Назад

Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Правовое противодействие расовой, национальной, религиозной дискриминации

   В научной монографии представлена необычная цепочка исследований и результатов. Авторы не только изучили вопрос о равенстве прав и свобод человека и гражданина в России независимо от расы, национальности или отношения к религии, но, выявив проблемы, которые затрудняют достижение общественного блага, разработали проекты федеральных законов, их устраняющих. Авторами была разработана специальная методология, гарантирующая работоспособность законов и имеющая универсальный характер. Законы оформлены в соответствии с требованиями Регламента Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Методическими рекомендациями по юридико-техническому оформлению законопроектов Аппарата Государственной Думы от 18 ноября 2003 г. № вн2-18/490 и готовы для внесения в порядке законодательной инициативы.
   Издание предназначено для депутатов Государственной Думы и иных субъектов права законодательной инициативы, работников органов исполнительной власти, политиков, государственных служащих, общественных деятелей, представителей национально-культурных автономий, научных работников, а также всех интересующихся проблемами дискриминации.


Коллектив авторов Правовое противодействие расовой, национальной, религиозной дискриминации

Введение

   Причиной, по которой был проведен анализ в сфере предотвращения национальной, религиозной и расовой дискриминации в России, стали полученные результаты исследования «Государственная политика вывода России из демографического кризиса», изданные в виде монографии Центром проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования в 2007 г.[1]
   В результате скрупулезного анализа всего комплекса факторов, которые влияют на демографическую обстановку в стране, было выявлено, что причины российского демографического кризиса скрываются не только и не столько в материальной сфере (экономический кризис, социальная неустроенность, уровень жизни), сколько в эрозии традиционных смыслов российской жизни, идейно-духовном опустошении, отсутствии сплачивающей российскую нацию национальной идеи, подмене присущих российской цивилизации ценностных кодов иными кодами, навязываемыми извне, в искажении сущности российской государственности, успешной только тогда, когда в ней воплощаются многовековые традиции, ценности русских цивилизационных накоплений, специфическая природа уникального, интегрирующего разные народы типа государства.
   Важным основанием для работы было и то, что Россия, подписавшая многие международные документы по правам человека, обязана следовать международным принципам и создавать действенные и эффективные механизмы реализации этих прав.
   Среди подобных документов, подписанных Российской Федерацией, необходимо выделить следующие: Устав Организации Объединенных Наций, Всеобщую декларацию прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Международную конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации, Конвенцию Международной организации труда относительно дискриминации в области труда и занятий, Конвенцию ЮНЕСКО о борьбе с дискриминацией в области образования, Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Европейскую рамочную конвенцию по защите национальных меньшинств, Конвенцию СНГ о правах и основных свободах человека.
   Устав Организации Объединенных Наций исключает расовую, политическую, религиозную и другие виды дискриминации в международных отношениях (ст. 55, 62 и 73). В 1948 г. Всеобщей декларацией прав человека были запрещены все формы расовой и другой дискриминации.
   В соответствии со ст. 1 Международной Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г., под расовой дискриминацией понимается «…любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на признаках расы, цвета кожи, родового, национального или этнического происхождения, имеющее целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления на равных началах прав человека и основных свобод в политической, экономической, социальной и культурной или любых других областях общественной жизни». Аналогичные формулировки приводятся в Конвенции Международной организации труда относительно дискриминации в области труда и занятий 1958 г. и Конвенции ЮНЕСКО о борьбе с дискриминацией в области образования 1960 г.
   Следует специально отметить, что «расовая дискриминация» в западных странах и в международных организациях понимается широко – как результат проведения различий по признакам происхождения или групповой (этнической) принадлежности, а не просто по критерию антропологического типа или цвета кожи. Таким образом, в соответствии с Международной конвенцией 1965 г., дискриминация может признаваться существующей только при одновременном наличии двух элементов – проведения различий по определенным критериям, в данном случае этнической принадлежности или происхождения, цвета кожи, и ограничения любых возможностей для того, в отношении кого эти различия проводятся, пользоваться на равных началах основными правами и свободами.
   Помимо указанных актов международного права, подписанных Российской Федерацией, существуют и другие международные обязательства, участником которых Россия еще не является (они касаются в основном вопросов получения гражданства и предотвращения дискриминации в сфере трудовых отношений), ратифицировать которые нашему государству следовало бы уже давно. К таким международным документам, в частности, относятся:
   ❖ Европейская социальная хартия (уже принято решение о ее ратификации);
   ❖ 12-й Дополнительный протокол к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод;
   ❖ Конвенция ООН 1990 г. о защите прав всех рабочих-мигрантов и членов их семей;
   ❖ Европейская конвенция о гражданстве 1997 г.;
   ❖ Статут Международного уголовного суда;
   ❖ Конвенция Международной организации труда № 97 о трудящихся-мигрантах.
   Что же говорит о дискриминации российское законодательство? В соответствии с ч. 2 ст. 19 Конституции Российской Федерации, гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина, независимо от расы, национальности, отношения к религии.
   Реализация данной конституционной гарантии равенства прав и свобод человека и гражданина означает принятие целой системы мер со стороны государства. Однако, несмотря на то, что множество законодательных актов содержат нормы о недопустимости дискриминации по признакам национальности, расы, религии, без детального определения нормативных процедур на практике очень сложно, а порой практически невозможно доказать наличие дискриминационных действий.
   В действующем российском законодательстве не раскрывается понятие «дискриминация», не закреплены сферы, в которых она может иметь место, отсутствует механизм борьбы с фактами расовой, национальной, религиозной дискриминации. Указанные пробелы в правовом регулировании превращают запрет дискриминации в декларацию, следствием чего является невозможность использования правового механизма при защите конституционных прав и свобод человека и гражданина независимо от расы, национальности и религии.
   В частности, не существует единого мнения относительно того, в каких именно случаях следует считать преступление совершенным по мотивам национальной или расовой ненависти. С одной стороны, это возможно лишь тогда, когда виновный желал своими действиями разжечь национальную или расовую вражду и совершил преступление именно с этой целью. С другой стороны, это отягчающее обстоятельство (или квалифицирующий признак) должно применяться также и в тех случаях, когда доминирующим побуждением выступает стремление виновного учинить физическую расправу над потерпевшим в связи с его расовой и/или национальной принадлежностью или вероисповеданием и тем самым унизить честь и достоинство определенной расы, национальности или религии.
   Вторым основанием работы стало понимание того, что вывод страны из системного демографического кризиса (в рамках исследования которого и стала очевидной данная работа) связан с восстановлением роли традиционных, на цивилизационном уровне сформированных российских оснований жизнедеятельности общества, государства, экономики, культурных, общественных, государственных и иных ценностных накоплений.
   Российские основания государственности предполагают, что наша страна – многоконфессиональна и многонациональна. Обратим особое внимание на последний термин. Он может пониматься по-разному в зависимости от того, образован ли он от слова «национальность» или от слова «нация».
   Национальность – принадлежность человека к этнической общности, характеризующейся единством языка, культуры, традиций, обычаев, образа жизни.
   Нация (от лат. natio – племя, народ) – социально-экономическая и культурно-политическая общность людей, сложившаяся в результате становления государства; фаза развития этноса (по ступеням: род – племя – народность – народ – нация), в которой данный конкретный этнос обретает суверенитет и создает собственную полноценную государственность. Может рассматриваться как форма этнической жизни индустриальной эпохи.
   Есть иная точка зрения: нация создает государство для своих нужд, при этом сама нация понимается как «суперэтнос», т. е. множество взаимосвязанных народов и народностей, относящихся друг к другу с положительной комплементарностью.
   В международном праве под «нацией» понимается совокупность граждан государства. В некоторых случаях синоним «нации» – понятие «народ»; в конституционном праве англо – и романоязычных стран это термин, обычно имеющий значения «государство», «общество», «совокупность всех граждан».
   Нация может быть двух видов – полиэтничной (многонародной) или моноэтничной. Этнически однородные нации встречаются крайне редко (например, в Исландии). Обычно нация строится на базе большого количества этносов, которых свела вместе историческая судьба. Полиэтничны, например, швейцарская, французская, вьетнамская нации, а американцы вообще не имеют никакого ярко выраженного этнического лица. Латиноамериканские нации расово неоднородны – созданы из белых, креолов и индейцев-америндов.
   Первыми современными нациями, по утверждению классика исследования национализма Бенедикта Андерсона, были латиноамериканские, сформировавшиеся в ходе борьбы против испанской короны; за ними с небольшим отрывом последовали США и затем Франция. Впервые понятие «нация» в его политическом значении появилось именно в ходе Великой Французской революции, когда возникла необходимость сформировать некую общность взамен утраченного «подданства французской короны».
   Итак, в каком смысле Россия многонациональна, как это указано в преамбуле и ст. 3 Конституции РФ? Имеется в виду, что в России много национальностей или что в ней много наций?
   Начнем с того, что интегративный характер российской государственности надэтничен. При этом данный тезис принципиально отличается от концепции внеэтничности государства, основным идеологом которой является бывший министр по делам национальностей Российской Федерации В. Тишков. Согласно его представлениям, за понятием «этнос» отсутствует реально объективный субстрат, а, следовательно, русские (как, впрочем, и татары, калмыки и др.) не могут рассматриваться как этнос. С этой точки зрения, государство вообще не несет ответственности за сохранение этнической культуры любого народа страны, поскольку этничность – проявление индивидуальной идентичности человека, его самопричисление к той или иной культуре, его личное дело. Ошибочность такого подхода доказывается всем ходом отечественной истории.
   Надэтничность рассматривается как состояние равного уважения к этническим традициям всех народов, населяющих Россию. Но вместе с тем очевидно, что основой стабильного существования государства являются государствообразующие цивилизационные потенциалы русского народа. Вступают ли подобные утверждения в противоречие? Существует ли в сегодняшней России реальное «единство непохожих»? Образуют ли сегодня граждане России единую нацию?
   Из табл. 1[2] видно, что доля русских в этническом составе российского населения составляет около 80 %.

   Таблица 1
   Этнический состав российского населения






   У большинства государств (в том числе в Европе) есть преобладающий народ в структуре населения, доля которого существенно больше всех остальных. Практически у всех государств западной цивилизации доля преобладающего народа выше 50 %.
   Мировая политическая система признает наличие национальных государств. Как национальные позиционируют себя крупнейшие европейские демократии. Более того, термин «американская нация» встречается и в отношении такого полиэтничного государства, как США.
   В этом случае имеется в виду не определенная многочисленная национальность, а т. н. гражданская нация.
   Самоопределение «гражданская нация» связано с концепцией современного национального государства Э. Геллнера. Согласно этой концепции, нации рождаются в период модернизации и представляют собой большие сообщества, политические и культурные границы которых стремятся к совпадению и достижению внутренней гомогенности по этим двум параметрам[3]. Государство выступает гарантом, обеспечивающим распространение и трансляцию единых культурных кодов, цементирующих политическое пространство страны.
   В России модернизация вызвала переход от аграрного к индустриальному типу экономического развития, от аграрного типа поселений – к урбанизации и, соответственно, к государству-нации.
   Есть все основания считать, что в период первого этапа модернизации (ХХ) на территории современной России процесс формирования государства-нации осуществлялся параллельно с индустриализацией экономики. Распространение и укоренение русской культуры на всех территориях Российской Федерации наблюдается на протяжении ХХ в. Это реализовывалось в форме территориальной экспансии. Но она исторически имела иное содержание в России по сравнению с экспансией других империй, которые функционировали в этот же исторический период. Эта специфика была унаследована и советской Россией. Выделим ее характерные принципиальные отличия:
   – колонизация осуществлялась русским этническим населением, носила преимущественно аграрный характер и превращала присоединяемые территории во внутренние территории русского этноса. Подчеркнем: взаимодействие российского центра и присоединяемой периферии осуществлялось не столько в форме взимания «дани» с подвластного автохтонного населения, сколько в расселении русского крестьянства и сельскохозяйственном освоении этих земель, что было основой для осознания этих земель как «искони русских»;
   – русское пришлое население не обладало какими-либо привилегиями по отношению к автохтонному населению, что позволяло выстраивать и закреплять взаимодействие по принципу кооперации.
   Этот специфический тип колонизации территорий позволял не только присоединять территории, но и распространять среди народов, их населяющих, базовые социальные институты и ценности русской культуры.
   Именно эти формы жизни и ценности не только формировались в русском этносе, но и распространялись им на всех территориях России. Центральная зона русской культуры в ХХ в. была существенно расширена и обновлена за счет ценностей государственности (права), образования (современных форм социализации, хранения и трансляции социокультурной информации), индустрии, городского образа жизни.
   Эти ценности и соответствующие институты государственной власти утверждались на всех территориях России, независимо от этнической принадлежности населения этих территорий. Укоренение русской культуры как культуры-донора на «колонизируемых» территориях оказалось успешным благодаря следующим факторам:
   – культура-донор (колонизатор) и культура-реципиент принадлежали к одной и той же институциональной матрице коммунитарного типа[4];
   – институт, переносимый в новое социально-географическое пространство, сохранял свое место в центральной зоне культуры общества-донора;
   – контактировавшие этнические общности были комплементарны, что нашло отражение в их взаимодополнительности при функционировании в определенной геополитической и экологической нишах;
   – представители культуры-реципиента были способны овладеть определенным ролевым набором, связанным с обеспечением функционирования внедряемых институтов, что вовсе не является гарантированным.
   Таким образом, можно утверждать, что в современной России исторически сложилась единая гражданская нация, т. е. наша страна – мононациональное государство, которое составляет государствообразующий русский народ и другие народы России.
   Итак, в нашем исследовании мы будем употреблять термин «многонациональный» в значении «полиэтнический», имея в виду одну российскую нацию.
   Именно из-за нарушения (в том числе) многовековой идеи мононационального, но полиэтнического государства интегрирующего типа, каковым традиционно является Россия, и наблюдается дискриминация по расовому и национальному признакам различных меньшинств.
   Существенной проблемой является то, что при формировании отношений федерализма в Российской Федерации был допущен ряд системных ошибок, которые в настоящее время оказывают негативное воздействие на политико-социальный, национальнокультурный климат в стране, создают предпосылки для дискриминации прав человека по национальному и религиозному признакам, а в перспективе – для серьезных конфликтов на национальной почве и даже для развала государства.
   В частности, Российское государство дает субъектам Российской Федерации, образованным по национальнотерриториальному признаку, не только фактическую административную самостоятельность, но и право устанавливать национальный язык в качестве государственного. Так, в конституциях республик в составе РФ, кроме Карелии, языки «титульного» населения провозглашены государственными. В Карачаево-Черкессии государственными провозглашены пять языков, а в Дагестане – все языки народов республики (неофициально в таком качестве рассматриваются 14 языков). В Республике Карелия был принят закон от 19 марта 2004 г. № 759-ЗРК «О государственной поддержке карельского, вепсского и финского языков»[5]. Нормативно-правовыми актами нескольких субъектов РФ был установлен официальный статус некоторых языков на местном уровне. Например, Закон Республики Саха (Якутия) от 20 февраля 2004 г. 111-з № 243-III «О статусе языков коренных малочисленных народов севера Республики Саха (Якутия)»[6] объявил долганский, эвенкийский, эвенский, юкагирский и чукотский языки официальными в местах компактного проживания этих коренных народов.
   Стоит при этом отметить, что в 12-ти из 21-й республик в составе РФ «титульная» этническая группа не является, по данным переписи 2002 г., большинством населения, а в некоторых из них представляет сравнительно малую часть. Так, в Карелии этот показатель составляет 9,2 %, в Хакасии – 12,0; в Адыгее – 24,2, Коми – 25,2, Бурятии – 27,8, Удмуртии – 29,3, Башкортостане – 29,8, в Республике Алтай – 30,6, Мордовии – 31,9, Марий Эл – 42,9, Якутии – 45,5, Карачаево-Черкессии – 49,8 %.
   Доля «титульного» населения в Татарстане составляет 52,9 %, Калмыкии – 53,3, Северной Осетии – Алании 62,7, Кабардино-Балкарии – 66,4, Чувашии – 67,7, Тыве – 77,2, Ингушетии – 77,3, Чечне – 93,5 %[7]. В полиэтническом Дагестане, где ни одна из групп не преобладает, доля автохтонных народов составляет в общей сложности 90,7 %. В среднем доля «титульных» групп в населении республик составляет 50,1 %[8]. Для сравнения, в 1989 г. она составляла 42 %.
   Аналогичная картина наблюдается в автономных образованиях. В составе населения Еврейской автономной области евреи составляют 1,2 %. В автономных округах (АО) и созданных на их основе округах и муниципальных районах доля «титульных» групп варьирует следующим образом: Ханты-мансийский АО – 1,9 %, Ямало-Ненецкий АО – 5,2, Ненецкий– 18,7, Эвенкийский муниципальный район – 21,5, Таймырский муниципальный район – 21,6, Чукотский АО – 23,5, Усть-ордынский Бурятский округ – 39,6, Коми-Пермяцкий округ – 59,0, Агинский Бурятский округ – 62,5 %.
   Средняя доля «титульных» групп в населении автономной области и автономных округов и муниципальных районов составляет 12,5 %, а тот же показатель для всех т. н. «национально-территориальных» субъектов Российской Федерации – 46,9 %. «Титульные» группы, живущие в пределах «своих» субъектов Российской Федерации, составляют всего 8,2 % населения страны в целом.
   В мировой конституционной практике известны случаи государственного билингвизма, а также полилингвизма (например, четыре государственных языка в Швейцарии и Сингапуре и 11 официальных языков в Южно-Африканской республике). Однако конституционное закрепление национальных языков как государственных на территории каждой национальной республики, помимо Российской Федерации, в современном мире существует только в Эфиопии. Наличие в едином административном образовании даже двух государственных языков способно создать правовой и терминологический хаос. Другим следствием такой лингвистической неопределенности становится осуществляемая в ряде национальных республик дискриминация по языковому принципу, направленная чаще всего против проживающего в них русского населения (феномен «выдавливания» русских).
   В целях предотвращения потенциального т. н. лингвистического сепаратизма – с одной стороны и предотвращения дискриминации по признаку языковой принадлежности – с другой, должен быть законодательно установлен правовой механизм предотвращения дискриминации в сфере пользования языком.
   Итак, на развитие конституционной нормы о равенстве прав и свобод человека и гражданина – независимо от расы, национальности, отношения к религии – придание ей действующего и работоспособного состояния и нацелен предлагаемый проект федерального закона «О предотвращении дискриминации по признакам национальности, расы или отношения к религии».
   Основная цель законопроекта – обеспечение на практике (т. е. в процедурах) равенства прав и свобод человека и гражданина, предотвращение, а также пресечение фактов дискриминации по признакам расы, национальности или отношения к религии.
   В этой связи главная идея законопроекта – законодательное закрепление понятия «дискриминация», принципов ее предотвращения и пресечения, введение классификации видов дискриминации, определение порядка правового закрепления национальных и религиозных признаков человека в актах гражданского состояния и в документах, удостоверяющих личность, а также порядка рассмотрения обращений граждан или групп граждан в государственные органы власти.
   Целью закона является не только запрет дискриминации и неравноправных отношений, но и их предупреждение, а также создание механизма предоставления равных возможностей человеку и гражданину.
   В связи с тем, что законопроект затрагивает некоторые вопросы регулирования других федеральных законов, необходимым является принять наряду с ним также Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О предотвращении дискриминации по признакам расы, национальности или отношения к религии»».
   Таким образом, принятие обсуждаемых законопроектов может способствовать защите человека и гражданина от дискриминации по национальному, расовому и религиозному признакам и избавлению от тех системных ошибок на законодательном уровне, которые спровоцировали дискриминацию в Российской Федерации.
   Указанные законопроекты, как и проблема в целом, лежат в контексте обустройства гуманной, правовой, цивилизационно идентичной страны в новых условиях.

Глава I
Методология разработки эффективного закона

1.1. Общая методология законопроектирования

   Иногда представляется, что написать проект закона достаточно просто. Необходимы грамотный юрист, название поэффектнее, несколько статей, которые дублируют Конституцию РФ, например, в части полномочий органов власти разных уровней – и кажется, что законопроект готов. На практике подобных законов принято много, и от их принятия в жизни Российского государства и общества ничего не меняется.
   Есть несколько ключевых методологических положений, от следования которым зависит – будет ли новый закон эффективным и работоспособным. Прежде всего, нужно понимать, что закон предназначен для правового регулирования человеческих отношений.
   Необходимо точно представлять, о какой сфере человеческих отношений идет речь (это обозначит один из подходов к предмету регулирования закона). В данном случае речь идет об общественных отношениях, в которых могут дискриминироваться права и свободы человека и гражданина. Это доступ к хорошей работе, образованию, карьере, поселению, различным общественным благам, государственным услугам и т. п. В каждой подобной сфере участвуют гражданин и ответственное лицо, которым может быть собственник, государственный чиновник, другой гражданин или организация.
   Если есть отношения, значит должны быть и субъекты отношений. Кроме перечисленных конкретных субъектов отношений есть еще и третья сторона, которой небезразлично как именно обустроены обсуждаемые отношения. Для предлагаемого законопроекта основные субъекты – это человек (личность), социальные группы, общество и государство.
   Если есть субъекты отношений, значит у них (и у упомянутой неравнодушной третьей стороны – государства) должны быть интересы. Деятельностью людей движут потребности, порождающие интересы. Интересы мотивируют поведение в регулируемых законом отношениях. Значит, все их надо себе представлять. Кроме того, интересы различных субъектов отношений конфликтуют между собой – следовательно, необходимо находить такие регуляции, чтобы можно было достичь максимального согласования интересов при наименьших потерях или конфликтогенности.
   Пока что речь шла о проблемах в области человеческих отношений. Какое-то правовое регулирование в этой сфере уже существует. Однако необходимо детальное представление о действующем в данной сфере законодательстве. И тогда будет понятно, какие существуют пробелы или несовершенства, которые нужно исправлять, вторгаясь в действующее законодательство, а какие нормы станут новеллами в рамках нового закона. Наконец, наступает этап, на котором проблемы, выявленные в сфере отношений, «проецируются» на нормативно-правовое пространство.
   При этом формируется поле уже правовых проблем, которые и составляют предмет регулирования нового закона.
   Но и это еще не все. Необходимо четко представлять себе, какие ценности являются критерием для выработки формул нормативных регуляций. Самый устойчивый и оправданный подход, исключающий узкий лоббизм, социальную несбалансированность, заключается в выборе ценностей, соответствующих общественному благу, т. е. консенсусных в обществе и государстве.
   Вооружившись ценностными критериями, набором субъектов и их интересов, проблемами отношений и правовыми проблемами, требующими решений, можно увидеть, сколько конкретных вопросов требуют нормативно-правового регулирования в новом законе. То есть, происходит формирование своеобразной повестки дня для конструирования нового закона. Таких вопросов, по опыту нормотворчества, могут быть десятки и сотни.
   И только после этого становится возможным формирование структуры нового закона, нахождение формул (концептов, принципов) нормативно-правовых регуляций, а затем – выписывание самого нормативно-правового текста.
   Указанная последовательность действий обеспечивает нацеленность и работоспособность нового закона в регулировании целеположенных отношений в обществе. В результате закон может получиться эффективным.
   Ниже приводятся конкретные уникальные наборы перечисленной атрибутики, необходимой для разработки проекта федерального закона «О предотвращении дискриминации по признакам расы, национальности или отношения к религии».

1.2. Ценностные цели закона

   Для России, являющейся не только многонациональным, но и многоконфессиональным государством, где издавна бок о бок живут православные, мусульмане, иудаисты, буддисты, католики, протестанты, представители других вероисповеданий, формирование установок толерантного сознания и поведения, веротерпимости и миролюбия, профилактика различных видов экстремизма и противодействия имеют особую актуальность. Усиливается звучание этой тематики в связи с тем, что основы российской интегрирующей народы государственности, конечно же, связаны с русскостью, русскими цивилизационными ценностными накоплениями (не в этническом, а в цивилизационном смысле), количественным доминированием русского народа, что всегда вызывает к жизни подозрения, да и явления, ведущие порой к межэтническим напряжениям.
   Ценностные цели проекта Федерального закона «О предотвращении дискриминации по признакам расы, национальности или отношения к религии» определяются на основе совершаемого в явном виде ценностного выбора.
   К ним относятся:
   – обеспечение на практике равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от расы, национальности или отношения к религии;
   – предотвращение и пресечение ограничений прав человека и гражданина по признакам расы, национальности или отношения к религии.
   При этом следует учитывать, что абсолютизм в обеспечении прав неприемлем. Нельзя представить, чтобы торжествовало «право» на негуманные, безнравственные, запрещенные с точки зрения общественного блага действия или поведение. Важно помнить, что демократия как защита прав меньшинства не может превращаться в диктат меньшинства.
   Из постановки ценностных целей, которые лежат в основе целой серии предлагаемых управленческих решений по демографическому исследованию (см. введение), вытекает и операционная цель работы: вклад в улучшение межнациональных, межрасовых и межрелигиозных отношений путем принятия Федерального закона «О предотвращении дискриминации по признакам расы, национальности или отношения к религии» с пакетом сопроводительных документов. Необходимо формирование правовой базы, препятствующей проявлениям расовой национальной или религиозной нетерпимости и вражды. Искоренение дискриминации должно стать соответствующей гарантией прав и свобод каждого человека вне зависимости от его расы, национальности или отношения к религии.

1.3. Субъекты интересов в поле действия закона

   Для выявления основных проблем, препятствующих реализации вышеуказанных ценностных целей, при проектировании государственно-управленческих решений – в частности, при подготовке проекта федерального закона – необходим учет ключевых субъектов, интересы которых могут быть затронуты действием разрабатываемого законопроекта, поскольку дискриминация затрагивает как обычного гражданина и общности людей, так и должностных лиц. Всего таких субъектов было выделено четыре.
   Во-первых, это человек (личность).
   Во-вторых, это социальные группы, т. е. группы людей, связанных общими расовыми признаками, национальными интересами или религиозными взглядами.
   В-третьих, это общество. Без этой категории невозможна ни жизнь отдельной личности, ни группы людей, ни государства.
   И, наконец, в-четвертых, это государство – пожалуй, наиболее интегративный субъект, который в той или иной степени должен балансировать интересы всех остальных субъектов отношений. Но у государства есть и свои неотъемлемые интересы, которые в законопроекте тоже следует учитывать, т. к. их неудовлетворенность в определенных случаях может приводить даже к разрушению государственной системы, неизбежным следствием чего является деградация механизма защиты интересов человека, социальных групп и общества и нанесение ущерба всем им.
   Каковы неотъемлемые интересы выделенных субъектов, которые необходимо учесть при разработке законопроекта? Перечислим субъекты отношений с их потребностями, которые учитываются в предлагаемом законопроекте.

   I. Человек (личность):
   – уважение чести и достоинства;
   – практическая реализация прав и свобод и их правовое обеспечение;
   – сатисфакция.

   II. Социальные группы:
   – реализация прав и свобод и их правовое обеспечение;
   – сатисфакция;
   – сохранение расовой, национальной и религиозной идентичности;
   – защита от внешнего деструктивного воздействия.

   III. Общество:
   – социальная гармония;
   – имидж страны;
   – цивилизационная идентичность;
   – защита от внешнего деструктивного воздействия.

   IV. Государство:
   – пределы ограничения прав;
   – социальная гармония;
   – полнота правового регулирования.
   Исходя именно из представленного перечня, анализировались правовые проблемы, требующие правового регулирования в сфере предотвращения дискриминации по признакам расы, национальности или отношения к религии, а также проводился поиск их решений, на реализацию которых и направлен предлагаемый законопроект.

1.4. Основные понятия

   Как правило, в бытовом общении, в научных определениях или в энциклопедических словарях существуют все термины и понятия, которые используются в тексте закона. Однако их использование в правовом документе порождает необходимость закрепления контекстного и функционального значения для данного закона и системы отношений, не требующего дополнительного толкования для того, чтобы закон стал однозначным и работоспособным. Для целей обсуждаемого законопроекта необходимы следующие основные понятия:
   • дискриминация – не основанные на законе действия (бездействие), направленные на нарушение или ограничение прав, свобод и законных интересов, либо установление преимуществ, осуществляемые гражданами (группами граждан), организациями, органами государственной власти, органами местного самоуправления, должностными лицами в отношении граждан (групп граждан) в зависимости от расы, национальности или отношения к религии;
   • предотвращение дискриминации – предупреждение и пресечение дискриминации, а также защита равенства прав, свобод и законных интересов независимо от расы, национальности или отношения к религии;
   • преследование – действие, имеющее целью создать пугающую, враждебную, унижающую достоинство, оскорбительную обстановку в отношении гражданина (группы граждан);
   • раса – человеческая общность, характеризующаяся сходными наследственными физическими особенностями людей: цветом кожи, глаз и волос, разрезом глаз, строением век, очертаниями головы;
   • национальность – принадлежность человека к этнической общности, характеризующейся единством языка, культуры, традиций, обычаев, образа жизни;
   • религия – сфера человеческой жизнедеятельности, включающая исповедание веры, совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, а также иная деятельность в соответствии с верой;
   • гражданин – гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин, лицо без гражданства;
   • квалификационные требования – выдвигаемые работодателем требования к лицам, поступающим на работу, или работникам, касающиеся наличия квалификационных качеств, необходимых для занятия вакантной должности или выполнения работы;
   • квалификационные качества – наличие у лица, поступающего на работу, либо работника опыта работы по специальности или профессиональных знаний и навыков, уровня образования, необходимых для выполнения конкретного вида работы по степени ее сложности, точности и ответственности.
   Также, уже не для целей закона, а для целей монографии предлагаются еще два термина:
   • этнос – исторически сложившаяся общность людей, объединенных общим происхождением, языковыми и культурными особенностями;
   • этничность – самоидентификация, объединяющая представителей одного этноса.

Глава II
Российский опыт предотвращения расовой, национальной и религиозной дискриминации

   Предотвращение дискриминации, как будет видно из приводимого ниже российского и затем мирового опыта, осуществляется через механизмы двух институтов: власти и общества. Меры, которые они могут принимать, носят как карательный, так и предупредительный характер.
   Прежде чем описать современный российский опыт по предотвращению дискриминации, кратко опишем исторический опыт России в этой сфере.
   Отметим, что в Российской империи религиозная дискриминация была распространена гораздо больше, чем национальная.
   Дореволюционная Россия представляла собой конфессиональное государство, с присущими ему монопольным положением одного религиозного культа, иерархией вероисповеданий и ограничением их в правах, отрицанием возможности внеконфессионального состояния. Переход в православие допускался и даже поощрялся, а вот переход из православия в другую конфессию был категорически запрещен.
   При этом для своего времени религиозная дискриминация в России была не слишком жесткой: существовало понятие «веротерпимость». Веротерпимость как принцип государственной политики по отношению к инославным (представителям неправославных христианских конфессий) и иноверцам (представителям нехристианских религий) заключалась в том, что государство узаконивало отдельные нормы их канонического, брачно-семейного и наследственного права, включало их в общественно-экономическую и правовую жизнь (например, причисление неправославного духовенства к привилегированному духовному сословию), признавало их религиозные традиции (многоженство, совершение хаджа и другие значимые элементы образа жизни мусульман и др.). При этом инославным и иноверцам строго запрещалось обращать православных в свою веру.
   Вторую ступень в правовой иерархии религий после Русской православной церкви занимали «терпимые признанные исповедания», к которым относились христианские конфессии (армяно-григориане, католики, лютеране, реформаты)[9], а также нехристианские конфессии (мусульмане, иудаисты, буддисты и отдельные языческие направления). Среди неправославных христиан наиболее привилегированными были лютеране, среди нехристианских конфессий – мусульмане. Из иноверцев в наибольшей мере были ограничены в правах иудаисты. Законодательство о них носило дискриминационный характер, ограничивая их в свободе передвижения и расселения по территории империи, выборе занятий, имущественных правах.
   Вероисповедными обществами третьего уровня признавались терпимые, но непризнанные российским правом религиозные объединения. К ним относилось большинство старообрядческих согласий, меннониты, баптисты, методисты, а также молокане и духоборы (представители автохтонных русских религиозных групп). Законодательство именовало их «раскольниками», не признавало их религиозные общества, не дозволяло им иметь свои духовные учреждения, а старообрядцам – также организовывать монашеские скиты и обители, совершать крестные ходы и процессии; молокан и духоборов власть в 1830-1840-х гг. насильно переселила в закавказские провинции.
   Переход из одного терпимого вероисповедания в другое допускалось только с разрешения министра внутренних дел.
   На последней ступени правовой «лестницы исповеданий» находились «нетерпимые» и непризнанные религиозные группы – большая часть языческих направлений, отдельные старообрядческие толки и согласия, Армия спасения, адвентисты, пятидесятники и представители некоторых автохтонных русских религиозных групп, признанных государством «вредными» и открыто «враждебными» сектами (например, скопцы, хлысты). Их правовой статус был неопределенным, они всячески притеснялись, вплоть до совершенного запрещения.
   Только после манифеста 1905 г. всем без исключения конфессиям (за исключением «изуверных сект») была дарована свобода вероисповедания.
   С национальным вопросом все обстояло более благополучно. Русский этнически интеграционный путь резко диссонировал с расистским путем развития западного колониализма, стоившего физического существования не для одного десятка народов. Имелись прецеденты переселения в Россию целых народов, спасавшихся под скипетром русского царя от геноцида – к примеру, калмыков (XVII в.) или гагаузов (XVIII в.). Такой постоянно угнетаемый народ, как цыгане, в Российской империи жил при вполне приемлемых условиях. Екатерина II указом от 21 декабря 1783 г. причисляла цыган к крестьянам и предписала взимать с них налоги и подати. Несмотря на это, никаких серьезных мер к закрепощению принято не было. Напротив, им разрешили приписываться к любому сословию.
   Национальное происхождение (за исключением еврейского) не являлось препятствием для инородцев в продвижении по службе и занятии самых высоких государственных должностей. На министерских постах в имперской России постоянно фигурировали представители немецких, армянских, татарских фамилий. Интеграционной комплементарности удалось достичь даже в отношениях с рядом покоренных военным путем мусульманских народов. Во время Первой мировой войны своим героизмом и верностью России прославилась, к примеру, известная кавказская «Дикая дивизия», состоявшая из дагестанского, азербайджанского, чеченского и ингушского полков.
   Мягкий вариант русской экспансии предполагал сохранение структур регионального автохтонного управления (не имевших, впрочем, ничего общего с национально-территориальным федерализмом большевиков). В определенном смысле можно говорить о функционировании параллельных управленческих механизмов на окраинах Российской империи. Один распространялся на имперскую бюрократическую вертикаль, другой – на соответствующую этноконфессиональную локальную общность.
   В Сибири свою специфическую систему управления имела каждая из выделенных уставом 1822 г. категорий «инородцев» – бродячих, кочевых и оседлых. Своеобразное автономное правление под высшей императорской властью сохраняли закавказские княжества и ханства, возглавляемые на местном уровне прежними династическими властителями. Этническая гетерогенность Кавказа обуславливала необходимость единого для всего региона имперского органа власти с особыми силовыми возможностями и полномочиями.
   Деавтономизация, примененная Николаем I по отношению к Польше, не была возведена в ранг внутриполитического курса. Традиционная баронская система управления в Прибалтийском генерал-губернаторстве, наиболее ярко выраженная в устройстве сословного ландштата, была даже усилена. Несмотря на ликвидацию польского сейма, аналогичный орган продолжал существовать в Финляндии. Особенности традиционного управления сохранялись также в Бессарабской области, Астраханской губернии, Башкирии и в регионах с преобладающим казачьим населением.
   Таким образом, можно говорить о том, что общая цивилизационная идентичность обеспечивала недискриминационную модель национальных отношений в Российской империи.
   Перейдем теперь к современному опыту.
   Рассматривая комплекс российских мер, направленных против расовой, национальной и религиозной дискриминации в 2003–2007 гг., можно одновременно проследить их структуризацию, которая носит в целом достаточно универсальный характер (табл. 2).

   Таблица 2
   Структура мер, направленных против дискриминации


2.1. Факты национальной и религиозной дискриминации существуют

   Власти допускают факты национальной и религиозной дискриминации
   Несмотря на то, что значительные нарушения прав человека в исследуемой сфере, характерные для советских времен, ушли в прошлое, задача полного искоренения нарушений указанных прав самими органами власти еще не решена. Целый ряд фактов, фиксируемых общественными институтами, свидетельствует о том, что предлагаемый подход и предлагаемые законопроекты являются действительно актуальными.
   Ниже рассматриваются примеры такого рода столкновений как иллюстрация нерешенности данной проблемы. Приводимые факты не являются официально задокументированными событиями, но этого и не требуется для того, чтобы говорить о существовании такой проблемы. Представленный подбор специально ограничен и служит только для иллюстрирования проблемы, общее же количество случаев дискриминации составляет многие десятки. Он не призван дать исчерпывающую правовую оценку событий или принять чью-либо сторону в описываемых конфликтах. Главное, что проблема имеет место, и ее можно и нужно решать.

2.1.1. Дискриминационные задержания

   В Пензенской области (2006) послушники Русской православной церкви за границей (митрополита Виталия, РПЦЗ) были задержаны во время сбора пожертвований. Милиционеры объяснили, что верующих задержали из-за того, что их община не принадлежит к Пензенской епархии РПЦ МП, и поэтому послушники не имеют права находиться на территории города (и это с учетом того, что у них был документ от главы администрации Белинского района о том, что они собирают пожертвования на строительство). Послушников предупредили, чтобы в городе они больше не появлялись, иначе в отношении них будет возбуждено уголовное дело[10].

2.1.2. Дискриминационные проверки и требования

   Турки-месхетинцы регулярно подвергаются административным арестам и проверкам со стороны сотрудников милиции и штрафуются за отсутствие у них регистрации (в которой желающим на практике под разными предлогами отказывают). Постоянно проводятся массовые проверки паспортного режима, включающие в себя обыск жилых домов[11].

2.1.3. Насилие со стороны представителей власти по национальным или религиозным мотивам

   В 2007 г. майор милиции приставил заряженный пистолет к голове журналистки-еврейки Анны Грицевич, попутно оскорбляя ее антисемитскими выражениями[12]. В Ярославле в 2004 г. в одном из районов местный депутат возглавил «народную дружину», которая отслеживала цыган и угрожала сжечь цыганские дома[13].

2.1.4. Насильственное выселение национальных меньшинств

   В Республике Северная Осетия – Алания в 2005 г. сотрудники милиции задержали несколько рейсовых автобусов, следовавших из Ингушетии; пассажиры-ингуши были высажены и не допущены в республику. В ответ на жалобы министр внутренних дел СО – А одобрил действия своих подчиненных[14].

2.1.5. Ксенофобские высказывания и действия представителей власти

   В 2006 г. начальник УВД г. Санкт-Петербурга, говоря о преступлениях в городе, высказался по проблеме иноэтничной миграции таким образом: «За свою землю все народы бились. Еще китайская проблема встанет. Всю Россию мы не спасем, но в Петербурге этим пора заниматься»[15].

   Общественный источник национальной и религиозной дискриминации
   В определенных слоях российского общества также наблюдаются ксенофобские проявления.
   Растет преступность на почве национальной и религиозной ненависти (рис. 1)[16].

   Рис. 1. Статистика преступлений с признаками националистических проявлений

   Согласно данным МВД, по состоянию на 2005 г. в Российской Федерации существовало около 150 экстремистских группировок[17].
   В обществе нередки проявления бытового расизма. В 2007 г. во время матча «Химки» – «Крылья Советов» (Самара) французский защитник самарской команды Серж Бранко покинул поле стадиона в Химках, возмутившись поведением подмосковных фанатов, оскорблявших его расистскими выкриками[18].

   Дискриминация по признакам расы, национальности или отношения к религии в сфере трудовых отношений
   Имеются случаи использования рабского труда среди представителей национальных меньшинств.
   Один из штатных служащих ткацкой фабрики в г. Иваново (гражданин Узбекистана) был командирован в Республику Узбекистан для набора дешевой рабочей силы. Путем ложных обещаний он завербовал около ста узбеков (в основном женщин). Сразу после въезда на территорию Российской Федерации у работников были изъяты паспорта, а потом – и миграционные карты. Лишенные всех необходимых документов, узбеки не могли выходить за территорию фабрики, где содержались фактически на положении арестантов в неприспособленных помещениях без соблюдения элементарных санитарно-гигиенических норм. Рабочий день длился до 16 часов. При этом заработная плата составляла не более 3 тыс. руб. в месяц и была примерно в четыре раза ниже той, которую им обещал вербовщик. Оплата за работу в выходные дни и в ночные смены не производилась. Уволиться же с фабрики обманутые работники не могли. Ситуация разрешилась только благодаря вмешательству Уполномоченного по правам человека[19].
   Использование рабского труда – уголовно наказуемое деяние. Однако безнаказанными остаются другие нарушения трудовых отношений.
   Адвентистку, преподавателя одной из средних школ в Челябинской области, администрация школы хотела уволить за ее религиозные убеждения. Только после вмешательства Уполномоченного по правам человека конфликт был устранен[20].

   Дискриминация по признакам расы, национальности или отношения к религии в сфере образования
   Одна из разновидностей дискриминации в сфере образования – это невозможность получения представителями национальных меньшинств образования с учетом характерных для них особенностей.
   Подготовка соответствующих преподавателей осуществляется только в нескольких педагогических вузах страны. Но ни в одном педагогическом вузе не готовят к работе с детьми мигрантов и вынужденных переселенцев. Существуют учебные пособия по большинству языков национальных меньшинств, но они издаются маленькими тиражами и распространяются в основном в национальных республиках. Для обычного родителя найти в Центральной России или Сибири учебник азербайджанского или казахского языка – дело практически невозможное[21].
   В ряде школ, где учатся цыгане-кэлдэрари, практикуется дискриминация и сегрегация. Дети-цыгане учатся в отдельных классах (Архангельск, Астрахань, Пермь) и даже в отдельных зданиях (Ленинградская и Новгородская область)[22].
   Еще одна проблема – изучение «Основ православной культуры» (ОПК) или преподавание этого предмета без соблюдения норм, предписанных законом и распоряжениями Минобрнауки России. Жалобы родителей неправославных конфессий или неверующих на незаконное принуждение их детей к изучению ОПК поступали из Белгорода, Иванова, Калуги, Мурманска, Пензы, Пскова, Томска, Челябинска[23].
   В некоторых субъектах Российской Федерации, созданных по национальному признаку, русских детей принуждают изучать язык титульной этнической группы в ущерб изучению государственного русского языка РФ. Так, в Республике Башкортостан русских детей угрожают оставить на второй год, если они не будут посещать уроки башкирского языка[24].
   Кроме того, в сфере образования существует и дискриминация по религиозному признаку. Руководство Грозненского филиала Краснодарского университета МВД отчислило курсанта
   З. Мусхаджиева по подозрению в приверженности ваххабизму. Доказательством считается сделанная на мобильном телефоне видеозапись, на которой курсант во сне повторял отрывки из мусульманской проповеди. Эксперты из Духовного управления мусульман проанализировали эту запись и ничего экстремистского в высказываниях Мусхаджиева не нашли[25].

   Дискриминация по признакам расы, национальности или отношения к религии в сфере средств массовой информации
   По данным Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, по состоянию на 2006 г. существовало свыше ста газет, открыто пропагандирующих расовую, национальную и религиозную ненависть[26].
   Растет количество ксенофобских публикаций и в респектабельных СМИ – как в общероссийских, так и местных.
   Общественным информационно-аналитическим центром «Сова», занимающимся проблемами национальной и религиозной дискриминации, в 2001–2006 гг. был выполнен специальный мониторинг «языка вражды» (оскорбительных или некорректных высказываний) по отношению к национальным и религиозным меньшинствам в средствах массовой информации[27].
   Существует отчетливая динамика проявлений «языка вражды» в российских СМИ и выступлений против таких проявлений (табл. 3)[28].

   Таблица 3
   Проявления «языка вражды» в СМИ


   Немалую опасность представляют книги экстремистского характера, оскорбляющие людей по признаку национальности или отношения к религии.
   В магазинах Воронежа в 2006 г. были зафиксированы случаи продажи «Майн Кампф» А. Гитлера, были изъяты 100 компакт-дисков с националистическими песнями, кинокадрами и фотографиями времен фашистской Германии, а также нацистские фильмы и символика[29]. Издательство «Белые альвы» тысячными тиражами выпускает «Библиотеку расовой мысли»[30]. В 2007 г. в издательстве «Плац» тиражом в три тысячи экземпляров вышла книга Марии Штиллер «Повесть об Адольфе Гитлере», изданная в 1940 г. для подростков нацистской Германии[31].

   Дискриминация по признакам расы, национальности или отношения к религии в сфере социального обеспечения
   Причерноморские адыги-шапсуги признаны Правительством РФ в качестве коренного малочисленного народа, о чем свидетельствует их присутствие в Едином перечне коренных малочисленных народов Российской Федерации. Такой статус этнической общности предполагает определенные преференции для нее со стороны как федеральных, так и региональных органов власти, что закреплено в Федеральном законе от 30 апреля 1999 г. № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов РФ». Однако все годы действия данного законодательства шапсугам приходится сталкиваться с различного рода трудностями в реализации своих прав и игнорированием со стороны краевых и местных властей их реальных нужд. Согласно ст. 107 Лесного кодекса РФ, от платежей за пользование лесным фондом для собственных нужд, помимо других категорий граждан, освобождаются представители коренных малочисленных народов. При этом объемы лесопользования для собственных нужд устанавливаются в соответствии с нормативами, утвержденными органами государственной власти субъектов РФ. Однако в Приложении к Постановлению главы администрации Краснодарского края от 09 февраля 2004 г. № 142 «Об утверждении нормативов объемов лесопользования для собственных нужд отдельным категориям лиц» адыги-шапсуги исключены из списка льготников[32].

   Дискриминация представителей национальных меньшинств в сфере социального обеспечения
   Нарушаются права коренных малочисленных народов (в том числе телеутов, шорцев) на территории Кемеровской области: им отказывают в выделении и изъятии земельных участков для компактного проживания, сохранении традиционного образа жизни, ведении хозяйствования и осуществлении промысла, в передаче им земельных участков в собственность[33].

   Дискриминация по признакам расы, национальности или отношения к религии при выдаче разрешения на временное проживание, вида на жительство
   Грузинка, мать многодетной семьи, не могла восстановить потерянные документы. Она ездила в посольство Грузии в Москве, но ни там, ни в Воронеже ей никто не смог помочь. Инспектор по делам несовершеннолетних Сомовского отделения милиции г. Воронежа посетила многодетную семью лишь один раз за все время. Ни от района, ни от города никакой помощи беженцы не получали[34].

   Дискриминация по признакам расы, национальности или отношения к религии при найме или поднайме жилого помещения
   По состоянию на ноябрь 2007 г., из 36,6 тыс. семей вынужденных переселенцев (91,2 тыс. человек), состоящих на учете в территориальных органах ФМС России, подавляющее большинство (89,4 тыс. человек) не имеют на территории России постоянного жилья. Перспектива его обретения у них весьма призрачна: в 2007 г. субъектами Российской Федерации выделено всего 1287 государственных жилищных сертификатов на приобретение жилья, а в 2006 г. – 367. В целом Федеральной целевой программой «Жилище» на 2002–2010 гг. запланированы средства в объеме 5208 млн руб. Этой суммы хватит для решения жилищного вопроса примерно в отношении 5 тыс. (нуждающихся – более 34 тыс.) семей вынужденных переселенцев.
   Таким образом, в настоящее время государство не обеспечивает выполнение Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 г. № 4530-I «О вынужденных переселенцах» в части государственной поддержки в жилищном обустройстве вынужденных переселенцев в период пятилетнего срока действия их статуса[35].
   В августе 2006 г. трем семьям баптистов (Союз церквей евангельских христиан-баптистов) власти Москвы не дали разрешение на строительство частного жилого дома на участке, где, по данным Главного архитектурно-планировочного управления г. Москвы, никакого государственного строительства не планируется, а наоборот, запланировано строительство их жилого дома. Верующими было затрачено множество усилий и денежных средств на подведение коммуникаций, получены все необходимые согласования, за счет баптистов были вырублены зеленые насаждения, мешающие строительству. После всего этого правительство Москвы собиралось снести данное домостроение и изъять у верующих этот земельный участок, оставив, таким образом, многодетные семьи баптистов без права на жилье[36].

   Дискриминация по признакам расы, национальности или отношения к религии в сфере пользования языком
   Главная проблема – запрет пользоваться родным языком или ограничения в этой сфере.
   Наиболее уязвимыми в этом отношении оказываются цыгане. Им запрещают разговаривать на родном языке в тюрьмах, при личных свиданиях, использовать его в личной переписке с заключенными. Почти никогда цыганам не разрешается говорить на родном языке в ходе допросов и суда. Не выполняются в отношении цыган и цыганской культуры требования ст. 12 Европейской рамочной конвенции о правах национальных меньшинств (ЕРКМ) – не предпринимается научных исследований по цыганскому языку и культуре, не публикуются просветительские издания и учебники, не готовится преподавательский состав для обучения цыганскому языку или на цыганском языке. Большинство цыган даже не знают о существовании письменности на их языке, т. к. издание словарей, переводов на цыганский язык произведений мировой и русской классики, подготовка учебников и кадров для цыганских школ не возобновлялось с 1930-х гг.[37]

   Дискриминация по признакам расы, национальности или отношения к религии в сфере гражданско-правовых отношений
   В Воронеже в 2006 г. городской комитет попечительства и опеки дал отрицательное заключение на просьбу иностранцев об усыновлении ребенка-сироты. Начальник подразделения, ведающего вопросами попечительства детей-сирот, мотивировал отказ тем, что иностранцы являются протестантами. «Я не уверен, – заявил он, – что они не будут навязывать малышу определенные религиозные убеждения». Суд же не нашел убедительных оснований для отказа[38]. В Москве в 2007 г. в пивном баре «Миллер» администрация бара вывесила объявление «Граждан Эстонии и Грузии не обслуживаем»[39].

   Дискриминация по признакам расы, национальности или отношения к религии в области охраны здоровья и оказания медицинской помощи
   Бывают случаи прямого отказа врачей лечить человека «не той» национальности.
   В 2005 г. в Республике Дагестан врачи отказывали в оказании медицинской помощи и в регистрации факта обращения в больницу чеченцам, пострадавшим в массовой драке с дагестанцами[40].

   Дискриминация по признакам расы, национальности или отношения к религии при поступлении и прохождении государственной службы Российской Федерации и муниципальной службы
   В ряде этнических субъектов Российской Федерации существует проблема закрепления государственных должностей за лицами «титульной» национальности.
   С 1 января 2008 г. руководители отдельных должностей государственной службы должны знать второй государственный язык Республики Башкортостан – башкирский. Прием на работу осуществляется с учетом этого важнейшего критерия. Административные работники Законодательного собрания Башкортостана практически все являются башкирами[41].

   Дискриминация по признакам расы, национальности или отношения к религии при призыве на военную службу граждан Российской Федерации, поступлении граждан на военную службу по контракту, прохождении военной службы
   На Дальнем Востоке имели место факты принуждения военнослужащих-мусульман к участию в православном богослужении[42].
   Отдельная проблема – альтернативная гражданская служба. В Белгородской области в 2006 г. были созданы невыносимые условия труда для проходящих альтернативную гражданскую службу – адвентиста, евангельских христиан и Свидетелей Иеговы (в частности, оплата труда у них была минимальной)[43]. В Республике Северная Осетия – Алания военный комиссар пренебрежительно отозвался об альтернативной гражданской службе, а с особым презрением – о Свидетелях Иеговы, религиозные убеждения которых позволяют только такой вид службы[44]. В Республике Татарстан баптисту не был предоставлен выбор прохождения альтернативной гражданской службы[45].

   Дискриминация по признакам расы, национальности или отношения к религии в отношении обрядово-ритуальной практики
   В Саратовской области в 2007 г. подсудимый-старообрядец обратился с заявлением о разрешении встретиться со священником для исповеди, соборования и причастия. Получив разрешение на свидание с заключенным, священник пришел в СИЗО, где ему запретили взять на встречу с прихожанином необходимые для совершения таинств предметы[46].

   Дискриминация по признакам расы, национальности или отношения к религии при государственной регистрации актов гражданского состояния
   С дискриминацией в этой области часто сталкиваются цыгане.
   Во-первых, возникают серьезные трудности, если языковые нормы, в соответствии с которыми образованы имя или иная форма, не могут быть легко адаптированы к орфографическим требованиям русского языка[47]. Во-вторых, цыганам зачастую не дают возможность записать детей необычными (с точки зрения русской традиции) именами, в то время как у цыган это принято. Например, мальчик по имени Мадьяри в Новгородской области был записан Дмитрием, а девочка Яблоко – Фирой и т. п. Многое, конечно, зависит от конкретного ЗАГСа. Известны случаи, когда детей записывали Русалкой, Бабушкой, Рябиной[48].

   Дискриминация по признакам расы, национальности или отношения к религии при обращении о выдаче либо замены документов, удостоверяющих личность
   В Республике Марий Эл у гражданки Туркменистана сотрудниками милиции в 2003 г. был изъят паспорт, который до 2006 г. не был возвращен[49].
   Вновь подчеркнем, что приведена лишь очень небольшая часть многочисленных случаев дискриминации, зарегистрированных в ходе как общественных мониторингов, так и официальным порядком со стороны института Уполномоченного по правам человека. Возможно, что большинство приведенных конфликтных ситуаций так или иначе разрешены, какие-то, возможно, имеют вполне правовое происхождение. Однако все они иллюстрируют наличие проблемы дискриминации, дефицит правовых средств по ее предупреждению, по созданию условий, исключающих подобные проявления и, наконец, механизмов защиты достоинства человека в подобных ситуациях. Законопроекты, предлагаемые в рамках данной работы, очевидно, весьма актуальны, а поскольку частота подобных событий не уменьшается, их принятие не терпит отлагательства.

2.2. Возможности и действия властей по предотвращению дискриминации

   В законодательстве РФ имеется много актов, которые затрагивают исследуемую проблему. Они создают тот инструментарий, который предназначен для предотвращения и пресечения фактов дискриминации. Но проблема в том, что, как показывает исследование, системности и, главное, работоспособности в этом массиве актов недостает, а это необходимо, чтобы новые нормативные правовые предложения могли быть непротиворечиво и эффективно «вписаны» в систему законодательства РФ. Ниже приводится обзор таких актов.

   Карательные меры
   1) Законодательный запрет на дискриминацию
   Сам термин «дискриминация» упоминается в Конституции Российской Федерации только в ч. 3 ст. 37, где речь идет о вознаграждении за труд. Нигде в Конституции не содержится определение этого термина. Однако есть гарантии равенства прав граждан. Положение ст. 19 Конституции во исполнение норм международных документов гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.
   Ч. 2 ст. 29 Конституции закрепляет недопущение пропаганды или агитации, возбуждающей социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, запрещает пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Это одна из важнейших гарантий прав и свобод человека со стороны государства. В соответствии с ч. 5 ст. 13 Конституции, на территории России запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.
   Ст. 426 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ, регулирующая нормы публичного договора, запрещает необоснованный и мотивированный национальностью потребителя отказ в продаже товаров или оказании услуг.
   Семейный кодекс Российской Федерации запрещает любые формы ограничения прав граждан при вступлении в брак и в семейных отношениях по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности (ст. 1).
   Трудовой кодекс Российской Федерации содержит запрет на дискриминацию по признакам расовой, социальной, национальной или религиозной принадлежности. Работодателю также запрещено получать и обрабатывать персональные данные работника о его политических, религиозных и иных убеждениях и частной жизни (ст. 3). Гарантии равенства прав граждан содержатся и в других кодексах Российской Федерации.
   Закон РСФСР от 8 июля 1981 г. «О судоустройстве РСФСР» запрещает какие-либо ограничения на включение граждан в списки присяжных заседателей в зависимости от социального происхождения, расы и национальности, имущественного положения, принадлежности к общественным объединениям и движениям, пола и вероисповедания. В то же время, из списков присяжных заседателей исключаются по их письменному заявлению священнослужители и лица, которые в силу своих религиозных убеждений считают для себя невозможным участие в осуществлении правосудия. В ч. 1 ст. 5 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-I «О милиции» установлен принцип равной защиты прав и свобод человека и гражданина органами милиции.
   Закон РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-I «О средствах массовой информации» запрещает распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан исключительно по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями.
   Закон РФ от 10 июля 1992 г. № 3266-1 «Об образовании» гарантирует возможность получения образования независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным организациям (объединениям), возраста, состояния здоровья, социального, имущественного и должностного положения, наличия судимости. Указанный закон также предоставляет право религиозным организациям, наравне со светскими, учреждать образовательные учреждения. В числе общих требований закон содержит требование о том, что образование должно содействовать взаимопониманию и сотрудничеству между людьми и народами независимо от расовой, национальной, этнической, религиозной и социальной принадлежности, учитывать разнообразие мировоззренческих подходов, способствовать реализации права обучающихся на свободный выбор мнений и убеждений.
   Согласно Закону РФ от 9 октября 1992 г. № 3612-I «Основы законодательства Российской Федерации о культуре», культурная деятельность является неотъемлемым правом каждого гражданина независимо от национального и социального происхождения, языка, пола, политических, религиозных и иных убеждений, места жительства, имущественного положения, образования, профессии или других обстоятельств. Органам государственной власти и управления, органам местного самоуправления запрещено вмешиваться в творческую деятельность граждан и их объединений, государственных и негосударственных организаций культуры, за исключением случаев, когда такая деятельность ведет к пропаганде войны, насилия и жестокости, расовой, национальной, религиозной, классовой и иной исключительности или нетерпимости, порнографии.
   В Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487-1 особо оговорено право пациента на допуск к нему священнослужителя и предоставление условий в больничном учреждении для отправления религиозных обрядов, в том числе на предоставление отдельного помещения, если это не нарушает внутренний распорядок больничного учреждения.
   Ст. 6 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» запрещает дискриминацию подозреваемых и обвиняемых по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также по иным обстоятельствам.
   Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» закрепил право каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, а также на равенство перед законом независимо от отношения к религии и убеждений. В соответствии с ним гарантируется свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Установление преимуществ, ограничений или иных форм дискриминации в зависимости от отношения к религии не допускается.
   П. 1 ст. 4 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве» запрещает такие положения в правилах, регулирующих вопросы гражданства Российской Федерации, которые ограничивают права граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.
   Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» возлагает на органы государственной власти принятие мер по защите ребенка от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному и духовному развитию, в том числе от национальной, классовой, социальной нетерпимости, от пропаганды социального, расового, национального и религиозного неравенства, а также от распространения печатной продукции, аудио – и видеопродукции, пропагандирующей насилие и жестокость.
   Федеральный закон от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» предусматривает, что гражданин Российской Федерации может избирать, быть избранным, участвовать в референдуме независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещена агитация, возбуждающая социальную, расовую, национальную, религиозную ненависть и вражду.
   Федеральный закон от 27 июля 2002 г. № 113-ФЗ «Об альтернативной гражданской службе» дает право гражданам заменить военную службу по призыву, если несение военной службы противоречит их убеждениям или вероисповеданию или они относятся к коренному малочисленному народу, ведут традиционный образ жизни, осуществляют традиционное хозяйствование и занимаются традиционными промыслами (ст. 2). Им нужно лично подать заявление в военный комиссариат о желании заменить военную службу по призыву альтернативной гражданской службой (п. 1 ст. 3). Граждане, относящиеся к коренным малочисленным народам, направляются для прохождения альтернативной гражданской службы в организации традиционных отраслей хозяйствования и традиционных промыслов (п. 3 ст. 4). Призывная комиссия рассматривает доводы гражданина о том, что несение военной службы противоречит его убеждениям или вероисповеданию на основании: выступлений на заседании призывной комиссии гражданина, а также лиц, которые согласились подтвердить достоверность его доводов о том, что несение военной службы противоречит его убеждениям или вероисповеданию; анализа документов, представленных гражданином; анализа дополнительных материалов, полученных призывной комиссией.
   Федеральный закон от 27 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» впервые дал правовое определение экстремизма, характеризуя его, в том числе, как «пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности». Данный закон устанавливает ответственность за экстремистскую деятельность не только физических, но и юридических лиц (вплоть до ликвидации последних в судебном порядке).
   Федеральный закон № 79-ФЗ от 27 июля 2004 г. «О государственной гражданской службе Российской Федерации» провозглашает равный доступ граждан, владеющих государственным языком Российской Федерации, к гражданской службе и равные условия ее прохождения независимо от пола, расы, национальности, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с профессиональными и деловыми качествами гражданского служащего.
   Федеральный закон от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе» запрещает использование в рекламе бранных слов, непристойных и оскорбительных образов, сравнений и выражений, в том числе в отношении расы, национальности, религиозных символов.
   Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» запрещает распространение информации, которая направлена на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды, а также иной информации, за распространение которой предусмотрена уголовная или административная ответственность.
   Одновременно российским законодательством установлена ответственность за нарушение принципов равенства всех перед законом, за совершение правонарушений по религиозным или национальным мотивам. Уголовный кодекс РФ рассматривает совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды как обстоятельство, отягчающее ответственность.
   Ст. 136 Уголовного кодекса Российской Федерации предполагает уголовное наказание за «нарушение равноправия граждан в зависимости от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, причинившее вред правам и законным интересам граждан». А ст. 148 предусматривает уголовную ответственность за незаконное воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий. Ст. 282 также предусматривает уголовную ответственность за действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации. Ст. 357 предусматривает уголовную ответственность за геноцид, т. е. за действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы. Дела о преступлениях, предусмотренных ст. 136, 282 относятся к подследственности прокуратуры (ст. 151 Уголовно-процессуального кодекса РФ) и к категории дел, по которым производство предварительного следствия является обязательным.
   Ст. 5.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях устанавливает ответственность за воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе принятию религиозных или иных убеждений или отказу от них, вступлению в религиозное объединение или выходу из него, а также оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики. Согласно ч. 1 ст. 5.27 Кодекса, за нарушение законодательства о труде и об охране труда налагается штраф в размере от пяти до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда.
   Кроме того, права граждан могут быть защищены в рамках гражданского судопроизводства (ст. 11 Гражданского кодекса РФ) путем признания права, восстановления нарушенного права, признания акта, изданного органом государственной власти или местного самоуправления, противоречащим закону. Причем гражданское законодательство защищает и нематериальные блага, в частности, честь и достоинство личности, право на свободу передвижения, неприкосновенность личности (ст. 150 Гражданского кодекса РФ).
   Еще одна возможность защитить себя от дискриминации вытекает из применения глав 24 и 25 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ и Закона РФ от 27 апреля 1993 г. № 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» при рассмотрении в суде исков на неправомерные действия должностных лиц и органов власти в случаях индивидуальной дискриминации. Согласно ч. 2 ст. 6 Закона, гражданин освобождается от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий (решений), но обязан доказать факт нарушения своих прав и свобод; на заинтересованное лицо, действия (решения) которого обжалуются, возлагается процессуальная обязанность документально доказать законность обжалуемых действий (решений) – (ч. 2. ст. 6 Закона «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан). Ст. 256 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации устанавливает сокращенный по сравнению с общим сроком исковой давности срок для обращения с подобным заявлением – три месяца с того момента, как гражданину стало известно о нарушении его прав и свобод. Пропуск срока не является основанием отказа к принятию заявления, но может служить основанием в отказе по существу жалобы.
   Помимо документов законодательного уровня, существует ряд подзаконных актов. Например, Постановление Государственной Думы от 13 ноября 1998 г. № 3236-II ГД «О заявлении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «О недопустимости действий и высказываний, осложняющих межнациональные отношения в Российской Федерации»».
   Одним из основных документов, регулирующих сферу национальных отношений в России, является Концепция государственной национальной политики России, утвержденная Президентом Российской Федерации в 1996 г. В соответствии с Концепцией, государственная политика в этой области строится на принципах – равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от его расы, языка, вероисповедания; сохранения исторически сложившейся целостности государства; сохранения и развития языков и культур народов России; своевременного и мирного разрешения противоречий и конфликтов; запрещения деятельности, направленной на возбуждение социальной, расовой, национальной и религиозной розни, ненависти либо вражды.
   Субъекты Российской Федерации также имеют в своем распоряжении определенный арсенал средств защиты граждан от дискриминации.
   Например, в Свердловской области, на территории которой проживает около 120 национальностей, в целях гармонизации национальных отношений Указом Губернатора Свердловской области от 3 сентября 1996 г. № 335 утверждены Основные направления национальной политики Свердловской области.
   В настоящее время на федеральном и региональном уровне действует свыше ста законов и иных нормативных правовых актов, принадлежащих к различным отраслям права, в которых в том или ином виде затрагиваются вопросы правового обеспечения национальной и религиозной толерантности. Однако Российское государство пока не может в полной мере выполнять свою конституционную обязанность по защите равноправия граждан. Этому противодействует ряд факторов политического, социально-экономического, психологического и правового характера, прежде всего, смена конституционного строя, прежней политической и экономической систем, повлекшая переоценку ценностей в общественном сознании, а зачастую и неприятие определенной частью российских граждан нового курса реформирования российского общества и государства, нарастающий вал преступности, коррумпированности в разных эшелонах власти и т. д.
   2) Обвинительные приговоры за проявление национальной и религиозной ненависти
   Долгое время в России практически не было обвинительных приговоров по делам о национальной и религиозной ненависти. Данный мотив далеко не всегда учитывался при разборе судебных дел, связанных с убийствами и избиениями иностранных граждан. Однако в течение 2004–2007 гг. ситуация в этой части стала меняться в лучшую сторону. Тем не менее, число преступлений, совершенных на расовой, национальной или религиозной почве, значительно больше, чем число приговоров по ним.
   Лиц, регулярно совершавших преступления на национальной и религиозной почве, можно сгруппировать по следующим категориям:
   а) так называемые скинхеды – представители националистических молодежных группировок, как правило, с откровенно фашистской идеологией (в отдельных скинхедовских организациях налажено издание и распространение книг идеологов фашизма конца XIX – начала ХХ в.);
   б) националистические партии, организованные с целью пропаганды расового, национального и/или религиозного превосходства;
   в) представители националистических издательств;
   г) музыканты неоязыческих рок-групп;
   д) сатанисты – представители девиантных молодежных групп, настроенных на борьбу с «признанными» религиями;
   е) представители органов власти, словом или действием поощрявшие либо стимулировавшие национальную или религиозную дискриминацию.
   Статистика судебных приговоров по категориям осужденных за национальную и религиозную ненависть показывает, что скинхеды наиболее активны в Кирове, Москве, Саратове; националистические партии – в Москве, Новосибирске, Республике Татарстан; представители органов власти, поощряющие дискриминацию – в Москве.
   3) Отслеживание экстремистских группировок
   В связи с участившимися преступлениями националистических группировок правоохранительные органы начали отслеживать их деятельность. Так, в начале июня 2005 г. в десятой редакции списка экстремистов и террористов Росфинмониторинга среди почти 1500 физических и юридических лиц и организаций России и мира появились приморское и омское отделения Русского национального единства (РНЕ).
   В 2006 г. в Череповце (Вологодская область) милиция отследила и взяла на учет несколько скинхедовских группировок.
   4) Лишение государственной регистрации экстремистских политических партий и религиозных движений
   Согласно законодательству РФ, политическая партия или религиозная организация не должна пропагандировать расовое, национальное и религиозное превосходство, а также возбуждать расовую, национальную и религиозную ненависть. Если она осуществляет такой вид деятельности, ее лишают государственной регистрации (т. е. ликвидируют). К сожалению, это правило действует далеко не всегда, однако за последние несколько лет ряд партий и религиозных организаций были лишены регистрации. Так, в 2003 г. была ликвидирована Национально-державная партия России.
   В 2004 г. ликвидированы: во Владимирской области – региональные отделения Русского общенационального союза, Русского национального движения и Русского национального единства; в Омской области – Славянская община Капища Веды Перуна церкви православных староверов-инглингов, Асгардская славянская община и Мужская духовная семинария православных староверов-инглингов; в Смоленской области – областное отделение Национал-большевистской партии.
   В 2005 г. ликвидированы: Национал-большевистская партия, в Кировской области – мусульманская партия «Ислан»; в Ленинградской области – региональное отделение Национально-державной партии России, в Республике Татарстан – мусульманская партия «Нурджулур».
   В 2006 г. ликвидированы: в Республике Кабардино-Балкария – организация «Государственный Совет Балкарии»; в Краснодарском крае – партия «Рада земли Кубанской Духовно-Родовой Державы Русь»; и Православная славянская община «ВЕК РА» (Ведическая Культура Российских Ариев) Скифской Веси Рассении.
   В 2007 г. отказано в государственной регистрации Партии Защиты Российской Конституции «Русь» и партии «Великая Россия».
   5) Снятие кандидатов в органы законодательной власти за экстремистскую деятельность
   Как показывает российская практика, депутаты, а также представители других ветвей власти, могут пропагандировать экстремистские взгляды. Однако иногда и они встречают отпор.
   В 2005 г. в г. Мегион Ханты-мансийского автономного округа непосредственно перед вторым туром выборов мэра города за возбуждение национальной розни в судебном порядке был снят кандидат, оппозиционный действующему мэру. Мосгоризбирком запретил распространение одной из предвыборных листовок ЛДПР, призывающих «закрыть Москву от выходцев с юга», на которой изображен мужчина «кавказской наружности», продающий дыни. Мосгориз-бирком постановил признать агитационный ролик московского отделения партии «Родина» разжигающим межнациональную рознь. С выборов в Московскую городскую думу за ксенофобскую пропаганду был снят избирательный список партии «Родина».
   B 2007 г. окружная избирательная комиссия Октябрьского района Самары отказала Михаилу Матвееву в регистрации в качестве кандидата в депутаты Самарской Губернской Думы за демонстрацию нацистской символики. Центральная избирательная комиссия РФ отказала в регистрации федерального списка кандидатов в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ пятого созыва, выдвинутого Политической партией «Народный Союз», по формальному признаку.
   6) Запрет на проведение экстремистских митингов
   К сожалению, часть экстремистских митингов и акций санкционируются властями. Однако за 2005–2007 гг. осуществлен переход к практике запретов экстремистским организациям проводить свои публичные мероприятия. Экстремистские митинги были запрещены в 2005 г. – в Сыктывкаре; в 2006 г. – в Брянске, Благовещенске, Владивостоке, Москве, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Санкт-Петербурге, Славянске-на-Кубани, Ульяновске, Чите; в 2007 г. – в Москве.
   7) Прерывание экстремистских акций
   Правоохранительные органы, кроме того, прерывают массовые драки, устроенные скинхедами, а также несанкционированные собрания и акции, проводимые экстремистами.
   Экстремистские акции были прерваны: в 2004 г. – во Владивостоке и в Тюмени, Республике Чувашия; в 2005 г. – в Калининграде, Калуге, Верхней Пышме (Свердловская область); Республике Башкортостан; в 2006 г. – в Брянске, Кирове, Махачкале, Москве, Новосибирске, Санкт-Петербурге, Саратове, Сыктывкаре, Республике Кабардино-Балкария; в 2007 г. – в Екатеринбурге, Москве, Нарьян-Маре, Сыктывкаре, Чите.
   8) Закрытие экстремистских СМИ или вынесение им предупреждения
   Одно из основных орудий экстремистов – средства массовой информации. Долгое время им уделялось очень мало внимания.
   Однако за последние несколько лет и Федеральная служба по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия (Россвязьохранкультура), и органы прокуратуры РФ вынесли много предупреждений экстремистским СМИ, несколько изданий были закрыты.
   Статистика за 2004–2007 гг. подтверждает эту тенденцию[50].
   2004 г. Закрытие экстремистских СМИ – Новосибирск. Вынесение предупреждения экстремистским СМИ – Санкт-Петербург; республики Алтай и Северная Осетия – Алания. Признание материалов СМИ экстремистскими – Москва.
   2005 г. Вынесение предупреждения экстремистским СМИ – Калуга, Москва, Самара, Саратов, Санкт-Петербург; Республика Северная Осетия – Алания.
   2006 г. Закрытие экстремистских СМИ – Санкт-Петербург; Республика Кабардино-Балкария. Вынесение предупреждения экстремистским СМИ – Волгоград, Красноярск, Чита; республики Коми и Удмуртия.
   2007 г. Закрытие экстремистских СМИ – Киров, Москва, Оренбург, Орел, Ростов-на-Дону, Чита; Республика Марий-Эл. 5 февраля 2007 г. Перовским судом г. Москвы книги «Четвертая Мировая» и «Геноцид» Юрия Петухова, писателя-фантаста, известного своими националистическими высказываниями, были признаны экстремистскими и запрещены. Согласно судебному решению в г. Москва, ограничен доступ к четырем экстремистским сайтам.
   Экстремистским СМИ делались предупреждения. Россвязьохранкультура в 2007 г. вынесла 29 предупреждений. Было сделано предупреждение от региональных органов прокуратуры в Республике Якутия. Были признаны экстремистскими материалы в СМИ – в Архангельске, Кирове, Челябинске, Южно-Сахалинске, Республике Удмуртия.

   Предупредительные меры
   1) Антиэкстремистские заявления высокопоставленных чиновников
   Высокопоставленные чиновники с 2000-х гг. стали чаще высказываться против экстремизма. Можно привести следующую статистику контент-анализа в этой части: Президент РФ В. Путин – 27 января 2005 г., 11 января 2006 г., 22 июня, 29 июня, 10 ноября, 20 декабря; губернатор Орловской области Е. Строев – 12 января 2005 г.; губернатор Ульяновской области С. Морозов – 13 ноября 2006 г.
   2) Правовая защита иностранцев
   В Республике Татарстан в Доме дружбы народов созданы Центр социально-правовой защиты иностранных граждан и Центр временного размещения иностранных граждан. Иностранный гражданин, попавший в безвыходную ситуацию, в первую очередь должен обратиться к своему работодателю. Если тот не помог, то гражданин может обратиться в свою общину.
   3) Защита иностранных студентов
   Угроза жизни и здоровью иностранных студентов побудила региональные власти предпринимать меры к их защите (в Архангельске, Волгограде, Воронеже, Иваново, Ростове-на-Дону). В 2005 г. в Санкт-Петербурге был создан Совет по делам иностранных студентов.
   4) Институт Уполномоченного по правам человека
   В Российской Федерации идея учреждения института Уполномоченного по правам человека впервые получила правовое выражение в Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой 22 ноября 1991 г. Верховным Советом РСФСР. Ст. 40 Декларации предусматривала создание должности Парламентского уполномоченного по правам человека, который назначается Верховным Советом сроком на 5 лет, подотчетен ему и обладает той же неприкосновенностью, что и народный депутат РСФСР.
   Должность Уполномоченного по правам человека Российской Федерации учреждена Конституцией РФ. Пункт «д» ч. 1 ст. 103 Конституции относит к ведению Государственной Думы назначение и освобождение от должности Уполномоченного, действующего в соответствии с Федеральным конституционным законом.
   Федеральный конституционный закон от 4 марта 1997 г. № 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» определил статус Уполномоченного, его компетенцию, порядок назначения и освобождения от должности, реализовав тем самым требования Конституции РФ. Федеральный конституционный закон установил, что Уполномоченный при осуществлении своих полномочий независим и неподотчетен каким-либо государственным органам и должностным лицам.
   Должность Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации учреждена в целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод граждан, их соблюдения и уважения государственными органами, органами местного самоуправления, должностными лицами и государственными служащими. Деятельность Уполномоченного дополняет существующие средства защиты прав и свобод граждан, не отменяет и не влечет пересмотра компетенции государственных органов, обеспечивающих защиту и восстановление нарушенных прав и свобод.
   Согласно пп. 1 и 2 ст. 33 Федерального конституционного закона, по окончании календарного года Уполномоченный направляет доклад о своей деятельности Президенту РФ, в Совет Федерации и Государственную Думу РФ, Правительство РФ, Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ, Генеральному прокурору РФ, руководителям министерств и ведомств, средствам массовой информации и уполномоченным по правам человека в субъектах РФ.
   Кроме того, по отдельным вопросам соблюдения прав и свобод граждан Уполномоченный может направлять в Государственную Думу специальные доклады. За 5 лет было подготовлено и направлено 5 ежегодных и 8 специальных докладов, посвященных тем сферам жизнедеятельности, где имеют место существенные нарушения прав человека.
   Региональные Уполномоченные по правам человека существуют в 47 субъектах Российской Федерации.
   5) Принятие государственных программ по толерантности
   С целью повышения уровня национальной и религиозной толерантности органы государственной власти осуществляют комплекс мер, отраженный в федеральных целевых программах. 2 августа 2001 г. на заседании Правительства Российской Федерации был принят проект федеральной целевой программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе».
   К 2008 г. подобные программы приняты в Москве, Санкт-Петербурге, Калужской, Псковской, Рязанской, Самарской, Саратовской, Ростовской, Томской областях, в республиках Карелия и Кабардино-Балкария.
   6) Поддержка культур малочисленных народов и национальных ассоциаций
   На защиту исконной среды обитания и традиционного образа жизни коренных малочисленных народов направлен Федеральный закон от 30 апреля 1999 г. № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации». Кроме того, принят Федеральный закон от 7 мая 2001 г. № 49-ФЗ «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации».
   Существуют и региональные инициативы. Так, устав Псковской области содержит отдельную статью, гарантирующую «права народности сету[51] на исконную среду обитания, на сохранение самобытности, языка, обычаев и традиций, на самоуправление»; в республиках Коми (1996) и Татарстан (2003) приняты законы о национально-культурной автономии; в Волгоградской области (2001) и в Санкт-Петербурге (2004) – законы о национальных отношениях, в Республике Мордовия и Тюменской области (2004) – о государственной поддержке НКА. Указанное законодательство не содержит дополнительных, по сравнению с федеральным, гарантий и позитивных обязательств государства. Можно лишь отметить, что увеличение числа региональных законов по этнической тематике демонстрирует внимание региональных законодателей к этой области.
   Представители органов власти, культурных, религиозных и национальных объединений, а также бизнесмены Приморского края подписали договор о сотрудничестве по предотвращению актов вандализма и экстремизма. В 2000 г. МВД Республики Татарстан и Ассоциация национально-культурных общин заключили такое соглашение, в 2004 г. оно было продлено до 2007 г.
   Санкт-Петербург присоединился к Европейской коалиции городов против расизма. Он стал первым российским городом, рассчитывающим использовать опыт межкультурного диалога на благо своих граждан.
   Государство также принимает программы по поддержке культурного наследия малых народов. Например, программа «Культура России» (2006–2010)[52] включает в себя подпрограмму «Развитие культуры и сохранение культурного наследия России», которая, в свою очередь, содержит раздел VI «Культурные основы федерализма, национальной и региональной политики». Получателями средств в рамках этого раздела являются государственные организации культуры.
   В 2001–2005 гг. на национально-культурное развитие должно было быть выделено 25,5 млн руб. (850 тыс. евро), в том числе 12,5 млн руб. – из федерального бюджета[53].
   Федеральная целевая программа «Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера до 2011 г.»[54] предусматривает развитие социальной и образовательной инфраструктуры в местах проживания народов Севера. Финансирование программы – 2744,32 млн руб. (91,5 млн евро), из них 979,82 млн руб. (35,7 %) – средства федерального бюджета, 1366,56 млн руб. (49,8 %) – средства бюджетов субъектов Российской Федерации и 397,94 млн руб. (14,5 %) – внебюджетные источники. Впрочем, Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ оценивает эффективность программы как весьма низкую, поскольку программа реализуется по принципу «латания дыр». Кроме того, Ассоциация негативно относится к тому, что при разработке программы не были учтены предложения самих организаций коренных народов и выражает озабоченность тем, что в программе не предусмотрен надлежащий, в том числе общественный, контроль целевого использования средств.
   Бюджет Федеральной целевой программы «Социально-экономическое и этнокультурное развитие российских немцев на 2008–2012 годы» составляет 2804,349 млн руб., в том числе за счет средств федерального бюджета – 2141 млн руб., бюджетов субъектов Российской Федерации – 663,349 млн руб.
   Кроме того, существует финансирование подобных мероприятий и в регионах. В Республике Марий Эл выделяются средства на проведение фестивалей, семинаров и других событий культурной жизни. В бюджете Тюменской области имеется отдельная строка на финансирование концепции национальной политики (составляет 20 млн руб.). Получают государственную поддержку отдельные проекты национально-культурных автономий. Проводятся многочисленные затратные мероприятия: фестивали и обучающие семинары для специалистов органов местного самоуправления, издаются красочные журналы – «Мир национальностей» (специальное приложение к журналу «Сибирское богатство») и «Национальные культуры региона», многоцветная «Интернациональная газета». Областная целевая программа развития и гармонизации национальных отношений народов Пермской области на 2004–2008 гг. предусматривает частичное финансирование из областного бюджета на проведение исследований, издание литературы и выпуск телепередач, посвященных культуре этнических групп региона, главным образом коми-пермяков и коми-язьвинцев.
   С целью способствовать свободному культурному развитию национальных диаспор, а также чтобы дать им возможность информировать население о своей деятельности, власти поддерживают национальные ассоциации. Согласно Федеральному закону от 17 июня 1996 г. № 74-ФЗ «О национально-культурной автономии», национально-культурная автономия есть разновидность общественных объединений, т. е. неправительственных организаций, созданных по этническому признаку «в целях самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры». Принятые в ноябре 2003 г. поправки в данный закон более четко определили, что они являются видом общественного объединения (т. е. отдельной категорией общественных объединений, регулируемых специальным законом) и существуют в форме общественной организации (т. е. должны быть основаны на фиксированном членстве физических лиц). По статусу различаются – местные, региональные и федеральные национально-культурные автономии. Им предоставляются права, связанные исключительно с «сохранением самобытности, развитием языка, образования, национальной культуры». Закон явно устанавливает только два преимущества национально-культурных автономий перед прочими неправительственными организациями: государственные СМИ могут бесплатно размещать материалы национально-культурных автономий и при органах исполнительной власти могут создаваться консультативные советы по делам национально-культурных автономий.
   В республиках Башкортостан, Татарстан, Саха (Якутия), Приморском и Забайкальском краях, Курганской, Омской, Саратовской, Тверской и Тюменской областях власти организуют или поощряют региональные «Ассамблеи народов». Наиболее развитые сети государственных и муниципальных учреждений культуры, служащих базой для этнических организаций и этнокультурных проектов, имеют – республики Башкортостан и Коми, Пермский край, Ханты-мансийский автономный округ, Тюменская и Омская области.
   

notes

Примечания

1

   Якунин В.И., Сулакшин С.С., Багдасарян В.Э. и др. Государственная политика вывода России из демографического кризиса. М.: Научный эксперт, 2007.

2

   По данным Всероссийской переписи населения 2002 г.

3

   Геллнер Э. Нации и национализм. М., 1991. С. 85.

4

   Сегодня получила распространение теория институциональных матриц, которую разрабатывает С. Кирдина. Согласно этой теории, функционирование общества осуществляется преимущественно либо на базе субсидиарнорыночных институтов (западная матрица), либо – коммунитарно-редистрибутивных институтов (восточная матрица).

5

   <http://www.gov.karelia.ru/Karelia/1162/15.html>.

6

   <http://www.lawru.info/base16/part9/d16ru9519.htm>.

7

   Подсчитано по материалам сайта <http://www.perepis2002.ru/ct/doc/ T0M_04_07.xls>.

8

   Такой показатель достигнут в значительной степени за счет данных о том, что в Чечне живет более 1 млн чел., в основном чеченцев. Но эти сведения о численности жителей Чечни вызывают серьезные сомнения.

9

   Принадлежность к данным конфессиям считалась терпимой только для определенных национальностей, для которых они были традиционными (армяне, поляки, финны, немцы и т. д.). Русские католики и протестанты считались вероотступниками.

10

   <http://www. portal-credo.ru/site/index. php?act=lib&id=1997>.

11

   <http://www.memo.ru/hr/discrim/ver1/index.htm?>.

12

   <http://www.feor.ru/analytics/monitoring/antisemitism/?id=37&year=2007.

13

   Медведев К. С дубиной дилера // Русский курьер. 2005. 27 июня.

14

   <http://www.memo.ru/hr/discrim/ver1/index.htm>.

15

   <http://www.press-attache.ru/Article.aspx/week/2152>.

16

   По материалам сайта <http://sova-center.ru/>.

17

   <http://www. newizv.ru/news/?id_news=25465&date=2005–06–02>

18

   <http://riasamara.ru/rus/news/region/sport/article16031.shtml>

19

   <http://www. ombudsman. gov.ru/doc/documents. shtml>.

20

   <http://www. ombudsman. gov.ru/doc/documents. shtml>.

21

   <http://xeno. sova-center.ru>.

22

   <http://www. memo.ru/hr/discrim/ver1/index. htm>.

23

   Доклад Уполномоченного по правам человека за 2006 год. М., 2007. С. 74.

24

   <http://www. mhg.ru/publications/AFD945A>.

25

   <http://www. kommersant.ru/doc-y. aspx?DocsID=904373>.

26

   Доклад Уполномоченного по правам человека за 2006 год. М., 2007. С. 46–47.

27

   <http://xeno. sova-center.ru>.

28

   <http://xeno. sova-center.ru?>.

29

   <http://www. moe.kpv.ru/view/text. shtml?24134>; <http://www. gazeta.ru/ lenta/2006/05/10/news_635404.shtml>.

30

   <http://si. kongress.ee/?a=page&page=42eff6ce81cf2428f9912&subpage=42f11f7 b207e64100ea3b>.

31

   <http://news. ntv.ru/115972>.

32

   Кочергин А. Актуальные проблемы положения шапсугов // Бюллетень Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов. 2005. № 61. С. 47–49.

33

   <http://www. mhg.ru/publications/A1ADABC>.

34

   <http://www. moe.kpv.ru/view/text. shtml?16115>.

35

   <http://www. ombudsman. gov.ru/doc/documents. shtml>.

36

   Бурьянов С.А. Ксенофобия, нетерпимость и дискриминация по мотивам религии или убеждений в субъектах Российской Федерации. М., 2007. С. 21–22.

37

   <http://xeno. sova-center.ru>.

38

   <http://www. regions.ru/news/1983264>.

39

   <http://www. apsny.ge/news/1184710645.php>.

40

   <http://www. regnum.ru/news/494742.html>.

41

   Труд в Башкортостане, 2007 г. 31 мая.

42

   <http://xeno. sova-center.ru>.

43

   Бурьянов С. Ксенофобия, нетерпимость и дискриминация по мотивам религии или убеждений в субъектах Российской Федерации. М., 2007. С. 118–119.

44

   Газета «Слово» от 27 ноября 2004 г. «Альтернативы службе нет».

45

   Бурьянов С. Ксенофобия, нетерпимость и дискриминация по мотивам религии или убеждений в субъектах Российской Федерации. М., 2007. С. 120.

46

   <http://www. mhg.ru/publications/AFD945A>.

47

   <http://www. memo.ru/hr/discrim/ver1/index. htm>.

48

   <http://www. memo.ru/hr/discrim/ver1/index. htm>.

49

   <http://www. mhg.ru/publications/A1ADA21>.

50

   <http://xeno. sova-center.ru/>.

51

   Сету – православная по вероисповеданию группа, говорящая на эстонском языке и живущая по обе стороны границы между Россией и Эстонией.

52

   Постановление Правительства РФ от 8 декабря 2005 г. № 740 «Об утверждении программы «Культура России (2006–2010).

53

   <http://www. programs-gov.ru/ext/13/4.htm>.

54

   Постановление Правительства РФ от 27 июля 2001 г. № 564 «О федеральной целевой программе «Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера до 2008 года»».
Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать