В первой остались сын и дочь. Во второй — две дочери: приемная и совместная.
Сколько б я ни старался огородиться и уйти от Семьи, меня все же тянет в нее. Ни на одну минуту, ни на одну секунду своей жизни не хочется оставаться одному. И как только меня посещает мысль уйти из Семьи, то всего словно обжигает изнутри. Вспоминаются слова бабы Сони:
— Мир — это большая Семья, в которой живут все люди и все живое во Вселенной. Где все друг другу братья и сестры, и они стремятся только к одному — жить. Жить так, как им велит сердце. Может, пока они не понимают этого и гоняются за другими ценностями, но это так. Придет и их время, когда они поймут и увидят, в чем настоящая ценность их жизни.

Я совсем зашел в тупик. Для чего необходима Семья? Что она дает? Что мы в Семье приобретаем? Что она нам открывает? С чем мы сталкиваемся, когда приходим в Семью? Почему она притягивает нас к себе? Почему я чувствую себе единым целым со своей Семьей? … Непонятно! Все так сложно и запутано. Снова вспомнил слова деды Коли:
— Всевышний создал человека по своему подобию и наделил его Семьей.
— А для чего?
— Чтобы человек мог принимать себя в радости и в страсти. Чтобы мог творить мир радости и сбора сил, открывать новые и новые просторы жизни. И развивая самое важное — творение, прочувствовать самые тонкие грани радости и наслаждения, самые потайные стороны смысла жизни и своего предназначения.
Но воспоминания о разговорах со стариками порождали все новые и новые вопросы. Разве нельзя развить и открыть себя, свою жизнь, не создавая Семью? Почему все это нельзя получить, не приходя в Семью?…
Ведь многие дети, которых бросили родители, живут в детских домах, приютах, интернатах и даже на улицах. Ничего не пойму. Ответы на все эти вопросы теряются, тем более, если весь мир — это большая Семья. Но что-то рвется из меня, и начинается очень сильный кашель — аж всего выворачивает наизнанку, даже грудь болит. Значит, что-то в этом есть, но что? Я еще не вижу…
Если подумать и рассудить логически, то можно представить, как Всевышний создал Семью: сотворил мужчину и женщину — Адама и Еву, соединил их да наделил разными полами для продолжения рода. А еще? Ведь смысл создания Семьи не только в этом, а в чем-то другом, более глубоком. В чем же? И опять тупик. Логика не помогла.
Тогда я вновь задумался и продолжил диалог с самим собой:
— А что было в старину?
— Дитя созывал мир. И мир его принимал в Семью.
— Непонятно, как созывал и принимал?

— …Мир давал человеку понятие «пол» с раннего детства, когда дитя находилось еще в утробе. Он знакомил его с душой, духом и телом тех, кто принадлежал к мужскому или к женскому полу. Пробуждал чувства к противоположному полу и соединял разнополых друг с другом. Например, мылись все вместе — не только Семьей, а всей деревней, селом. …Тело готовили к слиянию практически с самого рождения дитя. … Когда оно находилось в утробе, то мама и папа разговаривали с дитем, обсуждали между собой слияние да входили в него.
Когда дитя родилось, мама и папа целовали и ладили его тело, промежность, половые органы дитя. После выбора пола дитем также готовили его тело к слиянию путем ладки: у дочки — отец, а у сына — мама, целуя, гладя и облизывая. Тем самым они освобождали тело и душу от боли, правили половые органы и жизнь ребенка, которая находится в еще не сформированной физической матке у девочек и в мнимой матке — у мальчиков.
Душу и дух дитя тоже готовили с самого зачатия: разговаривали с ним, входя в слияние, показывали, что это такое, и своими ощущениями в слиянии сопровождали его жизнь в утробе матери и отца.
В народе создавались разные праздники, на которых обнаженные дети танцевали с ровесниками противоположного пола, играли, обнимались да валялись, показывая тем самым не тела свои, а души, которые прикладывали друг к другу. Купались все вместе обнаженными: взрослые и дети, женщины и мужчины — так души взрослых и детей, женщин и мужчин, девочек и мальчиков обменивались знаниями о продолжении рода. Молодые мыли друг друга в бане, изучая тело противоположного пола, и проверяли притяжение душ. В начале полового созревания детей испытывали, проверяя, как подготовилось оно к созданию новой Семьи и приему дитя. Весь мир показывал дитю, что ему мешает жить, и помогал от этого освободиться. Все это было естественно и закономерно.
…Вот я и получил ответ на поставленный самому себе вопрос, почему и как дитя созывало и принимало мир.
Но при чем здесь Семья? Семьи-то здесь и не видно? И вообще, еще раз разобрав, как жили наши предки, я так и не увидел Семьи. Все делает мир! Все дает мир! Все открывает мир! Помогает мир!
И тут я вспомнил слова деда Коли, которые он мне говорил еще в детстве, и понял, что они содержат в себе ответы на все эти вопросы:

— Мир — это большая Семья. Природа создала по подобию Мира всего Живого Семью человека — только в уменьшенном виде. Она состоит из всего того же, что есть живого в большом мире, только малым числом. Устроишь свою жизнь в маленькой Семье, отладишь жизнь в большой — в мире всего живого, во Вселенной, там, где тебе предстоит пройти свой жизненный путь и выполнить свою первоначальную задачу.
Вот тут-то я и подошел к самому главному. И это главное — видение мира, осознание того, что ты живешь, где и как живешь, куда идешь, для чего пришел на этот свет, для чего тебе необходимо жить здесь, выполнить свою первоначальную задачу и узнать Спутников, идущих рядом с тобой, да самому стать для них Спутником. От этого осознания у меня прекратился кашель, меня перестало выворачивать наизнанку, но боль в груди еще осталась...
…Природа на каждом шагу показывает нам, как устроен мир и наша жизнь. Вот например, отцвели весной деревья, появились плоды, а потом и созрели, дав семена. И с этого момента семя уже не зависит от «мамы и папы». Этим природа говорит нам:
— Дитя — самостоятельное существо, оно живет свою жизнь, у него свой жизненный путь, своя первоначальная задача и свое предназначение.
Каждая особь в Семье деревьев самостоятельна, не зависит друг от друга, и все — на равных правах. Они только помогают друг другу строить свою жизнь и выполнить свою первоначальную задачу. Точно так же живет все живое во всей Вселенной. Первое, что дает нам Семья, — это защищенность и одновременно самостоятельность, а по-другому говоря — свободу при сохранении равенства всего живого во Вселенной.
Мы все друг перед другом равны. Все живое имеет одни и те же права: на жизнь, на ошибку, на свободный выбор, на пользование всеми знаниями Вселенной. Все живое имеет право развиваться и идти дальше — туда, куда необходимо пойти после выполнения своей первоначальной задачи, — другого пути нет.
Семья помогает сохранить и выполнить свою первоначальную задачу, а не подменить ее. Семья помогает исследовать себя и свою жизнь самостоятельно, сохраняя возможность развиваться и приобретать новые качества: целеустремленность, выдержку, терпение и разумность. Семья помогает освободиться от того, что мешает жить и выполнить свою первоначальную задачу. И последнее: Семья дает возможность перевоплощения, суть которой — в продолжении рода и выполнении своей первоначальной задачи, принятой до зачатия. Вот почему старики говорили:
— Семья — это основа жизни, это жизненный путь. Все крутится вокруг Семьи, создается во имя Семьи и ради Семьи. Куда ни глянь — везде Семья: роща — Семья, лес — Семья, стадо животных — Семья, стая птиц — Семья, Вселенная — Семья планет… И все они Спутники, все помогают друг другу выполнить именно свое предназначение в природе. Все направлено на создание Семьи, на ее сохранение, защиту и развитие. Крепче Семья — крепче и все те, кто входит в нее. А мир всего живого помогает человеку сделать и приобрести все, что ему необходимо, и жизнь всего живого оставляет свой след и знания во Вселенной...

Глава вторая
Начало начал. С чего начинается Семья?

Помню, еще в детстве, накануне дня своего рождения, я подошел к маме и спросил ее:
— Можно я приглашу на день рождения друзей? Ведь мне уже стукнуло десять лет! Все старшие сестры справляют свои дни рождения и приглашают своих подруг и друзей, а я еще нет.
На что мама мне ответила:
— Ты мальчик, и тебе не обязательно праздновать свой день рождения с друзьями у нас дома. Мы постряпаем шанежек, пирожков, и ты угостишь ими ребят на улице.
Я очень сильно разозлился на маму и ответил ей грубо:
— Конечно же, сестрам все можно! Они любимицы!! А я чего!? Изгой!!!
Но мама ничего не ответила на мою реплику, только злобно посмотрела на меня, и я остался у разбитого корыта.
Мне было очень тяжело. Ребята просились на мой день рождения, а я их пригласить не мог. Мама запрещала. А как сказать ребятам, что своего места у меня в этой Семье нет и всем наплевать на то, что я хочу? У меня очень сильно защемило сердце, но я никому вида не показал, что мне плохо, и побежал прочь из дома, на речку. Посидев немного на берегу, заплакал. Почему у меня такая Семья? Почему мне все время так плохо? Почему меня все обижают, презирают, унижают и оскорбляют? И я задумался: с чего же все это началось? Почему меня в Семье не любят? Тут я вспомнил, что моего старшего брата в Семье все тоже недолюбливают. Значит, это уже касается не только меня одного, и это зло заложено где-то в «глубине» Семьи. С этой мыслью я помчался к деду Коле.
На всех парах прибежав к нему, я с порога выпалил ему все на одном духу: что случилось? Что происходит? Но он проигнорировал мой порыв и продолжал что-то делать, сидя за столом.
Меня всего затрясло, я почувствовал, как меня охватила ненависть ко всему миру, и очень захотелось все вокруг порушить. Но тут деда Коля спокойно сказал:
— Кипятится только дурак, а человек думает, ищет в себе ответ, а не полагается на других. А ты что пришел — за жалостью? Я тебя жалеть не буду, потому что здесь сынка, которого я знаю, нет. Я вижу, что ко мне в гости явился лютый зверь, чудовище, которое пришло за силой, чтобы порушить весь мир, в котором он же сам живет. И через мир хочет уничтожить самого себя. А я не хочу помогать зверю и чудовищу разрушить мир. Это подобно самоубийству. Я очень сильно хочу жить и выполнить свою первичную задачу. Мне еще необходимо очень многое сделать. Вот так, сынок. Сиди и думай. У тебя еще время есть, а придешь в себя — поговорим.
Я от этих слов успокоился, в голове просветлело. И я снова задумался: с чего все началось?
Дедуля, видя, что я прихожу в себя, предложил мне перекусить.
Когда мы поели, я его спросил:
— Деда! Мы много говорили о Семье, но с чего она начинается?
— Странная вещь, сынок... Но начала Семьи нет. Семья или есть, или ее нет, а если Семьи нет, то и жизни нет. И все… Есть переходы из одной Семьи в другую. У человека во Вселенной четыре Семьи: Семья для рождения дитя и подготовки его к созданию новой Семьи; Семья человека, которую он сам для себя создал; Семья, которая готовит свой дальнейший жизненный путь после жизни на земле, и последняя Семья — это мир живых. Вот, пожалуй, и все.
— А откуда мы делаем свой первый переход в Семью?
— Очень хороший вопрос. Но на него лучше всего ответить сказкой «Древо Семьи».
— Тогда начни с нее.
— Хорошо, — согласился деда Коля, улыбаясь.

Сказка «Древо Семьи»
В одной деревне жил очень любопытный мальчик, который постоянно задавал вопросы.
Однажды зимой на улице бушевала метель, и было очень холодно.
В теплом доме дедушка подшивал валенки и напевал песенку о создании жизни на Земле. А внучок играл на полу в Семью и строил свою жизнь в новой Семье, какую бы он хотел иметь, когда вырастет.
Взял полено — вырезал из него маму. Нашел другое и из него вырезал папу.

Из лучины построил им дом. Разбил вокруг дома участок земли. Огородил его пряслом. Сделал из лучины кудрявые деревья. Достал из поддувала печки угольки, насадил их на деревья, как будто бы они дали плоды.
Из картона сделал хлев. Из лучины построил загон для скота, вырезал коровку, лошадь, пару хрюшек, барашка, козочку да разместил их в загоне.
Взял из поддувала золу, сделал грядки, на них положил угольки, как будто выросла капуста.
Нарезал из бумаги тоненькие узенькие полоски и воткнул их в грядки — вырос лук.
А также вырезал разные листочки и распределил их на грядках, будто разные овощи выросли.
Сделал из лучины, картона и бумаги мебель, печь да поставил их в дом.
В доме папу посадил за стол чего-то чинить. Маму поставил к плите — суп варить.
На полу валялась какая-то тряпка. Из нее внучок сделал куклу-закрутку — большенькую дочку, да поставил ее помогать маме готовить еду.
Пятерых мальчишек, один другого больше, рассадил на пол играть в разные игры.
У печки взял витлявое полено и вырезал из него старенького деда. Посадил его на скамейку валенки подшивать со словами:
«Скоро будет зима, а в доме валенки не подшиты».
Нашел еще одно витлявое полено и из него вырезал бабушку да посадил ее на печь — кости греть.
Вот построил он свое хозяйство, сел, смотрит — чего-то не хватает. А чего — не поймет.
Задумался внучок, и родился у него вопрос: «С чего начинается Семья?»
Да сам себе ответить не может. Решил спросить деда:
— Дедуля, а дедуля, с чего начинается Семья?
— Внучок, Семья не имеет начала и конца, она, как дерево, имеет один ствол, много-много веточек и сучков. Ствол — это Небесная Семья. Веточки — это Семья мамы и папы, а сучочки — это Семья детей. Дети вырастают, и сучочки становятся веточками. Вот так и течет все бесконечно, из одного в другое… А в народе говорят: есть жизнь — есть Семья, нет жизни — нет Семьи.
— Дедуля!! …Но, с чего-то ведь все началось?
— Да-а. Началось. А началось все с создания Мироздания. Много-много лет назад, когда еще не было тебя, меня, бабы, земли, Вселенной. Был один мир — мир Божий, имеющий форму яйца. В нем были разные силы в виде ураганов, ветров и прочих стихий, а также сознания, имевшие форму яйца. Силы и сознания жили сами по себе. И в этом мире царил Хаос. А среди сил и сознаний были Всевышний, его звали — Небесный Огонь, да Небесное сознание, его звали — Небесная Любовь.
Однажды Всевышнему пришла мысль объединить все силы и сознания с помощью общего дела. Это объединение он назвал Семья. Небесная Семья. Где Семья означает коллективное делание одного дела, в котором каждый видит себя — свои душу, дух, тело и знания, вкладывает в него частичку самого себя — свою душу и жизненный огонь. Все это позволяет каждому чувствовать себя хозяином этого дела и вкладывать в него всю свою жизнь. При условии, что каждый живет во имя себя и ради себя. Вот с этого и началось рождение Семьи.
Всевышний поставил перед собой задачу — создать такое дело, чтобы в нем приняли участие все.
Долго он думал, какое же создать общее дело, и решил — творить новые сознания, подобные им самим.
Всевышний созвал все силы и сознания на Небесный Совет и предложил:
— Давайте все вместе творить себе подобных и своим творением создадим единую Небесную Семью с задачей — сотворить себе братьев и сестер, да будем все вместе развиваться.
Всем предложение Всевышнего понравилось, его поддержали и распределили между собой, кто что делает. Небесная Любовь предложила:
— Давайте я начну свое творение вместе с Небесным Огнем, а все остальные подключатся потом и тоже внесут свою лепту.
Заключили между собой договор и создали Небесную Семью, общее дело которой — вместе творить и развиваться, где каждый поставил перед собой задачу — творить себе подобных и изучать через них свою жизнь. Небесный Огонь и Небесная Любовь сотворили по своему подобию сознание и назвали его человеком. А перед собой поставили задачу такую: их творение станет таким же, как они сами, и лучше. Вложили в него частичку самих себя: Небесная Любовь — душу, а Небесный Огонь — дух.
Сотворили для человека мир и назвали его Царством благоденствия. И перед ним поставили задачу — стать совершенней их самих. Показали, чего они от него хотят.
Человеку понравилась мысль Божья, и он договорился со своими Создателями, что будет выполнять поставленную ими перед ним задачу самостоятельно, постепенно приобретая то, чего ему не хватает для ее выполнения. Создатели наделили человека всеми божьими знаниями, правом выбора, правом на ошибку, правом на жизнь и полной ответственностью за свою жизнь.
Остальные силы и сознания Небесной Семьи сотворили животных, букашек-таракашек, растений… по своему подобию, с задачей — быть Спутниками жизни человека, помогать ему выполнить поставленную перед ним задачу. Человек нарек их именами и каждому определил свое место. А создатели нарекли это Царство Семьей Благоденствия, и хозяином в ней поставили человека. Вот так и появилась новая Семья.
Человек стал смотреть: как можно выполнить поставленную перед ними задачу?
Долго ли, коротко ли он думал и решил: разбить ее выполнение на этапы и для каждого этапа поставить свою задачу. Все это он рассказал своим Создателям и попросил их:
— Сотворите мне новые миры для каждого этапа, чтобы на этих этапах я мог приобрести то, чего мне не хватает для выполнения задачи, которую вы передо мной поставили.
Они сотворили миры для каждого этапа развития человека. Но человек, пройдя все этапы своего развития, не стал совершенней. Он не мог творить. И человек попросил Небесных Отца и Мать:
— Сотворите мне что-то такое, чтобы и я мог творить.
Небесные Отец и Мать стали думать, что необходимо человеку, чтобы он мог творить. Долго ли, коротко ли они думали и решили:
— Подарим-ка мы человеку тело.
Создали для него новый мир по подобию Отца. В этом мире сотворили Вселенную по подобию Небесной Любви. Во Вселенную вложили частичку самих себя — Солнце, наделив его Небесным Огнем, а планеты вокруг Солнца наделили Небесной Любовью. А на одной из планет определили место для того, чтобы человек мог приобрести тело, усовершенствовать его и стать с ним единым.
В этот момент возмутились все силы и сознания Небесного Царства, которым не нашлось применения в новом творении. И решили Небесные Мать и Отец: пусть они пробудят жизнь в теле человека. А чтобы эти силы и сознания не разорвали человеческое тело, решили сотворить еще несколько человек и назвали их людьми.
Силы и сознания оживили тело человека, вложив в него частичку самих себя — боль и неуправляемую силу, которые привели людей к тому, что они стали выполнять свою задачу порознь друг от друга, направили их на разные пути выполнения задачи, поставленной перед ними Создателями. Да стали порабощать тело человека, вытесняя из него частички Создателей — душу и дух. Человек, чувствуя, что с ним творится что-то ужасное, попросил Небесных Отца и Мать:
— Небесные Батюшка и Матушка, помогите мне разобраться, что со мной происходит. Кто-то мной изнутри меня управляет, противодействует моему объединению с телом и создает внутри меня хаос.
Задумался Небесный Отец, как помочь человеку, и решил: создать к человеку животных, букашек-таракашек, растения и прочей живности, как в Семье Благоденствия, да одарить их телом.
Так и сделали Небесные Отец и Мать. Да поставили перед живностью и растениями задачу — показать человеку, что с ним творится, и наделить его способностью избавляться от внутреннего хаоса.
Небесная Любовь попросила у Небесного Огня:
— Батюшка, давай придадим силы телу человека, создав необходимость в питании живностью и растениями. Тогда тело приобретет силы живности и растений. И это поможет ему разобраться в том, как избавиться от внутреннего хаоса. Человек сможет стать хозяином своего тела, самого себя и своей жизни.
Понравилось Небесному Огню предложение Небесной Любви. Так они и сделали.
И этим открыли путь к свободе человека и его единству со своим телом. Но человек все еще не мог творить — чего-то ему не хватало. А сам человек не видел — чего? И снова он обратился к своим Создателям:
— Небесные Батюшка и Матушка, откройте мне глаза, чтобы я увидел, чего мне не хватает.
Долго ли, коротко ли думал Небесный Отец и решил соединить людей, сделав их Спутниками жизни друг другу.
А Небесная Любовь добавила к этому:
— Наделим этих людей разными полами, чтобы они вместе творили, как и мы. Назовем это объединение — Земной Семьей. И поставим перед ними задачу — быть друг другу Спутниками на протяжении всего жизненного пути, помогать друг другу выполнять свою первичную задачу, а также открывать слиянием полов ворота для прихода божьего творения и набора жизненной силы. Наделим также живность и растения разными полами, чтобы они могли путем слияния открывать ворота для приема божьего творения.
Понравилось Небесному Отцу это предложение.
Всех людей разбили по парам и наделили их разными полами.
Живность и растения тоже наделили разными полами и способностью открывать ворота для приема божьего творения.
Человек, пройдя этот путь, достиг того совершенства, которого хотели Создатели. Но лишь единицам удавалось пройти этот путь в течение жизни, отведенной Создателями, — остальным людям не хватало для этого времени. Человек снова обратился к Небесным Отцу и Матери:
— Небесные Батюшка и Матушка, разрешите пройти этот путь на земле поэтапно.
Создатели решили дать людям возможность выполнять свою первичную задачу на земле поэтапно. Наделили их возможностью при слиянии полов открывать ворота для прихода нового творения Небесных Матери и Отца да самим возвращаться на новый круг, в другую Семью — за необходимым приобретением и дальнейшим выполнением поставленной перед ними задачи.
Человек, получив этот дар, стал думать, как использовать свое время, чтобы каждая секунда его жизни была направлена на выполнение своей первоначальной задачи этого воплощения на земле, и решил разбить свою жизнь в Земной Семье на такие этапы:
первый этап: при слиянии полов открывать ворота для прихода дитя и помогать ему осознать новую Земную Семью;
второй этап: дитя создает новую Семью, а люди, которые приняли это дитя, могут освободиться от боли и стать цельными, свободными, а выполнив задачу по продолжению рода, приобрести то, ради чего пришли в этом воплощении.
третий этап: у Отца и Матери дети принимают детей в Семью, а мама и папа становятся бабушкой и дедушкой. Они через внуков и правнуков возвращаются в свое начало, изучают свой дальнейший путь после жизни на земле, готовят себя к переходу на следующий этап своего развития или подготавливают себе Семью, в которой воплотятся детьми и смогут продолжить выполнение своей первичной задачи.
И так бесконечно. Одни люди, выполнив свою первичную задачу, переходят на следующий этап своего развития. А другие приходят к ним на смену, и Семьи становятся бесконечны.
— Дедуля, но ведь Семья все же не вечна. Вот, представь себе, что у меня Семья: я — глава Семьи, жена — хозяйка дома, детишки, дедушка и бабушка. Так?
— Ну, допустим.
— Дедушка и бабушка умерли, дети разбежались по разным другим Семьям. Я и жена уже остались одни. Так?
— Да.
— А мы же не вечные — тоже можем умереть?
— Можете. И на любом дереве можно найти сухие сучки и ветки.
— Значит, все же Семья кончается?
— Нет, внучок, не кончается. У каждого человека есть право на ошибку, и он имеет право ее исправить в этой жизни или в другом воплощении. В другой Семье, но на этом же дереве Семьи. А что сучок высох, то это говорит о том, что люди этой Семьи вернулись в свое начало или ушли дальше. А Семья, в которой они жили, стала основой Семьи детей. Вот как тот веник. Из одной связки идет много-много веточек. Вот так же и здесь. Семья бесконечна. Она будет, пока Небесные Отец и Мать творят.

— Тут и сказке конец, — сказал деда Коля. — Вот, сынок, почему человек может жить только в Семье и другого пути нет.
— Но, дедуля, есть люди, которые живут, как отшельники, и выполняют свою первичную задачу.
— Это верно, но они живут в другой Семье, в Семье всего живого, как в Семье Благоденствия. Они, имея тело и способность творить, готовят себя к переходу на следующий этап. В этом воплощении человек, выполняя свою первичную задачу, таким путем создает свое тело легким, гибким, текучим, а это состояние тела старики называли полудуховным, и оно получает силы от духа. Поэтому такие люди могут долгое время обходиться без еды. А тело при этом не стареет.
— Это как?
— На этот вопрос мы ответим вместе с тобой в другой раз. А сейчас давай рассматривать, почему Семья — это основа жизни человека?
— Ладно.
— Что в сказке сделал Всевышний, прежде чем стал творить?
— Создал Семью.
— А для чего он создал Семью?
— Чтобы они могли творить.
— Вот мы и вышли на первый замкнутый круг. А для чего Всевышнему стало необходимо творить?
— Чтобы самому развиваться.
— А можно развиваться одному?
— Нет.
— Можно, если ты постоянно находишься в разуме. А при каком условии можно постоянно находиться в разуме?
— Когда сознание свободно и боль не мешает мыслить и творить.
— По-другому говоря — обретя свободу и цельность. Так?
— Да-а.
— А где можно получить свободу и цельность?
— В коллективном творении.
— По-другому говоря — в Семье?
— Да, это так.
— Только в Семье! В Семье, где все являются друг для друга Спутниками жизни и есть возможность очистить свое сознание. В Семье все показывают друг другу боль, которая управляет человеком сейчас. А когда можно стать Спутником жизни?
— Когда все творят одно дело.
— По-другому говоря — можно стать Спутниками жизни только тогда, когда творишь коллективно. А творение требует, чтобы человек вкладывал в него себя и свою жизнь. При этом необходимо видеть в нем себя и иметь в нем свое место — при условии: жить во имя себя и ради себя. Творить ради себя и во имя себя.
— Это как? Ведь человек может стать эгоистом!
— Когда человек целиком отдает себя общему делу, то он может потерять свою первичную задачу, которую принял до появления на свет. А боль, управляя человеком, способствует подмене первичной задачи другой. При этом человек перерождается в Нечто и становится рабом боли. А жизнь ради себя позволяет удержать первичную задачу, придает силы убрать боль из тела и души. Тем самым очищая свое сознание, человек позволяет себе находиться в разумном состоянии. Вот так. Мы раскрыли новый круг, в котором теряется человек. Это понятно?
— Да. А какое общее дело делают люди, живя в Семье?

— Хороший вопрос. И еще — для чего они его делают?
— Да. Для чего?
— Какое общее дело, живя в Семье, ты сам делаешь?
— Странный вопрос. Ничего не делаю.
— Хорошо. А живя с нами?
— …Жизнь. …Я строю свою жизнь так, как я ее вижу и как хочу жить.
— А мы, живя с тобой, какое дело делаем?
— Тоже живете и помогаете мне жить моей жизнью. Слушай, я, живя у родителей, тоже делаю общее дело!
— Какое?
— Уничтожаю родителей.
— А они?
— Уничтожают меня.
— Только вы не уничтожаете друг друга, а стремитесь уничтожить. А общая, но скрытая задача — уничтожить себя. Дак вы делаете общее дело?
— Да.
— Точно так же, как мы, живя с тобой?
— Да. Только здесь мы строим жизнь, а там разрушаем жизнь. Вот и вся разница. И там и тут — все люди Семьи делают одно дело.
— Дак для чего необходима Семья?
— Чтобы жить или умереть.
— Но от кого это зависит?
— От нас самих — от людей. Живя в Семье с вами, я выполняю свою первичную задачу, хотя ее не помню, а в Семье с родителями я подменил свою первичную задачу другой — разрушить свою жизнь.
— Как точно сказал — разрушить свою жизнь. Хорошо. Очень хорошо. Теперь тебе понятно, почему старики говорят, что Семья — это строительная площадка жизни?
— Да.
— А то, что все в мире крутится вокруг Семьи?
— Нет.
— Потому что выполнить свою первичную задачу можно только в Семье, в коллективе. Какой бы Семья ни была. А как ты думаешь — почему мы выбираем именно ту Семью, в которую приходим?
— Ну и вопрос же ты задал, деда! Таки пригвоздил меня к земле… Я думаю, в зависимости от того, какую мы имеем задачу, воплощаясь в этот раз.
— А какую ты имел задачу, воплощаясь в этот раз?
— После того, что мы сегодня разобрали, у меня вышло, что я пришел в эту Семью за телом.
— А почему ты выбрал именно эту Семью в этом воплощении?
— Потому что эта Семья может четко показать, что меня держит, связывает, что мне не дает слиться воедино с телом.
— И что тебя держит и связывает? Что не дает тебе слиться с телом?
— Сложный вопрос. …Наверное, какие-то обязательства, долги, недоделанные ранее дела.
— Все?
— Нет.
— Что еще?
— Обещания, клятвы.
— Все?
— Да-а, пожалуй все.
— А почему именно эта Семья тебе может показать, что тебе мешает обрести цельность?
— Потому что родители, сестры, брат беспощадны ко мне. Они не дают мне ни на минуту расслабиться. Сами погрязли в долгах, разрушительных обязательствах, обещаниях, клятвах… И это все навязывают мне, чтобы я сделал четкий выбор — жить или умереть. При условии, что я выбираю жизнь, они мне четко, ясно и доходчиво показывают то, что мне мешает жить. А при выборе умереть, они помогают мне умереть.
— А как ты выбрал себе Семью?
— Ну, а чтобы стать хозяином тела, мне необходимо очистить его от боли.
— И что из этого?
— Я выбрал Семью с большими проблемами, задача которой — убить себя.
— И что она тебе дает?
— Она беспощадна к боли. Семья с задачей — убить себя — своими нападками на меня показывает, какая у меня имеется боль и какая боль управляет мной сейчас. Запрещая мне вкладывать в Семью частичку самого себя, она показывает мою боль, которая закрывает мне видение и знания Вселенной.
— А выполнил ли ты свою задачу в прошлом воплощении — научился ли творить?
— Да.
— Можешь себя перепроверить, задав себе вопрос: я умею творить… и что?
Я задал себе этот вопрос и получил ответ:
— Умею. Умею жить, вязать, шить, мыть полы и посуду, строить дом, творить на земельном участке…
— Знаешь, как лепить из обычных детей разумных?
— Да. До сегодняшнего дня меня зовут нянькой.
— А дети тебя любят?
— Да. Они часто ко мне прибегают и просят их защитить, помочь разобраться в чем-нибудь…
— А как ты думаешь, что тебя так связывает с детьми? И что тебя так тянет к детям?
— Долги и обязательства перед детьми.
— Тебе это тоже показывает Семья?
— Да. Она меня и прозвала нянькой.
— А как ты думаешь, почему мы встретились у тебя на пути?
— Мне кажется, что я вот-вот бы сдался. Когда в пять лет родители в очередной раз выгнали меня из дома на лютый мороз раздетым, я в тот момент готовился умереть и перестал бороться за свою жизнь. А я еще не выполнил свою первоначальную задачу.

— И что?
— Всевышний послал вас пройти по улице, где я сидел, съежившийся и замерзший в сугробе.
— И все же, как ты думаешь, почему мы появились в этот момент рядом с тобой?
— Чтобы я выполнил свою первичную задачу и задачу, с которой пришел в эту Семью. Чтобы благодаря вам я мог освободиться от боли, которую мне показывала Семья.
— Теперь понятно, почему необходима Семья?
— Да. Она Спутница жизни и показывает, что мне мешает жить.
— Еще?
— Проверяет и обучает меня.
— Хорошо. Проверяет что?
— Выполнил ли я свою задачу прошлого и этого воплощения. Приобрел ли то, за чем пришел в этом воплощении.
— А чему учит Семья?
— Как закрепить полученные знания. Как их развить и развиться благодаря им самому.
— А как Семья учит закреплять полученные знания, развивать их и развиваться самому?
— Семья создает такие ситуации, в которых я могу применить полученные знания в жизни, совершенствуя свои знания и развиваясь сам.
— Тебя этому Семья научила?
— Да. И раскрыла множество разных знаний Вселенной и моих возможностей.
— По-другому говоря, Семья помогла тебе раскрыть в себе знания Создателей и применить их в жизни, чтобы приобрести жизненную силу и разжечь в себе желание жить — это Божественный Огонь, Огонь жизни. Так?
— Да.
— А что еще дает Семья?
— Жизненные силы.
— Это понятно, но еще что?
— Помогает найти свой жизненный путь, что и сделали вы.
— Мы помогли тебе раскрыться перед самим собой. Показали тебе твою разрушительную силу, когда тобой управляет боль, и твою жизненную силу при разуме, когда ты хозяин своей жизни и самого себя. А еще что тебе дает Семья?
— Шанс выполнить свою первоначальную задачу.
— А в чем Семья оказывает помощь?
— … В том, чтобы вернуться на свой жизненный путь, когда сбился с него. …Вернуться к своему началу. …Вспомнить все свое прошлое и настоящее. …Увидеть самого себя, свое тело, Спутников жизни, свою силу, боль, знания, то, за чем пришел на этот свет. …Увидеть свою первоначальную задачу. …Божий дар — жизнь свою, тело, все знания Вселенной, божественную частичку самих себя, право на ошибку и выбор, ответственность за свою жизнь, самостоятельность, божье хозяйство, возможность развиваться и творить, быть самим собой. И сделать переход, или воспользоваться шансом воплотиться снова для полного выполнения своей первичной задачи.
— Мо-ло-дец, сынок. Ты начинаешь видеть. А для чего тебе мы?
— Чтобы помочь мне освободиться от боли.
— Чтобы мы стали тебе Спутниками жизни и помогли приобрести силы — не для борьбы со своей Семьей, а для того, чтобы эту борьбу остановить, освобождая тело и душу от рабства у рабовладельца — боли. Когда убираешь боль из тела и души, борьба прекращается. Некому становится делить тело. А делят тело между собой боль да ты сам. Вызываете друг друга на смертный бой, порождая новую боль. И борьба усиливается. А тем, что Семья тебя выгнала из дома на мороз, она сказала: хватит тебе набирать новую боль, сделай для себя выбор — убирать в себе боль или умирать. Выбирай что-то одно. И ты выбрал — Жить. А твое решение Жить приблизило нас, и мы пришли, найдя тебя таким, каким ты был в тот момент. И все.
— Но вы в моей жизни имеете большое значение.
— Это какое такое значение?
— Благодаря вам, я сейчас живу.
— Это боль — долг перед нами, который ты взял на себя, приняв решение отплатить нам тем же. Еще?
— Вы мне помогли увидеть мир, боль, самого себя, свой жизненный путь, то, что я раб…
— Все это боль — долги и обязательства, которые тебя связывают и не дают тебе летать, стать свободным. Да и нас связываешь этим. Так, еще?
— Вы для меня все — вся моя жизнь.
— А это самое страшное! Ты сбросил на нас ответственность за свою жизнь и забрал нашу.
— Подожди, подожди. А как же вы сами говорили, что Семья помогает, обучает, дает, показывает?
— Совершенно верно. Но как?
— …Не знаю.
— Выполняя свою первичную задачу. А у тебя что произошло?
— Я больше жить без вас не могу.
— А это что?
— Зависимость.
— А зависимость — это что такое?
— Боль.
— Господин профессор кислых щей говорит!! Дорогие товарищи, очень внимательно слушайте!! А если подумать, господин профессор кислых щей!!?
— Обязательства, долги.
— А мы тебе это давали!? Это в тебе раскрывали!?
— Нет.
— Вот это и есть твой «перевертыш», который не давал тебе увидеть, что дает тебе Семья с мамой и папой и для чего тебе эта Семья. Живя в Семье, ты создавал ситуацию для набора новой боли, отбирая потихоньку у себя же самого жизнь. Вот и все.

Глава третья
Как жизнь прожить? Этапы Семьи

Как-то раз состоялся у меня с бабой Гулей долгий разговор — разбирали, а что же такое задача вообще? После него у меня осталось чувство какой-то недоговоренности. Ощущение, что еще что-то не разрешилось, не раскрылось. И я всю ночь не спал, мучался да все думал: что меня беспокоит? Что мне не дает спать?
И неожиданно для себя увидел, что все живое и мертвое, каждое наше действие имеют свою задачу. А мучает меня так сильно вопрос о Семье: почему меня в ней не любят и относятся ко мне, как к изгою? И тут я осознал, что все начинается с поставленной задачи и благодаря ей строится все живое и неживое, действие и бездействие. Делается выбор — жить или умереть. Значит, и у меня в Семье есть что-то такое, что всех их толкает на то, чтобы меня мучить и надо мной издеваться.
От этих мыслей мне стало спокойно, и я ненадолго заснул, но рано утром проснулся и побежал к бабе Уле: она мне что-то говорила о том, что Семья помогает человеку выполнить свою первичную задачу. Очень хотелось поговорить с ней об этом еще, чтобы разрешить мой давно наболевший вопрос. Я еще быстрей, вприпрыжку, пустился к бабе Уле и не заметил, как пробежал около восемнадцати километров.
Примчавшись, я увидел, что бабули дома нет, и стал ее ждать на скамейке у ворот. Я знал, что далеко она не ушла: дома-то у нее никого не осталось, а у бабули свое хозяйство — скотину необходимо кормить да корову выводить в стадо.
Просидел я недолго, а может, просто не заметил, как пробежало время. Я все время думал, как же Семья помогает человеку выполнить свою первичную задачу? Да разгонял свои сомнения в том, что у меня первичная задача — мучаться, живя в Семье с родителями.
Когда баба Уля вернулась, мы обрадовались друг другу и крепко обнялись. Она пригласила меня в дом, усадила за стол и предложила позавтракать. Я поел и, чувствуя, что от плотного завтрака меня начинает морить сон, чтобы разогнать его, сразу же стал бабу Улю расспрашивать:
— Бабуля, как Семья помогает человеку выполнить свою первичную задачу, или задачу этого воплощения?
— Поэтапно выполняя задачу Семьи.
— Подожди, подожди, — перебил я бабулю и переспрашиваю, желая услышать подтверждение своим мыслям, — а разве есть задача у Семьи?
— Есть, сынок, есть. У всего есть своя задача. Семья помогает обрести себя. Семья помогает прочувствовать себя человеком. Семья помогает стать человеком. Семья помогает научиться творить. Семья помогает очистить себя и свою жизнь от боли. Семья помогает выполнить свое предназначение, свою первичную задачу. Семья помогает обрести свободу. Семья помогает увидеть свой дальнейший путь, подготовиться к переходу и сделать его. Все это делает Семья. А задача Семьи — помочь человеку выполнить свою первоначальную задачу, сколько бы он ни воплощался на земле.
— Непонятно — это как? — угрожающе, неожиданно для самого себя, спросил я Бабулю.
— Давай возьмем стол. У него задача какая?
— Создать человеку благоприятные условия, чтобы дело делать…
— Также у него есть предназначение, которое состоит в том, чтобы за ним было удобно принимать пищу. И человек назвал его обеденный стол, обозначив в названии его предназначение, как раньше предназначение закладывалось и в имя человека. Теперь понятно, что я имела в виду, говоря о том, что все имеет свою задачу? Все для чего-то и во имя чего-то.

— Да. Но тогда мне непонятно, для чего человек уничтожает дитя, которое приходит к нему в Семью?
— Ну, во-первых, не человек уничтожает дитя, а Нечто, которое сидит в человеке. Во-вторых, Нечто ведет общество к уничтожению дитя.
— А почему у нас такое общество?
— Потому что наша людская злость объединилась, породила злость животных и растений. Боль направила людскую злость против всего: человека, животных, растений, воды, огня, воздуха… — против всего живого во Вселенной. Этим включила машину самоуничтожения всего живого и ускорила ее ход. Вот и все. Это то же самое, что Семья обрела задачу уничтожить саму себя, что происходит в большинстве Семей, и это же передают детям. Вот, например, у твоей Семьи с мамой и папой какая задача?
— Уничтожить себя.
— На это трудно возразить. Вся Семья делает все, чтобы себя уничтожить. То же самое происходит и в других Семьях, только с большей или меньшей силой и стремлением. Но практически все взяли одно направление.
— Баба Уля, вы какое-то страшное будущее описали.
— Нет сынок, я описала сегодняшний день. Не затрагивая будущего. Все в руках самих людей. Одумаются — все исправят и повернут вспять. Вернутся к своему началу и начнут все сызнова.
— Это как? Уберут всю цивилизацию и пойдут в лес? Дак их животные не примут, они сейчас не будут людям помогать.
— Ни к чему уничтожать всю цивилизацию и уходить в лес. Да и леса не хватит для всего люда, и чем они будут питаться? В лесах места и для животных не осталось. Просто необходимо убрать то, что несет угрозу жизни человека и всего живого во Вселенной.
— Например?
— Машины, поезда, самолеты, пароходы, электростанции, химические заводы, тяжелую промышленность, оружие массового уничтожения. Если требуется вырубать леса, то необходимо тут же садить новые, чтобы они занимали площадей, как минимум, в два-три раза больше. Перестать выкачивать из недр земных полезные ископаемые. Покрыть землю зеленью и вернуть воду, а животные сами вернутся. Перестать клонировать и выводить новые культуры, новые породы животных. Животные вернутся в свой первоначальный образ, растения — в свое первоначальное состояние.
— А как жить без ножа?
— А холодное оружие оставить для хозяйства и защиты.
— Бабуль, ты подумай, что ты сейчас перечислила? Если остановить электростанции, то все, что в доме есть, можно выбросить.
— Нет. У нас есть еще умные головы, которые помогут использовать силу Солнца. Батюшка Всевышний еще не совсем в гневе и силой для благого дела поделится, даже поможет, подскажет, хоть это не в его правилах — ведь человек с ним договорился, что выполняет свою первичную задачу сам. Но если человек сам попросит Всевышнего, то он поможет. Только вот человек давно разучился просить о помощи. Только требует, да требует безумство. Чего с него возьмешь, если его одолевает боль!? Да такую власть возымела боль над человеком, что он не видит, что делает и куда идет… А Всевышний помог бы светлым умам изобрести генераторы, которые будут от маленькой батарейки вырабатывать мощную силу, и все твои домашние причиндалы заработают. А то ишь испугался, что останется без телевизора, стиральной машины, радио, да холодильника!

— А если перестать выкачивать из недр земли полезные ископаемые, то из чего делать приборы, станки, хозяйственные товары, игрушки и все остальное?
— Вначале из того, что идет в утиль, а потом на поверхность земли выйдет столько полезных ископаемых, сколько необходимо человеку для жизни, и земной баланс не нарушится. Матушка-Земля тоже нам Спутница и поможет нам жить — стоит только ее попросить и прислушаться к ней. Когда ты идешь в лес за дарами, просишь у него прощения и просишь его о помощи. И он тебе помогает. Так?
— Да. Но это лес, природа, а земля как?
— Да очень просто. Когда мы хотим получить с огорода хороший урожай, то осенью, еще загодя, договариваемся с землей, что вот здесь мы будем садить, и просим ее подготовиться к рождению, росту и развитию именно этого растения. А земля нам дает?
— Да, и дает сполна.
— Только с одним условием — не вторгаться в ее дела и дать растениям развиваться самим да делиться с ними самым сокровенным и быть перед ними искренними. И последнее. Растения — Спутники жизни нам и земле, когда они родом именно с твоего огорода, а не выведены искусственным путем. Ведь растения, выведенные искусственным путем, чужды земле и человеку, они хранят в себе только злость, а мы ее едим. Это понятно?
— Да. Бабуля, а если химическую промышленность остановить, то что мы будем есть? Ведь отец постоянно говорит: «Все химия: масло, хлеб, яйца…» То, что в огороде, — тоже химия? Натурального-то совсем ничего нет.
— Ничего, твоей химии еще лет на десять-двадцать хватит в земле, пока земля с ней справится и определит ей свое место в недрах, а ты поспеешь привыкнуть к натуральному.
— Нет бабуля, этого не произойдет еще лет сто.
— Может быть, ты и прав. Сейчас пока — да. Но когда-нибудь это произойдет. Может, в какой другой форме, но обязательно произойдет. Всевышний не для этого нас создавал, чтобы мы себя уничтожали на корню своем. И так Небесные Отец и Мать перестали творить. Детей-то на земле все меньше да меньше. Но Небесные Отец и Мать дают еще шансы людям вернуться к своему началу, к своей первоначальной задаче, рассмотреть поэтапность ее выполнения. И выполнить то, ради чего человек пришел сюда, на землю. Всевышний свой договор выполняет, а наша задача — выполнить свой или отказаться от старого договора да заключить новый. Вот так сынок. Боль уже витает в воздухе, и это уже — край. Система смерти не справляется с тем, чтобы очистить Вселенную от злости и ненависти всего живого на земле. Большинство всего живого находится в ополчении злости. …Да-а-а, сынок, мы куда-то с тобой ушли не туда, как ты думаешь?
— Да. Вопросы были другие: какие этапы у Семьи? И как Семья помогает человеку выполнить свою первичную задачу или задачу этого воплощения?
— Очень хорошие вопросы, сынок. Очень хорошие. Давай ответим на твой вопрос сказкой, как старики сказывали.
— Давай, — ответил я, потирая руки от радости.

Сказка «Об Адаме и Еве»
В далекие-далекие времена, когда земля еще только была создана по подобию райского уголка, вся она была в равнинах, горах, холмах и низинах. На равнинах и холмах Земля была покрыта травами и лесами да заселена разного вида живностью: птицами, букашками-таракашками, животными. Кто ползал, кто летал, кто ходил и бегал. А кто пел-заливался или рычал. Там царил хоровод, в котором переливались песни жизни леса и живности.
Горы подымались к самым небесам и, глядя на них со стороны, можно было сказать, что это мостик для перехода с Земли в Небесное царство — Царство наших Создателей. На вершинах гор, вознесшихся в далекое и глубокое небо и закрытых облаками, были пустыри, покрытые золотистым, переливающимся на солнце, мягким и нежным ковром мха для пристанища богов. Словно все было создано для того, чтобы наши Создатели являлись сюда и радовались жизни на Земле.
Чуть пониже неба и до самого подножья гор возвышался лес, словно страж, оберегающий места пристанища богов. Птицы в горах воспевали Создателей, сопровождая переходы богов хороводами и песнями жизни на земле да на небесах. Животные с почестями встречали их в лесах — в горах да на равнинах, и хоровод живности сопровождал их на всем пути на земле. А сияющее радостное солнце катилось вслед за богами и освещало их земной путь.
В низинах серебрились воды рек, стекающих по склонам гор из источников небесных, омывая равнины да собираясь в озера, моря и океаны. Да заселяя глубинные просторы вод разной живностью и растительностью. Очищая землю и все живое да наполняя их силой жизни, исходящей с небес — из Царства Небесного, из Царства благодатного, силою Небесных творцов, силою Создателей всего живого.
В этом райском уголке на земле все животные, растения, птицы, рыбы, букашки-таракашки жили в мире и согласии. А правил и ладил в нем все человек.

Человек после создания жизни на земле дал свои имена всему живому и мертвому и приблизил к себе все, что есть во Вселенной. И все это стало человеку Спутником жизни. И все стали помогать ему выполнить свою первоначальную задачу и свое предназначение на земле, а человек — всем им.
Так они жили да поживали в радости и согласии, но человеку чего-то не хватало: он не мог развиваться и самое главное — творить.
Тут взмолился человек, обратившись к Создателям своим: «Небесные Отец и Мать, у меня на земле все есть, все хорошо, но я не могу развиваться и творить. Покажите, чего мне не хватает! Помогите мне увидеть, из-за чего я не могу творить!»
Долго ли, коротко ли думали Создатели и увидели, что человеку не хватает второй половины для того, чтобы творить и развиваться, не хватает ему общего дела.
И сотворили ему вторую половину по своему подобию, отправили ее на землю да одарили обе половины разными полами. Да нарекли их Адамом и Евой.
Адам встретил Еву со всеми почестями, как богов. По склонам гор и на равнине он раздвинул лес до самой своей обители, и на всем этом пути вырос ковер луговых цветов, да все они зацвели разом, издавая божественный аромат мира. Еве понравился Адам. Он был могуч и нежен. Как только Ева спустилась на землю, Адам с легкостью поднял ее над собой и показал всему миру — да так, что душа его запела и всю дорогу с гор до обители они прошли в хороводе со всем миром живности на земле. Птицы вокруг них кружили, песнь радости, идущей из души Адама и души Евы, поддержали и в общем хоре подпевали. Животные из леса к ним сбегались, их встречали да в хоровод вливались. Деревья низко кланялись, трава в такт хороводу враз цвета меняла, словно на каком-то невидимом музыкальном инструменте играла да божественным светом все вокруг освещала. А солнце их души и сердца зажигало да невиданные чувства в Адаме и Еве пробуждало.
Так мир живых принял Еву, и все друг другу стали Спутниками. Да Ева вместе с Адамом стала править и ладить мир во Вселенной да создавать Семью Земную. А дело у них было общее — творить, развиваться да душами и телами сливаться.

Адам Еву с Землей-Матушкой да со всеми ее обитателями знакомил. Купал ее в Небесных водопадах, омывал в озерах, морях и океанах бездонных, в водах серебряных да звездных лучах, солнцем обогревал да ее душу радовал. А она со всем знакомилась, уклад жизни принимала да Адаму теплом души отвечала.
Адам с Евой в травах валялись, травушку-муравушку подминали да друг друга нежностью окутывали, сладость и наслаждение создавали. Душами и телами сливались, в небесной силе жизни купались. Все живое правили да ладили. Своею любовью со всеми делились. Да Создателей радовали.
Долго они еще так жили да поживали, всех радовали. И вот Создатели их стали дитем одаривать. Адам и Ева дар божий принимали, миру показывали да со всеми своей радостью делился.
Адам и Ева дали деткам свободы вволю да на попечение миру отдали, а сами со стороны за ними наблюдали да своей жизнью жили, мир правили и ладили, деткам место на земле освобождали да их внутреннюю, не ведомую, божественную тягу друг к другу разжигали и силой жизни одаривали.
Детки с миром играли да его познавали, жизнь осознавали да школу жизни у всего живого во Вселенной проходили — обучались, как на знаниях строить свою жизнь и выполнять свою первичную задачу да предназначение.
Так детки подросли, определились в жизни, избрали и оставили за собой определенный пол да имена себе взяли по своему предназначению, Небесными творцами установленному. Да себя раскрыли.
Адам и Ева деток к приему дитя — дару Божьему, творенью Небесному — подготовили. А мир неведомую силу любви в сердцах и душах деток раскрывал, солнце теплом и нежностью отогревало да силой Небесной одаривало. Да так, что детки свои Семьи создавали между сестрами и братьями.
В своих Семьях деток — дар божий, творение Небесное — принимали да к Адаму и Еве в мир всего живого направляли. Чтобы детки мудростью своей с Адамом и Евой поделились да Адам и Ева своей мудростью — с детками. Детки жизнью пылкой загорались да Адаму и Еве помогали свою первичную задачу и предназначение выполнить. Путь к Небесным творцам показали, силой жизни их для перехода одарили. Да в далекий путь снарядили. А Адам и Ева переход сделали. Да с Создателями встретились. А продолжение свое на земле деткам передали. Создатели деток Адама и Евы наградили правом — править и ладить мир Вселенной. Да наказали продолжать дело, начатое Адамом и Евой без устали, — чтобы человек на земле не уставал, а только жизни своей и всего живого возрадовался да все ею одаривал и с Создателями делился.
Тут и сказке конец, всему живому гонец да воля божья. Кто ее принял — стал человеком, кто ее отверг — стал Нечто. Кто ее к душе и сердцу приложил, тот правил и ладил всю свою жизнь и мир живых во Вселенной, а кто ее из своей души изгнал, тот в чудовище превратился да по миру плутал, свое место искал, злился, ненавистью и падалью покрылся, свое место на земле и в мире живых не нашел, из братьев и сестер испарился. Да в мир гнили провалился.

Сказка кончилась, а для кого-то началась да в новой жизни сложилась. На душе отложилась да духом — Божьим Огнем — разожглась, и путь жизни открылся, да не только на земле, а и в Небесах, куда нам дальше, после жизни на земле, идти. А весь секрет — в Семье, в этапах ее развития. Кто его найдет, тот поймет и что-то обретет, а кто его потеряет, тот заплутает. А выбирать вам.
— Вот почему каждый занимается именно тем, чем занимается. Вот почему каждый имеет именно это место, а не другое. Каждый выполняет свою задачу в Семье. Каждый человек в Семье Спутник жизни другого. И все помогают друг другу выполнить свою первичную задачу на этом этапе, в этом воплощении. Здесь и сейчас.
Тут и сказке конец. А кто слушал — молодец. Тот, кто что-то понял иль узнал — приобрел бесценный дар. Кто просто слушал — время скоротал да на ус намотал.

Бабуля сказала это и смотрит на меня своим хитрым-хитрым, искрящимся-искрящимся взглядом, смеется-заливается да меня сквозь смех спрашивает:
— У тебя вопросы есть?
— Нет, бабуля, — сказал я, и мы замолчали.
Я еще долго думал над рассказанной ею сказкой, а она сидела рядом и спокойно вязала носки. А вот мне было как-то не по себе, и, сидя рядом с ней, я время от времени ерзал. Но что-то внутри меня было со сказкой согласно. Да и странное явление: у меня не появлялось вопросов — от этого мне и было не по себе. Все в мире устроено четко — только знай живи, и все. Все тебе дано. Все для тебя уже построено, все создано. И от этих мыслей мне стало спокойно и легко. Как только эти мысли у меня пролетели, баба Уля спросила:
— У тебя точно нет вопросов?
— Нет, бабуля, все, как ни странно, ясно. Вот только растерялся — что мне делать дальше? После этой сказки хочется действовать, а не знаю — как? Она придала силы, а не знаю куда их применить, с чего начать?
— Растерянность у тебя от того, что раньше все это знал, но оно было где-то далеко, и ты все делал интуитивно, а не осознанно.
Мне от ее слов стало легче, а она продолжила:
— Ты все это уже делаешь. Посмотри, ты обучаешься творить?
— Да.
— Очищаешь себя от боли?
— Да.
— Учишься строить Семью?
— Да.
— Учишься половым слиянием открывать ворота для приема дитя и получения Небесных сил для жизни?
— Ну, как сказать...
— Хорошо, съешь свой ответ на этот вопрос, но себе ответь. Чтобы боль на этот вопрос не записалась.
Я ответил себе: «Да».
— Ты готовишься к приему дитя?
— Да.
— Выполняешь этим свою первичную задачу?
— Да.
— А выполняешь промежуточную задачу этого воплощения?
— Да.
— Дак в чем дело?
— Ни в чем.
— Просто направь свои силы на очищение и творение. Вот и все.
Тут я вспомнил свой вопрос:
— Как Семья помогает человеку выполнить свою первичную задачу или задачу этого воплощения?
— Наконец-то родил вопрос! А то я думала, что все — сынок спекся… Как ты еще на сказки?
— Нормально.
— Только давай на этот вопрос ответим после обеда?
— Хорошо… — с некоторым недовольством ответил я.
— А сейчас помоги мне накормить скотину.
Я кивнул ей в знак согласия и молча пошел в чулан за комбикормом, а баба Уля — ставить воду на огонь.

Глава четвертая
Жизнь прожить, как сказку сочинить. История человека

После обеда баба Уля начала убирать со стола, а я с ехидцей спрашиваю ее:
— Бабуль! Ну и как же Семья помогает человеку выполнить свою первичную задачу или задачу этого воплощения?
— На этот вопрос тоже можно ответить сказкой — о царевиче Ванюше.
— Баба Уля, у вас на все вопросы есть сказки?
— Может быть. Ну, ладно, слушай.

Сказка «О царевиче Ванюше»
В некотором царстве, в некотором государстве жили-были Царь и Царица. У них долго не было детей. Что только они ни делали: в слияние души и тела входили в полной тьме, на перине из лебяжьего пуха, на голом полу, на столе, в бане, при свечах, на природе, в озерной, морской, океанской воде, на шкуре львицы, в ванне с разными травами, в молоке, в настое лепестков роз… Ничего не помогало. Кого они ни вызывали: знахарей, травников, алхимиков, ведунов, целителей… — никто помочь не мог. Все, что можно было, использовали, всех, кого можно было, вызывали — даже из далеких заморских стран приезжали, ничего не помогло. И уже смирились они с тем, что у них никогда не будет своих детей, что у них не будет наследника.
Годы идут. Царю и Царице уже стукнуло по сорок годков. И говорит им однажды тихонько царева нянечка:
— Негоже Батюшка и Матушка царство без наследника оставлять. Может, посмотреть какого дитя без двора и кола, без отца и матери. Того, который вам глянется, станет по душе и по сердцу.
Разозлился царь, разгневался, хотел нянечку за дерзость изгнать из дворца и навсегда запретить ей входить в дворцовы палаты. Но тут вступилась царица и говорит:
— Не гневайся, царь, а подумай. Дело нянечка говорит. Негоже царство без наследника оставлять. Царство ослабнет и по рукам пойдет, доступно врагам нашим будет, вольный народ в рабство пойдет. Да царство станет яблоком раздора без хозяина, без царской руки и волюшки, без милосердия и силушки, а мы уже начинаем стареть, нам уже много годков, не за горами старость.
— Да где же это видано, чтобы царство в руки отдать бездомному и бесколому! Ведь все царства нас просмеют да его же заклюют. Еще скорее нападут да разграбят. А у него кровинушки царской нет. Воли царской нет. Как мы на это его наставим? Этому не научишь, этого не разовьешь. Из раба рабовладельца враз не сделаешь, — разгневанно, чуть не в крик, проговорил Царь Царице. А Царица спокойным голосом ответ держит да Царя нежно, ласково поглаживает, успокаивает:
— Не тужи, Батюшка, подумаем. А может, бог смилуется и даст: с какой войны воеводы дитятей принесут, и царству нашему продолжение будет. Да дитя царских кровей будет. А мы ему все дадим: волю царскую, сердце горячее, милость народову, силушку богатырскую, ясный ум и острый глаз да руку верную. И у нас достойный будет наследник царства нашего.
Успокоился Царь. По нраву оказались ему слова Царицы. Они душу грели, молодову силушку по телу разгоняли да на думу нагоняли.
Согласился царь — подумать, погодить. Может, и вправду какой воевода дитятю царских кровей привезет с войны.
И указ к своим воеводам отправил: чуждое царство разбить, земли завоеванные за нашим царством закрепить, царя и царицу этого царства сгубить. Их дитя и народ в наше царство привесть. Дитя — в царские палаты на милость цареву, а чуждый народ да и земли завоеванные — на рассуждение боярам, купцам да правным воеводам.
А на царство незадолго до этого указа напало с войной три соседних царства, и воеводы защищались от набегов врагов.
Вскоре после царева указа воеводы собрали свои войска, подняли их воинский дух на полную победу над врагом, посулив им новые земли и власть над чужим народом. Купеческие и боярские сыновья распределили меж собой чуждые царства и повели свой народ на завоевание земель и народ чуждый да выполнять волю царскую в пределах указа и позволения.
Прошло немало времени с тех пор, как воеводы один за другим вернулись с победою. Привезли на царскую милость троих дитятей погодков. Одного — полутора годков от роду, его звали Иванушкой. Другому — три годка, а звали его Петрушей. Третьему — вот-вот исполнится четыре с половинкой, и нарекали его Ильей. Все, как на подбор, царские сыновья. Огонь-царевичи. Да друг на друга похожи. И мало того: в диковинку им самим похожи на Царя и Царицу. Будто и впрямь их сыновья.

Детки приняли царскую милость без боли. Стали жить вместе с Царем и Царицей в мире и согласии. Друг за дружку стоят, друг дружку защищают, свою царскую волю возвращают, щедрость у всех пробуждают, всякому отпор дают да Царя и Царицу Батюшкой и Матушкой величают. Их волю исполняют да свою пробуждают. В своем уме и ко всему приглядываются, орлиный глаз создают да смекалку нагоняют. Батюшку и Матушку почитают.
Много ли, мало ли годков прошло — царевичи подросли. Стали красавцами удалыми, и слава о их молодецкой силушке по миру прошла — врагам на устрашение, молодкам на сближение.
Все Царь с Царицей дали молодцам, что хотели. Пробудили в них цареву кровь. А названые царевичи получили божье избрание да народово благословение.
Царь с Царицей состарились, но какова замена! Царевичей почитают все, все им низко кланяются. Даже ране озлобленные царские соседи с ними знаются, дары присылают да на честной пир созывают.
Народ про них песни складывает да по миру пускает. Их знатность и величие прославляет. Силушку им собирает да тверду основу создает для царствования. Царевичей на трон готовит, их дружбу сохраняя.
Царь, видя такое дело, — царевичеву силушку, троеву царскую волюшку, крепкую богатырскую дружбу да удаль молодецкую, — дал наказ царевичам:
— Покуда Царь да Царица живы, земля пусть будет едина, а власть над владениями нашими и народом в ваших руках станет. Да чтоб друг другу помогали, друг за дружку держались. Разум дитя сохраняли. Сердца огнем духа разжигали, а свою душу вперед себя выпускали да ею как знаменем жизни своей дорожили. Царскую волю орлом пускали. Злодеев наказывали. Коли враг придет, объединялись. Врагов гнали до их сердец — до раскаяния. Свой народ почитали, как он вас. Милостью не скупились и предков своих не забывали.
Царевичи Царю и Царице низко в ножки кланялись. По отведенным землям разъезжались. Свои владенья орлиным взором оглядывали. Думку думали, как дальше быть.

Вернулись царевичи, меж собой создали совет и решили: жить в одном дворце с Батюшкой и Матушкой. Править народом втроем, не деля земли. Царство одно — и пусть единым будет. Так и порешили:
— Втроем мы силища, а врозь мы силенка — врагам нашим на один клюв. Но голос каждый имеет только за отведенные ему Батюшкой народ и владения. А Батюшка нам остается единый Царь всего царства, и покуда он жив, мы ответ держим перед ним за благополучие отведенных нам земель и народов.
Пошли к Батюшке и Матушке — в ножки кланяются да свое решение им жалуют.
Царь подивился уму-разуму царевичей и порешил их женить, чтоб поглядеть на их женушек, чтоб не смутили они царевичей и не свели их с разума:
— Ну что ж, одобряю я ваше решение — мудрое стремление единое царство сохранить и свою дружбу закрепить. Стать единым кулаком, силищей. Теперь пришло время Семьей своей нас порадовать. Показать нам, как вы очаг свой строить будете, сердце свое зажигать и тепло оберегать да огонь и свою мудрость дальше передавать. Так что ступайте по свету за невестами, в разные царства-государства. Мир чините и себе цариц изыскивайте. Да смотрите по сердцу, по душе, не глядя на сословие, чтоб крепок был очаг ваш и никто не мог его разбить, разрушить.

Вскоре царевичи собрались в путь на добрых конях — оглядеть мир орлиным глазом, охватить своим сознанием божьи владения и отыскать себе сокровище сердечное, чтобы огонь горел в груди долги годы да теплом одарил народы, ласкою.
Долго ли, коротко ли ходили по свету царевичи, но цельный год прошел, да невест себе они не нашли, а возвращались обратно в свое царство — через свой народ и свои земли, отведенные Царем, озирая, что там произошло за их отсутствие.
Старший царевич, оглядывая свои владения, приметил себе одну девицу из боярского рода. Погостил в ее семье с недельку. Посмотрел на ее нрав, как она управляется с хозяйством. Поспрашивал, что народ про него сказывает. Узнал, чем живет его народ, чему рад, а что его не радует. Все узнал о девице и о своих владениях. И с этим поехал домой к Батюшке и Матушке.
Средний царевич, объезжая свои владения, приглядел себе красавицу из княжьего сословия. Погостил в ее семье с недельку. Посмотрел на ее нрав, к чему она склонна, как гостей принимает, угощает, приваживает, а недругов — отваживает. Говорил с Батюшкой и Матушкой ее: чем горе утишают и как радость сохраняют, как в своих владеньях справляются. Спрашивал, каким слухом владенья его полнятся, что народ сказывает о царевичах, о их власти. Чем народ живет, чем тешится да к кому прислушивается.
Услыхав радостны вести, поспешил к Батюшке и Матушке.
Младший царевич, объезжая свои владенья, все оглядывал, что без него случилось: как беда усмирилась, как радость в душу народа вселилась да каким слухом его земля полнится. Остановился на постой у вольных людей среднего сословия. Говорил с народом. Делил с ним трапезу. У вольных учился ремеслу, как без злата жить да не голодать и всем управлять. Как нанимать батрачьи семьи, как править, не наказывая провинившихся. Сам ходил за плугом, скотину пас да все думал о невесте своей и о правлении — о том, чтобы богатство глаза не застилало, чтоб видеть в сердцах народных горесть и печаль да радость. Слышать народ да от него не отворачиваться. Строить лад и отводить невзгоды. Сделать так, чтобы народ на жизнь стоял и дорожил своей Отчизной. Чтобы он из сердца червя изгонял да радовался жизни. Царевича восхвалял, его дело к себе приближал да с ним сросся. Чтобы волю царевича вольный беспрекословно выполнял и считал ее своей...

Пока меньшой царевич проходит обучение вольности и управлению волею у волхвов в своих владениях, братья своих невест везут в отчий дом да Батюшке с Матушкой их показывают, ими похваляются.
Старшой приехал в отчий дом. А Царь с Царицей встречают его на крыльце.
Царевич низко кланяется Матушке с Батюшкой да ответ пред ними держит:
— Я объехал весь свет, но в чужбинных землях моей невесты нет.
— Проходи в дом, — перебил его Царь, — подкрепись, смой грязь дорожную да усталость залетную, отдохни — никак в отчий дом приехал! А завтра поутру все скажешь: что в чуждых землях делается, каким слухом земля полнится, какова невестушка милая, где живет, чьего роду.
Царевича попотчевали, знахари и ведуны его в баньке попарили, поправили, отладили, отдохнул царевич на воле. А ранним утром встает от переполненности чувств — радость на душе спать не дает, страсть как поделиться ею с Батюшкой и Матушкой хочется. А они еще спят.
Вышел он на приступ царский, откуда видать восход солнца, потянулся, охватил взором отчий мир и стал встречать солнце, вглядываться в небо — туда, где зорька появится. Вдруг ощутил за спиной тепло, ласку. Оглянулся царевич, а там Батюшка и Матушка стоят, зорьку встречают да царевичу радуются. А он полон сил, здоров и весел. Весь горит огнем и изнутри светится.
Царевич от неожиданности поначалу дар речи потерял, но низко в ножки поклонился, Царя с Царицей обнял по три раза и одарил их крепкими сыновними поцелуями, а потом проговорил, направляя их в дом:
— Батюшка! Матушка! Я объехал весь свет: там цари нас жалуют, побаиваются, хотят крепкого мира, нас славят и вам кланяются. Но на чужбине моей невесты нет. Она из наших земель, из роду бояр. Чистых кровей боярских. Сословия крепкого, послушного. Из опоры земли нашей. Родит нам богатырей — вам на радость, а нам на гордость, чтобы было кому свои владенья передать.
А сам кланяется да их просит:
— Велите сватов к ним заслать да сюда мою невесту доставить по ее волюшке. Чтобы я мог с вашего благословения свою Семью создать да вас порадовать продолженьем рода.
Царь гонца отправляет с вестью, чтобы Царя с Царицей ждали да невесту готовили.
На другой день средний царевич пожаловал со свитой.
Батюшка и Матушка опомниться не поспели, как он уже в дом вбежал и в ноги пал да просит с ходу благословения.

Царь с Царицей благословили молодых да в почивальные палаты проводили — отдохнуть велят с дороги да усталость смыть. А сами гонцов засылают, чтобы Батюшки и Матушки обеих невест в тот же день приехали на пир, молодых пропивать да крепость союза проверять, благословлять да на долгий путь совместной жизни направлять.
Вот приехали Батюшки и Матушки невестушек, у старшого царевича — с невестушкой. В царстве пир горой сладили, невестушки себя показали, царевичи — свою молодецкую удаль. Да молодые — крепость своего союза. А младшенького — все еще нет — вот уже два годка пролетело.
Царь с Царицей беспокоиться стали: что случилось с царевичем, где заблудился — то ли черт попутал и водит его по темным болотам, то ли где осел с невестушкой. Отправили гонцов по всему царству с вестью: коли кто видел царевича Ванюшу, дать знать о нем. А кто знает, где он, донести до него весть, что его ждут в отчем доме и желают на него поглядеть Царь с Царицей.
Гонцы разлетелись в разны стороны, а до царевича дошла лишь одна народная молва, что Царь с Царицей Иванушку видеть у себя хотят да поглядеть на невестку. Иванушка опечалился, что поехал за невестою, а вернется, не исполнив волю Батюшки и Матушки.
Тем временем гонцы с разных мест принесли весть Царю, что Ванюша осел у вольных волхвов — берет обучение разуму правления. А где конкретно — одному Богу известно.
Царь с Царицей обрадовались вести гонцов, что царевич жив и проходит обучение мудрости народной у волхвов, а не торопится заводить Семью.
Много ли, мало ли времени прошло — обучение к концу пришло, и Ванюше пора вернуться в отчий дом. Затосковал царевич по родному дому, но не мог в отчий дом вернуться, не выполнив волю Батюшки и Матушки. …И порешил он: проехать по родной сторонушке, пронести мудрость воли да поискать себе суженую по сердцу и по душе. Так он еще три годка бороздил все царство вдоль и поперек — трех коней сменил. Собрал вольную дружину. И, уже совсем разуверившись, что выполнит волю Царя и Царицы, поехал в отчий дом к Матушке и Батюшке в ножки кланяться да просить у них прощения. Едет да горюет, как к нему навстречу идет старик из роду волхвов и с ним девица, с виду — не красавица, а изнутри светится, словно огонь горит и путь ей в темноте озаряет.

Старец перед царевичем остановился — в ноги кланяется, а девица, не кланяясь, на него смотрит, глаз не отводя, словно тепло в царевича вливая, да спрашивает его, отогревая душу:
— Чем опечален молодец? Чем озабочен? Поделись со мной горем и радостью.
А царевич в ответ еле молвит:
— Я езжу по царству и ищу себе суженую по душе и сердцу. Но никак найти не могу — все девицы прекрасны, но на сердце не ложатся. И сейчас еду к Батюшке и Матушке с повинной, что их волю не выполнил, а супротив сердца и души не могу принять девицу.
А она ему весть гласит горькую:
— Царь вас послал не за невестами, а за жизнью царской. Братья твои старшие нашли вражду, жадность и властолюбие в обличии невест. Сейчас устраивают вражду меж собой, хотят сгубить Царя с Царицей и править царством. Соседние государства узнав, что ты блуждаешь по царству, братья твои враждуют, а Царь с Царицей уже слабы, с войной на царство идти собираются. Так что горевать нет времени. Пора тебе возвращаться в отчий дом да царство спасать. А суженая к тебе сама придет, только свое сердце открой и душу на волю выпусти. Не позволяй боли твоим сердцем и душой завладеть.
После этих слов царевич девице велит ответ держать:
— Кто ты и куда путь держишь?
— Меня волхвы со старцем послали к тебе с горькой вестью и прошением, чтобы ты поспешал на престол, пока беда все царство не спалила, — ответствует девица.
— А как тебя звать, девица? Чьего ты роду? — стал допытываться царевич.
— Я из рода вольных людей — на земле сами хозяйствуем. Названа я Марьюшкой. А послали меня волхвы со двора Царя и Царицы.
Царевич слез с коня, поднял с колен старца, усадил их на своего коня, и они помчались во дворец.

Перед дворцом царевича-Ванюшу встретили в засаде дружины братьев, объединившихся с мыслью убить младшего братца. Но средний царевич, желая царствовать один, обманул своего старшего брата и придержал свою дружину, а сам поглядывал со стороны, как старший брат с младшим бьются, уничтожая дружины друг друга.
Битва длилась день и ночь, а на утро старший брат был сражен, и его дружина не стала биться с честным народом — со своими братьями.
Царевич-Ванюша этих воинов отпустил, зная, что они служили верой и правдой его брату Илье за его нездравоумие, и наказал им предупредить Царя и Царицу о его приезде, а сам разбил лагерь и стал отдавать последние почести погибшим.
Средний брат дал младшему закончить почести и, не дав ему отдыху, напал предательски. А силушка царевича Ванюши увеличилась: к нему присоединились люди вольные и по доброй же воле — дружина старшего брата. Да вот-вот подойдут дружины, со всего царства собранные гонцами младшего царевича. А средний брат Петруша не рассчитал, что его дружина, воин за воином, тоже перетекает в дружину царевича Ванюши, сообщая младшему брату обо всех его намерениях и действиях. Ослабла дружина среднего брата. А Ванюша окружил дружину Петруши и его самого плотным кольцом да предложил среднему брату биться насмерть с ним в честном бою, один на один. И после боя дружину погибшего не судить, а распустить, чтобы больше не лить кровь народову.
Петруша согласился и вышел на смертный бой, рассчитывая, что силы младшего брата иссякли в бою со старшим.
Они бились до самого позднего вечера, дружины, окружив их, уже зажгли факелы, и только появилась на небе первая звезда, царевич-Ванюша нанес последний, смертельный удар Петруше и сам рухнул в беспамятстве.
Марьюшка подбежала к Ванюше, оглядела его, перевязала ему раны и попросила его верную дружину перенести его во дворец.
А во дворце стала за ним приглядывать.
Царь, видя такое дело, послал гонцов собирать дружины. Воевод с собравшимися дружинами стал направлять на границы с соседними государствами, желавшими напасть на царство, чтобы верные дружины отразили напор врага и не пустили его в царство, пока царевич Ванюша от ран оправляется. Купцам наказал: со своими товарами растечься в чужеродные государства да распустить слух, что царевич Ванюша прошел обучение у заморских воевод военному делу и вернулся в отчий дом с огромным числом преданных ему дружин. Что после этого обучения супротив него никто не может устоять, что он овладел немыслимой силой и управлением духов мертвых.
Эта молва разлетелась быстрее самих купцов, так что им пришлось только подтверждать эти слухи. И государства, желавшие пойти войной на царство, послушав купцов и посмотрев на мощь дружин вдоль границ, поутихли.
А тем временем царевич пришел в сознание, оправился и полюбил всем сердцем Марьюшку.
В один день царевич Ванюша после прогулки с ней по полям, лугам и лесам попросил у Батюшки и Матушки благословения на его союз с Марьюшкой. Царь с Царицей благословили молодых и завернули пир горой неслыханный — всем на удивление, соседним государствам на устрашение.
Учинили молодым неслыханную проверку на крепость воли, а царевичу — обряд на несклонимую мудрость вольных: чтобы царевич показал, как он мыслит царствовать да народом управлять. Чтоб народ посмотрел, что за царь на престол взошел. Чтоб увидел он, что силушка богатырская есть в царевиче — не на страх народовый в царстве, а на устрашение вражьих помыслов. Что милость в нем есть — но не на то, чтобы ей крутить, а править мудро, огонь Божий сохраняя да любовь оберегая, как супружескую, так и народову. Чтобы понял народ, что Царевич — это царство, Отец от Бога, а суженая его — это тепло и расположение народово, дитяти их — это сам народ вольный. Чтобы каждый дорожил волею своей и ей не бросался, Царя и Царицу почитал и их глупостей не гнушался.
Народ всего царства ликовал, плясал, хороводы водил да песни пел, аж земля содрогалась. Он силушку по крупицам собирал да в себя впитывал. Царевича восхвалял и себя рядом с ним ставил — не в укрытие за силушку царевича, а в увеличение ее и слияние в один кулак царства. Как удар молотом, извергая молнии, прошла молва о царевиче и его богатырской силушке в царствовании по чужеродным государствам — такая, что вражья прыть иссякла и сами враги в норы попрятались. А царевич к небесам приподнялся для полного обозрения самого себя и всего царства, рассылая волю вольную по народу, зажигая сердца молодецкие и выпуская души на огонек божий, правя верой и жизнью царства.
Тут и сказке конец. Кто там был — мед с пивом пил. По усам текло, а в рот не попадало. Кто смекнул, тот волю верную получил. Кто за ней потянулся — себя открыл, царство небесное. Кто к силушке примкнул да себя не жалел — свой жизненный путь открыл и стал управлять своей жизнью. Кто при этом спал — сил набирался. А кто все знал — с умом справлялся. Кто в потемках был да по сторонам озирался — в норах окопался, да его червь съел. Кто испугался да решил примкнуть к силушке — сам себя наказал, сгорев в огне божьем жизни.
А мудрость сказки такова: воля вольного вольна, жизнь жизненна, смерть смертельна, а злато зловато.

— Все так хорошо, складно. Но в жизни совсем по-другому.
— Почему по-другому? Мы тебе чего-нибудь навязывали?
— Нет. Вы все мягко показывали.
— Силом тебя чего-нибудь заставляли?
— Нет. Вы охоту разжигали.
— Жизнь нашу тебе отдавали?
— Нет. Направляли на то, чтобы сам дошел до своей жизни и ее жил, как хотел.
— Может быть, чего-то делали недозволенное?
— Нет, бабуля. Вы все делали так, чтобы моя жизнь была полна и я мог свободно выполнить свою первоначальную задачу. …Но вот, бабуль, вы все говорите, что вы мне Семья, а вы ведь мне не родные.
— Сынок, у нас одни создатели — Небесные Отец и Мать. А у тебя три Семьи.
— Это какие?
— Семья — это весь мир. Семья, где мать и отец — это Семья Земная. Семья — мы, старики. Ты очень богатый сынок. Одна Семья тебя погоняет, спать не дает, тебя в бодрствовании держит. Другая знания раскрывает. А следующая — в мир выпускает да направляет по своему жизненному пути. Тебе многое необходимо в этом воплощении сделать. Так что набирайся сил, раскрывай в себе знания, готовься к тому, чтобы это сделать. Раскрывай свою первичную задачу и свое предназначение. Находи возможность все это выполнить, а мы тебе поможем.
— Бабуля, мне что-то непонятно, что я такой особенный, что мне предстоит очень многое сделать?
— Нет сынок, все люди равные, только у каждого своя первичная задача и свое предназначение, но времени у каждого очень мало. Всем предстоит очень много чего сделать. Но не каждый это понимает и видит. А тем, что мы тебе постоянно говорим, то мы тебя этим возвращаем в разум. Чтобы ты смог оценить свои возможности, силы и жизнь. Стал ценить время и устраивать свою жизнь.
— Бабуля, ты говоришь, как сказку сказываешь.
— А жизнь это и есть сказка. Только ее необходимо осознать и прожить так, чтобы все сделать, выполнить свое предназначение и задачу, поставленную перед самим собой. Вот и все.
— Слушай. А почему в истории России нет всего того, что вы мне даете?
— Как нет в истории ничего того, что мы тебе даем? А сказки — это разве не история? Сынок, история писалась и пишется в мире в народных сказках, и только там ты сможешь прочитать настоящую историю. Там, где ее писал народ, познавая мир. В каких сказках ее шифруют — для того, чтобы думал человек, раскрывал ее душой и сердцем, искал узнаваемое в своей жизни да брал то, что ему можно взять сейчас. В каких сказках и сказаниях ее сказывают прямо — чтобы жизнь не искажали в своих думах и нечистых помыслах под управлением боли. Да этим жизнь правят, люд к своей первичной задаче возвращают. Песни складывают, чтобы человек не забыл Спутников своих верных: сказки, сказания, песни, пословицы, поговорки да скороговорки. В них писалась история человека, и писал ее народ, в них складывалась сила первичного человека. Чтобы каждый человек в помощь себе мог вернуться к знаниям своих предков и мог почерпнуть из Небесного колодца силищу народную, которую дали Небесные Отец и Мать. Да чтобы мог человек вдохнуть свою жизнь полной грудью и развернуться, как наши богатыри на Руси на врагов своих, да так, чтоб от них, как из-под топора мастера-плотника, только щепки летели да дворец строился. Вот такова наша история, так она и писалась. Знание получил — сказывай народу, а народ ее возьмет, по своей жизни пронесет да в сказку вложит и по миру пустит. Вот такова история наша, Руси и народа нашего. Весь путь человеческий на земле — в сказках да сказаниях, вся история человека в них.
— Но в наше время сказки стали переделывать и переворачивать. В них нет того, что вы мне даете.
— Ничего страшного тут нет! Сказки народные живы, и кто хочет их найти, найдет. Вот ты захотел и нашел, мы тебе и говорим их, а кто их в себе найдет, очищая себя и тело от боли. Они в каждом есть. Небесные Отец и Мать давно уже творить себе подобных перестали и новый люд на землю не идет. Все здесь не по одному разу и не в первый раз. Во всех все есть. Да и в нашем общем мире все это есть, стоит только расширить свой мир и слиться с мирами живых, да все взять, прочитать. Стоит только захотеть и решиться найти свои истоки, свою первоначальную задачу. И все. Больше ничего. И все тебе откроется: необъятные просторы тебя самого и владения Небесного Отца и Матери твоих. Откройся им — и ты всесилен, ты все можешь, все знаешь, человек. Вот так, сынок. Тебе нравится такая история?
— Да.
— А то, что Нечто стало переворачивать сказки и их переделывать, этим общество говорит, что человек не человек — это Нечто. И все. А уж каждый, сам для себя сделает выбор, что есть что.

Глава пятая
От семьи семьи не ищут… Жизнь человека в Семье

После очередного скандала с мамой я, не понимая, чего она от меня хочет, прибежал к деду Коле и рассказал ему обо всем, что произошло дома. Он расхохотался, да так раскатисто, что дребезжали стены, и сквозь хохот говорит:
— Сынок, ты настолько сильно ненавидишь себя и Семью, что тебя трясет и бросает из одной крайности в другую. Но вот парадокс: ты без Семьи не можешь прожить и дня.
— Дедуля, почему ты мне сказал, что я без Семьи жить не могу? Ведь у меня огромная мечта — вырасти и уйти из этой Семьи далеко-далеко, чтобы они меня больше не могли найти и мои глаза больше их не видели. А этими словами вы разрушаете всю мою мечту, ради которой я столько лет жил, развивался, крепился, собирался с силами и сейчас живу. И если так, как вы говорите, то вся моя жизнь пошла насмарку.
— Нет. Сынок, не насмарку. Давай посмотрим, как развивалась твоя мечта.
— Хорошо.
— Ты куда решил уйти из Семьи?
— В Сибирь, куда-нибудь подальше от дома. Ну, например, уехать на комсомольскую стройку. Или жениться на девчонке, которая живет далеко от моего дома, и уехать к ней на родину. Или поехать учиться куда-нибудь и по распределению попасть на Дальний Восток, на Камчатку, за границу. Вот, пожалуй, все. Все варианты исчерпаны.
— Как ты думаешь, что такое комсомольская стройка?
— Ну, строительство завода, железной дороги...
— А что это такое?
— Коллектив, который строит завод, железную дорогу...
— Еще?
— Не знаю.
— Это коллективное делание общего дела. Так?
— Да.
— А коллективное делание общего дела как можно назвать по-другому?
— Не знаю.
— Хорошо, давай разберем это же с другой стороны. Как живут строители на стройке?
— Как одна Семья. Они помогают друг другу, всем делятся, вместе празднуют и поддерживают в горе.
— Дак коллективное делание общего дела — это Семья?
— Да. Так получается.
— Нет, так не пойдет. Ты себя спроси: это так?
Я спросил себя и получил ответ:
— Да!
— Теперь давай рассмотрим другой вариант: куда ты хотел уйти из дома, женившись на какой-нибудь девчонке?
— Создать другую Семью и уйти к ней жить.
— Теперь твой последний вариант: поехать куда-нибудь учиться. По-другому говоря — куда хотел уйти из дома?
— Если рассматривать так, как вы говорите, что коллективное делание общего дела — это Семья и жить как одна Семья — это и есть Семья, то я мечтал уехать в другую Семью. Но тогда как понять, что всего у человека четыре Семьи? Приход человека в Семью и обучение — это раз. Создание своей Семьи — это два. Пересмотр человеком своей жизни — три. И последнее — подготовка к переходу и сам переход.

— Все верно. Это Семья жизненного пути. А мы сейчас говорим о Семье творения. Таких Семей может быть одна или великое множество. Сколько у тебя Семей жизненного пути?
— Родительская и ваша — Семья стариков. Пожалуй, и все.
— Давай посмотрим: родительская Семья и Семья безмозглых стариков — это одна Семья или нет?
И неожиданно для себя самого у меня вырвалось:
— Одна.
— Почему одна?
— Не знаю...
— Хорошо, посмотрим на это же по-другому. Семья — для человека или человек — для Семьи?
— Какой-то странный вопрос. Конечно, Семья для человека.
— А почему?
— Потому что Семья выполняет функцию Спутника жизни человека.
— По-другому говоря, Семья помогает человеку выполнить его первоначальную задачу. Так?
— …Да.
— Дак Семья родителей помогает тебе выполнить твою первоначальную задачу?
— Да.
— А мы что для тебя делаем?
— Тоже помогаете мне выполнить мою первоначальную задачу.
— В один период твоего развития?
— Да.
— Дак мы одна Семья для тебя?
— Да. Но родительская Семья, мне … меня … разрушает. А вы…
— Собираем, латаем.
— Деда! Но вы выполняете совершенно разные функции!
— Нет. Отличие лишь в разных путях выполнения и разных подходах. Согласен с этим?
— …Хм-м. Да вообще-то.
— Семья родителей помогает тебе выполнить свою первоначальную задачу через ломку тебя самого, а мы — рассматривая твои возможности и способности. Вот и вся разница. Это понятно?
— Все понятно. Но у Семьи родителей задача разрушить себя. А у вас — помочь мне выполнить мою первичную задачу.
— Все говоришь так, как оно есть, но есть еще одно — Семья родителей помогает тебе выполнить твою первоначальную задачу, отдавая себя в жертву. А мы — развиваясь сами. В этом и разница.
— Дак это что получается? Они передают мне все свои силы для выполнения моей задачи?
— Нет. Они высасывают из тебя все силы, так как они уже умирают и не могут тебе помочь выполнить твою первоначальную задачу. А мы идем налегке, в радость, освобождая силу у себя, и помогаем тебе в полную силу, не разрушая себя.
— Ничего не понял.

— Хорошо, давай рассмотрим это же с другой стороны. Когда ты злишься?
— Когда меня задели.
— По-другому говоря, прошлись по боли, так?
— Да.
— А боль у кого?
— У человека, у которого нет сил.
— А кто радуется чужой боли?
— Человек, не имеющий сил.
— Кто кричит, давит, кажилится, орет, обливает грязью, навязывает, придумывает правила и законы, привычки, отговорки..?
— Человек, у которого не хватает своих сил.
— А для чего он это делает?
— Для того чтобы вызвать бурную реакцию того, с кем он это делает.
— А для чего?
— Для того чтобы набраться сил от другого.
— Теперь понятно?
— Нет. Объясни, как тогда Семья родителей отдает себя в жертву, помогая мне выполнить мою первоначальную задачу?
— А как еще можно назвать, когда Семья принимает на себя долг и обязательства за человека да еще вселяет в него долг и обязательство перед ней?
Почему-то у меня вырвалось изнутри:
— Умереть вместе с ней.
— Это предложение Семьи. А как можно назвать то, что оно означает?
— Отдать себя в жертву ради другого. Но, дедуля, почему это так?
— Очень хороший вопрос. Давай рассудим. Мама и папа в Семье имеют перед собой задачу — жить?
— Нет.
— А что они могут?
— Дать только разрушение и показать разрушение. …Тогда мне совсем не понятно, как она может мне помочь выполнить мою первоначальную задачу? Да еще отдавая себя в жертву? …Очень интересно.
— Все просто. Слышал выражение «хотел как лучше, а получилось как всегда»?
— Да.
— А что оно означает? Или говорит?
— Что хотят хорошее, а получается плохое.
— Пусть будет так. А кто кому может сделать хорошо?
— Только сам себе.
— А почему?
— Потому что знаешь, что будет себе хорошо.
— А другой может знать, что тебе хорошо?
— Может, если ему сказать.
— А ты маме и папе говоришь, что тебе хорошо?
— Нет.
— Дак они знают, что тебе хорошо, а что плохо?
— Нет.
— Вот почему родилось выражение «хотел как лучше, а получилось как всегда». Семья навязывает то, что по их понятию тебе хорошо, — какой им хотелось бы видеть твою жизнь и тебя самого. А ты этого хочешь?
— Нет.
— Дак Семья мамы и папы помогает тебе выполнить твою задачу?
— Да. Только так, как она ее видит, а не так, как мне в действительности ее необходимо выполнить.
— При этом сломаешься — умрешь еще при жизни, станешь зомбированным существом, а не хозяином своей жизни и самого себя. Пойдешь по пути выживания. По-другому говоря — станешь рабом всего: обстоятельств, Семьи, других людей, вещей, денег, власти, противоположного пола, погоды, стихий, цивилизации, законов, политиков, всякого дурмана… Примешь решение Жить — появятся другие люди, которые решили так же, и вы пойдете вместе. При этом каждый станет выполнять свою первичную задачу. То есть точно так же, как у нас с тобой. Это понятно?
— Да-а-а, дедуля. Я бы до этого сам не дошел.
И у меня что-то отпустило. Мне стало легко. Словно какой-то груз слетел с моих плеч.
— Вот и славно. Еще вопросы есть?

— Да. Теперь объясни, что это за Семьи творения? Почему Семей по развитию творчества у человека может быть множество? И вообще, какие еще есть Семьи?
— Ого, пошла жизнь! Давай посмотрим, в каких ты Семьях учился творить? Например, вязать носки и перчатки?
— У бабы Гули.
— Свитер?
— У бабы Сони.
— Разные коврики?
— У бабы Ани.
— Узоры вязать крючком?
— У бабы Альфии.
— Вышивать начал сам, а потом у кого продолжил учиться?
— У бабы Гули, бабы Альфии и у бабы Ули.
— А шить?
— Дома, украдкой, прислушиваясь к разговору родителей, смотрел, как они кроят, шьют, и начал шить сам.
— Плести корзинки?
— У дяди Вани.
— Сапожному делу?
— У деда Коли и дяди Гриши.
— Фотоделу?
— У дяди Валеры.
— Плотничать?
— У всех строителей, которые приходили к нам что-то строить или ремонтировать. Они еще прозвали меня прорабом.
— Печным делам?
— У деда Бориса и деда Коли с соседней улицы…
— Та-а-ак. И сколько получилось Семей?
— Множество. А почему все эти мастера, у кого я учился творению, мне Семьи?
— Хороший вопрос. А когда ты живешь в Семье то, что ты делаешь?
— Делаю со всеми людьми Семьи одно дело. Вкладываю в это дело всего себя и свою жизнь.
— А когда ты учишься у мастеров своего дела, то что ты делаешь?
— Делаю со всеми одно дело. Вкладываю в него себя и всю свою жизнь. …Теперь понятно.
Я замолчал — только сделал удивленное лицо и засмеялся.
— Вот и все. Есть еще вопросы? — спросил меня деда Коля.
— Да. Почему если есть Семья, то есть жизнь, а если нет Семьи, то нет и жизни?
— Мы только что с тобой рассмотрели: все, что мы делаем, то делаем в Семье. Так?
— Да.
— А когда мы живем?
— Когда мы развиваемся, выполняем задачу этого воплощения, выполняем свою первичную задачу…
— А все это мы делаем где?
— В Семье.

— Теперь давай посмотрим, что с нами происходит, когда мы умираем?
— Мы уходим из Семьи, отделяемся от мира земного.
— По-другому говоря, мы делаем переход из живого в мертвое. Вернее, отделяемся от тела, и тело делает переход из живого в мертвое, а сами уходим в Семью Царства дитя, чтобы вернуться в другую Семью и продолжить свой жизненный путь, выполняя свою первичную задачу. А мертвому телу необходима Семья?
— Нет.
— А людям, которые решили застрять между небом и землей, необходима Семья?
— Нет. Подожди, подожди… А почему люди решают оказаться между небом и землей?
— Сынок, подожди. Давай одно закончим — потом перейдем к другому. Ладно?
— Хорошо.
— Теперь тебе понятно, почему нет Семьи, нет и жизни?
— Нет. Я понял другое. Что если нет жизни, то нет и Семьи.
— Молодец. Еще есть вопросы?
— Есть. Какие еще есть Семьи у человека на земле?
— Я думаю, на этот вопрос ты сможешь ответить себе сам.


Глава шестая*
Семья — семь Я. Состав Семьи

* Вопросы, которые рассматриваются в этой главе, будут более подробно освещены в следующих книгах серии.

Ранним утром я проснулся на сеновале от ора кур недовольный тем, что мне не дали досмотреть сладкий сон. Вошел в дом. Баба Аня возилась у плиты, а деда незаметно проскользнул из сенец следом за мной и сел за стол да стал взвешивать зерно, выданное в колхозе за то, что он пастушил. Умывшись, я повернулся, чтобы взять висевшее на стене полотенце, и испугался, увидев его боковым взглядом, — он показался мне призраком. Я аж присел там, где стоял, и чуть не приземлился на пол — ладно, успел ухватиться за металлическую раковину и спиной уперся о стену.
— Ну дедуль, так можно и заикой оставить!
— Да ну, не греши с утра, сынок.
— Да... Мне чуть не пришлось из-за тебя штаны менять да подмываться.
— И то хорошо — все на пользу. Место бы освободил для завтрака. Да набрался сил. А сейчас от прошлого не освободился, а еще хочешь новое в живот набить. — Я и раньше подозревал, что ты жадный, но не да такой степени.
— Жадный?
— Да сынок! Я об огороде беспокоюсь — ты ценность огородову в себе носишь, а огороду не отдаешь. Вот я о чем, а ты уж в обиженки кидаться да меня лишний раз обзывать, да над стариком смеяться. А вот отдал бы ценность огородову в огород да записал бы болячки свои фамильные, и огород бы тебе выдал то, что помогло бы эти болячки убрать. Иль хотя силы бы дал на то, чтобы их убрать. А то глянь, какой живот выпучился! Не жалей, сынок! Не жалей! Все в свой роток идет!
Странно, но после его слов я еле добежал до отхожего места. И все пулей из меня выскочило. Да весь аппетит пропал. Пока я во дворе делал свои дела по разгрузке живота, баба Аня накрыла на стол. Я вернулся, а деда уже завтракал. И с набитым ртом мне говорит:
— Ну вот, весь аппетит сынку испортили!?
У меня снова засосало под ложечкой. А когда я заходил в дом и увидел, как деда завтракает, меня вообще чуть не вырвало от отвращения к еде. Я не понял, что произошло и пошел мыть руки, со злобой бросив ему:
— Не дождешься!!
Мы молча поели, и деда меня спрашивает:
— Сынок, чего такой злой? Неужель не выспался?
— Да есть маленько. Меня семейство курячьих разбудило на самом интересном месте. А им глотки не заткнешь.


— Да, это так. Они вольные. А о чем был сон?
— О Семье, о большой Семье.
— Сынок, а ты знаешь, почему в составе настоящей Семьи — минимум восемь-десять человек?
— Нет, дедуля.

— Давай подумаем, — предложил деда Коля. — И ты сам перечисли их.
— Мама, папа, дедушка, бабушка.
— Уже четверо...
— И еще четверо — шестеро детей?
— Да. А почему именно так, а не иначе?
— Не знаю. Ничего в ум не идет — для меня этот вопрос пока сложный.
— Здесь секрет в детях и в самом человеке.
— Кажется, я начинаю понимать...
— Два ребенка — на замену родителям в этом мире. Так?
— Допустим.
— А четыре ребенка — чтобы они помогли старикам пересмотреть свою жизнь. Потому что весь заклад жизни — в детстве. И боженька, направляя детишек в Семью, создает условия для того, чтобы старики выполнили свою первоначальную задачу.
— Да, именно, именно так. Дитя играет главную роль для стариков, а старики — для дитя. Этот замкнутый круг очищения. Помнишь, как очищаются планеты во Вселенной?
— Да. У них — природная схема очищения. При движении планет по замкнутому кругу — по орбите вокруг солнца, все живое на планете очищается, и вся боль, все, что мешает живым жить, сжигается солнечным огнем.
— Совершенно верно. Когда движение идет по замкнутому кругу, то срабатывает природная схема очищения. Вот и старики имеют возможность пройти самоочищение, и вдобавок к этому — по природной схеме.
— Подожди, деда Коля. Планеты очищают все живое, что на них есть, потому что они сестры Огня. А сами очищаются по природной схеме, выбрасывая все, что мешает жить им самим на огонь солнца. Так?
— Да, как ты выписываешь боль на бумагу или ее выговариваешь, выплакиваешь, выпеваешь, вытанцовываешь, выигрываешь, …все точно так же.
— А как старики очищаются по природной схеме очищения — ведь у них не на что сбросить боль, чтобы ее сжечь?
— Значит, ты считаешь, что им не на что сбросить всю свою боль и то, что мешает им жить?
— Да.
— Представь себе: в Семье заведено, что печь топят старики, управляя огнем, они уже очищают себя. Сбрасывая в огонь все, что можно. Это один способ очищения по природной схеме. У каждого человека все органы устроены по подобию Вселенной, и в каждом человеке есть солнце — Божья частичка. А все органы вращаются вокруг этого солнышка — духа, и очищаются по природной схеме. Последнее — это самоочищение души. И каждое очищение в нашей жизни обязательное, если мы хотим жить.
— Дедуля, а можно узнать подробнее о каждом очищении?
— Обязательно, только в другой раз. А сейчас продолжим разбирать состав Семьи?
— Да.
— Теперь тебе понятно, почему дитя играет главную роль для стариков?
— Нет. Причем здесь дети? Как они помогают очищению стариков?

— Дитя, живя в Семье показывает, какие душевные проблемы могут быть у каждого человека Семьи. А очищение человека происходит на трех уровнях. Первый — внешнее очищение. Это очищение через огонь, воду и землю. По-другому говоря — эмоциональное очищение. Выявление боли или, как старики говорят, управление болью и сливание ее на огонь, воду и землю. С помощью этого человек возвращает себе жизнь.
Второй уровень — внутреннее, телесное очищение. Это движение органов вокруг духа — внутреннего огня, на который и сбрасывается вся телесная боль. Третий уровень — душевное очищение. Это очищение души. А направляет на все эти очищения дитя.
— Как это?
— Показывая, что с ним творится…
— Подожди! Ничего непонятно! Как дитя направляет человека на все эти очищения?
— Когда ты можешь идти сам?
— Очень просто — когда я знаю, как ходить. Когда вижу, где ходить. Ну, еще имею силы ходить и хожу.
— Дитя, живущее в Семье, дает человеку силы и знания для очищения.
— Дедуль, не крути! Говори прямо. Как дитя дает знания — как очищаться? Ну, то, что дитя показывает, что с нами происходит, — это понятно. Но как дитя дает человеку силы очищаться? Непонятно...
— Давай начнем с того, как дитя открывает знания очищения. Дитя, живя в Семье, позволяет человеку увидеть самого себя в детстве, а дитя имеет все знания Вселенной. Таким образом человек возвращается в свое начало и открывает все знания, с которыми пришел на эту землю. Старики, проводя пересмотр своей жизни в детстве, открывают в себе знания.
— Я понял. Человек, убирая всю боль, набранную в своем детстве, возвращается к своему началу и ему открываются все знания Вселенной. А в них есть и эти знания очищения.
— Да.
— Дак вот почему все народные праздники сопровождались раньше горением костра! Каждый день, закончив дела, все садились у костра. Вот почему вы чаще всего раскрывали мне жизнь, сидя у костра или открытой печи, где горел огонь!
— Да!
— И как ты чувствовал себя у костра?
— Хорошо. Шел прилив сил. Мне становилось легко. И вообще я люблю огонь.
— Теперь понятно, почему дитя играет главную роль в жизни человека?
— Да. Но разве человек сам не может войти в состояние дитя и «вычистить» все в своем детстве?
— Может и делает это, но качество очищения зависит от дитя.
— Подожди, но разве человек не может тщательно очистить себя от боли без дитя?
— Может. Приняв задачу очистить свое тело и душу от боли, бросив все силы именно на это. Но мы говорим о возможности, которую нам дает Семья. И о том, как устроен мир для человека. Так?
— Да.
— Тогда почему не воспользоваться этой возможностью? А не ждать, когда твоя же жизнь прижмет тебя так, как это произошло у тебя в детстве при встрече с нами. Почему?
— Не знаю, дедуля. Чего-то со мной произошло такое, что я снова стал сбрасывать с себя ответственность за свою жизнь на вас.
— Уже хорошо, что сам стал видеть, что с тобой происходит, и не даешь боли взять власть над тобой. Хорошо. Будешь жить… Ну что, продолжим?
— Да, продолжим.
— Что тебе непонятно в объяснении, почему дитя играет главную роль в жизни человека?
— Вроде бы все понятно...
— Тогда объясни мне, что к чему — а то у меня что-то все перемешалось, пока тебе растолковывал.
— Дитя, живя в Семье, позволяет человеку вернуться в свое детство и очистить свою жизнь в детстве от боли — при этом человек раскрывает в себе все знания Вселенной. А в них есть и знания по способам очищения.
— Еще?
— Это возвращает человека в свое начало — там он и черпает силы для очищения и знания, как очистить себя. Но мне непонятно, почему в составе Семьи, как минимум, именно четыре дитя?
— Рассуди сам: одно дитя может показать детство с одной стороны, а четыре?
— С четырех сторон. Этим можно повысить качество очищения.
— А еще дитя придает силы.
— Это как?
— Вспомни, что тебя притягивает к детям?
— Их радость жизни. …Их беззаботность. …Они не думают, как им жить, потому что они просто живут, и все.
— По-другому говоря, реальность жизни. Согласен?
— Да.
— А почему дитя называют в народе — Солнышком?
— Потому что оно одаривает людей теплом, не прося ничего взамен.
— А то, что оно одаривает людей, можно назвать силой?
— Да. Я, поиграв с детьми, всегда чувствовал себя легким и свободным, наполненным и цельным.
— А как ты думаешь, что с тобой происходило в этот момент?
— Я наполнялся силой, которой меня одаривало дитя.
— Теперь все понятно?
— Да.
— Мы с тобой разобрали роль дитя в Семье. Так?
— Да. …И что дальше?
— Я думал, что ты сейчас завалишь меня своими вопросами. А ты молчишь.
— Нет, дедуля, я задал вопрос: «И что дальше?» А ты его прослушал.
— Ох, и хитрый же ты стал! Научил же я тебя на свою голову. …Ну ладно. …Теперь буду хлебать щи, которые сварил сам для себя.

Как ты думаешь, каждый человек играет свою роль в Семье?
— Да.
— А роль дитя в Семье закончилась?
— Нет.
— А что еще не договорено?
— Роль дитя и в том, чтобы жить! Жить своей жизнью, выполняя свою первоначальную задачу!! Вот, пожалуй, все, — проговорил я гордо, и мы, обнявшись, засмеялись.
— Ну, на сегодня пусть будет все, — сказал деда Коля. — Но ответь еще на один вопрос: а какая роль мамы и папы в Семье?
— Открывать ворота для прихода дитя. …Воспитывать дитя. …Наставлять дитя на путь истинный. …Обучить дитя, как жить в этом мире. …Показать мир. Научить дитя строить Семью. Пожалуй, все.
— По-другому говоря — предоставить дитя возможность прийти на землю и создать все условия для того, чтобы он принял решение умереть, да потом помочь ему это сделать. Так?
— Нет!!! Дедуля!! Ты чего!? Я этого не говорил!?
— Давай расшифруем твои слова.
— Ладно.
— С тем, что мама и папа открывают ворота для прихода дитя, я согласен, но воспитывать дитя... Что в твоем понимании означают слова — воспитывать дитя?
— Ну… как… В обществе все говорят: нужно воспитывать дитя, и я говорю этими же словами.
— Вот смотри… Что означает слово «нужно»?
— Давление, навязку.
— Мы еще не начали разбирать слово «воспитание», как наткнулись на давление, навязку, ограничение. А тебе нравится, когда на тебя давят?
— Нет.
— А когда тебе навязывают что-то?
— Нет.
— А ограничивают?
— Нет.
— А что это, по-другому говоря?
— Разрушение жизни человека.
— Под «человеком» ты подразумеваешь здесь «дитя»?
— Да.
— Теперь давай посмотрим, что можно дать или сделать под давлением?
— Только разрушить жизнь.
— Уже два слоя разрушения — давление и навязка. Согласен?
— Да.
— Теперь давай посмотрим, что означает слово «воспитание»?
— Навязать свою мораль, свою жизнь, свое мнение, свое понятие жизни, свой образ жизни, правила, законы общества и Семьи.
— Хорошо. Смотри — снова навязка. Снова разрушение жизни. А что такое мораль?
— Навязка, ограничения в действиях — вот так положено в обществе ходить, вот так сидеть... Так положено обращаться с людьми: со старшими в транспорте, за столом, в гостях, на улице, дома. Так относиться к старикам, женщинам, детям, девочкам. Правильно разговаривать, есть... Правильно держать ложку, вилку, нож... Там можно сидеть, там нельзя. Здесь можно ходить, здесь нельзя…
— Все это — что?
— Ограничение.
— Как это можно еще назвать?
— Разрушение жизни. Все это связывает человека, не дает ему возможности жить полной жизнью.

— Хорошо. Теперь фраза — «наставлять дитя на путь истинный». Что это такое? Да вообще, хотя бы одно слово поясни — «наставлять». Чего, рога что ли?
— Нет. Не рога.
— А что?
— Наставлять — значит, ставить.
— Куда?
— На путь истинный.
— А что это такое?
— Наверное, жизненный путь.
— А кого ставить?
— Дитя.
— А кто его знает — этот жизненный путь дитя?
— Само дитя.
— Тогда как можно дитя поставить на жизненный путь, если знает его только оно само?
— Да. Только само дитя.
— Куда ставят дитя мама и папа?
— На свой жизненный путь.
— Жизненный путь мамы и папы — для кого?
— Для мамы и папы.
— А чей жизненный путь необходим дитю?
— Свой.
— Кто тогда может дитя, как ты сказал, «поставить на путь истинный»?
— Само дитя.
— А мама и папа под видом того, что ставят дитя на путь истинный, что делают?
— Разрушают жизнь дитя.
— С этим мы тоже разобрались. Пойдем дальше. Теперь давай разберем фразу «обучить дитя, как жить в этом мире». Что означает эта фраза?
— У меня такое ощущение, что это тоже навязка...
— Чего?
— Мира родителей.
— Еще?
— …Не как жить, а как выживать.
— А почему — выживать?
— Потому что родители, которые навязывают, не живут, а выживают.
— По-другому говоря, мама и папа сами не живут своей жизнью. Поэтому не выполняют свою задачу и свое предназначение. А задача, поставленная перед собой мамой и папой, когда они решили прийти в Семью, толкает их на то, чтобы они все же выполнили ее. И они принимают решение: сделать детей своими рабами и заставить их выполнить задачу мамы и папы. Это так?
— Получается… Да.
Мой ответ даже отшатнул меня от деда Коли, как будто прошла ударная волна после взрыва.

— Хорошо, — невозмутимо продолжил он, — теперь рассмотрим фразу «показать мир». Что означает эта фраза?
— Навязать мир родителей.
— А дитю необходим мир мамы и папы?
— Нет, у него есть свой мир.
— Дак с какой задачей мама и папа навязывают свой мир дитю?
— Чтобы дите залатало их мир. — Я проговорил эти слова и засмеялся. Мне стало смешно от того, что я увидел: родители, прикрываясь благим намерением, выполняют другую задачу — спасти свою душу, спасти свою жизнь.
— Вот так-то... Ты увидел то, что есть на самом деле. А не то, что они заявляют. Дитя, по своей доброте, открыто перед мамой и папой, да уже и взяло на себя какую-то часть ответственности за их жизнь. Естественно, оно пойдет латать мир мамы и папы, ведь оно любит их и сгорит от их же злости и ненависти к своей жизни и самим себе. Вот и подумай, что мама и папа могут дитю показать?
— Только свой мир. Мир боли. Мир выживания.
— Еще что ты там называл?
— Научить дитя строить Семью...
— А какую Семью?
— Как какую? Свою.
— Опять-таки всю в дырах, мучениях, боли, насилии, мести… Так?
— Да… Дак что получается? Что родителям нельзя даже подходить к дитя?
— Таким — нельзя.
— Тогда я ничего не пойму. Какая роль родителей в Семье?
— Стать Спутниками жизни дитя. Помочь ему выполнить свою задачу, задачу этого воплощения.
— Это как?
— Создать дитю условия, чтобы оно само изучало мир. Чтобы оно само применяло свои знания в этом мире и могло самостоятельно развиваться. Чтобы дитя определилось со своим предназначением в жизни на земле. Чтобы дитя самостоятельно сделало свой вклад в Семью. Чтобы дитя самостоятельно приняло решение — делать одно дело с людьми этой Семьи. Чтобы оно самостоятельно могло определиться в том, чтобы создать новую Семью и дать возможность прийти в эту Семью бабушке и дедушке. При условии, что мама и папа освободятся от боли и всего того, что мешает им жить, выполняя свою задачу, живя ради себя и во имя себя. Вот это роль мамы и папы в Семье. Здесь тебе все понятно?
— Не совсем. Это как же создать условия, чтобы дитя могло самостоятельно изучать мир?
— А вот так: мама и папа разговаривают с дитем о самостоятельном изучении им мира. О том, что маме и папе необходимо делать свое дело. Жить своей жизнью. А дите может само начинать жить своей жизнью, еще находясь в утробе. Необходимо разговаривать с ним о хозяйстве, о его ведении. Рассказывать обо всем самостоятельном пути человека. О том, что каждый человек строит себе свою жизнь сам — так, чтобы выполнить свою задачу этого воплощения и свою первичную задачу жизни на земле. Необходимо готовить дитю его место в Семье, которое оно само себе выбрало. А еще мама и папа, освобождаясь от своей боли, показывают ему, как можно справиться с болью, которая может появиться у дитя. Дитя, подключась к жизни в Семье, еще в утробе становится Спутником жизни мамы, папы, бабушки, дедушки, сестер и братьев… Мама и папа договариваются с ним об особых знаках, если они его не видят или не слышат. Все это мама и папа делают еще тогда, когда дитя находится в утробе. Потом мы еще поговорим об этом подробнее... А сейчас тебе понятно, как мама и папа показывают дитю его мир, готовят к тому, чтобы, родившись, оно стало самостоятельно изучать свой мир?
— Да.
— Тогда пойдем дальше. Мама и папа, родив дитя, создают ему условия для того, чтобы оно самостоятельно изучало мир. Сами занимаются своим делом, а дитя рядом в люльке — своим. А его берут на руки только по необходимости: когда оно захотело есть или пить, покакало или пописало — только тогда, когда дитя попросило о помощи. А все остальное время оно само изучает мир. Мама и папа понемногу расширяют ему поле деятельности, знакомят со всеми людьми из Семьи, со своим хозяйством. Выводят на улицу и знакомят с растениями, животными, землей, воздухом, ветром, дождем, снегом — со всем окружающим миром. Чтобы дитя потихоньку самостоятельно вводило весь окружающий мир в свой мир и определялось со своим местом в общем мире. Это даст ему возможность закрепить свое предназначение в общем мире, стать решительным. Необходимо помочь ему научиться переворачиваться, двигаться, подкладывая поближе то, что может его заинтересовать, на чем оно может остановить свой взгляд. Когда дитя капризничает или просто начинает «заливаться» — значит, что-то не в порядке у мамы, у папы или у него самого. …Таким образом мама и папа создают условия для того, чтобы дитя могло самостоятельно изучать мир. А сами они следят за собой, пресекая любые попытки боли управлять ими, убирая свою боль. Радуются своей жизни и делятся с дитем радостью тогда, когда оно готово принять этот дар. И этим тоже создают условия, чтобы дите самостоятельно изучало мир, помогало маме и папе увидеть их боль и свою тоже. Все это понятно?
— Да.
— Что тебе еще непонятно?
— Как можно создать дитю условия, чтобы оно само смогло развиваться, применяя свои знания в этом мире?
— Очень просто. Когда дитя изучает мир, ему необходимо создать условия для того, чтобы оно могло двигаться, думать, все пробовать на вкус, себя править, ладить, принимать решения, выполнять их, включать в движение тело, запускать движение в своем теле… По-другому — создать такие условия, чтобы дитя могло строить свою жизнь самостоятельно, под управлением своей первичной задачи. Обо всем этом мы еще тоже потом поговорим отдельно. Хорошо?
— Ладно.
— У тебя еще есть вопросы? Тебе все понятно?
— Нет. Как можно создать условия для того, чтобы дитя определилось со своим предназначением в жизни на земле?
— Дитя, пройдя через боль при родах, видит свое предназначение, как сквозь туман. А для того, чтобы освободиться от тумана и увидеть свое предназначение четко, ему необходимо ознакомиться с миром, применить свои знания в жизни и принять твердое решение — жить. Найти свое место в мире. Вложить частичку самого себя в Семью. Мама и папа, проговаривая свою жизнь, смеясь и радуясь ей, через рисунки, игры, песни, движения помогают дитю очистить себя от всего, что мешает ему видеть свое предназначение. Помогают ему набраться жизненных сил, источник которых — становление дитя как хозяина своей жизни и самого себя, действия, которые позволяют ему самому строить свою жизнь. Все это очищает дитя от боли и того, что мешает ему жить. Открывает видение всех миров и реальной жизни, позволяет ему строить свою жизнь в реальности. Именно в ней — предназначение дитя. Это понятно?
— Не совсем. Вернее, я горю желанием узнать об этом подробнее.
— Давай договоримся — об этом разговор будет на особицу. А пока есть у тебя общее понятие о том, как дитя определяется со своим предназначением в жизни?
— Да.

— Тогда пойдем дальше. Что еще непонятно о роли мамы и папы в Семье?
— А какие необходимо создать условия, чтобы дитя самостоятельно сделало свой вклад в Семью?
— Некоторые из них я уже называл: познакомить дитя со всеми людьми из Семьи, показать, чем каждый из них живет. А еще необходимо показать хозяйство Семьи и как с ним управляться. Создать такие условия, чтобы дитя могло вложить частичку самого себя в Семью и чувствовать себя в общем деле «на равных» со всеми. Это понятно?
— Хочется подробней...
— Тогда мы закончим рассматривать вопрос о роли человека в Семье только через месяц. Выбирай сам.
— Ладно, пойдем дальше. Примерное представление у меня уже есть. А какая роль бабушки и дедушки в Семье?
— Как ты думаешь, какая роль в Семье у нас — твоих бабушек и дедушек?
— Ну, в первую очередь — раскрыть мудрость в дитя.
— А что такое мудрость? И как ее раскрыть?
— Знания предков. Сила предков. История человека. Мастерство удерживать перед собой свою первичную задачу, проходя по жизненному пути. Так?
— В какой-то степени так. А что еще мы, старики, делаем в Семье?
— Помогаете дитю очиститься от боли, от того, что мешает ему жить. Помогаете ему найти выход в трудных жизненных ситуациях. Объясняете, что такое жизнь. Знакомите дитя с общим миром, показываете его границы, возможности выйти за их черту с телом. Обучаете мудрости жизни и тому, как ее применять в жизни. Помогаете ему осознать свою жизнь, собрать жизненные силы и направить их на развитие дитя. Вы очень многое делаете. Все перечислить невозможно...
— А все это можно назвать одним словом?
— В нескольких фразах — да.
— Тогда скажи в нескольких фразах.
— Вы — Спутники жизни дитя. Помогаете ему пройти свой жизненный путь, выполнить свою первичную задачу и предназначение этого воплощения. При этом выполняете свою первичную задачу, помогая дитю увидеть его дальнейший жизненный путь — в следующем воплощении на земле, или путь за пределами общего мира. Все.
— Молодец. Мне даже нечего добавить. А сам-та все понял, что сказал?
— Да. …Конечно, хотелось бы разобрать все это подробнее, но ты скажешь — в другой раз, это очень большая тема. Так?
— Ну, если ты этого хочешь, то так, — съехидничал деда Коля и спросил:
— Сынок, что-нибудь еще осталось непонятное по составу Семьи?
— Нет.
— Понятно, почему общее дело в Семье распределяется между всеми людьми Семьи?
— Да.
— Ясно, почему очень важно, чтобы каждый в Семье имел свое место?
— Да.
— Осознал, почему так важно, чтобы каждый мог вложить в Семью частичку самого себя?
— Да. Если не вложишь, то станешь в Семье гадким утенком, — после этих слов деда Коля улыбнулся и продолжил:
— Увидел, почему старики придавали очень большое значение Семье и все строили вокруг нее?
— Да.
— Тогда на сегодня — все.

Глава седьмая
Как Семья помогает человеку жить

Рано утром баба Уля зашла за мной к деду Коле — чтобы я помог ей накосить по росе молодой сочной травки для двухнедельного теленка. Я, с большой радостью, вприпрыжку побежал за бабой Улей. Придя в лес, мы быстро накосили низкорослого свежего сладкого клевера. Растрясли его, чтобы роса спала. Я уселся на земле и спрашиваю бабулю:
— Баба Уля, я не могу понять, как Семья помогает человеку идти по своему жизненному пути?
— Давай я расскажу тебе сказку, которую старики сказывали...
— Хорошо.
Мы сели поудобнее, и баба Уля стала рассказывать.

Сказка «Сказка о том, как человек любовь искал»
Далеко-далеко в лесу жила-была бабушка, и у нее был внучок пяти годков от роду. В один поздний вечер внучок не мог заснуть — затянулся у него разговор с бабушкой про любовь между парнем и девицей-красавицей из соседней деревни. Ему все хотелось сбегать к ним да помочь встретиться. Объяснить, что они любят друг друга телом и душой, рассказать им сказку о решительности и о том, что о нерешительности парня уже песни складывают. Сделать так, чтобы открыли они друг другу душу да сердце. Наказать их Семьям, чтоб подтолкнули их к сближению: отправили в баню друг друга мыть, оставили одних на сенокосе, в лесу. Хоть что-нибудь хотелось сделать внучку, только бы не страдали они от своей любви друг к другу да нерешительности парня.
Бабушка сидела рядом с кроватью внука и внимательно его слушала. Когда он выговорился, она предложила ему послушать одну похожую историю, но со счастливым концом. Внучок согласился…

— Однажды, много-много лет назад, в одной деревне на холме жили-были девушка и парень, — так начала свой сказ бабушка. — Они очень сильно любили друг друга, но парню все не хватало смелости сказать своей подруге: «Я беру тебя в жены. Я хочу с тобой построить Семью. Я хочу с тобой открыть ворота для прихода гостьюшки-души».
А подруга, любя, ждала, когда он все же подойдет и скажет те слова, которые приблизят их друг к другу и соединят их души. Ей очень хотелось, чтобы к ним пришла гостьюшка-душа, но он все медлил и откладывал на потом.
Однажды парень уже решился и произнес эти слова, но только подруга хотела ответить, как он убежал, и снова ничего не получилось.
Подруга долго его искала, чтобы сказать: «Да! Я тоже хочу построить с тобой Семью, открыть ворота для прихода гостьюшки-души».
Но она никак не могла его найти.
А он от страха забрался на самую высокую сосну. И снизу его было не видно. Просидел он там весь день и всю ночь.
— Бабуля, — возмутился внучок, — да что же это такое!!? Куда у него смотрела Семья!!? Ведь ему необходима помощь!!!
— Сынок, у него не было ни папы, ни мамы, ни сестер, ни братьев, ни бабушки, ни дедушки. Он был сирота.
— Что — у него не было Семьи?
— Земной Семьи — нет, а мир — это тоже Семья. Но мир ждал и этим показывал парню, что страх перед любимой девушкой полностью поглощает его жизнь. Он боялся сделать ей больно. Обидеть ее. И услышать от нее отказ. Его очень сильно держал страх того, что у него нет дома. Что она испугается трудностей и возненавидит его.
— Как мир «этим показывал»!? Ведь он ничего не делал!! — снова возмутился внучок.
— Вот именно тем и показывал, что не вмешивался, а создавал такие ситуации, чтобы парень сам увидел свой страх и убрал его.
Мир что только ни делал: и на ночь их вместе в лесу закрывал да ливнем поливал, да морозом обжигал — все их сближал. Но парень настолько боялся сделать подруге больно, что даже прикасаться к ней не решался и ей к нему не позволял.
Он ее берег и заботился о ней. Но признаться в своих желаниях и намерениях не смел. Он очень стеснялся подруги.
— Подожди, бабуля, что — они вместе не мылись в бане?
— Нет. Он мылся только в речке да в озере, и все.
— А зимой?
— Нет.
— Ходил грязный?
— Да. И это его спасало от мороза. Ведь у него не было своего дома.
— А что здесь мир показывал парню?
— Что мир его оберегает и помогает ему сохранить свою жизнь.
— Это как?
— Мир плотным слоем снега укрывал его в землянке, а поесть ему приносили белки, зайцы да подруга. А когда был лютый мороз, то приходила медведица и волки — согреть его.
— Да... Ну все же подруга смогла ему ответить на его предложение?
— Смогла, только позже. Мир уже не знал, что делать. И решил подвергнуть его подругу серьезному испытанию. У подруги заболела мама — вот-вот помрет, а до знахарки ночь ходу.
Подруга, долго не раздумывая, ринулась за ней, а накануне в лесу появился озлобленный зверь. Он ходил по лесу, разорял гнезда. Попадавшихся зверей рвал на части — не ради еды, а ради того, чтобы излить злость. В деревнях разваливал хлева и рвал скотину. Разорял пасеки, налетал на людей. Охотники подранили зверя, и ему было очень больно. Рана не заживала, гноилась и сильно его беспокоила.
Подруга бежала без оглядки и не заметила, что пролетела мимо этого зверя. Зверь разозлился и побежал за ней.
В это время у парня заболело сердце — почувствовало беду. Но он не мог понять, что случилось.
Пришел в дом подруги и увидел, что мама ее при смерти.
Спрашивает у отца:
— Что случилось?
— Матушка разбилась — собирала яблоки и свалилась с дерева. Да свалилась неудачно. Стала задыхаться. А дочка побежала через лес за знахаркой.
Как только парень это услышал, сердце у него перестало болеть, и он понял, что подруга — в беде.

Он знал дорогу короткую и побежал по ней быстрее ветра.
Они встретились именно там, где дороги сходились. А в этот момент зверь настиг подругу и на нее навалился. Хотел ее разорвать, но тут подоспел парень.
Он очень любил зверей и очень любил подругу. Подбежав к ним, он стал нежно гладить зверя и что-то ему нашептывать. Тут зверь и отпустил подругу.
Парень заговорил со зверем, и тот показал ему свою гноящуюся и кровоточащую рану. Парнишка снял с себя рубаху в лохмотьях, разорвал ее.
Попросив прощения и помощи у подорожника на тропинке, сорвал его.
Промыл ключевой водой рану зверя и подорожник. Приложил подорожник к ране, сверху залепил глиной и перевязал.
Кровь остановилась, и зверь успокоился.
Парень что-то прошептал ему на ухо, и побежал с подругой дальше.
Прибежали в деревню, нашли знахарку.
Парень попросил у нее травки и для зверя. Да все вместе побежали обратно. Каждая минута была дорога — мама умирала.
Добежав до зверя, парень остался с ним и стал обрабатывать его рану так, чтоб она зажила. А подруга со знахаркой помчались дальше по короткой дороге.
Они прибежали в тот момент, когда уже все готовились к тому, что мама умрет.
Знахарка всех разогнала. Осмотрела маму, поправила кости и перевязала, чтобы сломанные ребра могли срастись.
И мама ожила. Пришла в чувство.
Тем временем парнишка со зверем тихонько доковылял до своей землянки. Оставив в ней зверя, побежал к дому подруги. Там уже праздновали возвращение мамы с того света.
Подруга, увидев парня, бросилась к нему на шею — не терпелось ей скорее поблагодарить его за спасение от зверя, за помощь да поддержку в том, чтобы спасти маму. Расцеловала она его и, прижав крепко к себе, чтобы не убежал, не скрылся, призналась ему: «Я тоже хочу создать с тобой Семью. Хочу вместе с тобой жить. Мои мама и папа готовы помочь нам построить дом и завести свое хозяйство».
Вот тут-то парень и понял, что страх его губил, не давал ему жить и мучил, да не только его одного, а и всех окружающих.

Мама и папа подруги помогли парню убрать его страх. Послали его в баню с дочкой, чтобы она отмыла его, привела в порядок.
Парень сильно упирался, так что деду старейшему пришлось его кнутом понужать. Да в баню загонять.
Дед сел на порог и наблюдал, как парень своей подруге давал себя мыть и любоваться его телом. Да вслух его тело нахваливать. Потом сам стал свою подружку мыть. Все тело ее молодое березовым веничком охаживать, разглядывать да обо всем подругу расспрашивать. А как беда на них какая глянет, страх какой аль стеснение, дед их крапивой от всей души, любя, со всей силы, без жалости, чтоб больше неповадно было беде в эту Семью приходить да молодое счастье губить. Уж ясно, что парню больше доставалось.
Потом пришлось ему еще три дня голому по дому ходить да гостей встречать, в чем мать родила, пока его подруга шила новую одежду. Да к свадьбе готовилась.
Тем временем вся деревня дом строила да отводила молодым землю на окраине деревни, поближе к их друзьям лесным.

Когда стали праздновать создание Семьи, вся деревня пришла — в дар молодым кто чего принес. Тут и куры, и свиньи, и теленок, инструменты всякие, соха… — словом, все, что необходимо для хозяйства.
А лесные звери притащили орехи, грибы, рыбу, ягоды всякие, фрукты, травки, овощи с соседней деревни — словом, все, что в лесу росло и плохо в деревне лежало. Все сгодится да в хозяйстве пригодится.
После свадьбы парнишку нарекли лекарем зверей, так как он очень их любил, понимал, мог по-ихнему говорить и помогал им.
А знахарка обучила его своему мастерству — раскрыла секрет, как ладить жизнь животных.
Вот и стали они жить счастливо и богато, а гостьюшка-душа к ним зачастила — аж чуть ли не каждый год захаживала.
Хозяйство крепкое было, и в нем царили мир, радость да смех, не считая лая собак да радостных криков семерых деток-погодков. А зверь тот стал хозяйство оберегать да за детишками приглядывать.
— Вот так Семья помогает человеку жить, — закончила свой рассказ бабушка. А внучок успокоился, глаза закрыл и сладким сном уснул. Да себя в нем видел, решимость свою сторожил. Да волю свою закреплял, закаливал. Тут и сказке конец. Кто там был, мед с пивом пил. По усам текло, а в рот не попадало. Кто смекнул — полную чашу счастья умыкнул. Кто при этом спал — сил набирался. А кто все знал, с умом справлялся...

— Да, …здорово …хорошо… но все равно непонятно, как мир помогал человеку жить?
— Сынок, — ласково сказала баба Уля, — он помогал тем, что ждал, когда человек его попросит или увидит, что он не один. Что есть пути решения проблем. А когда видишь пути, то можешь убрать проблемы.
— Подожди! Все равно ничего непонятно. Говори прямо!
— Человек сам себе хозяин. Хозяин своей жизни. Он сам строит себе жизнь для того, чтобы выполнить свою первоначальную задачу и задачу этого воплощения. А кто знает задачу этого воплощения?
— Только сам человек.
— А кто знает первичную задачу?
— Сам человек.
— Дак как можно помочь ему?
— Не вмешиваться в жизнь человека.
— Все это так. Но самое важное в том, чтобы стать ему Спутником жизни. А Спутник жизни идет рядом, выполняя свою первичную задачу. Он дает человеку возможность самому построить свою жизнь так, как он ее видит, использовать все божьи дары. А самый важный дар — право на ошибку. Делая ошибки, человек думает, борется за жизнь, строит ее так, как необходимо для выполнения своей первичной задачи и своего предназначения. Мы со стороны видим все, что с человеком происходит. Порой смеемся над ним, а себя не видим. Не видим, что мы — это он, а он — это наше отражение. Поэтому в Семье не вмешиваются в жизнь другого, а правят свою жизнь, свое видение мира, своей первичной задачи и своего призвания. Семья, правя себя, открывает человеку Видение, и он начинает видеть, что с ним происходит. А благодаря этому, правит свою жизнь и строит ее именно так, как ему необходимо. Вот и все.
— Подожди, подожди! Это что — мир тоже корректирует себя?
— Да.
— Это чего — мир живой?
— Да, он живой. Все, что может изменяться, думать, мыслить, — все живет.
— А как может мир изменяться?
— А мир из чего состоит?
— Из всего живого?
— А живое имеет возможность ошибаться?
— Да.
— Дак как мир меняется?
— Все живое меняется, и мир меняется.
— А как это в сказке произошло?
— Трудно сказать…
— Мир создал опасную для жизни ситуацию. Мама девушки когда-то приняла решение — умереть. А сама девушка, подруга парня, еще в детстве приняла решение — я готова свою жизнь отдать за жизнь мамы. Парень поклялся, что он будет всегда оберегать свою подругу. А мир воспользовался всем этим и создал такую ситуацию, в которой все увидели свои ошибки, а в первую очередь — парень. Он увидел, что его страх уничтожал жизнь — его самого, девушки, ее мамы и папы, ее друзей, и сам мир, в котором все живут.
— Бабуль, мне все равно ничего непонятно. Да ты еще добавила тумана, сказав, что он своим страхом уничтожал мир. Это как?
— Когда хоть кем-нибудь из мира всего живого управляет боль, то весь мир болеет, несет боль, потому что мы сами его создаем и в нем живем. А мы с боженькой договорились, что будем продолжать строить мир, дарованный нам Создателями, в радости, точно так же, как они построили его для нас. Теперь понятно?

— Так… Это в какой-то степени понятно. Но ты мне не ответила на вопрос: как в сказке мир помогал парню увидеть свою ошибку?
— Все люди в сказке стали жить ради себя, и парень увидел себя в этом мире, почувствовал себя человеком и увидел рядом с собой Спутников жизни. А подруга имела огромное желание ответить парню тем же. Мир показал парню, что он себя и всех своих Спутников мучает своим страхом и нерешительностью. А как увидел это, то убрал страх, и жизнь его стала счастливой и богатой. Всем миром был построен дом и развернулось хозяйство. Парень получил все то, о чем даже не мечтал, только благодаря тому, что убрал все, что его тяготило и мешало ему жить. Вот посмотри: когда ты свою боль не убираешь, то божий дар тебе идет?
— Нет. Бывает, что одаривают, но дар не идет впрок. По сути, он уходит и теряет свой смысл в жизни.
— А может быть в жизни что-либо впустую?
— Нет. Все, что мы делаем, все, что с нами происходит — во имя чего-то и ради чего-то.
— Да. Так устроена жизнь, мир, все живое во Вселенной. …Странно, но я почему-то так сильно устала... Давай отдохнем?
— Хорошо.


Мы разлеглись на вновь выросшей после покоса нежной травушке... И я стал рассматривать свою жизнь: как мне Семья помогала жить, как показывала мои ошибки и выход из критических ситуаций. И как после этого менялась моя жизнь да сама Семья.

Глава восьмая
Как Семья развивается

У бабы Гули открылась какая-то новая боль. И после обеда баба Уля проводила к ней деда Колю и бабу Аню, которые хотели сообща разобрать, что это за боль, да увидеть, что за ней стоит. А меня пригласила в дом поговорить о Семье. Мы сели за стол, и бабуля меня спросила:
— Что тебе еще осталось непонятно после утрешнего разговора?
— Как может Семья развиваться?
— Очень хороший вопрос. А как ты думаешь сам?
— Не знаю.
— А все же подумай…
— Каждый человек в Семье развивается и этим дает развитие Семье.
— Примерно так. Человек, очищая душу и тело от боли и изучая свою жизнь, раскрывает в себе знания, начинает видеть свои возможности. А делая в Семье общее дело, использует эти знания, чем и вносит свой вклад в Семью. Семья, применяя их в своей жизни, развивается.
— А как Семья применяет знания людей в своей жизни?
— Ну, давай вначале разберем, когда Семья может жить, а когда — нет.
— Хорошо.
— Как ты думаешь, от чего зависит жизнь Семьи? Из чего складывается жизнь Семьи?
— Ну, наверно, от того, какую задачу выполняет Семья.
— …Хм-м. Еще?
— От того, делает Семья общее дело или нет.
— Хорошо. А дальше?
— Какое общее дело делает Семья.
— Молодец! Что потом?
— Что вкладывают люди в Семью.
— И все?
— От отношения людей к Семье.
— Славно. А еще?
— Все, бабуля, больше не знаю.
— Давай возьмем нашу Семью — Семью Стариков, и Семью твоих мамы и папы да разберем их.
— Это как?
— Какую задачу выполняют Семьи?
— Ваша Семья имеет задачу Спутников жизни — помочь выполнить каждому свою первичную задачу.
— Молодец. …Или выполнить задачу этого воплощения. Так?
— Да.
— А какая задача Семьи твоих мамы и папы?
— Уничтожить себя.
— Дак какой Семье открыта возможность жить и развиваться?
— Вашей Семье, а Семье моих родителей — нет.
— Так. А у Семьи мамы и папы есть возможность развиваться?
— Нет.
— Есть, только эта возможность соответствует выполнению задачи Семьи — умереть. А эти Семьи делают общее дело?
— Да… Ваша Семья создает условия для жизни, а Семья моих родителей создает условия умереть.
— Они имеют возможность развиваться?
— Да, обе Семьи. Они совершенствуются и развиваются.
— Это как?
— Каждая Семья, делая общее дело, совершает открытия и, изучая их, раскрывает свои знания, а потом применяет их в своей жизни.
— А как она делает открытия? Да еще изучает их? Раскрывает этим свои знания и применяет их в своей жизни?
— Баба Уля, сразу слишком много вопросов — я аж растерялся...
— А ты возьми и ответь на первый вопрос, а потом — на второй — так и дойдешь до последнего.
— Как Семья делает открытия? …Эти открытия делают люди этой Семьи.
— А как?
— Одни — убирая боль, а другие — злясь, обижаясь, ограничивая, давя, навязывая…
— Хорошо. Что можно открыть, убирая боль?
— Знания — как жить. Жизненные силы. Самого себя. Свою задачу этого воплощения. Первичную задачу…
— А что можно открыть, злясь, насилуя, ограничивая, обижая, огораживаясь…?
— Проход новой боли — для того, чтобы умереть.
— Вот ты и ответил на первый вопрос. А сейчас ответь на второй: как Семья изучает свои открытия?
— Применяя их в своей жизни. …Получая результат. …Сживаясь с этими открытиями.
— Это как понять — сживаясь с открытиями?
— Применяя свои открытия в жизни, мы доходим до автоматизма и порой не замечаем, что мы делаем.
— То есть приобретаем привычку применять открытые знания в своей жизни и жить, руководствуясь этими знаниям. Так?
— Да. Точно.
— По-другому говоря — жить знаниями, которые становятся единым целым в жизни человека.
— Как здорово!.. Слушай, бабуль, а это ведь и есть развитие Семьи!?
— Да, это и есть развитие Семьи. Но в чем заключается жизнь Семьи?
— В выполнении своей задачи.
— Очень хорошо. По-другому говоря, Семья развивается, когда развиваются люди Семьи, выполняя общее дело, а она, выполняя свою задачу, живет. А строить свою жизнь она может только развиваясь.
— Это как?
— Человек в Семье развивается?
— Развивается.
— А как человек развивается?
— Открывая в себе знания.
— Дак вот, Семья строит свою жизнь, приняв решение — применить в своей жизни эти знания, и применяя их.
— По сути все очень просто.
— Да, сынок, в жизни все просто.
— А почему тогда мне очень тяжело в Семье с родителями?
— Задача твоей Семьи с мамой и папой — убить себя, а у тебя — жить. Хотя ты не знаешь, как жить, но борешься с Семьей, чувствуя, что этот путь не твой. Поэтому тебе в ней тяжело. Задачи-то разные. Твоя Семья с мамой и папой привыкла обходить проблемы, которые сама себе создала. А ты просматриваешь, как их решить. Иногда просишь нас о помощи, и мы тебе помогаем.
— Да, это так.
— По этому же принципу — обходя проблемы — живет большинство Семей, тем самым они усложняют себе жизнь, стараясь убежать от себя, не понимая того, что от себя убежать невозможно. Где ты сам, там и твоя проблема. В конечном итоге они принимают решение — умереть, чувствуя усталость и тяжесть, бессилие и безысходность, не видя впереди никакого просвета. Все кажется скверным, мир — ужасным, страшным, чужим. Его начинают ненавидеть, бояться. Путаться в лабиринтах, которые построили сами себе. Да еще обвиняем во всем других: дескать, они, такие-сякие, все нам подстроили. Гневаемся на бога, что, мол, он нам такую судьбу уготовил… Да, сынок, все это очень больно. Но все это можно остановить, и остановить это в себе может только сам человек.
— А почему так делает Семья?
— Потому что Семьей управляет человек. А человек, приобретая боль, сдает ей все полномочия управления им самим, своим телом, своей жизнью и жизнью Семьи. Ну, а боль, получая такие полномочия, гуляет на всю катушку...
— Это как?
— Как — как? У боли какая задача?
— Оживить тело.
— А как можно оживить тело?
— Сделав телу больно.
— По-другому говоря — вселить в тело человека новую боль и заставить человека и его тело думать. Так?
— Да, — с большим напряжением ответил я.
— А как боль впускает в тело новую боль?
— Создает такие условия жизни, чтобы человек отклонился от своего жизненного пути.
— По-другому говоря — боль начинает управлять человеком, строить его жизнь и жизнь Семьи так, чтобы высосать все жизненные силы. А человек и Семья покорно, осознанно уклонились от своей первоначальной задачи, перестали жить, стали рабами боли, так как нет больше сил. А раз нет сил, то они и становятся управляемыми, сбрасывают с себя ответственность за свою жизнь на других, подменяют свою первичную задачу или задачу этого воплощения на задачу боли, и полностью уходят от своего жизненного пути. В результате это приводит к смерти. К пустой смерти. Вся жизнь на земле направляется на то, чтобы набрать как можно больше боли и умереть. Дать боли силы и развитие. Позволить боли быть изощренней. …А себя забыть. Уничтожить. Съесть, заживо съесть самого себя, чтобы этому чудовищу, которое мы сами создали, не досталось. И мы принимаем окончательное решение — умереть. Думаем, что с нашим телом умрет и наша боль, но это не совсем так. Боль в душе остается, а мы снова воплощаемся на земле: уже больные, ущербные, уже без сил жить, потому что нашу силу, которую нам дали Небесные Отец и Мать, съела боль, оживляя тело. Вот так и большинство людей — за всю жизнь не могут научиться думать, как жить живя, и живут, умирая. А Семья — точно так же, как человек, который на самом деле не человек, а Нечто. Семья — не Семья, одно название и ритуал смерти. Вот и все, сынок. … А выбор за тобой — Жить или Умирать.

Глава девятая
Как найти дорогу к счастью. Задача Семьи

Прошла первая учебная неделя в восьмом классе. А в пятницу, после занятий, я вышел из школы, вновь и вновь мысленно «прокручивая» свою жизнь, пытаясь в ней разобраться, и неожиданно для себя увидел, что ноги привели меня к дому деда Сергея. Я аж вздрогнул от неожиданности и стал лихорадочно думать: зачем я к нему пришел? О чем я хочу его спросить? Ведь именно эти вопросы и задаст мне деда Сергей в первую очередь. И я задал эти вопросы себе. Но очень странно — ответов не получил, потому что и сам не знал, зачем пришел к деду, и никаких вопросов к нему у меня не было. Понял, что не имею никакой надобности и никакого желания видеться с ним, да и в мыслях не было идти к нему. Но что-то же привело меня к нему? А ответа нет — внутри меня тишина и спокойствие.
Только я хотел развернуться и уйти, как выходит деда Сергей и с ехидной усмешкой говорит:
— О-о-о! Сынок пришел! А пошто не заходишь — у ворот сидишь? Мы только поминали, что сынку уже стукнуло пятнадцать годков, а он еще не имеет четкого представления о своей Семье и болтается, как кое-что в проруби, от чего мы порой избавляемся в штаны, а потом вытряхаем в огороде, да после в бане подмываемся и штаны меняем…
Я от этих слов озлобился на деда, но, непонятно почему, из меня вдруг хлынул поток вопросов:
— Деда Сергей! …Как формируется задача Семьи? Почему каждому человеку и Семье необходима задача? Почему она имеет такое большое значение в нашей жизни? Как она ведет нас по нашему жизненному пути? И вообще, что такое задача? Почему она имеет такую силу, что убирает все преграды на жизненном пути?
— Давай поначалу поздороваемся, а потом разберем все, о чем ты меня спрашиваешь.
— Здравствуй, дедуля! Я чего-то так задумался о своей жизни, что не заметил, как сюда пришел, да и не знаю, зачем… А от твоего неожиданного появления растерялся.
— Здравствуй, здравствуй, сынок!

Мы крепко обнялись, одарив друг друга поцелуями, и сели поудобней на скамейке у ворот, а деда, обняв меня одной рукой и прижав к себе, стал отвечать на мои вопросы:
— Задача Семьи формируется еще задолго до свадьбы и зависит от многого. Парень и девка с раннего детства строят образ своей будущей Семьи в своих играх. Строят предназначение своей будущей Семьи, глядя на Семью своего рождения. Задача Семьи складывается из задачи парня и задачи девки, из задач этого воплощения каждого из них на этой земле.
— Это как понять? Все как-то мудрено, сложно...
— Сынок, ничего мудреного и сложного нет — есть течение жизни, в русле которого и строится вся наша жизнь, а запускают ее Создатели, создавая нас. Вот и все. А по поводу твоих вопросов... Ребенок, живя в Семье, имеет свою задачу этого воплощения?
— Да, причем каждый.
— Мечтая о своей будущей Семье, строит ее образ, чтобы выполнить в ней свою задачу этого воплощения?
— Это так.
— Играя в построение Семьи, дитя рассматривает все пути выполнения своей задачи?
— Да.
— Строит предназначение своей будущей Семьи?
— Не знаю...
— Все это ребенок проигрывает, играя в Семью. А Семья, в которую он пришел, мама и папа показывают ребенку, как задача и предназначение Семьи помогают ему выполнить свою задачу?
— Наверное.
— Или подменяют ее другой, ломая ребенка, отводя его от предназначения и своего жизненного пути да делая его мертвым еще при жизни.
— Что-то стало тяжело. Все так было легко и понятно, а закончилось тяжестью на сердце.
— А от чего тебе стало тяжело?
— От того, что родители не дают мне самостоятельно идти по моему жизненному пути. Делать ошибки и их исправлять, изучая мир и свою жизнь.
— Ты хочешь сказать, что тебе навязывают чужой мир, заставляют делать то, что тебе не хочется?
— Да. Дома я — не хозяин своей жизни. Не хозяин своей судьбы. Мне приходится подчиняться тому, что мне чуждо, и порой приходится делать все через насилие самого себя. А это так противно! После этого я ненавижу себя. Мне хочется сбежать, но куда? Они меня постоянно ставят в зависимость от них. Порой хочется закончить свою жизнь самоубийством.

— Все это боль. Боль, которая не дает тебе жить. «Хвост», который тебя держит, — он управляет построением твоей жизни и одновременно создает ситуации, которыми показывает, что с тобой что-то не в порядке. И в каждой такой ситуации она набирает силы для создания новой. Так потихонечку подводит твое тело к смерти. Вот и все. Все это — твое выживание. Оно создается под управлением боли, когда ты позволяешь ей оставаться в твоем теле и душе.
— Да-а-а… Деда, я сейчас уберу свою боль, и мы продолжим. Ладно?
— Это славненько, сынок. Хорошо.
Я, сожалея, что разговор пришлось прервать, стал убирать боль, которая вылезла наружу и стала мной управлять.
Убрав боль, я вернулся к разговору с дедом Сергеем.
— Сынок, ты понял, как создается задача Семьи? — спросил он.
— Если честно, то нет. Мне помешала всколыхнувшаяся боль. Она всего меня скрутила, напомнив разные ситуации, возникавшие дома с родителями.
— А когда ее убрал, то стало легче?
— Да. Появилась охота жить. Многое стал видеть по-другому. Появилось желание осознать и убрать все, что мне мешает. Да задышать свободно.
— Все это хорошо и душу греет.
Дедуля с облегчением и радостью вздохнул и продолжил:
— Сынок, ты в детстве играл в разные игры по построению Семьи?
— Да, но я не думаю, что в них был образ моей будущей Семьи. И вообще, живя у родителей, я проигрывал разные ситуации, как уйти из дома. Сбежать. Иногда игра заканчивалась у меня тем, что я бил родителей за то, что они меня не видели и не слышали как человека. Иногда во время игры мне хотелось их убить. Но ничего того, что мне помогло бы построить образ моей будущей Семьи, не было.
— Все то, что ты сейчас сказал, — это боль, связанная конкретно с мамой и папой, и в играх ты убирал ее, как мог. Тем самым — строил образ своей Семьи на чистовую, без боли. Вспомни, как ты сказал отцу, что у тебя будут две жены. Первая — удмуртка, и у тебя с ней будут сын и дочь от совместной жизни. Потом от нее уйдешь и будешь жить с русской...
— Да. Говорил в пять лет, — с каким-то сожалением и досадой проговорил я.
— Дак ты строил в детстве свою будущую Семью?
— Да. Но как?
— Освобождаясь от злости и обиды на Семью, ты осознавал жизнь в ней, изучал, как можно построить ее по-другому, сделать такой, которая позволит тебе выполнить твою задачу этого воплощения, формируя задачу своей будущей Семьи.
— Подожди, подожди… Это как — я формировал задачу своей Семьи?
— Да очень просто. Убирая боль, возникавшую от злости и обиды на Семью с мамой и папой, ты осознавал свою жизнь в новой Семье?
— Да. Я мечтал, но не играл, оберегая свои мечты.
— И этим строил свою будущую Семью?
— Может быть...

— А чего бы тебе хотелось в Семье?
— Чтобы все жили независимо друг от друга. Не мешали друг другу жить. Не учили, не тыкали, что делать сейчас или по жизни. Все делали бы какое-нибудь совместное дело и каждый вносил в него свою лепту…
— Так, а при этом ты строил что?
— Образ Семьи.
— А какое ее предназначение?
— Чтобы все в Семье стали друг другу Спутниками жизни, а не навязывали все то, что выгодно взрослым. И не устраивали войну вокруг себя и внутри себя.
— По-другому говоря, давали возможность самостоятельно изучить мир, построить свою жизнь. Увидеть, что происходит с самим собой. Увидеть свои ошибки и их исправить. При необходимости объяснить детям и самим взрослым то, что непонятно в жизни, или совместно разобрать ее. Помочь, когда кто-либо в Семье попросит о помощи. Так?
— Да-а!!
— Дак какую задачу Семьи ты формировал в детстве?
Я аж растерялся и не знал, как ответить на этот вопрос.
— Не знаю...
— Давай посмотрим, как задача новой Семьи формируется по ее предназначению.
— Это как?
— Раз предназначение Семьи в том, чтобы все люди в Семье были друг другу Спутниками жизни, то что они делают?
— Помогают друг другу выполнить свою задачу этого воплощения.
— По-другому говоря — помогают друг другу идти по своему жизненному пути, живя ради себя и во имя себя, но делая одно общее дело — жить, а не выживать. Создают возможность каждому строить свою жизнь самому, брать на себя всю ответственность за свою жизнь, выполнять свою первичную задачу, используя все знания Вселенной, право на жизнь, право на ошибку, право на выбор. Так?
— Да! Точно!!
— Вот видишь! Ты все готовил и строил сам себе в детстве. А сейчас, в юношестве, идешь по своей жизни и втягиваешься в первый круг Семьи — продолжения рода, чтобы открыть себе возможность еще раз воплотиться на земле. Да самому подготовить путь следующего воплощения или перехода, строя свою новую Семью с задачей и предназначением.

Мы немного помолчали, продумывая все сказанное, и я продолжил:
— Но мне все равно непонятно… Почему человеку и Семье необходима задача?
— Сынок, а для чего ты живешь?
— Для того, чтобы выполнить свою задачу этого воплощения.
— А для чего тебе необходимо выполнить задачу этого воплощения?
— Чтобы выполнить свою первоначальную задачу.
— А для чего тебе необходимо выполнить свою первоначальную задачу?
— Чтобы выполнить задачу, которую поставили передо мной Создатели.
— А для чего тебе необходимо выполнить задачу, поставленную перед тобой Создателями?
— Чтобы стать… наверное, свободным.
— Дак для чего тебе необходима задача?
— Для того чтобы жить.
— По-другому говоря — действовать во имя себя и ради себя в общем деле Семьи, человечества, всего живого на земле, всего живого во Вселенной.
Мы снова немного помолчали, обдумывая слова деда Сергея, — похоже, он сам немного испугался того, что сказал. А подумав еще, подтвердил:
— Да, и всего живого во Вселенной.
— Да. А Семье-то для чего задача?
— А ты где живешь?
— В Семье.
— А может Семья, не имея задачи, помочь тебе жить свою жизнь?
— Нет.
— Дак для чего необходима Семье задача?
— Чтобы каждый человек в Семье, делая одно дело, помогал друг другу жить своей жизнью.
— Дак задача необходима Семье?
— Да. А разве без задачи жить нельзя?
— А как ты думаешь, не имея задачи, ты бы знал, как жить?
— Нет...
— А что необходимо, чтобы жить?
— Видеть свой жизненный путь.
— А как его увидеть?
— Выстроить его.
— А как его выстроить?
— Для этого необходимо видеть, куда идти.
— А «куда идти» — это что такое?
— Задача.
— А задача — это что?
— Результат. …То, к чему стремится человек. То, что он хочет получить, сделать.
— Теперь полностью понятно, почему задача имеет большое значение в жизни?
— Да.
Мы ненадолго замолчали, и деда Сергей, дав мне осознать все сказанное, продолжил:
— Хочешь еще что-нибудь спросить?
— Как задача ведет нас по жизненному пути? И почему она имеет такую силу, что убирает все преграды на жизненном пути?
— Ты сам только что сказал, что задача помогает выстроить жизненный путь. А по этому пути кто идет?
— Человек.
— И как задача ведет человека по его жизненному пути?
— Притягивая человека к себе — он идет к ней, выполняя ее.
— Это как?
— Не знаю...
— Ну ладно. А скажи, сынок, из чего состоит человек?
— Из духа, души и тела.
— А где находится жизненный путь?
— В человеке.
— А где находится задача?
— Тоже в человеке.
— А что такое жизненный путь?
— Видение. Того, что необходимо сделать, чтобы выполнить задачу.
— Хорошо. …Ты очень точно сказал, что задача — это результат, который хочет получить человек, идя по своему жизненному пути. А что такое желание?
— Сила.
— А откуда идет эта сила?
— Не знаю.
— Ее дает вложенная в человека частичка Создателя — Дух. Она закрепляется и увеличивается во много раз намерением человека. А намерение — это что такое?
— Это сила, которая вырабатывается самим человеком, который принимает решение жить и идти по своему жизненному пути.
— Молодец! — с удивлением похвалил меня деда. — А желание и намерение что создает?
После этих слов я вдруг увидел во тьме поток света, и рассказал об этом деду.
— А что это такое — поток света?
— Сила, освещающая жизненный путь.
— По-другому говоря — жизненная сила, одаренная частичкой Создателя, и намерение человека идти по своему жизненному пути. Так?
— Да!!! — воскликнул я.
— И что дает эта сила?
— Возможность идти по своему жизненному пути осознанно.
— Это как?
— Отдавая этому все силы.
— А это как?
— Ну, я не знаю, как еще сказать...
— Это силы, которые дают возможность действовать. А во время действий направляют путь человека на выполнение его задачи. Отсюда можно увидеть, какой у человека жизненный путь?
— Да. Он прямой.

— По-другому говоря — человек, живя, идет по прямому жизненному пути, убирая все препятствия, созданные в прошлом болью. А выживание отбрасывает человека то в одну, то в другую сторону от его жизненного пути, но он все равно бредет, как слепой котенок, к своей задаче, и даже выполняет ее… проваливаясь в бездну того, что сделал, живя чужую жизнь и уходя со своего жизненного пути. Одни выполняют свою первичную задачу, наполненные силой и с огромным желанием — это открывает путь, по которому им необходимо идти дальше, а другие выполняют ее выжатыми, как лимон, и им открывается путь между небом и землей. Вот только почему-то идти им туда не охота, но другого пути нет. Ты это хотел сказать?
— Не совсем так, но примерно так, — растерянно ответил я.
— А что не так?
— Я не видел, как и куда ведет человека выживание.
— А сейчас увидел?
— Ну, наверное, да.


— Хорошо. Вот только теперь мне непонятно: с чего ты взял, что задача имеет такую силу, что убирает все препятствия с жизненного пути человека?
— Ни с чего — просто сказал, да и все.
— А кто ставит человеку препятствия на его жизненном пути?
— Сам человек, мысля негативно, тем самым создает себе преграды и пропасти.
— Только негативными мыслями?
— Нет. Делая по жизни ошибки и не исправляя их. …Принимая на себя ответственность за жизнь другого. …Живя чужую жизнь. …Вмешиваясь в чужую жизнь, тем самым осознанно уходя от своего жизненного пути. …Сбрасывая с себя ответственность за свою жизнь на другого.
— Еще как?
— Живя не ради себя и не во имя себя.
— Молодец! По-другому — осознанно создавая препятствия на своем жизненном пути. Так?
— Да!!! Осознанно создавая себе препятствия и пропасти!!
— А кто может убрать эти препятствия?
— Сам человек, который их себе создал.
— И последний вопрос: откуда берет силы задача?
— Не знаю.
— …От желания и решения человека — жить. Жить ради себя и во имя себя.
После этих слов мы задумались — каждый о своем — еще раз мысленно проживая всю свою жизнь…

Глава десятая
Время вить гнездо. Создание хозяйства

Проснувшись утром, я, как обычно, встал, умылся и пошел завтракать. Вроде бы ничего необычного не произошло: баба Гуля кормила скотину, тетя Наиля готовила завтрак, а баба Матрена управляла наладкой сегодняшнего дня прямо с кровати да меня понуждала, чтобы я не ленился: путем умылся, да не просто умылся, а убрал бы через воду всю боль, которая осталась после сна. Позавтракали мы все вместе. И пока баба Гуля не ушла делать дела по хозяйству, я задал ей вопрос, который меня беспокоил:
— Баба Гуля! Для чего человеку необходимо хозяйство? Что оно человеку дает? И вообще — что такое хозяйство в жизни человека? Для чего старики, перед тем как нанимать работника, смотрели его хозяйство? Почему старики строили свою жизнь вокруг хозяйства? Зачем они бились за свое хозяйство? И говорили, что в своем хозяйстве — вся наша жизнь?
Она засмеялась и говорит:
— Как хорошо сказал: «в своем хозяйстве — вся наша жизнь». Я сразу представила голого мужика да голую бабу: ну что за мужик без своего хозяйства или что за баба без своего хозяйства... Да это не мужик или баба, а непонятно что — какое-то оно, не имеющее ничего для жизни и благодати.
— Ну, бабуль... Не вводи меня в краску.
— А что — это жизнь, сынок. Без этого никуда не денешься. Не будет чувств к противоположному полу — ты мертв. Ведь эти мысли, мечты придают силы — и сразу молодеешь. Вспоминаешь сладостные минуты, часы, дни, недели, годы своей жизни. А они у каждого — свои, кстати, все это тоже имеется у каждого в хозяйстве и является частичкой человека. Вот так, сынок.
Сама встает, вроде бы потягиваясь и поглаживая себя, и делает какие-то странные резкие движения с выкриком «Э-э-х!!!». Что-то наподобие каратэ — принцип тот же.
Мне стало смешно, когда я представил себе бабу Гулю каратисткой.
— А ты зря, сынок, смеешься, — проговорила и, стремглав пробежав по полу, стенам и потолку, остановилась на столе — молодая, симпатичная, сбросив лет этак тридцать-сорок и запела своим ангельским голоском:

— Мой миленок из пеленок уже что-то хочет,
Хоть пиписька невеличка, а уж что-то хочет,
Я приглажу, приласкаю, погожу малеха,
А потом заживем, так, что что-то…..
Задрожат, закружат все несчастья!
А мы вдвоем, с ним вдвоем, закружим жизнь в веселье,
А потом мы вдвоем запоем ту песню,
Что молодка и миленок сделали красотку,
Целовались, обнимались, пели сладку песню,
Ручеек бежал да силушку давал.
Ну, а боженьку в гости приглашал…..

А сама пританцовывает, длинную свою юбчонку задирает. Да, танцуя на столе, нарочно делает так, чтобы я видел все ее прелести, за которыми обычно гоняются мужики.
Меня всего скособочило, живот скрутило. Я упал на пол с таким ощущением, что куда-то провалился...
Когда очнулся, баба Гуля сидела рядом со мной за столом, вязала носки и изредка на меня поглядывала. Увидела, что я пришел в себя, и говорит:
— Проснулся, мой миленок, а то зафантазировался и сладко заснул прямо за столом.
Я огляделся: все вокруг свое, родное, я там, где и был… Глубоко и сладко вздохнул, и у меня промелькнула мысль: значит, все это мне приснилось! — и я успокоился. А бабуля как-то загадочно смеется и говорит:
— Ну что, сынок, продолжим?
И вдруг передо мной почему-то возник образ бармалея, когда он готовился сделать гадость животным в Африке. Вот он прохаживается, потирая руки, наслаждаясь и смеясь. «Не ходите, дети, в Африку гулять!» Я ощутил себя в этой самой Африке дитем, спрятавшимся в кустах, и как он за мной охотится.
— Бабуль, ты что-то мне недоброе подготовила! Давай разговор отложим на завтра, а сегодня чего-нибудь сделаем по хозяйству...
— Хорошо. Я как раз и хотела поговорить о хозяйстве.
Тут у меня почему-то свело и очень сильно защемило яйца — и я заорал не своим голосом:
— Что ты, бабуля!!! — она аж вскочила и в одно мгновение очутилась рядом со мной, нажала на какие-то точки на моем теле, и боль тихонько отпустила… Оклемавшись, я поднял голову и, увидев бабу Гулю, снова заорал не своим голосом, думая, что она делает со мной что-то страшное. В этот момент зашел деда Коля. Я одним махом подскочил к нему и, вцепившись в него руками и ногами, стал понемножку успокаиваться.
— Ну, ты, старая, совсем мальца замучила! Хоть бы посмотрела на себя и на него — ведь не ровня, этот конь-то еще не объезженный, а ты его со всего размаху — в жизнь, как поросенка рылом в грязь. Ну, старая, ты даешь!…

От слов деда Коли мне стало хорошо, и тепло растеклось по всему моему телу. Я подошел к бабе Гуле и проговорил:
— Бабуль, я тебя очень люблю, но давай сегодня поговорим вместе с дедом?
— Ну что ж, хорошо, сынок. Деда как раз пришел к нам на помощь. Тебе помочь убрать страх перед своей жизнью, а мне — рассказать о хозяйстве, потому что здесь тебе необходима мужская рука, а не женская. В обычной жизни хозяйство строит мужик, а баба устраивает в нем мир сладости и блаженства, тепла и нежности. …В реальной жизни, текущей по законам природы, каждая баба строит свое хозяйство по подобию того, как обычно строит хозяйство мужик. Это понятно?
— Да.
— Поэтому в народе и принято, что баба приходит жить в дом мужика, когда создается новая Семья, а не мужик к бабе. Баба-умелица его хозяйство украсит, отладит, все в нем устроит для роста и развития Семьи, человека, гостьюшки-души. Создаст условия для стариков, чтобы они могли устроить свою дальнейшую жизнь за пределами этого мира, этой жизни. А мужик строит основу хозяйства и само хозяйство, — проговорив это, баба Гуля выразительно посмотрела на деда Колю — дескать, продолжай! — а сама замолчала.
— Все это верно, — сказал деда Коля, — но как строит?
— Я не знаю, — ответил я.
— Задай себе вопрос: как мужик строит основу хозяйства и само хозяйство?
Я задал себе вопрос, и ответ вышел такой:
— Человек строит свое хозяйство еще в детстве, когда познает мир. Формирует самого себя и устраивает свое хозяйство для своей жизни и развития.
— Все это так, но как именно?
— Как — как? …Мечтая. …Стремясь построить свой мир так, как мне необходимо для жизни.
— Все это верно, но как?
— Я не знаю, чего еще сказать. Все вроде бы понятно. …Я, изучая мир всего живого, строю свой мир. А мой мир — это основа моего хозяйства.
— Очень хорошо! Но каким образом мир может стать основой хозяйства?
— Я устраиваю мир так, чтобы мне можно было развиваться и сливаться с природой.
— А что это дает?
— Возможность создать все то, что мне необходимо для выполнения моей первичной задачи и задачи этого воплощения на земле.
— Какой стал умный — просто в никуда! Ты сам раскрой вопрос четко, вдумайся в него, посмотри, что он говорит, что показывает, и осознай все, что из тебя выходит...
Я задумался над вопросом и вдруг увидел:
— С раннего детства я устраиваю мир так, как мне показывает моя задача, чтобы я выполнил ее с легкостью и радостью.
— Хорошо, но расскажи подробней.
— Я, изучая мир, раскрываю знания жизни, которые открывают мне возможность развиваться, а развитие возможно только тогда, когда имеешь свое хозяйство. И строя свой мир, используя свои знания и права, я готовлю основу для своего развития, по-другому говоря — основу для построения своего хозяйства. Потому что хозяйство позволяет создать общее дело Семьи, в которое можно вложить частичку самого себя, и в нем развиться.

— Уже что-то есть, но еще как-то мудрено. Давай все, что ты сейчас сказал, разложим по полочкам: первое — это изучение мира живых; второе — построение своего мира; третье — выяснение, для чего тебе хозяйство необходимо; далее — создание на основе своего мира основы своего хозяйства; и самое последнее — это построение хозяйства. И вот только потом — что оно дает? Устраивает тебя такая очередность вопросов?
— Да! Даже очень!!
— Вот теперь начни с малого — с возникновения мысли построить свое хозяйство. Все это можно рассмотреть даже на примере, как тело создает у дитя мысль о продолжении рода. Посмотри, в обществе запрещается говорить дитю о близости между мужчиной и женщиной. И человек изворачивается, врет дитю, создает «наворот» и отторжение живой сильной близости.
— Да. У нас в Семье говорить об этом не принято. Только родители сами иногда огрызаются друг на друга по поводу своих близких отношений. Из этого что я принял? …Только боль.
— И что в твое душевное хозяйство прибыло?
— Боль и отторжение близости.
— А что твое тело тебе говорит?
— Близость — это жизнь, продолжение рода.
— И что с тобой происходит?
— Война между самим собой и телом.
— Вернее, война между жизнью и болью. И что она тебе дает?
— Боль в половых органах, проблемы с близостью, стеснение, страх…
— И какое у тебя становится хозяйство?
— Как решето. Все силы уходят в никуда, и нет развития.
— Дак что происходит при изучении мира живых?
— Строится образ жизни на земле.
— А от чего берется направление построения образа жизни?
— От задачи этого воплощения и своего предназначения.
— Хорошо, очень хорошо. А образ жизни — что это такое?
— Основа жизни. Благодаря которой я и строю свою жизнь.
— А с этой стороны — что такое жизнь?
— Идет какой-то ответ… Хозяйство!
— Молодец. Все в жизни сравнимо, но она строится по одной схеме. Дак изучая мир живых, что ты в первую очередь строишь?
— Образ своего хозяйства.
— А что это?
— Мир. Свой мир!!
— Славно! В нем записывается весь образ построения своего хозяйства. А развитие человека и его будущее — это что такое?
— Основа хозяйства. На которой оно строится и развивается.
— А благодаря чему берется направление построения образа хозяйства?
— Опять-таки благодаря задаче этого воплощения и предназначению.
— А как они направляют построение?
— Когда человек имеет свою задачу — он рассматривает путь ее выполнения. А на этом пути всегда появляется необходимость приобретений для того, чтобы выполнить свою задачу и предназначение. А все, что необходимо приобрести, является хозяйством.

— А как строится хозяйство?
— Рассматривая путь выполнения своей задачи, человек строит образ всего, что ему необходимо приобрести: как, с кем и где ему что-либо для этого сделать. Вот так и строится душевное, духовное, физическое и материальное хозяйства.
— Что это за душевное, духовное, физическое и материальное хозяйство?
— Ну-у, я думаю, что душевное — это знания, разум, ум, мышление, мысли, слова, умение применить знания Вселенной… Духовное — это жизненная сила, движение, скорость, направление, состояние, охота… Физическая — это само тело и все, что в теле находится.
— По-другому говоря, тело — это мешок, а все что в теле находится — это говно. Вот и получается: физическое хозяйство — это мешок с говном.
— Да нет, деда! Я не это имел в виду...
— А так говоришь.
— Я говорил, что физическое хозяйство — это руки, ноги, голова, туловище и все внутренние органы.
— Что-то я ничего не понял, ты что — не писаешь, не какаешь?
— Почему!?
— Но в твоем хозяйстве нет письки и жопы?
Тут баба Гуля оживилась, заерзала на скамейке, започесывалась. Я насторожился, чувствуя какой-то подвох. Но сам осторожно отвечаю:
— Есть, как без этого.
— А мы уж думали, что нам мерещится, что у тебя время от времени бывают полные штаны.
Я хотел возмутиться, но деда Коля меня остановил:
— Ну-ну, сынок, сейчас пореже, но изредка бывает…
Я снова хотел возмутиться, но тут вклинилась баба Гуля:
— Да у него и впрямь ничего нет — я сегодня проверяла. А то, что иногда появляется в штанах, кто-то ему подкладывает.
— А-а-а, а я то думал, что у него все же все имеется в хозяйстве, — проговорил деда и засмеялся. А я возмущенно выкрикнул:
— Есть!!! Я же сказал есть!!!
Тут деда Коля спокойным голосом продолжает:
— Сынок, ты слышал, как женщины говорят: «Да, давно я в мужском хозяйстве не шерудила!»
— Да, слышал, — настороженно ответил я, готовясь к нападкам деда и бабы. А деда Коля, как ни в чем не бывало, спрашивает:
— А о чем это они говорили?
— О письке и яйцах!!! И вообще, что вас все тянет на эти дела!!? Не понимаю!
— Сынок, это жизнь, и мы еще до самого главного не дошли, а ты уже расстраиваешься и дергаешься, словно тебя ведут на Голгофу. Как ты думаешь, без этих участков тела человек был бы человеком?
— Не знаю… Наверное, нет. Ведь Всевышний это сотворил — значит, без этого не обойтись.
— Дак есть необходимость стесняться и бояться этой темы?
— Нет.
— Страх и стеснение ушли?
— Да.
— Продолжим дальше?
— Да.
— Что входит в физическое хозяйство?
— Руки, ноги, голова, живот, жопа, писька, яйца, женская грудь, туловище…
— А что — в физическое хозяйство человека мужская грудь не входит? И вообще почему мужская или женская грудь? Ты ведь не говоришь: какая грудь у коровы! А говоришь: ах, какие титьки у коровы! Я слышал, помню — уши есть.
— Да. Деда, нет грудей, есть титьки.
— Дак живи в реальности. И называй все своими именами.
Я тяжело вздохнул и сказал:
— Хорошо — титьки, титьки!!
— Вот спасибушки, сынок, сделал одолжение деду, — и, передразнивая меня, проговорил «Хорошо — титьки, титьки!!» — Ну дак что — в физическое хозяйство входят титьки мужские и женские?
— Входят, — насупившись, ответил я.

— А что входит в материальное хозяйство?
— Дом, двор, земля, скотина, заготовки… — ответил я, успокоенный тем, что перестали говорить на больные для меня темы.
— А почему человеку необходимы все четыре хозяйства разом?
— Ну, мы только что рассмотрели, что хозяйство — это сама жизнь. А она не может обходиться без какого-либо хозяйства.
— Почему?
— Ну, не знаю… Наверное, тогда не получится жизни.
— Совершенно верно, не получится полноценной жизни. Давай возьмем конюха Фому. Почему он пьет?
— Потому что у него хозяйство какое-то слабое, или его вообще нет.
— Хозяйство-то есть, но оно недостаточное для его жизни, и поэтому он пьет... Без душевного хозяйства можно создать Семью?
— Нет. Мужчина и женщина не смогут найти друг друга.
— А без духовного хозяйства?
— Нет. Не будет охоты создавать Семью и входить в слияния.
— А без физического хозяйства?
— Тоже нет. Человек не сможет открыть ворота для прихода дитя и вообще не будет необходимости создавать Семью.
— Молодец! А без материального хозяйства?
— Нет. Не будет материального хозяйства — не будет и физического хозяйства.
— По-другому говоря, в материальное хозяйство входят душевное, духовное, физическое хозяйства и все, что ты перечислил. Без этого нет жизни на земле и нет возможности выполнить задачу этого воплощения и предназначения.
— Дедуля, мне не совсем понятна связь между этими хозяйствами и Семьей. Объясни мне, пожалуйста.

— …Семья — это Спутник и зеркало человеку одновременно. Только в ней можно увидеть слабину человека и подкорректировать его. Жена правит душевное хозяйство себе и мужу. Муж правит духовное хозяйство себе и жене. Физическое хозяйство правят сами себе и друг другу. А материальное хозяйство служит зеркалом всех других хозяйств. Да создает возможность дитю идти по своему жизненному пути со всеми устроенными хозяйствами — впитывая в себя устроенность жизни мамы и папы.
— Да... Теперь понятно, для чего необходима эта связь.
— И для чего она?
— Чтобы делать одно дело. Чтобы была возможность развиваться каждому человеку в Семье. Чтобы каждый человек не имел ограничений и мог свободно выполнить свою задачу и предназначение.
А деда Коля добавил:
— И дать возможность ребенку стать самостоятельным, полноправным хозяином своей жизни и себя самого. Да помочь открыть дальнейший путь бабушке и дедушке и, не привязывая их к себе и своей жизни, свободно, налегке идти дальше по своему жизненному пути.
— …Слушай, дедуль. А почему раньше старики, принимая человека на работу, смотрели его хозяйство?
— Чтобы определить, насколько он способен развиваться и творить. Может ли общее дело принять как свое. По инструментам определяли его материальное хозяйство, по одежде — физическое хозяйство, по рвению делать дело — духовное хозяйство, а по отношению к работе и устройству своего рабочего места — душевное хозяйство. Все это характеризует человека и говорит о том, насколько он способен выполнить поставленную перед ним задачу. Вот и все.

Глава одиннадцатая
Там, где живут тайны. Создание мира

Однажды, проснувшись рано утром на полу у печи, я, не вставая, посмотрел в открытое окно и остро ощутил, как все в природе тесно переплетено и взаимосвязано. Птицы не могут жить без растений, воздуха, …воздух — без растений, животных… И понял, что все это и есть мир живых, где хранятся все знания Вселенной и наших Создателей. Где мы храним все свои сокровенные тайны, создавая летописи своей жизни...


— Баба Соня! …А что такое мир? И где он находится? — крикнул я бабуле, как принц, возлегающий на своем роскошном ложе.
— А ты сам что об этом думаешь? — ответила бабуля, не отрываясь от своих дел.
— Не знаю… Я уже много об этом думал, но почти ничего не понял.
— Хорошо. Давай поизучаем вместе, — сказала бабуля, присев рядом со мной на постель.
— …Ладно, — с радостью ответил я и сел поудобнее рядом с бабой Соней.
— Где Создатели создают человека? — задала вопрос бабуля.
— В мире Небесного Царства.
— А для чего человеку необходим этот мир?
— Чтобы человек имел знания Небесного Царства…
— По-другому говоря, чтобы человек знал, для чего его создали и с какой задачей. Так, еще?
— Имел все знания для того, чтобы выполнить задачу, поставленную перед ним Создателями.
— Чтобы человек мог увидеть свой путь выполнения поставленной перед ним задачи. Хорошо, еще?
— Чтобы он имел возможность общаться со своими Создателями, — я проговорил это и смотрю на реакцию бабули, но она — ноль эмоций — ждет, что я скажу дальше. Я хотел продолжить, но ничего больше не выходило. Бабуля, почувствовав мое замешательство, проговорила:
— Все совершенно верно, сынок. Чтобы в любой момент человек мог попросить у Создателей жизненных сил, совета или чтобы Создатели научили его жизни через разные события. А как читать саму жизнь — знания жизни, построения ее… Все это находится в мире Небесного Царства и в частичке самих себя, вложенной Создателями во все живое во Вселенной. Вот почему дух и душа не могут разрушить себя, они четко выполняют свою задачу — дать человеку жизнь и помочь ему строить свою жизнь самостоятельно, развиваясь и выполняя свою задачу.
— Дак вот почему вы постоянно просите задать себе вопрос и выпустить из себя ответ!
— Да, сынок. Это для того, чтобы ты всегда советовался со своей душой и своим духом. И только они тебе Спутники на пути к знаниям и раскрытию самого себя, так как все знания жизни у каждого — свои.
— А как мы имеем связь с Небесным миром?
— Да очень просто. Мир живых находится в мире Небесного Царства, а твое желание с ним связаться, слить свой слой сознания — хранилище — со своими Создателями, придает тебе силы, и твой дух несет тебя по слою сознания Создателей, а твоя душа открывает просторы Небесного мира.
— Дак и к святым таким же образом приходят Создатели?
— Да. Бывает, но очень редко. Для того чтобы к человеку пришли Создатели, ему необходимо очень сильно захотеть жить, принять непоколебимое решение — жить, освободить свое тело и душу от боли, тело заполнить живой и идти по пути выполнения своей задачи. А то огонь жизни, исходящий от пришедших к нему Создателей, сожжет тело человека и, одарив его жизненной силой, отделит ум от тела. И человек сойдет с ума… Все это происходит в наши дни, а раньше Создатели постоянно встречались со своим творением и были человеку Спутниками жизни, — сказав это, баба Соня замолчала, а я буквально утонул в осмыслении ее слов. И только несколькими часами позже осознал, насколько сильными были раньше люди, и настолько чистым было их сознание, что огонь жизни и жизненная сила, исходящие от Создателей, не разрушали людей, а помогали им, ничем не прикрываясь и не имея посредников.
— Бабуля, а для чего тогда необходим мир живых?
— А как ты сам думаешь?
— Для того чтобы жить.
— Еще?
— Не знаю… Может, чтобы обмениваться знаниями со всеми живыми в мире?
— Нет.
— Ничего не понятно…
— Тогда давай ответим на этот вопрос, разобрав еще раз сказание стариков о создании мира.
— Хорошо!
И баба Соня начала свой рассказ:

— Жил-был в одном Царстве Блаженства человек. Он все думал и думал, как разрешить задачу, которую поставили перед ним Создатели — стать таким же, как они, и еще разумнее.
Всякая живность и растения помогали ему думать, наводя на разные мысли и идеи.
Долго ли, коротко ли он думал, и надумал разделить выполнение задачи на несколько этапов. На каждый этап своего развития поставил перед собой первичную задачу. И с этим решением пришел к своим Создателям: «Небесные Батюшка и Матушка! Я увидел, как можно выполнить задачу, которую вы передо мной поставили, и решил — разделить выполнение ее на несколько этапов. На каждый этап моего развития мне необходимы разные миры».
Небесные Отец и Мать сотворили миры для каждого этапа развития человека.
В мир первого этапа вложили частичку самих себя: необъятный простор сознания — частичку Небесной Любви, которую человек назвал — Вселенная. В нее вложили движение, и Вселенная ожила.
Потом вложили в нее сознание — частичку Небесного Огня, которую человек назвал Солнцем. Создатели оживили его — и Солнце стало греть и освещать, как Небесный Огонь.
Еще во Вселенную вложили сознания — частички Небесных Огня и Небесной Любви, человек их назвал Планетами, а потом каждой из них дал свое имя.
Планеты стали двигаться по просторам Вселенной вокруг Солнца, каждая — по определенному пути, чтобы не натыкаться друг на друга и не разрушать себя. И этим Создатели дали им жизнь.
На планеты поместили силы и сознания — частички Небесных сил и сознаний из Небесного Царства.
Создатели сотворили личные миры планет и вложили их в общий мир.
Из всех планет выбрали одну для человека, чтобы он мог на ней выполнить свою первичную задачу этого жизненного этапа развития. Человек дал ей имя — Земля.
На Землю поместили человека, дали ему силовое тело, все небесные знания, право на ошибку, право на выбор, полную ответственность за свою жизнь.
Создатели сотворили человеку его личный мир и поместили его в мир всех живых. Наделили все живое в этом мире особым даром — писать летопись своей жизни в личном мире и делиться этими знаниями со всеми живыми существами во Вселенной, вкладывая в мир живых частичку самих себя — личный мир.
Человек, вкладывая в мир живых частичку самого себя, открывал себе знания всего живого во Вселенной, и все живые во Вселенной становились друг другу Спутниками жизни, помогая каждому выполнять свою задачу жизни на этом свете.
А Создатели могли видеть все, что происходит в мире живых. И через этот мир помогать живым строить свою жизнь и выполнять свою задачу.
Долго ли, коротко ли жил человек, но он попросил у Создателей, чтобы они помогли ему справиться со своей болью.
Создатели сотворили живность и растения, небо, воздух, воду, горы, реки, озера, пруды, моря, океаны и многое-многое другое по подобию сил и сознаний Небесного Царства, поставив перед ними задачу — быть человеку Спутниками жизни и помочь ему разобраться с болью. Да поместили их на Земле.
Человек определил им свое место согласно их предназначению.
Создатели сотворили им личные миры и поместили их в мире живых.
Сотворили всему живому во Вселенной тела, материализовали их и оболочку тела — хранилище — вложили в мир.
Это дало возможность всему живому расширять свои личные миры за пределы мира живых и увидеть свой дальнейший путь после выполнения своей задачи во Вселенной да сделать переход.
Человек, получив такой божий дар, стал выполнять свою первичную задачу на Земле и сделал переход на следующий этап своего развития. А мир живых помог ему приобрести силы, знания, раскрыть себя, приобрести тело и стать полноправным человеком, слив тело и частичку Создателей воедино.
Дал возможность человеку расширить свой мир за пределы мира живых и оставить в нем свой след, написав летопись своей жизни, облегчая этим переход на следующий этап их развития другим живым существам.
Тут и сказу конец, а кто слушал — молодец.

— Баба Соня, мне не совсем понятно, что — все миры друг на друга наслаиваются?
— Да. Как слои сознаний всего живого во Вселенной — хранилища. И когда сливаешься с ними, то приобретаешь знания всего живого во Вселенной.
— И мир Небесного Царства наслаивается?
— Нет мир живых находится в мире Небесного Царства — это одна из составляющих мира Небесного.
— А что еще входит в мир Небесного Царства?
— Очень много всего… Мир Небесного Царства — это наложение личных миров сил и сознаний из Небесного Царства. Также в него входит мир Царства благоденствия и миры поэтапного выполнения задач всего живого.
— Теперь понятно, почему вы говорите, что Создатели и боль нас всегда видят и слышат — каждую минуту, каждое мгновение. И то, что Силы и Сознания Небесного Царства имеют к нам свободный доступ, как и мы к ним, но для этого нам необходима жизненная сила и свобода тела.
…И во мне разгорелось страстное желание добраться до мира Небесного Царства и повстречаться со своими Создателями. Овладеть знаниями всего живого. Овладеть знанием, как создаются миры. Увидеть появление дитя. Увидеть, как открываются ворота Небес. Увидеть, как создается человек и все живое. Научиться создавать все живое самому. Стать полноправным учеником своих Создателей. И выполнить задачу, поставленную передо мной Создателями, — стать такими же, как они… И лучше их самих.

Часть 2. Как убрать боль

Глава первая
Какая она из себя, эта злость?

Выкопав картошку в огороде деда Коли, он сам, бабушки Аня, Соня, Гуля, Альфия и я сели поужинать да набраться сил. Потом помощницы отправились восвояси — готовиться завтра поутру всем «хором» копать картошку у бабы Сони, а потом у бабы Гули. А я, деда Коля и баба Аня пошли их проводить за ворота. Вернувшись, я сел с дедом на лавочку и спрашиваю его:
— Деда Коля, а как можно увидеть злость?
— А что такое злость?
— Это боль.
— А как эту боль можно распознать? Или — что она имеет?
— Характерные черты. По ним и можно распознать.
— А что это за черты?
— Когда боль управляет человеком, то у него появляются повадки зверей.
— Дак злость — это что?
— Сущности, которые управляют человеком.
— Только не человеком, а телом, и этим затуманивают разум, чтобы произошел выплеск неуправляемой силы. Это страх, разочарование, бешенство, растерянность, паника, истерики, капризы у детей, которые приводят к беспомощности, болезням, потере сил и охоты к чему бы то ни было, к утрате стремления жить — к желанию умереть. Боль всем этим питается, а злость направляет тело человека на действия, которые позволяют выработать все то, что перечислено и многое другое. А что такое страх, разочарование, бешенство..?
— Какая-то сила?
— Сила. А какая сила?
— Жизненная!
— А по отношению к человеку?
— Неуправляемая!
— Хорошо. А под действием чего возникает неуправляемая сила?
— Под влиянием характерных черт.
— А каких?
— Похожих на повадки разных зверей.
— А как их можно распознать?
— Человек начинает действовать, как зверь.
— А Создатели для чего нам создали зверей?
— В помощь человеку — чтобы он сумел увидеть, что с ним происходит.
— А как человек по поведению животных может увидеть, что с ним происходит?
— Боль — это сила из Небесного царства, и звери созданы по подобию этих же Небесных сил.
— И что?
— Звери, живя рядом с человеком — в лесу, на полях и пастбищах, в хлевах и загонах, у него дома, показывают ему, кто им сейчас управляет.
— Это как?
— Боль, управляя телом человека, управляет движениями, взглядом, голосом, выделением запахов, мочи… И по этим чертам можно определить, что за боль им управляет.
— По-другому говоря, боль, управляя телом человека, заставляет двигаться, смотреть, издавать звуки, выделять запахи… как животные. Так?
— Да.
— А еще?
— У каждого животного есть свои характерные черты, которыми они отличаются друг от друга.
— Это какие?
— Ну, допустим заяц: он имеет свою характерную черту — всего бояться, отчего его в народе прозвали зайчишкой-трусишкой. Волк отличается своей злобой. Лиса — хитростью. Собака — пустым лаем. Собака, которая вот-вот ощенится, теряет разум, она всех подряд начинает кусать, и в народе ее прозвали сучкой. Козел — умный, гордый. Змея — изворотливая, в любой ситуации пролезет куда угодно, она очень скользкая — ее не ухватишь. Клопы, клещи, вши, блохи кусают исподтишка, и в народе их прозвали паразитами. Лев — щедрый и безалаберный… И так каждое животное имеет свою характерную, отличающую его от всех других зверей особенность. По этим характерным чертам и можно узнать, кто сейчас управляет телом человека. Вот почему так часто хочется человека назвать именем животного.
— По-другому говоря, человек, имеющий боль, теряет разум, полностью подчиняясь ее управлению, и действует точно так же, как животное. Да думает точно так же, как животное. Так?
— Да. Но как можно понять, так это или не так?

— Как ты думаешь, человек имеет характер или характерные черты?
— Да.
— Какие?
— Ну, у каждого они свои...
— Например?
— В-во-от допустим, одни люди любят спать, другие — книги читать.
— А о чем ты мне только что сказал?
— О характерных чертах человека.
— А не о вредных привычках?
— Да... А почему они вредные?
— Человек, который любит поспать, кого напоминает?
— Медведя, который живет в Китае, — он спит почти круглый год.
— А человек, который любит читать?
— Любознательного, познающего мир человека.
— Давай посмотрим, так ли это.
— Хорошо.
— Любознательный человек что делает?
— Задает вопросы. Подожди… Ведь читающий человек тоже задает себе вопросы и ищет на них ответы во всем: в книгах, газетах, журналах, брошюрах. Ведь мы научились читать для того, чтобы получать информацию.
— И выдавать ее за знания, затуманивая себе мозги и не давая возможности телу действовать так, как необходимо для жизни. А человек руководствуется призраком и слепо идет за ним к смерти.
— Подожди, ты хочешь сказать, что читать нельзя?
— Нет, необходимо читать. Только не для того, чтобы опираться на то, что написано на бумаге, а для того, чтобы раскрыть в себе знания, «разбудить» в самом себе вопросы. Задавать их себе и отвечать на них самому. Только так можно раскрыть свои знания и построить свою жизнь.
— А откуда ты знаешь, что человек читает только для того, чтобы получить информацию, а не для того, чтобы открыть в себе самом вопросы?
— Да вот взять хотя бы тебя — ты, как прочитаешь какую-нибудь статью, сказку, рассказ или еще чего, становишься важный. Спросишь тебя, что прочитал, что понял, что пишут? — ты распушишь свой павлиний хвост, заходишь кругами и начнешь нам «выдавать»: читайте, дескать, сами и все узнаете. После этих слов мы перестаем лезть к тебе с вопросами, но ты через небольшой промежуток времени начинаешь: «Баба, деда! Чего вы мне говорите одно, а в книжке, к примеру, умные люди пишут совсем другое». И начинаешь нам доказывать точку зрения, которая описана в книге. Посмотри, кого ты напоминаешь себе в этот момент?
— Точно — козла! Козел и коза умные, в жизни пользуются знаниями не своими, а «авторитетными», чужими.
— Дак значит, привычки — это проявление управления боли?
— Да.
— Ну, а сам-то человек имеет характер или характерные черты?
— Теперь даже не знаю...
— А что такое характер? Как ты думаешь?
— Характер — это особенность только этого человека.
— А Создатели наделили человека характером?
— Не знаю.
— Задай себе этот вопрос и выпусти ответ.
Я так и сделал:
— Есть!
— А какой?
— …Быть хозяином самого себя и своей жизни.
— Это состояние, чувство, сила, а какой характер?
— …Быть целеустремленным.
— Это характерная черта, а какой характер?

— …Идти прямо по своему жизненному пути и выполнять свою первоначальную задачу, задачу этого воплощения и свое предназначение.
— Хорошо. И кого же напоминает этот характер и характерная черта?
— Человека.
— Очень хорошо, а все остальное, что можно встретить в человеке — это управление боли. Под ее влиянием у человека появляются чужое действие или чужое бездействие — характер и характерные черты живности, привычки, принципы… Все это управление боли. А человек с затуманенным разумом осознанно подчиняется боли. И вот по всем этим чертам можно увидеть, кто тобой сейчас управляет. Все чужое имеет схожесть с животными. Это понятно?
— Не совсем. Ты сказал, что под управлением боли у человека появляется чужое действие и чужое бездействие. Это как понять — бездействие?
— Давай посмотрим, кто в природе любит поживиться за чужой счет?
— Падальщики.
— А кто они?
— Грифы, шакалы.
— А кто не любит действовать, а любит полежать, поспать, поваляться?
— Ленивец — что-то вроде медведя, только не помню, в какой стране они живут.
— Ты хочешь сказать, что есть животные с такой характерной чертой как бездействие?
— Да.
— А бездействие позволит человеку выполнить свою первоначальную задачу?
— Нет.
— Дак что это?
— Управление боли.
— У тебя есть еще вопросы?
— Как принципы могут быть управлением боли?
— А принципиальный человек может выполнить свою первоначальную задачу?
— Да. Он принципиально идет на ее выполнение — значит, может выполнить. — А что такое принцип?
— Это действие: спор… доказательство… чего-то добиваться...
— А что это такое?
— Ограничение в действиях.
— А можно идти по своему жизненному пути, ограничивая себя?
— Да. Создать себе коридор и не отвлекаться на всякие пустяки — идти до полного выполнения своей первичной задачи.
— А, ограничивая себя, можно познать мир?
— Нет.
— А без мира можно идти по своему жизненному пути?
— Не знаю...
— Тогда скажи: без знаний можно знать, что именно это твой жизненный путь?
— Нет.
— А знания где находятся?
— В мире. Это слой сознания — Хранилище.
— Хорошо. А пройти по своему жизненному пути, не освободившись от боли, можно?
— Думаю, что да.
— И куда ты тогда придешь?
— Как куда? Куда я захочу.
— Вот именно — куда ты захочешь под управлением боли. По-другому говоря, придешь, куда боли угодно, а не тебе, чтобы выполнить свою первичную задачу. Дак можно пройти свой жизненный путь, опутанным болью?
— Нет. Но можно пройти его, освободившись от боли.
— А, освобождаясь от боли, ты идешь по своему жизненному пути?
— Да.
— Дак принципы — это что?
— Управление боли.
— Еще вопросы есть?
— Х-м-м.. Так можно вообще все обернуть управлением боли.
— Тогда сам рассуди: раз что-либо мешает выполнению первичной задачи, задачи этого воплощения и предназначения, то что это такое?
— Управление боли.
— Ну вот, ты сам к этому пришел, исследуя самого себя и свою жизнь.
— Да, это так… Но как тогда жить?
— Так, чтобы можно было выполнить свою первоначальную задачу, выполнить то, зачем пришел на этот белый свет. Жить так, чтобы твоя жизнь позволяла твоему Спутнику жизни приобрести в себе силы жить. Вот и все. Есть существа, которые называют себя людьми, а не понимают, что такое человек, и заживо копают себе могилу небытия. А есть существа, которые хотят стать людьми и делают все, чтобы выполнить то, зачем пришли на этот белый свет. А тебе необходимо только одно — сделать выбор и согласно этому выбору действовать.
— Дедуля, тогда я совсем не пойму, почему в обществе принято совершенно другое, противоположное тому, что вы говорите и делаете?
— Все очень просто. Одни живут, и их уже осталось очень мало, но они есть и живут, а другие заживо себя хоронят. Вот и все. …А раньше, задолго до нашего с тобой рождения, на этом белом свете люди жили только так, как живут сейчас немногие. А тех существ, которые не хотели ничего делать во имя себя, были единицы. Их звали очень больными людьми. Общество становилось для них не Спутником жизни, а козлом отпущения. То же самое происходит с очень многими людьми и сейчас. Большинство так называемых людей сами же и сделали общество, какое оно есть, и общество же ругают, плюют на него. Разве это люди? Человек всегда и всему был Спутником жизни, даже так называемым людям, помогая им пройти свой жизненный путь. Они сами делают этот выбор, значит, им необходимо пройти именно этот путь. Хотя для чего им это, я не пойму...
— Да, дедуля, но я еще одной вещи не пойму: как вам удается жить свою жизнь так, как вы ее видите, черпая знания в себе и из истоков, которые находятся в обществе чуждом и противоположном вам?
— Не забывай: мы все друг другу Спутники жизни, мы все идем по своему пути, и мы друг другу помогаем.
— Это как?
— Общество помогает нам увидеть самую изощренную боль в нас же самих.
— Объясни…
— Кто может рассказать о ком-то больше и лучше всех?
— Не знаю.
— Ты можешь знать обо мне все?
— Да, если я сольюсь с твоим слоем сознания Хранилище воедино.
— А в слое Хранилище что хранится?
— Знания.
— А какие?
— О жизни.
— Значит, все имеется в слое Хранилище?
— Нет.
— Дак как ты можешь узнать обо мне?
— Тогда, когда ты расскажешь о себе сам.
— Дак кто может рассказать о ком-то больше и лучше всех?
— Только сам человек о себе.
— Вот и тут боль общества нам помогает увидеть свою боль и рассказывает о ней.
— Это как?
— А как ты задаешь себе вопросы о боли и как она тебе рассказывает?
— А разве не душа отвечает мне на мои вопросы?
— Смотря на какие. О боли — боль, а о знаниях — душа, но только после того как уберешь боль, которая закрывала тебе душу и знания.
— Подожди! Я совсем запутался. Ты хочешь сказать, что, задавая себе вопросы, я разговариваю с болью, а не с душой?
— Давай разберем пример: как ты открыл в себе свою первичную задачу и задачу этого воплощения?
— Задавая себе вопрос: какая моя первичная задача?
— А сразу тебе пришел ответ?
— Нет.
— А что мешало?
— Боль.
— А как ты убирал эту боль?
— Задавая себе вопрос: что мне мешает увидеть мою первичную задачу?
— И что?
— Я получал ответ, что мне мешает увидеть.
— А как ты думаешь, с кем ты говорил о боли?
— С душой.
— А душа может тебе сказать о боли, если она не боль?
— Нет.
— Вот и я о том же. Только боль может рассказать о себе и о том, что она делает.
— Дак что — боль сама мне рассказывает, как ее уничтожить?
— Да. Только не уничтожить, а изгнать из себя. Уничтожить ее невозможно, а выгнать восвояси — возможно. Боль — это частичка Небесной силы.
— А как тогда понять ваши же слова о том, что боль можно выписать на бумагу и сжечь или выговорить на воду, что вода, огонь и земля — это те существа, которые имеют способность уничтожать боль?
— Мы говорили, что огонь, вода и земля — друг другу сестры и братья, которые питаются болью и способны освободить нас от боли. Они проводники, способные отправить боль в Небесное Царство. И точно так же — сопроводить ее, сюда, на землю, из Небесного Царства в тело всего живого.
— Совсем ничего не пойму! Ты хочешь сказать, что земля, вода и огонь — не живые?
— Живые, но у них есть возможность очищать от боли все живое во Вселенной и становиться проводниками для боли.
…Я был настолько переполнен и ошарашен всей этой информацией, что мы смогли вернуться к этому разговору только на следующий день.
— Дедуля, я что-то не пойму, — снова начал я свои расспросы, — как общество помогает нам увидеть самую изощренную боль?
— Да очень просто, сынок. Общество — это кто?
— Люди.
Деда Коля дополнил:
— По-другому говоря — все мы. А какие мы, такое и общество. А где находится общество и чем оно для нас является?

— Общество… находится в нас и является для нас зеркальным отражением нашего внутреннего состояния, — гордо ответил я.
— И мало того, оно является нам всем Спутником жизни, а Спутники жизни что делают?
— Помогают жить.
— А как можно помочь жить?
— Не вмешиваясь в жизнь других, показывая, что с каждым происходит.
— По-другому говоря, поворачиваясь к нему лицом.
— Дедуль, я ничего не понял. Как понять: поворачиваясь к нему лицом?
— Давай разберем это на примере твоей жизни.
— Хорошо.
— К тебе общество как относится?
— С любовью, жалостью, состраданием… Кто-то ненавидит, кто-то страдает вместе со мной.
— Этого уже достаточно для того, чтобы увидеть, что с тобой происходит. Как ты думаешь, что говорит общество, когда люди тебя любят?
— Что во мне есть душа, что я еще не зачерствел, во мне есть какая-то жизнь.
— А что говорит, когда люди относятся к тебе с жалостью?
— Что во мне есть боль, что я жалею людей, себя. Что еще? …Не знаю.
— А когда к тебе относятся с состраданием?
— Что во мне тоже есть боль.
— Какая?
— Я живу чужую жизнь.
— А когда люди тебя ненавидят?
— Когда во мне бушуют злость, гнев, ненависть...
— Хорошо. А когда они страдают вместе с тобой?
— Тогда я сбрасываю на них свою жизнь, и они живут моей жизнью.
— Ну вот, примерно так и показывает нам боль наше общество. Есть еще вопросы?
— Нет. …А как тогда…
— Что как?
— Вы имеете такие большие знания, а общество позволяет вам жить?
— Сынок, мы общество любим, и оно нас тоже любит, а потом мы очищаем свое сознание и убираем боль, которую нам показывает общество, а не обливаем его грязью, держа в своей жизни за козла отпущения, как это делаешь ты и большинство людей. А по мере нашего очищения от боли общество перестает нам показывать боль, и становится по отношению к нам любезно.
— А почему так происходит?
— Потому что общество по отношению к тебе — больное. А этим оно показывает тебе, что и в тебе есть еще боль. Общество по отношению ко мне — здоровое, потому что я почти не имею боли, а когда у меня появилась боль, то оно становится по отношению ко мне больным, чтобы показать мне мою боль.
После этих слов деда Коли я снова задумался над своей жизнью...

Глава вторая
Где боль живет?

Я сидел с дедой Колей возле мешков с картошкой, выкопанной всем нашим «хором» на поле у бабы Сони, поджидая деда Сергея и деда Ваню. Договорено было, что они приедут на лошадях и увезут всю картошку, чтобы разложить ее в лабазе сохнуть. Деда Коля набрал дров, разжег костер да стал печь картошку. Я поудобней усевшись у костра, спрашиваю:
— Дедуля, а где боль живет? Как она живет?
— Ну на эти вопросы можно ответить сказкой «О горшке».
Я поудобней расположился на пне, а деда Коля, усевшись прямо на земле, начал свой рассказ…

Сказка «О горшке»
Жили-были в одном селе старик со старухой. Детей у них не было. Помогать им было некому. Вот им и приходилось все делать самим. Хозяйство вести да на жизнь справлять. Старуха глину месила да горшки лепила. А дед горшки в печь сажал да на ярмарке ими торговал. А торговля горшками все хуже и хуже шла.
Вот однажды он ни одного горшка не продал и возвращается к старухе с полным возом горшков. Едет, горюет: как бабке о том сказать, не знает. На что жить дальше, не знает. У них все хозяйство — домик перекошенный да земля не земля, сплошь одна глина. Лошаденка и та старая да за сохой не ходившая, да и зерна-то нет, чтоб посеять. И не заметил дед за горем своим горемычным, как неосторожно горшок ногой с телеги-то столкнул.
Горшок упал на дорогу, а дорога была кругла да покладиста. Все, что на дорогу попадало, — все на обочину сгоняло. А горшок, как упал на дорогу, да упал-то на то место, где обочина была крута, а за обочиной — равнина лесная. Вот горшок и закатился далеко в глубинку леса. Травушка-муравушка его обогрела, обняла, приласкала. Матушка-земля укрыла его мхом пушистым. И горшок сделался гнездышком уютным.

Мимо пробегал зайка, трусишка серенький. Весь замерз. Видит: гнездышко уютное. Сделал три круга вокруг горшка, огляделся. Нет никого — гнездышко свободное. Подбегает к нему и вопрошает на всякий случай:
— Есть ли кто хозяева уютного гнездышка?
Тишина, никто ему не отвечает. Он и шмыг в гнездышко. А гнездышко теплое, уютное. Вот он и стал в этом гнездышке жить-поживать да добра наживать.
Долго ли, коротко ли жил трусишка серенький один в уютном гнездышке, как мимо пробегает волчонок, злющий-презлющий. Видит: гнездышко уютное. Захотелось ему в нем жить. Он сделал три круга вокруг горшка, посмотрел, есть ли кто, учуял трусишку и думку себе думает: я смогу в дружбе жить с трусишкой! Да подбегает к гнездышку, сказывает:
— Есть ли кто хозяева уютна гнездышка?
— Есть! — ответствует ему трусишка, зайка серенький.
— А можно с тобой вместе жить?
Трусишка ему в ответ:
— А ты меня не съешь?
— Да что ты! Коль мы кров делить будем, я, злюка, охранять гнездышко буду. Чтоб никто чужой не пришел. А в гнездышке места много. Мы перегородим гнездышко пополам и будем жить дружно. Я гнездышко оберегать буду, а ты жизнь создавать будешь.
Согласился трусишка. Хоть и страху много.
Вот злюка поселился в уютном гнездышке. Они гнездышко поделили, перегородили и стали жить дружно.
Так долго ли, коротко ли они жили, но пробегает мимо лисица-сестрица — хитра, вся пушиста, чиста, так красотой и блещет. Заметила она уютное гнездышко, три раза обошла горшок вкруговую, полюбовалась. Подходит к гнездышку да молвит:
— Есть ли кто хозяева уютна гнездышка?
— Есть! — ответствуют трусишка и злюка, — есть! Я трусишка, зайка серенький! Я злюка, волчишка серенький! А ты кто?

— Я хитринка, лисичка-сестричка! Впустите меня к себе? Мы вместе в уютном гнездышке будем жить!
— А что ты будешь делать?
— Хитрить! Кто чужой придет — его внимание отвлекать да обманывать его буду, а злюка — нежданно-негаданно его кусать, да съедать будем все вместе.
По нраву оказался им сказ хитринки и согласились: трусишка и злюка впустили ее к себе. Гнездышко разделили на три равные части. Огородились друг от друга, и стали жить все вместе да добра наживать. Чужих обманывать, зубы им заговаривать, внимание отвлекать да нежданно-негаданно кусать, а потом съедать.
Так они и жили, долго ли, коротко ли, но мимо проползала змея — гадина ползучая, видит: гнездышко уютное. Три раза вокруг горшка проползла. Чует, что здесь хозяева вольготные, вольные — сладить с ними можно. Да уютно гнездышко так и манит, так тепло и сулит, а тепло ей сейчас впору и надобно. На третьем кругу у уютного гнездышка останавливается и вопрошает:
— Есть ли кто хозяева уютного гнездышка?
— Да, есть! — ответ держат: трусишка, злюка и хитринка, — есть! Я трусишка, зайка серенький! Я злюка, волчишка серенький! Я хитринка, лисичка-сестричка! А ты кто?
— Я гадина ползучая, змея подколодная! Впустите меня к себе! Я много места не займу, где-нибудь в углу клубком свернусь и мешать не буду.
— А что ты будешь делать?
— Гадить! Кто чужой придет — я его обгажу, яду подолью, осознание усыплю, туману напущу! Хитринка — его внимание отымет, сознание замутит! Злюка — нежданно-негаданно его кусать будет! Трусишка — его усыпит и силы жизненные отымет! Тут мы его и съедим!
Понравился им сказ гадины, узрели ее замысел и силушку. Увидали им помощь заветную, как сотворить зло, и согласились трусишка, злюка и хитринка с гадиной. Впустили ее к себе. Гнездышком поделились, каждый зверек понемножку потеснился. Гадине и хватило. Все друг от друга огородились, и стали все вместе жить да не тужить. Добра наживать да вместе дело делать. Дружно жить, друг другу помогать да большого зла наживать. Чужих обгаживать, обманывать, нежданно-негаданно кусать, жизненную силушку отбирать да съедать.
Хорошо живется, весело.
Так они и жили, долго ли, коротко ли. Сколько — только они сами знают да уютно гнездышко.
Тут паразиты скопом мимо шли, увидали уютно гнездышко — завидки взяли, что кто-то другой там живет, а не они. Они три раза вокруг обошли, обсмотрели, облюбовали уютно гнездышко, еще пуще прежнего захотели в нем жить, да запашок-то сладенький от него идет. И вопрошают они:
— Есть ли кто хозяева уютного гнездышка?
— Есть! — ответствуют трусишка, злюка, хитринка и гадина, — есть! Я трусишка, зайка серенький! Я злюка, волчишка серенький! Я хитринка, лисичка-сестричка! Я гадина ползучая, змея подколодная! А вы кто?
— Паразиты мы разные: вши и блохи, земляные, водные да животные! Впустите нас к себе! Мы много места не займем, нам чуть-чуть места надобно, мы меж вами расположимся.
— А что вы делать будете?
— Паразитить! Чужому угождать да исподтишка его кусать, зрение отбирать. Тут гадина — будет яду пускать, осознание усыплять да тумана напускать! Хитринка — ему будет врать, внимание отымать! Злюка — нежданно-негаданно его кусать! Трусишка — его усыплять, силушку жизненную забирать! Так мы с ним всем миром и сладим, а потом съедим!
По нраву оказался им сказ, от этих слов аж они сами почуяли свою силушку, да как зло растет да жаждет, и согласились: трусишка, злюка, хитринка и гадина впустили их к себе. Гнездышком поделились, все понемножку. Кого к себе впустили — потеснились. Кому отдельно место выделили. Друг от друга отделились, и стали все вместе жить, не тужить. Песни петь, пировать да недругов созывать. Кто там был мед-пиво пил, по усам текло да в рот не попало.
Тут бы сказку продолжать, да продолжит каждый: рассказав, какую скотинушку у себя приметил да какого зверька в себе пригрел. Дал ей волюшку да жизнь свою съел.
Посмотри на себя и себе сказывай: «Почем смерть твоя, почем жизнь твоя! Кто тебе друзья, а кто недруги! Кто раб, а кто рабовладелец! Кто спит, а кто дремлет! Кто в жизни выживает, а кто ее живет! Кто жизнь свою строит, а кто по морю плывет да берега не видит, а видит — пристать не смеет!
Коли ты родился да помолился, иди и делай!
Коли оступился, вставай да реви! Горе усмири да выкинь!
Коли жизнь нашел, с миром поделись!
А понял сказ, детям поклонись!»
Вот и весь сказ: дуракам — наказ, умным — яма, мудрым — жизнь!

— В сказке народ очень хорошо показал человеческое тело как сосуд для знаний, — продолжил наш разговор деда Коля, закончив сказку. — …Да что с нашим телом делает боль.
— Подожди, дедуля… Я чего-то не совсем понял. Почему наше тело — это сосуд для знаний? И что боль делает с нашим телом?
— Давай посмотрим, почему это так, а не иначе.
— Славно!
— Что необходимо человеку, чтобы тело ожило?
— Знания, как его оживить.
— Еще?
— Еще… Оживить — и все.
— По-другому говоря, запустить в теле движение силы, так?
— Да.
— А как можно запустить движение силы?
— Создать условия для того, чтобы человек мыслил, дышал, думал, видел, слышал… Словом, для всего того, что необходимо для сохранения и поддержания движения. Да еще и развития движения. Так?
— Да.
— Но мне не совсем понятно, как мысля, дыша, думая, видя, кушая, какая, писая… можно сохранить движение, поддержать движение, да еще и развивать движение жизни?
— А мысля, что ты делаешь?
— Задаю себе вопросы.
— А задавая себе вопросы, что ты делаешь?
— Открываю в себе знания, боль, что мне мешает жить.
— Хорошо, а все это вместе взятое что тебе дает?
— Открывая знания, я вижу, куда я иду и куда мне необходимо идти.
— И что ты этим делаешь?
— Привожу в движение тело.
— Дыша?
— Я не могу жить без воздуха. Мне необходимо дышать.
— Для чего?
— Для того чтобы жить.
— По-другому говоря, для поддержания жизни, так?
— Да.
— А что ты делаешь, думая?
— Я развиваюсь и оберегаю себя.
— Видя?
— Развиваюсь и оберегаю себя.
— Продолжать?
— Нет, не надо. Я понял.
— Следующий вопрос?
— Что с нашим телом делает боль?
— А сам как думаешь?

— Ну-у... Рассмотрев сказку… Можно сказать, что боль делает из нашего тела улей?
— Хорошо, значит, боль — это пчела?
— Ну-у... Я этого не говорил.
— А на самом деле, боль — именно труженица-пчелка. Она постоянно трудится и все время создает условия для появления новой боли, для создания неуправляемой силы. Она постоянно настороже. Расставляет на жизненном пути человека ловушки, используя для этого прошлое человека, и бдит. Человек попал в нее — опутывает его, душит, связывает по рукам и ногам. Не попал — строит новые и новые ловушки. Большую жизненную силу имеет человек — копает глубокие ямы и бездонные пропасти. Боль все перетрясает в прошлом человека и все использует для построения ловушек. А ловушки — это характерные черты разных зверей. Она строит в теле соты для нового семейства боли и смерти человека. Попав в ловушку, человек впускает новое семейство боли, а домик уже готов.
— Дак что — Создатели послали к человеку пчел, чтобы они показали ему, как живет боль?
— Не только. Еще не стоит недооценивать боль потому, что она труженица. Как проморгал — она может всю жизнь исковеркать. Бывали у тебя случаи, когда друзья или знакомые говорили, что ты сделал или поступил так, как бы ты никогда не сделал или не поступил?
— Нет.
— А я в молодости это слышал на каждом шагу. Мне рассказывали о таких моих поступках, которых бы я никогда не совершил. А я сам о них не помнил. Поначалу отмахивался, а потом верил.
— А может, они просто шутили так?
— Нет, один человек это может сказать, два — могут сговориться, но когда говорят многие и в разных местах разное — это уже не шутка. Во мне было очень много злости, и она мне полностью закрывала разум, даже можно сказать — отбирала. И я творил черт знает что, а сам этого не помнил. Это потом, когда я встретил своих Стариков, они стали помогать мне жить и многое показали, а я многое вспомнил, очищая свое сознание от боли и всего того, что мне мешает жить. Вот так, сынок…
— Дедуля, тебе плохо?
— Нет. Мне очень хорошо… Я все свое говно вычерпываю и вычерпываю. И мне радостно, что оно мне больше не мешает жить.
— Тогда я немножко испорчу твое состояние.
— Чем?
— Пойдем дальше! Меня нетерпячья рвет изнутри, и осталась какая-то недоговоренность. Что еще пчелы показывают человеку, кроме того, что боль — труженица и тело человека — это соты, и боль заполняет их болью да не дает человеку воспользоваться знаниями жизни?
— Очень многое, сынок. Они показывают, что необходимо питаться только природной органической пищей. Это пища, которая дает человеку жизненные силы, а не просто заполняет чем попало желудок. Показывают, как можно запустить в соты живу, после того как боль изгнали из ее жилища. Они снабжают человека самым ценным из пищи — медом. А еще прополисом — это самый лучший хранитель жизни человека; воском, который очищает наше тело от радиации и всего химического, искусственного, чужого. И еще очень многим. Я как-нибудь тебе все это не только расскажу, но и покажу. Хорошо?
— Ну ладно.
— Я ответил на твой вопрос?
— Да.
— Что еще тебя беспокоит?
— Как боль оживляет тело?
— А как ты думаешь сам?
— Не знаю… Мне боль приносит только боль… и все.
— А в самом начале своей жизни, что с тобой сделала боль?
— Оживила меня, но это с ваших слов...
— А что говорят тебе твои знания?
— Ничего. Тишина…
— Задай себе вопрос, как мое тело ожило?
— Я получил боль от родителей еще в самом зачатии, и она запустила первое движение — мысль. Я стал мыслить. Мысль, пусть чужая, разрушительная, меня оживила.
— А как она тебя оживила?
— …Я стал думать, размышлять. Размышляя да получая знания, стал видеть, слышать, чувствовать, к чему-то стремиться.
— А к чему стал стремиться?
— К выполнению своей задачи этого воплощения.
— Вот ты сам и ответил на свой вопрос.
— Дедуля, все это понятно, но как боль живет?
— Это по сказке очень хорошо видно, а ты что понял?
— Что боль в начале жизни человека оживляет тело: оно начинает думать, мыслить… приобретает все жизненные способности, боль даже развивает тело, а потом порабощает и тело и душу.

— Жизнь — это дело, движение. Вот и боль движется, делая свое дело, создавая лад в начале жизни на земле, а потом этот лад разрушая, приводя человеческое тело к смерти, превращая его в прах.
— Деда, тогда я ничего не пойму! Что — без боли вообще невозможно начать жизнь на земле?
— В чем-то ты прав...
— Ну давай возьмем такой пример: я вошел в зачатие, и у моих родителей все в порядке — тогда я не получу никакой боли и в этом случае не буду жить на земле?
— Будешь.
— Я совсем запутался… Как я буду жить, раз я не получил боль?
— А ты задай себе вопрос: я буду жить, когда войду в зачатие и у мамы и папы лад в Семье?
Я задал этот вопрос и вышел странный ответ — «Да».
— Дак значит, можно оживить тело без боли?
— Этого не знаю. Но знаю, что ты, войдя в зачатие, получаешь боль от мамы и папы. Это факт.
— Это как?
— А вот так. Когда ты попадаешь в зачатие, то что чувствуешь?
— Другую среду.
— Что она делает?
— Пугает.
— А страх — это боль?
— Да.
— Дак ты получаешь страх, когда попадаешь в зачатие?
— Да.
— А что страх делает с тобой в момент зачатия?
— Он придает мне силы… создает такую ситуацию, чтобы я задумался, огляделся, прислушался…
— Словом, страх запустил жизнь?
— Да, это точно.
— Сынок, есть еще вопросы?
— Нет, — ответил я и крепко призадумался над словами деда.
… Вскоре приехали деда Сергей и деда Ваня. Мы загрузили картошку и отправили их к бабе Соне. А сами стали ждать, когда они вернутся за оставшейся.

Глава третья
Как пробудить дух и душу дитя

Дедуля достал из костра печеную картошку и подал ее мне. А мне тем временем вспомнился давнишний разговор с бабой Соней о том, что дух у большинства взрослых людей и детей спит, поэтому они свою жизнь не живут, а выживают. Тут я деду задаю вопрос:
— Деда Коля, как пробудить дух и душу человека?
— Сынок, слушай, читай, разбирай сказки и создавай сказку в своей жизни.
— Это как?
— Ну вот, к примеру, мы рассказывали тебе сказки «Семилетка», «Дитя» — о чем они говорят?
— О мудрости дитя.
— О том, что дитя — человек, что он близок к знаниям Вселенной, что он находится у истоков жизни самого первого человека на земле да имеет прямую связь с Создателями. О том, что человек всесилен, поэтому всесильно и дитя. Что ты делаешь, когда мы рассказываем сказки?
— Представляю себя на месте героя.
— И что с тобой происходит?
— Я набираюсь сил, желания жить… охота что-то начать делать.
— Хорошо. И что тебе охота делать, когда мы разбираем эти сказки?
— Жить наравне со взрослыми, стать волшебником, все уметь и все знать, вернуться к своим знаниям.
— А что тебя в сказках так привлекло, что захотелось все уметь и все знать?
— Какая-то реальность, возможности, свобода, действительность… Да просто солнце, тепло. Там хорошо, и мне приятно там находиться.
— А что это такое?
— Жизнь, которую я хочу жить.
Деда Коля добавил:
— Да-а-а, это похоже на огромное желание жить, по-другому говоря, в тебе проснулся дух — Небесный Огонь.
— Да, и это желание толкает на действия, хочется что-то делать сейчас, сию секунду.
Какое-то время мы сидели в полной тишине, и каждый думал о своем. Деда продумывал, как вести разговор дальше, чтобы дать развернутый ответ на мой первоначальный вопрос, а я вспоминал сказки и изучал их героев. Да так увлекся этим, что предложение деда разобраться в том, как пробудить душу, меня немного ошарашило.
Мне захотелось на него обидеться и огрызнуться в ответ, но он меня остановил другим вопросом:
— Что мы будем делать? Огрызаться да обижаться на то, что помечтать не дают, или разберем волнующий вопрос?
— Разберем вопрос.
— Тогда соберись.

Я уравновесил свое внутреннее состояние, сделав на земле запись о своей боли, которая меня сейчас беспокоила, сел поудобнее на траве и проговорил:
— Я готов.
— О чем говорят сказки «Древо Семьи» и «Как Семья помогает человеку жить»?
— Сказка «Древо Семьи» — о пути и истории создания Семьи.
— По-другому говоря, раскрывает знания о создании Семьи, — добавил деда Коля.
— Пожалуй, так.
— А сказка «Как Семья помогает человеку жить»?
— …Она говорит о том, как в реальной жизни Семья помогает человеку жить. Здесь название само за себя говорит.
— Хорошо. А что с тобой происходит, когда ты эти сказки прикладываешь к своей жизни?
— Я радуюсь, что в чем-то идет совпадение, что я живу именно так, как говорится в этих сказках.
— А радость — это что такое?
— Тепло, нежность, желание погладить, игриво и нежно поласкать всех подряд…
— Как все это можно назвать?
— Любовь к жизни.
— Теперь понятно, как пробудить дух и душу?
— Да.
— Еще вопросы есть?
— Да. Для чего необходимы сказки взрослым?
— Точно так же как и детям — для того, чтобы жить!
— Это как понять?
— Раньше, в старину, сказки называли кладовой секретов жизни и огоньком, правящим мир кривых зеркал. А еще раньше сказку называли мудрецом, старцем. К мудрецам, старцам прислушивались, и их слова прикладывали к своим знаниям жизни. Человек таким образом будил в себе жизнь и правил свой жизненный путь, приобретая новые возможности для выполнения своей задачи этого воплощения. Еще раньше сказку называли сказом, средством передачи знаний и мудрости по свету. Сказки складывались жизнью человека.
Тут я прервал деда вопросом:
— Подожди, подожди. Это как?
— У человека возникал вопрос и он находя на него ответ в себе, прикладывал его к своей жизни. А получая результат, вкладывал ответ в сказку. Таким образом человек хранил мудрость, и эта мудрость ходила по свету, правила мир и жизнь людей. Так появились ходоки и скоморохи. Их точно так же, как и сами сказки называли и называют хранителями знаний. Это люди, которые знают, ведают… — проговорил деда Коля и замолчал, а я погрузился в тишину и стал осмысливать глубину сказанных дедом слов.

Глава четвертая
Как пробудить свое начало

Как пробудить свое начало? Как вспомнить свою первоначальную задачу? Задачу этого воплощения? Свое предназначение? Открыть для себя мир со всеми его широтами?
Как помочь все это сделать дитя? Ответ прост: разбирая с детьми сказки* и прикладывая их к жизни.

* В настоящее время А. Алнашев работает над созданием сборников народных целительских сказок, которые именно для этого и предназначены.

Дитя еще до зачатия просматривает всю свою жизнь в этой Семье, с этими родителями. Вот почему дитя с удивительной достоверностью рассказывает о своем будущем, своей жизни, как, например, я в пять лет сказал родителям, что у меня будет две жены, первая — удмуртка, вторая — русская, сколько у меня будет детей… И все это, что впоследствии и произошло, вспомнилось мне с детства благодаря сказкам, которые мне рассказывали старики.
Мы разбирали сказки и прикладывали их к жизни. Все лишнее отбрасывали, оставляя суть своей жизни, саму свою жизнь и знания о том, как ее жить. В каждой сказке, рассказанной Стариками, хранится что-то такое, что переворачивает все представления о мире и жизни да ставит все на свои места, направляя человека на рассмотрение своей жизни и созидание новой — такой, которая имеет смысл, которую хочется прожить.
Записав и обработав некоторые сказки, я дал почитать их своей дочке — ей семь лет, она ходит в первый класс. Она прочитала, сказала свое мнение о них, и мы какое-то время к ним не возвращались. Когда я подготовил сказки к рассылке издателям, дочка подошла ко мне и попросила их распечатать для нее. Я распечатал и отдал ей, а сам стал наблюдать, как будут дальше разворачиваться события.
Дочка стала потихонечку их читать, осмысливать и спрашивать меня о том, что было ей не совсем понятно. Я отвечал на ее вопросы и ждал.
И в один прекрасный день произошло чудо: она попросила меня поговорить об этих сказках и о том, что с ней происходит. В ходе разговора выяснилось, что ребенок самостоятельно разобрал эти сказки, осмыслил их, приложил к своей жизни, увидел очень много схожего между сказкой и своей жизнью, окунулся в свое прошлое и нашел свое предназначение, свою первичную задачу. Она мне сама объяснила, для чего пришла на эту землю — увидела смысл своей жизни. Потом взяла листочки чистой бумаги и стала рисовать все, что мешает ей жить и выполнить то, ради чего она пришла на этот свет.
Странная вещь, но после этого мы очень сильно сблизились, хотя я и раньше считал, что между нами полное взаимопонимание. Сближение это выражалось в том, что мы нашли общий язык, у нас появились общие интересы, одним словом — у нас сложилось общее дело. Она стала мне помогать в обработке сказок и их оформлении. Мы стали легко обо всем договариваться и делать любое дело вместе. Она перестала мне мешать писать книги и сказки. Иногда мы говорили без слов и понимали друг друга. Наша жизнь в корне изменилась. Мы стали единым целым, дочка сама стала видеть, что с ней происходит. Сейчас отпала даже необходимость напоминать ей, чтобы она освобождала себя от боли — она сама ее видит и убирает да просит меня ее сжечь. Проговаривает, каким еще способом можно убрать боль, наблюдает, как я убираю свою боль, готовится к тому, чтобы свою боль выписывать. Начинает говорить о боли, что раньше было практически невозможно, поскольку она была замкнутая, закрытая, так как ее никто не понимал, да и она сама себя не понимала. Она не могла объяснить себе, почему что-то с ней происходит именно так, а не иначе, и это ее очень сильно пугало…
Толчком к столь поразительным переменам в ней стали сказки. Раньше, хотя многое было ей непонятно, она боялась подойти и спросить, рассказать, что с ней творится, не хотела докучать нам и мешать делать свои дела. Тем самым она огораживалась от нас, да и мы в свое время вложили в это свою лепту — просили ребенка не мешать нам зарабатывать деньги. А дочка, разговаривая со своими подругами, получала подтверждение того, что все обстоит таким образом не только у нее, но и у других, что это закономерно. Что жизнь и участь детей и родителей в том, чтобы взаимодействовать, огораживаясь друг от друга...
Каждый человек может получить благотворные результаты в своей Семье самостоятельно — имея перед собой сказки, в которых заключена мудрость Стариков, мудрость наших далеких-далеких предков.

Глава пятая
Как начать убирать боль ребенку

Дочка еще и раньше понемногу рисовала свою боль, капризульки, страх. А когда я написал сказку "О горшке", она ее прочитала и попросила взять с собой в школу, чтобы почитать в классе. Ребятишки нарисовали сказку, да еще и написали прямо в книжке ее продолжение. Мы и не подозревали, что так произойдет. Ребята нашли в этой сказке много общего со сказкой "Теремок" и продолжили ее в том направлении, в каком в ней развивались события, но глядя на них со своей точки зрения и выписывая свою боль да оформляя книжку рисунками.
После этого ребятишки в классе стали дружней, начали больше прислушиваться к взрослым, рассуждать сами, у них появилось желание исследовать…
Когда ко мне пришла учительница с этими работами детей и рассказала о результате их совместной деятельности, то у меня был легкий шок. Я так долго искал возможные пути к тому, чтобы любой человек, не знающий тонкостей целительского мастерства, прямо у себя дома мог помочь ребенку освободиться от боли — и вот, пожалуйста, ответ!
Моя дочка, прислушиваясь к словам учительницы, попросила меня распечатать ей сказку "О боли" так, чтобы она могла ее продолжить и нарисовать то, что она видит в сказке. Я все это сделал. И стал наблюдать, что будет дальше. А произошло вот что: ребенок, прочитав сказку, не продолжил ее, а все расспрашивал меня, стараясь дойти до самой сути, и, нарисовав картинки в этой книжке, стал намного спокойнее. Раньше ей снились страшные сны, она беспокойно спала, а тут стала спать замечательно. Отношения у нас с ней стали еще ближе, мы еще лучше стали понимать друг друга. И она попросила меня распечатать в таком же виде все написанные мной сказки.
Сейчас происходит невероятное. Как только у дочки появляется какая-то проблемка со здоровьем, как только поругается с подругами, стукнется, обидится… — она просто начинает читать сказки. Находит в них что-то подобное тому, что ее толкнуло на эти действия, и просто их рисует и проговаривает мне, что случилось. И все выправляется.
Мне очень понравился такой эпизод. Дочка играла на улице с соседкой с первого этажа и вдруг прибегает вся разобиженная — вот-вот и заплачет. Раздевается и садится за сказки. Я спрашиваю ее: "Что случилось?" Она отвечает: "Поссорилась с подружкой".
Хорошо, я не стал вмешиваться в дальнейший ход событий и дал ей возможность разобраться со своей подругой самостоятельно.
Дочка взяла сказку "Настенька и солдат", почитала и быстро ринулась в подъезд. Мы ничего не поняли, но не остановили ее. Она вернулась где-то через час — вся довольная, улыбка во все лицо, глаза горят — подходит ко мне и говорит: "Мы помирились. Я ей показала, что с нами произошло, и мы помирились, можно я пойду еще с ней поиграю?"
Мы были в недоумении: что же все-таки произошло?
Оказалось вот что. Она, придя домой разобиженная и чувствуя за собой не понятную ей самой вину — подруга ее только обвинила, не объяснив за что — села искать причину случившегося, разбирать, что именно в поведении подруги и ее самой создало такую ситуацию. Да самое интересное — нашла! Отправилась к подруге, показала ей без сказки, что произошло. Они целый час разбирали эту ситуацию и пришли к миру. Увидели, что они обе были не в себе. Все это нарисовали и отдали мне сжечь.
После этого случая я увидел, что можно помочь ребенку убрать боль даже тогда, когда он не умеет читать и писать, у него уже есть замечательный инструмент осознания мира и жизни — это рисование сказок. Прочитать может взрослый, а нарисует ребенок. Мы, взрослые, порой не можем понять ребенка, а ребенок не может выразить нам то, что желает, так как в этот момент мы находимся в разных мирах творения.
У каждого взрослого в Семье есть возможность помочь дитю убрать боль. Можно прочитать сказку "Настенька и солдат", разобрать ее, приложить к жизни и найти в ней то, что говорится в сказке. И дать ребенку нарисовать сказку.
Ребенку, который умеет читать и писать, можно дать сказку "О горшке" — она, как и сказка "Настенька и солдат", есть в приложении к этой книге. Пусть он ее прочитает, а потом разберите ее вместе, приложив к жизни и найдя сходство между сказкой и жизнью ребенка. Предложите ему продолжить сказку и нарисовать каждый сюжет. А потом нарисованные и дополненные сказки сожгите — желательно вместе с ребенком. Ребенок, рисуя и дописывая сказки, осознает свою боль и оставляет ее на бумаге, таким образом освобождаясь от нее. А видя, как эта боль сгорает, обрезает все "привязки" к ней, и огонь придает ребенку силы. По-другому говоря, ребенок запускает в себя живу, выжигая в себе все остатки боли.

Часть 3. Разговор автора с читателями

Практическая работа «Как увидеть проблему в Семье»

Читатели, ознакомившиеся с этой книгой в рукописи, стали одолевать меня просьбами: покажите на конкретном примере, как можно увидеть, что в Семье не так! Почему у нас разладились интимные отношения? Почему муж (или жена) мне изменяет? Почему наша Семья разваливается?
Ниже приводится пример того, как я, разговаривая со своей душой, шел к открытию видения проблем в своей Семье. При таком разговоре необходимо выписывать все подряд — так, как идет. Не обращайте внимания на то, что мысли могут быть выражены туманно, на незаконченность фраз, лексику, правописание… Все, что выливается на бумагу, — это боль. При разборе выделите шрифтом или подчеркните то, что кажется вам важным, что является проблемой именно для вашей Семьи. А подробнее о том, как убрать эту боль, я буду рассказывать в следующих книгах серии «Возвращение в мир детства –согласовать название серии».
Дуга «животом» вверх — это открытие вашего мира боли, мира могильника.

Разговор со своей душой

8 апреля 2003 г.

Как-то весенним утром моя жена проснулась, вся разнеженная после бурной и прекрасной ночи. Я, как обходительный и любящий муж, прилег к ней, стал нашептывать ласковые слова, нежно поглаживая. Неожиданно для себя я почувствовал, что со мной что-то произошло: настроение испортилось, моя только что ласкавшая ее рука словно окаменела.
— Что случилось? — спросил я сам себя.
Откуда-то изнутри пришел ответ:
— Мое состояние связано с вопросом жены: «Ты что — нарываешься на комплимент?»
На этот вопрос я ей не ответил, а лег на спину и замолчал, «прокручивая» разные мысли: я к ней со всей душой, а она меня облила грязью… Я ей желаю добра, а она… От нее не дождешься ласки. Все делаю, чтобы ей угодить, а получается, что «нарываюсь на комплимент». Хотел как лучше, а получилось как всегда.
И это продолжалось минут пять, пока я не почувствовал себя совсем не уютно. Злость на жену хлынула потоком: я к ней как к самому дорогому человеку, а она со мной, как со свиньей…

Тогда я вступил в диалог сам с собой:
— На что идет злость?
— На то, что она обошлась со мной грубо. Отвечает на нежность грубостью.
— Почему у меня идет злость на это? Со мной и раньше женщины обходились так же?
— Да. Первая жена. Любую ласку, любое проявление нежности она обязательно использовала в своих целях — что-нибудь вытребует взамен или поставит условие на будущее. А я же живой — мне любить охота. И вообще — я же мужик. Начнешь фантазировать, что-то новое применять, замкнется в себе или выпалит: «Что я тебе — поле для экспериментов что ли?»

*…Как-то я принес ей букет роз — в знак очередного примирения. Вручаю их, стоя на коленях и читая стихи о любви. Оказалось, моя поза и цветы очень удобны для того, чтобы отомстить… За что? За то, что на прошлой неделе я пришел домой пообедать, а у нее ничего не приготовлено. А я на коленях, да еще голову наклонил вперед, поближе к ней, и щечку подставил для поцелуя. А вместо поцелуев, моя любимая, улыбаясь, взяла эти цветы и со всего размаха «звезданула» по подставленной щеке шипами, так что на целый год пропала охота к ней подходить. Ушел с работы. Зарегистрировал малое предприятие и стал ездить по командировкам за товаром да пристраивал их в магазины. Лишь бы только свою милую как можно дольше не видеть. А дома был дня по два-три, нос в бутылку — и все хорошо, деньги есть, пить есть на что.

— А в этом случае злость на что пошла?
— Что ни делай — все плохо. Я к ней — со всей душой, а мне — розами по физиономии. Да так, что след от шипов надолго остался. Как только появится желание купить цветы, вспоминаю этот случай. Беру теперь розы с мелкими шипами или вообще без них, а если что, то шипы срезаю. Береженого бог бережет.
— Так за что я обиделся на жену сегодня?
— Я хотел расправить, разбудить ее нежное тело. Все делал для того, чтобы у нее было хорошее настроение. Чтобы она была живая, активная, бодрая, нежная весь день, а она мне: «Ты чего, на комплимент нарываешься?»
— А почему ее вопрос вызвал во мне такую обиду?
— Когда я был маленький, часто прибегал к маме и защищал ее от пьяного отца. А мама, вместо благодарности, читала мне нотации: «Вот вырастешь, такой же будешь. Женщин за людей считать не будешь. Все вы мужики одинаковы: лишь бы залить свои шары да руками помахать перед бабой. Перед бабой — он герой, а случись что со мной, нападут на меня, к примеру, — сбежит, да еще им же накажет — покрепче ее, покрепче, чтоб подохла! Все вы мужики одинаковые, одним миром мазаны. Вам все одно...»

* Или такое: отец лежит в луже на соседней улице пьяный. Односельчане его увидят, бегут ко мне, доложили — и быстрей наутек. Мне три-четыре года. Я тащу отца за голову на себе, а все остальное волоком по земле, а он еще упирается, матерится на всю улицу, орет. А я тащу себе. Дотащу до дома. Мать выскочит. Откуда у него силы брались? Ведь лежал наполовину мертвый. Вскочит, руками машет — и на мать! Ноги свои осторожно переставляет, руками достать ее хочет, а она домой пятится. И таким способом в дом-то сам заходит. Как только ногу переставит через порог, я опять его волоком, только за ноги — голова уже дома, а ноги в сенцах еще. Ну, а утром начинается: мать-перемать, такой-сякой, чего ты мне в очередной раз утопиться помешал, сейчас пойду свое горе утоплю в бутылке, а то голова и все тело болят, словно кто-то по мне на тракторе проехал. А это мать его так отдубасила, что сама рядышком спать легла: испугалась — помрет еще, потом отвечай за дурака. А я молчу...

— На что обида-то пошла тогда?
— На то, что они меня и себя не понимали. На то, что они делали. Как мы жили. Что они передавали нам, детям. На то, что нас не видели как детей, а видели непонятно кого. Когда я подходил к ним за помощью или помогал им, получал лишь оскорбления, или они начинали «костерить» друг друга. Обидно было, что хочется их обидеть в ответ, а страшно — вдруг мне будет еще хуже.
— Ну, а почему все-таки меня так возмутили слова: «Ты что — на комплимент нарываешься?»
— Меня в детстве дразнили девчонки. Я им хотел помочь, а они мне в ответ: «Ты чего на комплимент нарываешься? Хочешь выделиться?»
— И я увидел в жене этих девчонок.
— А девчонки, задавая эти вопросы, задели во мне какую-то боль?
— Да. Мама в ответ на мое искреннее желание помочь постоянно говорила мне: «Не мужское это дело» или «За свой век еще наработаешься», или «Вырастешь — тогда поможешь». И моя охота перегорала — оставался один осадок…
— А осадок — это что?
— Обида на маму: я хотел помочь самому дорогому мне человеку, а она меня отталкивала, «обрезала» мой мир и жизненные силы. Отделяла меня от себя, отбирала возможность вложить частичку самого себя в Семью. Запрещала стать значимым человеком в Семье, стать полноценным сыном, стать сильным.
— Что я чувствовал при этом?
— Унижение. Ущемление моих прав.
— А моя жена — самый дорогой для меня человек?
— Нет, сын и дочки дороже. Но я все делаю для того, чтобы она была для меня самым дорогим человеком на всем белом свете.
— А в это весеннее утро она была для меня самым дорогим человеком?
— Да, была.
— Тогда почему я почувствовал от ее слов унижение, острую обиду? Возникло сравнение, что она поступила со мной, как со свиньей?
— Папа в свое время говорил, что все женщины относятся к мужикам, как к свиньям. Мы для них не люди, а животные. Да к животным они и то лучше относятся, чем к нам, мужикам...
— Вот оно что! Теперь мне понятна моя реакция на слова жены. Все это — моя боль, которая мешает мне чувствовать и видеть в ней женщину...
— Так, но почему жена мне это сказала?
— Кажется, начинаю догадываться… Перед этим я ей сказал: «Очаровашка ты моя! А я тебе кто?»
— И почему я задал ей этот вопрос?
— Потому что мне не хватает тепла: материнского, женского, детского. Не хватает понимания. Потому что чувствую себя уродом, монстром, маньяком, насильником, извращенцем рядом с ней, а не любящим мужем. Не чувствую себя любимым. Нет той душевной радости, которую получают мужчина и женщина от объятий, поцелуев, нежности, слияния, ласк, общения...
Осознаю, что я повторяю судьбу своих родителей, и появляется злость на маму, отца, первую жену, вторую жену, на детей и самого себя...
— За что злишься на маму?
— За то, что не дала мне тепла и любви, которых я хотел. Не понимала, что мне необходимо понимание. Я ее любил, а она меня только…
— А на отца за что?
— Отец постоянно, как марионетка, сбегал туда, на чьей стороне сила. При маме — поддерживал ее.

* …А когда мы оставались одни, хаял ее, обливал грязью и обвинял во всех своих невзгодах. Выгораживал себя и прятался за бутылкой. Я его практически не видел. Очень страшно иметь отца рядом и не видеть его. Вроде бы ощущаешь его присутствие, а на самом деле — это пустота. Он пьян или думает, на что и где выпить. Я к нему: «Помоги, научи!» А он мне: «Некогда» или «Я никакой…».

— Почему идет злость на первую жену?
— Ей вообще ничего не надо было. Я для нее был только станком, на котором печатают деньги. Днем и ночью работал, все нес в дом, а ей все мало и мало… От нее — один холод, раздражение. Нежности, тепла, ласки не дождешься… Все время обвинение: «Тебя нет дома, вот и ребенок от рук отбился». Я дома — снова ворчание: «Денег нет, а я как оборванка хожу, на улицу выйти стыдно».
— А почему на вторую жену идет злость?
— Нет ответной нежности, тепла, ласки. Нет желания, инициативы, ее постоянно сопровождают страх, раздражение. Глубоко в душе она обвиняет меня, а не ищет в себе ответ на вопрос: что с ней?
— Почему злость на детей?
— Потому что старшая приемная и самая младшая дочки, которые находятся рядом со мной, не знают, чего хотят, но постоянно чего-то требуют. Меня и свою маму не слушают. Чтобы привести их в норму, необходимо израсходовать огромное количество сил. Да и то удается успокоить их лишь ненадолго, особенно младшую.

* …Сын и первая дочка находятся у первой жены. Я чувствую, что они меня любят, очень многого хотят, но я им ничем помочь не могу. Не могу им дать то, чего они хотят. Не могу и не хочу возвращаться в ад. Боюсь, что когда-нибудь не выдержу и просто поколочу первую жену. За все, что она мне сделала за семь с половиной лет совместной жизни и продолжает делать сейчас. Мне стыдно: если сын с дочкой меня попросят о чем-либо, то я не смогу им это дать. Не смогу помочь в том, в чем им необходима моя помощь. Пришлют мне счет за все годы разлуки. И что мне делать?…

— А как понять слова «мне не хватает материнского тепла»?
— Это значит, что хочется просто прижаться, хочется, чтобы меня обняли, погладили, ласковое слово сказали, понежили, поухаживали. Я многого не прошу…
— А что означают слова «женского тепла не хватает»?
— Хочется таких слияний, чтобы после них жизнь переполняла обоих, чтобы появлялось желание что-то делать для себя, для жены, чтобы хотелось свою половину на руках носить, с неба звездочку достать…
— Ну, а как проявляется недостаток «детского тепла»?
— Хочется разных шалостей с женой, искренней радости… Без всяких мыслей — как потолок покрасить. Чтобы в постели думать и говорить о нас настоящих, а не о вчерашних или будущих, о том, что происходит с нами сейчас, в этот момент. А не обсуждать дела, сплетни… Вот и все. Хочется жизни здесь и сейчас.
— А за что злость на себя?
— За то, что я чувствую себя неполноценным семьянином, мужем, отцом. Чувствую себя не мужиком...

Стоп! На этом самом месте я сделал паузу в диалоге с самим с собой, так как четко осознал: все это боль и очень сильная боль. Уцепившись за тонкую ниточку вроде бы безобидных слов жены, я вытянул из себя массу боли! Сразу же вспомнилось то, что мне когда-то говорили девчонки:
— Тебя очень легко соблазнить и увести от семьи. Ты постоянно ищешь тепла, тебе не хватает женской ласки. Ты хочешь любить и ждешь того же от своей половины.
Тогда я не обращал внимания на эти слова, а сейчас они меня заинтриговали и буквально приворожили к себе.
Тут же я вспомнил слова бабы Гули:
— Слияние мужчины и женщины может дать настоящую радость, но только тогда, когда происходит слияние душ и тел между ними.
Как может происходить слияние душ и тел? И сразу я как будто бы вновь услышал слова бабы Сони:
— Слияние душ и тел происходит тогда, когда мужчина и женщина отдают этому себя целиком. Дают полную свободу телу и душе. Не думают, а плывут на корабле нежности и душевного тепла, где нет правил, запретов общества, где делается все, что душе угодно. При слиянии тел и душ происходит чудо: тело наполняется неописуемой силой, теплом, нежностью и растворяется в объятьях душ, где нет боли, страха, общества, которое осудит. Слияние — это путешествие по просторам любви и нежности небесной. Это купание в облаках чистоты. Это путешествие в самые затаенные уголки своего тела и души. После этого мужчина и женщина забывают обо всем на свете, наполняются силой, жгучим желанием жить и творить, любить друг друга и одаривать весь мир своей любовью к себе и своей половине. После этого не бывает преград: дорога жизни становится ровной, без ухабин и ям. Хочется весь мир обойти и его отблагодарить за это чудо — жизнь…
Тут же припомнились мне — а вернее, скопом повалились на меня вопросы людей, с которыми они приходили ко мне за помощью:
— Не знаю что делать — у меня разваливается семья… Муж ушел к другой женщине... Жена ушла к другому мужчине. Что мне делать, муж меня не хочет? Жена мне не дает… Жена лежит, как бревно, я уж так и сяк — все перепробовал, но ничего не помогает… И так далее. И тому подобное...

Я задал себе вопрос:
— Для чего создавать семью? Чтобы создавать себе проблемы?

* Ведь когда я был с первой женой, то из-за проблем в интимных отношениях тоже гулял в поисках чего-то такого, что может меня потрясти. Снимал проституток. Думал, что проститутки более раскованы, свободны, вольны. Но они не давали себя ласкать, целовать. И почти все говорили одно и то же: «Нам нельзя».
Я спрашивал: «Почему?» Они отвечали: «Чтобы не подхватить заразу. Чтобы не влюбиться. Чтобы быть свободными, а то все это соблазняет и связывает. Говори, что тебе сделать, и я все сделаю сама».
Заводил любовниц, но все это было не то. С ними происходило то же самое, что и с женой. Испытывал ощущение, что все живут по каким-то странным шаблонам. Делают все без настоящей охоты — как обязательство выполняют. Словно все связаны чем-то. Очень часто казалось, что мы какие-то машины, нет в нас искорки любви и чистоты. Нет искренней любви к себе и к своей половине. Что мы все время играем во что-то, раз и навсегда заведенное обществом, — и ни шагу к самим себе. Не делаем то, что хотим делать на самом деле. И я уходил...

После этих воспоминаний мой диалог с самим собой возобновился:
— Получается какой-то замкнутый круг. Как из него выбраться? Что делать?
— Не знаю… — а самого что-то изнутри гложет.
— Что меня сейчас гложет? Вопрос — для чего мне Семья?
Ответил на него, не задумываясь:
— Для слияния мужчины и женщины. И все.
— Зачем тогда жениться, создавать Семью, когда можно войти в слияние и без этого? Все же люди — у всех есть охота…
— Чтобы творить.
— А творить что?
— Чудеса.
— А что такое чудо?
— Дите.
— Так что, детей создают родители, а не Всевышний?
— Всевышний, но через родителей.
— Это как?
— Родители дают дитю форму и плоть в утробе.
— Хорошо, но многие женщины хотят родить, но у них ничего не получается с мужьями, а ведь у них — Семья.
— Ну, от чего ушел, к тому и пришел… Зачем создавать семью?
— Баба Аня говорила, что муж и жена — это половинки семьи. А на мой вопрос «для чего?» отвечала так: «Для того чтобы продолжить род, приобрести силы, убрать боль, познать чувство любви и стать свободным». Помню, что тогда у меня возникло множество вопросов.
Я вновь погрузился в воспоминания о своей жизни со Стариками…

— Баба Аня, для чего продолжать род? Как можно приобрести силы? Как это — познать чувство любви? Как понять — иметь семью и быть свободным?
— Продолжать род необходимо для того, чтобы каждый человек мог выполнить свою первоначальную задачу.
— Разве человек, живя на земле, не выполняет свою первоначальную задачу?
— В большинстве случаев — нет.
— А что он делает?
— Блуждает в потемках.
— Это как?
— Очень просто. Дите перед зачатием не может иметь первоначальную задачу разбогатеть материально или умереть нищим. Умереть от болезни или умереть от руки убийцы. Заблудиться между мирами или воплощаться вечно. Это бессмыслица, пустота, которая ничего не дает, только разрушает мир, и все. В природе есть другое: человек приходит на землю за знаниями, собственным развитием и выполнением своей первоначальной задачи. Бывает, что задачу невозможно выполнить сразу в первом воплощении. Поэтому человек выполняет ее поэтапно. И в каждом воплощении он выполняет именно то, что приближает его к выполнению своей первоначальной задачи. Продолжение же рода необходимо для того, чтобы еще при жизни подготовить себе маму и папу для следующего воплощения. Вот и все.
— Да-а-а… А для чего при жизни готовить себе маму и папу?
— Сынок, давай разберем это на твоем примере.
— Давай.
— У тебя мама и папа потерялись в небытии и не смогли тебе помочь освободиться от боли. Так?
— Пожалуй….
— Таких детей очень много. Для того чтобы пробиться к себе, им необходимо определиться, какая у них первичная задача, зачем они воплощаются и воплощаются именно здесь. Потом освободиться от имеющейся боли. Подготовить своих детей к тому, чтобы они увидели свою первичную задачу, определились, зачем они пришли на землю. Помочь им освободиться от боли, помочь им открыть свои знания. Показать, как детям готовить своих детей, помочь им это сделать. Все дети стремятся запустить ураган жизни, построить путь выполнения первичной задачи. А задача — у каждого своя. Это понятно?
— Не совсем.
— Давай тогда разберем мою семью.
— Конечно!
— Моих маму и папу готовили старики, точно так же, как и меня. Готовили с раннего детства. До трех лет они позволяли нам набрать боли столько, сколько мы могли унести, впитать в себя. А с трех лет приучали к тому, чтобы мы начали от нее избавляться. Показывали мир. Показывали самих себя и нашу боль. Из чего мы состоим. Как устроен мир. Что с нами творится. Разжигали охоту оставаться самими собой. Помогали поддерживать запущенный дитем ураган жизни, впуская его в свой ураган, запущенный в детстве. Давали дитю полную свободу. Шли рядышком, как мы сейчас идем с тобой: отвечаем на возникающие у тебя вопросы, побуждаем к тому, чтобы ты вопрошал себя сам. Открываем тебе возможность пользоваться своими знаниями. Помогаем тебе открыть их в себе. Направляем тебя на твое собственное развитие. Это так?
— Да-а, у тебя все так просто, а в жизни это трудоемко и сложно.
— Сынок, в природе все просто, только мы порой все усложняем и все выворачиваем так, чтобы мы же сами запутались в своей жизни и, в конце концов, сбежали от нее.
— Ну ладно, а какая у каждого человека первоначальная задача?
— У каждого человека она своя. А ты к своей можешь прорваться только сам — задавая себе вопросы, убирая в себе боль, то, что мешает тебе видеть ее и получить ответ на вопросы: Какая моя первичная задача? Для чего я пришел на землю? Почему именно к этим маме и папе?.. Это понятно?
— Не совсем. Давай разберем на каком-нибудь примере.
— На каком?
— Ну хотя бы на твоем?
— Но моя задача — это моя задача. Я не могу разбирать ее как пример, потому что не выполнила ее и не получила того результата, который мне необходимо получить. Это понятно?
Я тяжело вздохнул и ответил:
— Да, понятно… Понятно, что когда ты ее выполнишь, то у меня надобности в объяснении не будет. Это понятно...
А баба Аня шутливо сказала:
— Вот бы знать, куда упасть. Я бы на это место толстым слоем солому постелила.
Я задумался, а бабуля через некоторое время говорит:
— Сынок, не гони лошадей, время придет, все поймешь и узнаешь.
— Скажи, как можно приобрести силы в Семье?
— Обрести силу можно в слиянии душ и тел мужа и жены. В изучении своей жизни в Семье. Помогая друг другу увидеть и убрать боль. Присоединяясь к ребенку — он помогает увидеть жизнь, радость, искренность, дух. Помогает душе расправить крылья, расширить мир. Он учит жизни. Возвращает на жизненный путь. Помогает вспомнить свою первоначальную задачу, увидеть свою жизнь и вернуться к ее простоте, увидеть свои желания, мечты, которые ведут к жизни и развитию. Дитя помогает разжечь внутренний огонь, полюбить самого себя. А Семья — это строительная площадка, на которой строится жизнь человека, где раскрываются знания, развивается человек и выполняется первоначальная задача.
— Как можно, изучая свою жизнь в Семье, приобрести силы?
— Когда человек изучает свою жизнь в Семье, он видит свою боль, приобретенную для пробуждения жизни. Осознает свою жизнь, раскрывает в себе первоначальную задачу. Освобождается от боли и открывает свои знания, получает возможность развиваться. Расширяет свой мир. Все это дает жизненные силы. Вот, например, ты изучаешь свою жизнь в Семье?
— Да, изучаю и вижу свою боль, приобретенную благодаря родителям, сестрам, брату, бабе Коке…
— При этом осознаешь свою жизнь?
— Да, осознаю.
— Задавая себе вопросы, ты раскрываешь свою первоначальную задачу?
— Не знаю...
— Задай себе этот вопрос сам.
Я задал и получил ответ:
— Да, я приближаюсь к своей первоначальной задаче все ближе и ближе, убирая боль и все то, что мне мешает ее увидеть и осознать.
— Так. Ты раскрываешь свои знания?
— Да, и развиваюсь при этом.
— Расширяешь свой мир?
— Да. Я стал видеть свой мир и его расширять. Стал видеть людей, а не обидчиков. Вижу то, чего раньше не видел в мире: растения, животных, птиц, боль, дома, мебель, инструменты и очень много чего еще. Раньше я был закрыт от мира своим домом, своими родителями, сестрами и братом. А теперь увидел, что мир не ограничивается только этими людьми.
— И что ты получаешь при этом?
— Вообще-то силу. ... Появляется чувство, что я смогу горы свернуть. Появляется охота устроить свою жизнь, и идет радость от этого. Весь мир видится совершенно по-другому — в ярких красках. Хочется жить и весь мир одарить своей радостью.
— А когда изучаешь свою жизнь в Семье, то видишь свою боль?
— Да.
— Убираешь ее?
— Да. Но с вашей помощью. Порой не понимая, что и как вы со мной делаете.
— Для этого и есть мы, старики...
— Да-а-а. А-а-а как понять — присоединиться к ребенку и он поможет увидеть..?
— Хорошие вопросы, и сразу на них не ответишь...
Бабуля немного подумала и продолжила:
— Как понять — присоединиться к ребенку? Очень просто сынок. Как мы к тебе присоединяемся?
— Не знаю.
— Ну-у, что мы делаем?
— Даете мне самостоятельно идти по моему жизненному пути. Отвечаете на мои вопросы. Показываете мою и свою жизнь, как жили старики. Обучаете, как необходимо жить. Вроде бы все.
— Мы помогаем тебе самостоятельно изучать свою жизнь?
— Да, и искусно направляете меня, когда что не так.
— Помогаем открыть в себе знания?
— Да. Вы в большинстве случаев делаете так, чтобы я сам отвечал на свои вопросы. Показываете, как задать вопрос, чтобы получить ответ.
— А помогаем пользоваться своими знаниями?
— Да, вы создаете такие ситуации, чтобы я обращался к своим знаниям во всем, что бы я ни делал. Чтобы они стали со мной единым целым.
— Хорошо. Мы помогаем тебе развиваться?
— Да. Благодаря вам, я все делаю только по своей охоте.
— Вот так и присоединяются старики к дитю.
— А как дитя помогает старикам?
— А как ты думаешь, чем ты мне помогаешь сейчас?
— Х-м… Не знаю, разве что отрываю тебя от домашних дел.
— Дурачок! Ты мне помогаешь раскрыться самой. Раскрывая свои знания, ты возвращаешь меня в мое детство, в твой возраст. Разбирая твою боль, я просматриваю свою боль. Твоя радость возвращает меня в мое начало, к моей первичной задаче, и я радуюсь с тобой. В мире все взаимосвязано, ничего нет, что было бы само по себе. Без одного не будет другого. Так устроен мир. Так и катится жизнь каждого во Вселенной, передавая свое движение всему живому, и все объединяется в один огромный общий хоровод.
— А что за ураган жизни запускают дети?
— Дитя, придя на землю, еще в утробе матери и отца, имея свою первичную задачу, строит свой жизненный путь так, чтобы выполнить ее. Эта задача выполняется поэтапно, а каждый этап — это круг. На каждом кругу есть промежуточная задача и, выполнив ее, дитя плавно перетекает на другой круг. Вначале дитя пробуждает жизнь в себе, познает ее, изучая мир, прикладывая к себе все, что происходит вокруг, пробуждает в себе радость жизни. Ты выполнил эти задачи?
— Нет. Жизнь и радость жизни пробудил, а все остальное нет.
— Но сейчас продолжаешь выполнять?
— Да. Наверстываю.
— Хорошо. Посмотрим следующий круг: дитя ищет свое место в мире и просматривает свои возможности. Ты это выполнил?
— Нет. Я еще ищу себя и свое место в мире, используя свои возможности.
— Так. Теперь давай просмотрим следующие круги. Далее дитя развивается в том, в чем определилось, и занимает свое место в мире.
Потом идет подготовка основы для того, чтобы передать движение жизни детям и поддержать его. Это понятно?
— Вроде бы да…
— На следующем круге набирается скорость движения жизни, дитя освобождается от боли, развиваясь, изучая свою жизнь. И встречая дитя в своей Семье, помогает ему изучить свой мир.
Потом следующий круг — поддержка движения жизни детей. И последний круг — передача движения жизни всему живому во Вселенной. Это понятно?
— Не совсем. Вернее, совсем не понятно.
— Ничего, мы это позднее разберем, или увидишь все это сам, когда найдешь ответ на вопрос, какая у тебя первичная задача.
— А как убрать то, что мешает получить ответ, какая она?
— Задать себе вопрос: что мне мешает увидеть мою первичную задачу?
— Допустим, что я получил ответ. Увидел, что мне мешает. Что мне с этим делать?
— Убирать.
— Что убирать?
— Давай разберем на твоем примере. Что тебе мешает увидеть свою первоначальную задачу?
И из меня посыпалось:
— Боль, привычки, причуды, злость, пелена перед глазами, страх, навязанные решения, логика, правила, долги, законы, обещания, клятвы, гнев, обязательства и многое-многое другое…
У меня пошла голова кругом, потому что все, чем я раньше жил, к чему стремился, чем руководствовался, мешало мне увидеть свою первоначальную задачу. Мне стало не по себе. Земля пошатнулась под ногами. И я сказал бабе Ане:
— От всего этого невозможно отказаться. Что тогда будет, если отказаться?
— Этот вопрос задай себе.
Я задал и получил ответ:
— Рассвет жизни.
И с ужасом спросил бабу Аню:
— А что, у меня сейчас нет рассвета?
Она мне снова говорит:
— Задай себе вопрос!
Я уже с опаской задал себе этот вопрос и получил ответ: «Нет». Он прозвучал так холодно и пронзительно, что мне стало не по себе.
— Хорошо. Как понять — познать чувство любви?
— Очень просто. Быть свободным от уз.
— Это каких таких уз? Брачных что ли?
— Нет, не брачных. В природе нет брачных уз, это «наворот» общества. Есть праздник, представление себя миру, показ основы для того, чтобы сделать себя цельным, а жизнь в Семье — это показ миру, как ты идешь по своему жизненному пути, создавая себя цельным. Слияние с природой. Вот и все.
— Так, а что за узы, о которых говоришь ты?
— Узы человека с болью. В природе боль необходима только для того, чтобы дать человеку жизнь с момента его зачатия до трех лет, а во всем остальном боли в природе нет. Человек же, возомнив себя царем природы, заключил союз с болью и дал ей продолжение жизни. По-другому говоря, обручился с ней. Это дало боли возможность взять верх над человеком, управлять им. В обществе принято говорить: человек заключил брачные узы с сатаной и плодит разрушителей мира и жизни. Вот почему сегодня в большинстве Семей видят дите как монстра-разрушителя, а не боженьку, который способен помочь им обрести самих себя, свою жизнь. Дошло до того, что общество боится принимать у себя дитя. И Всевышний закрывает ворота в Царство детей на амбарный замок, чтобы дитя не пробилось на землю.
— Это понятно. А что такое чувство любви?
— Чувство любви… — это радость жизни, радость от своих действий, желаний, сладости, создания чуда. Чудо — это Спутник жизни, который всегда сопровождает человека, когда он идет по своему жизненному пути. Потому что, идя по своему жизненному пути, человек оставляет на нем след и делает чудо. Чудо — во всем. А особенно — в слиянии душ и тел, потому что в этот момент в Семью приходит боженька и одаривает ее теплом, запускает в дом птицу счастья, вкладывает в каждого человека сердце, новую душу, полностью обновляет его, придает силы для развития и выполнения первичной задачи.
— А как познать чувство любви?
— Очень просто. Войти в слияние душ и тел так, чтобы прочувствовать в себе каждую клеточку своей половинки, каждую частичку мира, жизни, всей Вселенной, чтобы любовь могла провести по самым потаенным уголкам своим. В народе называют это еще путешествием в себя и во всю Вселенную на крыльях мечты.
— Вот это да! Красиво говоришь, но многое мне непонятно.
— Ничего, сынок, ничего! Придет время, и ты все поймешь. А сейчас важно представить себе любовь, чтобы ты мог к ней по жизни стремиться, чтобы преодолеть боль. Ты лучше спроси себя, чувство любви тебя манит?
— Да.
Мы ненадолго замолчали. Я представил себе любовь как путешествие по Вселенной, и мне стало хорошо, тепло, уютно… Но остался еще вопрос, который меня очень тревожил, и я спросил:
— Как понять, иметь семью и быть свободным?
— Все очень просто. Быть свободным — это освободиться от гнева, ненависти, эгоизма, ревности, чувства собственности, напыщенности, важности, раздутого самомнения и многих других недугов. Поэтому в народной культуре были созданы обряды, праздники, песни, сказки, плясы, хороводы, бани, купания, игры, рукоделия, ремесла, чтобы увидеть узы с болью и убрать их. Чтобы дать силы намерению жить. Набрать скорость движения жизни и выполнить свою первичную задачу. Обо всем этом мы еще потом поговорим…

Я только сейчас начинаю понимать, что старики имели в виду... Что в жизни все взаимосвязано, переплетено… Что бы я ни делал — все для чего-то и во имя чего-то. Только задай себе вопрос: «Для чего я это делаю? И во имя чего я делаю?» И все выясняется — ради мамы, папы, детей, жены, внучат, молодых… И возникает вопрос: «А когда ради себя?» …И выходит ответ: «Да никогда!»

* …Раньше, когда я рвался обучиться целительству, то никак не мог понять бабу Василису, которая постоянно мне говорила:
— Сынок, только тогда помогай людям, когда ты сможешь помочь себе. Только тогда помогай людям убрать проблему со здоровьем, когда ты уберешь ее у себя. Только тогда помогай людям обрести цельность, когда сам станешь цельным. Да помогай только тем, кто хочет жить.
И мне хорошо удавалось помочь тем, от кого в большинстве случаев отказались врачи, — это были люди, которые верили в себя и искали выход. Все мои советы и предложения они «прикладывали» к себе, и если они «прикладывались», то результат был налицо. Я все это считал чудом. А сейчас понимаю — все очень просто: каждый человек может прожить только свою жизнь. И результат получается хорошим только благодаря тому, что человек очень хочет жить свою жизнь, а не чужую, жить не ради папы, мамы, бабушки, детей, роз, коровы, а ради самого себя, и борется за свою жизнь сам.

Я спросил самого себя:
— Почему, когда я помогаю детям, то результаты получаются самые лучшие?
— Да очень просто! — ответ не заставил себя ждать. — Они, в отличие от взрослых, еще не настолько забиты всякими сумасбродствами.
— Но ведь все говорят, что дети ничего не понимают в жизни.
— А я хочу сказать всем — они живут!
— Но ведь все говорят, что дети ничего не знают в жизни.
— А я хочу сказать всем — они просто живут!
— А почему раньше старики, мамы и папы — все взрослые учились жизни у детей? Их ставили на первое место в Семье и обществе?
— Да потому что они живут своей жизнью. Они настоящие Спутники взрослых. Посмотрите, как они искусно достигают своего. Создают такие ситуации, чтобы родители вывернулись наизнанку и все же сделали то, что детям необходимо. Они не думают, хорошо ли это для нас, взрослых, или плохо, одобрит это или не одобрит общество, есть такие законы или нет, есть такие правила или нет... Они живут так, как им показывает их первичная задача. А сбиваются с жизненного пути только тогда, когда ими управляет боль. Все остальное время они живут.
— Но ведь они, по мнению общества, — бестолковые, ничего еще в жизни не видели, ничего сами в жизни сделать не могут.
— Я сам только сейчас понял, что дети — это дверь для взрослых к самим себе, к своей жизни. Только они могут нам напомнить о первичной задаче, о том, что необходимо жить свою жизнь. Показать нам, как это делается, и направить нас по нашему жизненному пути. Потому что они — живут.
Теперь я понял, почему старики раньше говорили: пришло дите в Семью — это боженька пришел, — и похвалялись им перед всем миром. Да потому что каждому человеку дается возможность воплотиться в детях своих детей для выполнения своей первоначальной задачи или приблизиться к ней. А путь к этому необходимо готовить самому — сейчас, еще при жизни. Где можно все это сделать? Только в Семье, где дитя рядом.
— Ну а для чего человеку необходимы рядом муж или жена? Ведь я сам могу воспитывать дите, и оно поделится со мной всем? Точно так же считают и многие женщины…

Я вспомнил, что когда-то задал этот вопрос бабе Ане, и вот что она ответила:
— Дитя может прийти без боли только к маме и папе, которые вошли в слияние души и тела, а не как машины для удовлетворения похоти. Вот смотри: например, у нас две пары варежек — одну пару связала мама, а другую — на фабрике. Какую пару хочется носить?
— Ту, которую связала мама.
— А почему?
— Мама ее связала для меня.
— Совершенно верно. Она вложила в них душу и тело, и варежки стали жить. Так?
— Да, они живые.
— Когда она вязала, то представляла себе эти варежки и мечтала, как тебе будет в них тепло и уютно. Так?
— Да. В них тепло и уютно.
— И главное, она все делала по охоте, сама себе поставив задачу, а не под давлением «надо». И, вдобавок, спряла шерсть сама, вкладывая в шерстяные нитки душу и тело, а значит, тепло и уют. Давай теперь посмотрим, почему с фабричными варежками все по-другому: вроде бы варежки толстые, нитки мягкие, а результат не тот...
— Давай.
— С какой задачей вязали фабричные варежки?
— Чтобы продать и заработать на них.
— Их купили?
— Да.
— Задача выполнена?
— Да.
— Что в них вложила машина?
— Холод и мертвечину.
— Вот и все.
— Подожди, а как понять — мама вложила в варежки тело?
— Очень просто, нитки имеют свою форму?
— Да.
— А мама вначале увидела, какие хочет связать варежки, и вязала, сохраняя этот образ, вкладывая в каждую петельку свое тело, и создала из ниток такие варежки, какие ты имеешь.
— Так получается, что машина тоже вкладывает в варежки свое тело?
— Совершенно верно. А душу?
— Нет.
— Варежка — это дитя, вязка — это слияние мамы и папы. Согласен с этим?
— Да. А как понять слияние душ и тел? Подожди… Получается, что в слияние входят муж и жена, а не их тела и души? Ничего не понял. Совсем запутался…
Баба Аня посмеялась и ответила:
— Муж и жена в слиянии тел открывают у себя в низу живота ворота для прихода дитя или получения жизненной силы. А при слиянии душ они набирают силу или получают божий дар — дитя. Только необходимо, чтобы муж и жена, перед тем как войти в слияние души и тела, ставили перед собой единую задачу и с этой задачей входили в слияние.
— Это как понять с единой задачей?
— Еще на свадьбе молодые проходят обряд, во время которого принимают решение: для чего они входят в слияние душ и тел. А в дальнейшем придерживаются принятого решения. И все.
— А что это за обряд и какое решение принимают молодые?


— Перед тем как отправить молодых в баню смывать страхи, стеснения, предрассудки молодости, гости разжигали большой костер для того, чтобы провести обряд по продолжению рода. Гости усаживали молодых возле костра в лучших одеяниях. А сами пели обрядовые песни и водили вокруг хороводы: поддерживали молодых, вселяли в них силу, уверенность. Молодые у костра изливали свою охоту по продолжению рода, показывали миру и маме с папой, какую они хотят создать Семью, на что потратят свои силы. Да смогут ли восстановить свои силы тем же, чем растратят.
— Это как понять, смогут ли восстановить силы тем же, чем растратят?
— Очень просто. Молодые принимают решение, для чего будут входить в слияние душ и тел.
— Ничего не понял! Как это, для чего они будут входить в слияние?
— Они через слияние душ и тел открывают ворота для прихода дитя или набора жизненной силы. Поэтому они делились с миром своим представлением о пополнении сил тем же, чем растратят. В мире нет ничего пустого. Все для чего-то, и все имеет свое место.
— Ничего не понял. А как тогда войти в слияние душ и тел?
— Здесь есть очень значимые условия.
— Это какие такие условия?
— Необходимо, чтобы половые органы мужа и жены были освобождены от боли. Сами же они — освобождены от обид и другой душевной боли в отношении друг к другу. Чтобы слияния были свободными, необходимо избавиться от запретов, правил, образцов, законов, шаблонов, графиков, комплексов, страхов, общественного мнения… Необходимо знать друг в друге все тело до последней клеточки. Иметь полную свободу тела. Иметь душевное притяжение друг к другу. Все делать только по охоте обоих. Любить себя и одарить любовью свою половину.
— Но это невозможно!
— Никогда не говори — невозможно, в природе нет слова «невозможно», есть слово «возможно». Оно несет могущество делать. И природа одаривает силой того человека, который делает для того, чтобы все было возможно.
— Ну, хорошо, со словом я согласен, но чтобы освободиться от всего, что ты перечислила, необходимо вначале прожить жизнь для очищения, а только потом воплотиться для продолжения рода.
— Почти так оно и есть. Кто-то это делает всю жизнь и не может освободиться. А кто-то с раннего детства освобождается от боли. И строит свою жизнь так, чтобы новой боли не возникало.
— Это как?
— Так, чтобы освобождаться от боли самим, помочь избавиться от боли детям и детям детей. Вот и все. Помогая освободиться от боли Спутнику, ты изучаешь мир и раскрываешь знания Вселенной для того, чтобы не возникла новая боль и ты мог выполнить свою первоначальную задачу. Это и есть жизнь. Поэтому природа создала для человека путь Семьи и в нее вложила смысл жизни.
— Да… Так сложно и запутано.
— Как раз все просто и взаимосвязано. Без радости не будет улыбки. Без ног не будешь ходить. Без воздуха не будешь дышать. Все это жизнь. И от нее никуда не денешься. Когда-нибудь придет время, и ты сделаешь выбор жить или быть трупом. Твоим выбором будет — жить.

И действительно, через двадцать лет, как мы расстались, я сделал выбор жить и только сейчас начал понимать и осознавать слова стариков:
— Семья — это все: небо, воздух, земля, вода и огонь. Семья — это жена, муж, дети и старики. Дитя — это настольная книга жизни. Жена и муж — это Спутники жизни. Старики — это мудрость прожитых лет и приобретенных знаний. Небо — это первоначальная твоя задача. Вода — это текучесть, нежность, очищение. Огонь — это сила, внутренний огонь, божье подобие, защита, неуязвимость, свобода. Земля — это смысл жизни и осознание ее. Семья — это основа жизни, путь достижения, раскрытия, развития, выполнения и ты сам. У тебя есть первичная задача и представь себе — ты без семьи. Что ты чувствуешь при этом? Что тебе хочется? Что ты в этот момент решаешь? Что делаешь? Что тебя к этому привело? Отчего это так, а не иначе? И спроси себя в этот момент: что с тобой?
Ответив на все эти вопросы, ты можешь открыть в себе то, что тебя тянет к Семье то, что тебе мешает жить в Семье и то, что ее разрушает.

Рисунок: дуга по ширине полосы набора, выгнутая вниз

Поговорите сами с собой так же искренно, откровенно, не упуская никаких подробностей, не стесняясь в выражениях. После того как вы выпишите на бумагу скопившуюся в вас боль, закройте свой мир могильника дугой «животом» книзу, а бумагу сожгите. Этим вы не избавитесь от этой боли полностью, но отберете у нее силу и снимете со своих глаз пелену, которая закрывала от вас вашу жизнь. И начнете строить ее сами. Именно вы, а не ваша боль.

Опрос детей в школах г. Ижевска

Вы когда-нибудь задавали себе вопрос: что я делаю с собой и со своими детьми? Не сейчас, не в данный момент, а по жизни? Почему я не слышу своих детей? Почему дети меня не слышат? Что вообще происходит у нас в Семье? Ответьте на эти вопросы искренно — не кривя душой, для самих себя. Те ли мы, кем привыкли себя видеть и считать? Постарайтесь увидеть, кто мы есть на самом деле, окунитесь в реальность и снимите хотя бы на мгновение вуаль со своих глаз…
Когда Вы в последний раз говорили со своим ребенком по душам? Ведь у каждого из них — масса вопросов к маме и папе. Беда в том, что многие дети держат эти вопросы в себе, не решаясь задать их своим родителям и взрослым. Спросите себя: почему?
…Но чтобы получить ответ на свои взрослые «почему», необходимо узнать, какие «почему» волнуют наших детей. Ниже помещены 160 вопросов школьников г. Ижевска, которые они хотели бы задать своим родителям. Опрос проводился анонимно: одни ребята записывали вопросы и пожелания на бумаге, другие — отвечали устно.

1. Почему они меня не понимают?
2. Почему они меня заставляют делать то, что я не хочу?
3. Почему они со мной не разговаривают?
4. Почему они хотят, чтобы я была похожа на них в детстве?
5. Почему мама постоянно на работе?
6. Почему папа к нам не приходит — ведь я его так люблю, а мама его постоянно ругает? Они у меня оба хорошие.
7. Почему мне нельзя ходить одной в школу и обратно, мне же десять лет?
8. Почему родители ведут за мной пристальное наблюдение?
9. Почему я не могу свободно ходить на дискотеки и встречаться с мальчиками? Ведь это жизнь.
10. Я не пойму, что хотят от меня мама и папа, пусть мне объяснят, а не толкают меня на безумства!!!
11. Как мне быть — я ничего не могу делать без разрешения родителей?
12. Почему родители хотят от меня того, что я не могу?
13. Почему я должна учиться в университете, когда я хочу просто жить?
14. Почему мама и папа хотят, чтобы я учила иностранные языки, если я их просто ненавижу?
15. Почему мне навязывают дома, что я дура?
16. Почему мама не хочет со мной играть?
17. Почему меня родители считают маленьким ребенком, когда мне уже семь лет?
18. Почему я должна думать точно так же, как мои родители?
19. Почему мои родители заставляют меня есть манную кашу?
20. Почему мои родители от меня отмахиваются, а не занимаются мной, как родители моих подруг?
21. Почему они мне создают жизнь, как у Золушки?
22. Почему мне не разрешают чесать … если она чешется?
23. Почему мне родители постоянно говорят, что меня нашли в капусте или купили в магазине, когда они меня родили?
24. Почему они мне постоянно врут?
25. Почему они обещают, а не делают?
26. Почему мне постоянно читают нотации? Когда же мне тогда жить?
27. Что мне делать, когда родители силом меня кормят? Говорят, что я кожа да кости!!
28. Мне непонятно, почему мои родители хотят, чтобы я их слушалась, когда у меня своя жизнь?
29. Что мне делать — мой папа меня домогается?
30. Что мне делать — мои родители очень сильно ругаются?
31. Почему мама и папа разводятся?
32. Почему они мне не рассказывают о любви к парню — я все узнаю только из фильмов, на улице, подслушивая, что говорят старшеклассники да подруги? Мне постоянно приходится чего-нибудь самой придумывать и изворачиваться перед подругами!!
33. Почему так плохо у нас в стране, раз у нас нечего есть дома? А мама говорит только одно: сейчас всем тяжело, всем голодно. А мои подруги ходят в обновках и едят всякие сладости. Мне очень неудобно перед ними. И как всем голодно, когда подруги в обновках и у них есть деньги?
34. Почему мне так плохо дома, что не хочется идти домой? А у моих друзей родители играют вместе с детьми и ездят в разные страны?
35. Почему родители любят моего брата, а меня — нет, что я хуже его, что ли? Ему все прощают, а меня постоянно шпыняют за давно сделанное?
36. Почему мои родители не хотят, чтобы я встречалась с парнем?
37. Почему мои родители думают за меня: как мне жить?
38. Почему мои родители меня не видят, не слышат, что я им говорю?
39. Почему мои родители меня бьют?
40. Почему мои родители не хотят меня понять?
41. Почему мои родители меня заставляют идти в эту школу, когда я хочу учиться в другой? Там мои друзья, а здесь — нет.
42. Почему родители такие тяжелые, что их невозможно расшевелить, особенно когда они спят?
43. Почему мои родители работают ночью, а днем спят, когда они мне так нужны?
44. Почему я сижу с бабушкой, а не гуляю с моими родителями?
45. Почему меня постоянно дергают, заставляя что-то подать, принести, когда они сами могут взять, и не считаются с тем, что я в этот момент делаю?
46. Почему мои родители хотят, чтобы я все делала по дому?
47. Почему они заставляют меня их слушать, а сами меня не слушают?
48. Почему они решают за меня, что это хорошо, а меня не спрашивают, что хорошо мне?
49. Почему мне родители покупают именно то, что я не хочу носить?
50. Почему они мне постоянно указывают, чуть ли не то, по какой мне половице ходить?
51. Я не знаю, что мне делать — на меня наседают мои друзья и подруги, говорят, что мои родители — придурки, а я их люблю?
52. Я не пойму, почему мои родители запрещают мне жвачки жевать, «сникерсы» брать? Говорят, что там отрава, а я хочу?
53. Почему так сложно жить: мама пьяная, папа спит, сестра на улице, а бабушка ворчит?
54. Почему мне нельзя делать так, как делает мой старший брат? Мои родители говорят, что он оторва, что он конченый, что с него нечего пример брать.
55. Почему мама меня не защищает? Вон у Петьки мама как разобралась со старшеклассниками, когда они отобрали у него яблоко!?
56. Почему мне приходится изворачиваться и врать родителям, почему им не нравится все, что я делаю?
57. Что мне делать? Они мне не дают жить. А я хочу ходить на дискотеки, гулять с парнями — мне с ними интересно, мне хочется побаловаться, похулиганить, попрыгать, поиграть, я не знаю, что еще… а мне родители запрещают? Дома сиди тихо!! На улицу не ходи — тебя могут украсть, а на выкуп денег нет, я тебе лучше куплю шубу норковую или золотые безделушки — все же польза и вклад в будущее! Что мне делать? Остается только из дома бежать!!
58. Почему мама ничего не делает — ведь меня хотят отдать в другую школу, для недоразвитых, что — я недоразвитый? Меня и так все дразнят — «дурак, умалишенный».
59. Почему мои родители делают мне так плохо, что хочется умереть?
60. Я не знаю что сказать… Мои родители меня очень любят и я их тоже, но они почему-то постоянно меня ругают и даже шлепают. Чудаки!! Зачем делать так, чтобы я их перестала любить? Ведь это у них не получится, они очень добрые, и я их очень-очень люблю!!!
61. Мамочка, миленькая, мне очень хочется счастья, подскажи мне, где его взять, я схожу и принесу его к нам в дом, и мы ведь заживем счастливо? Я тебя так крепко и сильно люблю!!! Вы обязательно скажите все это моей маме — я ее не могу увидеть: утром ее еще нет, приду из школы — она спит, потом встанет, поест и — на работу. Пожалуйста, спросите ее и мне скажите!!!
62. Я очень люблю маму, а папы нет. Я очень хочу, чтобы мой папа был со мной!!!
63. Я хочу, чтобы папа меня забирал из школы, а мама меня отводила в школу, а то бабушка за мной не поспевает, а опаздывать нельзя!
64. Я очень хочу, чтобы моя мама пришла к нам на праздник, я ей приготовила подарок!!!
65. Я хочу, чтобы мама и папа помирились и любили друг друга, как я их!!!
66. Я не знаю, что сказать… у нас вроде бы все есть, все хорошо, но очень скучно.
67. Пусть мне подарят на мой день рождения братика или сестренку, мы будем вместе играть, а то очень плохо одной.
68. Я хочу, чтобы мама и папа меня свозили в город мультяшек!!!
69. Я хочу, чтобы мама послушала мою учительницу и узнала, как я учусь, а то она меня только ругает.
70. Почему мне так плохо, а брату и сестренке хорошо?
71. Почему я должен носить пальто брата, а не свое, из магазина?
72. Почему сестре можно все, а мне нет?
73. Почему мама больше уделяет внимания папе, а не мне? Мне тоже этого хочется! У них вся ночь впереди, а у меня — только день!!
74. Почему мне нельзя гулять одному, как моим одноклассникам?
75. Почему мне не разрешают гулять и играть с Васей и Леной?
76. Почему мне постоянно запрещают сосать сосульки, ведь они мне нравятся?
77. Как так — у соседки Саши есть кукла Барби, а у меня нет? Это несправедливо!
78. Все твердят, что дома плохо, дома плохо, а мне хорошо, когда родителей нет. Я что хочу, то и делаю, правда, когда они придут, то мне, конечно, попадет, но все равно здорово!!! Они же не со зла!
79. Не знаю… Скажу, что просите, а потом меня мама и папа наругают...
80. У нас вроде бы все хорошо — вон моя мама только что ушла!!
81. Почему так — я не знаю, но мне не очень-то хочется у них жить. Если бы была возможность, то я бы переехал к Володьке. У него родители — просто класс!!!
82. Я не хочу говорить о маме и папе плохо, я их люблю!!!
83. Что им сказать, я не знаю… наверное, пусть больше меня слушают и перестанут заставлять меня их понимать! Я уже не маленький — и так все понимаю!
84. Мне очень тяжело говорить… Меня только что наругали за то, что я взяла варежку в рот…
85. Мне очень интересно все!!! Я хочу все знать!!! И хочу, чтобы мама и папа мне помогли!!! Они у меня очень хорошие!!!
86. Вы спросите мою маму, она лучше меня знает!!!
87. Вы, наверное, хотите им плохо сделать, раз так спрашиваете?
88. Я хочу, чтобы мама мне купила мой любимый учебник, а то уже прошло полгода, а учебника нет!!
89. Чтобы я хотела спросить у мамы? Не знаю. Попросить что-то купить? — говорит, что денег нету, еще не заработала. А что еще — не знаю.
90. Чтобы папа перестал маму и бабушку ругать, они хорошие.
91. Что мне сделать, чтобы они мне дали деньги на коньки?
92. Чего им от меня надо? Я хочу просто спать, играть, петь, прыгать, рисовать, гулять!!
93. Дорогие мои родители, дайте мне жить! Я уже большая, мне многого хочется, чего вы мне не позволяете!!! Отстаньте от меня!!!
94. Папа, не подымай на меня больше руку, а то я уйду из дома!!!
95. Пустите меня играть в футбол!!!
96. Я не знаю, чего вам от меня надо и знать не хочу!! Отстаньте от меня!!!
97. Я уже взрослый, у меня есть своя голова, есть свои желания, свои стремления. Отстаньте от меня, а то я уйду из дома или покончу с собой!!!
98. Странно, но у нас все хорошо, мы друг друга любим!!!
99. Я хочу, чтобы вы поговорили с моей мамой, чтобы она перестала вмешиваться в мои дела с моими друзьями!!!
100. У нас все хорошо: я с мамой играю, с папой гуляю, с бабушкой рисую, а с дедой покупаю все, что я хочу!!! У нас все здорово!!!
101. Почему родители ворошат прошлое и думают, что будет завтра?
102. Когда мне купят велосипед?
103. Будет ли ко мне ходить мама?
104. Меня когда-нибудь свозят куда-нибудь? А?
105. Почему папа много на нас кричит и чуть ли не каждый день пьет?
106. Что можно сделать, чтобы и у бабушки была собака?
107. Скоро вы возьмете котенка?
108. Почему они не разрешают играть в автомат?
109. Почему они за четвертки не дают денег?
110. Зачем на меня орут?
111. Почему они не реагируют на мои вопросы?
112. Почему папа ругает меня за то, что я не делал, например, когда моя сестра что-нибудь сделает, а потом папа это увидит и начинает ругать меня?
113. Когда мне дадут комнату?
114. Меня когда-нибудь сводят на нормальную прогулку в праздник?
115. Мне когда-нибудь разрешат хорошо погулять с друзьями?
116. Почему мне нельзя выбирать то, что я хочу носить?
117. Мама, почему вы развелись с папой?
118. Почему мне нельзя не ходить в школу?
119. Почему я учусь, но у меня не получается, а другие, кто не хочет учиться, получают четыре или пять?
120. Почему те люди, которые не хотят учиться, мешают тем, кто хочет учиться?
121. Мама, мы в этом году поедем на юг?
122. Почему меня папа ругает ни за что?
123. Когда я буду хорошо учиться?
124. Почему мне нельзя гулять до двух часов ночи?
125. Почему мне нельзя перейти в другую школу в этом году?
126. Почему мы не можем учиться только на пять?
127. Почему Титов мешает вести уроки?
128. Почему нельзя класть локти на стол?
129. Почему мне не могут купить компьютер?
130. Почему мне нельзя сидеть, с кем хочу?
131. Почему я не могу смотреть поздно хорошие фильмы?
132. Почему меня ругают?
133. Почему я не могу не делать уроки?
134. Почему я не могу позволить себе иметь очень дорогие вещи?
135. Почему я злой человек?
136. Почему мне надо делать уроки вечером?
137. Почему меня так часто ругают?
138. Почему накопленные деньги не разрешают тратить даже на нужные вещи?
139. Почему мама всегда забирает все деньги?
140. Почему все ставят мою сестру в пример?
141. Почему мне нельзя завести собаку?
142. Почему так сильно меняется время?
143. Кем вы хотите, чтобы я стала?
144. Как человек научился говорить?
145. Откуда взялась Земля?
146. Почему на Луне нет воздуха?
147. Почему я не могу смотреть телевизор до 4 часов ночи?
148. Почему надо редко сидеть за компьютером?
149. Почему я плохо учусь?
150. Почему нельзя есть все, что я хочу?
151. Почему, когда я не хочу кушать, меня все равно заставляют есть через силу?
152. Почему я не могу завести кошку?
153. Почему у меня нет домашних животных?
154. Мама и папа, почему когда родители загадывают, то и рождаются именно те дети, а я родился мальчиком, хотя вы загадывали девочку?
155. Почему вы нас заставляете ходить в кружки, которые нам не нравятся?
156. Почему ругают просто так, когда я ничего не сделал?
157. Почему вы поздно приходите домой?
158. Почему, когда я прошу помочь или куда-нибудь сходить, папа и мама всегда придумывают отмазку, лишь бы не сделать что-нибудь?
159. Дорогие родители, можно мне купить собаку?
160. Почему нельзя иметь много животных дома?

Вы можете провести подобный опрос в школах, где учатся Ваши дети, а кроме того, аналогичным образом выяснить мнения детей в отношении учителей и всей школы в целом. Благодаря такому опросу, можно увидеть, что и как необходимо изменить в школе, как изменить отношение учителей к детям. Дети способны показать все, что Вы хотите. Вопрос только в том, хотите ли Вы сами этого, хотят ли этого учителя, директора школ и министры образования?

Вопросы детей, которых приводили ко мне для поправки их здоровья

Ответьте на эти вопросы сами себе. Для каждого из них возьмите отдельный листок бумаги и каждый вопрос рассматривайте со всех сторон, обстоятельно, не упуская подробностей. Все эти вопросы возникают практически у каждого ребенка. И такого рода проблемы есть в каждой Семье. Мои ответы на эти вопросы детей Вы найдете в следующей книге серии «Возвращение в мир детства».

1. Вопрос ребенка:
Чего от меня хотят мои родители — они мне не дают прохода, в каждую дырку суются?
Ответ:
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________

2. Вопрос ребенка:
Объясните, пожалуйста, моим родителям, что у меня своя жизнь!!! (Ребенку 32 года.)
Ответ:
__________________________________________________________________________
__________________________________________________________________________
__________________________________________________________________________

3. Вопрос ребенка:
У меня тяжелый случай! Я люблю свою одноклассницу. Мы хотим вместе жить, но не знаем, как обо всем этом сказать родителям. Поймут ли нас они? Ведь они всю жизнь нам говорят, как нам жить, а мы хотим жить свою жизнь. Что нам делать? Мы уже хотим убежать из дома.
Ответ:
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________

4. Вопрос ребенка:
Как мне уйти от гнета мамы? Мама мне не дает гулять после девяти часов, боится, что я принесу ей «подарок» в подоле. Помогите мне, пожалуйста. Мне уже 13 лет.
Ответ:
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________

5. Вопрос ребенка:
Меня мама не понимает, не слышит, только твердит одно: вот это тебе подойдет, вот это тебе будет лучше, вот так делай, вот так сиди, не сутулься, больше ешь… У меня уже нет сил. Мне хочется умереть, нет жизни...
Ответ:
____________________________________________________________________________
____________________________________________________________________________
____________________________________________________________________________

6. Вопрос ребенка:
Как мне быть? Отец меня порет, в основном ни за что. Странный он какой-то...
Ответ:
____________________________________________________________________________
____________________________________________________________________________
____________________________________________________________________________

7. Вопрос ребенка:
Помогите мне, пожалуйста! Скажите маме, что я уже выросла — мне уже шестнадцать лет, что я уже давно не в пеленках. У меня уже есть парень, и по окончании школы мы хотим сыграть свадьбу. Мой парень одновременно работает и учится, а я из-за мамы еще не могу даже на улицу выйти без разрешения, не спросясь, как мне одеться, как себя вести, ходить ли на дискотеки, или сидеть и готовиться в институт, который мне не нужен. Мне необходима возможность жить своей жизнью. Помогите мне, пожалуйста!!
Ответ:
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________

8. Вопрос ребенка:
Дядя, вы можете маме сказать, что у меня все в порядке, а то она все видит в черном цвете. Скажите ей, пожалуйста, а то она очень переживает!! (Ребенку пять лет.)
Ответ:
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________

9. Вопрос ребенка:
Почему мои родители не спрашивают, что я хочу, а заставляют меня делать только то, что они хотят? (Ребенку семь лет)
Ответ:
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________

10. Вопрос ребенка:
Дядя… я дома гадкий утенок, меня все отшвыривают, я никому не нужна, меня никто не любит. Почему я такая? Может, вы знаете? (Ребенку пять лет.)
Ответ:
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________

11. Вопрос ребенка:
Дядя, почему мама плачет по ночам, разве я что-то делаю плохое? (Ребенку три года.)
Ответ:
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________

12. Вопрос ребенка:
Будьте добры, если вы такой умный, ответьте мне на один вопрос: сколько мне еще быть под каблуком взрослых!? Меня уже тошнит от них!! Я уже давно взрослый!!! (Ребенку четырнадцать лет.)
Ответ:
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________

13. Вопрос ребенка:
Вы спрашиваете, почему я разрезала себе вены на руках? А что за жизнь, если меня никто не слушает, только диктуют — и все!? Почему мне никто не верит, а верят только тем, кто все на меня сваливает?
Ответ:
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________

14. Вопрос ребенка:
Почему только одни взрослые имеют право жить так, как они хотят, а мне когда жить так, как я хочу? …Неужели тогда, когда они умрут?…
Ответ:
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________

15. Вопрос ребенка:
Я ничего не пойму: почему взрослые имеют право мне диктовать, а я им нет. Ведь говорят, в мире — равноправие, дак где же оно!? Я тоже хочу поизгаляться над взрослыми точно так же, как они надо мной!! Почему им можно, а мне нет? Всюду мне говорят одно: вырастешь — свое возьмешь, а сейчас терпи. А я больше терпеть не хочу и не могу!!? Нет больше сил!!! Я хочу издеваться над взрослыми точно так же, как они надо мной — и все!!! (ребенку десять лет)
Ответ:
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________

16. Вопрос ребенка:


Дядя, почему мой папа пьет и бьет маму, а они у меня такие хорошие и добрые? Как мне жалко их...
Ответ:
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________

Приложение для детей «Нарисуй и допиши сказку сам»

Настенька и солдат
(народная целительская сказка для очищения души и тела)
Жили-были дед да баба, у них была внучка Настенька. Она сильно капризничала, все ей было нипочем, все ей было не так. То она молчала, то во все горло орала. Всем перечила. Что ее ни попросишь — все не по ней, все неладно.
Задумались дед да баба. Что делать? Как быть? Ведь внученька потихоньку стала превращаться в невиданного зверя: то в козочку, то в змею, а то и просто в дурочку. Все повадки налицо.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Позвали к себе на помощь охотников, чтобы они изгнали из внученьки дикого зверя, — не помогло. Пуще прежнего начала становиться внучка диким зверем, да разным: то шакалом, то лисой, то волком. То огромной блохой, то большущим паразитом всяким. Да стала делать так, чтобы все вокруг нее плясали, делали только то, что ей хочется. Да все про себя забывали, только она одна — и все.
Дед и бабка мучаются. Стали звать лекарей заморских, знахарей, целителей, травников, ведунов — держать совет. Что делать? Как Настенькину болезнь известь? Да Настеньку вернуть пригожей?
Место для рисунка (1/2 полосы)

Но совет, посмотрев на внучку, ужаснулся. Внучка — не внучка. Переливается от злости, искрит, гремит, молнии пускает, вот-вот вся вспыхнет, загремит и рассыплется. Да у нее растут на голове рога, на руках — когти, становятся глаза тигрицы, хвост дыбом. И все это меняется разом, вмиг. Все лекари, знахари, целители, травники, ведуны испугались. Больше слышать о Настеньке и видеть ее не хотят, уши затыкают, глаза закрывают и без оглядки — наутек. Да не к себе домой, а куда глаза глядят, чтобы только такого чудища больше не видеть, с ним не встретиться.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Дед и бабка уже не знают, что делать. Внучка их начала есть, поедать. Принимать облик монстра, чудища какого-то — уши ослиные, гребень льва, глаза тигрицы, нос свиньи, клыки волка, тело змеи, на ногах — копыта, на руках — когти, хвост лисы. Шипит, как ящер. Плачет, как дитя.
Тут мимо проходил солдат, и что-то его остановило у дома стариков. Остановился его взгляд на переливающемся, радужном огне в окнах дома средь белого дня. Да крики слышатся непонятные, вроде человеческие, а вроде бы и нет.
Решил солдат зайти в этот дом переночевать. Да коль беда в доме иль чего неладно, помочь.
Заходит в дом, а там бабка вся потрепанная, покусанная. Дед у порога лежит, еле дышит.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Солдат спрашивает: «Что случилось, бабуля и дедуля? Почто у вас миру нет, и в доме царит зло, а не радость?»
Отвечает ему баба, упав в ноги солдату: «Беги отсюда, солдатик! Беги! Здесь внучка резвится, со свету всех изводит! И тебя изведет!». «Ничего, бабуля, — отвечает солдат, — за меня не беспокойся, я за себя постою, с проблемой этой справлюсь. Беду улажу, отведу».
Место для рисунка (1/2 полосы)

Дед да баба умолять солдата стали: «Уходи, солдатик, коли жить, хочешь! Ой, уходи, сынок!»
И в этот момент из-за печи внучка вылетает: рычит, шипит, копытами топает, когтями скребет, из ноздрей дым пускает. Солдата на смертный бой вызывает.
Солдат и говорит: «Чудище-пречудище! Почто ты разом со всем зверьем на меня идешь, неужель у тебя сил не хватит меня одолеть по одному?»
«Хватит», — отвечает чудовище, внучка Настенька, и оборачивается козой.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Солдат назвал ее своим именем: «Коза!» Этим силы у нее отобрал да против нее направил. Посмотрел козе в глаза с решимостью льва да показал ей свою охоту — разорвать козу.
Коза испугалась, выбежала из внучки и наутек.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Тут внучка обернулась дурочкой.
Солдат назвал ее своим именем: «Дура!» Этим силу у нее отобрал и на нее направил. Взял полотенце, скрутил, сложил вдвое и со всего размаху да со всей силой, с любовью к Настеньке, от всей души вдоль хребта дуру отчистил полотенцем так, что дура вылетела из внучки прочь да дорогу назад забыла.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Тут вылезла лиса. Все хвостом своим машет, ангельским голоском «поет», солдатика лелеет, об нем заботится, зубы ему заговаривает, к себе располагает. А солдатик ее своим именем называет: «Лиса!» Этим силы у нее отбирает да против нее направляет. Берет свое ружье да предупреждает: «Беги, лиса, в дальние леса, далеко отсюда, Настеньку оставь, забудь к ней дорожку. А то стрельну из ружья да шкуру твою на мех пущу».
Лиса испугалась — шмыг в окно! И след простыл.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Внучка гнидой обернулась — маленькой такой. Затихла. Но как солдатик к ней подошел — она прыг ему на одежду! И из-под тиха — хвать его за ногу, за ухо, подыскивая слабое место у солдата.
Солдатик, долго не думая, назвал ее своим именем: «Гнида!» Она силу потеряла и свалилась без сил.
Солдат быстренько подставил свою ладошку, и гнида упала прямо ему в руку. Только положил ее на стол да раздавить хотел, как гнида выскочила из внучки и наутек.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Шакалом внучка обернулась — готовится к прыжку на солдатика, словно на падаль. А солдатик назвал зверя своим именем: «Шакал-падальщик!» Зверь камнем упал на пол, язык на плечо кладет, умоляет солдата:
— Не убивай, солдатик! Я сам уйду!
Солдат только хотел взять ухват, как шакал сквозь дверь — шмыг в сенцы. Дак только его и видели, как хвост прижал. В одно мгновение пропал.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Внучка обернулась змеей. Зубы солдату заговаривает, всего обвивает да изредка сдавливает, напоминает: будь ухо востро, я змея, укусить могу. И только змея нацелилась его укусить, солдат ее своим именем называет: «Змея!» Она падает без сил на пол.
Тем временем дед да баба оправились от укусов зверя лютого, печь затопили. К пиру готовятся — внученька возвращается. Все больше и больше в человечину входит. Лютый зверь из нее бежит.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Солдат, долго не думая, змею — в печь, да на самое жаркое место. Змея горит, шипит, милости просит, солдата умоляет. Обещает больше не заходить, внучку стариков стороной обходить. Но солдат дождался, когда змея сгорела, да заслонку открывает, а из печи внучка выбегает. Как на пол ступает — в сучку оборачивается, готовится щенят принести.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Солдат — к ней, а она лает, к себе не подпускает. Прыгает, солдата кусает. Солдат своим именем ее называет: «Сучка!» Она силу свою теряет и на пол падает. Солдата умоляет: «Все, больше кусать не буду! Дом оберегать буду! Всех лелеять и беречь буду!» Но солдат берет ружье да в сучку целится. Сучка видит такое дело — одним прыжком сквозь стену на улицу и наутек. Да так сильно бежала, что всю шкуру пообрывала, только клочья на кустах остались. А саму никто больше не видел.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Внучка встала и обернулась свиньей. Солдата из дома выталкивает, свои зубы показывает, кусает, страх у солдата вызывает.
Тут солдат, долго не думая, называет зверя своим именем: «Свинья!» Она камнем падает, из внучки вываливается, а солдат из ружья: ба-бах! Свинья — насмерть. Как и не было ее во внучке.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Солдат деду с бабкой наказывает: «Дедуля с бабулей, я проголодался, пока со зверьем бился, зажарьте-ка эту упитанную свинью: после последнего боя силы набираться будем.
Солдатик только это сказал, как видит перед собой льва — царя зверей и кучу его придворных, разного зверья — прислужников ему.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Только царь зверей приготовился к прыжку — солдатика разорвать, как солдат стал всех зверей называть своими именами, начиная со знатного сословия и заканчивая последним слугой: «Лев! Пантера! Ящер! Тигрица! Медведь! Лось! Козел! Корова!..» — так все камнем и пали. Ничего сделать не смогли.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Тут солдатик бабку с дедкой подзывает да спрашивает:
— Кого в хозяйстве оставить — деда и бабку кормить да за ними ухаживать, а кого — на пир, кого — в лес, кого на смерть лютую определить?
Дедка с бабкой растерялись, руками машут да о ноги свои хлопают, охают, ничего путного сказать не могут.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Только солдатик взял лопату, открыл заслонку у печи, всякое зверье на лопату садит да готовится в печь садить, как бабка с дедкой во все горло закричат: «Козу и корову в стойло — молоко доить! Козла и быка в стойло — сородичей осеменять! Свиней — в хлев, да на рынок снесем! Путных зверей в лес — на волю!»
Их выпускают да наказывают:
— Дорогу к нам забыть да внучку нашу не гноить!
Место для рисунка (1/2 полосы)

А солдату: «Паразитов всяких, грызунов, гадин ползучих — в печь! Хитрых — на шубы и рукавички да на шапку деду!
Место для рисунка (1/2 полосы)

Солдат так и сделал. Всех распределил да внученьку освободил. Внучка освободилась. Вся цветет, как весной яблонька. Пахнет ароматами луговых цветов. Как солнышко светится. Походка стала свободной. Идет, словно лебедь плывет. Стала гибкой, приветливой, нежной, живой. Бабу с дедом благодарит да низко в ноги им кланяется. Солдата за стол приглашает, крепко обнимает да братом величает. Сама выросла на глазах. Стала девицей — неписаной красавицей.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Дед да баба от счастья стали на стол собирать да гостей созывать. Солдата восхвалять да прекрасну девицу показывать.
Все на пир собрались: песни пели, плясали до упаду, в разны игры играли, хороводы водили да пир полными чашами испивали.
Мы на том пире были. Песни складывали, сказки сказывали. Себя показывали да девок приглядывали.
Парни силою удалецкою похвалялися. Девкам себя сватали, показывали ловкость, удаль свою. Помогли старикам с хозяйством справиться. Показали себя, каковы они хозяева. Да глаз положили на Настеньку ненаглядную.
Место для рисунка (1/2 полосы)


Она заговорит, словно ручеек зажурчит. Как запоет, так голос ее всех теплом одарит. Как посмотрит, так все цветет, так и пахнет. А танцевать пошла, так все в пляс пустились, что ног не жалели. Да душу свою берегли.
Все плясали, гости и мебель, печь и сам дом. Все рады были от освобождения Настеньки от недуга грозного. От плена, темницы, от крена души-матушки. От боли души и стен, темницы огня небесного. От всего дремучего, злого духа.
Кто там был, мед пиво пил. Сам себя узнавал да сил и мужества набирал. Готовился на смертный бой с ратью грязною. Да призвать на помощь, коли что.
Место для рисунка (1/2 полосы)


Силу за столом набирали. Ярились в танце, да песней удалой. Богатырскую силушку свою справляли игрой.
Каждый всякую срань в себе пугал, чтоб она убежала — а не то побью! Никого и ничего не пощажу, от всего поганого избавлюсь!
Тут и сказке конец! Кто ее слушал — молодец! Себя увидел? — молодец! Себя узнала? — красавица!
Сказка сказывает: «Если зверь какой в тебе есть — изгоняй его! Да поскорей открой в себе мужество и стойкость! Собери всю силушку! Да распахни свою душеньку! Запылай огнем жизни!! Стань богатырем-удальцом!!! Да ответь на вызов рати поганой!!! На смертный бой иди!!! Да изгнав ее — возвращайся!

Записано А. Алнашевым со слов народной целительницы бабы Гули

Место для рисунка (1/2 полосы) и продолжения сказки

___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________


О горшке
(народная целительская сказка для очищения души и тела)
Жили-были в одном селе старик со старухой. Детей у них не было. Помогать им было некому. Вот им и приходилось все делать самим. Хозяйство вести да на жизнь справлять. Старуха глину месила да горшки лепила. А дед горшки в печь сажал да на ярмарке ими торговал. А торговля горшками все хуже и хуже шла.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Вот однажды он ни одного горшка не продал и возвращается к старухе с полным возом горшков. Едет, горюет: как бабке о том сказать, не знает. На что жить дальше, не знает. У них все хозяйство — домик перекошенный да земля не земля, сплошь одна глина. Лошаденка и та старая да за сохой не ходившая, да и зерна-то нет, чтоб посеять. И не заметил дед за горем своим горемычным, как неосторожно горшок ногой с телеги-то столкнул.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Горшок упал на дорогу, а дорога была кругла да покладиста. Все, что на дорогу попадало, — все на обочину сгоняло. А горшок, как упал на дорогу, да упал-то на то место, где обочина была крута, а за обочиной — равнина лесная. Вот горшок и закатился далеко в глубинку леса. Травушка-муравушка его обогрела, обняла, приласкала. Матушка-земля укрыла его мхом пушистым. И горшок сделался гнездышком уютным.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Мимо пробегал зайка, трусишка серенький. Весь замерз. Видит: гнездышко уютное. Сделал три круга вокруг горшка, огляделся. Нет никого — гнездышко свободное. Подбегает к нему и вопрошает на всякий случай:
— Есть ли кто хозяева уютного гнездышка?
Тишина, никто ему не отвечает. Он и шмыг в гнездышко. А гнездышко теплое, уютное. Вот он и стал в этом гнездышке жить-поживать да добра наживать.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Долго ли, коротко ли жил трусишка серенький один в уютном гнездышке, как мимо пробегает волчонок, злющий-презлющий. Видит: гнездышко уютное. Захотелось ему в нем жить. Он сделал три круга вокруг горшка, посмотрел, есть ли кто, учуял трусишку и думку себе думает: я смогу в дружбе жить с трусишкой! Да подбегает к гнездышку, сказывает:
— Есть ли кто хозяева уютна гнездышка?
— Есть! — ответствует ему трусишка, зайка серенький.
— А можно с тобой вместе жить?
Место для рисунка (1/2 полосы)

Трусишка ему в ответ:
— А ты меня не съешь?
— Да что ты! Коль мы кров делить будем, я, злюка, охранять гнездышко буду. Чтоб никто чужой не пришел. А в гнездышке места много. Мы перегородим гнездышко пополам и будем жить дружно. Я гнездышко оберегать буду, а ты жизнь создавать будешь.
Согласился трусишка. Хоть и страху много.
Вот злюка поселился в уютном гнездышке. Они гнездышко поделили, перегородили и стали жить дружно.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Так долго ли, коротко ли они жили, но пробегает мимо лисица-сестрица — хитра, вся пушиста, чиста, так красотой и блещет. Заметила она уютное гнездышко, три раза обошла горшок вкруговую, полюбовалась. Подходит к гнездышку да молвит:
— Есть ли кто хозяева уютна гнездышка?
— Есть! — ответствуют трусишка и злюка, — есть! Я трусишка, зайка серенький! Я злюка, волчишка серенький! А ты кто?
— Я хитринка, лисичка-сестричка! Впустите меня к себе, мы вместе в уютном гнездышке будем жить!
Место для рисунка (1/2 полосы)

— А что ты будешь делать?
— Хитрить! Кто чужой придет — его внимание отвлекать да обманывать его буду, а злюка — нежданно-негаданно его кусать, да съедать будем все вместе.
По нраву оказался им сказ хитринки и согласились: трусишка и злюка впустили ее к себе. Гнездышко разделили на три равные части. Огородились друг от друга, и стали жить все вместе да добра наживать. Чужих обманывать, зубы им заговаривать, внимание отвлекать да нежданно-негаданно кусать, а потом съедать.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Так они и жили, долго ли, коротко ли, но мимо проползала змея — гадина ползучая, видит: гнездышко уютное. Три раза вокруг горшка проползла. Чует, что здесь хозяева вольготные, вольные — сладить с ними можно. Да уютно гнездышко так и манит, так тепло и сулит, а тепло ей сейчас впору и надобно. На третьем кругу у уютного гнездышка останавливается и вопрошает:
— Есть ли кто хозяева уютного гнездышка?
— Да, есть! — ответ держат: трусишка, злюка и хитринка, — есть! Я трусишка, зайка серенький! Я злюка, волчишка серенький! Я хитринка, лисичка-сестричка! А ты кто?
— Я гадина ползучая, змея подколодная! Впустите меня к себе! Я много места не займу, где-нибудь в углу клубком свернусь и мешать не буду.
Место для рисунка (1/2 полосы)

— А что ты будешь делать?
— Гадить! Кто чужой придет — я его обгажу, яду подолью, осознание усыплю, туману напущу! Хитринка — его внимание отымет, сознание замутит! Злюка — нежданно-негаданно его кусать будет! Трусишка — его усыпит и силы жизненные отымет! Тут мы его и съедим!
Понравился им сказ гадины, узрели ее замысел и силушку. Увидали им помощь заветную, как сотворить зло, и согласились трусишка, злюка и хитринка с гадиной. Впустили ее к себе. Гнездышком поделились, каждый зверек понемножку потеснился. Гадине и хватило. Все друг от друга огородились, и стали все вместе жить да не тужить. Добра наживать да вместе дело делать. Дружно жить, друг другу помогать да большого зла наживать. Чужих обгаживать, обманывать, нежданно-негаданно кусать, жизненную силушку отбирать да съедать.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Хорошо живется, весело.
Так они и жили, долго ли, коротко ли. Сколько — только они сами знают да уютно гнездышко.
Тут паразиты скопом мимо шли, увидали уютно гнездышко — завидки взяли, что кто-то другой там живет, а не они. Они три раза вокруг обошли, обсмотрели, облюбовали уютно гнездышко, еще пуще прежнего захотели в нем жить, да запашок-то сладенький от него идет. И вопрошают они:
— Есть ли кто хозяева уютного гнездышка?
— Есть! — ответствуют трусишка, злюка, хитринка и гадина, — есть! Я трусишка, зайка серенький! Я злюка, волчишка серенький! Я хитринка, лисичка-сестричка! Я гадина ползучая, змея подколодная! А вы кто?
Место для рисунка (1/2 полосы)

— Паразиты мы разные: вши и блохи, земляные, водные да животные! Впустите нас к себе! Мы много места не займем, нам чуть-чуть места надобно, мы меж вами расположимся.
— А что вы делать будете?
— Паразитить! Чужому угождать да исподтишка его кусать, зрение отбирать. Тут гадина — будет яду пускать, осознание усыплять да тумана напускать! Хитринка — ему будет врать, внимание отымать! Злюка — нежданно-негаданно его кусать! Трусишка — его усыплять, силушку жизненную забирать! Так мы с ним всем миром и сладим, а потом съедим!
Место для рисунка (1/2 полосы)

По нраву оказался им сказ, от этих слов аж они сами почуяли свою силушку, да как зло растет да жаждет, и согласились: трусишка, злюка, хитринка и гадина впустили их к себе. Гнездышком поделились, все понемножку. Кого к себе впустили — потеснились. Кому отдельно место выделили. Друг от друга отделились, и стали все вместе жить, не тужить. Песни петь, пировать да недругов созывать. Кто там был мед-пиво пил, по усам текло да в рот не попало.
Место для рисунка (1/2 полосы)

Тут бы сказку продолжать, да продолжит каждый: рассказав, какую скотинушку у себя приметил да какого зверька в себе пригрел. Дал ей волюшку да жизнь свою съел.
Место для рисунка (1/2 полосы) и продолжения сказки

___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________
___________________________________________________________________________


Посмотри на себя и себе сказывай: «Почем смерть твоя, почем жизнь твоя! Кто тебе друзья, а кто недруги! Кто раб, а кто рабовладелец! Кто спит, а кто дремлет! Кто в жизни выживает, а кто ее живет! Кто жизнь свою строит, а кто по морю плывет да берега не видит, а видит — пристать не смеет!
Коли ты родился да помолился, иди и делай!
Коли оступился, вставай да реви! Горе усмири да выкинь!
Коли жизнь нашел, с миром поделись!
А понял сказ, детям поклонись!»
Вот и весь сказ: дуракам — наказ, умным — яма, мудрым — жизнь!

Записано А. Алнашевым со слов народной целительницы бабы Лизы