Назад

Купить и читать книгу за 200 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Переводоведческая лингводидактика: учебно-методическое пособие

   В пособии приведены лингводидактические материалы по аспектам обучения специальному переводу (общественно-политическому и военному), системы упражнений по развитию навыков и умений письменного перевода и устных форм перевода (с листа, последовательного, двустороннего, синхронного), система записей в последовательном переводе специальных материалов, приемы реферирования и аннотирования литературы.
   Для преподавателей, интересующихся лингводидактическими проблемами обучения технике перевода, вопросами развития навыков и умений всех форм специального перевода.


Лев Львович Нелюбин, Елена Георгиевна Князева Переводоведческая лингводидактика: учебно-методическое пособие

   Единственная известная мне роскошь – это роскошь человеческого общения.
Антуан де Сент-Экзюпери
   …нужно выработать радикально лучшее средство общения, особенно ныне, когда мир становится действующим научным и экономическим комплексом, в котором вавилонская мешанина языков является ужасающими путами. Поистине дикое зрелище представляет собой множество людей, собравшихся на научную конференцию, которые совершенно одинаково одеты, одинаково выглядят, охватывают, как нам отлично известно, своими мыслями и познаниями почти тождественные области знания и все-таки абсолютно не способны общаться между собой и нуждаются в услугах переводчика, если они не потратили уйму труда на изучение трех или четырех иностранных языков.
Джон Верная

Предисловие

   Издание представляет собой хрестоматийное учебно-методическое пособие по методике обучения всем формам техники специального перевода, включая также такие аспекты, как аннотирование, реферирование и систему записей в последовательном переводе.
   В данную книгу включены основные лингводидактические сочинения преподавателей кафедры английского языка (основного) и кафедры английского языка (вторых языков) Военного университета, опубликованные в разное время в Военном издательстве МО СССР (Воениздате), в Военном институте иностранных языков (ВИИЯ), Военном институте (ВИ), Военном Краснознаменном институте (ВКИ), Московском государственном университете (МГОУ). Составители сочли необходимым включить в книгу одну из работ заместителя начальника ВИИЯ по учебной и научной работе доктора филологических наук, профессора А.А. Пашковского, возродившего в Военном институте иностранных языков науку о переводе и методику подготовки военных переводчиков-референтов.
   Материал представлен на основе таких жанров специального перевода, как общественно-политический перевод и военный перевод, спроецированных на преподавание техники перевода контингенту курсантов и слушателей.
   При создании учебного материала сохранены термины «военный перевод», «общественно-политический перевод», «курсанты», «слушатели» и пр., ибо и военный и общественно-политический перевод суть жанры (подъязыки) специального вида перевода, которые дифференцируются лишь своей терминологической номенклатурой, а методика и техника научения переводческой деятельности в сфере общения на специальные темы зиждется на аналогичных лингводидактических постулатах. Более того, известно, что военный перевод вообще, в широком плане, обслуживает военное дело, которое, в свою очередь, интегрирует все без исключения предметные отрасли знаний, сферы общения людей на все естественно-научные, гуманитарные и технические темы их жизнедеятельности.
   В этом аспекте, исходя из диктата научно-общественной интеграции, составители сочли необходимым репродуцировать содержательную сторону предлагаемых читателю сочинений в ракурсе когнитивной репрезентации современной концептуальной лингводидактики, сохраняя в неприкосновенности основные методические лейтмотивы и педагогические постулаты авторов и приводя их в адекватное соответствие с достижениями лингводидактической мысли отечественного переводоведения.
   Авторы выражают благодарность вице-президенту Ассоциации военных переводчиков России, члену Правления Союза переводчиков России, Почетному работнику высшего профессионального образования РФ, кандидату филологических наук профессору Л.А. Гаврилову и академику и вице-президенту отделения «Информатизация филологии» Международной академии информатизации при ООН, лауреату премии имени Г.О. Винокура, доктору филологических наук, профессору Ю.Н. Марчуку за ряд ценных замечаний по содержательной концепции книги, лаборантам кафедры переводоведения Института лингвистики и межкультурной коммуникации Московского государственного областного университета М.И. Моисеевой и Л.В. Кожемякиной, взявшими на себя труд по компьютерной реализации рукописи, а также доценту кафедры переводоведения ИЛиМК МГОУ, кандидату филологических наук И.Н. Филипповой за компьютерное редактирование и архитектонику книги.
   Авторы

I.
Введение в переводческую лингводидактику

Хартия переводчика

   Была принята в сентябре 1968 года на конгрессе Международной федерации переводчиков. Содержит следующие основные положения:
   (1) всякий перевод должен быть верным и точно передавать мысль и форму оригинала; соблюдение такой верности является юридической и моральной обязанностью переводчика;
   (2) верный перевод не следует, однако, смешивать с переводом буквальным, поскольку верность не исключает необходимых изменений, имеющих целью дать почувствовать на другом языке, в другой стране форму, атмосферу и внутренний смысл произведения;
   (3) переводчик должен хорошо знать язык, с которого переводит, и, что еще важнее, в совершенстве владеть языком, на который переводит;
   (4) он должен, кроме того, быть широко образован, достаточно хорошо знать предмет, о котором идет речь, и воздерживаться от работы в незнакомой ему области.

Л.Л. Нелюбин, Г.Т. Хухуни
Переводоведение как наука и ее основные параметры

   Переводоведением называется наука о переводе как процессе и как тексте, исследующая проблемы перевода, основные этапы его становления и развития, его теоретические основы – общие и частные, методику и технику процесса перевода, формирование переводческих навыков и умений передачи информации с одного языка на другой в устной и письменной форме. Таким образом, основная специфика переводоведения заключается в изучении речеязыковой деятельности в двуязычной ситуации, когда процесс общения (устного и письменного) осуществляется средствами двух языков.
   В соответствии с указанной выше проблематикой науки о переводе в ней выделяют следующие основные разделы.
   1. Историю перевода, которая исследует место, роль и эволюцию перевода в связи с развитием человеческого общества, его материальной и духовной культуры, политических и экономических связей, а также изучает процесс становления и развития переводческой мысли и национальных переводческих традиций на основе анализа соответствующих источников.
   2. Общую теорию перевода, занимающуюся такими проблемами, которые являются общими для всех видов перевода, независимого от конкретных разновидностей последнего и особенностей языкового материала. Поэтому иногда говорят, что предметом общей теории перевода являются ПЕРЕВОДЧЕСКИЕ УНИВЕРСАЛИИ (лат. universalis – всеобщий). Этот термин взят из лингвистики, где универсалиями называются свойства, присущие всем языкам.
   3. Частичные теории перевода, предметом которых являются различные формы и виды перевода (как устного, так и письменного), жанровые особенности переводимого материала (художественные и специальные тексты), особенности перевода на разные языки и перевода с использованием компьютера.
   4. Методику перевода, задачей которой является выработка соответствующих умений и навыков, т. е. обучение ТЕХНИКЕ переводческого дела на основе знаний, полученных общей и частными теориями перевода.
   5. Отдельную область составляет критика перевода, занимающаяся анализом переводного текста и установлением степени его адекватности исходному тексту с лингвистической, литературно-эстетической и других точек зрения. Указанная сфера переводоведения тесно связана с теорией художественного перевода, поскольку занимается она преимущественно переводными произведениями, относящимися к художественной литературе в широком смысле слова.
   Перечисленные разделы, обладая относительной самостоятельностью, тесно связаны между собой. И особое место среди них принадлежит именно истории перевода, которая, изучая и обобщая многовековой опыт, накопленный человечеством в области перевода и переводческой мысли, создает прочную основу для их дальнейшего развития.

Виды, формы и типы перевода

   Понятие ВИДОВ перевода связано, прежде всего, с жанровыми особенностями материала, являющегося объектом межъязыковой передачи. Выделяют два основных вида перевода: перевод ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ и перевод СПЕЦИАЛЬНЫЙ.
   Если художественный перевод, функционируя в сфере художественной литературы, опирается на ЛИТЕРАТУРОВЕДЧЕСКИ ОРИЕНТИРОВАННУЮ ТЕОРИЮ, то специальный перевод решает прежде всего ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАТИВНЫЕ задачи, обслуживая различные предметные отрасли знаний, имеющие специфическую терминологическую номенклатуру (общественно-политические отношения, различные области науки и техники, административно-хозяйственное управление, дипломатия, военное дело, юриспруденция, финансы, коммерция, публицистика и т. д.), а также разнообразную тематику повседневного речеязыкового общения. Его теоретической базой служит ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА.
   ФОРМЫ перевода определяются способом, которым последний осуществляется. С этой точки зрения различают ПИСЬМЕННЫЙ и УСТНЫЙ переводы, а также их разновидности (перевод ДВУСТОРОННИЙ, ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫЙ и СИНХРОННЫЙ).
   Письменный перевод – наиболее распространенная профессиональная форма перевода, когда объем памяти неограничен. Это процесс перевода с одного языка на другой, результат которого фиксируется в письменном виде. Его называют также письменно-письменным, когда оба языка употребляются в письменной форме. Это по сути также зрительно-письменный перевод, т. е. письменный перевод текста, который воспринимается зрительно. Письменный перевод на слух – это письменный перевод текста, воспринятого на слух. Это то же, что и устно-письменный перевод.
   Устный перевод – понятие объединяет все формы перевода, предполагающие устное оформление. Его разновидности: зрительно-устный перевод или перевод с листа, т. е. устный перевод, осуществляемый одновременно со зрительным восприятием исходного письменного текста. Устный перевод на слух включает последовательный перевод и синхронный перевод.
   Последовательный перевод – устный перевод сообщения с одного языка на другой после его прослушивания, осуществляемый в конце всего сообщения. Он включает последовательный перевод с записью, когда перевод во время восприятия фиксируется переводчиком с использованием системы записей в последовательном переводе, и абзацно-фразовый перевод – упрощенная форма последовательного перевода, когда текст переводится после прослушивания его не целиком, а по частям.
   Синхронный перевод – устный перевод сообщения с одного языка на другой, осуществляемый переводчиком одновременно параллельно переводимому тексту. Различают: 1) синхронный перевод на слух – это собственно синхронный перевод, когда переводчик воспринимает исходный текст только на слух и переводит его по мере развертывания; 2) синхронный перевод с листа – перевод осуществляется с опорой на полученный за 15,5 минут до начала работы письменный текст выступления, переводчик сообразуется с речью оратора, ее развертыванием и вносит необходимые коррективы, если оратор отступает от начального текста; 3) синхронный перевод с опорой на текст – это синхронное чтение заранее переведенного подготовленного текста, который переводчик зачитывает, сообразуясь с развертыванием речи оратора, внося необходимые коррективы, если оратор отступает от первоначального текста.
   Различают односторонний и двусторонний переводы.
   Односторонний перевод – это перевод, который осуществляется только в одном направлении, т. е. с одного (исходного) языка (ИЯ) на другой язык (ПЯ) – язык перевода.
   Двусторонний перевод – это последовательный перевод беседы, осуществляемый одним переводчиком с одного (первого) языка на другой (второй) язык и с другого (второго) языка на первый язык, т. е. с иностранного языка на русский язык, а затем с русского языка на иностранный язык в ходе развертывания высказывания, беседы.
   Принадлежность перевода к тому или иному ТИПУ устанавливается на основе соотношения содержания и формы последнего с содержанием и формой оригинала. Основываясь на указанном моменте, можно говорить о переводах вольном, дословном, буквальном, пословном и эквивалентном, или адекватном.
   Так, ВОЛЬНЫМ типом называют перевод-переложение, при котором общее содержание оригинала передается на другом языке, независимо от другой формы оригинала. По существу он представляет перевод СУБЪЕКТИВНЫЙ. Исторически данный тип межъязыковой коммуникации употребляется как при бытовом и деловом общении, так и при переводе произведений художественной литературы.
   При ДОСЛОВНОМ переводе наблюдается следование языковой форме оригинала, т. е. семантико-структурные характеристики языка подлинника воспроизводятся на язык перевода. Названный тип широко применялся в истории перевода при передаче текстов, принадлежащих различным жанрам, но наиболее заметен он в переводах сакральной литературы (например, многих версий Библии). Вместе с тем считать его исключительно достоянием прошлого неверно, поскольку с элементами дословности, порой весьма значительными, приходится сталкиваться и поныне. При этом нередко наблюдались случаи, когда синтаксические конструкции и обороты ИЯ (язык-источник), проникая в ПЯ (язык перевода) и смешиваясь с единицами последнего, постепенно осваиваются им и таким образом в значительной мере утрачивают свою «чужеродность».
   Будучи по своим принципам и методам противоположным вольному («субъективному») переводу, дословный перевод именуется также ОБЪЕКТИВНЫМ.
   БУКВАЛЬНЫЙ перевод, стремящийся к сохранению формальных и семантических компонентов оригинала при передаче его на другой язык, в определенном отношении близок к предыдущему и может употребляться в сочетании с ним.
   Отличительным признаком ПОСЛОВНОГО перевода признается такая полексемная передача смысла и содержания оригинала, при которой учитываются синтаксические и стилистические соотношения между ИЯ и ПЯ. Этот тип перевода широко использовался и используется (в последовательной и синхронной формах) в таких сферах межъязыковой коммуникации, как различного рода международные совещания и конференции, судопроизводство и т. д. Причем здесь он может носить и ДВУСТОРОННИЙ характер, когда и исходное речевое произведение, и его передача на ПЯ осуществляются в устной форме и выполняются как перевод с листа (текст, существующий на ИЯ в письменном виде, воспроизводится на ПЯ устным путем). Возможны и комбинации названных типов. Следует заметить, что эта форма межъязыкового общения была известна в глубокой древности и отмечена в ряде источников. Так, в «Книге Неемии», входящей в состав Ветхого Завета, сообщается об эпизоде, имевшем место после возвращения из вавилонского плена (V в. до н. э.) израильтян, в большинстве своем уже забывших древнееврейский язык, на котором было написано Священное Писание, и пользовавшихся арамейским. Когда священнослужитель и книжник Ездра, бывший духовным наставником своих соплеменников, в сопровождении других священников взошел на восстановленную городскую стену Иерусалима, перед которой собрался весь народ, и раскрыл книгу закона Моисеева, текст последней оглашался в подлиннике, в то время как стоявшие рядом священники переводили его на арамейский.
   Примерно в то же время в синагогах была принята практика, когда текст Священного Писания тихо читался на древнееврейском, а громко переводился на арамейский, т. е. по существу выполнялся синхронный (симультанный) перевод.
   С использованием пословного типа в его письменной форме приходится сталкиваться и при переводе научно-технических текстов, причем здесь нередки случаи, когда отсутствие в ПЯ тех или иных терминов и понятий вынуждает переводчика к их созданию.
   Понятие АДЕКВАТНОГО (ЭКВИВАЛЕНТНОГО) перевода применяется в межъязыковой передаче произведений художественной литературы и определяется обычно как сохранение единства формы и содержания подлинника при воссоздании их средствами ПЯ. В схожем значении в отечественной переводческой литературе использовались также термины «полноценный перевод» (А.В. Федоров) и «реалистический перевод» (И.А. Кашкин). Именно такой тип перевода признается наиболее правильным современными теоретиками художественного перевода, считающими, что «плохой переводчик тянет к себе, хороший стремится к автору».

Сущность перевода

   Термин «перевод» может применяться для обозначения как самого процесса перевода, так и его результата – устного высказывания или письменного текста. При переводе, таким образом, происходит передача информации, первоначально выраженной на одном языке, средствами другого языка, или, как принято говорить, МЕЖЪЯЗЫКОВАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ устного или письменного речевого перевода произведения.
   Приведенное определение отражает наиболее распространенное понимание сущности перевода (его иногда называют «собственно переводом»). Очевидно, что самой важной отличительной чертой является здесь наличие двуязычной ситуации, когда коммуникативный процесс в его устной и письменной форме протекает (осуществляется) при посредстве двух разных языковых систем (кодов). Именно развитие перевода в указанном значении на протяжении всех эпох его существования является объектом истории перевода как науки, причем основными источниками ее служат данные письменного перевода, т. е. имеющиеся в распоряжении исследователей переводные тексты и теоретические высказывания о принципах, которыми надлежало следовать при их создании.
   Однако межъязыковая трансформация при всей своей важности не покрывает всего содержания понятия «перевод». При осуществлении процесса коммуникации в различных ситуациях и сферах часто возникает необходимость уточнить и пояснить смысл сказанного, меняя используемые для выражения той или иной мысли словесные знаки. Сюда же относятся случаи перекодирования текста из одного функционального стиля в другой, изложение, адаптирование и т. д. Перечисленные явления объединяются под общим наименованием ВНУТРИЯЗЫКОВОГО ПЕРЕВОДА, или ПЕРЕИМЕНОВАНИЯ, т. е. интерпретации вербальных знаков другими знаками того же языка (использование синонимов, парафраз и иных подобных средств).
   С другой стороны, поскольку язык представляет собой определенную систему знаков, используемых для хранения и передачи информации, перевод можно определить как процесс речевой коммуникации, протекающий в двух разных знаковых системах. Так как естественный язык (представленный множеством реально существующих или существовавших знаков) является хотя и важнейшей, но не единственной подобной системой с точки зрения СЕМИОТИКИ (науки, изучающей закономерности строения и функционирования знаковых систем), можно ставить вопрос о переводе (интерпретации) вербальных знаков посредством других (искусственных) знаковых систем. Подобную операцию называют ИНТЕРСЕМИОТИЧЕСКИМ ПЕРЕВОДОМ, или ТРАНСМУТАЦИЕЙ.
   Как внутриязыковой, так и интерсемиотический переводы, представляя собой особые явления, в ряде моментов соприкасаются с межъязыковым переводом и позволяют лучше понять присущие последнему закономерности.
   В этой особенности понимаемости и переводимости и состоит особенность коммуникативности. Коммуникативность – это врожденная или благоприобретенная способность, навык, умение передать правильно свои мысли, чувства, эмоции: так, чтобы они правильно, доходчиво были полностью поняты, воспроизведены другим человеком, т. е. это способность (навык, умение) кодировать, декодировать, перекодировать информацию таким образом, чтобы она была принята и декодирована реципиентом без искажения содержания и формы. Благодаря коммуникативности облегчается переход от одноязычной коммуникации к межъязыковой, двуязычной, т. е. истолкование языковых знаков одного языка языковыми знаками другого.

Проблема переводимости – непереводимости

   В теории перевода и переводческой деятельности одной из основных проблем является проблема переводимости – непереводимости.
   Существует много точек зрения в этом плане. Проблема переводимости – одна из старейших теоретических проблем перевода. Эта проблема возникает всегда, когда делаются попытки сформулировать требования к переводу.
   Основными требованиями являются адекватность, верность и полнота. Считается, что в верности и полноте передачи средствами одного языка всего, что выражено на другом языке, лежит отличие собственно перевода от переделки, пересказа, сокращенного изложения, т. е. от всякого рода «адаптаций».
   С нашей точки зрения принципиальная переводимость существует. Когда речь идет о народах, стоящих примерно на одном уровне культуры и научно-технического развития, то все, что выражено на одном языке может быть выражено и на другом, т. е. перевод возможен.
   Здесь две стороны одной проблемы. Если перевод рассматривать как преобразование информации, при котором не происходит никакой потери, а передается все содержание и форма оригинала, то такое точное преобразование принципиально невозможно. Если перевод рассматривать как речеязыковую деятельность, направленную на передачу и прием сообщений, т. е. необходимую для межъязыковой коммуникации, то проблема переводимости решается положительно.
   В данном случае существующая обстановка передачи информации подсказывает, что должно быть передано адресату. В художественном переводе необходимо довести до читателя в первую очередь стиль автора произведения – при синхронном переводе достаточно ограничиться передачей смысла.
   Однако это не исключает адекватности и полноты передачи подлинника. Для достижения этой цели прежде всего необходимо широко использовать при переводе все богатство русского литературного языка. Все ошибки в переводе возникают от незнания родного языка.

Л.Л. Нелюбин
Некоторые теории и модели перевода

Инвариант перевода

   Известно, что адекватность, т. е. полнота и верность перевода, не может быть обязательным признаком перевода. Но в таком случае, где проходит грань между переводом и так называемыми адаптациями – пересказом, толкованием, рефератом, аннотацией и т. п. Отличие перевода от других видов речеязыковой деятельности, включающей два языка, следует искать в чем-то неизменном, что остается в переводе и не остается в результате всякого рода адаптаций. А вопросу о том, что остается неизменным в переводе, посвящено немало работ.
   В теории перевода это неизменное принято называть «инвариантом». Термин «инвариант» широко распространен в математике, откуда и заимствован в лингвистику. В математике понятие «инвариант» определяется как «выражение, остающиеся неизменяемым при определенном преобразовании переменных, связанных с этим выражением».
   Что же является «инвариантом» в переводе, несмотря на все преобразования, несмотря на дублирование компонентов коммуникации в этом виде речеязыковой деятельности?
   Ответ на этот вопрос ученые дают по-разному.
   Л.С. Бархударов считает, что инвариантом в переводе является общность семантического содержания исходного и переводного текста. Это определение уязвимо, поскольку инвариант в нем определяется через переводной текст, который непосредственно связан не с инвариантом, а с исходным текстом. Кроме того, в этом определении не учитывается никакая другая информация, а только семантическая. Однако информация может быть не только семантической, но и фоновой (помехи, шумы и пр.), структурной (о структуре высказывания), ситуативной (о ситуации, в которой протекает высказывание) и т. п.
   Ю.Г. Кузьмин отождествляет инвариант с ситуацией в действительности, т. е. как она воспринимается автором сообщения. Но автор сообщения может намеренно исказить воспринимаемую им ситуацию в действительности. Кроме того, иногда необходимо сохранить в переводном тексте и информацию о структуре речеязыкового произведения.
   А.Д. Швейцер дает одно из наиболее развернутых определений: «в процессе перевода неизменным всегда остается содержание исходного сообщения – не только семантическое, но и прагматическое, детерминируемое и модифицируемое функциональными характеристиками данного коммуникативного акта и соотношением между ними». В этом определении исходное речеязыковое произведение названо «исходным сообщением». Его содержание в том или ином виде – в зависимости от функциональных характеристик коммуникативного акта – действительно должно оставаться неизменным, но нельзя забывать, что в некоторых видах перевода следует оставлять неизменным и стиль, и структуру исходного текста.
   Поэтому инвариантом в переводе должна быть та информация, которую источник стремится передать в данном акте коммуникации и которую называют сообщением.
   Естественно, что информация, которую хочет передать источник в разных актах коммуникации, не совпадает. Иногда ему важно передать только основную смысловую информацию, иногда и всю второстепенную; в некоторых случаях это будет лишь содержание речеязыкового произведения, в других – какие-то элементы его формы. Но во всех случаях все виды информации, предназначенные для передачи, и составляют сообщение, структура которого, таким образом, вариабельна и зависит от цели деятельности.
   Именно сообщение является инвариантом в процессе перевода, без его сохранения акт коммуникации не достигнет своей цели: книга не окажет предполагаемого воздействия, газета или радио не познакомит нас с происходящими событиями, мы не сможем вызвать желаемых реакций у наших коммуникантов.
   Именно передача сообщения, считает Р.К. Миньяр-Белоручев, отличает перевод от так называемых адаптаций.
   Естественный человеческий язык состоит из многообразия вербальных сигнальных систем. Все живые существа на земном шаре наделены сигнальными системами, которые служат для передачи мысли (для общения), но эти системы могут быть вербальными (словесными) и невербальными (бессловесными). Человек мыслит при помощи вербальной системы. Основой этой системы являются слова, которые в высказывании объединяются в цепочки по определенным правилам. Слова содержат значения, воплощенные в смысл. При перекодировке, трансформации неизменным остается мысль, смысл, семантика, значение, выраженные в высказывании. Каждый человек мыслит одинаково, согласно единым, одинаковым законам мышления, но располагает разными средствами для передачи своих мыслей другим человеческим существам; основными средствами являются речеязыковые средства, речеязыковые сигналы.
   Человек мыслит и при помощи образов, воплощенных в слова, а слова это вербальные знаки. Отсюда, мышление человека – это вербальное мышление. При общении мысли передаются средствами вербальными, с использованием фонетических, лексических, грамматических и стилистических средств. Мысль, сформулированная, выраженная вербальными средствами одного языка (знаковой сигнальной системы) находится в готовности для передачи ее речеязыковыми средства такой же знаковой системы или преобразования и передачи ее речеязыковыми средствами иной, другой знаковой системы.
   Инвариант перевода – это суть то, что должно быть вербально передано адресату с учетом и сохранением всех речеязыковых особенностей конфронтируемых языков (ИЯ и ПЯ) в зависимости от ситуации, целей и сферы общения. При переводе передаются не слова, не лексические единицы, а мысли, смысл, ибо мысли не отделимы от языка, в языке они получают свое физическое воплощение. Переводчик осуществляет поиск смыслового содержания мысли, выраженного вербально, в слове (фразе, высказывании) на ИЯ и затем переносит это содержание на язык перевода (ПЯ). Изменение словарной, физической оболочки мысли неизбежно, т. е. лексической единицы (слова), но главное состоит в том, что мысль должна сохраниться в переводе, а отсюда, именно мысль есть суть инвариант перевода.
   Мысль – речь – язык: это вербальное воплощение мыслительного процесса, направленное на передачу смысла, т. е. того о чем думает индивидуум и что он хочет передать собеседнику вербально. Человек мыслит при помощи вербального кода, который воплощает, охватывает все уровни речеязыковой системы общения: фонетический, фонологический, лексический, грамматический (морфолого-синтаксический), стилистический, семантический и структурный (строевой). Основным уровнем речеязыковой системы является семантический уровень, а все остальные являются тем средством, при помощи которого передается мысль, содержащая семантику, смысл, значение. При передаче своей мысли, выраженной в высказывании в одноязычной ситуации общения, человек использует средства всех уровней данной речеязыковой системы, а при общении в двуязычной ситуации человек ту же мысль облекает в вербальные средства другой речеязыковой системы, используя соответствующие средства всех уровней речеязыковой иерархии, Однако семантика, смысл остаются неизменными. Именно для передачи смысла, того что «я хочу высказать», передать, сообщить собеседнику (собеседникам), адресату (адресатам, аудитории) существуют фонетические, фонологические, лексические, грамматические, стилистические и семантические средства, сигналы, включая структурные и фоновые.
   Поэтому инвариантом всякого сообщения, передаваемого адресату средствами любого языка, любого кода, любой знаковой, сигнальной системы является смысл, т. е. семантическая сторона речемыслительного процесса. Но смысл, как известно, суть внутреннее логическое содержание чего-либо, постигаемое разумом, а разум есть познавательная деятельность человека, способность мышления, а результат процесса мышления есть мысль (в форме суждения или понятия).
   Язык есть средство общения и основная функция, свойство, предназначение языка передать, сообщить мысль, передать мысль теми речеязыковыми средствами, которые наличествуют у думающего, мыслящего, говорящего индивидуума, у адресанта и передать теми же речеязыковыми средствами, которые доступны, понятны, существуют, наличествуют у получателя мысли, у адресата.
   Когда адресат не владеет (не знает) речеязыковыми средствами, сигналами, знаками, которыми для передачи, кодирования мысли (мыслей) пользуется адресант, то тогда возникает необходимость преобразовать, переделать, трансформировать эту мысль (мысли) в речеязыковую, кодовую, знаковую, сигнальную систему понятную адресату, ту, которой обладает адресат. Это действо осуществляется при помощи перевода, перекодирования, перетрансформации мысли, высказанной средствами одного языка (ИЯ), средствами другого языка (ПЯ). Отсюда, инвариант перевода, того что остается неизменным и есть мысль, а инструментом, порождающим мысль, является мозг, в результате познавательной деятельности которого рождаются, появляются, возникают мысли.
   Но высказанная мысль – это уже вариант. Следовательно, инвариантом любого перевода, внутриязыкового и межъязыкового, одноязычного, двуязычного и полиязычного, в любой ситуации и сфере общения, при общении внутреннем (с самим собой) и внешнем, диалогическом, монологическом, полилогическом, является первый вариант мысли, высказанной на одном языке (ИЯ) и переданный средствами другого языка (ПЯ), с учетом ситуации, фона и сферы общения.
   В заключение можно отметить, что усматриваемая выше некоторая «нестыковка» в определении понятия «инвариант перевода» связана с тем, что здесь интерферируют два вида перевода: художественный и специальный, а также их жанры, формы и их разновидности. В художественном переводе инвариант сложнее, ибо он включает кроме передачи мыслей автора и содержания подлинника еще и форму изложения (подачи, предъявления) материала художественного произведения, стиль автора и фоновые нюансы. Отсюда следует, что определение самого инварианта перевода восходит к неоднозначности видов перевода и их жанров, что и приводит к его различной интерпретации.
   Другими словами, инвариант перевода художественного произведения (литературоведческий аспект перевода) отличается от инварианта перевода специального текста в первую очередь тем, что художник (писатель, поэт, драматург) отличается от специалиста (научно-технического работника и пр.) тем, что он мыслит образами, а не силлогизмами (понятиями), как последний. Мысль писателя раскрывается через систему образов, через характеры героев, а характеры и события психологически мотивированы. Поэтому инвариант художественного перевода передает всю указанную совокупность, а инвариант специального перевода – ту информацию, которая облекает мысль.
   Отсюда и высказанное выше суждение о переводимости – непереводимости: «обстановка передачи информации подсказывает, что должно быть передано адресату. В художественном переводе необходимо довести до читателя в первую очередь стиль автора произведения, при синхронном переводе достаточно ограничиться передачей смысла».

Теория закономерных соответствий

   Теория закономерных соответствий Я.И. Рецкера является одной из первых теорий перевода, созданных в результате изучения текстов в переводе (текста оригинала и текста перевода). Эта теория учитывает то обстоятельство, что некоторые приемы логико-семантического порядка в процессе перевода повторяются. Так для перевода отдельных слов и словосочетаний необходимо найти существующие в другом языке постоянные эквиваленты. Постоянные эквиваленты имеются во всех языках, например, для имен собственных, терминов, числительных. Для перевода некоторых других слов и словосочетаний можно найти только вариантные контекстуальные соответствия, т. е. временные эквиваленты, годные для данного контекста, для данного употребления слова или словосочетания в речи. И, наконец, для перевода еще одной группы слов или словосочетаний приходится прибегать к приемам логического мышления и к связанным с ним лексическим трансформациям. Таким образом, по мнению Я.И. Рецкера между единицами текстов оригинала и перевода имеются три категории соответствий: (1) эквиваленты, установившиеся в силу тождества обозначаемого, а также отложившиеся в традиции языковых контактов; (2) вариантные и контекстуальные соответствия; (3) все виды переводческих трансформаций. Теория Я.И. Рецкера объясняет основные приемы работы переводчика. Она стимулирует изучение эквивалентов, объема значений слов и словосочетаний; она показывает значение контекста и подсказывает наиболее перспективные лексические трансформации, к которым может прибегнуть переводчик для поиска соответствий к единицам исходного текста. В этом большая ценность теории Я.И. Рецкера. Но теория Я.И. Рецкера не объясняет всего процесса перевода, поскольку ее автор ограничивается изучением части объекта науки о переводе – изучением единиц текстов оригинала и перевода. Она представляется весьма полезной для профессинальной подготовки переводчиков и для сопоставительного изучения языков.

Информационная теория перевода

   Информационный аспект как аспект межъязыковой коммуникации составил предмет информационной теории перевода, предложенной и разработанной Р.К. Миньяром-Белоручевым. В соответствии с информационной теорией перевода Р.К. Миньяра-Белоручева переход от ИЯ к ПЯ осуществляется на информационном уровне. Целью перевода является передача сообщения, т. е. информации, предназначенной для передачи, или инварианта информации, иными словами, передача всех значимых для данного вида коммуникации компонентов информации. Структура сообщения вариабельна и слагается из различных видов информации. Исходный текст является носителем семантической информации и информации о структуре, а не объектом трансформаций. Поэтому в процессе перевода происходит не межъязыковая трансформация, а поиск и передача информации.
   В тексте перевода сохраняется лишь часть коммуникативного задания оригинала, так как в коммуникации с использованием двух языков, как и в любой другой коммуникации, неизбежны как закономерности, так и нежелательные потери. Информационная модель перевода основана так же на учете информационного запаса пяти степеней получателя и выполняемой в оригинале информации различной коммуникативной ценности: уникальной или ключевой, дополнительной, уточняющей, повторной и нулевой. Для информационной теории характерна четкая дифференциация понятия «информация» (процесс передачи определенного знания), «сообщение» (содержание передаваемого знания), «текст» (любое знаковое образование, несущее сообщение). Один текст может нести одно, несколько сообщений или часть сообщения; одно сообщение может передаваться с помощью одного, нескольких текстов или части текста; разные тексты могут нести одно и то же сообщение. Исходный текст в информационной теории перевода рассматривается, в отличие от лингвистической теории перевода, не как объект трансформации, а как носитель разных видов информации. Тогда и сам процесс перевода трактуется уже соответственно не как межъязыковая трансформация, а как поиск и передача информации. Р.К. Миньяр-Белоручев выделяет следующие виды информации: фоновая информация, содержащая шум, семантическая и ситуативная информации, в сочетании которых заключен смысл высказывания, и информация о структуре речевого произведения, способная произвести на коммуниканта дополнительное эстетическое воздействие. Это, однако, отнюдь не означает, что переводчик передает весь информационный комплекс исходного текста. В переводе, по Р.К. Миньяр-Белоручеву, должна сохраняться не вся информация, а та, которая предназначена для передачи, то есть то, что источник хочет выразить официальному адресату. Эту информацию, предназначенную для передачи, автор называет «инвариантом перевода». Наиболее важным и плодотворным положением информационной теории перевода представляется вывод о том, что переход от одного языка к другому в переводе осуществляется на информационном уровне. К сожалению, приходится констатировать, что данный подход еще не ассимилирован в должной мере современной теорией перевода, равно как и методикой обучения переводу.

Семантико-семиотическая модель перевода

   Семантико-семиотическая модель перевода представляет собой дальнейшее развитие в трудах Л.С. Бархударова подхода к переводу Я.И. Рецкера, который (см. выше) построил всеобъемлющую типологию взаимокорреляций знаков и структур исходного и переводящего языков. В соответствии с разработанной Л.С. Бархударовым семантико-семиотической моделью перевода, в общем содержании текста выделяются отдельные его компоненты – денотативный, сигнификативный, внутрилингвистический и прагматический. Ученый впервые показал, что при переводе от исходного текста к переводному сохраняется не все содержание оригинала, а лишь те или иные его компоненты. В качестве очередной исследовательской проблемы, ждущей своего решения, Л.С. Бархударов выдвинул проблему порядка очередности передачи названных выше содержательных компонентов исходного текста.

Ситуативная (денотативная) модель перевода

   Ситуативная модель перевода несколько выходит за рамки межъязыковых преобразований и предполагает обращение к действительности. Ситуативная модель перевода исходит из того, что любой денотат (предмет, признак, действие, т. е. элемент окружающей действительности), любая ситуация могут быть описаны по-разному. Причем в каждом языке есть свои устоявшиеся способы их описания. И эти способы надо находить не путем преобразования отдельных единиц текста, а через описываемый денотат, через описываемую ситуацию. Ситуативная модель предполагает определение денотата или ситуации через исходный текст и создание на их основе текста перевода. Таким образом, ситуативная теория перевода отталкивается от смысла высказывания, как объективной данности, отождествляя смысл с ситуацией. В рамках этой теории переводчик действует как высококвалифицированный лингвист, владеющий теорией и практикой двух языков. Ситуативная теория перевода особенно активно разрабатывается отечественным ученым В.Г. Гаком. Ситуативная теория перевода, несмотря на все ее достоинства, не учитывает компонентов процесса перевода как объекта науки о переводе.

Теория уровней эквивалентности

   Попытку объединить теорию закономерных соответствий, информационную теорию, семантико-семиотическую модель и ситуативно-денотативную модель в рамках единой, целостной системы научных представлений о переводе предпринял В.Н. Комиссаров, который разработал теорию уровней эквивалентности, получившую широкое признание в нашей стране и за рубежом. В основе теории уровней эквивалентности лежит, по концепции Л.С. Бархударова, представление о том, что степень реальной смысловой близости между оригиналом и переводом является величиной переменной. В содержании текста выделяется ряд последовательных уровней, отличающихся по характеру информации (ср.: см. выше Р.К. Миньяр-Белоручев), а отношения эквивалентности устанавливаются между аналогичными уровнями содержанием текстов ИЯ и ПЯ.
   В.Н. Комиссаров выделяет следующие типы эквивалентных отношений между текстами оригинала и перевода: (1) эквивалентность на уровне цели коммуникации, характеризующаяся наименьшей общностью содержания оригинала и перевода; (2) эквивалентность на уровне описания ситуации, характеризующаяся несколько большей общностью содержания разноязычных текстов, так как в обоих текстах говорится об одном и том же; (3) эквивалентность на уровне способа описания ситуации, при которой кроме общности цели коммуникации и общности ситуации сохраняются и понятия, с помощью которых была описана ситуация в исходном тексте; (4) эквивалентность на уровне структурной организации высказывания, при которой к описанным выше общим компонентам добавляется инвариантность синтаксических структур оригинала и перевода; (5) эквивалентность на уровне семантики словесных знаков – наименьшая степень смысловой общности, которая вообще не может существовать между оригиналом и переводом.
   Таким образом, В.Н. Комиссаров разработал универсальную типологию семантических состояний, в которых может пребывать исходный текст относительно переводного. Для каждого из этих состояний постулируется свой набор лексико-семантических трансформаций. Можно, по видимому, констатировать, что в переводческой концепции В.Н. Комиссарова в наиболее полной мере реализован и использован когнитивный потенциал собственно лингвистического подхода к переводу как процессу межъязыковых преобразований.

Функционально-прагматическая (динамическая) модель перевода

   А.Д. Швейцер по праву может быть назван одним из основоположников коммуникативного подхода к переводу вообще и исследований его функционально-психологических аспектов в частности. А.Д. Швейцеру принадлежит идея о функциональной доминанте текста как инварианте перевода, им же разработана одна из первых в истории перевода функционально-прагматическая модель перевода, названная им «динамической».
   А.Д. Швейцер дает описание процесса принятия переводчиком решений на основе той или иной конфигурации языковых и внеязыковых детерминантов перевода. Процесс принятия переводчиком решения складывается из двух основных этапов: (1) из выработки стратегии перевода и (2) из определения конкретного языкового воплощения этой стратегии (сюда относятся различные конкретные приемы – «переводческие трансформации», составляющие технологию перевода).
   Особый интерес для общей теории перевода в концепции А.Д. Швейцера представляет описание именно 1-го этапа перевода, который является своего рода прагматической надстройкой над тем, что уже достаточно подробно изучено лингвистической теорией перевода (т. е. в рамках собственно лингвистического подхода к переводу). Наличие этого этапа, до последнего времени остававшегося вне объекта теории перевода, делает осмысленной и целенаправленной операционную структуру деятельности переводчика.
   Так, например, при выработке стратегии перевода предпочтение может быть отдано текстуально точному переводу, приближающемуся к буквальному, или, напротив, переводу, смело отходящему от формальной структуры оригинала, приближающемуся к вольному. В выработку стратегии перевода, по А.Д. Швейцеру, входит так же принятие решения относительно тех аспектов оригинала, которые должны быть отражены в переводе в первую очередь, т. е. принятие переводчиком шкалы приоритетов перевода. Наконец, решение о стратегии перевода включает еще один выбор: скрупулезная передача экзотических деталей местного колорита и колорита эпохи, либо отказ от этого в пользу глубинного проникновения в историческую специфику текста.
   В семиотической концепции перевода А.Д. Швейцера три измерения семиозиса (синтактика, семантика, прагматика) образуют семиотическую типологию уровней эквивалентности, основанную на примате прагматического уровня по отношению к семантическому (компонентному и референциальному).
   Прагматические факторы, влияющие на процесс перевода, сводятся к следующим: коммуникативная интенция отправителя, установка на получателя, коммуникативная установка переводчика. Переводимость трактуется А.Д. Швейцером не как абсолютное, а как относительное понятие. Инвариантным в процессе перевода остается формируемый контекстом и ситуацией общения смысл. Именно речевой контекст и ситуация общения дают возможность нейтрализовать различия между нетождественными значениями, или, иными словами, использовать разные значения для передачи одного и того же смысла.
   Будучи одним из сложнейших видов речевой коммуникации, перевод, в концепции А.Д. Швейцера, детерминирован множеством языковых факторов, которые образуют ряд взаимосвязанных фильтров, определяющих стратегию перевода. К этим факторам относятся система и норма двух языков, две культуры, две коммуникативные ситуации – первичная и вторичная, предметная ситуация, функциональная характеристика исходного текста, норма перевода. Центральное место здесь принадлежит тексту, который является точкой приложения сил, исходящих от детерминантов перевода, и в то же время сам детерминирует первичную и вторичную коммуникативные ситуации.

Психолингвистическая теория перевода

   Во многом благодаря трудам ученых Военного университета в отечественном переводоведении активно формируется особое направление в рамках коммуникативного подхода – психолингвистическая теория перевода, избравшая своим предметом исследование психологического (психолингвистического) аспекта перевода как межъязыковой и межкультурной коммуникации. Приоритет в разработке методологических и теоретических основ этого направления в науке принадлежит А.Ф. Ширяеву, обосновавшему деятельностное представление перевода, т. е. трактовку его как определенного, специализированного вида речевой деятельности со своей целемотивационной стороной, предметом, средствами, способами существования, продуктом и структурой. Цель перевода, по А.Ф. Ширяеву, заключается в создании продукта в виде реально высказанного или записанного высказывания, или группы высказываний на определенном языке. Социальным заказом переводчику задаются основные параметры производимого продукта. Объектом деятельности является опредмеченный в средствах исходного языка продукт речевой деятельности одного из разноязычных коммуникантов. Средства переводческой деятельности включают в себя средства не одного какого-нибудь языка, как в большинстве видов речевой деятельности, а двух языков. В переводе отбор средств обуславливается, прежде всего, не мотивами и целями субъекта, а объектом деятельности – исходным текстом, поэтому детерминация выбора языковых средств для опредмечивания продукта деятельности носит в переводе более жесткий характер, чем во многих видах речевой деятельности.
   Способы осуществления переводческой деятельности подразделяются на три группы. Первая группа – это такие глобальные способы распредмечивания продуктов речевой деятельности, как слушание и говорение. Вторая группа охватывает процесс решения переводческих задач – использование эквивалентов, установление вариантных и контекстуальных соответствий. Третья группа объединяет такие глобальные способы опредмечивания продуктов переводческой деятельности, как говорение и письмо.
   Структурно переводческая деятельность состоит из последовательности взаимосвязанных и взаимообусловленных переводческих действий. Под переводческим действием понимается такая минимальная единица деятельностного процесса, которая является как бы микродеятельностью и несет в себе все основные черты деятельности в целом. Как переводческая деятельность в целом, так и каждое входящее в нее переводческое действие имеет трехфазовую структуру, свойственную всякому интеллектуальному акту: (1) фазу ориентировки в условиях деятельности и выработки плана деятельности или действия; (2) фазу реализации выработанного плана; (3) фазу сопоставления результата с намеченной целью. Продуктом переводческой деятельности является текст на переводящем языке, произведенный переводчиком. В продукте переводческой деятельности одновременно опредмечиваются и деятельность адресата, и деятельность переводчика.

Коммуникативно-функциональная теория перевода

   Центральной проблемой коммуникативно-функциональной теории перевода З.Д. Львовской оказывается разграничение и соотношение понятий языкового значения и речевого смысла. Суть деятельности переводчика определяется его ключевым положением в цепочке многократного перекодирования информации, составляющей основу процесса двуязычной коммуникации: смысл – значение – смысл – значение – смысл. В процессе перевода необходим учет объективных и субъективных факторов, формирующих конкретную речевую ситуацию речевого общения. Форманты речевой ситуации неоднозначны и с точки зрения информационного содержания, и с точки зрения выполняемой функции в процессе коммуникации. Взаимодействие мотива и цели автора высказывания определяет коммуникативное задание автора. Мотив и цель, в свою очередь, являются результатом взаимодействия всех формантов речевой ситуации: личности автора текста, предмета речи, места и времени общения, личности партнера по коммуникации. Однако, возникнув под влиянием факторов, формирующих речевую ситуацию, коммуникативное задание, будучи «материальным» в высказывании, само становится формантом речевой ситуации, предопределяя ее дальнейшее развитие. Компоненты смысловой структуры текста – его прагматическая и семантическая структуры – определяются речевой ситуацией, так как в конечном счете они мотивируют речевой поступок.
   По мнению З.Д. Львовской, основные причины переводческих трансформаций носят лингвистический и экстралингвистический характер. Лингвистические причины преобразований при переводе связаны с различиями систем, норм и узусов ИЯ и ПЯ. Экстралингвистические причины отражают дифференциал в значениях и опыте у автора оригинала и адресата перевода. Факторам, способным обусловить необходимость в формальных переводческих преобразованиях, противостоят факторы, влияющие на переводческий выбор вообще, так как в последнем случае доминантой являются не формальные факторы, а содержательные, вернее, взаимодействие смысловых и формальных факторов. В качестве основного оперативного процесса перевода и, соответственно, главного критерия адекватности перевода оригиналу З.Д. Львовская рассматривает принцип коммуникативно-функциональной равнозначности текстов ИЯ и ПЯ.

Герменевтическая модель перевода

   В герменевтической модели А.Н. Крюкова перевод подчиняется закону понимания: перевод начинается с понимания и завершается им. Переводчик осуществляет повторное понимание того, что им уже понято, в расчете на иноязычного получателя текста перевода. Процесс вторичного понимания есть упрежденный синтез интенционального смысла, который осуществляется в направлении от интенции к объективному языковому значению с учетом новых ролевых и социально-психологических установок, управляющих конкретно-языковой реализацией высказывания. Герменевтическая модель перевода связана с интерпретационной трактовкой сущности процесса перевода, понимаемого как процесс вторичного порождения текста.

Механизм социальной регуляции переводческой деятельности

   Эта модель перевода относится к исследованию социального аспекта коммуникативного подхода к переводу. Впервые в истории теории перевода проблемы социологии перевода были рассмотрены В.В. Андрияновым, который избрал предметом своего исследования механизм социальной регуляции переводческой деятельности, смоделированной в некоторых понятиях социальных ролей в марксистской интерпретации. Перевод, взятый в его социальном аспекте, представлен у В.В. Андрианова как процесс установления и поддержания целенаправленного контакта между личностями в структуре межъязыкового общения. Адекватность перевода понимается им как степень соответствия избранных переводчиком вербальных и невербальных средств социальным условиям общения, в результате чего у иноязычного коммуниканта вызывается реакция, соответствующая коммуникативной установке отправителя. В.В. Андриянову удалось выявить и сформулировать ряд социальных правил вербального и невербального поведения переводчика, которые легли в основу подготовки лингвистов-переводчиков в Военном университете.

Теория военного перевода

   Наиболее полно теория военного перевода представлена в трудах Г.М. Стрелковского, где она представляет собой своего рода конкретно-жанровую манифестацию функционально-прагматической концепции перевода. Автор вводит основные понятия теории военного перевода (информация и сообщение, перевод и транслят, инвариант сообщения и инвариант перевода, смысл высказывания, коммуникативное задание и пр.), предлагает функционально-семантическую модель деятельности военного переводчика, дает детальную классификацию жанров военных текстов, описывает виды деятельности военного переводчика, раскрывает проблемы перевода военной терминологии, расшифровки военных сокращений и работы со словарями и справочниками.
   Г.М. Стрелковский разграничивает факторы, определяющие выбор варианта перевода, и причины переводческих преобразований. К первым он относит объективные соотношения между системами ИЯ и ПЯ, смысл передаваемого сообщения с учетом компонентов коммуникативного задания, учет апперцептирующих возможностей получателя сообщения (индивидуальных тезаурусов, мировосприятий, социальных факторов), а в художественном переводе – способность переводчика к художественному и эстетическому восприятию текста, психологические особенности переводчика. Причинами переводческих преобразований, по мнению Г.М. Стрелковского, являются несовпадение объема понятий, или расхождение систем понятий у разных народов, необходимость соблюдения норм ПЯ, невозможность словосочетаемости в ПЯ по образцу ИЯ, необходимость соблюдения стилистических норм ПЯ, установившаяся языковая традиция или принятое употребление слов (узус).
   История теории и практики военного перевода в России (СССР) восходит к 1923 году, когда в Военных академиях был введен курс занятий по военному языкознанию, нацеленный на овладение письменной и устной речью и глубокое изучение военной терминологии. В 1931 году при Центральном доме Красной
   Армии им. М.В. Фрунзе (ЦДКА) были созданы Курсы военных переводчиков (немецкий, польский, французский, английский языки). Изданные на курсах учебные пособия по военному переводу послужили прообразом последующих разработок в области практики и теории военного перевода
   Свое дальнейшее развитие и воплощение вопросы теории и практики военного перевода получили в трудах ученых и преподавателей Военного института иностранных языков Красной Армии после его создания в 1940 году, а также в послевоенные годы, и особенно после воссоздания Военного института иностранных языков в начале 60-х годов и в последующий период времени прошлого века.
   Теоретические концепции методики, техники и практики военного перевода и переводоведения разрабатывались и разрабатываются в трудах ученых Военного университета (Военного института иностранных языков, Военного института МО СССР, Военного Краснознаменного института): монографиях, диссертациях, сборниках научных трудов, учебниках и учебных пособиях. Почти все изучаемые в Военном университете иностранные языки (а их порядка 36) обеспечены учебниками и учебными пособиями по военному переводу и изданными теоретическими курсами лекций по теории общего и частным теориям перевода.

Трансформационная теория и модель перевода

   Трансформационная теория перевода основывается на изучении процесса перевода как процесса преобразования единиц структуры ИЯ в единицы структуры ПЯ. Ее разрабатывали И.И. Ревзин и В.Ю. Розенцвейг в нашей стране и Ю. Найда – за рубежом. В основе этой теории лежат идеи порождающей (трансформационной) грамматики американского ученого Н. Хомского. Согласно теории (и практике) порождающей Т-грамматики все существующие грамматически правильные высказывания порождаются ограниченным числом ядерных (базисных) структур (предложений). Любой передаваемый на ИЯ текст может быть трансформирован (преобразован) в ядерные (базисные, глубинные) структуры. Для передачи этого текста на ПЯ его необходимо снова трансформировать, т. е. развернуть в речь из глубинных ядерных структур ИЯ в поверхностные структуры (предложения) ПЯ по законам и правилам ПЯ.
   Трансформационная теория перевода достаточно убедительно объясняет ту часть процесса перевода, которую называют межъязыковым преобразованием. Недостаток трансформационной теории перевода заключается в том, что она не имеет экспериментальной основы, т. е. оторвана от объекта науки о переводе. Нетрудно заметить, что трансформационная теория перевода исходит из признания субъективного смыслового кода, описанного в трудах наших ведущих психологов и прежде всего Н.И. Жинкина, хотя и сводит этот код к лингвистическим ядерным структурам. Другими словами, в трансформационной теории перевода наметился отход с чисто лингвистических позиций в сторону литературоведческих, что превращает переводчика в литератора и признает за ним творческое начало.
   Используя учение о ядерных структурах Н. Хомского, американский ученый Ю. Найда строит так называемую трансформационную модель перевода, составными частями которой являются: (1) анализ (восприятие и осмысление высказывания на языке оригинала, ИЯ); (2) обратная трансформация (превращение этого высказывания в ядерную структуру исходного языка); (3) перенос (поиск иноязычного соответствия исходной ядерной структуре); (4) реструктурирование (трансформация глубинной ядерной структуры языка перевода в развернутое поверхностное высказывание). При этом Ю. Найда исходит из того положения, что ядерные (глубинные) структуры в разных языках в отличие от поверхностных (вербальных) всегда эквивалентны. Фактически Ю. Найда переносит в теорию «ручного» перевода теоретико-прагматические изыскания в области машинного перевода, основанные в данном случае на теории порождающей трансформационной грамматики.

Теория машинного перевода

   В связи с возникновением в середине ХХ в. специфического объекта переводоведения – перевода с использованием компьютера, так называемого машинного (автоматического, автоматизированного) перевода – появляется и потребность в особой теории, изучающей проблематику машинного перевода, а именно теории машинного перевода, которая нашла свое отражение и воплощение, с одной стороны, в многочисленных описательных трудах «создателей» так называемых «бумажных» алгоритмов машинного перевода – Н.Д. Андреева, И. Бар-Хиллела, И.А. Мельчука, И.И. Ревзина, В.Ю. Розенцвейга и многих других, и с другой, существенной стороны, – в прагматических промышленных моделях (системах), описанных и предъявленных в трудах Всесоюзного центра переводов (ВЦП) под руководством и непосредственным авторским участием Ю.Н. Марчука, Всесоюзной группы «Статистика речи» под руководством и авторским участием Р.Г. Пиотровского, группы Ю.А. Моторина (основоположников машинного перевода в СССР), в монографических работах и вероятностных экспериментальных и промышленных системах К.Б. Бектаева, А.Н. Беляевой, И.К. Бельской, А.В. Зубова, Г.Э. Мирама, Л.Л. Нелюбина, В.И. Перебийнос, В.А. Чижаковского, Е.А. Шингаревой и др.
   Фактически теория машинного перевода (МП) начала зарождаться после проведенного первого в мире опыта МП с русского языка на английский, который был осуществлен в январе 1954 года в Нью-Йорке в Джорджтаунском университете под руководством Л. Дорстера («Джорджтаунский эксперимент» или «Опыт Дорстера»), а в декабре 1955 года был проведен в Москве первый в мире МП с английского языка на русский под руководством И.С. Мухина, Л.Н. Королева и С.Н. Разумовского; алгоритм был разработан И.К. Бельской.
   В 1956 году в Москве была организована Лаборатория машинного перевода под руководством Ю.А. Моторина, в состав группы входил молодой ученый Ю.Н. Марчук, впоследствии возглавивший Всесоюзный центр переводов. В 1958 году система машинного перевода группы Моторина осуществила МП с английского языка на русский текстов общественно-политической (газетной) и научно-технической тематики любого объема. Это был первый в мире промышленный, экономически выгодный машинный перевод.
   Если говорить об упомянутых выше «бумажных алгоритмах», то следует привести высказанное по этому поводу суждение Ю.Н. Марчука. Ю.Н. Марчук справедливо считает, что машинному переводу в СССР немного не повезло, потому что идея МП сразу же привлекла внимание некоторой группы теоретиков, которые усмотрели в ней возможность захватить главенствующее положение в языкознании, не прилагая при этом никаких особых усилий к реальному доказательству слишком абстрактных теорий.
   Дело в том, что машинный перевод, пишет Ю.Н. Марчук, как и всякий перевод, чрезвычайно интересен тем, что здесь есть возможность сразу же проверить истинность и объяснительную силу описывающих перевод моделей, ибо составленный алгоритм и проведенный перевод тут же покажет эффективность предложенных творческих рассуждений.
   Однако «теоретики» пошли по другому пути, выдвинув лозунг «машинный перевод без перевода, без машин, без алгоритмов». Таким образом, защищалась идея осуществления перевода только за счет декларативных знаний, когда лингвист дает лишь описание фактов языка, а построение алгоритма перевода передается в руки математика и программиста. Такая спекуляция на непонимании лингвистами новых концепций в языке дала возможность упомянутой группе «теоретиков» занять ведущее положение и существенно препятствовать развитию прикладных и практических работ в области МП.
   Эта спекуляция в значительной степени также велась на уровне вычислительной техники. «Теоретики» убедительно говорили, что современные (того времени) компьютеры не в состоянии реализовать такие универсальные идеи, как «текст – смысл – текст», а более совершенные машины смогут все сделать. Но сейчас мы имеем гораздо более совершенные компьютеры, чем мы могли даже представить, а до реализации фантастических идей «бумажных алгоритмов» так же далеко, как и раньше.
   Вред от вышеназванных концепций также в том, справедливо считает Ю.Н. Марчук, что реальные усилия исследователей отвлекались от нужных направлений в теории и практике машинного перевода, что явилось следствием отставания лингвистического обеспечения современных систем перевода в рамках конкретных языковых пар. Поэтому сейчас важно осознать и преодолеть это отставание как в теории прикладной (компьютерной) лингвистики, так и в практике сопоставительного описания переводимых соответствий в конкретных языковых парах.
   Существующий в настоящее время позитивный подход в теории и практике машинного перевода позволяет создавать достаточно эффективные системы практически пригодного машинного перевода и компенсировать спровоцированное отставание.

Культурологическая концепция перевода

   Рассматривая существующие теории и модели перевода нельзя не остановиться на культурологической концепции перевода, предложенной В.И. Хайруллиным, который обосновывает возможность и необходимость культурологического подхода к переводу и выявляет культурные и когнитивно-семантические закономерности в языковом структурировании действительности.
   Рассмотрение культурологических особенностей, связанных с общественными институтами, обусловлено тем, что человек как социальное существо не мыслит себя вне зависимости от общества, которое в ходе развития выработало некоторую общую систему регуляции своей жизни, определяемую как система общественных институтов, например, таких важных как институт образования, церкви, права, армии и др.
   В соответствии с культурологической концепцией перевода В.И. Хайруллина специфика культуры находит не однозначное, а по меньшей мере, двойственное, вернее двупланное, проявление в текстах, подлежащих переводу. Первый план может быть определен как «культура в языке». Под этим имеется в виду особая языковая картина мира, то есть своеобразное представление действительности в языке. В этот план входят опосредованные культуральные факторы, а именно специфические когнитивно-семантические структуры, представляющие своеобразие структур мышления представителей разных культур.
   Второй план называется «культура, описываемая языком». Данное понятие и термин подразумевают то, каким образом артефакты культуры, или культурные признаки, маркеры, находят представление в содержании текстов. В этой связи важно понимание культуры как совокупности материальных и духовных особенностей народа, которые определяют специфику организации его мышления, общественной и повседневной жизни. Согласно данной концепции перевод рассматривается как культурологическое явление, объединяющее в себе два плана факторов (когнитивно-семантических и реально-культурных).
   В соответствии с этими двумя планами переводческие проблемы могут рассматриваться в двух аспектах – когнитивно-семантическом и культурологическом. В каждом из аспектов перевод от текста к тексту представляет собой переход от одного языка к другому (от исходного языка к переводящему языку), а также переход от одной культуры к другой (от исходной культуры к целевой культуре).
   Культурологическая концепция перевода связана так или иначе с проблемами межкультурной коммуникации, когда при общении между коммуникантами участвует посредник-переводчик. Здесь перевод рассматривается как частный случай межкультурного общения, а коммуниканты, являющиеся представителями разных культур, могут быть носителями разных языков или носителями национальных вариантов одного языка.
   В этом ракурсе выделяют следующие виды межкультурной коммуникации:
   – двуязычная межкультурная коммуникация или межкультурная трансляция, когда общение протекает в кодах разных знаковых систем с участием переводчика;
   – одноязычная межкультурная коммуникация, которая происходит на уровне одной знаковой системы;
   – межсубкультурная коммуникация, которая осуществляется представителями субкультур одной культуры.
   Межкультурная коммуникация – наука молодая, которая использует в своих исследованиях достижения культурной антропологии и антропологической лингвистики, культурно-сравнительной психологии и психолингвистики, теории перевода и переводоведения, герменевтики и этнологии. Как научная дисциплина межкультурная коммуникация не занимается сравнением культур, но при интерпретации явлений, возникающих в межкультурных контактах, требуются определенные характеристики взаимодействующих культур.

   Итак, мы рассмотрели основные существующие теории и модели перевода. Все эти теории и модели представляют определенную ценность для общей науки о переводе, для переводоведения, так как базируются не на непосредственных измерениях компонентов процесса перевода, а на отдельных, иногда и весьма удачных наблюдениях за объектом. Именно поэтому никакая из существующих сегодня теорий и моделей перевода не может претендовать на доминирующее положение. Однако все эти теории и модели, учитывающие ту или иную сторону объекта науки о переводе, вносят в нее свой вклад.

А.А. Пашковский
Особенности перевода как учебного предмета

   Организация учебных занятий для подготовки профессиональных переводчиков определяется несколькими факторами. Важнейшее значение имеют: а) целевая установка учебного заведения, в частности предполагаемые действия выпускников в первый период после окончания вуза и в последующие периоды практической работы; б) наличие и распределение учебного времени; в) характер выделяемых переводческих дисциплин; г) теоретическая и практическая разработанность составных частей курса перевода; д) объем и содержание взаимодействующих непереводческих предметов; е) подготовленность преподавательского состава; ж) предварительные знания, отношение к делу и способности учащихся; з) обеспеченность текстовым материалом, характер и качество учебных пособий.
   В докладе рассматривается только одна из перечисленных проблем – особенности перевода как учебной дисциплины. Эти особенности, составляющие в совокупности общую характеристику предмета, могут быть сведены к шести тезисам.
   1. Приобретение переводческих навыков происходит в условиях еще недостаточно хорошего владения изучаемым языком, когда, кроме того, учащиеся не имеют нужных фактических знаний по переводимым темам, а также допускают стилистические ошибки на родном языке. Поэтому курс перевода по необходимости включает в себя не только собственно переводческие установки, задания и упражнения, но и терминологические, страноведческие, воспитательные и общеобразовательные сведения. Удельный вес непереводческих разделов определяется объемом и содержанием предшествующих или сопутствующих дисциплин. Это позволяет назвать курс перевода комплексным, или синтетическим.
   2. Опираясь па полученные и получаемые сведения и навыки по другим предметам, курс перевода, в свою очередь, пополняет, развивает, совершенствует общеязыковые, общественно-политические, военные, страноведческие и общеобразовательные знания. Особенно значителен вклад по общелингвистическим вопросам, изучаемому и родному языкам. Курс перевода конкретизирует внутриязыковые и межъязыковые связи и соответствия, способствует осознанию истинных отношений между непосредственными языковыми величинами и отвлеченными формами и конструкциями, позволяет уяснить понятия формы и функции, инварианта и варианта и т. п. Имеются столь же широкие возможности для повышения общеобразовательного уровня, выработки правильного отношения к проблематике переводимых текстов, воспитания нужных переводчику качеств.
   3. Сохраняя единую направленность, курс перевода делится на отдельные аспекты, или виды по способу восприятия (зрительное или слуховое, однократное или повторяемое), по материалу (общественно-политический, военный, технический, литературно-художественный перевод, перевод с иностранного языка на родной и с родного языка на иностранный, а также монологическая или диалогическая форма речи), по оформлению (устное или письменное). В соответствии с этим в учебной практике говорят об общем и военном, техническом и военно-техническом переводе, об устном и письменном переводе, о переводе с изучаемого языка и на изучаемый язык, при большей детализации выделяют последовательный и синхронный перевод, перевод с листа и на слух и т. п.
   Разновидности перевода появляются в учебном плане разновременно, но сосуществуют, сообщая курсу многоаспектность. Между аспектами устанавливаются отношения преемственности, вместе с тем обнаруживается специфичность каждого из видов перевода. Существенное значение имеют удельный вес каждого аспекта и очередность появления.
   Первым по времени аспектом, в пределах которого устанавливаются переводческие принципы, нормы и критерии качества, должен быть, очевидно, письменный перевод с иностранного языка на русский. После постепенного введения названных выше других аспектов, курс завершается показом, с одной стороны, приемов литературно-художественного перевода, с другой стороны, элементов синхронного перевода. Видами переводческой деятельности условно считаются также реферирование и аннотирование иностранной литературы.
   4. Каждый прочитанный или прослушанный отрывок текста содержит разнообразные языковые и переводческие трудности, хотя в данный момент актуальны только некоторые из них. Это противоречие разрешается тем, что преподаватель, во-первых, снимает неактуальные трудности, называя их готовые эквиваленты, и, во-вторых, добавляя нужный материал, показывает разнообразное употребление новых терминов, форм и конструкций.
   5. В курсе перевода своеобразно сочетаются предвосхищающие обобщения, образцы и эквиваленты, вводимые преподавателем, и предпринимаемые самими учащимися поиски лучшего варианта. Курс в основном носит практически-исследовательский характер. Большое место занимает самостоятельная работа. Навыки вырабатываются и закрепляются в процессе решения переводческих задач. Подсказанные преподавателем обобщения формулируются самими учащимися. Типы и условия задач постепенно усложняются, но приобретаемые навыки и сведения позволяют уравнять переводческие трудности.
   6. Курс строится на неадаптированных материалах. При подборе текстов, разработке заданий и упражнений соблюдается принцип максимальной эффективности при минимальном языковом материале. Отбираются типичные образцы текстов, характернейшие виды языковых ситуаций. Отрывки используются по возможности неоднократно и для разных целей.
   Противоречие между необходимой стабильностью текстов и упражнений, что важно для эффективной выработки переводческих навыков, и новизной материала, повышающей его познавательную ценность, разрешается одновременным использованием стабильного учебника или учебного пособия и переменных новых газетных, журнальных статей, соответствующих постоянным текстам по тематике, стилю, степени трудности.
   Таким образом, курс перевода имеет комплексный характер, активно взаимодействует с другими предметами, внутри себя содержит различные аспекты, построен на неадаптированных, но компенсируемых текстах, обладает практически-исследовательской направленностью, объединяет относительно постоянные и переменные материалы.

II.
Лингводидактический аспект переводоведения

Л.Л. Нелюбин
Основы лингводидактической архитектоники курса перевода

   Процесс перевода является мыслительно-речевой деятельностью и включает три последовательные стадии: понимание мыслей, выраженных средствами исходного языка; переключение мышления с одного языка на другой; выражение мысли средствами переводящего языка. Отсюда следует, что перевод является вторичным явлением по отношению к четырем видам речевой деятельности: устной речи, аудированию, письменной речи и чтению про себя, а умения и навыки любой формы перевода можно разложить на умения и навыки двух из перечисленных видов речевой деятельности (аудирование – устная речь, аудирование – письменная речь, чтение про себя – устная речь, чтение про себя – письменная речь) и навык переключения мышления с одного языка на другой.
   Развитие умений и навыков аудирования, письменной речи и чтения про себя может успешно сочетаться с развитием различных переводческих умений и навыков. Развитие умений и навыков устной речи, как наиболее сложного вида речевой деятельности, требует в любом курсе устного перевода дополнительной работы на базе специфического для данного курса языкового материала.
   В основу курса перевода должны быть положены основные дидактические принципы и, в первую очередь, принципы систематичности и последовательности, доступности и наглядности. При разработке заданий, а также комплексном использовании обучающих воздействий следует исходить из новейших положений теории проблемного обучения. Большинство видов работ должно предусматривать широкое использование технических средств обучения, без которых на современном этапе развития педагогической и методической мысли невозможно совершенствование и интенсификация учебного процесса, особенно процесса обучения такому виду специализированной речевой деятельности, как перевод.
   Курс обучения переводу следует начинать с вводной лекции по основным вопросам теории и практики перевода, в котором излагаются основные лексические, грамматические и стилистические явления (и трудности), характерные для иностранного (и русского) текста и его перевода с одного языка на другой.
   Архитектоника курса перевода традиционно предполагает тематический принцип предъявления учебного материала, что не только требует введения сравнительно большого активного терминологического минимума (около 2500–3000 терминов), но и затрудняет отбор и распределение по степени нарастания трудностей оригинального языкового материала.
   Следует также учитывать, что единицей перевода, т. е. наименьшей единицей исходного языка, которая имеет постоянное соответствие в переводящем языке и, следовательно, должна быть зафиксирована в памяти учащихся со своим иноязычным эквивалентом как единое целое, далеко не всегда служит термин. Примерно треть единиц перевода в речи номенклатурного содержания составляют терминологические устойчивые словосочетания, имеющие иногда сравнительно сложную структуру.
   Все упражнения в курсе перевода подразделяются на подготовительные и практические (переводческие). Подготовительные упражнения рассчитаны в первую очередь на введение и закрепление языкового материала, а также на поэлементную отработку речевых (и переводческих) навыков на ограниченном языковом материале – слове (термине), сокращении, синтагме, изолированном предложении.
   Практические (переводческие) упражнения рассчитаны в первую очередь на комплексную отработку переводческих навыков и умений, проводимую на связных текстах.
   Подготовительные упражнения не делятся по степени трудности. Методика работы с ними вытекает из самой формулировки заданий к этим упражнениям. Практические упражнения вводятся по строгой системе с учетом постепенного нарастания трудностей в развитии навыков и умений данной формы переводческой деятельности. Основной текст урока в методическом плане рассматривается как материал для выполнения различных практических упражнений по переводу с иностранного языка.
   Прежде чем перейти к конкретной работе с упражнениями, необходимо напомнить, что для получения грамотного перевода переводчик должен хорошо знать предмет своей будущей профессиональной деятельности. Поэтому при работе над всеми видами упражнений следует добиваться усвоения фактического материала по изучаемой специальности и адекватного владения ее терминологической номенклатурой.
   В ходе занятий рекомендуется следующая последовательность работы.
   В процессе подготовки к занятию обучаемый должен выучить репродуктивную терминологию, а затем выполнить все подготовительные упражнения, а также те из основных упражнений, которые требуют домашней подготовки.
   Классную работу рекомендуется начинать с подготовительных упражнений, после чего прорабатывается основной текст урока. Затем можно переходить к выполнению основных упражнений. Переводческие упражнения предполагают широкое использование технических средств обучения: средств статической и динамической проекции, звукотехники, видеотехники, электронных носителей и других имеющихся в наличии соответствующих технических средств. Для проверки качества подготовки домашних заданий иногда полезно менять схему построения урока, например, начинать урок с фронтального опроса терминологии (используя электронный носитель), терминологического (с записью на магнитную ленту) диктанта или беседы по основному тексту.
   Изучение каждой темы должно завершаться письменными контрольными работами или докладами обучаемых на языке по пройденной тематике.
   Рассмотрим основные виды практических упражнений с некоторыми методическими рекомендациями.

Речевые упражнения в устной речи

   1. Ответы на вопросы к основному тексту. Вопросы могут ставиться на русском языке, при этом они должны предварительно переводиться на иностранный язык одним из обучаемых. При выполнении всех упражнений, связанных с ответами на вопросы, с самого начала не следует разрешать пользоваться для ответа текстом или предварительно подготовленными письменными ответами на вопросы, так как при этом не достигается основная цель упражнения – развитие навыков устной речи – и хуже усваивается фактический материал урока. Постепенно ученик привыкает при работе с текстом запоминать его содержание. В итоге он должен уметь вести двустороннюю беседу по тексту без предварительной подготовки вопросов и ответов на них.
   2. Пересказ отдельных разделов текста. На первых этапах выполнения этого упражнения текст следует предлагать в замедленном темпе и, если потребуется, дважды. В дальнейшем скорость предъявления доводится до нормальной и вводится только один раз. Слушатели должны вести краткие записи. Пропущенная при пересказах одними учащимися информация дополняется другими слушателями группы, которые замечают и исправляют ошибки. По окончании работы с упражнением преподаватель делает заключительное резюме.

Упражнения на зрительно-письменный перевод

   Все упражнения на зрительно-письменный перевод рекомендуется делать дома. Преподаватель может проверять их дома или в аудитории в зависимости от языкового материала и уровня подготовки учащихся. Если преподаватель проверил работы дома, то в аудитории он должен провести разбор типичных ошибок. При проверке переводов в аудитории необходимо добиваться исправления учениками всех неправильных вариантов. Для этого рекомендуется регулярно после исправления ошибок заслушивать окончательные варианты перевода одного-двух учеников с выставлением оценок.
   1. Перевод с иностранного языка. Письменный перевод отдельных разделов текстов уроков проводится по всему курсу. Для этого отбираются наиболее трудные для перевода разделы. В течение прохождения курса предлагаются также упражнения на перевод дополнительных текстов повышенной трудности.
   2. Перевод на иностранный язык. Первым упражнением этого вида является письменный перевод вопросов. В каждое упражнение включаются различные по грамматическим конструкциям вопросы. При проверке перевода в аудитории преподаватель должен заострять внимание на особенностях отдельных вопросительных конструкций в изучаемом языке с указанием возможных вариантов. Возможны упражнения на письменный перевод текстов, переведенных предварительно устно в аудитории.

Упражнения на зрительно-устный перевод

   1. Перевод с иностранного языка. Зрительно-устный перевод с иностранного языка, кроме своего основного назначения, является также хорошим средством проработки новых текстов и тренировки навыков переключения в различных языковых ситуациях. Навыки и умения зрительно-письменного перевода развиваются, начиная с последовательного перевода предварительно переработанного текста и кончая переводом с листа.
   При выполнении упражнений на устный перевод подготовленного дома раздела текста урока с предварительным чтением и зрительной опорой на текст в момент перевода текст рекомендуется либо читать вслух по предложениям, чередуя чтение предложений с их переводом, либо предъявлять в магнитофонной записи. При выполнении упражнений на устный перевод с предварительным чтением и зрительной опорой на текст в момент перевода сначала прослушивается весь отрывок, подлежащий переводу, а затем переводится текст. При выполнении упражнений на перевод раздела текста урока с предварительным чтением, но без опоры на текст в момент перевода сначала зачитывается вслух весь отрывок, подлежащий переводу, затем делающий перевод читает первое предложение про себя, переводит его, не смотря в текст, потом читает следующее предложение и т. д.
   2. Перевод на иностранный язык. Эти упражнения начинаются с устного перевода с повторениями, который проводится в комплексе с упражнением на письменный перевод русского текста. Перевод с повторениями делается на связном тексте с целью закрепить в памяти слушателей структуру иноязычных предложений. Работа над этим упражнением проводится следующим образом: первый обучаемый переводит первое предложение. Перевод обсуждается, и преподаватель утверждает окончательный вариант. Второй обучаемый повторяет правильный вариант перевода первого предложения и переводит второе предложение. После утверждения правильного варианта перевода второго предложения преподавателем третий обучаемый повторяет переводы первого и второго предложений и делает перевод третьего предложения. Перевод может охватывать до пяти предложений. На более поздних стадиях обучения увлекаться этим упражнением не следует, так как оно начинает мешать дальнейшему развитию переводческих навыков. Упражнения на устный перевод неподготовленного текста без опоры на текст в момент перевода строится на текстах, содержащих полностью знакомую лексику и грамматику.

Упражнения на письменный перевод на слух с иностранного языка

   Письменный перевод на слух может встретиться в некоторых видах деятельности переводчика. Для этой формы перевода существенным является умение понимать иностранную речь, переданную техническими средствами, и вести краткие записи. Поэтому тексты таких упражнений рекомендуется предъявлять в магнитофонной записи. Работа над упражнением на фразовый письменный перевод на слух по предложениям проводится следующим образом: текст, записанный на магнитную ленту, предъявляется по предложениям с паузами, во время которых обучаемые записывают перевод предложений. Более длинные предложения могут на первой стадии прослушиваться дважды. Языковая сложность текстов возрастает от урока к уроку, но не превышает средней. Проверку и обсуждение вариантов перевода следует проводить по окончании работы над всем текстом.
   Отработка навыков письменного абзацного перевода на слух с заметками проводится следующим образом: приступая к выполнению этих упражнений, преподаватель обязан дать краткие рекомендации относительно ведения сокращенных записей. На начальном этапе работы текст предъявляется в магнитофонной записи в замедленном темпе и прослушивается дважды; к концу курса – в нормальном темпе, и текст прослушивается только один раз.

Упражнения на устный перевод на слух

   1. Перевод с иностранного языка. В отличие от письменного перевода на слух, устный перевод на слух должен осуществляться на практике в большинстве случаев с голоса. Поэтому при работе над этими упражнениями магнитофон использовать не обязательно. Перевод осуществляется устно на слух по предложениям или устно на слух по абзацам с заметками.
   2. Перевод на иностранный язык. Упражнения по устному переводу на слух выполняются после упражнений на письменный перевод вопросов, поэтому преподаватель вправе требовать не только правильных переводов, но и быстроты реакции. Для отработки навыков абзацно-фразового перевода на слух перевод текста осуществляется устно на слух по предложениям или устно на слух по абзацам с заметками.
   3. Двусторонний перевод. Основными особенностями такого перевода являются непрерывное переключение с одного языка на другой и разговорный стиль речи. Поэтому главное внимание при выполнении упражнений на двусторонний перевод должно обращаться на отработку навыка переключения и умения понимать иностранную разговорную речь. Желательно, чтобы при переводе диалога в работе участвовало три человека: первый задает вопросы на русском языке, второй отвечает на иностранном языке, а третий выступает в роли переводчика. При выполнении этих упражнений необходимо также обращать внимание на быстроту реакции «переводчика».

   Таковы основные методические принципы и положения, составляющие основу всей структурно-логической схемы (архитектоники) курса перевода. Их следует рассматривать как рекомендации, которые могут быть приняты либо полностью, либо частично. В каждом конкретном случае преподаватель должен исходить из конкретной обстановки, учитывая уровень языковой подготовки слушателей, количества отводимого на занятия времени и требований программы. Применяемые технические средства обучения должны соответствовать специфике проводимых учебных занятий. Только преподаватель, исходя из реальной обстановки и наличия тех или иных технических устройств и степени оборудования техническими средствами обучения помещений, может конкретно определить научно-педагогические требования с учетом всех тонкостей процессов преподавания и научения. Следует помнить, что широкое использование технических средств обучения, которое заложено программой курса перевода, позволяет успешно осуществить оптимальную интенсификацию учебного процесса и достичь необходимой эффективности в обучении технике перевода и приобретении необходимых переводческих навыков и умений. Разработка комплекса технических средств обучения по курсу перевода должна рассматриваться в тесной взаимозависимости с содержанием курса, методами и формами обучения и составлять основу частной методики преподавания перевода.

Н.А. Читалина
Методика преподавания общественно-политического перевода

   В процессе преподавания общественно-политического перевода мы исходим из задач высшей школы, имея в виду, что высшие учебные заведения призваны выпускать разносторонне образованных специалистов, владеющих новейшими знаниями в области изучаемой отрасли науки, способных применить на практике теорию и квалифицированно решать поставленные задачи.
   Общая цель практического курса общественно-политического перевода заключается в том, чтобы выработать у курсантов профессиональные навыки и умения письменного и устного перевода, а также ознакомить обучаемых с реферированием пресс-материалов на английском языке.
   Практический курс общественно-политического перевода основывается на важнейших дидактических принципах, принятых и разработанных отечественной методикой: принципе воспитывающего обучения, принципе сознательности, принципе наглядности, принципе систематичности, принципе доступности. Немаловажную роль в курсе обучения переводу играют материалы, используемые в учебном процессе, при подборе которых учитываются все перечисленные дидактические принципы. Особое внимание при этом уделяется вопросу идейности материалов, которые должны способствовать расширению политических и страноведческих знаний курсантов и воспитанию на основе учебных материалов сознательного патриотизма.
   Курс общественно-политического перевода базируется на знаниях, умениях и навыках, получаемых курсантами при изучении общественных дисциплин, страноведения, общего языкознания, основ грамматики и лексики в пределах программы первых двух курсов, а также вводного курса теории перевода. Во взаимодействии с другими языковыми аспектами (речевой практики и военного перевода на протяжении III–V курсов, теоретическими аспектами грамматики и истории языка на III курсе, лексикологии, фразеологии и стилистике на IV курсе), а также с другими дисциплинами (особенно общественно-политическими и страноведческими), общественно-политический перевод ставит и решает задачи привития и всестороннего развития навыков письменного перевода, формирования навыков профессионального поведения и развития переводческих умений в устных видах перевода (абзацно-фразового, последовательного и синхронного), а также ознакомления обучаемых с принципами отбора и способами референтской обработки пресс-материалов на английском языке.
   Практический курс общественно-политического перевода рассчитан на 396 часов и начинается с 5-го семестра. Каждый курс является очередным этапом подготовки лингвиста-переводчика. Так, III курс закладывает основы письменного перевода, главным образом с английского языка на русский, развивает навыки абзацно-фразового перевода, а также создает лексическую базу для следующего этапа – этапа овладения профессиональными навыками устного переводчика.
   IV курс развивает навыки последовательного перевода, зрительно-устного перевода, письменного перевода на английский язык и совершенствует приобретенные на III курсе переводческие навыки.
   На последнем этапе (V курс) совершенствуются все приобретенные навыки и умения, обрабатываются навыки перевода с листа, синхронного перевода. Обучаемые получают первичные навыки аннотирования и реферирования пресс-материалов.
   Лексика для репродуктивного усвоения (объемом в 1000 единиц) изучается и закрепляется в ходе занятий, целью которых является развитие навыков устных видов перевода. Взаимодействие с курсом речевой практики позволяет базироваться на знаниях, получаемых курсантами на занятиях по практике. Наращивание лексики для рецептивного усвоения осуществляется главным образом за счет работы с материалами для письменного и зрительно-устного перевода. Объем лексики, подлежащей рецептивному усвоению, не лимитируется.
   Лексическая тематика, а также грамматические, лексические и стилистические основы, подлежащие усвоению в ходе классно-групповых занятий, распределены по курсам. На первом этапе привитие навыков письменного перевода имеет место на базе перевода информационно-описательных текстов и текстов официальной информации.
   На втором этапе развитие навыков письменного перевода идет на информационных текстах с элементами публицистики.
   На последнем этапе совершенствование навыков идет на базе перевода публицистических текстов и официально-деловых материалов. Развитие навыков устного перевода идет на базе материалов пресс-конференций, публичных выступлений, речей и кинофильмов. В ходе занятий широко используются технические средства обучения (магнитофон, видеомагнитофон).
   Время, отведенное на развитие навыков письменного перевода, составляет 210 часов. Время, отведенное на развитие навыков устного перевода, составляет 180 часов.
   Каждому занятию ставятся совершенно конкретные образовательные и воспитательные задачи в соответствии с тематическим планом, разрабатываемым каждый год.
   В конце каждого семестра (кроме 5-го) осуществляется контроль усвоения изученного материала в форме зачетов и экзаменов. Завершается курс государственным экзаменом по письменному переводу с английского на русский и по последовательному переводу на английский язык в комплексном государственном экзамене по английскому языку.
   Всякая методика определяется прежде всего целевой установкой преподавания. Методика преподавания на кафедре должна учитывать двойную направленность профилирующей дисциплины письменного и устного перевода.
   Письменный перевод, точнее его преподавание, имеет одну проблематику, устный перевод – другую. Поскольку базой для развития навыков устных видов перевода является письменный перевод, остановимся сначала на проблемах методики преподавания письменного перевода.

Развитие навыков письменного перевода

   Разделение преподавания перевода на определенные этапы вызывается тем, что не все явления в языке представляют собой одинаковую трудность, а также тем, что каждый вид перевода содержит новые трудности, которые нужно учиться преодолевать постепенно.
   Говоря о необходимости поэтапного построения курса перевода, нельзя не сказать о том, что существуют два мнения на этот счет. Одни считают, что при обучении переводу нужно соблюдать градацию при введении новых переводческих трудностей. Другие считают, что комплексный характер перевода не дает возможности рассматривать отдельно грамматические, лексико-фразеологические и стилистические проблемы перевода. Эти проблемы очень трудно разделить в практике перевода и, следовательно, трудно установить определенную последовательность включения разнообразных приемов перевода в арсенал переводческих навыков. Этот вопрос является дискуссионным. Решение лежит, видимо, в пределах возможного компромиссного совмещения, с одной стороны, правила соблюдения градации переводческих трудностей, каждая из которых должна быть затренирована серией специальных упражнений в рамках узкого контекста, и, с другой стороны, правила тщательного отбора текстов для перевода с соблюдением принципа градации по степени трудности.
   Практическая работа над письменным переводом должна, таким образом, начинаться сразу с перевода связного текста, что позволяет наиболее рационально решать задачу, заключающуюся в том, чтобы научить курсантов преодолевать лексические, грамматические и стилистические трудности в комплексе, пользуясь контекстом. Работа над связным текстом, однако, не исключает, а подразумевает параллельную работу над специальными упражнениями, составленными на отдельные темы, представляющие трудность в чисто переводческом плане.
   Главное условие постепенного введения все более трудных явлений в практику перевода – тщательный отбор текстов и широкое использование упражнений по переводу.
Письменный перевод на русский язык
   Преподавание перевода в языковом вузе должно быть основано на глубоком и всестороннем сопоставлении явлений английского и русского языков в процессе перевода. Основное внимание при анализе письменных переводов следует обращать на трудности выражения мысли подлинника на русском языке. Нередко легко воспринимаемая без перевода английская фраза с трудом поддается переводу. Ее легче пересказать своими словами, чем перевести. Поэтому особенно важно при выборе текста для перевода руководствоваться степенью расхождения между средствами выражения мысли в двух сопоставляемых языках. Эти расхождения в областях лексики, фразеологии, грамматики, стиля и должны составлять сущность лингвистической теории перевода.
   Градацию трудностей в грамматике преподавания перевода удобней всего осуществлять при концентрическом методе работы, когда почти все явления будут рассматриваться несколько раз, причем каждый раз на более высоком уровне. Так как перевод преподается на трех старших курсах, круг изучаемых теоретических проблем и усвоение новых приемов перевода распределены по курсам (по этапам).
   Новые для каждого этапа явления должны быть в центре внимания, но это не значит, что все остальное должно быть отодвинуто на задний план. Концентрический метод обеспечивает постоянное повторение и более глубокое усвоение пройденного каждый раз на более высоком уровне.
   I этап (III курс) предусматривает привитие навыков письменного перевода на русский язык информационно-описательных текстов и текстов официальной информации. Здесь курсанты должны усвоить в соответствии с программой следующие основы частной теории перевода:
   1) логическая предикация и порядок слов при переводе, членение текста и объединение предложений в переводе, структура головного предложения информационной статьи, перевод пассивной конструкции, перевод инфинитива и инфинитивных комплексов, перевод герундия и герундиальных комплексов, перевод модальных глаголов, перевод многочленных атрибутивных групп;
   2) лексические особенности газетных текстов, клише, контекстуальное значение, контекстуальные замены и приемы их создания (главным образом конкретизация, генерализация и антонимический перевод), передача собственных имен и географических названий, перевод названий организаций, интернационализмы и «ложные друзья» переводчика;
   3) стилистические особенности информационно-описательного текста и материалов официальной информации, стилистические особенности газетных заголовков, различие в словосочетаемости в разных языках, различия в нормах стиля советской и зарубежной прессы.
   II этап (IV курс) предусматривает развитие приобретенных навыков на базе информационных текстов с элементами публицистики. Курсанты должны усвоить следующие основы частной теории перевода:
   1) эмфатическая инверсия и способы передачи ее на русский язык, особенности перевода причастия, передача многозначных союзов, каузативные глаголы и конструкции с каузативным значением, двойное управление;
   2) перевод свободных и связанных атрибутивных словосочетаний, аналоги, перевод пословиц, перевод многочленных атрибутивных групп с внутренней предикацией, передача слов, не имеющих лексических соответствий, путем описательного перевода;
   3) особенности публицистического стиля, тропы и их передача на русский язык, проблема передачи эпитета, перенесенный эпитет, применение приемов компенсации и смыслового развития, перевод метафор и сравнений, развернутая метафора и ее передача, инновация фразеологизмов.
   III этап (V курс) предусматривает совершенствование навыков на базе газетных материалов повышенной трудности. Курсанты должны усвоить следующие основы частной теории перевода:
   1) абсолютная причастная конструкция и передача ее на русский язык, отрицание, сложные структуры, ложно-сравнительный оборот;
   2) способы передачи лексической модальности, перевод неологизмов и архаизмов, перевод цитат и аллюзий, прием целостного переосмысления;
   3) передача игры слов, речевая характеристика и передача диалогической речи.
   Наиболее характерной чертой последних этапов является наличие таких сложных приемов перевода, как целостное переосмысление, смысловое развитие, компенсация. Наряду с этим здесь рассматриваются и все знакомые по первому этапу грамматические и лексико-фразеологические явления, но на последних этапах переводческой подготовки они осложнены функционально-стилистическими и экспрессивно-эмоциональными факторами.
   Как же формируются навыки?
   На кафедре английского языка (основного) принята методика анализа письменного перевода, выполненного курсантами во внеаудиторное время. Прослушивание вариантов перевода, критический анализ допущенных ошибок, выработка оптимального варианта перевода, предлагаемого курсантами, а в заключение дискуссии анализ, данный преподавателем, является замечательной школой практической стилистики русского языка. Именно здесь будущие специалисты осознают всю сложность соотношения двух разных языковых систем и понимают, как много еще предстоит работать над русским языком, которым до занятий по переводу они пользовались недостаточно осознанно. Влияние английской словосочетаемости приводит к буквализмам в русском языке, погрешностям, нуждающимся в редакции. Работа по редактированию варианта перевода приучает обучаемого бережно относиться к родному языку, помогает ему лучше познать его. На первых занятиях желательно выслушивать все варианты. В дальнейшем можно рекомендовать выслушивать варианты только половины группы, если ошибок не много. Поначалу исправление ошибок осуществляет преподаватель, в дальнейшем следует привлекать к этой работе курсантов. Это приучает их к аргументированной защите своего мнения, к внимательному анализу труда своих товарищей, к вдумчивой работе с фразой.
   Большое значение имеют тщательно продуманные по трудности контрольные работы. Именно они, в большей степени, чем внеаудиторные письменные задания, служат основным критерием успеваемости по письменному переводу. Скорость и самостоятельность выполнения перевода можно проверить только в аудитории. Поэтому ежемесячный контроль приобретенных навыков – необходимая форма аудиторной работы по данному аспекту.
   После проведения письменной контрольной работы преподаватель должен самым тщательным образом проверить переводы, выписать наиболее типичные ошибки к себе в тетрадь, систематизировать их и проанализировать в аудитории причины допущенных ошибок. При этом проверенные работы должны быть перед глазами обучаемых, с тем чтобы они могли задавать преподавателю все интересующие их вопросы.
   Каждое предложение должно быть переведено самим преподавателем. Анализируя ошибки, преподаватель не должен допускать высказываний типа: «Это как-то не звучит» или «Мне почему-то это не нравится». Критика должна быть максимально аргументированной и доброжелательной. Преподаватель обязан оценивать работу в соответствии с принятыми на кафедре критериями, не допуская волюнтаризма.
Письменный перевод на английский язык
   В связи с тем, что программой предусмотрено сравнительно небольшое количество часов на развитие навыков письменного перевода на английский язык (1/3 общего количества часов, отведенных на развитие навыков письменного перевода), методика преподавания этого вида перевода несколько отличается от методики, рекомендуемой, к примеру, кафедрой перевода МГЛУ. Такое распределение часов можно оправдать другой ориентацией учебного процесса по сравнению с переводческим факультетом МГЛУ. В Военном университете готовят военных переводчиков, и перевод с русского на английский военных текстов в значительной мере восполняет пробелы в профессиональной подготовке. Недаром на государственный экзамен аспект военного перевода выносится в виде письменного перевода на английский язык военно-технического текста.
   В условиях нашего вуза преподавание перевода с русского языка на английский имеет целью привить курсантам навыки интерпретационного перевода, научить их пользоваться словарем, научить курсантов отыскивать правильные словосочетания, выбирать из синонимического ряда нужное слово. Курсанты должны научиться выражать ту или иную мысль, пользуясь различными языковыми средствами. Это умение может прийти только после того, как обучаемый поймет, что одна и та же мысль может быть выражена различными языковыми средствами. Умение выйти из любого трудного положения путем замены незнакомого слова его синонимом или описания данного слова другими лексическими средствами должно систематически вырабатываться в процессе обучения.
   Небезынтересно отметить, что если отработку всего умения в целом рекомендуется производить при переводе с русского языка на иностранный, то есть там, где курсант испытывает обычно наибольшие затруднения при оформлении, то синонимы и описательные замены на уроках перевода нужно подыскивать к отдельным русским словам на русском языке. Это объясняется тем, что при поиске синонимов и описательных замен мыслительные процессы у обучаемых происходят в большинстве случаев на родном языке.
   Тренировка в переводе на английский язык осуществляется на материале газетных текстов (главным образом, из рубрики «Колонка комментатора»). Текст содержит значительное количество переводческих трудностей и подразумевает тщательную внеаудиторную подготовку к обсуждению перевода. Если условия позволяют, следует брать переводы на проверку, а затем обсуждать ошибки, сопровождая текст переводческим комментарием, в котором даются сведения о словах, словосочетаемости, стиле статьи и стилистических средствах. Такая работа над текстом приносит максимум пользы. Преподаватель обязательно предлагает свой вариант перевода и требует его записи. На следующем занятии он предлагает курсантам перевести этот же текст с листа. Таким образом идет закрепление изученной лексики, тренируется память курсанта, так как помимо того, что отвечающий обязан точно воспроизвести вариант, отработанный на предыдущем занятии с помощью преподавателя, он еще должен отвечать на все вопросы преподавателя о синонимах, сведения о которых давались в комментарии к переводу.
   Работа над письменным переводом на английский язык систематизирует знания, полученные курсантами по речевой практике, расширяет словарь (репродуктивный и рецептивный), учит соотносить явления двух разных языковых систем.
   Проблемы перевода, представляющие собой трудность при передаче на английский язык, закрепляются серией упражнений. К таким проблемам относятся: перевод русского причастия и деепричастия, передача видо-временных значений русского глагола, перевод русских безличных и неопределенно-личных предложений, перевод пословиц, перевод отглагольных существительных и др.
   Привитие навыков письменного перевода на английский язык начинается с конца 6-го семестра. Навыки развиваются и совершенствуются в течение 7-9-го семестров. Завершается курс обучения письменному переводу на английский язык экзаменом в конце 9-го семестра. На последних занятиях в порядке ознакомления курсантов с работой профессиональных переводчиков художественной литературы можно провести анализ выполненных ими переводов. Сопоставительный анализ дает возможность наиболее экономно показать наилучшие способы решения труднейших переводческих задач мастерами перевода, продемонстрировать тесное взаимодействие всех языковых средств в процессе перевода и, кроме того, познакомить обучаемых с основами редактирования переводов. С этой целью полезно сопоставить раннее издание перевода с его переизданием, отредактированным более опытными переводчиками. Надо сказать, что последний вид работы не может считаться основным.
   Основой развития навыка письменного перевода следует признать практику перевода газетного информационного текста с элементами публицистики.

Развитие навыков устного перевода

   Курс обучения устному переводу включает тренировку в нескольких формах перевода: зрительно-устном, последовательном и синхронном.
   Вузовская подготовка специалиста должна предусмотреть привитие навыков, в первую очередь, последовательного перевода, а также перевода с листа и синхронного перевода.
   Навык последовательного перевода контролируется на государственном экзамене по иностранному языку. Поэтому данному подвиду устного перевода уделяется основное внимание в ходе подготовки. Развитие навыка перевода на слух начинается с подготовительных упражнений, далее развивается навык абзацно-фразового перевода. Параллельно изучается система сокращенной записи. Заключительным этапом подготовки в области последовательного перевода является тренировка в последовательном переводе на материале речей и материалов пресс-конференций. Таким образом, курсанты тренируются в одностороннем и двустороннем последовательном переводе.
   На последнем этапе (9 семестр) будущие специалисты имеют тренировку в синхронном переводе.
   На протяжении всех трех лет обучения курсанты тренируются в зрительно-устном переводе. На III курсе – это зрительно-устный перевод с предварительной подготовкой, на IV курсе – это зрительно-устный перевод с минимальной подготовкой (5-10 минут), и на V курсе – это перевод с листа.
   Упражнения, способствующие развитию навыков устных видов перевода, даются в системе. Прежде чем перейти к описанию упражнений, разберем особенности процесса устного перевода, которые состоят в следующем: воспринять на слух и понять текст подлинника, запомнить его, совершить в сложных условиях скачок из сферы мышления на одном языке в область другого языка, воспроизвести оригинал в устной форме на другом языке. Процесс этот может иметь некоторые разновидности:
   1) если восприятие осуществляется одновременно с воспроизведением, то мы имеем дело с синхронным переводом;
   2) если восприятие предшествует воспроизведению, то мы имеем дело с последовательным переводом. Последовательный перевод по предложениям или абзацам именуется абзацно-фразовым. Последовательный перевод текста большого объема (до 5 минут звучания) является собственно последовательным переводом.
   Зрительно-устный перевод отличается от устного перевода тем, что восприятие текста оригинала здесь зрительное, а не слуховое. В зрительно-устном переводе с подготовкой восприятие это может быть многоразовым, в переводе с листа – одноразовым. Последний проходит в условиях одноразового восприятия и одновременного, т. е. синхронного воспроизведения.
   Таковы, вкратце, характеристики устных форм перевода. Схематически можно так представить устные формы перевода.

   Зрительно-устный перевод
   Устный пер евод
   Зрительно-устный перевод с подготовкой
   Перевод с минимальной подготовкой
   Абзацно-фразовый
   Синхронный
   Последовательный
   Перевод с листа
   Из схемы видно, что конечными навыками являются перевод с листа, последовательный и синхронный перевод.
   Зрительно-устный перевод с подготовкой, зрительно-устный перевод с минимальной подготовкой и абзацно-фразовый перевод – это ступени овладения конечными навыками.
   Курс обучения переводу необходимо построить таким образом, чтобы, идя от простого к сложному, подвести тем самым курсантов к наиболее трудным видам перевода, когда они смогут использовать комплекс полученных знаний и отработанных умений. Овладение навыками – это результат многократных, систематических и целенаправленных повторений, которые находят свое выражение в разнообразных упражнениях. Разнообразие упражнений – непременное условие успеха в работе, т. к. однообразие ведет к потере интереса, что неизбежно, если занятия по переводу строятся монотонно и скучно. Разнообразие должно заключаться не только в видах упражнений и приемах работ, но и в постепенном усложнении действий и самого материала упражнений.
   Кратковременность и неповторяемость слуховой рецепции предъявляют особое требование к памяти переводчика. Это требование возрастает при необходимости переводить большие отрезки текста. Поэтому методика обучения переводу на слух не может не учитывать ряда особенностей такого сложного механизма, как память.
   В процессе обучения переводу на слух следует предусмотреть мнемическую направленность как на полное, точное, так и на выборочное запоминание. Не нужно форсировать развитие сразу всех видов запоминания. Так, на первых занятиях по устному переводу не следует требовать от обучаемых запоминания всех деталей прослушанного текста. Стремление удержать в памяти все детали, форму выражения мысли в подлиннике часто приводит к недопониманию общего смысла содержания. Поэтому на первых занятиях установка на запоминание должна формулироваться так:
   Кто? Что сделал?
   Следующее занятие должно быть сложнее:
   Кто? Что сделал? Когда? Где? Почему?
   Текст, содержащий не более 40–50 слов, обычно запоминается без вспомогательных записей. Текст большего объема, перегруженный прецизионными словами, требует письменных заметок, используемых в качестве опорных пунктов памяти.
Упражнение № 1.
Микрореферирование
   Для целостного запоминания очень важным является умение схватить и удержать в памяти основную нить изложения, так как остальной материал без особых усилий с ним свяжется.
   В переводе на слух особенно важно производить в процессе рецепции и усвоения текста нечто вроде микрореферирования. Материал, превышающий по объему 50–60 слов, редко поддается целостному запоминанию при однократном прослушивании. Курсант должен осуществить смысловую группировку текста с записью слов, служащих опорными пунктами памяти. Нужно научить курсанта записывать то основное звено, которое лучше всего может потянуть за собой остальную цепочку слов. Здесь не может быть готовых рецептов. Каждый должен найти для себя наиболее удобную форму записи. Важно, чтобы эти записи включали в себя возможно более полное содержание. В большинстве случаев роль таких опорных пунктов памяти лучше всего играют существительные конкретные. Фиксировать нужно также числительные, имена собственные (особенно незнакомые), географические названия. Следует обратить внимание курсанта на трудность запоминания наречий. Поэтому их лучше записывать. Формы записи могут быть произвольными. Главное в том, чтобы они отвечали своему назначению – служить опорными пунктами памяти. Микрореферирование лучше начать с материала на русском языке. Через несколько уроков можно перейти на микрореферирование иностранного текста на русском языке и лишь затем русского текста на английском языке.
Упражнение № 2.
Запись прецизионных слов
   Практика перевода показывает, что переводчик испытывает значительные трудности при слушании иностранного текста, когда в этом тексте есть большое количество прецизионных слов: числительных, имен собственных, географических названий и некоторых других категорий слов, например, дат. В этом случае ему помогают записи, которые необходимо научиться делать без излишней спешки и как можно полнее. С этой целью в начале каждого урока 10 минут отводятся на упражнение в скоростной записи прецизионных слов. Десятиминутный комплекс включает сначала 10 трех– или четырехзначных числительных, далее 10 пяти– или шестизначных чисел, 10 фамилий известных политических деятелей или просто неизвестных иностранных фамилий, 20 географических названий, 10 дат.
   Систематическая работа над записью прецизионных слов довольно скоро приносит плоды. Курсанты уверенно справляются с текстами, буквально «начиненными» прецизионными словами.
Упражнение № 3.
Зрительно-устный перевод с повторениями
   Одновременно с развитием навыков устного перевода идет работа над развитием навыков зрительно-устного перевода. Это, с одной стороны, способствует быстрому наращиванию терминологической лексики и газетных клише, а с другой стороны, тренирует навык переключения с языка на язык (в одном направлении: с русского на английский). Одним из самых продуктивных упражнений здесь является зрительно-устный перевод с повторениями. Берется русский текст, подобранный преподавателем для тренировки в употреблении эквивалентных соответствий. Первый курсант переводит первое предложение. Преподаватель контролирует работу отвечающего и анализирует другие предложенные варианты. Затем предлагает свой собственный, который подлежит фиксации в тетрадях обучаемых.
   Второй курсант, приступая к переводу второго предложения, сначала повторяет вариант первого предложения, продиктованный преподавателем.
   Третий курсант, приступая к переводу третьего предложения, сначала повторяет перевод предыдущих двух предложений и т. д.
   Последний курсант повторяет весь текст в целом. Если текст состоит из 10 предложений, то ему нужно сначала повторить девять предшествующих предложений. Самыми запоминающимися являются 5–6 первых предложений. В них желательно включить как можно больше лексических единиц и грамматических конструкций, подлежащих репродуктивному усвоению. После завершения работы над текстом, текст дается на дом для заучивания. На следующем занятии преподаватель в очень высоком темпе зачитывает русский текст (1 раз) по предложениям, а курсанты пишут его на английском языке; под очень высоким темпом понимается скорость диктанта. Если курсант подготовил текст, он справится с заданием. Если же он что-то недоучил, он отстанет, т. к. навык переключения с языка на язык будет функционировать у него недостаточно быстро. Такой вид контроля очень эффективен. Он позволяет проверить не только функционирование навыка переключения, но и степень владения материалом, не говоря уже о правописании.
   

notes

Примечания

Купить и читать книгу за 200 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать