Назад

Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Доспехи народов Востока. История оборонительного вооружения

   Английский историк Р. Робинсон рассказывает о разнообразных формах восточных доспехов X–XVII веков и представляет обширный материал из прошлого восточных народов, рассеянный по музеям всего мира. В книге подробно рассказывается о средствах личной защиты от оружия ближнего и дальнего боя. О том, как применение самострелов и камнеметов способствовало преобразованию защитной одежды. Вы узнаете о пластинчатой и трехслойной кольчужной броне, чешуйчатых доспехах и стеганых панцирях. Доспехи воинов Индии, Персии, Китая и Японии предстанут перед вами во всем блеске и многообразии.


Рассел Робинсон Доспехи народов Востока. История оборонительного вооружения

Глава I
Происхождение восточных доспехов

   Сходство доспехов, применявшихся во всех странах Древнего Востока, определяется общностью оборонительной тактики и вооружения. Везде пешие или конные воины сражались друг с другом. Даже самое многолюдное сражение распадалось на множество парных поединков, поэтому, хотя со временем менялись материалы и совершенствовалась технология изготовления, конструкция доспехов оставалась практически той же самой.

Доспехи из ткани

   Это древнейший вид доспехов, происхождение которых нельзя соотнести с каким-либо культурным центром или связать с определенной стадией развития человечества. Их находят практически во всем мире, в государствах с различным уровнем развития. Для бедных воинов доспехи из простеганных тканей или валяной шерсти были единственным средством защиты во время боя. Иногда тканевые доспехи дополняли другими средствами защиты, например поддевали под кольчугу или под пластинчатые доспехи, чтобы амортизировать удары и уменьшить трение.
   Как правило, тканый доспех был многослойным, причем в нем применялись ткани разной толщины, между которыми прокладывалась шерсть или тонкий войлок. Ой точно соответствовал анатомическим особенностям тела и защищал от рубящего или колющего удара.

Наборные доспехи (кольчуги)

   Подобные доспехи относятся к древнейшим видам этого вооружения. Скорее всего, они, как и другие достижения цивилизации, появились на Ближнем Востоке.
   Самые ранние изображения кольчуг обнаружены в росписях гробницы военачальника Кенамона, который жил в Египте во времена правления Аменхотепа II (1436–1411 гг. до н. э.). Они представляют собой облачение, состоящее из ребристых бронзовых чешуек, укрепленных на основе. У шеи, на рукавах и по краям доспех отделан голубыми лентами. Для защиты шеи использовался трубчатый кожаный щиток с небольшим нагрудником, надеваемый отдельно.
   На второй настенной росписи, обнаруженной в гробнице Рамсеса III (1198–1167 гг. до н. э.), ясно видно, как чешуйки стягиваются внутренними шнурками и образуют ряды[1]. Одновременно видны стоячий воротник и короткие рукава. Бронзовые кольчуги, подобные изображенным в гробницах, нашли в Египте и на Кипре. Каждая чешуйка имеет центральное ребро жесткости, а на оборотной стороне приварено кольцо, с помощью которого они связаны между собой и прикреплены к кожаной или тканой подкладке.


   Рис. 1. Египетские наборные доспехи: а – по настенной росписи из гробницы Кенамона (1436–1411 гг. до н. э.); б – по настенной росписи из гробницы Рамсеса III (1198–1167 гг. до н. э.)

   Итак, заметим, что живописные изображения многочисленны, равно как и артефакты, находимые в археологических раскопках поселений по всему миру. Отмечаются и единичные кольчуги, и огромные запасы оружия, как, например, в римских поселениях в Ньюстеде, Корбридже и Кембридже, то есть в районах, где в то время шли интенсивные военные действия.
   Множество хорошо сохранившихся образцов вооружения обнаружено в скифских, сарматских и аварских погребениях представителей военного сословия. Веря в загробную жизнь, люди помещали в могилы предметы, которые должны были облегчить жизнь умершего. Множество находок наборных доспехов поступило из скифских погребений IV–V вв. до н. э.
   Обычно чешуйчатые доспехи изготавливали на основе прямоугольных пластинок, нижний край которых закруглялся или заострялся. В верхней кромке пластинок проделывали отверстия, чтобы их можно бышо прикрепить к кожаному или тканому основанию. По бокам пластин делали парные отверстия, чтобы можно было скрепить пластины в виде горизонтальных рядов и связать их или переплести проволокой. Обычно ряды пластинок располагали внахлест, наподобие рыбьей чешуи или черепичной крыши. Встречались случаи, когда пластинки размещали таким образом, чтобы одна чешуйка располагалась внахлест над другой. Некоторые восточные пластинки в форме листа просто пришивали рядами к основе. Иногда использовали пластинки с острым краем.
   В том случае, когда пластинки накладывали внахлест, как показано на ассирийских рельефах из Ниневии, хранящихся в Британском музее, на воинах, в длинных одеяниях из чешуйчатых пластин, а также на множестве глиняных фигурок из Китая, где они нарисованы или процарапаны, их могли изготавливать и из кости, особенно если речь идет о парадных доспехах.
   Для того чтобы определить, так ли было на самом деле, привлечем в качестве доказательства небольшое прочеканенное ребро, занимавшее примерно две трети длины каждой пластинки. Оно наглядно показывает, как пластинки соединялись в ряды с помощью шнурков. Иногда пластинки не выкладывали внахлест, а размещали непосредственно одну под другой, что характерно для листовых конструкций.
   Случалось, на пластинках не только прочеканивали ребро жесткости, но и отгибали нижний край, чтобы избежать их изгиба под давлением тяжести тела. Вычеканенные подобным образом пластинки обнаружены и в Древнем Китае, и в Польше, где они продолжали бытовать еще в XVII в. Там сохранилось несколько прекрасных собраний подобных доспехов, изготовленных для состоятельных офицеров гусарских полков. Важно, что в них сохранились ярко выраженные особенности восточных прототипов.
   Пластинки обычно изготавливались из дерева, сыромятной кожи, золота, серебра, меди, бронзы и железа. Наши наблюдения подтверждает, в частности, греческий историк Геродот. Его рассказ изобилует описаниями доспехов, причем часто пластинчатых доспехов, изготовленных прежде всего из золота или серебра. Правда, частота упоминаний вовсе не свидетельствует, что данная форма доспехов была наиболее распространенной. Даже правители, всячески демонстрировавшие свое богатство, опасались использовать подобные материалы, поскольку они были слишком мягкими и не могли служить надежной защитой.
   Использовавшиеся тогда пластинчатые доспехи, скорее всего, изготавливали из бронзовых или железных чешуек, которые впоследствии золотили или серебрили, а иногда и просто полировали или лудили – покрывали слоем олова. В результате доспех не только поражал воображение блеском, но и отвечал практическим целям, надежно защищая воинов. Со времен Ханьской династии до нас дошло несколько описаний доспехов из нефритовых пластинок или чешуек, которые носили при дворе.
   В Древней Греции в VI–VII вв. пластинки прикреплялись к разным частям кирасы, изготавливавшейся из сыромятной кожи. В этрусских памятниках встречается множество изображений покрытых пластинками кирас, сделанных по греческим образцам, которые можно увидеть в Британском музее. Но удобный и эластичный римский доспех lorica squamata вполне мог быть подражанием сирийским или сарматским образцам.
   На рельефах колонны Траяна, находящейся в римском форуме, изображены сцены из войн Траяна в Дакии (101–102 гг.). В пластинчатых доспехах показаны только вспомогательные войска сирийских лучников и нападающая сарматская кавалерия – союзник даков. Римские легионеры облачены в lorica segmentata из железных полос, а вспомогательные войска, как всадники, так и пешие, носят кольчуги, называемые lorica hamata.

   Рис. 2. Разновидности пластин для доспехов: а – египетская, бронза, XVII в. до н. э. (музей Метрополитен, Нью-Йорк); б – сирийская, из Низы, XV в. до н. э. (Багдадский музей); в – египетская с выступом, из гробницы фараона, X в. до н. э. (Бруклинский музей); г – римская, бронза, из Авентикума (Земельный музей, Цюрих); д – римская, бронза, по Корбриджу (министерство общественных построек и работ, Лондон); е – римская, бронза, из Сотина (Загребский музей); ж – китайская, медь, из Синганя, династия Хань, по Лауферу

   На колонне Марка Аврелия в Риме находятся похожие, но грубо исполненные рельефные сцены, где вспомогательные войска в большинстве своем одеты в чешуйчатые доспехи, хотя некоторые воины носят кольчуги. Колонна в честь Марка Аврелия была воздвигнута в ознаменование победы императора над германцами и сарматами в 175 г. н. э., после шестилетней войны.
   Конечно, нас больше всего интересует влияние Среднего Востока и Ближней Азии на остальную часть Востока. В поисках фактических источников следует обратиться к изображениям одетых в чешуйчатые доспехи воинов сарматской кавалерии на колонне Траяна. Воины одеты в остроконечные конические шлемы, и сами они, и лошади защищены толстыми, плотно прилегающими чешуйчатыми доспехами.
   Достоверными следует признать защитные головные уборы и круглые с небольшими отверстиями наглазники у лошадей. Как удалось выяснить сегодня, остальное – досужий вымысел скульптора. Без сомнения, он воспользовался литературными переводами описаний, в которых говорится, что и сарматские всадники, и их лошади были защищены сверху донизу чешуйчатыми доспехами.
   Дабы прояснить ситуацию, попробуем определить, как же на самом деле защищались сарматы. Ответ можно найти в археологических раскопках, проведенных по всему римскому миру, ибо сарматы служили Римской империи в качестве вспомогательной кавалерии, обозначаемой термином «катафракты». Так, из крепости в Ньюстеде[2] в Роксбургшире происходят кожаные кирасы, отделанные бронзовыми клепками; парадные шлемы с масками и то, что похоже на фрагмент пластинчатого бронзового доспеха, предназначенного для защиты бедра лошади.
   Из Рибчестера (Ланкашир) происходит один из самых замечательных шлемов с маской, сегодня находящийся в Британском музее, и пара весьма выпуклых наглазников. Их, скорее всего, изготавливали из кожи, похожие находки отмечаются в отдаленных фортах, расположенных в немецких городах Майнц и Штутгарт. Самые убедительные свидетельства в пользу доспехов, употреблявшихся катафрактой в Римском государстве, обнаружены в поселении Дура-Еуропос, примерно в 200 км от Дамаска на реке Евфрат. Там раскопки вели в 1928–1938 гг. ученые Иельского университета и Французской академии надписей и письменности.

   Рис. 3. Пластинчатый доспех для лошади, из Дура-Еуро-пос, III в. н. э. (арсенал Хиггинса, Ворчестер, США)

   Дура-Еуропос представляет собой укрепленный город, удерживавшийся греками, парфянами и римлянами и в конце концов в 256 г. захваченный армией Сасанидов, то есть персами. В хранилище одной из башен в ходе раскопок обнаружили два полных наборных чешуйчатых доспеха для лошадей – один бронзовый и другой железный. Третий представлен отдельными фрагментами. Пластинки скреплены петлями из проволоки и образуют ряды, которые затем привязывали или пришивали к грубой основе из джута и обязывали по краям красно-коричневой кожей.
   Доспехи распахиваются спереди и сзади, имеется отверстие в той части, что покрывалась седлом или чепраком. Не удалось обнаружить защитные доспехи для головы лошади, но ученые сходятся во мнении, что они действительно существовали. Что касается всадника, то обнаружили только набедренники, о них мы поговорим позже. Граффити, обнаруженная в Дура-Еуропос, с изображением всадника, облаченного в доспехи, показывает, что в парфянской армии использовали доспехи, полностью защищавшие воина.
   В этот период пластинчатые доспехи доминировали над чешуйчатыми. Недостаточная гибкость пластинчатых доспехов и привела к их быстрому выходу из обихода. Взамен пришли более удобные виды защиты. Большой кусок пластинчатого доспеха с связующими звеньями по краям пластинок в нижнем ряду обнаружили в Тотине, сегодня они находятся в Загребском музее в Хорватии[3]. Подобный доспех не нуждался в окантовке, ибо укреплялся изнутри проволокой, придававшей ему излишнюю жесткость. Видимо, затрудненность движений воина привела к тому, что этот доспех превратился в безрукавную кирасу.
   Все пластинчатые доспехи имели ограниченную гибкость, потому что пластинки не могли сдвигаться относительно друг друга. Для обеспечения достаточной защиты воина от рубящего удара ряды приходилось жестко скреплять друг с другом. Прочность доспеха оборачивалась излишней жесткостью, что ограничивало подвижность. Относительная свобода движения сохранялась только в тех местах, где между рядами оставляли промежутки. Пластинчатые доспехи, особенно позднего времени, ограничивали подвижность воина, поэтому в конце концов их вытеснили чешуйчатые наборные конструкции.

Чешуйчатые доспехи

   В самом простом виде чешуйчатые доспехи состояли из сотен небольших прямоугольных пластинок, изготовленных из железа, бронзы или сыромятной кожи. При помощи расположенных по периметру отверстий они скреплялись друг с другом, образуя ряды. Длина ряда зависела от размера той части тела, для которой предназначался доспех.
   После этого ряды чешуек соединялись в единую конструкцию, слегка перекрывая друг друга. Этим устройством отличались именно чешуйчатые конструкции. Готовое изделие получалось прямоугольной формы, причем его изготавливали любой длины, с рукавами или без таковых. Спереди или с боков делалось отверстие. Внизу доспех имел разрез, чтобы можно было ездить на лошади.
   Изготовление такого доспеха требовало определенного мастерства, ибо прочность и долговечность изделия зависела от тщательности изготовления отдельных чешуек. Точно подогнанный доспех мало стеснял движения воина и хорошо защищал его. Простейшие формы изготавливались из чешуек, выполненных из сыромятной кожи и связанных вместе плетеным шнуром. Они были достаточно прочными, легкими, надежными и в то же время легко гнулись. Неудивительно, что кочевники-монголы, имевшие огромные стада скота, который приходилось защищать, широко использовали их, приспособив к своим нуждам.
   Согласно документальным источникам, первыми подобные доспехи начали применять ассирийцы. На многочисленных рельефах VI–VII вв. до н. э. из Ниневии и Нимруда[4] изображены победы армии царей Асирнасирпала и Асирбанипала. Видны сотни пеших и конных ассирийских солдат (тогда еще не было кавалерии в современном понимании этого слова). Все они одеты в кирасы, состоящие из чешуек. Кираса закрывала грудь от плеч до пояса и нередко имела короткие рукава.
   Данные изображения показывают, что чешуйчатые доспехи, использовавшиеся ассирийцами, существенно отличались от поздних образцов. Ряды чешуек просто связывали так, чтобы они слегка перекрывали друг друга. Такая конструкция хорошо защищала от стрел, но не могла противостоять ударным нагрузкам. Со временем подвижно скрепленные ряды чешуек были усилены дополнительными рядами кожаных чешуек, переплетенных в виде елочки.
   Подобный доспех изображен на этрусской бронзовой статуе Марса IV в. до н. э., обнаруженной в Тоди и находящейся в музее Ватикана. Здесь представлена типичная жесткая защитная кираса, изготовленная по греческому образцу. Она состоит из рядов чешуек, скрепленных сверху и внизу. Концы кирасы связаны или согнуты в виде трубочек. Такого типа доспехи встречаем на многих этрусских изображениях, а также в парфянских памятниках периода греческого господства.
   Как отмечалось выше, ассирийские солдаты носили доходившие до лодыжек доспехи из чешуек с закругленной верхней частью. Ряды перекрывали друг друга примерно наполовину. Такую форму чешуйчатых доспехов можно считать традиционной. Подобные доспехи обладали значительным весом, поэтому облаченные в них воины представлены только на одной сцене, изображающей осаду города. Очевидно, что такие доспехи использовались только для осадных боев, позже персы приспособили их для своей тяжелой кавалерии.
   Нельзя с уверенностью заявить, носили ли ассирийские солдаты бармицы (aventile), ибо их доспех прикреплялся непосредственно к нижней части конического шлема, который плотно прилегал к лицу и спускался на плечи. Встречаются также первые образцы шлема с перьями, которому было суждено стать неотъемлемой частью большинства восточных шлемов.
   В Этсинголе на юго-западе Монголии удалось обнаружить фрагменты чешуйчатых доспехов, их нашли при раскопках поселений около китайских сторожевых башен и в пограничных крепостях поздней Ханьской династии. Они датируются концом I в. до н. э. – I в. н. э. Это самые древние находки в Центральной Азии. Средиземноморские аналоги относятся к гораздо более раннему времени. Шведская экспедиция, проводившая раскопки на Кипре, обнаружила чешуйчатые доспехи VII–VI вв. до н. э.
   На Среднем Востоке эти доспехи продолжали использовать достаточно долго, о чем свидетельствуют находка набедренника в Дура-Еуропос. Скорее всего, он входил в вооружение парфянского иностранного наемника, служившего в римском гарнизоне в период его уничтожения Сасанидами в 260 г. до н. э. Парфяне и персы, равно как сарматы, известны своей полностью закованной в доспехи кавалерией. Скорее всего, чешуйчатые доспехи проникли в Европу именно из Ирана.

   Рис. 4. Типы чешуйчатых доспехов: а – из Идалиона (Кипр), VI в. до н. э.; б – рельеф из Ниневии, 668–626 гг. до н. э.; в – рельеф из Нимруда, около 880 г. до н. э.; г – аварские, из Керчи, V в. н. э.; д – римские, из Дура-Еуропос, III в. н. э.; е – из Висбю, Готланд, около 1361 г.; ж – Тибет, лицевая сторона ременчатых чешуйчатых доспехов; задняя сторона, отдельная чешуйка

   Начиная с X в. до н. э. чешуйчатые доспехи обнаруживают в могилах викингов в Швеции. Имеется достаточно много изображений, свидетельствующих о том, что они широко применялись в Западной Европе, об этом, в частности, свидетельствуют печати XIV в. герцогов Мазовии. На юг, в Венгрию они могли прийти через аваров, в Италию – от лангобардов. Последним свидетельством применения чешуйчатых доспехов в Европе стала находка полного безрукавного одеяния на скелете в братской могиле воинов, погибших в битве при Висбю, которая произошла на полуострове Готланд в 1361 г.
   Из Центральной Азии чешуйчатые доспехи распространились через Монголию и Западную Русь к сибирским племенам. Чукчи и коряки изготавливали железные чешуйчатые доспехи, во многом напоминавшие образцы, встречающиеся на Тибете. Они дополнялись большим деревянным щитом, покрытым кожей, который защищал левое плечо, и затыльником. Возможно, применение доспеха данной формы объяснялось необходимостью защититься от камней, которые метали пращники, располагавшиеся за спинами воинов.
   Примерно в конце последнего столетия до н. э. от кочевых соседей, обитавших на западе и северо-западе, чешуйчатые доспехи дошли до Китая. Со временем, примерно в V в. н. э., они распространились через Корею в Японию.

Кольчуга

   В ходе мировой истории претерпела изменения и кольчуга, защитный доспех, состоявший из соединенных друг с другом колец. Она оказалась самым распространенным типом защитного вооружения.
   Достоверно известно, что римляне использовали кольчугу в I в. до н. э., называя ее «галльской рубахой». На самых ранних изображениях видна lorica hamata с широкими плечевыми ремешками греко-этрусского образца, причем она прикреплена к жесткому основанию. Согласно изображению, представленному на колонне Траяна в Риме, к началу II в. н. э. дополнительные войска и кавалерия носили простые рубашки, доходящие до бедер, с короткими рукавами. На колонне Аврелия, скульптурах II–III вв. в lorica hamata не отмечается значительных изменений. В Дура-Еуропос обнаружили останки персидских и римских солдат, провалившихся в подкоп под 19-й башней, все они одеты в кольчужные рубашки. Римская кольчуга того же времени (260 г. н. э.) хранится в музее Зальцбурга.
   Современные раскопки скифских и сарматских могил заставляют усомниться в том, что римские кольчуги действительно были галльского происхождения. Находка в селе Жаровка, расположенном около Киева, датируется V в. до н. э., причем рядом с ней найден греческий ки-лик. Весьма вероятно, что скифы получали свои кольчуги в ходе торговых сделок или во время грабежей кельтских поселений.
   В сасанидском Иране кольчуги широко использовались, часто параллельно с панцирями. На превосходном наскальном изображении в Тадж-и-Бостане, датируемом 620 г. н. э., представлен шах Хосров II в полном вооружении. Доспех передан настолько точно и достоверно, что видно каждое кольцо его рубахи-кольчуги и даже места стыковок. Его закругленный шлем с рельефными надбровниками и похожей на вуаль бармицей напоминает находку в могиле Венделя в Упсале (Швеция). К тому же типу относится шлем с маской-личиной из погребального корабля в Саттон-Ху (хранится в Британском музее). В последнем случае бармица заменена назатыльником и огромными наушами.
   Для того чтобы изготовить кольчугу, требовалось овладеть навыками изготовления и изгибания проволоки. Условием успешного производства становилось и существование оседлых поселений, где мастера-оружейники вместе с помощниками и учениками могли бы работать над изделиями, требующими особой точности и тщательности исполнения. Изготовление кольчуги занимало много времени и дорого стоило, поэтому только состоятельные правители могли одеть своих телохранителей и постоянную армию в подобные доспехи. Монгольские кочевые орды, скорее всего, не имели ни средств, ни желания изготавливать кольчуги, ведь было гораздо проще захватить их во время набегов на цивилизованные сообщества.
   С XIV в. на персидских миниатюрах появляются отдельные изображения доспехов, изготовленных из комбинации пластинок, соединенных кольчугой. Пластинки защищали колени – весьма уязвимую часть восточного всадника, который ездил с короткими стременами, поэтому колено всегда было открыто для стрел и ручного оружия противника. Соединение кольчуги с пластинками постепенно превратилось в доспехи, которые полностью закрывали и всадника, и лошадь. В Индии такая защита вплоть до XV в. применялась и для слонов.
   Поскольку для изготовления кольчуг требовалось значительное время, соединение больших пластин, усиленных поперечными рядами горизонтальных чешуек, позволило ускорить процесс изготовления доспехов. В условиях постоянных войн потребность в доспехах была велика, и оружейники стремились ускорить производство. Кроме того, они стремились уменьшить вес доспехов, чтобы защитить не только тело, но и конечности воина. Большая часть восточных кольчуг изготовлена, основываясь на принципе комбинации заклепанных и вырубленных из железного листа колец, которые чередовались друг с другом.
   В Японии, на Филиппинах, в Индии XVIII в. и в Персии также большая часть доспехов делалась только из незаклепанных колец. За исключением Филиппин, везде кольца делались из бронзы. Они были слишком тонкими, потому не могли подвергаться заклепыванию.
   В парижском Музее армии хранится несколько необычных фрагментов этрусских кольчуг от V до IV вв. до н. э., они изготовлены из круглых и двойных колец эллиптической формы. По своей конструкции они во многом напоминают те, что изготавливались в Японии в XIV в. до н. э. и позже.

Чешуйчатые и накладные доспехи

   Как греки, так и римляне использовали чешуйчатые доспехи для защиты конников. Об этом пишет, в частности, Ксенофонт в «Искусстве верховой езды». Свидетельством могут служить и изображения греческого военного снаряжения на рельефах Пергамского алтаря 231–228 г. до н. э., хранящихся в Берлине[5].

   Рис. 5. Типы кольчуг: а – этрусская кольчуга (Музей армии, Париж); б – заклепанная кольчуга; в – единичное клепаное кольцо; г – соединенное встык (сведенное) кольцо; д – кольчуга из сведенных колец

   Отметим также изображение доспеха кольчужного типа с длинными рукавами, обнаруженное среди дакских и сарматских трофеев, расположенных у основания колонны Траяна. Находка указывает на то, что данная форма вооружения уже использовалась народами Восточной Европы и Южной России. Испытав греческое влияние, его стали использовать парфяне и персы.
   Римские легионеры I–II вв. носили logica segmentata, которая представляла собой усовершенствованную форму доспеха, созданную на основе греко-этрусских образцов. На пергамских рельефах руки всадников закрыты трубчатыми щитками, похожими на рукава одеяния, изображенного на колонне Траяна. Предположим, что те, что изготавливались из бронзовых колец, скреплялись заклепками с внутренними полосками кожи. Точно так выглядели состоявшие из нескольких слоев римские доспехи, обнаруженные в Ньюстеде и Карнунте.

   Рис. 6. Чешуйчатые и пластинчатые доспехи: а — чешуйчатая рубаха с колонны Траяна, II в. н. э.; б – чешуйчатые наручи, рельеф из Пергама, III в. до н. э.; в – пластинчатый наруч и наголенник, Швеция, VII в. н. э., по Посту

   У тяжело вооруженных парфянских всадников, а также у парфянских и персидских воинов с наскальных рельефов Ардашира I, находящихся в Фирузабаде, руки и ноги защищены наборными щитками из горизонтально расположенных пластин. Один из позднейших образцов данного типа, относящийся к VI в. до н. э., выгравирован на серебряном сасанидском блюде, хранящемся в Эрмитаже. На нем изображены два сражающихся воина, их ноги и ступни полностью закрыты чешуйчатыми доспехами.
   К сожалению, отсутствие иллюстративного материала или конкретных артефактов не позволяет восстановить всю последовательность развития данного типа вооружения с начала возникновения вплоть до XV в., когда похожие двухслойные доспехи использовались мамелюками, турками и индийцами. Эти поздние образцы также имели кожаную основу, но закреплялись кольчужными полосками по концам.
   Доспехи из плоских или слегка выгнутых секций, скрепленных вместе для защиты предплечья или шеи, обнаружены в скифских могилах, расположенных в Крыму и Южной России. Задняя часть щитков закрывалась кожей, закрепленной на острых краях пластинок.
   Двухслойные щитки похожей конструкции раскопали в могилах в Веделе и Упсале в Швеции. Их также находят в составе пластинчатых доспехов в японских погребальных курганах VII–VIII вв. Известно, что щитки для защиты конечностей использовались в Японии с XV в. по 1867 г., когда их окончательно перестали применять. Похожие щитки, но соединенные кольцами использовали в Египте, Турции и Индии примерно с конца XIV в.
   Вышесказанное позволяет утверждать, что доспехи всех этих форм использовались с древнейших времен до XIX в. Естественно, что технология их изготовления менялась, становясь все более совершенной. Следует также отметить, что восточные мастера редко использовали железо в таких количествах, как обычно происходило в Европе.
   Изготовление доспехов обычно состояло из двух стадий. Вначале мастер делал составные части доспехов. Затем, соединяя их различными способами, он создавал удобную в носке конструкцию, нередко жертвуя защитными свойствами во имя подвижности. С другой стороны, восточный кузнец мог изготовить из одного куска железа щит, кирасу или шлем любой глубины и размера. Все зависело от запросов покупателя и моды, определявшей отделку продукта. По крайней мере так было в Японии в период Эдо.

Глава 2
Персия

Панцирь и кольчуга

   Не следует преуменьшать влияние персидской культуры на азиатский континент. Конечно, и сами персы воспринимали чужеземные находки при контактах с соседними странами или во время набегов, не все заимствованное перерабатывалось, становясь составляющей общей культуры. Можно сказать, что и арабы, и монголы, и турки испытали мощнейшее персидское влияние, сказавшееся на их национальном мироощущении и системе ценностей и предпочтений.
   Персы считались лучшими оружейниками Азии, поскольку превосходили всех остальных по мастерству. С течением времени потребность в искусных ремесленниках из Персии возрастала, они расселялись в разных странах, их можно обнаружить в Аравии, на Кавказе, в Индии, Турции, Центральной Азии и России.
   Хотя Древняя Персия вела постоянные войны, ее солдаты практически не носили защитных доспехов или их количество было незначительно. Описывая огромную армию Ксеркса, который в 498 г. вторгся в Грецию, Геродот отмечает, что немногие персы и мидийцы носили защитные доспехи в виде небольших нательных пластин и круглых плетеных щитов. Только некоторые всадники имели железные или бронзовые шлемы. Гораздо лучше были защищены греческие и ассирийские наемники. Можно также утверждать, что все защитные доспехи, использовавшиеся персами, были заимствованы у завоеванных ими народов.
   Описывая Кира как самого молодого из военачальников и его охрану из шести сотен вооруженных всадников, Ксенофонт замечает, что они были облачены в шлемы, нагрудные доспехи, набедренники и щитки для защиты конечностей. Особые доспехи защищали голову и грудь лошадей. В «Киропедии» он приводит множество деталей:
   «Его сопровождали воины в одинаковой пурпурной одежде, бронзовых доспехах и шлемах с белыми плюмажами, вооруженные короткими мечами и дротиками. На их лошадях блистали бронзовые нагрудники и наголовники. Ноги и плечи всадников прикрывались особыми щитками».
   Строго говоря, «Киропедия» представляет собой романическое повествование о юном правителе Кире I, поэтому доспехи, так ярко описанные Ксенофонтом, относятся к его собственному веку (приблизительно к 430–340 гг. до н. э.), а не к времени правления Кира. На это же указывает и его описание отряда Артаксеркса, который нападал на тылы греков, отступавших после битвы при Кунаксе (401 г. до н. э.). Он метко подмечает уязвимые стороны тяжеловооруженной кавалерии:
   «Ночью армия персов становится совершенно беспомощной, лошадей привязывают и стреноживают, чтобы они не разбежались, если освободятся от привязи. Слуги взнуздывают и седлают лошадей, ибо облаченные в тяжелые доспехи всадники с трудом двигаются, пока не сядут в седло».
   Описанные Ксенофонтом бронзовые наголовники для защиты лошадей, скорее всего, изготавливались по греческим образцам. Один из них, относящийся к первой половине III в. до н. э., можно увидеть на Пергамском алтаре в Берлине. Он увенчан высоким султаном с перьями. Такие же султаны прикреплены к узде и двум частям нагрудного щитка. Один из них сделан из обработанной кожи с бахромой, другой представляет собой два ряда длинных узких чешуек или планок.

   Рис. 7. Доспехи греческого всадника, по рельефам из Пергама, III в. до н. э. (Пергамский музей, Берлин)

   Возможно, в Иране и соседних странах тогда изготовляли полный комплект защитных доспехов для всадника. Но живописные и письменные источники показывают, что только в первые столетия нашей эры подобные изделия начинают применяться более широко.
   В подкопе, сделанном осаждавшими Дура-Еуропос персами, нашли тело персидского солдата. Возможно, он был убит римлянами, обнаружившими подкоп, когда две группы солдат вступили в рукопашную схватку. Перс был одет в доходившую до колен кольчугу и короткие штаны, рядом с ним обнаружили конической формы шлем и остатки прямоугольного щита. Солдат погиб в 256 г. н. э., когда войско сасанидов осадило и затем захватило Дуру. Но нашли его только в 1932–1933 гг. во время раскопок.
   Оказавшиеся в III в. в составе Персидской империи парфяне также представлены в Дуре. На одном граффити, датируемым началом II в. н. э., изображен тяжело вооруженный парфянский cataphractus. На схематичном рисунке, скорее всего сделанном ребенком, различимо множество деталей. На всаднике надет высокий конический шлем, увенчанный шишаком с двумя короткими узкими лентами.
   К шлему прикреплена бармица, переходящая в кольчужное оплечье, а затем в чешуйчатый или пластинчатый доспех. Высказывалось предположение, что лицо воина закрыто маской, но я не вижу оснований для подобного вывода. Напротив, четко видны его глаза и нос, поэтому перед нами предшественник похожей на вуаль кольчуги, которую вскоре стали широко применять персы.
   Широко распространенный на Ближнем Востоке и в Азии кольчужный доспех дополнен двумя рядами нагрудных щитков, а сама кольчужная рубашка закрывает верхнюю часть бедер. Руки и ноги воина покрыты горизонтальными линиями, обозначающими чешуйчатые щитки. Лошадь защищена длинной чешуйчатой попоной, открытой спереди и сзади, чтобы не мешать движению. Вероятно, ее голову закрывал налобник. Стремена не использовались, ибо они появились лишь спустя много столетий.
   На огромных наскальных рельефах в Фирузабаде изображен персидский правитель Ардашир I (224–241), сражающийся с парфянским правителем Артабаном V. Показано, как его сын Шапур сбрасывает с коня парфянского великого визиря, а персидский воин врукопашную схватился с врагом. На голове Ардашира, поражающего противника копьем, нет шлема, его сбившиеся в ком волосы стянуты повязанной надо лбом лентой, концы ее развеваются. Он одет в облегающую рубашку-кольчугу с длинными рукавами, прикрывающую бедра. Две пересекающиеся перевязи поддерживают на груди округлую пластину, изготовленную по ассирийскому образцу (об этом говорится в соответствующем разделе). Изображение ног правителя не сохранилось, выскажем предположение, что они защищались такими же чешуйчатыми пластинками, которые носили его сын и сидящий в седле воин.

   Рис. 8. Парфянский catapbractus по граффити, найденной в Дура-Еуропос, II в. н. э.

   На принце Шапуре надет простой круглый шлем и такая же кольчуга, как на его отце. Его грудь защищена широким щитком с двумя наплечными украшениями в форме гранатов. Отчетливо видны места соединения чешуйчатых наголенников. Что касается персидского воина, захватившего руку парфянца, на нем шлем с султаном, похожий на доспехи, найденные в Дура-Еуропос. Он защищен сплошным нагрудным доспехом с длинными кольчужными рукавами и чешуйчатым поножем.



   Рис. 9. Наскальное изображение из Фирузабада, III в. н. э.: а – царевич Шапур; б – персидский всадник, сражающийся с парфянским воином; в – парфянский великий визирь, сбрасываемый с лошади царевичем Шапуром

   Похожим образом защищены и другие парфяне. У них круглые шлемы с прикрепленными к ним личинами из чешуек или пластинок. Пластинчатые или чешуйчатые доспехи надеты на стеганую безрукавку (тегиляй), все конечности защищены пластинчатыми доспехами. Кольчужные рукава удлинены, чтобы прикрывать заднюю сторону ладоней. Поразительно сходство с граффити из Дуры, хотя оно было сделано столетием позже.

   Рис. 10. Правитель Шапур, по камее III в. н. э., Национальная библиотека, Париж. Отметим чешуйчатые доспехи для бедра

   Персидские лошади правителя покрыты попонами (кутас), расшитыми какими-то эмблемами или символами. Обычно они изготавливались из кожи или стеганых тканей и украшались накладками из драгоценных металлов.
   На камее III в., находящейся в Национальной библиотеке в Париже, также изображен Шапур, ставший падишахом и разбивший римского императора Валериана. На нем круглый шлем, увенчанный огромным, напоминающим гранат украшением, похожие украшения размещены на плечах. Особого внимания заслуживает тот факт, что он носит пластинчатые набедренники, которые доходят до колен. По форме они аналогичны бронзовым монолитным щиткам из форта в Ньюстеде.
   К сожалению, нам почти ничего не известно о доспехах воинов сасанидской армии. На богато орнаментированных серебряных блюдах в основном и весьма детально изображены сцены охоты, лишь на некоторых из них встречаются эпизоды сражений и осады крепостей. Что касается доспехов, то можно отметить сочетание кольчужных и пластинчатых доспехов. Очевидно также, что использовались высокие остроконечные шлемы.
   Одним из лучших образцов является блюдо, находящееся в Эрмитаже. На нем изображены два воина, вступившие в схватку, вокруг них валяются сломанные сабли и разбитые щиты. Они одеты в одинаковые доспехи. Высокие конические шлемы завершаются сферическими султанами и большими наушами. К краям шлемов прикреплены кольчужные бармицы, лица воинов не защищены.
   На сражающихся кольчужные рубахи с длинными, доходящими до запястий рукавами с полукруглыми нала-донниками. Поверх кольчуг надеты доходящие до колен чешуйчатые доспехи, открытые спереди, с рукавами до локтей. Ноги и ступни помещены в чешуйчатые щитки. Сами чешуйки имеют разделительные ребра. Такую форму можно найти на нескольких глиняных фигурках, найденных Стейном в Кара-шаре (китайский Туркестан) и находящихся в Британском музее. Все они имеют сходство. Украшения на височных частях шлемов характерны для Китая и Японии. Правда, в последней стране данная особенность вначале имела функциональный характер и лишь со временем стала чисто декоративной (об этом говорится в седьмой главе).


   Рис. 11. а – наскальное изображение правителя Хосрова II, около 620 г., Тадж-и-Бостан; б – шведский шлем из погребения XII, Упланд, VII в. Сопоставить с шлемом, носимым персидским правителем

   Во время раскопок в конце XIX – начале XX в. было найдено несколько сасанидских шлемов. Самые ранние (III в. до н. э.), обнаруженные в Ниневии, имеют типичную ассирийскую форму с прикрепленной к нижней части кольчугой. Сегодня они хранятся в Британском музее.
   Купол шлема составлен из четырех треугольных сегментов, соединенных в передней, задней частях и по бокам с помощью узких выступающих пластинок, скрепленных круглыми заклепками. На каждой пластинке имеется ребро жесткости, края и места крепления тщательно обработаны. Аналогичные пластинки известны в шлемах, обнаруженных в Восточной Европе, Южной России и в некоторых местах Дальнего Востока. Больше всего они похожи на тибетские шлемы, которые продолжали использовать и в XIX в.
   Чаще использовался сасанидский шлем, изготовленный по образцу высокой парфянской войлочной шапки. Он имеет закругленный профиль, спереди выглядит как суживающийся к одному концу конус. Как и описанные выше шлемы, данный образец состоит из пяти частей, две располагаются по сторонам срединного гребня, соединяясь узкими наружными полосками и круглыми заклепками.
   По нижнему краю прикреплена горизонтальная полоса с отверстиями для крепления бармицы. На представленных в Британском музее образцах имеются железные пластинки, снаружи покрытые медью, точно так же выглядели и конические шлемы в России и в Восточной Европе, а также более богатые по отделке шлемы, обнаруженные в японских погребальных курганах. Подобные узорчатые пластинки обычно золотились или серебрились.
   Среди наскальных изображений, найденных в Тадж-и-Бостане в Персии сохранилась конная фигура шаха Хосрова II (около 620 г.), выписанная с множеством подробностей. Он изображен в виде клибанария из тяжелой сасанидской кавалерии. Правитель одет в кольчужную рубашку и шлем, голова, шеи и грудь его лошади также защищены кольчужными доспехами. Обратим внимание на шлем правителя, он круглой формы и увенчан сферическим плюмажем, в который вставлялись конские волосы. Сложно сказать точно, может быть, это муляж, находившийся на вершине шлема, или отверстие, необходимое для укрепления короны, как на японских шлемах для правителей.
   К ободку шлема прикреплена длинная вуалевидная кольчужная бармица, закрывавшая лицо, так что видны только глаза правителя. Подобную особенность встречаем и в шлемах того же времени из Венделя в Швеции. К защитному снаряжению правителя также относится небольшой круглый выпуклый щит.

   Рис. 12. Сасанидский воин, натягивающий лук. Гравированный рисунок с серебряного блюда, VI в. (Эрмитаж)

   В VII в. Сасанидская империя пала под ударами Арабского халифата, но ни тогда, ни долгие годы спустя существенных изменений в персидском вооружении не наблюдается. Очевидно, что захватчики подчинились влиянию замечательной персидской культуры, несомненно воспользовавшись мастерством превосходных ремесленников, которые оказались в их распоряжении, чтобы начать изготовление собственного вооружения.
   Удалось обнаружить появившийся спустя столетие после описанных событий фрагмент круглого деревянного щита, обитого кожей. На нем сохранилось изображение сидящего на лошади всадника. Щит нашли в развалинах крепости Муг, расположенной к востоку от Самарканда. Вместе с ним сохранилось множество документов, датируемых VIII в. Тогда местный князь возглавил восстание против арабского правителя. Сохранилась только центральная часть щита, поэтому не изображены ни ноги, ни руки воина.

   Рис. 13. Фрагменты круглого деревянного щита, покрытого раскрашенной кожей. На приведенном фрагменте показан воин, носящий чешуйчатые доспехи и наручи. Из замка Муг, уничтоженного в VIII в. (Эрмитаж)

   Впрочем, сохранившаяся часть изображения достаточна, чтобы представить длинное платье в виде чешуйчатых доспехов с плотно прилегающими наплечниками и заключенными в наручи (bazuband) предплечьями, оставлявшие открытыми кисти. Именно таковы самые первые изображения, известные автору.
   Отсутствие иллюстративного материала на протяжении почти всех шести веков во многом связано с невероятными разрушениями, вызванными двумя дикими вторжениями с востока. Только благодаря, скажем, таким находкам, как глиняные фигурки из Кара-шара (рис. 14), мы можем судить, что в этот период произошли незначительные перемены. Фигурки относятся к периоду турецкого (1038) и монгольского (1194) вторжений.
   Во времена Хазан-хана (1295–1304) организация производства военной продукции оказалась необычайно эффективной. Во всех провинциях и городах проживало множество оружейников (азанов), как персов, так и монголов, они изготавливали луки, стрелы, колчаны, сабли. Получая государственное жалованье, они обязаны были ежегодно поставлять тысячу полных комплектов вооружения. Хазан-хан распорядился, чтобы пятьдесят из них поставлялись для него лично. Несмотря на столь солидные запасы, когда в 1315 г. Эльджейту решил завоевать Сирию, ему пришлось приобрести у европейских купцов еще тысячу пятьсот доспехов и шлемов.
   Одна из первых сохранившихся иллюстрированных рукописей датируется началом XIV в. Это «История мира» Рашид эд-Дина, сделанная в Тебризе в 1306–1312 гг. На воинах надеты длинные чешуйчатые доспехи с разноцветным узором, который образован чередованием орнаментированных пластин и лакированных кожаных чешуек с тисненым узором.
   Изображены также шлемы круглой формы с выступающим центральным декоративным острием, надбровная часть нередко усиливалась дополнительной пластиной. Кожаный, кольчужный или стеганый затыльник ниспадает на кольчужную рубаху. Выше мы показали, что в течение весьма длительного времени данная разновидность доспехов была распространена на севере и востоке Персии, тогда как в центральной и южной частях преобладали чисто кольчужные доспехи.
   Известно, что еще в 1593 г. персидские воины носили зарих-бекташ (кольчужные плащи), а также шлемы и кирасы, изготовленные из покрытых бархатом железных пластинок, и можно предположить, что по форме это были бригандины. Лошадей защищали разновидностью попоны, изготовленной из простеганного шелка.
   Находящийся сегодня в коллекции графа Красинско-го шлем круглой конической формы конца XIII – начала XIV в. во многом сходен с теми изделиями, что изображены на рельефе из Тадж-и-Бостана. Между прорезями для глаз находится вырез для наносника, редко изображавшийся на персидских миниатюрах. Длинная кольчужная бармица покрывает все лицо, оставлены только отверстия для глаз. Изделие можно сравнить с двумя турецкими шлемами из Стамбула (вклейка XII, б, в), относящимися к тому же периоду. Шлем подобной формы имеет явно персидское происхождение.
   На миниатюрах начала XIV в. изображены воины, обычно одетые в чешуйчатые доспехи, к простейшим по форме шлемам прикреплены кольчужные бармицы. Сами шлемы низкой, закругленной, конической формы. Иногда изображаются науши. У большинства шлемов в выступающей части имеются шипы или трубки, хотя в это время еще не использовались плюмажи. Иногда шлемы в виде чаши имеют насечки или небольшие выемки.
   Как и среди воинов, описанных выше, и здесь встречаются ратники, защищенные старыми китайско-монгольскими кожаными доспехами с наплечниками, изготовленными из того же материала. На лошадей доспехи надевали редко, встречающиеся на них седла и упряжь явно монгольского типа.