Назад

Купить и читать книгу за 399 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Антикризисное управление человеческими ресурсами: Учебное пособие

   Книга посвящена актуальному научному направлению – теории и методологии антикризисного управления человеческими ресурсами.
   С системных позиций даны концептуальные основы антикризисного управления в российской экономике и осуществлена систематизация знания в области реструктуризации и реинжиниринга персонала. В основу положены научно-исследовательские работы Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов, выполненные с участием авторов, опыт решения проблем реформирования предприятий, а также лекции, прочитанные авторами для участников Президентской программы по подготовке управленческих кадров для организаций народного хозяйства России. Курс «Антикризисное управление человеческими ресурсами» читается в соответствии с Государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования по магистерской программе 521504 «Управление человеческими ресурсами» и программе 521614 «Экономика труда», а также для бакалавров других экономических специальностей.
   Книга предназначена для студентов экономических специальностей вузов, руководителей и специалистов организаций, предпринимателей, слушателей курсов MBA и повышения квалификации в сфере производства и управления.
   Допущено Учебно-методическим объединением вузов России по образованию в области национальной экономики и экономики труда в качестве учебного пособия для студентов, обучающихся по специальности 080104 «Экономика труда» и другим экономическим специальностям.


Н. А. Горелов Антикризисное управление человеческими ресурсами: Учебное пособие

Введение

   Сегодня Россия, как и весь мир, ищет пути выхода из кризиса. Для этого у нас имеются необходимые предпосылки: наличие научных кадров, способных реализовать креативные идеи, появление на рынке крупных российских компаний со значительным финансовым капиталом, заинтересованных в диверсификации своей деятельности и завоевании монополии на мировых рынках новых товаров и услуг и др.
   Существенно повлиять на реализацию имеющихся предпосылок способна активная научно-техническая и структурная политика государства, резкое наращивание расходов на воспроизводство человеческого потенциала, доля которого в структуре совокупного богатства развитых стран составляет более двух третей. Как справедливо отмечает академик С. Ю. Глазьев, «для этого меры по преодолению кризиса должны быть нацелены не на воспроизводство сложившейся спекулятивной модели финансового рынка, а на формирование отечественной инвестиционной системы» (Экономист, 2010. № 1, с. 10).
   В основных ориентирах социально-экономического развития России до 2020 года предусмотрена задача «сконцентрировать усилия на решении трех ключевых проблем: создании равных возможностей для людей, формировании мотиваций к инновационному поведению и радикальном повышении эффективности экономики, прежде всего на основе роста производительности труда».
   В соответствии с этой целью определяются приоритеты государственной политики: инвестиции в человеческий потенциал, подъем образования, науки, здравоохранения, построение национальной инновационной системы, модернизация экономики, развитие новых конкурентоспособных секторов в высоко-технологических сферах экономики знаний, реконструкция и расширение производственной, социальной и финансовой инфраструктуры и др.
   В концепции и прогнозе долгосрочного социально-экономического развития страны до 2020 года поставлена задача о переходе российской экономики от экспортно-сырьевого к инновационному типу развития. Для этого предполагается повысить показатели инновационной активности, в 2–3 раза поднять эффективность экономики, в десятки раз увеличить долю российских высоко-технологических продуктов на мировом рынке. Это позволит, согласно данной концепции, более чем втрое повысить зарплату и вывести Россию в число высокоразвитых стран по уровню социально-экономического развития. Ставятся также задачи достижения мировых стандартов финансирования науки, образования и здравоохранения, увеличения нормы накопления до уровня наиболее быстро развивающихся стран.
   Стимулирование инновационной активности – важнейшее направление политики развития, преодоления кризиса. Это должно найти отражение в содержании бюджетной, промышленной и других составляющих экономической политики.
   Принимая во внимание нарастающее отставание российской экономики по техническому уровню, высокую степень изношенности основных фондов, старение высококвалифицированных кадров рабочих, инженеров, ученых на фоне обновления производственного аппарата в передовых странах, время выбора антикризисных мер инновационного пути развития крайне ограниченно. Такие преобразования невозможны без привлечения энергичных и подготовленных специалистов.
   Известно, что предприятие работает так, как им управляют. В настоящее время резко увеличивается воздействие деструктивных факторов на работу предприятий. Приходится постоянно приспосабливаться к спонтанно возникающим проблемам и опасностям, как внешним, так и внутренним. Подобный динамизм и жесткие требования рынка вызывают потребность в выработке антикризисных мер и реструктуризации производственного аппарата. Антикризисное управление – достаточно новое для российских предприятий направление деятельности. Поэтому научно-методическое и учебное обеспечение этого процесса имеет очень важное значение для подготовки специалистов по экономическим специальностям.
   Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов ведет активную работу в этом направлении: читаются курсы по антикризисному управлению человеческими ресурсами, финансами, банковским делом; разрабатывается научно-методический инструментарий по реструктуризации реального сектора экономики, созданию и реновации рабочих мест и др. Антикризисная тематика занимает у нас сейчас высокий удельный вес в подготовке специалистов, в научных и диссертационных исследованиях. Мы исходим из того, что кризисным условиям должно соответствовать антикризисное мышление – способность человека воспринимать и сознательно реализовывать на практике антикризисные стратегии деятельности. Люди, овладевшие современными технологиями и стратегиями управления, могут не только преодолеть кризис, но и добиться успеха в конкурентной борьбе. Центральное место в этом процессе занимает организация высокопроизводительного труда. Именно созидательный труд способствует достижению экономического роста. Конкретный общественно полезный труд и есть первичное звено процесса оздоровления общества, преодоления кризиса.
   Предлагаемая читателю книга относится к числу немногих работ в области антикризисного управления человеческими ресурсами. Ее достоинство состоит, прежде всего, в исследовании с системных позиций новых форм и отношений российской действительности с учетом специфики экономических процессов экономики кризисного периода. Авторы рассматривают современную экономику России как «внесистемную», где не действуют в полной мере экономические связи ни прошлой, ни будущей систем. Закономерностью такой экономики является неустойчивость, которая требует от экономических субъектов всех уровней соответствующих антикризисных действий. Это положение предопределило и цель книги – дать системное изложение методологических и методических основ реструктуризации и реинжиниринга персонала, проведения мониторинга системы рабочих мест, их создания, сокращения и реновации.
   Исходя из этой цели, в работе поставлены и решены следующие задачи:
   • дано целостное представление о структурном кризисе российской экономики, выявлены сущность и виды экономических кризисов и на этой основе исследовано их влияние на воспроизводство рабочей силы и материальной базы экономики;
   • выявлены закономерности поведения предприятий в кризисных условиях, а именно: выделение конкурентоспособной части предприятий и консервации или перепрофилирования неиспользуемых производственных мощностей; изменение уровня разделения труда и соотношение материальных и трудовых затрат; упрощение продуктовых и ресурсных потоков и др.;
   • раскрыты содержание и основные критерии стратегического управления предприятием как открытой системой, находящейся под воздействием внешних и внутренних факторов;
   • определены положение и роль, а также структурные факторы динамики персонала в системе стратегического управления предприятием;
   • разработаны методические рекомендации по реструктуризации и реинжинирингу персонала, а также по совершенствованию методов оценки результатов этих мероприятий с учетом финансового положения предприятия;
   • дан методический аппарат по организации мониторинга трудовых показателей и проведению их анализа;
   • исследована эволюция форм государственного планирования и даны рекомендации по их применению с учетом особенностей рыночной экономики и др.
   Авторы учитывают новую мировую тенденцию развития теории и практики менеджмента – переход от парадигмы управления персоналом к управлению человеческими ресурсами.
   Человеческие ресурсы – это не только ведущий фактор экономического развития, но и главное богатство любой компании. Они интегрируют профессионально-квалификационные и психофизиологические параметры, профессиональные компетенции, а также капитализацию и гуманизацию данного ресурса.
   Такой подход к человеческим ресурсам дает главный импульс к развитию не только производства как такового, но и самого работника и общества в целом.
   Вторая особенность данного курса состоит в том, что в нем показана неразрывная связь между личностью (работником) и системой сложных производственных и человеческих отношений, между менеджментом персонала и управлением человеческими ресурсами, включающим в себя наряду с теорией и практикой развития и эффективного использования человеческого капитала весь комплекс проблем организационного поведения и антикризисного управления.
   Третья особенность состоит в широком привлечении современной отечественной и зарубежной теории и практики для формирования концепции антикризисного управления человеческими ресурсами, в рамках которой осуществляется их стратегическое планирование, развитие, обеспечение организации, инвестирование в человеческий капитал и др. Иначе говоря, концепция антикризисного управления человеческими ресурсами использует экономическое обоснование необходимости капиталовложений в формирование, использование и развитие работников. Рост затрат на приобретение и подготовку работника для повышения эффективности его труда требует более полного использования профессиональных навыков и знаний исполнителя, выявления скрытых возможностей работника, его творческого потенциала. Как показывает опыт экономически развитых стран, именно уровень развития потенциала оказывает наибольшее влияние на производительность труда. Фактически это означает, что успехов в экономическом развитии может добиться любая организация, в которой созданы условия для накопления и эффективного использования человеческого потенциала.
   В докладе Международного аналитического бюро The Economist Intelligence Unit «Тенденции в экономике, индустрии и корпоративной жизни. Прогноз на 2020 год[1]» подчеркивается, что наибольшая добавленная стоимость будет достигаться за счет интеллектуальной, а не материальной составляющей. Значит, любая работа потребует больших затрат творческих сил. Креативность станет более важной, чем умение следовать традиционному мышлению. В соответствии с этими тенденциями и будут в ближайшие годы преобразовываться компании. Как прогнозируют эксперты, выжить в конкурентной борьбе смогут только те компании, персонал которых будет адаптирован к новым условиям.
   Самыми ценными для работодателей будут люди, которые смогут сочетать креативность, гибкость, коммуникабельность и умение быстро разрешать проблемы. Чтобы быть успешными, компании должны существенно повысить инвестирование в человеческие ресурсы и новые технологии. В менеджерах будет цениться умение выстраивать отношения с людьми и организациями.
   В российских компаниях, которые в 90-е годы XX века прошли этап завоевания рынков и активной экспансии, в этот период у менеджеров ценились такие качества, как агрессивность, амбициозность и инициатива. Теперь же стремятся усилить интеллектуальную составляющую менеджмента и за счет этого повысить эффективность работы. Особенно это важно в условия экономического кризиса.
   Поэтому от менеджеров требуется умение ставить цели и постепенно идти к их достижению, решать нестандартные задачи, развивать творческое мышление в бизнесе. Как считают эксперты, достаточно скоро начнется «охота» за креативными работниками и особо высоко будут цениться управленцы, которые смогут создавать команду и удерживать эффективных (интеллектуально-креативных) работников.
   Многие компании уже сегодня придают большое значение образовательному и интеллектуальному уровню работников, вопросам психологической совместимости сотрудников, умению проявлять гибкость и быстро находить компромиссные решения. Но в будущем, когда доля нематериальных активов у компании и доля интеллектуальных затрат в производстве будет расти, это требование приобретет еще большее значение. Причем распространяться оно будет на все большее число работников. Если сейчас работники на низовых должностях или производстве не обязаны понимать процессы, протекающие в компании, то, по мнению экспертов, в будущем это будет обязательным условием. Экспертами Международного аналитического бюро составлен сводный психологический портрет менеджера будущего: хорошо образованный, интеллектуальный, креативный, имеющий навыки аналитического мышления, коммуникабельный, понимающий других людей, готовый к компромиссам и не резкий в своих суждениях человек.
   Таким образом, социальная потребность практики диктует необходимость разработки новых подходов и методов активизации формирования и использования интеллектуального потенциала как основного источника развития современных высокотехнологичных организаций. Как пишет один из основоположников теории креативной экономики профессор О. Н. Мельников: «Очевиден факт: от уровня и степени развитости интеллектуально-креативных ресурсов, используемых организацией, зависят экономические показатели применения всех остальных видов ресурсов. Поэтому важно знать природу не только интеллектуальных, но и креативных ресурсов предприятия, а также механизмы формирования и управления этими ресурсами»[2].

Глава 1
Теоретические основы антикризисного управления

1.1. Теории развития экономических систем

   Анализ любых новых форм и отношений российской действительности должен опираться на понимание специфики экономических систем переходного периода.
   Переходную экономику можно назвать «внесистемной», поскольку в ней не действуют в полной мере экономические связи ни прошлой, ни будущей систем. Характерной особенностью такой экономики является неустойчивость, которая носит специфический характер.
   В нормальной системе неустойчивость сигнализирует о необходимости действий, направленных на обеспечение равновесного состояния системы. В переходной экономике она должна сохраняться постоянно с тем, чтобы обеспечить в итоге постепенный переход к другой экономической системе.
   Именно эта неустойчивость и «внесистемность» переходных процессов придает им кризисную направленность и требует от экономических элементов всех уровней соответствующих антикризисных действий.
   При исследовании любые явления и процессы, в том числе и экономические, необходимо рассматривать в динамике. Применительно к экономике такой подход подразумевает изучение основных характеристик в условиях непрерывного движения экономической системы.
   В научном, а также в обыденном массовом сознании широко распространена точка зрения, согласно которой развитие экономических систем происходит прямолинейно: от простого к сложному, от низшего к высшему и т. п. Поэтому и смена экономической системы (например, переход к рыночной экономике) зачастую представляется делом краткосрочным и относительно безболезненным.
   При этом совершенно игнорируется тот факт, что экономические процессы (как и все глобальные процессы, рассматриваемые за достаточно большие промежутки времени) характеризуются нелинейностью изменений.
   В самом общем виде нелинейность связана с отклонениями (как незначительными, так и существенными) от идеально представляемой прямолинейной траектории движения.
   Относительная прямолинейность возможна на практике лишь для ограниченного круга параметров экономической системы или для экономических процессов, существенно ограниченных по времени их исследования.
   Особенно ярко проблемы нелинейного развития этих процессов проявляются в условиях экономики переходного типа, а значит, и в нынешних российских условиях.
   Идея нелинейности лежит в основе многих теорий экономического развития, которые можно подразделить на две большие группы: теории катастрофизма и эволюционно-волновые теории.
   Кратко охарактеризуем каждую из этих групп.

Теории катастрофизма

   Согласно теориям развития этой группы, изменение экономической системы вследствие как внешних, так и внутренних факторов неизбежно приводит к резкому обострению противоречий. В результате на определенной стадии экономическая система разрушается, а вместо нее формируется качественно новая система.
   Главное здесь – неизбежность стадии, в ходе которой переходные процессы в значительной степени разрушают сам объект. Именно при этом условии происходят системные изменения.
   По положениям этой группы теорий развития, «если система структурно устойчива относительно вторжения новых единиц, новый режим функционирования не устанавливается, а сами новые единицы («инноваторы») погибают».
   Данное утверждение задает определенный алгоритм осмысливания внутренних механизмов структурных сдвигов в экономике.
   Наряду с этим для экономических систем, динамика которых описывается теориями катастрофизма, характерна устойчивая асимметрия во взаимодействии элементов, а именно господствующее положение одних элементов по отношению к другим.
   Такая асимметрия становится источником противоречий, перерастающих в экономические кризисы. Прежде всего такой процесс имеет место при переходе к новой экономической системе, если прежняя система не обладает необходимым уровнем гибкости и мобильности.
   Пространственно-временные характеристики изменений экономической системы, с позиций катастрофизма, представлены на рис. 1.1, где П – системообразующий параметр экономической системы (валовый внутренний продукт, национальный доход и т. п.); t – время функционирования экономической системы.

   Рис. 1.1. Графическая интерпретация теорий катастрофизма

Эволюционно-волновые теории

   В основе эволюционно-волновых теорий лежат принципы взаимодополняемости структуро-образующих элементов, что ограничивает доминирование некоторых из этих элементов и не допускает чрезмерной асимметрии. Тем самым развитие экономической системы рассматривается как процесс, в результате которого устанавливаются сбалансированные взаимосвязи структуро-образующих элементов при сохранении их самостоятельности и высокой степени автономности.
   Такая экономическая система находится в состоянии динамического равновесия. При этом:
   • существенные спады в экономике, сопровождающиеся катастрофическим ухудшением многих параметров, сменяются волнообразным движением;
   • острота противоречий не достигает катастрофического значения, при котором происходит неизбежное разрушение экономической системы.
   Пространственно-временные характеристики изменений экономической системы, с позиций эволюционно-волновых теорий, можно представить следующим образом (рис. 1.2).

   Рис. 1.2. Графическая интерпретация эволюционно-волновых теорий[3]

   Сразу оговоримся, что кривые, описывающие динамику реальных экономических систем (при любой группе теорий развития), подвержены воздействию многочисленных факторов и могут видоизменяться, что, однако, не меняет сути иллюстрируемых подходов.
   Как можно заметить, в конечном итоге при любом варианте развития обеспечивается поступательное движение экономической системы, но существенно различается механизм такого движения.
   В практическом плане представляется актуальным выбор теорий развития, адекватно отображающих динамику нынешней российской экономики. На наш взгляд, нельзя абсолютизировать ни катастрофизм, ни эволюционно-волновые теории. Каждая из этих групп не обладает универсальным значением, а может применяться лишь при наличии соответствующих предпосылок.
   Одна из таких предпосылок – достижение экономической системой определенного уровня гибкости и мобильности, позволяющего избежать разрушительной стадии развития и скомпенсировать негативные переходные процессы.
   В известном смысле такие условия сейчас складываются в странах с развитой рыночной экономикой, что позволяет широко использовать для объяснения происходящих там процессов эволюционно-волновые теории развития.
   При этом следует обратить внимание на существенное обстоятельство: к такому результату эти страны пришли через столетия разрушительных кризисов, в полной мере отражаемых теориями катастрофизма. Лишь со второй половины ХХ века кризисы в этих странах стали более редкими, перестали носить катастрофический характер, начали поддаваться государственному регулированию.
   Напротив, жесткая и негибкая организация российской экономики сделала невозможным переходные процессы без кризисных последствий, что сейчас и происходит. С одной стороны, кризис инициировал структурные переходные процессы, с другой – именно успешное завершение переходных процессов будет означать реальное преодоление кризиса.
   Российский структурный кризис приобретет очертания конструктивности только после нарастающей поляризации состояния элементов системы. В результате структура будет характеризоваться сильной неустойчивостью, что сделает возможным структурные изменения в системе.
   С этих позиций, начало выхода из структурного кризиса связано с достижением критической точки, в которой состояние системы является наиболее неопределенным. В этих условиях становится возможным при помощи чрезвычайно слабого воздействия (внесения «ядра кристаллизации») управлять мощными процессами.

1.2. Сущность экономических кризисов

   При изучении вопросов антикризисного управления очень важно понимать сущность кризиса в экономике и особенности кризиса российской экономики в частности.
   Любой экономический кризис обусловлен причинами как внешнего, так и внутреннего характера. К внешним причинам экономического кризиса на макроуровне, как правило, относят ухудшение взаимодействия экономики с внешним окружением (ухудшение условий экспорта или импорта, экономическая блокада, военные действия и т. п.).
   Среди внутренних причин основной является исчерпание источников экономического развития (истощение или деградация внутренних ресурсов, отсутствие резервов). Хотя в каждом конкретном случае соотношение внешних и внутренних причин может быть различным, их совместное влияние обязательно при любом экономическом кризисе.
   Экономический кризис проявляется главным образом в распаде традиционных хозяйственных связей и усилении диспропорций. В результате экономика как целое превращается в совокупность слабо взаимодействующих объектов. Поэтому именно по динамике пропорций, характеризующих устойчивость экономики, можно судить о характере проявления кризисных тенденций (их усилении, замедлении или преодолении).
   Важнейшими при анализе кризиса являются пропорции:
   • между фазами воспроизводства (производством, распределением, обменом и потреблением);
   • между секторами экономики (производственной и непроизводственной сферами, производством средств производства и предметов потребления, добывающими и обрабатывающими отраслями промышленности, технологическими укладами);
   • между регионами;
   • между внутренним и внешним рынками;
   • между накоплением и конечным потреблением;
   • между материально-вещественными и финансово-денежными потоками.
   В этой связи вызывают недоумение попытки оценивать экономическую ситуацию в России по отдельным, выхваченным из контекста общего анализа параметрам, например по показателю инфляции. Лишь преодоление совокупности отмеченных выше диспропорций может свидетельствовать о стабилизации экономической ситуации.
   На микроуровне экономический кризис означает «выпадение» предприятия из системы общественного воспроизводства при потере потребителей, ресурсной базы и т. п.
   Для понимания сущности и специфики кризиса российской экономики важно учитывать необходимость коренного изменения хозяйственных связей между предприятиями при переходе к рынку.
   В условиях рыночной экономики предприятия, относящиеся к различным отраслям, выстраиваются в строгой последовательности и функционируют как одно целое для обеспечения всего воспроизводственного цикла конкретной продукции.
   Крупные межотраслевые образования (например, такие как General Motors, General Electric, Boeing) концентрируют полный цикл воспроизводства определенных видов продукции конечного потребления. По сравнению с отраслевым предприятием у них несопоставимо выше уровень концентрации производства и сбыта.
   Такая рыночная интеграция предприятий находит свое организационное выражение в виде многоотраслевых концернов и корпораций при отсутствии отраслевых (в нашем понимании) министерств.
   Сами предприятия, работая практически на всем протяжении воспроизводственного цикла того или иного товара, обеспечивают рыночные состыковки «отраслевых» связей. Эти особенности хозяйственных связей между предприятиями присущи вертикальной интеграции.
   Принципиально по-иному организована отечественная экономика. На протяжении длительного периода времени в стране складывалась отраслевая структура народного хозяйства.
   Она характеризовалась преобладанием такой специализации, при которой предприятия функционировали как одно целое, как правило, в рамках одной отрасли. При этом полный воспроизводственный цикл движения продукции не контролировался и не регулировался на внутрифирменном уровне. Эти функции выполняла административная система.
   Подобная специализация нашла свое отражение в отраслевой структуре экономики и в ее организационном выражении – системе министерств. Причем для согласования деятельности отраслевых ведомств было необходимо жесткое государственное планирование.
   Различия в вертикальной (межотраслевой) и горизонтальной (отраслевой) интеграции приведены на рис. 1.3. Как видно из рисунка, различия между вертикальной и горизонтальной интеграцией носят принципиальный характер.

   Рис. 1.3. Различия в организации воспроизводства при вертикальной (а) и горизонтальной (б) интеграции. П – предприятия по ходу воспроизводственного цикла продукта (от добывающих до перерабатывающих и сбытовых)

   Они отражают существенные изменения в характере подготовки кадров, видах и размещении оборудования, характере проектирования предприятий и их инфраструктуры и т. п. Причем переход от технологической к предметной организации экономики фактически означает полное обновление производственного и трудового потенциала предприятий, технологий, параметров выпускаемой продукции.
   Отраслевой принцип организации отечественной экономики сложился в силу объективных внешних и внутренних условий, начиная с индустриализации 30-х годов, а затем укрепился и развился технологический принцип организации. Целесообразность подобных процессов обсуждать теперь бессмысленно, тем более что такая организация экономики позволила стране выполнить конкретные задачи и достичь определенных успехов.
   Однако, как и любое социально-экономическое явление, отечественная экономика, основанная на отраслевой организации производства, прошла этапы своего становления, развития и угасания.
   Основными факторами, способствующими началу кризиса отечественной экономики, стали резкое усложнение производства, рост его масштабов, расширение номенклатуры выпускаемой продукции, что на определенном этапе превысило ресурсные возможности отраслевой экономики.
   Неизбежным следствием этого явилось сокращение источников накопления для расширенного воспроизводства, усиление несбалансированности на разных уровнях управления и т. п. Причем эти процессы носили объективно экономический характер и неминуемо вели к кризису сложившейся отраслевой организации экономики.
   Таким образом, нынешний кризис российской экономики – это прежде всего кризис сложившейся отраслевой организации производства и его структуры. Отраслевая экономика уже исчерпала свой потенциал и не может быстро перейти к требуемой рынком вертикальной интеграции.
   При несбалансированной отраслевой организации экономики становится невозможным поддерживать устойчивые хозяйственные связи между разными отраслями и регионами без наращивания внешней задолженности и резкого сокращения производства и потребления.
   Выйти из кризиса и обеспечить новое качество экономического роста станет возможным на основе вертикальной интеграции расширенного воспроизводства.
   Но просто и быстро объединить существующие промышленные предприятия по межотраслевому принципу невозможно. Это было бы реально, если бы российская экономика имела оптимально функционирующие предприятия. Тогда из них, как из кубиков, можно было складывать разные «конструкции». В российской экономике таких условий пока нет.
   В этой связи важно понимать, что чисто организационно-правовые мероприятия без соответствующих изменений в структуре промышленности малоэффективны.
   В ходе подобных действий вместо интеграции предприятий разных отраслей в крупные межотраслевые корпорации происходит дробление самих отраслевых комплексов с соответствующими деструктивными последствиями.
   Со значительными объективными трудностями столкнулись и попытки массового создания финансово-промышленных групп.
   Обостряются проблемы и в деятельности вертикально интегрированных нефтяных компаний, так как ускоренное их создание зачастую опережало реальные материально-вещественные предпосылки для сбалансированного развития.
   В целом новая экономическая структура не может быть создана в короткие сроки лишь путем применения классических рыночных методов управления.
   Эти методы уже изначально предполагают наличие функционирующей рыночной экономики, то есть определенный уровень вертикальной интеграции, как следствие, – сбалансированности материально-вещественных потоков, стабильности и устойчивости хозяйственных связей.

1.3. Виды экономических кризисов

   При рассмотрении вопросов антикризисной деятельности предприятий необходимо учитывать специфические черты экономического кризиса в России. Экономические кризисы могут быть дифференцированы по различным критериям. Для обобщенной классификации мы выбрали критерии, в практическом плане наиболее значимые для антикризисной деятельности предприятий. Предлагаемая классификация приведена на рис. 1.4.
   Экономический кризис обычно сопровождается кризисными процессами и в других сферах (политической, социальной и т. п.), являясь для них своего рода первопричиной. Данное обстоятельство важно учитывать, рассматривая экономические проблемы не изолированно, а в комплексе с политическими, социальными, управленческими, экологическими и иными аспектами.
   Пообъектная классификация экономических кризисов во многом пересекается с приведенными выше важнейшими пропорциями, характеризующими устойчивость экономической системы. С этих позиций, экономический кризис может быть связан с разрывом связей между фазами воспроизводства, а также связей внутри товарных рынков[4], национальной экономики, регионов, секторов экономики, предприятий.
   Как нетрудно заметить, кризисные процессы в рамках разных экономических объектов тесно взаимосвязаны друг с другом. Например, кризис обмена и распределения (фазы воспроизводства) сопровождается кризисными тенденциями на соответствующих товарных рынках, а кризис регионов существенно обостряет кризисное состояние расположенных в регионе предприятий и т. п.
   Рассмотрение экономического кризиса «по стадиям» имеет важное значение для прогнозирования динамики кризисных тенденций во времени. Под стадией экономического кризиса понимаются последовательные периоды кризисного функционирования экономической системы, имеющие свои качественные особенности.
   Так, во время кризисного спада резкое замедление темпов экономического развития, имевшее место в предшествующий период, переходит в прямое сокращение масштабов производства и потребления при одновременном ухудшении их структуры.
   Кризисные явления на этой стадии во многом обусловливаются снижением платежеспособного спроса населения, предприятий и государства. В промышленности резко увеличиваются запасы нереализованной продукции, сокращаются затраты на новое производство и строительство.

   Рис. 1.4. Обобщенная классификация экономических кризисов

   В этот период распространенным явлением становятся остановки или банкротства предприятий. В результате начинается быстрый рост безработицы (в том числе и скрытой), а также сокращение реальной заработной платы. Все это происходит на фоне нарушения финансовых и денежно-кредитных отношений.
   Вслед за кризисным спадом наступает новая стадия – депрессия, характеризующаяся приостановлением спада производства и потребления.
   Стадия оживления связана с ростом производства и потребления до предкризисного уровня, разумеется, при качественно новой структуре. После этой стадии начинается подъем, когда производство и потребление уже достигают и превышают предкризисный уровень.
   С точки зрения глубины дезорганизации экономических систем, представляется целесообразным различать межсистемный и внутрисистемный кризисы. Межсистемный кризис сопровождает переход экономической системы к новому, качественно иному режиму своего функционирования и предполагает смену экономического строя.
   Межсистемные кризисы – обычно самые тяжелые из всех кризисов, ибо связаны с полным разрушением старой экономической структуры. Здесь наиболее ярко проявляется тенденция к раздроблению экономики на слабо взаимодействующие экономические анклавы (по экспортным возможностям, региональному признаку и т. п.) с разрушенными и укороченными хозяйственными связями.
   Результатом этого, как правило, становится территориальная дезинтеграция, крупные социальные конфликты и потрясения. Трансформация переходных экономик является настолько глубокой, что обычно сопровождается хаосом во всех основных сферах жизнедеятельности общества.
   В отличие от межсистемных внутрисистемные кризисы не предполагают смену экономического строя и связаны поэтому с гораздо меньшим уровнем дезорганизации экономической системы. Однако при этом может быть существенная дифференциация тяжести внутрисистемных кризисов: от конъюнктурного спада до кризисов типа Великой депрессии.
   На основе рассмотренной классификации кризис российской экономики в настоящий момент времени можно охарактеризовать следующим образом:
   • это комплексный кризис, сопровождающийся кризисом всех основных сфер жизнедеятельности общества;
   • это всеобъемлющий кризис, охватывающий национальную экономику в целом, все регионы, сектора народного хозяйства, предприятия, а также все фазы воспроизводства и подавляющее большинство товарных рынков;
   • это кризис, пока еще находящийся в стадии кризисного спада;
   • это межсистемный кризис, связанный с глубинной дезорганизацией прежней экономической системы при переходе к качественно иному типу экономики.
   Основные кризисные тенденции в российской экономике представлены в табл. 1.1.

   Таблица 1.1
   Основные кризисные тенденции в российской экономике


   Еще по первым итогам российских реформ 90-х годов стало ясно, что по многим компонентам в российской экономике продолжают усиливаться диспропорции и обостряться противоречия. На наш взгляд, сначала советские, а затем и российские и западные эксперты совершили три принципиальные ошибки:
   1) исходно неправильно оценили потенциал экономических активов в России;
   2) формирование рынка «растворили» в разрушении системы административно-командного планирования;
   3) оставили без внимания социальные аспекты системных трансформаций.
   При этом предполагали, что, если командная система руководства будет отброшена, рынок просто внесет изменения в ассортимент и структуру производства изделий при сохранении масштабов хозяйственной деятельности и общего платежеспособного спроса.
   Выход из кризиса может быть обеспечен лишь на основе коренной технической реконструкции, структурной перестройки экономики, на принципах вертикальной интеграции, создания мощного производственно-технологического комплекса, ориентированного на выпуск потребительских товаров.
   Поэтому необходим комплекс мер, нацеленных на выправление наиболее крупных перекосов в структуре общественного производства.
   Реформационная программа должна учитывать уникальный характер кризиса в России и иметь вынужденную антикризисную направленность. Причем своеобразие кризиса диктует потребность в качественно иных мерах по его преодолению в сравнении с традиционными экономическими кризисами, протекающими в рамках капиталистической системы.
   На первом – стабилизационном – этапе важно выправить наиболее острые диспропорции в экономике при активном использовании административных рычагов. При этом государственная политика должна, в частности, включать в себя:
   • поддержку удовлетворения первоочередных потребностей населения;
   • поддержку приоритетных производств;
   • обеспечение критического импорта при государственном контроле за экспортом стратегических товаров.
   Главная задача на этом этапе – стабилизация, в первую очередь жизненно важных сфер, за счет которых обеспечивается нормальное функционирование всего хозяйственного комплекса.
   Здесь должна осуществляться поддержка основных систем жизнеобеспечения населения: организации работы транспорта, обеспечения энергией, топливом, продовольствием, медикаментами и т. д.
   По мере смягчения кризисных процессов должен осуществляться переход от государственных административно-ограничительных мер к экономическим рычагам, стимулирующим становление развитой структуры рынка и резкое увеличение численности самостоятельно хозяйствующих субъектов рынка. Это позволит увеличить объемы производства и перестроить его структуру с ориентацией на конкурентные отношения.
   Второй этап – реформирования и реструктуризации – связан с формированием рациональной структуры экономики и обеспечением устойчивого роста доходов предприятий, занятых в приоритетных отраслях.
   Здесь необходимы концентрация ресурсов и избирательный характер государственной поддержки структурных изменений на основе приоритетов.
   Начало и укрепление структурных сдвигов на уровне предприятий позволит перейти к осуществлению программы мер по целенаправленному развитию системы товарных рынков.
   Подобному реальному формированию рыночных структур должны быть подчинены средства налоговой и кредитной политики, экономические и правовые меры воздействия государства на экономику, формы, способы и темпы разгосударствления и приватизации, а также внешнеэкономическая политика.
   На этом этапе должны быть созданы все предпосылки для динамичных структурных преобразований. Главная задача – обеспечить ускоренное обновление.
   Третий этап – этап устойчивого развития – предполагает завершение формирования перспективной производственной структуры, достижение уровня жизни докризисного периода, устойчивое расширенное воспроизводство.
   Процесс выхода из кризиса займет длительный период. Так, по мнению ученых Института народно-хозяйственного прогнозирования Российской Академии наук, выйти на доперестроечный экономический уровень России удастся по реалистическому варианту – не ранее 2012 года. При этом преимущества рыночного типа развития могут проявиться лишь через 45–50 лет.
   Несмотря на определенную условность, выделение этих этапов в значительной мере целесообразно и оправдано. Хотя между тремя группами проблем и нельзя провести жесткой грани, каждая из них весьма специфична.
   При формулировании требований к первому этапу региональной политики важно учитывать объективные условия достижения социально-экономической стабилизации. На наш взгляд, стабилизационные процессы в экономике будут происходить с учетом следующих принципиальных моментов.
   В настоящее время еще сохраняется слишком большое количество хозяйственных связей, поэтому их трудно стабилизировать как на федеральном, так и на региональном уровнях.
   Спад материального производства должен достичь определенного уровня, при котором резко уменьшатся объем и масштабы хозяйственных связей. Одновременно должна усилиться натурализация производства, так как в этом случае проще стабилизировать хозяйственные связи.
   Современная экономическая ситуация характеризуется острым недостатком финансовых средств не только на расширение, но и на простое воспроизводство.
   Поэтому в кризисных условиях можно первоначально стабилизировать только хозяйственные связи, охватывающие приоритетные воспроизводственные цепочки (прежде всего, в энергообеспечении, продовольственном снабжении и т. п.).
   Важно понять невозможность сохранить все сферы жизнедеятельности и определить приоритеты выживания. Это, в свою очередь, позволит уменьшить количество стабилизируемых хозяйственных связей, резко повысив их однородность. В результате усилится воздействие государственных органов на преодоление имеющихся диспропорций.
   Даже по приоритетным направлениям стабилизация существенно затруднена, если научно-технический уровень той или иной сферы материального производства останется неизменным.
   Поэтому одним из условий стабилизации ситуации является разумное упрощение технологий, производства, распределения, потребления и т. д. Примером этой тенденции служит необходимость широкого применения ручных технологий при организации общественных работ.
   Необходима стабилизация прежде всего натурально-вещественных потоков, а не денежных (стоимостных) пропорций.
   Поэтому неизбежны бюджетный дефицит и соответственно инфляционные процессы.
   Стабилизация станет возможной лишь на более низком уровне территориальной организации, то есть не на уровне страны в целом, а в рамках регионов или межрегиональных объединений.
   Как показывает анализ, в настоящее время на региональном уровне еще до конца не созданы объективные экономические предпосылки для преодоления кризиса и стабилизации ситуации.
   Сейчас территориальные органы управления еще не могут коренным образом влиять на социально-экономические преобразования, так как многие параметры ситуации задаются решениями центра по порядку и механизму приватизации, ценообразованию, финансированию промышленности и социальной сферы.
   По мере сокращения бюджетных возможностей центра местные органы власти будут в значительной степени самостоятельно принимать решения и использовать имеющиеся у них рычаги воздействия и региональные ресурсы.
   С переходом на договорные отношения в материально-техническом обмене непосредственно между субъектами обмена, то есть между территориями, будут созданы относительно обособленные системы управления, ориентированные на формирующиеся территориальные интересы. Причем данные процессы объективны и имеют тенденции к усилению.
   Актуальной задачей становится превращение регионов в производственно-социальные комплексы, которые будут относительно локальными и целостными территориальными системами совместного труда и проживания населения. В них необходимо обеспечить экономическое развитие на основе повышения эффективности производства, его территориальной специализации и кооперации, рационального использования ресурсов, рыночных отношений, прогрессивных форм собственности, принципов самофинансирования и самоуправления. Главная идея создания таких комплексов – обеспечить в условиях перехода к рынку согласованное и эффективное развитие производства и социальной сферы, охватывая весь воспроизводственный процесс в регионе. Эту задачу можно решить путем регионального регулирования социально-экономических отношений. В связи с этим целесообразно создание региональных финансово-производственных ассоциаций, позволяющих на взаимовыгодных экономических условиях объединить имеющиеся ресурсы и тем самым обеспечить увеличение инвестиций и инноваций, создание новых рабочих мест и др. Это будет способствовать развитию взаимодействия субъектов федерации.
   Во-первых, корпорации будут интегрировать кооперационные связи предприятий, расположенных в различных регионах. При этом они должны сочетать предметную специализацию звеньев и сохранение за входящими в нее предприятиями достаточной хозяйственной самостоятельности.
   Во-вторых, налаживание производства продукции неизбежно потребует расширения рынка ее сбыта. Региональные рынки могут оказаться недостаточно емкими для налаживания эффективного производства и быстрой окупаемости затрат.
   Расширение рынка сбыта продукции конкурирующих между собой корпораций будет способствовать формированию единого (рыночного) экономического пространства России, а по мере повышения конкурентоспособности изделий – интеграции отечественной экономики в мировое хозяйство.
   В такой региональной и межрегиональной деятельности после стабилизации приоритетных воспроизводственных цепочек должны быть созданы условия для вертикальной интеграции хозяйственных субъектов уже в масштабах страны в целом.
   Именно это будет означать реальный переход к рыночным отношениям. Причем рынок, объединяя всех участников через движение капиталов, товаров и ресурсов, будет базироваться на межотраслевом и межрегиональном подходе.
   При горизонтальной интеграции доминирует отраслевой подход. В процессе разрушения отраслевой экономики резко усиливается (вплоть до угрозы территориальной дезинтеграции) роль и самостоятельность регионов.
   По мере стабилизации приоритетных сфер и создания территориальных производственно-социальных комплексов будут созданы условия для перехода к вертикальной интеграции хозяйствующих субъектов. Противоречие между отраслевым и территориальным подходами разрешится в рыночной форме, имеющей межотраслевой и межрегиональный характер.
   Схематически этот вывод можно представить следующим образом:

1.4. Эволюция форм государственного регулирования экономики

   Переходный период неизбежно включает в себя как элементы старого состояния (от которого отходят), так и элементы нового (к которому еще не пришли). В таких условиях необходимо выбирать, что называется, «золотую середину», используя для решения региональных проблем накопленный опыт.
   Причем выбор адекватного варианта региональной экономической политики должен учитывать специфику переходного периода. Нельзя брать за основу абстрактные модели или чужой опыт, даже положительный. Необходимо, ориентируясь на общие принципы, находить адекватные формы и методы трансформации экономики.
   На наш взгляд, применительно к переходной экономике, речь должна идти о государственном регулировании экономических процессов в разумной степени.
   Система государственного регулирования реализуется с помощью законодательных актов, социально-экономических нормативов; государственных заказов и лимитов; государственных инвестиций; госбюджета, бюджетных дотаций, льгот; налогов; наличной и безналичной денежной эмиссии; ставок процентов за кредит; валютного курса; кредитов; резервирования основных средств коммерческих банков; фиксированных, граничных и свободных цен; индексирования цен и доходов; размеров платы за ресурсы; таможенных сборов и лицензий; отраслевых норм и норм амортизации и др.
   В социальной сфере важны такие государственные регуляторы, как установление прожиточного минимума и минимальной заработной платы; заработной платы в государственных учреждениях; пенсий, стипендий, пособий, а также регламентация режима труда и отдыха.
   Государственное регулирование экономики вовсе не сводится к планированию и, в принципе, может его не включать, что фактически и наблюдается в пореформенной России. Наряду с плановым существуют нормативное регулирование и так называемое «управление по отклонению».
   Примером первого может служить установление долгосрочных налоговых ставок, являющихся для экономических субъектов параметрами (то есть относительно медленно изменяющимися величинами) их деятельности.
   Что касается «управления по отклонению», то это – важная функция любого правительства: реагируя, скажем, на финансовые потрясения или сокращения налоговых поступлений, оно может и обязано пытаться исправить положение (либо хотя бы демонстрировать свою заинтересованность в этом).
   В различные периоды времени, в разных странах и в разных сферах экономики могут получать предпочтение те или иные регуляторы. Поэтому соотношение между разными формами и методами государственного планирования может весьма существенно варьироваться.
   В командно-административной экономике централизованное планирование, в широком смысле – плановое управление, представляло собой основную форму государственного руководства.
   В первые годы перестройки был осуществлен переход от всеобщего директивного к ограниченному планированию, охватывающему область государственных заказов. Впоследствии был упразднен Госплан и прекратилась разработка планов экономического и социального развития не только по отношению к экономике в целом, но и применительно к предприятиям и организациям государственной формы собственности.
   Единственным инструментом прямого планового воздействия государства на экономику оставались целевые комплексные программы, которые, однако, во многом утратили свой директивный характер.
   В процессе перестройки намечалось также преобразовать отраслевое планирование в систему, сочетающую индикативный, прогнозно-расчетный, балансовый метод с программным планированием.
   Фактически, в силу объективных условий, начался спонтанный распад отраслевого управления в целом и отраслевого планирования в частности.
   Государственное планирование вообще не вписывалось в концепцию рыночного саморегулирования. Исходя из представлений о достаточности рыночных институтов для обеспечения долгосрочного равновесия в экономике, планирование было объявлено анахронизмом.
   Альтернативных же процедур согласования действий государства и хозяйствующих субъектов, адекватных рыночному планированию, создано не было. Принятый закон о прогнозировании был призван компенсировать отсутствие государственного планирования разработкой макроэкономических краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных прогнозов.
   Сейчас в России действует система разработки, утверждения и исполнения прогнозов социально-экономического развития (Минэкономразвития РФ) и статистического мониторинга итогов социально-экономического развития (Росстат РФ), но она страдает рядом серьезнейших дефектов.
   Анализ практики свидетельствует, что теперь в основе показателей лежат лишь оценка ситуации и декларируемые намерения. Причем в условиях разрушения отраслевого управления органы территориального планирования фактически превратились в «поставщика» прогнозно-аналитической информации для вышестоящих органов (для Минэкономразвития России).
   В настоящее время, с одной стороны, во многом демонтирован старый государственный аппарат управления, нацеленный на распределение ресурсов в плановой экономике. С другой – нельзя допускать и полной анархии в работе рыночных механизмов.
   Поэтому активизация роли государства и регулирования, в частности, в условиях современной России приобрела ключевое значение. От этого во многом зависит дальнейшее развитие страны, возможность ее выхода из кризисного состояния.
   Рассматривая проблемы развития революционной ситуации в разных странах, ученые и политики не раз обращали внимание на то, что между возникновением угрозы социального взрыва, ее осознанием и самим взрывом существует временной разрыв, который преодолеть классическими рыночно-демократическими средствами зачастую не удается.
   В таких и подобных им ситуациях ответственно относящиеся к своим обязанностям правительства вынуждены прибегать к административным средствам. Эти средства приобретают исключительную важность в чрезвычайных ситуациях, и здесь не составляют исключения даже самые традиционно «рыночные» и демократические страны.
   Наиболее длительное, всеобъемлющее и интенсивное использование административных средств наблюдается во время войн, непосредственной подготовки к ним и наступающего после них периода восстановления разрушенного народного хозяйства, обычно с одновременным выходом из политического и социально-экономического кризиса.
   В этой связи в литературе употребляют термин «средства военного регулирования экономики» (или «военно-экономическая политика»), подразумевая запретительные и принудительные меры государственных органов, направленные на перевод народного хозяйства на военные рельсы, мобилизацию ресурсов, осуществление трудовой повинности, нормирование снабжения, приоритет военного производства, экономию на потребительских нуждах, замораживание заработной платы, а иногда и принудительные отчисления от доходов и заработной платы.
   Было бы, однако, неоправданным заключение, будто административный арсенал государственного (в том числе планового) регулирования экономики малопригоден в обыденных, не исключительных условиях.
   Он широко применяется и в целях сохранения общественного строя в текущий момент времени, а тем более тогда, когда явственно дает о себе знать необходимость существенного преобразования последнего (к примеру, в побежденных странах после Второй мировой войны, в периоды политических и экономических кризисов во Франции, Чили, на Тайване).
   В целом использование административных средств регулирования характерно для чрезвычайных обстоятельств или крутых поворотов общественно-экономического развития.
   Экономический кризис 1992–1998 годов и начала 2008 года в России по глубине, продолжительности, влиянию на общество уже превзошел кризис 1929–1933 годов в США. Поэтому закономерен интерес российских экономистов к антикризисным мерам Ф. Д. Рузвельта.
   Переход к «новому курсу» стал переломным этапом в осмыслении роли американского государства в экономике. Весь комплекс мер федеральных властей не вписывался ни в теоретические постулаты всесилия «невидимой руки» рынка, ни даже в существовавшие законодательные акты.
   Для преодоления спада производства и существенного сокращения безработицы без государственного воздействия на экономику монетаристских мер оказалось недостаточно. Основные направления антикризисной программы заключались в следующем:
   • правительство наделялось полномочиями регулировать заработную плату, цены, продолжительность рабочего времени, процесс конкуренции в промышленности;
   • правительственные органы приняли и реализовали ряд программ-заказов, поставки по которым оплачивались из федерального бюджета;
   • правительство организовало общественные работы;
   • была принята и реализована федеральная программа чрезвычайной помощи;
   • была осуществлена государственная поддержка жилищного и дорожного строительства;
   • усилился государственный контроль за рынком ценных бумаг;
   • увеличились расходы федерального бюджета, в основном за счет роста государственного долга (повышения бюджетного дефицита).
   Опыт США по преодолению кризиса 1929–1933 годов свидетельствует о том, что для оживления экономики необходимо сочетать монетаристские и планово-организационные меры, усилив роль государства в этом процессе.
   Планирование широко применялось и в восстановлении экономики многих государств, например Японии.
   Применительно к развитым рыночным странам сейчас речь уже идет об индикативном планировании. Индикативное планирование можно определить как механизм координации интересов и деятельности государственных и негосударственных[5] субъектов управления экономикой.
   В своем развитии в послевоенный период индикативное планирование прошло через разные формы, в общем и целом соответствующие различным этапам государственного регулирования смешанной экономики.
   Исторически первой формой индикативного планирования стала конъюнктурная, связанная с усилением влияния бюджета на темпы и пропорции экономического роста по мере увеличения государственных расходов в валовом внутреннем продукте.
   Эта упрощенная форма применяется при относительно сбалансированном развитии экономики и представляет собой совокупность бюджетов, целевых программ и соглашений с участвующими в их реализации предприятиями, планов предприятий госсектора и контрактов с поставщиками продукции для государственных нужд.
   При этом они координируются государством с помощью косвенных экономических инструментов на основе прогноза социально-экономической конъюнктуры и комплексного использования бюджетно-налоговых, денежно-кредитных и иных регуляторов.
   В условиях структурной перестройки и ускоренного развития экономики становилась все более настоятельной необходимость согласования бюджетов с показателями народно-хозяйственных прогнозов, на которых основывались оценки налоговых поступлений.
   Подключение к выполнению индикативных планов частных предприятий и территориальных властей с использованием налоговых льгот, льготных кредитов и иных мер государственной поддержки в рамках селективной структурной политики породило соответственно структурную форму индикативного планирования.
   Индикативное планирование в этой форме призвано обеспечить реализацию государственной структурной политики в отношении отдельных регионов и секторов экономики путем тщательного согласования действий и интересов предприятий и государства, внутрифирменных планов и макропланов.
   По мере развития смешанной экономики и глобализации рынков (прежде всего в общеевропейских масштабах) индикативное планирование трансформировалось в стратегическую свою форму, суть которой – в выборе главных приоритетов развития национальной экономики, ведущую роль в реализации которых призвано брать на себя государство.
   Эволюция форм индикативного планирования («конъюнктурная» – «структурная» – «стратегическая») в капиталистических странах заняла десятилетия. Причем переход индикативного планирования от одной формы к другой предполагает повышение степени взаимодействия всех соответствующих институтов регулирования.
   Осуществление индикативного планирования, как показывает мировой опыт, предполагает создание специализированных плановых органов и наделение их определенными планирующими функциями.
   Так, формирование индикативных планов и прогнозов во Франции осуществляется Генеральным комиссариатом по планированию, в Японии – Консультативным советом планирования комплексного развития территории и Управлением экономического планирования, в Южной Корее – Центральным институтом планирования, в Турции – Министерством экономики и планирования.
   Мировой опыт свидетельствует, что чем сильнее экономический кризис, тем выше роль прямых административных внеэкономических методов. И наоборот – чем стабильнее положение, тем выше роль рыночных и административно-экономических косвенных методов руководства и регулирования.
   Таким образом, в кризисных условиях государственное регулирование вынуждено принимать формы планирования. Однако при этом становится актуальным вопрос о формах такого планирования.
   В этом вопросе среди отечественных экономистов складываются полярные точки зрения. Одни считают необходимым применять присущее рыночным странам индикативное планирование, другие – за создание жесткой плановой системы на федеральном уровне.
   В целом, оценивая перспективы планирования в российской действительности, мы считаем, что нельзя вернуться к «доперестроечным» формам планирования, которые требовали стабильных условий.
   Но точно так же нельзя эффективно внедрить и присущее рыночным странам индикативное планирование. Для этого нужно иметь соответствующий уровень организации материального производства, основанный на преобладании вертикальной интеграции.
   Вообще, между государственным и внутрифирменным планированием складывается своего рода взаимосвязь по принципу «сообщающихся сосудов».
   Так, при вертикальной интеграции жесткое внутрифирменное планирование охватывает полный воспроизводственный цикл товаров. В таких условиях возможно государственное индикативное планирование экономики, не носящее жесткого характера.
   Напротив, при горизонтальной интеграции планирование, осуществляемое предприятиями, менее развито, так как не охватывает полный цикл воспроизводства продукта. Поэтому здесь необходимо жесткое (централизованно-директивное) государственное планирование в целях согласования народно-хозяйственных воспроизводственных пропорций.
   Переход от нерыночных к рыночным отношениям в сфере государственного управления означает достаточно длительный переход от существовавшего ранее централизованно-директивного планирования к индикативному. Это станет возможным лишь по мере замены горизонтальной интеграции в российской экономике вертикальной.
   На нынешнем же кризисном этапе переходной формой выступает, по нашему мнению, преференциальное планирование.
   Сам по себе термин «преференциальный» (от латинского praefe-rens – предпочитающий) в переводе означает – предпочтительный, преимущественный.
   Преференциальное планирование имеет три ключевые особенности:
   1. Должно охватывать приоритетные, то есть определяющие жизнедеятельность населения процессы. С этих позиций его можно охарактеризовать как приоритетно-процессное.
   2. Носит интеграционный характер, восстанавливая и объединяя в единое целое все звенья воспроизводственных цепочек по приоритетным товарным позициям.
   3. Имеет характер регионального объединения межотраслевых связей под приоритетные процессы. С этих позиций его можно охарактеризовать как региональное межотраслевое планирование.
   Преференциальное планирование, имея переходный характер, объединяет в себе свойства как централизованно-директивного, так и индикативного планирования.
   С одной стороны, преференциальное планирование основывается на жестком государственном планировании, но при этом допускает участие в разработке и реализации плана негосударственных структур, охватывая не все, а лишь жизненно важные сферы. Поэтому оно применяется первоначально только на региональном уровне.
   С другой стороны, преференциальное планирование (как и индикативное) носит межотраслевой характер, ориентируясь на создание условий для вертикальной интеграции. Но при этом в гораздо меньшей степени опирается на косвенные рыночные регуляторы социально-экономических процессов.
   Следует заметить, что плановую деятельность западных стран в кризисных условиях с большой натяжкой можно отнести к индикативному планированию.
   Так, в США в годы «великой депрессии» по приоритетной – продовольственной – цепочке государством устанавливались пропорции межотраслевого обмена (например, пропорции обмена зерна на бензин и другие товары).
   В послевоенной Японии фактически осуществлялось преференциальное планирование по двум приоритетам: топливо (уголь) и продовольствие (рис). По этим направлениям разрабатывались жесткие плановые задания, предусматривающие широкий спектр стабилизационных мероприятий.
   В самом общем виде эволюция форм планирования в переходный период приведена на рис. 1.5.
   Таким образом, можно сделать следующие выводы:
   1) для нынешних российских условий необходимо применение преференциального планирования;
   2) введение эффективного планирования станет возможным первоначально (до обеспечения устойчивой стабилизации и укрепления эквивалентных межрегиональных связей) лишь на региональном уровне;
   3) переход к планированию становится одним из управленческих условий стабилизации ситуации.

   Рис. 1.5. Эволюция форм планирования экономики в переходный период

1.5. Государственное регулирование доходов населения в условиях антикризисного управления

   После десяти лет непрерывного экономического роста и повышения благосостояния людей Россия столкнулась с серьезнейшими экономическими вызовами. Глобальный экономический кризис приводит во всех странах мира к падению производства, росту безработицы, снижению доходов населения.
   Мировой ВВП по прогнозам упадет в 2011 году почти на полпроцента, спад ВВП в США может достичь 2,1–2,5 %, в Японии – до 3,5–5 %. Экономика Евросоюза может сократиться на 2,0–2,3 %. Практически во всех странах будут значительно снижаться доходы населения. Положительные темпы роста сохранятся в Индии и Китае, но и там они упадут почти в два раза по сравнению с предыдущими годами. В России ВВП также может упасть более чем на 2 %.
   У воздействия глобального экономического кризиса на Россию есть свои особенности, связанные с накопленными деформациями структуры экономики, недостаточной развитостью ряда рыночных институтов, включая финансовую систему.
   В кризисных условиях объективно возрастает роль государства в экономической жизни страны. Государство будет с максимальной ответственностью подходить ко всем своим действиям, с тем чтобы не создавать в экономике неправильных стимулов, искажения мотивации предприятий и населения, подрывающих долгосрочные перспективы развития. Приоритет опоры в развитии экономики на частную инициативу будет обеспечен и в кризисных условиях.
   В результате трансформационного кризиса в России, а также нерегулируемого перехода к факторной модели формирования доходов произошло значительное ухудшение общей экономической и социальной ситуации в стране. Значительно выросла дифференциация доходов населения.
   Исследование динамики распределения доходов между квинтильными (20 %-ми) группами населения показывает, что в России с 1992 года усиливается неравномерность в дифференциации доходов населения. Достаточно ярко проявилась тенденция к концентрации средств у наиболее обеспеченной 20 %-й группы. Перераспределение собственности, происходящее в условиях приватизации, создает для определенных групп населения возможности извлечения доходов от собственности. Вместе с тем в процессе первоначального накопления капитала имели место многочисленные злоупотребления, что стало источником неоправданно резкого роста концентрации доходов.
   В действительности значение фондового коэффициента выше в несколько раз. По этому показателю Россия вошла в число стран с наиболее выраженным неравенством населения.
   Расхождения в статистических данных связано с тем, что при изучении распределения доходов населения в конкретной стране возникают определенные трудности получения достоверной информации. С этой проблемой сталкиваются как отдельные исследователи, так и организации. Например, в докладе Всемирного банка за 2005/2006 год отмечается, что, учитывая трудности, возникающие при измерении доходов населения, оценки дифференциации имеют весьма существенные погрешности.
   В связи с этим возникают различные интерпретации статистических данных, часто прямо противоположные.
   Основным источником информации об уровне доходов населения в России являются обследования семейных бюджетов. Полученные на их основе данные не отличаются высокой надежностью, так как респонденты часто просто не знают реального размера своего дохода. При этом отсутствует возможность получения достоверной информации о доходах наиболее обеспеченных категорий населения. С ростом доходов эти категории все менее склонны сообщать о них какую-либо информацию.
   Анализ процесса дифференциации доходов населения в течение последних годов в России позволяет сделать следующие выводы.
   Во-первых, трансформационные преобразования при отсутствии четкой законодательной регламентации соответствующих процессов привели к росту дифференциации доходов. Наиболее резкие изменения имели место в начале 1990-х годов.
   Конечно, рост дифференциации доходов населения неизбежен в условиях реформ, одна из задач которых заключалась в установлении более жесткой взаимозависимости между рыночной результативностью труда и доходами. Однако сложившийся уровень дифференциации настолько высок, что даже наметившиеся положительные тенденции 2001–2006 годов, а также государственная политика, направленная на усиление социальной защиты населения, пока не способны породить радикальные перемены в уровне жизни населения.
   Во-вторых, основываясь на вышеприведенных данных сложно определить оптимальный для России уровень дифференциации доходов населения, экономически эффективный и социально допустимый. Необходимо провести сопоставление различных показателей уровня дифференциации доходов в России с соответствующими показателями других стран, а также с критическими значениями дифференциации доходов, принятые в мировой практике.
   Например, сопоставление значения индекса Джини с соответствующими показателями других стран, осуществляющих трансформационные преобразования, позволяет сделать вывод, что в России наблюдается значительно более резкий рост показателей дифференциации по сравнению со странами Центральной и Восточной Европы. Вместе с тем в отдельных странах – бывших советских республиках уровень концентрации доходов выше, чем в России.
   В целом исследование различных показателей, характеризующих дифференциацию доходов населения, позволяет выявить следующую парадоксальную ситуацию. Показатели распределения населения по доходу, характерные для России в целом, близки к зарегистрированным как в странах с низкими доходами (Гана), так и в странах со средними доходами (Тунис, Филиппины), и с высокими доходами (Швейцария, Великобритания). При этом данные по наиболее высокодоходному региону – г. Москве близки к показателям для стран с максимальной дифференциацией доходов (Бразилия).
   Анализ данной ситуации приводит к следующим выводам. Во-первых, значение индекса Джини позволяет выносить суждение о модели конкретного государства: контрактной или эксплуататорской. На наш взгляд, значения индекса Джини скорее зависят от механизма распределения прав собственности, который формирует условия доступа к собственности отдельных групп населения.
   Во-вторых, сложно определить пороговые значения допустимого уровня дифференциации доходов населения. Так, сложившийся уровень дифференциации доходов в России в 1990-е годы не соответствует критическим значениям дифференциации, принятым в мировой практике (табл. 1.2).
   В-третьих, исследование уровня дифференциации доходов населения на основе аналитического инструментария, включающего такие показатели, как фондовый коэффициент, индекс Джини и другие, скорее свидетельствуют о количественной характеристике дифференциации доходов населения. Для того чтобы определить оптимальный для России уровень дифференциации доходов населения, экономически эффективный и социально допустимый, следует выявить качественную составляющую дифференциации доходов населения.

   Таблица 1.2
   Сравнение критических значений дифференциации доходов

   Резкая дифференциация доходов населения на фоне их низкого среднедушевого уровня привела в дифференциации экономических потенциалов населения. Наиболее ярко это проявилось в структуре потребления, а также в структуре располагаемых сбережений. В структуре использования денежных доходов населения преобладают затраты на покупку товаров и услуг, что свидетельствует, согласно гипотезе Энгеля, о низком уровне доходов в целом (немецкий статистик Э. Энгель, изучая влияние роста доходов населения на их расходы, заметил, что с ростом дохода изменяется структура потребления, увеличиваются возможности образования сбережений).
   Дифференциация экономических потенциалов стала тормозом экономического роста. Зависимость между усилением дифференциации экономических потенциалов, с одной стороны, и возможностью экономического роста, с другой стороны, достаточно очевидна. Чем ниже доходы, тем меньше спрос, а чем меньше спрос, тем ниже уровень производства. Таким образом, дифференциация способствует сокращению емкости рынка.
   Рост дифференциации экономических потенциалов населения приводит также к резкой сегментации спроса. Например, повышается чувствительность цен к изменениям спроса наиболее обеспеченных групп населения. Вследствие этого относительно быстро растут цены на товары и услуги «элитарного» потребления: жилье, рекреация, услуги, некоторые товары длительного пользования.
   Дифференциация экономических потенциалов обусловила разные возможности процентильных групп населения в социальной сфере. Например, в дореформенный период в России различия в доступе к ресурсам в области образования не были столь значительными по сравнению с современными условиями. Обследования бюджетов домашних хозяйств дают возможность оценить зависимость между уровнями материального благосостояния и образованием.
   Для современной России характерна положительная тенденция увеличения спроса на получение высшего образования. Так, Россия превосходит все страны СНГ и Восточной Европы по количеству лиц, получающих высшее образование; Россия отстает от всех сопоставимых стран по доли ВВП, расходуемой государством в этой области.
   Негативные процессы в социальной сфере были усилены неоправданным ослаблением роли государства в регулировании экономических процессов. Сегодня достаточно очевидно, что социальная сфера не может адаптироваться к условиям рынка без активного государственного вмешательства.
   Дифференциация экономических потенциалов населения чрезвычайно обострила проблему бедности в современной России.
   Теоретически понятие «бедность» характеризует такое состояние определенной группы населения, когда невозможно достичь уровня благосостояния, соответствующего в данном обществе разумному минимуму. В силу того, что сложно рассчитать «объективную» величину разумного минимума и при этом существующие статистические материалы не позволяют дать всесторонней оценки положения наименее обеспеченных слоев населения в терминах «базовых потребностей», в специальной литературе определение уровня бедности осуществляется на основе сопоставления с так называемой «чертой бедности».
   В России образовался достаточно широкий слой устойчивой бедности. При этом в последнее время начали меняться качественные характеристики бедности. Во-первых, помимо традиционно уязвимых групп населения – многодетных, инвалидов, пенсионеров, неполных семей, учащихся – в категорию бедных попадают безработные, граждане, работающие с детьми, военнослужащие и др. Следовательно, среди беднейших слоев увеличился удельный вес экономически активного населения. К бедному или малообеспеченному населению России сегодня относятся едва ли не самые интеллектуальные слои общества: рабочие и технический персонал; работники науки, образования, здравоохранения. Достаточно большая часть населения, включая экономически занятое, не уверена в своем будущем, в возможности обеспечить достойный уровень жизни для своей семьи.
   Во-вторых, исследователи отмечают в отдельных регионах страны так называемую крайнюю бедность или нищету – состояние, когда средний доход семьи не достигает половины прожиточного минимума. Например, в таких регионах, как Северо-Кавказский район, Калмыкия, Бурятия, Тува, Читинская, Новосибирская и Псковская области, республики Марий-Эл и Мордовия примерно 20–30 % населения проживает в условиях крайней бедности.
   В-третьих, в наиболее бедных регионах распространение получила застойная бедность, то есть бедность переходит из временного в хроническое состояние.
   В-четвертых, высокий уровень дифференциации экономических потенциалов привел к маргинализации населения. Маргинализация означает, что как отдельные домашние хозяйства, так и целые регионы, а также области выпадают из основных экономических, финансовых, информационных и т. п. потоков. Повышается уровень уязвимости хозяйствующих субъектов и домашних хозяйств. Они выталкиваются из сформировавшейся системы идей, взглядов, представлений, концепций, верований, дефиниций, которые в совокупности образуют «социальное сознание» мирохозяйственного взаимодействия.
   В-пятых, бедность влияет на качество человеческого потенциала, в частности на здоровье людей. Недостаток средств во многом ограничивает возможности вести здоровый образ жизни и поддерживать сохранность здоровья. Свертывание финансирования ранее бесплатной для населения медицины и расширения платных медицинских услуг делает ее недоступной для малообеспеченных слоев населения. Как следствие, ухудшение здоровья большей части населения. Низкий жизненный уровень населения стал одной из главных причин снижения рождаемости, что нарушает нормальный процесс воспроизводства населения.
   В результате появившихся негативных тенденций произошло ухудшение всех демографических индикаторов здоровья. Здоровье россиян следует оценивать как наихудшее среди сопоставляемых государств и по продолжительности жизни, и по возмещению смертности. Последнее место общей смертности Украина делит с Россией. Все страны СНГ уступают государствам Восточной Европы, особенно Польше и Чехии. Ближе всего к ним оказался Казахстан с наивысшей рождаемостью и возмещением смертности.
   Таким образом, уменьшение численности населения – прямая угроза национальной безопасности. Но еще более серьезным фактором усиливающейся дифференциации становится снижение качества человеческих ресурсов, которое происходит по всем отраслям.
   Тесная связь между характеристиками здоровья населения и факторами уровня жизни (в том числе уровня безработицы, доли населения с доходами ниже прожиточного минимума, реально располагаемыми денежными доходами и др.) позволяют утверждать необходимость государственного регулирования доходов населения.

Особенности государственного регулирования доходов населения

   Качественные сдвиги в развитии производства, рост объемов продукции и ее качества не возможны без глубоких преобразований во всем хозяйственном механизме, одним из важнейших звеньев которого является регулирование доходов и оплаты труда. В условиях рыночной экономики существуют объективные и субъективные факторы, которые обязательно надо учитывать при организации заработной платы на предприятиях.
   К числу основных объективных рыночных факторов относятся: цена рабочей силы, цены на средства труда и готовую продукцию, рынок сбыта товаров и его конъюнктура, механизм конкуренции, прибыль и т. д. Подобные факторы влияют на оплату труда, независимо от государства и самих предприятий. При организации заработной платы основная роль принадлежит объективным факторам; менеджеры лишь могут и обязаны учитывать эти факторы.
   К числу субъективных факторов относятся: государственное регулирование, регулирование самими предприятиями и профсоюзное регулирование.
   Известно, что при рыночной экономике государство, хотя в значительно суженном виде, но сохраняет регулирующую функцию. Эта функция распространяется и на область доходов и оплаты труда. Регулирование доходов и оплаты труда на уровне макроэкономики имеет место во многих странах с развитой рыночной экономикой и является составной частью социально-экономической политики. Государство не может отказаться от регулирования доходов и оплаты труда, если не налажены рыночные механизмы саморегулирования, если на большинстве предприятий отсутствует реальный собственник, заинтересованный в реструктуризации и развитии производства. Кроме того, переход от централизованной системы решения проблем социальной сферы к рыночной не может произойти автоматически и стихийно, так как преобразования затрагивают глубинные, сущностные элементы системы.
   Можно выделить следующие наиболее существенные цели государственной концепции доходов.
   Приоритетным направлением в политике доходов должно стать повышение реальной заработной платы, для чего необходимо проводить ее индексацию, сократить задолженность и сделать платежи по ней первоочередными, принять законы о возмещении ущерба при невыплате заработной платы.
   Необходимо ускорить процесс сближения минимальной заработной платы со средним прожиточным минимумом. Для этого освободить минимальную заработную плату от функций регулирования социальных трансфертов, так как это сдерживает ее повышение, ибо связано со значительными бюджетными расходами.
   Для обеспечения реального увеличения доходов необходимо усилить разграничения между налогообложением заработной платы и предпринимательских доходов, установив более льготный порядок для наемных работников и к ним приравненных (льготность заключается в более низком стартовом обложении и менее прогрессивных ставках).
   Следует укрепить финансовую базу пенсий путем увеличения номинального размера заработной платы, отчисления от которого формируют пенсионный фонд.
   Законодательно, организационно и экономически сформировать механизм регулирования доходов населения с учетом территориальных особенностей жизнедеятельности.
   Учитывая возросшие масштабы бедности, можно определить следующие меры по ее сдерживанию:
   • приблизить ставки Единой тарифной системы бюджетников к прожиточному минимуму, установив нормальное соотношение в оплате бюджетного и коммерческого секторов;
   • в регионах разработать мероприятия, обеспечивающие постепенное сближение минимальной оплаты с региональным прожиточным минимумом;
   • разработать и сделать обязательным для всех работодателей Генеральное соглашение, обеспечивающее индексацию минимальной заработной платы в связи с ростом цен, для чего освободить от налогов доходы предприятий, направляемых на эти цели;
   • ввести индексацию пособий по безработице, размер которых ниже прожиточного минимума, и установить дополнительные льготы для безработных родителей в наиболее социально незащищенных семьях;
   • при выплате пособий на детей использовать дифференцированный подход на основе реальных доходов семьи.
   В целях недопущения перерастания существующей дифференциации доходов в социальную пропасть, необходимо ориентировать политику государства на экономическую поддержку среднего слоя населения, который составляет основы рыночной экономики.
   Вопрос о границах государственного воздействия на доходы в переходной экономике один из самых сложных как с точки зрения объективной количественной оценки доходов, так и поисков эффективных источников их регулирования. Масштабы государственного регулирования определяются размерами государственного бюджета, а также удельным весом государственных доходов и расходов в национальном доходе, валовом национальном продукте. Сегодня основой государственного регулирования доходов и их реальной границей является государственный бюджет.
   Политика государственного регулирования доходов сегодня противоречит финансовой стабилизации, так как осуществляется за счет сокращения государственных выплат по всем статьям социальных расходов государственного бюджета.
   Изменения претерпели также основные функции, связанные с воздействием государства на доходы населения. Эти перемены проявляются, прежде всего, в переориентации административно-командных функций на социально-защитные, которые направлены на смягчение негативных последствий переходной экономики. Среди приоритетных направлений можно выделить такие изменения функционального характера, как:
   • обеспечение условий для зарабатывания доходов и создание равных возможностей при реализации прав на долю в общественном благосостоянии путем справедливого распределения доходов;
   • реализация социальных программ структурной переориентации экономики, направленных на жилищное строительство, образование, здравоохранение и т. д., а также на поддержку отраслей, обеспечивающих социальное развитие общества;
   • уменьшение нежелательных, обусловленных переходным периодом различий в получении и распределении доходов;
   • обеспечение разумной политики сочетания налогообложения с социальной поддержкой (льготы производителям средств жизнеобеспечения, мелкому бизнесу, поощрение благотворительности, транспортные платежи, субсидии и т. д.).
   Государственное регулирующее воздействие на доходы населения состоит в осуществлении мер, направленных на предотвращение негативных социальных последствий, связанных со становлением рыночного механизма. Формы государственного регулирования складываются из материальных, институциональных и концептуальных составляющих.
   Материальное основание государственного регулирования доходов зависит от объемов национального производства и размеров той доли, которая перераспределяется, централизовано через государственный бюджет. Институциональная основа связана с организацией процесса перераспределения и деятельностью соответствующих учреждений. Концептуальная опирается на использование той или иной теории в правительственной социальной политике.
   Государственный механизм регулирования достаточно сложен и включает в себя первичное распределение (оплату труда, другие первичные доходы населения и предприятий); перераспределение через государственный бюджет, налоговую и трансфертную системы; конечное распределение, осуществляемое через операции и услуги населению.
   В ходе первичного государственного распределения доходов устанавливается верхний предел увеличения номинальной заработной платы в государственном секторе. Экономическое значение регулирования заработной платы определяется тем, что ее изменение оказывает влияние на совокупный спрос и издержки производства. Первичное регулирование доходов используется государством как для повышения конкурентной способности национальной продукции, поощрения инвестирования, так и для сдерживания роста заработной платы и инфляции.
   Перераспределение доходов осуществляется через государственный бюджет, состоит из дифференцированного налогообложения различных групп, получателей доходов и социальных выплат населению.
   Организуя бюджетное перераспределение доходов, государство решает несколько проблем: повышение доходов малоимущих слоев населения, создание условий нормального воспроизводства рабочей силы, ослабление социальной напряженности.
   Можно выделить следующие методы: экономические, законодательные, согласительные, административные.
   К экономическим методам относятся: определение минимальных размеров оплаты труда, налоговая политика, регулирование оплаты труда работников организаций бюджетной сферы и государственных служащих, занятости и др.
   Рост минимальной заработной платы зависит от экономических возможностей, сложившихся в обществе на определенном этапе. Если не учитывать этот фактор, то это может привести к задержкам выплат заработной платы работникам, к дефициту бюджета и т. д. Вместе с тем минимум оплаты труда должен определяться с учетом денежных средств, которые необходимы для нормального физического воспроизводства рабочей силы, т. е. прожиточный минимум, что, в свою очередь, зависит от денежной политики государства.
   Налоговые поступления в бюджет обеспечивает налоговая политика, без этого невозможно организовать перераспределение доходов, наладить эффективное стимулирование экономического роста. Например, предоставление налоговых льгот малому бизнесу способствует повышению занятости населения, дает шанс выжить и занять свое место на рынке.
   Регулируя оплату труда в бюджетной сфере, государство исходит из своих экономических возможностей. Усилиями этой сферы формируется человеческий потенциал любого общества. Велика роль этой сферы в укреплении здоровья, проведении досуга. Повышая расходы на содержание этой сферы, государство осуществляет социальную ориентацию экономики на развитие личности. Существует и обратная связь: более сложный, творческий труд создает за единицу времени большую массу продукции, что ведет к экономическому росту.
   Законодательные методы. Важное место в регулировании доходов занимают вопросы разработки его законодательной и нормативной базы, которая является исходным моментом всего процесса регулирования. Нормативы используются для расчетов нормативных потребительских бюджетов, нормы рабочего времени – для определения режимов рабочего времени, длительности отпусков на предприятиях, создание безопасных условий труда; ставки налогов – для удержания подоходного налога, налогов с юридических лиц (включая социальные налоги и др.)
   Для регулирования доходов и качества жизни населения наиболее значимыми являются Конституция РФ (Основной закон), Гражданский кодекс РФ, Трудовой кодекс РФ, законы о реформировании экономики, о занятости, указы Президента РФ, постановления Правительства (о повышении минимальной заработной платы, правовом обеспечении коллективно-договорной системы, социальном обеспечении и страховании, социальных гарантиях и др.).
   Административные методы. Эти методы не связаны с созданием дополнительного материального стимула или риска экономического (финансового) ущерба. Они базируются на силе власти и включают в себя меры запрета, разрешения или принуждения.
   С переходом к рыночной экономике некоторые прежние административные меры сохранились, но появились и новые: прямой государственный контроль над монопольными рынками; разработка стандартов, контроль за их соблюдением; образование и поддержание минимально допустимых параметров жизни населения, ниже которой – нищета; защита интересов нации – лицензирование экспорта или государственный контроль над импортом.
   Согласительные методы. Во многих странах эти методы находят широкое распространение и считаются самыми экономическими и «бескровными». Социальное партнерство – согласование действий правительства, предпринимателей и наемных работников по вопросам динамики оплаты труда и социальных трансфертов.
   Идея социального партнерства, разработанная в 1950-е годы Л. Эрхардом, Р. Балогом и другими, исходит из необходимости согласования общественных интересов, представленных, с одной стороны, профсоюзами наемных работников и, с другой – объединениями предпринимателей ради успешного экономического развития страны. Оно предполагает заключение выступающими в качестве равноправных партнеров правительством, национальными объединениями работодателей и профсоюзами «общественного договора» в области экономической и социальной политики.
   В соглашениях разного уровня (в Генеральном – на федеральном уровне, в отраслевых и региональных тарифных соглашениях – на отраслевом и территориальном уровнях, коллективных договорах – на предприятиях) отражаются вопросы о размерах минимальной оплаты труда, тарифных ставок, социальных выплат о порядке индексации доходов, продолжительности рабочего времени, о возмещении вреда, гарантиях трудовых прав, охране труда, об обеспечении жильем и др.
   Коллективно-договорная система является эффективной формой регулирования заработной платы лиц наемного труда. Ее становление в России тормозят два фактора:
   1) обесценивание рабочей силы, в результате чего заработная плата не может выполнить свою воспроизводственную функцию;
   2) неоправданная дифференциация заработной платы по категориям работников на предприятиях одной и той же отрасли, территории, а также по отдельным отраслям и регионам.
   Каждый метод имеет в своем распоряжении прямые и косвенные меры воздействия. К числу мер прямого вмешательства государства относятся: государственная гарантия минимума заработной платы на своей территории, регулирование оплаты труда в бюджетной сфере, установление системы районных коэффициентов, государственное инвестирование, субсидирование программ по повышению эффективности производства, освобождение от налогов, прямое администрирование по обязательности выделения квоты рабочих мест для некоторых групп населения, организация переобучения работников, выделения определенного числа работников для выполнения общественно необходимых работ и т. д.
   К числу косвенных способов воздействия относятся: льготное налогообложение малоимущих слоев населения; избирательность процедуры распределения бесплатных благ.

Антикризисное регулирование доходов

   Эффективная реализация антикризисных мер, максимизация их воздействия на экономику возможны только при обеспечении необходимого уровня макроэкономической стабильности.
   Для антикризисного регулирования используется два типа экономической политики:
   • политика, направленная на сокращение бюджетного дефицита, ограничение кредитной экспансии, сдерживание денежной эмиссии;
   • политика регулирования цен и доходов, имеющая целью увязать рост заработков с ростом цен и индексацией доходов, определяемая уровнем прожиточного минимума и согласуемая с динамикой индекса цен.
   Государство осуществляет регулирование цен путем прямого вмешательства. Непосредственное влияние на формирование цен оказывают государственные субсидии (путем специальных доплат, дотаций производителю или потребителю).
   Прямое воздействие государства имеет место в отраслях, где его доля в потреблении товаров, услуг значительна (госзаказы в оборонных отраслях промышленности, в ряде подотраслей строительства). Правительственные органы, являясь постоянными заказчиками (покупателями) определенных видов товаров и услуг у частных фирм, устанавливают в договоренности с партнерами.
   Государство также воздействует на внешнеторговые цены (поощрение экспорта; освобождение от налогов, предоставление льготных кредитов и других льгот; изменение пошлины во внешней торговле; введение или отмена количественных ограничений и др.).
   Государство может устанавливать фиксированные цены на товары (услуги) госсектора, пределы их повышения в негосударственном секторе.
   Воздействие налогообложения на политику доходов. От того, как государство использует финансово-кредитный и налоговый механизм, во многом зависит распределение вновь созданной стоимости по факторам производства, основным из которых является труд. Снижение реальной заработной платы в условиях резкого падения валового внутреннего продукта и незначительного уменьшения численности занятых в экономике закономерно.
   Существенная роль в регулировании доходов предпринимателей и работников наемного труда принадлежит государственной системе налогообложения. Как показывает анализ положения дел, социальный потенциал налоговой системы в современной России практически не используется. Имеется в виду ее способность перераспределять доходы от высокообеспеченных к средне– и малообеспеченным слоям населения. К тому же значительная часть населения и вовсе уходит от уплаты налогов.
   Снизив налогообложение фонда оплаты труда налогом и переложив их часть на получателей доходов, можно получить дополнительную сумму поступлений в бюджет за счет того, что из тени выйдут те работодатели, которые в настоящее время передают «в конвертах» своим работникам заработную плату значительно большую, чем указано в платежных ведомостях, представляемых налоговым органам. А пока налоговая политика стимулирует и закрепляет такие структуры занятости и схемы оплаты труда, при которых непрестижным и низкооплачиваемым оказывается труд в секторах экономики, определяющих лицо и перспективы развития страны, – в промышленности, науке, культуре.
   В целях «отлаживания» механизма налогов следует также перераспределить налоговую нагрузку между секторами экономики. Речь идет о смещении налогового бремени с производственных предприятий, в первую очередь, на финансовую и торговую сферы, где сложился неоправданно низкий уровень налоговых изъятий.
   Существуют четыре основные причины, объясняющие, почему в сложившихся в России условиях более справедливое распределение доходов должно рассматриваться как условие, необходимое для того, чтобы приостановить спад производства и в будущем перейти к экономическому росту.
   Во-первых, высокодоходные группы населения России не склонны к сбережениям и инвестированию средств в отечественную экономику, а ориентированы на вывоз капитала за рубеж и потребление импортных товаров.
   Во-вторых, при сокращении производства и снижении доходов у большинства населения до физиологического минимума, при одновременном сокращении потребления услуг образования, здравоохранения происходит резкое ухудшение качества трудовых ресурсов.
   В-третьих, повышение уровня доходов низкооплачиваемых (низкодоходных) групп населения, ориентированных на потребление отечественных товаров и услуг, стимулирует развитие отечественного производства, инвестиционную активность и рост занятости.
   И, наконец, в-четвертых, более равномерный подход к распределению доходов – психологически важный положительный фактор. Если имущественное неравенство и дифференциация в уровнях доходов между различными группами населения будет увеличиваться, сохранится опасность противодействия реформам со стороны достаточно высокообразованных, но низкодоходных групп населения.
   Остановимся кратко на рекомендациях школы экономики предложения в области налоговой политики. Представители этой школы считают, что увеличение налогов ведет к росту издержек и цен и – в конечном счете – перекладывается на потребителей. Высокие налоги сдерживают инвестирование, вложение средств в новую технологию, в совершенствование производства. В отличие от Кейнса сторонники экономики предложения утверждают, что налоговая политика стран Запада не сдерживает, а усиливает инфляцию, не стабилизирует экономику, а подрывает стимулы к росту производства.
   Экономика предложения выступает за сокращение налогов в целях стимулирования инвестиций. Предлагается отказываться от системы прогрессивного налогообложения (получатели высоких доходов являются лидерами в обновлении производства и повышении производительности), снизить налоговые ставки на предпринимательство, на заработную плату и дивиденды. Снижение налогов увеличит доходы и сбережения предпринимателей, понизит уровень процентной ставки, в результате будут расти накопления и инвестиции. Для получателей заработной платы снижение налогов увеличит привлекательность дополнительной работы и получения дополнительных заработков, возрастут стимулы к работе, увеличится предложение рабочей силы.
   В своих рассуждениях теоретики экономики предложения опираются на так называемую кривую Лаффера (кривая Лаффера получила название по имени американского экономиста, обосновавшего зависимость бюджетных доходов от налоговых ставок). Ее смысл в том, что снижение предельных ставок и вообще налогов обладает мощным стимулирующим воздействием на производство. При сокращении ставок база налогообложения в конечном счете увеличивается: раз выпускается больше продукции, то и собирается больше налогов. Это происходит не сразу (рис. 1.6).

   Рис. 1.6. Кривая Лаффера

   Но по идее расширение базы налогообложения способно компенсировать потери в поступлениях налогов, вызванные снижением налоговых ставок.
   Следует упомянуть и некоторые другие рекомендации экономики предложения. Поскольку снижение налогов ведет к сокращению доходной части бюджета, предлагаются различные способы «спасения» от дефицита. Так, рекомендуется урезать социальные программы, сократить бюрократический аппарат, избавиться от малоэффективных федеральных расходов. Эффективное функционирование налоговой системы стран с рыночной экономикой направлено на выполнение нескольких основных задач.
   Во-первых, налоговая система должна успешно решать фискально-перераспределительную задачу, то есть путем перераспределения доходов предпринимателей и населения обеспечивать финансовыми ресурсами доходную часть государственного бюджета (в развитых странах налоги покрывают в среднем до 90 % доходов госбюджета).
   Во-вторых, налоговая система должна действовать таким образом, чтобы, как минимум, не подрывать стимулы к производственной и всякой экономической деятельности, а в лучшем случае способствовать формированию и усилению подобных стимулов.
   В-третьих, система налогообложения достаточно органично связывается и с принципом социальной справедливости.
   В-четвертых, на формирование систем налогообложения большое влияние оказывают требования организационной и расчетной легкости в определении тех или иных налогов, эффективности их сбора, возможности сохранения стабильности налогообложения, то есть отсутствия необходимости частых и тем более резких изменений тех или иных налогов и т. п.
   В-пятых, должно осуществляться умелое распределение налогового бремени между различными бюджетными уровнями – федеральным, региональным (субъектов Федерации) и местным; в унитарных государствах – между общегосударственным и местным уровнями.
   Первый общий показатель, характеризующий роль налога в экономике той или иной страны, – доля всех налоговых поступлений, а также налоговых поступлений на центральный (федеральный) уровень в валовом национальном продукте (ВНП).
   Второй общий показатель системы налогообложения стран с рыночной экономикой – сходство основных налогов. Примерно 90–95 % всех налоговых поступлений приходится на 70 налогов, хотя общее их число в разных странах достигает нескольких десятков. Важный обобщающий показатель системы налогообложения – распределение налоговых поступлений по различным бюджетным уровням.
   Подходы к распределению налогов между отдельными бюджетными уровнями также бывают различными.
   Один из них предполагает привязку определенных налогов к тому или иному бюджетному уровню.
   Другой подход состоит в разделении единых государственных налогов в определенных пропорциях между отдельными уровнями. В результате региональные и местные налоги по своей значимости для бюджетов соответствующих уровней могут оставаться на втором плане.
   Третий подход состоит в передаче средств от высших бюджетных в пользу низших (трансферты). Такой подход как дополнительный распространен практически во всех странах и с унитарным, и с федеративным устройством, причем во-вторых часто трансферты играют роль не только финансовой поддержки слабых в финансовом отношении регионов, но и символа федерального централизма в случае передачи трансфертов, обычно меньших по размеру, благополучным в финансовом отношении регионам.
   Сложившаяся в странах с развитой рыночной экономикой система налогообложения обеспечивает стабильное наполнение доходной части госбюджета на всех его уровнях и тем самым укрепляет финансовую основу устойчивого экономического роста.
   В последние два десятилетия идут важные процессы реформирования системы налогообложения в развитых странах. Наиболее значимым звеном этих реформ явилась перестройка основных прямых налогов с целью усиления налогового стимулирования производства.
   Налогообложение прибыли ограничивалось такими количественными стандартами, которые не могли подорвать ее производственно-стимулирующую функцию. Была заметно уменьшена система льгот по налогу на прибыль при сохранении тех из них, которые в наибольшей мере стимулируют научно-технический прогресс и производство. Произошло также общее снижение индивидуального подоходного налога и сглаживание его прогрессивности с целью увеличения сбережений населения как финансовой базы производственных инвестиций.

1.6. Структурный кризис и воспроизводство рабочей силы

   Для исследования проблем управления персоналом в кризисных условиях (а значит, и надсистемных для них вопросов трудовых ресурсов) необходимо установить взаимосвязь кризисных тенденций с воспроизводством рабочей силы.
   Сразу отметим, что в имеющейся специальной литературе кризисные аспекты воспроизводства рабочей силы практически не рассматриваются. В подавляющем большинстве публикаций речь идет о проблемах формирования рынка труда, системе воспроизводства рабочей силы в кризисных условиях.
   В обоих случаях слабо учитываются характеристики экономического кризиса, а также не устанавливаются зависимости между ними и собственно воспроизводством рабочей силы.
   Традиционно кризисные тенденции в сфере воспроизводства рабочей силы сводятся к перечислению и анализу отдельных его составляющих (высокий уровень смертности, падение рождаемости, рост безработицы и т. п.).
   По нашему мнению, подобные составляющие не отражают сути кризиса в сфере воспроизводства рабочей силы, а являются лишь частными его проявлениями.
   Предлагаемый нами подход к исследованию кризисных тенденций воспроизводства рабочей силы сводится к следующему:
   • исходя из понимания экономического кризиса выделяются основные пропорции, характеризующие устойчивость экономической системы;
   • кризисные диспропорции соотносятся с фазами воспроизводства рабочей силы;
   • определяются кризисные последствия для воспроизводства рабочей силы.
   Конечные результаты исследования представлены в табл. 1.3.

   Таблица 1.3
   Влияние экономического кризиса на воспроизводство рабочей силы

   Для предприятия подобные тенденции во многом становятся внешними факторами и должны в полной мере учитываться при анализе проблем персонала предприятия в переходной экономике.

1.7. Взгляды различных экономических школ на проблему возникновения кризисов

   С учетом многообразия причин циклического воспроизводства и частых нарушений традиционных фаз учеными различных направлений выделены следующие виды циклов:
   1) циклы Кондратьева, или «длинные волны», продолжительностью 40–60 лет; их главным фактором являются радикальные изменения в технической базе общественного производства, его структурная перестройка;
   2) циклы Кузнеца, продолжительностью 20 лет, а причинами их являются сдвиги в воспроизводственной структуре производства (эти циклы называют воспроизводственными или строительными);
   3) циклы Джаглера, продолжительностью 7-11 лет, являются результатом взаимодействия денежно-кредитных факторов;
   4) циклы Китчина, продолжительностью 3–5 лет, они возникают вследствие динамики относительной величины запасов товарно-материальных ценностей на предприятии;
   5) индивидуальные хозяйственные циклы, продолжительностью от одного года до 12 лет, они порождаются колебаниями инвестиционной активности.
   В экономической теории выделяют три этапа в трансформации взглядов на экономические циклы[6].
   Первый этап охватывает временной промежуток с начала XVIII века до середины 30-х годов XX века. В этот период были распространены взгляды о том, что кризисы невозможны в эпоху капитализма (Д. Рикардо. Ж. Б. Сэй, Дж. С. Миль), либо они имеют лишь случайный характер и что система свободной конкуренции способна самостоятельно их преодолевать (С. де Сисмонди, Карл Каутский, Р. Родбертус).
   Второй этап – с середины 30-х до середины 60-х годов XX века. Выделение этого периода связано с трудами Дж. М. Кейнса и, прежде всего, с его выводом о том, что кризисы (депрессия, застой) неизбежны в условиях капитализма и вытекают из самой природы капиталистического рынка.
   Дж. Кейнс одним из первых среди западных экономистов прямо заявил о том, что рынок включает в себя разнообразные проявления монополизма и сочетается с государственным регулированием, вследствие чего цены и заработная плата являются негибкими. В качестве инструмента сглаживания проблем кризиса и безработицы Кейнс выдвинул идею обеспечения государственного вмешательства в экономику в целях стимулирования эффективного совокупного спроса.
   Следует также упомянуть исследование Кейнсом фактора цикличности и разработку им теории мультипликатора, которая стала широко использоваться при анализе причин цикличности.
   Третий этап – это период с середины 1960-х годов по настоящее время. В этот период уделяется больше внимания разделению внутренних и внешних причин цикличности рыночной экономики, причем особое внимание уделяется внешним факторам. В это время также возникли и получили развитие идеи ряда ученых, согласно которым государство в развитых странах далеко не всегда стремится к антициклическому регулированию, сглаживанию кризисных тенденций и к стабилизации экономического равновесия, а проводит проциклическую политику, то есть провоцирует и поддерживает цикличность.
   Анализ внутренних и внешних причин циклов представлен так называемым мультипликационно-акселерационным механизмом цикла. Модели мультипликатора и акселератора в теории рассматриваются раздельно, но в реальности их механизм действует в тесной взаимосвязи: как только приходит в действие один из данных механизмов, начинает функционировать и второй. Например, если в положении равновесия происходит изменение спроса в виде прироста инвестиций, то в движение приходит мультипликатор, который вызывает целый ряд изменений дохода. Эти изменения приводят в движение принцип акселератора и порождают изменения в объемах капиталовложений, которые вновь приводит в действие мультипликатор, порождающий изменения дохода, приводящие к новым капиталовложениям.
   В экономической литературе значительное место занимают теории возникновения кризисных ситуаций. Так, например, заслуживают внимания теории диспропорциональности. Многие исследователи, еще со времен Ж. Б. Сэя, объясняют экономические кризисы нарушением пропорциональности между отдельными отраслями производства. В конце XIX – начале XX века представителем теории диспропорциональности выступил М. И. Туган-Барановский, который утверждал, что именно непропорциональность распределения общественного производства, а не недостаток общественного спроса на предметы потребления является единственным препятствием для реализации.
   Теорию диспропорциональности поддержал известный экономист Р. Гильфердинг, который утверждал, что кризисы вызываются непропорциональностью развития отраслей с высоким и низким органическим строением капитала.
   Первые отрасли, указывал он, требуют больших сроков для обновления производственного аппарата, поэтому в них в период подъема, пока идет строительство, рост товарной продукции отстает от спроса, а цены и прибыли повышаются, что ведет к значительному притоку капиталов. В результате этого происходит перенакопление и перепроизводство в отраслях с высоким органическим строением капитала, что и вызывает экономический кризис.
   Теория диспропорциональности основана на совершенно некорректной предпосылке, будто товары обмениваются на товары. На самом же деле товары продаются и покупаются на деньги. Поэтому спрос вовсе не тождествен предложению. Экономические кризисы в рыночной экономике характеризуются общим перепроизводством товаров по сравнению с платежеспособным спросом на них. Между тем, согласно теории диспропорциональности, перепроизводство одних товаров непременно означает недопроизводство других.
   Причины возникновения кризисов объясняет также теория недопотребления. В отличие от Сэя и Рикардо, швейцарский экономист С. Сисмонди признавал возможность и неизбежность общего перепроизводства товаров, причем он объяснял экономические кризисы недостаточным потреблением народных масс. Сисмонди указывал, что с развитием крупного машинного производства растет безработица и падает заработная плата, в результате чего потребление рабочих поглощает все меньшую долю общественного продукта. Он утверждал, что разорение мелких товаропроизводителей ведет к сокращению размеров спроса, предъявляемого на рынке.
   Теорию недопотребления развивал немецкий экономист К. Родбертус. Он ставил во главу угла не производство, а распределение и считал, что причина кризисов – недостаточность потребления, вызванная неравномерным распределением национального дохода. Отсюда следует, что путем осуществления некоторых реформ в распределении национального дохода можно обеспечить безкризисное развитие рыночной экономики. Но эта мысль есть не что иное, как попытка свести на нет основное противоречие капитализма, неизбежно порождающее кризисы.
   Денежно-кредитная теория кризисов получила большое распространение в XX веке. Согласно этой теории (Л. Минтс), причина циклических колебаний рыночного производства – это ошибочные изменения количества денег путем сокращения и увеличения банковских активов. Минтс утверждает далее, что в смене подъемов кризисами виновен беспорядок, имеющийся в денежно-кредитной системе.
   Этот подход к объяснению природы кризиса сочетается в денежно-кредитной теории кризисов с меновой концепцией.
   Денежно-кредитная теория кризисов несостоятельна, так как она искажает причинную связь экономических явлений, выдавая колебания объема денежного обращения и кредита за причину экономических кризисов. На самом деле, наоборот, промышленный подъем ведет к кредитной экспансии, а кризис приводит к резкому сжатию кредита.
   Конечно, рост кредита в условиях рыночной экономики способствует перепроизводству, а сокращение кредита – обострению кризиса, но это – вторичные факторы, а не первичные.
   Основная идея денежно-кредитной теории кризисов состоит в том, чтобы перенести центр тяжести в этой проблеме на денежно-кредитную систему, и, исходя из этого, говорить о возможности ликвидации кризисов в рыночной экономике.
   Психологическая теория кризисов Кейнса объединяет элементы различных теорий возникновения кризисов.
   Так, Кейнс видит одну из причин узости рынка в своеобразном «недопотреблении», которое он трактует как присущее психологии всех людей стремление не потреблять весь свой доход, а сберегать его в тем большей мере, чем более он увеличивается. Для Кейнса и его последователей характерно также акцентирование внимания на денежно-кредитных факторах, оказывающих влияние на процесс воспроизводства. Кейнс также проповедовал о связи смены подъемов кризисами со сменой оптимистических и пессимистических настроений у предпринимателей, утверждая, что своеобразная смена волн чрезмерного оптимизма и чрезмерного пессимизма у предпринимателей – вот причина экономических кризисов.
   На самом же деле не подъемы и кризисы обусловлены оптимистическими и пессимистическими настроениями предпринимателей, а наоборот: подъем вызывает у них волну оптимизма, а кризис – волну пессимизма.
   Различные взгляды на причины циклических колебаний обусловливают и различные подходы к решению задачи по их регулированию. Несмотря на многообразие точек зрения на проблему антициклического регулирования, их можно свести к двум основным подходам: кейнсианскому и классическому.
   Антициклическое регулирование заключается в системе способов и методов воздействия на хозяйственную конъюнктуру и экономическую деятельность, направленных на смягчение циклических колебаний. При этом усилия государства имеют противоположное направление складывающейся экономической ситуации на каждой фазе экономического цикла.
   Однако следует подчеркнуть два принципиальных положения. Несмотря на все усилия, государству не под силу преодолеть циклический характер экономического развития; оно в состоянии только сглаживать циклические колебания в целях поддержания экономической стабильности. Наконец, необходимо осознать и принять цикличность с ее кризисной фазой как неизбежность не только разрушения, но и созидания, ибо с ней связано восстановление макроэкономического равновесия и обновление экономического организма народного хозяйства.
   Сторонники кейнсианства, ориентируясь на совокупный спрос, основное внимание уделяют регулирующей роли государства с его финансово-бюджетными инструментами, которые используются либо для сокращения или увеличения расходов, либо для манипулирования налоговыми ставками, сжатия или расширения системы налоговых льгот. При этом денежно-кредитная политика играет хотя и важную, но все-таки вспомогательную роль.
   Государство, использующее кейнсианскую модель антициклического регулирования, в фазе кризиса и депрессии увеличивает государственные расходы, включая расходы на активизацию инвестиционной деятельности, и проводит политику «дешевых денег». В условиях подъема с целью не допустить «перегрева» экономики и тем самым сгладить пик перехода от подъема к спаду применяется тот же инструментарий, но уже с обратным знаком, направленный на сжатие, свертывание совокупного спроса.
   Сторонники классического, или консервативного направления, концентрируют свое внимание на предложении. Речь идет об обеспечении задействования имеющихся ресурсов и создании условий для эффективного производства, отказывая в поддержке низкоэффективным производствам и секторам экономики и содействуя свободе действия рыночных сил.
   Основным инструментом становится денежно-кредитное регулирование. Предложение денег становится главным рычагом воздействия на национальную экономику, средством борьбы с инфляцией. Внимание уделяется не либерализации кредита, а кредитной рестрикции, то есть проведению политики «дорогих денег» путем повышения процентных ставок, что должно содействовать борьбе с перенакоплением капитала. В качестве вспомогательного инструмента используется налогово-бюджетная политика. Проводится жесткая политика сокращения государственных расходов, а следовательно, сжатия, прежде всего, потребительского спроса. Налоговая политика направлена на снижение налоговых ставок и степени прогрессивности налоговой шкалы. Причем первостепенность налоговых мероприятий адресуется предпринимательскому сектору.
   В заключение следует заметить, что все страны с рыночной экономикой, несмотря на приверженность их правительств тем или иным моделям, концепциям развития, в своей практической деятельности по государственному регулированию национальной экономики прибегают к использованию и кейнсианских, и классических методов воздействия на рыночную конъюнктуру, экономическую деятельность в зависимости от решения задач краткосрочного или долгосрочного характера.
   Для каждого этапа исторического развития рыночно-капитали-стической экономики характерны определенные особенности как протекания самих экономических циклов, так и экономических кризисов, Это могут быть вялые подъемы и резкие, глубокие спады и, наоборот, вялотекущие спады и интенсивные, длительные подъемы.
   Последняя треть XX века ознаменовалась появлением новых специфических моментов в развитии экономических циклов:
   1) синхронизация фаз экономических циклов в мировом масштабе, что привело к возрождению мировых кризисов с середины 70-х годов и в начале 80-х и 90-х годов;
   2) возрождение классических циклов по их продолжительности;
   3) переплетение, в той или иной форме и степени, циклических кризисов со структурными и частичными кризисами;
   4) возникновение стагфляционных явлений, что явилось принципиально новым феноменом для фаз кризиса и депрессии. Основную причину данного явления, очевидно, следует видеть в установлении все большего господства несовершенных рыночных структур в национальных экономиках, что и позволяет манипулировать ценами в сторону их повышения при одновременном свертывании производства, а следовательно, и предложения;
   5) нарастание признаков углубления мирового финансового кризиса, что ставит на повестку дня проблему пересмотра принципов и механизмов функционирования финансового капитала.

1.8. Характеристика современного экономического кризиса

   Вторая половина 2008 года характеризуется вхождением российской экономики в мировой экономический кризис, который начался ранее в США, а затем затронул Европу и страны «третьего мира». Анализ современного экономического кризиса как на уровне национальной экономики России, так и в глобальном масштабе имеет ряд сложностей, основная из которых заключается в том, что кризисные процессы еще не преодолены. Более того, пути выхода из кризисной ситуации остаются весьма туманными для мировой интеллектуальной элиты. Тем не менее уже сегодня представляется возможным провести анализ предпосылок и течение экономического кризиса.
   Отечественный кризис, с одной стороны, является продолжением американского кризиса, принявшего глобальный общемировой характер. Внешние предпосылки российского экономического кризиса усугубляются тем, что современная национальная экономика России является не просто элементом глобальной системы наравне с экономическими комплексами большинства других стран, но фактически находится в состоянии прямой зависимости от финансовой системы США, поскольку основные финансовые капитала России хранятся в американских долларах в банках Соединенных Штатов.
   С другой стороны, российский экономический кризис имеет внутренние причины, вызванные серьезными слабостями отечественной экономической модели, а именно – отсутствием мощной национально-ориентированной производственной базы и сильной зависимостью российской экономики от колебаний цен на экспортируемые энергоносители.
   Внешние и внутренние силы, вызвавшие российский экономический кризис, тесно взаимосвязаны и будут рассмотрены в синтезированном виде.

Кризис экономической системы США

   Внешние причины российского экономического кризиса
   Причина американского экономического кризиса находится в финансовой системе США, которая прошла ряд трансформаций на протяжении XX века, давших возможность начиная с 70-х годов проводить американским политическим руководством неконтролируемую эмиссию доллара, сформировавшую крайне нестабильный гигантский спекулятивный финансовый сектор, оторванный от реального производства американской экономики.
   В первой половине XX века существовали три основных валютных блока, один из которых основывался на золотом стандарте, в то время как два других придерживались стандарта ключевых мировых валют того периода – английского фунта стерлинга и американского доллара. Страны валютных блоков вели расчет с иностранными государствами на основе заявленной ими валюты, запасы которой хранились на счетах в соответствующих банках (Великобритании или США).
   «Золотой блок» образовался в 1933 году. В него вошли Франция, Бельгия, Голландия, Швейцария, а после – Италия и Польша. Однако после экономической депрессии, последовавшей за кризисом 1929–1933, страны-участницы отменили золотой стандарт и ввели валютные ограничения. В 1936 блок окончательно распался.
   Стерлинговый блок образовался в результате отмены золотого стандарта в Великобритании в 1931 году. В состав блока входили многочисленные страны Британской империи, а также и ряд государств, имеющих с ней экономическую взаимосвязь, такие как Египет и Ирак. Также к стерлинговому блоку присоединились Швеция, Норвегия, Дания, Финляндия, а кроме них фактически Германия и Япония.
   Долларовый блок сформировался в 1933 году после отмены золотого стандарта в США. В него включилась Канада и латиноамериканские страны.
   В ходе Второй мировой войны финансовая система Соединенных Штатов, как наименее пострадавшая во время боевых действий, постепенно начала вытеснять английскую, в результате чего доллар фактически получил мировое доминирование, которое сопровождалось привязкой доллара к золотому стандарту, отсутствовавшей ранее. Это было оформлено в ходе конференции в июле1944 года в Бреттон-Вудское соглашение.
   Принципы Бреттон-Вудского соглашения заключались в следующем:
   1) установлены твердые обменные курсы валют стран-участниц к курсу ключевой валюты – американского доллара;
   2) курс американского доллара фиксирован к золоту;
   3) центральные банки поддерживают стабильный курс национальной валюты по отношению к доллару с помощью валютных интервенций;
   4) изменения курсов валют осуществляются посредством их ревальвации или девальвации;
   5) организационным звеном системы являются Международный валютный фонд (МВФ) и Международный банк реконструкции и развития (МБРР). МВФ предоставляет кредиты в иностранной валюте для покрытия дефицита платежных балансов для поддержания нестабильных валют, а также контролирует соблюдение странами-членами принципов работы их валютных систем, обеспечивает валютное сотрудничество стран.
   В ходе установившейся системы для доллара США был установлен золотой стандарт: за одну тройскую унцию. В то время Соединенные Штаты владели 70 % мирового валютного запаса. Американский доллар как валюта, конвертируемая в золото, – стал базой валютных паритетов, основным средством международных расчетов, валютных интервенций и резервных активов. Таким образом, доллар стал выполнять функцию мировых денег.
   Просуществовав чуть более 20 лет, Бреттон-Вудская валютная система вошла в кризисную стадию, которая прошла несколько этапов:
   • 17 марта 1968 года. Установление двойного рынка золота, в результате чего цена на золото на частных рынках начала свободное формирование, исходя из спроса и предложения, однако по официальным сделкам для центральных банков стран еще сохраняется обратимость доллара в золото по официальному курсу за одну тройскую унцию;
   • 15 августа 1971 года. Президент США Ричард Никсон объявил о временном запрете конвертации доллара в золото по официальному курсу для центральных банков;
   y 17 декабря 1971 года. Девальвация доллара по отношению к золоту на 7,89 %. Официальная цена золота увеличилась с до за одну тройскую унцию без возобновления обмена долларов на золото по этому курсу;
   • 13 февраля 1973 года. Доллар девальвировал до ,2 за одну тройскую унцию;
   y 16 марта 1973 года. Подчинение курса валют законам рынка в ходе Ямайской международной конференции. С этого времени курсы валют не фиксированы и изменяются под воздействием спроса и предложения. Система твердых обменных курсов прекратила свое существование;
   • 8 января 1976 года. После продолжительного переходного периода, в течение которого страны могли испробовать различные модели валютной системы, на заседании министров стран-членов МВФ в г. Кингстоне на Ямайке было принято новое соглашение об устройстве международной валютной системы, которое имело вид поправок к уставу МВФ. Была сформирована модель свободных взаимных конвертаций, для которой стало характерно колебание обменных курсов. Ямайская валютная система действует в мире и по настоящее время.
   С отменой Бреттон-Вудской системы в финансовых институтах США начались процессы, которые и привели в итоге к кризису 2008 года: разрастание финансового сектора за счет необеспеченной золотым запасом эмиссии доллара, формирование сопряженной с крупными долговыми обязательствами потребительской модели экономики взамен производственной.
   Со временем экономика США встала на путь непрерывного поглощения ресурсов для рефинансирования своих долгов за счет роста средств внешних кредиторов. С 2005 года норма сбережений в США стала отрицательной. На долю американской экономики сегодня приходится до 20 % всего мирового производства, однако потребляет она значительно больше – около 35 %. Стабильный курс доллара долгое время был в состоянии поддержать внутреннее потребление за счет повышения внешнего федерального долга, составляющего по данным за 2008 год более 60 % ВВП. Это позволило иметь существенный дефицит бюджета и нарастить огромную сумму внутренней задолженности домашних хозяйств, в то время как общий внешний долг правительства, корпораций и граждан составляет уже почти трлн, трехкратно превышая ВВП, что создавало колоссальные риски устойчивости американской экономики.
   Дешевые деньги, не обеспеченные ни золотым запасом, ни реальным производством, способствовали активному росту как на фондовом рынке, где рост индексов с 2003 года по 2007 год составил свыше 60 %, так и на рынке недвижимости, пережившем настоящий спекулятивный «бум». При этом деньги ушли в большей степени не на развитие инновационного и экспортного потенциала страны, а на потребление и развитие строительной отрасли.
   Происходящие процессы привели к сужению ряда важнейших рынков. Масса компаний стремилась понижать свои издержки за счет уменьшения заработной платы, сокращения отпусков и продления рабочего дня. В то же время технологический путь снижения себестоимости не брался в расчет, как слишком затратный. Ранее американское производство десятилетиями переносилось в страны «третьего мира», где не имелось рабочего законодательства, профсоюзов, социальной защиты, а заработная плата была многократно ниже. Однако производимые товары должны были продаваться на старых рынках. Суммарно это неминуемо вело к кризису, укоряло его приход.
   В самих США банки стали предлагать населению банковские схемы, переносившие первоначальные платежи в будущее, а в ряде банковских продуктах первоначальный взнос при покупке недвижимости был вообще обнулен. Под выданные в ходе данных операций кредиты выпускались ипотечные облигации, которым присваивали высокие рейтинги надежности. Эти процессы сопровождались расширением потребления, когда население брало также крупные потребительские кредиты под рост стоимости недвижимости.
   Однако в итоге заемщики попали в тиски процентного риска, их ежемесячные процентные расходы за 2003–2006 годы увеличились примерно на 35 %, в среднем c 0 до 32. За счет роста невозвратов рынок недвижимости США пошел вниз, а банки стали терять деньги, что вызвало переоценку рисков заключенных ранее сделок, после чего банки стали закрывать лимиты друг на друга, ипотечные облигации упали в цене, а новые их выпуски не нашли покупателей.
   В итоге на американском рынке недвижимости возник дефицит ликвидности.
   Таким образом, в США возник кризис перепроизводства в строительной области, который и стал стартовым элементом в возникшем затем финансово-экономическом кризисе, поскольку структура современной глобальной экономики такова, что Соединенные Штаты по-прежнему удерживают роль однополярного лидера, в результате чего любые серьезные изменения в американской экономике резонируют на национальные экономики других стран.
   Рост производства в «новых промышленных странах» должен был обслуживать потребление лидеров глобальной экономики, прежде всего, США и стран ЕС. Однако в связи с выносом из этих стран многих производств в них неуклонно снижалась реальная заработная плата, усиливалась тенденция к неполной и нестабильной занятости. Рабочие места в «первом мире» сменились низкооплачиваемыми в «странах периферии», где не имелось профсоюзов, социального и трудового законодательства.
   Как отмечают аналитики Института глобализации и социальных движений (В. Колташев, Б. Кагарлицкий, Ю. Романенко, И. Герасимов): «Идеальным местом для переноса промышленности оказался Китай, обеспечивший «скидку» 20 % на цену своей рабочей силы для транснациональных корпораций. Индустриальный бум в «третьем мире» происходил одновременно с первичной пролетаризацией сотен миллионов крестьян. Отрываясь от натурального хозяйства, они становились наемными работниками и потребителями (преимущественно очень бедными). Производство все более концентрировалось в «странах юга», в то время как главные рынки сбыта оставались в «зоне севера». Падение спроса в США, Великобритании, ЕС и ряде других стран не могло компенсироваться за счет потребления средних слоев глобальной периферии. Снижение потребления в центре неминуемо оборачивалось остановкой производства на периферии, что вело к увольнениям и автоматически подрывало покупательную способность местных средних классов».
   Как отмечалось выше, огромная масса американских капиталов была сосредоточена на фондовом рынке, при этом акции росли, а компании все больше скрывали убытки и фальсифицировали прибыль. Однако успешно спекулировать акциями можно, только когда считается, что за ними стоит устойчивое производство, которого не было.
   В мае 2007 года появились сообщения о крупных финансовых затруднениях ведущего игрока на рынке ипотечного кредитования – Bear Stern. Дальнейшие кризисные симптомы начали расти как снежный ком.
   Список кризисных финансовых структур начал стремительно расширяться. В него вошли такие крупные игроки, как Deutsche Bank, Morgan Stanley, Lehman Brothers и т. д.
   В августе 2007 года ипотечный кризис вошел в свою следующую стадию и после логического обвала котировок акций на американских биржах получил название «кризис ликвидности». Этот этап был вызван тем, что большое количество финансовых организаций на мировых рынках потеряло возможности перекредитоваться, что вызвало резкое подорожание денег.
   15 января 2008 года появились сведения о резком сокращении банковской группы Citigroup, это привело к падению на Нью-Йоркской фондовой бирже. Затем резко упали основные индексы Dow Jones, Standard & Poors, Nasdaq Composite. Большинству биржевых игроков стало ясно, насколько плохо обстоят в реальности дела с прибылью у многих ведущих компаний, в результате чего биржевой кризис стал глобальным.
   Очень сильный удар по финансовой системе США во второй половине 2008 года нанесли фактические банкротства известных риелторских компаний Fannie Mae и Freddie Mac (в которые было вложено порядка 20 % Стабфонда РФ).
   Кризис, начавшийся в Соединенных Штатах, быстро перекинулся на всю мировую экономику. Из-за снижения спроса упала цена на нефть. Значительно сократились цены на продукции отрасли металлургии. Кризис на рынке спровоцировал увеличение показателей инфляции и безработицы. В США, Европе и Китае уровень инфляции достиг рекордных показателей.
   Усугубление экономического кризиса заставило экономистов вновь обратиться к проблеме доллара и рефинансирования внешнего долга. После отмены Бреттон-Вудской системы началась неконтролируемая эмиссия доллара, при этом все тяжести долларовой инфляции переносились на национальные рынки развивающихся стран, вынужденных эмитировать национальные валюты под покупку долларов (типичный пример Россия). При этом США умышленно ослабляли доллар и пытались увеличить конкурентоспособность американских товаров и сократить огромный торговый дефицит, в первую очередь с Китаем (2,5 млрд за 2006 год), при этом попытки занизить курс китайской валюты (юаня) провались из-за массового производства Китаем дешевой продукции.
   На данный момент доллар теряет одно из важнейших качеств, характерных для мировой валюты, – стабильность. Естественным ответом на эти тенденции является глобальная долларовая инфляция во всем мире, выражающаяся главным образом в росте цен на ресурсы, запасы которых ограничены, – нефть, золото, зерно. Джордж Сорос, оценивая кризис 2007–2008 годов, отметил: «Этот кризис – конец эпохи, основанной на долларе в качестве международной валюты».
   Сегодня перед США стоит непростая и противоречивая задача. С одной стороны, рефинансирование долга требует стабильности доллара, в то время как с другой стороны, оживление экономики и преодоление кризиса – слабого доллара и даже постепенной, но стратегической девальвации.
   Перед Соединенными Штатами Америки сегодня стоит задача глобальной смены своей экономической модели, иначе усугубление кризисных процессов неизбежно. Среди вероятных направлений развития США следует выделить инновационную деятельность по поиску новых рынков, завоевание которых способно задать поступательное движение для американской экономики.

Кризисные предпосылки в национальной экономике России

   Внутренние причины российского экономического кризиса
   Современный мир характеризуется развитием и углублением глобализационных процессов. В условиях глобализации любое серьезное изменение в экономике лидирующих государств неизменно сказывается на общей макросистеме и на национальных экономиках государств, ее составляющих, поэтому вхождение России в мировой кризис было неизбежно. Однако кризисные процессы затронули отечественную экономику не сразу: если американская экономическая система попадала под влиянием этих процессов в начале 2007 года, то российская экономика – лишь со второй половины 2008 года.
   Последствия мирового финансово-экономического кризиса усугубляются в России следующими чертами отечественной экономики:
   1. Экспортно-сырьевой характер российской экономической системы.
   Общеизвестен факт, что современная российская экономика носит преимущественно сырьевой характер. Основа этого была заложена после разрушения СССР, когда перед руководством страны возник вопрос о стратегии развития экономической системы России. В ходе рыночных реформ не удалось достаточно эффективно реформировать российскую промышленность и сельское хозяйство, в результате чего большинство промышленных показателей резко упало по сравнению с советскими. Наряду со снижением объема производства произошло технологическое старение продукции российского реального сектора, которая не смогла конкурировать с зарубежными аналогами.
   В результате этих процессов в конце 90-х годов была сделана ставка на сырьевую модель экономики, когда наполняемость бюджета РФ стала обеспечиваться не производством, а высокими ценами на энергоносители, прежде всего, нефть.
   Экспорт энергоносителей оказался результативен, в результате чего бюджет России значительно вырос, что привело к определенной стабилизации существующей экономической и социальной системы и росту уровня жизни. Однако основная часть прибыли, полученная от торговли ресурсами, не вкладывалась в развитие реального сектора национальной экономики России, а начала с 2004 года накапливаться в Стабилизационном фонде, располагаемом в Соединенных Штатах.
   Важно отметить, что экспорто-сырьевая модель роста обладает специфическим социальным эффектом – она усиливает социальную дифференциацию на фоне роста реальных доходов населения.
   С одной стороны, приток «нефтяных доходов» в экономику стимулирует рост доходов в сырьевых и смежных с ней отраслях. С другой – экономическая политика, нацеленная на сокращение государственных расходов и стерилизацию активного сальдо торгового баланса, ведет к замедлению роста социальных выплат государства – заработной платы работников бюджетной сферы и пенсий. В результате этого происходит усиление экономической дифференциации населения и роста социального неравенства.
   Экспортно-сырьевая экономика привела к значительному оттоку капитала, а также усилению спекулятивной составляющей инвестиций. Эти изменения были вызваны снижением устойчивости курса рубля и повышением инвестиционных рисков вложений на внутреннем рынке.
   Возникший американский экономический кризис привел к снижению потребления нефтепродукции как американской, так и европейской экономики, что крайне негативно сказалось на устойчивости хозяйственного комплекса РФ.
   В 2008 году на международном рынке были зафиксированы резкие колебания цены на нефть. В первом полугодии цена на нефть продолжала тенденцию роста и в середине года приблизилась к рекордной отметке в 0 за баррель, однако во второй половине года она стремительно упала и достигла рекордного за последние четыре года минимума – около  °CША за баррель.
   Резкое падение цен на нефть пагубным образом сказалось на российской экономической системе, в результате чего в 2009 году впервые за последние годы бюджет страны стал дефицитным.
   Россия оставалась с 1990-х годов достаточно закрытой для транснациональных корпораций, хотя была тесно связана с глобальной экономикой как поставщик сырья. Благодаря этому в ней смогли образоваться собственные сильные корпорации, чего не произошло, например, в Казахстане и большинстве стран Восточной Европы. Мощное хозяйственное оживление 2000–2007 годов происходило для РФ в условиях ограниченного доступа иностранного капитала. Право работать на внутреннем рынке предоставлялось политическим руководством страны, нередко только в обмен на открытие российскому капиталу доступа на рынки других стран. Крупные российские компании свободно кредитовались на мировом рынке, в то время как внутренний рынок страны был закрыт для дешевых кредитов. Принадлежащие отечественным корпорациям банки осуществляли спекулятивную политику, кредитуя малый бизнес и население под ростовщический процент (превышающий 7 %). В результате развитие внутреннего рынка и ориентированных на него компаний сдерживалось, а российские транснациональные корпорации обеспечивали себе дополнительную прибыль. В настоящих макроэкономических условиях продолжение этой политики способствует еще большему вовлечению российской экономики в глобальный кризис.
   2. Хранение российских финансовых капиталов в американских долларах в банках США (Стабилизационный фонд)
   1 января 2004 года был создан Стабилизационный фонд Российской Федерации, который является частью федерального бюджета. Фонд призван обеспечивать сбалансированность федерального бюджета при снижении цены на нефть ниже базовой Бюджетный кодекс Российской Федерации.
   Средства Стабилизационного фонда по замыслу его учредителей являются стратегическим резервом государства, который необходим для обеспечения бюджетных обязательств правительства в неблагоприятных экономических ситуациях. При создании Стабфонда было справедливо отмечено, что в случае резкого падения цен на нефть может произойти сокращение доходов государства от ее реализации, что неблагоприятно отразится и на курсе рубля к иностранной валюте. Политическим руководством страны было решено, что наиболее обосновано накапливать средства Стабилизационного фонда в иностранной валюте. В качестве этой валюты был выбран доллар США, а сам Стабфонд был размещен в американской банковской системе.
   Согласно позиции правительства России, в существующих условиях использование средств Стабилизационного фонда внутри страны привело бы к подрыву макроэкономической сбалансированности, ускорению роста внутреннего спроса, превышающего рост предложения, либо перераспределению средств фонда в пользу спекулятивного сегмента национального финансового рынка. Это повысило бы и без того нарастающее инфляционное давление и значительно укрепило бы рубль, что рассматривалось правительством как нежелательное явление.
   Предполагалось, что направление средств Стабилизационного фонда на приобретение ценных бумаг российских эмитентов является опасным, поскольку масштабное изъятие в случае неблагоприятной конъюнктуры средств фонда из обращающихся на национальном фондовом рынке финансовых инструментов приведет к дестабилизации последнего.
   В 2005 году средства Фонда превысили уровень в 500 млрд рублей, и их часть была направлена на выплату внешнего долга Российской Федерации и покрытие дефицита Пенсионного фонда Российской Федерации в следующих объемах: 93,5 млрд рублей (эквивалент ,3 млрд) было направлено на погашение долга перед Международным валютным фондом;
   430,1 млрд рублей (эквивалент  млрд) – на погашение долга перед странами-членами Парижского клуба;
   123,8 млрд рублей (эквивалент ,3 млрд) – на погашение долга перед Внешэкономбанком по кредитам, предоставленным Министерству финансов Российской Федерации в 19981999 годах для погашения и обслуживания государственного внешнего долга Российской Федерации;
   30 млрд рублей (эквивалент ,04 млрд) направлено на покрытие дефицита Пенсионного фонда Российской Федерации.
   В процессе своего существования структура Стабфонда подвергалась изменениям. Фактически, 30 января 2008 года Стабилизационный фонд был разделен на два фонда: Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Суть разделения состояла в следующем: Фонд национального благосостояния предназначен для рискованных инвестиций, а Резервный фонд размещается в консервативных инструментах. Тем не менее до сих пор по отношению к этим двум фондам экономисты используют обобщающий термин – «Стабфонд».
   Мировой экономический кризис сразу нанес по Стабфонду удар. В 2008 году появилась информация о банкроте американских риелторских компаний Fannie Mae и Freddie Mac, в которые было вложено порядка 20 % российского Стабилизационного фонда. Далее ситуация усугублялась.
   С возникновением экономического кризиса в России обнаружилось, что с поставленными задачами Стабилизационный фонд не справляется, поскольку бюджет 2009 года стал дефицитным. В среде экспертов были поставлены вопросы, что именно стабилизировал Стабфонд за пять лет существования, если бюджетная ситуация приняла негативный характер. За годы существования Стабфонда не были созданы аварийные запасы, необходимые для финансирования насущных потребностей, в то время как расширение бюджетных затрат происходило не за счет Стабилизационного фонда, а за счет нефтедолларов.
   Как отмечено выше, первоначально предполагалось, что Стабфонд будет стабилизировать ситуацию в денежной сфере по удержанию инфляции. Однако на практике получилось, что единственный случай выполнения антиинфляционного плана непосредственно предшествовал созданию Стабфонда (инфляция осталась на запланированном уровне 12 %). Затем план ни разу не был выполнен, а в предкризисные годы инфляция превышала 13 %.
   Негативные аспекты ситуации со Стабилизационным фондом отчасти сглаживаются парадоксальной структурой российской экономики, в основе которой лежит не рубль, а американской доллар. Происходящий рост курса доллара увеличивает размер Стабфонда в начислении на национальную валюту, в то время как для сглаживания кризисной ситуации российская экономика нуждается именно в рублях.
   В феврале 2009 года правительством России было принято решение о распаковке Стабфонда и его вложении в национальную экономику. Таким образом, Стабилизационный фонд как накопительный орган прекратил свое существование, не выполнив возложенные на него в прошедшие годы стабилизационные функции, удерживая несколько лет финансовые капиталы, которые могли быть ранее вложены в реальный производственный сектор.

Научное обоснование современного экономического кризиса

   Кризис, происходящий в мировой и российской экономической системе, естественно, оказался в центре внимания ученых, занимающихся экономической проблематикой на макроуровне. Наиболее целостно природу экономического кризиса удалось объяснить с помощью теории циклов, суть которой заключается в том, что мировая экономическая система развивается волнообразно, проходя взлеты и падения, обусловленные технологическим развитием общества.
   Экономические циклы – термин, обозначающий регулярные колебания уровня деловой активности от экономического бума до экономического спада. В цикле деловой активности обычно выделяются четыре четко различимые фазы: подъем, пик, спад, дно или низшая точка. В различной экономической литературе можно встретить различные названия фаз цикла, кроме того, существует шестифазная модель экономического цикла.
   Карл Маркс рассматривал причину цикличности в противоречии между общественным характером производства и частным характером присвоения его результатов, так как в капиталистической экономике материальные блага производятся большинством, а потребляются меньшинством.
   Альтернативой данной точки зрения можно считать теорию недопотребления (Джоан Робинсон, Гобсон, Фостер, Кэтчингс), объясняющую цикличность недостатком потребления. Недопотребление вызывает перепроизводство товаров и провоцирует кризис. Основной способ предупреждения кризисов с этой точки зрения является стимулирование потребления.
   Сторонники теории чрезмерного инвестирования, напротив, полагают, что причиной цикла является скорее чрезмерное, чем недостаточное, инвестирование (Хайек, Мизес и др.). Приток инвестиций ускоряет экспансию, вызывая диспропорции в системе финансово-хозяйственного механизма системы.
   Взаимосвязь институтов рынка, государства, режима накопления благ, внутреннего механизма регуляции этих сложных процессов и кризисов анализируется в теориях регуляции (М. Агльетта, Р. Буайе, А. Бертран, А. Липец). Сторонники этого научного направления рассматривают как внутренний механизм хозяйствования, так и внешние факторы: войны, столкновения между социальными группами, существующие социальные формы функционирования системы. Психологические теории объясняют цикл сменой настроений масс, влияющих на инвестиции. Так, паника и разброд кризисного состояния ведут к застою капиталовложений, уводу капиталов за рубеж, а позитивный настрой в условиях подъема стимулирует рост инвестиций.
   Австрийский экономист И. Шумпетер выдвинул концепцию, согласно которой главной движущей силой длительных колебаний экономики являются строительные циклы, которые имеют среднюю продолжительность 17–18 лет. Развивая его теорию, Симон Кузнец и Реймонд Голдсмит выделяли 20-летние строительные (воспроизводственные) циклы, в основе которых лежат сдвиги в воспроизводственной структуре производства. Наряду с воспроизводственными и строительными циклами выделяют малые циклы, объясняемые взаимодействием многообразных денежно-кредитных факторов, динамикой колебаний величины запасов товарно-материальных ценностей на предприятиях и другими факторами. В целом экономисты отмечают сокращение периодичности циклов в связи с ускорением сроков обновления основного капитала под влиянием научно-технических достижений в современном мире.
   Различные теории циклов в той или иной мере точно рассматривают происходящий экономический кризис, однако наиболее значимым видится обращение к теории больших циклов, разработанной выдающими русским экономистом Николаем Дмитриевичем Кондратьевым (1892–1983). Наличие больших волн экономической конъюнктуры капиталистических стран Н. Д. Кондратьев установил путем анализа динамики различных макроэкономических показателей в таких странах, как Англия, Франция, Германия, США, за период с конца XVIII века по начало ХХ века. На основании этого Н. Д. Кондратьев заявил о наличии циклов колебания исследуемых параметров длиной 48–55 лет. Несмотря на то что рассмотренный период (140 лет) весьма короток (всего 2,5 волны большого цикла), Кондратьев делает вывод о высокой вероятности наличия больших циклов экономической конъюнктуры, при этом кризисы, связанные со сменой технологий, сопровождают всю историю человечества и представляют собой глобальную цивилизационную закономерность.
   Принято считать, что на основании своих наблюдений Николай Кондратьев сделал долгосрочный прогноз до 2010 года, предсказав, в частности, Великую депрессию 1930-х годов. По версии Н. Д. Кондратьева, в актуальный исторический период экономические циклы выглядят следующим образом:
   • 3 цикл – с 1891–1896 годов по 1929–1933 годы;
   • 4 цикл – с 1929–1933 годов по 1971–1973 годы;
   • 5 цикл – с 1971–1973 годов по 2011–2013 годы.
   Необходимо отметить, что более тысячи ученых различных стран мира за последние сто лет выдвинули множество версий датировок Кондратьевских циклов. Амплитуда разногласий в датировках, в зависимости от использованных критериев, в большинстве случаев не превышает 10–15 лет. Именно поэтому представленная выше датировка 3-го, 4-го и 5-го Кондратьевских циклов не нарушает сложившейся традиции.
   Концептуальным заключением является то, что материальной основой волнообразных движений при капитализме Н. Д. Кондратьев считал чередование процессов нарушения и восстановления состояний экономического равновесия.
   Как можно заметить, 5-й большой цикл начался с отмены Бреттон-Вудской системы и закончился событиями последних лет, которые описаны выше. Таким образом, глобальная макроэкономическая система подошла к точке, когда для дальнейшего экономического развития требуется технологический прорыв, затрагивающий всю архитектуру человеческой цивилизации. Эпоха финансовых спекуляций подошла к концу, и перед экономистами встала задача эффективной трансформации мировой экономической системы в такие формы, которые смогли бы обеспечить экономический рост.
   Задача преодоления мирового экономического кризиса в ракурсе российской национальной экономики имеет свои особенности. Становится очевидным, что сырьевой характер отечественной экономики не отвечает вызовам времени, и в случае мирового технологического обновления наша страна рискует занять не доминирующие, а вторичные позиции. Ключ к нивелированию этих рисков – инновационное развитие экономики России, которое должно основываться на внедрении новых технологий в различных сферах экономики – в производстве, в управлении, в логистике. В противном случае процессы деградации национальной экономики России могут принять необратимый характер.

Глава 2
Антикризисное управление предприятием

2.1. Закономерности антикризисного поведения предприятий

   Мировой опыт и российская практика недвусмысленно свидетельствуют, что поведение предприятий в период кризиса подчиняется вполне определенным закономерностям. При этом кризисная реальность принципиально отличается от всего, к чему привыкли руководители отечественных предприятий.
   Применительно к анализу поведения российских предприятий необходимо учитывать специфику кризисного периода. Именно ее влияние является ключевым. Некоторые из этих особенностей представлены в табл. 2.1.

   Таблица 2.1
   Сравнительная характеристика различных состояний экономики

   С учетом сравнительной характеристики различных состояний экономики проанализируем закономерности антикризисного поведения российских предприятий.
   В растущей или стабильной экономике повышение уровня специализации является одним из главных факторов эффективности производства. В период экономического кризиса, когда рвутся хозяйственные связи, специализация, наоборот, ухудшает жизнеспособность предприятия.
   При затруднении доступа к внешним элементам, от которых зависит жизнеспособность предприятия, оно вынуждено создавать компенсаторные механизмы за счет собственной структуры. Это призвано повысить адаптационные возможности предприятия и снизить негативное влияние внешних условий на его деятельность.
   К числу таких механизмов в условиях кризиса можно отнести, в частности, снижение уровня специализации. И это при том, что уровень специализации и концентрации в экономике России существенно ниже, чем во многих развитых странах, а объединения предприятий в отечественной индустрии намного меньше по размерам и включают меньшее число структурных единиц.
   Максимальная натурализация производства сейчас становится выгодной, так как позволяет экономить на риске, транспортных расходах, сокращать потери от низкой загрузки производственных мощностей и персонала.
   Кроме того, нерентабельные в прошлом вспомогательные и иные производства, ухудшавшие ранее финансовые показатели предприятий, в кризисных условиях зачастую выступают своего рода их «спасателями».
   В таких специфических условиях диверсификация из способа обеспечения устойчивости деятельности предприятия при нестабильном спросе на разные виды продукции во многом превращается в освоение новых направлений деятельности при вынужденной натурализации.
   Подобные вынужденные процессы, облегчая кризисную ситуацию на предприятиях, одновременно ставят перед ними новые проблемы.
   Во-первых, натурализация производства затрудняет сохранение высоких технологий и производства сложной продукции, требующих развитой специализации и кооперации.
   Во-вторых, снижение уровня специализации помимо прочего ограничивает возможности равноправной внешнеэкономической деятельности российских предприятий, способствуя дополнительному завышению затрат по сравнению с западными высокоспециализированными предприятиями – конкурентами.
   Таким образом, натурализация как один из важных элементов антикризисного поведения предприятий, с одной стороны, создает условия для выживания определенной части предприятия, а с другой – существенно затрудняет деятельность высокотехнологичных и экспортно-ориентированных производств.
   Разрешение этого противоречия на практике усиливает тенденции упрощения производства и снижения экспорта продукции с высокой степенью обработки.
   Другая закономерность антикризисного поведения предприятий связана с непривычными изменениями в соотношении затрат живого и овеществленного труда.
   В период, предшествующий кризису, повышение эффективности достигалось предприятиями во многом за счет механизации, роста фондовооруженности, внедрения нетрудоемких технологий.
   В нынешних кризисных условиях стоимость рабочей силы возрастает в гораздо меньшей степени, чем стоимость основных фондов и материально-технических ресурсов; износ основных фондов превышает ввод новых производственных мощностей, а рост цен на новую технику опережает повышение ее производительности.
   Эти и другие обстоятельства объективно ведут к тому, что происходит не высвобождение рабочей силы вследствие внедрения высоких технологий, а наоборот, дешевая рабочая сила вытесняет технику, в то числе пришедшую в непригодное к эксплуатации состояние.
   Границы применения машин в этом случае резко сужаются, так как приобретение нового оборудования обходится дороже применения ручного труда.
   Положение осложняется и значительными масштабами скрытой безработицы. Именно поэтому и органы власти на всех уровнях вынуждены мириться с экономически неэффективным подходом предприятий к сохранению персонала, в значительной мере связанным с резким увеличением скрытой безработицы.
   Данная закономерность предопределяет негативные последствия для деятельности предприятий:
   • при увеличении доли ручного труда, как правило, должна снижаться сложность выпускаемой продукции, так как вручную «не выдержать» точность параметров и т. п.;
   • при увеличении доли ручного труда осложняется процесс внедрения западных технологий, которые ориентированы на иную структуру затрат и имеют, прежде всего, трудосберегающий характер.
   Значительные особенности антикризисного поведения предприятий возникают и в области финансовой деятельности. В российских кризисных условиях платежеспособный спрос, ограничивающий сверху уровень цен, снижается на фоне роста издержек производства. Предприятия отвечают на уменьшение спроса не снижением цен, а сокращением объемов производства.
   Сущность финансового кризиса для предприятий заключается в следующем: соотношение цен на «входе» и на «выходе» не обеспечивает расширенного (а в большинстве случаев и простого) воспроизводства. В результате предприятиям приходится функционировать в условиях убыточности, или, в лучшем случае, с резко снижающейся рентабельностью.
   Причем подобные тенденции имеют место и во внешнеэкономической деятельности предприятий. В нынешних российских условиях доля потребителей, способных оплачивать поставленную продукцию деньгами, на внутреннем рынке невелика, а значительная часть продукции реализуется по взаимозачетам и бартеру.
   Поэтому предприятия не могут отказаться от экспорта даже несмотря на его убыточность, так как из «живых» экспортных денег погашаются кредиты, выплачиваются налоги и заработная плата.
   Ситуация, когда невозможно достичь финансовой стабильности, является принципиально новой для большинства ранее безубыточных предприятий. При этом возможности использования в процессе управления привычных финансовых показателей в значительной мере ограничены.
   Одним из узловых моментов в этом плане выступает переоценка роли прибыли в системе оценочных критериев деятельности предприятий. Ориентация на увеличение прибыли как целевая функция управления может быть реальна только в процессе расширенного воспроизводства.
   На нынешнем же этапе кризиса большинство предприятий сталкиваются с усиливающимися признаками даже не простого, а суженного воспроизводства.
   Следовательно, сокращается возможность и необходимость ориентироваться на прибыль при определении предприятиями стратегии своей деятельности и направлений материально-вещественных и финансовых потоков.
   То есть привычная система экономических координат предприятия становится достоянием прошлого и все более приобретает кризисные черты. Это весьма непривычная для руководителей предприятий ситуация.
   Вместе с тем сама жизнь заставляет предприятия постепенно осваивать антикризисные методы работы в резко изменившихся финансовых условиях (при убыточности или резком снижении рентабельности).
   К числу таких методов в специфических российских условиях можно отнести неплатежи и задолженности, взаимозачеты, получение различного рода льгот и освобождений от налогов (в том числе за счет лоббирования в правительственных структурах разного уровня), «проедание» основных фондов.
   Для решения возникающих финансовых проблем предприятия стали использовать продажу или сдачу в аренду недвижимости. Тем более что едва ли не единственной «выгодой» от акционирования предприятий стала возможность распоряжаться недвижимостью.
   Но торговля корпусами цехов хороша как средство временной финансовой передышки. Она, однако, не позволяет конструктивно решить главную проблему: реструктурировать производство и повысить его эффективность.
   В известной мере инструментом покрытия убытков или замедления падения рентабельности становятся, как свидетельствует практика, привлекаемые кредиты и инвестиции, значительная часть которых «проедается» для решения текущих проблем предприятия.
   Социально-экономическая ситуация складывается так, что полученные кредиты и инвестиции зачастую не могут быть использованы иначе.
   Более того, возникает ситуация, когда даже нарушения финансовой дисциплины становятся необходимым условием выживания предприятий при структурном кризисе.
   Например, фактически российская экономика перешла в режим массовой неуплаты налогов в целях сохранения предприятиями ликвидных средств и обеспечения собственной деятельности. Соответственно вырабатываются защитные меры по неплатежам налогов.
   Так, на 60–70 % расчеты в реальном секторе экономики ведутся с помощью взаимозачетов, бартера, вексельных схем и прочих суррогатов денег. Естественно, собирать налоги с подобных «платежей» становится затруднительно.
   Но наиболее ярко специфика кризисных требований к деятельности предприятий видна при анализе структуры и динамики платежеспособного спроса возможных потребителей их продукции.
   Традиционная ресурсно-ограниченная модель воспроизводства отечественных предприятий превратилась в условиях кризиса в спросо-ограниченную, в полной мере ощутив резкое сокращение спроса населения и, соответственно, предприятий.
   Падение реальных доходов большинства населения и увеличение их дифференциации приводят к снижению совокупного потребительского спроса и к изменению его структуры в сторону примитивизации потребления. Спрос населения переключается на удовлетворение самых насущных потребностей. Соответственно, уменьшается доля населения, реально имеющая доступ к высококачественной и дорогостоящей продукции.
   В такой ситуации реальное преодоление нынешнего кризиса связано с постепенным созданием массовых рынков для значительной части населения с низкой платежеспособностью. Доля такого населения не только преобладает, но и имеет явную тенденцию к возрастанию.
   Создать такой рынок на первом этапе можно лишь на основе упрощенной дешевой продукции, ориентированной (прямо или косвенно) на основные потребности человека в пище, воде, тепле, жилье и т. п.
   Лишь на следующем этапе, по мере повышения производительности труда (как основы роста платежеспособности населения), предприятия смогут перейти к массовому выпуску дорогой высококачественной продукции, а также продукции, не являющейся предметом первой необходимости.
   Одной из главных причин неудач многих инвестиционных проектов явилось то, что при их обосновании предполагалась стабилизация платежеспособного спроса населения или даже его рост. А спрос, наоборот, падал.
   Помимо спроса населения и предприятий можно также надеяться на платежеспособный спрос государства. Однако и этот спрос, как показывает практика, падает не меньшими темпами.
   Объективные кризисные тенденции рано или поздно заставят предприятия выпускать продукцию под антикризисные приоритеты, но положение осложняется медленной структурной перестройкой производства и низкой его приспособленностью к падению платежеспособного спроса.
   Зачастую выясняется, что предприятия в силу технико-технологических и производственных причин не способны переходить на выпуск необходимой для создания массовых внутренних рынков продукции. Или же перед предприятием изначально поставлена цель: провести реструктуризацию в нереальных объемах и в нереальные сроки при отсутствии необходимого для этого ресурсного обеспечения.
   Вместе с тем такая постановка вопроса, надо честно признать, объективна и предопределена нарастанием кризиса, опережающим возможности отечественной экономики реорганизоваться.
   Однако иного пути нет. Экспортно-ориентированная модель экономики свойственна в основном странам, не имеющим собственных ресурсов (например, Япония) или внутреннего емкого рынка (например, Швеция).
   И ресурсы, и емкий рынок присутствуют в России. Поэтому российская экономика «обречена» на самостоятельное создание массовых внутренних рынков, охватывающих в качестве потребителей большинство населения.
   Руководители предприятий, вовремя осознавшие данные тенденции и сумевшие раньше других наладить массовое производство соответствующей продукции, приблизят выход страны из кризиса.
   В целом анализ закономерностей поведения предприятий в условиях кризиса позволяет сделать следующие выводы:
   • попадание в кризисную фазу объективно (независимо от воли руководителей предприятий) заставляет применять антикризисные методы управления;
   • антикризисное поведение предприятий зачастую противоположно тем действиям, которые эффективны в условиях экономического роста или стабилизации экономики;
   • стихийно уже формируется антикризисная модель деятельности предприятий, необходимо ее изучить, в полной мере признать и сознательно использовать на практике.

2.2. Управление в условиях кризиса

   Для понимания закономерностей управления в условиях кризиса надо прежде всего четко представлять характеристики кризисных ситуаций.
   Любая кризисная ситуация характеризуется тремя основными моментами:
   1) наличием угроз для реализации наиболее важных целей предприятия;
   2) дефицитом времени для принятия решений по урегулированию кризиса;
   3) давлением окружающих на лиц, принимающих решение.
   На практике восприятие кризисной ситуации на предприятии может существенно различаться как по отдельным работникам, так и по разным подразделениям. Основные факторы, определяющие это восприятие, связаны с оценкой значимости и вероятности возможных потерь и с наличием времени. Данные факторы приведены на рис. 2.1.
   Субъективное восприятие кризисной ситуации может привести к трем основным вариантам поведения.
   1. Принимающий решение не воспринимает кризис, не чувствует, что поставленные цели находятся под угрозой, не видит необходимости в немедленном реагировании.
   2. Принимающий решение обнаруживает симптомы кризисной ситуации, но считает ее контролируемой.
   3. Принимающий решение не успевает за происходящими событиями, его действия в изменившейся ситуации становятся непродуктивными, что отрицательно сказывается на качестве решения.

   Рис. 2.1. Факторы восприятия кризиса

   Как показывают исследования, основными факторами, влияющими на ориентацию и действия персонала в кризисных условиях, являются:
   • особенности ситуации (степень неопределенности, новизна, внезапность возникновения, быстротечность развития, степень сложности и опасности);
   • лимит времени на анализ ситуации, выработку и принятие решения;
   • отсутствие дополнительной информации или высокий темп ее поступления;
   • подготовленность персонала к действиям в кризисной ситуации;
   y соответствие инструкций и правил, регламентирующих поведение и действия персонала в кризисной ситуации, ее характеру, а главное реальной сложности условий, в которых может оказаться персонал;
   • профессиональная компетентность руководства и адекватность управленческих действий;
   • индивидуально-типологические и психофизиологические качества персонала;
   • функциональное состояние персонала, его способность сохранять работоспособность в условиях опасности и стресса;
   • характер и уровень профессиональной мотивации персонала, личностная значимость ситуации.
   Поскольку поведение предприятий в условиях кризиса обладает существенной спецификой, то, естественно, и антикризисное управление в значительной мере отличается от традиционного управления. Сразу оговоримся, что под традиционным управлением нами понимается организация управления предприятием преимущественно в стабильных условиях, а зачастую и в условиях роста.
   Обобщенная сравнительная характеристика традиционного и антикризисного управления приведена в табл. 2.2.

   Таблица 2.2
   Сравнительная характеристика традиционного и антикризисного управления