Назад

Купить и читать книгу

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Реальность бессмертия. Как нарушить цикл смерти и рождения

   «Реальность бессмертия» – книга, написанная Гэри. Р. Ренардом, автором-медиумом, с помощью вошедших с ним в контакт духовных сущностей. В диалоге с духами-наставниками Артеном и Пурсой автор рассматривает вечные вопросы, волнующие каждого человека. Содержание ответов, найденных в ходе беседы с просветленными учителями, может поразить любое воображение. Что такое душа? Существует ли судьба и карма? Как узнать, кем вы были в прошлой жизни и как установить контакт с вашим будущим воплощением? Как, достигнув просветления, прервать цикл смерти и рождения? Что такое закон прощения, и как он работает? Как с помощью силы мысли можно кардинально изменить свою жизнь? На эти и многие других вопросы вы найдете ответы в этой книге. Гэри Р. Ренард уверяет, практически на каждой странице у вас будет повод, чтобы сказать «Эврика!»


Гэри Р. Ренард Реальность бессмертия 

   Эта книга с любовью и уважением посвящается всем, кто любит «Курс чудес» или кому еще предстоит открыть его для себя.
   «Кто такой «ты»,
   живущий в этом мире?
   Дух бессмертен, а бессмертие –
   это неизменное состояние» [1].
Курс чудес

Введение

   Обращаюсь к тем, кто еще не читал мою первую книгу «Исчезновение Вселенной»: вы будете гореть в аду. Шучу. Однако прочтение этой книги, впервые опубликованной в 2003 году, придаст «Реальности бессмертия» еще больше смысла, потому что эта книга – продолжение первой моей работы. Если между ними и есть разница, то она в том, что эта книга свободнее, менее линейная, и в ней я еще больше прыгаю от одной темы к другой. Это способ помочь читателю распространить идеи на все аспекты его жизни, в то же время, сохраняя непрестанную сосредоточенность на радикальной, но последовательной духовной дисциплине, которая приносит немедленные и практичные результаты и приводит к просветлению и завершению реинкарнаций. Поскольку конец реинкарнаций – это конец тела, нужно с самого начала подчеркнуть, что то, что вы представляете собой на самом деле, – то есть ваша реальность бессмертия, – совершенно никак не связана с телом или мозгом.
   По мере того, как человеческая раса знакомится с новыми идеями, становится все более очевидно, что учения, которые даются учителями в этой книге, были и будут подтверждаться достижениями науки, а прежние идеи окажутся устаревшими. Благодаря прорывам современной психологии и квантовой физики мы узнаем, что нет разделения, даже на мировом уровне, кроме как в виде мысленной идеи. Переворот старых идей всегда сопровождается сильнейшим сопротивлением, потому что по мере того, как мы приближаемся к скрытым краеугольным камням разума, наши кажущиеся отдельными, индивидуальными сущности оказываются под угрозой. Это смерть коллективного эго, а оно спокойно не уйдет.
   За последние три года мне повезло лично встретиться с тысячами учеников, изучающих духовность и метафизику. Я получил прозрение: люди готовы к большему, чем предлагают им многие учителя и учения. Я стал уважать готовность людей не только принимать новые идеи, но и подвергать сомнению старые, в числе которых и то, как представляют нам централизованные религии великих духовных учителей, таких как Иисус и Будда.
   С этой точки зрения в книге рассказывается о событиях, которые происходили с декабря 2003 по сентябрь 2005 года. За исключением моих пояснений, она написана в форме диалога трех участников: Гэри (это я) и Артена и Пурсы, двух просветленных учителей, которые явились мне во плоти. Мои пояснения не отмечены, если только они не прерывают диалог, – в этом случае стоит простая пометка: Примечание. Многочисленные слова, выделенные курсивом, указывают на ударение, поставленное говорящим.
   Нет крайней необходимости верить, что появления просветленных учителей происходили на самом деле, чтобы получить пользу от информации в этих главах. Однако я могу утверждать, что очень маловероятно, будто необразованный мирянин, такой как я, мог написать подобную книгу без вдохновения учителей. В любом случае, вы, читатели, вольны думать все, что хотите, о происхождении книги.
   Я приложил все усилия, чтобы написать книгу правильно, но я не идеален, так что книга тоже не идеальна. Однако если на этих страницах и есть какие-то ошибки, вы можете быть уверены, что это мои ошибки, и мои посетители в них не виноваты. Кроме того, передача наших дискуссий, как я уже говорил раньше, не всегда линейна. Иногда то, что мы говорили раньше, в книге появляется позже, а то, что позже, – раньше.
   Это необычная духовная книга. Я считаю, что мои учителя появлялись передо мной в облике людей, потому что хотели, чтобы наши разговоры были человеческими. Это единственный способ, с помощью которого мы могли вести дискуссию в том стиле, в котором вели. В итоге мы разговаривали так, как обычно разговаривают люди. Может быть, вам это нравится, может, нет. Некоторые предпочитают, чтобы в духовных разговорах все подслащали. Но «мил – не сладок», и мы должны осознать: время, пространство, а также наше представление о нас самих – иллюзия. Я начал понимать, что у моих учителей есть причины использовать такой подход, и что моя работа – просто быть собой.
   Отсылки к «Курсу чудес», в том числе вступительные цитаты к каждой главе, отмечены и перечислены в указателе в конце книги. Я выражаю бесконечную благодарность Гласу Курса, истинная Идентичность которого обсуждается в книге.
   Я также хочу поблагодарить своего консультанта по изданию, Д. Патрика Миллера. Патрик более двадцати лет работал журналистом, рецензентом, редактором и издателем в области альтернативной духовности. Он первым признал важность посланий, которые я передаю, и принял в моем успехе гораздо больше участия, чем любой другой человек. Он заслужил не только мою благодарность, но и уважение. Я также хочу поблагодарить литературного агента (и прекрасного писателя-романиста) Лори Фокса, который просматривал мои контракты и давал полезные советы. С Лори на моей стороне я не мог проиграть.
   Людей, которых я должен поблагодарить за помощь, за столько лет набралось слишком много. Я надеюсь, что они простят меня за то, что я их не упомянул. Мои тексты и выступления – это моя миссия, и многие внесли важный вклад в ее выполнение. Но я хочу публично поблагодарить Рида Трейси, президента и генерального директора Hay House, за то, что он принял меня в совет и позволил этому посланию достичь широчайшей аудитории по всему миру. И наконец, я выражаю свою благодарность Джилл Крамер, директору издательства Hay House, за то, с каким пониманием она провела превосходную работу, в то же время оставив слова моих учителей в сохранности.
   В этой книге приводится много цитат из «Курса чудес», которые отмечены для того, чтобы помочь вам, читателю, изучать Курс позднее, если вы того пожелаете. Автор и издатель выражают благодарность членам «Фонда Внутреннего Покоя» в Милл-Вэлли, Калифорния, и Фонда «Курса чудес» в Темекуле, Калифорния, за десятилетия преданной работы, которая привела к тому, что «Курс чудес» стал доступен миру. Информация по заказу Курса приведена в конце книги.
   И, наконец, хотя я не знаком с ними, но хотел бы воспользоваться возможностью выразить свою искреннюю благодарность Глории и Кеннету Уопник, основателям Фонда «Курса чудес» в Темекуле, Калифорния, на работах которых основано многое в этой книге. Артен и Пурса рано подтолкнули меня к тому, чтобы стать одним из учеников Уопника, и эта книга не может не отражать мой опыт обучения.
Гэри Ренард,
где-то между Мэном и Гавайями

Пролог

   В 1880 году в Техасе жил богатый фермер. Он не слишком был духовно просветлен, но хорошо знал, как достигнуть изобилия, так что некоторые из его соседей стали подозревать, что одно с другим не слишком связано. Он называл себя христианином, но его действия в мире делали это утверждение сомнительным.
   Однажды бедный фермер, у которого не было еды, пробрался на землю богатого фермера и украл у него курицу, чтобы накормить семью. Его поймал один из подручных богача и привел к хозяину. Последний мог сделать многое, но сказал только: «Повесить его! Пусть это будет ему уроком».
   Пару лет спустя, один мексиканец также оказался на богатых фермерских землях. Он был очень беден и надеялся найти новую жизнь. Но нашел он людей зажиточного землевладельца, которые отвели его к своему хозяину. Посмотрев на мексиканца, фермер сказал только: «Повесить его! Пусть это будет ему уроком».
   Таких ситуаций в жизни богача было много, и он ни разу не пытался поставить себя на место другого, но только реагировал в гневе, и судил и приговаривал их, обычно заканчивая словами: «Повесить его! Пусть это будет ему уроком».
   А потом, в один прекрасный день, душа фермера покинула тело, и он увидел, как отправляется к жемчужным вратам рая. Землевладелец надеялся, что никто его там не узнает, и он сможет просто войти. Но едва он подошел к вратам, ему навстречу вышел Святой Петр и сказал: «Минуточку. Иисус хочет с тобой поговорить».
   Фермер разволновался. Он вспомнил кое-что из содеянного им в жизни – и вот его должен был судить сам Иисус! Внезапно он весь затрясся. Иисус появился, медленно подошел к фермеру, посмотрел ему в глаза, и сказал Святому Петру: «Прости его. Пусть это будет ему уроком».

Глава 1
Артен и Пурса

   «Хороший переводчик, даже меняя форму, никак не изменяет содержание переводимого. По сути, его дело – изменить форму так, чтобы остался неизменным первоначальный смысл» [2].
   За два года, которые прошли с тех пор, как я в последний раз видел Артена и Пурсу, моя жизнь перевернулась с ног на голову, и я не знал, что это только начало. Я не был уверен, что мои просветленные друзья, которые явились ко мне из ниоткуда в очень реалистичных телах, вернутся еще. Последний вопрос, который я им задал: «Я вас еще увижу?» На это Артен ответил: «Это решать тебе и Святому Духу, дорогой брат. Ты должен поговорить об это с Ним, как и обо всем остальном».
   И я поговорил со Святым Духом и прислушался к нему. Я пользовался методом истинной молитвы, которая представляет собой форму медитации и единства с Богом и которой научили меня Артен и Пурса. Дополнительным преимуществом этого было вдохновение, способ получить Наставничество разума в том, что я должен делать и какие решения должен принимать.
   В последний раз, когда Артен и Пурса уходили, я слышал их голоса слившимися в один, как Голос Святого Духа. Это напомнило мне о прежнем опыте – я уже слышал голос Иисуса, которого мои учителя обычно называли просто Джеем. Размышляя о разнице между голосом Джея и голосами остальных, я не мог не вспомнить о Брайане Уилсоне из группы «Beach Boys». Будучи сам музыкантом и поклонником Уилсона, я знал, что он никогда не слышал свою музыку в стерео, потому что был глухим на одно ухо. Так что ему была слышна лишь часть. Когда я услышал голос Джея, то как будто впервые мир открылся для меня в «стереозвучании». В каждом голосе, который я воспринимал раньше, чего-то не хватало, но голос Джея был полным, цельным, завершенным. Так же как Уилсон наверняка был бы поражен, если бы воспринял полный диапазон звука своей великой музыки, так и я был поражен, услышав полный диапазон звука голоса Джея, хотя знал, что это всего лишь мой собственный голос – голос, которым говорит Бог.
   Так же звучали голоса Артена и Пурсы вместе, и это я запомнил. Теперь я слышал это намного яснее, и Наставничество, которое я получил, меня не подвело. Оно не всегда соответствовало тому, что я представлял, но всегда срабатывало так, что приносило пользу всем, а не только мне одному. Это знак Наставничества Святого Духа. Он видит все, а я – лишь малую часть. Поэтому Наставничество Святого Духа хорошо для одного и для всех. Иногда это раздражает. Я хотел того, что будет хорошо для меня, причем немедленно! Однако, оглядываясь назад, я вынужден был признать, что мои идеи оказались бы неудачными, а идеи Святого Духа работали. К тому же Святой Дух уже знал обо всем, что должно произойти, а я нет. Так чье решение скорее будет надежным? Я был намерен прислушиваться к нему и обычно добивался успеха.
   Он видит все, а я – лишь малую часть.
   Поэтому наставничество Святого Духа хорошо
   для одного и для всех.
   Примечание: Святой Дух, единый и неделимый – не мужчина и не женщина; эта концепция разделения и происходящие из нее противоположности отражают отделение вместо единства. Святой Дух правильно будет называть местоимением Оно. Однако из соображений красоты стиля Артен и Пурса использовали слово Он, и вслед за ними так же делаю и я. Следует понимать, что это метафора, которую не стоит воспринимать буквально или всерьез. Если кто-то предпочитает называть Святой Дух Она, то с моей точки зрения они вполне могут это делать, но это слово нисколько не точнее, чем Он.
   В конце 2001 года, когда Артен и Пурса покинули меня, я не намеревался выступать на публике. Я планировал издать книгу и позволить ей самой позаботиться о себе. Пурса спросила (риторически, потому что она уже все знала) в начале наших бесед: «Тебе не нравится выступать на больших собраниях, правда?» Я ответил: «Лучше я воткну себе в задницу битое стекло».
   Мое отношение стало постепенно меняться, когда впервые я посетил ежегодную конференцию «Курса чудес» в Вефиле, штат Мэн, в октябре 2001 года, вскоре после трагедии 11 сентября. В 1990-х годах я вел практически затворническую жизнь в сельском городке Мэн, почти не встречаясь с людьми. Единственным исключением была группа, изучавшая «Курс чудес», в которую я начал ходить в 1993 году, примерно через полгода после первого визита Артена и Пурсы. Это было маленькое приятное общество, которое я посещал одиннадцать лет и нашел несколько хороших друзей; но с точки зрения взаимодействия с людьми мало что изменилось.
   О ежегодной конференции в Вефиле впервые я услышал в 1993 году и решил поехать на нее, но в итоге отказался. Я собирался на нее шесть лет, с 1994 по 2000 год, но так и не побывал там. В 2001 году – на девятый год обещаний себе, что поеду, – я, наконец, добрался до цели. Это хорошо. В том году конференция проводилась в последний раз. Конечно, случайностей не бывает. Знание, что моя книга «Исчезновение Вселенной» почти закончена (Артен и Пурса пообещали мне еще один визит к концу года), в сочетании с трагедией 11 сентября начало разжигать во мне огонь. Я не слишком энергичный человек, и мне всегда необходима дополнительная мотивация.
   Люди из Вефиля, приехавшие большей частью из Новой Англии и Нью-Йорка, оказались самыми любящими людьми, с которыми мне доводилось встречаться, и поэтому мне захотелось увидеть больше духовных учеников. Однако выступать на публике я все еще не планировал. На той же конференции я встретил одного из первых учителей «Курса чудес», Йона Мунди. Йон сыграл большую роль в изменении моего отношения к публичным выступлениям. Он продавал свои работы в книжной лавке на конференции, и именно он был первым, кому я рассказал, что мне являлись два просветленных учителя и что я пишу об этом книгу. В его реакции не было энтузиазма, но не было и осуждения.
   Мои просветленные учителя 21 декабря навестили меня в последний раз, и я посвятил следующие три месяца завершению набора и вычитке рукописи. Мои учителя рассказали мне, что сделать с книгой. Это была единственная информация, данная мне учителями, которую я по их инструкции не включил в «Исчезновение Вселенной». Их планы не соответствовали моим. Я собирался отправить книгу крупным издателям в Нью-Йорк, продать миллион копий за шесть месяцев и переехать на Гавайи. Они сказали «нет» и составили свой план. Я был очень наивен и не имел ни малейшего представления о реальности издательского дела или политике разнообразной, хотя в большинстве своем и любящей, семьи, которую здесь буду называть Сообществом Курса.
   Первый приятный сюрприз, который стал результатом того, что я последовал указаниям своих посетителей, – то, насколько легко я получил одобрение фонда «Курса чудес» на использование сотен цитат из Курса, которые приводили мои учителя. Прошло много лет с тех пор, как в книге позволялось использовать столько фрагментов Курса, и я слышал, что люди годами ждали ответа – и в итоге им было отказано!
   Я ездил в Роско, Нью-Йорк, пару раз для того, чтобы посетить мастер-классы Кеннета Уопника, друга женщины, записавшей Курс, Хелен Шукман, которая теперь является первым учителем Курса и занимается вопросами авторского права. Я встречался с Кеном между занятиями, обращаясь с ним, как мне советовали, с уважением и желанием сотрудничать. Он отзывался с добротой и хорошим чувством юмора. Позднее, в апреле 2002 года, я отправил Кену рукопись, для того чтобы он просмотрел ее и одобрил цитаты из Курса. Фонд прислал мне разрешение использовать все цитаты всего месяц спустя.

   Примечание: вскоре после этого один судья, который проявлял мало уважения к «Курсу чудес», упразднил авторское право на Курс на основании редко используемого и сомнительного «априорного распределения».

   Следующий приятный сюрприз, который стал результатом того, что я следовал указаниям своих посетителей, – то, насколько поразительно легко мне удалось опубликовать книгу. Я был совершенно неизвестным автором, без рекомендаций и со странной историей о двух существах, которые появились из воздуха на диване в моей гостиной. Я не знал, что у меня нет ни малейшего шанса найти издателя, заинтересованного в данной теме, но решил последовать одной рекомендации и отправить рукопись Д. Патрику Миллеру, единственному владельцу и работнику издательства «Fearless Books» в Беркли, Калифорния. Патрик никогда раньше не издавал ничьих книг, кроме собственных. Когда он прочитал мою рукопись, то сказал: «Мне кажется, в этом что-то есть». Он решил сделать исключение, и к октябрю мы пришли к соглашению. Официальная дата издания – 1 мая 2003 года, хотя предварительные копии книги были прочитаны ста человеками в Интернете еще в марте. Эти первые читатели купили книгу благодаря отрывкам, которые Патрик выложил на своем сайте.
   В результате три книги, которые давно писались, были опубликованы одновременно: «Невероятное: тайное Евангелие от Фомы» Элейн Пейджелс, «Код Да Винчи» Дэна Брауна и «Исчезновение Вселенной». Меня поражало то, как некоторые идеи блуждают в подсознании, а потом поднимаются на поверхность общественного сознания, когда наступает нужное время. В этих трех книгах развивалось много сходных тем. «Исчезновение Вселенной» отличалась лишь тем, что в ней содержалось не только учение «Курса чудес», которого не было в других книгах, но и подробное разъяснение этих учений. Это был дар давним ученикам Курса и начинающим, которые знакомились с Курсом через «Исчезновение Вселенной», хотя большинство начинающих, вероятно, не могли оценить, сколько времени экономила им эта книга.
   Я помню, как всего через год услышал Дуга Хью, учителя в Ассоциации исследований и просвещения (Группа Эдгара Кейса в Вирджиния-Бич), который говорил своим ученикам, что чтение «Исчезновения Вселенной» сэкономит им двадцать лет изучения Курса. Я понял не только то, что эти слова – правда, но и что, очевидно, подобное достижение не может быть только моим. Так мне удалось не раздуваться от гордости. Если большая часть книги была не моим произведением, то не было причин чувствовать себя особенным.
   В октябре 2002 года, после того как нашелся издатель для моей книги, я отправил электронное письмо Йону Мунди и более подробно рассказал ему о рукописи. Он мне не ответил. Я был раздражен, но через некоторое время простил его. Хотя я не всегда сразу прощаю, но, в конце концов, мне это удается. Именно эта последовательность позволяла мне продолжать практиковать Курс во время всего, что происходило в дальнейшем.
   После издания книги, весной 2003 года, я получил телефонный звонок. Это был Йон Мунди. Он сказал, что читал книгу, и его реакция была: «Ого!» Он также сказал, что едет в Портленд, Мэн, для того чтобы провести мастер-класс в Церкви Единства, и считал, что мне полезно будет прийти. Он сказал, что мне не обязательно выступать, но он представит меня публике и расскажет о книге. Я пришел на мастер-класс, и, когда Йон меня представил, я быстро встал, застенчиво сказал «привет» и так же быстро сел. Это было мое первое публичное выступление.
   Позднее мы пошли ужинать, и Йон сказал: «Ты ведь собираешься выйти и выступить, правда?» Я сказал, что нет, вряд ли я смогу. Йон сказал: «Правильно, Гэри, но если ты не выступишь, то люди никогда не будут знать наверняка, что ты пережил. Некоторые не будут уверены, действительно ли это правда, или ты все придумал». Это заставило меня задуматься. Потом, в ходе дальнейшего разговора, Йон пригласил меня приехать осенью в Нью-Йорк и представить мастер-класс, который он организует. Я сам себе не мог поверить, когда услышал, как говорю «да». Той же ночью, после того как я ушел, мне захотелось найти повод для отказа.
   Я все еще не собирался выступать перед множеством людей и не прилагал для этого никаких усилий. Кроме того, я всеми силами оттягивал момент, когда скажу Йону, что не хочу приезжать в Манхеттен. И я решил просто отложить все на потом.
   В то лето мне позвонила женщина из Массачусетса, по имени Вики Поппи. Она сказала, что приезжает в Мэн, чтобы организовать молитвенный круг на Пикс-Айлэнд, у побережья Портленда. Она попросила меня прийти. Мне казалось, что это здорово – в Мэне летом хорошо, и я никогда не плавал на пароме. Вики привезла с собой человек десять. Потом, уже на острове, она внезапно сказала: «Эй, Гэри, ты не расскажешь нам о своих встречах с Артеном и Пурсой?» Я впускал в себя Святой Дух и был расслаблен – день выдался жарким и солнечным. Я решился и рассказал людям в кругу, каково это – принимать моих учителей. Потом, на дороге к парому, Вики подошла ко мне и сказала: «Знаешь, Гэри, сейчас ты рассказал свою историю десяти людям. Если ты можешь рассказать ее десяти людям, то сможешь рассказать и сотне. Какая разница? Все это иллюзия».
   Если ты можешь рассказать свою историю
   десяти людям, то сможешь рассказать и сотне.
   Какая разница? Все это иллюзия.
   Вики знала, что я должен в ноябре ехать в Нью-Йорк, и сказала: «Послушай меня. Ты можешь приехать провести мастер-класс у меня дома. Если тебе не понравится, то можно больше этого и не делать. Но, по крайней мере, попробуй хоть раз!» Я сдался и согласился. Я подумал: «Ну сколько человек может прийти к ней в дом?»
   У Вики дом на Адамс-стрит в Квинси, Массачусетс, через улицу от дома президента Джона Квинси Адамса. Книгу читали многие, и меня поразило, сколько людей пришло в тот дом в первый уик-энд сентября. Но что меня действительно поразило – так это сами люди. Они выглядели такими открытыми, такими любящими, и в них настолько чувствовалось поддержка, что это просто ошеломляло. Я подумал: «Если именно так все и будет, то как я могу проиграть? Эти люди духовно развиты – даже если у меня ничего не получится, они меня простят!».
   Хотя на самом деле мой первый мастер-класс оказался вполне удачным, я так нервничал перед ним, что сказал: «Я больше не хочу этого делать». Но всего через двадцать минут после начала произошло нечто интересное. Группа выполняла медитацию, которой научили меня мои учителя, являющуюся одновременно формой медитации и объединения с Богом. После этого я почувствовал, что связан с чем-то большим, чем я сам. После этого этапа презентации мастер-класс проводил как будто не я. Скорее, я наблюдал за собой, а Святой Дух отправлял через меня послания. Я подумал: «Эй, может быть, надо было впустить Святой Дух пораньше!» В следующий раз, когда я заговорил, то именно это и сделал. Через два месяца я был в Нью-Йорке, где, как считал, буду нервничать сильнее всего, в четвертый раз выступал перед публикой и нервничал меньше, чем когда-либо.
   Книга приобретала популярность, в каждом месяце продавалось больше экземпляров, чем в предыдущем. Она пока не стала знаменитой, но на нее обращали все больше внимания, и все больше поступало приглашений для выступления. Как же мне быть: просто выступить несколько раз, или же подойти к этому серьезно, и готовиться к дальним разъездам? Я никуда еще не летал. Я только ездил в несколько мест в Новой Англии и один раз в Нью-Йорк. Я стоял на распутье.
   Потом, 20 декабря 2003 года, я снова оказался в доме Вики Поппи, на этот раз на рождественской вечеринке. Я поехал туда вместе с Карен, которая была моей женой вот уже двадцать один год. Мы провели там ночь, а на следующий день, 21 декабря, приготовились ехать домой, в Мэн. Я сказал Вики: «Знаешь, у меня есть ощущение, что что-то произойдет». Она сказала: «Я тоже это чувствую, и у меня есть предположение о том, что это будет». Не нужно было ничего говорить.
   В тот вечер, в поздний час, я сидел в гостиной той же квартиры в Оберне, Мэн, где проходили три последние мои встречи с Артеном и Пурсой, и куда я переехал из дома в Поланд-Спринг, где одиннадцатью годами раньше начались их посещения. Внезапно я ощутил чье-то присутствие в комнате. Мне пришлось повернуться влево, потому что диван был повернут туда же, куда и мое кресло, – к телеэкрану. Я оглянулся и с восторгом увидел своих давних друзей, которые сидели на том же диване, что и почти во все свои посещения. Я воскликнул: «Артен и Пурса!», подбежал к ним и обнял. Я не сразу понял, что впервые прикоснулся к Артену, мужчине, хотя один раз уже прикасался к Пурсе, женщине.
   Они выглядели так же, как раньше, – моя прекрасная Пурса и этот парень. Интересно, что я не видел, как они появляются, потому что именно так и было во время их самого первого визита, одиннадцать лет назад. У меня колени были ватными от радости встречи. Пурса начала говорить.

   Пурса: Привет, братец. Как дела? Произошло что-нибудь интересное с нашей последней встречи? Шучу. Ты знаешь, что мы всегда в курсе всего, что с тобой случается.
   Артен: Да. К примеру, ты только что читал про того парня из Германии, который кого-то убил и съел. Об этом много пишут. Его обвинили в каннибализме и теперь будут судить.
   Гэри: Ага. Уже бесплатно пообедать нельзя.
   Пурса: Я рада, что твоя привычка умничать не до конца исчезла. Она может тебе понадобиться к тому времени, когда мы закончим.
   Гэри: Да? Что вы задумали?
   Артен: Все в свое время, Гэри.
   Гэри: Постойте! Дайте я включу диктофон. Я так рад вас видеть! Мне даже не верится. Однако я это предчувствовал – это же наш юбилей.

   Примечание: 21 декабря – день святого Фомы, а Пурса сказала, что прежде была Фомой, мужчиной, в реинкарнации двухтысячилетней давности. Артен тогда был святым Фаддеем.

   Пурса: Мы знаем. Так что давай перейдем к делу, как и раньше. Мы возвращаемся, чтобы похлопать людей по плечу, так сказать. Хотя некоторым может казаться, что их постучали по плечу молотом. У этого есть важная причина. Мы хотим помочь людям оставаться сосредоточенными. Именно благодаря высшему, или квантовому, прощению вы быстрее всего ощущаете реальность своего бессмертия. Мы здесь для того, чтобы рассказать вам, как разорвать цикл рождения и смерти, раз и навсегда.
   Гэри: И это все? Я надеялся, что смогу научиться измерять свою осознанность.
   Артен: Ты разбрасываешься. Но то, что ты сейчас назвал, – одна из причин, по которой мы пришли. Людей отвлекает то, что может казаться им поразительным, но на самом деле существует здесь лишь для того, чтобы перевести их внимание с действительно важного на то, из-за чего они застревают здесь.
   Пурса: Об этом мы поговорим подробнее. Но для начала давайте отметим, что большинство духовных учеников тратят почти все время на этап сбора информации. Это поощряется убеждением, что чем больше духовной информации они поместят себе в голову, тем более просветленными станут. Так что люди «прыгают» от одного к другому, читают десятки книг по разным духовным вопросам. Во время первой серии визитов мы называли это «духовным шведским столом».
   Поверь, нет ничего дурного в том, чтобы собирать информацию. Это даже дает людям необходимые основы знаний. Проблема в том, что люди делают из сбора информации ложного идола, а это ни к чему не ведет. Это трюк, морковка на палочке. Вот почему действительно важно не то, что вы знаете, а то, что вы делаете со своими знаниями. Для ускорения вашего духовного развития по-настоящему важна фаза применения.
   На определенном этапе подготовленный ученик и учитель должны взять все, что изучили, и начать применять это к каждому человеку, ситуации или событию, которое появляется перед ними в любой день. Это относится ко всему. И обычно это не тайна. Все, что происходит в вашей жизни, – это урок, и Святой Дух хочет, чтобы вы применяли к нему учения, а самый прекрасный инструмент спасения Святого Духа – прощение. Но, как вам известно, это не старомодная форма прощения. Это не духовность ваших родителей. Это совершенно новая игра, новая парадигма.
   Только благодаря внимательному применению учений, практикующий может войти в прекрасную фазу переживания. И я гарантирую, дорогой брат, что переживание – это единственное, что когда-либо сделает тебя счастливым. Слова никогда этого не сделают; интеллектуальные концепции, теология, философские спекуляции – забудьте. «Курс чудес», в котором, как вы знаете, Джей – английское сокращение от Иешуа, – передает нам слово Божие, говорит, что слова – это всего лишь символы символов, дважды отстраненные от реальности [3]. И если подумать: как символ символа может сделать вас счастливым? Нет. Единственное, что сделает вас счастливым, – это переживание того, кто вы на самом деле. То, что в действительности удовлетворит вас, – не символ реальности, но переживание реальности.
   В том же Курсе Джей говорит о всевозможных вопросах, которые возникают у людей, и делает потрясающее заявление: «…Нет ответа; лишь опыт. Ищи только его и не позволяй теологии отвлекать тебя» [4].
   Это переживание становится результатом того, что вы позволяете своему разуму получать у Святого Духа обучение, благодаря которому можете думать о других и видеть их такими же, какими видит Он. Но нужна хорошая система, такая как буддизм или «Курс чудес», для того, чтобы выйти на путь достижения. Оставаясь наедине с собой, разум не может исцелиться. Как говорит Джей в Курсе: «Необученный разум ничего не достигнет» [5]. Это весьма внушительное заявление – по сути, в нем утверждается, что девяносто девять процентов всех людей на Земле ничего не добились. Пока разум не будет обучен, вы крутитесь впустую.
   Гэри: Ага. Я все больше понимаю, как важен для этого Учебник Курса, и думаю, что понимаю также, что, какие бы вопросы ни возникали, все они направлены на одну и ту же цель – прощение. Я не утверждаю, что всегда прощаю сразу. Не всегда. Но всегда делаю это со временем. И чем быстрее мне это удается, тем меньше я страдаю. К слову о выступлениях на публике – я никогда не думал, что буду это делать. Я очень много нервничал по этому поводу, но, позволив Святому Духу мне помогать, я начал понимать, что нервничал не по той причине, по которой думал. Как говорится в Курсе: «Я неизменно расстраиваюсь по иной причине, чем мне кажется» [6].
   Артен: Правильно, в точку. Все чего-то боятся в этом мире, и хотя людям трудно в это поверить, потому что они этого не осознают, но все страхи, которые они испытывают, на уровне подсознания исходят из страха перед Богом, который является результатом вашего кажущегося отделения от него и вызванной этим подсознательной вины.
   Гэри: Эй! Это что, значит, мы будем писать другую книгу? Потому что, если так, то многие не поймут то, что ты сейчас сказал.
   Артен: Так почему бы тебе не пересказать нам вкратце? Расскажи об учении так, чтобы и непосвященные, и опытные практики имели лучшее представление о том, о чем мы говорим. Ты можешь это сделать. Твои выступления идут хорошо, да и книга «Исчезновение Вселенной» успешна, правда?
   Гэри: Да, все под контролем. Случались и ошибки, но в них виноваты другие. Шучу. Но я не знаю, следует ли и дальше заниматься выступлениями. Я ведь сделал то, что хотел. Даже в Манхеттене я вышел и рассказал про свои переживания. В книге все описано так, как было. Люди могут верить или не верить, но, по крайней мере, не потому, что я им не рассказал.
   Пурса: Боюсь, твои уроки прощения только начинаются. Что, если бы я тебе сказала, что к концу февраля ты начнешь летать на расстояние сотен тысяч миль, чтобы учить духовности?
   Гэри: Я бы сказал, что ты шутишь.
   Артен: Именно это поможет больше всего, брат мой. Количество людей, которые идут по пути успешного учения, можно сосчитать на двух пальцах – и ты в их числе. Но не думай, что это главное. Пока ты путешествуешь и выступаешь, мы хотим, чтобы ты занимался своим настоящим делом – прощением. Не старомодным, а новым.
   Пурса: Ты готов пережить сильнейшие изменения в образе жизни, зная, что, как бы все ни выглядело, на самом деле это всего лишь трюк для того, чтобы убедить тебя, будто ты – это твое тело, и потом простить это?
   Гэри: Э-э, нет.
   Артен: Ну, нам лучше знать. Так что приведи дела в порядок, приятель. Тебе предстоят путешествия. А как насчет обзора, о котором мы говорили?
   Гэри: А как насчет тех, кто уже все это знает? Разве это не будет повтором?
   Пурса: Не забывай о том, что мы говорили тебе в первый раз. Повторения не только правильны – они обязательны. Нельзя слишком прислушиваться к правому полушарию мозга. Нужно время, чтобы они погрузились в глубокие каньоны подсознания. Мы уже сказали, что дело не в том, сколько духовной информации помещается в разум, – не это определяет, насколько ты просвещенный. Однако в то же время основы, которые формируются благодаря знанию метафизики таких учений, как «Курс чудес», могут помочь вам принять решение использовать то, что вы знаете, а это самая важная часть применения. Когда вы понимаете истину, то труднее всего вспомнить о ней, когда все в самом разгаре. Если вы разовьете привычку вспоминать истину в трудной ситуации, то ее применение станет для вас второй натурой. Когда приходит время, вы движетесь на световые годы ближе к переживаниям, о которых мы говорили. Как сказано в Курсе: «Курс направлен на опыт» [7].
   Гэри: Ладно. Можно, я сначала поделюсь анекдотом? На мастер-классах мне нравится их рассказывать.
   Артен: Ты был в прошлом месяце в Нью-Йорке. Расскажи, какой нью-йоркский анекдот тебе нравится.
   Гэри: Не вопрос. Буддист идет по Центральному парку. Он заходит в закусочную с хот-догами и заказывает один. Когда ему подают еду, буддист видит, что хот-дог несвежий, и говорит: «Поменяйте». Но продавец отвечает: «Меняться можно только изнутри».
   Пурса: Да, отличный анекдот. Нам нравится, что в твоих выступлениях ты не теряешь чувство юмора. Важно не забывать смеяться. Не забывай, что говорит Джей в Тексте: «В вечность, где все едино, вползла безумная, ничтожная идея, над коей посмеяться запамятовал Божий Сын» [8].
   Гэри: И конечно, безумная идейка – это мысль, что у нас может быть индивидуальная идентичность, и мы можем быть отделены от Бога. Так вот, об обзоре, о котором ты спрашиваешь: Курс – это духовный документ, три книги в одном: Текст, в котором излагается вся теория; Учебник для учеников, годичная программа, на выполнение которой часто уходит больше года и которая учит использовать Курс в повседневной жизни; и еще Пособие для учителей, придающее всему силу. Джей диктовал Курс в течение семи лет психиатру-исследователю из Нью-Йорка по имени Хелен Шукман. Она записывала то, что говорил Джей, в своем блокноте, а потом пересказывала своему коллеге Биллу Тетфорду, который набирал текст.
   Когда вы появились передо мной, то дали мне в своем учении другую версию Джея двухтысячелетней давности, настоящим именем которого было Иешуа, и он был еврейским раввином, который никогда не собирался посвящать себя религии. С тех пор у меня появились свои воспоминания. Я обнаружил, что когда вы говорите со мной о прошлых жизнях, то в последующие недели и месяцы пробуждается больше воспоминаний о них. К примеру, вы рассказали, что тысячу лет назад я был другом и учеником просветленного индейского учителя по имени Великое Солнце. Это пробуждало чувства, воспоминания и видения о той жизни – индейца кахокиа. Я даже вспомнил, что в слове «кахокиа» нужно ставить ударение на третий слог, а не на второй, как обычно его произносят.
   Артен: Верно. Мы произносим его так, как принято теперь, потому что мы говорим с тобой по-английски, но ты только что произнес это так, как говорили индейцы тысячу лет назад.
   Гэри: А когда вы рассказывали мне, кем я был две тысячи лет назад, вместе с Джеем, это тоже пробудило больше воспоминаний о тех временах.
   Пурса: Каково тебе было узнать, что ты во времена Джея был святым Фомой, а я – это ты?
   Гэри: Я знаю, что тебе известен ответ, и ты просто задаешь риторические вопросы. Ты все знаешь. И я все равно не могу поверить, что ты здесь! Но когда я узнал, кем был во времена Джея, пару дней это было действительно здорово. Круто! Но некоторое время спустя начинаешь понимать, что перед тобой все то же, что и раньше. Уроки прощения никуда не делись, и не имеет значения, кем ты был в другой жизни. Все равно всегда приходится выбирать прощение, когда происходит что-то прямо сейчас.
   Пурса: Очень хорошо, брат мой. Все в какой-то жизни были ужасно знаменитыми и казались важными, и все были отбросами жизни в других жизнях. Такова двойственность. Важно прощать прямо сейчас. Это ваш путь на свободу. Но это не старомодная форма прощения. Ты хочешь объяснить, почему?
   Гэри: Постараюсь. Во-первых, будучи раввином и мистиком, Джей хорошо понимал учения древнееврейского мистицизма. Среди них есть идея того, что Рай – это близость к Богу, а ад – отдаленность от него. Но Джей был бескомпромиссным и на этом не остановился. Для него Рай был не только в близости к Богу, но и в Единстве с Богом. То есть это идеальное Единство с Богом. А ад – это не просто отдаленность от Бога; это все, что отделено от Бога. Так ситуация сходится к выбору между двумя четкими вариантами, и только один из них реальный, потому что у совершенного Единства не может быть противодействия – иначе оно не было бы совершенным.
   Поэтому для Джея Бог неизменен, идеален и вечен. И Бог – это синоним духа, потому что ничто из того, что Он делает, не отличалось бы от него, иначе оно не было бы идеальным. Кроме того, если бы Бог мог сделать что-то несовершенное, то Он сам тоже не был бы идеальным? А духу не нужно развиваться, иначе он не был бы идеальным.
   Рай был не только в близости к Богу,
   но и в Единстве с Богом.
   То есть это идеальное Единство с Богом.
   Конечно, Бог – это не Он и не Она, и я пользуюсь библейским языком, как в Курсе. Я мог бы назвать Бога Оно, но это все равно никому не нравится. Итак, мы сразу замечаем кое-что в нашем друге Джее. Во-первых, он бескомпромиссен. Во-вторых, какими бы сложными все ни казалось, всегда остаются два варианта для выбора, и только один из них настоящий. Другой вариант – иллюзия; этому учили буддисты и индуисты задолго до Джея, но он превратил альтернативу в идеальную версию Бога, который на самом деле – Совершенная Любовь, а не противоречивый и несовершенный Бог.
   Нужно лишь помнить, что Джей родом со Среднего Востока. У него склонность больше к Востоку, чем к Западу. Поэтому он, несомненно, был знаком с учениями буддизма. Он знал о буддистской концепции эго. Он понимал и ощущал, что есть лишь одно эго, которое кажется многими, – это индуисты называют миром множественности, а буддисты – непостоянством. Поэтому есть только один из нас, который думает, что чего-то много, и это я. На самом деле больше никого нет. Это обман. Сознательная часть разума смотрит и видит разные варианты разделения, разные тела и формы, но это иллюзия. А подсознательная часть разума, которая почти полностью скрыта, как большая часть айсберга скрывается под поверхностью воды, знает, что мы – одна сущность.
   Время, пространство и различия оказываются неправдой, несмотря на то, чем они кажутся. Все едино, и существует только одна иллюзия, так же как есть только один Бог. Но Бог не имеет ничего общего с иллюзией. Это ложное допущение, которое делают многие люди. Затем они создают Бога по своему образу и подобию – такого, каким они считают себя. Но Бог изначально создал нас по своему образу и подобию: совершенными, невинными и Едиными. Единство, которое существует в иллюзии, – это имитация единства, потому что эго пытается имитировать Бога.
   Современные квантовые физики подтверждают, что время и пространство – тоже всего лишь иллюзии. Прошлое, настоящее и будущее всегда происходят одновременно. На самом деле, мы существа, не имеющие пространственного ограничения, и не испытываем пространственные переживания. Может казаться, что я здесь, а ты там, но это ложь. Пространство – это всего лишь идея разделения, как и время. Мы разделяем пространство и время, чтобы оно начало казаться разными интервалами времени и разными местами, хотя на самом деле все это придумано, и все одинаково, хотя кажется различным, потому что все это иллюзия, которая основана на мысли о разделении. Но физики еще не знают этого. Они знают только, что наш опыт – это иллюзия по сравнению с тем, какое все на самом деле, если посмотреть ближе! У них пока нет полной картины, только ее часть. Наука и духовность еще не вполне встретились, но уже приближаются.
   К примеру, они знают, что если я смотрю на звезду, находящуюся на расстоянии двадцати миллионов световых лет, то заставляю ее немедленно измениться на субатомном уровне. Как такое может быть? Только если звезда на самом деле не в двадцати миллионах световых лет, а у меня в голове. Или, точнее, это проекция моего разума. Я ее придумал, и она – мое порождение, а не чье-то еще, как думают многие люди. И это даже не материя, пока я не смотрю на нее и не касаюсь ее. Это энергия, которая на самом деле – мысль, и поэтому энергию нельзя разрушить. А материя – всего лишь иная форма энергии, которая возвращается к энергии и обратно.
   Пурса: А как Джей две тысячи лет назад использовал все буддистские и иудейские мистические познания, которые соответствовали находкам современных физиков?
   Гэри: Ну, он понял то, что большинству непонятно даже сейчас, несмотря на научные достижения, в том числе и в сфере психологии. Он понял, что если на самом деле мы все – одна сущность, и если подсознание это знает, то не пора ли нам покончить с осуждением и порицанием других? Все, что мы делаем на самом деле, – отправляем послание прямо в собственное подсознание о том, что мы заслуживаем осуждения и неодобрения. Каждый раз, когда мы думаем о других, мы на самом деле отправляем себе сообщение о самих себе. Поэтому Джей решил, что если на самом деле мы все – одна сущность, которой кажется, что она здесь, и если подсознанию это известно, то он будет видеть людей такими, какие они на самом деле, то есть идеальным духом, а не телами, которые на самом деле всего лишь ложная идея разделения. Он видел в каждом Христа, чистого и невинного. Он думал о людях как о тех, кто они на самом деле: бессмертные, неуязвимые и нечто, к чему этот мир не может даже прикоснуться.
   Поэтому ключ к просветлению – это секрет, который знали очень немногие, но который хорошо знал Джей. То, что ты переживаешь и чувствуешь в отношении себя, определяется не тем, как смотрят на тебя другие люди и что они о тебе думают. То, что ты переживаешь и чувствуешь в отношении себя, на самом деле определяется тем, как ты смотришь и что думаешь о них. В конечном итоге это определяет твою идентичность. Ты идентифицируешь себя либо как тело, либо как совершенный дух, либо как разделенное, либо как целое, в зависимости от того, как ты воспринимаешь других. А когда ты это понимаешь, то, наверное, становишься очень осторожным в том, что думаешь о других!
   Пурса: Ты делаешь честь нам как учителям. И конечно, ты знаешь, кто наш учитель. Продолжай, пожалуйста.
   Гэри: Что? Вы хотите, чтобы я сам говорил?
   Пурса: Мы много чего можем сказать, в том числе и добавить к твоему обзору.
   Гэри: Я уж надеюсь. Кстати, я думал вот о чем: из-за того, как были построены наши беседы раньше, в прошлой книге было много личного обо мне. Я не возражаю против того, чтобы рассказывать о собственных уроках прощения, но пара людей, которых я упоминал, были не в восторге от того, что я изображал себя в собственном рассказе как того, кто их прощает. У каждой истории две стороны. Такова двойственность, да? Но все, что я могу сделать, – представить другим свой опыт. Вы можете посоветовать мне, как говорить о личных вопросах?
   Пурса: Не волнуйся, Гэри. Благодаря тому, какое направление принимает теперь твоя жизнь, мы будем обсуждать больше профессиональные уроки прощения, чем личные. Все сложится, как надо. Доверься нам. Ты хочешь продолжать обзоры?
   Гэри: Ты знаешь, я не могу не сказать этого: ты сегодня еще прекраснее, чем всегда. Скажи мне, только между нами. Будет инцестом заниматься любовью с собственным будущим воплощением?
   Пурса: Нет, но это будет странно. Продолжай, пожалуйста.
   Гэри: Ладно-ладно, намек понял. Продолжаю: каждый раз, когда Джей прощал, на самом деле он воссоединялся с собой.
   Артен: Ты понимаешь, каково главное значение этого?
   Гэри: Я понимаю. Это значит, что он переходит от переживания разделения к целостности. А слово «святой» на самом деле восходит к слову «цельный». Как говорится в Евангелии от Фомы: «Я тот, который произошел от того, который равен мне; мне дано принадлежащее моему Отцу. Когда он станет пустым, он наполнится светом, но, когда он станет разделенным, он наполнится тьмой». Так что нельзя идти сразу двумя путями. Нельзя быть частично целым. Ваша приверженность должна быть неделимой, иначе вы разделены. Не имеет значения, какое все сложное, на самом деле вариантов всего два. Один – это цельность, или святость, единая и совершенная. Вот почему в старой молитве говорится: «Господь наш единый». Другой вариант – для всего, что не является совершенным Единством; это разделение. От этого не уйти. Поэтому Джей простил мир полностью. Его любовь и прощение были полными и всеобъемлющими. Он знал, что если вы частично простите мир, то будете частично прощены, то есть останетесь отделенными. Но если вы полностью простите мир, то будете полностью прощены.
   Поэтому великое учение Джея и Святого Духа говорит о прощении, но в квантовом смысле, а не в обычном, ньютоновском субъективно-объективном роде. Старомодное прощение говорит: «Ну ладно, я тебя прощаю, потому что я лучше тебя, и ты действительно это сделал, и ты действительно виноват, но я собираюсь снять тебя с крючка, хотя ты все равно отправишься в ад». Это лишь поддерживает странные представления о разделении, которые у нас есть и которые все время повторяются разумом. Это не настоящее прощение. Джей же знал о глубокой, подсознательной вине, которая присутствует в разуме каждого и вызывается изначальным кажущимся отделением от Бога; и что есть другой вид прощения, более быстрый способ избавиться от разделения, что равнозначно избавлению от эго.
   Артен: Нам придется рано или поздно объяснить это подробнее, может быть, в виде быстрого пересказа истории ложного творения, для того, чтобы указать, откуда берется вина. В конце концов, невозможно выйти из цикла смерти и рождения и прекратить кажущиеся реинкарнации, пока в разуме присутствует подсознательная вина.
   Гэри: Конечно, но хочу попросить об услуге. Расскажите побольше о том, что это все сон. У меня было немного выступлений, но мне задавали много вопросов об этом. И я все еще не могу поверить, что вы здесь!
   Пурса: Никого из нас здесь нет, Гэри, как ты сам знаешь. Поэтому давай поговорим о сне. Допустим, ты отец, у тебя есть четырехлетняя дочь, она вечером лежит в постели, и ей снится сон. Ты заглядываешь в комнату – проверить, как она, – и можешь понять, что ей снится сон: она вертится в постели, и тебе очевидно, что ей неприятно. Для нее сон стал реальностью. Она реагирует на фигуры из снов так, словно они реальные. Но ты не видишь сон. Почему? Потому что на самом деле его нет, и твоя четырехлетняя дочь не покидала свою кроватку. Она все еще дома, в безопасности, но сама этого не видит. Это вне ее осознания, и сон стал ее реальностью.
   Ты хочешь разбудить ее, чтобы она больше не боялась. Что ты сделаешь? Начнешь ее трясти? Нет, потому что это ее еще больше напугает. Поэтому ты ее будишь нежно и ласково. Наверное, ты шепчешь на ухо: «Эй, это только сон. Нечего бояться. Того, что ты видишь, нет. И все проблемы, все тревоги, все страхи и боль, которые ты испытываешь, глупы, потому что в них нет нужды, и они происходят во сне, которого на самом деле нет. Они – порождение тех же глупых идей, которые и породили сон. И если ты сейчас слышишь мой голос, то начинаешь просыпаться».
   Так происходит потому, что истину можно услышать во сне. Помните: истина не во сне, но ее можно услышать во сне. Ваша четырехлетняя дочь слышит вас и начинает расслабляться. Она просыпается медленно и плавно. Ее сон становится приятнее. А потом, когда она, наконец, просыпается, то видит, что вообще не покидала постели. Она все это время была дома. Дом все еще здесь, но она этого не осознавала. По мере того, как осознание возвращается, она пробуждается, и то, что она дома, в безопасности, становится ее реальностью. Вы знали, что она все время там была. Не нужно видеть ее сон или реагировать на него. И где ее сон, когда она от него пробуждается?
   Гэри: Нигде. Он исчезает, потому что его вообще не было. Он мог казаться реальным и ощущаться реальным, но на самом деле его не было. Образы, которые мы видим во сне по ночам, – это проекции. Мы видим их частью разума, и они проецируются другой частью разума, но эта часть скрыта.
   Пурса: Очень хорошо. Как ты сказал, это обман. И вот что весело. Когда четырехлетняя девочка просыпается ото сна, это всего лишь другой сон. И когда ты проснулся утром у себя в постели, это была лишь другая форма сновидения. Это следствие уровней, которые не существуют в реальности чистого духа. Можно сказать, что этот сон ощущается более убедительно, чем ваши ночные сны, для того чтобы убедить вас в его реальности. И он убедителен, но на самом деле его не существует. И людей, которые, как вам кажется, окружают вас, – тоже нет. Однако для вас сон становится реальностью, и то место, где вы находитесь на самом деле, существует за пределами вашего осознания. Как говорится в «Курсе Чудес»: «Все свое время ты проводишь в снах. И твои сны во сне и наяву разнятся только формой. Их содержание одно и то же» [9].
   Святой Дух нашептывает вам то же самое, что вы нашептывали бы четырехлетней девочке ночью. Он говорит, например: «Эй, это только сон. Нечего бояться. Того, что ты видишь, нет. И все проблемы, все тревоги, все страхи и боль, которые ты испытываешь, глупы, потому что в них нет нужды, и они происходят во сне, которого на самом деле нет. Они – порождение тех же глупых идей, которые и породили сон. И если ты сейчас слышишь мой Глас, то начинаешь просыпаться, потому что во сне слышна истина».
   Истина не во сне, но ее можно услышать во сне. И когда ты начинаешь слышать истину, которую передает тебе Святой Дух самыми разными способами, то начинаешь расслабляться. Ты пробуждаешься медленно и плавно, через процесс формирования кокона, который называется прощением. Так же, как гусеница свивает кокон, чтобы подготовиться к более высокой и менее ограниченной форме жизни, так же вы готовитесь к более высокой форме жизни, изменяя свое восприятие мира. В результате ваш сон становится счастливее. Но это счастье не зависит от того, что кажется происходящим во сне. Это внутренний покой, который остается с вами независимо от того, что кажется происходящим во сне. А потом, когда вы, наконец, просыпаетесь, то видите, что никогда не покидали дома, то есть совершенного единства с Господом. Вы все это время были дома. Дом был на месте, но вы его не осознавали.
   Как говорил Джей в Евангелии от Фомы: «Но царствие Отца распространяется по земле, и люди не видят его».
   Гэри: Но если все это правда, то Бог вообще не знает, что я здесь!
   Артен: Ты совершенно упускаешь смысл сказанного. Суть в том, что ты не здесь, и Бог знает, где ты на самом деле. И вместо того, чтобы погрузиться в сон и сделать нереальный сон реальным, Бог выбирает лучший вариант. Он хочет, чтобы вы проснулись и были с Ним. Со временем вы пробудитесь на небесах, где и были все это время, как известно Богу. Богу незачем видеть ваш сон или реагировать на него.
   Как говорится в «Курсе Чудес»: «Ты дома, с Богом, и тебе снится изгнание, но ты всегда можешь пробудиться к реальности» [10]. Так скажи мне, Гэри, где находится сон о времени и пространстве, когда вы просыпаетесь от него?
   Гэри: Нигде. Он исчезает, потому что, как и любой другой сон, это мираж, который рассеивается, чары, которые можно развеять. И теперь реальность становится моей реальностью.
   Артен: Да, так что, когда ты пробуждаешься от сна о времени и пространстве, не остается больше времени и пространства, а значит, тебе не нужно болтаться миллион лет в ожидании, пока проснутся остальные. Просыпаться некому. Никого, кроме тебя, и не было – лишь одно эго, казавшееся многими. А те, кто, как ты думал, тебя окружают, уже с тобой в Раю – не тела, а то, что они представляют собой на самом деле, – духи. Никто не остается за пределами единства, и ничего не может не хватать в целостности. Поэтому все, кого вы любили и к кому были привязаны, в том числе животные, присутствуют в вашем осознании. Не может быть, чтобы в совершенстве чего-то не хватало. Все совершенно, едино и постоянно – качество, которого не существует во Вселенной времени и пространства. Однако его можно ощутить, хотя вам может казаться, что вы находитесь в теле.
   Когда ты пробуждаешься от сна о времени и пространстве, то не остается больше времени и пространства.

   Гэри: У меня были такие переживания.
   Пурса: Мы знаем и можем поговорить об этом позже, потому что это ответ на все вопросы. Несмотря на твои манеры, мы знаем, что ты никогда не сможешь снова в полной мере поверить в эго. И после такого опыта становится проще строить дом на камне, а не на песке. Песок представляет пересыпающиеся пески времени и пространства, в котором ни на что нельзя положиться до конца, кроме того, что все изменится, потому что таков мир времени и пространства. Так что единственное, что ты точно знаешь, – то, что мир не будет таким же через минуту. Но камень постоянен; на него можно положиться.
   Гэри: Ага. После того, как ощущаешь реальность, даже на краткий миг, все в этом мире кажется куриным пометом по сравнению с тем, что можно получить.
   Артен: Да, и ты прекрасно помнишь о том, как делать правильный выбор между одним и другим. Ты не идеален, но хорошо справляешься, и мы довольны.
   Гэри: Спасибо. Эй! Можно, я кое-что из этого буду использовать на мастер-классах?
   Артен: Ты использовал в мастер-классах свою первую книгу, да?
   Гэри: Будем считать это ответом «да». Итак, то, что кажется происходящим в мире, может выглядеть и ощущаться реальным, но не является таковым. Образы, которые я вижу в сновидениях по ночам, – это проекции. Я вижу их одной частью разума, а проецируются они другой частью разума, но эта часть скрыта.
   А во время дня все, что я вижу глазами тела, – это проекция моего собственного подсознания, проекция чего-то, что я втайне считаю истиной о себе. Как говорил Фрейд, все в твоих снах на самом деле – ты, и точно так же оказывается, что все в нашей жизни – символ нас самих.
   Артен: Да, и интересно, что сам Фрейд не использовал слова эго. Он использовал слово «ich», которое означает «я» и указывает на личную идентичность. Это можно совместить с всеобъемлющим буддистским понятием эго, и в результате получается одна сущность, которая ошибочно считает, будто ее идентичность отделена от Источника.
   Пурса: И я рада, что ты говоришь об избавлении от эго. Разумеется, недостаточно просто рассказать людям о том, что мир нереален. Это ни к чему их не приведет. Действительно, знание того, что мир – иллюзия, является неотъемлемой частью картины. Но только истинное прощение, о котором мы со временем будем говорить намного больше, избавляет от эго. Без него серьезного прогресса не будет. Все дело в том, как вы думаете. Если вы считаете, будто человек, которого вы видите, – это тело, то вы и есть тело. Если вы считаете, что человек, которого вы видите, – это дух, то вы и есть дух. Так все переводится вашим подсознанием. От этого не уйти. То, как вы думаете о других, определяет то, как вы относитесь к себе. Мы более подробно рассмотрим это позже.
   Гэри: Интересно, как такой духовный документ, как Курс, может использовать христианскую терминологию, но включать столько буддистских идей. Может быть, именно поэтому некоторые христиане не спешат его принимать.
   Артен: Да. Консервативные христиане не признают Курс.
   Гэри: Ну, это ничего. Друг друга они тоже не признают.
   Пурса: Мило. И на тот случай, если люди признают нас, мы хотим уточнить, что появляемся только перед тобой, и никогда не будем появляться ни перед кем другим и не будем заниматься ченнелингом больше ни с кем.
   Гэри: Я не жалуюсь, но почему?
   Пурса: Очень просто. Хелен Шукман понадобилось семь лет, чтобы записать «Курс чудес». До этого практически все работающие с ченнелингом были в трансе. Спиритуалист Эдгар Кейс или Джейн Робертс, которая общалась с Сетом, – все люди, которые получали информацию от высшего источника, не слышали ее сами, но нуждались в посреднике, чтобы уйти с пути и позволить информации идти через них. Как говорится в самом «Курсе Чудес»: «Лишь немногие способны услышать Глас Божий…» [11] Но потом, после появления Курса, и после того, как люди услышали о женщине, которая просто слушала Глас Иисуса, воплощения Святого Духа, то внезапно все начали слышать Глас Джея или Святого Духа, даже несмотря на то, что в Курсе говорилось, что такого быть не может! Причина очевидна. Если бы люди могли слышать Глас Святого Духа, то им не нужно было бы понимать Курс или работать над прощением, как от них требовалось, правда? Им не нужно было бы смотреть на эго или на свою подсознательную вину, или что-то с этим делать. Вместо того чтобы просто принять вызов и перейти на совершенно новый уровень, который предлагал им Джей, они просто могли бы составить собственный Курс по своему вкусу. Так что сразу же появлялись люди, которые вели себя как учителя Курса, хотя на самом деле у них не было времени для его изучения и практики, и вот уже находятся люди, которые утверждают, будто Джей говорил им что-то, что на самом деле противоречит «Курсу Чудес».
   Мы не хотим, чтобы кто-то поступал так же с нашими словами. Поэтому вот объявление. Если кто-то будет утверждать, будто Артен или Пурса появлялись перед ним или говорили с ним и давали информацию, сейчас или в будущем, то они ошибаются. Это не мы. Мы никогда бы этого не сделали. Так никто не может противоречить нашим словами или исказить то, что мы говорим. Мы оставим далекие от истины рассказы об учениях Джея и Святого Духа тем, кто якобы вдохновлен Курсом, хотя на самом деле вообще его не учил.
   Гэри: Это утверждение довольно провокативное, и некоторым оно может показаться резковатым.

   Пурса: Нужно много лет практики, чтобы добиться значительного успеха, но многие хотят перескочить к концу, не используя средства для этого, то есть прощение. Они хотят стать мастерами, не побыв учениками. Вот почему мы так рады, что ты считаешь себя всего лишь учеником, который делится своим опытом и передает выученное.
   Если ты пытаешься быть чем-то большим, начинают происходить странные вещи. К примеру, есть пара так называемых учителей Курса, которые сделали себя лидерами культов. Иногда становится очевидно, что именно это и происходит, а иногда ситуация более тонкая. В любом случае, если учитель или его помощники пытаются заставить вас передать им любую личную собственность или делать большие пожертвования, это означает, что подгнило что-то в датском королевстве. То же самое верно и тогда, когда они заставляют вас жить в выбранном ими месте.
   Очевидно, что Курс предназначен не для того, чтобы быть средством побега от общества, – это инструмент прощения общества. Лидеры культов неизменно делают вид, что они не могут ошибаться. Вместо того чтобы дать вам силу для собственной работы над прощением, – для чего, очевидно, предназначается Курс, – они пытаются заставить вас думать, что именно их общество и следование им приведет вас к просветлению. На самом деле через несколько месяцев вы сами, лично испытаете его. Не реагируйте на них. Вместо этого простите их и знайте, что это хороший пример того, что происходит, когда вы не испытываете потребности изучать и практиковать Курс и решаете вместо этого использовать людей, все время маскируясь под учителя.

   Примечание: в число такого рода учителей, о которых говорит сейчас Пурса, не входят связанные с «Путями света» в Киле, Висконсин, управляемыми преподобными Робертом и Мэри Штолтинг – это хорошая обучающая организация.

   Гэри: Ничто не ново в этом мире, но почему эти лидеры культов говорят, что учат Курсу? Почему бы им не взять обычную Библию или что-нибудь еще?
   Пурса: Иногда они действительно используют Библию и другие вещи и сочетают их с Курсом, что тоже не следует делать, если только ты не придерживаешься совершенно точно послания Курса и не используешь другие вещи для контраста или в качестве вспомогательных инструментов.
   Гэри: Возможно ли одновременно учить и практиковать Курс?
   Артен: Возможно? Да. Трудно? Очень. Единственный способ это сделать – всегда помнить, для чего все нужно, что такое прощение. Ты, дорогой брат, иногда еще забываешь об этом, но со временем все придет. Твое прощение не совершенно, но ты упорен в нем. И пока ты проявляешь упорство, прогресс будет хорошим. Время, на которое ты откладываешь прощение, лишь усиливает твои страдания!
   Гэри: Значит, прощение того рода, о котором вы говорите, нужно применять и к лидерам культов, которых вы обсуждали.
   Артен: Да, и как мы сказали, у тебя появится шанс простить одного из них лично, а также много возможностей для прощения в ближайшие пару лет.
   Гэри: Отлично. Именно это мне и было нужно… больше возможностей для прощения.
   Артен: Помни, что именно это позволит тебе быстрее вернуться домой.
   Гэри: А медитации?
   Пурса: Лучшая форма медитации – та, которой мы научили тебя прежде, в конце главы «Истинная молитва и изобилие». Такая медитация отражает оригинальную форму молитвы, которая была беззвучной и фактически являлась актом соединения с Богом. Если вы ставите Бога на первое место и признаете его своим истинным Источником, это не только помогает вам избавиться от разделения в голове, но может принести и результаты вдохновения. Я рад, что ты по-прежнему выполняешь медитацию по пять минут утром и вечером. На самом деле больше ничего тебе и не нужно. Нет лучшего пути к вдохновению. Ты просто растворяешься в Божьей любви, чувствуешь благодарность Ему и представляешь себя единым целым с Ним.
   Однако нужно помнить одну вещь: нет замены практическому прощению, и именно духовной «жизни на скоростном шоссе» учил нас брат Джей словом и своим примером две тысячи лет назад.
   Гэри: А что о том, чтобы быть здесь и сейчас?
   Артен: Практика «быть здесь и сейчас» приведет тебя только сюда. Конечно, она расслабляет, но не поможет вернуться домой. Один из аспектов такого рода системы – следить за твоими суждениями. Но следить за суждениями не значит прощать их. И воспринимаемое «сейчас» – это не вечное всегда Рая, который можно последовательно воспринимать после полного избавления от эго с помощью Святого Духа. Необходимо, чтобы ты выполнил свою часть работы – прощение, а Святой Дух делает свою часть работы, которую ты не видишь, в глубине твоего подсознания. Затем, по мере движения, у тебя будут возникать переживания, которые подтверждают, что ты на верном пути. Иногда это будет просто чувство глубокого внутреннего покоя. Это намного важнее, чем ты осознаешь. Если покой – это условие достижения Царства, то твой разум должен вернуться в состояние покоя, прежде чем он сможет заново войти в Царство. Иначе он туда не попадет. Ты как будто попытаешься засунуть квадратный штырь в круглую дыру. «Покой Божий, превосходящий понимание», – это требование возвращения домой. И снова этого нельзя достичь на постоянной основе, пока вся подсознательная вина не будет вымещена из разума Святым Духом. И помни, что мы говорил об учении: нет ничего неправильного в повторении. На самом деле оно необходимо.
   Гэри: Вы это уже говорили.
   Артен: Смешно. Но тебе, несомненно, уже знакомы ощущения, как будто читаешь абзац из Курса впервые, хотя ты точно читал его раньше. Это происходит и тогда, когда люди перечитывают «Исчезновение Вселенной». Они знают, что видели эти слова раньше, но понимают их на совершенно новом уровне. Слова не менялись – изменились люди. Они еще немного избавились от эго и теперь видят слова под новым углом зрения. Повторение важно не только в изучении этих идей, но и в практике прощения.
   Иногда может казаться, что ты прощаешь одно и то же снова и снова. Ты прощаешь людей, с которыми работаешь. Назавтра ты возвращаешься – и они снова там же. Но даже если кажется, что ты прощаешь одно и то же, это снова иллюзия. На самом деле больше подсознательной вины поднимается на поверхность твоего разума, и появляется возможность для того, чтобы освободиться и избавиться от нее, продолжая прощать.
   Пурса: Скоро нам пора будет уходить, но мы вернемся через два месяца. Когда мы вернемся, то поговорим о силе. Настоящей силе. Что это, и как ее использовать. Это со временем приведет нас к более глубокой практике прощения, которая покажет, как завершить реинкарнации, используя именно то, что появляется перед тобой в мире, в котором тебе кажется, что ты живешь и работаешь.
   Гэри: Я здесь не работаю. Я консультант.
   Артен: Но ты все равно хочешь разрушить цикл смерти и рождения, да?
   Гэри: Конечно, но в прошлый раз вы мне сказали, что я вернусь еще на одно перерождение, так что какая разница? Если я сейчас узнаю, как закончить реинкарнации, то почему мне придется снова возвращаться?
   Артен: Никогда не забывай, Гэри: Святой Дух видит все, а ты видишь только часть. Курс учит, что Святой Дух «признает все, что происходит во времени, и дает это всякому разуму, который может определить с той точки зрения, в которой время остановилось, когда он освободится для откровения и вечности» [12].
   Ты когда-нибудь задумывался о том, что твое возвращение может быть очень полезно для других? На самом деле в этой жизни тебе нужно выучить только один большой урок прощения. Практикуя прощение в мелочах, как и в этом большом вопросе, ты служишь примером других. Живя как Пурса, ты очень помог мне. Обычно последняя жизнь – это не просто жизнь, приятная для тебя лично, но и жизнь, в которой ты оказываешь огромную услугу другим, может быть, публично, но чаще нет. Все сходится, как голограмма, которой и является. Для того, чтобы все разумы определили, когда им освобождаться, каждый должен принять участие во «взаимосвязанной цепи прощения, которая завершается Искуплением» [13].
   Так что играй свою роль, брат мой, и будь благодарен. Тебя ожидают потрясающие времена. Как и многих других. Помни, что мы говорили о том, что на этой планете сейчас больше, чем когда-либо, людей, которые либо достигли просветления, либо скоро достигнут. Ты помогаешь людям достичь этого, делясь учением с другими. Некоторым из них не придется снова возвращаться – отчасти благодаря тебе! Нет лучшего призвания, чем делиться истиной с другими и прощать по пути.
   Пурса: Через два месяца ты впервые отправишься в путь, будешь летать через всю страну и распространять послание. Ты будешь поначалу немного нервничать и стесняться, но это пройдет, если ты направишь чувства на прощение. Для этого они и предназначены. Практикуйся, и все будет хорошо. Мы придем снова и расскажем больше сразу после того, как ты вернешься из своей первой поездки через страну.
   Гэри: Ух ты! Это здорово. Я не так уж много путешествовал.
   Артен: Главное – помни, что все это сон, а то, насколько счастливым он будет, зависит от вашего прощения.

   Затем Артен и Пурса мгновенно исчезли, но я почувствовал глубокое удовлетворение от того, что мои друзья снова появились в моей жизни. Меня немного ошеломило все то, что произошло за предыдущий год, и приятно было получить новые наставления. В то время я не понимал, насколько сложные задачи они и моя жизнь поставят передо мной в следующие два года.

Глава 2
Истинная сила

   «Сила решения – единственная свобода, оставшаяся у тебя, раба этого мира. Ты в состоянии выбрать верный взгляд на мир» [1].
   В следующие два месяца я часто думал о том, что сказала мне Пурса, – об опыте. В прошедшем году хватало уроков прощения, связанных с публикацией книги. Неприятная злость некоторых предполагаемых духовных учеников в Интернете оказалась для меня большой неожиданностью. Некоторые из них говорили о книге дурное, даже не прочитав ее, потому что им нужно было помахать своего рода политическим топором. Я бы сам не поверил, что такие люди вообще есть в так называемом сообществе «Курса чудес». Оказавшись одним из членов этого сообщества, я быстро начал думать о нем как о семье, которой нужно было практиковать тот самый Курс, в который она якобы верила.
   Мне повезло: во время путешествий я смог лично познакомиться с настоящим сообществом Курса и понял, что, в отличие от того, что я порой вижу в Интернете, большая часть этих людей на самом деле заинтересована в том, чтобы добиться поразительного духовного прогресса, который предлагает им Курс. В то же время появилась и начала расти Интернет-группа по обсуждению «Исчезновения Вселенной». После довольно жесткого старта, вызванного несколькими людьми, которые начали нападать на меня и книгу, форум превратился в одну из самых любящих и поддерживающих групп в Интернете.
   Я делал все, что мог, чтобы практиковать прощение,
   зная, что привычка его применения приведет
   к духовному опыту.
   Успех не всегда соответствовал моему представлению о нем. Даже когда книга начала продаваться очень хорошо, продолжали появляться какие-то препятствия, которые необходимо было преодолевать. В их число входили нападки – иногда неявные, а иногда – весьма очевидные. Когда казалось, что что-то идет не так, я делал все, что мог, чтобы практиковать прощение, зная, что эта привычка приведет к духовному опыту в форме внутреннего мира или в виде непредсказуемого мистического опыта, к которому я начал привыкать. Курс научил меня тому, что на самом деле я не могу подвергнуться нападению на уровне разума, хотя, конечно, может казаться, что кто-то на меня нападает. Тем не менее, временами эта практика была очень трудной, и я откладывал решение выбрать Святой Дух своим учителем вместо эго. Поэтому мне пришлось гадать, почему я не могу всегда жить по указанию Курса, которое мне так нравится и которое гласит: «В любви нет печалей» [2]. Почему так легко прощать одних людей, но так трудно прощать других?
   Я знал, что Курс также учит: «Каким видишь его, таким увидишь себя» [3]. То, как я смотрю на человека и что о нем думаю, обязательно отражает мое восприятие себя, и в конечном счете определяет мою собственную идентичность как духа или тела. Я хотел знать, почему так трудно сделать правильный выбор.
   Артен и Пурса сказали, что я буду много путешествовать. Все больше становилось очевидно, что писать и выступать будет моей работой, так же как и прощение всего, что мне приходилось делать в связи с этим. Всего шестью месяцами ранее я ни разу не выступал перед публикой. Но теперь, после всего нескольких выступлений и мастер-классов, я был готов отправиться в путь и регулярно предаваться новому занятию.
   Я не мог не вспоминать октябрь 1992 года, время за два месяца до того, как мои друзья впервые появились передо мной. Мои финансовые дела шли не слишком хорошо, и я всерьез задумывался о том, чтобы вернуться к игре на гитаре, которой занимался двадцать лет, чтобы получить немного денег. Я достал Les Paul Custom из чулана, встал посреди гостиной и принялся играть. У меня были заняты обе руки. Внезапно, к своему изумлению, я почувствовал, что еще одна рука медленно, но упорно прижимает шейку гитары к полу, и меня вместе с ней. Словно какое-то невидимое существо не давало мне играть, вмешиваясь твердо, но ласково, и передавало мне послание, отвернуться от которого я не мог: нет, больше тебе этим заниматься не нужно. Я получил послание. Я еще не знал, чем именно должен заниматься, но после этого опыта у меня появилось чувство, что скоро я узнаю. Два месяца спустя передо мной впервые появились Артен и Пурса, и со временем я узнал, что мне дали возможность посвятить остаток своей жизни способу вернуться домой, к Богу.
   Во время моей первой поездки в Калифорнию, в конце февраля, я отправился посмотреть только что вышедший фильм Мэла Гибсона «Страсти Христовы». Меня поразили изображение Джея как страдающего и мрачного и жуткая жестокость фильма. Я хотел поговорить об этом с моими просветленными посетителями. И долго ждать мне не пришлось. Как обычно, их появление было внезапным, как будто я смотрел телевизор и переключил кнопки на пульте дистанционного управления, так что изображение внезапно изменилось. Появление и исчезновение моих друзей происходили одинаково. Они как будто меняли частоту или даже измерения, хотя я, разумеется, не хотел их ограничивать.

   Артен: У тебя много на уме, умник. С чего хочешь начать?
   Гэри: Как вы наверняка знаете, я пошел смотреть фильм Мэла Гибсона «Страсти Христовы». Я бы хотел об этом поговорить.
   Артен: Может быть, немного и стоит, брат мой, но я думаю, что сегодня лучше будет поговорить о других вещах.
   Гэри: Правда? Вы обычно говорите о том, о чем хочу поговорить я.
   Пурса: Есть тема, которую мы хотим раскрыть попозже и которая лучше всего объясняет подход Мэла к Распятию, но ты ведь заметил, какой фокус мы с тобой сыграли с этим фильмом?

   Примечание: Пурса во время первой серии визитов сказала мне, что если я хочу получить христианство вкратце, то мне нужно вернуться к старому писанию (они никогда не называли его Ветхим Заветом) и прочитать книгу Исайи, главу 53, стихи 5–10. Их слова были опубликованы за год до выхода «Страстей». В этой части Библии говорится об агнце, которого ведут на бойню, и говорится также: «Ранами Его мы исцелились». Старая идея – будто каким-то образом можно искупить грехи других людей, принеся невинного человека в жертву. Проблема в том, что написано это было за семьсот лет до Джея и никакого отношения к нему не имело. Речь шла о другом пророке. Позднее люди попытались превратить это в пророчество и применить к Джею, но слова совершенно к нему не относятся. Затем они приняли их на веру, хотя они никак не связаны с учением Джея, и навязали их ему, считая, будто он так же, как они, верил в мыслительную систему греха, вины, страха, страдания, жертвы и смерти.
   «Фокус», о котором говорит Пурса, – то, что они заставили меня прочитать этот раздел книги Исайя главу 53, стихи 5–10, зная, что их слова будут опубликованы прежде, чем выйдет фильм. И когда я сидел в кинотеатре, то увидел, что первое, что выпустил на экран Мэл Гибсон, была цитата. Книга Исайи, глава 53, стихи 5–10! Ниже приведена эта цитата из Библии. В ней выражается мыслительная система, которая уже есть в подсознании и которую выразил писатель:
   «Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши;
   наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились.
   Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу:
   и Господь возложил на Него грехи всех нас.
   Он истязаем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих;
   как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен,
   так Он не отверзал уст Своих.

   Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого,
   потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его.
   Но Господу угодно было поразить Его, и Он предал Его мучению;
   когда же душа Его принесет жертву умилостивления…».
   Много столетий спустя Савл Тарсийский, более известный как апостол Павел, мучаясь от глубокой вины по поводу убийства множества христиан, испытал сложные (наполовину вызванные эго) переживания на дороге в Дамаск, и поэтому он принял то, что считал путем Иисуса. Так как Павел был евреем, который верил в старое Писание, неудивительно, что ему было трудно совместить верования из приведенной цитаты с развивающейся теологией о Джее. Это привело к формированию религии, в которой потерялась большая часть истинного послания Джея, а ее заменила собственная мыслительная система.
   Опыт просмотра «Страстей» был не первым случаем, когда мои учителя рассказывали мне что-то, осознавая, что позднее я услышу или увижу это в кино, ведь они знали, что это мое хобби. Точно так же они сделали, когда сказали мне: «Люди подобны призракам, но на кажущемся ином уровне. Они думают, что их тела живые, но на самом деле это не так. Они просто видят то, что хотят видеть».
   Пару лет спустя я посмотрел прекрасный фильм, «Шестое чувство», сценаристом и режиссером которого был М. Найт Шьямалан. Когда мальчик в фильме решил, что настало время поделиться с психологом секретом, то две строчки о призраках, которых он видел, звучали так: «Они думают, что они живые. Но они просто видят то, что хотят видеть». Я едва не выскочил из кресла, когда услышал эти слова в жутковатом и совершенно потрясающем фильме, зная, что мои друзья подшутили надо мной. Но я также знал, что они не просто пошутили. Они еще убедительнее донесли до меня свою мысль.

   Артен: Да, мы наблюдали за тобой в начале фильма, чтобы увидеть твою реакцию.
   Гэри: Ты имеешь в виду цитату в начале – «ранами Его мы исцелились». Наверное, если они нас исцеляют, это объясняет, почему Мэл показал так много.
   Артен: Такова мыслительная система эго, братец. Мы еще поговорим об этом и о фильме позже. В «Курсе чудес» есть раздел под названием «Герой сна». Когда мы перейдем к нему, то обсудим также «Страсти» и то, как мировые верования настолько крепко укореняются в теле.
   Пурса: И кстати о телах: ты знаешь, что идея «в любви нет обид», о которой ты столько размышлял, может быть противоядием к телу. Как говорится в уроке Курса: «Обижаться значит забывать, кто ты. Обижаться значит воспринимать себя как тело». В последнее время тебе тяжело давались некоторые из уроков прощения [4].
   Гэри: Вы знаете. Почему одних прощать кажется так легко, а других – так трудно?
   Пурса: Тебе нужно помнить, что подсознание знает все. Ему известны все отношения, которые у тебя когда-либо были. Нужно также учитывать, что жизни, через которые ты как будто проходишь, – словно танец, в котором ты играешь в одной жизни роль жертвы, в другой – роль насильника. Так тот, кто убивал в этой жизни, оказывается убит в другой, иногда тем самым человеком, которого убил в предыдущей жизни. Это относится и к действиям, и к занятиям. Священник в этой жизни может в следующей оказаться проституткой, и наоборот. Вообще-то проститутка, которую Джей спас от забивания камнями, – не Мария Магдалина – помогала Джею в предыдущей жизни. Вы постоянно меняете роли. Вы можете быть офицером полиции в одной из жизней-снов и преступником в другой.
   Гэри: Или политиком, что еще хуже.
   Пурса: У политиков есть свои проблемы. Будь к ним добрее. Так ты будешь добрее к себе.
   Гэри: Я стараюсь. Я даже добился больших успехов. Раньше меня раздражало, когда один политик – я позволю вам угадать, который, – появлялся на экране. Я реагировал и расстраивался от того, как, в моем восприятии, он портил жизнь стране и миру. Но вот однажды он появился на экране, я начал на него реагировать, но вспомнил об истине и начал прощать его. Как вы и учили, это труднее всего… Помнить истину, когда дело в разгаре. Так что я начал прощать его, а потом подумал: «А ведь он же даже не знает, что я смотрю!» Так кто же здесь страдает? Наверное, он хорошо проводит время. Он не знает, что все это иллюзия. Он думает, что действительно Президент!
   Пурса: Да, прощение – это всегда дар, который ты вручаешь самому себе, а не человеку, которого ты прощаешь, как тебе кажется. Именно ты получаешь все преимущества, практические и метафизические. Ты действительно выступаешь как напоминание об истине для другого человека. Все мысли на том или ином уровне влияют на ситуацию, и для другого человека это тоже хорошо. Не то чтобы он на самом деле тут был, конечно. Я говорю о кажущемся отделенным аспекте твоего собственного разума.
   Гэри: Да, я думаю, что это действительно круто. Когда я прощаю, то на самом деле воссоединяюсь с собой на уровне разума, на котором прощаю. Я снова становлюсь целым. К тому же, если я прощаю, то не страдаю. А если я прощаю всего за одну минуту, а не за полчаса, то это освобождает двадцать девять минут моей жизни от страданий.
   Артен: Именно. Ты помнишь, как твой тесть расстраивался, когда Билл Клинтон появлялся на телевидении?
   Гэри: Уж конечно. Он иногда даже багровел. Он переключал канал или выходил из комнаты. Восемь лет он страдал, а потом умер. И я практически гарантирую, что все это время Билл Клинтон прекрасно проводил время.
   Возвращаясь к нашей «мгновенной реинкарнации»: ты как будто намекаешь, что причина, по которой мне труднее прощать одних, чем других, потому что я знал в прошлой жизни человека, которого трудно простить, и между нами происходило что-то, что я сейчас не осознаю. И я понимаю, что вы имеете в виду, когда говорите о том, что реинкарнации нам кажутся, но на самом деле их нет; все это лишь одна гигантская галлюцинация. На самом деле мы никуда не движемся. Как говорится в Курсе… мы мысленно просматриваем то, что происходит [5].
   Мы наблюдаем свои собственные проекции, которые на самом деле порождаются нашим подсознанием. Это похоже на то, как я хожу в кино. Я хочу забыть, что оно не настоящее. Я хочу, чтобы оно было реальным, и мое внимание переключается на экран. Может быть, я начну реагировать на происходящее на экране, если втянусь в историю, но здесь ничего не происходит. Экран – это только следствие, а образы, которые я вижу, приходят из какого-то другого места. Если я попытаюсь исправлять экран, чтобы изменить происходящее, это ничем не поможет. Но есть проектор. Он спрятан в задней части кинозала. Я не должен о нем думать. Но в этом и причина. Оттуда появляется то, что я вижу на самом деле.
   Мы наблюдаем свои собственные проекции,
   которые на самом деле порождаются
   нашим подсознанием.
   Если я хочу получить настоящую силу, то мне намного лучше будет иметь дело с причиной, чем со следствием. Если я могу изменить то, что в проекторе, – то есть пленку, – то это все изменит. Но в жизни, или в том, что ей кажется, большинство людей пытаются исправить то, что видят на экране, то если следствие, вместо того, чтобы изменить проектор и то, что на пленке, то есть разум и мыслительную систему, которой он придерживается.
   Мысли на первом месте. Помню, я читал о врачах, которые проводили исследование людей в депрессии и их мыслей. Врачи полагали, что у пациентов появляются все эти дурные мысли, потому что они были в депрессии. Но обнаруженное ими было поразительным. Оказалось, что пациенты в депрессии, потому что у них были все эти дурные мысли.
   Артен: Очень хорошо. Знаешь, временами у тебя даже получается связать два слова.
   Гэри: Это самый лучший комплимент, который ты мне говорил.
   Пурса: Кстати, ты будешь использовать эту аналогию причины и следствия с кино на своих мастер-классах. Твои публичные учения, как и первая книга, заставят других учителей Курса более точно понимать то, чему учит Курс. Прямо сейчас многие из них свободно обходятся с посланием Курса. Если указать им на то, что их учения не соответствуют тому, что говорится в Курсе, то они назовут тебя фундаменталистом Курса! Очевидно, что фундаменталисты Курса – это все, кто считают, что нужно придерживаться того, чему на самом деле учит Курс. Ты пройдешь долгий путь к окончанию этой глупости. Твое послание настолько ясное, что другие учителя не смогут от него отвернуться, и им придется приспосабливаться, иначе будет впечатление, что они не слишком хорошо знают Курс.
   У меня для тебя еще один комплимент. Я считаю, что за последние пару лет ты стал действительно духовным человеком.
   Гэри: Именно так, детка.
   Пурса: Итак, мы видим, насколько глупо пытаться разобраться со следствием и как важно разобраться с причиной, то есть с разумом. Такова настоящая сила. Прежде чем мы еще немного позанимаемся обзором, нужно убедиться, что ты понимаешь – все сложности в твоих отношениях были запланированы заранее, ты их хотел.
   Гэри: Да, так что приходит кто-нибудь, кому из-за меня пришлось нелегко в прошлой жизни, о которой я забыл, и создает мне сложности или еще что похуже. А я просто думаю, что это он виноват. Истина в том, что в прошлой жизни я сам создавал им сложности, или что-то похуже, и они просто достигли этапа возмездия. Обычно никто из нас не знает, почему нам так трудно поладить с другим человеком. Но на самом деле все запланировано заранее в составленном эго сценарии времени и пространства, в котором мы поочередно оказываемся то жертвой, то насильником. Это правильно?
   Пурса: Истинно, насколько это возможно во сне. Причина, по которой некоторые из твоих уроков прощения оказываются такими сложными, в том, что твое подсознание помнит плохие отношения, которые были у тебя с другим человеком в прошлой жизни, так что ты настроен на сильнейшее подсознательное сопротивление тому, чтобы простить его в этой жизни. К тому же постоянно возникает сопротивление тому, чтобы отказаться от своей личной идентичности, потому что эго ощущает, что если ты практикуешь прощение, то это конец. У всех есть такие отношения из прошлой жизни, и воспоминания подсознательные. Вот почему настолько труднее простить конкретные отношения ненависти, чем конкретные отношения любви.
   Гэри: Легко прощать конкретную любовь – семью, друзей и возлюбленных – просто потому, что ты их любишь. С другой стороны, конкретная ненависть, люди, которые тебе не нравятся, – что ж, ты никогда не простишь этих ублюдков, потому что они этого не заслуживают. Но ты считаешь, что люди, которых ты любишь, заслуживают только хорошего. Поэтому даже если член твоей семьи кого-то убил, ты будешь в зале суда искать способы вытащить его. Однако настоящие любовь и прощение никого не исключают. Они применяются к каждому. Они не конкретные, а универсальные. Их целостность и делает их настоящими.
   Пурса: Да. Но что, если бы ты действительно понимал, что эти тела не такие уж особенные, хотя бы если посмотреть на то, какое их количество занимали ты и близкие тебе?
   Гэри: А сколько тел я занимал?
   Артен: Тысячи.
   Гэри: Ты говорил что-то о тысячах жизней во время прошлого посещения, последнего в первой серии, но мне кажется, что это ужасно много.
   Артен: Правда? Хочешь на них посмотреть?
   Гэри: О чем ты?
   Артен: Сядь покрепче, брат мой. Сейчас тебе сорвет крышу.
   Гэри: Ой. Не уверен, что мне нравится, как это прозвучало.

   Примечание: то, что произошло после этого, заставило меня ахнуть. Артен и Пурса начали стремительно менять тела прямо передо мной. Пурса стала чернокожим мужчиной, а Артен – пожилой женщиной. Они оставались такими две-три секунды, чтобы я успел рассмотреть, а потом поменялись снова. На этот раз Пурса была девочкой-подростком, лет семнадцати, а Артен – мальчиком примерно того же возраста, что отражало двойственность мужского и женского начала. Все тела выглядели совершенно реальными, как и другие тела Артена и Пурсы. Внезапно они начали меняться еще быстрее. За минуту передо мной пролетело два потока тел, которые отражали бесчисленные реинкарнации, разные по форме, в одежде разных временных периодов. Потом я вспомнил, что спрашивал у меня Артен: «Хочешь на них посмотреть?» И тут до меня дошло. Все эти тела были мной! Они показывали мне все мои разные реинкарнации, тысячи реинкарнаций.
   Стремительный парад тел гипнотизировал. Я чувствовал, что меня почти затягивает в поток форм, словно я мог присоединиться к Артену и Пурсе и тоже начать менять тела. Потом я осознал, что уже меняю тела на протяжении всего существующего времени, и именно поэтому я оказался здесь и сейчас. Внезапно идея того, что я – «Гэри», показалась мне намного менее значительной. Если я пережил кажущиеся реинкарнации во все эти тела, то насколько особенным можно считать то, в котором я кажусь существующим сейчас? Артен и Пурса продолжали меняться. По комнате как будто прокатился водоворот энергии, собиравшийся вокруг дивана, на котором они сидели. Тела летели одно за другим, и временами появлялись такие, которые выглядели не вполне человеческими, хотя были определенно гуманоидными. Интуитивно я догадался, что это инопланетные формы жизни, но они мелькали так быстро, что я не мог рассмотреть их как следует. Большинство тел были мужчинами и женщинами (и людьми неопределенного пола), разных форм, размеров и цветов: молодые и старые, дети и старики, хорошо одетые и практически обнаженные. Казалось, что прошел час, пока этот поток – стремительный голографический поток кажущихся реальными телесных образов – внезапно остановился, и Артен и Пурса снова появились на прежних местах.

   Гэри: Эй, постойте! Отмотайте на одно!

   Примечание: Пурса стала идеальной копией моего тела, каким оно выглядит сейчас, но Артен исчез.

   Гэри: Где Артен?
   Пурса, выглядящая как Гэри: Хорошая попытка, но тебе еще не время знать, кем был Артен в этой жизни. Мы поговорим об этом позже.
   Гэри: Ладно, ладно. Можете отмотать еще на одно тело?

   Примечание: Пурса изменилась снова и стала выглядеть мужчиной примерно тридцати лет, а на месте Артена появился другой мужчина. Благодаря воспоминаниям, которые остались у меня после визитов Артена и Пурсы, я понял, что вижу перед собой Фому и Фаддея, которых позже назвали святыми. Самой заметной их чертой, помимо очень добрых лиц, было то, что они выглядели намного ниже ростом, чем нынешние люди. Мне недолго позволили смотреть на них, потому что Артен и Пурса быстро вернулись в форму тел, в которых они провели свои последние жизни, которые пришлись на наше будущее. Отчасти понять это помогает идея о том, что время голографическое: прошлое, настоящее и будущее происходят одновременно, и, согласно Курсу, все уже закончено. Но нам нужно выучить свои уроки, чтобы сделать это реальным в своем опыте.
   Пурса: Вот. Теперь ты видел, как выглядел в прошлом, когда был Фомой, как ты выглядишь в настоящем, и как будешь выглядеть в будущем – как я. Ты также видел, как выглядел Фаддей в прошлом и Артен из будущего. Я думаю, что тебе стоит на минутку расслабиться.

   Примечание: посидев еще минуту в размышлениях и с открытым от ошеломления ртом и пытаясь осознать поразительные визуальные впечатления прошедшего часа, я начал немного сосредоточиваться, а Пурса снова заговорила.

   Пурса: Тела, которые ты занимал в разных реинкарнациях из своих снов – это символы двойственности. Поэтому ты прожил одинаковое количество жизней богатым и бедным, хорошим и плохим, красивым и непривлекательным, знаменитым и неизвестным, здоровым и больным; ты пережил любую двойственность, полярность и противоположность, которую только можно придумать. И ничего из этого не было настоящим. Это все обман. Ты – твоя собственная противоположность. В сущности, тела, которые не были твоими реинкарнациями, – это тоже ты. Как и твои собственные тела, они отражают противоположности двойственности, потому что символизируют состояние отделения от Бога. Однако отделиться от Бога невозможно. Только Бог существует, все остальное – обман. По этому поводу Курс высказывается совершенно бескомпромиссно, это нужно только увидеть.
   Артен: Вспомни, что я говорил об идее отделения от Бога. Поскольку твоя идея порождена не Богом, Он не откликается на нее. Откликнуться значит сделать ее реальной. Если бы сам Бог признавал все, кроме идеи идеального единства, то больше не будет идеального единства. Больше не будет идеального состояния Рая, куда вам предстоит вернуться. Ты все еще здесь, но вошел в кошмарное состояние иллюзии.
   Гэри: Поэтому Билл Тетфорд назвал Курс «христианскими ведами»?
   Артен: Да! Билл понимал, что говорится в Курсе. Только идеальное, недвойственное единство Бога реально, а все остальное нереально – и именно это говорится в древнем индуистском тексте, Ведах, хотя, конечно, люди потом ложно интерпретировали его примерно так же, как сейчас поступили с Курсом.
   Только идеальное,
   недвойственное единство Бога реально,
   а все остальное нереально.
   Ты обязательно должен придерживаться послания. Не иди на компромиссы. «Курс чудес» совершенно недвойствен. Мы не хотим, чтобы с посланием Курса произошло то же, что и с посланием Джея две тысячи лет назад. Это одна из главных причин, по которой мы вернулись: для того, чтобы люди оставались сосредоточенными, в том числе и ты сам. Мы хотим, чтобы ты говорил все прямо, а если кто-то будет критиковать тебя или твое послание, то после того, как ты их простишь, скажи им, что они ошибаются. У тебя есть право не молчать.
   Гэри: А как насчет того урока из учебника Курса – если я защищаю себя, значит, на меня напали [6]?
   Пурса: Помни, что уроки Курса всегда применяются на уровне разума и никогда – на уровне физической формы. Вот почему это Курс причины, а не следствия [7]. Разумом ты используешь правополушарные идеи. А потом, иногда после прощения, ты можешь почувствовать, что тебя так или иначе ведет Святой Дух, подсказывая, что тебе нужно или не нужно делать. Это не обязательно происходит часто. Всего одна вдохновенная идея может оказать большое влияние на вашу жизнь. Это вдохновение, которое проявляется как следствие прощения примерно так же, как становится следствием истинной молитвы.
   Гэри: Тела, которые вы мне показали и которые все были мной… и те, которые выглядели как инопланетяне? Что все это значило?
   Пурса: Тебе расскажут все, что тебе нужно знать, брат мой. Иногда реинкарнация происходит не в человеческое тело, хотя люди проводят большую часть жизней – не все – в человеческом облике. Это связано с тем, как устроена Вселенная. Важно понимать, для чего нужна жизнь, то есть как ее использовать, чтобы вернуться домой.
   Гэри: Мне нелегко будет описать то, что я только что видел.
   Артен: Не беспокойся, просто действуй. И все же я могу повторить совет, который мы давали тебе раньше. Не трать время на попытки нас описать, в том числе и то, как мы выглядели, когда были Фомой и Фаддеем. Тела не являются нашей целью. Мы использовали тела для того, чтобы преподать тебе урок нереальности всех тел и подчеркнуть, что в конечном счете ни одно тело не бывает важнее или реальнее, чем любое другое. Именно это делает Святой Дух. Он использует иллюзии для того, чтобы вывести вас из иллюзии. Истинное прощение – это тоже иллюзия, но она приведет вас домой. Без него вы бы навсегда остались в стране несчастных снов.
   Гэри: Они не всегда несчастные.
   Артен: Это лишь еще один обман, брат мой. Я не говорю, что иногда здесь не бывает хорошо. Но даже тогда без целостности кажется, что чего-то не хватает. А не хватает совершенного единства с Богом. Вселенная времени и пространства предназначена для того, чтобы скрыть одну-единственную проблему – кажущееся отделение от Бога, и в особенности одно-единственное решение – вернуться домой по пути прощения. Как говорится в Курсе, и сказанное очень важно: «Чувство отделенности от Бога – это единственная потеря, которую действительно нужно восполнить» [8]. Если это единственное, чего не хватает, то все остальное просто символизирует первую и единственную утрату.
   К слову, помимо того, что я не хочу тратить слишком много времени на это описание, мне хотелось бы отметить, что ты принял правильное решение, не делая наших фотографий в первый раз и избавившись от записей; то же самое нужно сделать и на этот раз.
   Гэри: У меня было сильное искушение сохранить записи, знаете ли.
   Пурса: Мы знаем. Но если они распространятся, люди начнут отвлекаться. Вместо того, чтобы сосредоточиться на учении, речь будет идти о том, аутентичные эти записи или нет. И чьи голоса остались на пленке? Отвлекающих факторов и без того слишком много. Используй записи сам, для точности воспроизведения, а потом избавься от них. Если кому-то это не нравится, или кто-то считает, что ты недостаточно хорошо объяснил свои действия, пусть будет так. Главное – общая картина. Пусть люди сосредоточиваются на том, на чем нужно, братец.
   Гэри: Братец? Ты мне напоминаешь про Гавайи. Я до сих пор всего два раза туда ездил.
   Артен: Держись, братец. Ты еще дважды съездишь туда в следующем году, один раз – на обратном пути из Австралии.
   Гэри: Австралии? Ты серьезно?
   Артен: Не слишком серьезно, но ты поедешь в эти места, чтобы делиться учением.
   Гэри: Поверить не могу! Когда я был ребенком, Австралия казалась тем же, что и Марс, – она была такой недостижимой!
   Артен: Ну что ж, теперь ее не назовешь недостижимой. Помни только, когда попадаешь туда, что все это происходит у тебя в голове. И люди повсюду примерно одинаковы. Они могут говорить по-разному, но думают практически одно и то же. Со временем ты будешь ездить туда, где тебе понадобится переводчик.
   Гэри: Будем надеяться, что он справится с переводом лучше, чем та компьютерная штука.

   Примечание: после издания «Исчезновения Вселенной» мой первый издатель Д. Патрик Миллер и я услышали, что ее обсуждали в Интернете люди из других стран, в том числе из Голландии. Мы нашли веб-страницу, на которой кто-то говорил о книге и пытался перевести ее компьютерной программой. Однако компьютерная программа умеет воспроизводить только буквальное значение, и просто предлагает слова, ближайшие к оригиналу. Компьютер не может перевести смысл, как это делает настоящий переводчик. Компьютерный переводчик перевел отрывок из начала книги, в котором я рассказываю, как почувствовал свои отношения с Иисусом, так: «Писатель купался с Иисусом».

   Пурса: Эта идея – купание с Иисусом – в Голландии может прижиться.
   Гэри: Я бы лучше искупался с тобой.
   Пурса: Я проявлю доброту и не обращу на это внимания. Ты все еще не в себе после того, как увидел тела.
   Гэри: Да, и некоторые из них были неплохи.
   Артен: Может, сменим тему и сохраним людям еще несколько жизней? Мы не закончили обзор учения. К примеру, мы говорили о подсознательной вине, остающейся в сознании, от которой должен избавить Святой Дух. Почему? Как это сюда попало? Ты хочешь поделиться с нами тем, что узнал?
   Гэри: Конечно, если только вы будете меня поправлять, когда надо. Допустим, у вас есть Бог, и Бог – это совершенное единство. Ничего другого нет. Бог создает, но то, что Он создает, такое же, то же, что и Он сам. Это разделение идеальной любви, которая превосходит все, что мы можем понять благодаря цельному разуму. Однако это переживание так велико, что приводит в полный восторг. И вот возникает мысль. Это ничего не значащая мысль, которая исчезает в то же мгновение. Она не имеет никакого смысла. Это мысль об отделении: «Каково было бы стать отдельным и создавать что-то самому?» Такая идея увеличивает личный опыт.
   Как ты уже говорил, Бог на нее не отзывался. Он не дурак и поддерживает реальность идеальной и единой, но мысль об отделении делает так, что что-то кажется происходящим в нашем опыте. Теперь переходим к сложной части: на самом деле этого не происходило. Это только кажется. Так же сон, который я вижу ночью, может казаться совершенно реальным, этот сон тоже может казаться совершенно реальным, но он нереален. На самом деле другие части сна выглядят менее реальными, чтобы мы думали, что более понятная часть сна реальна. Это функция уровней, которая вообще не может существовать в совершенном единстве.
   Такие сложные переживания, которые кажутся происходящими с нами, возникают на массовом метафизическом уровне. Назовем эти переживания сознанием. Насколько я знаю, «Курс чудес» – это единственное духовное учение в мире, которое открывает сознанию то, что происходит на самом деле. В Курсе говорится: «Сознание или уровень восприятия было первым после разделения расщеплением разума, сделавшее разум скорее воспринимающим, нежели творцом. Сознание правильно определяется как сфера эго» [9].
   Люди считают, что сознание имеет значение, потому что мы хотим, чтобы сделанное нами было важным. Поэтому мы прославляем это, измеряем и придаем ему особые свойства, хотя это всего лишь символ отделения от нашего Источника. Это отделение, потому что для того, чтобы обладать сознанием, нужно больше одного субъекта. Нужны субъект и объект. Должно быть то, что можно осознавать. Тогда появляется двойственность, заменяющая единство. Так появляются символические иллюзорные противоположности, полярности и двойственности.
   Из двойственности возникает множественность, но все это символы оригинальной идеи разделения. Множественность порождает хаос. Но под ней остаются базовые идеи, и эти идеи могут казаться реальными, когда вы воспринимаете себя отдельно от единства – к примеру, в виде идей нехватки и смерти. Не может быть нехватки чего-либо в полноте, но когда у тебя появляются такие идеи, как отделение и противоположности, то остается возможность появления самых странных вещей. Вот почему в Книге Бытия говорится: «От дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь». Что ж, добро и зло – это противоположности, а где есть противоположности, там есть и смерть. В Раю смерти может не быть, там есть лишь вечная жизнь, но когда появляются противоположности, появляется и кажущаяся противоположность жизни, то есть смерть. На самом деле ее не существует. Вот почему в Курсе говорится, прямо во введении, что «антипод любви есть страх, но то, что объемлет все, не имеет антипода» [10]. То, что объемлет все, истинно, а то, что не объемлет все, то есть не совершенно целое, на самом деле не существует.
   Артен: В Курсе также говорится по поводу спасения, что «оно возвращает тебя к осознанию единства фрагментов, которые тебе кажутся отколотыми и отделенными. И это позволяет преодолеть страх смерти. Потому что отдельные фрагменты должны разлагаться и умирать, но целостность бессмертна» [11].
   Гэри: Бессмертный. Не припоминаю, чтобы в Курсе слишком часто использовалось это слово.
   Артен: Ты удивишься. Продолжай, пожалуйста.
   Гэри: Ладно. В ответ на ложное условие разделения истинное прощение отрицает то, что не истинно, и принимает то, что истинно. Как говорит Джей в Курсе: «Оно отрицает возможность всего, что не является Богом, повлиять на тебя» [12].
   Артен: Это отражает сказанное в Курсе: «На бессмертного не могут напасть; временное не влияет на него» [13].
   Гэри: Ну ладно, бессмертный. Для большинства из нас переживание того, что мы здесь, кажется очень реальным, но для того, чтобы понять, почему, нам нужно вернуться на метафизический уровень, который сейчас нами не осознается. Через минуту увидим, почему. Но на метафизическом уровне до создания Вселенной времени и пространства мы испытывали невыносимую утрату и ощущали ее на уровне, который сейчас не можем даже вообразить.
   Пурса: Отлично. Тебе нужно понимать, что до этого все в твоих переживаниях было совершенно. О тебе целиком и полностью заботились, все обеспечивали, не было никаких проблем – только экстаз. Такую совершенную радость нельзя передать словами. Но теперь, после появления идеи разделения, получается, что ты допустил большой промах. Ты как будто потерял Бога, а это значит, что ты потерял все! Единственное переживание в этом мире, которое может приблизиться к тому, что вы чувствовали во время изначального отделения от Бога, – то, что ты испытываешь, когда умирает человек, которого ты любишь больше всех в мире. Что происходит, когда такой человек умирает? Ты отделяешься. Ты думаешь, что никогда не сможешь его вернуть. Конечно, это неправда, потому что никто никогда не умирает, но для тебя выглядит и ощущается именно так. На самом деле это символ первого разделения, который воплощается в этом мире. А изначальное отделение – на метафизическом уровне, от Бога – вызвало у тебя ужасные чувства.
   Артен: Поскольку противоположности – это результат разделения, то остаются два возможных способа думать о происходящем: правильный, который мы будем называть интерпретацией Святого Духа, и неправильный, который мы назовем интерпретацией эго. Бог не присылал Святой Дух вам на помощь. Святой Дух может считаться воспоминанием о вашем истинном доме с Господом, то есть правильной части разума. Эго – это неправильная часть разума. Сначала люди думают, что Курс обращен к ним лично, потому что полагают себя личностями. Но «ты», к которому адресован Курс, – это твой кажущийся отдельным разум, которому нужно прислушиваться к правильному учителю, а не к неправильному.
   Святой Дух может считаться воспоминанием
   о вашем истинном доме с Господом,
   то есть правильной части разума.
   Это нелегко, потому что ты ужасно себя чувствуешь, и эго собирается сыграть на твоих страхах. В этом новом переживании сознания ты считаешь, что все потерял, а эго более чем счастливо заставить тебя думать, что ты что-то сделал не так. «Ты виноват, парень. Бог очень зол за то, что ты сделал». Но если ты что-то сделал не так – что это, как не идея греха? А если ты грешил, это значит, что ты виноват. А если ты виноват, это значит, что ты будешь наказан. Но на этом уровне ты думаешь, что тебя накажет сам Бог! Это приводит к страху перед Богом, который ты все еще испытываешь, даже если не осознаешь его. Страшная вина, которую ты испытываешь мысленно, все еще остается там, но разум голографичен, и переживание истины тоже еще там.
   
Купить и читать книгу

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать