Назад

Купить и читать книгу за 79 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Все сочинения по литературе за 10 класс

   Сборник содержит сочинения по русской литературе XIX века на темы, связанные с творчеством А.Н. Островского, А.А. Фета, Ф.И. Тютчева, Н.А. Некрасова, М.Е. Салтыкова-Щедрина. И.А. Гончарова, И.С. Тургенева, Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского, А.П. Чехова.
   Пособие предназначено родителям, чьи дети испытывают трудности в написании сочинений, а также учащимся 10-х классов, занимающихся по любому из действующих учебников по литературе.


Все сочинения по литературе за 10 класс

А. Н. Островский

1. «Темное царство» и его жертвы (по пьесе А. Н. Островского «Гроза»)

   «Гроза» вышла в свет в 1859 г. (накануне революционной ситуации в России, в «предгрозовую» эпоху). Ее историзм заключается в самом конфликте, непримиримых противоречиях, отраженных в пьесе. Она отвечает духу времени.
   «Гроза» представляет собой идиллию «темного царства». Самодурство и безгласие доведены в ней до предела. В пьесе появляется настоящая героиня из народной среды и именно описанию ее характера уделено основное внимание, а мирок города Калинова и сам конфликт описываются более обобщенно.
   «Их жизнь течет ровно и мирно, никакие интересы мира их не тревожат, потому, что не доходят до них; царства могут рушиться, новые страны открываться, лицо земли изменяться… – обитатели городка Калинова будут себе существовать по-прежнему в полнейшем неведении об остальном мире… Принятые ими понятия и образ жизни – наилучшие в мире, все новое происходит от нечистой силы…находят неловким и даже дерзким настойчиво доискиваться разумных оснований… Сведения, сообщаемые Феклушами, таковы, что не способны внушить большого желания променять свою жизнь на иную… Темная масса, ужасная в своей наивности и искренности».
   Страшна и тяжела для каждого попытка идти наперекор требованиям и убеждениям этой темной массы. Отсутствие всякого закона, всякой логики – вот закон и логика этой жизни. В своем непререкаемом, безответственном темном владычестве, давая полную свободу прихотям, ни во что не ставя всякие законы и логику, «самодуры» жизни начинают ощущать какое-то недовольство и страх, сами не зная перед чем и почему. Они ожесточенно ищут своего врага, готовы напуститься на самого невинного, на какого-нибудь кулигина: но нет ни врага, ни виновного, которого могли бы уничтожить: закон времени, закон природы и истории берет свое, и тяжело дышат старые кабановы, чувствуя, что есть сила выше их, которую они одолеть не могут… Они не хотят уступать, хлопочут только о том, как бы на их век стало…
   Кабанова очень серьезно огорчается будущностью старых порядков, с которыми она век изжила, говоря о крахе устоявшегося мира: «И хуже этого, милая, будет», и в ответ на слова странницы: «Нам бы только не дожить до этого». Кабаниха веско бросает: «Может, и доживем». Она только тем и утешается, что еще как-нибудь с ее помощью простоят старые порядки до ее смерти.
   Кабановы и дикие хлопочут теперь о том, чтобы только продолжить прежнее. Они знают, что их своевольство еще будет иметь довольно простора до тех пор, пока все будут робеть перед ними; вот почему они так упорны.
   Образ Катерины – важнейшее открытие Островского – открытие рожденного патриархальным миром сильного народного характера с просыпающимся чувством личности. Отношения Катерины и Кабанихи в пьесе не бытовая вражда свекрови и невестки, их судьбы выразили столкновение двух исторических эпох, что и определяет трагедийный характер конфликта. В душе вполне «калиновской» по воспитанию и нравственным представлениям женщины рождается новое отношение к миру, чувство, еще не ясное самой героине: «Что-то со мной недоброе делается, чудо какое-то! Точно я снова жить начинаю, или уж и не знаю». Проснувшуюся любовь Катерина воспринимает как страшный, несмываемый грех, потому что любовь к чужому человеку для нее, замужней женщины, есть нарушение нравственного долга. Она всей душой хочет быть чистой и безупречной, ее нравственная требовательность к себе не допускает компромисса. Уже осознав свою любовь а Борису, она изо всех сил противится ей, но не находит опоры в этой борьбе: «точно я стою над пропастью и меня кто-то туда толкает, а удержаться мне не за что». Не только внешние формы домашнего обихода, но даже и молитва делается ей недоступна, так как она почувствовала над собой власть грешной страсти. Она чувствует страх перед собой, перед выросшим в ней стремлением к воле, неразделимо слившимся в ее сознании с любовью: «Конечно, не дай Бог этому случиться! А уж коли очень мне здесь опостынет, так не удержат меня никакой силой. В окно выброшусь, в Волгу кинусь. Не хочу здесь жить, так не стану, хоть ты меня режь!»
   Сознание греха не оставляет ее в момент упоения счастьем и с огромной силой овладевает ею, когда счастье кончилось. Катерина кается всенародно без надежды на прощение, и именно полное отсутствие надежды толкает ее на самоубийство, грех еще более тяжкий: «Все равно уж душу свою погубила». Полная невозможность примирить свою любовь с требованиями совести и физическое отвращение к домашней тюрьме, к неволе убивают Катерину.
   Катерина жертва не кого-либо персонально из ее окружающих, а хода жизни. Мир патриархальных отношений умирает, и душа этого мира уходит из жизни в муках и страданиях, задавленная формой житейских связей, и сама себе выносит нравственный приговор, потому что в ней-то и живет патриархальный идеал.

2. Трагедия Катерины (по пьесе А. Н. Островского «Гроза»)

   Катерина – главный персонаж драмы Островского «Гроза», жена Тихона, невестка Кабанихи. Основная идея произведения – конфликт этой девушки с «темным царством», царством самодуров, деспотов и невежд.
   Узнать, почему возник этот конфликт и почему конец драмы такой трагичный, можно, поняв представления Катерины о жизни. Автор показал истоки характера героини. Из слов Катерины мы узнаем о ее детстве и отрочестве. Здесь нарисован идеальный вариант патриархальных отношений и патриархального мира вообще: «Я жила, не о чем не тужила, точно птичка на воле, что хочу, бывало, то и делаю». Но это была «воля», совершенно не вступавшая в противоречия с вековым укладом замкнутой жизни, весь круг которой ограничен домашней работой. Жила Катя свободно: вставала рано, умывалась родниковой водой, ходила с матерью в церковь, потом садилась за какую-нибудь работу и слушала странниц и богомолок, которых было много в их доме. Это рассказ о мире, в котором человеку не приходит в голову противопоставить себя общему, поскольку он еще не отделяет себя от этой общности. Именно поэтому здесь нет насилия и принуждения. Идиллическая гармония патриархальной семейной жизни для Катерины – безусловный нравственный идеал. Но она живет в эпоху, когда самый дух этой морали исчез и окостеневшая форма держится на насилии и принуждении. Чуткая Катерина улавливает это в своей семейной жизни в доме Кабановых. Выслушав рассказ о жизни невестки до замужества, Варвара (сестра Тихона) удивленно восклицает: «Да ведь у нас то же самое». «Да здесь все как будто из-под неволи», – роняет Катерина, и в этом для нее главная драма.
   Катерину отдали замуж молодой, судьбу ее решила семья, и она принимает это как вполне естественное, обычное дело. Она входит в семью Кабановых, готовая любить и почитать свекровь («Для меня, маменька, все одно, что родная мать, что ты…» – говорит она Кабанихе), заранее ожидая, что муж будет над ней господином, но и ее опорой, и защитой. Но Тихон не годится на роль главы патриархальной семьи, и Катерина говорит о своей к нему любви: «Мне жалко его очень!» И в борьбе с незаконной любовью к Борису Катерине, несмотря на ее попытки, не удается опереться на Тихона.
   Жизнь Кати сильно изменилась. Из свободного, радостного мира она попала в мир, полный обмана, жестокости. Она всей душой хочет быть чистой и безупречной.
   Катерина уже не чувствует такого восторга от посещения церкви. Религиозные настроения Катерины усиливаются по мере нарастания ее душевной грозы. Но именно несоответствие между ее греховным внутренним состоянием и тем, чего требуют религиозные заповеди, и не дает ей молиться, как прежде: слишком далека Катерина от ханжеского разрыва между внешним исполнением обрядов и житейской практикой. Она чувствует страх перед собой, перед стремлением к воле. Катерина не может заниматься привычными ей делами. Грустные, тревожные мысли не дают ей спокойно любоваться природой. Кате остается терпеть, пока терпится, и мечтать, но она уже не может жить своими мыслями, потому что жестокая действительность возвращает ее на землю, туда, где унижение и страдание.
   Обстановка, в которой живет Катерина, требует, чтобы она лгала и обманывала. Но Катерина не такова. К Борису ее влечет не одно то, что он ей нравится, что он не похож на остальных, окружающих ее, к нему влечет ее потребность любви, не нашедшая себе отзыва в муже, оскорбленное чувство жены, смертельная тоска ее однообразной жизни. Надо было таиться, хитрить; она этого не хотела, да и не умела; надо было воротиться к своей тоскливой жизни, и это ей казалось горше прежнего. Грех лежит на ее сердце тяжким камнем. Катерина ужасно боится надвигающейся грозы, считая ее наказанием за совершенное. Катя не может жить дальше со своим грехом, и единственным способом хоть частично от него избавиться она считает покаяние. Она признается во всем мужу и Кабанихе.
   Что ей остается? Остается ей покориться, отречься от самостоятельной жизни и сделаться беспрекословной угодницей свекрови, кроткою рабою своего мужа. Но не таков характер Катерины – она уже не возвратится к прежней жизни: если ей нельзя наслаждаться своим чувством, своей волей, то она ничего не хочет в жизни, она и жизни не хочет. Она решилась умереть, но ее страшит мысль, что это грех. Ни на кого она не жалуется, никого не винит, просто она не может жить больше. В последний момент особенно живо мелькают в ее воображении все домашние ужасы. Нет, она не будет более жертвою бездушной свекрови и не будет томиться взаперти с бесхарактерным и противным ей мужем. Смерть – ее освобождение.

3. «Трагедия совести» (по пьесе А. Н. Островского «Гроза»)

   В «Грозе» Островский показывает жизнь русской купеческой семьи и положение в ней женщины. Характер Катерины сформировался в простой купеческой семье, где царила любовь и дочери предоставлялась полная свобода. Она приобрела и сохранила все прекрасные черты русского характера. Это чистая, открытая душа, не умеющая врать. «Обманывать-то я не умею; скрыть-то ничего не могу», – говорит она Варваре. В религии Катерина находила высшую правду и красоту. Ее стремление к прекрасному, доброму выражалось в молитвах.
   Выйдя замуж за Тихона, Катерина попадает в семью купчихи Кабановой – Кабанихи, нрав которой соответствует ее фамилии. Кабаниха пытается сохранить устои своей семьи, «домашних своих заела совсем». Орудие ее власти – страх, который делает членов ее семьи безвольными и бездушными. Постоянными подозрениями, незаслуженными упреками она обижает Катерину. Кабаниха твердо уверена в том, что только страх является прочной основой семейных отношений, а не любовь и уважение.
   Трагизм положения Катерины в том, что она не находит поддержки и защиты против Кабанихи у своего мужа. Ее безвольный муж сам является жертвой «темного царства»: он безропотно переносит все издевательства матери, не смея протестовать. Поэтому душе Катерины тесно, тяжело, «все как будто из-под неволи».
   В атмосфере «жестоких нравов», лжи, притворства, страдая от одиночества, Катерина полюбила Бориса, племянника Дикого, тоже человека безвольного, не способного на решительные действия. Хотя он и стоит выше окружающих его «благодетелей», но у него не хватает смелости и характера вырваться из-под их власти. Он единственный, кто понимает Катерину, но помочь ей не в силах; он даже советует ей покориться судьбе. Любовь к Борису вызывает в ней эмоциональный подъем, страстное желание стать птицей и полететь, раскинув крылья. Познав высшее счастье через земную любовь, Катерина ощутила себя грешницей. Это сознание греховности, внутреннего суда – суда совести – будет преследовать ее до последних дней.
   Чувство любви для Катерины – это огромный несмываемый грех, потому что любовь к чужому человеку для замужней женщины есть нарушение нравственного долга. Она понимает, что катастрофа неизбежна. Катерина предчувствует беду: «Я умру скоро… Что-то со мной недоброе делается!» Она всей душой хочет быть чистой и безупречной; ее нравственная требовательность к себе безгранична и бескомпромиссна. А жить в семье мужа, не умея притворяться, невозможно. Именно гроза и страх кары господней, да еще чувство вины перед мужем побудили ее публично признаться в своем грехе. Катерина боится грозы не потому, «что убьет, а то, что смерть вдруг застанет, какая ты есть, со всеми твоими грехами». И в своем покаянии она отдает себя перед всем миром на суд людской. Высокое покаяние, говорящее о величии правдивой и совестливой души, требует великодушного прощения, которого она не получает. «Жить на свете да мучиться» она не могла. Идти некуда. От себя не уйдешь. Образ Катерины зовет к свободе, духовному раскрепощению. «Она рвется к новой жизни, хотя бы ей пришлось умереть в этом порыве». Ее порыв, гибель не зря: ведь ушла Варвара из дома, взбунтовался Тихон, рушится мир Кабанихи (после утраты авторитета ей остается только уйти в монастырь).
   «Гроза» – не «трагедия любви», а скорее «трагедия совести». Самоубийство Катерины – акт отчаяния, когда смерть воспринимается как избавление от мук земных, которые кажутся ей страшнее ада.

4. «Маленький человек» в мире Островского (по пьесе А. Н. Островского «Бесприданница»)

   Особенный герой в мире Островского, примыкающий к типу бедного чиновника, обладающего чувством собственного достоинства, – Карандышев Юлий Капитонович. При этом самолюбие в нем гипертрофировано настолько, что становится заменой другим чувствам. Лариса для него – это не просто любимая девушка, она еще и «приз», дающий возможность восторжествовать над Паратовым, шикарным и богатым соперником.
   Одновременно Карандышев ощущает себя благодетелем, берущим в жены бесприданницу, отчасти скомпрометированную отношениями с Паратовым. Ему все время дают понять, что его избрали просто из-за неудачных обстоятельств, в другом случае его не пустили бы в дом Огудаловых. Даже будучи почти официальным женихом, Карандышев воспринимается Огудаловыми как «запасной вариант» на тот случай, если не подвернется богатый и красивый, «идеал мужчины», и это его унижает, лишает чувства победы.
   Карандышев отвергает тот путь к подлинному обладанию, который ему предписывает Лариса: «Вы видите, я стою на распутье; поддержите меня, мне нужно одобрение, сочувствие; отнеситесь ко мне нежно, с лаской! Ловите минуты, не пропустите их!», т. е. путь смирения, возможность заслужить любовь кротостью и преданностью. Он, как и Лариса, находится в плену иллюзии величия и блеска Паратова. Его раздраженное, болезненное самолюбие берет верх над любовью, желание выглядеть соперником Паратова оказывается выше стремления быть любимым. На просьбы Ларисы уехать в глушь от городской жизни он отвечает: «Только венчаться – непременно здесь; чтоб не сказали, что мы прячемся, потому что я не жених вам, не пара, а только та соломинка, за которую хватается утопающий…»
   Островский не сочувствует самолюбию маленького чиновника. Для него это не путь к «самостоянью человека», к осознанию им своей абсолютной ценности, напротив – лишь приводит к стремлению жить такой же фантомной, иллюзорной жизнью, как у Паратова, к отказу от подлинных нравственных ценностей.
   Это особенно ясно в финальной сцене. Когда Карандышев бросается на колени и кричит: «Люблю, люблю», – оказывается слишком поздно, ситуация уже непоправима и возможность победить Ларису силой страсти потеряна. За этим признанием следует поступок, невозможный для человека любящего – убийство. «Не доставайся же ты никому» – это картинный жест, поза маленького человека, самоутверждающегося в обладании женщиной, которая ему «не пара». Карандышев не может обладать этой женщиной и утверждает свою власть над ее смертью.
   Совершаемое им убийство не возмездие за поруганные представления о добродетели, но акт присвоения, последняя попытка восторжествовать над соперниками, превосходящими во всем. «Я много, очень много перенес уколов для своего самолюбия, моя гордость не раз была оскорблена; теперь я хочу и вправе погордиться и повеличаться». И именно в этом он особенно смешон и жалок.

5. Трагедия героини пьесы А. Н. Островского «Бесприданница»

   Действие драмы происходит в волжском городе Бряхимове. И в нем, как и повсюду, царят жестокие порядки. Общество здесь такое же, как и в других городах.
   Главная героиня пьесы – Лариса Огудалова – бесприданница. Семейство Огудаловых небогато, но, благодаря настойчивости Хариты Игнатьевны водит знакомство с сильными мира сего. Мать внушает Ларисе, что та, хотя и не имеет приданого, должна выйти замуж за богатого жениха. И Лариса до поры до времени принимает эти правила игры, наивно надеясь, что любовь и богатство соединятся в ее избраннике. Она выбирает амплуа бедной невесты, являющейся предметом соперничества между несколькими претендентами на ее чувство или руку. Как и всегда, такой героине предоставлен достаточно мнимый выбор, она выбирает только в сердце, тогда как права совершить поступок на самом деле лишена.
   Лариса любит Паратова, она «больна» им, с ним в ее сознании раз и навсегда вошло представление совсем о другом, поэтическом мире, который непременно существует, но не доступен ей, хотя она и предназначена, по мнению всех окружающих, именно для него. Для Ларисы это мир фантазии, намного более поэтичный, чем он есть на самом деле. Элементами этого мира в ее собственной жизни являются любимые ею стихи, романсы, мечты, которые сообщают его образу привлекательность.
   Выходя за Карандышева, она чувствует себя униженной, несправедливо приговоренной к той жизни, которую ей способен дать мелкий чиновник. Тем более она не может простить его личного унижения, его неудач в попытках сравняться с Паратовым, для нее все более и более очевидной становится разница между ними: «С кем вы равняетесь! Возможно ли такое ослепление!» Она не только не хочет соответствовать его болезненно честолюбивым причудам, но и наедине постоянно внушает ему, что не любит его, что он бесконечно ниже Паратова, за которым она пойдет по первому его зову: «Разумеется, если б явился Сергей Сергеич и был свободен, так довольно одного его взгляда…»
   В ее душе происходит борьба между стремлением смириться с неизбежной участью жены бедного чиновника и тоской по яркой и красивой жизни. Чувство униженности, желание иной жизни побуждают Ларису решить свою судьбу. Кажется, что путь в романтический мир лежит через романтический, безрассудный поступок. Но этот поступок опрометчив, ведет к гибели. Он совершается в погоне за призраком, который олицетворяет собой Паратов..
   Так же, как и Карандышев, она делает выбор в пользу иллюзии, а не реальности. Для Островского эта попытка сразу, одним безрассудным поступком получить любовь и счастье выглядит как отказ, бегство от собственной судьбы. Поездка на мужской пикник, которую она ощущает как акт собственного выбора, открывает Ларисе глаза на ее подлинное положение: «Они правы, я вещь, а не человек. Я сейчас убедилась в том, я испытала себя…я вещь!» Умирая, она благодарит своего убийцу – Карандышева за то, что он дал ей возможность уйти из мира, в котором растоптан высокий идеал и где она не чувствует себя человеком: «Я любви искала и не нашла. На меня смотрели и смотрят, как на забаву. Никогда и никто не постарался заглянуть ко мне в душу, ни от кого я не видела сочувствия, не слыхала теплого, сердечного слова. А ведь так жить холодно. Я не виновата, я искала любви и не нашла. Ее нет на свете… нечего искать».

А. А. Фет

6. Анализ стихотворение А. А Фета «Ель рукавом мне тропинку завесила…»

   Афанасий Фет – замечательный русский поэт, основатель поэтического жанра – лирической миниатюры. Тематика его поэзии ограничена. Его поэзия – «чистая поэзия», в ней нет социальных вопросов действительности, нет гражданских мотивов. Он избрал такой стилистический прием повествования, который позволил за внешним течением событий спрятать от читателя свою душу. Фета волнует только красота – природа и любовь. Поэзию он считает храмом искусства, а поэта – жрецом этого храма. Эти две темы поэзии Фета тесно связаны друг с другом. Фет считает, что только природа и любовь могут отобразить всю красоту и очарование окружающей действительности. Характер, переживания, мысли и чувства лирического героя в поэзии Фета зависят от мироощущения поэта.
   Фет стремился передать красоту мгновения, сиюминутное состояние. Ярким примером этого можно назвать его стихотворение «Ель рукавом мне тропинку завесила»:
Ель рукавом мне тропинку завесила.
Ветер. В лесу одному
Шумно, и жутко, и грустно, и весело, —
Я ничего не пойму.

   Фет создает прекрасный образ, который позволяет читателю увидеть нарисованную картину, полюбоваться ее неповторимой красотой. В строках стихотворения поэт использует назывные предложения и предложения с однородными членами. Последние две строчки говорят о противоречивых чувствах поэта. Его лирический герой чувствует состояние природы. Стихотворение воздействует на читателя. Благодаря обилию шипящих и свистящих звуков можно услышать шум ветра:
Все гудет и колышется,
Листья кружатся у ног.

   Невозможно уловить настроение лирического героя. У него смутные ощущения – «ничего не пойму». Он пытается раствориться в мире природы, старается постичь ее таинственные глубины, понять «прекрасную душу природы». Но в шуме ветра это смятение развеивается. Герой слышит «тонко взывающий рог», «зов глашатая медного» и настроение его тотчас же меняется – «Сладостен зов мне глашатая медного!» и «Мертвые что мне листы!»
   Фет представляет природу как человека, видит ее прекрасную душу, об этом свидетельствует метафора «Ель рукавом мне тропинку завесила».
   В этом стихотворении Фета природа сливается с человеческими эмоциями. Поэт изображает своего героя в момент наибольшего эмоционального напряжения, показывает его душу на фоне прекрасного мгновения природы.

7. Анализ стихотворения А. А. Фета «Сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали…»

   Стихотворение «Сияла ночь…» – одно из лучших лирических произведений Фета. Более того, это один из лучших образцов русской любовной лирики. Стихотворение посвящено молодой, обаятельной девушке, которая вошла в историю не только благодаря стихотворению Фета, он была одним из реальных прототипов толстовской Наташи Ростовой. Стихотворение Фета не о чувстве Фета к милой Танечке Берс, а о высокой человеческой любви. Как и вся истинная поэзия, поэзия Фета обобщает и возвышает, уводит во всеобщее – в большой человеческий мир. Стихотворение «Сияла ночь…» в восприятии читателя оказывается одновременно и воспоминанием. Каждое слово стихотворения говорит читателю о знакомом и близком – и говорит прекрасными, будто неведомыми словами. В лирических стихотворениях Фета незнакомое, единственное и неповторимое событие ощущается как знакомое, как близкое тебе, быть может, даже бывшее и с тобой. Это ощущение и составляет один из секретов того особенного, радостного и высокого воздействия, которое производит стихотворение на читателя. В стихотворении две основные темы – любовь и искусство. На эти темы написаны многие стихи Фета, можно сказать даже, что большинство его стихов. В лирической пьесе «Сияла ночь…» темы эти слиты воедино. Любовь для Фета – самое прекрасное в человеческой жизни. И искусство – самое прекрасное. Стихотворение – о вдвойне прекрасном, о самой полной красоте. Стихотворение написано шестистопным ямбом – одним из излюбленных размеров поэта. Это помогает здесь создать не только общий музыкальный тон, но и очень гибкую, с живыми переходами и движением, свободную речь, свободное повествование. Отчасти это получается благодаря паузам, которые возникают не в одном постоянном месте, а в разных местах – то здесь, то там, как в живой, ярко эмоциональной речи. В результате поэтический рассказ о сильном и живом чувстве сам исполнен жизни. Произведение это и очень живописное, и очень музыкальное. Одно у Фета тесно связано с другим. Музыкальность образа помогает ему быть живописным. Удивительно по яркой выразительности и зримости, наглядности уже само начало стихотворения. Та картина, которой открывается лирическая пьеса, ощутима чувствами и незабываема. Живо видишь затемненную гостиницу и за ее окнами сад – полный ночной свежести, лунного света и сияния. И слышишь музыку, тем более удивительную и поражающую наше воображение, что о музыке в первой строфе прямо ничего не говорится. Зато говорится о рояле: «Рояль был весь раскрыт, и струны в нем дрожали…» За этим образом мы видим не только сам рояль, но и слышим звуки, которые исходят из него. Замечательный фетовский образ воздействует на нас не только прямо, но и косвенно. Поэт рисует предмет и, подталкивая наше воображение, заставляет нас увидеть и услышать то, что с ним связано. Мы сами это услышали, поэт не говорил нам об этом – и мы благодарны ему, что он совершил такое чудо: заставил нас услышать, помог нам без прямых словесных обозначений. Фетовский образ воздействует на читателя с помощью особого звучания слов. Его стихам особую силу придает сочетание слов, комбинации гласных и согласных, аллитерация, внутреннее созвучие. Звуковые повторы присутствуют в стихотворении:
Сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали
Лучи у наших ног…

   Стихотворение «Сияла ночь…», как и многие стихотворения Фета, отличается стройностью тона и стройностью композиции. Одно вытекает из другого, последующее продолжает и развивает предыдущее. Лирическое повествование идет с нарастанием: нарастает чувство. Такого рода стиховые композиции производят особенно сильное впечатление. Стихи точно разгоняются, внутренне накаляются – и соответственно накаляется, становится сильнее ответное читательское чувство. Стихи заражают читателя с каждым новым словом и новой строфой все больше и больше. Слова в фетовском стихотворении – движущиеся; движение слов и звуков происходит строго в одном направлении – к лирическому итогу:
Что нет обид судьбы и сердца жгучей муки,
А жизни нет конца, и цели нет иной,
Как только веровать в рыдающие звуки,
Тебя любить, обнять и плакать над тобой…

   Последние четыре строки стиха – это и музыкальное, эмоциональное, и смысловое завершение стихотворения. Это последняя и высшая точка лирического сюжета. И это – слава и прекрасному в жизни, и прекрасному в искусстве.

8. Любовная лирика Афанасия Фета

   Афанасий Афанасьевич Фет – известный русский поэт. Первый сборник его стихов – «Лирический пантеон», вышел в 1840 г. К началу 1860-х гг., когда в России размежевались общественные силы, связанные с революционной ситуацией, Фет выступает в защиту прав помещиков. Он мало писал в это время. Только на склоне лет поэт вернулся к творчеству, выпустив четыре сборника стихов под общим названием «Вечерние огни». В своем творчестве он является сторонником доктрины «чистого искусства», которые избегали обращения к социальной действительности, прямого ответа на жгучие вопросы современности. В то же время его поэзия – в более широком смысле – имеет твердую жизненную почву. Поэту удалось мастерски передать материальную реальность мира, данную человеку в его непосредственном восприятии. Своеобразие поэзии Фета заключается в том, что он впервые воссоздал в лирике мимолетные душевные настроения и состояния. Поэзия его музыкальна, мелодична. Поэт предпочитает иметь дело не со смыслом, а со звуком – особо податливым материалом для выражения сиюминутного настроения. В лирике А. А. Фета основная тема отводится любви. Обладая великим даром и особым талантом, поэт пишет прекрасные стихи. Большое влияние на творчество оказала трагическая любовь Фета. Поэт горячо полюбил талантливую и образованную девушку Марию Лазич. Она вдохновляла юного поэта. Но высокая и огромная любовь оборвалась трагедией. При загадочных обстоятельствах Мария погибает, а Фета постоянно преследует чувство собственной вины на протяжении всей жизни. Переживания о потере своей любимой нашли свое отражение в мире лирических переживаний Фета, настроений, чувств, воплощенных в стихотворениях. Только в поэзии Фет не чувствовал себя одиноким, только здесь рядом с ним была его любимая девушка, Муза – вдохновительница. И уже не было никакой силы, которая могла бы разлучить их – они снова были вместе:
И хоть жизнь без тебя
Суждено мне влачить,
Но мы вместе с тобой,
Нас нельзя разлучить.

   Поэт никогда не забывал свою любимую, он постоянно ощущал духовную близость с ней:
Ты отстрадала, я еще страдаю…
В тиши и мраке таинственной ночи…

   Фет создал для себя нравственный идеал и всю жизнь стремился к нему в надежде воссоединиться с ним. Этим идеалом была Мария Лазич. Любовная лирика Фета наполнена не только чувством надежды и упования, но и трагизмом. Любовь – это не только радость, трепетные воспоминания, также она несет душевные муки и страдания.
   В стихотворении «На заре ты ее не буди» показан тихий сон девушки, но затем появляется тревога:
И подушка ее горяча,
И горяч утомительный сон.

   Со временем любовь Фета не угасла. Сорок лет прошло после гибели любимой женщины, а Фет все продолжает писать о ней: «Сорок лет тому назад я качался на качелях с девушкой, стоя на доске, а платье ее трепетало от ветра».
   В своих стихах он заново переживает любовные чувства, воспоминания.
   Душевные потрясения, потеря любимого человека открыли А. Фету дорогу в поэзию, где он смог выразить свои чувства и переживания.
   В его стихах нет ни капельки прозы, это чистая поэзия. О чем бы ни писал Фет: о картинах природы, о дожде, о море, о горах, о лесе, о звездах, о самых простых движениях души, даже о минутных впечатлениях – везде присутствовало чувство радости и света, покоя.
   Его поэтический язык естествен, выразителен, музыкален. «Это не просто поэт, а скорее поэт-музыкант…» – говорил о нем Чайковский. Множество романсов было написано на стихи Фета. Они быстро завоевали широкую известность.
   Стихи А. А. Фета также любимы многими людьми. Они открывают красоту окружающего мира, затрагивают душу человека. Любовная лирика Фета позволяет проникнуть и понять взгляды поэта.
   Читая его стихи, все больше и больше убеждаешься, что любовь – это действительно необыкновенная сила, которая творит чудеса: «Любви все возрасты покорны».
   Любовь – прекрасное чувство, и каждый человек хочет любить и быть любимым.

Ф. И. Тютчев

9. Человек и природа в лирике Ф. И. Тютчева

   Поэзия Тютчева – это отражение его внутренней жизни, его мысли и чувства. Все это создавало художественный образ и приобретало философское осмысление.
   Тютчева недаром называют певцом природы. Красота русской природы с юных лет вошла в сердце поэта. Правда, свои первые стихи о природе Тютчев написал еще в Германии. Там родилась его «Весенняя гроза». Всякий раз, приезжая в родные места, поэт одаривает нас прекрасными стихотворениями о родине, создав целый цикл картин природы. Таким было и его стихотворение «Чародейкою зимою…» И хотя все вокруг было засыпано пушистым снегом, стояла жуткая тишина, ни тени уныния не слышится в стихе. Даже в ненастное время осени, несмотря на хлябь размытых брянских дорог, неудобство на постоялых дворах, грязь, клопов и мух, душа Тютчева оттаивает при виде родных мест. Возникает потребность в карандаше и бумаге, чтобы высказать поэтическими строками переполнявшие душу чувства. Так однажды случилось по дороге в Москву:
Есть в осени первоначальной
Короткая и дивная пора —
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера…»

   Чем старше становился поэт, тем большую глубину и философичность приобретали его произведения о родном крае. Здесь и обожествление природы, и стремление точнее разгадать ее тайны.
   В его стихах, которые воспевали картины и явления природы, нет обыкновенного любования. Природа заставляет поэта думать о загадках мироздания, о вопросах человеческого бытия.
   Идея слияния природы и человека в лирике Тютчева развита в двух направлениях. Он говорит о конечном слиянии человека с хаосом и приобщении к нему ночью во время сна. Такого рода слияние страшно, так как оно несет с собой утрату телесного и сознательного начала. Другой характер приобретает слияние человека с природой матери-земли. Мысль о благотворном приобщении к ее светлой гармоничной прекрасной жизни поэт развивает во многих стихах: «Восток белел, ладья катилась…», «Нет моего к тебе пристрастья…», «В душном воздухе молчанья…»
   В них выражено переживание счастья безмятежного единения человека с ее светлым весенним миром. В других стихов весеннего цикла – «Еще земли печален вид», «Весна» – показаны блаженство, родство человека с природой и вхождение в ее царство.
   У Тютчева и материальная природа – это мать для человека, и хаос родной. Единение человека с природой приносит счастье, духовное слияние с разрушительным хаосом – трагично. Но в стихах Тютчева есть не только слияние человека с природой, но и разлад с ней. «Певучесть есть в морских волнах …» – поэт говорит о разладе человека с природой, что противоестественно. Разлад объясняется как что-то непонятное, необъяснимое. Причина разлада заключается в самом человеке. Не она отвергает его, а он сам, погруженный в «злые» страсти, не в силах принять в себя ее гармоничный и благодатный мир. Единение с ней представляется как не мгновенное состояние, а более длительное. Слияние и разлад сменяют друг друга. Вслед за бурями и грозами наступает «успокоение», озаренное солнечным сиянием и осененное радугой. Буря и грозы потрясают и внутреннюю жизнь человека, наполняют душу человека различными чувствами, но иногда оставляют после себя боль и опустошенность.
   Природа для Тютчева такое же живое существо, как и человек:
В ней есть душа, в ней есть свобода,
В ней есть любовь, в ней есть язык.

   Природа выражает мысли, чувства, настроение человека, а иногда конфликт, борьбу добра со злом:
Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймет ли он, чем ты живешь?

   Поэт считает, что тайны природы постичь невозможно, можно лишь приблизиться к ним, восхищаться природой:
Как океан объемлет шар земной,
Земная жизнь кругом объята с нами;
Настанет ночь – и звучными волнами
Стихия бьет о берег свой.

   Человек стремится слиться с природой, пытается ощутить себя ее частицей. Но между природой и человеком существует и трагическое отличие. Природа вечна, неизменима. Человек проходит, природа остается…

10. Любовная лирика Ф. И. Тютчева

   В 1850—1860-х гг. создаются лучшие произведения любовной лирики Тютчева, потрясающие психологической правдой в раскрытии человеческих переживаний. Ф. И. Тютчев – поэт возвышенной любви. Особое место в творчестве поэта занимает цикл стихов, посвященных Е. А. Денисьевой. Любовь поэта была драматична. Возлюбленные не могли быть вместе, и поэтому любовь воспринимается Тютчевым не как счастье, а как роковая страсть, несущая горе. Тютчев не певец идеальной любви – он, как и Некрасов, пишет о ее «прозе» и о своих чувствах: любовь к самому дорогому неожиданно оборачивается мучительством. Но он утверждает, что важно понимать любимого, смотреть на себя его глазами, бояться совершить опрометчивые поступки в отношениях с любимым:
О, не тревожь меня укорой справедливой!
Поверь, из нас двоих завидней часть твоя:
Ты любишь искренно и пламенно, а я —
Я на тебя гляжу с досадою ревнивой.

   В этом стихотворении можно увидеть терзания поэта из-за этой «незаконной» любви. Поэта мучает опустошенность собственной души. Тютчев считал эгоизм болезнью века, он боялся его проявлений. В этом стихотворении женщина любит «искренно и пламенно», а мужчина признает себя лишь «безжизненным кумиром» ее души:
Чему молилась ты с любовью,
Что, как святыню берегла,
Судьба людскому суесловью
На поруганье предала.
Толпа вошла, толпа вломилась
В святилище души твоей и ты невольно постыдилась
И тайн и жертв, доступных ей…

   В интимной лирике Тютчева рождается мучительное признание несовместимости красоты со злом бытия.
   Вместе с любовью поэт переживал тоску, безысходность положения, предчувствие смерти.
О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

   Следуя пушкинским традициям, Тютчев передавал простые, правдивые чувства, проникнутые напевностью и мелодичностью стиха:
Я знал ее еще тогда,
В те баснословные года,
Как перед утренним лучом
Первоначальных дней звезда
Уж тонет в небе голубом…

   Любовь у Тютчева очень похожа на его природу, на весь особенный мир его поэзии. Любовь для него – борьба, мучение, безнадежность.
   Тютчева больше всего интересует не проявление любви, а ее тайна: «Как неразгаданная тайна, живая прелесть дышит в ней – мы смотрим с трепетом тревожным на тихий свет ее очей…»
   Он изображает любовь как стихию, ведь недаром у его героини «сердце, жаждущее бурь». В любовной лирике Тютчев придает большое значение ночи. Ночь для него – это время открытия правды, признания в любви:
В толпе людей, в нескромном шуме дня
Порой мой взор, движенья, чувства, речи
Твоей не смеют радоваться встрече
Душа моя! О, не вини меня!..
Смотри, как днем туманисто-бело
Чуть брезжит в небе месяц светозарный,
Наступит ночь – и в чистое стекло
Вольет елей, душистый и янтарный.

   На склоне лет Тютчев испытал, быть может, самое большое в своей жизни чувство – любовь к Е. А. Денисьевой. Именно с этой «последней любовью» связаны стихи, такие как: «Не говори: меня он, как и прежде, любит…», «Весь день она лежала в забытьи…», «Утихла бриза… легче дышит…» и др. Взятые все вместе, эти стихи образуют так называемый денисьевский цикл, которые по своему трагизму, передаче чувств не имеют аналогов не только в русской, но и в мировой любовной лирике.
   Одно из самых лучших стихотворений «денисьевского цикла» – «Последняя любовь». Это настоящий шедевр русской лирики:
О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней.
Сияй, сияй, прощальный свет
Любви последней, зари вечерней!

   В нем чувствуется волнение живой души, ощущается «нарушенное дыхание», неудержимое чувство. Само слово «безнадежность» звучит как беда, как боль. Тютчев глубоко переживал болезнь своей любимой женщины. Его скорбь, горькая безнадежность, разлука нашли отражение в стихотворении «Весь день она лежала в забытьи…»:
Любила ты, и так, как ты, любить —
Нет, никому не удавалось!
О Господи!.. и это пережить…
И сердце на клочки не разорвалось…

   Любовная лирика Тютчева замечательна тем, что в ней поэт отражает свои пережитые чувства. Каждый раз, читая стихи Тютчева, мы открываем для себя что-то свое. Его лирика рождает напряжение чувств и мысли.

11. Богатство художественного смысла в поэзии Ф. И. Тютчева

   Творчество Тютчева – одна из немногих высочайших вершин отечественной и мировой лирики. Тютчевское поэтическое слово воплотило в себе поистине неисчерпаемое богатство художественного смысла, хотя основной фонд наследия поэта – это всего лишь около двухсот лаконичных стихотворений. Предельно малый «объем» поэтического наследия Тютчева стал исходной причиной его позднего признания. Несмотря на то что уже сто лет назад Афанасий Фет с полным правом сказал о собрании тютчевских стихотворений: «Вот эта книжка небольшая, томов премногих тяжелей», – мы и поныне далеко не всегда со всей осязаемостью воспринимаем эту безмерную «тяжесть» поэтического мира Тютчева. Можно даже утверждать, что лишь в наше время начинается подлинное открытие поэта, особенно если иметь в виду широкие читательские круги. Основная тема его лирики – красота природы и любовь. Жизнь полна противоречий, и поэзия Тютчева говорит нам о них мелодично, необычайно красиво и правдиво:
Вдали от солнца и природы,
Вдали от света и искусства,
Вдали от жизни и любви
Мелькнут твои младые годы,…

   Человек приходит в этот мир быть счастливым, жить в гармонии с природой, с окружающим и с самим собой. Но в действительности оказывается все наоборот: грусть, тоска, безвременный уход и угрызения совести у оставшихся и не захотевших сделать любимого счастливым:
Весь день она лежала в забытьи,
И всю ее уж тени покрывали.
Лил теплый летний дождь – его струи
По листьям весело звучали…

   Человеку не дано постичь высшую истину, ему можно лишь приблизиться к ее решению. Эта мысль тоже отражена в поэзии Тютчева. С одной стороны, величие человека, а с другой – его бессилие в решении простейших житейских проблем:
Нам не дано предугадать
Как слово наше отзовется.
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать.

   Ранняя и поздняя лирика Тютчева очень сильно отличаются друг от друга, будто они находятся в различных поэтических мирах. Раннее творчество поэта проникнуто мировым, космическим, вселенским духом, а в поздний период на первый план выходят стихии человечности и народности, хотя в то же время тютчевская поэзия вовсе не утрачивает своей всемирности. Поэзия Тютчева вся была празднична, даже и в ее самых драматических, трагедийных проявлениях:
Как жадно мир души ночной
Внимает повести любимой!
Из смертной рвется он груди,
Он с беспредельным жаждет слиться!

   Раннее творчество поэта – это праздничное величие человека, открыто соотнесенного с целой Вселенной:
По высям творенья, как бог, я шагал…

   И легко может показаться, что в поздней тютчевской поэзии человек решительно сведен с этих высей. Он предстает в ней как явно не всесильный, как заведомо смертный. Отсюда можно сделать вывод, что жизнь сломила поэта, он уже не в состоянии причаститься «животворному океану» Вселенной, не может гордо и радостно возгласить:
Счастлив, кто посетил сей мир
В его минуты роковые!
Его призвали всеблагие
Как собственника на пир.

   Тютчев был современником Пушкина, чье творчество оказывало влияние на поэта. Но в отличие от Пушкина, которого называли «солнцем русской поэзии», Тютчева считали ночным поэтом. Его стихи о природе, пейзажная лирика не преследуют цель изображения, а осмысление природы – философская лирика, жизнь человеческой души, напряженность любовного чувства. Чувствуются постоянная неясная тревога, ощущение приближения всеобщего конца. Природа у Тютчева зачастую катастрофична и восприятие ее трагедийно. Это видно в стихах «Бессонница», «Видение», « Как океан объемлет шар земной». Ночью поэт ясно видит хаос, катастрофы и катаклизмы, несмотря на внешнее спокойствие природы днем.
   Он считает, что жизнь человека на земле есть призрак, сон, он чувствует приближение всеобщего последнего часа:
И наша жизнь стоит пред нами,
Как призрак, на краю земли.

   Читая стихи Тютчева постигаешь мир прекрасного – автор открывает перед читателями новые горизонты. Его поэзия не потеряла своей прелести и таинственности и в наше время. Она околдовывает, зачаровывает, заставляет обращаться к ней снова и снова.

12. Философская лирика Ф. И. Тютчева

   Литературное наследие его невелико: несколько публицистических статей и около 50 переводных и 250 оригинальных стихотворений, среди которых довольно много неудачных. Зато среди остальных есть жемчужины философской лирики, бессмертные и недосягаемые по глубине мысли, силе и сжатости выражения, размаху вдохновения. Как поэт Тютчев сложился на рубеже 1820—1830-х гг. К этому времени относятся шедевры его лирики: «Бессонница», «Летний вечер», «Видение», «Последний катаклизм», «Как океан объемлет шар земной», «Цицерон», «Весенние воды», «Осенний вечер» и др. Проникнутая страстной, напряженной мыслью и одновременно острым чувством трагизма жизни, лирика Тютчева художественно выразила сложность и противоречивость действительности. Философские взгляды Тютчева формировались под воздействием натурфилософских взглядов Ф. Шеллинга. Лирика Тютчева пропитана тревогой. Мир, природа, человек предстают в его стихах в постоянном столкновении противоборствующих сил. Человек обречен на «безнадежный», «неравный» бой, «отчаянную» борьбу с жизнью, роком, самим собой. Особое тяготение проявляет поэт к изображению бурь и гроз в природе и в человеческой душе. Образы природы в поздней лирике окрашиваются прежде отсутствующим в них национально-русским колоритом. Тютчев наряду с Е. А. Баратынским – крупнейший представитель русской философской лирики XIX в. Художественный метод Тютчева отражает общее для русской поэзии движение от романтизма к реализму. Дарование Тютчева, который охотно обращался к стихийным основам бытия, само имело нечто стихийное. Идейное содержание философской лирики Тютчева значительно не столько своим разнообразием, сколько глубиной. Наименьшее место занимает здесь лирика сострадания, представленная, однако, такими захватывающими произведениями, как «Слезы людские» и «Пошли, Господь, свою отраду». Пределы, поставленные человеческому познанию, ограниченность знания «человеческого Я», слияния человека с жизнью природы, описания природы, нежное и безотрадное признание ограниченности человеческой любви – таковы господствующие мотивы философской поэзии Тютчева. Но есть еще один мотив – это мотив хаотической, мистической первоосновы жизни. Здесь Тютчев действительно является вполне своеобразным и если не единственным, то, наверное, самым сильным во всей поэтической литературе». В этом мотиве отражается вся поэзия Тютчева. Стихотворения «Святая ночь», «О чем ты воешь, ветр ночной», «О, вещая душа моя», «Как океан объемлет шар земной», «Ночные голоса», «Ночное небо», «День и ночь», «Безумие» и другие представляют собой единственную в своем роде лирическую философию хаоса, стихийного безобразия и безумия. И описания природы, и отзвуки любви проникнуты у Тютчева этим сознанием: за всем этим скрывается их роковая сущность, таинственная, отрицательная и страшная. Поэтому его философское раздумье всегда пронизано грустью, тоскливым сознанием своей ограниченности и преклонением пред неустранимым роком. Лишь политическая поэзия Тютчева запечатлена бодростью, силой и надеждами, которые иногда обманывали поэта. Политические стихотворения Тютчева уступают его философской лирике. Чтобы быть настоящим поэтом того направления, в котором писал Тютчев, надо было любить искренне Россию, знать ее, верить в нее. Этого, по собственным признаниям Тютчева, у него не было. Пробыв с 18 до 40 лет за границей, поэт не знал родины и в целом ряде стихотворений («На возвратном пути», «Вновь твои я вижу очи», «Итак, опять увидел я», «Глядел я, стоя над Невой») признавался, что родина ему не мила и не была «для души его родимым краем». Значение Тютчева в развитии русской лирической поэзии определяется его историческим положением: он, ученик Пушкина, стал учителем лириков послепушкинского периода. Его оценили раньше других Некрасов и Тургенев. Как и предсказывал Тургенев, Тютчев остался до сих пор поэтом немногих ценителей; волна общественной реакции лишь временно расширяла его известность, представляя его певцом своих настроений. Тютчев вошел в историю русской литературы как могучий, бессмертный представитель философской лирики, учитель поэзии для поэтов.

Н. А. Некрасов

13. Стихотворение Н. А. Некрасова «Поэт и гражданин»

   Первое, имевшее огромный успех собрание стихотворений Некрасова 1856 г., открывалось программой, творческим манифестом – «Поэт и гражданин». Не только первое место к книге, но и особый шрифт призваны были подчеркнуть значение этого произведения. Здесь новый поэт предстает перед нами как реальность «во плоти и крови», со своим мироощущением и характером. Он вступает в диалог, который, как подчеркивает Некрасов, происходит в трудное и бурное время, в «годину горя». Гражданин напоминает Поэту о суровости и ответственности момента и призывает его к активному общественному действию:
Иди в огонь за честь отчизны,
За убежденье, за любовь…
Иди и гибни безупречно.
Умрешь недаром: дело прочно,
Когда под ним струится кровь…

   Поэт отвечает Гражданину исповедью. У него характерная биография интеллегента-демократа. Это художник передовых убеждений, страстный гуманист:
Без отвращенья, без боязни
Я шел в тюрьму и к месту казни,
В суды, в больницы я входил.
Не повторю, что там я видел…
Клянусь, я честно ненавидел!
Клянусь, я искренно любил!

   Однако Поэт ощущает мучительное бессилие, глубокое недовольство собой. Он обвиняет себя в трусости, мелкости поэтических «обличений». У него вырывается стон:
Когда бы знали жизнь мою,
Мою любовь, мои волненья…
Угрюм и полон озлобленья,
У двери гроба я стою…

   Гражданин полон решимости побороть «хандру» Поэта, он требует бескомпромиссности, подчинения интересам общества поэтического дара:
Поэтом можешь ты не быть,
Но гражданином быть обязан.

   В этой чеканной формуле выразилось знамение времени. Крепостническая система в России терпела внутренний крах. Наступал период переоценки ценностей, выбора позиции, окончательного размежевания между демократами и либералами. Недалек был час первой революционной ситуации в России. И понятно, почему Гражданин настойчиво предостерегает Поэта от опасности стать болтуном, развлекающим праздных ленивцев. В новых условиях даже приверженность к традиционным, «вечным» лирическим темам (таким как природа, любовь) кажется трусливым бегством от подлинных требований и нужд действительности:
Еще стыднее в годину горя
Красу долин, небес и моря
И ласку милой воспевать…

   Такими неуместными становятся теперь умиление, восторг, светлая грусть. Их вытесняют «озлобленность», «мрачность», «угрюмство». Любовь и ненависть образуют в некрасовской поэзии противоречивое единство – одно не мыслится без другого. Гражданин близок Поэту. Это как бы его «второе Я», его внутренний голос, звучащий требовательно и беспощадно. Но несомненно и то, что Поэт не может перестать быть поэтом. «Поэт и гражданин» обрывается на высокой ноте драматической исповеди. Это не столько спор двух персонажей, сколько внутренний диалог, с самим собой, который продолжается и потом – на протяжении всей деятельности Некрасова. Тот, кому при жизни была дарована слава величайшего поэта, завершал свой путь неожиданным признанием:
Я умру – моя померкнет слава,
Не дивись – и не тужи о ней!
Знай, дитя: ей долгим, ярким светом
Не гореть на имени моем:
Мне борьба мешала быть поэтом,
Песни мне мешали быть бойцом…

14. Поэтический мир Николая Некрасова

   Н. А. Некрасов создал целую эпоху в поэзии. Не одно поколение лучших людей России воспитывалось на произведениях поэта. С детских лет входят в наше сознание некрасовские образы, неповторимые звуки его стихотворной речи. В лице Некрасова, чутко уловившего требование времени, поэзия стремилась раздвинуть свои пределы. Поэт исповедуется перед обществом, считает себя ответственным перед ним. С высочайших нравственных позиций судит он свои несовершенства, казнит себя за малейшие колебания и слабости. Его политическое слово участвует в общественной борьбе, в деле народного освобождения. Становление Некрасова-поэта отмечено особыми чертами. Чтобы стать самим собой, ему надо творчески преодолеть себя. Чтобы стать подлинным поэтом, надо быть личностью со своей судьбой, необходимо пройти жизненную школу. Она оказалась суровой. В первых некрасовских стихотворениях слышатся прежде всего две интонации: сатирически разоблачающая и скорбно-поэтическая.
Будешь ты чиновник с виду
И подлец душой,
Провожать тебя я выйду —
И махну рукой!
В день привыкнешь ты картинно
Спину гнуть свою…
Спи, пострел, пока невинный!
Баюшки-баю.

(«Колыбельная песня»)
   А вот совсем другой сюжет и другие ритмы:
Еду ли ночью по улице темной,
Бури заслушаюсь в пасмурный день —
Друг беззащитный, больной и бездомный,
Вдруг предо мной промелькнет твоя тень!

   Некрасовский поэтический мир – это мир социальных противоречий, жестокой борьбы; мир тружеников, неимущих и угнетенных, с их насущными нуждами и интересами; мир нищеты, одиночества, промозглой сырости и пронзительного ветра. Сюжеты Некрасова – обычно истории неблагополучные: смерть ребенка, неравный брак, проводы рекрута. Некрасов ввел в поэзию великое многообразие лиц всех сословий и положений; собственными голосами заговорили у него городская улица, сельская сходка и ярмарка. В его произведениях с яркой характерностью и непринужденностью «высказываются» самые разные, не похожие друг на друга герои – от «убогого странника» до княгини Болконской, от провинциального чиновника до поэта Пушкина. Автор при этом выступает в особой роли. Он – свидетель, слушатель, собеседник, соучастник. Многие некрасовские стихотворения строятся как рассказ на увиденном и услышанном, как живой диалог автора с героем. Порой автору было достаточно лишь глянуть в окно, чтобы окружающая жизнь начала раскрываться в сценах и эпизодах. Так возникло знаменитое стихотворение «Размышление у парадного подъезда». Среди городской сутолоки появляется группа крестьян, пришедших к «парадному подъезду» издалека с просьбой. Это «правдоискатели», ходоки по делам крестьянского мира. Из-за житейской забитости, убогости, выступают одухотворенность, стойкость. Автор выступает в роли трибуна, обращенный к народу с вопросом – «Ты проснешься ль, исполненный сил?..» Характерное некрасовское мироощущение с особой силой проявилось в стихах о любви – они полны беспокойного напряжения, «мятежной страсти». По традиции «она» являлась герою из какого-то таинственного мира. Чаще всего любящие у Некрасова – союзники в жизненной борьбе, трогательно и бескорыстно поддерживающие друг друга, причем в героине порой даже больше душевных сил, какого-то веселого сопротивления невзгодам:
Ты всегда хороша несравненно,
Но когда я уныл и угрюм, оживляется так вдохновенно
Твой веселый, насмешливый ум…

   В поэзии Некрасова выразилась тесная, кровная связь поэта с родиной, с ее прошлым и настоящим. Вне России он не мыслит ни жизни, ни творчества.
В Европе удобно, но родины ласки
Ни с чем несравнимы…

   Материнская любовь олицетворяет для Некрасова высшее духовное, нравственное начало. Отношение поэта к Родине – всегда глубокое сыновнее чувство. Оно пронизывает лирику и мощно отзывается в поэмах:
Ты и убогая,
Ты и обильная,
Ты и могучая,
Ты и бессильная,
Матушка-Русь!

   С Некрасовым в литературу, в поэзию вошло нечто такое, что не устарело с годами, а развивалось, росло. Это – новый уровень народности и гражданственности, накал лирического чувства, новые поэтические открытия.

15. Жизнь народа – жестокое отражение действительности (в поэме Н. А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо»)

   Над созданием поэмы «Кому на Руси жить хорошо» Некрасов работал до конца своей жизни. Центральным героем этой поэмы является народ. Некрасов правдиво изобразил темные стороны жизни русского крестьянства. Даже названия деревень говорят о нищете, убогости российской действительности:
Мы мужики степенные,
Из временно обязанных,
Подтянутой губернии,
Пустопорожней волости,
Из смежных деревень:
Несытова, Неелова,
Заплатова, Дырявина,
Горелок, Голодухино,
Неурожайка тож.

   Некрасов показывает Россию как бы с двух сторон. Он осуждает нищую, забитую, голодную страну. Но, с другой стороны, у этой страны есть хозяин земли, он внутренне и духовно богат, его нельзя ни убить, ни закабалить. Это простой русский народ. В убогой и забитой стране, так же убоги и забиты и многие крестьяне, бедняки, которые привыкли жить под гнетом своих господ, терпеть унижения и оскорбления. Они даже не допускают мысли, что возможна другая, человеческая жизнь – без издевательства. Лакей князя Утятина – Ипат с умилением говорит:
Приехал в отпуск князюшка,
И, погулявши, выкупал,
Меня, раба последнего,
Зимою в проруби!
Да так чудно! Две проруби:
В одну опустит в неводе
В другую мигом вытянет —
И водки поднесет.
Я князей Утятиных холоп —
И весь тут сказ!

   Лакей князя Переметьева тоже не имеет чувства собственного достоинства. Он относит себя к счастливчикам, с гордостью говорит:
У князя Переметьева
Я был любимый раб
За столом у светлейшего
Я сорок лет стоял,
С французским лучшим трюфелем
Тарелки я лизал
Напитки иностранные
Из рюмок допивал.

   Он счастлив от того, что заболел той же болезнью, что и господин:
Болезнью благородною,
Какая только водится
У первых лиц в империи,


Купить и читать книгу за 79 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать