Назад

Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Социальное партнерство государства и религиозных организаций

   В научной монографии представлена необычная цепочка исследований и результатов, направленных на правовое решение ряда ключевых проблем жизнедеятельности человека, семьи, общества и государства. Авторы не только исследовали сферу общественных отношений – социально значимой деятельности религиозных организаций в России и их взаимоотношений с органами власти всех уровней, но, выявив в ней проблемы, затрудняющие достижение общественного блага, разработали проект федерального закона, устраняющего указанные препятствия. Для разработки закона была создана специальная методология, гарантирующая его работоспособность, и имеющая универсальный характер. Закон оформлен в соответствии с требованиями Регламента Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и готов для внесения в порядке законодательной инициативы.
   Издание предназначено для депутатов Государственной Думы РФ и иных субъектов права законодательной инициативы, политиков, общественных деятелей, религиоведов, а также всех интересующихся вопросами мировоззренческой части жизни человека и государственного строительства.


Коллектив авторов Социальное партнерство государства и религиозных организаций

Введение

   Причиной, побудившей экспертов Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования при Отделении общественных наук Российской академии наук обратиться к проблеме правового регулирования религиозной деятельности в России, стали результаты исследования российского демографического кризиса[1].
   На современном этапе развития Россия столкнулась с уменьшением численности населения в абсолютных показателях, чему предшествовало системное изменение рождаемости и смертности на рубеже 90-х годов XX в. Смертность скачкообразно превысила рождаемость, но такой скачок не вытекал из долгосрочных трендов развития. Ранее в истории подобные явления имели место лишь в годы революций, гражданской и Великой Отечественной войны, массового голода. Это означает, что демографический «русский крест», возникший в конце прошлого столетия, должен иметь сопоставимую по масштабу социально-экономическую и социально-политическую причины. Именно разобщенность явления с долгосрочным трендом доказывает его социально-политическую («рукотворную») природу, т. е. обратимость.
   В ходе исследования выявлено четыре фактора, влияющих на демографическую ситуацию в России.
   Представляется, что наибольшее значение имеют факторы идейно-духовного состояния общества и национальной (цивилизационной) идентичности российского государства. Подобные факторы наиболее сильно влияют на волю к жизни и стратегическую мотивацию народов. Основные причины российского демографического кризиса заключаются в эрозии традиционных смыслов российской жизни, идейно-духовном опустошении, отсутствии сплачивающей российское общество национальной идеи, подмене присущих российской цивилизации ценностных кодов, в искажении сущности российской государственности, которая была эффективной лишь тогда, когда в ней воплощались многовековые традиции и ценности русских цивилизационных накоплений, специфическая природа уникального, интегрирующего разные народы типа государства.
   Под русскими цивилизационными накоплениями российского государства не столько в этническом, сколько в непосредственно цивилизационном смысле, понимаются:
   – русский язык;
   – созидательные и исторически значимые конфессии в России;
   – культура;
   – традиции и обычаи;
   – ментальность;
   – уклады и устои;
   – поведенческие и ценностные стереотипы.
   Ценностные и поведенческие установки традиционно формируются в семье, школе, на улице, через средства массовых коммуникаций. История показала, что одним из важнейших факторов поддержания высокого уровня духовности в обществе и сохранности традиций выступает религия. Когда в России созидательные религиозные ценности семьи, брака, отношения к детям, жизни, здоровому образу жизни привносились и культивировались в обществе, в детских умах и душах, тогда, как правило, общество не сталкивалось с проблемой демографического кризиса[2].
   Что касается Европы, то высокие демографические показатели были присущи тем странам, которые либо сохраняли освященные церковью традиционные репродуктивные ориентиры, либо активно использовали механизмы государственного регулирования демографических процессов.
   Уровень рождаемости имеет отчетливую религиозную обусловленность – «производительными» семьями являются, главным образом, ортодоксальные семьи, независимо от религиозной принадлежности[3]. Отсюда следует, что традиционная семья выполняет значимую функцию, разрушение которой «равнозначно физическому уничтожению всего менталитета как реальной общности людей. То есть в случае разрушения традиционных устоев семьи в определенном государственном субъекте возникает вакуум, открывающий место для естественного вида экспансии, связанной с физическим вытеснением народа, резко сокращающегося в своей популяции, и с заселением освоенного им пространства другими народами»[4].
   В то же время при значимости религий в обществе для важнейших результатов его развития, которая видна на примере демографии, вопрос о роли религиозных организаций в системе образования и воспитания, в формировании культурного пространства, деятельности СМИ, армии, пенитенциарных учреждений, социальной и благотворительной деятельности в Конституции Российской Федерации представлен на уровне всего пяти слов об «отделении» религиозных объединений от государства.
   В соответствии со ст. 14 Конституции Российской Федерации, Россия является светским государством. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.
   Столь лаконично сформулированный принцип отделения религиозных объединений от государства явно недостаточен с содержательно-регулятивной точки зрения. Его реализация де факто создает значительные препятствия для функционирования религиозных организаций, реализующих социально значимую деятельность, поскольку не позволяет регулировать целый ряд реально существующих отношений.
   Неоднозначность и неполнота формулировки заключается в том, что Конституция Российской Федерации не раскрывает ни понятия «государство» (тем более, «светское государство», что дает возможность смешивать на практике понятия «светскость» и «атеистичность»), ни понятия «отделение», ни понятия «религиозные объединения». Многие статьи Конституции конспективны и требуют детализации, которая достигается в федеральных законах, раскрывающих ее императивы. Однако в данном случае такая детализация часто неполна и противоречива. Именно отсюда и вытекает необходимость принятия нового закона.
   Если понимать «отделение» с организационной точки зрения, то оно должно означать отделение религиозных объединений от государственных органов и институтов, принцип их взаимного невмешательства в деятельность друг друга, что, естественно, не лишает государства функции регулирования деятельности религиозных организаций в той ее части, которая не затрагивает собственно отправления религиозного культа и отношений, возникающих по этому поводу. Однако это никак не должно означать «отделения» религиозных объединений от самой деятельности, направленной на достижение некоторых важнейших и для государства, и для общества целей. Подобную деятельность ведут множество негосударственных субъектов и институтов, не вмешиваясь в непосредственные функции государства.
   Таким образом, организационное отделение и обособление религиозных объединений должно подкрепляться детальной регламентацией механизмов участия религиозных объединений в тех видах деятельности, которые направлены на достижение целей, общих для государства и религиозных объединений.
   Тем не менее, Конституция РФ не содержит прямых указаний на такого рода возможности, что создает предпосылки для расширенного толкования смысла понятия «отделение»: от запрета на упомянутые виды деятельности до организационно-территориального обособления (изоляции) и т. п. Все это не позволяет религиозным организациям в полной мере оказывать то позитивное воздействие на формирование идейно-духовных оснований российского общества, которое столь сильно влияет даже на такие серьезнейшие обстоятельства жизни государства и общества, как демографическое состояние.
   Если понимать норму Конституции Российской Федерации в разумном и умеренном ключе, то она должна предполагать вполне определенный регламент отделения религиозных объединений от государства.
   Причем ясно, что, как только начинается разговор о регламенте «отделения», мгновенно становится понятным, что речь идет на самом деле о взаимоотношениях государства и религиозных объединений.
   Очевидно, что регламент этих взаимоотношений должен быть легальным и легитимным, иметь вид конкретных нормативов, позволяющих определить, нарушается конституционное положение или нет. Именно поэтому в системе российского законодательства наряду с уже действующим законом, легитимизирующим существование субъектов взаимодействия – государства и религиозных организаций – необходим закон, регламентирующий их взаимные отношения.
   Речь идет о Федеральном законе «О взаимодействии органов государственной власти и органов местного самоуправления с религиозными организациями» (далее – Закон), разработке и презентации которого посвящена настоящая монография.
   Учитывая, что многие религиозные объединения в достаточной степени инкорпорированы в современное общество, а некоторые являются «ровесниками» российского государства, точек активного соприкосновения между ними множество: сфера формирования моральных, нравственных, семейных, общественных, гражданских и патриотических ценностей, сфера предотвращения и разрешения межрелигиозных конфликтов, благотворительности, обеспечения национальной безопасности (правоохранительные органы, армия, силовые структуры, боевые условия), образование, культура.
   «Отделение» не означает «изоляция» и в зарубежных странах, что убедительно доказывает проведенный авторами данной книги анализ зарубежного опыта. Практически во всех странах органы государственной власти в той или иной форме сотрудничают с религиозными организациями. Это касается даже таких подчеркнуто светских стран, как Франция и Соединенные Штаты Америки.
   По опыту зарубежных стран, государство, будучи светским, может заинтересованно сотрудничать:
   – с теми религиозными организациями, которые являются культурообразующими для данной страны;
   – с теми, которые, не являясь в культурном отношении традиционными для данной страны, пропагандируют и соблюдают традиционные для общества и государства ценности и при этом обладают достаточным количеством членов;
   – со всеми остальными, деятельность которых совершается для общественного блага и не нарушает закона.
   Таким образом, не только зарубежный опыт, но и современная ситуация в России свидетельствует, что государству жизненно необходимо сотрудничество с религиозными организациями. При этом следует помнить, что, поскольку история знает примеры, когда недостаток терпимости, просвещенности или иные причины приводили к расколу обществ и государств по религиозному признаку, очень важно максимально учитывать интересы отдельных субъектов, стремиться к уважительному мирному сосуществованию различных религиозных направлений в рамках единого общества и государства.
   Государство может сотрудничать с любыми религиозными организациями, которые пропагандируют традиционные для государства и общества ценности и следуют им, осуществляют социально значимую деятельность, не нарушают действующее законодательство Российской Федерации, выражают духовные потребности и культурные традиции народов России.
   Разумеется, на практике и в существующем правовом поле в настоящее время религиозные организации в меру своих возможностей реализуют социально значимую деятельность во всех субъектах Российской Федерации. Однако бесспорно, что их деятельность будет более масштабной и принесет более значительные плоды, если сфера их взаимодействия с государством получит легальную основу, регламентированность, защиту и соответствующие гарантии.
   Выиграют при этом не только религиозные объединения, но и государство, и общество, и институт семьи, и каждый российский гражданин.

Глава 1. Методология разработки эффективного закона

1.1. Общая методология законопроектирования

   Иногда представляется, что написать проект закона достаточно просто. Необходим грамотный юрист, название поэффектнее, несколько статей, которые дублируют Конституцию Российской Федерации, например, в части полномочий органов власти разных уровней, и законопроект готов. На практике подобных законов принято много, они отличаются тем, что от их принятия в жизни ничего не изменяется.
   Есть несколько ключевых методологических положений, от следования которым зависит, будет ли новый закон эффективным.
   Прежде всего нужно представлять себе, что закон предназначен для правового регулирования человеческих отношений.
   Необходимо точно понимать, о какой сфере человеческих отношений идет речь (это обозначит один из подходов к предмету регулирования закона). В нашем случае речь идет о сфере общественно полезной деятельности религиозных организаций и их взаимоотношениях с органами публичной власти всех уровней.
   Если есть отношения, то должны быть и их субъекты. Для обсуждаемого закона основные субъекты – это, конечно, государство, в лице соответствующих органов и институтов, и религиозные организации. Понятно, что тех и других много, они разнолики, поэтому требуется систематизация (по функциям, типам и видам деятельности и т. д.) для отражения специфики соответствующих отношений. Вместе с тем в отношениях участвуют люди, семьи, общество, различные социальные группы.
   Если есть субъекты отношений, то у них должны быть интересы. Деятельностью людей движут интересы, интересы мотивируют поведение в регулируемых законом отношениях. Значит, все эти интересы надо себе представлять. Кроме того, интересы различных субъектов отношений конфликтуют между собой, следовательно, необходимо находить такие регуляции, чтобы можно было достигнуть максимального согласования интересов и наименьших потерь или конфликтогенности.
   Пока что речь шла о проблемах в области человеческих отношений. Определенное правовое регулирование в этой сфере уже существует, например, норма Конституции. Однако требуется детальное представление о действующем в данной сфере законодательстве. И тогда будет понятно, какие есть пробелы, коллизии или несовершенства, которые нужно исправлять, вторгаясь в действующее законодательство, а какие нормы придется принимать впервые в рамках нового закона.
   Наконец, наступает этап, на котором проблемы, выявленные в сфере отношений, «проецируются» на нормативно-правовое пространство. При этом формируется поле собственно правовых проблем, которые и составляют предмет регулирования нового закона.
   Но это не все. Необходимо четко понимать, какие ценности являются критерием для формирования формул нормативных регуляций. Самый устойчивый и оправданный подход, исключающий узкий лоббизм, социальную несбалансированность, заключается в выборе ценностей, соответствующих общественному благу, т. е. консенсусных в обществе и государстве.
   Вооружившись ценностными критериями, адекватными представлениями о наборе субъектов и их интересов, проблемах отношений и правовых проблемах, требующих решений, можно увидеть, сколько конкретных вопросов требуют нормативно-правового регулирования в новом законе. Происходит формирование своеобразной повестки дня для конструирования нового закона. Таких вопросов, по опыту нормотворчества, могут быть десятки и сотни.
   И только после этого становится возможным формировать структуру нового закона, находить формулы (концепты, принципы) нормативно-правовых регуляций, а затем выписывать сам нормативно-правовой текст.
   Указанная последовательность действий обеспечивает нацеленность и работоспособность нового закона в регулировании целеположенных отношений в обществе. Закон в результате имеет шанс быть эффективным.
   Ниже приводятся конкретные уникальные наборы перечисленной атрибутики, необходимой для разработки проекта Федерального закона «О взаимодействии органов государственной власти и органов местного самоуправления с религиозными организациями».

1.2. Ценностные цели закона

   Ценностные цели проекта Федерального закона «О взаимодействии органов государственной власти и органов местного самоуправления с религиозными организациями» определяются на основе совершенного в явном виде ценностного выбора.
   Выбраны шесть ценностных целей.
   1. Содействие укреплению в России нравственного здоровья и безопасности человека, семьи и общества.
   2. Повышение престижности созидательного религиозно-культурного мировоззрения и привнесение его в семью, общественные процессы, воспитание, образование, армию, пенитенциарную систему, милосердную и благотворительную деятельность.
   3. Защита и поддержание культурно-цивилизационной (национальной) идентичности России.
   4. Создание реальных условий для реализации конституционного права граждан на свободу совести.
   5. Исправление концептуальных несовершенств действующего законодательства Российской Федерации.
   Из постановки ценностных целей, которые лежат в основе серии предлагаемых управленческих решений по демографическому проекту (см. Введение), вытекает операционная цель принятия обсуждаемого закона: упорядочение и регламентация взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления с религиозными организациями для максимально полной реализации последними своих созидательных социальных функций.

1.3. Субъекты интересов в поле действия закона

   Как показано выше, при проектировании государственно-управленческих решений, в частности при подготовке проекта федерального закона, необходим учет ключевых субъектов, интересы которых могут быть затронуты действием разрабатываемого законопроекта.
   Кто входит в их состав?
   Во-первых, человек (личность). Разумеется, интересы отдельной личности, каждого конкретного человека должен учитывать любой закон.
   Во-вторых, семья, которая тесно связана и с интересами отдельной личности (все люди так или иначе реализуют себя в семье), и с интересами общества, важной ячейкой которого она является.
   В-третьих, общество. Без этой категории невозможна ни жизнь отдельной личности и семьи, ни жизнь государства.
   В-четвертых, социальные группы. В каждом обществе существуют отдельные группы, формируемые едиными религиозными, политическими, социальными интересами. Предлагаемый законопроект касается интересов религиозных групп – активной и значимой части общества.
   И, наконец, в-пятых, государство – это, пожалуй, наиболее интегративный субъект, который в той или иной мере «видит» интересы всех остальных субъектов отношений и должен их балансировать. Но у государства тоже есть свои неотъемлемые интересы, которые в законе следует учитывать, т. к. их неудовлетворенность в предельных случаях может приводить даже к разрушению государственной системы, и неизбежно вызывать вслед за этим деградацию механизма защиты интересов всех: человека, семьи, общества и отдельных социальных групп.
   Каковы неотъемлемые интересы выделенных субъектов, которые необходимо учесть при разработке закона? Перечислим субъекты отношений с их потребностями, которые будут учитываться в законопроекте.

   I. Человек (личность)
   1) свобода духовной самореализации;
   2) защита от внешнего деструктивного воздействия;
   3) возможность наследования духовных ценностей;
   4) доступ к информации и образованию.

   II. Семья
   1) правовой статус института семьи с точки зрения религиозных норм;
   2) статус отцовства и материнства;
   3) религиозные права ребенка в семье.

   III. Общество
   1) защита культурно-цивилизационной (национальной) идентичности России;
   2) повышение престижности созидательного религиозно-культурного мировоззрения и созидательных ценностей в России:
   – в личностных и семейных отношениях;
   – в общественных информационных и коммуникационных процессах;
   – в воспитании, образовании и просвещении;
   – в армии и иных силовых структурах;
   – в пенитенциарной системе и иных правоохранительных структурах;
   – в деятельности милосердия и благотворительности;
   – в социальных процессах, формирующих правосознание.
   3) укрепление гражданственности и патриотизма;
   4) создание в России условий для подлинной реализации конституционного права граждан на свободу совести;
   5) совершенствование в России отношений государства и органов местного самоуправления с верующими, религиозными объединениями, с религиозным миром;
   6) исправление концептуальных недоработок действующего российского законодательства, регулирующего взаимоотношения государства и религиозных объединений.

   IV. Группы интересов
   1) статус религиозной организации – социального партнера;
   2) границы вторжения светского права во внутренние установления религиозных организаций;
   3) реализация миссионерской функции религиозных организаций;
   4) реализация филантропической (благотворительной) функции религиозных организаций;
   5) реализация просветительской функции религиозных организаций;
   6) реализация хозяйственно-экономической функции религиозных организаций;
   7) реализация социально-этической функции религиозных организаций;
   8) реализация миротворческой функции религиозных организаций;
   9) реализация гражданской позиции религиозных организаций.

   V. Государство
   1) регламентирование религиозных прав и свобод;
   2) защита от внешнего деструктивного воздействия (защита суверенитета);
   3) наличие национальной идеи;
   4) полнота правового регулирования;
   5) заинтересованность государства в созидательных конфессиях;
   6) право религиозных организаций на заключение договора с государством.
   Именно исходя из представленного перечня конкретных интересов анализировались правовые проблемы, требующие регулирования в сфере взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления с религиозными объединениями, а также находились решения, на реализацию которых направлен данный законопроект.

1.4. Основные понятия

   В обыденном бытовом общении, в научных определениях или в энциклопедических словарях, конечно же, есть те или иные трактовки всех терминов и понятий, которые будут использоваться в конструируемом законе. Однако при их использовании в правовом документе определения должны получить точный, минимально интерпретируемый смысл, чтобы закон был однозначным и работоспособным. Для целей обсуждаемого закона требуют своего законодательного закрепления следующие основные понятия.
   1. Религиозная организация – социальный партнер – религиозная организация, внесшая существенный позитивный вклад в становление и развитие духовной, социальной и культурной жизни народов Российской Федерации, с которой в интересах человека, семьи, общества и государства установлено социальное партнерство с органами государственной власти и органами местного самоуправления.
   2. Социальное партнерство – система взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления с религиозными организациями, направленная на обеспечение реализации религиозными организациями уставных целей и задач в решении социально значимых проблем.
   3. Централизованная религиозная организация – социальный партнер – религиозная организация, аккредитованная в качестве социального партнера в органах государственной власти Российской Федерации в порядке, установленном федеральным законом.
   4. Местная религиозная организация – социальный партнер – религиозная организация, аккредитованная в качестве социального партнера в органах местного самоуправления в порядке, установленном федеральным законом.
   5. Внутренние установления религиозной организации — устав и иные, включая канонические, формы нормативного регулирования.

Глава 2. Социально значимая деятельность религиозных организаций в России

   С целью выработки оптимальной формы взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления с религиозными организациями была исследована существующая в настоящее время российская практика подобного сотрудничества, которая до сих пор не получила должного закрепления в законодательстве Российской Федерации.
   В каждом субъекте Российской Федерации, как правило, имеется несколько видов религиозных объединений, которые выполняют множество разнообразных видов социально значимой деятельности. В целом картина выглядит очень внушительно, но требует структурного и классификационного осмысления. Для этого в данной главе представлен первичный социологический очерк социальной деятельности религиозных объединений в разрезе субъектов Российской Федерации. На его основе можно оценить роль и значение отдельных религий в социально значимой деятельности, распределение ее по регионам России, а также увидеть профиль самой этой деятельности.

2.1. Социология российских религий

   Опыт практически всех стран мира показывает, что систему идейно-духовных ориентиров в долговременной перспективе развития страны возможно построить только с участием социально значимых религий. Как подтверждение этого факта могут рассматриваться слова бывшего Президента Российской Федерации В. Путина, произнесенные им на пресс-конференции перед представителями ведущих СМИ страны 1 февраля 2007 г.: «И традиционные конфессии Российской Федерации, и ядерный щит России являются теми составляющими, которые укрепляют российскую государственность, создают необходимые предпосылки для обеспечения внутренней и внешней безопасности страны. Из этого можно сделать ясный вывод о том, как государство должно относиться – и сегодня, и в будущем – и к тому, и к другому[5]».
   Религиозная идентичность нашей страны исследована неоднократно.
   Известные социологи религии С. Филатов и Р. Лункин дают следующие общие показатели культурной религиозности (т. е. численность людей считающих себя представителями данного религиозного движения):
   – православных – 75–85 млн;
   – католиков – до 1 млн;
   – протестантов всех деноминаций – 1,5–1,8 млн;
   – старообрядцев всех толков – менее 1,5 млн;
   – мусульман – 6–9 млн;
   – иудаистов – до 50 тыс.;
   – буддистов – около 550 тыс.;
   – жестко организованных новых религиозных движений – не более 300 тыс.
   Практикующих верующих:
   – православных (Русская православная церковь) – 3-15 млн;
   – старообрядцев всех толков – 50–80 тыс.;
   – католиков – 60-200 тыс.;
   – протестантов всех деноминаций – более 1,5 млн;
   – иудаистов – 30 тыс.;
   – мусульман – не более 2,8 млн;
   – буддистов – не более 500 тысяч;
   – жестко организованных новых религиозных движений – не более 300 тысяч чел.[6]
   Показательны данные Фонда «Общественное мнение», полученные в ходе опроса 32 тыс. человек 9-10 апреля 2005 г. (табл. 1)[7].
   Эти данные показывают, как последовательно в постатеистические постсоветские времена растет религиозность населения (табл. 2)[8]. Соотношение ведущих конфессий остается устойчивым и в динамике изменчивости самоидентификации населением своего отношения к религии.

   Таблица 1
   Конфессиональная структура в России


   Таблица 2
   Динамика самоидентификации населения России по отношению к вере, (в %)

   (Символ —> означает учет мусульман в группе «иные»)



   Подробные сведения о религиозной ситуации в России приводят авторы «Русской доктрины» (2007). Для подсчета численности представители конфессий эксперты привлекли материалы Всероссийской переписи населения 2002 г., опросов населения и полевых этноконфессиональных исследований Института этнологии и антропологии РАН, статистику Министерства юстиции РФ, учитывали заявления религиозных лидеров и оценки других экспертов.
   По их данным, верхние пределы численности ведущих религиозных групп нашей страны выглядят следующим образом: православные христиане – 86,5 % (126 млн чел.), в том числе старообрядцы разных толков – 0,8 % (1 млн чел.); мусульмане – 10 % (14,5 млн чел.); армяно-григориане – 0,8 % (1,1 млн чел.); язычники – 0,5 % (670 тыс. чел.); католики – 0,35 % (480 тыс. чел.); лютеране и меннониты – 0,3 % (430 тыс. чел.); баптисты – 0,3 % (430 тыс. чел.); буддисты – 0,25 % (380 тыс. чел.); пятидесятники – 0,2 % (300 тыс. чел.); иудаисты – 0,15 % (230 тыс. чел.)[9].
   Десять самых влиятельных религиозных организаций страны по мере своей значимости расположились следующим образом: Русская православная церковь, Федерация еврейских общин России, Совет муфтиев России, Центральное духовное управление мусульман России и европейских стран СНГ, Конгресс еврейских религиозных общин и организаций в России, Координационный центр мусульман Северного Кавказа, Российский объединенный Союз христиан веры евангельской (пятидесятников), Буддийская традиционная сангха России, Русская православная старообрядческая церковь, Армянская апостольская церковь.
   В так называемых новых религиозных движениях (Свидетели Иеговы, мормоны, кришнаиты, муниты, сайентологи, бахаиты, сатанисты, последователи Виссариона и т. д.) числятся в общей сложности не более 300 тыс. последователей. В ряде случаев точная оценка численности верующих представляет большие затруднения.
   В Аналитическом Центре Юрия Левады (Левада-центр) в июле 2007 г. был проведен представительный опрос свыше 2 тыс. россиян[10]. Более половины опрошенных россиян заявляли о приверженности православию (56 %), треть считали себя атеистами, а остальные участники опроса указали на принадлежность к другим религиозным организациям. По данным Левада-Центра, среди респондентов, которые относят себя к одному из христианских вероисповеданий или не считают себя верующими, подавляющее большинство (79 %) были крещены.
   По сведениям Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) на май 2008 г., в России к православным себя относят 73 % опрошенных россиян, к мусульманам – 6 %, буддистами, иудеями, католиками, протестантами или себя считают меньше чем 1 % респондентов, еще 3 % верят в Бога, но никакой религии не исповедуют, 11 % составляют неверующие[11].
   Итак, в России наряду с крупнейшими конфессиями представлено множество иных религиозных направлений, занимающихся социально значимой деятельностью. Некоторые из них – ровесники российского государства, другие возникли сравнительно недавно.
   Интересны и существенны данные о «возрасте» российских религиозных конфессий, хотя их историческая значимость весьма различна (табл. 3)[12].
   Рассматривая историческую ретроспективу, необходимо обратить внимание на три момента. Во-первых, в результате гонений на верующих в советское время некоторые относительно небольшие религиозные направления были полностью уничтожены и фактически возродились с нуля в конце 1980-х – начале 1990-х гг. (реформатство, методизм, Армия Спасения). Во-вторых, в лютеранстве, евангельском христианстве и пятидесятничестве примерно в то же время появились влиятельные группы из относительно многочисленных новообращенных, происходящих не из традиционных протестантских семей (хотя лидеры этих групп, как правило, – потомственные протестанты). В-третьих, после декларации 1927 г. митрополита Сергия (Страгородского) о лояльности советской власти стали возникать оппозиционные РПЦ МП православные объединения.
   Рост и дробление небольших альтернативных православных юрисдикций продолжается по сей день.

   Таблица 3
   Историческая представленность российских конфессий на ее территории

   Интересна статистика языческих верований в стране[13] (табл. 4[14]).

   Таблица 4
   Представленность российского язычества


   О числе религиозных организаций в стране можно судить по данным их регистрации (численность их членов может сильно варьировать). Данные о зарегистрированных в Министерстве юстиции религиозных организациях на 1 января 2007 г., представлены в табл. 5[15].

   Таблица 5
   Число зарегистрированных в России религиозных организаций



   Рассмотрим географию основных религиозных направлений в субъектах Российской Федерации (табл. 6)[16].

   Таблица 6
   Географическая представленность конфессий на территории России



   Исторически сложившаяся распространенность религиозных организаций в субъектах Российской Федерации разная. По числу преобладающих зарегистрированных религиозных организаций можно условно выделить «православные», «старообрядческие», «протестантские», «мусульманские», «буддийские», «языческие» районы. Области компактного проживания в России образуют только православные христиане (отдельно можно выделить старообрядцев), меннониты, мусульмане, буддисты и язычники (табл. 7, 8, 9)[17].

   Таблица 7
   Регионы с преобладающим или заметным числом православных религиозных организаций (в %)



   Неудивительно при этом, что в целом Российская Федерация выглядит как преимущественно православная страна.

   Таблица 8
   Регионы с преобладающим или заметным числом мусульманских религиозных организаций (в %)


   Исторически сложилось, что мусульмане традиционно сосредоточены в Южном Федеральном округе, в регионах Приволжского и Уральского федеральных округов. Высокая доля мусульманских общин в преимущественно православных областях Приволжского федерального округа объясняется, в частности, присутствием в этих регионах соперничающих муфтиятов, стремящихся набрать вес за счет усиленной регистрации малочисленных общин, либо наличием в них большого числа населенных пунктов с мусульманским населением (как в Пермском крае и Самарской области).
   В Российской Федерации к народам мусульманской культуры относятся татары, башкиры, чеченцы, аварцы, кабардинцы, ингуши и др. По итогам Всероссийской переписи населения 2002 г. в Российской Федерации проживали 145 198,62 тыс. человек, русские – 79,8 % (115 868,5 тыс. чел.), другие национальности в целом (159 национальностей) – 19,2 % (27 838,1 тыс. чел.), из них татары – 3,8 % (5558,0 тыс. чел.). Доля в общей численности народов традиционной мусульманской культуры равна примерно 5,5 %. По данным Института социологии РАН, большинство населения России составляют по вероисповеданию и этнокультуре православные (89–92 %), за ними следуют мусульмане (6–9%). В сумме этнические православные и мусульмане охватывают 97–98 % населения России[18].

   Таблица 9
   Регионы с преобладающим или заметным числом протестантских религиозных организаций (в %)


   Касаясь распределения по регионам России общин протестантов, нельзя не заметить, что их относительная доля наиболее высока в северных и восточных субъектах Российской Федерации. Дело в том, что в советское время привычные для населения религиозные направления понесли наибольший урон именно в периферийных регионах, многие из которых вообще стали районами нового религиозного освоения, как, например, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий АО. Благодаря этому обстоятельству миссия протестантов имела там больший успех, чем в центральных и южных регионах, сохранивших православные и мусульманские традиции. Повышенная доля протестантов в Москве и Санкт-Петербурге объясняется желанием каждой из многочисленных деноминаций иметь представительства в крупнейших городах страны.
   Что касается других религиозных течений, то можно отметить, что буддисты составляют большинство населения в одном субъекте Российской Федерации – Республике Тыва. В Республике Калмыкия их около половины населения, в Республике Бурятия – около трети.
   Заметные группы язычников существуют лишь в единичных регионах – на Алтае, в республиках Марий Эл, Тыва, Саха (Якутия), Чукотском и Ямало-Ненецком АО. Хотя нужно отметить, что самосознание в некоторых таких сообществах вовсе не соотносит их верование с язычеством. Так, например, на Алтае воспринимается «Белая вера».
   Районы компактного проживания старообрядцев встречаются в Нижегородской, Брянской и Читинской областях, республиках Алтай и Бурятия.
   Таким образом, по данным статистических источников прорисовывается устойчивая социологическая картина распределения российских религий по представленности в структуре населения и в территориальном отношении.
   Неудивительно, что выделяются две группы религий.
   Первая – крупные конфессии, которые уважаются значимым большинством населения. По доле населения и территориальной представленности с большим преимуществом первым идет православие, затем – ислам. Если учитывать уровень общественного признания, то к первой группе можно отнести дополнительно иудаизм и буддизм.
   Ко второй группе могут быть отнесены, во-первых, многочисленные религии, верования, вероучения и традиции малых коренных народов, локальных территориальных поселений, которые, тем не менее, несут важные культурные и социальные нагрузки, хотя и в весьма ограниченных ареалах. К ним можно отнести «Белую веру» в Горном Алтае, местные древние культы и обряды, шаманизм. В случаях, когда эти верования представлены действующими по закону религиозными организациями, их локальная социокультурная миссия должна быть уважаема. Также ко второй группе можно отнести неправославные христианские конфессии: католичество и протестантизм.
   Такая двойная структура религий в России не уникальна. В большинстве стран мира также выделяются ведущие, общенациональные религии, которые получают особый статус в этой связи, и локальные, традиционные для определенной местности религии, а также менее распространенные по сравнению с общенациональными конфессии, не являющиеся культурообразующими для данной страны. Разница в статусах отражает естественную разницу в потенциалах и возможностях социально-культурного влияния на жизнедеятельность общества. Поэтому оба типа религий, оба типа статуса таких религий должны быть уважаемы и представлены в виде соответствующих норм и регуляций в разрабатываемом законопроекте.

2.2. Виды социально значимой деятельности религиозных организаций

   С целью более точного представления о предмете регулирования проектируемого закона была исследована реально существующая в настоящее время российская практика сотрудничества религиозных организаций и иных общественных и государственных институтов.
   На основании этих исследований определены виды значимой социально-культурной деятельности религиозных организаций, при которых возникают вопросы их взаимодействия с государством и обществом (табл. 10)[19].

   Таблица 10
   Виды социально-значимой деятельности религиозных организаций



   В качестве наглядного примера можно привести деятельность религиозных организаций в армии и в тюрьмах.
   При активном содействии религиозных организаций был учрежден Национальный военный фонд. Президентом попечительского совета стал покойный Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, членами совета – представители Центрального Духовного управления мусульман России и европейских стран СНГ, Федерации еврейских общин России и Буддийской традиционной сангхи России. За время действия Фонда на его нужды было перечислено 1 млрд 846 млн рублей, оказана помощь более 20 тыс военнослужащим.
   В местах лишения свободы действует 499 храмов – 403 православных, 18 мечетей, 5 буддийских дуганов, 3 костела, а также 696 молитвенных комнат, из них – 500 православных, 62 мусульманских, 7 буддийских, 2 католических, 1 иудейская, 124 протестантских.
   Объем и разнообразие видов социально значимой деятельности религиозных организаций весьма велики. Многие из них могут осуществляться религиозными организациями самостоятельно на инициативной основе, однако большая часть приводит к необходимости взаимодействия с органами государственной власти и местного самоуправления. В то же время юридического «регламента», правил такого взаимодействия не существует. Но социальное и гуманистическое значение самих перечисленных видов деятельности ни у кого сомнений вызывать не может. Из этих двух обстоятельств вытекает актуальность проектируемого законопроекта о взаимодействии религиозных организаций и органов государственной власти и местного самоуправления.

2.3. Правовое регулирование деятельности религиозных организаций в Российской Федерации

   Согласно статье 14 Конституции, Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. Статья 28 указывает, что каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.
   Согласно статье 6 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», религиозные объединения делятся на религиозные группы и религиозные организации.
   Религиозная группа – добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица. Помещения и необходимое для деятельности религиозной группы имущество предоставляются в пользование группы ее участниками (пункт 1 статьи 7). Согласно пункту 3 статьи 7, религиозные группы имеют право совершать богослужения, другие религиозные обряды и церемонии, а также осуществлять обучение религии и религиозное воспитание своих последователей.
   Религиозная организация – добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном законом порядке зарегистрированное в качестве юридического лица (пункт 1 статьи 8). Религиозные организации в зависимости от территориальной сферы своей деятельности подразделяются на местные и централизованные (пункт 2 статьи 8).
   Местная религиозная организация – религиозная организация, состоящая не менее чем из десяти участников, достигших возраста восемнадцати лет и постоянно проживающих в одной местности либо в одном городском или сельском поселении (пункт 3 статьи 8).
   Централизованная религиозная организация — религиозная организация, состоящая в соответствии со своим уставом не менее чем из трех местных религиозных организаций (пункт 4 статьи 8).
   Согласно пункту 5 статьи 11, для государственной регистрации местной религиозной организации учредители представляют в соответствующий территориальный орган федерального органа государственной регистрации:
   – заявление о регистрации;
   – список лиц, создающих религиозную организацию, с указанием гражданства, места жительства, даты рождения;
   – устав религиозной организации;
   – протокол учредительного собрания;
   – документ, подтверждающий существование религиозной группы на данной территории на протяжении не менее пятнадцати лет, выданный органом местного самоуправления, или подтверждающий ее вхождение в централизованную религиозную организацию, выданный ее руководящим центром;
   – сведения об основах вероучения и соответствующей ему практики, в том числе об истории возникновения религии и данного объединения, о формах и методах его деятельности, об отношении к семье и браку, к образованию, особенностях отношения к здоровью последователей данной религии, ограничениях для членов и служителей организации в отношении их гражданских прав и обязанностей;
   – сведения об адресе (месте нахождения) постоянно действующего руководящего органа создаваемой религиозной организации, по которому осуществляется связь с религиозной организацией;
   – документ об уплате государственной пошлины.
   Пункт 2 статьи 14 устанавливает, что иностранной религиозной организации может быть предоставлено право открытия своего представительства на территории Российской Федерации. Представительство иностранной религиозной организации не может заниматься культовой и иной религиозной деятельностью, и на него не распространяется статус религиозного объединения.
   Для нашего исследования особенно важны те разделы Закона, где указано взаимодействие религиозных организаций и государства.
   Согласно пункту 3 статьи 4, государство регулирует предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот, оказывает финансовую, материальную и иную помощь религиозным организациям в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, а также в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных религиозными организациями в соответствии с законодательством Российской Федерации об образовании. Пункт 3 статьи 18 указывает, что государство оказывает содействие и поддержку благотворительной деятельности религиозных организаций, а также реализации ими общественно значимых культурно-просветительских программ и мероприятий.
   Согласно пункту 7 статьи 4, по просьбам религиозных организаций соответствующие органы государственной власти вправе объявлять религиозные праздники нерабочими (праздничными) днями на соответствующих территориях. Пункт 4 статьи 5 указывает, что по просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы.
   Согласно пункту 2 статьи 15, государство уважает внутренние установления религиозных организаций, если указанные установления не противоречат законодательству Российской Федерации.
   Пункт 3 статьи 16 указывает, что религиозные организации вправе проводить религиозные обряды в лечебно-профилактических и больничных учреждениях, детских домах, домах-интернатах для престарелых и инвалидов, в учреждениях, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, по просьбам находящихся в них граждан в помещениях, специально выделяемых администрацией для этих целей. Проведение религиозных обрядов в помещениях мест содержания под стражей допускается с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации. Пункт 4 статьи 16 указывает, что командование воинских частей с учетом требований воинских уставов не препятствует участию военнослужащих в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях.
   Согласно пункту 1 статьи 50 части первой Гражданского кодекса РФ, религиозными организациями (объединениями) признаются добровольные объединения граждан, в установленном законом порядке объединившихся на основе общности их интересов для удовлетворения духовных или иных нематериальных потребностей. Религиозные организации (объединения) являются собственниками приобретенного ими имущества и могут использовать его лишь для достижения целей, предусмотренных их учредительными документами (пункт 4 статьи 117 ГК).
   Согласно части первой статьи 78 Бюджетного кодекса РФ, религиозным организациям могут предоставляться субсидии через федеральные и региональные программы, для поддержки благотворительной деятельности
   Подпункт 15 пункта 2 статьи 149 части второй Налогового кодекса РФ устанавливает, что налогообложению не подлежат ремонтно-реставрационные, консервационные и восстановительные работы, выполняемые при реставрации памятников истории и культуры, охраняемых государством, культовых зданий и сооружений, находящихся в пользовании религиозных организаций (за исключением археологических и земляных работ в зоне расположения памятников истории и культуры или культовых зданий и сооружений; строительных работ по воссозданию полностью утраченных памятников истории и культуры или культовых зданий и сооружений; работ по производству реставрационных, консервационных конструкций и материалов; деятельности по контролю за качеством проводимых работ). Согласно пункту 4 статьи 395, религиозные организации освобождаются от налогов в отношении принадлежащих им земельных участков, на которых расположены здания, строения и сооружения религиозного и благотворительного назначения;
   Согласно подпункту 4 пункта 1 статьи 24 Земельного кодекса РФ, в безвозмездное срочное пользование могут предоставляться земельные участки из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, исполнительными органами государственной власти или органами местного самоуправления, предусмотренными статьей 29 данного Кодекса, религиозным организациям. Пункт 3 статьи 30 устанавливает, что земельные участки для строительства зданий, строений, сооружений религиозного и благотворительного назначения предоставляются религиозным организациям в безвозмездное срочное пользование на срок строительства. Религиозным организациям, имеющим в собственности здания, строения, сооружения религиозного и благотворительного назначения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, эти земельные участки предоставляются в собственность бесплатно (пункт 1 статьи 36).
   Согласно статье 17 Закона РФ от 10 июля 1992 г. № 3266-1 «Об образовании», свидетельство о государственной аккредитации, выданное учреждению профессионального религиозного образования (духовному образовательному учреждению), подтверждает уровень реализуемых им образовательных программ, соответствие содержания и качества подготовки выпускников требованиям федеральных государственных образовательных стандартов, дает право на выдачу выпускникам, успешно завершившим обучение по аккредитованным образовательным программам, документов государственного образца о соответствующем уровне образования. Документ государственного образца о соответствующем уровне образования, выданный учреждением профессионального религиозного образования (духовным образовательным учреждением), заверяется печатью такого образовательного учреждения, не содержащей изображения Государственного герба Российской Федерации.
   Пункт 4 статьи 8 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» указывает, что государство не несет обязанностей по удовлетворению потребностей военнослужащих, связанных с их религиозными убеждениями и необходимостью отправления религиозных обрядов. Военнослужащие в свободное от военной службы время вправе участвовать в богослужениях и религиозных церемониях как частные лица (пункт 1 статьи 8). Религиозные обряды на территории воинской части могут отправляться по просьбе военнослужащих за счет их собственных средств с разрешения командира (пункт 5 статьи 8).
   Согласно статье 1 Положения о Совете по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации, учрежден Совет по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации, который является консультативным органом, осуществляющим предварительное рассмотрение вопросов и подготовку предложений для Президента Российской Федерации, касающихся взаимодействия Президента Российской Федерации с религиозными объединениями и повышения духовной культуры общества.
   Статья 4 указывает следующие задачи Совета:
   – представление Президенту Российской Федерации аналитических материалов и докладов, рекомендаций по вопросам политики Президента Российской Федерации в области взаимоотношений государства и религиозных объединений;
   – обсуждение проектов федеральных законов, указов Президента Российской Федерации, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, затрагивающих взаимоотношения государства и религиозных объединений, и подготовка соответствующих предложений Президенту Российской Федерации;
   – изучение проблем, связанных с поддержанием межконфессионального диалога, достижением взаимной терпимости и уважения в отношениях между представителями различных вероисповеданий;
   – анализ зарубежного законодательства и практики взаимоотношений между государством и религиозными объединениями, поддерживание контактов с соответствующими структурами иностранных государств;
   – публикация справочных и информационно-аналитических материалов по вопросам, входящим в компетенцию Совета.
   Согласно статье 5, Совет имеет право:
   – запрашивать и получать в установленном порядке от федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, научных учреждений и организаций и их должностных лиц необходимую информацию по вопросам, относящимся к компетенции Совета;
   – пользоваться в установленном порядке банками данных Администрации Президента Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти;
   – обращаться за получением информации к общественным и религиозным организациям;
   – использовать государственные, в том числе правительственные, системы связи и коммуникации;
   – привлекать в установленном порядке к работе научные учреждения, отдельных ученых и специалистов, в том числе на договорных началах.
   На февраль 2009 года в Совет входят представители Русской православной церкви, Русской православной старообрядческой церкви, Армянской апостольской церкви, Центрального духовного управления мусульман России и европейских стран СНГ, Совета муфтиев России, Координационного центра мусульман Северного Кавказа, Федерации еврейских общин России, Буддийской традиционной сангхи России, Российского союза евангельских христиан-баптистов, Церкви христиан-адвентистов седьмого дня, Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников).
   Статья 6 Положения о передаче религиозным организациям находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения указывает, что передача религиозным организациям недвижимого имущества религиозного назначения, отнесенного к памятникам истории и культуры федерального значения, осуществляется Федеральным агентством по управлению федеральным имуществом по согласованию с Федеральным агентством по культуре и кинематографии, а недвижимого имущества религиозного назначения, отнесенного к памятникам истории и культуры местного значения, а также включенного в список вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, – с государственными органами охраны памятников истории и культуры субъектов Российской Федерации.
   Согласно статье 2, передача находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения, в том числе находящегося в пользовании религиозных организаций, в собственность религиозным организациям может осуществляться при условии обеспечения религиозной организацией его сохранности и использования в соответствии с целями деятельности религиозной организации, определяемыми ее уставом. Имущество религиозного назначения, которое в соответствии с законодательством Российской Федерации не подлежит отчуждению из федеральной собственности, может быть передано религиозной организации в безвозмездное пользование на определенный срок или на период существования этой организации, а также может быть предоставлено ей в совместное с иными организациями использование. Недвижимое и относящееся к нему движимое имущество религиозного назначения, закрепленное в установленном порядке за организациями культуры, может использоваться ими совместно с религиозными организациями на условиях, определяемых по согласованию с централизованными религиозными организациями и утверждаемых Федеральным агентством по культуре и кинематографии.
   Имущество религиозного назначения, входящее в состав особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации, государственной части Музейного фонда Российской Федерации или государственной части Архивного фонда Российской Федерации, может передаваться религиозным организациям в пользование при условии обеспечения религиозными организациями надлежащего режима сохранности и безопасности, установленного для такого имущества (статья 3). Согласно статье 4, передаваемое религиозным организациям имущество религиозного назначения, отнесенное к памятникам истории и культуры, используется ими на условиях договора (обязательства), оформляемого в установленном порядке.
   Статья 11 устанавливает, что музейные предметы и музейные коллекции, включенные в состав государственной части Музейного фонда Российской Федерации, а также архивные документы, входящие в состав государственной части Архивного фонда Российской Федерации, по договору, заключаемому с религиозной организацией на условиях, определяемых по согласованию с централизованной религиозной организацией и утверждаемых соответственно Федеральным агентством по культуре и кинематографии либо Федеральным архивным агентством, могут быть переданы религиозной организации в безвозмездное пользование на определенный срок или на период существования этой организации, а также могут быть предоставлены ей в совместное с иными организациями использование.
   Согласно пункту 1 статьи 1 Приказа Минобразования РФ от 1 июля 2003 г. № 2833 «О предоставлении государственными и муниципальными образовательными учреждениями религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ», обучение религиозными организациями детей религии в государственных и муниципальных образовательных учреждениях может осуществляться только с согласия детей, обучающихся в образовательных учреждениях, и по просьбе их родителей (законных представителей). Просьбу рекомендуется оформлять в виде письменного заявления на имя администрации образовательного учреждения. Предоставление религиозным организациям возможности обучать детей религии в государственных и муниципальных образовательных учреждениях осуществляется по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления (пункт 2 статьи 1).
   Согласно пункту А Письма Минобразования РФ от 4 июня 1999 г. № 14-53-281ин/14-04 «О предоставлении религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ в помещениях государственных и муниципальных образовательных учреждений», возможность обучать детей религии в государственных и муниципальных образовательных учреждениях вне рамок образовательной программы может быть предоставлена исключительно религиозным организациям. К соответствующему письму (ходатайству) религиозной организации о предоставлении возможности обучать детей религии должны быть приложены копии свидетельства о государственной регистрации данной религиозной организации в органах юстиции и ее устава. Предоставление возможностей для обучения детей религии не может рассматриваться как предпринимательская деятельность данного образовательного учреждения. Администрация государственных и муниципальных образовательных учреждений согласовывает свое решение с муниципальными органами самоуправления.
   Пункт Б устанавливает, что просьба родителей (законных представителей) о предоставлении конкретной религиозной организации возможности обучать их ребенка (детей) религии оформляется заявлением на имя администрации образовательного учреждения или руководителя (главы) религиозной организации. Согласие детей в возрасте от 7 до 14 лет на обучение религии по соответствующим программам указывается родителями (законными представителями) в этом же заявлении. В возрасте старше 14 лет ребенок самостоятельно решает вопрос о своем отношении к религии и обучению ей и фиксирует его в качестве приложения к заявлению родителей (законных представителей) или в самостоятельном заявлении на имя администрации образовательного учреждения.
   Согласно пункту В, просьба конкретной религиозной организации о предоставлении ей возможности в данном образовательном учреждении обучать детей религии оформляется официальным письмом руководителя (главы) религиозной организации. Содержание обучения религии, его формы и методы определяются религиозной организацией и не могут противоречить нормам Конституции Российской Федерации, федерального законодательства в сфере образования, Всеобщей декларации прав человека и призваны содействовать взаимопониманию и сотрудничеству между людьми, терпимости и дружбе между всеми народами, расовыми и религиозными группами, учитывать разнообразие мировоззренческих подходов, способствовать реализации права обучающихся на свободный выбор мнений и убеждений.
   Как видим, правовое регулирование в области взаимодействия государства и религиозных организаций недостаточно. В частности, не указана возможность заключения договоров о сотрудничестве государства и религиозных организаций.

2.4. Опыт взаимодействия органов государственной власти и местного самоуправления с религиозными организациями в современной России

   В мире накоплен значительный опыт нормативных регуляций взаимоотношений религиозных организаций и государства. В основном применяются следующие их формы:
   – статус государственной/официальной религии;
   – статус традиционной религии;
   – статус выделенной религии;
   – конкордат;
   – договор/соглашение;
   – участие в международной деятельности;
   – регулярные субсидии;
   – разовые субсидии;
   – гранты;
   – специальный режим налогообложения;
   – специальные виды налогов в пользу религиозной организации;
   – использование и содержание имущества;
   – регулярные совместные акции;
   – разовые совместные акции;
   – признание дипломов о религиозном образовании;
   – неформальное сотрудничество.

   В Российской Федерации имеют место только следующие формы взаимоотношений: статус традиционной религии (только на региональном уровне), договор/соглашение, регулярные субсидии, разовые субсидии, разовые совместные акции и неформальное сотрудничество.
   Несмотря на правовую неурегулированность в России самой возможности заключения договоров между государством и религиозными организациями (как на общероссийском уровне, так и на уровне субъектов федерации), де факто соглашения о сотрудничестве религиозных организаций с различными государственными структурами заключаются. Кроме того, религиозные организации плодотворно сотрудничают с государством, не заключая официальных договоров. Из предыдущего раздела следует, что наибольший практический опыт в этом отношении накоплен наиболее крупными и социально значимыми религиозными организациями, прежде всего Русской православной церковью.

Русская православная церковь

   Статус традиционной религии
   На уровне субъектов федерации РПЦ получила статус традиционной религии в двух субъектах федерации.
   Договоры
   На общероссийском уровне Русская православная церковь заключила договоры со следующими государственными структурами:
   – Министерством обороны РФ;
   – Военно-воздушными силами РФ;
   – Воздушно-десантными войсками;
   – Федеральной пограничной службой РФ;
   – Министерством атомной промышленности РФ;
   – Главным управлением специального строительства;
   – Главным управлением казачьих войск при Президенте РФ;
   – Советом атаманов войсковых казачьих обществ России;
   – Министерством внутренних дел РФ;
   – Министерством юстиции РФ;
   – Федеральной службой исполнения наказаний РФ;
   – Министерством по гражданской обороне, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий РФ;
   – Федеральным агентством правительственной связи и информации при Президенте РФ;
   – Российским объединенным ведомством по надзору в области связи и охраны культурного наследия;
   – Федеральной архивной службой России;
   – Российской академией наук;
   – Российской академией государственной службы;
   – Министерством образования РФ;
   – Министерством культуры РФ;
   – Министерством здравоохранения;
   – организацией «Российский Красный Крест»;
   – Центральным союзом потребительских обществ РФ;
   – Министерством социальной защиты РФ;
   – Академией проблем безопасности, обороны и правопорядка РФ;
   – ОАО «Российские железные дороги».
   На уровне субъектов федерации РПЦ заключила договоры со следующими государственными структурами:
   – Министерством образования РФ (35 субъектов федерации);
   – местной администрацией (27 субъектов федерации);
   – Министерством внутренних дел РФ (24 субъекта федерации);
   – Управлением Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков (19 субъектов федерации);
   – образовательными учреждениями (15 субъектов федерации);
   – Федеральной службой исполнения наказаний РФ (12 субъектов федерации);
   – Министерством обороны РФ (9 субъектов федерации);
   – Министерством здравоохранения РФ (9 субъектов федерации);
   – Союзом потребительских обществ РФ (7 субъектов федерации);
   – отделом культуры (5 субъектов федерации);
   – отделом социальной защиты (4 субъекта федерации);
   – Министерством по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий РФ (3 субъекта федерации);
   – Комитетом по делам молодежи (2 субъекта федерации);
   – департаментом занятости (2 субъекта федерации);
   – государственной архивной службой (2 субъекта федерации);
   – управлением юстиции (1 субъект федерации);
   – Федеральной налоговой службой (1 субъект федерации);
   – военным комиссариатом (1 субъект федерации);
   – Военно-воздушными силами и с войсками противовоздушной обороны (1 субъект федерации);
   – Государственной инспекцией безопасности дорожного движения РФ (1 субъект федерации);
   – фельдъегерской службой (1 субъект федерации);
   – Комитетом гражданской защиты (1 субъект федерации);
   – Профсоюзом работников физической культуры, спорта и туризма (1 субъект федерации);
   – отделом записи актов гражданского состояния (1 субъект федерации);
   – Российской ассоциацией реставраторов (1 субъект федерации);
   – социальными учреждениями (1 субъект федерации);
   – культурными учреждениями (1 субъект федерации);
   – железнодорожной службой (1 субъект федерации).
   Разовые субсидии
   Русская православная церковь за 2007 г. получила от государства на восстановление храмов 1,5 млрд руб.[20] Были разовые субсидии и в регионах: в Республике Бурятия Русская православная церковь с 1994 по 1998 г. получила 378,5 млн руб. и с 1998 по 2003 г. – 11 018 700 руб.[21], в Брянской области за 2006 г. – 1 млн руб. на покупку учебников по основам православной культуры[22], в Липецкой области за 2005 г. – 6,2 млн руб. на восстановление храмов[23].
   Неформальное сотрудничество
   На уровне субъектов федерации Русская православная церковь сотрудничает без заключения официальных договоров со следующими государственными структурами:
   – Федеральной службой исполнения наказаний РФ (8 субъектов федерации);
   – образовательными учреждениями (7 субъектов федерации);
   – Министерством обороны РФ (4 субъекта федерации);
   – Управлением Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков (3 субъекта федерации);
   – Министерством образования РФ (3 субъекта федерации;
   – культурными учреждениями (3 субъекта федерации);
   – социальными учреждениями (2 субъекта федерации);
   – местной администрацией (1 субъект федерации);
   – Министерством внутренних дел РФ (1 субъект федерации);
   – Государственной инспекцией безопасности дорожного движения РФ (1 субъект федерации);
   – военным комиссариатом (1 субъект федерации);
   – отделом по делам несовершеннолетних (1 субъект федерации).

Русская православная старообрядческая церковь (РПСЦ)

   Статус традиционной религии
   На уровне субъектов федерации РПСЦ была признана традиционной религией в Республике Бурятия.
   Разовые субсидии
   От администрации Республики Бурятия за 1994–2003 гг. РПСЦ получила 280 тыс. руб.[24]

Древлеправославная церковь (ДПЦ)

   Статус традиционной религии
   На уровне субъектов федерации ДПЦ была признана традиционной религией в Республике Бурятия.
   Разовые субсидии
   От администрации Республики Бурятия ДПЦ за 1994–2003 гг. получила 151,5 млн 649 тыс. руб.[25]

Армянская апостольская церковь (ААЦ)

   На уровне субъектов федерации Армянская апостольская церковь сотрудничает без заключения официальных договоров с Федеральной службой исполнения наказаний РФ в Брянской области.

Центральное духовное управление мусульман России и европейских стран СНГ (ЦДУМР)

   Договоры
   На уровне субъектов федерации Центральное духовное управление мусульман России заключило договоры со следующими государственными структурами:
   – Министерством внутренних дел РФ (5 субъектов федерации);
   – местной администрацией (1 субъект федерации);
   – Управлением Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков (1 субъект федерации);
   – Министерством обороны РФ (1 субъект федерации);
   – социальными учреждениями (1 субъект федерации);
   – отделом культуры (1 субъект федерации).
   Неформальное сотрудничество
   На уровне субъектов федерации ЦДУМР сотрудничает без заключения официальных договоров со следующими государственными структурами:
   – Федеральной службой исполнения наказаний РФ (2 субъекта федерации);
   – отделом социальной защиты (1 субъект федерации).

Совет муфтиев России (СМР)

   Договоры
   На общероссийском уровне Совет муфтиев России заключил договоры со следующими государственными структурами:
   – Российским объединенным ведомством по надзору в области связи и охраны культурного наследия;
   – Российской академией государственной службы;
   – подписан протокол о намерениях с Сухопутными войсками РФ. Под руководством СМР были составлены рекомендации для Министерства обороны РФ о военнослужащих-мусульманах.
   На уровне субъектов федерации Совет муфтиев России заключил договоры со следующими государственными структурами:
   – местной администрацией (3 субъекта федерации);
   – Федеральной службой исполнения наказаний РФ (5 субъектов федерации);
   – Министерством внутренних дел РФ (3 субъекта федерации);
   – Управлением Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков (2 субъекта федерации);
   – Министерством социальной защиты РФ (1 субъект федерации);
   – Министерством здравоохранения (1 субъект федерации);
   – образовательными учреждениями (1 субъект федерации).
   Неформальное сотрудничество
   На уровне субъектов федерации Совет муфтиев России сотрудничает без заключения официальных договоров со следующими государственными структурами:
   – Министерством внутренних дел РФ (3 субъекта федерации);
   – Федеральной службой исполнения наказаний РФ (1 субъект федерации);
   – Министерством обороны РФ (1 субъект федерации);
   – местной администрацией (1 субъект федерации);
   – отделом социальной защиты (1 субъект федерации).

Координационный центр муфтиев Северного Кавказа (КЦМСК)

   Договоры
   На уровне субъектов федерации ВКСМСК заключил договоры со следующими государственными структурами:
   – Министерством по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий РФ (1 субъект федерации);
   – Министерством внутренних дел (1 субъект).
   Неформальное сотрудничество
   На уровне субъектов федерации Высший координационный совет муфтиев Северного Кавказа сотрудничает без заключения договора со следующими государственными структурами:
   – Министерством образования РФ (2 субъекта федерации);
   – Федеральной службой исполнения наказаний РФ (1 субъект федерации).
   Разовые субсидии мусульманским организациям
   Государство проявляет заинтересованность в поддержке религиозного образования в рамках деятельности основных религиозных организаций страны. В первую очередь эта заинтересованность адресована исламу и мотивирована политической конкуренцией с образовательными программами арабских и других мусульманских стран. В 2007 г. на исламское образование (университеты и медресе), по данным Администрации Президента РФ, за год было направлено 400 млн руб.[26]

Федерация еврейских общин России (ФЕОР)

   Договоры
   На общероссийском уровне Федерация еврейских общин России заключила договоры со следующими государственными структурами:
   – Министерством обороны РФ;
   – Российской академией государственной службы;
   – Военно-мемориальной компанией.
   На уровне субъектов федерации ФЕОР заключила договор с Министерством внутренних дел РФ (1 субъект федерации).
   Неформальное сотрудничество
   На уровне субъектов федерации ФЕОР сотрудничает без заключения официальных договоров с образовательными учреждениями (1 субъект федерации).

Буддийская традиционная сангха России (БТСР)

   Статус традиционной религии
   На уровне субъектов федерации БТСР была признана традиционной религией в Республике Бурятия.
   Договоры
   На общероссийском уровне Буддийская традиция сангха заключила договор с Российской академией государственной службы.
   Разовые субсидии
   Из бюджета Республики Бурятия на нужды Буддийской традиционной сангхи России с 1994 по 1998 г. в ценах тех лет было выделено 1,64 млрд руб., с 1998 по 2003 г. – 6 млн руб. На строительство субурганов и другие расходы буддистов было выделено соответственно 15 млн и 177 тыс. руб.[27] Администрация Забайкальского края выделила 21 млн руб. на строительство буддийского комплекса в Чите[28].
   Неформальное сотрудничество
   На уровне субъектов федерации БТСР сотрудничает без заключения официальных договоров в Республике Бурятия со следующими государственными структурами:
   – Министерством обороны РФ;
   – Федеральной службой исполнения наказаний РФ;
   – образовательными учреждениями.

Объединение буддистов Калмыкии (ОБК)

   Договоры
   На общероссийском уровне объединение буддистов Калмыкии заключила договор с Российской академией государственной службы.
   Неформальное сотрудничество
   На уровне субъектов федерации ОБК сотрудничает в Республике Калмыкия без заключения официальных договоров со следующими государственными структурами:
   – Министерством обороны РФ;
   – Федеральной службой исполнения наказаний РФ (1 субъект федерации).

Управление камби-ламы Республики Тыва (УКЛРТ)

   Статус традиционной религии
   На уровне субъектов федерации УКЛРТ была признана традиционной религией в Республике Тыва.
   Договоры
   На уровне субъектов федерации УКЛРТ заключило в Республике Тыва договор с Государственным комитетом по охране окружающей среды.

Шаманизм

   Статус традиционной религии
   На уровне субъектов федерации шаманизм был признан традиционной религией в республиках Бурятия и Тыва.

Римско-католическая церковь

   Договоры
   На уровне субъектов федерации католическая церковь заключила договоры со следующими государственными структурами:
   – местной администрацией (1 субъект федерации);
   – Федеральной службой исполнения наказаний РФ (1 субъект федерации).
   Неформальное сотрудничество
   На уровне субъектов федерации католическая церковь сотрудничает без заключения официальных договоров со следующими государственными структурами:
   – местной администрацией (1 субъект федерации);
   – образовательными учреждениями (1 субъект федерации).

Евангелическо-лютеранская церковь (ЕЛЦ)

   Неформальное сотрудничество
   На уровне субъектов федерации ЕЛЦ сотрудничает без заключения официальных договоров со следующими государственными структурами:
   – местной администрацией (2 субъекта федерации);
   – Федеральной службой исполнения наказаний РФ (2 субъекта федерации);
   – социальными учреждениями (1 субъект федерации;
   – образовательными учреждениями (1 субъект федерации).

Евангелическо-лютеранская церковь Ингрии (ЕЛЦИ)

   Договоры
   На уровне субъектов федерации ЕЛЦИ заключила договоры с образовательными учреждениями в Саратовской области.

Российский союз евангельских христиан-баптистов (РСЕХБ)

   Договоры
   На общероссийском уровне Российский союз евангельских христиан-баптистов заключил договор с Российской академией государственной службы при Президенте РФ.
   На уровне субъектов федерации РСЕХБ заключил договор с Федеральной службой исполнения наказаний РФ в Тюменской области.
   Неформальное сотрудничество
   На уровне субъектов федерации Российский союз евангельских христиан-баптистов сотрудничает без заключения официальных договоров со следующими государственными структурами:
   – с отделом социальной защиты (3 субъекта федерации);
   – с Федеральной службой исполнения наказаний РФ (1 субъект федерации).

Армия спасения

   Неформальное сотрудничество
   На уровне субъектов федерации Армия спасения сотрудничает без заключения официальных договоров с отделом социальной защиты в Республике Калмыкия.

Веслианская церковь

   Договоры
   На уровне субъектов федерации Веслианская церковь заключила договор с местной администрацией во Владимирской области.

Церковь христиан-адвентистов седьмого дня (ЦХАСД)

   Договоры
   На общероссийском уровне Церковь христиан-адвентистов седьмого дня заключила договор с Российской академией государственной службы при Президенте РФ.
   На уровне субъектов федерации ЦХАСД заключила договор с Федеральной службой исполнения наказаний РФ в Курганской области.
   Разовые субсидии
   Правительство Рязанской области в 2007 г. перечислило денежные средства ЦХАСД для поддержки церковной школы в рамках программы поддержки негосударственных школ.

Российская ассоциация миссий христиан веры евангельской (РАМХВЕ)

   Неформальное сотрудничество
   На уровне субъектов федерации РАМХВЕ сотрудничает без заключения официальных договоров со следующими государственными структурами:
   – Федеральной службой исполнения наказаний РФ (1 субъект федерации);
   – отделом социальной защиты (1 субъект федерации).

Российская церковь христиан веры евангельской (РЦХВЕ)

   Договоры
   На общероссийском уровне Российская церковь христиан веры евангельской заключила договор с Российской академией государственной службы.
   На уровне субъектов федерации РЦХВЕ заключила договор со следующими государственными структурами:
   – местной администрацией (1 субъект федерации);
   – Федеральной службой исполнения наказаний РФ (1 субъект федерации).
   Неформальное сотрудничество
   На уровне субъектов федерации Российская церковь христиан веры евангельской сотрудничает без заключения официальных договоров со следующими государственными структурами:
   – отделом социальной защиты (2 субъекта федерации);
   – местной администрацией (1 субъект федерации);
   – Министерством по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий РФ (1 субъект федерации).

Российский объединенный союз христиан веры евангельской (РОСХВЕ)

   Договоры
   На общероссийском уровне Российский объединенный союз христиан веры евангельской заключил договор с Российской академией государственной службы при Президенте РФ.
   На уровне субъектов федерации РОСХВЕ заключил договор с Федеральной службой исполнения наказаний РФ в Тюменской области.
   Неформальное сотрудничество
   На уровне субъектов федерации Российский объединенный союз христиан веры евангельской сотрудничает без заключения официальных договоров со следующими государственными структурами:
   – отделом социальной защиты (3 субъекта федерации);
   – местной администрацией (1 субъект федерации);
   – образовательными учреждениями (1 субъект федерации).

Ассоциация христианских церквей «Союз христиан» (АХЦ)

   На уровне субъектов федерации АХЦ заключила договор с Федеральной службой исполнения наказаний РФ в г. Санкт-Петербурге.
   Из представленного материала видно, насколько широко в Российской Федерации распространена практика как заключения договоров государства с различными религиозными организациями, так и неформальное сотрудничество с ними, что еще раз показывает насущную потребность законодательно закрепить данную практику.

Глава 3. Проблемы взаимодействия органов государственной власти и местного самоуправления с религиозными организациями

   После идентификации ключевых субъектов регулируемых законом отношений (человек, семья, общество, группы, государство) становится возможным, отталкиваясь от их интересов, определить проблемы в сфере взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления с религиозными организациями.
   Ниже приведены идентифицированные проблемы отношений, требующие законодательной регуляции, в новом законопроекте. Из их состава и содержания убедительно видно, сколь многих регулятивных решений не хватает в действующем законодательстве. Это служит доказательством действительной актуальности, многоплановости предмета нового закона и в целом его необходимости. Группировка проблем осуществлена по субъектам отношений и их интересам.

3.1. Человек

   1. Интерес: свобода духовной самореализации
   Проблемы:
   а) неурегулированность возможности совершения религиозных обрядов для лиц, находящихся на военной службе, а также статуса военного духовенства;
   б) неурегулированность возможности совершения религиозных обрядов для лиц, находящихся в местах лишения свободы;
   в) безграмотность в религиозных вопросах, препятствующая свободному и осознанному духовному самоопределению.
   2. Интерес: защита от внешнего деструктивного воздействия
   Проблемы:
   а) отсутствие практики привлечения религиозных организаций к участию в разработке правовых и административных мер по недопущению целенаправленного деструктивного психологического воздействия на людей;
   б) отсутствие препятствий для проникновения оккультных и эзотерических групп в систему воспитания и образования;
   в) отсутствие механизма, позволяющего решать вопросы примирения религиозных, этнических и иных социальных конфликтов с использованием возможностей созидательных религиозных организаций;
   г) разжигание религиозной розни и перенос ее в социальную и политическую сферы гражданского взаимодействия представителей различных религий.
   3. Интерес: возможность наследования духовных ценностей
   Проблемы:
   а) нравственная дезориентация отдельных представителей власти, общественных институтов и простых граждан (отсутствие самоотверженности, способности на поступок и жертву, патриотизма, гражданственности и правосознания);
   б) незащищенность духовной и культурной идентичности, единства России, ее народов, общества и общественных институтов;
   в) отсутствие духовной основы в системах воспитания, образования, охраны правопорядка, армии.
   4. Интерес: доступ к информации и образованию
   Проблемы:
   а) недостаточное обеспечение права учащихся на получение всестороннего образования в части приобретения знаний по основам религиозных вероучений;
   б) отсутствие возможностей для широкого распространения просветительских программ религиозных организаций, которые направлены на охрану права на жизнь посредством укрепления семьи, противодействия практике абортов, «планированию семьи» и т. д.;
   в) отсутствие нравственного воспитания граждан в духе правосознания;
   г) см. пункт 3 (б) раздела 3.1.

3.2. Семья

   Интерес: правовой статус института семьи с точки зрения религиозных норм Проблемы:
   а) демографическая угроза, разрушение традиционных основ семьи и личности;
   б) см. пункт 4 (б) раздела 3.1.

3.3. Общество

   1. Интерес: защита культурно-цивилизационной (национальной) идентичности России
   Проблемы:
   а) см. пункт «а» раздела 3.2;
   б) см. пункт 3 (б) раздела 3.1;
   в) см. пункт 3 (в) раздела 3.1;
   г) см. пункт 2 (в) раздела 3.1;
   д) см. пункт 2 (б) раздела 3.1.
   2. Интерес: повышение престижности созидательного религиозно-культурного мировоззрения и созидательных ценностей в России
   Проблемы:
   а) см. пункт 3 (а) раздела 3.1;
   б) недостаточная регламентированность принципа отделения религиозных объединений от государства, препятствующая четкому пониманию их роли и функций в обществе и государстве;
   в) см. пункт 3 (б) раздела 3.1.
   3. Интерес: повышение престижности созидательного религиозно-культурного мировоззрения и созидательных ценностей в России в личностных и семейных отношениях
   Проблемы:
   – см. пункт 4 (б) раздела 3.1.
   4. Интерес: повышение престижности созидательного религиозно-культурного мировоззрения и созидательных ценностей в России в информационных и коммуникационных процессах
   Проблемы:
   – пропаганда углубляющейся социальной поляризации общества и провоцирование религиозно-социальных конфликтов через обращение к самым низменным человеческим страстям (зависть, осуждение, животный страх, псевдопатриотизм, фанатичный национализм, ненависть).
   5. Интерес: повышение в России престижности созидательного религиозно-культурного мировоззрения и созидательных ценностей в воспитании, образовании и просвещении
   Проблемы:
   а) см. пункт 3 (б) раздела 3.1;
   б) см. пункт 4 (в) раздела 3.1;
   в) см. пункт 2 (б) раздела 3.1;
   г) см. пункт 4 (а) раздела 3.1.
   6. Интерес: повышение престижности созидательного религиозно-культурного мировоззрения и созидательных ценностей в России в армии и иных силовых структурах
   Проблемы:
   а) отсутствие духовной основы в армии;
   б) см. пункт 1 (а) раздела 3.1;
   в) отсутствие установки в обществе на гражданское добрососедство, господство мира и совести; незакрепленность в обществе социальной нормы о моральной обоснованности только оборонительной войны, направленной на защиту против агрессии;
   г) см. пункт 4 (в) раздела 3.1.
   7. Интерес: повышение престижности созидательного религиозно-культурного мировоззрения и созидательных ценностей в России в пенитенциарной системе и иных правоохранительных структурах
   Проблемы:
   а) см. пункт 1 (б) раздела 3.1;
   б) опасность смыкания деструктивных религиозных организаций с криминогенной средой.
   8. Интерес: повышение престижности созидательного религиозно-культурного мировоззрения и созидательных ценностей в России в социально-благотворительной деятельности
   Проблемы:
   а) нецелесообразное налогообложение юридических и физических лиц, осуществляющих благотворительную деятельность, в том числе и при посредничестве религиозных объединений;
   б) отсутствие действенного правового обеспечения и поддержки государством и органами местного самоуправления социально-благотворительной деятельности религиозных организаций, а также их совместной благотворительной деятельности;
   в) отсутствие установки на развитие жертвенности, бескорыстности, милосердия и благотворительности в обществе, порождаемой мировыми религиями;
   г) отсутствие должной государственной поддержки социально-психологической деятельности религиозных организаций, направленной на облегчение душевных переживаний, страданий и бед.
   9. Интерес: повышение престижности созидательного религиозно-культурного мировоззрения и созидательных ценностей в России в социальных процессах, формирующих правосознание, гражданственность и патриотизм
   Проблемы:
   а) см. пункт 4 раздела 3.3;
   б) см. пункт 6 (в) раздела 3.3;
   в) см. пункт 6 (г) раздела 3.3;
   г) см. пункт 2 (г) раздела 3.1.
   10. Интерес: создание в России условий для подлинной реализации конституционного права граждан на свободу совести
   Проблемы:
   а) см. пункт 2 (б) раздела 3.3;
   б) см. пункт 1 (а) раздела 3.1;
   в) см. пункт 1 (б) раздела 3.1;
   г) см. пункт 2 (б) раздела 3.1.
   11. Интерес: формирование в России правовой базы для обоснованной поэтапной компенсации материального ущерба религиозным организациям, нанесенного им в период воинствующего атеизма
   Проблемы:
   а) проблема возврата церковного имущества для обеспечения миссионерской, просветительской и социальной функции религиозных организаций;
   б) отсутствие механизмов финансовой и иной материальной ответственности государства за реставрацию зданий и сооружений, принадлежавших религиозным организациям до октября 1917 г., использовавшихся государством в 1918–1991 гг. и понесших материальный ущерб в результате этого использования.
   12. Интерес: совершенствование в России отношений государства и местных органов власти с отдельными верующими и с религиозными объединениями
   Проблемы:
   а) правовая неурегулированность вопроса о возможности заключения договоров между государством и религиозными организациями, о разграничении полномочий и принципах сотрудничества в различных социально значимых сферах;
   б) см. пункт 2 (б) раздела 3.3;
   в) правовая неурегулированность вопроса о возможности и принципах выделения грантов на социально значимую деятельность религиозным организациям со стороны государства;
   г) проблема прозрачности и контроля финансово-хозяйственной деятельности религиозных организаций;
   д) проблема собственности и возможности отчуждения собственности религиозных организаций;
   е) см. пункт 2 (а) раздела 3.1;
   з) см. пункт 1 (г) раздела 3.3;
   и) см. пункт 8 (б) раздела 3.3;
   к) см. пункт 8 (г) раздела 3.3;
   л) отсутствие механизма совместного использования историко-архитектурных памятников культового назначения.
   13. Интерес: исправление концептуальных недоработок существующего российского законодательства, регулирующего взаимоотношения государства и религиозных объединений
   Проблемы:
   а) конфликт между фактическим положением конфессий (государственных приоритетов в религиозной политике) и либеральным законодательством;
   б) отсутствие четкой экспертной, политической и юридической терминологии.

3.4. Группы интересов

   1. Интерес: установление статуса религиозной организации – социального партнера государства
   Проблемы:
   а) отсутствие законодательного закрепления статуса религиозных организаций – социальных партнеров государства с зафиксированными обязательными критериями, правами и обязанностями в целях установления с указанными организациями отношений сотрудничества и приоритетного режима для решения социально значимых задач на уровне общества и государства;
   

notes

Примечания

1

   Якунин В.И., Сулакшин С.С., Багдасарян В.Э. и др. Государственная политика вывода России из демографического кризиса. М.: Научный эксперт; Экономика, 2007.

2

   Российский старый порядок: Опыт исторического синтеза («Круглый стол») // Отечественная история. 2000. № 6. С. 79.

3

   Можаровский В.В. Критика догматического мышления и анализ религиозно-ментальных оснований политики. СПб., 2002. С. 20, 46, 48.

4

   Там же. С. 187–188.

5

   <www.rian.ru/politics/2007/201/60050923.html>.

6

   <http://www.archipelag.ru/authors/lunkin/?library=2043>.

7

   <http://um-islam.nm.ru/hvylja.htm>.

8

   <http://um-islam.nm.ru/hvylja.htm>.

9

   По данным сайта <http://www.interfax-religion.ru/cis.php?act=analysis&div=2>.

10

   <http://www.levada.ru/religion.html>.

11

   <http://wciom.ru/novosti/press-vypuski/press-vypusk/single/11099.html>.

12

   Данные взяты из Энциклопедии современной религиозной жизни России. Т. 1–. М., 2003–005.

13

   О черкесском, осетинском, хакасском и якутском язычестве нет более-менее точных данных; известно, что число активных последователей каждого направления не превышает нескольких тысяч.

14

   Рассчитано авторами по материалам сайтов: <http://www. rusoir.ru/ print/01/43/index. html>; <http://www. udmurt.ru/ru/official>; <http://www.e-mordovia.ru/aboutMordovia/mordovia/population. php>; <http://perepis2002.ru/ ct/doc/T 0M_04_01.xls>.

15

   По материалам сайта <http://www.gks.ru/bgd/regl/b07_44/IssWWW. exe/Stg/ d02/12-03.htm>. Из статистики мы исключили новые религиозные движения.

16

   Данные взяты из следующих источников: Энциклопедия современной религиозной жизни России. Т. 1–3. М., 2003–2004. Атлас современной религиозной жизни России. Т. 1–2. М., 2005–2006; сайтов <http://www. elci.ru/index. php?option=com_content&task=view&id=24&Itemid=41>; <http://www. elkusfo. ru/contact.php>; <http://www.drevolife.ru/map.html>; <http://www.interfax-religion.ru/cis.php?act=analysis&div=2>.

17

   Данные взяты из материалов сайта <http://www.interfax-religion.ru/cis.php?act=analysis&div=2> и полевых исследований Р. Силантьева.

18

   <http://www.ihtus.ru/102007/st12.shtml>.

19

   Данные взяты из следующих источников: Религия и общество: Очерки современной религиозной жизни России. М., 2002; Энциклопедия современной религиозной жизни России. В 4 т. М., 2003–2005; Атлас современной религиозной жизни России. В 2 т. М., 2005–2006; доклады Московской Хельсинкской группы; официальные сайты республик и областей Российской Федерации; сайты религиозных организаций; полевые исследования ученых.

20

   <religion.sofa-ctnter.ru/publications/AA3B942/AA3BAD2>.

21

   <hrcenter.e-baikal.ru/tol/tol_2007>.

22

   Доклады региональных НПО о ситуации с правами человека в субъектах Российской Федерации в 2006 г. Ч. 1. Брянская область. C. 53 // <http://www. mhg.ru/files/007/reg2006c1.doc>.

23

   Доклады региональных НПО о ситуации с правами человека в субъектах РФ в 2005 г. Ч. 1. Липецкая область. С. 14 // <http://www.mhg.ru/files/doc05/0512.doc>.

24

   <hrcenter.e-baikal.ru/tol/tol_2007/>.

25

   Доклад «Мониторинг религиозной ксенофобии и дискриминации в Республике Бурятия» // <hrcenter.e-baikal.ru/tol/tol_2007/>.

26

   <religion.sofa-ctnter.ru/publications/AA3B942/AA3BAD2>.

27

   <center.e-baikal.ru/tol/tol_2007>.

28

   <religion.sofa-ctnter.ru/publications/AA3B942/AA3BAD2>.
Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать