Назад

Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Техническое регулирование. Правовые аспекты реформы (Комментарий к Федеральному закону «О техническом регулировании»)

   В монографии рассмотрены причины, цели и фактические результаты реформы технического регулирования в России. Проанализирован действующий Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании» (с учетом последних изменений), обоснована необходимость его совершенствования. Предложен постатейный комментарий к действующему Федеральному закону о техническом регулировании. Комментарий подготовлен по состоянию законодательства на 1 октября 2010 г.
   Представляет интерес для разработчиков и исполнителей реформы технического регулирования; государственных служащих, осуществляющих функции в сфере технического регулирования; исследователей в сфере технического регулирования; практикующих юристов; специалистов в сфере технического регулирования (по сертификации, стандартизации и др.); разработчиков технических регламентов; студентов, изучающих курсы административного и предпринимательского права.


Коллектив авторов Техническое регулирование. Правовые аспекты реформы (комментарий к Федеральному закону «О техническом регулировании»)

Введение

   Осуществляемая с 2003 г. реформа технического регулирования играет существенную роль в сфере повышения конкурентоспособности отечественной продукции, модернизации промышленности, обеспечения безопасности продукции и процессов ее производства, защиты внешнеэкономических интересов страны в условиях подготовки к вступлению России во Всемирную торговую организацию.
   Так долго оттягиваемая реализация данной реформы должна не только обеспечить защиту потребительского рынка, снизить риски техногенных катастроф, но и способствовать развитию общества и экономики, внедрению новых технологий и снижению технических барьеров в торговле.
   Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании» (далее – Федеральный закон) представляет собой каркас переустройства указанной системы, т. к. закрепляет ее основополагающие принципы, базовые категории и институты технического регулирования. От установленных в данном Федеральном законе механизмов реализации реформы зависит, будет ли она осуществлена эффективно или так и будет «топтаться на месте». Надо отметить, что принятие этого Федерального закона вызвало ожесточенные дискуссии относительно его содержания. Споры не утихают и по сей день. При общем понимании важности Федерального закона как такового отдельные его положения вызывают острую критику.
   За последние годы Федеральный закон был существенно изменен и, соответственно, была изменена концепция системы технического регулирования, которая только-только начала реализовываться. Эта «реформа реформы» также нашла как своих сторонников, так и радикальных оппонентов, причем среди таковых чаще встречались первоначальные разработчики Федерального закона.
   Необходимость выявления взвешенной, беспристрастной оценки проводимой реформы и адекватности сложившихся правовых основ данной сферы отношений подтолкнула авторов к подготовке данной работы.
   Целями работы являются выявление сильных сторон и недостатков российской модели технического регулирования в целом, перекосов в неориентированном на российские реалии заимствовании европейской системы технического регулирования; раскрытие коллизий Федерального закона и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, юридических недостатков Федерального закона; подготовка разъяснений и рекомендаций для применения норм Федерального закона.
   Другими словами, монография ориентирована как на разъяснение теоретических вопросов в сфере технического регулирования, так и на практическую помощь государственным служащим, юристам, специалистам в области технического регулирования и иным лицам, применяющим настоящий Федеральный закон.
   Монография включает в себя анализ реформы технического регулирования и постатейный комментарий к Федеральному закону.
   Постатейный комментарий ориентирован на разъяснение норм Федерального закона; раскрытие отсылочных норм в целях обеспечения ясности, как применять на практике указанные положения, какие требования в данной сфере установлены иными нормативными правовыми актами; выявление противоречий положений Федерального закона и иных нормативных правовых актов Российской Федерации. Комментарий подготовлен с учетом последних изменений в Федеральном законе.
   В первой части монографии раскрывается концепция реформы технического регулирования, ее сильные и слабые стороны, проводится сравнение с европейской системой технического регулирования, которая стала основой российской модели, и другими примерами из мировой практики функционирования систем технического регулирования; рассматриваются базовые категории в сфере технического регулирования (безопасность, риски). Кроме того, даются общая оценка Федеральному закону и ответ на принципиальный вопрос: какова целесообразность введения новой модели технического регулирования.
   Комментарий предназначен для разработчиков и исполнителей реформы технического регулирования; государственных служащих, осуществляющих функции в сфере технического регулирования; исследователей в сфере технического регулирования; практикующих юристов; специалистов в сфере технического регулирования (по сертификации, стандартизации и др.), разработчиков технических регламентов, студентов, изучающих курсы административного и предпринимательского права.

Часть 1
Реформа технического регулирования: содержание и оценка

1.1. Новая модель технического регулирования

   В последнее время тема технического регулирования стала одной из наиболее дискуссионных в российской науке и правоприменительной практике. Противоречивые высказывания специалистов вызывают и вопрос о целесообразности введения новой модели технического регулирования. Для того чтобы разобраться в данном вопросе, необходимо определить, почему модель технического регулирования, действовавшая до принятия Федерального закона от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании», устарела, и какие условия способствовали проведению комплексного реформирования системы технического регулирования.
   Нормативная правовая база, регулирующая вопросы технического регулирования в России, менялась соответственно развитию экономических условий. Особо значимым периодом для ее развития можно назвать вторую половину 60-х гг. XX в., когда в целях ускорения научно-технического прогресса было принято решение о необходимости повышения качества продукции, в том числе с помощью механизмов стандартизации.
   Сам термин «техническое регулирование» в то время еще не применялся, и закрепленные в стандартах требования к качеству носили обязательный характер, а под качеством продукции понималась совокупность свойств, обусловливающих способность продукции удовлетворять определенные потребности в соответствии с ее назначением. Таким образом, качество включало следующие составляющие: назначение (функциональность), надежность (безотказность, долговечность, ремонтопригодность, сохранность), безопасность, технологичность, транспортабельность, экономное использование ресурсов, экологичность, эстетичность, эргономичность, а также патентно-правовые свойства[1].
   Указанные требования определялись Государственным Комитетом стандартов, мер и измерительных приборов (Госстандарт) СССР, председателем которого с 1963 по 1984 г. был В.В. Бойцов. В 1976 г. он был избран Президентом Международной организации по стандартизации (ИСО), что способствовало активному участию советской России в сфере стандартизации на международном уровне.
   11 января 1965 г. было принято постановление Совета Министров СССР «Об улучшении работ по стандартизации в стране», а чуть позже, 10 ноября 1970 г., – постановление Правительства СССР «О повышении роли стандартов в улучшении качества продукции». Велась активная пропаганда идей стандартизации и метрологии в отраслях, регионах, на предприятиях и в организациях. Стали создаваться специализированные средства массовой информации, такие как журналы «Стандарты и качество» (1965), «Экспресс-стандарт» (1970) и т. д.
   На этом же этапе были созданы Всесоюзный научно-исследовательский институт стандартизации (ВНИИС), Всероссийский информационный фонд стандартов и технических условий (ВИФС) и ряд других научно-исследовательских организаций, которые занимались разработкой теоретических и методологических задач в области стандартизации (в том числе повышения качества продукции), метрологии. Во всех республиках, областях, а также крупных промышленных центрах работали лаборатории государственного надзора (ЛГН), которые затем были преобразованы в центры стандартизации и метрологии (ЦСМ)[2].
   Действовали механизмы государственного надзора за соблюдением стандартов, в случае несоблюдения стандартов устанавливалась ответственность за нарушение государственной, плановой, договорной и производственной дисциплины. Помимо государственного надзора, применялась также аттестация промышленной продукции по категориям качества: высшая и первая категории.
   В условиях необходимости расширения экспорта и повышения конкурентоспособности продукции отечественного производства стали появляться и методы регулирования, присущие рыночной экономике, в частности система сертификации. Среди первых организационно-методических документов по проведению сертификации были приняты Временное положение по сертификации продукции машиностроения в СССР (1986) и Положение о системе сертификации изделий электронной техники МЭК (Международной электротехнической комиссии) (1988).
   С переходом к рыночной экономике произошло реформирование и системы технического регулирования. Новый курс развития системы технического регулирования определил Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», устанавливающий право потребителя на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества, право на безопасность для жизни, здоровья и имущества, а также на безопасность для окружающей среды. Однако Закон РФ понимал под потребителем только гражданина, использующего приобретенный товар (работы, услуги) исключительно для «личных бытовых нужд»[3], т. е. сфера распространения закона была ограничена розничным товарооборотом, и товары (работы, услуги), приобретенные в предпринимательских целях, не получали равноценной защиты.
   Законом «О защите прав потребителей» вводилось понятие «стандарт», к которому относились государственные стандарты (ГОСТ), санитарные правила и нормы (СанПиН), строительные нормы и правила (СНиП), а также другие нормативные технические документы, устанавливающие обязательные требования к качеству товаров, работ и услуг. Учитывая то, что разработка тех или иных нормативных документов относилась к компетенции разных ведомств, на практике часто возникали коллизии. С целью устранения таких коллизий на Госстандарт была возложена функция по координации деятельности органов государственного управления, осуществляющих контроль за безопасностью товаров (работ, услуг), однако полностью избежать противоречий и дублирования издаваемых ими документов не удалось.
   Следующим шагом по совершенствованию нормативного правового регулирования стало принятие Закона Российской Федерации от 10 июня 1993 г. № 5154-1 «О стандартизации», устанавливающего требования государственных стандартов, соблюдение которых являлось необходимым для государственных органов управления и субъектов хозяйственной деятельности. В то же время был принят Закон Российской Федерации от 10 июня 1993 г. № 5151-1 «О сертификации продукции и услуг», устанавливающий правовые основы обязательной и добровольной сертификации продукции, услуг и иных объектов, а также права, обязанности и ответственность участников сертификации.
   Вслед за развитием рыночных отношений законодательство постоянно претерпевало изменения. Наряду с новыми нормативными правовыми актами действовали и документы, разработанные еще в период планирования и отсутствия конкуренции. В связи с этим требовалось комплексное реформирование системы технического регулирования. К тому же интеграция России в международное сообщество, глобализация рынка и развитие отношений с Европейским Союзом (ЕС) вызвали необходимость гармонизации российской системы сертификации с Новым и Глобальным подходом, реализуемым в рамках ЕС, а также с правилами и рекомендациями общепризнанных международных организаций.
   Кроме того, планируемое вступление России в ВТО потребовало соблюдения Соглашения по техническим барьерам в торговле, основным принципом которого является обеспечение необходимого баланса между риском, к которому может привести несоответствующая требованиям продукция, и издержками общества, связанными с проведением обязательной сертификации. Для соблюдения этого принципа и перехода на декларацию о соответствии в качестве основной формы обязательного подтверждения соответствия было принято Постановление Правительства Российской Федерации от 29 апреля 2002 г. № 287 «О внесении изменений в перечень товаров, подлежащих обязательной сертификации, в перечень работ и услуг, подлежащих обязательной сертификации, и в перечень продукции, соответствие которой может быть подтверждено декларацией о соответствии». Необходимость такого перехода отмечалась и в «Концепции совершенствования действующей в стране сертификации продукции и услуг и перехода к механизму подтверждения соответствия», разработанной в 1998 г. Всероссийским научно-исследовательским институтом сертификации.
   Комплексным решением по реформированию системы технического регулирования стало принятие Федерального закона от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании», вступившего в силу с 1 июля 2003 г. Федеральный закон заложил новую модель технического регулирования, направленную прежде всего на ее гармонизацию с международными принципами, что позволит снять имеющиеся торговые барьеры и создаст благоприятные условия для свободного обращения товаров на международном рынке, а также увеличения экспорта российских товаров.

1.2. Цели технического регулирования

   Федеральный закон напрямую не декларировал цели реформы технического регулирования. Однако анализ Федерального закона и иных нормативных правовых актов позволяет выявить указанные цели и приоритеты.
   Одна из основных целей – построение двухуровневой системы нормативных актов, устанавливающих обязательные минимальные требования (технические регламенты), и актов добровольного применения, предусматривающих более «обременяющие», конкретизирующие требования, включающие инновационную составляющую (национальные стандарты, своды правил и др.).
   Задачей реформы стала гармонизация российского законодательства в сфере технического регулирования с международными нормами в данной сфере.
   По существу цель была направлена в том числе и на установление приемлемого баланса между правами приобретателей на безопасные продукцию и процессы оказания услуг и правами изготовителей продукции и исполнителей процессов оказания услуг на свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств. Кроме того, действующая нормативная правовая база в сфере технического регулирования мало отвечает современным требованиям научно-технического прогресса, что также побуждает реформу технического регулирования развиваться в сторону инноватизации российского производства.
   Отметим, что для достижения указанных целей необходимо обеспечить вовлечение в данный процесс усилий бизнеса и производства. Особенно важны инициативы этих участников в разработке массива технических регламентов и национальных стандартов, оказания научного сопровождения реформы технического регулирования.
   На сегодняшний день бизнес-сообщество часто находится в стороне от данных процессов, что объясняется сложившейся практикой, построенной на полновластии чиновников среднего звена при фактически полном отсутствии их заинтересованности в конечном результате.
   Федеральный закон, принятый 27 декабря 2002 г., вступил в силу с 1 июля 2003 г. Согласно п. 1 ст. 46 Федерального закона, со дня вступления его в силу впредь до вступления в силу соответствующих технических регламентов требования к продукции, процессам производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, установленные нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными документами федеральных органов исполнительной власти, подлежат обязательному исполнению только в части, соответствующей целям:
   – защиты жизни или здоровья граждан, имущества физических или юридических лиц, государственного или муниципального имущества;
   – охраны окружающей среды, жизни или здоровья животных и растений;
   – предупреждения действий, вводящих в заблуждение приобретателей.
   Кроме того, Федеральный закон внес существенные изменения в систему стандартизации и сертификации продукции (работ, услуг).
   В России в 2002 г. 52 федеральных органа исполнительной власти занимались контролем, надзором, установлением требований и проведением сертификации. Поэтому проект Федерального закона вызвал непонимание и сопротивление государственных служащих, и многочисленную критику экспертов. Критике подверглись как методы реализации, так и цели.
   Прошло семь лет со дня вступления в силу Федерального закона, а технические регламенты только начинают приниматься. Из двух с лишним десятков поручений Правительству РФ об утверждении, установлении различных порядков, правил, методик в соответствии с Федеральным законом вышли единицы. Кроме того, необходимо скорректировать более сотни действующих федеральных законов и около 600 постановлений Правительства РФ.
   По многочисленным причинам, которые достаточно широко и полно освещены в периодических изданиях, за прошедший период большинство практических целей Федерального закона не было достигнуто. С другой стороны, учитывая имеющуюся бюрократическую машину, которая одновременно подвергается непрерывной административной перестройке, даже те немногочисленные полученные результаты можно считать достижением. К сожалению, Правительство РФ не смогло привлечь к разработке технических регламентов в широком масштабе бизнес-сообщество, саморегулируемые организации производителей и общественные организации в данной сфере, которые не чувствуют заинтересованности государства в сотрудничестве с ними.

1.3. Истоки российской модели технического регулирования

   Под моделью технического регулирования предлагается понимать совокупность регулирующих мер, которые необходимы для достижения целей технического регулирования в конкретном секторе экономики. Иными словами, модель технического регулирования представляет собой сочетание способов задания требований в технических регламентах и национальных стандартах и процедур оценки соответствия этим требованиям.
   Устанавливая правила и порядок применения элементов регулирования в их взаимосвязях, законодатель формирует соответствующую модель технического регулирования. Цепочка элементов технического регулирования во многом зависит от степени «зарегулированное™» сектора рынка, на котором обращается продукция. Например, применение таких элементов регулирования, как лицензирование, разрешение на применение и т. п. дает возможность сократить объемы обязательной сертификации и использовать механизм декларирования. Таким образом, модель технического регулирования однозначно определяет критерии, которым должны отвечать технические регламенты.
   Регулирующими мерами в обязательной сфере являются:
   – задание требований к продукции для обязательного исполнения и применения;
   – стандартизация;
   – оценка соответствия;
   – государственный контроль (надзор) и др.
   Однако, формируя модель регулирования, всегда необходимо учитывать степень опасности, которую может повлечь за собой несоответствие продукции установленным требованиям для жизни, здоровья и имущества граждан, для животного и растительного мира, а также для окружающей среды. Следовательно, одна модель регулирования не может быть приемлемой во всех случаях и необходимо наличие нескольких ее типов.
   С учетом особенностей задания требований к продукции в регламентах и возможных видов оценки соответствия можно говорить о следующих двух основных типах моделей регулирования:
   Тип А – модель, предполагающая применение технических регламентов, в которых устанавливаются конкретные требования к продукции. Виды оценки соответствия здесь распределены на предрыночной и рыночной стадиях.
   Данная модель может использоваться в тех случаях, когда государство собирается регулировать рынок напрямую, устанавливая конкретные требования к продукции. Следует иметь в виду, что из-за инерционности установленных в регламентах требований эта модель может оказаться неприемлемой для бурно развивающихся секторов рынка, т. к. ее применение чревато снижением инновационной составляющей.
   Тип В – модель, предполагающая применение технических регламентов, в которых устанавливаются общие требования к продукции с использованием метода ссылок на стандарты. Виды оценки соответствия при этом также распределены на предрыночной и рыночной стадиях.
   Эту модель, принятую в странах Евросоюза и получающую все большее развитие за его пределами, называют европейской моделью технического регулирования. Она основана, главным образом, на методе косвенной ссылки на стандарты. При этом законодатель полностью освобожден от анализа технических подробностей, доверяя этот аспект регулирования наделенному специальными полномочиями органу по стандартизации. Следует подчеркнуть, что утверждение перечня стандартов, гармонизированных с техническим регламентом, законодатель оставляет за собой, что дает возможность контролировать деятельность органа по стандартизации.
   Что же касается процедур оценки соответствия, используемых в обеих моделях, то о них можно сказать следующее. С одной стороны, их введение на предрыночной стадии несколько затрудняет свободное перемещение товаров из-за необходимости проведения этих процедур. С другой стороны, они позволяют выявить продукцию, не соответствующую установленным требованиям, еще на ранних стадиях ее обращения и, таким образом, снять ряд серьезных рисков.
   Важно, чтобы процедуры оценки соответствия не были слишком обременительными для заявителя. Добиться этого можно путем совместного учета возможного риска причинения вреда при использовании продукции, с одной стороны, и риска появления опасной продукции на рынке – с другой. Баланс интересов государства и бизнеса обеспечивает применение достаточно адекватных по затратам и возможному риску процедур оценки соответствия.
   Выбор конкретного типа модели зависит от состояния экономики, доказательной базы в регулируемом секторе рынка, степени доверия органов власти к национальному органу по стандартизации и других факторов.
   Кроме того, при выборе модели технического регулирования необходимо учитывать положения Соглашения по техническим барьерам в торговле (Соглашения по ТБТ) – одного из основополагающих документов Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ), которое затем было преобразовано в ВТО.
   Основная цель Соглашения по ТБТ – создание условий для предотвращения неоправданных барьеров в торговле и, тем самым, обеспечение странам-участницам ВТО равных возможностей в международной торговле любой промышленной и сельскохозяйственной продукцией.
   Соглашение по ТБТ касается четырех главных источников возникновения торговых барьеров:
   – технических регламентов;
   – стандартов;
   – процедур оценки соответствия;
   – информации о технических регламентах, стандартах и процедурах оценки соответствия.
   Соглашение исходит из того, что выполнение требований технических регламентов является обязательным, а стандартов – необязательным.
   Для того чтобы технические регламенты не создавали дополнительных препятствий в международной торговле, они не должны иметь характер более ограничительный, чем это необходимо для обеспечения национальной безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны окружающей среды и других законных интересов страны. Поэтому технические регламенты должны устанавливать требования, относящиеся преимущественно к эксплуатационным, а не к конструктивным характеристикам продукции.
   Соглашением по ТБТ провозглашается принцип приоритета международных стандартов в отношении как технических регламентов, так и национальных стандартов. В случае, когда международный стандарт отсутствует или когда он есть, но технический регламент ему не соответствует, и если этот технический регламент может оказать значительное влияние на международную торговлю, то страна, принимающая данный регламент, должна выполнить ряд следующих условий:
   – уведомить других стран-участниц о том, на какие виды продукции будет распространяться технический регламент, указав цель и обоснование необходимости его разработки;
   – предоставить по требованию стран-участниц сведения о техническом регламенте или его копию, указав те, которые не соответствуют требованиям международных стандартов;
   – предоставить другим странам-участницам время для подготовки замечаний.
   В отношении оценки соответствия, когда применяется подтверждение соответствия продукции техническим регламентам или стандартам, страны-участницы должны выполнять следующие условия:
   – процедуры оценки соответствия разрабатываются и применяются таким образом, чтобы доступ к проведению оценки для поставщиков аналогичной продукции, выпускаемой на территории других стран-участниц, был не менее благоприятным, чем для поставщиков отечественной продукции;
   – процедуры оценки соответствия не должны быть более строгими, чем это необходимо для удостоверения в соответствии продукции техническим регламентам и стандартам с учетом риска, к которому может привести несоответствие;
   – время проведения каждой процедуры оценки соответствия должно быть известно заявителю, при этом компетентный орган должен помочь заявителю уточнить его заявку и сообщить ему результаты оценки, чтобы в случае необходимости своевременно предпринять корректирующие действия;
   – конфиденциальность информации о продукции, выпускаемой на территории других стран-участниц, соблюдается так же, как для отечественной продукции;
   – плата, взимаемая за оценку соответствия продукции, выпускаемой на территории других стран-участниц, должна быть такой же, как и за оценку соответствия аналогичной отечественной продукции, за исключением расходов, вызванных территориальной разницей между заявителем и органом по оценке соответствия;
   – после оценки соответствия в технические требования к продукции внесены изменения, процедура оценки соответствия модифицированной продукции ограничивается установлением влияния этих изменений на сохранение соответствия продукции техническим регламентам или стандартам;
   – должен быть установлен механизм рассмотрения жалоб, касающихся выполнения процедур оценки соответствия.
   Страны-участницы должны, по возможности, признавать результаты оценки соответствия, проведенной в других странах-участницах, даже если процедуры этой оценки отличаются от собственных, при условии, что они обеспечивают установление соответствия техническим регламентам или стандартам. Основой этого признания должна служить техническая компетентность органов, проводящих оценку соответствия, подтвержденная при аккредитации этих органов по руководствам и рекомендациям международных организаций.
   В Соглашении по ТБТ большое внимание уделяется вопросам адекватности задания требований к продукции и процедур оценки соответствия, осуществляемых центральными и местными органами власти, а также неправительственными организациями. Для Российской Федерации эти вопросы неактуальны, т. к. принятие технических регламентов, включающих процедуры оценки соответствия, является, согласно законодательству Российской Федерации, прерогативой государства.
   Административная реформа, проводящаяся в России, обострила задачу выбора наиболее эффективной модели технического регулирования. Анализ современных экономических систем показал, что условно можно выделить три концепции экономики и, соответственно, три модели технического регулирования – это концепции, свойственные США, Японии и странам ЕС. Рассмотрим основные различия между этими моделями.
   Основа американской модели экономики составляют рынок и конкуренция. Задача государства заключается в обеспечении эффективного функционирования рынка без прямого вмешательства. Только рынок, по мнению основоположников данной модели, устанавливает соответствие или несоответствие продукции (услуг) рыночным требованиям. При этом основным механизмом защиты потребительского рынка является конкуренция. Однако многим аналитикам в области оценки соответствия такая концепция представляется ограниченной.
   Японская модель существенно отличается от американской и основывается на традиционных национальных ценностях – группа защищает каждого своего члена, и каждый член группы заботится о ее процветании. Роль администрации предприятия заключается в обеспечении координации между государственной властью и экономическими партнерами. При этом около трети национальных стандартов являются обязательными, однако добровольные стандарты часто включаются министерствами в регламентирующую документацию. Такая система обеспечивает достаточно эффективную защиту внутреннего рынка страны.
   Следует отметить, что обе модели, как американская, так и японская, изначально предполагают наличие определенных торговых барьеров, протекционизма и квотирования.
   Современная европейская концепция представляет собой либеральную модель межгосударственной торговли, направленную на снятие торговых барьеров. Эту особенность необходимо учитывать при анализе европейской модели регулирования.
   Согласно Римскому договору 1957 г., важнейшими целями формирования европейского сообщества являются: устранение барьеров в торговле на едином европейском рынке, содействие конкуренции, разработка и реализация единой торговой политики. Эти же цели были подтверждены Амстердамским договором 1998 г.
   В табл. 1 приведена общая структура охвата объектов технического регулирования законодательством разных уровней: общеевропейским и национальным. Эта структура регламентируется постановлением Европейского совета 85/374/ЕЭС «О сближении законов, инструкций и положений государств-членов об ответственности за недоброкачественную продукцию» и Директивой Европейского парламента и Европейского совета 2001/95/ЕС «Об общей безопасности продукции».

   Таблица 1
Структура европейского законодательства в отношении объектов технического регулирования

   Основными правовыми документами ЕС, устанавливающими обязательные для применения и исполнения требования к продукции, являются директивы. Они определяют цели, которые должны быть достигнуты страной – членом ЕС, оставляя при этом каждой из этих стран возможность разрабатывать собственное законодательство для выполнения требований данной директивы.
   Общие директивы распространяются на всю продукцию или, как Директива 2001/95/ЕС, на широкую группу продукции (потребительские товары, как новые, так и бывшие в употреблении). Они применяются в случаях, если для конкретной продукции директивы ЕС или отсутствуют, или охватывают не все категории связанных с этой продукцией рисков.
   Директивы «старого подхода» содержат конкретные требования к продукции. Такие директивы распространяются, например, на автомобили, пищевую, сельскохозяйственную, парфюмерно-косметическую, химическую и фармацевтическую продукцию.
   Директивы Нового и Глобального подходов устанавливают основополагающие (или существенные) требования к продукции. Эти директивы условно можно разделить на горизонтальные и вертикальные. Горизонтальные директивы содержат основополагающие требования по конкретным рискам и распространяются на широкие группы продукции (например, Директива 89/336/ЕЭС регламентирует требования по электромагнитной совместимости, Директива 2006/95/ЕС по безопасности низковольтного оборудования регламентирует риски от воздействия электрического тока). Вертикальные директивы определяют требования, связанные с рисками по группам продукции.

1.4. Презумпция соответствия

   Принципы Нового и Глобального подходов направлены на создание условий свободного перемещения товаров на всем пространстве Европейского союза при обеспечении необходимого уровня их безопасности.
   Новый подход в основном предусматривает создание единой общеевропейской нормативной базы, определяющей требования к продукции. Глобальный подход развивает положения Нового подхода в части оценки соответствия продукции этим требованиям.
   Концепции Нового и Глобального подходов в полной мере отвечают основной цели создания Европейского союза – обеспечить свободное перемещение продукции. Инструментами реализации этих концепций являются, с одной стороны, техническая гармонизация требований, с другой – возможность взаимного признания результатов оценки выполнения установленных требований.
   Принципы Нового подхода к технической гармонизации и стандартизации были определены Решением Совета ЕС от 7 мая 1985 г. и сводятся к следующим положениям:
   – в директивах на продукцию задаются обязательные для выполнения существенные требования к продукции;
   – существенные требования задаются в виде описания существа необходимой безопасности без детализации конкретных способов (параметров) обеспечения безопасности;
   – конкретные значения характеристик продукции, обеспечивающие выполнение существенных требований директив, устанавливаются в европейских стандартах, а в переходный период – в национальных стандартах;
   – европейские стандарты имеют добровольный статус;
   – разработка европейских стандартов осуществляется согласно соответствующему мандату Комиссии ЕС тремя организациями: CEN, CENELEC, ETSI;
   – продукция, выпущенная в соответствии с гармонизированными европейскими стандартами, рассматривается как соответствующая существенным требованиям соответствующей директивы (принцип презумпции соответствия);
   – факт соответствия гармонизированным стандартам, подтвержденный определенным способом (процедурой), является реализацией принципа презумпции соответствия;
   – если изготовитель продукции не желает воспользоваться гармонизированным стандартом или если такого стандарта нет, изготовитель должен доказать, как правило, с помощью третьей стороны (уполномоченного органа), что выпускаемая им продукция отвечает существенным требованиям директивы.
   Данные требования позволяют задавать требования безопасности в директивах в виде правовых технических норм. Это дает возможность придать требованиям директивы определенную стабильность, с одной стороны, и гибкость при появлении на рынке инновационной продукции с принципиально новыми свойствами – с другой. Прежде всего, существенные качественные требования остаются неизменными по отношению к уровню развития техники. Понятно, что внесение в директиву каждого изменения сопряжено со сложной процедурой согласования новых требований со всеми странами – членами ЕС. Таким образом, задание требований безопасности в директиве в виде существенных требований дает возможность применять ее в неизменном виде в течение длительного времени.
   В развитие Решения Совета ЕС от 7 мая 1985 г. было принято Решение от 21 декабря 1989 г. о введении Глобального подхода
   к оценке соответствия. Глобальный подход, по существу, определяет основы процедур и условий обязательного подтверждения соответствия. Согласно этому документу:
   – процедуры оценки соответствия относятся либо к этапу проектирования продукции, либо к этапу ее производства, либо к тому и другому и устанавливаются в директиве на продукцию;
   – выбор процедуры из числа установленных в директиве предоставляется изготовителю;
   – результатом проведенной оценки соответствия является принимаемая изготовителем декларация о соответствии и маркирование продукции знаком СЕ;
   – процедуры оценки соответствия изготовитель осуществляет или самостоятельно, или при участии уполномоченного органа.
   Принципы Нового и Глобального подходов реализуются более чем в 20 директивах для таких групп продукции, как электро– и радиотехнические изделия, продукция машиностроения, сосуды, работающие под давлением, средства индивидуальной защиты, медицинское оборудование, лифты, игрушки и др.
   В табл. 2 приведен перечень директив Нового и Глобального подходов, устанавливающих требования к продукции и необходимость ее маркирования знаком СЕ. Эти директивы распространяются, по разным оценкам, на 20–40 % всей выпускаемой продукции.

   Таблица 2
Перечень директив Нового и Глобального подходов


   Перечень гармонизированных стандартов публикуется в журнале Евросоюза Official Journal of Europe. С момента публикации в этом журнале ссылки на гармонизированный стандарт изготовитель имеет возможность принимать декларацию о соответствии, реализуя принцип презумпции соответствия.
   Для групп продукции, перечисленных в табл. 2, основанием для выхода на европейский рынок является маркирование каждой единицы такой продукции знаком СЕ. В каждой директиве приведены положения, касающиеся маркировки этим знаком и описывающие его форму, размеры и правила маркирования. Знак СЕ представляет собой аббревиатуру от Conformitè Europèenne (франц. – соответствие европейское). Маркирование этим знаком означает, что продукция прошла все необходимые процедуры обязательной оценки (подтверждения) соответствия требованиям директив ЕС, распространяющихся на данную продукцию. Маркировка СЕ обеспечивает доступ к свободному обращению товара по всему Европейскому экономическому пространству (ЕЕА), которое включает в себя все страны Евросоюза, а также Норвегию, Исландию и Лихтенштейн.
   Маркировка наносится изготовителем либо его уполномоченным представителем на территории ЕС или лицом, ответственным за выпуск продукции на рынок.
   Маркировка может содержать не только изображение знака, но и идентификационный номер нотифицированного (уполномоченного) органа, который принимал участие в проведении оценки соответствия. Иногда в маркировку включают год ее нанесения, однако в последнее время это не практикуется. Размер знака СЕ, нанесенного на продукцию, должен быть не менее 5 мм.
   Однако есть европейские директивы, которые не предусматривают маркирования продукции знаком СЕ, но используют те же принципы задания требований к этой продукции и процедурам оценки ее соответствия, что и директивы, перечисленные в табл. 2. К таковым относятся:
   – Директива 96/98/ЕС (морское оборудование);
   – Директива 96/48/ЕС (высокоскоростные железнодорожные системы);
   – Директива 94/62/ЕС (упаковка и отходы от упаковочных материалов);
   – Директива 2001/16/ЕС (трансъевропейские железнодорожные системы).
   Все рассмотренные директивы содержат описание необходимых процедур оценки соответствия (модулей подтверждения соответствия), которые необходимы для выпуска продукции на рынок Евросоюза. Комплекс процедур для конкретной продукции может содержать один или несколько модулей или их модификаций. Учитывая, что многие процедуры оценки соответствия выполняются с участием третьей стороны – уполномоченного органа, директивы содержат требования к таким органам.
   Набор процедур (модулей) оценки соответствия установлен Постановлением Совета ЕС 93/465/ЕЭС с соответствующими изменениями. Каждый модуль можно рассматривать как типовой блок определенных операций, составляющих собственно процедуры оценки соответствия. Результат применения модуля подтверждения соответствия – это декларация о соответствии существенным требованиям директивы или декларация о соответствии типу, принимаемая поставщиком или его представителем, а также маркирование продукции знаком СЕ.
   Многие модули предполагают активное участие третьей стороны в обеспечении доказательной базы соответствия, на основе которой изготовитель принимает декларацию о соответствии.
   Поскольку стандарты добровольны, изготовитель может выпускать свою продукцию по документам, отличным от гармонизированных европейских стандартов (например, по национальным или международным стандартам). Но тогда он обязан доказать соответствие своей продукции существенным требованиям директивы, как правило, с привлечением третьей стороны.
   Директивы обязывают изготовителя составить техническое досье (файл) на продукцию, в котором должна быть дана полная информация о ее конструкции, производстве и использовании с точки зрения выполнения требований директивы. Естественно, конкретное содержание такого досье зависит от вида продукции и применяемой директивы, но в целом оно практически всегда содержит следующую информацию:
   – общее описание изделия;
   – проектные данные, рабочие чертежи, схемы и т. д.;
   – описания и пояснения, необходимые для понимания названных чертежей и схем, а также принципа действия изделия;
   – перечень полностью или частично использованных стандартов, а также описание решений, выбранных для выполнения существенных требований;
   – результаты проектных расчетов, проведенных проверок и т. д.;
   – протоколы испытаний.
   Еще одна особенность концепции оценки соответствия, реализованной в директивах Нового и Глобального подходов, – роль, которую играют уполномоченные (нотифицированные) органы. Уполномоченные органы – это органы, наделенные органами власти государств – членов ЕС полномочиями проводить оценку соответствия продукции требованиям директив.
   Уполномоченный орган должен быть юридическим лицом, расположенным на территории ЕС, обладающим технической компетентностью и отвечающим требованиям директивы.
   Минимальные критерии, которым должен отвечать уполномоченный орган:
   1. Наличие компетентного персонала и необходимого оборудования.
   2. Независимость и беспристрастность при проведении процедуры оценки соответствия.
   3. Техническая компетентность (способность проводить испытания и проверки, умение заполнять протоколы и сертификаты).
   4. Соблюдение конфиденциальности.
   5. Страхование гражданской ответственности.
   Основные функции и обязанности уполномоченного органа:
   1. Осуществление оценки всего объема доказательной базы соответствия (анализ технической документации, проведение испытаний, оценка системы качества).
   2. Интерпретация существенных требований директив.
   3. Участие в работах по стандартизации.
   4. Обеспечение страхования гражданской ответственности.
   5. Предоставление информации органам власти, другим уполномоченным органам.

   При этом уполномоченный орган должен провести оценку всего объема доказательной базы соответствия, включая проведение испытаний, оценку системы менеджмента качества, проверку технической документации. В случаях, если изготовитель не применяет гармонизированные стандарты, уполномоченный орган должен провести интерпретацию существенных требований директивы и оценить соответствие продукции этим требованиям. Поэтому столь важно участие уполномоченных органов в работах по стандартизации – оно является логическим основанием для квалифицированного проведения интерпретации существенных требований.
   В ЕС прохождение процедуры аккредитации не является обязательным условием для уполномочивания, хотя и считается предпочтительным. Однако соответствие уполномоченных органов требованиям, предъявляемым к органам по сертификации и испытательным лабораториям европейскими стандартами серии 45000, является обязательным. При отсутствии аккредитации соответствие требованиям стандартов проверяется в процессе уполномочивания. Как правило, уполномоченные органы должны быть аккредитованы, но это условие не является решающим для их назначения таковыми, т. к. критерии уполномочивания шире, чем критерии аккредитации. В конкретной директиве могут содержаться дополнительные требования, например, к персоналу уполномоченного органа, его знаниям и профессиональному опыту. Дополнительный критерий, по сравнению с аккредитацией, – обязательное для уполномоченных органов страхование гражданской ответственности.
   Технически уполномочивание органа осуществляется путем его включения по представлению государства – члена ЕС в список названий и адресов уполномоченных органов с указанием директивы, в рамках которой органу даются полномочия на выполнение процедур оценки соответствия. Срок действия уполномочивания может быть ограничен. Идентификационный номер такому органу присваивается Европейской комиссией. Список органов публикуется в Бюллетене Европейской комиссии и на сайте Еврокомиссии. Зачастую орган уполномочивается применительно к нескольким директивам.
   9 июля 2008 г. принято Решение Европейского Парламента и Совета ЕС относительно общего режима размещения продукции на рынке ЕС и отмены решения 93/465/ЕЕС. Этот документ распространяется на все отраслевые законодательные акты и, таким образом, представляет собой элемент горизонтального законодательства ЕС. Документ устанавливает:
   – положения, относящиеся к общим обязанностям участников экономической деятельности;
   – набор процедур оценки соответствия (подтверждения соответствия) требованиям директив ЕС;
   – требования к маркировке знаком «СЕ»;
   – справочные положения, касающиеся требований, которым должны отвечать органы по подтверждению соответствия с целью их уполномочивания (нотификации), процедуры нотификации;
   – положения, касающиеся процедур в отношении опасной продукции с целью обеспечения безопасности на рынке.
   Кроме того, 9 июля 2008 г. Европейским парламентом и Советом ЕС принято Постановление Европейского парламента и Совета ЕС «Установление требований к аккредитации и надзору за рынком в отношении продукции, размещенной на рынке».
   Документ устанавливает общие положения в части процедур и требований, предъявляемых к процедурам аккредитации и надзору на рынке ЕС, и дополняет Решение Европейского Парламента и Совета ЕС относительно общего режима размещения продукции на рынке ЕС от 9 июля 2008 г.
   Процедуры аккредитации не были до сих пор гармонизированы в рамках ЕС, хотя применялись в каждой стране. Основные положения этого документа сводятся к следующим аспектам:
   – каждая страна – член ЕС определяет единственный национальный орган по аккредитации;
   – аккредитация выполняется государственным органом власти или организацией, наделенной органом власти этими полномочиями;
   – орган по аккредитации не имеет права извлекать прибыль из своей деятельности;
   – орган по аккредитации не имеет права выполнять функции органов по оценке соответствия, оказывать консалтинговые услуги;
   – государство обеспечивает финансирование создания органа по аккредитации.
   В документе установлена концептуальная основа надзора за рынком ЕС в части продукции, подпадающей под требования директив ЕС:
   – права и обязанности органов надзора;
   – методы надзора;
   – меры по надзору за рынком;
   – процедуры быстрого обмена информацией относительно опасной продукции;
   – вспомогательные информационные процедуры;
   – процедуры контроля продукции, поступающей из третьих стран.
   Анализ опыта ЕС в области технического регулирования, а также стран АТЭС (Азиатско-тихоокеанское экономическое соглашение) свидетельствует о том, что применяемые там модели регулирования являются наиболее эффективными. И в этом смысле данный опыт интересен для Российской Федерации. Кроме того, есть и дополнительные аргументы за то, чтобы в качестве базовой была взята именно европейская модель.
   1. Система технического регулирования, принятая в странах ЕС, сегодня представляется как эффективная модель для международного сотрудничества и обеспечения признания результатов оценки соответствия, поскольку изначально создавалась для формирования единого экономического пространства. Этот факт отмечен в отчете Европейской экономической комиссии ООН за 2003 г. «Усиливая влияние директив Нового подхода» и в рекомендациях ЕЭК ООН «Международная модель технической гармонизации, основанной на надлежащей практике регулирующих органов при разработке, адаптации и внедрении технических регламентов путем применения международных стандартов». Эффективность европейского подхода к сфере технического регулирования подтверждается наличием ряда соглашений о взаимном признании результатов оценки соответствия (MRA) с такими странами, как Япония, США, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Швейцария, Израиль.
   2. Наличие в ЕС большого числа директивных и иных документов, отражающих методологию и практику технического регулирования, которые могут использоваться при формировании российской системы технического регулирования.
   3. Страны ЕС являются наиболее крупными партнерами России в товарообороте, а в настоящее время в связи со вступлением новых членов в ЕС их доля в торговле с нашей страной еще более возрастет, что необходимо учитывать при анализе модели регулирования.
   Гармонизация подходов в сфере технического регулирования создаст благоприятные условия для свободного обращения товаров на соответствующих рынках, для взаимного признания результатов подтверждения соответствия, проведенных в России и в странах – членах ЕС. Это позволит снять имеющиеся торговые барьеры, сократит расходы на подтверждение соответствия поставляемых товаров, будет способствовать экспорту отечественных товаров.

1.5. Базовые категории в сфере технического регулирования: риски

   Вступление в силу Федерального закона «О техническом регулировании» и активная разработка проектов технических регламентов инициировали обсуждение роли методологии оценки риска применительно к продукции, охватываемой соответствующими техническими регламентами. Дело в том, что текст Федерального закона содержит свыше 20 норм, в которых в различном контексте применяется понятие «риск».
   В соответствии с современной концепцией обеспечения безопасности продукции риском причинения вреда называют сочетание вероятности нанесения вреда и его тяжести. Это определение закреплено в ряде нормативных документов, в частности в Руководстве ИСО/МЭК 51:1999 «Аспекты безопасности. Руководящие указания по включению их в стандарты».
   Руководство ИСО/МЭК 51 следующим образом характеризует современную концепцию обеспечения безопасности: безопасность достигается путем уменьшения риска до допустимого (приемлемого) уровня, определенного как компромисс между желанием (идеалом) «абсолютной» безопасности, наличием источников опасности, эффективностью затрат на поиск и устранение источников опасности и полезностью для потребителя.
   Концепция «приемлемого риска» базируется на следующих предпосылках:
   – с повышением сложности продукции или процесса ее изготовления возрастает роль безопасности;
   – абсолютная безопасность не может быть обеспечена, продукция может быть только относительно безопасна;
   – требования к уровню безопасности продукции формируются на основе приемлемого риска и связаны с социально-экономическим состоянием общества и являются производными этого состояния. При этом предполагается, что приемлемое значение риска является производным от уровня экономики страны. Чем выше уровень экономики, уровень производственных отношений, качество жизни, принятые в стране, тем выше уровень предъявляемых обществом требований к безопасности потенциально опасной продукции, т. е. тем ниже значение приемлемого (допустимого) риска. По мере развития экономики требования к безопасности должны повышаться, а значение приемлемого риска – снижаться.
   Определение риска осуществляется путем выявления различных источников опасности и их оценки.
   Это означает, что проектировщики и производители продукции должны исключить или ограничить влияние источников опасности на человека. При невозможности полностью исключить воздействие источников опасности необходимо оценить степень потенциальной опасности, которая рассматривается как «остаточная» опасность, не покрываемая принятыми защитными мерами обеспечения безопасности.
   Анализ содержания предмета технического регулирования позволяет выделить несколько типовых ситуаций, когда знание риска позволяет эффективно решать такие задачи регулирования, как:
   – выбор объектов технического регулирования;
   – установление обязательных требований к продукции в технических регламентах с учетом риска;
   – обоснование процедур оценки соответствия;
   – принятие решения об отзыве продукции с рынка;
   – выбор стратегии страхования ответственности за возможный вред, причиненный продукцией.
   Специфической особенностью риска как характеристики продукции, отличающей его от большинства других показателей качества продукции, является принципиальная невозможность его прямого измерения. Как следует из анализа определения понятия «риск», он относится к вероятностным категориям. Поэтому наиболее адекватный математический аппарат, позволяющий вычислять этот показатель, опирается на методы теории вероятностей и математической статистики. Это составляет определенные трудности при анализе риска.
   Очевидно, устанавливая требования к продукции в технических регламентах с учетом риска причинения вреда, необходимо обеспечить баланс между необходимым для общества уровнем безопасности и затратами на его достижение, т. е. обеспечить выпуск и обращение продукции с приемлемым (допустимым) уровнем риска, что соответствует концепции «приемлемого» риска.
   Наиболее общим и универсальным методом расчета допустимого значения риска является подход, основанный на экономическом анализе безопасности. Согласно этому методу, допустимый риск обеспечивает минимум суммы двух составляющих: расходов (затрат) на обеспечение безопасности, связанной с определенным риском, и ущерба, обусловленного этим риском. С ужесточением требований к объектам технических регламентов в целом величина риска снижается, однако при этом увеличиваются расходы на обеспечение безопасности. Поэтому общество заинтересовано в поиске баланса между уровнем требований в технических регламентах и затратами на их достижение.
   К числу факторов, которые следует учитывать при анализе приемлемого риска, как правило, относят:
   1. Неприемлемость для общества высоких значений. Учитывая этот фактор, современное общество готово отказаться от применения потенциально опасной продукции и технологий (даже и высокоэффективных), если приемлемое значение риска общество не устраивает.
   2. Индивидуальное отношение к риску. Индивидуум полагает более приемлемым (допустимым) риск при автомобильных гонках или занятии горнолыжным спортом, т. к., возможно, считает, что в этой ситуации он управляет риском. В то же время нефтехимический комбинат, расположенный рядом с его домом, представляет собой вынужденный и потому менее приемлемый риск.
   3. Масштабы последствий. Население отрицательно относится к риску, который может привести к гибели 100 человек в одной авиационной катастрофе, но принимает риск в 50 тысяч смертельных случаев в год, связанных с автотранспортом.
   4. Адаптация к риску (привыкание к источникам некоторых опасностей). Привычные риски, например, опасность получения травм при работе с электроприборами, очевидно, более допустимы по сравнению с неизвестными рисками в результате работы химического комбината.
   Невозможность проведения анализа со значениями вероятностей менее 109, т. к. подобные величины выходят за пределы человеческого опыта.
   Распределение риска. Часто источник опасности обеспечивает определенные выгоды обществу в целом, а риск приходится на население, живущее вблизи опасных объектов.
   Для многих объектов приемлемой считается величина риска, равная 10-6 1/год, соответствующая риску природных катастроф. Это значение может быть принято в качестве «реперного» уровня риска при его анализе.
   Учитывая, что экономический подход к обоснованию приемлемого значения риска затруднен, во многих случаях нормирование риска осуществляется на основе принципа ALAP (от англ. «as low as possible» – так низко, как только возможно). Реализация этого принципа при нормировании риска означает компромисс между требованиями общества к безопасности и возможностями науки и техники обеспечить требуемый ее уровень.

1.6. Базовые категории в сфере технического регулирования: безопасность

   В соответствии с Конституцией Российской Федерации государство обязано защищать граждан и общество, имущество физических и юридических лиц, животных и растения, окружающую среду от продукции, которая может быть опасной. Однако, вместе с тем, оно должно обеспечить свободное перемещение продукции по территории страны. Учитывая, что Россия стремится вступить в ВТО, ей необходимо гармонизировать свое законодательство в области производства и продвижения товаров с основополагающими документами ВТО.
   В связи с этим государство должно обеспечить баланс между безопасностью продукции и свободой его производства и продвижения к потребителям. Данный баланс в ВТО подразумевает, что страны будут подготавливать, принимать или утверждать такие технические регламенты, чтобы они не были ограничительными для торговли в большей степени, чем это необходимо для выполнения законной цели.
   Продукция может быть безопасная, потенциально опасная и опасная. От потенциально опасной продукции необходима защита, опасная продукция не должна попадать в обращение. Однако защищенная продукция не может гарантировать, что она при потреблении не станет действительно опасной, поэтому уровень потенциальной опасности для такой продукции всегда величина положительная. Исходя из уровня развития научно-технического прогресса, устанавливается приемлемый уровень безопасности продукции, который можно разделить на три стадии – допустимый для практически безопасной незащищенной продукции, недопустимый, но приемлемый для защищаемой потенциально опасной продукции и неприемлемый уровень. То, что уровень хотя и приемлем, но содержит в себе потенциальную опасность, должно стимулировать производителей на устранение причин возникновения потенциальной опасности и усиление уровня защиты.
   Свойство опасности продукции возникает по определенным причинам, поэтому для устранения причин опасности необходимо учитывать факторы, влияющие на безопасность продукции на всех стадиях ее жизненного цикла. Кроме того, необходимо учитывать вид продукции, т. к. от этого зависит, на какой стадии жизненного цикла продукции возникают эти факторы. Например, опасность для пищевых продуктов может возникнуть на стадии их хранения или приготовления, а для промышленных изделий – на стадии проектирования.
   При этом под обязательные требования попадают только продукция и связанные с ней процессы, а на услуги и работы распространяются только добровольные требования. Однако можно указать на услуги и работы, процессы оказания и выполнения которых могут нести опасность услугополучателям (материалы по контролю безопасности услуг).
   Изготовитель продукции должен предусмотреть риски, связанные с использованием продукции, не только по назначению, но и не по назначению. При этом принимается во внимание такой факт, как учитывал ли изготовитель при проектировании данные требования безопасности.
   Кроме того, современная продукция во многих случаях является наукоемкой, в которой имеются информационные продукты (программы, базы данных и т. д.), от безопасности которых зависит безопасность материально-вещественной продукции. Поэтому в список видов безопасности следует добавить информационную безопасность, влияющую на безопасность продукта.
   Безопасность продуктов должна удовлетворять требованиям норм, в которых определены свойства отчуждаемой продукции; требованиям процедур, в которых определены состояния процессов взаимодействия; и требованиям условий, в которых определены ситуации среды потребления, при которых отсутствует неприемлемый риск, связанный с причинением вреда жизни и/или здоровью гражданам, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, жизни и/или здоровью животных или растений. Аналогичные требования должны быть предъявлены и к защите продуктов.

1.7. Объекты технического регулирования

   В целом, под объектом правоотношений (т. е. отношений, урегулированных нормами права) понимается то, на что направлено правоотношение или по поводу чего оно возникает. При этом в качестве объекта рассматриваются любые явления (предметы, действия, процессы), порождающие у субъектов соответствующие права и обязанности.
   В соответствии с Федеральном законом «О техническом регулировании», объектами технического регулирования являются продукция, а также связанные с требованиями к продукции процессы проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации.
   Однако терминология Федерального закона в данном отношении недостаточно проработана. В ряде статей указывается, что помимо указанных объектов могут быть и иные объекты технического регулирования. В частности, в определении понятий «подтверждение соответствия» (абз. 16 ст. 2), «форма подтверждения соответствия» (абз. 26 ст. 2), ст. 5 и др.
   Следует отметить, что данный перечень объектов был сформирован в результате пересмотра Федерального закона в мае 2007 г. Прежде к объектам технического регулирования, кроме продукции, относились все процессы производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации.
   Данное уточнение объектов преследовало несколько целей. Во-первых, необходимость ускорения разработки технических регламентов за счет разгрузки объектов технического регулирования. Во-вторых, в целях устранения пересечений с нормами других отраслей права, в частности, нормами охраны труда, экологическими и др. В-третьих, приведение в соответствие с международными требованиями, в частности, с Соглашением по ТВТ.

1.8. Соотношение правовых и технических норм

   Изначально основным критерием отличия технических норм от юридических являлось разграничение по предмету регулирования. Считалось, что технические нормы регулируют отношения между человеком и предметами (явлениями) внешнего мира, а юридические нормы регулируют общественные отношения, при которых одному социальному субъекту противостоит один или несколько других социальных субъектов[4]. Разделяя такую точку зрения, многие правоведы отмечали, что технические нормы не являются социальными[5], а, следовательно, не могут быть правовыми.
   Однако в результате формирования отрасли технического регулирования и установления на уровне нормативных правовых актов предписаний, имеющих технический характер, изучение природы норм, выраженных такими предписаниями, получило новое развитие. И если прежде считалось, что технические нормы не могут быть правовыми, то теперь преобладающей стала точка зрения, согласно которой существование юридических норм с техническим содержанием возможно.
   Следует согласиться с тем, что техническое правило, облеченное в правовую форму, не теряя своего технического характера, приобретает качественные признаки правовой нормы. В юриспруденции такие нормы получили название «технико-юридические» (А.Ф. Черданцев), иногда их называют «юридико-технические» (А.Б. Венгеров) или «технико-правовые» (Н.И. Матузов). А.В. Пчелкин отмечает, что технико-юридические нормы появляются тогда, когда техническая деятельность и ее результаты перестают быть исключительно интересом частных лиц[6]. К технико-юридическим нормам относятся в основном нормы, действующие в материально-производственной и управленческой сферах (например, правила противопожарной безопасности, строительных работ, ГОСТов, стандартов, правила железнодорожного движения и иных видов транспорта и т. п.). Остальные технические нормы, действующие в бытовой сфере, не опосредуются правом и их нарушение не влечет юридической ответственности (например, требования по эксплуатации телевизоров, магнитофонов, пылесосов и т. п.)[7].
   В системе правового регулирования технико-юридическим нормам отводится подчиненная роль. Это обусловлено тем, что они не могут служить общим основанием возникновения правоотношений, не обладают охранительной функцией, а также не указывают субъектов, обязанных их исполнять. Обязательность технико-юридических норм обеспечивается санкциями бланкетных правовых норм.
   Технико-юридические нормы устанавливают требования относительно поведения людей по отношению к предметам внешнего мира (в большинстве случаев это требования к должному материальному результату поведения людей)[8]. Таким нормам присущи все признаки норм правовых:
   – они исходят от государства;
   – в них выражается государственная воля;
   – их соблюдение обеспечивается возможностью государственного принуждения;
   – они объективируются в специальных нормативных актах, издаваемых компетентными государственными или общественными (с санкции государства) органами, т. е. имеют и свою внешнюю форму выражения;
   – они регулируют общественные отношения[9].
   Однако технико-юридические нормы обладают и собственной спецификой. Так, содержание диспозиции технико-юридической нормы выражается в нормативном правовом акте с помощью технического предписания. В отличие от иных правовых предписаний, выраженных предложением, для подписания технических предписаний могут использоваться математические знаки, формулы, таблицы, графические изображения[10]. В качестве признака технических норм приводится и то, что они являются продуктом сознательно-волевой деятельности людей, в отличие от объективных законов природы, на основе которых они складываются.

1.9. Методы оценки в техническом регулировании

   Несмотря на наличие большого числа норм федерального закона, применяющих понятие «риск», можно выделить две основные задачи технического регулирования, существенно опирающиеся на это понятие: задание требований безопасности и установление форм и схем обязательного подтверждения соответствия. Отметим, что эти задачи, как правило, связаны с необходимостью оперирования некоторыми обобщенными выводами относительно безопасности (риска), которые могут быть распространены на группы однородной продукции, поскольку требования технического регламента распространяются на группы продукции, а не на конкретный тип (вид, модель, марку).
   В настоящее время предложено большое число методов расчета риска. Эти методы удобно разделить на две группы: количественные методы и качественные. Группа количественных методов, в свою очередь, подразделяется на две подгруппы:
   – статистические, позволяющие получать усредненные по однородной группе продукции или популяции сведения о риске (безопасности) причинения вреда;
   – расчетные (индивидуальные), позволяющие получать значения риска для конкретного вида продукции.
   Качественные методы анализа риска позволяют получать усредненные обобщенные сведения о риске причинения вреда для групп продукции или значения риска для конкретного вида продукции.
   Сравнение качественных и количественных методов оценки риска с точки зрения простоты анализа, наличия исходной информации для расчета времени и стоимости ее получения показало, что качественные методы анализа риска обладают определенными преимуществами перед количественными методами:
   – более просты по сравнению с количественными;
   – более дешевы, т. к. не требуют проведения специальных исследований и/ или испытаний;
   – соответственно, временные затраты на получение качественных оценок меньше, чем при использовании количественных методов.
   Основной вопрос сравнения методов – это их точность. Применение качественных методов предполагает простое деление шкалы риска, например, на четыре группы, тогда как использование количественных методов позволяет получить непрерывную шкалу, что удобнее для последующего анализа. Однако из-за того, что количественные методы требуют значительно большего объема исходной информации, часть из которой может быть недостоверна, как правило, предпочтение отдается качественным методам.

1. Количественные методы

1.1. Статистические методы

   Эти методы удобны для анализа риска, т. к. представляют собой в основном усредненные данные. Это позволяет делать некоторые общие выводы относительно риска причинения вреда. Общность выводов относительно безопасности позволяет рекомендовать использовать эти методы для целей технического регулирования. Статистические данные формируются путем сбора и обработки единичных событий, которые произошли за некоторое фиксированное время в определенной группе продукции или популяции. В настоящее время информация о случаях причинения вреда собирается различными ведомствами, например, МВД России, МЧС России и др. Статистические данные обладают статистической неопределенностью, обусловленной объемом исходных данных, и методической неопределенностью, связанной с выбором способа обработки данных. Применение стандартных методов обработки данных позволяет снизить методическую неопределенность.
   К статистическим методам условно можно отнести методы санитарно-гигиенических исследований. В рамках санитарно-гигиенических исследований анализируется влияние тех или иных вредных воздействий на организм отдельного человека или целых популяций. В отличие от статистических данных при проведении таких исследований оценивается эффект накопления вредных воздействий в зависимости от интенсивности и длительности влияния вредных факторов, или иначе, зависимость «доза-эффект» или «доза-ущерб». Построение зависимостей, определяющих вид взаимосвязи «доза-эффект», проводится на основе наблюдений за определенной группой людей по данным медицинской статистики или по результатам специально организованных исследований. Такой подход позволяет установить связь между уровнями заболеваемости или смертности, с одной стороны, и техническими характеристиками продукции, формирующей определенный вид опасности, – с другой.
   В качестве характеристики эффекта вредного фактора в этих исследованиях обычно выбирается уровень заболеваемости за определенный период либо вероятность заболевания, которые могут быть интерпретированы как риск причинения вреда при использовании продукции, формирующей данный вредный фактор.
   Зависимости «доза-эффект», построенные по большой исследуемой совокупности, обладают приемлемой неопределенностью, что позволяет рекомендовать этот подход для обобщенных выводов относительно безопасности.

1.2. Расчетные методы

   Расчет риска осуществляется, как правило, на стадии проектирования с использованием методологии ВАБ (вероятностный анализ безопасности). Эти методы позволяют оценить риск применительно к конкретному изделию, а не к группе однотипных объектов. Распространение результатов индивидуального расчета риска объекта на группу однородных объектов (для обобщенных выводов) должно быть обусловлено рядом условий и ограничений, например, должно быть известно, что расчет риска ведется для типового представителя, который эксплуатируется в типовых условиях и т. п. Ограничения подобного рода во многом не позволяют распространить выводы относительно безопасности конкретной модели продукции на группу однородной продукции, что препятствует формированию обобщенных выводов относительно безопасности.
   В настоящее время предложено большое число методов расчета риска, основанных на методологии ВАБ, каждый из которых обладает как определенными достоинствами, так и недостатками. Отметим только один общий недостаток: все методы расчета риска на стадии проектирования (конструирования) обладают высокой неопределенностью, поэтому их целесообразно применять для решения вполне определенных задач: выбор наилучшего (с точки зрения безопасности) варианта конструкции, учет человеческого фактора и т. п. Существенным ограничением ВАБ является его применимость только для продукции, которая в процессе применения расходует свой ресурс. Другими словами, ВАБ нельзя применить для пищевой, парфюмерно-косметической продукции, лекарственных средств и т. п. Таким образом, для решения вышеперечисленных задач технического регулирования методы ВАБ малопригодны.

2. Качественные методы

2.1. Анализ видов, последствий и критичности отказов (АВПКО)

   Одним из наиболее простых и эффективных качественных методов оценки риска причинения вреда применительно к продукции машиностроения и приборостроения является метод анализа видов, последствий и критичности отказов, или (в англоязычной транскрипции) FMECA. В рамках FMECA вычисляется критичность отказов продукции, т. е. последствия отказов продукции с учетом их частоты, которые принимаются в качестве оценки риска причинения вреда.
   Основная идея расчета критичности отказа (дефекта) состоит в учете трех факторов: частоты (вероятности) отказа, возможности обнаружения дефекта до начала эксплуатации и последствий отказа. Эти три фактора в совокупности и формируют значение критичности отказа. Чем выше величина частоты (вероятности) отказа и/или последствия отказа, и/или ниже возможность обнаружения дефекта до начала применения объекта по назначению, тем выше значение критичности, т. е. выше риск.
   В отдельных случаях целесообразно использовать более простой АВПКО в табличной форме, при котором учитываются следующие факторы отказов:
   – частота (вероятность);
   – последствия.
   Например, по частоте наступления отказы можно разделить на пять категорий: очень редкий (ОР); редкий (Р); возможный (В); частый (Ч); очень частый (ОЧ); по последствиям – на четыре: незначительный (Н); существенный (С); значительный (З); критический (К).
   Сочетание частоты отказов и их последствий дает возможность, исходя из классического определения риска, оценить первоначальный риск в качественной форме:
   – очень частый, частый или возможный отказы, вызывающие существенные, значительные или критические последствия, обусловливают очень высокий (ОВ) риск;
   – очень частый, частый, возможный или редкий отказы, вызывающие незначительные, существенные, значительные или критические последствия, обусловливают высокий (В) риск;
   – частый, возможный, редкий или очень редкий отказы, вызывающие незначительные, существенные, значительные или критические последствия, обусловливают средний (С) риск;
   – возможный, редкий или очень редкий отказы, вызывающие незначительные, существенные или значительные последствия, обусловливают низкий (Н) риск;
   – редкий или очень редкий отказы, вызывающие незначительные или существенные последствия, обусловливают очень низкий (ОН) риск.
   Приведенные правила принятия решения для вычисления риска на основе АВПКО представлены в табл. 3.

   Таблица 3
Правила принятия решения для расчета риска

   В процесс оценки риска может вовлекаться такой фактор, как степень уязвимости отдельных категорий потребителей. Этот фактор значительно влияет на окончательные оценки риска.
   Таким образом, применение АВПКО дает возможность определить, в какую из групп риска может быть отнесена рассматриваемая продукция. При этом вывод о степени риска может быть сделан применительно к типу объекта.

2.2. Классификационный метод

   На практике для оценки риска в качественной форме можно использовать инженерные методы, основанные на классификации факторов (критериев), влияющих на частоту и тяжесть причинения вреда.
   При классификации обычно применяют следующие критерии:
   – наличие источников опасности;
   – степень контакта непосредственно с источником опасности;
   – длительность и интенсивность воздействия опасных факторов;
   – наличие физических барьеров безопасности;
   – возможная степень тяжести последствий и др.
   Такой подход реализован в ГОСТ Р 51609-2000 применительно к медицинским изделиям, что позволяет с помощью правила классификации разделить все указанные изделия на четыре зоны риска причинения вреда.
   Классификационный метод можно использовать для оценки риска причинения вреда пищевой продукцией.
   Алгоритм оценки рисков базируется на классификации, учитывающей следующие основные факторы риска:
   – виды опасностей;
   – наличие пищевых добавок;
   – наличие ГМИ;
   – использование в технологическом процессе биологических агентов;
   – влияние различных добавок (агрохимикатов, антибиотиков и т. п.), применяемых в процессе производства сырья, на безопасность конечного продукта;
   – влияние условий хранения, транспортирования, качественных показателей на безопасность конечного продукта;
   – наличие «критических точек» в технологическом процессе, приводящих к скрытым дефектам продукции.
   В результате применения этого подхода каждый вид продукции может быть отнесен к одному из следующих классов:
   класс 1 – с низкой степенью риска;
   класс 2 – со средней степенью риска;
   класс 3 – с повышенной степенью риска;
   класс 4 – с высокой степенью риска.

2.3 Экспертные методы

2.3.1. Метод аналогий
   Основным этапом процесса оценки риска методом аналогий является сравнение риска, связанного с данным изделием, с риском применения аналогичного изделия с учетом следующих критериев:
   – аналогичное изделие безопасно;
   – технологии изготовления изделий сравнимы;
   – опасность и элементы риска сравнимы;
   – технические условия сравнимы;
   – условия использования сравнимы.
   При принятии решения о величине риска принимаются во внимание источники опасностей (виды опасностей) в категориях «много-мало» и эффективность защитных мер в категориях «слабо-хорошо». При этом если:
   1) «много» источников опасностей и они «слабо» предотвращаются защитными мерами – больше оснований для признания степени риска причинения вреда высокой;
   2) «много» источников опасностей, но они «хорошо» предотвращаются защитными мерами – больше оснований для признания степени риска причинения вреда повышенной;
   3) «мало» источников опасностей, они предотвращаются защитными мерами – больше оснований для признания степени риска причинения вреда средней или низкой.
   Этот метод одинаково пригоден как для промышленной продукции, так и для расходуемых изделий (пищевой продукции, лекарственных средств и др.).
   Для промышленных изделий при использовании метода аналогий могут также учитываться дополнительные факторы, связанные с применением в изделии основных принципов обеспечения безопасности при проектировании, например, наличие эффективных систем безопасности, позволяющих «купировать» опасные события (тормоза, сбрасывающие клапаны, задвижки и т. п.); пассивных систем безопасности, действие которых не зависят от пользователя (ремни безопасности, мембраны и т. п.) и др.
   В результате применения экспертного метода аналогий группа экспертов (эксперт) выдвигает суждение о том, что риск причинения вреда для рассматриваемой продукции выше (ниже или эквивалентен) риска для аналогичной продукции. При этом может быть дана более «тонкая» оценка риска, связанная со степенью его отличия от риска для аналогичной продукции.
2.3.2. Метод HAZOP
   Метод HAZOP (англ. – Hazard and Operability Study) – анализ (изучение) опасностей и функционирования систем предназначен для экспертного качественного анализа безопасности (риска) сложных технических систем. Обычно выполняется самостоятельно или предшествует ВАБ. Иногда и более точно его называют методом последовательной экспертизы, в рамках которой выполняется эвристический анализ того, что может последовать за тем или иным событием (отклонением) в работе системы.
   При всей своей эффективности метод не позволяет даже в качественной форме оценить риск причинения вреда.

3. Установление требований к продукции на основе анализа риска

   Когда речь идет о безопасности, выделяют два элемента отношений в процессе применения продукции: объект (продукция), обладающий определенными свойствами, и субъект (индивидуум, окружающая среда, имущество), на которого воздействует объект. Говорить о безопасности объекта (продукции) вне связи с субъектом нельзя, поскольку ущерб (вред) наносится субъекту при потреблении, применении, эксплуатации объекта. Именно поэтому термин «безопасность» в Руководстве ИСО/МЭК 51:1999 трактуется как отсутствие недопустимого риска, т. е. риска умаления или уничтожения права субъекта. Другими словами, можно констатировать следующее:
   – имеется объект (продукция), обладающий определенными свойствами или характеристиками, которые можно обозначить как р1, р2…., рк и которые закладываются в продукцию при проектировании и изготовлении;
   – при применении этой продукции указанные свойства (характеристики) объекта реализуются (проявляются), в результате чего может оказываться негативное воздействие на субъект (т. е. субъекту наносится вред);
   – вероятность причинения вреда определенного вида понимается как риск, который обозначим через R.
   Как следует из приведенных рассуждений, риск причинения вреда R является некоторой функцией от характеристик р1, р2…., рк, но при этом сам риск нельзя рассматривать просто как характеристику объекта, такую же, как, например, мощность, масса, удельный расход топлива и т. п., без наличия субъекта воздействия. Отсюда следует, что в техническом регламенте должны быть рассмотрены все возможные категории потребителей (субъектов причинения вреда), например, пожилые люди, инвалиды, дети и т. п.
   Кроме того, следует подчеркнуть, что набор показателей, характеризующих безопасность, и их величин неоднозначен с точки зрения связи с риском причинения вреда. Формально это положение может быть выражено следующим образом: если f – это функция связи между риском R и показателями, характеризующими безопасность р1, р2…., рк;
   R = f (р1, р2…., рк);
   то за счет выбора другой функции связи g можно установить равенство
   R = g (q1, q2…., qn);
   где q1, q2…., qn – показатели, отличные от показателей р1, р2…., рк также характеризующие безопасность рассматриваемого объекта регулирования.
   Другими словами, для одного и того же риска причинения вреда можно построить разные наборы показателей (характеристик), формирующие этот риск. Например, риск разрушения несущей детали в зависимости от нагрузок и других факторов может быть связан с различными характеристиками (мерами) прочности: пределом текучести, временным сопротивлением, пределом усталости и т. д. Таким образом, технический регламент должен содержать все требования, базирующиеся на описании всех возможных ситуаций (всех возможных функций связи), влияющих на безопасность продукции.

4. Выбор форм и схем обязательного подтверждения соответствия

   Решение задачи выбора форм и схем обязательного подтверждения соответствия методически опирается на следующий принцип: чем выше риск причинения вреда при использовании продукции, тем жестче форма и схемы подтверждения соответствия этой продукции требованиям технического регламента или тем более полной должна быть доказательная база соответствия. Поэтому если разработчик технического регламента может оценить риск причинения вреда (при этом вред выражен в одних и тех же единицах и с одной и той же степенью неопределенности) для всех видов продукции, подпадающих под действие регламента, то он на основе указанного принципа может выбрать соответствующие формы и схемы обязательного подтверждения соответствия. Идея выбора форм подтверждения соответствия на основе указанного принципа поясняется простым примером:
   – шкала риска причинения вреда делится на две части: левая, содержащая продукцию с невысокими значениями риска
   причинения вреда, охватывает продукцию «под декларацию» (зона a1 на рис. 1), правая часть шкалы – содержит продукцию «под сертификацию» (зона а2 на рис. 1);
   – на указанной шкале риска причинения вреда наносятся значения риска в зависимости от вида продукции, подпадающей под действие технического регламента;
   – если значение риска для продукции попало в левую часть шкалы (зона a1), где для данной продукции наиболее адекватной формой подтверждения соответствия является декларирование;
   – если значение риска для продукции попало в правую часть шкалы (зона а2), где для данной продукции наиболее адекватной формой является сертификация соответствия.

   Рис. 1. Иллюстрация принципа выбора формы подтверждения соответствия

   Способ деления шкалы не может быть формализован и зависит от позиции ЛПР (лица, принимающего решение). При выборе варианта деления шкалы следует учитывать норму п. 2 ст. 23 Федерального закона, устанавливающую, что форма подтверждения соответствия должна учитывать риск недостижения целей технического регламента. Так, вариант деления шкалы риска, направленный на сокращение объема продукции, подлежащей обязательной сертификации, должен расширять левую шкалу риска (зона a1 «под декларацию»), но при этом может не достигаться цель технического регламента, связанная с защитой жизни или здоровья граждан.
   Этот же подход может быть использован для установления схем подтверждения соответствия для уже выбранной формы подтверждения соответствия. С этой целью для выбранной формы подтверждения соответствия все применяемые схемы подтверждения соответствия должны быть классифицированы по степени «жесткости» в зависимости от числа схем подтверждения соответствия. Принятая зона подтверждения соответствия должна быть разделена на число классов в зависимости от числа схем подтверждения соответствия. Например, при декларировании соответствия часто применяют две схемы:
   – на основе собственных доказательств заявителя;
   – на основе собственных доказательств заявителя и доказательств, представленных «третьей» стороной (органом по сертификации или аккредитованной испытательной лабораторией).
   При этом первая схема декларирования чаще используется для малоопасной продукции (является менее «жесткой» по сравнению со второй схемой). Для того чтобы обосновать выбор схем декларирования с учетом степени риска причинения вреда, целесообразно зону а1 разбить на два класса a11 (незначительный риск) и а 12 (более высокий риск). Продукция, степень риска причинения вреда которой попала в класс a11, подлежит декларированию по схеме декларирования на основе собственных доказательств продукция, степень риска причинения вреда которой попала в класс a12, подлежит декларированию по схеме декларирования на основе собственных доказательств и доказательств с участием «третьей» стороны.
   При выборе схем сертификации можно пользоваться теми же принципами. Например, если считать, что число схем сертификации равно , то зону «под сертификацию» следует разделить на классов. Каждому классу должна соответствовать определенная схема сертификации. Для продукции, попавшей в соответствующий класс, надо использовать схему сертификации, связанную с этим классом.

1.10. Федеральный закон «О техническом регулировании»: роль и оценка

   При разработке Федеральный закон вызвал активное сопротивление и непонимание многих субъектов технического регулирования, особенно со стороны министерств и ведомств. Наверное, ни один закон не вызывал столь бурного обсуждения и столь противоположных оценок, как анализируемый: от восхищенных откликов до повальной критики. Проект Федерального закона называли «радикальным», «чрезвычайно важным», «революционным», «имеющим исторические последствия и сравнимым по воздействию на Россию в XXI веке с Конституцией РФ». При этом некоторые представители министерств продолжали называть его «дамокловым мечом» для промышленности[11].
   Безусловно, трудно переоценить роль данного Федерального закона в реформе технического регулирования. Он заложил новую систему технического регулирования, существенно отличающуюся от сложившейся ранее.
   Необходимость отмены старой системы технического регулирования была продиктована тем, что она фактически стала тормозом развития рыночных отношений в Российской Федерации, в связи с чем отказ от полного регламентирования продукции со стороны министерств и ведомств закономерен. Это позволило уменьшить вмешательство государства в дела бизнеса, ликвидировать избыточную обязательную сертификацию, а также должно было содействовать развитию предпринимательской инициативы и повышению конкурентоспособности российской продукции в мире.
   Федеральный закон направлен на гармонизацию национального технического регулирования с международным техническим регулированием, в первую очередь с европейской моделью. Это должно позволить устранить технические барьеры в торговле, содействовать выходу отечественных товаров на мировой рынок, обеспечить равные условия для отечественных и зарубежных производителей на российском рынке.
   С другой стороны, процессы вступления во Всемирную торговую организацию влекут для России принятие на себя дополнительных международных обязательств, в том числе в связи с Соглашением о технических барьерах в торговле.
   Кроме того, многие ГОСТы просто устарели, не содержат необходимых требований или устанавливают избыточные требования, а зачастую и противоречат один другому. Поэтому для гармонизации национальных стандартов с международными стандартами нужны усилия бизнеса, а старая система исключала предпринимательское сообщество из процедур принятия решений в вопросах обеспечения качества продукции.
   Федеральный закон предусматривает создание двух уровней регулирования с помощью:
   – технических регламентов, которые будут содержать обязательные требования к продукции и связанным с нею процессам, в том числе по безопасности;
   – рекомендательных стандартов, содержащих добровольные требования к продукции, работам и услугам.
   До принятия Федерального закона все действующие в России ГОСТы были обязательны для исполнения.
   Однако многочисленная критика Федерального закона, трудности с принятием технических регламентов, понятийная неопределенность стандартов и самой стандартизации в Российской Федерации позволяют сказать, что работы по реформированию технического регулирования, включая стандартизацию, еще очень много.
   Регулирование безопасности объектов различной природы (не только продукции) существовало и до принятия Федерального закона Российской Федерации «О техническом регулировании» в отраслевом законодательстве. Поэтому в Федеральном законе необходимо четко разграничить сферы действия трудового, экологического законодательства, законодательства по защите прав потребителей, защиты населения и т. д. от сферы действия Федерального закона. В новой редакции Федерального закона была предпринята такая попытка, но, на наш взгляд, она была не достаточно результативной.
   Данный Федеральный закон и законодательство о техническом регулировании в целом, безусловно, требуют совершенствования. Во многом это связано с тем, что Федеральный закон содержит множество отсылочных норм, большинство которых не реализовано в других актах. В частности, он содержит более 25 поручений Правительству РФ об установлении различных процедур, порядков, разработка которых весьма трудоемка. Для того чтобы реализовать нормы Федерального закона, следует внести изменения как минимум в 119 федеральных законов и около 600 постановлений Правительства РФ[12].

Часть 2
Постатейный комментарий к Федеральному закону «О техническом регулировании»

Глава 1. Общие положения

Статья 1. Сфера применения настоящего Федерального закона

   1. Настоящий Федеральный закон регулирует отношения, возникающие при:
   – разработке, принятии, применении и исполнении обязательных требований к продукции или к связанным с ними процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации;
   – разработке, принятии, применении и исполнении на добровольной основе требований к продукции, процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, выполнению работ или оказанию услуг;
   – оценке соответствия.
   Настоящий Федеральный закон также определяет права и обязанности участников, регулируемых настоящим Федеральным законом отношений.
   2. Требования к функционированию единой сети связи Российской Федерации и к продукции, связанные с обеспечением целостности, устойчивости функционирования указанной сети связи и ее безопасности, отношения, связанные с обеспечением целостности единой сети связи Российской Федерации и использованием радиочастотного спектра, соответственно устанавливаются и регулируются законодательством Российской Федерации в области связи.
   3. Действие настоящего Федерального закона не распространяется на социально-экономические, организационные, санитарно-гигиенические, лечебно-профилактические, реабилитационные меры в области охраны труда, государственные образовательные стандарты, положения (стандарты) о бухгалтерском учете и правила (стандарты) аудиторской деятельности, стандарты эмиссии ценных бумаг и проспектов эмиссии ценных бумаг.
   4. Настоящий Федеральный закон не регулирует отношения, связанные с:
   – применением мер по предотвращению возникновения и распространения массовых инфекционных заболеваний человека, профилактике заболеваний человека, оказанию медицинской помощи (за исключением случаев разработки, принятия, применения и исполнения обязательных требований к продукции, в том числе лекарственным средствам, медицинской технике, пищевой продукции);
   – применением мер по охране почвы, атмосферного воздуха, водных объектов курортов, водных объектов, отнесенных к местам туризма и массового отдыха.

Комментарий к статье 1

   1. Ст. 1 комментируемого Федерального закона закрепляет сферы действия настоящего Федерального закона и объекты технического регулирования.
   Настоящий Федеральный закон имеет три сферы действия:
   а) сфера разработки, принятия, применения и исполнения обязательных требований к продукции или к связанным с ними процессам;
   б) сфера разработки, принятия, применения и исполнения на добровольной основе требований к продукции, процессам выполнения работ или оказания услуг;
   в) сфера оценки соответствия.
   В соответствии с положениями настоящего Федерального закона объектами технического регулирования являются:
   – продукция;
   – процессы (только связанные с продукцией);
   – оценка соответствия (в данном случае сфера и объект регулирования совпадают).
   Уточнение объектов технического регулирования (процессов) было осуществлено при внесении изменений в комментируемый Федеральный закон[13]. Опыт экспертиз проектов технических регламентов показал, что многие из них были перегружены требованиями, связанными с процессами производства, транспортирования, хранения и т. д. (далее – процессы), не относящимся к безопасности продукции. Подобная ситуация имеет ряд существенных недостатков.
   Во-первых, когда требования к безопасности процессов устанавливаются в регламентах безотносительно к продукции, возникают две системные ошибки:
   а) как следует из анализа норм Федерального закона, услуги не являются объектами технических регламентов. Но если требования к процессам транспортирования, реализации устанавливаются в технических регламентах не в отношении конкретной продукции, то в таком случае приходится рассматривать эти процессы как соответствующие виды услуг;
   б) нормирование в системе технического регулирования имеет универсальный характер в том смысле, что не зависит от страны происхождения, производителя и т. п. Это следует из норм ст. 3 комментируемого Федерального закона, согласно которой техническое регулирование осуществляется, в частности, исходя из принципа единства применения требований технических регламентов независимо от видов и особенностей сделок, а также норм ст. 7, в соответствии с которой технические регламенты применяются одинаковым образом и в равной мере независимо от страны и/или места происхождения продукции или осуществления процессов. Однако, устанавливая требования к процессам транспортирования, реализации не относительно конкретной продукции, в регламентах приходится делать оговорки, что эти требования относятся только к отечественным хозяйствующим субъектам, что нарушает введенный законом принцип универсальности норм.
   Во-вторых, когда требования к безопасности процессов устанавливаются в регламентах не в отношении конкретной продукции, они часто затрагивают смежные отрасли права (трудового, экологического и др.), что ведет к дублированию норм.
   В-третьих, проекты технических регламентов оказываются перегруженными излишними нормами, что тоже вряд ли корректно. Возможно, иногда удобно в одном документе сосредоточить все требования, относящиеся к определенным процессам. Но что хорошо для справочного материала, совершенно непригодно для нормативного правового акта, каковым является технический регламент.
   Таким образом, объекты технического регулирования (процессы) были сведены только к процессам, связанным с продукцией. Данная формулировка соответствует также требованиям международного права. В частности, Соглашение по ТБТ определяет технический регламент как документ, устанавливающий характеристики продукта или связанные с ними (т. е. с характеристиками) процессы и методы производства., соблюдение которых обязательно.
   Все процессы можно разделить на два вида: влияющие и не влияющие на характеристики конечного продукта. В указанном Соглашении говорится о процессах, связанных с характеристиками продукции. Это очень важное, принципиальное условие. Фактически устанавливая в техническом регламенте требования только к процессам, влияющим на безопасность продукции, удается обеспечить принцип универсальности задания требований: вне зависимости от страны происхождения процессы должны быть организованы таким образом, чтобы обеспечить безопасность выпускаемой (обращаемой) продукции. Это действительно минимально необходимые требования к процессам.
   Такой подход как раз и реализован в п. 1 ст. 1, в ст. 2 и других статьях Федерального закона. Таким образом, с точки зрения закона, требования к процессу упрочнения оборудования в регламенте могут быть оправданными, т. к. он (процесс упрочнения) влияет на безопасность конечной продукции, а требования к металлургическим процессам в общем случае не являются предметом технических регламентов, несмотря на то что эти процессы значительно влияют на обеспечение жизни и здоровья граждан и на окружающую среду, т. е. как будто отвечают целям принятия технических регламентов. Но легко увидеть, что далеко не все, что отвечает целям принятия регламента, может быть предметом регламента. Например, нормы Уголовного кодекса также направлены на защиту жизни и здоровья граждан, однако эти нормы входят в другую отрасль права.
   Следует отметить также несовершенство понятийного аппарата настоящего Федерального закона. В частности, использование категорий «объект», «объект технического регулирования», понятия которых в Федеральном законе не раскрываются. Только путем анализа норм можно понять, что под объектами технического регулирования подразумеваются продукция и процессы, в отношении которых устанавливаются обязательные требования. В таком случае использование по всему тексту формулировок «продукция или иные объекты, процессы проектирования и т. д.» также является некорректным. Не понятно, как соотносится с предметом Федерального закона, которым, по правилам законодательной техники, являются регулируемые им отношения.
   К участникам регулируемых отношений Федеральный закон относит:
   – органы власти, которые принимают участие в техническом регулировании;
   – органы государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов;
   – органы по сертификации, аккредитованные испытательные лаборатории (центры), органы по аккредитации, а также субъекты, претендующие на получение вышеуказанных статусов (полномочий);
   – субъекты хозяйственной (предпринимательской) деятельности, в частности, исполнители, продавцы, физические лица, осуществляющие обязательное подтверждение соответствия;
   2. Федеральный закон выделил область связи, в которой часть требований устанавливается и регулируется специальным законодательством Российской Федерации (требования к функционированию единой сети связи Российской Федерации и к продукции, связанные с обеспечением целостности, устойчивости функционирования указанной сети связи и ее безопасности, отношения, связанные с обеспечением целостности единой сети связи Российской Федерации и использованием радиочастотного спектра). Однако это не означает, что в области связи не могут устанавливаться обязательные требования технических регламентов: вопросы, не связанные с обеспечением целостности, устойчивости и безопасности единой сети связи (например, вопросы безопасности устройств связи для потребителей) попадают в сферу действия Федерального закона «О техническом регулировании». Данное решение явилось результатом компромисса с одним из согласующих проект настоящего Федерального закона органов (Министерством связи Российской Федерации), который не хотел терять рычаги управления в данной сфере[14].
   В случае если бы положения п. 4 настоящей статьи Федерального закона были сформулированы по принципу п. 2, тогда бы имелось более или менее четкое разграничение сфер действия технического законодательства от экологического законодательства, законодательства по защите населения и охране труда.
   Обязательные требования устанавливаются также в отношении документации, содержащей информацию об объекте регулирования. Данная информация отображает товарные, потребительские свойства продукции, сведения об исключительных правах на продукцию в целях предотвращения с ее помощью введения в заблуждение приобретателей относительно действительных свойств продукции, касающихся безопасности или иных обязательных показателей.
   3. Лингвистический анализ п. 3 настоящей статьи может привести к выводу, что меры в области охраны труда не являются объектами технического регулирования ни применительно к обязательным требованиям регламентов, ни к добровольным требованиям. Однако сопоставление ее со ст. 209 Трудового кодекса Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. № 197-ФЗ[15], в которой определено, что охрана труда является системой сохранения жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности, включающей в себя правовые, социально-экономические, организационно-технические, санитарно-гигиенические, реабилитационные и иные мероприятия, приводит к выводу, что определенные технические мероприятия (меры) входят в сферу технического регулирования. Во всяком случае технические нормы в области охраны труда, относящиеся к продукции и процессам, включаются в сферу технического регулирования.
   Требования к производственным процессам в части обеспечения жизни и здоровья работающих не могут составлять предмет технических регламентов, т. к. это противоречит положениям п. 1 ст. 1 настоящего Федерального закона и определению понятия «технический регламент», поскольку они (процессы) не влияют на характеристики продукции. Однако требования к этим процессам должны входить в сферу трудового законодательства Российской Федерации.
   4. П. 4 настоящей статьи ограничивает сферу регулирования настоящего Федерального закона. Отношения, исключенные из его сферы регулирования, регулируются специальным законодательством Российской Федерации (табл. 4). В отличие от сферы технического регулирования, находящейся в исключительном ведении Российской Федерации, регулирование указанных отношений относится к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

   Таблица 4
Смежные вопросы в сфере технического регулирования



   Особое внимание следует обратить на отграничение сферы регулирования Федерального закона от Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»[16].
   Формально сферы действия данных законов не пересекаются. Однако анализ возможных требований в области охраны окружающей среды включает такое понятие, как технологический норматив, под которым, согласно Федеральному закону «Об охране окружающей среды», понимают «норматив допустимых выбросов и сбросов, который устанавливается для стационарных, передвижных и иных источников, технологических процессов и оборудования…». Следовательно, технологические нормативы применительно к стационарным, передвижным и иным источникам и оборудованию, если они имеют универсальный характер (не зависят от страны происхождения и территории), могут быть предметом технических регламентов.
   Технологические нормативы применительно к технологическим процессам, не следует включать в регламенты, т. к. в экологическом нормировании нагрузка на окружающую среду рассчитывается исходя из особенностей хозяйственной и иной деятельности для конкретной территории с учетом возможного эффекта накопления.
   Целесообразность норм п.п. 3 и 4 настоящей статьи может быть обоснована стремлением к снижению уровня административных барьеров для производителей в связи со вступлением ВТО.

Статья 2. Основные понятия

   Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия:
   – аккредитация – официальное признание органом по аккредитации компетентности физического или юридического лица выполнять работы в определенной области оценки соответствия;
   – безопасность продукции, процессов производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации (далее – безопасность) – состояние, при котором отсутствует недопустимый риск, связанный с причинением вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, жизни или здоровью животных и растений;
   – ветеринарно-санитарные и фитосанитарные меры – обязательные для исполнения требования и процедуры, устанавливаемые в целях защиты от рисков, возникающих в связи с проникновением, закреплением или распространением вредных организмов, заболеваний, переносчиков болезней или болезнетворных организмов, в том числе в случае переноса или распространения их животными и/или растениями, с продукцией, грузами, материалами, транспортными средствами, с наличием добавок, загрязняющих веществ, токсинов, вредителей, сорных растений, болезнетворных организмов, в том числе с пищевыми продуктами или кормами, а также обязательные для исполнения требования и процедуры, устанавливаемые в целях предотвращения иного связанного с распространением вредных организмов ущерба;
   – декларирование соответствия – форма подтверждения соответствия продукции требованиям технических регламентов;
   – декларация о соответствии – документ, удостоверяющий соответствие выпускаемой в обращение продукции требованиям технических регламентов;
   – заявитель – физическое или юридическое лицо, которое для подтверждения соответствия принимает декларацию о соответствии или обращается за получением сертификата соответствия, получает сертификат соответствия;
   – знак обращения на рынке – обозначение, служащее для информирования приобретателей о соответствии выпускаемой в обращение продукции требованиям технических регламентов;
   – знак соответствия – обозначение, служащее для информирования приобретателей о соответствии объекта сертификации требованиям системы добровольной сертификации или национальному стандарту;
   – идентификация продукции – установление тождественности характеристик продукции ее существенным признакам;
   – контроль (надзор) за соблюдением требований технических регламентов – проверка выполнения юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем требований технических регламентов к продукции или к связанным с ними процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации и принятие мер по результатам проверки;
   – международный стандарт – стандарт, принятый международной организацией;
   – национальный стандарт – стандарт, утвержденный национальным органом Российской Федерации по стандартизации;
   – орган по сертификации – юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, аккредитованные в установленном порядке для выполнения работ по сертификации;
   – оценка соответствия – прямое или косвенное определение соблюдения требований, предъявляемых к объекту;
   – подтверждение соответствия – документальное удостоверение соответствия продукции или иных объектов, процессов проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, выполнения работ или оказания услуг требованиям технических регламентов, положениям стандартов, сводов правил или условиям договоров;
   – продукция – результат деятельности, представленный в материально-вещественной форме и предназначенный для дальнейшего использования в хозяйственных и иных целях;
   – риск – вероятность причинения вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, жизни или здоровью животных и растений с учетом тяжести этого вреда;
   – региональная организация по стандартизации – организация, членами (участниками) которой являются национальные органы (организации) по стандартизации государств, входящих в один географический регион мира и/или группу стран, находящихся в соответствии с международными договорами в процессе экономической интеграции;
   – стандарт иностранного государства – стандарт, принятый национальным (компетентным) органом (организацией) по стандартизации иностранного государства;
   – региональный стандарт – стандарт, принятый региональной организацией по стандартизации;
   – свод правил иностранного государства – свод правил, принятый компетентным органом иностранного государства;
   – региональный свод правил – свод правил, принятый региональной организацией по стандартизации;
   – сертификация – форма осуществляемого органом по сертификации подтверждения соответствия объектов требованиям технических регламентов, положениям стандартов, сводов правил или условиям договоров;
   – сертификат соответствия – документ, удостоверяющий соответствие объекта требованиям технических регламентов, положениям стандартов, сводов правил или условиям договоров;
   – система сертификации – совокупность правил выполнения работ по сертификации, ее участников и правил функционирования системы сертификации в целом;
   – стандарт – документ, в котором в целях добровольного многократного использования устанавливаются характеристики продукции, правила осуществления и характеристики процессов проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, выполнения работ или оказания услуг. Стандарт также может содержать правила и методы исследований (испытаний) и измерений, правила отбора образцов, требования к терминологии, символике, упаковке, маркировке или этикеткам и правилам их нанесения;
   – стандартизация – деятельность по установлению правил и характеристик в целях их добровольного многократного использования, направленная на достижение упорядоченности в сферах производства и обращения продукции и повышение конкурентоспособности продукции, работ или услуг;
   – техническое регулирование – правовое регулирование отношений в области установления, применения и исполнения обязательных требований к продукции или к связанным с ними процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, а также в области установления и применения на добровольной основе требований к продукции, процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, выполнению работ или оказанию услуг и правовое регулирование отношений в области оценки соответствия;
   – технический регламент – документ, который принят международным договором Российской Федерации, ратифицированным в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, или межправительственным соглашением, заключенным в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, или федеральным законом, или указом Президента Российской Федерации, или постановлением Правительства Российской Федерации, или нормативным правовым актом федерального органа исполнительной власти по техническому регулированию, и устанавливает обязательные для применения и исполнения требования к объектам технического регулирования (продукции, в том числе зданиям, строениям и сооружениям или к связанным с требованиями к продукции процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации);
   – форма подтверждения соответствия – определенный порядок документального удостоверения соответствия продукции или иных объектов, процессов проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, выполнения работ или оказания услуг требованиям технических регламентов, положениям стандартов или условиям договоров;
   – схема подтверждения соответствия – перечень действий участников подтверждения соответствия, результаты которых рассматриваются ими в качестве доказательств соответствия продукции и иных объектов установленным требованиям;
   – свод правил – документ в области стандартизации, в котором содержатся технические правила и/или описание процессов проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации продукции и который применяется на добровольной основе в целях соблюдения требований технических регламентов.

Комментарий к ст. 2

   В настоящей статье Федерального закона представлены определения ключевых понятий, используемых в сфере технического регулирования. В результате внесения изменений в Федеральный закон часть определений была модифицирована (заявитель, техническое регулирование, технический регламент, сертификация и др.), кроме того, были введены новые категории (схема подтверждения соответствия, свод правил иностранного государства и т. д.).
Аккредитация
   Смысл аккредитации заключается в том, чтобы предоставлять субъектам правоотношений объективные свидетельства компетентности субъекта в определенной области оценки соответствия.
   В мировой практике существуют два подхода к наделению статусом органа по аккредитации. В первом случае в качестве органа по аккредитации выступает орган государственной власти, а во втором – некоммерческая организация. Чиновник не должен проверять техническую компетентность аккредитуемых субъектов, т. к. он обладает компетенцией принимать решение, но не компетентностью в рассматриваемых вопросах.
Безопасность продукции, процессов производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации (далее – безопасность)
   Таким образом, безопасность объекта технического регулирования (продукции, процессов проектирования, производства, строительства и др.) сводится только к состоянию объекта, не учитывая при этом свойства объекта и условия, в которых он находится. Вместе с тем требования должны устанавливаться к свойству продукции или процесса, а также к условиям, в которых он находится.
   При этом данное определение соответствует требованиям международных документов по техническому регулированию. В частности, в Руководстве ИСО/МЭК 51 безопасность определяется посредством критерия «отсутствия недопустимого риска».
Ветеринарно-санитарные и фитосанитарные меры
   Данное определение сформулировано в соответствии с положениями Соглашения по применению санитарных и фитосанитарных мер (ВТО, Уругвайский раунд многосторонних торговых переговоров, 15 апреля 1994)[17].
   Целью установления указанных мер является защита от рисков, возникающих от воздействия вредных организмов.
   В соответствии с требованиями настоящего Федерального закона ветеринарно-санитарные и фитосанитарные меры должны применяться с учетом соответствующих экономических факторов – потенциального ущерба от уменьшения объема производства продукции или ее продаж в случае проникновения, закрепления или распространения какого-либо вредителя или заболевания, расходов на борьбу с ними или их ликвидацию и т. д.
Декларирование соответствия
   Декларирование соответствия, т. е. подтверждение соответствия от первого лица, представляет собой действие по принятию декларации соответствия продукции поставщика требованиям технических регламентов на основании проведенных исследований продукции.
   Данное определение содержит лишь один классификационный признак – принадлежность к форме подтверждения соответствия и не имеет признаков, отличающих ее от другой формы – сертификации. Исходя из содержания ст. 24 комментируемого Федерального закона, декларирование соответствия представляет собой форму обязательного подтверждения соответствия, посредством которой заявитель документально удостоверяет, что его продукция соответствует требованиям технических регламентов. Такое определение согласуется с определением международного стандарта ИСО/МЭК 17000, согласно которому декларирование соответствия – подтверждение соответствия первой стороной (изготовителем, продавцом). Согласно определению, объектом декларирования является только продукция (не работы или услуги), а с учетом положений ст. 23 настоящего Федерального закона – продукция, предназначенная для обращения. В то же время в международном стандарте ИСО/МЭК 17000 установлено, что объектами декларирования могут быть работы (услуги), системы менеджмента и др.
   Порядок принятия и регистрации декларации о соответствии впервые был установлен Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 июля 1999 г. № 766 «Об утверждении перечня продукции, подлежащей декларированию соответствия, Порядка принятия декларации о соответствии и ее регистрации»6.
   В настоящее время наблюдается тенденция сокращения сферы сертификации путем увеличения числа объектов декларирования соответствия, что коррелирует с процессам в Европе. Если при проверке объекта будет обнаружено отклонение, производителя будут ожидать санкции – от требования устранить нарушения до остановки производства.
Декларация о соответствии
   В общем случае декларация (лат. declaratio – объяснение) – это объявление, заявление, провозглашение. Исходя из содержания ст. 24 Федерального закона, декларация о соответствии представляет собой документ, принимаемый заявителем и удостоверяющий соответствие выпускаемой в обращение продукции требованиям технических регламентов. Декларация о соответствии является результирующим документом декларирования соответствия.
   В международной практике декларация о соответствии может также означать процедуру подтверждения соответствия, а не только документ, удостоверяющий соответствие. Общие требования к декларации о соответствии установлены международными стандартами ИСО/МЭК 17050-1:2004 и ИСО/МЭК 17050-2:2004.
   Декларация о соответствии подтверждает соответствие требованиям технических регламентов только продукции, выпускаемой в обращение. Следовательно, продукция, выпускаемая для собственных нужд, не является объектом декларирования.
Заявитель
   Заинтересованное лицо (заявитель) может выступать в роли декларанта (при принятии декларации о соответствии) или в роли услугополучателя (в случае обращения за получением услуги сертификации). При этом сам сертификат не является результатом услуги, а лишь документом, в котором отражено состояние сертифицируемого объекта, установленное в процессе сертификации.
   В соответствии с предыдущей редакцией Федерального закона, под заявителем понималось физическое или юридическое лицо, осуществляющее обязательное подтверждение соответствия. Таким образом, Федеральный закон в новой редакции уточняет, что заявителем является не орган по сертификации, а физическое или юридическое лицо, обращающееся или получающее сертификат соответствия.
Знак обращения на рынке
   Знак обращения на рынке демонстрирует, что маркированная им продукция прошла обязательное подтверждение соответствия и признана соответствующей требованиям технических регламентов. Указанная информация нужна не только приобретателям, но и органам государственного контроля (надзора), которые в соответствии с Федеральным законом осуществляют контроль за соблюдением требований технического регламента в период обращения продукции.
   Знаком обращения на рынке маркируется каждая единица продукции, соответствие которой подтверждено требованиям регламента. В этом состоит его преимущество в части информирования заинтересованных лиц перед сертификатом соответствия или декларацией о соответствии.
   В законе не определено понятие «обращение», что затрудняет интерпретацию комментируемого термина, а также других норм закона, оперирующих этим понятием. Под обращением следует понимать все стадии жизненного цикла продукции – от отгрузки изготовителем до ее приемки конечным приобретателем (пользователем), при которых происходит смена собственника продукции.
Знак соответствия
   Исходя из приведенного определения и положений ст. 21 комментируемого Федерального закона, следует, что знак соответствия является атрибутом системы добровольной сертификации. Закон в полной мере не определяет, что является объектом сертификации и, следовательно, объектом маркирования в рамках систем добровольной сертификации. В соответствии с положениями ст. 21 Федерального закона объектами маркирования знаком соответствия могут быть: продукция, процессы производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, работы (услуги) и иные объекты. Федеральный закон не раскрывает понятие «иные объекты». Можно полагать, что оно включает: системы менеджмента, персонал, системы подготовки персонала интеллектуальные продукты и др.
   В переходный период, до вступления в силу соответствующих технических регламентов, знак соответствия еще продолжает применяться в тех же целях, что и знак обращения на рынке при обязательном подтверждении соответствия продукции.
   Общие требования к знакам соответствия установлены международным стандартом ИСО/МЭК 17030:2003.
Идентификация продукции
   Фактически термин «идентификация продукции» подразумевает определение групповой идентичности и поэтому противоречит основному смыслу идентификации как индивидуальному соответствию двух однородных свойств или состояний одного объекта с некоторыми допустимыми отклонениями и совсем не соответствует «установлению тождественности», т. к. тождество предусматривает абсолютное равенство. Понятно, что существенные признаки экземпляра исследуемой продукции как неотделимые от него не могут быть тождественны характеристикам продукции как ее описанию. Даже если в качестве характеристики продукции взять образец продукции, то и тогда тождественность не может быть достигнута, т. к. при ее установлении будут сравниваться два объекта, а не два свойства или состояния одного и того же объекта. В данном контексте лучше использовать термин «диагностирование продукции», т. к. именно диагностика представляет собой определение соответствия (несоответствия) свойств или состояния экземпляра продукции или всей партии продукции характеристикам или ее описаниям в соответствующем документе или образцу на продукцию и в необходимых случаях установление причин несоответствия, в том числе метода, с помощью которого это несоответствие получено, например, при фальсификации.
   Обычно под объектом, идентичном партии продукции, подразумевают его соответствие по характеристикам данной партии объектов. Однако процедуры проверки идентичности и идентичные объекты отличаются от процедур идентификации и идентифицированных объектов. В первом случае это проверка на соответствие группе (партии) объектов или требований к партии объектов (продукции), а во втором – проверка на индивидуальную идентификацию.
Контроль (надзор) за соблюдением требований технических регламентов
   Понятия «контроль» и «надзор» имеют различную правовую природу, однако значительная часть нормативных правовых актов[18], в том числе комментируемый Федеральный закон, не различают данные явления.
   Чаще контроль рассматривают как более широкое понятие, чем надзор. Однако можно привести пример, в котором надзор представляется как понятие, включающее в себя контроль (п. 1 ст. 60 УИК РФ).
   Вместе с тем ряд федеральных законов[19] разводит контроль и надзор, употребляя тот или иной термин применительно к многочисленным управленческим ситуациям.
   В научной доктрине существуют различные представления о критериях разграничения данных категорий, однако их анализ позволяет выделить принципиальные отличия контроля и надзора:
   – при контроле обязательна подчиненность проверяемого проверяющему (основанная либо на государственных административных полномочиях, либо на полномочиях собственника); при надзоре, напротив, обязательным является независимость и самостоятельность проверяемого по отношению к проверяющему;
   – контроль в силу подчиненности объекта включает в себя еще и проверку исполнения текущих распоряжений.
   Для контроля характерны возможность прямого оперативного вмешательства в деятельность подконтрольного объекта, оценка рациональности, эффективности деятельности, плановость проверочных мероприятий[20].
Международный стандарт
   К международным организациям, принимающим международные стандарты, относятся: Международная организация по стандартизации (International Organization for Standardization; ИСО), Международная электротехническая комиссия (International Electrotechnical Commission; МЭК), Европейский комитет по стандартизации (European Committee for Standardization), Международное бюро мер и весов (Le bureau International des Poids et Mesures), а также множество отраслевых международных организаций. Следует также отметить, что, кроме понятия «международные стандарты», существует понятие «межгосударственные стандарты». К ним относятся документы по стандартизации, разрабатываемые Межгосударственным советом по стандартизации, метрологии и сертификации Содружества Независимых Государств. В нормативных актах, в том числе в Федеральном законе от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации», официально не закреплено соотношение между подобного рода документами. Исходя из логики законодательства, можно сделать вывод, что межгосударственный стандарт является видом международных стандартов.
Национальный стандарт
   Национальный стандарт – стандарт, утвержденный национальным органом Российской Федерации по стандартизации и отвечающий требованиям гармонизации международным стандартам, который должен содержать приемлемые требования к продукции. Утвержденный национальным органом Российской Федерации по стандартизации стандарт, в котором в целях добровольного многократного использования устанавливаются характеристики продукции, правила осуществления и характеристики процессов производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, выполнения работ или оказания услуг (ГОСТ Р 1.12-2004).
   До принятия настоящего Федерального закона национальные стандарты назывались государственными стандартами и были обязательными для применения и исполнения. Одним из важнейших результатов реформы технического регулирования стала добровольность характера стандартов, в том числе национальных.
Орган по сертификации
   Данное определение в качестве обязательного признака органа по сертификации указывает на аккредитацию. В то же время в ст. 21 Федерального закона для добровольной сертификации указание на обязательность аккредитации органов по сертификации отсутствует, в отличие от ст. 26 (для обязательной сертификации). Однако в целях соответствия минимально необходимым требованиям, предъявляемым к органам по сертификации, при формировании национальной системы аккредитации целесообразно предусмотреть процедуру аккредитации органов по сертификации, функционирующих в рамках соответствующих систем добровольной сертификации.
   Международный документ «Руководство ИСО/МЭК 65:1996» предусматривает, что орган по сертификации должен быть юридическим лицом.
Оценка соответствия
   Оценка подразумевает определение степени соблюдения требований, предъявляемых к объекту.
   Представленное определение соответствует всему тексту Федерального закона и не противоречит определению международного стандарта ИСО/МЭК 17000:2004. Оценка соответствия является родовым понятием по отношению к подтверждению соответствия. Исходя из нормы п. 3 ст. 7 закона, оценка соответствия может выполняться в разных формах: подтверждения соответствия, регистрации, приемки объекта и т. п. При этом перечень форм оценки соответствия является открытым (не исчерпывающим). Таковыми формами оценки соответствия могут быть, например, утверждение, одобрение, опробование и др.
Подтверждение соответствия
   Подтверждение соответствия – одна из форм оценки соответствия. В свою очередь, формами подтверждения соответствия являются декларирование соответствия и сертификация соответствия. Сертификация соответствия может быть осуществлена в формах обязательной сертификации требованиям технических регламентов или добровольной сертификации требованиям стандартов, сводов правил, условиям договоров или документам систем добровольной сертификации, как это вытекает из норм ст. 21 Федерального закона.
Продукция
   Продукция является одним из объектов технического регулирования. Понятие «продукция» по-разному трактуется в международном законодательстве и в законодательстве Российской Федерации. В комментируемом Федеральном законе продукция и услуги (работы, процессы) различаются, а в международных стандартах в продукцию входят услуги, программные средства, технические средства и перерабатываемые материалы. В Руководстве ИСО/МЭК 2:2004 в качестве объекта регулирования выступают продукция, процессы и услуги.
Риск
   При определении степени риска учитывается тяжесть потенциально возможного вреда. Степень риска тяжести вреда, причиненного здоровью человека, определяется согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 17 августа 2007 г. № 522 «Об утверждении правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»10 в соответствии с квалифицирующими признаками тяжести вреда.
Сертификация
   Общее понятие сертификации вытекает из этимологии слова «сертификат» (от лат. certum – верно + facere – делать), т. е. сделано верно. Иными словами, сертификация – это процедура (набор процедур), посредством которой третья сторона (орган по сертификации) удостоверяет, что объект сертификации отвечает установленным требованиям. В определении перечислены документы, на соответствие требованиям которых может осуществляться сертификация соответствия: технические регламенты (при обязательной сертификации), стандарты (национальные или организаций), своды правил, договоры (при добровольной сертификации). При этом в нарушение ст. 21 Федерального закона в определении упущены требования, установленные документами системы добровольной сертификации.
Сертификат соответствия
   Анализируя определение понятия «сертификат соответствия», следует иметь в виду, что его выдает орган по сертификации, иначе понятие «сертификат» смешивается с понятием «декларация о соответствии».
   Термин «сертификат соответствия» отличается от применяемого иногда на практике понятия «сертификат качества». Последний означает документ, который удостоверяет качество поставляемого товара и сопровождает этот товар, например, партию металла.
Система сертификации
   Определение системы сертификации не претерпело коренных изменений по сравнению с ранее действующим законодательством о сертификации. Определение, приведенное в Федеральном законе, рассматривает участников системы, правила проведения работ по сертификации и правила функционирования системы как равноценные классификационные признаки. Следует отметить, что, согласно Федеральному закону, понятие «система сертификации» применяется только в отношении добровольной сертификации.
Стандарт
   Комментируемый Федеральный закон закрепляет два ключевых документа: технический регламент и стандарт. Основным отличием данных актов является наличие/отсутствие обязательности их требований. Технический регламент содержит обязательные для применения и исполнения требования. Стандарты применяются в добровольном порядке. Они включают в себя такие требования, как характеристики (показатели), процедуры исследований (испытаний), правила отбора образцов, требования к терминологии, символике, упаковке, маркировке или этикеткам и правилам их нанесения.
Стандартизация
   Известны и другие определения стандартизации в соответствии с ИСО/МЭК 2:2004, в частности, стандартизация – это деятельность, направленная на достижение оптимальной степени упорядочения в определенной области посредством установления положения для всеобщего и многократного использования в отношении реально существующих или потенциальных задач.
   Минимальные требования к объектам регулирования закреплены в технических регламентах, стандартизация же предполагает направленность на увеличение потребительской, экономической пользы.
Техническое регулирование
   Понятие «техническое регулирование» (technical regulation) берет свои корни из международного законодательства, в частности, из Соглашения по ТБТ. Данное понятие подразумевает, во-первых, определенные виды деятельности: по разработке и применению технических регламентов, по стандартизации и оценке соответствия[21].
   В соответствии с указанным Соглашением technical regulation также подразумевает документ, устанавливающий обязательные требования. Таким образом, термин «регламент» совпадает по смыслу с термином «предписание».
Технический регламент
   Руководство ИСО/МЭК 2:2004 относит технический регламент к области стандартизации, который является документом, содержащим обязательные правовые нормы, и принят уполномоченным органом государственной власти. В связи с этим и был принят настоящий Федеральный закон, который гармонизирован с документами Всемирной торговой организации. Технический регламент может быть принят в форме международного договора, федерального закона, указа Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации или нормативного правового акта федерального органа исполнительной власти по техническому регулированию.
   В соответствии с положениями Руководства ИСО/МЭК 2 технический регламент содержит технические требования по безопасности продукции либо непосредственно, либо путем ссылки на стандарт или свод правил.
Форма подтверждения соответствия
   Формы подтверждения соответствия классифицируются по различным признакам. По обязательности – обязательное подтверждение соответствия и добровольное подтверждение соответствия. Обязательное подтверждение соответствия, в свою очередь, разделяется по признаку стороны, осуществляющей подтверждение соответствия, – декларирование соответствия (первая сторона) и сертификация (третья сторона).
   В Федеральном законе не установлено, в каких случаях необходимо использовать ту или иную форму обязательного подтверждения соответствия. В помощь разработчикам технических регламентов Госстандарт России (в настоящее время Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии) утвердил рекомендации Р 50.1.046-2003 «Рекомендации по выбору форм и схем обязательного подтверждения соответствия продукции при разработке технических регламентов».
Схема подтверждения соответствия
   Данный институт является новеллой по сравнению с первой редакцией комментируемого Федерального закона.
   Схема подтверждения соответствия характеризует степень доказательности соответствия объекта установленным требованиям. В качестве действий, предпринимаемых для доказательства соответствия, могут использоваться испытания, анализ документации, проверка (оценка) производства (системы качества) и др., а также различные виды инспекционного контроля, проводимые с целью подтверждения возможности сохранения действия ранее выданного документа о соответствии (сертификата соответствия или декларации о соответствии).
   С учетом норм ст. 24 и 25 Федерального закона можно считать, что схемы подтверждения соответствия подразделяются на схемы декларирования и схемы сертификации.
   До вступления в силу соответствующих технических регламентов схемы сертификации, применяемые при обязательной сертификации, установлены в документе «Порядок проведения сертификации продукции в Российской Федерации» (принят постановлением Госстандарта России от 25 июля 1996). Схемы декларирования, применяемые до вступления в силу технических регламентов, установлены постановлением Правительства Российской Федерации от 7 июля 1999 г. № 766, которым определен порядок принятия и регистрации декларации о соответствии.
   Схемы декларирования, называемые в европейской практике модулями оценки соответствия, установлены в Решении Совета ЕС от 22 июля 1993 г. «О модулях различных фаз процедур оценки соответствия и правил нанесения и применения маркировки СЕ, предназначенной для применения в директивах по технической гармонизации (93/465/ЕЭС)».
Свод правил
   Данное понятие также впервые было введено в законодательство о техническом регулировании Федеральным законом от 1 мая 2007 г. № 65-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О техническом регулировании». Хотя сам термин «свод правил» использовался в законодательстве Российской Федерации и ранее, он не был определен. Основным назначением данного института является создание доказательственной базы по техническому регламенту. Нормативная база, обеспечивающая функционирование сводов правил, не достаточно разработана.
Региональная организация по стандартизации
   Деятельность региональных организаций по стандартизации направлена на принятие региональных стандартов, а также региональных сводов правил, действующих в рамках определенного географического или экономического региона мира.
   Для приобретения официального статуса региональная организация должна быть признана таковой ИСО. В мире создано немало региональных организаций по стандартизации. В рамках Европейского союза действуют три основные организации, главной целью деятельности которых является создание и поддержание единого европейского рынка: Европейский комитет по стандартизации (the European Committee for Standardization – CEN) – европейский аналог ИСО, созданный в 1961 году[22]; Европейский комитет по стандартизации в электротехнической и электронной индустрии (the European Committee for Electrotechnical Standardization – CENELEC)[23], созданный в 1973 году; Европейский институт по стандартизации в области телекоммуникаций (European Telecommunications Standards Institute – ETSI), созданный в 1988 году[24].
   Кроме вышеобозначенных, крупнейшими региональными организациями являются Панамериканский комитет по стандартам (Pan American Standards Commission), Консультативный комитет по стандартизации и качеству стран – членов АСЕАН, Конгресс по стандартизации стран Тихоокеанского бассейна (PASC), Арабская организация по промышленному развитию и горному делу, Африканская региональная организация по стандартизации, Комитет НАТО по стандартизации (NCS – NATO Committee Standardisation). Региональной организацией по стандартизации является и Межгосударственный совет по стандартизации, метрологии и сертификации (далее МГС), действующий в рамках СНГ (международное наименование – EASC; Евро-Азийский Совет по стандартизации, метрологии и сертификации)[25]. МГС создан в 1992 году и объединяет органы по стандартизации двенадцати стран (все республики СССР, кроме Латвии, Литвы, Эстонии). Правовой основой его деятельности является Московское соглашение[26].
Стандарт иностранного государства
   Расширение перечня документов в области стандартизации стандартами иностранных государств позволяет использовать стандарты, принятые национальными (компетентными) органами (организациями) по стандартизации иностранных государств в качестве доказательной базы для обеспечения требований технического регламента.
Региональный стандарт
   Региональные стандарты принимаются региональными организациями по стандартизации и действуют в рамках определенного географического или экономического региона мира. К таким стандартам относятся европейские стандарты EN, принятые организациями Европейского союза (CEN, CENELEC, ETSI), стандарты МГС – ГОСТ и иные стандарты различных региональных организаций.
Свод правил иностранного государства
   Изменения в Федеральном законе позволили использовать иной режим технического регулирования на основании законодательства иностранного государства. Свод правил иностранного государства является документом в области стандартизации. Однако для этого он должен быть зарегистрирован в Федеральном информационном фонде технических регламентов и стандартов.
Региональный свод правил
   Региональные своды правил принимаются региональной организацией по стандартизации и действуют в рамках определенного географического или экономического региона мира. В соответствии с положениями Федерального закона являются документами в области стандартизации при регистрации их в Федеральном информационном фонде технических регламентов и стандартов.

Статья 3. Принципы технического регулирования

   Техническое регулирование осуществляется в соответствии с принципами:
   – применения единых правил установления требований к продукции или к связанным с ними процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, выполнению работ или оказанию услуг;
   – соответствия технического регулирования уровню развития национальной экономики, развития материально-технической базы, а также уровню научно-технического развития;
   – независимости органов по аккредитации, органов по сертификации от изготовителей, продавцов, исполнителей и приобретателей;
   – единой системы и правил аккредитации;
   – единства правил и методов исследований (испытаний) и измерений при проведении процедур обязательной оценки соответствия;
   – единства применения требований технических регламентов независимо от видов или особенностей сделок;
   – недопустимости ограничения конкуренции при осуществлении аккредитации и сертификации;
   – недопустимости совмещения полномочий органа государственного контроля (надзора) и органа по сертификации;
   – недопустимости совмещения одним органом полномочий на аккредитацию и сертификацию;
   – недопустимости внебюджетного финансирования государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов;
   – недопустимости одновременного возложения одних и тех же полномочий на два и более органа государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов.

Комментарий к ст. 3

   1. Первый принцип применения единых правил установления требований к продукции или к связанным с ними процессам является фундаментальным, т. к. правила установления обязательных и добровольных требований едины для всех объектов – к продукции, связанным с ней процессам, выполнению работ и оказанию услуг. Ранее в стране действовали тысячи нормативных актов, разработанные различными министерствами и ведомствами без согласования друг с другом. Кроме того, необходимо, чтобы они были гармонизованы с международными нормами.
   2. Изготовление и применение продукции всегда связано с риском негативных последствий. Поэтому государство при установлении требований к безопасности продукции должно учитывать уровень развития национальной экономики, развития материально-технической базы, а также уровень научно-технического развития, т. е. учитывать интересы общества, бизнеса и потребителей (путем публичных обсуждений, участием в саморегулируемых организациях и пр.)
   3. В соответствии с третьим принципом органы по аккредитации и сертификации не должны находиться в какой-либо зависимости от изготовителей, продавцов, исполнителей и приобретателей, а также независимы друг от друга. Данный принцип будет способствовать обеспечению объективности и эффективности проведения оценки соответствия.
   4. Принцип единой системы и правил аккредитации должен положить конец множественности современных систем аккредитации в России. Существование большого числа систем со своими правилами не позволяет проводить единую политику в сфере аккредитации, поэтому при единой системе технического регулирования должна быть единая система аккредитации.
   5. Пятый принцип подразумевает создание системы единства правил и методов исследований (испытаний) и измерений при проведении процедур обязательной оценки соответствия, что дает возможность признания результатов исследований (испытаний) и измерений не только в стране, но и за рубежом. Учитывая намерения России по вступлению в ВТО, это требование является принципиально важным. Правила исследований (испытаний) и измерений при проведении процедур обязательной оценки соответствия должны быть едиными, а методы исследований (испытаний) продукции и измерений значений показателей продукции при проведении обязательной оценки соответствия должны быть аттестованы соответствующими уполномоченными организациями. Хотя исследование (испытание) продукции может проводиться различными методами, они должны быть аттестованы и зарегистрированы. Не запрещено оформление методов исследования (испытания) в виде стандартов.
   6. Следующий принцип единства применения требований технических регламентов, независимо от видов или особенностей сделок, подразумевает инвариантность национальных технических барьеров для отечественных и зарубежных изготовителей. Учитывая при этом, что в условиях глобализации данные барьеры должны быть гармонизированы с аналогичными международными мерами, необходимо, чтобы технические требования были унифицированными и не зависели от видов и особенностей международных сделок.
   Для единообразного применения требований технических регламентов Постановлением Правительства Российской Федерации от 1 марта 2005 г. № 97 «О Правительственной комиссии по техническому регулированию»[27] образована Правительственная комиссия по техническому регулированию. Комиссия является координационным органом, образованным для обеспечения согласованных действий федеральных органов исполнительной власти в области технического регулирования. Председателем Комиссии является министр промышленности и торговли Российской Федерации. К основным задачам относятся:
   а) обеспечение согласованных действий федеральных органов исполнительной власти по реализации государственной политики в сфере технического регулирования;
   б) рассмотрение вопросов, связанных с оценкой состояния и путей совершенствования технического регулирования;
   в) координация деятельности федеральных органов исполнительной власти по обеспечению соответствия технического регулирования интересам российской экономики, уровню развития материально-технической базы и уровню научно-технического развития, а также международным нормам и правилам;
   г) рассмотрение вопросов о состоянии дел в области учета случаев причинения вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, жизни или здоровью животных и растений с учетом тяжести этого вреда вследствие нарушения требований технических регламентов.
   7. Принцип недопустимости ограничения конкуренции при осуществлении аккредитации и сертификации означает необходимость наличия конкуренции между органами, уполномоченными в сфере аккредитации, а также проводящими сертификацию.
   Органом по сертификации может быть юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, при этом они имеют равные возможности для подтверждения своей компетенции и выполнения деятельности по сертификации.
   8. Принцип невозможности совмещения полномочий органа государственного контроля (надзора) и органа по сертификации базируется на различной правовой природе данных органов: контрольный (надзорный) орган является государственным органом исполнительной власти, осуществляющим контрольные (надзорные) функции от имени государства, а орган по сертификации является коммерческой организацией. Кроме того, реализация данного принципа позволяет создать условия добросовестной конкуренции между органами по сертификации. Так, распространена практика прямого или косвенного принуждения органом власти обращаться в конкретную организацию за экспертизой.
   9. Недопустимость совмещения одним органом полномочий на аккредитацию и сертификацию позволяет создать конкурентные условия в сфере сертификации. Кроме того, данный принцип соответствует международным правилам, поэтому его реализация позволит обеспечить доступ российским организациям по аккредитации в соответствующие международные организации. До 2003 г. органы по сертификации (отделы сертификации) существовали и в Госстандарте России.
   10. Принцип недопустимости внебюджетного финансирования государственного контроля (надзора) является гарантией независимости органов контроля как государственных органов от влияния коммерческих структур, препятствования коррупции.
   11. Принцип недопустимости одновременного возложения одних и тех же полномочий на два и более органа государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов исключает дублирование функций в контролирующих органах и, в свою очередь, административных барьеров и коррупции.

Статья 4. Законодательство Российской Федерации о техническом регулировании

   1. Законодательство Российской Федерации о техническом регулировании состоит из настоящего Федерального закона, принимаемых в соответствии с ним федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации.
   2. Положения федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, касающиеся сферы применения настоящего Федерального закона (в том числе прямо или косвенно предусматривающие осуществление контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов), применяются в части, не противоречащей настоящему Федеральному закону.
   3. Федеральные органы исполнительной власти вправе издавать в сфере технического регулирования акты только рекомендательного характера, за исключением случаев, установленных ст. 5 и 9.1 настоящего Федерального закона.
   4. Если международным договором Российской Федерации в сфере технического регулирования установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, применяются правила международного договора, а в случаях, если из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта, применяются правила международного договора и принятое на его основе законодательство Российской Федерации.

Комментарий к ст. 4

   1. Комментируемая статья определяет состав законодательства, регулирующего отношения, указанные в ст. 1 настоящего Федерального закона, и устанавливает иерархию входящих в него нормативных правовых актов.
   2. Данная статья рассматривает понятие «законодательство» широко, включает в него не только федеральные законы, но и иные нормативные правовые акты, в том числе указы Президента Российской Федерации, постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации и пр. В этом ее отличие от законодательного подхода, нашедшего отражение в Гражданском кодексе Российской Федерации, в соответствии с которым гражданское законодательство включает в себя лишь федеральные законы. Это еще одно подтверждение несостоятельности ряда научных позиций, согласно которым законодательство о техническом регулировании полностью поглощается гражданским законодательством[28]. Согласно п. 1 комментируемой статьи, законодательство о техническом регулировании находится в ведении Российской Федерации («о», «р» ст. 71 Конституции Российской Федерации). Вместе с тем Конституция Российской Федерации не исключает нормотворческой деятельности субъектов Российской
   Федерации в данной сфере по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, в частности, вопросы обеспечения экологической безопасности, административного законодательства («д», «к» части 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации). Таким образом, законодательство о техническом регулировании является комплексной отраслью, включающей в себя нормы гражданского, предпринимательского, административного права и др. Однако говорить о формировании особой отрасли технического законодательства, по нашему мнению, преждевременно[29].
   При этом следует отметить, что в нарушение данных требований Правительством Москвы был утвержден Технический регламент о применении и устройстве искусственных дорожных неровностей[30].
   3. Положения п. 1 и 2 в части требования необходимости соответствия иных федеральных законов положениям настоящего Федерального закона являются спорными и в строгом смысле слова противоречат нормам Конституции. В соответствии со ст. 76 Конституции Российской Федерации ни один федеральный закон не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой. Конституция Российской Федерации не определяет и не может определять иерархию актов внутри одного вида, в данном случае – федеральных законов. Тот же самый принцип относится и к кодифицированным актам, т. к. кодексы являются федеральными законами. Подобное толкование указанной нормы дано Конституционным Судом Российской Федерации[31]. Данным принципом руководствуется и Верховный Суд Российской Федерации при осуществлении правоприменительной практики[32]. Однако на практике включение данного положения в текст федеральных законов получило широкое распространение. Данный принцип заложен, в частности, в Федеральном законе от 3 апреля 1996 г. № 28-ФЗ «Об энергосбережении», Федеральном законе от 21 декабря 2001 г. № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества», Федеральном законе от 4 мая 1999 г. № 96-ФЗ «Об охране атмосферного воздуха» и др. В данном случае правильнее было бы говорить, что законодательство состоит из настоящего Федерального закона, других федеральных законов и принимаемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации.
   В связи с этим при обнаружении коллизии норм различных федеральных законов норма применимого права должна определяться непосредственно судами общей юрисдикции или арбитражными судами, руководствуясь при этом ч. 2 ст. 120 Конституции Российской Федерации.
   При этом необходимо исходить из общего принципа права, в соответствии с которым в случае коллизии норм, регулирующих одни и те же общественные отношения, применению подлежат нормы закона, принятого по времени позднее, при условии, что в нем не установлено иное, при этом приоритетом над общими нормами обладают специальные нормы[33].
   Отметим, что актуальность положений п. 2 комментируемой статьи объясняется особой революционной ролью настоящего Федерального закона, который осуществил коренную реформу в сфере разработки, принятия, применения и исполнения обязательных требований к продукции и связанным с ними процессам. В связи с этим положения многих принятых на тот момент федеральных законов оказались в противоречии с нормами настоящего Федерального закона. В частности, Гражданский кодекс Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», Федеральный закон от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и пр.
   4. Следует отметить, что важнейшей частью законодательной базы о техническом регулировании в будущем станут сами технические регламенты, принимаемые в форме федеральных законов или постановлений Правительства Российской Федерации в соответствии с п. 1 ст. 9 настоящего Федерального закона.
   5. П. 3 комментируемой статьи содержит одну из ключевых новелл, в соответствии с которой федеральные органы исполнительной власти вправе издавать только акты рекомендательного характера в сфере технического регулирования.
   С момента принятия соответствующих технических регламентов данная норма влечет полный запрет ведомственного нормотворчества. До момента их принятия ведомственное нормотворчество лишь ограничивается, т. к. в соответствии с п. 1 ст. 46 настоящего Федерального закона федеральные органы исполнительной власти в целях, определенных п. 1 ст. 6 настоящего Федерального закона, в пределах своих полномочий вправе вносить изменения в нормативные документы федеральных органов исполнительной власти, применяемые до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов.
   Исключением являются акты, устанавливающие обязательные требования к оборонной продукции и продукции, сведения о которой составляют государственную тайну. Федеральным законом от 30 декабря 2009 г. № 385-ФЭ «О внесении изменений в Федеральный закон «О техническом регулировании» установлено еще одно исключение – технические регламенты, принимаемые нормативным правовым актом федерального органа исполнительной власти по техническому регулированию.
   6. П. 4 комментируемой статьи воспроизводит положения ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, согласно которым устанавливается приоритет действия международных договоров Российской Федерации над национальным законодательством, в случае если ими устанавливаются иные правила поведения, чем предусмотрено федеральным законом.
   7. Согласно п. «а» ст. 2 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации», под договором Российской Федерации понимается международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранными государствами либо с международными организациями в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.
   8. Заключение международного договора, устанавливающего иные правила, не влечет отмену или признание неприменимости национального закона. Коллизия норм будет разрешаться на уровне правоприменения.
   9. В настоящее время Россией заключен ряд международных договоров в данной сфере правоотношений[34], в том числе межгосударственные соглашения, разрабатываемые в рамках Содружества Независимых Государств, в первую очередь, в Евразийском экономическом сообществе (ЕврАзЭС).

Статья 5. Особенности технического регулирования в отношении оборонной продукции (работ, услуг), поставляемой по государственному оборонному заказу, продукции (работ, услуг), используемой в целях защиты сведений, составляющих государственную тайну или относимых к охраняемой в соответствии с законодательством Российской Федерации иной информации ограниченного доступа, продукции (работ, услуг), сведения о которой составляют государственную тайну, продукции (работ, услуг) и объектов, для которых устанавливаются требования, связанные с обеспечением ядерной и радиационной безопасности в области использования атомной энергии, процессов проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации, утилизации, захоронения указанной продукции и указанных объектов

   В отношении оборонной продукции (работ, услуг), поставляемой по государственному оборонному заказу; продукции (работ, услуг), используемой в целях защиты сведений, составляющих государственную тайну или относимых к охраняемой в соответствии с законодательством Российской Федерации иной информации ограниченного доступа; продукции (работ, услуг), сведения о которой составляют государственную тайну; продукции (работ, услуг) и объектов, для которых устанавливаются требования, связанные с обеспечением ядерной и радиационной безопасности в области использования атомной энергии; процессов проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации, утилизации, захоронения соответственно указанной продукции и указанных объектов обязательными требованиями наряду с требованиями технических регламентов являются требования, установленные государственными заказчиками, федеральными органами исполнительной власти, уполномоченными в области обеспечения безопасности, обороны, внешней разведки, противодействия техническим разведкам и технической защиты информации, государственного управления использованием атомной энергии, государственного регулирования безопасности при использовании атомной энергии, и/или государственными контрактами (договорами).
   Особенности технического регулирования в части разработки и установления обязательных требований государственными заказчиками, федеральными органами исполнительной власти, уполномоченными в области обеспечения безопасности, обороны, внешней разведки, противодействия техническим разведкам и технической защиты информации, государственного управления использованием атомной энергии, государственного регулирования безопасности при использовании атомной энергии, в отношении продукции (работ, услуг), объектов, указанных в пункте 1 настоящей статьи, а также соответственно процессов их проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации, утилизации, захоронения устанавливаются Президентом Российской Федерации, Правительством Российской Федерации в соответствии с их полномочиями.
   Особенности стандартизации продукции (работ, услуг) и объектов, указанных в п. 1 настоящей статьи, а также соответственно процессов их проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации, утилизации, захоронения устанавливаются Правительством Российской Федерации.
   Особенности оценки соответствия продукции (работ, услуг) и объектов, указанных в п. 1 настоящей статьи, а также соответственно процессов их проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации, утилизации, захоронения устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Комментарий к ст. 5

   1. В соответствии с комментируемой статьей обязательные требования в отношении указанных объектов устанавливаются не только техническими регламентами, но и иными нормативными актами, уполномоченных федеральных органов исполнительной власти, государственных заказчиков и т. д. Данный случай является исключением, т. к. по общему правилу обязательные требования к продукции могут устанавливаться только в технических регламентах.
   Следует отметить, что данные нормы Федерального закона появились вследствие изменения концепции технического регулирования и ранее действующей редакции. Согласно прежней редакции Федерального закона, иные обязательные требования могли применяться только в случае отсутствия требования технических регламентов, т. е. самих технических регламентов. Данная ситуация обусловлена особой важностью и специфичностью регулируемых отношений. Однако же теперь могут возникнуть коллизии норм права, в частности, между положениями технических регламентов и указанными актами уполномоченных лиц. В случае же если технический регламент принят в форме постановления
   Правительства Российской Федерации, существует вероятность, что его нормы будут иметь меньшую юридическую силу.
   Уполномочивание Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации в сфере технического регулирования в отношении ядерно-опасных и радиационно-опасных объектов использования атомной энергии снижает уровень правового регулирования с законодательного до подзаконного. В данном случае целесообразнее было бы законодательно закрепить, что особенности технического регулирования в отношении использования ядерно-опасных и радиационно-опасных объектов использования атомной энергии устанавливаются и регулируются законодательством Российской Федерации в данной отрасли.
   Кроме того, следует обратить внимание на то, что настоящий пункт комментируемой статьи относит работы и услуги к объекту технического регулирования.
   2. Особенности технического регулирования в части разработки и установления обязательных требований устанавливаются Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации. Особенности стандартизации и оценки соответствия устанавливаются Правительством Российской Федерации.
   3. Постановлением Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2005 г. № 750 «О стандартизации оборонной продукции (работ, услуг), продукции (работ, услуг), используемой в целях защиты сведений, составляющих государственную тайну или относимых к охраняемой в соответствии с законодательством Российской Федерации информации ограниченного доступа, и продукции (работ, услуг), сведения о которой составляют государственную тайну» утверждено положение о стандартизации указанной продукции. Согласно данному Положению, документы по стандартизации оборонной продукции включают следующие виды документов:
   а) межгосударственные военные стандарты;
   б) государственные (национальные) военные стандарты и дополнения к ним на период военного положения;
   в) государственные (национальные) стандарты военного положения;
   г) межгосударственные и государственные стандарты с едиными требованиями для обороны и народного хозяйства и дополнения к ним, принятые до 1 июля 2003 г.;
   д) национальные стандарты и дополнения к ним, применяемые при выполнении государственного оборонного заказа;
   е) отраслевые стандарты и дополнения к ним, применяемые при выполнении государственного оборонного заказа;
   ж) стандарты организаций, применяемые при выполнении государственного оборонного заказа;
   з) правила, нормы и рекомендации по стандартизации и каталогизации продукции;
   и) классификатор стандартов на оборонную продукцию;
   к) общероссийские классификаторы технико-экономической и социальной информации;
   л) единый кодификатор предметов снабжения для федеральных государственных нужд.

Статья 5.1. Особенности технического регулирования в области обеспечения безопасности зданий и сооружений

   Особенности технического регулирования в области обеспечения безопасности зданий и сооружений устанавливаются Федеральным законом «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений».

Комментарий к ст. 5.1

   В 2010 году вступил в силу Федеральный закон от 30 декабря 2009 г. № 384-ФЭ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений»[35].
   В данном техническом регламенте определены минимально необходимые требования к зданиям и сооружениям, в т. ч. к процессам их проектирования, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации и утилизации (сноса).
   Эти требования распространяется на все этапы жизненного цикла здания и сооружения любого назначения (включая входящие в их состав сети и системы инженерно-технического обеспечения).

Статья 5.2. Особенности технического регулирования в области обеспечения безопасности продукции, а также процессов проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, применяемых на территории инновационного центра «Сколково»

   Особенности технического регулирования в области обеспечения безопасности продукции, а также процессов проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, применяемых на территории инновационного центра «Сколково», устанавливаются Федеральным законом «Об инновационном центре «Сколково».

Комментарий к ст. 5.2

   Федеральный закон от 28 сентября 2010 г. № 244-ФЗ «Об инновационном центре «Сколково» закрепил особенности технического регулирования, устанавливающиеся на территории инновационного центра «Сколково». В соответствии с комментируемой нормой на территории Сколково вместо отдельных требований безопасности, содержащихся в нормах законодательства о техническом регулировании, могут применяться технические регламенты или требования, содержащиеся в технических регламентах или документах государств – членов Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо государств, являющихся членами Организации экономического сотрудничества и развития.
   При этом решение о выборе того или иного акта принимается управляющей компанией.

Глава 2. Технические регламенты

Статья 6. Цели принятия технических регламентов

   1. Технические регламенты принимаются в целях:
   – защиты жизни или здоровья граждан, имущества физических или юридических лиц, государственного или муниципального имущества;
   – охраны окружающей среды, жизни или здоровья животных и растений;
   – предупреждения действий, вводящих в заблуждение приобретателей;
   – обеспечения энергетической эффективности.
   2. Принятие технических регламентов в иных целях не допускается.

Комментарий к ст. 6

   1. В соответствии с положениями комментируемой статьи одной из целей принятия технических регламентов является защита жизни и здоровья граждан. В данном случае следует считать, что понятие «гражданин» приравнено к понятию «человек» (т. е. любой человек).
   Цели принятия технических регламентов базируются на основополагающих ценностях, закрепленных в основах конституционного строя Конституции Российской Федерации (ст. 8, 9,41,42, 55 и др.)
   К охране окружающей среды относят обеспечение защиты окружающей среды от вредных воздействий, связанных с деятельностью человека. При этом учитывается вред, наносимый как людям, проживающим рядом с опасным объектом, так и животному и растительному миру, имуществу, зданиям и сооружениям.
   Охрана жизни и здоровья животных или растений включает также и вопросы предотвращения распространения заболеваний животных или растений, защиту территорий от распространения данных болезней.
   Требования, направленные на предупреждение действий, вводящих в заблуждение приобретателей, должны содержать необходимый объем предоставленной потребителю информации об объекте. А сама продукция должна соответствовать содержащейся в ее маркировке информации о важнейших свойствах, предусмотренных техническим регламентом.
   С учетом современной экономической ситуации в 2009 г. в качестве целей принятия технических регламентов введена энергетическая эффективность. Данному вопросу в настоящее время уделяется большое внимание. В Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 ноября 2009 г.[36] акцентируется внимание на задаче радикального повышения энергоэффективности, в частности, переходу к рациональной модели потребления ресурсов, как на еще одном важнейшем приоритете в модернизации российской экономики. В соответствии с задачами, поставленными Президентом России, к 2020 г. ожидается снижение энергоемкости валового внутреннего продукта Российской Федерации не менее чем на 40 %, по сравнению с 2007 г.[37] Кроме того, принят Федеральный закон от 23 ноября 2009 г. № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».
   В связи с этим необходимо отметить, что в Федеральном законе недостаточно ясно определен смысл действий, вводящих в заблуждение приобретателя. Если считать, что введение в коммерческий оборот фальсифицированной продукции является действием, вводящим в заблуждение приобретателя, то тогда введение в коммерческий оборот неучтенной продукции относится к фальсификации, т. к. к фальсифицированным пищевым продуктам, материалам и изделиям относятся и такие, информация о которых является заведомо неполной или недостоверной.
   2. Данный перечень является закрытым, не допускается принятие технических регламентов в иных целях. Таким образом, данный вид регулирования направлен на установление минимальных требований по обеспечению безопасности, такие же цели, как обеспечение инноватизации, конкурентоспособности продукции и процессов, устанавливаются для системы стандартизации.

Статья 7. Содержание и применение технических регламентов

   1. Технические регламенты с учетом степени риска причинения вреда устанавливают минимально необходимые требования, обеспечивающие:
   – безопасность излучений;
   – биологическую безопасность;
   – взрывобезопасность;
   – механическую безопасность;
   – пожарную безопасность;
   – промышленную безопасность;
   – термическую безопасность;
   – химическую безопасность;
   – электрическую безопасность;
   – ядерную и радиационную безопасность;
   – электромагнитную совместимость в части обеспечения безопасности работы приборов и оборудования;
   – единство измерений;
   – другие виды безопасности в целях, соответствующих п. 1 ст. 6 настоящего Федерального закона.
   2. Требования технических регламентов не могут служить препятствием осуществлению предпринимательской деятельности в большей степени, чем это минимально необходимо для выполнения целей, указанных в п. 1 ст. 6 настоящего Федерального закона.
   3. Технический регламент должен содержать перечень и/или описание объектов технического регулирования, требования к этим объектам и правила их идентификации в целях применения технического регламента. Технический регламент должен содержать правила и формы оценки соответствия (в том числе в техническом регламенте могут содержаться схемы подтверждения соответствия, порядок продления срока действия выданного сертификата соответствия), определяемые с учетом степени риска, предельные сроки оценки соответствия в отношении каждого объекта технического регулирования и/или требования к терминологии, упаковке, маркировке или этикеткам и правилам их нанесения. Технический регламент должен содержать требования энергетической эффективности.
   Оценка соответствия проводится в формах государственного контроля (надзора), аккредитации, испытания, регистрации, подтверждения соответствия, приемки и ввода в эксплуатацию объекта, строительство которого закончено, и в иной форме.
   Содержащиеся в технических регламентах обязательные требования к продукции или к связанным с ними процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, правилам и формам оценки соответствия, правила идентификации, требования к терминологии, упаковке, маркировке или этикеткам и правилам их нанесения имеют прямое действие на всей территории Российской Федерации и могут быть изменены только путем внесения изменений и дополнений в соответствующий технический регламент.
   Не включенные в технические регламенты требования к продукции или к связанным с ними процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, правилам и формам оценки соответствия, правила идентификации, требования к терминологии, упаковке, маркировке или этикеткам и правилам их нанесения не могут носить обязательный характер.
   4. Технический регламент должен содержать требования к характеристикам продукции или к связанным с ними процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, но не должен содержать требования к конструкции и исполнению, за исключением случаев, если из-за отсутствия требований к конструкции и исполнению с учетом степени риска причинения вреда не обеспечивается достижение указанных в п. 1 ст. 6 настоящего Федерального закона целей принятия технического регламента.
   5. В технических регламентах с учетом степени риска причинения вреда могут содержаться специальные требования к продукции или к связанным с ними процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, требования к терминологии, упаковке, маркировке или этикеткам и правилам их нанесения, обеспечивающие защиту отдельных категорий граждан (несовершеннолетних, беременных женщин, кормящих матерей, инвалидов).
   6. Технические регламенты применяются одинаковым образом и в равной мере независимо от страны и/или места происхождения продукции или осуществления связанных с требованиями к продукции процессов проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, видов или особенностей сделок и/или физических и/или юридических лиц, являющихся изготовителями, исполнителями, продавцами, приобретателями с учетом положений п. 9 настоящей статьи.
   7. Технический регламент не может содержать требования к продукции, причиняющей вред жизни или здоровью граждан, накапливаемый при длительном использовании этой продукции и зависящий от других факторов, не позволяющих определить степень допустимого риска. В этих случаях технический регламент может содержать требование, касающееся информирования приобретателя о возможном вреде и о факторах, от которых он зависит.
   8. Международные стандарты должны использоваться полностью или частично в качестве основы для разработки проектов технических регламентов, за исключением случаев, если международные стандарты или их разделы были бы неэффективными или неподходящими для достижения установленных ст. 6 настоящего Федерального закона целей, в том числе вследствие климатических и географических особенностей Российской Федерации, технических и/или технологических особенностей.
   Национальные стандарты могут использоваться полностью или частично в качестве основы для разработки проектов технических регламентов.
   9. Технический регламент может содержать специальные требования к продукции или к связанным с ними процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, терминологии, упаковке, маркировке или этикеткам и правилам их нанесения, применяемые в отдельных местах происхождения продукции, если отсутствие таких требований в силу климатических и географических особенностей приведет к недостижению целей, указанных в п. 1 ст. 6 настоящего Федерального закона.
   Технические регламенты устанавливают также минимально необходимые ветеринарно-санитарные и фитосанитарные меры в отношении продукции, происходящей из отдельных стран и/ или мест, в том числе ограничения ввоза, использования, хранения, перевозки, реализации и утилизации, обеспечивающие биологическую безопасность (независимо от способов обеспечения безопасности, использованных изготовителем).
   Ветеринарно-санитарными и фитосанитарными мерами могут предусматриваться требования к продукции, методам ее обработки и производства, процедурам испытания продукции, инспектирования, подтверждения соответствия, карантинные правила, в том числе требования, связанные с перевозкой животных и растений, необходимых для обеспечения жизни или здоровья животных и растений во время их перевозки материалов, а также методы и процедуры отбора проб, методы исследования и оценки риска и иные содержащиеся в технических регламентах требования.
   Ветеринарно-санитарные и фитосанитарные меры разрабатываются и применяются на основе научных данных, а также с учетом соответствующих международных стандартов, рекомендаций и других документов международных организаций в целях соблюдения необходимого уровня ветеринарно-санитарной и фитосанитарной защиты, который определяется с учетом степени фактического научно обоснованного риска. При оценке степени риска могут приниматься во внимание положения международных стандартов, рекомендации международных организаций, участником которых является Российская Федерация, распространенность заболеваний и вредителей, а также применяемые поставщиками меры по борьбе с заболеваниями и вредителями, экологические условия, экономические последствия, связанные с возможным причинением вреда, размеры расходов на предотвращение причинения вреда.
   В случае если безотлагательное применение ветеринарносанитарных и фитосанитарных мер необходимо для достижения целей ветеринарно-санитарной и фитосанитарной защиты, а соответствующее научное обоснование является недостаточным или не может быть получено в необходимые сроки, ветеринарносанитарные или фитосанитарные меры, предусмотренные техническими регламентами в отношении определенных видов продукции, могут быть применены на основе имеющейся информации, в том числе информации, полученной от соответствующих международных организаций, властей иностранных государств, информации о применяемых другими государствами соответствующих мерах или иной информации. До принятия соответствующих технических регламентов в случае, установленном настоящим абзацем, ветеринарно-санитарные и фитосанитарные меры действуют в соответствии с п. 5 ст. 46 настоящего Федерального закона.
   Ветеринарно-санитарные и фитосанитарные меры должны применяться с учетом соответствующих экономических факторов – потенциального ущерба от уменьшения объема производства продукции или ее продаж в случае проникновения, закрепления или распространения какого-либо вредителя или заболевания, расходов на борьбу с ними или их ликвидацию, эффективности применения альтернативных мер по ограничению рисков, а также необходимости сведения к минимуму воздействия вредителя или заболевания на окружающую среду, производство и обращение продукции.
   10. Технический регламент, принимаемый федеральным законом, постановлением Правительства Российской Федерации или нормативным правовым актом федерального органа исполнительной власти по техническому регулированию, вступает в силу не ранее чем через шесть месяцев со дня его официального опубликования.
   11. Правительством Российской Федерации или в случае, предусмотренном ст. 91 настоящего Федерального закона, федеральным органом исполнительной власти по техническому регулированию до дня вступления в силу технического регламента утверждается в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации в области обеспечения единства измерений перечень документов в области стандартизации, содержащих правила и методы исследований (испытаний) и измерений, в том числе правила отбора образцов, необходимые для применения и исполнения принятого технического регламента и осуществления оценки соответствия. В случае отсутствия указанных документов в области стандартизации применительно к отдельным требованиям технического регламента или объектам технического регулирования Правительством Российской Федерации или в случае, предусмотренном ст. 91 настоящего Федерального закона, федеральным органом исполнительной власти по техническому регулированию до дня вступления в силу технического регламента утверждаются в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации в области обеспечения единства измерений правила и методы исследований (испытаний) и измерений, в том числе правила отбора образцов, необходимые для применения исполнения принятого технического регламента и осуществления оценки соответствия. Проекты указанных правил и методов разрабатываются федеральными органами исполнительной власти в соответствии с их компетенцией или в случае, предусмотренном ст. 91 настоящего Федерального закона, федеральным органом исполнительной власти по техническому регулированию с использованием документов в области стандартизации, опубликовываются в печатном издании федерального органа исполнительной власти по техническому регулированию и размещаются в информационной системе общего пользования в электронно-цифровой форме не позднее чем за тридцать дней до дня утверждения указанных правил и методов.
   

notes

Примечания

1

   Техническое регулирование: Учебник / Под ред. В.Г. Версана, Г.И. Элькина. М.: ЗАО «Изд-во «Экономика», 2008.

2

   Смагина М.Н., Герасимов Б.И., Пархоменко Л.В. Процессы системы менеджмента качества. Тамбов.: Изд-во ТГТУ, 2006.

3

   Впоследствии эта формулировка была уточнена – «для личных (бытовых) нужд, не связанных с извлечением прибыли».

4

   Пчелкин А.В. Технико-юридические нормы в современной России (Проблемы теории и практики): Дисс. канд. юр. наук. Н. Новгород, 2004. С. 3.

5

   См., например: Лебедев М.П. Государственные решения в системе управления социалистическим обществом. М., 1974. С. 476–477; Нейбайло П.Е. Советские социалистические правовые нормы. Львов, 1959. С. 41; Шебанов А.Ф. Нормы советского социалистического права. М., 1956. С. 7.

6

   Пчелкин А.В. Указ. соч. С. 7.

7

   Матузов Н.И. http://www. kursach. com/biblio/0010004/701.htm>.

8

   Черданцев А.Ф. Понятие технико-юридических норм и их роль в формировании общественных отношений //Советское государство и право. 1964. № 7. С. 137.

9

   Черданцев А.Ф. Указ. соч. С. 134.

10

   Пчелкин А.В. Указ. соч. С. 8.

11

   Гусева Т.А, Чапкевич Л.Е. Федеральный закон «О техническом регулировании»: достоинства и недостатки // Законодательство и экономика. 2004. № 5. Май.

12

   Гусева Т.А, Чапкевич Л.Е. Указ. соч.

13

   Федеральный закон от 1 мая 2007 г. № 65-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О техническом регулировании» // Собрание законодательства Российской Федерации (далее – СЗРФ). 2007. № 19. 7 мая. Ст. 2293.

14

   <http://eng.nitr.ru/book/lawcomment/area.htm>.

15

   СЗ РФ. 2002. № 1 (часть I). 7 января. Ст. 3.

16

   СЗ РФ. 2002. № 2. 14 января. Ст. 133.

17

   Вестник Российского информационного центра. 2004. № 1.

18

   Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 134-ФЭ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)»; Федеральный закон от 1 декабря 2007 г. № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях» и др.

19

   Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»; Кодекс внутреннего водного транспорта от 07.03.2001 г. № 24-ФЗ; Федеральный закон от 30.03.99 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и др.

20

   Нетесова М.С. О разграничении функций контроля и надзора в государственном управлении // Власть. 2007. № 2. С. 97–101.

21

   Техническое регулирование: Учебник / Под ред. В.Г. Версана, Г.И. Элькина. М.: ЗАО «Изд-во «Экономика», 2008. С. 38–39.

22

   <http://www.cen.eu>.

23

   <http://www.cenelec.eu>.

24

   <http://www.etsi.org>.

25

   Резолюция Совета ISO 26/1996.

26

   Соглашение о проведении согласованной политики в области стандартизации, метрологии, сертификации и аккредитации в этих областях деятельности (Москва, 13 марта 1992 г.) // СПС «Гарант».

27

   СЗ РФ. 2005. № 10. 7 марта. Ст. 841.

28

   См.: Парций Я.Е. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О техническом регулировании» // Система ГАРАНТ. 2003; Гусева Т.А., Чапкевич Л.Е. Комментарий к Федеральному закону «О техническом регулировании» (постатейный). М.: ЗАО «Юстицинформ», 2006.

29

   Терещенко Л.К., Тихомиров Ю.А., Хабриева Т.Я. Концепция правового обеспечения технического регулирования // Журнал российского права. 2006. № 9.

30

   Постановление Правительства Москвы от 11 октября 2005 г. № 803-ПП «Об утверждении Технического регламента применения и устройства искусственных дорожных неровностей в городе Москве». Текст постановления опубликован в «Вестнике Мэра и Правительства Москвы». Октябрь 2005 г. № 60.

31

   Определение Конституционного Суда РФ от 3 февраля 2000 г. № 22-0 «По запросу Питкярантского городского суда Республики Карелия о проверке конституционности статьи 26 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» // СЗ РФ. 2000. № 14. 3 апреля. Ст. 1532.

32

   Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 апреля г. № 5-Г07-14 // Текст определения официально опубликован не был.

33

   Определение Конституционного Суда РФ от 5 октября 2000 г. № 199-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кушнарева Андрея Михайловича на нарушение его конституционных прав положениями части первой статьи 40.1 Кодекса законов о труде Российской Федерации и пункта 1 статьи 12 Закона Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации». Текст определения опубликован в журнале «Экспресс-Закон», февраль 2001 г. № 6. Определение Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. № 439-0 «По жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 29,182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2006. № 5. 30 января. Ст. 633.

34

   Соглашение по применению санитарных и фитосанитарных мер (ВТО, Уругвайский раунд многосторонних торговых переговоров, 15 апреля 1994 г.); Постановление Правительства РФ от 22 ноября 2004 г. № 669 «О подписании Соглашения об основах гармонизации технических регламентов государств – членов Евразийского экономического сообщества».

35

   Российская газета. 2009. № 255. 31 декабря.

36

   <http://www.kremlin.ru/transcripts/5979>.

37

   Указ Президента РФ от 4 июня 2008 г. № 889 «О некоторых мерах по повышению энергетической и экологической эффективности российской экономики» // СЗ РФ. 2008. № 23. 9 июня. Ст. 2672.
Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать