Назад

Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Живая вода


Неустановленный автор Живая вода

ГЛАВА 1
ПИСЬМО ИЗ КАРЕЛИИ

   Лучик солнца скользнул по занавеске, отразился в крышке письменного стола, пробежался весело по одежде, сложенной на стуле и наконец запутался в светлых волосах девочки. Малышка спала, но настойчивый лучик, справившись с пушистыми волосами, коснулся мягкими пальчиками ее щеки, тронул ресницы, и девочка проснулась. Сев на кровати, она потерла сжатым кулачком глаза и улыбнулась. Сегодня такой чудесный день! Ее брат Кирилл обещал ей вчера доверить свой фотоаппарат. Теперь она сама сможет фотографировать все, что захочет.
   Вика глянула на настенные часы. Оказывается, еще очень рано! Нет даже восьми. Кровать брата аккуратно заправлена, но его самого в комнате уже не было. Вика встала и подбежала к окну, чтобы посмотреть, как подросла за ночь ее любимица. На подоконнике красовался предмет викиных забот – фуксия. Викина гордость росла хорошо и, казалось, тоже радовалась солнышку.
   А сначала это была лишь тоненькая веточка, которую отломили мальчишки. Отломили и бросили. Даже не обратили внимания на то, что сделали. Они бегали на перемене и крушили все, что только попадало им на глаза, а, соответственно, и под руку. Так пострадал и цветок фуксии. Вике было жаль растеньице, она подняла веточку и принесла домой. Поставила ее в стакан и стала за ней ухаживать. Первые дни веточка чахла, листики на ней пожелтели, а затем и совсем отвалились. Вика очень переживала, но мама Екатерина Николаевна успокоила дочку:
   – Сейчас цветочек болеет, ему трудно, но вот он наберется сил и поправится.
   – А когда это будет? Когда он поправится?
   – Не знаю, доченька, но я думаю, скоро.
   Мамины слова сбылись. Все желтые листики опали, а затем на веточке появился маленький белый корешок. Маленький, но упорный, он охотно пил воду, которую Вика не забывала менять и спустя некоторое время стало видно, что ему тесно в стакане. Цветок пересадили в землю. Он перестал болеть и решил побыстрее вырасти, чтобы порадовать своих заботливых хозяев. Очень скоро на нем появились новые зеленые листочки. Веточка превратилась в маленький стволик, на котором стали быстро расти новые веточки. Пышное растение очень радовало Вику. А недавно на нем появились крохотные бутончики.
   Теперь бутончики подросли. Они стали похожи на спелые вишенки, но почему-то никак не хотели распускаться. Вика вздохнула, посмотрела еще немного на свой цветочек и побежала искать Кирилла.
   Конечно же, брата она нашла возле телевизора. Но Кирилл смотрел не мультики, и не кино. Прошлым летом родители подарили ему на день рождения видеокамеру, и мальчику удалось научиться довольно неплохо с ней обращаться. То, что снимает Кирилл, с восторгом смотрит вся их семья и знакомые. И теперь мальчик просматривал свою собственную запись.
   – Нашел что-нибудь интересное? – спросила Вика, усаживаясь рядом с братом на ковер.
   – Да, нашел, – ответил Кирилл. – Понимаешь, Вичка, я снимаю природу: разных зверей и птиц, земноводных и насекомых. Главное, чтобы это было мне интересно. Но это все отрывочные кадры: то об одном, то о другом. А мне очень хочется понаблюдать подольше за каким-то зверьком или птицей, и понять, какие у них повадки, привычки. Понимаешь?
   – Ага. Я когда к бабушке прихожу, то все время с Томом играю, а он все время по-разному себя ведет. Я когда за ним наблюдаю, то начинаю понимать, чего он хочет, почему мяукает или мурлыкает. Это его повадки, правильно?
   – Правильно, – Кирилл погладил сестренку по пушистым волосам. – Умница. А раз ты такая умница, то быстренько идем завтракать, а потом я покажу тебе, как фотографировать.
   Выключив телевизор, Кирилл направился на кухню, а Вика вприпрыжку побежала за ним. Позавтракав и убрав за собой со стола, ребята стали заниматься фотографией. Вике хотелось побыстрее получить в руки фотоаппарат, чтобы начать фотографировать, но брат терпеливо объяснял ей что к чему. Роль учителя ему явно нравилась.
   – Главное, Вика, суметь «поймать» необычный кадр, а иногда для этого приходится очень долго ждать.
   – А сколько долго?
   – А это смотри сама. Кадр должен быть интересным. Сначала выбери объект для съемки. Посмотри на него со всех сторон, чтобы кадр получился эффектным. Четко наведи фотоаппарат, иначе вместо своего объекта снимешь дорогу или кусок стены. Считай тогда, что кадр пропал зря. Как только выберешь самую лучшую точку для съемки, нажимай на кнопку.
   Вика слушала все эти поучения старшего брата, а самой не терпелось начать фотографировать.
   – Поняла? – спросил Кирилл.
   – Поняла, поняла, – торопливо ответила Вика. – Давай я теперь сама буду учиться.
   – Можешь приступать к съемке, – сказал Кирилл, вручая сестренке фотоаппарат.
   – Ага, – Вика радостно закивала.
   – А что ты хочешь сфотографировать?
   – Все-все-все, – выпалила девочка.
   – Все-все-все сразу не получится, выбери что-то одно. Что ты хочешь сфотографировать больше всего?
   Вика вспомнила о своей любимице фуксии.
   – Цветочек. У него скоро бутоны раскроются.
   Кирилл, улыбнулся, посмотрев на сестренку.
   – Хорошо. Сейчас ты сфотографируешь свой цветок с бутонами, а в следующий раз сделаешь снимок, когда на нем будут цветы.
   Ребята пошли в комнату, чтобы сфотографировать цветок фуксии. Вика тщательно наводила фотоаппарат, долго примеривалась, заходя то с одной, то с другой стороны. Наконец, выбрав самое лучшее место, Вика нажала на кнопку.
   – Получилось? – глядя заблестевшими глазами на брата, спросила малышка.
   – Думаю, получилось отлично, но узнать можно будет только проявив пленку.
   – А еще можно? – робко спросила Вика.
   – Можно. Давай найдем еще что-нибудь интересное.
   Но Вике интересным казалось абсолютно все: и красиво изогнутая ветка лианы над маминым портретом, и цветущий кактус, и рыбки в аквариуме. Вика готова была сфотографировать каждую вещь в квартире и при этом не один раз.
   – Вика, – позвал сестру Кирилл. – Давай пойдем на улицу и там ты сможешь тоже что-нибудь сфотографировать.
   Дети оделись, заперли квартиру и побежали на улицу. Кирилл оказался прав – на улице оказалось столько всего интересного, только успевай выбирать хорошее место.
   Щелк. Два растрепанных воробья ухватились одновременно за хлебную корочку.
   Щелк. Старый полосатый кот лениво жмурится в пятне солнечного света.
   Щелк. Коричневый щенок с белым пятном на боку мчится за сине-красным мячиком.
   Щелк. Мячик в зубах у щенка, из-за чего у него очень смешно сморщился коричневый нос.
   Щелк. Щелк. Щелк. Рыжая кошка с белым ухом вылизывает своего непоседу-котенка.
   Щелк. На клумбе среди ромашек одиноко торчит растрепанный розовый гладиолус.
   Щелк. Важно качаются на тонких ножках тигровые лилии.
   Щелк. Ворона боком подбирается к блестящей железяке.
   Щелк. Скворец сидит на жердочке своего домика.
   Щелк. Щелк. Шмель раскачивается на травинке.
   Прежде чем что-то сфотографировать, ребята внимательно наблюдают. Им интересно наблюдать за животными, птицами, насекомыми. Шмель ведь не просто качался на травинке. Он зацепился за нее и никак не мог улететь. При этом жаловался всем вокруг, гудел на низкой ноте. Ребята щелкнули шмеля, а потом освободили его. Тот быстро-быстро стал набирать высоту, пока не исчез.
   Вика пожалела, что не может прямо сейчас сфотографировать Тома. Но подумала, что на выходные пойдет к бабушке и там-то обязательно сфотографирует своего пушистого любимца.
   – Вот бы снять медвежонка или олененка, – мечтает Вика, – правда ведь было бы здорово, Кирилл?
   – Конечно, – соглашался брат, – только это трудно.
   – Можно даже ежика, который бегает по лесу или зайчика.
   – А можно и лягушонка, который сидит в болоте, или слоненка, который бродит в джунглях, – поддразнивает сестренку Кирилл.
   Вика понимает, что брат только подшучивает на ней, но не обижается. Ребята и не заметили, как день прошел. Немного уставшие, но довольные, они побежали домой.
   Мама уже вернулась с работы и готовит ужин. Кирилл и Вика наперебой рассказывают ей о своих впечатлениях. Екатерина Николаевна слушает детей и улыбается: все-таки хорошо, что они такие дружные. Вика во всем старается подражать старшему брату, он для нее непререкаемый авторитет, а Кирилл заботится о своей сестренке.
   – А почему папа так долго не идет? – спрашивает Вика.
   – Наверное, у него работы много, доченька.
   – И ее всю-всю надо сделать папе?
   – Конечно же. Ты ведь не бросишь свои уроки несделанными, обязательно все выполнишь до конца.
   – Ага, только пусть бы он пришел поскорее, – не унимается непоседа.
   – Работы много, зато она интересная, – вмешивается Кирилл, который достает тарелки для ужина, – Вика, убери фотоаппарат и достань хлеб.
   – Ты говоришь, совсем как мама – убери то, сделай это.
   – Кирилл правильно говорит, – поддержала сына Екатерина Николаевна. – Ты ведь и сама знаешь, что здесь ему не место.
   На этот раз Вика не стала спорить и побежала с фотоаппаратом в комнату. Щелкнул замок, вернулся с работы Андрей Павлович.
   – Папа, папа пришел, – обрадованно закричала Вика и подбежала к отцу.
   – Здравствуй, стрекоза, – Андрей Павлович чмокнул свою непоседу и, видя нетерпение дочки, добавил. – Сейчас я только переоденусь и ты мне все-все расскажешь.
   – Все-все, – обрадовалась Вика, – тогда я буду 2 часа рассказывать.
   – Вот и хорошо, – ответил Андрей Павлович и пошел в ванную.
   Вся семья собралась за ужином. Дети радостно делились своими впечатлениями. Вика рассказывала о том, как она самостоятельно делала сегодня снимки, а Кирилл ей только помогал. Кирилл тоже радовался, что у Вики что-то получалось. Отец слушал разговоры детей внимательно, что-то переспрашивал, но было видно, что мысли его далеко.
   – Что-то случилось, Андрюша? – тихонько спросила Екатерина Николаевна.
   – Нет, ничего, обычная работа.
   Но дети тоже заметили, что отец чем-то озабочен.
   – Это секрет? – спросил Кирилл.
   В семье Нефедовых не привыкли скрывать что-либо друг от друга. Отец устало улыбнулся и провел рукой по волосам.
   – Это проблема на работе, но никакого секрета здесь нет. К нам в институт пришло письмо. Написали его жители города Воскресенска.
   – А где такой город? – вмешалась Вика, торопливо отставляя чашку и приготовясь внимательно слушать.
   – В Карелии, – Андрей Павлович не рассердился на дочку, что она его перебила. – А кто мне скажет, где находится Карелия?
   – На северо-западе, – ответил Кирилл, у которого недаром была «пятерка» по географии. – Я помню, нам рассказывали на уроке, что там много озер и очень красиво.
   – Верно, – продолжал Андрей Павлович, – Карелия – это вообще уникальное место в нашей стране. Там удивительная природа. Недалеко находятся знаменитые вологданьские леса и самый крупный в стране Дарвиновский заповедник. Карелию еще называют «страной маленьких озер». А вода в каждом озере отличается и по цвету, и на вкус. Природа этой местности действительно уникальна, но, к сожалению, это не все понимают. Одной западной компании очень приглянулся красивый край, и она решила построить там несколько своих промышленных предприятий. Но предприятия не бывают полностью безотходными, а значит все отходы будут спускать именно в озера.
   – Но это же вредно, – возмущенно перебил отца Кирилл. – Нам на уроках экологии часто повторяют, что нельзя загрязнять отходами воду, землю, воздух, иначе все живое может погибнуть.
   – Правильно, сынок, – Андрей Павлович потрепал сына по растрепанным волосам, – правильно. Именно этого и опасаются жители Воскресенска и других городов. Уникальную природу можно погубить и не восстановить уже никогда. У нас в институте решили откликнуться на письмо. Меня посылают экспертом в командировку в Карелию, чтобы я проверил все на месте и дал заключение.
   – На сколько командировка, Андрей? – спросила Екатерина Николаевна.
   – На две недели, а выезжать надо уже в пятницу, то есть через три дня.
   Андрей Павлович улыбнулся и посмотрел на своих домашних:
   – Не переживайте так сильно, я думаю, что все будет хорошо.
   Вика и Кирилл переглянулись. Папа едет в командировку на две недели. В Карелию. Там уникальная природа и очень красиво. Брат и сестра без слов поняли друг друга.
   – Пап, – взволнованно спросил Кирилл, – а ты не мог бы взять нас с собой? Ты ведь знаешь, что мы мешать тебе не будем…
   – Нисколечко, – Вика спрыгнула со стула и подбежла к отцу. – Ну, пожалуйста, папочка.
   Андрей Павлович посмотрел на жену. Детям приходилось ездить вместе с родителями, когда Андрея Павловича посылали в командировки. Они, действительно, вели себя хорошо и могли прекрасно о себе позаботиться.
   – Сейчас ничего сказать не могу, – развел руками Андрей Павлович. – Узнаю завтра и если будет возможность поехать вместе, то будете собираться.
   Дети обрадовались. Поблагодарив Екатерину Николаевну за ужин, они убежали в детскую, где Кирилл достал из шкафа «Географический Атлас России», и ребята стали увлеченно искать далекую Карелию.
   Родители остались на кухне одни. Екатерина Николаевна убирала со стола, а Андрей Павлович снова рассказывал ей о содержании письма.
   – Думаешь, Андрюша, ты мог бы взять с собой детей? – наконец Екатерина Николаевна задала вопрос, который ее мучил. – Но ты ведь знаешь, какая Вика непоседа, а Кирилл – натура увлекающаяся. Забудет присмотреть за сестрой – недолго и до беды. Ты должен понимать, что с твоей работой много внимания детям не уделишь.
   – Не расстраивайся, Катя, – Андрей Павлович легонько обнял жену за плечи. – Кирилл, действительно, парень увлекающийся, но очень самостоятельный и ответственный. О сестре он не забудет. Скорее он за мной будет присматривать, чем я за ним, – пошутил Андрей Павлович. – Да и детям надоело, наверное, летом сидеть в городе. Пусть посмотрят на новые места, подышат чистым воздухом.
   – А как же Вика? Она же минуты на месте усидеть не может?
   – Возьмем с Вики обещание, что она не будет отходить от старшего брата, а Кирилла предупредим, чтобы хорошенько смотрел за сестрой, и только на этих условиях мы будем согласны на их поездку.
   – Хорошо, – согласилась Екатерина Николаевна, – думаю, ты прав.
   Родители вышли из кухни и заглянули в комнату к детям. Кирилл и Вика с увлечением тыкали пальцами в листы атласа и читали названия городов, рек, озер Карелии.
   – Пора спать, – сказала Екатерина Николаевна, – завтра досмотрите свой атлас.
   – А кто хорошо себя будет вести, тот сможет своими глазами увидеть всю эту красоту, – добавил Андрей Павлович.
   Дети снова переглянулись и уже через несколько минут были в своих кроватях. А ночью им снилась сказочно красивая Карелия.
   На следующий день они узнали от родителей, какие условия должны быть ими выполнены, чтобы поехать вместе с отцом в командировку. Конечно же, они с радостью согласились бы и на тысячу других условий. Кирилл и Вика стали собираться. Достали свои походные рюкзачки, которыми пользовались уже не раз и принялись упаковывать самые необходимые вещи. У Вики не все еще получалось, но Кирилл помогал ей разными советами. Конечно же, дети не забыли о своих главных «приборах». Кирилл взял видеокамеру, а Вике вручил фотоаппарат.
   – Теперь я смогу сделать много-много красивых снимков, – радовалась Вика.
   – Только не очень увлекайся, – предупредил девочку брат. – Помнишь, что ты пообещала папе с мамой?
   – Ага, помню, – Вика торопливо запихивала в рюкзачок последнюю вещь. – Но и ты обещал мне во всем помогать, не забыл?
   – Нет, а помочь я могу тебе прямо сейчас.
   Кирилл подошел к Вике, вынул из ее рюкзачка красную кофточку, которая почему-то никак не хотела туда умещаться, аккуратно свернул ее, и кофточка каким-то чудесным образом разместилась в рюкзачке.
   Со снаряжением ребята провозились до вечера. Зазвенел звонок, Екатерина Николаевна вернулась с работы. Дети сразу заметили, что мама чем-то сильно обрадована. Глаза ее лучились, а с лица не сходила улыбка.
   – Привет, мам, – закричала Вика, бросаясь к матери. – А мы с Кириллом уже все упаковали. Можешь проверить.
   – Что-то произошло? – Кирилл подошел к матери и забрал у нее из рук увесистую сумку.
   – Да, произошло, – улыбнулась Екатерина Николаевна, – но об этом позже, а сейчас может найдутся в доме добровольные помощники, которые помогут мне готовить ужин?
   – Конечно, найдутся, – в один голос ответили дети.
   – Их искать не надо, – говорила Вика, отправляясь за Екатериной Николаевной на кухню, – они уже здесь.
   – И прямо сейчас готовы включиться в работу, – добавил Кирилл.
   Вскоре ужин был готов. Вернулся с работы Андрей Павлович. И только тут Екатерина Николаевна раскрыла свой секрет. Оказывается, в больнице она смогла получить отпуск за свой счет сроком на две недели. А это значит, что Екатерина Николаевна теперь сможет со всей семьей поехать в Карелию.
   – Вот и замечательно, – обрадовался Андрей Павлович. – Я уже звонил в Воскресенск. Там нас ждут, проблем с жильем не будет. Значит, завтра в дорогу…
   В дорогу… Засыпая, дети представляли себе новое путешествие.

ГЛАВА 2
СТРАНА МАЛЕНЬКИХ ОЗЕР

   Остался позади вокзал с платформами, мостами, путями, залитыми жирным топливом, разноцветными вагонами, специфическим запахом перегретой смазки. Все дальше и дальше уходит поезд от города. Уже не видны окраины с многоэтажками, их сменяют сначала частные домики, а затем посадки деревьев. За окном мелькают маленькие поселки, деревушки, рощицы, перелески, проселочные дороги. Только успевай смотреть. А через несколько часов пейзаж за окном разительно меняется: все меньше попадается деревьев, их сменяют поля, луга. Мелькнула вдалеке серебристой ниточкой река, и опять зеленые квадратики, коричневые прямоугольники или желтовато-зеленые треугольники.
   Поезд то взбирается на небольшие насыпи, заросшие ромашкой, клевером, кашкой, то спускается в небольшие ложбинки. Постукивают колеса, и каждый миг за окном новая картинка. Не успели разглядеть птиц, усевшихся на провода линии передач, как поезд промчался по мостику над небольшой речкой. Внизу на берегу ребята затеяли возню. Поезд поднялся на пригорок и стала видна красивая березовая роща. Каждое дерево такое веселое и светлое протянуло руки-веточки к солнцу. А за рощей небольшой железнодорожный разъезд, весело тарахтит на переезде маленький синенький автобус, за ним пристроилась запыленная легковушка. Кудрявая тетка в оранжевой безрукавке держит флажок, разрешающий движение поезду. Стучат колеса и вот уже за окном поселок. За околицей пацан в бейсболке и яркой сине-красно-зеленой футболке до колен гонит хворостиной гусей. Гуси вперевалочку вышагивают по дороге, иногда вытягивают шеи и разводят крыльями. А один остановился и, разевая клюв, повернулся к мальчишке. Тот огрел гусака хворостиной, чтобы не отставал от остальных. Но вот и поселок позади. За окном только деревья, за которыми иногда проглядывают заросшие желтыми цветами полянки.
   Кирилл и Вика не отрываются от окна и постоянно обмениваются впечатлениями. За окном ведь столько интересного! Родители не мешают детям. Андрей Павлович достал из портфеля папку с бумагами и просматривает их, а Екатерина Николаевна читает книгу.
   Вика вытащила из рюкзачка фотоаппарат и решила поймать интересный кадр. Кирилл весело треплет сестренку по мягким волосам, он понимает ее страсть к фотографированию и нетерпение, но вряд ли в поезде получатся хорошие кадры. Ребята спорят пять минут, пока старшему брату не удается убедить упрямую сестренку. Но Вика не собирается сдаваться и делает снимки родителей, которые не вмешиваются в споры детей.
   Но зачем ссориться, ведь можно увидеть столько интересного. И скоро Вика снова прилипла к окну, чтобы ничего не пропустить. А Кирилл достал «Атлас России» и стал искать дорогу, по которой они в данный момент едут. В купе тишина, каждый занят своим делом.
   После поезда так хорошо пробежаться по земле и размять ноги. Так Кирилл и сделал. Младшая сестра припустила за ним. Но бегали они недолго. Подошла машина, которую прислали за Андреем Павловичем. В институте его просили заехать по дороге в Дарвиновский заповедник и уладить некоторые вопросы.
   По дороге ребята просили папу рассказать о заповеднике, но он отвечал только одно: «Увидите». Андрею Павловичу, когда он был еще студентом института, довелось посетить заповедник «Кивач». И спустя много лет, он с восторгом вспоминал о своих впечатлениях. Мелькнул указатель «Заповедник» и машина остановилась перед аккуратным деревянным коттеджем.
   Навстречу уже спускался невысокий полный мужчина. Андрей Павлович очень обрадовался встрече. Еще бы, ведь с Павликом (а точнее Павлом Андреевичем Веренским – тезкой наоборот) он учился в одном институте, и даже диплом они писали у одного и того же научного руководителя. Сначала они были соперниками, один пытался доказать другому, что гораздо лучше разбирается в каком-либо вопросе. Но на последнем курсе подружились, и после института старались не терять друг друга из виду. А несколько лет назад Павел Андреевич был назначен директором заповедника.
   Андрей Павлович познакомил своего друга с семьей. Павел Андреевич предложил отдохнуть с дороги, а утром заняться делами. Он пригласил всех в дом и объяснил, что живет здесь при заповеднике, а лаборатория находится в 5 минутах ходьбы от дома.
   Утром «тезки наоборот» отправились в лабораторию, заниматься важными делами: надо было пересмотреть кучу документов – работы на целый день. Екатерина Николаевна осталась готовить обед, а ребята увязались за отцом. По дороге Павел Андреевич рассказывал: «Народу у нас не очень много, но все энтузиасты своего дела. Случайные люди у нас не держатся. Работы много, а зарплата маленькая. Но даже это не останавливает тех, кто действительно любит Природу». Павел Андреевич так произнес это слово, словно оно было самым главным на свете.
   А вот и двухэтажка лаборатории. Директор и его гости прошли по старым рассохшимся половицам длинного коридора. Павел Андреевич привел гостей в большую комнату. Высокие окна были сверху закрыты старыми пожелтевшими газетами, на столах тихонько гудели компьютеры. На подоконниках, столах, стульях огромные рулоны бумаги, покрытые мелкими цифрами. Старый шкаф в углу с незакрывающейся дверцей набит разными книгами. Но ребята восторженно разглядывали плакаты и фотографии разнообразных растений, которыми были увешаны все стены. Кирилл пытался определить, какие из растений ему знакомы, а Вика просто смотрела по сторонам широко открытыми глазами. В комнате работало 12 человек, но было тихо.
   Поздоровавшись с сотрудниками, директор представил им своих гостей. С некоторыми Андрей Павлович уже был знаком (встречались на разных семинарах). Павел Андреевич объяснил, что гость из Москвы должен решить с сотрудниками лаборатории несколько вопросов. Теперь от тишины в лаборатории не осталось и следа. Все обступили пришедших. Со всех сторон посыпались вопросы. Ребятам было неинтерено слушать – слишком много непонятных слов.
   Они отошли в сторонку. На подоконнике лежала удивительная коряжка, которая сразу заинтересовала детей. Да, такого чуда им видеть не приходилось. Кусочек дерева был весь в непонятных наплывах.
   – Что это? – спросила Вика брата.
   – Не знаю, первый раз такое вижу, – ответил Кирилл, слегка дотрагиваясь до удивительной коряжки. – Она такая странная, как будто дерево чем-то болело.
   Сотрудники лаборатории оживленно беседовали с Андреем Павловичем. На детей же никто не обращал внимания. Они потихоньку обошли комнату, разглядывая на стенах фотографии растений. Вика потянула Кирилла за рукав и указала глазами на дверь. Кириллу тоже хотелось уйти из лаборатории. Пусть взрослые решают свои взрослые вопросы, а они лучше погуляют. Но Павел Андреевич это заметил.
   – Собрались уходить? – спросил он.
   Кирилл кивнул.
   – Подождите минутку, я вас познакомлю с чудесным гидом.
   – Гена, – позвал Веренский.
   К нему подошел высокий парень в синих потертых джинсах и черной футболке.
   – Да, Пал Андреич.
   – Гена, у тебя сейчас нет срочной работы?
   – Вроде нет. Мне осталось график закончить, думаю, сегодня будет готов.
   – Гена, – попросил директор, – отложи пока свой график. – Покажи лучше нашим гостям заповедник.
   – Хорошо, Пал Андреич, – откликнулся парень.
   – Гена работает у нас недавно, – объяснил Павел Андреевич детям. – Пришел год назад после окончания института. Но он лучше кого бы то ни было сможет показать вам много интересного. Ты не против, Гена?
   – Ну, что вы, Пал Андреич, конечно, покажу.
   – Тогда можете идти прямо сейчас.
   Ребята вместе с Геннадием вышли из лаборатории.
   – Давайте знакомиться, – сказал он, – как меня зовут, вы уже знаете. У как вас величать? – Гена присел на корточки рядом с Викой.
   – Как зовут эту красивую девочку?
   Вика растерялась перед незнакомым человеком и молчала. Умоляюще она взглянула на брата.
   – Мою сестренку зовут Вика, – сказал мальчик, – а меня Кириллом.
   – Очень приятно, – серьезно ответил Гена, – если мы познакомились, то давайте не будем терять времени.
   И взяв Вику за руку, пошел к выходу. Кирилл последовал за ними. Пока Андрей Павлович беседовал с коллегами, дети в сопровождении Геннадия осматривали заповедник. Казалось, что Гена знает здесь каждый уголок. Он размахивал руками и без остановки рассказывал приезжим о заповеднике, об уникальных растениях, которых в нем собраны, о его крылатых и четвероногих обитателях.
   Из рассказа Геннадия ребята узнали, что в заповеднике «Кивач» собраны редкие породы деревьев. Они привезены из разных уголков России, а также из других стран. Ученые наблюдают за растениями, чтобы сохранить уже исчезающие виды. Некоторые растения полность истреблены в других местах и произрастают только в заповеднике. Но не только за привезенными растениями наблюдают ученые, много внимания они уделяют и местной флоре. Это делается для того, чтобы лучше сохранить природу края. Кроме этого, в заповеднике много разных диких животных, которые также находятся под охраной.
   – Посмотрите туда, – говорил Гена. – Здесь собраны все породы хвойных, что произрастают в нашей стране. Вот здесь растут сосны. Сосну недаром называют «царицей лесов». Вы только посмотрите, какое это величественное дерево. Хотя называют его сосной обыкновенной.
   – А разве бывают сосны необыкновенные? – спросила Вика.
   – Бывают, еще как бывают, – улыбнулся Геннадий, – есть редкие сорта сосен. Вот это, – он дотронулся рукой до шероховатого ствола одного дерева, – Пицундская сосна. Она растет на юге. Чаще всего встречается на Черноморском побережье Кавказа и на Пицундском мысу, но отдельные деревья можно найти даже в Краснодарском крае. Видите, у сосны длинная хвоя. Она гораздо светлее, чем у сосны обыкновенной. А вот шишки у нее крупнее и немного красноватые.
   Тут Гена запнулся, вспомнив, что он не на лекции и слушают его дети.
   – Я понятно говорю? – спросил он.
   – Понятно, – ответил Кирилл, – наш папа, когда начинает что-то объяснять, говорит точно также.
   – И мне понятно, – вмешалась Вика, – а если я что-то не пойму, то я у Кирилла спрошу, и он мне все объяснит.
   – Хорошо, – сказал Гена, – ну что, идем дальше?
   Ребята со своим провожатым уходили все дальше и дальше в заповедник. Геннадий с увлечением рассказывал и показывал им сосны Грифита, меловые сосны и крымскую сосну. Затем ребята увидели величественные кедры – сибирский кедр, гималайский, короткохвойный, атласский. Новоиспеченный гид показал также и редкий европейский кедр. Геннадий безошибочно ориентировался среди деревьев. Он подвел ребят к одному дереву и спросил: «Угадайте-ка, что за чудо-юдо?»
   Кирилл коснулся темного ствола, потрогал веточки. Хвоя была очень темной, короткой и мягкой.
   – Это не ель, хотя и короткая хвоя, – сказал он, – может быть, лиственница? – вопросительно посмотрел он на Геннадия.
   – Это туя, – ответил молодой ботаник. – А дерево было когда-то семечком, которое привез из экспедиции по Дальнему Востоку профессор Коржинский. Из семечка появился росток и выросла настоящая дальневосточная туя. Во всей Европе вы нигде больше не найдете такого дерева.
   Кроме хвойных юные наблюдатели увидели множество лиственных деревьев. Были среди них и те, что растут только на юге, в Крыму и на Каказе. Но в заповеднике выращивали их холодоустойчивые сорта. Гена показал эвкалипт, кипарис, тис, граб. Многие деревья были ребятам знакомы. Они видели их в Крыму, куда ездили с Андреем Павловичем. Как интересно ходить по самому настоящему заповеднику и слушать пояснение самого настоящего ботаника. Кирилл думал о том, что когда он вырастет, у него будет такая же интересная работа.
   – Стойте, – вдруг сказала Вика, – что это?
   По стволу одного из деревьев ползла птица.
   – Поползень, – пояснил Геннадий.
   – Это редкая птица? – просил Кирилл.
   – Нет, – засмеялся Геннадий, – в заповеднике живут не только редкие звери и птицы. Этот поползень самый обыкновенный, здесь их много. А прозвали ее так потому, что она ползает по деревьям. И смотрите, может ползти головой вниз. Поползень – полезная птица, так как своим острым, как шило, клювом ловко достает из трещин в коре различных жуков-вредителей.
   Вика не могла удержаться, чтобы не запечатлеть чудесную птицу (девочка теперь не расставалась с фотоаппаратом). Кирилл также постоянно носил с собой видеокамеру: вдруг попадется что-то интересное. Он успел снять в заповеднике несколько интересных уголков. И теперь он снимал движение поползня по стволу дерева. Но птичка была к тому же еще и очень осторожна. Едва заметив какую-нибудь опасность, она быстро, цепляясь коготками, взбиралась по стволу дерева вверх и скрывалась в листве.
   Геннадий привел их также и к старому буку, чтобы показать огромное дупло. Бук был очень старым, а дупло таким огромным, что не только Вика могла бы залезть в него, но даже и Кирилл. Над огромным дуплом находилось другое – чуть поменьше. Геннадий сказал, что там живет сова-сплюшка. А свое название она получила за то, что издает странные звуки. Кажется, что она кричит «сплю-сплю-сплю». Кроме этого, в заповеднике водится малый ушастый филин и совка-белохвостка. Есть также и другие птицы: дрозды, синицы, славки, малиновки, иволги. Можно также встретить тетеревов и куропаток. Заповедник оказался пристанищем для многих диких зверей: зайцев, лисиц, лосей. Эти обитатели леса довольно вольготно чувствуют себя на оберегаемой территории.
   – Ой, – воскликнула Вика, собираясь сделать очередной потрясающий кадр, – пленка кончилась.
   – Давай другую вставлю, – отозвался брат, который слушал в этот момент о повадках куропаток.
   – Вся кончилась, больше нет, – Вика чуть не плакала, – совсем ничего не осталось.
   – Не грусти, Вичка-невеличка, – Гена присел на корточки перед Викой, – ты и так сегодня очень много сделала интересных кадров.
   Он посмотрел на часы и озабоченно наморщил лоб.
   – Эх, и попадет нам, наверное, времени уже много, давно пора возвращаться. Жаль, что я не успел показать вам самое интересное. Быть в заповеднике и не увидеть Кивач…
   – Кивач? – переспросил Кирилл. – Но ведь так называется заповедник.
   – Правильно, но так называется и водопад.
   – Настоящий водопад? Прямо здесь?
   – Да, в заповеднике есть несколько водопадов, но самый большой и красивый – Кивач. Думаю, что в следующий раз вы его обязательно увидите. А сейчас пора возвращаться, а то ваши родители, наверное, сильно волнуются.
   – Ничего, – рассудительно заметил Кирилл, – родители знают, куда мы ушли, тем более, не одни, так что заблудиться не сможем.
   – Хорошо, – согласился Гена, – я отведу вас короткой дорогой.
   – Понравилось тебе в заповеднике? – спросил он Вику.
   – Еще бы, – девочка засмеялась, – здесь все такое удивительное, прямо сказочное.
   Спустя полчаса юные исследователи природы уже были у домика Павла Андреевича. Екатерина Николаевна поджидала их, сидя на крылечке. Уставшие дети бросились к матери. Екатерина Николаевна пригласила Гену поужинать с ними, но тот засмущался и сославшись на дела, быстро ушел.
   Поздно вечером из лаборатории вернулись Павел Андреевич и Андрей Павлович. «Тезки наоборот» обсуждали какую-то проблему, активно отстаивая каждый свою точку зрения. Но ребята этого уже не слышали, так как уже спали, переполненные впечатлениями чудесного дня.
   Утром семья Нефедовых выехала в Воскресенск. Ехать пришлось несколько часов и за это время можно было почувствовать как постепенно меняется все вокруг. Сама природа становилась другой. Все меньше рощиц высоких деревьев, их сменяли небольшие перелески невысоких деревьев. А стоило машине въехать на возвышенность, как вдалеке начинали мелькать полоски воды. А около горизонта что-то непонятно синело. Даже воздух стал более влажным, чувствовалось присутствие воды.
   – Это море? – спросила Вика.
   – Озеро, – веселый темноволосый парень с живыми карими глазами повернулся к пассажирам. – Онега.
   – Далеко до него? – поинтересовался Кирилл.
   – Порядочно, – улыбнулся парень. – Но кроме Онеги у нас много и других озер. Они поменьше, но тоже красивые. А вода в озерах удивительная… Да вы и сами увидите, – добавил он.
   В Воскресенске Нефедовых уже ждали. Художник Киримов – пожилой седоволосый мужчина обрадовался их приезду. Он жил один, поэтому предложил Андрею Павловичу не мучаться в поисках квартиры, а поселиться у него. Не принимая никаких возражений, он уже распоряжался с вещами, и скоро вся семья оказалась у уютной квартире художника. Вопреки расхожим представлениям о художниках, Владимир Александрович отличался аккуратностью, и в доме царил порядок. Хозяин показал гостям, где они могут расположиться и не стал мешать.
   Вечером все собрались за чаем. Хозяин приготовил для гостей настоящий самовар, который гордо красовался в центре стола. Его окружали подданные: вазочки с вареньем, плетенка с ватрушками, коробка конфет, масло на блюдце. Поглаживая русую бородку, Киримов рассказывал о том, что творится в их крае. Многое было уже известно Нефедовым из письма, что пришло в институт. Владимир Александрович был одним из тех, кто предложил написать письмо в Москву. Местные власти были заинтересованы в строительстве и не мешали западной компании. Но жители Воскресенска понимали, что стоит только начать строительные работы, как уникальная природа края пострадает. Владимир Александрович рассказывал, что немного найдется в стране мест, где природа была бы такой уникальной. В Карелии огромное количество небольших озер. Для того, чтобы начать строительство, их придется осушать. Но озера связаны между собой, что и делает данную экосистему уникальной. Стоит только осушить несколько озер, как пострадают и другие водоемы, живность, что обитает в них.
   В виде примера Владимир Александрович говорил о пагубных последствиях загрязнения Ладоги. Было видно, что художник искренне переживает за судьбу природы края.
   – А если заводы все-таки построят? – спросил Кирилл.
   – Постараемся этого не допустить, – ответил хозяин, теребя кончик бороды. – Иначе вместо озер здесь останется только заболоченная земля, а восстанавливать все это придется таким, как ты, когда подрастешь.
   – Не надо ничего строить! – выпалила Вика.
   Всегдашняя непоседа, на этот раз она присмирела и внимательно слушала разговоры взрослых.
   – Многие это понимают, – художник с улыбкой посмотрел на девочку. – Мы стараемся сделать все возможное, чтобы не допустить строительство. У меня собраны разные материалы, – обратился он к Андрею Павловичу, – вам обязательно нужно будет на них взглянуть.
   Папа Вики и Кирилла кивнул. Вечернее чаепитие заканчивалось. Андрей Павлович должен был с утра заниматься делами. А Екатерине Николаевне и детям Киримов посоветовал выбраться на окраину Воскреснска и посмотреть на речку Быстрянку. «Не пожалеете», – добавил он, желая всем доброй ночи.

ГЛАВА 3
ЖИВОЙ РОДНИК

   Кирилл проснулся рано. Думал, что все еще спят, но услышал доносящиеся из кухни голоса. Быстро одевшись, поспешил на кухню. Андрей Павлович и художник Киримов завтракали. Они куда-то торопились. На стуле около отца лежала папка, в которой, как знал Кирилл, он хранил важные бумаги и записи. За завтраком хозяин и гость продолжали вчерашний разговор. Кирилл не стал вмешиваться. Пожелав доброго утра, он тихонько присел за стол.
   Торопливо допивая чай, Андрей Павлович сказал Кириллу, что они с Владимиром Александровичем уходят и, видимо, их не будет весь день. А художник посоветовал мальчику погулять по городу и побывать в городском парке. После этого мужчины ушли.
   Пока мама и сестренка спали, Кирилл решил погулять по городу. Кирилл бывал во многих местах, но приезжая куда-нибудь, всегда любил первым делом осмотреть окрестности. Новое всегда привлекает, обязательно встретишь что-то интересное. Ни один город не похож на другой, они такие же разные, как и люди.
   Кирилл медленно шел по улице. Поднимающееся солнышко окрасило стены панельных многоэтажек в розовый цвет и заставило сверкать золотом многочисленные стекла. Луч солнца упал на стеклянную дверь магазина. Как только кто-нибудь толкал дверь, веселый солнечный зайчик начинал прыгать по дороге. Заблудиться Кирилл не боялся (не маленький), всегда можно спросить дорогу у прохожих, а адрес он хорошо запомнил.
   Пройдя еще немного, Кирилл решил свернуть на боковую улицу. Он оказался в обычном городском дворике. Скамейки около подъездов, песочница, горка, качели для малышей. Натянута волейбольная сетка, видно, ребята постарше собираются вечерами, чтобы покидать мячик. Возле дома посажены деревья. Вершины одних поднимаются над крышами, другие еще совсем невысокие. Есть даже несколько прутиков, видно, их посадили этой весной. А в небольшом палисадничке чья-то заботливая рука высадила цветы. Кирилл заинтересованно остановился: цветы были небольшие, но интересной расцветки. Нижние листочки фиолетовые, а верхние желтые. «Интересно, что это за растение? – подумал Кирилл. – Надо будет обязательно привести сюда Вику, пусть полюбуется».
   Кирилл пошел дальше. Он шел без определенной цели, просто осматривал то, что было вокруг. Многоэтажки кончились, теперь вдоль улицы тянулись старые двухэтажные домики. Но зелени стало гораздо больше. Теперь возле каждого дома был палисадник, в котором росли цветы. Кирилл вспомнил совет художника и решил побывать в парке. А дорогу к парку ему подскажет кто угодно. Навстречу, немного склонившись в сторону, рыжий пацаненок тащил бидон. Вот он-то и поможет Кириллу.
   – Постой, – попросил Кирилл.
   Пацаненок остановился.
   – Привет, – сказал Кирилл, подходя к нему.
   – Ага, привет, – ответил рыжий.
   – Я только вчера приехал в ваш город, – объяснил Кирилл, – ты не скажешь, как дойти к парку?
   – Не-а, пешком не дойдешь, – отозвался пацан, поставив на землю тяжелый бидон, – это надо на автобусе ехать.
   – А как доехать?
   – Просто. Сядешь на «Луговой» и едь до самого конца. Там и будет парк. Там автобусы разворачиваются и назад едут.
   Кирилл хотел спросить, как найти Луговую, но пацаненок перебил его:
   – А давай я тебе покажу, как до парка доехать, вот только молоко домой отнесу. Я тут рядом живу, вон в том доме.
   Кирилл не успел возразить, как мальчишка подхватил бидон и заторопился к дому.
   – Подожди, – крикнул Кирилл.
   Пацан приостановился.
   – Давай помогу, – предложил Кирилл, подходя к нему.
   – Да я сам как-нибудь, – ответил пацаненок, – мне не тяжело.
   – А так будет еще легче, – сказал Кирилл, забирая бидон, – куда идти?
   – Вон, мой подъезд уже видать за тем деревом.
   Кирилл двинулся вперед, стараясь не расплескать молоко, а пацаненок вприпрыжку поскакал за ним.
   Вскоре они уже тряслись в стареньком автобусе, который вез их в парк. Рыжего мальчишку звали Васькой. Все его лицо было усеяно веснушками, особенно нос. Веснушки были даже на лбу и на подбородке. Глаза у Васьки были живые, светло-карие с темными крапинками. А волосы никак не хотели лежать послушно, на макушке непобедимо торчал рыжий вихор. Одет пацаненок был в длинную синюю футболку и шорты. Васька был худенький, под футболкой отчетливо проступали лопатки. Руки были сильно исцарапаны, а на коленке алела свежая ссадина.
   Беспрестанно вертясь на сиденье, он без умолку тараторил, рассказывая Кириллу о своем городе. Васька был чуть постарше Вики. Кирилл считал Вику непоседой, но по сравнению с Васькой, она была очень тихой и послушной. Мальчишка весело улыбаясь, тыкал пальцем в окно и старался показать Кириллу как можно больше. По мнению Васьки город у них был такой «здоровский», что все, кто только не приезжал сюда, непременно им восхищались.
   Но вот и конечная. Кирилл выпрыгнул из автобуса и последовал за своим провожатым. Они шли по аллейке, обсаженной вязами. Вдоль асфальтовой дорожки стояли скамейки. Одни были пустыми, на других грелись пенсионеры. Старушки присматривали за своими бойкими внуками, которые так и норовили вырваться из-под настойчивой опеки. Кто-то из стариков, сидевших на скамейках, читал газету, кто-то играл в шахматы. А вот один, похоже, разгадывает кроссворд. Надел очки и вписывает старательно слово в белые квадратики.
   – Что же в вашем парке особенного? – спросил Кирилл Ваську, который сосредоточенно пинал камушек. – У нас в городе тоже много таких парков.
   – Это разве парк? – разулыбался Васька. – Это не парк, туда мы еще не пришли.
   – А когда придем?
   – Увидишь. Там так здоровско!
   «Здоровско!» – было любимым Васькиным словом, которое он употреблял и к месту, и не к месту.
   Остались позади скамейки с пенсионерами, старые деревянные беседки с потрескавшейся краской на столбиках, аллейка кончилась. Теперь перед ребятами была тропинка. Васька запрыгал по ней, и Кирилл поспешил за ним. А рыжий вихор уже мелькал впереди между деревьями. Васька не обращал внимания на тропинки, которые то и дело вились между деревьев, появлялись между кустов и опять исчезали. Пацаненок все бежал и бежал вперед. Кирилл припустил за ним и быстро догнал постреленка. Но Васька и сам замелил шаг.
   – А теперь тихо, – прерывистым шепотом предупредил он Кирилла.
   Тот удивился: вокруг никого не было, они, похоже, забрались в самую безлюдную часть парка. Но Васька сделал предостерегающий жест, показал Кириллу, чтобы тот замер и не шевелился, а сам осторожно приблизился к старому дереву.
   Достав из кармана шорт что-то круглое, Васька принялся осторожно постукивать по дереву. Очень скоро из дупла показалась любопытная мордочка с черными бусинками-глазками. Зверек вертел головой во все стороны и нюхал воздух. Васька не прекращал постукивать по коре. Зверек посмотрел вниз и выбрался из дупла. Бельчонок посидел немного на суковатой ветке возле дупла и начал осторожно спускаться вниз, не сводя бусинок-глаз с рыжего мальчишки.
   Цепляясь острыми коготками за ствол, зверек спустился и оказался около васькиной руки. Рыжий постреленок разжал руку и протянул бельчонку несколько орехов. Зверек осторожно схватил орех передними лапками. Но что-то его испугало и, выронив орех, он проворно метнулся в дупло.
   Васька снова принялся постукивать. Бельчонок не утерпел и снова спустился за угощением. Забрав орех, он утащил его в дупло. Смелея с каждым разом, зверек быстро перетаскал все орехи. Он пустился еще раз, потыкался усатой мордочкой в пустую васькину ладонь. Васька хотел погладить зверька, но бельчонок быстро метнулся и скрылся в дупле дерева, мелькнув напоследок сероватым хвостом.
   Васька пошел навстречу Кириллу.
   – Раньше они совсем ручные были, а теперь боятся, – пожаловался он своему новому другу.
   – Почему? – спросил Кирилл.
   – Из-за пацанов, – ответил рыжий растрепа, сразу как-то погрустнев, – они из рогаток в белок стреляют и ловушки ставят. Этих белок здесь раньше была целая пропасть, а теперь почти не осталось, все в лес убежали. Только зимой возвращаются. Мы их подкармливаем.
   – Кто это мы?
   – Мы – это ребята из клуба, – с гордостью ответил Васька, поддергивая сползающие шорты, – знаешь про «Зеленые патрули?»
   – А ты тоже «Зеленый патруль?» – спросил, улыбаясь, Кирилл, уж больно не вязался весь васькин облик с этим названием.
   – Ага, и я, и почти все ребята из нашей школы. Мы ходим в клуб «Живой родник». Знаешь, как у нас в клубе здоровско! Мы и птиц зимой подкармливаем, и белок. Смотрим, чтобы ребята деревья зря не ломали. Наш учитель Георгий Михайлович на уроках нам рассказывает, что человек, если постарается, может легко всю природу уничтожить. Он уже погубил некоторых зверей и птиц. Они совсем исчезли, а других осталось так мало, что они тоже могут пропасть насовсем. Мы с ребятами решили, что когда вырастем, никогда не будем убивать животных!
   Кирилл слушал разгорячившегося Ваську. Рыжий пацаненок говорил серьезно и довольно серьезные вещи. Ему бы в футбол гонять, а он рассказывал, что они вместе с ребятами из клуба весной ходят на окраину города расчищать родники с целебной водой. За год зарастают они илом, надо их опять расчищать, чтобы все желающие могли напиться чистой воды. Занимаются этим ребята уже много лет, потому и клуб так назвали – «Живой родник».
   Васька приостановился и вопросительно посмотрел на Кирилла.
   – Ты думаешь, что все это глупости?
   – Нет, я сам люблю природу, а мой отец – эколог.
   – Эколог! Вот это да! – Васька вытаращился на Кирилла. – А чем твой отец заимается?
   – Он исследует природу в разных областях и дает заключение о том, как ее можно лучше сохранить.
   – Здоровско! – Васькиному восторгу не было придела. – А сюда вы тоже за этим приехали?
   – Да, в институт, где папа работает, пришло письмо из вашего города. Оказывается, многие жители хотят, чтобы природа здесь охранялась, как в заповеднике.
   – Знаю, знаю, – торопливо сказал Васька, – Кирилл, а пошли к нам в клуб. С ребятами познакомишься, про отца расскажешь.
   – Хорошо, – пообещал Кирилл, – обязательно приду и сестренку с собой возьму.
   – А вы завтра и приходите.
   – Завтра, так завтра, – Кирилл потрепал Ваську за непослушный вихор, – может, будем выбираться из этого леса, а то у меня мама будет волноваться, что меня так долго нет.
   – А чего тут выбираться, – Васька прихлопнул комара невесть откуда взявшегося и уже успевшего кольнуть пацаненка своим носиком, – вон тропинка, прямо по ней пойдем и через пять минут будем на остановке.
   Может и не через пять минут, но довольно скоро ребята дошли до выхода из парка. Васька проводил Кирилла до самого дома Киримова и, взяв еще раз обещание, что они с сестрой придут завтра в клуб, убежал, шлепая растоптанными сандалями.
   Екатерина Николаевна уже привыкла к тому, что Кирилл давно стал самостоятельным, но Вика, конечно, надулась. Брат побывал без нее в парке, а она одна сидела дома. А ведь там было столько интересного. Но Кирилл пообещал в следующий раз взять ее с собой. Он также рассказал маме и сестре о смешном пацаненке Ваське, который назавтра пригласил их в клуб.
* * *
   Утром Кирилл и Вика ждали Ваську, который обещал за ними зайти. Васька не замедлил появиться. Рыжий растрепа прямо с порога выпалил: «А я уже всем про вас рассказал».
   – Здравствуй, постреленок, – сказала Екатерина Николаевна, – проходи.
   – Не-а, – Васька мотнул рыжими вихрами, – нас уже ждут.
   – Мы готовы, – сказал Кирилл, – мам, мы ушли.
   Вика держалась молчаливо, изредка украдкой поглядывая на Ваську. Мальчишка тоже сначала как-то примолк, все время старался пригладить непослушный рыжий вихор, но вскоре снова тараторил, рассказывая о своем городе, о клубе, о ребятах из класса. За разговорами не заметили, как подошли к высокому старому каменному зданию. Широкая лестница вела к парадной двери. Группа ребят стояла возле крыльца. Они кого-то ждали.
   – А вот и мы, – провозгласил Васька, подходя к ним, – это Кирилл, а это его сестра Вика.
   Ребята подошли, стали здороваться, знакомиться. Серьезный темноволосый паренек махнул рукой:
   – Чего мы здесь стоим? Пойдемте в клуб.
   В клубе Кириллу и Вике очень понравилось. Чувствовалось, что здесь собрались заинтересованные ребята. На стенах было много разных плакатов, фотографий. Из рассказов ребят гости узнали, что клуб «Живой родник» существует уже 40 лет, а основал его в свое время молодой учитель, который приехал по распределению в Воскресенск. Отработав положенный срок, Георгий Михайлович остался в городе. Он обошел и объездил все окрестности. Своих учеников он брал в походы, чтобы они своими глазами увидели, какой вред может нанести человек природе. Георгий Михайлович обладал редким даром убеждать людей. Он напечатал несколько заметок о природе в местной газете. К словам молодого учителя стали прислушиваться.
   Несколько лет Георгий Михайлович вел кружок. Ребята из школы вели наблюдение за флорой и фауной края, записывая свои данные в специальные дневники. Но Георгий Михайлович считал, что этого мало. Он решил, что нужно организовать в городе «Зеленый патруль», который будет заботиться о природе. Ребята из «Зеленых патрулей» занимались самой разнообразной работой. Они очищали родники, собирали мусор, оставленный нерадивыми туристами, устраивали свои слеты.
   Ребята вырастали, но на смену им приходили другие. Новые знакомые показывали Кириллу и Вике старые фотографии, на которых были их родители. А теперь уже они, их дети, ходят в клуб, чтобы заботиться о природе. Но в последние годы положение стало ухудшаться. Человек стал больше думать о себе и меньше об охране природы. Когда пришло известие о том, что около Воскресенска собираются строить новые заводы, многие жители возмутились. Георгий Михайлович первым выступил в местной газете с призывом ко всем жителям воспротивиться строительству. К мнению заслуженного педагога многие прислушались. Но немало местных жителей предпочли остаться в стороне. Администрация края стала склоняться к тому, чтобы разрешить строительство. Но Георгий Михайлович и его единомышленники не сдавались. Они стали обращаться в разные организации за поддержкой. Среди таких организаций был и московский институт, в котором работал Андрей Павлович. Но ребята из клуба тоже не остались безучастными к этой проблеме. Следуя примеру взрослых, они составили письмо от клуба «Живой родник» и отправили его администрации города.
   А в это время решили провести в городе фотовыставку. На этой выставке предлагалось показать два вида фотографий. На одних была запечатлена природа, не тронутая человеком, а на других – то, какой вред человек может нанести окружающей среде.
   – Вот этим мы и занимаемся в клубе, – закончил Миша. (Тот самый темноволосый паренек, что пригласил их в клуб. Чувствовалось, что у ребят он за старшего, и они относятся к нему с уважением).
   – Правда, здоровско?! – вмешался Васька. Он очень гордился тем, что первым познакомился с приезжими. Да к тому же такими классными ребятами.
   – Да, – откликнулся Кирилл, – вы здесь хорошо все устроили.
   – А у вас есть «патрули?» – спросила невысокая полноватая девчушка.
   – Я слышал, что патрули раньше были, но потом как-то все само собой отменилось. Но у нас в школе есть кружок по охране природы. Я туда хожу на занятия.
   – Я тоже ходила в кружок, – перебила брата Вика, – когда Кирилл показывал свои фотографии.
   Ребята засыпали Кирилла вопросами. Мальчик объяснил, что раньше занимался фотографией, но теперь уступил фотоаппарат сестренке, а сам занимается любительской видеосъмкой.
   – Ух ты, – восхищенно вымолвил Васька, – а бельчонка сможешь снять?
   – Еще бы, – рассмеялся Кирилл, – если ты еще раз отведешь меня туда, где он живет.
   – Отведу, – заверил Васька.
   Вика подергала Кирилла за рукав и спросила шепотом:
   – А можно мне принести сюда свои фотографии из заповедника?
   – Я думаю, что можно, – ответил брат и спросил:
   – Ребята, мы пока к вам ехали, побывали в заповеднике «Кивач». Вика сделала несколько снимков и хотела бы принести их к вам. Можно?
   – Конечно, – откликнулось сразу несколько голосов, – у нас конкурс для всех желающих, пусть приносит.
* * *
   На следующий день Кирилл и Вика принесли в клуб викины фотографии. Они вызвали огромный интерес. Большинство ребят только слышало про заповедник, но бывать им там не приходилось. С интересом они рассматривали необычные деревья и кустарники, передавая фотографии друг другу. Со всех сторон сыпались вопросы.
   – Вот здоровско! – Васька держал в руке несколько фотографий. – Надо же, какое дерево может вырасти!
   – Вика, – обратился Миша к девочке, – а ты не могла бы подарить несколько фотографий нашему клубу? Мы бы оформили стенд о заповеднике.
   – Конечно, – обрадовалась Вика, – вам правда понравилось?
   – Еще бы! – ответила вместо Миши полноватая девчушка. – У тебя получились отличные фотографии.
   Сияющими глазами Вика взглянула на брата. «Молодец», – ответил он взглядом. Когда были отобраны фотографии для конкурса, Кирилл и Вика в сопровождении верного Васьки отправились домой.

ГЛАВА 4
НОЧНОЙ ГОСТЬ

   Почти неделю жила семья Нефедовых в Воскресенске. Только вечерами собирались все вместе. Андрей Павлович целыми днями занимался бумагами, что передал ему Киримов, дети все дни проводили в клубе, а Екатерина Николаевна заботилась о доме, гуляла по городу. Но вечером каждому было что рассказать другим. Андрей Павлович говорил о том, что ему удалось узнать, а ребята наперебой делились своими впечатлениями.
   В клубе «Живой родник» их приняли очень хорошо, они успели подружиться со многими ребятами. Всем понравились работы Кирилла, а Вику хвалили за отличные фотографии. К Нефедовым очень скоро стали относиться по-дружески, как будто были давно с ними знакомы.
   Андрей Павлович полагал, что бумажная волокита может затянуться надолго, а ему необходимо было провести исследования непосредственно на месте. Он все чаще говорил о том, что нужно выехать на одно из ближайших озер. Ребята слушали отца, затаив дыхание. Еще бы! Настоящие озера! Какой там может быть чудесный вид! А растения! А животные!
   Кирилл ломал голову, как бы ему уговорить отца взять его с собой (он ведь знает, что от Кирилла помехи не будет), но и Вика твердо про себя решила – ни за что не отступать и все-таки добиться от папы обещания взять ее с собой на озера. В некоторых вопросах Вика была удивительно упряма и почти всегда добивалась своего.
   Андрей Павлович уже начал договариваться о том, чтобы уехать на несколько дней на озера, но произошло событие, изменившее все планы Нефедовых.
   День прошел как обычно, не предвещая никаких сюрпризов. Кирилл и Вика с утра ушли в клуб. Там во всю шла подготовка к фотовыставке. Стенд для викиных фотографий был почти готов. Кирилл помог Вике расположить снимки. Две девочки из клуба Наташа и Света помогали их подклеивать. Осталось только каждую фотографию обвести рамочкой и сделать красивые надписи. Кирилл трудился над рамочками, аккуратно проводил линии цветными фломастерами. Затем к работе приступил Коля, который лучше всех в клубе делал разные надписи. Он попросил, чтобы ему не мешали, и ребята отошли от стенда.
   Они собрались вокруг Кирилла, который рассказывал много интересного о тех местах, где им с Викой довелось побывать. Ребята внимательно слушали, задавали вопросы. Кирилл не только снимал на видеокамеру разных интересных животных, он всегда внимательно наблюдал за ними. Многих ребят также интересовали повадки диких животных. Так за делами незаметно прошло время. Стенд был закончен. Кирилл и Вика полюбовались немного творением своих рук и отправились домой.
   А вечером прибежал Васька. Рыжий пацаненок стал постоянным гостем у Нефедовых.
   – Здрасьте, а я к Кириллу, можно? – бормотал он торопливо, стаскивая у порога растоптанные башмаки.
   – Можно, – улыбнулась Екатерина Николаевна, увидев рыжего постреленка.
   – Я быстренько, я только одну штуку покажу, – и Васька быстро проскользнул мимо Екатерины Николаевны.
   В комнате Васька плюхнулся на старенький диван, который тут же начал жалобно скрипеть. Мальчишка достал из кармана штанов спичечную коробочку и подбросил ее на ладони:
   – Угадайте, чего у меня есть?
   Вика с любопытством уставилась на коробочку.
   – Там кто-то сидит? – спросила она.
   – Ага, – Васька снова подбросил коробочку, – сам поймал.
   – Покажи, – попросил подошедший Кирилл.
   Васька сдвинул с коробки крышку, перевернул ее и подставил ладонь. На ладошку тяжело шлепнулся огромный жук.
   – Правда, здоровско? – спросил он у ребят, удивленно разглядывавших жука.
   А жук и правда был необыкновенный. Длинный, около 8 см, с коричневато-золотистым брюшком, темными подкрыльями и светло-коричневыми жесткими крыльями, покрытыми по краям золотистыми точками, будто обсыпанными золотой пыльцой. Шесть ног жука были чуть темнее брюшка, темно-коричневого цвета, а щетинки на них почти черные. Заканчивалась каждая из ног несколькими прочными пластинками, по виду напоминающими маленькое копытце.
   На самых кончиках ног было по несколько золотистых точек. Голова у жука была большая, темно-коричневая с зеленовато-золотистым отливом. Между туловом и головой несколько пластинчатых складок. Жук мог поворачивать голову в нужную ему сторону. Клюв у него был почти черный и сильно загнут. Возле клюва торчали тонкие жесткие усики. А рога напоминали антенны радаров. У жука были маленькие черные глазки, которыми он внимательно посматривал на ребят. Его рожки-антенны едва заметно шевелились.
   Жук спокойно лежал на васькиной ладошке, не делая никаких попыток улететь. Но стоило Вике протянуть пальчик, чтобы погладить жука, как он, изловчившись, тут же царапнул ее своей лапкой. И снова замер. Но усики-антенны стали раскачиваться чуть сильнее.
   – А он не кусается? – спросила Вика.
   – Кусается, – ответил Васька, – я когда его поймал, так он меня за палец хватанул.
   – А где ты изловил такого зверя? – спросил Кирилл. – Никогда таких больших не видел и окраска интересная.
   – И я не видел, – Васька чуть закрыл ладонь, потому что жук решил расправить крылья, – а словил я его за домом бабки Шуры. Хотите покажу?
   – А что ты с ним собираешься делать? – спросила Вика.
   – Подержу немножко и выпущу. Я его дома в банку сажал и крошки от хлеба туда кидал. Хотел посмотреть, как он будет есть, только он есть ничего не стал. Сидел себе и все.
   – А ты бы стал есть в неволе, если бы тебя в банку посадили? – Вика в упор посмотрела на Ваську.
   – Не ссорьтесь, – одернул Кирилл Вику. – в банке ему, наверное, и правда плохо. Давайте выпустим жука и посмотрим, может, там еще такие есть.
   – Ага, – Васька стал запихивать жука обратно в коробку, – прямо сейчас и пойдем.
   – Подожди, – Кирилл удержал рыжего егозу, – пусть Вичка сначала щелкнет твоего жука на память.
   Вика поняла брата и стала поспешно вытаскивать фотоаппарат. Жука снова достали из коробки и посадили на стол. Жук не делал попыток улететь, и Вике удалось сделать целых три кадра. После этого ребята убежали с Васькой и целый вечер ползали в траве за стареньким домом бабки Шуры, отыскивая в траве разных жуков. Вика взяла с собой фотоаппарат, надеясь сфотографировать какое-нибудь необыкновенное насекомое, но почти все кадры потратила на бродячего пса Шарика, который случайно забрел на полянку за домом.
   Набегавшись вместе с Васькой, Кирилл и Вика поздно вернулись домой. Наскоро перекусив булочками с чаем, дети отправились спать. Их сон был таким крепким, что они не услышали звонок, который прозвучал глубокой ночью. Владимир Александрович открыл дверь, в коридоре запахло ветром, мокрой мешковиной, свежей рыбой. В квартиру ввалился высокий мужчина, сильно заросший щетиной.
   – Здорово, Володя, – прогудел он низким хрипловатым голосом, – не ждал?
   – Здравствуй, Алеша, – обрадовался Киримов, – давно тебя не было. Проходи, проходи сюда.
   Мужчина прошел на кухню и поставил возле плиты большой мешок.
   – А это гостинцы от дедушки водяного, – пошутил он.
   
Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать