Назад

Варакин А.С. – Розенкрейцеры - рыцари Розы и Креста



МЕГАПРОЕКТ - TERRA INCOGNITA

Варакин А.С.
В18 Розенкрейцеры - рыцари Розы и Креста / A.C. Вараютн. -М. : Вече, 2007. - 416 с. : ил. - (Тайные общества, ордена и секты).

ISBN 978-5-9533-2352-9

В этой книге исчерпывающая история тайных обществ соседствует с будоражащими воображение легендами о Христиане Розенкрейце и Джоне Ди, о Парацельсе и Сен-Жермене, о Святом Граале и сокровищах тамплиеров... В чем состоит миссия полулегендарного братства, избравшего своим символом мистическую Розу, вознесенную на Крест? Действительно ли это братство хранило тайны глубочайшей древности, или же оно возникло лишь в XVII веке, став неудавшейся попыткой одухотворить материалистическую науку и воздействовать на судьбы человечества?

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ. НАЧАЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ 3
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ТАМПЛИЕРЫ И РОЗШКРЕЙЦЕРЫ 11
ГЛАВА 1. ЯВНАЯ И ТАЙНАЯ ИСТОРИЯ ТАМПЛИЕРОВ 12
Расхожий вариант 12
Фантастические уточнения и тайны 20
Иудео-христианство первых веков 24
ГЛАВА 2. ИНОЙ ВЗГЛЯД НА ИСТОРИЮ ТАМПЛИЕРОВ ВО
С точки зрения Элифаса Леви 30
Суровый немей и грамотная француженка 38
Поговорим о мистериях и еретиках 50
Кто есть кто? 59
ГЛАВА 3. ЗАГАДКИ КРУГЛОГО СТОЛА И ГРААЛЯ 64
Лсгепды-мнстерни 64
Язык магии, криптография и лубок 68
Святой Грааль. Галаад и алхимия 73
Труверы, авторы "Короля Артура» 82
ГЛАВА 4. ЗЛГЛДЮФИГ1АПСОБОЙ МОЩИ ОРДЕНА ХРАМА.... 94
Немного правды 94
Младшие сыновья Старого Света 96
Жить-поживать и добра наживать 99
ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ РОЗЕНКРЕЙЦЕРОВ 112
ГЛАВА 5. ТАЙ! 1А ПРОИСХОЖДЕН ИЯ
ХРИСТИАН РОЗШКРЕЙЦА 112
Общеизвестная история 113
Доля скепсиса 116
Продолжение стандартной истории 118
Изрядная доля скепсиса 122
А что говорят теософы? 126
Скептическая и нссксптичсская точки зрения 130
ГЛАВА 6. ТАЙНА СИМВОЛОВ РОЗЕНКРЕЙЦЕРОВ 135
Некоторые мысли о разрешимости
и неразрешимости загадок 135
Символы 138
ГЛАВА 7. ИСТОРИЯ ВЕЛИКОГО МИФА 161
eopr Шустер развенчивает миф о розенкрейцерах 161
Попробуем порассуждать 167
Загадки остаются 177
ГЛАВА 8. БЫЛ ЛИ -1ТХРЕ^ОДНЫЙ ПЕРИОД»
МЕЖДУ ТАМПЛИЕРАМИ И РОЗЕНКРЕЙЦЕРАМИ? 178
Элифас Леви — за или против? 178
Великое делание за 100 лет до Христиана Розснкрейца 181
Элифас Леви о магах и колдунах 193
География и морфология «классики» розенкрейцерства 197
Откуда есть пошла систематика 204
ГЛАВА 9. ВЕЛИКИЕ МАГИ И .АЛХИМИКИ,
ЯВЛЯЮЩИЕ ПОРТРЕТ C.R.C 208
Прототипы C.R.C 208
Невероятная история, рассказанная нагон о мате 213
Раймунд Луллий и тайное знание 222
ГЛАВА 10. ДРУГИЕ ВЕЛИКИЕ МАГИ 229
ДжонДи 229
1еирих Корнелий Агриппа фон Неттесгейм 237
Филипп Аурсол Тсофраст Бомбаст фон Гогенгейм
(Парацельс) 243
Кунрат и Постель 246
ГЛАВА 11. АЛХИМИЯ: ВЕЛИКОЕ ДЕЛАНИЕ 250
ГЛАВА 12. ЗАГАДКИ ЗОЛОТЫХ ЗАПАСОВ НИОТКУДА 261
Еще одна история о Раймунде Луллий 261
Легенда о Колдуне- Мельнике 267
Легенда о Джоне Ди и Эдварде Келли 269
Венцель Зейлер и Тристан Старый 282
Истории с учеными и пафферами 286
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ПРОСВЕЩЕНИЕ И ЗАКАТ
РОЗЕНКРЕЙЦЕРСТВА 291
ГЛАВА 13. ГЕНЕРАЛЬНАЯ ТАЙНА РОЗЕНКРЕЙЦЕРОВ
XVIII ВЕКА 291
ГЛАВА 14. СОВЕРШЕННЫЙ РОЗЕНКРЕЙЦЕР
СЕНЖЕРМЕН И ЕГО ТАЙНЫ 305
ГЛАВА 15. ЗАГАДКА ИЛЛЮМИНАТОВ 322
ГЛАВА 16. РОССИЯ И ТАЙ11ЫЕ ОРДЕНЫ XX И XXI ВЕКОВ.... 342
-Тамплиерскис» мотивы в старообрядчестве 342
То ли масонство, то ли розенкрейцерство 346
Л во г и окончание давней истории 352
Новейшие розенкрейцеры 358
ГЛАВА 17. ПАРАДОКСЫ РОЗЕНКРЕЙЦЕРСКОЙ ТЕМЫ.
ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ 361
Откровение от .Александра Кульского 361
Каков процент от общего? 367
Великий велик во всем 376
ПРИМЕЧАНИЯ 397


ПРЕДИСЛОВИЕ. НАЧАЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ

Братство Розы и Креста, о котором иойдст речь в этий книге, одно из самых загадочных и не поддающихся привычному историческому осмыслению. Мы не можем сказать о нем определенно даже того, что вроде бы никак не связано с содержанием, смыслом существования тайного общества: например, историки не знают и приблизительной даты возникновения Нратства. Впрочем, скоро вы убедитесь, что это не сопегм так.
Розенкрейцеры, как принято считать, берутсвое начало в небольшой общине — братстве, возглавляемом монахом Христианом Розен-крейцем (1378-1481). однако не всякий исследователь согласите* с этим утверждением, поскольку -официально- Братство родилось лишь в начале XVII в.. и эту общину мы сейчас называем -классическими- розенкрейцерами. Некоторые же исследователи относят образование Братства в гораздо более глубоким векам, чему также имеется много подтверждений. Причем имя Христиана Розенкрсйца. как имеющего отношение к рассматриваемому сообществу, вовсе не является первичным, достоверным и тем более основополагающим. Хотя бы потому, что нс только даты жизни Роэенкрейца весьма условны, но условно-символично и само имя. как условны и символич ни имена легендарных или мифических царей — Менеса. Миноса. Ману и т.д. (если перевести это просто как Человек, или Мужчина, если хотите — Адам), в том числе и вроде бы подтвержденного археологическими находками троянского царя Приама (в переводе — просто -Первый-). Иногда розенкрейцеров, учитывая имя Христиан, которое якобы носил Розенкрейц (кстати, и Е.П. Ьлапатская, и Е.И. Рерих именуют его Розенкранцсм). называют исгинными хри стианамн (в отличие от -неистинных» официальных католиков, православных и разного рода протестантов), что также не может быть точным или правильным, поскольку даже первохристиане. общин которых было множество, нс исповедовали мистики и оккультизма в таких обьемах. чтобы это явилось основой нынешнего христианства. Касаясь деятельности Ордена тамплиеров и их борьбы за Свя тую Церковь, мы увидим, что и первохристнапг.тпо само по себе, и тайные последователи разгромленных тамплиеров с большой долей достоверности могут быть основой розенкрейцерства, но вовсе не потому, что и гам и тут одним из главных символов является крест. Вот что пишет о кресте розенкрейцеров Е.П. !>ланатекая в статье -Оккулыизм или магия- из сборника -Новый Панариоп»:
-Братство Розового Креста было основано лишь в середине 13-го века, и название его происходит не от латинского слова Rus (роза) и не от креста, символа Lux (света). Происхождение братстпа может быть удостоверено любым серьезным, истинным исследователем оккультизма, оказавшимся в Малой Азии, если он захочет свя-зать свои жизнь с одним из братств и посвятить себя 11 а итрудн е и ш с й работе по расшифровке манускрипта розенкрейцеров, который строго хранится п архивах самой Ложи, основанной первым кабба-листом, почему имени было названо Братство, носящее теперь црутс название».
Таким образом, вы видите, что и название данной книги, в котором говорится всего о семи веках розенкрейцерства, можно считать весьма условным. Однако я оставил это название: такое решение принято лить потому, что именно о семи веках существования Братства Розы и Креста мы можем говорить с более-менее известной нам степенью достоверности. Хотя, конечно, если принять во внимание само содержание деятельности Ордена розенкрейцеров, сами знания, которыми это братство оперирует, мы углубимся в историю человечества столь давнюю, что ни о какой достоверности уже нельзя вести речи. Древние мистерии Востока. Греции и Египта, а еще прежде — легендарной Атлантиды. — вот та основа, которую нужно при писан, розенкрейцерам, чтобы не стать к ним несправедливыми.
Исходя из суммы знаний, которыми пользуются (скажем так: пользовались) розенкрейцеры, а прежде -классических» розенкрейцеров — тамплиеры, исследователи часто выводят историю происхождения первых из вторых. Правильно это или неправильно, мы vbiiojim. когда сравним деятельность Ордена тамплиеров с деятельностью Ордена розенкрейцеров. Впрочем, имеется п виду лишь тайная деятельность, потому что явная работа, вернее, аужен ие там п л > i -еров, всем известно, а настоящие розенкрейцеры практически не вели официальной деятельности. Этот сравнительный, хотя и достаточно поверхностный (за малостью данных), анализ будет, во-первых, данью той традиции, которая возникла, может быть, не так и давно, однако в последние два десятилетия уже счала общим местом в литературе о розенкрейцерах и тамплиерах, издаваемой в России, или. лучше сказать, на русском языке; а во-вторых, путаница в дан-пом вопросе служит и тамплиерам и розенкрейцерам плохую службу. - ведь если тамшшеры и занимались воспитанием -новой личности», то делали это вовсе не ради своего -я», пусть и божественного, а розенкрейцеры, хоть и не имея ничего против тамплиеров. Святой I Церкви и Иисуса Христа, -воспитывали- свое -я» никак не для славы Церкви, поскольку развивали в себе божественные свойства самого человека. Если тамплиеры основой своей деятельности выбрали Службу, которой подчинили Самовоспитание, то розенкрейцеры делали упор па Самовоспитание, целью которого была вовсе не Служба, а Уход из сего мира, со всей его -неправильностью-, и, соответственно, служить какой-либо отрасли данного мира, хотя бы и самой «правильной» религии, считали невозможным, дабы не усугублять, не продлевать дни этой грешной действительности. 11ожалуй, самым простым и достаточно важным отличием двух орденов друг от друга является тайна: тамплиеры до известного исторического момента в целом ме скрывались от власти и вместе с нею участвовали в историческом процессе, а розенкрейцеры изначально выбрали скрытый путь, из-за чего очень трудно добыть об этом Ордене достоверные сведения. Признаться, розенкрейцеры но -способу существования» п некоторой степени являются зеркальным отражепиемтамшшеров: те были открытыми, стали скрытыми, эти же эволюционировали наоборот — из скрытых сделались открытыми, причем до смешного, если этот термин подходит для братства.
Мы не сможем обойти многих важных соответствий и совпадений между тамплиерами и розенкрейцерами, ибо и тем и другим были свойственны мистическое отношение к реальности, оккультизм и гностицизм, и те и другие пользовались древними знаниями. Правда, розенкрейцеры менее, чем тамплиеры, делали различий между религиями, формально оставаясь христианами: Христос был для них воплощением того божественного начала в человеке, которого они стремились найти каждым в себе самом, и в ю же время — вселенским Божественным Светом, как идеалом, которого следовало достичь. Розенкрейцеров меньше занимал Новый Завет, чем Ветхий: там человек (Адам) совершил грехопадение, «закрыв» таким образом в себе божественное начало, и его требовалось «восстановить-.
Надо сказать, розенкрейцеры очень преуспели на этом поприще. Все самое невероятное, что вы могли когда-либо слышать о какой-то легендарной личности, со стопроцентной вероятностью можно отнести к факту (или догадке о) причастности этой личности к Орде-ігу розенкрейцеров. Если некий имярек остановил на лету стрелу или пулю. — не сомневайтесь, это розенкрейцер. Если некоего имярека видели в одну и ту же мшгуту п двух или трех разных местах, иногда отстоящих друг от друга на тысячи милі.. — будьте уверены, имярек окажется розенкрейцером. Для адепта Братства Розы и Креста невозможного почти столь же мало, как для самого Христа, как бы это ни звучало кощунственно. Речь идет, конечно же, о самых высших степенях посвящения...
Занимаясь рассмотрением этого удивительнейшего из тайных орденов планеты, мы много узнаем такого невероятного, что оно гак невероятным и останется, если читатель не захочет включить не столько воображение, сколько чистую веру в описываемое, иными словами — мистическое сознание. И это при том. что розенкрейцерство — не религия, это даже не паука, которой мы в силу многих аспектов нашего воспитания продолжаем доверять настолько, что часто не замечаем подмены понятий (для доказательства данного утверждения остановимся на подобной подмене чуть ниже): розенкрейцерство — это суровая, в чем-то даже очень жестокая практика, которой за ВСЮ историю владели и. может быть, владеют очень немногие. Например, тот же Христиан Розенкрейц, он же Фрэнсис Бэкон, он же Сен-Жермен... Мы немного поговорим об этих личностях (или одной личности) на страницах книги.
А пот пример подмены, которую может проделать наука, которой все мы очень и очень доверяем. Для начала — цитата из произведения Василия Валентина, одного из розенкрейцероп. автора научного трактата, имевшего для своего времени важное значение. И хотя произведение называется -Трактат о микрокосме-, то есть несет п себе значительную долю мировоззренческо-оккультного. поскольку описывает человека как отдельную вселенную, связанную своими законами с большой Вселенной, а целом это изрядный научный труд, каковые приносили не только теоретическую, но и практическую пользу — например. медицине. Недаром и язык трактата, и содержание, несущее в себе атрибутику Средних веков, очень похожи на подобный трактат знаменитого Абу Али ибн-Сины, которого занимали те же вопросы. Было много общего между розенкрейцерами и исмаилитами, к которым относился (через своего отца-чиновника) Авиценна, и неудивительно: познаниями Европа обогащалась на Востоке и в Центральной Азии. Заметьте, Авиценна жил на три или четыре века раньше!,. Итак, цитата из «Трактата о микрокосме- Василия Валентина:
-...Надо сказать, что благороднейший Дух Жизни живет более всего и действует сильнее всего в сердце человека, как в самом благородном из мест. Человеческая Сера питает этот Дух (Ртуть), и духовный доступ к его поддержанию открывается посредством Воздуха. Если воздух пе доступен человеку. Дух Жизни исчезает, невидимо покидает тело, и наступает смерті,. Благороднейший же дух Соли сохраняет оба других Духа. Этот благороднейший Дух движется по всему телу, выбрасывая, выводя наружу спою наиболее грубую часть п виде нарывов, что происходит вследствие особой операции этого Духа. То, что выходит вместе с нарывами, повышает теплоту тела и открывает новые запасы Соли, так как запасы Соли в человеческом существе не ограпнчены. Даже после смерти и сожжения тела можно из пепла выявить остатки Соли. То же можно увидеть и в солях минералов, которые растут от тепла, коагулируются и выводятся с помощью жидкости, как на большинстве соляных и каменпо-соляных рудников. Дальнейшие примеры излишни.
Дух Жизни (Ртуть) имеет выход из сердца во все остальные органы и члены тела: в ноги, в руки и т.д. Ои приводит все в движение. Во время болезни или вследствие травмы Дух Жизни ослаблен, и поэтому человек находится без сил. Если же человек находится в полном здравии и питает свое тело с помощью растительного Духа, с помощью Хлеба, фруктов, овощей и особенно вина, его тело сильно. Дух Жизни посредством такого питания (Серы) крепок и так полон, что он исходит из своего основного жилища и распределяется но телу и осуществляет свое воздействие. Если сердце слабо — это признак недостаточности питания, поэтому разные смертельные болезни овладевают организмом и убивают его. Огонь не вечен, и рано или поздно он гаснет.
Огонь в сердце и природная теплота поддерживаются посредством Воздуха, который живет в сердце, попадая туда через легкие.

В печени должен быть Воздух, иначе человек не мог бы смеяться. В селезенке должен быть Воздух, иначе бы ее движение причиняло колики и боли.
Тот кто не видит оснований для ЭТОГО или не принимает этого по внимание, не может стать настоящим врачом и не может дать никакого лекарства. Только отделение холодного от теплого, сухого от влажного, а также знание, опыт и познание Природы делают из человека настоящего врача, приводят его к Творцу, чьей Мудростью все движется: и Начало, и Середина, и Конец».
Здесь мы видим пастолько непривычное для нас описание внутренних Арганов человека, в том числе кровеносной системы, что, конечно, требуются некоторые пояснения к атому тексту. Остановимся лишь на принципе, который вменяется автором микрокосму: для устроения микрокосма человека 1>ог используеттс же четыре СТИХИИ, что и п Макрокосме — Огонь. Воду. Землю и Воздух. Правда, Василий Валентин, говоря о Жизни, поскольку человек живое существо, пе забывает еще и о Движении, Порядке, а также Воображении, на коих строится сама Жизнь, но сейчас для нас это не так важно. Л важно то. что мы знаем о микрокосме, или, лучше сказать, о внутреннем строении и функциях внутренних органов, причем не только человека, но и животного. Итак, не сиоря с автором, скажем нынешним научным языком почти то же, что сказал нам Василий Валентин: человек жив. пока бьется его сердце — один из самых важных органов. Сердце, сокращаясь, прогоняет по всему организму кровь, которая несет питание клеткам, в том числе и воздух (кислород) для их дыхания. Кроветворные органы (селезенка и печень, в которой кровь подвергается очистке от шлаков) тоже, конечно, питаются кислородом, приносимым кровью, но, как вы видите, воздух в печени и селезенке нужен совсем не для того, для чего нашел им применение монах Валентин. И из легких воздух поступает не в сердце, как ему кажется, а в кровь, причем воздух нужен не столько сердцу, сколько всем клеткам организма.
Нам кажется сейчас, что мы умнее «неграмотного» врачевателя, посвятившего жизнь 1ос1юду Богу. Еще бы: он ведь не имеет представления об эритроцитах и лейкоцитах, благодаря которым и образуются при случае те самые нарывы, о которых столь вдохновенно попе-сгвует монах. Мы сейчас вооружены таким знанием о внутреннем устройстве человека, какое Василию Валентину и не снилось! Наука - громадная сила и средство познания мира — дала нам наши представления обо всем, в том числе и о человеке.
И вот мы подходим к подмене. Скажите, положа руку на сердце: хорошо ли врачевал монах Валентин болящих? Наверное, хорошо, иначе бы человечество вымерло еще до того, как современная наука задумала возникнуть. Но лучше ли мы врачуем больных сегодня? Посмотрите, сколько умираег людей даже не от СПИДа, а от элементарных заражений крови, не говоря уже о сердечных болезнях, раке и т.д. и тлі. Мы знаем антибиотики, высококлассную хирургию и микрохирургию, но стал ли человек здоровее за истекшие с тех времен века?..
Л дело в том, что мопах Валентин в своем трактате пытается описать не внутреннее строение человека, а самого человека, что гораздо важнее с любой точки зрения, поскольку приближает читателя трактата к божественному пониманию самого себя, а наши эритроциты и лейкоциты, несмотря на их важность, всего только описывают механическую, химическую и любую другую структуру, из чего состоит челопек, но вовсе не принимают во внимание человека как единицу мироздания. И кто же ближе к Истине — малознающий монах (не в обиду Василию Валентину: на его месте были и Авиценна, и Гиппократ) или нынешний академик медицины, открывший или освоивший тончайшие нюансі.і микрохирургии? Позитивная паука не только не приблизилась к Истине, но далеко от нее ушла. И это мы видим на примере не одной медицины, а и любой другой отрасли знаний. Разве наука может что-то предложить вместо «наивного» утверждения монаха о том, что Господь «вдохнул Жизнь», и существо стало живым, в то время как до сего важного момента было -мертвым трупом» (слова из другой части того же трактата Василия Валентина)? Наука до сей поры не может ответить! і а вопрос, как конкретно зародилась жизнь во вселенной. Жалкий лепет про какой-то органический -бульон», в котором вроде бы под воздействием космической радиации стали образовываться самовоспроизводящиеся примитивные клетки — то ли жипые, то ли полуживые...
Иеверояттгость наблюдаемой нами Вселенной, в которой все построено исключительно разумно, не может не привести к мысли о божественном промысле в организации этой очевидной невероятности. А поскольку человек — это микрокосм, то есть мини-вселенная, а п то же время и неотъемлемая часть большой и разумно устроенной Вселенной, да при этом и сам обладает разумом, который сходен с Божьим, поскольку сотворен по образу н подобию Lro. то как на этом понимании было ис зародиться такому замечательному яв-лению. как розенкрейцерство?..
И разве удивительно, что логическая мысль розенкрейцеров пришла к столь же очевидному вопросу: а раз но образу и подобию. - так отчего ж столь жалок разум человеческий в сравнении с Божьим? И розенкрейцеры нашли ответ, таящийся в Священном Писании: грехопадение поставило барьер человеческому разуму, и этот барьер необходимо преодолеть, дабы вырваться сознанию па свой прежний, божественный уровень!
Иначе получается, что человек, если он наивысшее существо из животного мира, является, таким образом, самым животным из всех животных, как сказал философ—
Итак, не отвергая науки и религии, но црмняв во внимание еще одну необходимую ипостась познания мира - мистическое знание, которое является врожденным чувством человека (если сказать совсем просто, это знание как бы ниоткуда), розенкрейцеры совершили великий прорыв в понимании мироздания в целом и его разумной единицы - Человека - в частности. В это иониманис неиременно ложились и те обрывки древних знаний, которые либо прежде были разрозненны и непонятны, либо, скорее вест, хранились мудрецами, пришедшими к тем же открытиям гораздо раньше первого гностика, по имени которого названо то первое восточное братство, именуемое с XIV в. в Европе Братством Розы и Креста.
Сложная интрига, построенная на фактах уже болсс-мснсе известных, а также не известных читателю, и непременные тайны, что сопровождали на всем протяжении существования Орден Розы и Креста, ждут нас впереди.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Тамплиеры и розенкрейцеры

История розенкрейцерства достаточно странна и расплывчата. Начало Ордена Розы и Креста исследователи относят как к 1410 г. (когда Христиану Розенкрейцу было примерно 32 года), так и к более поздней дате — первому или второму десяі илстию XVII в. 1 !о меньшей мере, говорят историки, никакой декларации Братства Розы и Креста до 1610 г. не сутцествопало. А вот в указанном году возник первый документ розенкрейцеров -Fama Fraieinitatis» (-Слава Братства-), который имелся прежде всего п списках с рукописи. По разным источникам, декларация была опубликована голив 1612. то ли в 16Н г. в Касссле. Следом за нею или раньше (1613) там же было опубликовано -Confesuo Eraternitaus» (-Откровение Братства»), а годом или двумя позже - -ChymUche Hocucit: Christian Kosenkreutz» (-Химическая свадьба: Христиан Розепкрейц»). Об этих источниках мы поговорим в свое время.
Самое важное в истории возникновения розенкрейцерства -тайный сто характер. Орден с самого начала возпик как закрытое Братство, куда доступ не только посторонним, но и сочувствующим, если они случайно узнали бы цели и методы Ордепа. был закрыт.
Здесь сразу же возникает масса побочных и прямых вопросов — например, какую цель преследовала сама публикация документов Ьратства, если оно тайное? — и эти вопросы создают свою ауру таинственности и недоумений вокруг Ордена розенкрейцеров.
Европа к началу XV в. (т.е. к гипотетическому 1410 г.) еще прекрасно помнила историю тамплиеров (хотя французские авторы заявляет, что уже через 30 лет после гибели Ордена Храма о тамплиерах было прочно забыто), и сам факт отсутствия тамплиеров на официальном европейском горизонте порождал множество домыслов о Дальнейшей судьбе Ордена Храма, в полное исчезновение которого сочувствующие не могли поверить и верить не хотели. Потому хоть какой-то слух о чайном братстпе или обществе непременно порож дал догадку о том, что под новым именем объявляются бывшие рыцари-храмовники, которые не исчезли совсем и гсперь существуют тайно от какой бы то ни было власти.
Чтобы вскоре попробовать пыяснить, имеется ли связь между тамплиерами и розенкрейцерами, обратимся прежде к тамплиерам и коротко рассмотрим историю их возникновения и гибели.

ГЛАВА 1.
ЯВНАЯ И ТАЙНАЯ ИСТОРИЯ ТАМПЛИЕРОВ

Расхожий вариант

Большинство современных авторов приводит историю Ордена тамплиеров так, как она представлена в этой главе. Правда, по ходу дела вы встретите немного моих комментариев, которым, по-хорошему, следовало бы присутствовать в главе 2. но все-таки они укажут на некоторые несообразности, имеющиеся у исследователей в книгах, опубликованных на русском языке. Авторов я не называю но понятным причинам: они убеждены в том, что излагают дело так. как оно должно быть, а потому нет смысла разубеждать их в собственней! непогрешимости и наносить тем самым незаслуженные обиды, — вовсе не вина их. что они пользовались какими-то источниками, где эти ошибки присутствуют.
В Предисловии уже упоминалось, что Орден храмопников существовал вполне официально. Причем начало его зафиксировано в истории конкретным и беенрецедентиым для такого случая событием - Вселенским собором 1118 или 1119 г.. а затем Орден утвержден напой с полного одобрения всех присутствовавших на соборе прелатов. Собор был католический, и потому называть ею Вселенским было неправильно: с 1054 г. христианская церковь официально разделилась. Впрочем, католики, а затем и православные продолжили и продолжают именовать события такого рода Вселенскими соборами, что окончательно утверждает (или, лучше, подтверждает) разделение церквей.
Собственно. Вселенским собором тот специальный экстраорди нарный собор был назван гораздо позже, и назван устами защитников Ордена в процессе его «закрытия* на другом соборе — во Вьен-не. в 1311 г. А на том первом был не только основан орден тамплиеров (хотя основание его произошло само собою, кажется, двадцатью годами раньше, о чем мы поговорим), но и якобы (почему якобы, увидим позднее) утвержден Устав, согласпо которому духовно-рыцарский Орден Храма обязался осуществлять миссию охраны паломников в Святую землю и хранить этой земле особую верность. Кстати сказать, как замечает В.В. Смирнов в очень серьезном труде «Чаша Іоснодня. Воскресение тамплиеров- (М.:Вече, 2005). подобной клятвы не давало никогда и ни одно из христианских объедшк .: ий Не сколько позже Орден тамплиеров взял на себя еще одну обязанность — охрану христианских святынь. Учитывая, что Крестовые походы в Иерусалим отнюдь не были экскурсионными прогулками и несли в себе несколько важнейших функций, в том числе функцию физического освобождения и защиты Святой земли <гг иноземных и иноверных захватчиков, понятно, что последняя задача, которую брал на себя Орден, была не только весьма важной, по сложной и опасной. Как бы ни был Орден верен своим принципам, насколько бы верными ни были его члены, все же он мог бы не брать на себя столі, сложной и смертельной роли. Верность предназначению будет доказана рыцарями Ордена в боях...
Как бы тони было, начиная с Собора 111К г., новый Орден Храма был выделен из всех других орденов и -обретал особые права*, как выразился исследователь тамплиеров Луи Шарнаптье. Святой Бер-нар Клервоскнй назвал указанный Вселенский собор -великим-, а всех тамплиеров объявил равными священникам (впрочем, так он выразился, вероятнее всего, о Соборе в Труа. состоявшемся в 1128 г.).
Небольшая справка. Историческая роль Бернара Клервоского в создании и -теоретическом обосновании- Ордена тамплиеров неоценима. Мы еще не раз встретим это имя. Но хочу обратить внимание читателя на то, что говорит о св. Бернаре Советский энциклопедический словарь: -Французский теолог-мистик, аббаг монастыря в Клерво. оказал влияние на церковно-по.титичсскую жизнь Западной Европы, был вдохновителем Второго крестового похода. Выступал против теологич. рационализма П. Абеляра-. И все!.. Чем же Не угодили тамплиеры ортодоксам большевизма?.. Вопрос излишний. и дальше мы наверняка обнаружим, почему теоретики КПСС не говорили о св. Ьернаре правды. Впрочем, и в борьбе с Пьером Абеляром, а также с Арнольдом Врешнаиским (своим же учеником), и в борьбе с другими Бернар и.т Клерво тоже -уличен» историей, однако, не будь сего аббата, кто поручится, .тиалн бы мы великую славу Ордена Храма?..
За более чем 200 лет (или чугь менее двухсот) существования гам или еры не уронили своей славы -святого рыцарства Иерусалимского», а также приобрели даже в глазах православной церкви (вернее, практически только в ее глазах!) образ святых мучеников при жизни. Дело»в том. что православная церковь знала рыцарей не понаслышке: они причащались в ее Иерусалимском храме, и этот факт был даже зафиксирован в Уставе ордена. После запрета Римом ритуала Святого причастия (запрет наступил в середине XIII в.) тамплиеры могли осуществлять этот обряд талько в православной церкви! А о том. какую важность составлял он для адептов Ордена Храма, становится ясно из книги В.В. Смирнова -Чаша Іосподня. Воскресение тамплиеров-. О которой уже говорилось.
Когда идет речь о храмовниках, следует помнить, что все. что говорится хорошего о них и о Крестовых походах, относится только к первым крестоносцам, породившим Орден, и к первым Крестовым походам. Позорный набег носителей Креста на Византию в 1204 г. не имеет отношения к тамплиерам, как не имеет к ним отношения и позднейшее нашествие псов-рыцарей на Русь, ггрославившес вовсе не тевтонцев, а святого Александра Невского. Впрочем, эта история весьма неоднозначна: до сих пор археологи не нашли ни одного подтверждения тому, что битва на Чудском озере вообще имела место...
Начиная примерно с конца ХЛ в. Римская церковьприходит в опасную стадию разложения и объявляет одігу за другой войны против христиан - Визаїттии. Лангедока. Прованса. Сицилии. Руси и т.д. Как не могли отвечать тамплиеры за новые крестовые походы, вдохновляемые Римом, так в Х111 в. тамплиеры, стоявшие у истоков Тевтонского ордена, не могли помыслить, что Тевтонский орден под руководством Рима отправится навязывать православному' І Іовгороду католицизм. Если истинным тамплиерам, сосредоточенным в Провансе, пришлось воевать с крестоносцами Севера, среди которых были и тамплиеры тоже, понятно, насколько неоднозначной сделалась ситуапия в христианской Европе. Рим вербовал крестоносцев даже в Святой земле, оголяя тем самым Иерусалимское королевство, делая его менее защищенным... Это вопрос не только разложения папства: корни нротивостояння кроются в первых веках христианства, и главный спор между ветвями и общинами христиан уходит к жесткой дискуссии между апостолом Павлом (он же Савл. и он же. как предположил В. Смирнов, Симон) и братом Христа Иаковом, держащим истинную иерколнхю общину христиан, которых называют нулео-христианами. Тогда апостолы не сошлись всего по нескольким вопросам, которые касались новообращенных язычников. Вопрос настолько глубок и серьезен, что он. возможно, стал одной из причин -закрытия- Ордена Храма, ареста европейских тамплиеров, а также казни на медленном огне 54 рыцарей (Великого магисгра Жака де Моле казнят двумя годами позже, в 1314 г.). после чего официально считается, что Орден Храма прекратил свое существование.
Данте Алигъери в -Ьожественпой комедии* показывает, причем с большим знанием дела, что тайна тамплиеров - вовсе не тайна для него1. Это прекрасно освещено в названной книге В.В. Смирнова. Вообще. Виктор Владиленович Смирнов настолько глубоко владеет вопросом истории тамплиеров и исторической подоплеки их ухода со сцепы, что в разговоре о тамплиерах мы не можем не обращаткя к его материалам.
Приведем вкратце историю Ордена Храма.
В 1099 г. иерусалимский король Ьодуэн І (Баллуин I) позволил неким франкским рыцарям поселиться на месте бывшего Храма Соломона. Что это за рыцари и для чего они поселились на святой горе Мориа?
Во-первых, все они были знатные молодые люди из хороших семей, все были набожны, все не щадили своих жизней в Первом крестовом походе, освободившем Иерусалим и способствовавшем образованию на месте Святого города христианского Иерусалимского королевства. Площадь, занимаемая этим государством, была очень мала, но врагов вокруг него было предостаточно, а потому рыцари иыбрали для себя благородное поприще — они вызвались быть проводниками для паломников в Святую землю. Путь ко Гробу Господню, Помимо своей дальности, действительно был труден и опасен, и христианские паломники очень нуждались в такого рода провожатых, готовых пожертвовать ради них своею жизнью. Однако, учитывая


Небольшое числа рыцарей, понятно, что сопровождение было ЛИШЬ na коротком участке — от побережья до Иерусалима.
Рыцари, а числом их было девять, получили прозвание рыцарей-храмовников, поскольку место их обитания было местом бывшего Храма Соломона. Новая постройка на сем месте не вся была новой; считается, что часть здания, храма, включая подвалы и подземные ходы, осталась не рззрттеипой. Как думает американский исследователь древних тай» Грэм Ханко к, благородная миссия, исполняемая рыцарями-храмовниками, не являлась их единственной целью: ведь христиан волновали почти одинаково как загадки Нового Завета, так и тайны Ветхого. Г. Хэнкок предположил, что храмовники (тамплиеры) поставили перед собой задачу открыть великую тайну—найти хотя бы следы Ковчега Завета, который был натчажнейгпей реликвией древних евреев, с помощью которого они завоевали хогдц-то Иерихон и который хранился, как известно, в тайном помещении Шрама Соломона. Хэнкок ff сям посвятил поискам Ковчега Завета много сил и средств, а затем изложил с ною захватывающую и полную удивительных открытий историю в книге -В поисках Ковчега Завета», русский перевод которой несколько лет назад увидел свет в одной из серий тайн в издательстве «Вече». Американский исследопа-теяь считает, что храмовники, конечно, не нашли следов Ковчега в остатках Храма, иначе они покинули бы Иерусалим, и тогда, возможно, паломники остались бы без провожатых... А может быть, они искали еще что-то? Причем это «что-то» было столь важным, что рыцари задержались на Свитой земле на целых двадггдтт. лет'. Припомним, что Вселенский собор, определивший статус Ордена тамплиеров, собрался лить а 1118 или 111$ г., и все это время рыцари пребывали в Иерусалиме.
Писатель-фантаст и эзотерик Еремей Парнов пишет следующее: «В середине 50-х гт. XX в. апглийскис ученые расшифровали один из древних так называемых Кум ране ких свитков, найденных в пещере па побережье Мертвого моря. В нем говорилось о спрятанных несметных сокровищах Соломонова храма. Возможно, именно эти сокровища и были обнаружены исчезнувшими рьщарями в годы их странствий, став основой будущего могущества Ордена, Тогда становится понятным и тот факт, что в 1127 г. Орден объявился во Франции, л три года спустя тамплиеры уже имели обширные владения во Франции, Англии, Шотландии, Фландрии. Испании. Германии, помгшкраЩщ - рыши рощ н край

том—в Италии. Австрии, Венгрии... В XJJ столетии храмовники становятся владельцами не только земель, но и верфей, портов, мощного флота. Они первыми ввели многие бухгалтерские документы, изобрели векселя И чеки, поощряли развитие наук...»
Ну, предположим, рыцари нашли -несметные сокровища*, запрятанные в подземельях Храма Соломона. В пользу такого предположен и я говорит тот факт, что вдруг однажды рыцари повели себя, как говорится, «неадекватно-—aim совершенно неожиданно для иеру-салимлян выставили охрану вокруг своей территории и окутали тайной свою 'внутреннюю» деятельность. Так что с некоторых пор никто не смог бы даже поинтересоваться, чем они занимаются в свободное от основных з&пятии время. Основное занятие, как мы помним, у тамплиеров было одно: охрана путей для паломников.
Также неожиданно выяснилось, что тамплиеры воздвигают на месте своего пребывания новую резиденцию- Зачем им было новое здание, что они собирались в Нем делать — пгтапалась неизвестны м несколько лет. Несмотря на расширение --жилища», рыцари никого не допустили в свой круг: на протяжении девяти лет, то есть вплоть до 1108 или И09 я, они проживали па горе Мориа вдевятером. А строительство, по мнению исследователей, было для отвода глаз — оно ноналобилось тамплиерам ряди продолжения подземных поисков реликвии.
Потом тате же неожиданно тамплиеры вдруг стали принимать в свой круг новых рыцарей. К моменту Вселенского собора, где Орден Храма был утвержден Римской церковью, храмовники насчитывала!' уже несколько сотен членов нового Ордена.
И все же находки рыцарей под Храмом Соломона—это из области догадок: никто и никогда не привел на этот счет более-менее доказательного утверждения. Хотя, конечно, можно предполагать, что находки были, и находки важный. Наиболее вероятным нам хлжет* ся обнаружение рыцарями древнихархивов Храма, которые могли включать в себя неизвестные рукописи, причем не обязательно еврейские, которые содержали, возможно, не одтгу, а множесгво загадок из области тайных знаний, к которым мы еще обратимся. В самом этом факте не может быть ничего удивительного: известно, что все древние знания сохранялись при храмах, и Храм Соломона не был исключением из правила. Герметики Древнего Египта (а евреи пришли из Египта) издревле культивировали и накапливали знании

пооккулыным паукам, истории іісмли. алхимии (эта паука тоже принта ил Египта), географии, философии и т.д. Етиисч скис жрецы, открывшие когда-то будушему правителю Афин Солону (со слов Ила-тона) лишь малую часті, своих полиций о легендарной Атлантиде, вероятно, имели об этой стране гораздо более точное и обширное представление, чем донесли до нас платоновские тексты і имея и «Критик». В том числе не исключено, что под храмом тамплиеры обнаружили и ту несметную казну Соломона, о которой говорит Е. Парнов, ссылаясь на расшифрованный текст Кум райского свитка.
Важный исторический факт косвенно подтверждает находку сокровищ? Орден и в самом деле стал в одночасье неслыханно богат, несмотря па то. что. утверждая Вратство. тамплиеры клялись в пер-пую очередь в бедности2... Во всяком случае, поводом к уничтожению Ордена Храма потом станут не только усилившаяся в Европе и на Востоке влаегь тамплиеров, но и их богатство, которое захочет присвоить себе французская корона.
К чести рыцарей следует сказать, что эти сокровища, если они были найдены а Храме Соломона, никак не повлияли на характер членов Ордена: па протяжении всей своей не тории тамплиеры нро-являлн завидно одинаковые бесстрашие, самоотверженность, храбрость, взаимовыручку и т.д. Достаточно сказать, что они продолжали охрану Святой земли малыми силами, исполняя ее весьма успешно, и как воины прославились среди сарацин столь же (если, конечно, уместна данная аналогия), сколь против передовых отря-доп вермахта прославят себя впоследствии советские штрафные роты...
Малые силы тамплиеров эффективно защищали христианский Иерусалим, а это было весьма непросто. Длина Иерусалимского королевства составляла около 70 лье. ширина колебалась от 2 до 20 лье. Несмотря на небольшую величину, христианское государство требовало для за щи ты от внешних враюв (от внутренних гоже) большого и хорошего войска. А этого войска насчитывалось в мирное время всего л00-600 рыцарей-храмовников. При военной опасности к рыцарям присоединилось бы ополчение и какая-то часть тамплиеров из некоторых местностей, лежащих не так далеко от Святой земли — с ОСтрОМ Кипр, например. Тем не менее, по отзывам самого противника, каждый рыцарь-гамнлнер стоил десятка, сотни, а то и тысячи воинов. Во всяком случае, тамплиеры сражались любым числом и с любым числом врага, не задумываясь о поражении, а потому им часто доставалась победа. Тысячи рыцарей-храмовников нашли свою славную смерті, в Святой земле, но задачу, которую Орден принял на себя, выполнили. Правда, можно сказать и обратное: Иерусалим они удерживали всего 90 лет. а еще через столетие, в 1291 г. потеряли и последний оплот на Востоке, крепость Акру... Но были, во-иервых. очень неравными силы храмовников и сарацин, а во-вторых, если бы не мешал Рим и другие обстоятельства... Но и здесь все не так однозначно: п одно и то же время папа мог относиться к тамплиерам Европы и тамплиерам Святой земли по-разному, хотя Орден был единым и неделимым — он только простирался очень широко.
Усиление Ордена Храма беспокоило правителей Европы. А больше всего Орден не устраивал католическую власті.. К началу XIV в. ни одно католическое государство уже не могло не считаться с Орденом, поскольку либо на его территории тамплиеры имели обширные земельные владения, банки, порты, верфи и т.д., либо непосредственно вмешивались в управление государством, как это было, например, в Англии.
Конец истории тамплиеров связан с секретным посланием папы Климента V, где всем царствующим домам Европы предписывалось п один и тот же день н один и тот же час арестовать и судить всех членов Ордена Храма. Что и было проделано большинством правителей. Это произошло 13 октября 1507 г. Исключением стали Англия и Нидерланды, куда ненадолго перебрались избежавшие ареста тамплиеры. Впрочем, сведения об этих странах противоречивы, разные авторы называют и разные страны. Например, прибавляют еще Италию и Испании». Кроме Неаполя, где казни осуществились. Или, как сообщал Георг Шустер п начале XX в. в книге -История тайных союзов-, португальский король Дсниз (Дионисий), знавший цели короля Филиппа и папы Климента V. взял тамплиеров под свою защиту, а в Англии даже суд опрапдал рыцарей Храма. Кстати, Дионисий Португальский основал в 1319 г. Орден Христа, дабы собрать под его знамена всех пострадавших тамплиеров (причем со всей Европы), и вскоре именно этот орден  "ct.t"ct.t великой силой в освоении новых земель (при Генрихе Мореплавателе) и сыграл громадігую роль в Великих географических открытиях. По сей день Орден Христа существует, однако не ведет практически никакой деятельности, кроме иочет-ной наградной. Эти сведения содержатся в блестящей книге француженки Марион Мслі.пиль -История Ордена Тамплиеров», написанной уже в наше время и систематизировавшей практически все, что нам известно об Ордене Храма. К прочтению этого фолианта мы еще вернемся, причем также не один раз. Хотя исследование М. Мельвиль, по моему мнению, не совсем правильно гасит значительную часть заслуженного сияния вокруг имени тамплиеров, оно весьма полно и исторически точно, когда дело касается событий, имен и дат, а к тому же подтверждено массой подлинных документов истории храмовников.
Проклятие Великого магистра Жака де Моле, адресованное королю Франции Филиппу IV Красивому, папе Клименту V и их подручным (шевалье Гийому де Ногарс). организовавшим судебный фарс над тамплиерами, как над злостными еретиками, исполнилось, и это известно всем. А розенкрейцер Элифас Лепи называет еще Скена де Флориана, главного обвинителя Ордена Храма, однако этого имени я не нашел больше ни в одном исследовании. Зато есть сподвижник Ногаре Гийом де Плезиан, не менее виновный во всей этой истории. Смерть настигла папу Климента V на 40-й день после казни Жака де Моле, затем та же участь ждала Флориаиа (?), Ногаре и Филиппа IV. Причем проклятие простерлось глубоко в будущее (казнь Людовика XVI и Марии Антуанетты) — именно до тринадцатого колена, как и пред-рекЖакдсМолс. По странному (или вовсе не странному?) стечению обстоятельств королевскую семью в течение 1792—1793 гг. держали под арестом как раз в замке Тампль, принадлежавшем Жаку де Моле и отобранном у него королем Филиппом.
Экстренный Вселенский собор во Вы. призванный объявить Орден Храма вне закона, своей миссии не выполнил: из 140 кардиналов только четверо французских, боявшихся мести королевской власти, проголосовали за папский вердикт, а в произносившихся по поводу тамплиеров речах звучало больше оправдательных нот. чем обвинительных. Тогда папа своею буллой (от 2 мая 1312 г.) просто запретил Орден, как еретический.

Фантастические уточнення н тайны

С этого момента начинается тайная, скрытая история Ордена гамплиеров. Символика Ордена, его святыни, а также его деньги (сокровнщница Таміьтя оказалась пустой: Филипп узнал только, что незадолго до ареста тамплиеров из ворот замка вышел обоз из 18 нагруженных повозок, которые отправились предположительно к одному из портов Франции и там благополучно растворились) изредка всплывают в деятельности некоторых масонских лож, других тайных обществ или братств, поставивших задачей следовать принципам тамплиеров, но все это не столько окутано тайной, сколько вызывает удивление и недоумение. Француз Батайль, проникший к конце XIX в. в американскую масонскую ложу паладинов, неожиданно обнаружил в ее символике не только черпо-белый тамплиерский флаг, не только красный посьмиконечный тамплиерский кресг, но и голову Бафомсга, которой поклонялись паладины. Причем, как утверждает исследователь, голова Бафомета на самом деле оказалась подлинной головой Жака дс Моле, пыкупленной у палача. Утверждается, что па костре 11 марта 1314 Б сожжено только тело рыцаря и Великого магистра, а голова лишь немного обгорела, и что череп Жака де Моле путешествовал но тайным сектам тамплиеров много веков и до сей поры якобы является святыней современных храмовников... Есть исследователи, приписывающие черному магу и сата-нисту XX в. Элистеру Кроули принадлежность к восточным тамплиерам. Утверждается, что мистическое имя Кроули в этой ложе — Ба-фомет... Нынешним тамплиерам приписывается связь с самыми отъявленными террористами — от Гарибальди до Троцкого, а также поклонение дьяволу, черная магия, распространение наркотиков и использование их во всевозможных ритуалах, вплоть до сексуальных оргий, негласная власті, над официальной властью, с применением любых методов для достижения поставленной цели, а в последнее время — и международный терроризм.
Согласиться со всеми этими утверждениями — значит совершенно не знать истории Ордена Храма и, как выясняется, подлинпой закулисной борьбы Ордена с официальной католической церковью, которая становится нам известной благодаря, например, таким историкам и исследователям Ордена, как В. Смирнов.
Сейчас па Западе прокатилась мощная волна споров и всевозможных толков по поводу голливудского фильма -Код Да Винчи», снятого по ромапу Дэна Брауна, в котором звучит иочти один к одному тот же мотив — сложнейшие отношения Ордепа тамплиеров (п фильме таміьі иеры почти не называются — действует тайный орден 11риорат Сиона) с официальным Римом по поводу первоначальной Святой Церкви. Сюжет построен на поисках Святого Грааля, причем в процессе этих поисков на фоне современной действительности мы знакомимся с вариантами представлений о Святом Граале. Дело ведь в том, что никто до сей поры не может сказать определенно, что такое зга реликвия — Чаша, Камень, Слово, Свет или Кровь (а может. Ребенок. Наследник)... Независимо от того, что собою представляет Святой Грааль, мы знакомимся с самым главным, самым первоначальным конфликтом христианства, о котором уже говорилось: несовпадением концепции Павла и Иакова.
Б. Смирнов очень доходчиво, а главное, доказательно, рассказывает, отчего официальная церковь пошла по пути Павла, а не Иакова, отчего в каноническом Новом Завете представлена точка зрения именно Павла, а не Иакова. Дэн Браун тоже, со своей стороны, дает историческую причину того, почем)' Рим в свое время склонился к точке зрения Павла, а никак не Иакова... Император Константин, подобно Эхнатону в Египте (XVIII династия), пвел в Римской империи единобожие — принял в качестве государственной религию христианства, пссмотря па то что большинство населения все еше были язычниками разного толка. Но и сам Константин был язычником и крещен будто бы только па смертном одре.
Если читателкі интересен вопрос самого древнего христианского конфликта, то предупреждаю: в короткой главе рассмотреть его невозможно: а потому и отсылаю к источнику — уже не раз упомянутой книге Б. Смирнова «Чаша Господня. Воскресение тамплиеров*. А в популярной форме столкновение Рима и Приората Сиона представлено в «Коде Да Винчи». Там же высказана одна важная и неожиданная мысль, которая может направить исследователей по несколько иному пути, который, возможно, окажется продуктивным. А мысль такая: Первый крестовый поход был организован не самой Римской церковью, а Римом под влиянием тайного братства, являвшегося либо предшественником, либо настоящим и последующим ядром будущего Ордена тамплиеров, который на самом деле еще до похода уже представлял интересы 1 Ірнората Сиона!.. И поиски тамплиеров в Иерусалиме завершились столь неожиданно, как мы говорили, через двадцать лет только потому, что (-пятой Грааль (а вовсе не Ковчег Запета, хотя одно не исключает другого) был рыцарями найден.
Это и есть главная тайна тамплиеров, остальное - варианты.
Основное содержание ранней истории христианства, по версии тамплиеров (Приората Сиона): Христос жил нормальной земной жизнью, то есть имел жену (Дэн Браун говорит — «спутницу», что то же самое) и наследника (у Дэна Брауна — наследницу, Сарру). Именно потому, считает В. Смирнов, можно говорить о «потомках Христа» не условно, имея в виду лишь потомков семьи — брата Иакова и других родственников Иисуса, а прямых потомков, ибо в лице собственного наследника (наследницы) Он имел на Земле настоящее продолжение. По версии Дэна Брауна, Церковь Христос завещал даже не брату Иакову, а супруге, и этой супругой была Мария Магдалина. О том. что она бывшая проститутка, стало "известно- толь-ко1 г., когда произошла окончательная победа версии Павла, — то есть это чистое сочинительство противников Первой Святой Церкви, которую создавал Христос. Именно с этого времени (конец VI в.) не только Мария Магдалина, но и вообще любая женщина играет в христианстве, а особенно в церковном обряде — второстепенную, низкую роль, чего, естественно, Христос Церкви не завещал! С этого времени принижена и почти забыта в истории Христа и католического христианства роль Богородицы. И так далее. К концу XI в. в христианстве накопилось, кроме перечисленных, столько проблем, что их разрешение требовало осуществления того самого Пер вого крестового похода. Конечно же. конкретным поводом было освобождение Гроба Господия от сарацин...
Не забудем также, что внутри христианства подспудно зрели противоречия, которые уже в XII в. пылились в войны христиан с христианами, о которых МЫ говорили.
История не имеет сослагательного наклонения, в том числе и история религии. Но если представить, что победила бы концепция иудео-христиапства, которую несла в себе церковь Иакова и Марии Магдалины, несомненно, мы имели бы сегодня иную историческую реальность. Во-первых, Христос никогда не отделял Себя от иудаизма — Он только собирался реформировать его. Недаром иудео-хрис-тнане продолжали соблюдать все законы и все обряды иудаизма, в том числе, что далеко не маловажно, обряд обрезания, самовольно отмененный для обращенных язычникоп гениальным и жестоким Павлом. Обычаи не есть жертвенного мяса — одно из главных требований к вновь обращенным - нарушался Павлом поначалу отчасти и только якобы по необходимости, но потом, и очень скоро, это нарушение вовсе перестало считаться нарушением. Активность Павла в Европе и Малой Азии, в отличие от небольшой активности (если не сказать - пассивности) Иакова, привела к возникновению десятков христианских общий, которые, естественно, не ведали других авторитетов, кроме Павла и его сподвижников. Римская пласть благоволила именно к Павлу, а не к приорам иудео-христианских общин, которых было очень пемпого и которые сами по себе были немногочисленны.

Иудео-хрнстианство первых веков

Иудео-христиане в Иерусалиме попали под двойной «обстрел» — как противники общин, придерживавшихся линии Павла, и как фактические противники того иудаизма, который исповедовали оеталтг ные евреи. Во всяком случае, они понимались в иудаизме как "еретики», хотя отличие христианства Иакова (Христа) от иудаизма было только в том, что иудео-христиане считали, что Мессия уже пришел. Община Иакова, таким образом, не могла не попасть, рано или поздно, на «линию огпя» — и эмигрировала в Ватаиею, в пустыню, на другой берег Иордана. Бегство это совпало с моментом взятия Иерусалима и разрушением Храма Соломона (70 г. н.э.). Среди иудеев община Иакова продолжала именоваться назореями (как и Иисус был назореяиин), и. согласно Зенону Косидовскому, в Заиорданье удалилась хоть и большая, но все же только часть иазореяи, в то время как другая часть иудео-христиан оставалась в Иерусалиме. Конкретным же поводом для бегства за Иордан был отказ назореев участвовать в иудейском восстании против Рима. Этот факт очень важеп и, поскольку община Иакова истинно следовала Христову пути, снимает с Христа пусть и теоретические, но все же обвинения того же 3- Ко-сидовского в том, что якобы Иисус, всего-навсего один из главарей отрядов сопротивления Риму, мог объявить себя Мессией лишь для того, чтобы завербовать больше сторонников среди иудеев, живших надеждой на пришествие Мессии. Действительно, в тот период «мессий» появилось за короткое время несколько десятков. К моменту бегства иудео-христиан из Иерусалима самого святого Иакова уже не было в живых: его побили камнями по приказу первосвященника Анании в 62 г. н.э., и главой общины стал Симон, сын Клеофаса. брата Иосифа, отца Иисуса.
Но и в Заиордат,е (в Пелле) Святая церкопь не могла быть свободной и подвергалась гораздо большим опасностям, чем -лояльные» общины Павла, тем более что с распространением христианства в Римской империи число христиан прирастало естественным образом но схеме Павла, а не Иакова. В конце концов, дабы не быть окончательно уничтоженной (а это, видимо, все-таки произошло с «официальной» общиной иудео-христиан), она превратилась в тайный орден 11риорат Сиона, в каком качестве и дожила, вероятно, по меньшей мере до периода крестовых походов.
По версии Дэна Брауна, Мария Магдалина эмигрировала гораздо раньше событий, происходивших с общиной, поскольку в момент казни Христа Мария была беременна: се будущему ребенку, конечно же, грозила смертельная опасность. По легенде, местом, где вдова Христа родила и оставалась жить, была нынешняя Франция. Если судить по фильму «КодДа Винчи», «штаб-квартира» Приората Сиона находилась (возможно, и находится) там же. во Франции. То есть, скорее всего, в Провансе, главном месте сосредоточения рыцарей Ордена тамплиеров. Становится понятным то, что. конечно, те девять рыцарей, которые для конспирации создали общину защитников паломничества в Святую землю, с первого шага твердо знали, что именно ищут они на Святой земле, в частности в Храме Соломона. И наверняка их поиски оказались успешными. Загадка только в том, что же все-таки искали.
Можно предположить, что Мария была не одна, что вместе с Марией на территории Франции пребывала некоторая часть общины Иакова — может быть, даже та часть иудео-христиан. которая впоследствии станет Приоратом Сиона, и, следовательно. Приорат Сиона скоро потерял связь с основной общиной, остававшейся на Святой земле. Тамплиеры — та группа рыцарей, наверняка особо посвященных, которые должны были восстановить связь, то есть найти не только Святой Грааль, но и саму Святую церковь (если только ИМейно онато и не считается Святым Граалем). По версии Дэна Брауна. Святой Грааль (то есть потомков Христа) искать было не нужно — они пребывали в Европе, — значит, поиски касались только самой общины, чьим первосвященником был когда-то Иаков, брат Господень. Повторяю, что это всего лишь мое предположение, которог иг претендует даже на то. чтобы быть нерсией, — причем предположение весьма косвенное.
ПриоратСиона, существовавший (также предположим) на территории франкского 1-ос>71арства всегда, вряд ли обладал, помимо христианских святьпть и знаний, всем комплексом 1аиных знаний Востока. Поиски рыцарей-тамплиеров, начатые в Храме Соломона, вероятно, увенчались открытием этих тайных знаний. Если это и не так. то вообще само пребывание храмовников в Иерусалиме в течение не меньше чем 20 лет могло привести к знакомству общины с тайными знаниями Востока — хотя бы с Моисеевым Пятикнижием, которое, по сообщению ЕЛ. Блаватской. является искаженной интерпретацией восточной каббалы. Среди исследований, посвященных тамплиерам, существует мнение, будто алхимия, занятия которой прерогатива натурфилософов и розенкрейцеров, появившихся на европейской арене позднее, начала свое шествие по Европе раньше — с легкой руки тех же тамплиеров. По крайней мере, невероятное богатство Ордена Храма может быть объяснено отнюдь не находкой конкретных сокровищ Соломона, но обладанием древними тайными знаниями, вывезенными древними евреями из Египта. То есть, не побоимся этого сказать, алхимическим превращением неблагородных металлов в благородные...
Учитывая все вышеска:1анное. станем ли мы теперь удивляться тому, с какой твердостью Ватикан воспротивился голливудскому фильму «Код Да Винчи-! Мало ли было сказано и показано еретических, с точки зрения католицизма, фильмов, клипов и т.д., — но Рим против именно этого фильма. Не оттого ли. что в нем не только рассказана, но и показана чистая правда?.. Вспомним не столь давнюю историю с другим фильмом — -Страсти Христовы-, поставленным Мэлом Гибсоном: Израиль был возмущен, что фильм выставляет евреев слишком жестокими, а Ватикан признал картину правильной. Не станем вдаваться в творческие достоинства и недостатки той и другой картин. ВО отчего бы Ватикану не признать справедливыми упреки евреев, когда дело касается Гибсона?.. Ненависть к евреям, воспитывавшаяся в христианстве веками, не посходит ли к самым первым противоречиям и не касается ли п первую очередь ненависти Рима к 1гудео-христианам?.. Вопрос очень серьезен — более серьезен. чем может показаться па первый взгляд. Вспомним, что конфликт именно такого рода (касающийся Али, зятя пророка Мухаммеда) разделил в свое время мусульман на шиитов и суннитов (хотя исторически это происходило несколько не так); и как именно относятся они сейчас друг к другу, показывает история хотя бы последних нескольких леї в многострадальном Мраке.
Возвращаясь к Ордену тамплиеров, одно можно сказать точно: история Ордена совпала с началом оживления Европы — се наук, искусств и технологий. С тем. что в скором времени назовут эпохой Возрождения. Но не это главное. Тамплиерьі внесли п европейский обиход, при всем своем аскетизме, романтику — как раз с них в нашем прсдстаплсігии возникает и жипет образ истинного рыцаря, верного слову, верного дружбе, верного своей Даме (именно с заглавной буквы), твердого в вере и испреклонного в бою. Символ тамплиеров — красный восьмиконечный крест на белом фоне (тамплиеры носили белые плащи) - это не только знак принадлежности Богу и Церкви, но и впервые в истории Европы знак христианского милосердия: рыцари бились жестоко, но сдающегося противника не ис требляли. Справедливость и благородство тлмплиероп были на Востоке притчей во языцех, и недаром часто кровавые споры соседей могли быть разрешены мирным путем, если в третейские судьи звали рыцарей Ордена Храма. Самоотверженность, благородство и милосердие закрепились за знаком красного тамплиерского креста настолько, что и сегодня мы видим его в качестве знака того же милосердия - Красного Креста (правда, уже не восьмиконечного). Еще один знак - тамплиерскую печать, на которой изображены два псад-ника на одной лошади, - позже использовали п своих ложах масоны (совершенно разного толка). Однако показывает он вовсе не двух рыцарей на одной лошади, а отражает удвоенную силу рыцаря-тамплиера, за которым Бог и Правда. Хотя, тем более сегодня, бытует Мнение, будто этот символ отражает лишь тот факт, что таміьтисрьі по одному на защиту паломников не отправлялись... Явная натяжка. Следует ознакомиться с трактовкой архиепископа Жака де Витри, пребыпавшего на Святой земле в Акре и сказавшего, что два всадника па одной лошади символизируют смирение. Впрочем, есть и еще пдно прочтение, и оно превалировало над иными очень долго: их двое, потому что у второго нет лошади. - то есть данная печать символизирует бедность. Прямо скажем: простодушие таких трактова-телей смысла не имеет границ.
У.щг существует мнение среди авторов, пиптутпих о тамплиерах, будто движение тамплиеров тесно переплетает ся с масонским. Главный аргумент здесь достаточно сильный: с возникновением Ордена Храма но всей Европе начинается бурное строительство храмов, возникает даже вполне определенный стиль — готический, пришедший на смену стилю романскому. Поскольку сложность этой архитектуры общеизвестна, причем отсутствуют какие-либо промежуточные варианты подхода к готическому стилю — он возник сразу как данность, — непременно напрашивается вывод о связи храмовников с масонами — -вольными каменщиками», в первую очередь профессиональными строителями. Но и это не совсем так. И если в нозднис века тайный Орден тамплиеров и мог частично раствориться в масонстве, то на начальном этапе говорит!, о масонстве вряд ли приходится. Готика действительно большая загадка в истории Европы, но отпет иа нее может лежать в той же плоскости, что нами исследуется: не пришел ли к тамплиерам зтот стиль вместе с другими тайными знаниями и умениями?.. Всего за 200 лет в Европе построено несколько сотен великолепных храмоп — причем ровно столько, сколько было построено за весь период, начиная с первохристиан и кончая Первым крестовым походом. Таким образом. Европа преобразилась на глазах лишь нескольких поколений. Кроме того, как пишут исследователи, многие старые храмы, построенные в прежнее время, за те же 200 лет были перестроены или достроены и обрели гот же готический вид. которым отличались новые. В. Смирнов связывает готический стиль с христианской литургией, понимаемой первохристиапами и тамплиерами попсе не так. как ее понимает католическая церковь Павла (и Петра тоже). Если сказать грубо и очень корчггко, то готика — это застывший Свет, со всеми его нюансами и отгенками. Свет Божественный. Отсюда ажурность, отсюда воздушность и резко выраженное устремление в небо (космос). Впрочем, Остап Бендер придерживался иного взгляда на католический храм: -Он врезался в небо, колючий и острый, как рыбья кость. Он застревал в горле»... Впрочем, если учесть, что он -турецкоподдаипый». ГО с сл. в какой-то степени тот самый сарацин...
Особенностью влияния тамплиеров на европейский религиозный цикл является возникший за эти 200 лет культ Богородицы, которого прежде не было вовсе.
Символизм, присущий эпохе тамплиеров, проник в литературу — барды и менестрели воспепали Деву. Это был новый образ, основой которого являлась, во-первых. Богородица, а во-вторых, и тайных. Святая Церковь, то есть та истинная Христова пера, на поиски которой и было потрачено столько усилий. Возникают рыцарские романы, основным содержанием которых является поиск Святого Грааля. Родится великая легенда о короле Артуре и рыцарях Круглою столп. Действие этого романа, как часто бывает, переносится в древние века и в совершенно друїую страну — Британию (созвучно Бата-?ЄЄ). Вся Европа делает, таким образом, значительный шаг вперед в понимании религиозной темы, и соответственно морали, в понимании собственной истории н истории человечества.
В общечеловеческом плане заслугу тамплиеров перед потомками гРУДно переоценить: они подвели рыхлое и дикое общество европейскою Средневековья, отстававшее от Востока на многие столетия. к °созпаник> самого себя, к пониманию Бога и Закона. Добра и Зла.

Правды и Лжи. В чем тамплиеры были и являются несомненными предшественниками розенкрейцеров — это в том, что они привели Европу буквально за ручку к осознанию такого, казалось бы, простого понятия, как Личность.
Богоискательство завершается па тамплиерах. Л с Личности начнется Возрождение.

ГЛАВА 2.
ИНОЙ ВЗГЛЯД НА ИСТОРИЮ ТАМПЛИЕРОВ

С точки зрения Элнфаса Леви

Мы бы не стали рассматривать этого -второго» варианта истории Ордена Храма, если бы данного взгляда не придерживался весьма уважаемый как в прошлом, гак и до сей поры автор, а именно — Элн-фас Леви, в середине XIX в. написавший трехтомный труд по магии. В частности, материалы, которые я намерен изредка цитировать, содержатся во втором из этих трех томов — книге -История магии» (написана около 1858 г.). Так вот, несмотря на то что Э. Леви очень осуждает вероломного Филиппа Красивого и всю ту грязігую историю с -закрытием» Ордена Храма, он тем не менее пс жалует и самих рыцарей-храмовников. О причинах можно лишь догадываться, но мы постепенно, по мере разговора о тамплиерах и розенкрейцерах, логически подойдем к вероятным причинам такого отношения знаменитого автора к рыцарству в белых платах. А пока что дадим слово самому' Элифасу Леви, причем ради ясности процитируем его пространно. Кстати сказать, вы тут же увидите, в чем расходится великий маг Леви с приведенными мною в первой главе историческими сведениями. Итак:
-Общества Древнего мира разрушились из-за материалистического эгоизма привилегированных сословий, которые окаменевали, изолировались от народа безнадежной распущенностью и сосредоточением власти в руках малой кучки избранных так, что все это вело к утрате той циркуляции, которая является принципом прогресса, движения и жизни. Сила без антагонизма, без конкуренции и, следовательно, без контроля свидетельствовала об обреченности священнических гырств. Республики, с другой стороны, погибали из-за конфликта свобод, которые при отсутствии обязанностей, санкционированных спыше, быстро превращались в многочисленные тирании, соперничающие друг с другом. Чтобы найти устойчивую точку между этими двумя безднами, христианские иерофапты пыдвннули идею создать общество, спязанное торжественным обещанием самопожертвования, защищенное строгими правилами, пополняемое с помощью инициации, и, как единственный кладезь религиозных и социальных секретов, производя королей и понтификов без того, чтобы это приводило к распаду империи. Таков был секрет того царсгва Иисуса Христа, которое, будучи не от мира сего, правило всеми его повелителями. Такая же идея господствовала над установлениями великих религиозных законов, которые так часто были в войне с мирскими властями, как церковными, так и гражданскими. О подобной реализации мечтали и раскольнические секты гностикоп и иллюминатов, которые надеялись скрепить свою перу примитивными христианскими традициями св. Иоаппа. Пришло время, когда эта мечта оказалась действительной угрозой! (еркви и Государству, когда богатый и разпращенный Орден, посвященный в таинственные доктрины каббалы, казалось, был готов свергнуть закошгуто власть и охранительные принципы иерархии, угрожая гигантской революцией всему миру. Тамплиеры, история которых так мало известна, были страшными заговорщиками, и пришло время раскрыть секрет их падения, связанный с именами Климента V и Филиппа Красивого.
В 1П8 г. на Востоке рыцари- крестоносцы — среди них были Жоф-фруа де Сент-Омер и Гуто де Пайен. - посвятили себя религии, давши обет константинопольскому патриарху, кафедра которого всегда была тайно или открыто враждебна Ватикану со времен Фотия. Открыто признанной целью тамштиероп было защищать христианских нилигримоп в святых местах; тайным намерением — восстановить Храм Соломона по образцу, указанному Иезекиилем. Такое восстановление, предсказанное иудейскими мистиками первых веков христианства, было тайной мечтой восточных патриархов; восстановленный и посвященный Вселенскому культу Храм Соломона должен был стать столицей мира. Восток должен был превалировать над Запалом, и патриархия Константинополя должна была верховспстповать над папством.

ТАЙНЫЕ ОБЩЕСТВА. ОРДЕНД Н СЕКТЫ

Чтобы объяснить название тамплиеры (храмовники), историки говорят, что Ьалдуин П. король Иерусалима, дал им дом в окрестностях Храма Соломона. Но они впадают здесь в серьезный анахронизм, потому что в этот период не только не оставалось ни одного камня даже ОТ второго Храма Зоровавсля, но трудно было и определить место, где эти храмы стояли. Следует считать, что дом. отдап-ный тамплиерам Балдуином (другая транскрипция -Бодуэн. —A.B.), был расположен не в окрестности Соломонова Храма, а на том месте, где эти тайные вооруженные миссионеры Восточного патриар-хч^намеревалмсь восстанови гь его. Тамплиеры считали своим библейским образцом каменщиков Зоровавсля. которые работали с мечом в одной руке и лопаткой каменщика в другой. I (оскольку меч и лопатка были их знаками в последующий период, они объявили себя Масонским братством, т.е. Братством Каменщиков. Лопатка тамплиероп состоит из четырех частей, треугольные лопатки располагаются в форме Креста, составляющего каббалистический иан-такль, известный как Крест Востока. Сокровенная Мысль Гуго де Пайсна при учреждении Ордена была не в том. чтобы удовлетворить амбиции Константин о польских патриархов. В этот период на Востоке существовала секта христиан иоаннитов, которые провозглашали, что лишь они посвящены в сокровенные тайны религии Спасителя, в подлинную историю Иисуса Христа. Принимая часть еврейских преданий и талмудических толкований, они воспринимали евангельские события как аллегории, ключ к которым имел св. Иоанн. Доказательством было его высказывание о том, что если бы все сделанное Иисусом было записано: "Я полагаю, что даже весь мир не смог бы вместить в себя эти книги". Они считали, что такое заявление было бы сметным преувеличением, если бы оно не относилось к аллегориям и легендам, которые только можно изменять и продолжать до бесконечности. Что касается исторических фактов, то иоан-ни I i м сообщали следующее.
Юная дева из Назарета по имени Мириам, помолвленная с Иока-нааном. юношей ее племени, поразила некоего Пандиру. или Панфс-ро. который проник в ее комнату в одежде иод видом се возлюбленного и силой удовлетворил свои желания. Иоканаап. узнав об этом событии, не скомпрометировал ее, потому что она была девственной; и дева родила сына, который получил имя Иеошуа, или Иисус. Ребенка усыновил Рабби Иосиф и отправился с ним в Египет, где был посвящен в тайные науки: священники Осириса, определив, что он является истинной инкарнацией Гора, так давно обещанной его адептам, посвятили сто в верховные понтифики универсальной ре литии. Исгауа и Иосиф возвратились в Иудею, где знания и добродетели юноши скоро возбудили зависть и ненависть священников, которые однажды публично упрекнули его в незаконности рождения. Иешуа. который любил и почитал свою мать, обратился с вопросами к учителю и узнал всю историю о преступлении 1 Іанднрьі и несчастиях Марии. Его первым побуждением было отречься от пее публично, когда ои сказал в разгаре свадьбы: 'Женщина, что общего между тобой н мной?" Но позже, понимая, что несчастная женщина не должна (оказываться за страдания, которые она не могла предотвратить, он воскликнул: "Мать мин никоим образом не согрешила, не потеря ла своей невинности, она девственница и мать: воздадим ей двойные почести. Л что касается меня, то у меня нет отца на земле; я сын Бога и человечества".
Мы не следуем далее выдумке, так разрывающей сердца христиан; достаточно сказать, что иоанниты идут так далеко, что считают св. Иоанна Еваніх-лнста cn-встствсиным за эти подложные предания и за то. что они приписывают апостолу в вопросе создания их тайной церкви. Главные понтифики этой секты носили титул Христа и объявлялись воспринимающими непрерывную передачу власти с дней св. Иоанна. Челопек. который хвастался такими воображаемыми привилегиями в эпоху основания Храма, носил имя Феоклег. Он познакомился с Гуго де Пайеном. которого он посвятил в таинства и надежды своей церкви; он обольстил сто идеями суверенного священничества и высших привилегий, наконец, он объявил его своим преемником. Таков был Орден рыцарей Христа, с самого начала зараженный расколом и заговором против королей. Эти тенденции держались в глубокой тайне, внешне Орден исповедовал полную ор тодокспю. Одни руководители его знали истинные намерения, остальные пребывали в правильной вере. Добиться боїатегва и влияния, интриговать с их помощью и бороться за установление догмы Иоаннитов — таковы были средства и цели посвященной братии. "Вэгляпите. - говорили они между собой. - папство и соперничающие монархии погрязли в торіах. иокуттая один другого, впадая в кор рупцию и разрушая друг друга. Все это делает Храм их наследником; еще немного, и народы потребуют суверенов понтификов из нашей среды: мы будем равновесием вселенной, судьями и — хозяевами мира''.
Тамплиеры имели две доктрины; одна была секретной и касалась вождей, которые были вождями иоаннизма: другая была публичной. Это была Римская Католическая доктрина. Таким способом они обманывали врагов, которых они надеялись вытеснить. Иоаннизм адептов был Каббалой гностиков, но он быстро выродился в мифический пантеизм, ведущий к идолопоклонничеству и ненавидящий все открытые догмы. Чтобы добиться успеха и с целью сберечь сторонников, они оберегали сожаления всех павших культов и все надежды каждого нового культа, обещая псем свободу совести и новую ортодоксию, которая была бы синтезом всех преследуемых вероисповеданий. Они доходили даже до того, что признавали пантеический символизм у великих учителей Черной Магии и изолировались от обетов религии, за которую они осуждались до этого; они воздавали божеские почести чудовищному идолу Бафомсту и даже как древние племена поклонялись Златому Тельцу Дана и Вефиля. Некоторые памятники, открытые недавно, и точные документы, принадлежащие тринадцатому столетию, подтверждают сказанное. Другие доказательства скрыты в анналах и под символами Оккультного Масонства.
С семенами смерти, таящимися в его главном принципе, и анархичный, поскольку он стал еретическим. Орден рыцарей Храма задумал больпгую работу, которую был не способен исполнить, поскольку он не понимал ни смирения, ни самопожертвования. В конце концов, храмовники, не имепшие в большинстве случаев никакого образования и способные лишь владеть мечом, не владели навыками управления или координирования общественного мнения. Тамплиеры были иезуитами, которые пали. Их принцип состоял в том. чтобы получить богатство с целью овладеть миром, и они его получили: в 1312 г. они владели в Европе более чем 900(1 поместий.
Богатство было скалой, о которую они разбились, становясь все более распущенными, они позволили себе оскорблять религиозные и социальные установления. Общеизвестен ответ Ричарда Львиное Сердце исповедовавшему его священнику, который сказал ему:
— Сир, у вас три дочери, которые вам дорого стоят и от которых вам к вашей пользе надо было бы освободиться: это честолюбие, жадность и роскошь.
— Верно, — ответил король. — Ну, ity давайте выдадим их замуж. Я отдаю честолюбие храмовникам, жадность монахам и роскошь епископам. Я выгадаю от заключения всех этих браков.
Амбиции там!Ыиеров оказались для них роковыми; их намерения предугадывались и предчувствовались. Папа Климент V и король Филипп Красивый дали Европе сигнал, по которому тамплиеры были арестованы, разоружены и посажены в тюрьмы. Никогда еще переворот не выполнялся с таким ужасающим единством. Весь мир был потрясен и с нетерпением ожидал известий об этом преследовании, зхо которого донеслось к нам через века. Но раскрыть перед пародом планы заговора тамплиеров было невозможно: это означало бы посвятить толпу в тайны, оставленные для учителей. Выход был найден в преследовании магии. Тамплиеры в своих церемониях проявляли враждебность к изображению Христа, отвергали Бога, непристойным образом целовали изображение Великого учителя с бронзовой головой и бриллиантами вместо глаз; общались с черным котом и имели сношения с демонами женского пола. Таковы были главные пункты обвинительных актов. Конец этой драмы известен; Жак де Моле и его сподвижники погибли в пламени, но перед смертью великий мастер Храма организовал и учредил Оккультное Масонство. В стенах своей тюрьмы он основал четыре столичных ложи — в Неаполе для Востока, в Эдинбурге для Запада, в Стокгольме для Севера и в 1 Тариже для Юта. Папа и король быстро погибли странным и неожиданным образом. Скен де Флориан, главный обвинитель ордена, был убит. Сломанный меч тамплиеров превратился в кинжал, а их лопатка каменщика использовалась лишь при оформлении могил. (>стапим их здесь уходящими во тьму, переполненными идеями мести. Мы увидим их возвращение в великую эпоху Революции и узнаем их по их знакам и их делам».
Как видим, несмотря на то что Элифас Леви рассматривает историю тамплиеров в значительной степени под углом оккультиости и каббалы, мы все же не можем не заметить его приверженности Римской католической церкви — иными словами, церкви Павла. Это во-первых. Во-вторых, намеренно искажая или и впрямь так понимая начало истории Ордена Храма, скрытым мотивом храмовников Элифас Леви видит их стремление к светской власти и. прямо скажем, мировому господству, а отношение тамплиеров к Первой церкви, так полно и внятно показанное В. Смирновым и даже Дэном Брауном.


приравнивает к иоаниитскому пониманию. Причем следует учесть, что понимание Христа как обычного человека, да еще и незаконнорожденного (от какого-то похотливого римского солдата), не было присуще всему Ордену иоаннигов, и если такое отношение к Христу и бытовало в среде иоаииитов (госпитальеров), то, вероятно, на каком-то не очень проявленном уровне, и во всяком случае не относилось к большинству рыцарей-иоаннитов. В-третьих, ни для кого не секрет, что эти два ордена (тамплиеры и иоаиииты) так и не смогли ужиться ни на Святой земле, ни в Акре (Лкко. Лкка или, но другой транскрипции, — Аккон), которую тс и другие потеряли в 1291 г.. как последний оплот христианства на Востоке, во многом благодаря тому, что не забывали собственных распрей, когда было необходимо полное единодушие против завоевателей. Они не ужились даже на Кипре, куда сбежали из Сирии после разгрома. Учитывая все сказанное, возникает и в-четвертых: если бы иоанниты были такими еретиками перед церковью Павла, то есть перед Римом, как показывает Э. Леви, гибель Ордена иоаннитов была бы столь же сокрушительной, как смерть тамплиеров. Тем не менее Георг Шустер, рассказывая о гибели тамплиеров, упоминает такую важную для пас деталь: «...В Равенне, Майпце и других местностях многие тамплиеры спасались от суда бегством; словно бесприютные бродяги, они странствовали в светской одежде по всем сгранам Европы и иногда даже вступали в орден Иоаннитов...» Курсив, сами понимаете, мой. но эти слова и без курсива говорят за себя: вы слышите, как автор хочет потрясти нас этими словами — иногда даже... в Орден иоаннитов! То есть, получается, ради спасения могли пступить и в братство, считавшееся... во всяком случае, далеко не дружественным. О какой же общей тайной идее можно говорить? О каком совпадении отношения к Христу идет тогда речь?
Л ведь для Рима и впрямь было почти все равно, куда отклонялся маятник той и другой ереси. Иоанниты отрицали божественное происхождение Иисуса? — А тамплиеры отрицали непорочность Его жития: Он не только имел -спутницу» Марию Магдалину, но и потомство от нее. Однако ересь иоаннитов могла быть по большому счету прощена Римом, поскольку Орден придерживался хоть и неканонического высказывания, но все же высказывания канонического евангелиста Иоанна, а тамплиеры, поддержавшие Приорат Сиона, да еще и обращенные Приоратом, основывались не только на враждебной религии н иерархии иудео-христиаи, но и на запрещенных еще в IV в. апокрифических текстах. Для Рима это была ересь полная. Заметьте, это помимо алхимии и магии! Отсюда и жестокая расправа, которая наступила бы, и здесь Э. Леви совершенно прав, рано или поздно — независимо от того, захотел ли внук Людовика Святого, истинного тамплиера по духу, Филиіш IV Красивый воспользоваться богатствами Ордена Храма или оставил бы потомкам соблазняться сими богатствами.
В информации Э. Леви нам интересен и еще один момент. Нич-тоже сумпятсся он называет Иосифа вовсе не плотником, а — раб-би. Причем говорит, что рабби Иосиф усыновил ребенка! Далее мы узнаем историю, так и не подтвержденную до сей поры, но весьма вероятную: Иешуа прошел посвящение в Египте, и тамошние иеро-фанты признали в нем инкарнацию 1ора! Соответственно, египетские язычники (вернее, скажем следом за Э. Леви: иерофанты универсальной религии, коей понтификом сделали Христа) ничуть не усомнились в божественном происхождении мальчика Иисуса... Этот факт, если он имел место, проливает положительный свет и на историю с тремя царями-волхвами, посетившими новорожденного, тем более что один из волхвов был черным (то есть африканским). Также становится очевидным и другой очень важный аспект: рабби Иосиф был, выходит, одним из самых подходящих для усыновления Иисуса людей, иудейским священником (и, конечно, каббалнетом), то есть — посвященным. Кстати, это вовсе не исключает и того, что приемный отец божественного младенца мог быть посвященным и по «плотницкой» части, то еегь одним из Братства Каменщиков. Стоит ли после этого ломать копья по поводу -юридического" права семьи Иосифа и Марии возглавлять Первую церковь? Такая тайна СТОИТ и тысячи, и двух тысяч лет неприязни самозванки и «блудницы», каковой величают Данте и другие Римскую курию, к Первоначальной, то есть Святой, Церкви.
Интересна трактовка магом Э. Леви тамнлиерского паитак-ля: учетверенная лопатка строителя. Но помимо трактовки знака Э. Леви сообщает и просто важнейший исторический факт: паходясь в тюрьме. Великий магистр Жак де Моле образовал четыре масонские ложи! Отмахнуться от этого заявления неділя, ибо и впрямь с момента пленения Великого магистра Орден Храма перешел на нелегальное положение — на долгое время растворился.


чстп. пс пяжстся с представлениями Б. Смирнова, а вместе с ним и нашими представлениями, заявление Э. Леви о том, что, в общем, несмотря на родовитость, большинство тамплиеров были неотесанными и грубыми солдафонами. На первый взгляд, эту информацию следовало бы отнести, например, на счет римско-католической неприязни автора к тамплиерам, а то и на высокомерие -просвещенного- представителя XIX в. к веку XII... Iі і :;: бы, во-первых, сама книга «История магии» не была своеобразной одой прошлым умам и прошлым векам, если бы Э. Леви не пел эту оду церковным догматам и ортодоксии, что смотрится весьма странно для занодозренно* го в высокомерии автора. И если бы Марион Мельвиль в конце XX в. вдруг не подтверждала Элифаса Леви. Она также говорит о том. что, например, один из пунктов Устава (или «Свода», где были собраны все статуты Ордена) гласил, что тамплиер обязан полученное им письмо прочесть в присутствии магистра. -Мало кто из рыцарей знал грамоту*. — объясняет М. Мельвиль. То есть, соответственно, присутствие магистра требовалось ради того, чтобы сам магистр прочел это письмо. Необходимость данной предосторожности указывает не столько на открытость братьев друг другу и своему магистру, командору и т.д., не столько на опасность какой-нибудь внешней крамолы, содержащейся в корреспонденции извне, сколько на то, что Устав предусмотрительно запрещает- тамплиеру идти с личным письмом куда-нибудь за стены резиденции (монастыря, крепости и пр.), к кому* нибудь грамотному, дабы информация, предназначенная только тамплиеру, не стала известна постороннему... Но посмотрим на другой аспект. Вот что иишет М- Мельвиль про «Свод» статутов тамплиеров, который, п отличие от Устава, сформирован не одни.ч десятилетием и возник, по се мнению, в XII в., ближе ко времени потери Иерусалима, но второй вариант из имеющихся является поздним личным трактатом некоего авторитетного тамплиера, называется «Установления», возник уже где-то между 1257 и 1267 гт. и был совершенно секретным, если определить его статус нынешним языком:
«Статуты далеки от аскетизма цистерцианцев и первых бедных рыцарей Храма, грубых и неотесанных (курсив мой. — A.B.), "никогда не умывающихся, редко расчесывающихся, воняющих потом и выпачканных кровью" (это искаженная, но в целом верная, то есть подлинная цитата из письма св. Бернара Клервоского магистру Ордена Храма Гуго де Пайену. — A.B.). Жизнь общины не настолько уж изолирована от жизни, которую ведут мирские рыцари в крестовом походе. Элегантность, благопристойность, вежливость являются самыми ценными качествами; ни один брат никогда не должен браниться пив гневе, ни в удовольствии, ис произносить скверные и мерзкие слова. Однако выражение "ругаться, как тамплиер" вошло в разговорный язык: настойчивое требование вежливости в приведенных статутах как раз не свидетельствует о том, что тамплиеры были вежливы наделе*.
Здесь налицо, во-первых, передергиванье: если статуты требуют не ругаться, это совсем не означает, что вне статутов рыцарь Ордена склонен был ругаться. Бывшие советские люди, в отличие от ученой француженки, это уже проходили: языковая культура "строителей коммунизма» всего 20—25 лет назад была несравненно выше прежней (по меньшей мере, на улицах редко слышалось хоть одно слово мата, л у нынешнего поколения мат — уже практически единственный разговорный язык, им разговаривают и на улице, и в вагоне метро школьники и студенты, хотя, например, забулдыги средних лет до сих пор так изъясняться редко отваживаются), но высокой эта культура была вовсе не потому, что па каждом углу висели стенды, цитирующие «статуты» «Морального кодекса строителя коммунизма». Просто общий уровень «строителей» не позволял им использовать «трехэтажный» в общении между собой, хотя кто ж его не знал досконально?.. Во-вторых, даже образованной француженке сейчас очень нелегко определить истинную подоплеку фрашгузского выражения •ругаться, как тамплиер», потому что вполне возможно, что не лишенные юмора французы использовали это выражение в противном смысле, то есть в том смысле, что от тамплиера никогда не услышишь никакого ругательства... Старые выражения вообще весьма обманчивы именно с той точки зрения, что забыт их истинный смысл. Помните: «Крутится-вертится шар голубой, крутится-вертится над головой»? Этим словам всего сто лет, а большинство и не знает, что в песенке не шар, а шарф! Тогда вдруг становится ясно, отчего «над головой»: ветер сильный, вот он и выбился, и -хочет упасть». Ну и гак далее. Я уже высказывал (В. Бацалев, А. Варакин. Тайны археологии. Вече, 1997) мысль о том. что вполне возможен обратный смысл прозвища «Грозный» у нашего незабываемого царя Ивана IV
Васильсвича: набожный, десятилетиями скрывавшийся ог мира, писавший православные тексты и т.д.. но в то же время постоянно кающийся в своих грехах, составивший даже синодик погубленных им русских и нерусских людей... Кстати сказать, при жизни его никто Грозным не называл, это позднейшее прозвище...
Но вернемся к выражению -ругаться, как тамплиер*. Л.Л. Ники-тип в книге -Тайные ордены в Советской России. Тамплиеры и розенкрейцеры» (Вече. 2006) напоминает читателю о том. что схожее выражение -пить, как тамплиер», еще в 1807 г. развенчала Француз-ская академия, обнаружив в нем примерно то же. что произошло с шарфом в известной нам песенке из кинотрилогии о Максиме. Выло доказано, что первоначальное выражепие подверглось звуковому искажению и должпо лпучать: -пить, как тамириер». то есть -пить, как стеклодув». Представьте жаркий цех. печь и расплавленное стекло, из которого выдуваются всевозможные изделия: стеклодув просто не может без воды, иначе умрет. Не произошло ли что-либо подобное и с аьгражением -ругаться, как тамплиер»?..
Многие авторы, говоря об Уставе Ордена Храма, удивляются его стройности и четкости: ведь Орден создается -с нуля», и многие пункты не прошли -притирки». Затем, вспомнив, что у истоков Ордена Храма стоял св. Бернар Клервоский. приписывают составление Устава ему. Делая этот неправильный (об его неправильности заявляет и М. Мельвиль) вывод, совершают вторую ошибку, состоящую в том, что якобы аббат из Клер во сыграл в судьбе первичного состава Ордена Храма столь решающую роль, что именно этот -первичный состав» тамплиеров только единственно и вел ту чистую и возвышенную, лишенную намеков па какие-либо пороки жизнь. А вот когда аббата не стало, то есть после 1153 г., храмовники пустились во все тяжкие, и это привело их к логическому концу в начале XIV в. Здесь с француженкой трудно не согласиться и тем самым подтвердить ее указания на то, что св. Ьернар, конечно, принял весьма деятельное уЧВСТЯС в организации Ордена тамплиеров, но помимо этого у него было множество других обязанностей, забот, занятий, интересов. I IecoMHCHito, аббат курировал и пестовал сей орден, а возможно, и наставлял его магистров, но...
Возьмем прежде Устав. Во-первых, его мог действительно составить св. Бернар. и в этом нет ничего уднвнтсльпого: сам он был аббатом цистерцианекого монастыря, в котором, конечно же. Имелся соответствующий Устав. Как подтверждают практически все исследователи. Устав тамплиеров отличался от иных лишь своими военными параграфами, и в основе любого монашеского ордена того времени, конечно же. был какой-то более ранний устав. А поскольку цистерцианцы — это позднейший вариант бенедиктинцев, а Орден св. Бенедикта существовал с конца VI в.. то понятно, что бенедиктинский устав и был предшественником любого другого. Впрочем, для организации нового ордена годился и более «ранний» устав св. Августина Блаженного (354—430). епискона Хйппона в Северной Африке, который любому новообразованию оставалось лишь -привязать к местности-. Так в свое время родилось множество монастырей автустинцев. братья которых только назывались августинцами, на деле таковыми не являясь. Были даже мирские августинцы — настолько св. Августин был у всех на устах, были и братья-отшельники, также именовавшиеся авіусгинцами... Впрочем, есть серьезная информация и о том, что августинцы, как нищенствующий орден, возникли только в середине XIII в. (называютеще 1215 г. что, конечно, более точно), а значит, в XII в. никакой устав не мог иметь своей осповой устав авіусгинский. Но того ли святого имели в виду итальянские августинцы?.. Как бы то ни было, М. Мельвиль упоминает как раз блаженного Лыустина. так что и пам следует оставаться на этих позициях.
Так какой же устав использовали тамплиеры? Конечно же, цистср-Циапский. ибо аббата Бернара Клсрвоского тоже можно было назвать августинцем: ведь и другой святой, Августин Кентерберийский, также был бенедиктинцем (цистерцианство - позднее ответвление бенедиктинского монашества, как, например, клюпийцы тоже были беиеди ктинцами)!
М. Мельвиль заявляет, что точность и тонкості. Устава тамплиеров - это никакой не результат участия св. Бернара в его составлении: с момента образования Ордена до принятия Устава, которое состоялось на Соборе в Труп 14 января 1128 г.. братья тамплиеры уже 9 летцолкзовллисьавгустинским Уставом, причем, попятное дело, у них было достаточно времени, чтобы усовершенствовать и отработать его, ликвидировав все неувязки.
Вы спросите: а почему я так много места уделил Уставу?
Есть причина. Она связана не только с гибелью тамплиеров, но и с моментом образования братства. Если вы помните, мы говорили о первых 9 годах, когда в Орден не принимались новые члены. То есть храмовниками были всего только 9 рыцарей. Число 9, а особенно когда это число фигурирует в начале пути, должно настораживать. Почему? Да потому, что и дальше, и ближе эта история имеет свойство повторяться, причем едва ли не один к одному. Например, тоже 9 рыцарей участвовали в организации Ордена иоаннитов, или госпитальеров. И этот Орден родился там же, в Святой земле. А главное, по М. Мсльвиль. родился гораздо раньше, чем возник Орден тамплиеров! Правда, иоанниты оформились как орден втом же 1118 г. ... Иными словами, история зарождения Ордена Храма в 1099 г. (и здесь две девятки!), приведенная многими исследователями, в том числе и мною в главе 1. вероятнее всего, не соответствует действительности. А вдохновителем и «отцом- ССГО Ордена св. Бернар Клервоский в 1099 г. быть никак не мог: от роду ему было... 9 лет! Как видите, опять эта девятка. Эта история напоминает мне мифические тексты из «Повесги временных лег-. когда Владимир выбирал, какую бы религию принять Руси, а представители разных конфессий «демонстрировали» ему (его порученцам, конечно) — каждый преимущество своей религии. Так пот ученые обнаружили точь-в-точь такой же текст, касающийся болгарских сомнений но тому же поводу, каковые имели место в истории веком раньше Киева. А потом мы обнаруживаем, что Новгород был крещен в православие примерно в тот же период, что и болгары, и. соответственно, нет ничего удивительного в том, что еще бабка Владимира Спятого княгиня Ольга была крещеной (и не обязательно самим византийским императором, потому что и в Новгородской земле было кому ее покрестить). Так что число 9 в истории тамплиеров и иоаннитов может быть просто неким знаком, который кочует из анекдота в анекдот по какой-либо забытой нами причине. Например, не настораживает ли пас уже известное сочетание: 99 и 18? И там и там — по две девятки, причем последнее число и в сумме цифр дает одну девятку...
Так что учреждение Ордена Храма в 1118 г. — дата, которую приводит Элифас Леви (а также eopr Шустер и другие), — гораздо более вероятна: она дает хотя бы те 9 лет между образованием Ордена и утверждением Устава на соборе п Труа. Вероятно, и хватит с нее, с девятки. Ибо говорить о том. что рыцарей и в январе 1128 г. было псего 9, скорее всего, уже не стоит: как правильно замечает М. Мель-виль, трудно представить, что Гуго де Пайен взял с собою в Груа шеетгрых храмовников (именно столько рыцарей фигурирует в протоколе Собора), осгавив в Святой земле только троих. Следователь! і о, уже к 1128 г. Орден Храма насчитывал те самые три сотни рыцарей, о которых упоминают историки. Подтверждением тому, хотя и косвенным, может служить пресловутый пункт Устава о чтении писем в присутствии магистра, уж первые 9 рыцарей наверняка отличались особой грамотностью, как покажут последующие события, или данные, о которых мы еще поговорим, — а пункт мог попасть в Устав только с учетом того, что в разросшемся за короткий срок братстве и впрямь большинство (или значительная часті, братьев) было либо малограмотным, либо не знало грамоты совсем. 11о если заглянуть в цистерцианский или бенедиктинский, а то и августинский устав, не обнаружим ли мы там чего-либо подобного? Слово, да еще написанное, а не просто изреченное, лишь в XX в. перестало иметь ту цену, какую оно имело всегда. — то есть теперь обесценилось почти до нуля. Да ведь и бумага в XII в. была дорогим удовольствием... Так чипа здесь вообще вряд ли следует подразумевать только наличие или отсутствие грамотности. Любое письмо — это событие, причем в любом коллективе. Помните, как в фильме «Свинарка и пастух» всей деревней читают послание Пастуха своей Свинарке? Интимное вроде бы дело, а без сельсовета и парткома не обошлось.
Но вернемся к тексту о тамплиерах. Э. Леви очень прав втом, что разделение компетентности произошло, вероятнее всего, в самом начале — одна доля знаний для больтипстпа, совсем другая — для пождей, или посвященных. Жречество внутри жречества — не совсем правильная трактовка положения. Иерархия, причем тоже почти готовая, пришла в Орден Храма наверняка не из Рима, а с Востока, — трудно думать, будто родилась она из практики: для этого девяти лет вовсе ис достаточно. Сама иерархия, само внутреннее строение Ордена храмовников может стать неким подтверждением тому, что тайные знания тамплиерам на Востоке каким-то образом асе же достались. Потому что именно ради сохранности важных или смертельных тайн и могла бы возникнуть известная ныне разрядность иерархического строя Ордена. Ее описал еще Г. Шустер, а М. Мельвиль почти слово в слово повторила, и потому просто приведем текст Г Шустера (он менее разбросан);
"Община рыцарей имела строго иерархическое устройство, оо главе Ордена стоял магистр, избираемый но большинству голосов особым комитетом из членов капитула и утверждаемый последним. Хотя во всех важнейших вопросах требовалось согласие капитула, решавшего дела большинством голосов, и магистр был обязан повиновением ему, он все же обладал широкими полномочиями, как, например, правом назначении высших должностных лиц. Его ближайшую свиту составляли каштан (здесь и далее — капеллан. — A.B.), искусный писец-клирик, два служащих брата, один арабский писец, рыцарь, исполнявший обязанность ординарца, кузнец, повар и. наконец, два конюха, на обязанности которых лежал уход за боевым конем. Далее при магистре в качестве адъютантов состояли два рыцаря из благороднейших родов, которые составляли его ближайший совет.
В случае отсутствия магистра его замещал сенешаль. Ему прислуживали два оруженосца, брат из низших членов Ордена, каилан, писец и двое пеших слуг.
Маршал был военным министром и полководцем Ордена. Рыцари и служащие братья в военное время состояли у пего под началом. Великий прсцентор Иерусалимской обласги был казн охранителем Ордена. В этой роли он размещал братий по различным орденским убежищам и надзирал за всеми поселениями, имениями и фермами. Под его началом находились принадлежащие Ордену суда, стоявшие на якоре у Аккопа; он же распоряжался поенной добычей. При нем находился портной, снабжавший братию шштьем.
На обязанности комтурл города Иерусалима лежало выполнение первоначальной задачи Ордена: вместе с 10 рыцарями, несшими черное с белым орденское знамя, он должен был сопровождать паломников к Иордапу и снабжать их необходимыми припасами и лошадьми.
Подобные же высшие орденские должности были установлены затем и в провинциях, которые с XII в. вошли в состав Ордена — в Триполи, Антиохии, Франции. Англии, Пуату, Арагонии, Португалии. Апулии и Венгрии. Каждая провинция управлялась особым ком-туром, которому были подчинены комтуры отдельных общежитий Ордена.
Высшая пласть в Ордене, законодательство, назначение высших должностных лиц. решение важнейших дел, касапптихся всей общины, принадлежала созываемому магистром генеральному капитулу. Он состоял из высших должностных лиц всех орденских областей и наиболее опытных рыцарей, приглашенных магистром; вследствие сопряженных с этим необычных расходов капитул созывался лишь в особо важных случаях. Дела Ордена, касавшиеся только отдельной провинции, обсуждались в провинциальном капитуле под представительством ее прецептора.
Члены Ордена делились на рыцарей, капланов и служащих братьев, или servientes. Последние делились на оруженосцев, сопровождавших рыцарей в походах, и ремесленников. К четвертому классу относились посторонние члены Ордена. Они состояли из дворян и людей простого звания, мужчин и женщин, которые по собственному желанию выполняли или все орденские предписания, или только часть их, но не жили в общежитиях Ордена. К этим спстским членам принадлежали также лопаты (donati), добровольно оказывавшие Ордену различные услуги, и облаты {obati). уже с детстпа предназначенные родителями для пступления в Орден и воспитанные по его правилам.
Каждому рыцарю полагалось иметь три лошади, одного оруженосца и один шатер. Все члены получали одинаковые пайки, одинаковое оружие и одежду. Капланы составляли духовенство ордена. "Для удобства выполнения церковных таинств и религиозных обрядоп" пана Александр Ш разрешил тамплиерам принимать в Орден также и клириков. Они были обязаны вести безупречный образ жизни, повиноваться магистру и жить в определенном месте. Только у них должны были братья исповедоваться, и только они одни могли давать отпущение грехов. Они непосредственно подчинялись высшей власти папы. Тс из клириков, когорые были аристократического происхождения, могли достигать высших должностей.
Из числа служащих братьев, которые в отличие от белого одеяния рыцарей носили черную или коричневую одежду и такой же плащ, назначались пять низших должностных лиц Ордена: низший маршал, знаменосец, управляющий земельными владениями Ордена, главный кузнец Ордена и комтур порта Аккон. Низший маршал оыл помощником главного орденского маршала и должен был доставлять и держать в порядке оружие. Знаменосец был п то же время начальником всех оружеиосцеп, которых он приводил к присяге, а по окончании срока их службы увольнял*.
На этом можно было бы остановиться, однако далее Г. Шустер приводит некоторые детали, по которым можно судить об образе жизни члеиоп Ордена Храма, что для нас должно быть и интересно, и познавательно с той же точки зрения: как охранялась тайна Ордена, даже самая безобидная? Это все комментарии «Свода». Посмотрим:
«Было точно определено, сколько полагалось каждому брату одежды, постельных принадлежностей и оружия, точно установлен был порядок лия в отношении молитв, посещения церкви, трапез и т.д., а также точной регламентации были подверпгуты известные военные обычаи в походе, в лагере, на поле битвы, порядок дня и работа капитула. Братиям воспрещались всякие праздные разговоры. Без разрешения главы они также не имели права отлучаться из общежития и не могли обмениваться письмами, даже с родителями. Тамплиер должен был избегать всяких мирских развлечений. Вместо этого он должен был усердно молиться и ежедневно со слезами и стенаниями приносить покаяние Богу. За престарелыми, слабыми и больными братиями был установлен чрезвычайно внимательный уход; попечитель о бедных получал ежеднеппо десятую часть хлеба для раздачи нуждающимся.
Существовало специальное уложение о наказаниях, определявшее кары за нарушения правил Ордена. Преступления* карались изгнанием из Ордена, а незначительные проступки* имели следствием лишь временное лишение орденской одежды. Желавший вступить в Орден тамплиеров должен обладать здоровьем, происходить от законного брака и из рыцарского рода; но должен был также не состоять в браке, не быть спязлппым присягой с другим духовным орденом, не быть отлученным от церкви и не добиваться вступления в Орден путем подарков или обещаний. Перед торжественным посвящением кандидата, отбывшего уже год предварительного искуса, два брата отводили в особую комнату при церкви Ордена и здесь говорили ему о серьезности его намерения и об обременительности тех обязанностей, которые он собирался на себя взяті.. Если же он все-таки оставался тверд п своем желании, то, с разрешения собравшегося капитула, его вводили в зал. приводили к присяге на Евангелии и с торжественной церемонией облачали в плащ.
Покидать Орден без разрешения было строго воспрещено. Если выбывший из Ордена брат снова хотел верігуться, то он должен был стать у входа в дом Ордена и. преклоняя колени пред каждым входящим и выходящим братом, молить о пощаде. Затем попечитель о бедных предлагал ему подкрепиться пищей и питьем и сообщал ка-иитулу, что брат отступник молиг о милосердном приеме. Если капитул давал согласие на это. то проситель с обнаженной верхней частые тела и с веревкой вокруг шеи являлся пред собранием капитула, на коленях и со слезами молил о приеме, заявляя о своей готовности понести какое угодно наказание. Если он затем совершал в течение назначенного срока покаяние, то капитул возвращал ему орденскую одежду.
Если юный тамплиер выказывал порядочные способности, самостоятельность и усердие, то он посвящался в мрачные мистерии Ордена, о которых ходили в то время самые невероятные слухи, да и теперь еще существуют самые дикие представления у многих легковерных людей.
Мистерии происходили обыкновенно в уединенно стоящих зданиях, ио возможности в подземных помещениях, под спасительным иокровом ночной темноты. Для сохранения тайны принимались самые тшательные предосторожности. Непосвященные обитатели орденских общежитий отсылались в самые отдаленные помещения во дворе или же оставались под строжайшим надзором в дальних покоях. Двери п ворота замыкались крепко-накрепко. На самой верхушке дома, в котором происходило посвящение, стоял сторож, который внимательно озирал окрестности и должен был сообщать о приближении каждого непосвященного.
Прежде чем кандидата представляли капитулу для посвящения, он должен был дать страшную клятву в том. что обязуется свято сохранить все тайны, которые будут ему открыты. Вместе с тем ему сообщалось, что в случае клятвопреступления ему неминуемо угрожает мучительная смерть или же пожизненное заключение в подземельях орденских домов. По принесении кандидатом предписанной присяги его вводили в сопровождении двух братьев в залу капитула. Здесь ему прежде всего показывали распятие и разъясняли, что он не должен верить в распятого, потому что он был не более, как лжепророком, лишенным всякой власти. Но отрицанием Христа и отречением от господствовавшего церковного учения дело не ограничивалось. По пятницам, п особенности в Страстную пятницу, здесь довершались еще более худшие вещи .
Затем кандидата приводили к рецептору. Последний вынимал из крепко запертого футляра странную фигуру, называвшуюся Бафомет
(то есть "Изображение идола"); это была металлическая фигура, украшенная золотом и серебром и напоминавшая не то черен мертвеца, не то лицо старца с большой бородой. Указывая на эту фигуру, рецептор говорил кандидату: "Верь в нее, ей доверкя. и благо тебе будет!" Во время этой речи кандидат должен был с непокрытой головой склоняться до земли, выражая этим почтение к идолу. По окончании обряда идол снова укладывался в футляр и заботливо запирался.
Затем следовал акт опоясывания "поясом Иоанна". Кандидата обпязывали белым шерстяным шпуром, который через прикосновение к,идолу делался талисманом. І Іозтому он никогда не должен был более снимать его. чтобы постоянно находиться под благотворным влиянием его волшебной силы. Он должен был также служить тайным отличительным знаком, с помошью которого кандидат получал доступ к мистериям Ордена.
Далее, почти постоянно соблюдавшимся обычаем был один обряд, заключавшийся в том, что новичок должен был, пренебрегая своим человеческим достоинством, поцеловать рецептора и присутствовавших при посвящении братьев в такие части тела, назвать которые не позволяет приличие. Наконец, новым членам духовно-рыцарской общины, па которую торжественной присягой возлагался обет целомудрия, явственно давалось попять, что они могут предаваться между собою самым ужасным и пгусным порокам. "Вероятно, — как полагает неутомимый обличитель Ордена Прутц. — считали, что сохранение тайны общества не будет достаточно обеспечено, раз будет существовать риск, что младшие члены, общаясь с женщинами, выдадут все им".
Этот ритуал соблюдался при всех тайных посвящениях, но новичкам при этом редко объяснялось его значение. Разъяснение давалось позже, когда новый брат уже допускался к участию в таинственных посвящениях, или, иначе говоря, достигал высших разрядов.
Правила 1128 г., которые прежде были единственным руководством для Ордена, и их позднейшие дополнения стали для тамплиеров лишь внешней формальностью. Истинная же сущность Ордена выражалась в особом тайном уставе.
Возникший на Востоке между 1220 и 1290 гг., устав этот составлял неприкосновепттую тайну. Под угрозой строжайшего наказания братьям было воспрещено иметь с него копни или даже носить их при себе.


Последователи тайного учения тамплиеров были, по Прутцу, несомненные дуалисты. Они поклонялись высшему богу, в котором они видели одно в ременного творца духа и добра, и наряду с ним низшему богу, создателю материи и злого начала.
Все это сообщалось на тайных собраниях тамплиеру, который признавался достойным посвящения в последний и высший разряд мистерий. Особенно подчеркивалось то, что культ посвященных относился не к высшему богу, а к низшему, от которого происходят материя и злое начало.
Изображением этого низшего бога и является идол, которого показывали члену во время приема в Орден. Он обладает силой приносить здоровье, наделять рыцарей земными благами и даровать Ордену все сокровища мира. К нему нужно обращаться со всеми нуждами души и тела.
Тайное собрание заканчивалось исповедью и причастием, которое посвященные принимали, в противоположность уставам католической церкви, под обоими видами и исключительно в знак братской любви. Исповедь была у них актом братского доверия с одной стороны, и братского совета — с другой. 11оэтому посвященные исповедовались друг другу, а отпущение грехов получали от главы Ордена, а не от каплапов, у которых была отнята привилегия исповедовать членов высшего разряда, чтобы по возможности избежать разоблачения еретических тайп.
Несомненно то. что Орден, благодаря своей политике, в значительной степени определявшейся стремлением к светской власти, уже очень рано впал в неразрешимое противоречие со своими первоначальными задачами, что братство часто жертвовало интересами христианства ради эгоистических целей, что многие рыцари предавались развратной жизни и противоестественным порокам, что некоторые комтуры игнорировали религиозную борьбу.
Но в чем собственно заключалась -ересь", не укалывается нигде — вероятно, потому, что вне ( )рдена это не было точно известно. Этим объясняется также то, что курия долго не решалась выступить против моптдественной, влиятельной и весьма заслуженпой, благодаря своим блестящим делам и успехам, общины. Чтобы поддержать об-?иее неопределенное обвинение. потребовался тот хорошо продуманный и остроумный процесс, который впоследствии повел против Ордена такой могущественный властелин, хитрый и беспощадный деспот, как Филипп Красивый Французский, не знавший пощады по отношению к членам Ордена».
Итак, проясняется истинное число воинов, защищавших Святую землю: вместе с сержантами и вольнонаемными (такие тоже были, конечно, хотя их число не превалировало над числом братьев) войско насчитывало не 500—600 воинов, а ТЫСЯЧ 13—15. Наемных вон-нов из местных называли туркополами (ими управлял и командовал туркопаяъе— специальная командирская должность) -- часто это бывали арабы или турки, то еегь люди, готовые воевать за Орден, а также, скорее всего! они пе могли быть язычниками или мусульманами: мусульмане тоже бывали на стороне тамплиеров, когда речь шла о сильном внешнем захватчике, общем враге, но отношения с мусульманами в таких случаях строились через ігх полководцев или султанов на договорной союзнической основе.

Поговорим о мистериях и еретиках

Что касается мистерий Ордена Храма, которые, вероятно, совершались, Іеорг І ЇІустер также должен был молчать, как и о том, -в чем собственно заключалась "ересь"». потому что документы долгого судебного процесса над тамплиерами «ереси». как таковой, практически не выявили, а описанпый Г. Шустером ритуал возникает у многих авторов по той причине, что он имеется в показаниях отдельных тамплиеров. Однако, чтобы быть до конца честным, Г. Шустер должен был упомянуть, что оговаривавшие себя под пытками члены Ордена, описывающие ужасы мистерий, настолько не совпадали друг с другом по части описания деталей одного и того же, что сам -ужас», как и «ересь», остается под большим вопросом. Даже то. что касается странной головы «идола Ьафомета», не определено в признаниях одинаково. Кем-то голова считается головой Вафомета, кто-то уверен, что это голопа Иоанна Крестителя, а кому-то из признающихся и вовсе кажется, что это женская голова. Откуда тогда «длинная борода» старца, и имелась ли она в наличии? Элифас Леви благоразумно умалчивает о деталях громкого процесса над тамплиерами, поскольку знает, что ритуал мистерий вовсе не относится к исповедуемой братьями религии, ибо затрагивает основы тайных зиапий, а они одинаковы как для любого ранга язычника, так и для самого высокого христианина. Так что когда речь идет об оккультизме, посвящаемый в тайну должен пройти, вероятнее всего, действительно весьма своеобразный ритуал (если, конечно, это необходимо проделать), который либо в корне противоречит христианскому ритуалу, либо, как докалывает В. Смирнов, до деталей повторяет христианскую литургию.
Если опять припомним иерархический перечень Ордена, приводимый Г Шустером. попробуем догадаться: а на что нужны были тамплиерам арабские писцы? Разве для того, чтобы ежедневно переписываться с сарацинами?.. Переписываться, конечно, тоже, но не только. Знатоки местных наречий, во-первых, образованные толмачи, причем основным образованием этого «арабского писца» была скорее всего каббала. И назвать то, что просто не укладывается в рамки одной из религий (в данном случае христианства, да еще и католического по Павлу), «ересью» мог лишь самый неученый большевистский поп. не видевший большой разницы между монашеским уставом и Уставом КПСС.
К сожалению, почти того же уровня отношение к тайным знаниям наблюдалось в России (вероятно, и не только) еще задолго до большевистского попа. В удивительной книге АЛ. Никитина, посвященной истории тайных орденов и обществ в Советской России, приведена статья Ф. Фортииского «Новые открытия в области истории Ордена тамплиеров», написанная им в 1878 г., где приводится пересказ документов с того самого судилища тамплиеров начала ХГУ в., и становится совершенно ясно, что уже в конце XIX в. образованнейшие люди России практически ничего не знали ни о тамплиерах, ни о той роли, какую они сыграли в мировой истории и в истории религии и культуры: автор, блестяще владеющий пером, набрасывается на бедных рыцарей-храмовников и не хуже папской инквизиции ни одного из них не оставляет в живых. Очень рекомендую вам эту книгу не только из-за указанной статьи, помещенной во второй части, но и потому, что она написана сыном «советского» тамплиера Л. Никитина и в ней собран обширный материал не только по советским тамплиерам и розенкрейцерам, но и по другим таинственным братствам, с которыми ОГПУ (НКВД) расправилось в 19.40-е гг. так чисто, что лишь кое-какие из орденов едва опомнились * концу XX столетия и сейчас находятся едва на первых ступенях 8озрождения. Так что говорить о какой-либо преемственности, а тем более о тайных знаниях в России, думаю, преждевременно. В свое время о «советских- розенкрейцерах мы, конечно, поговорим. Основой станет как раз эта книга Андрея Леонидовича Никитина.
А как смотрит на «ересь» Ордена Храма М. Мельвиль, глубоко изучившая все протоколы и уточнившая все хронологические несообразности последнего времени существования Ордена? Вот здесь получается очень интересно. Однако потерпим немного, чтобы уточнить еще парочку деталей.
Такую, например, деталь. Некоторые авторы считают, что деятельность братьев Ордена началась все же в 1099 г.. как это уже описывалось в главе 1. И что место для проживания рыцарей на горе Храма предоставил Балдуин I. Но большинство говорит о Балдуиие И, а это подтверждает дату 1118 г., поскольку именно в этом году Балдуин 1 скончался.
Впрочем, есті, одна важная загвоздка, и она состоит в том, что 9 рыцарей Храма в 1118 г., и тем более в 1128 г., находились уже в преклонном возрасте, п том числе Гуго де Пайсн, первый магистр Ордепа. Следовательно, какую-то деятельность на Святой земле все девятеро вели все же с самого момента образования Иерусалимского королевства, оставшись там сразу после Первого крестового похода, коего были участниками. Какую деятельность — в этом основная неразгаданная загадка, на которую пролил свет, пожалуй, лишь Грэм Хэнкок в его книге «В поисках Ковчега Завета», которую мы уже упоминали. Есть сведения о том. что рыцари за два первых десятилетия не раз покидали Иерусалим и были в Европе. И что они перевозили в страну франков какие-то сундуки, объемные и тяжелые. Нашли они скрижали Моисея или тайные знания египетских перо-фантов — как говорится, тайна, покрытая мраком.
И последнее, что хотелось бы сказать о датах и о Соборах, то есть о времени создания Ордена Храма. Наверное, следует поверить тому, что записано в протоколе Собора в Груа 1128 г. А записано там буквально следующее (даже имя писца известно — некий Жан Мишель):
«Итак, ко всеобщей радости и всеобщему братству, молитвами магистра Гуго де Пайена, коим милостью Божией положено начало вышеназванному рыцарству, мы собрались в Труа из разных провинций по ту сторону гор на праздник господина нашего святого Ила-рия1' в год от Воплощения Христова 1128. я девятую годовщину возникновения (курсив мой. — A.B.) вышеупомянутого рыцарства. И об обычае и установлении рыцарского ордена мы услышали па общем капитуле из уст названного магистра, брата Гуго дс Пайена. И, сознавая всю малость нашего разумения, мы то. что сочли за благо, одобрили, а то. что показалось неразумным, отвергли».
Кажется, теперь прибавлять созданному в 1118г. братству еще 20 лет, тому предшествующих, — будет некорректно. И еще: гипотетического "Всслепского собора», состоявшегося, как говорят нынешние авторы, в 1118 или 1119 г., кажется, просто не было, и «Вселенским собором» кто-то из кардиналов известного процесса во Вьснне назвал именно Собор в Труа в 1128 г. Орден тамплиеров образовался в Иерусалиме сам но себе и ни па каком «соборе » не отмечался, пока не был утвержден Собором в Груа.
А вот теперь обратимся к фактам, приводимым М. Мельвиль в книге «История Ордена тамплиеров». Нас интересует все-таки Бафо-мет, поскольку вот уже 700 лет не утихают споры об идоле, а также не решена загадка его странного имени. Правда, говорят, и со знанием дела, что это имя демона, которому отчего-то поклонялись тамплиеры. Но слабое место не только этих рассуждений, но и панских обличений Ордена Храма состоит в том. что идолопоклонники, в том числе сатанисты. имеют цель — служить черному началу и одолеть Христово воинство (к примеру), то есть они принципиально против Христа и стоят на стороне Антихриста, здесь все ясно. Подобной цели инквизиторы, допрашивавшие тамплиеров много месяцев, в Ордене Храма не выявили. К тому же, как ни странно, церковники и сами перестали верить в ересь храмовников, ибо, только сопоставив сроки посвящения того или иного подследственного брата с именами магистров, при которых происходила инициация данного брата, посланцы папы говорили «нет»: трижды, пятижды и десятижды герой и преданный христианин никак не мог быть даже заподозрен и роли ересиарха. Да и подобных признаний в «черной мессе», которую якобы служили тамплиеры, инквизиция получила немного. Особенно удивит нас сейчас важный факт, вскрытый М. Мельвиль: Ьафомста. кажется, вовсе не существовало! То есть голова, которая почти однозначно стала считаться головой Бафомета. недостойного идола черного демона, могла и впрямь быть просто головой Иоанна Крестителя. Соответственно, использование данного скульптур "ого изображения в христианском ритуале (если голова все же использовалась в ритуале) было невозбранным, хотя, возможно, и несколько странным. Уровень такой «ереси», естественно, не представлял никакой реальной опасности ни для Рима, ни даже для авторитета Ордена. Л еше это не был тайный идол, которого бы «еретики» прятали от посторонних глал: изображения головы — их можно встретить на колоннах, пилястрах, фронтонах храмов, возведенных с участием тамплиеров, —десятками разбросаны вполне «официально» по всей Европе и не дают покоя дотошным «исследователям» своей загадочностью. Правда, некоторые тамплиеры "признавались™, что магистр или командор доставали тайного «идола» откуда-то из-под запора, причем с соблюдением строгой секретности... Но вот что сообщает, и очень неожиданно, Марион Мельвиль:
«...Говоря об идолопоклонстве, палачи и жертвы в одинаковой мере утратили почву: было ясно, что никто не понимал, о чем идет речь. Идол тамплиеров — прототипом которого, возможно, был обычный реликварий — хранилище каких-либо мощей. — принимает все более фантастические формы: голова человека, бородатого или безбородого, молодого или старого, с двумя или четырьмя лицами, стоящего на четвереньках: с телом человека, кошки, свиньи и т.д. Несчастный сержант из Моипсза повинился в поклонении "ба-фометову обличию", создавшему самый черный миф тамплиерско-го обвинения. Сержант говорил на языке ок (южнофранцузском) и хотел сказать о "магометанском изображении"; в итоге получилась чепуха, тогда как "Бафомет" является всего лишь провансальской деформацией имени пророка Магомета».
Так один дурак (да простит меня мученик-сержант из Монпеза, который даже не понял того, что видел, не говоря уже о том, для чего это «магометанское изображение» предназначено) заставил обсуждать свое «открытие» сотни или тысячи людей и, возможно, привел ira костер собратьев и магистра. Кстати сказать, шариат запрещает изображать человека, и потому никакого «магометанского изображения» («бафометова обличья») в природе не существует. Каков же был уровень допрашивающих, если они не смогли сопоставить показаний безграмотного сержанта с тем. что, как инквизиторам, должно было быть известно им самим! Итак, Бафомет — это даже не демон, это даже не самый маленький бесенок. Это — пшик, миф, рожденный во время следствия, возможно, некоторым на радость. Соответственно, вы можете себе представить, насколько извращенными могут быть взгляды тех «паладинов» и Э листера Кроули, который даже взял себе, охваченный не столько мистическим экстазом, сколько обычной человеческой гордыней, ритуальное имя несуществующего и никогда не существовавшего Бафомета (а паладины ему «поклоняются»), И насколько далеки эти «мистерии» от обрядов истинных храмовников! Потому с большой опаской следует относиться к секте или ордену, возникшим в позднейшее время, когда тех. подлинных тамплиеров — уже не существовало. Воистину история демонстрирует себя дважды — сначала в виде трагедии, а потом в виде фарса. Она понимает в жанрах и не ошибалась в этом предмете.
И предлагается один вывод, или, лучше, вопрос, касающийся Эли-фаса Леви: если этот розенкрейцер и историк магии не знает, что демона по имени Бафомет не существует, как можно верить ему. будто он понимает нечто в магии?.. Ведь если поклоняются, то демону не самому маленькому, а имена «больших» известны наперечет: откройте любую настоящую книгу магии. По это уже так. мелочь, которую, конечно же, можно опустить. Тем более что самый высокий специалист никогда не уверен, что он знает по своему предмету все, что только моясио. Всегда есті, вероятность, что кто-то понимает в иерархии демонов гораздо лучше, чем ты... Мне лишь жалко, что в Бафомета верит блестящий исследователь В. Смирнов. Он даже пытается, и весьма оригинально, оправдать с точки зрения истинного христианина ту «ересь», что вменяется тамплиерам. В. Смирнов излишне романтизирует Орден Храма и идеализирует храмовников. Он логически и литургически обьнсняет и попрание креста, и плевки... Л если их просто не было?
И вот еще что интересно. Вы помните о пресловутой цифре 9? Так вот. на суд, вершившийся над тамплиерами, заявились (самостоятельно, их никто не звал) ровно 9 тамплиеров! Они явились в качестве защитников Ордена Храма. Впрочем, то был не суд, а то был Собор "о Вьенне... История, таким образом, получается очень уж -круглой», как гениальный рассказ, как сказка из «1001 ночи». Начиналась она с 9 братьев-рыцарей, заканчивается она также 9 братьями. Очень похоже на притчу, а не на живую, непричесанную действительность, "їм. более не на историю героического Ордена.
А вот что обнаружила и сказала об обвинениях М. Мельвиль;
•Из ста двадцати семи статей обвинения, собранных Ногарс. они (практически все допрошенные тамплиеры. — A.B.) признали только три или четыре, касающиеся их вступлеїтя а Орден Храма, то есть тс статьи, которые легисты ставили на первое место и но поводу которых допрашивали инквизиторы. Что до всего остального, то тамплиеры отвечали (за малым исключением), что ничего не знают, и уполномоченные поостереглись настаивать. Таким образом, приписывавшееся храмовникам отречение от Христа оставалось делом необъяснимым, немотивированным, безосновательным, бесспяз-ным — отрицанием, за которым не стояло никакого альтернативного признания. 5 июня 1311 г.. более чем восемнадцать месяцев спустя после начала папского расследования, уполномоченные собрались в Мобюиссоне, чтобы формально закрыть дело. Был выслушан двести тридцать один свидетель, привезенные из всех провинций, то есть очень малая часть сообщества французских тамплиеров, если считать, что во Франции существовало более пятисот командорств. Протоколы были отосланы в Курию в ожидании открытия Бьенн-ского Собора.
Подобные комиссии, заседавшие и в других странах Запада, не смогли собрать никаких убедительных доказательств вины. Б Испании, где тамплиеры полт-эовались всеобщим уважением. Собор, состоявшийся в Саламанкс в 1310 г., отбросил все обвинения в ереси. В Мае Деу, главном командорстве королевства Майорки, братья произнесли прекрасіп/ю и зтієргичігуто речь в защиту своего Дома. На Кипре, где вся знать, горожане и священники засвидетельствовали храбрость, набожпость и добрую славу тамплиеров, единственная противоречащая нота прозвучала от командора Ордена госпитальеров.
Труды английской комиссии, сведенные под заглавием "Пітіппііо ІаЬогів" ("Умаление труда"), включали невероятное количество россказней из вторых рук, распространяемых народом, а нередко и духовенством. Это были банально недоброжелательные по отношению к монахам рассказы, какие нравилось повторять мирянам. Орден угратил свою популярноегь в этой стране, іде его отождествляли с иностранцами — провансальцами и гасконцами, которых ненавидели, или же с финансовыми агентами Рима, которых не любили еще больше. По, за исключением одного отступника, обвиняемые с полным убеждением утверждали, что их собратья, находящиеся во власти французского короля, возводили на себя напраслину из страха ьыи но принуждению.

РОЗЕНКРЕЙЦЕРЫ - РЫЦАРИ РОЗЫ И КРЕСТА

Стремясь сформировать представление на основе общественного мнения, которое господствует в деле тамплиеров, сталкиваешься с одним противоречием. На уровне простых человеческих отношений монахи-воины не были нелюбимы; за время процесса никто не приходил жаловаться на них. Но невысказанные подозрения приста-вали к ордену из-за его автономии, независимости власти. Это отчасти рождалось и из таинственности, которой тамплиеры окружали свои церемонии. Сомнение вызывало и давнее обвинение в сговоре г сарацинами. Более чем столетие все поражения, понесенные крестоносцами, обычно приписывали предательству, в особенности — предательству духовно-рыцарских ордспоп, в частности, — тамплиеров. Извратить факты было нетрудно; но, быть может, истинный источник подобной атмосферы осуждения следует искать в едких обвинениях императора Фридриха II, созвучных главпой теме процесса; как мы помним, император обвинил братию Ордена Храма в слишком радушном приеме дамасских послов и в тайном присутствии при отправлении мусульманских ритуалов. Логически отстутпигче-ство тамплиеров должно было бы привести к открытому признанию исламской веры, к тому, чтобы "поднять палец и провозгласить Закон", за отсутствием этого — отступничество, в котором обвиняли их. обращалось в ничто. Это, возможно, наилучшее доказательство невиновности тамплиеров.
Во Вьенне первое впечатление членов Собора представляется скорее благоприятным для Ордена Храма; в начале ноября явилось девять братьев, дабы взять на себя его защиту. Кажется, они утверждали, что тысяча пятьсот или две тысячи тамплиеров прятались в горах в окрестностях Лиона и готовились помочь в защите Ордена. Трудно поверить, что было столько спасшихся, но Климент испугался, бросил девятерых братьев в тсмишгу и удвоил собственную охрану. В послании Филиппу он просит поторопиться с приездом, ибо король всегда заставлял себя ждать».
Результат в целом описан. Приехал Филипп, состоялось необходимое число заседаний Собора, приняты вердикты. Высшие чины ордена - Жак де Моле, Гуго дс Перо и другие — при допросах вели с°оя не то чтобы нестойко, но — пеправильно. Вместо того чтобы «астаивать с первых минут на полной своей невиновности, например, ЛСак дс Моле стал признавать за собою даже то, в чем его обвипять и не собирались. На суде, в отличие от твердой позиции, на которой стояли почти все тамплиеры, бывшие простыми братьями» сержантами и рыцарями, магистр, главный смотритель Ордена Храма и другие рыцари, относившиеся к верхушке Ордена, то подтверждали сказанное прежде, то отказывались от своих слов, то молчали, то говорили... Создается впечатление, что они все были настолько подавлены происходящим, что попросту не слышали, о чем их спрашивают. Тем не менее отказ от обвинений, которые за собою магистры и командоры прежде уже признали, вызвал у инквизиции и Собора вполне прогнозируемую реакцию. Римская курия вьпгуждена была руководствоваться железным правилом: если обвиняемый признался в ереси и покаялся, суд может быть к нему милосердным, то есть далеко не всякий суд инквизиции, вопреки нашему мнению о нем, заканчивался казнью обвиняемого путем сожжения на костре. Когда же обвиняемый вдруг начинает настаивать, что дал свои признания под пыткой и категорически отказывается от прежних их слов, это означает, что ересь опять завладела им, а значит, в н крепко сидит дьявол, и потому оп вполне заслуживает казни о (или другим способом). Именно так и произошло с 54 рыцарями одном только Сансе: при достаточно зыбких обвинениях в ереси суд мог бы и не приговаривать братьев к сожжению, однако они все как один отказались от признаний, и средневековый суд поступил просто по правилам, которых вынужден был придерживаться. Я уже, кажется, говорил, что то же самое произошло и еще с 14 рыцарями в разных комапдорствах Франции, и всего было сожжено на медленном огне 68 рыцарей. Уцелевшие были практически все братьями-сержантами, которые вели себя более последовательно, чем высшие чипы, и ии в чем не признавались.
Когда 18 марта 1314 г. на площади в Париже прилюдно четверым рыцарям высших посвящений и должностей был оглашен приговор суда (приговором было пожизненное заключение), двое из них — Гуго де Перо и Жоффруа де Гонвиль — промолчали. Однако Жак де Моле, а с ним и Годфруа де Шарпе, заявили, что они пи в чем не виноваты и что признания от них добились под пытками. Этим двоим рыцарям, в том числе великому магистру Жаку де Моле, приговор был заменен на смертную казнь и в мае приведен в исполнение: обоих сожгли на костре на острове Сены, практически в центре Парижа.
Ту легенду о проклятии, которое якобы было произнесено во время казни Жаком де Моле, М. Мельвиль не подтвердила. Жак де Моле и впрямь говорил, обращаясь к Богу и парижанам, но это обращение не содержало проклятий: он говорил, что невиновен и что умирает, не отказавшись от Бога. Приведенная мною в первой главе легенда о проклятии, причем с подробностями о том, как и кто из притеснителей Ордена Храма ушел из жизни, кажется, тоже не имеет под собой оснований. Смерть действительно настигла Ногаре. Климента, Филиппа и Плезиаиа. но мистического здесь ничего, скорее всего, не было. Причем и Гийом де Ногаре, и Гнйом де Плезиан умерли задолго до казни Великого магистра, в 1313 г. — первый в апреле, второй в ноябре. Совершенно не исключается к тому же, что их настигла не Божья, а людская кара. Как и Климента V и Филиппа IV. Есть вероятность, что все эти смерти были первой и очень важной акцией масонов, но доказательств тому, конечно, нет.

Кто есть кто?

М. Мельвиль при работе над книгой вскрыла весьма интересные подробности, о которых говорить обширно нет места, а потому скажем кратко, ибо совсем не сказать об этом было бы неправильно. Речь идет о том, кто и какие цели преследовал, затевая процесс над Орденом Храма.
Как это ни покажется странным, главным виновником «проекта» оказался вовсе не Филипп Красивый, и уж тем более не папа Климент. Интрига была затеяна и блестяще проведена по инициативе Гийома де Ногаре. Именно он и скончался первый - -11 апреля 1313 г. М. Мельвиль вскрыла интересную роль, которую сыграл в этой истории король Филипп IV. Верпее. скажем так, сняла с него пятно антигероя или злодея в истории с тамплиерами: Филипп IV и впрямь "Ыл красивым — высоким и красивым блондином, — но. по воспоминаниям современников, не блистал умом и даже не отличался особой •петивноегью. 11 отому активным и деятельным возле Филиппа всегда было окружение. Вот что пишет обо всем этом М. Мельвиль:
"К 1295 г. Филипп IV правил уже десять лет; французы, которые "ашли удачные прозвища большей части своих королей, остановились на его внешности и. не рискуя оценивать истинную натуру, на


рассматриваемая единственно как физиологический факт, религия есть откровение и удовлетворение нужды души; се существование, как факт, научно, и отрицание этого было бы отрицанием самого человечества. Никто не изобрел ее; подобно нраву и цивилизации она была сформирована нуждами моральной жизни. С этой философ* ской точки зрения религия должна рассматриваться как фатальное, если вес объяснят!, с точки зрения фатальности, и как Божественное, если считать Высший Разум основой естественных законов.
Исходя из этого принципа, розен крейцеры вели к почитанию господствующей иерархической религии. Они не были врагами папства и легитимной монархии; если они действовали против пап и королей, то лишь потому, что они считали тех и других отступниками от долга и высшими соучастниками анархии*4.
В самом деле, что такое деспот, духовпый или мирской, как не коронованный анархист? В этой манере возможно объяснить протестантизм и реже радикализм некоторых великих адептов, которые были большими католиками, чем некоторые папы, и большими монархами, чем некоторые короли, — к ним относятся такие эксцентричные адепты, как 1снрих Купрат и истинные иллюминаты сто школы-.

Элнфас Левн о магах и колдунах

До иллюминатов мы в свое время непременно доберемся. Здесь же видим, что 1сириха Кунрата (1560—1605) Э. Леви считает розенкрейцером (адептом!). То есть не исключается, что Братство Розы и Креста Христиана Розенкрейца мат- Луи Констан признает Но посмотрим далее (курсив мой):
?Тем. кто изучает оккультные науки, Купрат практически неизвестен, однако он является учителем, и учителем высшего ранга.
суверенный князь Розы и Креста, заслуживающий такого звания во всех отношениях. Его нантакли блестящи, как свет книги "Зогар", "ни изучаются как паптакли Трнтема и Пифагора, входя в сокровищницу Великого делания, как книги Авраама и Фламеля.
Кунрат, который был химиком и врачом, родился в 1560 году и уже в двадцать два года удостоился трансцендентной теософской инициации. "Амфитеатр Вечной Мудрости", наиболее замечательный из его трудов, был опубликован в 1597 году, с разрешения императора Рудольфа, данного 1 июня этого года. Исповедуя радикальный протестантизм, автор настойчиво претендовал на титулы католика и ортодокса. Он заверял, что владеет, но держит в секрете, ключ к Апокалипсису. Ключ этот един и тройственен, как универсальная наука. Его произведение делится на семь частей, которые посвящены семи степеням инициации в трансцендентальную философию. Текст представляет собой мистический комментарий к предсказаниям Соломона и заканчивается серией синоптических таблиц, котор-являются синтезом магии и оккультной Каббалы. Они представляют собой величественные пантакли, тщательно изображенные и выгравированные. Всего их девять: (1) Догма Гермеса; (2) Магическая реализация; (3) Путь мудрости и инициальная процедура; (4) Врата Святилища, освещенные семью мистическими лучами; (5) Роза Света, в центре которой человеческая фигура простирает руки в форме креста; (6) Магическая лаборатория Кунрата, демонстрирующая необходимый союз молитвы и труда; (7) Абсолютный синтез науки; (В) Универсальное равновесие; (9) Итог персональной докгриш Кунрата, воплощающий протест против всех клеветников, - это мстический пантакль, окруженный живыми и изобретательными рикагурами. Враги философа изображены как насекомые, шуты, быки и ослы, все это украшепо латинскими легендами и большими немецкими эпиграммами. Купрат показан справа в одежде мирянина, а слева — в студенческом одеянии. Как горожанин, он вооружен мечом и попирает хвост змеи, как студент, он держит клеши и сокрушает ими змешгую голову.
Книга в целом содержит все таинства высшей инициации. Как лено на титульном листе, она христо-каббалистична. божеств* магична. физико-химичиа. тройственна и универсальна. Это настоящий учебник трансцендентальной магии и герметической филосо-фии. Более полную и совершенную инициацию не найти нигде, кроме книг "Сефер Иецира" и "Зогар". В четырех выводах, которые следуют за объяснением третьей фигуры. Купрат устанавливает: плата за завершение Великого делания (исключая содержание оператора и личные расходы) не должна превосходить тридцати талеров-Он добавляет: "Я говорил со специалистами, учившимися у одного лица, обладавшего знанием, — те, кто истратил больше, обманулись и потеряли деньги". Отсюда следует, что то ли сам Кунрат не полу* чил Философский Камень, то ли не хотел показать этого, боясь дований. Он предлагал вменить в обязанность адепта не уделять более десятой части своего здоровья собственному благу, посвящая остальное славе Божией и трудам милосердия. Наконец, он утверждал, что таинства христианства и Природы интерпретируют и освещают друг друга, и что будущее царство Мессии будет основано на дуальном фундаменте науки и веры. Пророчества Евангелия /гудут, таким образом, подтверждены книгой Природы. Иудаизм и магометанство будут убеждены в истинности христианства с помощью науки и разума. Так что. милостью Божьей, они преобразуются в религию единства. Заключает он изречением: "Печать Науки и Искусства — это простота".
Современником Кунрата был другой инициированный ученый, герметический философ и последователь Парацельса; это был Освальд Кроллий, автор "Книги Сигнатур, или Истинной и Жизненной Анатомии Большего и Меньшего Мира". Предисловие к этой работе представляет собой очерк герметической философии, написанный исключительно хорошо. Кроллий пытался продемонстрировать, что Бог и Природа, так сказать, подписывают все свои труды; что каждый продукт естественной силы носит печать этой силы, запечатленную неизгладимо, так что тот. кто посвящен в оккультные писания, может читать как в открытой книге о симпатиях и антипатиях вещей, свойствах субстанций и всех тайнах творения. Символы различных писаний были заимствованы первично из естественных сигнатур, существующих в цветах и звездах, горах и мельчайших камешках. Форма кристаллов, признаки минералов передают впечатления о мысли, осенявшей Создателя при их формировании. Эта идея весьма поэтична, она великолепна, но мы не знакомы с грамматикой этого таинственного языка миров и словаря его простой и абсолютной речи. Это было доверено лишь царю Соломону, но книги его утеряны. Кроллий намеревался не восстановить их, а попытаться открыть фундаментальные принципы универсального языка созидающего Слова.
Было установлено, что оригинальная иероглифика, основанная на первичных элементах геометрии, соответствует конституционным законам форм, определяемых переменными или комбинированными Движениями, которые, в свою очередь, определяются уравновешивающими притяжениями. Простое отличается от сложного своими внешними формами; благодаря соответствию между фигурами и числами становится возможным установить математическую клас-с»фикацию всех субстанций, выражаемых линиями их поверхносгей, В корне этих попыток, которые являются реминисценцией науки Эдема, находится целый мир открытий, ожидаемых пауками. Их предугадывал Парацельс, на них указывал Кроллий. Их последователи реализовывали демонстрацию того, что к этому относится. Что казалось ложным вчера, будет гениальным завтра, и прогресс будет приветствовать искателей, которые перпыми заглянули в этот затерянный мир. в эту Атлантиду человеческого знания*.
Как видите. Э. Леви представил нам не только Генриха Кунрата, но и Освальда Кроллия. При этом он упомянул одно важнейшее обстоятельство: царь Соломон обладал ключами к тайным знаниям. Это так называемые «Ключики Соломона», которыми стараются пользоваться и современные маги, впрочем, не факт, что успешно. Вообще одна из основных загадок «Ключей Соломона» состоит не в том, что они открывают самые тайные тайны, а в том. что всезаявля-ют, что они навсегда утеряны, по все ими пользуются.
Размножение тайных орденов и течений XVII—XIX вв. (и еще раньше — с XVI в.) привело к тому, что помимо истинньгх магических символов и ключей в обиход «магистов» попали ложные символы и ключи, а убежденность посвященных в том. что именно они-то и посвящены в истинное знание и владеют истинными секретами, приводит к тому, что ошибки продолжают множиться, а трансцендентальная наука топчется на месте. Вероятно, как раз это могло заставить Орден розенкрейцеров в начале XVII в. выйти из подполья и осуществить легализацию. Однако, как мы знаем, это не привело к желаемым результатам. Те же самые разнородные ордена и течения стали объявлять себя теперь исключительно розепкрейцеровскими и запутали и без того нелегкую ситуацию. Центрами розенкрейцерства одновременно объявлялись то Вюрцбург. то Париж, то Голландия. Думается, в стороне ие остались и другие регионы и города, где жили маги: от Лондона до Праги.
Названные Элнфасом Леви ученые маги не афишировали своей связи с розенкрейцерством. Это лишь потому, что все (или многие) самые громкие имена, принадлежавшие к этому Ордену, втом числе Парацельс. прожили свои жизни (да еще. вероятно, не первые не последние) до легализации розенкрейцерства, а следовател должны были хранить тайну.
Впрочем, легализация, предпринятая И.В. Андреа н его сора ками. оказалась крайне неудачной, сумбурной и местами просто н лепой. -Классиками* их называют вовсе не за то. что именно они стали классиками розенкрейцерства, а за то, что на их период приходятся высшие достижения магии и алхимии как науки, а не шарлатанства. Пользуясь многими из этих достижений, возобновившиеся в XVIII в. розенкрейцеры (в 1664 г. «классики- прекратили свою деятельность в Европе) утеряли нить Великого делания и прозывались розенкрейцерами, за редким исключением, незаслуженно. Те же. кто не оставил личной деятельности (вероятно, Сен-Жермен, Калиостро), продолжали ее вне рамок прежнего розенкрейцерства, то есть «работали» не на Ьратство, а на себя. Впрочем, прошу не думать, что сказанное только что — истинно. Это такая же отсебятина, только уже моя собственная, которая, не дай Бог. когда-нибудь тоже может лечь в основу хоть и косвенных, но «документальных- Свидетельств о розенкрейцерах.

География н морфология «классики- розенкрейцерства

Не все из великих магов, которых дальше перечисляет Э. Лсви, были розенкрейцерами: многие, как Калиостро, были учеными-оди-почками, хотя, например, Г. Шустер и относит его к розенкрейцерам. Блаватская тоже. Они оставили по себе в Европе множество биографических загадок. Мы уже немного говорили об этом: раздвоение, растроеиие. путешествия по Вселенной, путешествия во времени и пр. Но продолжим цитировать Э. Лсви:
«Начало семнадцатого века было великой эпохой алхимии: это был период Филиппа Мюллера. Джона Торнсбурга, Михаэля Майе-ра. Ортелия. Потерия. Томаса Нортона, барона де Босолейля. Давида Планиса Камне, Жана Дюшесне. Роберта Флудда, Бенджамина Мустафы, д'Эснанье, Космополита — который находится в первом ряду, де Нюисмана, который перевел и опубликовал труды Космополита, Иогапа Батиста ван Гельмонта, Евгения Филалста. Рудольфа Глаубера, великолепного сапожника Якоба Беме. Главные среди этих инициатив были посвящены в исследования Трансцендентальной Магии, но они скрывали это одиозное имя иод покровом герметических экспериментов. Эликсир мудрости, который они хотели открыть и вручить своим ученикам, был научным и религиозным синтезом, спокойствием, которое пребывает в суверенном единении. Мистики были верными иллюминатами (курсив мой. — A.B.). потому что так называемый иллюмииизм был универсальной наукой спета.


Рис. 10. «Великолепный сапожник» Якоб Бсме

Весной 1623 года на улицах Парижа было развешено следующее объявление: "Мы, полномочные посланцы Братства Розы и Креста, видимо и невидимо проживая в этом городе, по милости Всевышнего, к которому обращены сердца всех мудрецов, даем наставления, без ппеганих средств, по разговорному языку стран, где мы находимся, и избавляем людей, которые сотрудничают с нами, от ужаса н смерти. Если кго-либо проявит к нам простое любопытство, то он никогда не будет сообщаться с нами; но если он имеет серьезное желание быть вписанным в регистр нашего братства, мы. распознаватели мыслей, объявим такого человека соответствующим нашим ожиданиям, но только не раскрывая места нашего пребывания, поскольку самой мысли в союзе с твердой волей читателя будет достаточно, чтобы сделать нас известными ему, а его нам".
Общественное мнение было захвачено этим таинственным манифестом, и если кто-нибудь открыто спрашивал о том. кто такие братья розенкрейцеры, некий незнакомец отводил его в сторону и сурово говорил: 'Предопределенные к преобразованию, которое скоро должно произойти во всей вселенной, розенкрейцеры являются хранителями высшей мудрости, и как непоколебимые обладатели всех даров Природы, они с удовольствием раздают их. Где бы они ни оказались, они знают все, что происходит в остальном мире, лучше, чем если бы они присутствовали там; они выше голода и жажды, не имеют возраста и не боятся болезней. Они могут командовать самыми могучими духами и гениями. Бог покрывает их облаком, чтобы защитить от врагов, и, если они не желают этого, их нельзя увидеть, даже имея зрение орла. Их общие собрания происходят в пирамидах Египта: "о. как некогда скала исторгла источник Моисея, эти пирамиды отправились с ними в пустыню и последуют за ними до тех пор, пока они не войдут в землю обетованную"».
Здесь мне пришлось дважды прибегнуть к курсиву, и оба раза не по тем причинам, по каким я делал это прежде. Начав с «общих собраний в пирамидах Египта», скажу, что большей нелепицы трудно себе вообразить. Э- Леви, может быть, и потешался в душе над приведенным текстом, по, к сожалению, через перевод, за который я ответить не могу, его ирония не пробилась, а потому обрывок этой парижской истории смотрится в его книге «История магии» весьма странно. Эта история не имеет ни продолжения, ни комментария мага, что еще более странно. Посвятив Лютеру несколько абзацев, он, будучи розенкрейцером, не хочет развить или хотя бы разъяснить тему парижского розенкрейцерства того же начала XVII в., что и у «классических» розенкрейцеров в Германии, то есть того же времени детализации. Но, как бы то ни было, мы можем сделать вывод и сами: с начала XVII в. история розенкрейцерства но всей Европе перестает быть тайной и делается полуявной. По-лунвность ее объясняется тем. что, хотя розенкрейцеры и заявили о себе, тем не менее оставили за собой право находиться неизвестно где и непопятно до какого часа. На их место, как мы уже знаем, выступили ложные розенкрейцеры. Вероятно, примерно такая картина наблюдалась во всей Европе, так что дислоцировать ложное розенкрейцерство, отводя ему лишь один Амстердам или один только Вюрцбург, уже неправильно. Кстати, исследователи также называют совершенно разные имена единомышленников, вернее, соратников Андреа. Кто-то считает, что его «напарником» по составлению документов розенкрейцерства был не кто иной, как мистик Якоб Беме. Я также где-то упомянул его в этом ключе, передавая сообщения исследователей. Однако здесь как раз наступил момент, чтобы высказать по этому поводу большие сомнения. Правда, любая европейская страна не очень велика, но тем не менее Вюрцбург или не так далеко от него расположенный Касссль (где опубликованы документы) все же весьма далеки от Герлица. где пребывал и скончался Якоб Беме. К тому же мистик-то он мистик, но все его озарения и все видения — результат вовсе не проникновения в тайные знания, а галлюцинаций, которые часто его преследовали. Не знаю, для чего было бы Валентину Андреа связываться с галлюцинирующим магом. Б. Беренс называет другое имя — Тобиаса Хесса, и оно больше подходит Андреа для осуществления его миссии (или шутки, что тоже нельзя стопроцентно исключить). Вот слова этого автора:
-В проти во пол ожноегь масонству, розенкрейцерство чаще всего характеризуется отсутствием явной структуры. 'Это великое братство действует под покровом тьмы, тайны и молчания.... "Тьма, тайна и молчание" были необходимы людям, входившим в круг Тобиаса Хесса и И.-В. Андреа. где вынашивались идеи, легшие в основу Манифестов Братства, не только для того, чтобы усилить его воздействие на воображение читателя и сделать его более восприимчивым к проповеди этих идей, но и для того, чтобы избежать всяческих нежелательных "расследований" со стороны церковных властей, поскольку последнее в христианской Европе сообщество подобного рода - Орден Тамплиеров — было иод кореш, уничтожено Инквизицией ровно за 300 лет до обнародования Манифестов и примерно за полвека до предполагаемого рождения X. Р.».
Анонимная статья в «Википедии» (Интернет) придерживается «голландского варианта» Братства Розы и Креста, никак этот вариант не оценивая и не комментируя. Зато уверенно трактует понимание современниками документов, опубликованных предположительно И.В. Андреа:
«Современники ложно поняли сочинение Аидреэ (другая транскрипция Андреа. — А. И.) и толковали их в мистическом духе. Братство, учрежденное Андреэ в 1620 г. под именем Fraernias Chrvttana, не имело успеха вследствие смут тридцатилетней войны: оно было совершенно чуждо мистицизма. Наоборот, большое распространение получило общество мистиков и алхимиков, возникшее под именем братства Р. в 1622 году в Гааге и имевшее отделения в Амстердаме, Нюрнберге, Данциге. Гамбурге и других местах, а также в Италии, особенно в Мантуе и Венеции. Члены этого общества именовали себя истинными Р., а основателем его считали Христиана Розе. Всередине XVIII века появились новые Розенкрейцеры, которые представляли собой одну из высших степеней франкмасонства. В чем-то сродни масонству и иллюминатам».
Однако трудно ответить на самый главный вопрос: зачем же все-гаки братьям-розенкрейцерам понадобилась детализация? АН. Соловьев, также выказывая недоумение по этому поводу, пишет в своем «Зазеркалье розенкрейцеров» следующее:
«Принимая во внимание трансцендентальный характер Ордена Розы и Креста, истинное братство розенкрейцеров состояло из небольшого круга адептов, принадлежащих к самым высоким степеням посвящения. Посвященные знали тайны превращения металлов в золото, обладали секретом Философского камня, но утверждали, что это только аллегорические термины тайны превращения низшей человеческой природы в "золотую" субстанцию духовных и интеллектуальных возможностей. Истинные розенкрейцеры — это "сверхлюди'", которые обитают не столько в видимом мире, сколько в его Зазеркалье, которое можно назвать "виутрепним плоскогорьем Природы".
Прослеживая дальнейшее распространение доктрин братства Розы и Креста, необходимо помнить, что учение розенкрейцеров направлено конкретно на одного человека. Передать знания и ввести во внутренний крут возможно не группу людей, не толпу, а только того, кто прошел свой путь морального и этического возрождения, путь к пониманию величия и совершенства Вселенной».
Отметив у Э. Леви термины «иллюминаты» и «иллюминизм», я хотел уточнить для читателя, что это такое. У автора «Истории матиц» эти термины возникли не впервые, а пот ому тем более следовало бы поговорить на эту тему. Дело в том. что. широко используя в терминологии слово Свет (Lux), и розенкрейцеры, и другие маги-сты и алхимики, даже не имеющие к ним отношения, так и именовали себя иногда (а сторонними людьми — чаще) иллюминатами (т.е. «световиками», но есть и совершенно иная интерпретация, о которой мы поговорим в главе 15). Процесс достижения Божественного Света (собственно как вариант Великого делания) — это. соответственно, иллюминизм. Потому бытует весьма распространенное заблуждение, что возникший в конце XVIII в. в Германии же и раскинувшийся на всю Европу Орден иллюминатов (под руководством Вайсгаупта) — это ветвь розенкрейцерства. Не исключая при*

частности к конкретным иллюминатам новых розенкрейцеров XVIII в.. скажем, что «старые» розенкрейцеры к этому политическому ордену не имеют никакого отношения. Хотя и звались иногда иллюминатами. Феноменальная по своему значению и причастности к европейской истории организация Вайсгаупта переродилась в масонство. Впрочем, она и изначально родилась как своеобразная масонско-иезуитская ложа.
Парижская история розенкрейцеровского объявления в 1623 г. описана и исследователем розенкрейцеров А. Кульским. 11равда, oit относит парижские объявления к 1622 г... Версию А. Кульского нельзя не привести, тем более что в дальнейшем мы еще обратимся к его материалам. Вот достаточно пространная цитата из его книги «Тропа розенкрейцеров» (К.:А.С.К., 1999):
«...Париж, июнь 1622 года. Стены домов в течение одной ночи покрылись обращениями: "Мы, представители главной коллегии братьев Розы и Креста, пребываем видимыми и невидимыми в этом городе милостью Всевышнего, к которому сердце праведника обращается. Мы — без книг и маскарадов — объясняем и учим, как говорить на языке любой страны, где мы пожелаем быть, как спасти наших собратьев от смертного греха". Другой плакат предлагал членство "всем, кто хочет вступить в наше общество и конгрегацию". И далее говорилось: "Мы передадим им самое совершенное знание Всевышнего... и мы превратим их из видимых в невидимых и из невидимых в видимых".
Заметим, что на этих афишах и плакатах не было, однако, совершенно никаких указаний относительно того, как или куда претенденты могли бы обратиться с просьбой о вступлении в братство. Правда, имелась следующая приписка: "Те, кто этого заслуживает, будлт узнаны, и с ними будет установлен контакт надлежащим образом". Римско-католическая церковь отнеслась к розенкрейцерам со страхом и враждебностью. Церковь знала, что они уже привлекли множество последователей в 1ермании. Нидерландах, Англии, Польше... Появились соответствующие церковные трактаты. Один из них, фрашгузский, сообщал: "36 представителей Розы и Креста собрались в городе Лионе, и там эти ученики дьявола разделили земной шар и организовались в шеегь отрядов по шести членов". Разъяснялось, что якобы миссия розенкрейцеров состояла в том, чтобы донести их мысли и "грязные" дела во все главные столицы мира... Далее в церковном трактате утверждалось буквально следующее: "В обмен на их присягу и верность посланец Сатаны даровал им чудесные способности, включая способность переноситься, как по волшебству, куда они только пожелают, говорить с таким красноречием и очевидной мудростью, чтобы всегда побуждать людей слушать, маскироваться столь ловко, чтобы всегда казаться коренными жителями того места, в котором они находятся, и иметь кошельки, всегда полные золота, — возможно благодаря алхимическим поэнаниямп.
В другом комментарии, озаглавленном "Вестник Франции", предпринималась попытка высмеять идеи Креста и Розы. Все антирозенкрейцерские памфлеты сходились на том, что опознать какого-либо из братьев Креста и Розы но внешним признакам невозможно. Как пояснялось в комментарии, члены этой таинственной организации "не могли общаться с людьми, и с ними нельзя было установит!, связь иначе, как посредством мысли, соединенной с волей, то есть способом, недоступным для чувственного восприятия". Фактически это означает телепатию!
На десерт церковь обещала быстро разобраться с любым, кто был бы уличен в связях с розенкрейцерами. И наказать их так же, как поступают с какой-нибудь ведьмой или поклонником дьявола. Это оказалось значительно проще сказать, чем сделать. Ни один из "невидимых" не был найден, хотя афиши больше и не появлялись... Правды о розенкрейцерах в Париже 1622 года, видимо, никто (разрядка автора. — A.B.) не знал. Известный историк и специалист по ордену Розы и Креста Серж Ютэн в своей "Истории розенкрейцеров", в частности, подчеркнул: "Братьям-розенкрейцерам приписывали владение следующими тайнами: превращение металлов, значительное продление жизни, знание того, что происходит в самых отдаленных местах, применение оккультной науки для обнаружения потаенных предметов..."
Но это еще далеко не главное, поскольку абсолютно все. что связано с розенкрейцерами, — великая тайна, на порядок величины более сложная, чем удивительные тамплиерские загадки. В одном огромном по объему и вполне солидном труде американского специалиста по этому вопросу Мэнли П. Холла приведены четыре варианта ТРАДИЦИИ создания ордена розенкрейцеров: "Кем были розенкрейцеры? Были ли они организацией выдающихся мыслителей, восставших против инквизиторских философских и религиозных ограничений своего времени, или же они были изолированными транс-цендепталистами. объединенными лить общностью своих взглядов и заключений? Где был Дом Святого Духа, в котором, согласно их заявлениям, они встречались раз в году для планирования предстоящей деятельности Ордена? Кто был этот таинственный человек, которого называли "наш прославленный отец и брат С.К.С."? Каковы были отношения между розенкрейцерством и средневековым масонством? Распался ли первойачальный розенкрейцеровекий орден в конце XVIII века, или же общество продолжает существовать? Как организация сохранила ту же секретность, коей она была знаменита поначалу? Какова была истинная цель организации братства Розы п Креста?.. Эти и многие другие проблемы встают перед всеми, кто занимается исследованием розенкрейцерства..."»
Что ж. про Париж мы ничего особенно нового не узнали, зато проблемы, поставленные Мэнли П. Холлом и переданные нам в тексте А. Кульского, совпадают с теми же самыми вопросами, которыми и я задаюсь, встречая каждое новое исследование розенкрейцеров, и читатель, желающий докопаться до истины в этом непростом вопросе.

Откуда есть пошла систематика

Раз уж мы обратились к Александру Кульскому, хотелось бы привести из его книга текст, которого я нигде не встречал. Он может помочь нам немного по-иному взглянуть на Орден розенкрейцеров, хотя сказанному А. Кульскнм я нигде более не нашел подтверждения. Вы удивитесь некоторым моментам, один из которых я хочу предварить. Хотя об этом и говорилось мною раньше, я не упоминал некоторых деталей.
В 1209 г. папа Иннокентий III провозгласил крестовый поход проти в альбигойской ереси, получили свое начало знаменитые Альби-гойские войны. В результате почти полувековой битвы альбигойцы были разгромлены. Часть альбигойцев укрылась в горах в пятиугольных стенах замка Монсегюр. который одновременно был еще их святилищем. Почти год крестоносцы не могли справиться с «еретиками», но наконец установили на скале напротив катапульту, которая метала в противника камни. Эти каменные ядра и сейчас лежат у разбитых стен Монсепора. После падения замка оставшихся в живых альбигойцев (их было 257) сожгли на костре. Падение замка произошло в марте 1244 г.
А теперь текст от А. Кульского (он возвращает нас к открытию гробницы Христиана РозенкреЙца):
«Предание утверждает, что через сто двадцать лет тайная могила розенкрейцера была вскрыта вещим капитулом ордена Розы и Креста. В ней были найдены источники колоссальных знаний ордена, которые... сами собой пополнялись в течение всего того времени. Правда, современные розенкрейцеры считают себя "старейшим братством или тайным орденом, известным человечеству". По их мнению, ордену розенкрейцеров как минимум 12 ООО лет. поскольку он был основан жрецами Светлого лика из Атлантиды. Знания и тайны розенкрейцеров накапливались и сберегались еще жрецами прашумеров, праиндийцев, праегиптяп...
Еще одна версия связывает появление первых Розенкрейцеров именно с 1244 годом. Согласно ей четверо уцелевших катаров (после падения Монсепора. — Л.П.), которые исчезли с таинственным свертком, став невидимыми и практически БЕССМЕРТНЫМИ, основали орден в Европе. Но свои катарские имена они сменили навсегда. Один из них и принял имя Христиана РозенкреЙца. Павель и Бержье в "Утре магов" пишут: "Что пас поражает, так это то, что традиция Розы и Креста намекает на существование аппаратов и машин, которые официальная наука того времени была совершенно не в состоянии сделать: вечные лампы, аппараты для записи звука и изображения и т.д. Легенда описывает аппараты, которые были найдены п могиле Христиана РозенкреЙца и могли существовать в наше время, но не в 1G22 году!" Никак не могу согласиться с Наведем и Бержье в этом плане. Исследования розенкрейцеровского наследия вынуждают отнестись к последней фразе вышеприведенной цитаты с точностью до наоборот. Как раз тогда, в 1622 году и даже раньше, у братьев Розы и Креста имелись такие феноменальные вещи, о которых сейчас, в паше время, можно только мечтать!..
Те четверо вскоре встретили подобных себе. Далее происходит их загадочная встреча с неизвестным... Есть несколько вариантов Дальнейших событий. Но. как бы там пи было, а в одном все варианты совпадают. Девять розенкрейцеров с тех пор возобновляли и пополняли девять больших Тайных книг, в которых была накоплена ВСЯ информация по ДЕВЯТИ основным направлениям знаний. А направления эти таковы:
Техника пропаганды и психологической обработки масс. Тал-бот Мэнди, который служил в составе английской полиции в Индии, по этому поводу еще в 1927 году писал: "Из всех известных наук наиболее опаспа наука, занимающаяся контролем мыслей толпы. Потому что она позволяет повелевать миром".
Самая детальная физиология. Именно она посвящена изучению того, что мы называем эфирным и астральным телом. Входят в нес и ьопиосы, связанные с тайной долголетия.
Все, что касается микробиологии. Секреты многотысячелетней нетленности, хранения от порчи в течение десятилетий пищи и воды, причем в самых тяжелых условиях.
Учение о трансмутации металлов. Именно оно. согласно преданию, дает истинный рецепт Великого делания, иначе говоря — секрет получения Красного Льва (философского камня)...
ВСЕ учения относительно способов связи — как земных, так и неземных.
Учение, раскрывающее тайны гравитации. Именно в нем еще со времен Атлантиды сосредоточены все данные, касающиеся конструкции антигравитационных приборов, а также секреты двигательной силы ВИМАИ...
Учение о КОСМОГОНИИ. В нем дано описание строения Вселенной.
Наука о свете. Она содержит, между прочим, секрет "вечных ламп" и куда более удивительные вещи... Например, предание повествует об особых "фонарях правды", которые, если их свет направить на любой текст, повествующий о чем-либо, преобразует его таким образом, что он становится документом действительного положения вещей или хода тех событий, о которых ведется речь.
И, наконец, социология, которая даст истинные законы и правила эволюции сообществ. Из нее можно почершгуть знания о том, как можно предвидеть и задержать (или ускорить) развал великих государств.
Каждый член высшего капитула ордена Розы и Креста владел только одной из этих книг, которую пополнял или совершенствовал всю свою жизнь. Когда кто-то из них, устав от материальной своей оболочки, мудрости и страданий, от блуждания но земным путям, хотел покоя, то созывал остальных.
И они, которым не страшно было ни время, ни расстояния, ни голод, ни жажда, без промедления спешили на зов собрата. Чтобы позволить ему уйти на вечный покой. 11о НЕ РАНЕЕ, чем он сам представит им своего преемника. Кандидат, признававшийся достойным, допускался к таинству Великого посвящения. Если он проходил его, то получал Книгу, а также магический перстень. Этот перстень давал ему владычество над драгоценными камнями...»
Слова в этом тексте, выделенные заглавными буквами, выделил сам автор, а курсив — мой. Мне кажется, что текст под курсивом настолько красноречив, что в комментариях не нуждается, ибо говорит за себя сам. Верить или нет — дело читателя.
Что ж. мы, пожалуй, все-таки уложились в одну главу. Но что при этом выяснили?
Судя по недвусмысленным заявлениям такого авторитета, как Элифас Леви, розенкрейцерство либо зародилось в середине—конце XIII в., либо существовало и раньте, а потому не стоит его привязывать к конкретной дате ухода тамплиеров «в подполье», то есть к тюремному решению Жака де Моле образовать четыре тайные организации. Более чем за тридцать лет до уничтожения Ордена Храма вышла в свет книга «Роман о Розе», провозглашавшая розенкрейце-ровскне принципы. (Из-за ограниченности места мне не пришлось рассказать о судьбе этой книги. Но, в двух словах, она была и остается счастливой. В настоящее время известно около 400 рукописных списков этого текста и множество его изданий на разных языках. Самая популярная в Европе книга XJV в., оказавшая громадное влияние на мировоззрение «рядового» читателя. Популярность «Романа о Розе» держалась па самом высоком уровне гораздо дольше 120 лет, то есть перегаапгула и в XV в., и дальше.)
Возникновение в конце ХШ в. «в готовом виде» описания процесса Великого делания в «Романе о Розе» и в произведениях Данте, в частности в «Божественной комедии», говорит о том, что розенкрейцерское мировоззрение пришло в Европу гораздо раньше, чем в начале XV в.. как это сказано в «Каша Fratemitatis». и уж тем более раньше возникновения «классических» розенкрейцеров (XVII в.), как считает большинство исследователей. А. Кульский уверен в том. что истории розенкрейцерства следует добавить по меньшей мере несколько веков, если не тысячелетий (в чем «согласна» с ним Е.П. Блаватская).
Если приписывать начало Братства Розы и Креста мифическому Христиану Розенкрсйцу. источник розенкрейцерства следует искать на Востоке. Если же считать доказанным факт появления зрелых розенкрейцерских произведений еще при жизни Жака де Моле, остается предположить, что либо Христиан Роэенкрейц жил минимум на 100 лет раньше, либо розенкрейцерство, зародившееся внутри Ордена тамплиеров, имеет источником Восток. Не исключено, что учение с помощью Ордена Храма привнесено в Европу Приоратом Сиона, причем в готовом виде. Таким образом, очевидным или вполне вероятным становится предположение о том, что труверы, с их историями о короле Артуре и Граале, также записывали нечто вроде -Химической свадьбы Христиана Розенкрейца». то есть процесс Великого делания.
Иолушуточпое указание Э. Леви на то, что -общие собрания розенкрейцеров- происходят внутри египетских пирамид, есть не что иное, как иносказательная переадресовка читателя -Истории магии» не столько на Восток, сколько в Древний Египет, к иерофан-там тайного знания. На это же указывают пророчества известных ясновидящих (в том числе XX в.) о том, что в Сфинксе на плато в Гизе спрятаны тайные знания, хранящиеся там на протяжении тысячелетий.
5.0 «нашем Прославленном Отце и Брате С.К.С.™ мы так ничего конкретного и не знаем. Нам трудно представить себе мысленно его портрет.
Решением последнего, пятого пункта, то есть портретом Христиана Розенкрейца, мы и займемся в следующей главе.

ГЛАВА 9. !
ВЕЛИКИЕ МАГИ И АЛХИНИКИ, ЯВЛЯЮЩИЕ ПОРТРЕТ С.Н.С.

прототипы с.я.с.

Христиан Розепкрейц (СЛс.С.) ... Как мы помним, Г. Шустер сообщает нам. что никакого Христиана Розенкрейца в природе не существовало {тем более что голландцы, например, называют другого

человека — Христиана Розе), а мистификаторы XVII в. при публикации документов розенкрейцеров взяли для своего знаменательного персонажа собирательный образ, составив его из Раймунда Луллия и Фомы Кемпийского. Посмотрим, что за личности они были.
Обратившись к биографиям указанных Г. Шустером людей, мы увидим, что один из них (Фома Кемпийский) — голландский немец, а второй, которому более пристало имя мага, каталонец Раймупд Луллнй. живший на Мальорке и умерший предположительно в Тунисе. Таким образом, мы получаем некоторую порцию предвзятости. Если Луллий практически не вызывает вопросов, то Фома Кемпийский. несмотря на его громадные заслуги — написал (или не написал) книгу «О подражании Христу», которой «зачитывалось» не одпо поколение священников и просто верующих (книгу приписывают также Жану Жерсону или еще 1есрту Грооту), — проигрывает многим своим современникам, среди которых есть достаточно кандидатов на вторую часть -собирательного образа» Христиана Розенкрейца. Кстати сказать, если «Подражание Христу» написано именно Жаном Жерсопом, то он. как автор этой книги, вовсе не подходит на роль «второго я» Розенкрейца — хотя бы потому, что. как мы помним, был активным противником -Романа о Розе», одного из самых «розенкрейцеровских» произведений.
На роль прототипа брата Христиана можно было бы выбрать гораздо более подходящего деятеля, тем более что с позиций начала XX в. он был почти современником Фомы и Розенкрейца, — например, легендарного британца Джона Ди. жившего ста годами позднее и умершего до легализации розенкрейцеров (1608). о котором мы веснепременпейше поговорим. Отчего же Георг Шустер не заметил этого мощнейшего из видных розенкрейцеров (кстати, подлинного основателя Ордена розенкрейцеров в Англии еще до немецкой публикации известных нам трех документов Андреа)?.. Да все просто. Англии и 1срманин начала XX в., когда выходила книга Шустсра. были столь ярыми противниками, что немцу Шустсру никак не пристало даже упоминать Джона Ди. чем он и поставил свою двухтомную работу -История тайных союзов* по достоверности в невыгодное положение в сравнении с серьезным -противником- — французом Злифасом Леви. бывшим в своей -Истории магии- более объективным к немцам (правда, в годы Э. Леви Первая мировая война еще не назрела, и Альфонсу-Луи Констану было гораздо легче остаться объективным).

Рис. 12. Раймунд ЛуллиЙ. Издано тем же Н.И. Новиковым (ХУЛ! в.)

земле воинственных тевтонцев. А есть и такое отличие Фомы от Христиана, что. приняв его во внимание. Фому достаточно трудно будет называть прототипом Розснкрейца: книга Фомы -О подражании Христу» пробуждала положительные эмоции у самых разных христианских течений, в то время как розенкрейцеры своими документами XVII в. навели большой переполох, а лично Христиан Роэен-крейц, как вы помните, возвращаясь из Феса, вызвал у испанских братьев во Христе нечто схожее с лихорадкой, когда стал толковать им об оккультизме.
Обратившись же к портрету Раймунда Луллия. мы вдруг обнаружим раздвоение и даже растроение сего историческою персонажа. И сразу поймем, что эта личность, конечно же, подходит на роль прототипа первого розенкрейцера. Обратим внимание на годы жизни подлинного Раймунда Луллия: 1235-1315. Это нас. во-первых, отправляет в тот самый XIII век, столь привычный теперь, по прошлой главе. А во-вторых, пусть и не совсем правильно, однако в какой-то степени все же небезосновательно - географически переносит нас в зону влияния тамплиеров, что еще раз косвенно подтверждает, что истинные маги возникли поначалу- именно в среде Ордена
Однако скажем несколько слов о Фоме Кемпийском. отдавая дань той же объективности, раз это имя упомянуто Г. Щустсром. Как уже говорилось, годы жизни Фомы Ксмпийского (1379 или 1380-1471), настоящее имя которого Томас Хамсркен или Хеммерлянн, почти со-В1 гадают с годами жизни мифического Розсмкрейца (якобы 1378-1484). И тот и другой были монахами, а кроме того... Да вот. пожалуй, н все. В остальном каждый сам по себе. Врат Томас учился в Голландии (в Девентере) в школе Братьев общинной жизни (кажется, нечто вроде секты, в то время как розенкрейцерство хоть и секта, по очень претендует на то. чтобы именоваться течением), возглавляемых Геертом (1ергардом) Гроотом. Общество это было чисто религиозным, никакой ереси вроде розенкрейцерства не допускало... А Христиан Розенкрейц, как мы помним, прошел выучку на Востоке, причем образование там получил отнюдь не христианское. Правда, есть и еще одна черта, по которой можно соотнести Христиана Розснкрейца и Фому Ксмпийского. Вернее, даже две: оба были немцы и оба почти всю взрослую жизнь до глубокой старости провели практически неотлучно в монастыре (Томас) или Доме Святого Духа (Христиан). Томас жил в монастыре п .Чвелле, что неподалеку от той самой школы Братства, которую он закончил в 20 лет. Трудно сказать, какие силы или причины переместили его из Кемнена. что иод Дюссельдорфом, где он был рожден, в 1олландик1, но можно предположить, что уже тогда вовсю шла усиленная -подготовка к Грюнвальд-ской битве-, а следовательно, набожному Томасу было неуютно на

Храма. Правда, не совсем: в тридцать лет Раймунд вступает в Орден францисканцев, но мы осведомлены, насколько близкими были воззрения францисканцев и храмовников. Также узнаем, что Луллий сделался миссионером и проповедовал в Северной Африке, где и нашла его мученическая смерть. Впрочем, конкретно про его кончину ничего не известно, а мученический венок надела на пего легенда. Любопытно следующее: Раймунд был в Европе самым большим знатоком иудейской и мусульманской теологии, что предполагает прекрасное знание им как еврейской, так и арабской каббалы. Энциклопедия повесгвуст нам о том, что Раймунд Луллий добился преподавания восточных языков в европейских университетах, а также был одним из основателей западной (европейской) арабистики. Полемика с аверроизмом показала нам Луллия — приверженца поиска Истины, или Познания, в Откровении. Каждую вещь Луллий наделяет признаками, в которых нетрудно узнать божественные совершенства, а значит, их глубокое изучение откроет и принципы проявления в мире Самого Господа.
В сочинении -Великое искусство, (один шаг* до Великого делания!) ради полноты познания Луллий разработал методику изучения предельных состояний предмета, а соответственно, выработал методы моделирования логических операций. Используя символы обозначения предельных понятии, он породил одтгу из первых так называемых логических машин, в связи с чем сделался предшественником тех. кто потом изобрел в логике комбинаторные методы. Честно говоря, я не силен в этой области и не моту назвать тех. кто шел в логике по стопам Раймунда Луллия, но догадываюсь, что это очень не просто, а главное, важно. Отвлечемся па минутку и взглянем на гимназический аттестат Володи Ульянова: мы увидим в нем па фоне всех пятерок четверку - не по Закону Божьему, как многие почему-то думают, а именно по предмету, именуемому Логикой. Как-то я уже распространялся на эту тему, но это было много лет назад, а потому, думаю, не грех повториться: если сын инспектора народных училищ получает в аттестате зрелости на фойе сплошных пятерок четверку по логике, то сколько у него на самом деле по логике?.. А мы ищем логику в большевизме XX века!..
Далее энциклопедия сообщает нам, что. будучи каталонским писателем. Раймунд Луллий не просто писатель, а основоположник и классик каталонской литературы, да к тому же выдающийся лирик своего времени. Тут же на ум приходят почти современники Луллия — Омар Хайям и Авиценна. Кстати, до сей поры многие исследователи склонны объединять эти два имени в одтгу личность, несмотря на то что их разделяет значительное историческое время. Было два человека или был один человек, достаточно хорошо мы сказать не можем, но то, что оба были большими охальниками, это факт. Обоим приписывается активная антирелигиозность, склонность к пьянству и другим человеческим порокам. По словам многих авторов, оба были еще те ходоки по женскому полу. Поэт Авиценна значительно хуже поэта Хайяма, а ученый Хайям, соответственно, хуже ученого Авиценны, и это лучшее доказательство того, что было два разных человека.
Это все, что мы можем сказать о Раймуиде Луллий. если пользоваться энциклопедическими данными о нем. По мы знаем наверняка, что позитивистский XX век настолько сместил все понятия, что верить одним только энциклопедиям ни в коем случае нельзя. Посмотрим, что говорят о нем другие маги и просто исследователи, сумевшие докопаться до сути. И одним из таких повествователей о Раймуиде Луллий оказывается... все тот же Элифас Леви.

Невероятная история, рассказанная магом о маге

Э. Леви называет Раймунда Луллия -первым, кто позвал детей слепой веры к великолепию универсального эпзния». Маг с презрением называет тех. кто пренебрежительно относится к великому Луллию. -псевдоучеными» и -мудрецами, которые мудры только в своем собственном понимании- и говорит, что, вопреки их мнению, ^народный инстинкт отомстил им». Потому что народом и писателями сочинено множество легенд и романов о Раймуиде Луллий, и некоторые из них поистине равны по великости великому герою. В них он «выглядит бесстрастным подобно Абеляру, посвященным подобно Фаусту, алхимиком подобно 1ёрмесу. человеком раскаяния и учения подобно св. Иерониму. скитальцем подобно Вечному Жиду, наконец, он представляется мучеником, подобным св. Стефану, и тем. кто прославился смертью почти как Спаситель мира-.
Далее Э. Леви приводит историю, описанную в романе о Раймуиде Луллий. затем легенду, а затем говорит о подлинном Раймуиде
Луллии, и эта часть текста его -Истории магии- удивительным образом отличается от всего остального текста, напоминая не исследование историка, а романтичную и проникновенную часть большой поэмы, потому что она касается, может быть, самого главного ее героя:
-В одно из воскресений 1230 года прекрасная и изысканная Амброзия ди Кастслло. родом из Ichvh. пошла, как обычно, послушать мессу в церкви Пальмы, города на острове Мальорка. Богато одетый всадник, проезжавший в это время но улице, увидел даму и был поражен ее красотою как ударом молнии. Она вошла в храм и быстро скрылась в тени его подъезда. Кавалер, совершенно не сознавая, что он делает, пришпорил коня и въехал в гутпу испуганных богомольцев. Удивление и скандал были очень велики. Кавалер был хорошо известен, это был сеньор Раймунд Луллий. сенешаль островов и управитель дворца. У него была жена и трое детей. Амброзия ди Кастслло также была замужем и пользовалась безупречной репутацией. Луллий же был известен как великий вольнодумец. Его конное вторжение в церковь всполошило весь город, и Амброзия в полном смущении выслушала совет своего мужа. Он был человеком рассудительным и не считал свою жену оскорбленной тем, что ее красота вскружила голову юному блестящему дворян и ну. Он предложил, чтобы Амброзия вылечила своего обожателя безрассудством столь же гротескным, как его собственное. Тем временем Раймунд Луллий написал даме письмо, чтобы извиниться или. скорее, обвинить себя еще более. То, что двигало им. как он сказал, было "странным, сверхъестественным, непреодолимым". Он уважал ее честь и ее чувства, которые, как он знал, принадлежат другому, но был ошеломлен. Он чувствовал, что сто опрометчивость требует для ее искупления высокого самопожертвования, больших жерти. чудес, которые следовало совершить, раскаяния иустыиннка и подвигов странствующего рыцаря.
Амброзия отвечала: "Чтобы ответить должным образом на любовь, которую вы называете свсрхъсстест венной, потребовалось бы бессмертное сутцествованис. Если эта любовь будет героически посвящена нашим обязанностям в течение жизней тех. кто дороги каждому из нас. Это. несомненно, создаст для себя вечность другую. Говорят, что существует эликсир жизни; попытайтесь открыть его, И когда вы будете уверены, что достигли успеха, приходите, чтобы увидеть меня. Пока же живите ДЛЯ ваших жены и детей, и я тоже буду жить для мужа, которого я люблю: и если вы встретите меня на улице, не показывайте, что вы меня узнали'.
Это был очевидный отказ, который отодвигал встречу до Судного для. но он отказался понять это. и с этого дня блестящий аристократ исчез, уступив место суровому глубокомысленному алхимику. Дон Жуан стал Фаустом. Прошло много лет. жена Раймунда Луллия умерла. Амброзия ди Кастслло в свою очередь стала вдовой, но алхимик, казалось, забыл ее и был поглощен лишь своей работой.
Наконец однажды, когда вдова была одна, ей было объявлено о его приходе, и перед ней появился лысый, изнуренный старик с чашей, наполненной блестящей красной жидкостью. Он нетвердо ступал, глядя на нее во все глаза. Он не узнал ее, которая в его представлении оставалась всегда юной и прекрасной.
"Это я. - сказала она наконец. - Что вы хотите от меня?" Звуки се голоса взволновали алхимика. Оп узнал ее. которую он думал найти неизменившейся. Опустившись на колени к ее ногам, он протянул ей чапгу. восклицая: "Возьмите это. выпейте, это жизнь. Тридцать лет моего существования вместилось в это. но я пытался ато сделать и я знаю, что это эликсир бессмертия'.
"Что же. - сказала Амброзия с горькой улыбкой. - Пили ли это вы сами?" - "Два месяца, - отвечал Раймунд. - После того, как я выпил столько же эликсира, сколько содержится здесь, я воздерживаюсь от всякой другой пищи. Голод замучил меня, но я не только не умер, но ощущаю в себе приток силы и жизни".
"Я верю вам, - сказала Амброзия. - Но этот эликсир, сохраняя существование, бессилен, чтобы восстановить утраченную молодость. Мой бедный лрут. взгляните на себя". И она поставила перед
ним зеркало.
Раймунд Луллий отпрянул, потому что, согласно легенде, оп ни разу не видел себя в течение всех тридцати лет трудов.
"И теперь, Раймунд. - продолжила Амброзия. - взгляните на меня". Она распустила свои волосы, белые как спет, а затем, освободив застежки платья, она показала ему свою грудь, почти съеденную раком. "Это и есть то. что вы хотите обессмертить?", — спросила она сожалеюще.
Тогда, видя оцепенение алхимика, она продолжила: "Тридцать лет я любила ваг и не осудила бы за постоянное заключение в теле слабого старика; в свою очередь, и вы не осуждайте меня.

і іощадитс меня от этой смерти, которую ви называете жизнью. дайте мне выстрадать изменение, которое необходимо пережить, прежде чем я смогу снова жить подлинной жизнью: давайте обновим нашу природу к вечной молодости. я не хочу вашею эликсира, который только продолжит ночь могилы: я желаю бессмертия". раймунд луллий бросил чашу, которая разбилась о пол. "я освобождаю вас,- сказал он.—и по вашему желании) я остаюсь в заключении. живите в бессмертии небес, а я осужден навсегда живой смерти на этой земле".
и. пряча лицо в ладонях, он с плачем удалился. спустя несколько месяцев монах ордена св. франциска пом амброзии ди касстелло в ее последние мгновения. этим монах был алхимик раймунд луллий. здесь коїгчаетея роман, далее еле* легенда. эта легенда объединяет нескольких носителей имени рай-мупда луллия разных времен в один персонаж и. таким образом, деляеткающегося алхимика несколькими столсттіями сущееі вова-и искупления. в день, когда несчастный адепт должен был бы уме естественным образом, он испытал все агонии конца; затем, п высшем кризисе, он ожил снова. спаситель мира, который щ рал свою руку к нему, с сожалением возвратился на небеса, и раймунд луллий нашел себя на земле без надежды на смерть.
он обратился к молитве и посвятил свою жизнь добрым д бог одарил его всеми милостями, кроме смерти, но что значит остальное, если нет той. которая дополняет и венчает все? о ды ему было показано древо познания, увешанное сто блестящими плодами; он понял бытие и его гармонии; он познал каббалу; он тановил основы и набросал план универсальной науки, после чего прославился как блестящий ученый. "гак он достиг славы, этого тального вознаграждения тяжких трудов, которое іосподь, в своей милости, редко воздаст великим людям до их смерти, потому что оно отравляет жизнь.
он знал, как делать золото, так что он мог бы обладать миром и всеми его царствами, однако он не мог обеспечить себя скромнейшей могилой: он был нищим бессмертия. где бы он ни проходил, он просил смерти, и никто не мог ему дать ее. гала и гный дворянин стал уединенным алхимиком, алхимик - монахом, монах СПЯ проповедником, философом, аскетом, святым и, в конце концов, миссионером. он работал рука об руку с ученейшими людьми аравии, он победоносно сражался против ислама и делал все, чтобы вызвать ярость его профессоров. это означало, что он на что-то надеялся, и то. на что он надеялся, была смерть.
он нанял в слуги молодого араба наиболее фанатичного клана и предстал перед ним как ярый бичеватель религии магомета. араб убил своего хозяина, который этого и хотел, по раймунд луллий не мер; убийца в отчаянии от неудачи покончил с собой.
едва оправившись от ран. он отправился в тунис, где открыто проповедовал христианство, но бей. удивленный его ученостью и смелостью, защитил его от сумасшествия толпы и позволил ему ехать со всеми его книгами. он возвратился в эти края, проповедуя и различных африканских городах; мусульмане были поражены и боялись наложип. на него руки. в конце концов он снова посетил ьнис и. собирая народ на улицах, провозглашал, что, даже выведенный ил города, он вернется назад, чтобы ниспровергнуть учение магомета и умереть за иисуса христа. в это время никакая помощь ему не была возможна, разъяренный парод охотился за ним. разгорелся настоящий мятеж: он бежал, более возбуждая толпу. он уже пал. сломленный бесчисленными ударами, истекающий кровью и по-к рытый многими ранами, и однако продолжал жить. наконец он был погребен, буквально выражаясь, под горой камней.
в эту ночь, говорит легенда, два генуэзских торговца. стефан колон и луис дс пасторга. плывя в открытом морс, увидели яркий свет из порта тунис. они изменили курс и. приблизившись к берегу, обнаружили гору камней, которая испускала чудесное сияние. они пристали к берегу и с величайшим удивлением увидели тело раймунда луллия, искалеченного, но еще дышащего. его взяли на борт корабля и отвезли на мальорку, где при виде родной земли мученику было позволено умереть.
такова одиссея сказочного раймунда луллия. теперь обратимся к историческим реальностям.
раймунд луллий - философ и адепт, один из тех. кто носил титул просвещенного доктора, был сыном того сенешаля мальорки, который прославился своей болезненно начавшейся страстью к амбро-»1Ц дн кастелло. он не открыл эликсира бессмертия, но он делал золото в англии для короля эдуарда i, и это золото называлось пигит Raymundi имелись очень редкие монеты, которые эксперты называют Rnsmundini. луи фигье отождествляет их с розеноблями


монетами, которые имели хождение в тот период, и утверждает, несколько игриво, что алхимия Раймунда Луллия представляла собой фальсификацию золота, которую трудно было обнаружить в период, когда химические технологии были Гораздо менее совершенны, чем сегодняшние. Тем не менее, он признавал научную значимость Луллия и дал свое заключение относительно него в следующих словах: "Раймунд Луллий. гений которого охватил все ветви человеческого знания и который свел воедино в An Magna обширную систему философии, суммируя энциклопедические принципы науки, на которых она в то время стояла, не ошибался, передавая потомству ценное наследие химии. Он усовершенствовал и тщательно описал рад-личные средства, которые широко использовались в химии, мы обязаны ему приготовлением углекислой соли из поташа с помощью винного камня и древесной золы, ректификацией спирта из вина, изготовлением весьма важных масел и т.п."
Другие ученые, будучи уверенными втом, что розенобли были из чистого золота, рассматривали это так. Трансмутации металлов, которые производили Луллий и другие адепты Средних веков, представляли собой просго отделение золота, находимого в серебряных копях, и очистку его с помощью сурьмы, которая постоянно присутствует в герметических символах, как действенный и главный элемент пороха. Мы согласны с тем. что химии в тот период еще не существовало, и можем добавить, что она была создана адептами, хранившими синтетические секреты, которые были сокровищами магических святилищ, наставляя своих современников в отношении некоторых аналитических процессов. Эти процессы впоследствии были усовершенствованы, но они еще не вели ученых к тому, чтобы достичь того древнего синтеза, который устанавливает герметическая философия в буквальном смысле этого термина.
В своем философском "Завещании*" Раймунд Луллий развил далее все принципы этой пауки в завуалированном виде, следуя традиции адептов. Он составил также "Ключ" к "Завещанию" и, наконец, "Ключ к Ключу", или, более определенно, дополнение к завещанию, которое, по нашему мнению, является наиболее значительным его трудом в области алхимии. Его принципы и способы действий не имеют ничего общего ни с мистификациями о чистых металлах, ни с сепарацией сплавов. Как теория, они полностью соответствуют принципам Гебера, а как практика — принципам Арнольда из Виллановы; в отношении доктрины они согласованы с идеями Каббалы. Серьезнейшие умы должны изучать труды Луллия, если они надеются продолжить тот поиск абсолюта, который предпринимался величайшими гениями древнего мира.
Вся жизнь этого выдающегося адепта, первого инициата после св. Иоанна, который был посвящен в иерархический апостолат священной ортодоксии, вся его жизнь, повторяем мы, прошла в благочестивых размышлениях, в проповедничестве, в непрерывных научных занятиях. Так, в 1276 году он основал францисканский колледж в Пальме, предназначенный для изучения восточных языков, в особенности—арабского, с целью опровержения трудов магометанских ученых и распространения христианской веры среди мавров. Иоанн XXI конфирмовал это заведение в апостольском послании из Витср-бо 16 декабря, в первый год своего понтификата.
С 1293 по 1311 год Луллий ходатайствовал и получил от папы Николая IV и королей Франции, Сицилии, Кипра и Мальорки разрешение на открытие множества других колледжей с этой же целью. Где бы он ни проходил, он давал наставления по своему Великому Искусству, которое является универсальным синтезом человеческого знания; главная цель его наставлений была в том, чтобы найти единый язык для людей, равно как и единый образ мысли. Он посетил Париж и удивил там ученейших докторов; затем он пересек Испанию и остановился в Комплуте, где основал центральную академию для изучения языков и наук. Он реформировал несколько монастырей, приехал в Италию и набрал солдат для нового войска, учреждение которого он исходатайствовал у того самого Совета Вьена, который осудил тамплиеров. Католическая наука и истинное посвящение св. Иоанну настаивали тогда на том. чтобы вырвать меч Храма ИЗ рук неверующих. Великие люди мира сего, насмешливо именуя его бедным Раймундом Луллием. несмотря на всю их злобу к нему, делали все, чего он желал. Эта блистательная личность, которую в насмешку называли Раймундом Фантастом, казалось, была папой пап и королем королей; он был беден как Иов и подавал милостыню государям; его называли глупцом, и он был человеком, которого причисляют к мудрецам. Величайший политик своей эпохи кардинал Хименес, ум которого был так же глубок, как и серьезен, никогда не говорил о нем иначе, как о божественпом Раймунде Луллий и как о самом блестящем ученом. Он умер в 1314 году, согласно Женебрару.

звали его Красивым. Оп действительно был очень красив, высокого роста, белокурый, с правильными чертами лица, в нем восхищали сила и храбрость; его знали как благочестивого человека; он любил свою жену и свою семью; личная жизнь его была лишена страстей и, до последних лет царствования, почти не содержала инцидентов. Однако нечто вроде тайны окутывало его: этот железный король, — был ли он действительно так силен? Годфруа Парижский, сочинитель песен, осмелился сказать, что "король был легковерным, как девственница, и находился в плохом окружении"; епископ Памьс, который говорил inter pocua [в хмельном застолье (лат.)], утверждал, что "у него красивое лицо, но он не умеет ни говорить, ни думать". До какой степени министры короля были агентами его воли? Они говорят за него, и всегда слышны только их голоса. "Король велел выразить в его присутствии..." —такое произносят из-за вялости или из хитрости? Он умел показать себя приветливым, но добрые слова, которыми он жаловал просителей, часто оставались бездейственны. Возможно, ему особенно недоставало воображении, что объяснило бы влияние, которое оказывали на него сначала Пьер Флотт из До-финэ, потом — южанин Гийом де Ногаре. два легиста, одаренные необычайной живостью мысли.
Начало жизни Ногаре было скромным: родился в Сен-Феликс-де-Караман, в диоцезе Ажен; профессор права в Монпелье, затем — судейство в Вокере; приглашение — благодаря его познаниям — в Париж из Лангедока, с 1296 г. заседал в королевском совете. Впечатлило ли короля изящество его речи? На Пасху 1299 г. Филипп посвятил его в рыцари. В марте—апреле 1300 г. Ногаре участвовал в неудачном посольстве в Рим; проявленная им дерзость и оскорбительная реплика, которую он вызвал в свой адрес со стороны Бонифация VIII, и последующий провал его миссии легли в основу столь личной и упорной ненависти, с которой он обрушился на Папу, живого и мертвого».
В разнос время и при разных обстоятельствах при Филиппе действовали разные фигуры, но Гийом де Ногаре — из них самая яркая. Это тот самый Гийом де Ногаре, который влепил пощечину папе Бонифацию VITJ и обвинил ero в ереси, после чего папа Бонифаций впал в кому и скончался. Принцип Ногаре был прост: если хочешь свалить кого-то, возведи па пего напраслину, причем самую невероятную. Если хорошо подумать над этим принципом, го легко понять.
что именно самое невероятное и невозможно опроверпгуть. Как раз так был уничтожен Бонифаций VIII и заменен (фактически руками Ногаре) папой Климентом V. Вина Филиппа состоит в том, что он, как король, попустительствовал своим приближенным и, скорее всего, шел у них на поводу. Особенно у такого злопамятного и кровожадного, как Гийом де I Ioiapc, который своего нигде и ни в чем не утгус-тил. Мстительность и больное самолюбие «рыцаря» Ногаре сослужили страшную службу европейской истории.
У папы Климента V в конце концов хватило мужества и сил. чтобы отстранить I orapc и Плслиапа от дела тамплиеров. Кстати сказать, именно с этого момента напраслина стала отступать, а дело — разваливаться. Но уже сами тамплиеры -помогли» себе, начав отрекаться от показаний и покаяний. Климент V, если разобраться, и впрямь действовал отнюдь пе во вред тамштиерам. Более того: оп всячески старался, как открыла М. Мельвиль, спасти Орден. В первый период это было самоустранение паны от процесса над Орденом, хотя такой уход от проблемы выглядит не очень красиво. Но Климент очень надеялся, что королевский суд не сможет обнаружить в деятельности Ордена Храма никакой ереси. И документы подтверждают, что оп до самых последних времен деятельности тамплиеров относился к Ордену с симпатией. Римская церковь всегда считала Орден Храма своим детищем, если хотите, своим воинством и своей опорой. Недаром Рим надавал Ордену таких привилегий, какими не пользовалось ни одно братство. Я не очень-то перечисляю эти привилегии только потому, что они не слишком касаются пашей темы и относятся по большей части к пропорции между церковным и светским, допустимой в Ордене. Тем более что, пс забудем, у храмовников был строжайший Устав и строжайшие «Установления» (?(люд»), которые сами по себе перечеркивали практически все светское, что могло бы остаться без пригляда. Папские капелланы играли в Ордене невеликую роль, ибо были у Ордена свои братья-капелланы, а в отсутствие таковых роль священника в любую минуту мог "ринять па себя магистр, командор, комтур и т.д. Причем, сами понимаете, касалось это прежде всего боевых действий, когда обнаружит ь капеллана затруднительно, а смертельно раненному рыцарю "ли сержанту нужен исповедник... Такую роль, в отсутствие римских Лириков, мог сыграть даже любой брат-тамплиер. И такая -привилегия» вовсе не является лишней, потому что и впрямь для истинно или в 1315. согласно автору предисловия к "Размышлениям" отшельника Блаксрпл. Ему было 80 лет. и конец его утомительной и снятой жизни пришелся на день мученичества св. Петра и св. Павла.
Ученик великих каббалистоп. Раймунд Луллий пытался основать абсолютную и универсальную философию, заменяя конвенциональные абстракции систем па установленные наукой определения естественных сущностей и подставляя простые и естественные выражения вместо сомнительных терминов схоластицизма. Он осудил определения ученых своего времени, потому что они увековечивали разногласия своей неопределенностью и сомнительностью. Согласно Аристотелю, человек есть мыслящее животное, на что можно было бы ответить, что он не животное и что мыслит он очень редко. Более того, слова "животное" и "мыслящее'* нельзя привести в гармонию; дурак не мог бы быть человеком и т.д. Раймунд Луллий определял вещи i: правильными именами, а не синонимами или приблизительными описаниями; наконец, он объяснял названия с точки зрения этимологии слов. Па вопрос — что такое человек — он ответил бы. что это слово, в его общем употреблении, означает состояние существа, как относящегося к людскому роду, а взятое в частном употреблении — оно означает человеческую личность. Однако что такое человеческая личность? По своему происхождению — это личность, которую Господь сотворил, вдохнув жизнь в тело, составленное из земли (Humus); в буквальном же смысле - это ты, это я, это Петр, Павел и т.д. Тс, кто были знакомы с научным жаргоном, возразили бы ученейшему докгору, что никто не может говорить подобным образом, что с помощью такого метода весь мир можно представить как поддающийся изучению, и что народный здравый смысл оказался бы предпочтительнее доктрин академий. "Это как раз то. чего я хочу". - ответил бы Раймунд Луллий в своей великой простоте. Исходя из втого, его просвещенную теорию упрекали в ребячестве, и инфантильного здесь было столько же. сколько в словах того, кто сказал: "Пока вы не станете такими, как одни из малых сих, вы пе войдете в Царство Небесное". Не есть ли Царство Небесное то же самое, что и царство науки, имея в виду, что небесная жизнь Бога и людей есть понимание и любовь?
Раймунд Луллий хотел противопостави i ь христианизированную Каббалу фаталистической магии арабов, традиции Египта, традициям Индии, магию Света — Черной магии. Он удостоверил, что в последнее время доктрины Антихриста будут материализованным реализмом, и что воцарятся рецидивы чудовищностей магии зла. Поэтому он старался приготовить умы к возвращению Еноха, или. иначе говоря, к окончательному открытию той пауки, ключи которой содержатся в иероглифических алфавитах Еноха. Этот гармонизирующий свет разума и веры должен предшествовать мессианскому и универсальному царствованию христианства на земле. Таким образом, Луллий был великим пророком для ИСТИШП4Х каббалистов и провидцев, хотя для скептиков, которые по меньшей мере могут уважать возвышенные характеры и благородные устремления, он был возвышенным мечтателем».
Этот текст мага Э. Леви я пе стал перебивать своими комментариями, поскольку мне хотелось бы. чтобы вы убедились: даже сам текст, когда в нем речь идет о великом человеке, обладает некими свойствами магического воздействия. Б данном случае здесь выполняется один из основных законов истинного мистико-оккультиого произведения - закон единства и троичности, и Э. Леви это зпал. Текст посвящен одному ученому магу - Раймунду Луллню, но содержит в себе три последовательных рассказа — из ромапа. из легенды и из реальной истории. Как мало нужно, чтобы заворожить читающего этот не совсем хорошо переведенный и не так уж здорово отредактированный текст! Однако, скажем в скобках, куда издателям -Истории магии» (i.-book и ВАКЛЕР. 1995) до издателей -Нового Панариона» Е.П. Блаватской, о которых мы уже говорили и переговорили, но все не устаем повторять...
А скажите, история с любовью Раймунда Луллия ничего больше вам не напоминает? Не слышится ли что-то с детства знакомое, полузабытое?
Именно слышится:

— Герой, я не люблю тебя!..
(A.C. Пушкин. Руслан и Людмила)

Да, Пушкин, вероятнее всего, в свои 20 лет написал эту историю, начитавшись романов, в том числе и того, где описана история любви и трагедии Раймунда Луллия и содержание которого приведено лля нас Элифасом Леви. Значит, русского гения также тронула история этой безумной любви?.. Очень хочется потат1гутъ стойкие основы современной пушкинистики и поговорить о том, каким образом забрела в русскую поэзию XIX в. романтическая и на сто процентов куртуазная история любви великого мага. Тем более что Александр Сергеевич и сам любил, и любовь его была весьма непростая... Но повременим: как говорится, «еще не вся черемуха тебе в окошко брошена-. Наберем еще фактов - и вот уж тогда обратимся к великому нашему поэту, который умеет слышать весь мир, а его не могут адекватно перевести даже любимые им французы.

Раймунд Луллнй н тайное знание

Вернемся к портрету Христиана Розенкрсйца: не правда ли, тойный его прототип? Но для полноты следовало бы привести и одну интереснейшую, на мой взгляд, интерпретацию легенды «обессмерченного» Раймунда Луллия. Ее пересказал A.B. Кудрявцев в материале «Блистательный мастер Раймунд Луллий». Цитата коротка:
«Надо сказать, что сам ал немало поспособствовал тому, чтобы выражение "вечная жизнь" стало не просто рядовым преувеличением, простительным для увлеченного своим делом автора, но элементом легенды. Луллий стал причиной возникновения целого ряда легенд. Одна из них — о том. что он открыл эликсир вечной жизни, мог бы жить вечно, но искал смерти, желая испытать силу эликсира (курсив мой. — A.B.). Действительно, Раймунд Луллий погиб во время очередного путстествия в Тунис, забросанный камнями религиозными фанатиками».
Здесь очень важный новый ракурс: Луллий желал испытать, подействовал ли эликсир! И столкнулся с тем, что земному человеку из плоти и крови невозможно сделаться равным Богу. Да, эликсир подействовал, но... Эликсир — это не средство для бессмертия в том виде, в каком он приводится в легенде от Э. Леви. Эликсир — только средство для получения скольугодно долгой жизни, не больше. Разница между бессмертием и сколь угодно долгой жизнью состоит в том. что жизнь адепта все-таки может оборвать, и очень легко, просто свалившийся на голову кирпич или что-то в таком же роде. Как и произошло в Тунисе с Раймундом Луллием.
То есть эликсир вечной жизни — не что иное, как действительно универсальное средство от всех болезней, в том числе от старости.
Он обновляет организм и делает все процессы в нем как бы замкнутыми сами на себя. Забегая вперед, скажу, что знаменитый вечный Сен-Жермен никогда ничего не ел — видимо, он черпал энергию жизни «прямо из воздуха», и еда не только не была нужна его организму, а, возможно, повредила бы. поскольку организм был каким-то образом сбалансирован с помощью эликсира. У Э- Леви Луллий проговаривается, что испытывает сильное чувство голода, но сдерживает себя усилием воли.
Такая интерпретация истории с эликсиром гораздо гуманнее, чем история с наказанием Вечного жида Агасфера: тот и впрямь не может умереть, но это наказание, — а для чего же эликсиру становиться наказанием для полугившего его столь тяжкими трудами? «Во всяком случае за те двести лет, что я ему служу, он нисколько не изменился»: вот конечная цель поиска панацеи от всех болезней, или же эликсира вечной жизни. Настоящее бессмертие — только в вечности, то есть у Бога.
Эликсир вечной жизни, придуманный или добытый Луллием, — это, видимо, выдумка, хоть и гениальная. А вот тот факт, что Раймунд Луллий — один из первых, кому удалось возродить утерянное тайное знание, весьма важен.
До сих пор в разговоре о тайной доктрине, ведомой древним египтянам или древним индийцам, но неведомой европейцам, мы говорили скорее с позитивистских, механистических позиций: вот не было у нас этих знаний, а достаточно было раскопать древнее хранилище. натк1гуп>ся на египетский пергамент, где записано тайное знание, —и теперь оно у нас ссть.Тому, кто так думает, придется очень разочароваться, ибо это совершенно не так. Всем известны магические символы - например, тот же треугольник или «шестиконечная звезда», состоящая из двух переплетенных треугольников, или древнееврейский алфавит (если не известен, то достаточно поинтересоваться, и знающие люди вам его представят). Однако только единицы из людей умеют извлечь из этих символов ту скрытую в них пользу, которая лежит вне экзотерического смысла. У тайного зпаштя есть свой алфавит, который, будучи примененным, вполне может воспроизвести экзотерический смысл, но скрытый за символами эзотерический, оккультный смысл останется читателю данного текста недоступным. Раймунд Луллий знаменит тем. что возвратил символике ^зотеризма утраченный ею смысл. Каждую свою работу он предваряет своим алфавитным списком, договаривается о терминологии, а затем придерживается принятых договоренностей. Он возвратил смысл понятиям: предметам дом, стул, дорога и т.д.; первоначально заложенным в человеке чувствам и состояниям — вожделение, гнев, гордость и т.д.; мирозданию — земля, небо. Бог... Все. чего касалась рука Раймунда Луллия. получало свой прежний, забытый, но вновь открытый смысл.
Чтобы продемонстрировать, что мы забыли первоначальные понятия и их истинный смысл, вслушайтесь в то. как мы иногда говорим:
— Тут кошка, собака такая, насвинничала!
Тайные знания хранили высшие иерофанты. Это наверняка могло вызвать беспокойство большинства: почему они? Это была не зависть, это говорил инстинкт: ведь тот, кто обладает, имеет власть над всем и над всеми, в том числе и надо мной. Впрочем, большинство в силу того же инстинкта ситуация как раз устраивала: если они знают все. значит, они и отвечают за то. чтобы в мире все шло правильно. Так мы когда-то верили в царя-батюшку, а первобытные люди —I в шамана.
Еше одно заблуждение — то. что знания были скрыты от всех. Ничего подобного: так же, как при случае можно обнаружить, особенно в Интернете, самую редкую книгу, любой человек в любое время — и в прошлом, и сейчас — может получить «полное собрание» тайных знаний. Они как раз менее всего скрыты: Книга Мертвых, Тексты пирамид. Веды и т.д. — ищите, и найдете. Но вы не станете обладателем тайных знаний: прочесть эти источники вы сможете только па уровне экзотерического содержания. Можно поучиться и эзотерике, однако освоить се сможет далеко не каждый. И только единицы в силах добраться до сути.
В 1950-е г. Р. Шваллер де Любич опубликовал небольшую работу, которая называется «О символе и символическом», где очень хорошо показал как раз то, о чем я только что сказал. Я процитирую лишь небольшую часть этой удивительной работы неординарного, с нашей точки зрения, ума. каким, на мой взгляд, обладали розенкрейцеры и Раймунд Луллий, который к ним, возможно, ног и не относиться. Чтобы попять, до какой глубины добирается Шваллер дс Любич, достаточно сказать, что процитированный текст взят из не совсем обязательной части этой работы — Предисловия. Но нам важен как раз принцип, а потому.
«Традиционные инициирующие тексты можно читать и изучать, исходя из двух подходов. Одни — имеет дело с экзотерическим (исторически обусловленным) смыслом, который главным образом служит основанием, то есть символом того эзотерического смысла (выражаемого в символическом), который без соответствующего перевода делает эти тексты, легенды и изображения в наших глазах скорее бессмыслицей, чем рассказом, создающим образы, доступные нашему пониманию и, в конечном итоге, общезначимые.
Экзотеризм, следовательно, есть необходимое звено, поскольку мысль нуждается в такого рода опоре.
Но когда речь идет о сосгоннии умов той или иной эпохи или же тайном смысле тчкхггоа (образующем фундамент, скажем, древнеегипетского знания), только символическое способно проникнуть в эти глубины.
Основания символического следует искать в художественных средствах выражения, сюжетах изображений, архитектурных принципах, притчах, легендах, в письменности. В последнем случае речь идет о каббалистической форме, один из аспектов которой обращен к непосвященным и, по большей части, предполагает транскрибирование.
Коль скоро мы заговорили о тайм, естественно возникает вопрос: "В чем же здесь тайна?"
Всего лишь два десятилетия назад (работа Р. Шваллера де Люби-ча была опубликована в 1951 г. — A.B.) нам было бы весьма сложно дать ответ, поскольку тогда еще было неясно, что развитие науки возможно и без того, чтобы каждое открытие немедленно становилось достоянием публики. Действительно, долгое время именно "любители" вносили изрядный вклад в общий прогресс, правда, пе соб ственпо науки я строгом смысле, а ее приложений. По если "механистическая" наука (вплоть до молекулярной биологии) не выходит за рамки доступного пониманию каждого, то чистая наука, единственно достойная недвусмысленно считаться наукой, однажды решившись покинуть царство детерминизма и рационализма, теперь уже Доступна отнюдь не каждому. За последние 30, самое большее 40, лет ориентация научной мысли полностью изменилась по сравнению с гем, что было характерно еще для прошлого столетия.


Так в чем же секрет? Никто ничего не скрывает, все на вилл*. Однако кто сегодня способен понять смысл принципов относительности и следствий ИЗ них? Даже среди выдающихся математиков немногим под силу проникнуть в фундаментальные глубины этого учения. Вспомним хотя бы знаменательное откровение Луи де Ьрол ьи, когда он после 25 лет изучения константы Планка признался, что до сих пор не постиг "исчерпывающим образом" всего смысла к*ан-тл энергии и действия. Ьоглтгтво содержания иных "озарений" современной мысли столь велико, что его отнюдь не легко исчерпать. Эта происходящая без нашего вмешательства эволюция, ведущая к тому, что однажды наука окажется в руках очень ограниченного круга избранных, способна создать новую аристократию, наделен властью, вопреки всем усилиям пролетариата и "технократии" в честве очередного правящего класса, которые в равной мере об чены на провал.
Мы наблюдаем, как политическая власть все в больших масштабах переходит в руки крайне узкого круга доктринеров. Россия явила миру замечательный пример логического итога торжества принципов социализма, что оберігулось диктатурой пролетариата. О нако это вопрос сугубо политической власти, в протнво которой должна с необходимостью заявить о себе, как это н странно звучит, власті, науки. Если первая способна влиять на умы людей посредством силы, вторая, что куда более трагично, буд-влиять на судьбы духа, не прибегая к силе, по через убеждение. Си-довательно. массам не остается иного выбора, кроме как верить в то, доступно пониманию немногих Верить и уповать: это происходит сейчас, но. вне всяких сомнений, со временем будет лишь ляться.
Это ли не "ложный храм", ложная "религия", основанная не Духе, но на тленной материи и науке се разрушения?
Сегодня никому не нужна такая "религия", которая, однако, существует и получает асе большее распространение: в конеч итоге, единственным решением, казалось бы. может стать пне мирового правительства45. Однако уже сейчас ученые не ют подчиняться коїггролю со стороны политиков: они сегодня деют "секретом"**. Этот секрет отнюдь не скрыт от наших глаз, не большей мере, чем эзотерические учения Древнего Египта: необдимо лишь развить в себе определенные способности, чтобы постичь его. Так. урок, который преподносит нам современная наука, становится образом, проясняющим саму сущность Храма эзотерической
науки-.
Далее мне хотелось бы выбрать из работы III вал л ера де Любича еще одну цитату, но не из основного текста, а одно из его пространных примечаний (сноску), которое говорит, по-моему, гораздо красноречивее о том. что не совсем внятно подано в основном тексте. Я даю это примечание как основной текст, ибо смысл его как раз ложится на пат разговор о Раймунде Луллнн - об одном из главных достижений, удавшихся ему: научить правильно прочесть то. что написано. Итак:
-Предпринималось немало попыток разгадать загадку фараонов посредством символической интерпретации образов и знаков. Однако здесь мы не застрахованы от всевозможных ошибок, в силу субъективности наших суждений, поскольку в этой области трудно что-либо утверждать с полной уверенностью. Ьсзусловно, всякий раз предпринимались попытки опереться при этом на соответствующую теорию, которая иногда принимала характер более или менее согласованной философской системы. Позднее рационализм отверг все эти попытки в целом, в уповании на то. что благодаря открытию Шампольона. предложившего логический способ прочтения иероглифов, можно будет без особого труда проникнуть в образ мысли египтянина. Таким образом осуществлялся перевод на наши современные языки, и совершенно в современном духе, более того, предполагалось, что возможно перевести, основываясь исключительно на грамматике, сокровенные храмовые тексты. И все так и осталось сокрытым: и образ мыслей древних, и их подлинные знания о силах Природы. То же самое можно сказать и о переводах индийских Вед И Упаиишад и т.п., или же китайского текста Дао дз цзин Лао-цзы. 11аписанное. по самому замыслу, оставляло предполагаемому читателю возможность выбора нравственно и духовно обоснованной интерпретации, необходимой для понимания истинного смысла. Нередко подобные тексты написаны в так называемом "телеграфном стиле", обнаруживая отсутствие каких бы то ни было грамматических согласований между глагольными формами — то есть опуская грамматическую связь мысли. Далее, по сравнению с индийскими текстами (которые, к тому же. претерпевали изменения, будучи неоднократ
m
по переписаны) преимущество древнеегипетских состоит в символическом методе, содержащемся в самой форме записи. Даже не обращаясь к алфавиту, исследователь может руководствоваться символом как таковым, будучи уверен, что он имеет дело с сущностными принципами, сформулированными в данном тексте. Не стоит заблуждаться, что можно отказаться от символов, уповая исключительно на знание формы письма, якобы выражающей смысл, как в наших современных языках с алфавитной записью, не предполагающей эзотерического истолкования образного символизма».
Как видите, с пониманием магических текстов вовсе не все так просто, как может показаться, и не каждому дано воспользоваться этими текстами для их правильного, адресного применения. Однако, намой взгляд, Р. Шваллерде Любич. все же находящийся в плену материалистического взгляда, оценивая достижения современной науки, допустил важнейшую ошибку. Он не заметил, что наука, перейдя грань механистичности, когда добралась до атомарных исследований (то есть, выросши из ньютоновских штанишек, нацепила па себя академический костюм Эйнштейна), все же не перестала быть позитивистской, а соответственно, никакой «религии», как опасается автор, собою представлять не может. Наоборот: именно теперь, изучая элементарные частицы, паука попала поначалу в некий ступор, когда перестала уметь объяснять открывшиеся ей явления с чисто материалистических позиций. В качестве примера сам Р. Швал-лср дс Любич приводит принцип неопределенности Гейзенберга, который является «вынужденным», а не мировоззренческим, сирсчь естественным. Однако уже одно то, что ученые наконец, минуя несколько столетий крайнего позитивизма, приходят к такому выводу, совпавшему с тем, о чем предупреждали еше древнеегипетские жрецы (тайное нельзя записать, ибо сама запись лишит мага его магической силы17), говорит нам о том, что наука, вероятно, все-таки выберет единственно правилмплй, неразрутаительный ггуть. Недаром вот уже по меньшей мере лет пятьдесят все паши высшие физики-академики втихаря от «партии и правительства» приходили к Богу... То же происходит и с материалистами на Западе. И современный интерес к тайным знаниям и, в частности, к примеру розенкрейцеров — никакая не случайность, а следствие повзрослепия человечества. Потому объяснять происхождение религии мистическим страхом дикаря не совсем корректно: веря, что ветер возникает изза того, что качаются дерева, такой дикарь станет поклоняться дереву, а не ветру (так оно, кстати, и было). К Богу же, единому и пронизывающему Собой все мирозданье, должен был прийти очень цивилизованный, очень ученый человек.
А для того, чтобы стать адептом, посвященным, необходимо, чтобы будущий посвященный прошел путь Ученика, над которым непременно должен стоять Учитель. Вне такого кураторства правильного посвящения быть не может, а если нет правильного, то не может быть никакого. Избранного может посвятить сам Бог, и такое посвящение происходило также не единожды. Именно потому Раймупд Луллий гак твердо держался веры в Откровение.
На этом, пожалуй, стоит и закончить историю великого Раймун-да Луллия, ибо впереди пас ждет краткое жизнеописание не менее великого Джона Ди.

ГЛАВА 10. ДРУГИЕ ВЕЛИКИЕ НАГИ

Джон Ди

Джон Ди — человек, оказавший на историю Англии не меньшее влияние и принявший в ней никак не меньшее участие, чем легендарный Мерлин. Однако от Мерлина на островах Королевства осталось меньше сведений, и уже в эпоху Возрождения Мерлин считался чистым мифом.
Однако, как сказал упомя1гутый мною в прошлой главе А.В. Кудрявцев, рассказывая о Раймундс Луллий, да как и происходит в действительности, тайные знания, добытые с превеликим трудом, имеют свойство забываться последующими поколениями, то есть их практически всякий раз приходится от крывать заново. Так произошло не только с тайными знаниями волшебника Мерлина, но и с ним самим. Га же участь постигла и Джона Ди, которого знают лишь немногие, чей интерес составляет история розенкрейцерства, магия и алхимия. Ьлце меньше людей знают напарника Джона Ди — Эдварда Келли...
Джон Ди (1527—1608) — выдающийся английский мыслитель и политик, маги розенкрейцер, основатель (или восстановитель) Ено
229


Рис. 13. Джо» Ди, асфолог и советник королевы Елизаветы

хианской церемониальной магии, теоретик, создавший концепцию Британской империи, которой затем следовали все колониальные империи мира, астролог, геометр, алхимик и т.д., и т.д. Джону Ди принадлежат многие практические идеи британской политики конца XVI в,, в том числе авантюрные, часть из которых он осуществил лично. Например, Джон Ди сумел бы остаться в истории благодаря всего лишь одной блестяще исполненной магической операции — внедрению ведьмы в Ие1тбедимую армаду испанцев, которая в нужный момент призвала силу стихий, разметавшую весь испанский флот, поисками сокровищ которою до сей поры балуются подводные археологи.
Джон Ди был незаменимым советником королевы Елизаветы (ее сейчас именуют Елизаветой I), составлявшим для нее астрологические гороскопы. О влиянии его на Елизавету говорит хотя бы тот факт, что свою коронацию она проводила в соответствии с рекомендациями гороскопа, составленного для нее Джоном Ди.
На примере деятельности Джона Ди мы можем впервые обнаружить политические, а не оккультные корни происхождения розенкрейцерства. Если прежде можно было лить догадываться о скрытых политических целях в деятельности розенкрейцеровских
230 братств Европы, то с английскими розенкрейцерами обстоит дело иначе: имеется документальное подтверждение тому, что Орден розенкрейцеров в Англии образован лично Джоном Ди и что целью его образования было успешное противостояние Иезуитскому ордену. Имеется и еще одно дополнительное обстоятельство, подтверждающее антикатолицизм розенкрейцерства (если нам недостаточно утверждения Элифаса Леви о Данте): как в Германии -классические» розенкрейцеры были, во-первых, лютеранами, так и Джон Ди являлся протестантом, что отразилось и на созданном им Ордене розенкрейцеров.
Джон Ди был силен не только в «теории-, но и в практике: переводчик евклидовой геометрии, он сам применял ее законы — в том числе им впервые была применена евклидова геометрия для создания инструментов и навигационных морских карт. Это не все: первые навигаторы Британского флота — это ученики Джона Ди. Джон Ди — не только гениальный картограф и географ, но и автор идеи Северных морских путей из Европы в Америку. Насколько мы сейчас знаем, таких пути два — это Северо-Западный, через Атлантику и северные воды до Берингова пролива, а также Северо-Восточный, который ныне зовется Северным морским путем, через Северный Ледовитый океан. Эти поиски путей были, как вам должно быть понятно, не ради кратчайших путей в Америку, а в первую очередь ради спасения от морских бандитов, которым в северных водах появляться довольно затруднительно. Цель же Северных путей — торговля с Китаем и Индией, минуя страшный для сухопутной торговли мусульманский Восток. Впрочем, несмотря на практические шаги в открытии того и другого путей, при жизни Джона Ди ни один из этих путей не был пройден. Экспедиция Мартина Фробишера в 1570-е годы потерпела неудачу на Северо-Западе, а на Северо-Востоке ничего так и не за планировал ось. поскольку англичанам сопротивлялась Россия.
Математик и пророк, Джон Ди написал к английскому изданию Евклида «Математическое предисловие», где выступил еще в одной своей ипостаси — как автор одного из первых произведений по истории пауки, причем он стал единствотым в своем роде, кто на основе математических экстраполяции предрек возникновение новых математических наук в будущем. Вернее, то была «система наук-, многие из которых действительно потом возникли. Столь сильные примеры ясновидения, которым обладал Джон Ди (правда, в таких
231

тайные общества, ордена н секты

РОЗЕНКРЕЙЦЕРЫ РЫЦАРИ РОЗЫ И КРЕСТА

случаях он «выступал- в парс с другим магом - Эдвардом Кслли, который был моложе Джона на 27 лет), многие объясняют свойствами Еиохианской магии, которая считается магами одной из самых сильных и одной из самых опасных. Идея создания и практическое воплощение Ьнохиапского церемониала, может быть, принадлежит одному только Джону Ди, но разработка принципов и символики Ено-хианской магии осуществлялась обоими магами, то есть при непременном участии Эдварда Келли. Соответственно, писалась эта теории на «ангельском языке-, ибо именно на этом языке происходило общение магов Джона Ди и Эдварда Кслли (подозреваю, что имена'следует перечислить в обратном порядке: Келли и Ди) с «ангелами-, якобы передавшими им основы этого учения. Камень-обсидиан, каким пользовались для своих заклинаний маги майя и ацтеков, а также и Джон Ди со своим помощником, вероятно, и привезенный из Нового Света, сейчас находится в качестве экспоната в Британском музее.
По мнению искусствоведов. Джон Ди является прототипом нескольких шекспировских героев, в том числе самого Лира в «Короле Лире-. Когда время от времени возникает поднимаемый вокруг Шекспира ажиотаж по поводу авторства его произведений, в числе кандидатов на роль автора наряду с Фрэнсисом Бэконом и другими иногда фигурирует и имя Джона Ди. Я не могу заниматься исследованиями на эту тему хотя бы из-за незнания английского, но два слова тоже могу сказать. Во всяком случае, к театру Джон Ди имел иногда самое непосредственное отношение: он автор разработок осветительной и другой театральной техники, так что. как говорится, чем черт не шутит... Впрочем, остается одна, и главная, загадка: для чего именно необходимо было бы скрывать истинное авторство, прикрываясь вымышленным именем Шекспира, таким известным авторам, как Фрэнсис Бэкон и Джон Ди?
Отступив на миг от истории Джона Ди, скажу, что я недаром выделил курсивом слово «вымышленное-. говоря об имени Шекспира. Оно и впрямь не настоящее. Однако текстологический компьютерный анализ, проводившийся, и не единожды, над текстами великого итальянца (Шекспир оказался уроженцем Мессины Микельанджело Кроллаланца, 1564 года рождения), показал, что писал их именно указанный образованный итальянец. До 24-летнего возраста Кроллаланца так много путешествовал, что в 1588 г. добрался додвоюродного брата матери, проживавшего в Страд фор де-на-Эйвоне, впрочем, ненадолго. Ненадолго потому, что прекрасное знание итальянского театра и гуманитарных наук, а также практически всех великих городов Европы (он бывал и в Дании, и в Испании, и в 1ре-•дни...) натолкнуло его на мысль заняться драматургией и организовать впоследствии свой театр (мы знаем, что это был «Глобус»). Так что выдающийся талант Кроллаланца и сам справился со своим призванием. Если только не попробовать иодвернугь компьютерному анализу тексты Бэкона или Джона Ди и если не «сработала» известная сексуальная ориентация молодого таланта... Іогда подлинное авторство и в самом деле, возможно, пришлось бы скрывать, ибо так мог захотеть пылкий и честолюбивый итальянец. Впрочем, требуется еще доказать, какова была ориентация Бэкона или Джона Ди... Хотя наличие у последнего молодого друга Эдварда Келли, вероятно, и может помочь распутать сей нераспугываемый клубок?..
Но мы отвлеклись. Итак. Джон Ди и Эдвард Келли с помощью обсидианового камня занимались заклинаниями «ангелов* и получили от них -ангельский язык» (кстати, вместе с -ангельским алфавитом», который хранится вместе с камнем в музейной коллекции, посвященной Джону Ди).
Алхимическая деятельность Джона Ди наиболее ярко отражена в легенде о том, что именно ои продал императору Священной Римской империи Рудольфу П таинственную рукопись, целиком зашиф-роваптгую, с секретом Великого делания, то есть получения Философского камня, с помощью которого Рудольф II мог добыть для империи сколько угодно золота. Впрочем, стал ли император обладателем Философского камня, мм доподлинно не знаем. Вероятно, уж легенда об этом-то событии непременно сохранилась бы, да и сам Рудольф сейчас бы жил-поживал и добра наживал (вспомним о побочном эффекте «навечного» омоложения для алихимика, добывавшего Философский камень). Про Джона Ди есть даже такая легенда: будто бы. создав теоретическое обоснование колониальной Британии, он лично отправился на колонизацию Нового Света, будто бы поселился на атлантическом побережье Америки, создал первую колонию и даже будто бы женился на индейской девушке!.. Если высказаппая мною Догадка об отношениях Ди и Келли является истиной, то последнее обстоятельство из «американской - легенды Джону Ди должно было бы понравиться. Если нет — то наоборот.

z33

Ш 1_АЙпЫЕ общества. ордена н секты

розенкрейцеры рыцари розы и креста

Мало кто догадывается, что Джон Ди кроме описанных официальных заслуг перед королевой и Королевством имел заслуги и неофициальные, то есть осуществлял тайную разведку на благо империи, и что будто бы именно он подписывал свои донесения Елизавете псевдонимом -007-.
Джон Ди не только сам был картографом, но и являлся большим другом самого знаменитого в мире картографа герарда Крамера (Мер-катора). Захватывающую таинственную историю древтпгх карт и древней картографии (где центром проекции и нулевым меридианом являлось плата Гиза. на котором стоят Великие пирамиды; где показана Антарктида безо льдов и так далее) вы сможете найти в книге Грэма Хэнкока -Следы богов-, издававшейся на русском языке издательством -Вече- в конце 1990-х. атакже в книгах самого открывателя дтих древних карт и атласов — историка науки Чарлза Хэпгуда, несколько лет назад, к сожалению, ушедшею в мир иной. Джон Ди был другом и наставником также и Фрэнсиса Дрейка, официально вице-адмирала Флота Ее Королевского Величества, а на самом деле пирата, который создал пиратскую империю и наводил ужас на -честных- торговцев Испании и Португалии, которые старались не особенно отставать от времени и поддерживались, в свою очередь, своими государственными флотами. Победу в схватке с Непобедимой армадой, как вы уже знаете, одержал... Джон Ди! Вместе с Дрейком Ди участвовал в разработке маршрута кругоспстного плавания Фрэнсиса Дрейка, которое ОН совершил в 1577-1580 гг., то есть уже после Магеллана.
Принятая на сегодня легенда о так называемой «Америке Духа*, весьма популярная среди английских пуритан, а с легкой руки исследователей розенкрейцерства теперь и в этих кругах, получила свое начало, как считает Олег Варабанов (ему принадлежит интересный материал о Джоне Ди и о влиянии этого человека на всю мировую политику), в работах Джона Ди. Нам. современным людям, зга легенда скорее вредна, чем полезна, поскольку представляет Новый Свет этаким ангельским континентом, в отличие от -гнилой- и жестокой матушки-Европы, задушившей всякую духовную деятельность в угоду золотому тельцу. Не надо смотреть -вооруженным глазом», чтобы убедиться, что как раз Европа-то очень и очень отстает от Америки в этом отношении, причем нет и теоретика, равного Джону Дн. который открыл бы и американцам, и англичанам глаза на то. что Америки Духа просто не существует. А меня лично убедили в этом люди.
которые в свое время покинули Россию и пробовали жить и в Европе, и в США: духовность Европы, конечно, утеряна, но не настолько, как за океаном, где даже обычным дежурным словом перекинуть
ся просто не с кем.
А Александр Кульский. судя по его исследованиям розенкрейцерства, придерживается мнения, что я Америке, которую розенкрейцеры в свое время приберегали -для своих нужд-, сдерживая (и сдержав-таки!) открытие ВТОГО континента на несколько сотен лет (да и то позволили открыть его розенкрейцеру Христофору Колумбу), сейчас для духовной жизни просто рай земной...
Сейчас я процитирую О. Барабанова. и его текст поможет вам уточнить некоторые из мыслей, которые уже отражались мною в этом главе. Вот отрывок из его материала о Джоне Ди:
-Начинаяс 1581 г. Ди проводил регулярные магические ритуалы вызвания апгелов в хрустальном камне. Для этого он пользовался услугами медиумов - сначала Барнабы Саула, а затем в течение долгою времени - Эдварда Келли. Об этих ритуалах Ди оставил подробные записи в своем дневнике.
Из разговоров с ангелами Ди получил подтверждение с<>6ствсн-ного высшего предназначения для познания тайн мира. Гак, 11 марта 1582 г. архангел Уриэль (вероятно. Ариэль? - A.B.) сказал ему. "Иди вперед: Бог благословил тебя... Весь мир начинается с твоих деяний... Ангелы в моей власти будут в твоем распоряжении". Через несколь-ко дней (И марта 1582 г.) архангел Михаил показал Ди магическое Кольцо власти над миром (меч архангела внезапно стал огненным, и из этого пламени появилось Кольцо). Михаил заявил, что никто из людей вплоть до Ди не видел этого Кольца со времен древнееврейского царя Соломона, и что с магической помощью этого кольца Ди сможет получить всемирное могущество*8. Помимо кольца власти ангелы передали Ди и священный Камень власти (магический кристалл для контактов с высшей силой), "самую сокровенную часть римского наследства". С этим Камнем, как сказал Джону Ди ангел Кар-мара, он превзойдет всех королей земли. Этот Камень был передан в руки Ди ангелом, появившимся из западного (закатного) окна его комнаты, что послужило поводом для названия романа Густава Май-ринка о Ди - "Ангел западного окна". Отметим также, что в этой истории с получением священного Камня вполне очевидны и ассоциации со Святым Граалем'".

Z35

т1йиые общества. ордеид н секты

розенкрейцеры рыцари розы и РИГИ Щ

В ходе таких сеансов ангелы открыли Джону Ди и особый ялык. на котором высшие силы общались между собой и обращались к Ьогу. Технически контакт Ди с ангелами происходил в мыслях его медиума, и медиум воспринимал высказывания ангелов на своем родном языке, по-английски. Также в этих видениях ангелы использовали для Ди буквы и фразы из древнееврейского и латыни. 11о 26 марта 1569 г. ангелы начали открывать Ди свой особый язык, передавая его буквы. Они особо подчеркнули, что пи один человек еще не понимал этого языка, кроме Адама до его грехопадения.
Впрочем, несмотря на эту фразу, зафиксированную в дневнике Ди, его позднейшие комментаторы предполагают, что этот язык был изначальным всемирным языком людей, который исчез после описанного в Библии разрушения Вавилонской башни и появления разных человеческих языков. Также Ди предполагал, что на этом языке разговаривал с Богом библейский провидец Енох. Поэтому сам язык получил в исторнофафии название енохианского. или ангельского.
Всего ангелы передали для Ди девятнадцать заклинаний на этом языке (около 250-ти слов). Изучавшие его современные липгяисты отметили, что начертание букв "ангельского" языка походило на буквы древнеэфиопского языка (ныне священного языка эфиопской церкви). Что касается лексики, то выделялись небольшие параллели с санскритом (древнеиндийским) и древнеегипетским языками, -т.е. одними из древнейших известных человеческих языков. Отдельные слова имели много общего с ивритом, латынью, имелись и славянские корни. Джону Ди было также дано понять, что знание и использование этого языка дает человеку мистическую власть над миром.
В течение 158Я-Я7 гг. Ди. убежденный, что с помощью ангельской силы можно оказывать влияние на реальную мировую политику, предлагал свои услуги ряду государей Европы. Императору Священной Римской империи Рудольфу П он предложил с помощью ангельского вмешательства победить турок. 11ольскому королю Стефшгу Ба-горию - укрепить положение Польши в мире30 Через ангелов он получал предсказания о будущем англо-негганскнх отношений, которые сообщал в письмах к английскому двору.
В дневниках Ди сохранились свидетельства, что в этот период через английских купцов, возвращавшихся из России, к нему поступило предложение поступить на службу к русскому царю Федору
Иоанновичу. По отзывам этих купцов, царь ожидал от Ди консультаций не только по магии, но и по географии - для начавшегося русского освоения Севера и Сибири.
Естественно, можно по-разному относиться к свидетельствам Ди о его контактах с ангелами, об особой власти над миром, которую они могуг даровать. Этому можно верить или нет. С исторической же точки зрения в любом случае необходимо подчерютуть. что на фоне множества магов, астрологов, алхимиков, оккультистов, пытавших ся влиять на мировую политику, предложения Джона Ди представ ляютгя одними из наиболее целостных и оказавших значительное влияние на развитие политической мысли в Европе. Поэтому сто деятельность заслуживает серьезного внимания.
Впиочем, в реальности предложения Ди соединить магию с ми-освой политикой не были востребованы ни в Англии, пи в континентальной Европе. В последние годы своей жизни он удалился от большой политики".

Генрих Корнелии йгриппа фон Непесгейм

Конечно, начинать разговор о магах и алхимиках времен розенкрейцерства надо было не с -молодого- Джона Ди, а хотя бы с 11ара-цельса. Родился оп в 1493. а умер в 1541 г.. когда Ди было только И лет. А еще лучше - с 1снриха Корнелия Агриппы фон Неттесгей ма (1486-1535). которого Паранельс считал своим учителем, хотя гот был ста рте всего на 7 лег. Скажем несколько слов и о том и о другом, хотя Филиппа Ауреола Теофаста Ьомбаста фон Гогенгейма (настоящее имя Парацсльса) мы много раз уже упоминали. Говоря о магии и алхимии, и теософии, трудно сЯ>ойтись без питирования или хотя бы упоминания Агриппы и Парацельса, ибо эти имена за нсскол?.-ко веков заслуженно встроились в известный ряд герметических имен: Осирис. Гор. Тот. Орфей, 1омер. Гермес Трисмсгисг... Агриппа... Есть еще Пссвдо-Агрнппа (кажется, еще и не один) - дописывавшие работу Агриппы люди. Речь об -Оккультной философии» - работе, в которой Агршша впервые свел в единое учение разрозненные оккультные науки. Он не являлся автором самой идеи создания единой философии, а только гениальным исполнителем ее, потому что были выдающиеся из общего ряда оккультисты и до Агриппы - это. напри
мер. Пико лелла Мирандола (1463-1494), ученик Марсилип Фичи-но (1433-1499) (оба флорентийцы, философы-неоплатоники из восстановленной Козимо Медичи Платоновской Академии), а также Иоганн Рейхлин (1455-1522), основатель гебраистики, на которых Агриппа основательно опирался. Правда, с точки зрения нынешнего масонства (о нем мы говорить вряд ли будем широко, ибо это тема для отдельной книги, и не одной), Агриппа «допустил громадную ошибку-, когда отождествил каббалу с колдовством...
вил
Уроженец Кельна, Агриппа самовольно взял себе имя основателя этого города и потому писался фон Неттесгеймом. Какие соображения двигали этим ученым в момент присвоения чужого имени, неизвестно. Впрочем, мы можем чего-то и не знать про его истинное происхождение, потому что не из одной ведь только начитанности (юношей он уже знал 8 языков и перечитал все книги по магии и алхимии, начав с каббалы) первым же месгом службы Корнелия Агрип-пы было место секретаря при Максимилиане 1, императоре Священной Римской империи и короле Германии. Максимилиан принял в юноше деятельное участие и приблизил его еще больше: он отпра-его в Париж в качестве... шпиона. Впрочем, сия карьера оккуль23В
тистуи мистику не удалась: в Париже он не преминул впутаться в политические интриги, где мог погибнуть еще до начала разведывательной деятельности. Пришлось бежать, причем бесславно, и из Парижа, и с почетной должности шпиона. Впрочем, Францию он не покинул, а устроился преподавать в одном из университетов (в Доле, где ему присудили степень доктора богословия). Примерно через год он начал писать свой главный труд — «Оккультную философию». Она получилась в трех томах и завоевала всеевропейскую известность. Интересно, что в число параметров для верного исполнения магических законов Агриппа внес такие неуловимые вещи, как состояние психики, концентрацию воли и воображение адепта. Если помните, о воображении говорит и Василий Валентин в трактате
«О микрокосме-.
Как и все мыслители того времени. Агриппа искал покровительства у сильных мира сего. Например, он подумывал вернуться в Кельн, для чего написал работу под названием «Благочестие женщин» и посвятил ее Маргарите Гсптской (дочери Максимилиана). Некоторое, причем весьма продолжительное, время Агриппа состоял при Луизе Савойской, матери французского короля, личным врачом. Но то ли Луиза была жадна, то ли у нее не было средств, эти два года философ прожил в жуткой нищете. Он жил и в Англии, ив Бельгии, и возвращался в Кельн, но везде впутывался в какие-то сомнительные истории, результатом коих было одно и то же: его причисляли к сонму еретиков и начинали преследовать и духовные, и светские власти. В Меце он спас от костра женщину, зато сам едва не попал в тот же костер, объявленный врагом церкви. В бельгийском Лувене Агриппу обвинили в убийстве собственного ученика (эту историю я расскажу ниже). Во Франции маг и алхимик попал в тюрьму по иной причине: невоздержанный на язык, он кругом рассказывал о жадности королевы-матери, за что и поплатился, просидев в темнице год. Это произошло уже после того, как Агриппа. не поладив с кельнским инквизитором, получил запрет на проживание не только в этом городе, но и вообще в Германии. Правда, это произошло уже под конец жизни: из Ісрмании маг отправился в Гренобль, где и скончался через некоторое время в 1535 г. А до Кельна он был еще историографом короля Карла V. Шел 1530 г., в течение которого Агриппа пересмотрел свое отношение к магии и нашел, что это занятие не стоит того, чтобы относиться к нему всерьез. В это время он публику
239
верующего жизненно необходима. — ведь он не щадит своей жизни ради Христа и Латинского (Иерусалимскою) королевства. И не только; боевую практику тамплиеры проходили и в Испании, воюя с маврами. Причем Первый крестовый поход состоялся за 36 лет до кон-цаХІ в. и вовсе не в Святую землю: в 1064 г. франки из Тулузы, собрав провансальцев и всех желающих, ходили в Испанию освобождать ее от мавров. С тех пор крестоносцы (не только таміьтиерьі) беспрерывно воевали в Испании, отстаивая идеалы и рубежи христианства и католичества и отвоевывая ДЛЯ Европы Иберийский полуостров. Хотя, бы через эту роль Ордена Храма, которую он играл на самом западе Европы, если совместить се с ролью рыцарей на Востоке, можно понять то значение тамплиеров, какое они имеют в европейской, а также восточной истории. И в культурах, конечно.
Что касается ареста тамплиеров в октябре 1307 г.. то Климент V его не санкционировал, и Гийом де Ногаре осуществил его от имени французского короля, даже не ставя Рим в известность. Это была чисто французская акция, а не общеевропейская, как сказано в первой главе. И только поддавлснием — исследователи говорят. Филиппа, а я считаю, Ногаре, — папа подписал буллу 27 ноября 1307 г., которой предписывалось европейским монархам и церковни" арестовать и судить Орден Храма. Папа Климент был целиком в ках Гийома дс Ногаре: это ведь ОН, а не король Франции Филипп сделал Бертрана де Го тем. кем он стал. Отправляй по Европе с.в буллу, папа Климент надеялся, что ничего страшного не произоГ и что храмовники ни в чем «этаком- не замешаны. Во многом так и произошло, но, во-первых, репутация Ордена Храма была подорвана навсегда, а во-вторых, головка Ордена была снесена, поскольку географически Орден базировался не на Кипре (Кипром владели все-таки госпитальеры), и тем более не в Святой земле, а на земле франков. И Орден лишился всех своих высших чинов-магистров. Думаю, странно мягкая деятельность инквизиции, назначенной Климентом, постоянное откладывание допросов, постоянные вызовы свидетелей из тридевятого царства, регулярные перерывы в деятельности миссии — это все результат личной позиции Климента V, кото тоже никак не подходит на роль элодея в этой пьесе, как бы ни вались нынешние исследователи сгустить краски.
И когда уже все было решено, когда король и ею подручные конфисковали, Климент выступает на арену и отвоевывает и ство Ордена Храма. Можно подумать, в нем говорит алчность, но... Да. Климент собирается не уничтожить Орден тамплиеров, а слить его с Орденом Госпиталя и передать этому новому Ордену всю собственность тамплиеров!.. По разным причинам, от Климента V не зависящим, слияние не состоялось.
Отчею же не переместился Орден, даже своими остатками, куда-то в иное место? Ведь даже сам факт благоволения к тамплиерам хотя бы португальского короля Дионисия и образование им Ордена Христа в 1319 г. - более чем прозрачный намек на возрождение храмовников. Почему этого не произошло?
Ответ прост: тысячи самых активных членов Ордена, а этот костяк составляли французы, сидели в тюрьмах, причем пожизненно. Другие тысячи, получив хорошую пенсию от государства, прекратили свою орденскую деятельность. Вероятно, многие из них не порвали прежних связей, но теперь вошли в состав масонских лож. организованных, если верить Элифасу Леви, самим Жаком де Моле. В Англии Орден не тронули, но точно известно, что его давно уже там и не жаловали. Влияние английских тамплиеров на политику государства продлилось недолго. Первая причина гибели Ордена все же не в перечисленных частностях, я в том. что централизацию орденской власти с 1314 г. восстановить не удалось. Разрозненные группы храмовников в других странах, кроме Франции, не смогли объединиться на крепкой основе. И здесь проявилась вторая, она же основная, причина: Орден лишился Святой земли, которая могла бы их объединить (и объединяла два столетия), и историческая необходимость в его существовании практически отпала. Подтверждением тому может служить то обстоятельство, что Орден иоаннитов тоже быстро захирел, несмотря на то что его не коснулись ни репрессии, ми амбиции мелких чиновников типа Гийома де Ногаре.
М, Мельвиль не уточнила, как умер Ф илипп IV, но про папу Климента сообщает, что он заболел неожиданно и принимал в качестве Лекарства толченые изумруды, что, по ее словам, явилось ядом для ег» организма. Я не силен в этих вопросах и принимаю данные объяснения за чистую правду, которую и доношу до вас. Во всяком случае, п остальном фрашгуженка не расходится с другими исследователями. И датой смерти папы тоже называет июнь 1314 г.
Следующая глава, кажется мне. вряд ли однозначно ответит на "оставленные в ней вопросы. Скорее всею, этих вопросов станет
*т свою работу иод названием -О тщете наук и искусств- Главний вывод автора - не только о магии, но и вообще о науке — таков: чем больше у человека зпания. тем больше он осознает, как мало знает. Агриппа заявлял, что единственная наука, которую стоит изучать. — ?то тс оология. Карлу V не понравилась не сама позиция историографа, а резкое несоответствие одной его работы и другой. Дело в том, что как раз в то время вышли три тома -Оккультной философии» Корнелия Лгриппы... Расставание с последним покровителем было не скандальным, но взаимно разочаровало И короля, и философа.
В личной жизни Агриппе не повезло: он похоронил двух своих первых жен молодыми, а третья (та, что от дьявола") едва не довела до могилы его самого. Именно с нею и связано странное происшествие в кабинете мага, то есть убийство юноши-ученика, в котором был обвинен Агриппа.
Дело, по рассказам супруги философа, обстояло гак. Впрочем, заранее скажу, что с первого и до последнего окна история эта не вызывает доверия — самым достоверным здесь можно считать лишь факт удушения молодого человека... Итак, в отсутствие Агрнппы в городе (если почните, это был бельгийский Лувен) в дом к его супруге пришел ученик мага (другая версия — ученик снимал в доме Аг-риппы комнату, и тогда все происшедшее выглядит более логичным). Ему понадобился какой-то текст, который можно было найти лишь в кабинете учителя. Юноша упросил жст/ Агринны дать ему ключ от кабинета, открыл кабинет и стал искать то, что ему нужно. Женщина ушла. Тем временем ученик обнаружил на Столе книгу с магическими заклинаниями. Сам того не замечая, он зачитался ею до того, что начал произносить заклинание вслух. И ему явился демон, которого нужно было вызывать как раз этим заклинаннсм. Демон был не в духе и спросил, что ему. ученику, от него !гужно. Состояние -нс в духе- - это обязательный ритуал, который должен быть известен и вызывающему, и вызываемому. Далее вызывающий должен энное число раз пригрозить демону Божьим именем, произнести еще какие-то магические слова, прежде чем демон покорится и станет выполнять волю мага. Юноша этого знать не мог. ибо еще не дочитал до нужного места раскрытую книгу. Он растерялся и ничего не мог ответить. 11ечигтая сила не преминет воспользоваться о1Ыопшостьк> неопытного мага и в силах погубить его. Элнфас Леян рассказывает.
чго при более благополучном исходе для жизни (хотя тоже не пода-гу»я!) не маг станет управлять демоном, а демон магом, но здесь и этого не произошло: демон просто задушил парня и исчез. Вернув-"мійся в город Агриппа обнаружил в своем кабинете труп своего ученика и. во-первых, столкнулся с тем. что произошедшее настолько неправдоподобно, что ему с его репутацией черного мага, никто рсеоьез не поверит. То есть о том. чтобы обратиться к властям, не могло быть и речи.
Агриппа нашел сдинсгвенный выход: он вызвал того же демона и приказал ему оживить юношу. Ожившего мертвеца учитель быстренько выпроводил из дома. Однако юноша едва успел дойти до городской площади, где упал и умер, на этот раз безвозвратно. Казалось бы. смерть была вполне естественной, подозрений вызвать не могла, но все же именно Агриппа был обвинен в убийстве. В легенде говорится, что па теле юноши уже были трупные пятна. Я думаю, что. скорее всего, это не так и что винова і ы переводчики. Вероятно, речь шла не о трупных шггнах. а о следах удутпеиия на шее мо--ІОДОГО человека. Как бы то ни было. Агриппе срочно пришлось
бежать из Лувена.
Поясню свои сомнения. Во-первых, вы догадываетесь, что вся эта история может оказаться выдумкой от начала до конца. Такие истории про магов ходили и ходят в устном и письменном пересказе пачками, как у нас анекдоты про Чапаева. Во-вторых, если канва правдива, то детали либо сильно искажены, либо придуманы пересказчиками (а можег, и участниками). Хотя демон может сделать с магом все, что пожелает, не думаю, чтобы он сразу же бросился душить юношу -себе в убыток-. Гораздо проше и выгоднее ему было бы заполучить такого шустрого парня себе на службу - зачем же сразу убивать? Впрочем, убить-то мог. это бесспорно Если парень и впрямь оказался шустрым и стал излишне пререкаться. На самом деле у де мона. если верить магическим книгам, очень много способов залучить неопытную душу, а парень был неопытен. Это выгодно нечистой силе и еще по одной причине: даже когда юноша вырос бы в настоящего млн. это старое падение оставило бы его в руках вызванного но неопытности демона, а это сулило бы ему (демону) гораздо большие выгоды, чем смерть вызывавшего. Итак, демон, с вероятностью пятьдесят на пятьдесят, не убивал юношу. Тогда это мог

2*0

241

сделать либоАгриппа. либо его жена. Припомним, что это ведь она, третья жена, допела философа и мага чуть ли не до сумасшествия (а может, довела-таки?). Причиной, но которой кто-то на них мог задушить молодого человека, могла быть любовная история. Либо юноша домогался жены мага, либо она его. Если она его. то могла задушить и она. а если домогался юноша, то и сам Агриппа. Остальное — по легенде. То есть вызывается демон, оживляется юноша и отправляется на площадь. Тогда речь не о трупных пятнах, а о следах удушения, и тогда обвинение по сути справедливо независимо от того, кто виновен в смерти парня. Если же речь все-таки о трупных пятнах, это означает, что А гриппы не было дома несколько дней, то есть что все произошло в его отсутствие. Тогда вина жены теоретически возрастает в геометрической прогрессии. Правда, вспомним, что вина и с демона (пятьдесят на пятьдесят) не снимается. В общем, за неимением участников процесса и мы тоже отложим этот вопрос как неразрешимый.
Другая легенда из тех, что ходили про Агриппу, это легенда п его странного помощника-оборотня. Видел ли его кто в человеч ком обличье, нам уже знать не дано, а вот в виде большого черного пса он сопровождал хозяина везде. Говорят, что па смертном одре Агриппа отрекся и от магии, и от этого -спутника»:
— Убирайся прочь, скверное животное, источник погибели моей! - и что собака умчалась прочь и утопилась в реке (!).
О таком «спутнике» магов — не только одного Агриппы — рассказывают многие легенды. Но собака - не такая уж большая, как можно подумать. Это черный пудель. О пуделе же идет речь и в большин-стве легенд об Агриппе.
Есть и курьезная легенда - о том. что в разъездах, которые у него бывали часто, Агриппа расплачивался на постоялых дворах за пищу н ночлег золотыми монетами, которые потом, по его отъезде, превращались в морские раковины. Ездить магу и философу пришлось много - он объехал, считай, всю Европу, и всю жизнь причиной его отбытия из того или иного места был конфликт с церковью.
Основная же легенда про Агриппу - это та легенда, где говорится про доктора Фауста (Фаустуса). Имеется в виду, что многие считают Фауста и Агриппу одним и тем же лицом.
Филипп Дуреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм (Парацельс)

О друтом нашем герое. Парацсльсе. высказывался даже А.И. Гер-иен. Впрочем, кроме констатации того, что Парацельс «был первым профессором химии от сотворения мира-, наш знаменитый Колокол не сказал ничего важного (вероятно, только что проснулся, разбу-женпый декабристами). Мы уже говорили, что Парацельс считал себя учеником и последователем Агриппы. На самом же деле главная мысль, которую можно вынести из научной деятельности великого врача. - это мысль Гермеса Трисмсгиста (Трижды Величайшего, ибо ОМ считался выше, чем Тот —Дважды Величайший): микрокосм и макрокосм неразрывно связаны, и настоящий ученый обязан выявлять эту спязь. поставив себе целью се исследование (вернее, конечно, не саму связь, а изучать как макрокосм, так и микрокосм человека). Закон -как наверху, так и внизу известен и прежде Гермеса, и прежде Тота. иначе бы тайные знания пересматривались, а значит, не были бы истинными — а заодно и тайными -- автоматически. Даны ли эти законы через Откровение или добыты самоотверженным трудом предшественников нынешнего человечества (имеются в виду Атлантида и атланты), мы доподлинно не знаем, но знание оттуда. В последнее время (лет 15—20) в нашей прессе прошло множество публикаций на тему воззрений атлантов, их образа жизни, а особенно их пороков, но стоит очень сильно засомневаться, каким образом поступили эти сведения, ибо, насколько мне помнится, в качестве Откровения Господь про Атлантиду никому и ничего не говорил. В.И. Щербаков, один из лучших наших атлантологов, незадолго до смерти опубликовал в сборнике «Тайны Эры Водолея- важнейшую информацию о том. что Радивоем Пешичсм на раскопках Лепенско-го Вира (это на Дунае) обнаружены тексты или знаки, которые по времени возникновения старше шумерских, и что 48 графем, описанных профессором Пешичем, схожи со знаками текста «Ура Линда Ьук*. древнейшей рукописи, обнаруженной в 1869 г. на севере Голландии и написанной на древнефризском языке. Сейчас эта рукопись находится в библиотеке города Леувардена (бывший Людвсрде фризов, где и была, по мнению ученых, записана). Так вот. об Атлантиде или о другой исчезнувшей в катастрофе земле там говорится, неизвестно, поскольку глубоко, и тем более на эту тему. «Ура Линда Бук
1*3

не изучается, а с лепеискими нисьменами сравнил их, возмож один только Пегаич (да еще сам Щербаков). Какие еще есть св-тельства. тем более свидетельства о тайных знаниях?.. Только тон, готовый изучен вдоль и поперек.
В Ферраре (Италия) Парацельс получил врачебное образован В 1526 г. стал первым в мире профессором университета и городск врачом Базеля. Как и Агрнпла, он много путешествовал По горо? Европы, но, видимо, с иной, чем Агрипла, целью. И боролся Па-цельс больше с конкретной системой врачевания - схоластнчес медициной. Живой конкретный опыт врача Парацельс ставил п выше авторитетов Галепа и Гиппократа, и в этом он схож с Авиц ной. который, несмотря па использование в своем методе знания, накопленного предшественниками, шел собственным путем, при этом опережая Европу на несколько веков... Правда, отвергая учение Гиппократа о четырех жидкостях - слизи, крови, желтой и черной желчи (из него позже развилось учение о четырех темпераментах человека: сангвиники, флегматики, меланхолики и холерики).-Парацельс и сам перегнул палку, считая, что вес процессы в организме - исключительно химические. Так можно было бы договориться и до стоимости человеческой жизни, которую лет 25 назад все-таки вычислили американцы, подсчитав по существующему курсу стоимость всех входящих в организм человека элементов (получилось что-то около 1.9 Б), — но. к счастью, до таких крайностей гений Па-рацельса не дошел. Однако в том же и заслуга Нарацельса: он применил химию в медицине и продвинул медициігу вперед. Он использо-пал и народные средства, но доискивался всякий раз тех химических секретов, из-за которых то или иное пародіює средство работало эффективно. Он выделял эти составляющие из растений и использовал их в разном виде — экстракты, эликсиры и т.д. Фактически 1 Іарацсльс сделался основоположником ятрохимии, хотя, вероятно, и считал, что все заболевания можно отнесги к ятрогенним. Однако неділя сказать, что все препараты Парацелъса основывались только на химических действиях. Он составлял сложнейшие препараты с учетом и астрологии, и магии (например, не гнушался использовать в лечении амулеты)- Дозировками Парацсльса мы пользуемся часто и до сей поры. А для некоторых болезней ученый нашел и весьма специфические средства.
Это относится, например, к лечению сифилиса ртутными препаратами. Здесь Парацельсу явно помогли алхимические знания, а именно — часть Великого делания. Не отделяя человека от макрокосма, он и рассматривал его в единстве Духа, Сознания и Тела, то есті, как Божье Творенье. Случайным образом помогала именно ртуть или это было заложено Господом из тех же соображений. — но факт есть факт, и ртутью лечился сифилис вплоть до изобретения пенициллина.
Магия в чистом виде также исполіловалась Парацельсом — хотя бы для выяснения судьбы того или иного применяемого вида лече ния В том числе он достаточно широко применял магические карты Таро. Видимо, этот метод настолько хорошо себя проявлял, что мы до сих пор знаем специфическую колоду Таро по имени «Доктор Парацельс».
[У многих авторов, в том числе и в книгах А. Кульского (а на полтора века раньше — у настоящего маги ста Элифаса Леви), есть прекрасное описание магических картТаро в связи с самыми древнейшими тайными знаниями. Причем эти описания настолько поразительны, что тягаться с ними я не стану и отсылаю вас к «первоисточникам-. Тем более что содержание или сам ритуал магии не являются темой данной книги.]
Ш
Кунрат и Постель

Еще при жизни Мастера у него появились ученики или после ватели - именно его последователи, а не почитаемого им Агри Одним на таких последователей и продолжателей Парацельса я сгся Генрих Кунрат (1560-1005). Кунрат был немецким философе мистиком, алхимиком и оккультистом. Главный его труд — «Амф атр извечного разума-, о котором уже немного сказано (цитата Элифаса Леви). Можно добавить лишь, что работы его определ-будущее науки. Кунрат Сделал то, что пытались до него соверш многие и многие каббалисты: он связал каббалу и христианскую лигию. Судя по тому, что ему это. говорят, удалось, можно себе представить, какое значение он имел для оккультистов будущего: ведь, например, русские масоны, среди которых тоже были мысли: высокого уровня, не смогли примирить каббалу и православие. Мн гократные попытки заканчивались катастрофическими неудачами личными трагедиями. Например, всем известна судьба велико Ьлока. угасшего практически на глазах почтн сразу же после того, как написал одну из самых странных для русской литературы поэм «Двенадцать». Был или не был масоном А. Блок, но попытка увязать между собою неувязываемое и несовместимое, как совершенно очевидно, не удалась. Вероятно, потому, что в каббале не было Христа и никогда не будет, и еще потому, что православие толкованиями священных книг не занимается: в православии культивируются жанры житийного алана (Жития святых). Проповеди, Наставления или, например, такой всеобъемлющий жанр, как Слово (иногда І Іовегть).
Было бы несправедливым, если бы мы ограничились только именами магов (а далее в книге и алхимиков). В ряду представляєм! имен очень не хватает «чисгых» оккультистов и мистиков, таким был Постель (1510-1581), сказать о котором не забывает чти каждый исследователь. Я решил тоже представить вам его. нако, не будучи близко знакомым с ним, предоставлю слово Эл. су Леви, который пишет следующее:
«Мы переходим теперь к мягкой и приятной фигуре того ученого и возвышенного Постеля, который известен лишь своей сверхми-стическон любовью к старой, но просвещенной женщине. Есть в Постеле нечто иное, чем в ученике матери Жанны, но вульгарные умы предпочитают скорее унижать, чем научать, и не желают видеть в нем ничего хорошего. Не в пользу таких людей мы предлагаем ознакомиться с гением Гийома Постеля".
Он был сыном бедного крестьянина из округа Барентон в Нормандии; настойчивостью и многими жертвами он преуспел в самообра-иовапии и стал одним из самых ученых людей своего времени; но бедность преследовала его всегда и часто толкала на то. чтобы продать свои книги. Полный смирения и мягкости, он работал, как простой человек, ради куска хлеба и своих исследований. Он изучил все известные языки и науки своего времени; он открыл редкие и бесценные рукописи, включая апокрифические Евангелия и "Сефер Ие-цира". Он посвятил себя в таинства Трансцендентальной Каббалы. В своем простом удивлении перед этой абсолютной истиной, перед этой высшей истиной всех философий и догм, он воспылал намерением поведать это миру. Однако он излагал язык таинств открыто и написал книгу "Ключ вещей, содержащий секрет об основе мира . Он изложил свое произведение перед отцами Совета Трента, пытаясь донести до них дух примирения и универсального сиптеза. Никто его не понял, некоторые обвинили его в ереси, и самые умеренные сказали, что он дурак.
Троица, согласно Постелю, создала человека по своему образу и подобию. Человеческое тело дуально, и его триадическое единство есть объединение двух половин Душа человеческая также дуальна, это липли и линяя, или интеллект и эмоции; она тоже имеет два пола, мужской находится в голове, а женский — в сердце. Искупление по своему составу для человечества тоже должно быть дуальным; рассудок благодаря его чистоте делает добрыми ошибки сердца, а великодушие сердца должно устранять эгоистические побуждения мозга. Христианство, с точки зрения Постеля, до сих пор было понято только рассуждающим умом и не входило в сердце. Слово создало мужчину, по мир придет в согласие, когда Слово создаст женщину. Высшие великолепия духа любви будут научены материнским гением религии, и тогда разум будет гармонизирован с верой.
Посмотрите, замечает он, как поняло религию большинство христиан; для них это лишь нечто невежественное и преследующее склонности, это суеверие и страх - низменный страх — прежде всего. Почему? Потому что те, кто учат их, не имеют женского сердца, потому что они чужды божественному энтузиазму той материнской любви, которая объясняет все религии. Сила, которая овладела моз
ЦК

гом и связала дух. это не сила доброт, понимающего и многострадального Бога: это сила злого, глупого и трусливого Сатаны 3 больше страха перед дьявольским, чем любви к божественному, лоднын и ссохшийся мозг давит па мертвое сердце как гробовой мель. Почему я первый и почти единственный человек. КС понял это. и что может воскресший одиночка изменить среди м пых. которые ничего не могут слышать?
Приди сюда и приходи быстрее, о Матерь-дух, которая нв мне Венерой в душе Девственницы, вдохновленной Богом; на и научи женщин нового мира их спасительной миссии и их аиост ству священной духовной жизни.
Факты состоят в том. что Постель относил эти благородные упования к благочестивой женщине, чье появление в его жизни он воспринял как явление Венеры. Он был духовным советником этой избранной души и был вовлечен в ШИРОК мистической поэзии, кото бурлил вокруг нее. Когда он исполнил Евхаристию но отношению ней. она стала сиять и преобразовыва-п^гя в его глазах, и хотя ей более пятидесяти лет. бедный священник невинно утверждал, что не дал бы ей более пятнадцати, настолько симпатия двух сердец образила ее в его глазах. Следовало прожить жизнь, полную; ма, чтобы понять такие небесные галлюцинации и лирические чества, такой мистический брак двух невинных существ, такой э раординариый энтузиазм любви в двух чистых душах. В пей обнаружил живой дух Иисуса Христа, которым мог бы возроди* мир. Я видел, сказал он, свет сердца, который уводит ненависти призрак Сатаны от всех умов; вто не химера моих снов: она явил в мир. принесла облик Девы, в которой я узрел Матерь мира, к рая должна прийти. Беглый обзор его мыслей и языка дает во ность понять, что он выражался фигурально и. как установлено итом Дсбийоном в заметках »> жизни и грузах Постеля. не было чего более далекого от его мыслей, чем представить, как не» утверждают, что он виде : вторую инкарпаггито божества в этой ной госпитальной сестре, которая увлекла его сиянием своих добродетелей, можно уверенно утверждать, что те. кто насмехался над Постелем, не стоят матери Жанны.
Мистические отношения 11остеля и монахини продолжались около пяти лет. после чего она умерла, сообщив своему исповеднику, что она никогда не будет разделена с ним. но будет помогать гж. когда освободится от оков материальной жизни. "Она сдержала свое обещание, — сказал Постель. — Она была со мпой в Париже, освещала меня своим светом и гармон из пропала мой разум и веру. Через два года после ее вознесения в небеса ее сии ритуальное тело и субстанция вселились в меня и распространились на все тело, так что это скорее она. чем я. что живет во мне". После этого Постель всегда относил себя к возвышенным существам и называл себя ИоШИш 1ълиичш (Постель Восстановленный). Факты же состоят в том, что результат последовал небывалый: его белые волосы стали снова черными, морщины пропали, он обрел румянец молодости, хотя и в молодые годы был самым худым и бледным среди своих сверстников. Его биографы пишут, что он красил волосы и лицо. Этого недостаточно, чтобы считать его глупцом и из-за его благородного характера считать его фокусником и шарлатаном. Но глупость или недостаток веры холодных и скептических умов, когда они берутся судить идохновенные сердца. более удивительны, чем краспоречивое умолчание последних.
"Представляется. — пишет отец Дебийои. — и еще верится, что регенерация, которую приписывают воздействию матери Жанны, была заложена в его организм, и она лишь развилась в ее присутствии, и он никогда ис отделялся от нее. кроме как за несколько лет до смерти. В его разум вошло, что Евангельское Царствие Иисуса ариста. основанное апостолами, не может более поддерживаться среди христиан или проповедоваться среди неверных, пока оно не оудет вдохновляться светом разума. К этому принципу, овладевшему им полиостью, он добавил другой — о предназначении короля Франции к универсальной монархии. Путь для Второго Пришествия должен быть подготовлен завоеванием сердец и умов, чтобы они основывались на одной вере и Христос царил над всем миром в лице одного Короля и в силу одного закона". Согласно отцу Дебийону. это показывает, что Постель был сумасшедшим. Сумасшедшим потому, что думал, что религия воцарится над умами благодаря высшим до-ьодам ею доктрины, и что монархия, чтобы быть крепкой и непрерывной, должна связать вместе сердца победами людского процветания под владычеством мира. Сумасшедшим потому, что он верил в то. что то царствие, о котором мы твердим ежедневно. - Его Царствие придет. Сумасшедшим потому, что он верил в разум и справедливость па земле. Да. они правы, бедный Постель был сумасшедшим.

241

И!

Доказательством сто безумия было то. что он писал, как уже говорилось, отцам Трентского Собора, призывая их благословить весь мир и предать анафеме тех, кто нарушает общее согласие между людьми — мир между суверенами, разум среди священников и доброту среди князей всего мира. Как высшее и последнее гая благами мира сего и милостью великих«
те и бедности, не имел ничего, кроме знаний и книг, и не желал чего, кроме правды и справедливости. Дай. Господи, мир душе ного Гийома Постеля.
Он был так мягок и добр, что его церковное начальство жал его и, думая, вероятно, как сказал позже Лафоитен, что он с глуп, чем слаб, они согласились заточить его в монастыре до ко его дней. Постель был благодарен за покой, которого он достиг конце жизни, и упокоился в мире, выполняя все требования панства. Человек всеобщего согласия не мог быть анархистом; он б прежде всего искренним католиком и скромным христианином...»
Скажем в скобках, что цитата из книги -История магии», прив< денная мною, не полная. Далее Элнфас Леви говорит, что скоро дут опубликованы труды Постеля и что весь мир прочтет их с восх щеннем. Судя по тому, что мир до сей поры не восхитился, и хотя потому, что называет Постеля то Гийомом, ТО Вильгельмом, Пос был очень и очень прав...
И это еще не все. Далее Э. Леви начинает рассказ о Парацел Удивительного ничего нет — имена следуют, может быть, не сов в хронологическом порядке, но со своим смыслом. Удивительно roe — с какой фразы Э. Леви начинает рассказ о Парацельсс. Вот о «Перейдем к другому маньяку, которого звали... и т.д.» Любопы Думаю, весьма.

ГЛАВА П. ДЛХИМИЯ: ВЕЛИКОЕ ДЕЛАНИЕ

И наконец хотелось бы некоторых приключении, то есть при время рассказать о том, что, пожалуй, интересно в теме этой кн каждому. Вы поняли, что я говорю об алхимии и алхимиках. Европ екая история действительно богата событиями и анекдотами с учтнем алхимиков — и именитых, и неизвестных, даже безымянных. Л любая история с участием алхимика оборачивается рассказом о юм. как делать золото. Вернее, не как именно делать (это секрет и для многих магов), а вот как они сделали сто, без подробностей, то есть самую суть — получалось или нет — рассказать можно. В этих пересказах всегда есть пружина, интрига, связанная с вечным интересом к желтому металлу. Одно только неудобно: все равно все эти анекдоты основаны в первую очередь на легендах, которым не всегда можно доверять. А то ведь на Русском Севере до сей поры на полном серьезе рассказывают, что побывал у них не кто иной, как Александр Македонский, и запер в каменную гору Гогу с Магогой — и вот они уже больше двух тысяч лет сидят внутри горы и боятся выйти: ох, перепутал их Александр Филиппович до смерти!.. Гог и Магог, по мнению некоторых исследователей, это не демоны, как таковые, а два больших народа. Можно, конечно, придраться, ч то такого события (запереть в гору) п принципе быть не могло, но скрытый смысл мифа может оказаться более достоверным, чем мы можем думать. Например, эти два народа могут быть эльфы или гномы, и для Севера такая легенда вполне подходит. В конце концов, это моїут быть два реальных народа (племени), которые истреблены и закопаны в «?гору» — могильный курган или что-то вроде этого. Невероятность истории о другом: Македонский на Севере никогда не бывал, и. соответственно, такое вольное с ним обхождение объясняется, кажется, проще: любовью народпой к этому герою. Если исследовать истоки этой русской народной любви к македоняниігу. мы зайдем слишком далеко, а потому на таком вот объяснении и предлагаю остановипля.
Ну, об алхимиках, так об алхимиках. Многие авторы, втом числе и русскоязычные, о них в последнее время достаточно подробно писали. Я стану придерживаться того, что говорит о них в своих книгах А. Кульский. Правда, этого исследователя тайных знаний и розенкрейцерства отличает от других то, что иногда он пугает исторические источники и исторические исследования других авторов с художественными исследованиями авторов не мепее уважаемых, но все же имеющих право на художественный вымысел. В частности. Кульский не только приводні в своих книгах выдержки из романов г». Соловьева, С. Павлова или Е- Парнова и тот., но и аргументирует с их помощью. Впрочем, историй отдельных алхимиков, надеюсь, это не коснется.

Поговорим сначала о Великом делании. Вот что говорит обо нее «том Л. Кульскнн и книге «Тропа розенкрейцеров» (курсив н примечания мои. другие выделения текста применяет сам автор. — Л. А );
-Алхимики дали известной а наше время химии так много, что последней, возможно, просто неловко честно и открыто говорить об этом. Поэтому долгое время в моде был тезис о том, будто алхимия просто предшествовала химии. Что алхимия — это как бы некая предхимия. Однако даже академический анализ истории химии отметает подобное предположение. В самом деле, исследуя египетское наследие, мы пстречаем еще в I тысячелетии до н.э. явно химическое получение окрашенных окислов. Египтяне применяли охру, сурик, белила, медный блеск, окислы железа и меди. Синяя глазурь, окрашенная медью, зафиксирована в изделии, датируемом 2800 годом до н.э.
Шумерийскис источники сохранили изображение химических процедур III тысячелетия до н.э. Есть великолепные образцы хи ческой посуды. Например, делительный сосуд, датируемый 8600 до н.э. Или отлично исполненный сосуд для перегонки — 3500 до из. Древние мае 1 ера получали меди восстановительной плавкой малахитовых руд еще в додинастическом Ксмн55 в V тысячелетии н.э. Примеры можно продолжать и продолжать...
Мы рассказываем это с единственной целью: показать, что д няя химия имела СВОЮ многотысячелетнюю историю. А алхим соответственно, СВОЮ, не менее длительную. Следовательно, химия и алхимия развивались 11АРАЛЛЕЛЬНО. Алхимия иеяпляепия пред-химией. ЭТО (UkaMOmHO COMt ЧтОмтСАЫШЯ 1АШ1ШЪ ЧеЛОВеЧеСКИХЗНаНИЙ.
Тогда как же проще всего представить себе, в ЧЕМ заключается 11РИНЦИПИАЛЫ IVA разница между алхимией и химией? Оказывается, все различие может быть сформулировано с помощью ВСЕГО ЛГГШЬ двух пунктов:
Алхимия, в отличие от химии, считает, что в некоторых сл ях химический (на первый взгляд) процесс может идти не с прев щсиием химических соединений, а с превращением (трапсмута ей) химических элементов.
Протекание подобной реакции ИМЕЕТ ОБРАТНУЮ СВЯЗЬ волевыми качествами и состоянием того, кто осуществляет эту акцию.
Против первого пункта современная химия и физика боролись отчаянно и жестоко как 200 лет назад, так идо самого недавнего в рерозенкрейцеры рыцари розы и креста

мспи. Поскольку "Великое делание" алхимиков — это он и есть, приведенный выше пункт первый.
Пожалуй, первыми, кто вразумительно смог рассказать широкому кругу читателей о сущности алхимического Великого делания, были Повсль и Всржьс в "Утре магов", которая впервые увидела свет ь 1960 г. Правда, еще в 1928 г. появилась блестящая книга "Философские обители, или Трактат о Священном искусстве и ззотсризмс Великого делания", где вопрос излагался очень профессионально. Автор этого произведения... некто Фулканелли...
Как бы далеко мы ни забрались в архивное прошлое, мы всегда найдем алхимические рукописи. Сейчас считается, что в паше время есть информация относительно примерно ста тысяч книг и рукописей по алхимии. Это колоссальное наследство, которое требует для сьоего усвоения тяжелейшего многолетнего и исключительно целенаправленного труда большого коллектива высокоинтеллектуалыилх V ченых. Каждый из них должен быть исследователем, отличным аналитиком и философом. Кроме того, иметь уровень опытного крип-голота — специалиста по шифрам, быть экспертом в области медицины, психологии, истории и языкознания и, помимо всего этого, оказаться просто везучим человеком. Потому что изучение алхимического наследства — вопрос деликатнейший, сложнейший. Можно, допустим, на каком-то этапе пропустить или неверно истолковать одно-единственное слово, и — вся проделанная работа насмарку! Поэтому сложно не согласиться с Повелем и Вержье, когда они утверждают: "Этя колоссальная литература, которой посвящали себя вели-кие умы, честные люди. - колоссальная литература, торжественно заявляя о своей приверженности фактам, экспериментам, никогда научно исследована не была... Никогда группы шифровальщиков, историков, физиков, лингвистов, химиков, математиков и биологов не собирались вместе в библиотеке алхимии с целью проанализировать, что в этих трактатах верно и может быть ирименено..." Заметим, что через тридцать семг, лет1*, которые прошли после первой публикации "Утра матов". Ситуация к лучшему изменилась мало. Между тем. еще ? XV веке 11иколя де Валуа сделал вывод, что трансформация, секре-ГЫ и техника высвобождения энергии были известны древним. II а-°ель н Вержье сообщают: "Вначале, в течение нескольких лет. алхи-чик расшифровывает старинные тексты, где все сознательно и систематически подготовлено для того, чтобы профан попал в тупик".


Напомним и о том. что некоторые ключевые моменты НЕ ЗЛЛ СЫВАЛИСЬ НИКОГДА! А передавались устно, от учителя куч ку Из чего следует, что алхимик-одиночка, у которого не было учителя, не получал важнейших ключей. Значит, вероятность успеха одиночки очень невелика.
Любой алхимический текст сам по себе — это не рецепт-пропись, а ловушка. По вот наступает особенный момент — алхимик приступает к действию. В агатовой ступке он приготовляет тонкую смесь из трех составных частей, куда входит определенный минерал, затем ртуть и далее кислота. Эти составные части он смешивает и растирает вручную в течение примерно полугода. Затем алхимик нагревает смесь в титле. Это требует немалой осторожности, поскольку выделяющиеся при этом испарения являются смертельно ядовитыми. Потом алхимик растворяет то, что находится в тигле, с помощью кислоты. Имеются указания о 1 носительно тою, что процесс растворения требует специфического (поляризованного) освещения. Наконец жидкость испаряется, а твердый остаток очищается. Причем эта операция должна повторяться МНОГО ТЫСЯЧ РАЗ В ТЕЧЕНИЕ МНОГИХ ЛЕТ! Для чего — это для современного химика неполна емая вещь. Сколько их было — обвинений в том, что многотыся кратное повторение одной и той же процедуры — чистейшее мие! Хотя, например, зонная плавка полупроводниковых стерж с целью их очистки никогда безумием не считалась. А там одна и же операция повторяется десятки раз. Но если сделать допуще что алхимический процесс связан с определенными космичес силами, то в этом случае мы имеем дело с процессом, который в ных условиях может осуществляться, но при... взаимодействии каким-то таинственным космическим процессом, периодично которого не поддается четкому прогнозированию. Если исхо из подобной точки зрения, тогда ТОЛЬКО ОДИН РАЗ в течение скольких лет процедура может быть проведена по истинному ре ту! Но. возможно, и это допущение ошибочно...
Перемешиваемые ингредиенты (не исключено и это) начина чувствовать влияние ауры (биополя) алхимика или алхимиков, к-рый (которые) работает(ют) с ними. Почему бы не допустить, что какой-то момент активность этого биополя повышается в сотни под влиянием ВНЕШНЕГО фактора? Как бы там пи было, через мн го лет повторений алхимик считает, что первая стадия заверит
г54
Затем следует добавка к смеси окислителя и снова прокаливание... Проходят годы в ожидании следующего "знака". Скажем только, что какой- либо однозначности в описании этого у алхимиков нет. Они описывают его по-разному. Возможно, существуют несколько вариантов процесса. Однако большинство аналитиков считают, что все что не так. ничего подобного описанному не происходит. Что это — ловушка».
Мне кажется, что А, Кульский здесь увлекается и пишет многое от себя. Всевозможные туманные словоностроениятипа «много тысяч раз в течение многих лет», -получается только один раз в несколько лет» и прочие «возможно, это допущение ошибочно» (хотя само "допущение-, которое и допущениемто не является, мы только что услышали от автора как его собственную придумку) — не что иное как писательская -вода», когда у исследователя нет не только непроверенной или неточной, а и вообще никакой информации. Дальше опять встретятся несуразицы, и я это отмечу, но вопрос не в том, чтобы уличить увлекающегося исследователя, а в том, что, несмотря па 100 тысяч томов алхимической литературы, несмотря на успешность относительно многих алхимиков, сумевших довести Великое делание до конца, сам процесс, кажется, так до сей поры никем, кроме А. Кульского, и не описал. Попятно, что нельзя, ибо знание тайное не только для того, чтобы его от всех скрывать, по еще и потому. Что, получив свое всем понятное имя, процесс потеряет свою силу, и Великого делания не получится. Помним, что сказал Парацсльс: -Философский камень — это Христос природы, а Христос — это философский камень духа»...
По посмотрим, что говорит А. Кульский дальше: -Затем наступает момент, когда полученную смесь помещают в сосуд из горного хрусталя, который запечатывается особым образом. Это запечатывание носит наименование "закупоривание 1ёр-меса" и тоже имеет свои секреты... Наконец наступает момент, когда сосуд следует нагреть до высокой температуры. При этом точность поддержания температуры должна быть очень высокой. Как в те времена осуществлялся точный температурный контроль — Для современных исследователей тайна за семью печатями. Учтем и го обстоятельство, что смесь в сосуде обладала свойствами мощной взрывчатки. И требовалось довести ее до белого каления таким образом, чтобы избежать взрыва. Удивительно и то. что. согласно
155

гйиные общества. ордена и секты

некоторым данным, эти три вы. если вес же происходили, сопровождались такими температурами, которых никак невозможно было ожидать. В конце концов, как это следует иа описаний, после долгих лет груда, наблюдая изо дня вдень сквозь прозрачное стекло за осуществлением Великого делания, немногим алхимикам удавалось наконец наблюдать за возникновением "алхимического яйца", таинственного ТЕМНО-СИНЕГО ФЛЮИДА. Это был леген-дарныи ШЕСТОЙ КЛЮЧ", означавший, что до сих пор процесс шел правильпо... Через некоторое время наступал желанный миг раз! ср> мегизации сосуда. Это делалось в полной темноте. Но алхимик видел, что он делает, поскольку флюид светился сам. Алхимики угве ждали, что таким образом осуществлялось и получение нов химических элементов, причем в весовых количествах'6. Их с с.тва НЕ ОТОЖДЕСТВЛЯЛ И СЬ НИ С ОДНИМ ИЗ ИЗВЕСТ1 ХИМИЧЕСКИХ ЭЛЕМЕНТОВ! Оставались, кроме этого, и " ки", которые алхимик терпеливо в течение многих месяцев пром вал в трижды дистиллированной воде. Именно эта вода в дальи шем оберегалась тщательнейшим образом — в темноте и при по яппой температуре. Поскольку становилась уже и не водой, 'эликсиром Фауста", легендарным "эликсиром долголетия"...
Попробуем как-го представить себе эту ситуацию. Удачливый химик теперь владел некоторым количеством веществ, которых в природе, а также несколькими флаконами "эликсира дол которые способны были омолодить своего создателя. 'Го есть те сятки лет. которые были затрачены им на свой труд, теперь сировалисъ. Эликсир возвращасг ему молодость'7...
11 снова юды напряженного труда. Теперь помолодевший мнк снова толок и перетирал полученные им уникальные вещее п своей ступке, плавил их при низких температурах в присутств кпкихтатаинственныхкаталилаторов. 1очное знание этих катали юров есть СЕДЬМОЙ КЛЮЧ. Наконец алхимик получал встцесг которые внешне были похожи ил известные металлы: алхимическу:. медь, алхимическое серебро, а также алхимическое золото. Их свойства уникальны! Среди полученных веществ, как утверждали алхимики, имелось одно, которое способно было растворяться в стекле при низкой температуре. И. что еще удивительнее, до начала плавления сгевявя. Вот это самое "стекло*, имевшее изумительный рубнпово-красныи цвет, в темноте сияло светло-малиновым светом. Это и было не что иное, как легендарный -ФИЛОСОФСКИЙ КАМЕНЬ*", или "Красный Лев"!
Здесь процесс Великой» делания заканчивается. Некоторые легендарные (уже перебор! - A.B.) свойства "Красного Льва" известны. Он, например, способен был превращать ртуть и свинец в золото. Но не в обычное, л в алхимическое. Поскольку алхимическое, или Иначе первичное. ;и1Лото также обладало свойством ирх-вращатьеви-пец в золото.
При этом одного грамма первичного золота достаточно было для получения НЕСКОЛЬКИХ СОТ ГРАММОВ вторичного золота. д оно, в свою очередь, также обладало свойством осуществлять ана
логичное превращение. Но уже в значительно меньшем соотношении и в последний раз. Результат — несколько килограммов третичного золота, которое является ОБЫКНОВЕННЫМ ВЫСОКОКАЧЕСТВЕННЫМ ЗОЛОТОМ! Таким образом, если исходить из традиции , одного грамма "Красного Льва" достаточно было для получения десятков тонн чистого золота! Но это еще только самое начало процесса. Розенкрейцеры считали, что "Великое делание" имело СОВЕРШЕННО ИНУЮ ЦЕЛЬ. А именно: во время появления "Красного Льва" с алхимиками, которые принимали непосредственное участие в осуществлении процесса, происходила удивительная метаморфоза. Постепенно (или сразу?) алхимик превращался в иное существо. Он переходил в иное состояние. Из Человека четвертого уровня он становился Человеком пятого уровня*9.
В тот момент, согласно преданию, ему раскрывались тайны материи и энергии. С той секунды алхимик продлевал свою жизнь на многие сотни лет и не был подвержен старению. Его восприятие окружающего мира уже не соответствовало восприятию обычных людей. Для него начинается принципиально иной уровень существования!
Любопытная деталь: алхимик мог, допустим, подарить кому-нибудь маленькую частицу "Красного Льва". Получивший такой подарок достаточно легко превращал свинец в золото. Но НИКАКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ с ним не происходила, поскольку обладатель подарка не присутствовал при синтезе "философского камня". Он так и оставался Человеком четвертого уровня.
Примерно таким же образом представлен процесс синтеза "философского камня" и в "Утре магов". Однако для меня остался совершенно непонятным мотив, по которому Павель и Ьержье ограничили описание получения "Красного Льва" процессом, подобным вышеприведенном)* И это при том, что авторы (и. по мнению аналитиков, вполне заслуженно) действительно глубоко разбираются в сути вопроса.
Внесем некоторые разъяснения. Кроме собственно алхимиков, именуемых в традиции адептами или знатоками Искусства, имеются еще две категории людей, связывающих цель своей жизни с транс-мутацией металлов. Это средневековые пафферы и так называемые архимисты. Но ни те, ни другие НЕ ИМЕЮТ НИЧЕГО ОБЩЕГО с истинными алхимиками. Так. Рене Маркар в "Краткой истории химии и алхимии" пишет: "За пределами сферы великою Искусства пафферы образовали круг людей второго сорта, которые надеются выведать тайны у подлинных искателей и живуг отблесками их таланта. Они экспериментировали с совершенно невообразимыми смесями веществ, иногда просто отвратительными..."
Поэтому исследователи алхимии считают, что современная химия имеет отношение лишь х деятельности пафферов. Поскольку подлинные адепты крайне редко прибегали к чисто химическим опытам. Поэтому; например, открытия таких выдающихся алхимиков, как Василий Валентин и Парацельс. внесших весомый вклад в развитие химии, стали возможными благодаря второстепенным экспериментам, которые были далеки от истинных проблем алхимии...
Архимисты — это те, кто пытался подойти к экспериментальной алхимии с чисто химических позиции.
В герметическом искусстве алхимик не преследовал цель превращать металлы в золото, как принято считать. Напротив, он осуществлял трансмутацию для проверки качеств синтезированного "философского камня". У исследователя Жака Саду в его произведении "Алхимики и золото" встречаем следующее описание: "Увлеченный исследователь искусства Бернар Хуссон в течение двадцати лет изучал трактаты, где описывалось физическое и интеллектуальное преобразование адепта, принимающего Философский камень. Принятию этого камня предшествует удаление из тела всех токсинов и болезнетворных микроорганизмов. В один прекрасный день у адепта выпадают волосы, почти все зубы, которые затем вырастают здоровыми и крепкими. После этого все естественные выделения происходят только через потовые железы. Вскоре ПИЩА СТАНОВИТСЯ
НЕНУЖНОЙ!" А дальше говорится вот что:
"Между тем влияние камня распространяется не только на физическое тело. Он усиливает интеллектуальные и духовные способности человека в десятки раз... Каждый отчет на этом обрывается, потому что обычные люди не могут проследовать за избранными в их новую вселенную..." Так вот. Павель и Ьержье. описывая в общих чертах процесс Великого делания, даже не упомянули о том. что еще в двадцатых годах в своей "Тайне готических соборов" Фулканелли пишет: "Очень немногие алхимики допускают возможность двух путей: один короткий и легкий, называемый СУХИМ путем, второй — более длинный и трудный, называемый ВЛАЖНЫМ путем. Это мо жет происходить от того, что многие авторы описывают только более долгий путь, то ли игнорируй другой, то ли предпочитая сохранить его в тайне..."
Кстати, в одном из трудов Василия Валентина, датируемом 1659 годом, также можно найти замечание о том. что для того, чтобы двинуться СУХИМ путем, не требуется много труда, затраты невелики, а инструменты не имеют большого значения. "Это Искусство может быть изучено в течение менее двадцати часов, а в течение восьми дней доведено до полного завершения". Упоминает о сперх-таинственном СУХОМ пути и Филалет. Этот совершенно непонятный путь синтеза "Красного Льва" в течение нескольких дней получил у алхимиков название — режим Сатурна. По в общеизвестных трактатах описания СУХОГО ігути нет! Ісльвеций, однако, утверждал, что эта таинственная операция не может быть осуществлена в любой алхимической лаборатории... Далее я попытаюсь изложить свою гипотезу на сей счет. Но. может сказать скептик, стоит ли верить утверждениям алхимиков? Даже не о том. существует в природе этот СУХОЙ путь или ист. А о том, не является ли просто мечтой и выдумкой легенда о "Красном Льве"... Какие исторические факты, свидетельства, документы имеются на сей счет?»
Загадка двухпутей Великого делания —этой впрямь удивительная и содержащаяся далеко не во всех исследованиях информация. А и сами алхимики, как сказано у А. Кульского. про второй, сухой путь — все больше помалкивают. Но не верить Василию Валентину? Не верить Томасу Вогану (он же Евгений Филалет)?
(>тветл на загадку нет. Разве что, если пригляді .:. : к свидстсугьствам химиков и тех случайных или не случайных людей, что видели Философский камень, — мы заметим, что порошок бываетто красного цвета, то оранжевого, то он темный непрозрачный, то будто рубиновое стекло. То он камень, то он порошок, то растворимый в воде, то лишь в расплавленном свинце да ртути... Нет однозначного толкования и белому порошку, о котором в записи Великого делания у А. Кульского вовсе ничего не говорится. Далее в его же книге мы обнаружим, что красный порошок — это Красный Лев для трансмутации металлов в золото, а белый — для трансмутации в серебро. Уже получается какая-то неправда: Христос один, значит, и Философский камень — один, — или тогда, ни в чем нельзя верил, ученому Парацельсу... Однако па то он и ученый, чтобы заботиться о своем добром имени.
Как бы то ни было, все больше -исторические факты, свидетельства, документы-, якобы подтверждающие, что Философский камень добывали и золото делали (хотя добывали совсем ради другой цели, потому что сделал, золото—это лишь убедиться, что получился именно Философский камень, а не что-нибудь еще), кажутся нам выдумкой, сочинениями чьих-то разгоряченных умов. Не водит ли нечистый за нос?..
— Изыди, Сатано!
И не забыть перекреститься.

еще больше. Но разобрался в самой их постановке нам необходимо, ибо это напрямую связано с нашей темой, а помогут нам те же исследователи, с которыми мы уже знакомы.

ГЛАВА 3.
ЗАГАДКИ КРУГЛОГО СТОЛА И ГРААЛЯ

Легенды-мистерии

Современная исследовательница истории Ордена Храма М. Мель-ппль говорит о том. что многие историки тамплиеров обольщают ся якобы присущей этому Ордену мистикой и оккультной тайной. К сожалению, считает она. ничего такого в истории Ордена не было. 11а миг поверим француженке, сделаем вид, что так оно и есть.
Зато именно оккультизм и мистика были присущи розенкрейцерам, это уже бесспорно. Однако где же прежде скрывался оккультизм? В христианской оргодоксии и аскетизме цистерцианства? К вашему сведению, провинившегося тамплиера могли отправить на перевоспитание именно к цистерцианцам... То есть жизнь там была отнюдь не сахар — Бог да раб Божий лицом к лицу, посты да молитвы, а все остальное время — адский труд в пользу монастыря, и никакого созерцания. Иоанниты, как бы ни вольны были их воззрения на происхождение Христа, они, как и тамплиеры, были воины на Святой земле, а к тому же занимались трудом милосердия — это они ухаживали за больными и ранеными. Недаром их звали еще госпитальерами. Правда, не исключено, что тайные знания были сосредоточены не в одном ордене, а рассеяны среди тамплиеров, иоаннитов, францисканцев, доминиканцев и т.д. Конечно, так оно, по сути, и было. Монастырские библиотеки и лаборатории —тс разбросанные по Кв-ропе и Востоку оазисы, где делалась современная наука. Монастыри были источником и образования, и глубокого исследования и самой высшей учености, и смелого эксперимента. Светское образование в Средневековье было редкостью: для получения настоящих знаний следовало пройти стадию послушничества, которая могла затя! ся надолго, а при выявлении определенных успехов за послушничеством непременно следовало принятие в ряды братства, или и


лгдия. Монахи создавали физику и химию, математику и философию, писали и исполняли музыку, развивали поэзию и т.д. Впрочем, если цомнитс. были и студенты, Розснкранц и Гильдснстсрн, «глазепапы и бутеноиы», трубадуры или труверы, умеющие рифмовать, перевести в стихотворную форму любой научный трактат, любое теософское умопостроение, да еще и подыграть себе на лютне. — труверы путешествовали, были большей частью нищими, а потому желали в конце концов прибиться к какому-нибудь берег)', чтобы иметь стабильный кусок хлеба и возможность заниматься либо своей любимой поэзией, либо наукой. Так возникали центры, вбирающие в себя творцов светского направления, — как правило, это были дворцы и замки больших и малых правителей больших и малых городов, каковым являлся, как вы помните, датский замок Эльсинор. Система образования и сохранения всевозможных знаний развивалась также в портовых городах, на торговых путях или путях паломников к святым местам. И если августинец или францисканец так и жил в своем аббатстве, то на торговых, паломнических, морских и сухопугных дорогах чаще всего можно было обнаружить интерес преимущественно одного ордена - Ордена Храма. Верфи и суда, склады и таверны, крепости и форпосты, ночлежные дома и лекарни — это все принадлежало братьям тамплиерам. Л также библиотеки, лаборатории, подвалы замков, использующиеся под хранение абсолютно всего — от денежных средств и сокровищ до лекарств и древних книг и свитков. Именно тамплиеры были наиболее мобильны, поскольку воину собраться проще всего, более динамичны, поскольку внутриордеп-скал дисциплина была у них военной, а не гражданской, н обладали большими возможностями, чем иные ордены, получить самую свежую информацию или, наоборот, наткнуться на самую древгпою находку. Соответствен по, наиболее вероятно и то, что именно тамплиеры — ищите и обрящете! — и обладали тайными знаниями древних. А главное, умели этими знаниями пользоваться.
Розенкрейцеры, как считают очень многие авторы исследований, являются прямыми продолжателями тамплиеров, наследниками великой тамплиерской тайной доктрины. Однако доказательства этому столь же сокрыты, как и сама тайна тамплиеров и розенкрейцеров. То есть, получается, вывести розенкрейцеров из тамплиеров нам сейчас никак не удастся, и Марион Мельвиль права в том. что мы обольщаемся, подобно всем остальным искателям?


ГЛАВА 1Z.
ЗАГАДКИ ЗОЛОТЫХ ЗАПАСОВ НИОТКУДА

Еще одна история о Ранмунде Луллнн

"Примите уверения в совершеннейшем моем почтении... и т.д. Вашего Сиятельства всепокорнейший... etc*. Сколько подобного рода нижайших прошений, сколько лести, сколько страха — вдруг сдаст инквизиции? — сколько грязи, крови, лишений, предательств... Ради одной цели: получить Философский камень. Но непомерная жадность князей и курфюрстов, чьего покровительства искал алхимик, больное нетерпение сильных мира сего — скольких ученых отправили они в небытие своим вмешательством: давай и давай золота побольше!.. Гибли и от ошибок, и от вожделенья. Гибли потому, что певовремя вмешивался хозяин. А может, вовремя Бог?.. Алхимический успех, и мы это прекрасно знаем, сопутствовал лишь единицам.
Жена олигарха приптла к батюшке: «Помолись, чтобы у нас с мужем все было ладно!» — «Ко мне ли вам нужно? — отвечает православный батюшка. — А ну как Господь услышит молитвы-то?» — «Вот и хорошо!» — «Да чего уж хорошего? На той неделе молился за одного Д)тоегуба, чтоб ему было хорошо. — так Бог-от забрал у него сначала дом трехэтажный, потом взорвался цех, где он водку разливал, а на Другой день сын его единственный утонул на Клязьме. Ну. так молиться за тебя или как?» — -Простите, батюшка, в другой роз». — «И вам "сего хорошего. Бог простит».
тайные общества, ордена н секты

Общаться с демонами, заниматься магией и алхимией — это. пожалуй, пострашнее, чем быть нынешним олигархом.
Отошли в прошлое Средние века, минул Ренессанс, Клтропа изменилась. Но еще полтора века как минимум находились сотни и тысячи одиночек, желавших добыть Философский камень. Просвещение и рапионализм еще не срослись корнями, а потому много оставалось истинных идеалистов, готовых положить жизнь на поиски алхимических секретов, на Великое делание. Прагматизм охватит Европу ближе к середине или даже концу XIX в., когда станут с завидной регулярностью вспыхивать эпидемии золотой лихорадки. Здесь и жизнью рисковать, и получить от Господа (или нечистого?) желанный приз можно было проще: лопата, речной песок да сито — и сразу результат, без промежуточных звеньев, причем самых опасных (добыча Красного Льва). Лопатой греби деньги в буквальном смысле — если, конечно, повезет.
11ст, прагматичными искатели счастья стали гораздо раньте: когда мчались в Южную Америку искать Эльдорадо. Тоже сразу хотелось найти Золотой Город, выпилить из его золотой стены кусок побольше — и на всю жизнь хватит и тебе, и правнукам. Получение грамма Красного Льва для таких искателей стало неприемлемым: уж очень возни много. А может, забывались знания? Не передавались ученикам? Пройдет лет двадцать-тридцать. глядь, а формулы никто уже не знает... Быстро пропадали знания, вокрут которых еще вчера кипели страсти.
Зато остались вот эти легенды, и на некоторых, чем-нибудь особенных, мы намерены остановиться.
Карл Шмидлер в предисловии к своей книге -История Алхимии» (Кассель, 1832) записал: -Среди загадок естествознания ни одна не вызывала столько раздумий и споров в течение палуттура тысячелетий, как искусство, которое называется алхимией». Курсив, сами понимаете, мой.
Солидный стажу этой науки только в пату эру. Вряд ли люди были менее любопытны и прежде, только не сохранилось историй об их Великом делании: все сгорело в пожарах библиотек. В Александрийской — 800 тысяч томов, в Пергаме — 200 тысяч... Упрятана под спудом — и жива ли? — библиотека Софьи Палсолог, о которой после смерти Ивана Грозного, се впукл, только надежды вспыхивают, но ненадолго: пропала Либерея. спрятав от наших глаз нечто тайное.

что сгорело во всех прежних библиотеках, а в Византии сохранено и было вывезено в Россию. Есть там тексты про Великое делание?.. Может быть, и нет. Утеряна тайна Соломоновых ключей, но зашифрованные тексты содержат в себе и эти ключи. Можно было бы сказать: все это чушь, не бывает алхимии, кроме химии, — но ведь неспроста много тысячелетий зашифровывались и расшифровывались алхимические рукописи, неспроста столько людей клали свои жизни.
У Карла Шмидлсра встречается другая история про Раймунда Луллин, чем та, что мы приводили. Мы помним мнение Луи Фигье о розепоблях Эдуарда Третьего (Англия) - Фигье считал, что Раймунд Луллий (если он приложил к тому золоту свою руку) сделал не золото, а его фальсификат. Но неужели из фальсификата можно было чеканить монеты? Неужели -золотую- театральную фольгу знаток не отличит от настоящею золота, которое стоит совсем других денег?
Однако давайте взглянем, что же говорится в истории, рассказанной Карлом Шмидлером. Представляем ее по книге А. Кульского (этот автор узнается даже не читая: но характеру применяемых им выделений текста, а курсив мой):
-В начале четырнадцатого века английскому королю Эдуарду Третьему Плаптагенету. известному тем. что именно он начал Столетнюю войну (1337— И53), удалось заполучить себе на службу легендарного поэта, пророка и алхимика Раймунда Луллия. Великий алхимик брал на себя обязательство изготовить из ртути, олова и свинца 60 000 фунтов золота, которое по качеству будет лучше, чем золото из рудников. Будучи ревностным христианином, Луллий взял с Эдуарда клятву, что на это золото будут снаряжены корабли и оплачены войска для священной борьбы с неверными. Но Эдуард Третий Плантагенет вынашивал иные планы. Получив вскоре от Луллия обещанное золото, король повелел чеканить из него так называемые НОБЛИ. Нобль — это особая золотая монета, вес которой был равен двум золотым дукатам (имевшим тогда хождение во всей Европе и даже на Востоке).
Часть этих ноблей сохранилась до сегодняшнего дня и продолжает потрясать исследователей и историков самим фактом своего существования. Ноблей тогда, в четырнадцатом веке, было изготовлено очень много, поскольку большинство расчетов производилось ими. Это тем более "неубиенная карта", что. согласно утверждени

им историков, Англия в тс времена морской торговли практически не вела, а золотых рудников достаточной производительности не ішел а...
Оппоненты пытаются, как всегда, оспорить даже очевидное. Обычно чтобы, как в данном конкретном случае, навести тень на плетень, используется старый, как мир. метод "подмены тезиса".
Дело в том. ЧТО год рождения Гаймунда Луллия известен хорошо — 1235. А вот что касается даты смерти, то здесь стопроцентной уверенности нет. По одним источникам, он умер в 1315 году, а по другим-в 1333.
Если принять во внимание, что Эдуард Третий начал чеканить нобли в 1340 году (а это исторический факт), получается, что Луллия к этому времени уже по меньшей мере семь лет не было среди живых. Стало быть, и золото, использованное для ноблей, не его. не алхимическое то есть.
1 Іодобное утверждение оппонентов не выдерживает никакой критики. Во-первых, потому, что НИЧТО НЕ МЕШАЛО полученному Луллием золоту мирно и тихо полежать до поры до времени в крепких подвалах королевской сокровищницы — под надежной охраной, в качестве неприкосновен нош запаса. В этом случае противоречие в датах тут же снимается.
Но мне, как и подавляющем)' большинству исследователей, ближе другое объяснение. Поскольку Раймуид Луллий являлся алхимиком и адептом (то есть человеком, самостоятельно получившим Красного Льва), то проблему "философской смерти" он обойти ire мог. А потому официальная дата его смерти не имеет в данном случае РОВНЫМ счетом НИКАКОГО значения! Будь то 1315 год или год 1333, или какая угодно иная дата — это вопрос далеко не самый главный. Под другим именем этот человек пятого уровня вполне Нот добраться и до Англии. Ведь перед этим он уже объездил всю Европу и даже побывал в Африке...
Там, в Англии, в беседе наедине с королем Эдуардом, он мог и не скрывать свое настоящее имя. А затем, выполнив обещание, способен был вновь исчезігуть. теперь уже всерьез... Как видим, при таком развитии событий любое хронологическое противоречие устраняется изначально».
Позволю себе не согласиться с А. Кульским. В пылу вдохновенья он хватается за веревочку и тянет ее к себе, забывая, что у любой веревочки имеется и другой конец, на котором тоже что-то или кто-то есть. И противоречит сам себе. Если Луллий уже получил Философский камень, оп достиг своего и ни к какому королю на службу ПС пойдет — не из гордости и пс из-за того, что чувствует себя выше этого, как -человек пятого уровня». Просго ему, как человеку пятого уровня, уже совершенно неинтересна даже еда (помните легенду об эликсире молодости и Раймунде Луллий?) — так зачем ему. да еще под совершенно новым именем, идти в лапы какого бы то ни было короля? Зачем открывать ему свое настоящее имя? Зачем вообще вся эта суета с золотом? В истории магов и алхимиков Луллий уже остался (это к вопросу о тщеславии, если оно у исто было), но людям пятою уровня и слава неинтересна. Это примерно как если бы кто-то из нас, хотя бы ваш покорный слуга, гордился тем, что его знает все собачье население планеты. Каков практический толк человеку от такой славы среди собачьего, овечьего, оленьего, рыбьего и т.д. поголовья? Более того: к чему эта слава из чисто практических соображений?.. Правда, история Сен-Жермена покажет, что граф не уединился, не исчез с горизонта человечества, а наоборот — развил очень бурную деятельность, и ему были не чужды земные радости в виде славы, и даже еще смешнее: в виде драгоценных камней. Он их наращивал, выращивал и пр.
Ну, допустим, что Раймунд Луллий тоже оказался слаб. Ну. например, не было у него какой-нибудь ленточки через плечо, и он помчался в Англию ее добывать. Эти ленточки хорошо описал Свифт в своих -Путешествиях Гулливера». Но отчего бы ему не мах!гуть в Англию толами двадцатью-тридцатью раньше?.. Ведь припомним: Луллию в 1315-м было 80 лет. Значит, в 1333-м - 108. И именно в свои 108 лет, по -другой» версии, как говорит А. Кульский, Луллий скончался. Получается, у нею две «философские- смерти — в 1315-м и в 1333-м. Наделал золота для Эдуарда Третьего — и на покой? Очень маловероятно.
Вероятнее другое: путешествуя по миру под именем Луллий, Луллий забрел и в Англию, наделал (от нечего делать - другою объяснения нет) много золота и устроил себе очевидную для всех смерть в 1311-м или 1315-м. Якобы его забили камнями туземцы. Золото пролежало не меньше 25 лет в королевских подвалах, а в 1340 г. из этого золота начеканили монет — тех самых эдуардовских ноблей. Кстати сказать, из книги в книгу кочует этот Эдуард Третий. А что если все

было проще? Не к Эдуарду ли Второму отправился Луллий? Ведь Эдуарду Третьему (1312—1377) было всего-навсего три года от роду в 1315-м. он даже и придумать не мог бы, зачем ему это золото. Но смотрим, что говорит Кульский далее:
-Мне известна интересная версия относительно того, почему Луллию так необходимо было поддержать поход короля Эдуарда против неверных... Согласно ей, где-то на Востоке находится Тайный город. Попытки западных посвященных проникнуть в него кончались неудачно — сарацины не допускали туда франков. Поэтому Луллий предполагал, что удачный военный поход па Восток облегчит проникновение посвященных Запада в этот Тайный город. Вот почему знаменитый алхимик помог королю Эдуарду столь экзотическим способом, что немало озадачило историков».
Вероятно, под именем -Тайный город- А. Кульский имеет в виду тот самый Дамкар, которого никто не видел и не знает, кроме мифического Христиана Розенкрейца. Если это так, мы можем прислушаться к такой версии. Ибо получается, что Раймунд Луллий стремился попасть в Дамкар почти за 100 лет до того, как монах Розепкрейц осуществил наконец подобную мечту. Но между Луллием и Розенк-рейцем-юпошей есть большая разница, и она состоит в том, что если юный Розенкрейц мог стремиться овладеть тайнами в Дамкаре, то старому Луллию это было уже не нужно: тайны выше, чем Великое делание, не существовало.
«Человек пятого уровня» Раймунд Луллий что-то слитком активно интересовался земными делами, в то время как ему больше пристало бы уже смотреть в космос и облюбовать себе какую-нибудь планету подальше от суеты и заняться созерцанием. Нет, он все горит непонятной для -бессмертного* ненавистью к сарацинам и «сотрудничает» с далеким от его Мальорки английским королем... 11о взглянем, что говорит А. Кульский следом за теми словами цитаты, за которыми я закрыл кавычки:
-Хотя чему тут. собственно^ удивляться? Средневековая история знает немало случаев сотрудничества адептов и верховных властителей. Взять, к примеру, таинственную и загадочную историю императора Священной Римской империи Рудольфа Второго (1552—1612). После его смерти в сокровищницах осталось множество золотых слитков, весивших многие сотни килограммов. Если точнее, то в его наследстве, в тайных подземельях совершенно неожидаино были обнаружены не входившие в опись императорской казны восемьдесят четыре центнера золота и шестьдесят центнеров серебра! Кроме того, в том же секретном помещении была найдена таинственная жидкость, которую считают изготовленной из Философского камня».

Легенда о Колдуне-Мельнике

Да, история с золотом Эдуарда и Раймунда Луллия завершена — Д. Кульский посчитал тему исчерпанной. Но участие Раймунда Луллия в этой истории с ноблями не доказано. Легенда, стало быть, немного хромает. Но факт есть факт: золотые розеиобли были, причем их действительно звали « раймундами». А А. Кульский перешел на других королей и сейчас, как вы успели заметит!., говорит о Рудольфе П. императоре Священной Римской империи, а потом затронет и других монархов. Прочтем дальше:
-Рудольф Второй с 1576 года проживал в своей императорской резиденции в Праге. А Прага считалась центром средневековой алхимии и чернокнижия. Император сам был убежденным алхимиком и приверженцем тайных наук. Рассказывают, что при его дворе собирались ясновидцы и алхимики со всей Европы. Более того, именно под его крылом находили защиту от преследований инквизиции многие явные кандидаты на аутодафе. Рьяный католик, император Рудольф Второй предоставлял преследуемым стол, кров и лаборатории. Но за это они должны были делиться с ним своими достижениями в тайных науках.
Рассказывая о лицах королевской крови, постигавших Тайное искусство, нельзя не упомянуть о владетельных князьях саксонских. Начнем с Августа Первого. Он интересен для нашего повествования тем, что Я ВАЯЛСЯ (ни как не Moiy привыкнуть к таким выделениям — будто на пишущей машинке. — A.B.) р1>яиым алхимиком и лично проводил опыты по созданию философского камня. Считают, что стать адептом ему так и не удалось, но, тем не менее, какое-то количество Красного Льва он получил в качестве презента от того, кто так и остался неизвестным...
О лаборатории курфюрста ходили слухи в народе, в которых опа называлась не иначе как "Золотой дом4. Оборудовал ее сам Август
Первый в Дрездене, и помощником в ней был у князя алхимик-профессионал Швсрцер. Сохранилось письмо, датированное 1577 годом, которое Август Первый написал одному итальянскому алхимику: "Я уже настолько вошел в курс дела, что могу из восьми унций серебра сделать три унции полновесного золота".
После Августа Первого действительно остался золотой запас, оцененный весьма значительной суммой — семнадцать миллионов талеров! И то время в Европе никто не сомневался, что саксонский государь владел секретом превращения металлов-Нот какого предшественника имел Август Второй. Курфюрст саксонский и корольнольский, этот венценосец известен в истории тем. что был наголову разбит шведским королем Карлом Двенадцатым и вновь посажен па польский престол с помощью российского императора Петра 1 Іервого. Но нам Август интересен прежде всего тем, что всю свою жизнь использовал любую мыслимую возможность, чтобы заполучить к своем)'двору выдающихся алхимиков и даже чернокнижников!
До сих пор в Чехии рассказывают предание о колдуне-мельнике. Еще юношей он был убит на поединке и остался лежать мертвым в глухом лесу. По там его нашел таинственный чернокнижник и, используя приемы своего темного искусства, воскресил, в благодарность за что юноша обречен был стать колдуном и принять эстафету от своего "спасителя". Как и саму черную книгу - Конректор.
Но чтобы поддерживать в себе это подобие "жизни", колдун должен был каждый год убивать человека, выполняя при этом особый ритуал. И не просто первого встречного, но обязательно того, кто стоял на пути приобщения к темному искусству.
Познакомившись с Августом Вторым, колдун раскрыл ему свою тайну. И если предание говорит правду, король польский и курфюрст- саксонский пообещал ему свое содейсгвие... При том. однако, условии, что колдуну навсегда запрещался доступ в крупные города не только во владениях Августа, но и во всей остальной Европе. Вот после этого в горах Моравии и появилась "Мельница", которая, в сущности, являлась школой чернокнижников и алхимиков.
Окончить курс было суждено не всем. Один из "студентов" каждый год в определенный день умирал при загадочных обстоятельствах, чтобы колдуи-мельиик мог и дальше ходить по земле...»
Историю не про золото, а про какого-то колдуна я оставил в этом тексте, цитируемом по книге А. Кульского «Тропа розенкрейцеров", только потому, что здесь сказано о «Мельнице- — практически первой несом алхимиков (и чернокнижников).

Легенда о Джоне Дн н Эдварде Нелли

Идем дальше. И сейчас мне хотелось бы обратиться к другой книге А- Кульского — «Миссия розенкрейцеров». Правда, автор и в «Тропе» тоже рассказывает про известного нам мага и других паук специалиста и мастера, но в «Тропе розенкрейцеров- текст очень отфильтрован. Давайте возвратим ему полное содержание. А заодно и узнаем кое-что новенькое для нас об Эдварде Кслли и Джоне Ди.
Эдварда Келли звали Эдвардом Тальботом. Он родился в Вустере в 1555 г. Молодой человек выучился па юриста и разбирал всевозможные тяжбы и споры делового характера. Это занятие, как вы понимаете, само по себе очень скучно, а потому Эдвард завел себе еще и хобби, в качестве которого выступала его страсть к распутыванию всевозможных шифров. Это были не абстрактные шифры, а вполне конкретные древние рукописи, записаннысгаинсгвснными знаками. А. Кульский сообщает, что у Э. Тальбота было и еще одно «хобби» — подделка подписей и документов. Именпо за это молодой человек был судим, и суд приговорил его к пожизненной высылке из Вустера.
С этого момента начались скитания по свету Эдварда Келли (это прозвище он взял вместо своей фамилии), он поменял много занятий, профессий и городов. Работал он и у одного алхимика, после чего поиск старинных рукописей с зашифрованными знаками у Э. Кслли стал более осмысленным. Да и само искусство алхимии ему очень поправилось... Правда, не от алхимика риал Келли об алхимических тайнах, а еще прежде, в университете, где, по словам Кульского, юноша познакомился с Джоном Ди. Думается, что учился Келли в Лондоне, поскольку местом пребывания Джона Ди называется тоже Лондон, а раз так, выходит, что все личные неурядицы Джон Ди к тому времени уже прошел и служил Елизавете, будучи ее советником. Ко времени начала необыкновенной истории, случившейся с Эдвардом Келли в уэльской таверне, они с Джоном Ди были уже «давно знакомы».

Итак, сама история. В тапсрне за стол к молодому человеку подсел странного вида незнакомец, и за рюмкой рома они разговорились. Узнав, что Келли считает себя специалистом по расшифровке тайного письма, человек сказал, что. возможно, сумеет заинтересовать своего собеседника, после чего достал старинный манускрипт, до сей поры никем не расшифрованный, а стало быть, не прочтенный. Попутно собеседник передал Келли историю происхождения этого документа, то есть историю того, как сей документ попал к нему в руки. Этой истории А. Кульский не приводит.
Келли. взглянув на текст, сразу же сказал, что содержание документа — алхимия, и что он берется этот текст расшифровать. Тогда незнакомец, вероятно сказав, что дальнейший разговор здесь ему вести неудобно, таким образом напросился к Келли в комнату и уже там, под самой крышей таверны, достал из-под накидки и положил перед Эдвардом два шарика, один из которых был расколот. В этом шарике находился в небольшом количестве красный порошок. Второй шарик был наполнен, но не красным, а белым порошком. Оба порошка, передает А. Кульский, были тяжелыми.
Несмотря на то что Келли никогда прежде ничего подобного не видел, он сразу понял, что перед ним не что иное, как Философский камень. Красный Лев. И еще к нему пришло ощущение, что незнакомец прочел его мысли. Потому что он тут же предложил Келли купить у него и документ, и оба шарика. Теперь Келли уже твердо был убежден, что незнакомец читает его мысли: он подумал, что у него, бедного беглого юриста, нет денег, чтобы купить это сокровище, — но тут услышал от собеседника, что тот продает все это всего за один фунт стерлингов. И он явно не шутил.
Конечно же. Келли не раздумывая купил предложенное. Странный этот человекульїбігулея. вежливо попрощался, -очень пристально посмотрел на специалиста по расшифровке сгаринных рукописей и... исчез». Способа, каким незнакомец покинул комнату, Келли так и не смог потом вспомнить. Тот будто растворился в воздухе.
Наутро молодой человек подступился с вопросами к хозяину таверны, обычно флегматичному и приветливому толстяку. Н€> вдруг этот приветливый и симпатичный толстяк, отводя взгляд, предложил Эдварду Келли немедленно съехать от него и поискать места в другой гостинице. При этом он вручил Келли запечатанный конверт, на котором ничего не было написано.
Поднявшись к себе, чтобы собраться, а заодно прочитать содержимое конверта. Келли обнаружил, что письмо обращалось к нему. Эдварду, и что оно написано тем самым незнакомцем, который так дешево продал ему не только документ с секретом делания Философского камня, по и сам Философский камень. Незнакомец советовал Келли как можно скорее сняться с места и ехать в Лондон, а там показать и документ, и купленные шарики некоему Джону Ди. Письмо было подписано -Епископ».
Келли опять спустился к хозяшгу и молча положил перед ним плату за жилье и распечатанное письмо. Хозяин, вздохнув, сказал, что Келли очень не повезло, потому что он. хозяин, еще ночью заметил, что молодой человек общается с епископом. Все было бы хорошо и ничего в этом страшного нет, но... этот человек умер лет пятьдесят тому назад и похоронен на здешнем кладбище. А еще — все говорят, будто он знался с нечистым, хотя и был католическим священником.
Молодой человек немедленно покинул та верпу и отправился вон из города. Путь его лежал в Лондон.
Далее А. Кульский рассказывает о Джоне Ди. Кстати сказать, сколько авторов пишут о нем. но полной биографии этого удивительно бездонного человека, по-моему, таки нет. И каждый исследователь говорит о Джоне Ди что-то новенькое. Он и впрямь неисчерпаем. Например, только сегодня из газеты я ушал, что Джон Ди открыл новую Для своего времени звезду в созвездии Кассиопея... То, что мы уже знаем о нем из прежде приведенного материала, конечно, далеко не все, но вот о том. что его жизнь до королевы Елизаветы была столь же насыщенной и необычной, немного рассказал А. Кульский. 11апример. что прежде Джон Ди много скитался, но потом сумел зацепиться за университет в Лувене. Если помните, этот университет и город связаны с именем Корнелия Агриппы, которому пришлось уносить оттуда ноги из-за обвинения в убийстве ученика. Джон Ди не мог быть непосредственным, то есть личным учеником Агриппы потому, что даже в момент смерти Агриппы (1535). который был уже далеко не только от Лувена, но и от Бельгии, Джону Ди тоже было не до Лувена: ему стукнуло лишь 8 лет. Тем не менее Агриппа наверняка незримо присутствовал и освящаа своим присутствием этот университет, когда в нем появился Ди.
Не говорится, отчего и почему, но через какое-то время Джон Ди беседует лично с королем Англии Эдуардом VI. Тема беседы нензвестна, но с момента их встречи Ди стал получать королевскую ренту. Что это такое, я сказать не мо1у. на какую собственность короля начислялась рента, я тоже не знаю, но. вероятнее всего, это для Эдуарда она была рентой, а для Ди — либо вспомоществованием (регулярным) от короля, либо стипендией. Однако если Ди уже не был студентом, то и стипендией это называть неправильно. Значит — грант. Регулярно возобновляемый.
Когда воцарилась Мария Тюдор. Джона Ди арестовали и едва не казнили. Его обвинили в ереси. Л. Кульский не рассказывает, каким образом, обернулось дело — он только констатирует, что Ди избежал казни и оказался на свободе. Это происходило ровно в тот год. когда Келли только родился, т.е. в 1555-м.
История, которую мы привели в пересказе О. Барабанова и которая касается посещения Джона Ди архангелом Уриэлем (или Ариэлем?), подарившим Ди обсидиановый магический камень, который теперь хранится в числе личных вещей Джона Ди в Британском музее, если верить рассказу* А. Кульского, произошла не 11 марта 1582 г., а -в ноябрьский вечер 1582 года». Я склонен все же вернуть Джона Ди в март: получать подарки от ангелов, думаю, лучше всего весной, а не поздней осенью (если помните, Уриэль скажет, что Господь благословляет Джона Ди, а через три дня Михаил. 14 марта 1582 г.. принесет магический Камень из обсидиана и подарит его Ди). Сегодня неизвестны те заклинания, с помощью которых адепт не сходя с места смог бы увидеть все, что закажет (или кого закажет), прямо на полированной поверхности Камня. А. Кульский утверждает, что Джои Ди мог общаться таким образом -с существами из других измерений (или планов бытия). Для этот следовало просто внимательно вглядеться в поверхность камня». И далее: «Только он умел вызывать на полированную поверхность камня облики существ, открывав-тих ему секреты и тайны грядущих событий...»
Келли прибыл к Джону Ди. Того не надо было долго уговаривать, и они вместе занялись расшифровкой манускрипта. Но, естественно, сначала они отправились к золотых дел мастеру, чтобы проверить действие порошков. И. конечно. Красный Лев не подкачал: на их глазах совершилась траисмутация фунта свинца в фунт золота. Впрочем, больше всех был потрясен сомневавшийся ювелир. Вероятно, никогда прежде (а потом, думаю, тоже) ему такого наблюдать не приходилось. Здесь же А. Кульский сообщает, что белый порошок производил аналогичное действие, «по трансмугация проходила с образованием серебра». Следовательно, друзья (теперь это уж точно: не-раллей-вода) попробовали у того же ювелира и действие Белого Льва.
Дальше пересказ не сможет передать всех нюансов стиля А. Кульского. а потому я позволю себе большую цитату (транскрипцию имен оставляю авторскую, а курсив мой):
«В руках Джона Ди действительно оказался "красный лев".
И нот здесь напрашивается целый ряд вопросов. Джон Ди оказывается обладателем трех сокровищ: таинственного зеркала, с помощью которого можно загля1гуть в будущее, некоторого количества "философского камня", именуемого "красным львом", и немного большего количества "белого льва", который хотя и значительно уступает по мо1уществу "красной тинктуре", однако также способен осуществлять трансмутацию.
Как же распорядился Джон Ди этими поистине бесценными сокровищами? И, главное, почему три этих потрясающих дара оказались у одного человека**' ? А самое странное, почем)', обладая истинным, проверенным рецептом приготовления "красного льва". Джон Ди не попытался тогда же самостоятельно синтезировать его, чтобы трансформироваться в человека пятого уровня?
Ведь само ио себе обладание "красным львом", делая возможной трансмутацию, то есть превращение неблагородных металлов в золото, еще не обеспечивало трансформацию алхимика в человека пятого уровня. Это. согласно традиции, было возможно только тогда, когда процесс получения "красной тинктуры" осуществлялся самостоятельно.
Итак, Джон Ди и Эдуард Келли, вместо того чтобы попытаться осуществить великое делание... начинают путешествие по Европе. Демонстрируя время от времени превращение неблагородных металлов в золото. В 1585 году они прибывают в Прагу, столицу Богемии.
С помощью порошка Епископа опи уже приобрели известность и даже были приглашены ко двору императора Максимиллиана Второго, который являлся большим приверженцем 1срмстичсского искусства. В настоящее время известно, что Эдуард Келли провозглашал себя адептом алхимии, то есть тем, кому удалось получить "красного Льва" самостоятельно. Хотя мудрый Джон Ди и призывал его не делать этого. Келли не внял голосу рассудка. Ди понимал, что финал может быть очень печальным, поскольку у них оставались уже последние крупицы "красной тинктуры", но Келли и слуща і ь ничего не хотел.
Вскоре ему пришлось горько пожалеть об этом. Император настойчиво требовал псе новых демонстрации, а запасы "красного льва" полностью исчерпались. Джону Ди удалось ускользнуть, но Эдуард Келли был схвачен и заключен в тюрьму. Fro повинные речи произвели на Максимиллиана Второго обратное впечатление. Он полагал, что Келли просто не хочет открыть ему. императору, великий секрет. Тем более что с просьбой освободить Келли к императору обратился не кто-нибудь, а сама королева Англии*'!
Ну нет. иалишь, строп тивец.' Или раскроешь секрет, или... (HI -А.В.) Джои Ди не остапил товарища в беде. От организовал Ксии побег us тюрьмы. Но подвела чистая случайность (или судьба-'): Эдуард ли сорвался с веревки и упал па камни, сломав себе обе ноги и переломав ребра. Теперь он уже не мог бежать. Поэтому выйти из тюрьмы ему было не суждено. Он умер узником в 1597 году.
Джон Ди уже в одиночку продолжал свои странствия по Европе. Но ни той самой рукописи, ни таинственного черного камня с ним не было. Эти предметы остались на английской земле, в надежных тайниках. Там же хранились несколько крупинок "красного льва".-Сейчас исследовсапсхи средневекового оккультизма считают, что Джон Ди несгучайнопутешеепшовал по опасным дорогам Европы. И не за черствой коркой хлеба направлялся он в Чехию.
Уже тогда, в конце ХМвека, орден Розы и Креста проводил своего рода глобальную рекогносцировку Весь ученый мир Европы как бы оценивался на весах; много ли наберется « нем умов, которые по глубине и способу мышления родственны розенкрейцерам ? И здесь важнейшим условием отбора являлся отнюдь неуровень знаний - он придет, если достойные Учителя возьмутся за ікло. Выбрать достойных учеников- вот в чем была истинная проблема!
Но сами паллндисты, люди пятого уровня, взять па себя решение данной задачи не могли, ведь длительная беседа, контакт, рассказ об ордене давали основание заподозрить их. Целый ряд особенностей отличал паллидистов от обыкновенных люден. Ведь чтве і вуєм же мы сегодня пребывание рядом мощного экстрасенса, а паллндист многократно превосходил по внутренней мощи любого, самого знаменитого нынешнего экстрасенса.
Поэтому, хотя для самого паллилиста (адепта), розенкрейцера высокого ранга угроза со стороны Инквизиции не являлась сущег гвенной. но вот его собеседнику впоследствии, при нежелательном развитии событий, могли вполне приписать общение с дьяволом...
Вот почему к людям четвертого уровня для бесед и общения должны были приходить особы почти того же уровня, что и они сами. Алхимик старался никогда не демонстрировать {тем более неподготовленной аудитории) своих истинных возможностей.
Но паффер - такой же человек, как и те, кому он демонстрировал потрясающие возможности алхимии, пользуясь для этого "красным львом", предоставленным ему истинным алхимиком. Именно обыкновенный паффер был способен навсегда привлечь сердца и умы мыслящих людей на сторону тайных знаний.
В помощь себе такой эмиссар ордена Розы и Креста нередко выбирал товарища для многомесячных и даже многолетних скитаний. Таким товарищем и был для Джона Ди ^Эдуард Келли.
Существует мнение, что после событий в Чехии след Джона Ди на нсскольколет затерялся среди лесистых гор Германии. Позже он вновь демонстрирует в нескольких городах чудеса алхимической трансмутации. Следовательно, там, в германских горах, он повидал тех, кто время от времени различными путями передавал ему это легендарное чудо - мелкие тяжелые кристаллики "красного льва"^.
Официальная биография Джона Ди повествует, что. возвратясь в Англию, он был тепло принят королевой и двором. И. будучи вновь назначен советником королевы, неоднократно принимал участие в Заседаниях королевского Тайного совета. А через несколько лет. под благовидным предлогом удалившись от дворцовых хлопот. Джон Ди с головой погрузился в изучение своей замечательной, поистине уникальной библиотеки. Он был работоспосснЗен просто на удивление. В его особняке, надо заметить, кроме библиотеки, размещалась еще и прекрасно оборудованная алхимическая лаборатория...
Впрочем, алхимические лаборатории имелись не только у Джона Ди. Но вот такими знаниями, какунего. таким контактом с тайн-гтленным Братством Розы и Креста обладали немногие алхимики.
Начало XVTJ века в Лондоне было тревожным: нередко случались волнения, беспорядки, перестрелки и резня на улицах. Однажды лондонская чернь, согласно официальной истории, напала на дом Джона Ди и подожгла его. В огне погибли замечательная библиотека и лаборатория Джона. Официальной датой его смерти считают 1008 год.
Но иселедоватыи оккультного наследия отстаивают свой, совершенноне похожий на официальный, вариант развития событий...
Многолетние скитания по дорогам Европы, опасности и лишения, наряду с колоссальным вкладом в славное дело Братства Розы и Кресга, позволили Джону Ди узнать некую информацию, отсутствующую лаже в той уникальной рукописи Епископа, которая досталась ему от Эдуарда Келли. Теперь, наконец, Джон Ди мог приступить к к чему шел день за днем всю свою жизнь. К тому, право на что радал в течение долгих лет.
Постепенно отойдя от дел и суеты двора, он погрузился в мно летнюю работу. Эзотерические исследоватеш полагают, чтоему уд-синтезировать "красногольва"приблизительно в 1603 году.
В тот день Джон Ди волновался, как юноша при первом свидании. В попался так же, как двадцать один год назад, когда впервые в ж держал на ладони такой невесомый и в тоже время безмерно тяжелый кристаллик "красного льва"! Тогда, два десятилетия назад, он, собственноручно проделав трансмутацию, окончательно убедился, что "философский камень" — это не сказка, не выдумка, а удивительная, потрясающая реальность этого мира!
Теперь он снова держал на своей ладони прозрачную, тяжелую, волшебную, прославляющую силу и величие Творца, испускающую нежное фиолетово-красное свечение, бесцешгую песчинку — "красную тинктуру", полученную им самим! Теперь он, Джон Ди — истинный адепт, истинный алхимик!
Постепенно возвращалось спокойствие. Спокойствие и уверенность. Он бережно положил песчинку, которую держал на ладони, в прозрачный хрустальный вмивяв, Туда, где находилась целая горка таких песчинок. Ранее столько "красного льва" сразу он не видел никогда. Великое делание было завершено! Теперь начиналось самое г. пое...
Да, дом Джона Ди сгорел. Но в нем давно уже не было пи самых редких инкунабул, ни "красного льва", ни таинственного черного камня, в котором можно было видеть будущее...
Впереди того, кто ранее носил имя Джона Ди, ждала иная жизнь, долгая, в несколько тысячелетий. Осталось сделать всего ничего. Пройдя таинство "философской смерти", уже под другим именем он навсегда покинул Лондон, а затем її Англию и устремился туда, где ждали его братья Розы и Кресга.
Теперь V него не было другой дороги — только вместе с ними! Но разве он не шел к этому все прошл ые десятилетия? Разве не был он одним
из них всегда?
В последний раз под видом случайного путника он прошел мимо дымящихся руин собственного дома. Затем, никем неузнанный, свернул в неприметный переулок. Через несколько часов шум ный Л он дон остался далеко позади. Па ближайшем постоялом дворе розенкрейцер нанял экипаж и вскоре, остов-ляЯ-за спиной милю за милей, устремился в неизвестность...»
Не могу воздержаться от комментариев, которые касаются не столько самой легенды — ведь почти все, что мы говорим о розенкрейцерах, основано на леїендах. — сколько подачи этой легенды автором —А. Кульским. Хотя он регулярно позволяет себе многие вольности, здесь их число зашкаливает за разумно допустимое. Он вносит столько отсебятины, что это делает всю рассказашгую историю неправдоподобной. А. Кульский по-своему представляет не только мотивации Джона Ди и Эдварда Келли, но. при отсутствии информации, легко заменяет эту информацию собственными выдумками, не замечая, что эти выдумки гораздо глупее стройной легенды, хотя бы легенда и была полной неправдой.
Не зная, по какой причине Джон Ди и Эдвард Келли предприняли путешествие по Европе, он выдвигает две несогласованные между собой версии. Первая — путешествие предваряло образование Ордена розенкрейцеров, и таким образом Джон Ди якобы выполнял серьезную миссию — поиск по Европе умов. То есть, по А. Кульскому, получается, что, если бы не нашли достаточного количества умов, то Орден Розы и Кресга не состоялся бы. Однако вспомним, что он уже существовал! Потому что, веря рассказываемой истории о том, что умерший 50 лет назад епискон может не только беседовать с Келли. не только написать письмо про Джона Ди (которому меньше или столько же лег. сколько прошло со дня смерти епископа), по и принести и передать Келли древнюю рукопись, которую, надо понимать, в свое время похоронили вместе с епископом, А. Кульский почему-то не принимает во внимание столь же (или даже менее) невероятной и более стройной истории про Христиана Розенкрейца, уже образовавшего Братство Розы и Креста. Второе, на что необходимо обратить внимание: будущие розенкрейцеры собираются с помощью Джона Ди -провести рекогносцировку» Европы. Потому что хотят организовать свой Орден. Но не забудем о том. что Орден -класси

чсских- розсмкрсйініроя будет образован примерное 1615—1620 гт.. В . і Ірагу к Максимилиану Второму Ди и Келли прибывают в 1585 г.. то есть за 30 лет до -классических- розенкрейцеров! Уточним еще: и за год до рождения огліпл Валентина Аидреа. -обвиняемого- втом, что написал вес документы розенкренперства. О какой рекогносци-ропке - и для коіч> — можно вести речь.- Вторая причина путешествия столь же нелепа: якобы в манускрипте (А. Кульский называет его пергаментом, и возможно, так и было) не хватало какой-то очень важной детали процесса Великого делания, и Джон Ди отправился ее искать по Европе. Здесь неправда ветвится сразу на несколько, антиаргументов. Во-первых, почему, если па руках у друзей перг мент, они вдруг ищут другой пергамент по Европе? Не справедли ли было предположить, что "недостающее звено- находится ско" псего на том же Востоке, откуда и пергамент. Или Европа была лена дрепними египетскими пергаментами, в которых стоило ко покопаться? Во-вторых, раз епископ переда,! Кслли пергамент Уэльсе, то именно в Уэльсе и надо было искать в первую оче В третьих, как мог быгь увереп Джон Ди втом, что вообще чего-то рукописи не хватало, если он не пробовал по этой рукописи д Философский камень? Или пробовал? Тогда почему столь скоро отправился па поиски недостающего звена? Ведь Великое д* требовало десятилетий кропотливого труда. - и уж тогда пдрут ло бы ясно, что чего-то нс хватает. На самом деле события сгре гельпо идут друг за другом: около 1580 г. - рукопись у Келли. Приме но тогда же она уже у Джона Ди. Ранее 1582 г. путешествие по Ев* пе не могло начаться, ибо в марте 1582 г. Джон Ди беседует ангелами". Как мы помним, через год. 26 марта 1583 г., ангелы напаяв диктовать Джону Ди свой алфавит. Следовательно, в путь он тронуться лишь весной или летом 1583 г. Когда бы он успел выя что в Великом лелании ему не хватает звена?
Предположить, что события с епископом произошли хотя бы 10 лет раньше, тоже нельзя: тогда Эдварду Келли было бы вс« 17-20 лет. то есть он не успел бы сделаться юристом, поработать в этом качестве достаточно большой срок, затем судиться самому; подделку документов и бежать из Вустера, потом какое-то время скрываться под другим именем и забрести, наконец, п та верпу в уэльском городке. В 1580-1582 гг. ему было 25-27 лет. и это более правдоподобно.

27В
Теперь хотелось бы высказаться о мелочи, но такие мелочи разбросаны но тексту А. Кульского на каждом шагу и могут ввести читателя в заблуждение. Он говорит, что произвести трансмутацию при помощи Философского камня (Красного Льва) алхимик может, но при атом он сам нс может трансформироваться (в человека пятого уровня), поскольку -согласнотрадиции- трансформация происходит только с тем. кто сам добыл Философский камень. О чем речь, вполне понятно, но вот важнейший вопрос: откуда -традиция-? Мы знаем, что традиции возникают, изменяются и умирают, а значит, вполне возможно, что сегодня алхимик, получивший самостоятельно Философский камень, уже не трансформируется? Или -традиция» все еше действительна?.. На самом деле здесь всего-навсего оговорка: нс традиция, а закон (или закономерность) — вот что сопровождает получение Философского камня. Оговорка знаменательная: А Кульский даже там. где ничто нс мешало сказать правильно, почему-то умудряется вставить совершенно нс то слово, и читатель, которому попалась в целом правильная книга -»того автора, должен быть готовым к такого рода сюрпризам, то есть быть всегда начеку.
И еще одно важное замечание. Сказать, что Джону Ди -удалось ускользнуть» от Максимилиана - это значит не сказать ничего. Ведь результат-то был плачевным: Эдварда Келли не только схватили, но и 12 лет. до самой его смерти в 1597 г.. продержали в тюрьме. Поэтому нам очень интересно, каким образом -ускользнул- Джон Ди. Если легенд.і не сохранила такой важной информации, то исследователь, каковым является А. Кульский. обязан в зтом месте повествования просто сказать: я незнаю, как сумел ускользнуть Джон Ди.
Другие измышления автора куда более серьезны, хотя па первый взгляд и кажутся более невинными: -И здесь важнейшим условием отбора являлся отнюдь не уровень знаний — он придет, если достойные Учителя возьмутся за дело. Выбрать достойных учеников — "от в чем была истинная проблема! - - говорит А. Кульский, объясняя, зачем подались Джон Ди и Эдвард Келли в Европу. Из этого следует, что будущих розенкрейцеров XVII в.. которые сами еще пе успели опериться, уже волновала проблема будущих учеников — где. мол. их взять? Во-первых, пи из одного трактата на тему розенкрейцеров информации о наличии такого рода проблемы почерпнуть нельзя. Это чистая придумка А. Кульского, да еще поданная с глубокомысленным видом. Его розенкрейцеры напоминают какого-нибудь


Пег. вспомним розенкрейцера Элифаса Лепи, который наверняка с большим знанием дела заявляет: тамплиеры — это прямые предшественники розенкрейцерства. Аббат и учитель розенкрейцерской интерпретации каббалы, изгнанный за это из рядов католических священников. Альфонс-Луи Коистап (настоящее имя Элифаса Леви) знает, о чем говорит. 'Гак что зацепка за этого автора у нас еегь.
Итак, натурфилософы, алхимики и каббалисты, розенкрейцеры, будем считать, «выросли» из Ордена Храма. Давайте выясним теперь, какие у нас имеются основания предполагать, что тамплиеры псе же обладали тайными знаниями — помимо тех, что касались 11ер-вой церкви.
Этому вопросу В. Смирнов посвящает много места в своей книге, но выделяет еще и отдельную глапу под названием «Алхимия, или королевская власть». Процитируем ее весьма основательно, дабы потом извлечь из комментариев к ней достаточную пользу. Впрочем, как вы убедитесь, и сам текст В. Смирнова — это пространный и многогранный комментарий к другим текстам, реже — обстоятельствам. Итак (курсив мой):
«В целом исследователи признают, что алхимия получила широкое распространение в Европе в XIII—XVII веках. Авторами алхимических трактатов были священники, ученые, рыцари, иудеи и сарацины. Их язык был понятен, каждому в меру, посвященным. Если вычленить некий предельно простой в своей тотальности паттерн7 алхимии, он будет выглядеть следующим образом.
Первое. Существуют некие разъединенные король и королева, метафорически обозначаемые солями или металлами. Они должны вступить в 'сакральный'1 брак, умереть, и в результате этого сложного химического процесса возможно рождение Принца, философского камня, иногда называемого Фениксом.
Второе. Существует некая, абсолютно драгоценная вещь или субстанция, камень мудрых, способный порождать золото, т.е. метафизический Свет. Этот камень невиден, он брошен п грязи и презираем, но способен стать наследником и І Іринцем, равнозначным Царю Мира. Камень постоянно сравнивается с Христом и зачастую даже объявляется "Христом", ибо оказывается, что этот камень — живой! Он лишен наследства, но при помощи ритуалов Великого делания адепт может вернуть ему престол.
На "политическую", "династическую'' сторону алхимии обратили внимание. В особенности современные исследователи в этом смысле комментируют "Химическую свадьбу" Христиана Розен-крейца (у нас речь об этом произведении еще пойдет. — А.В.), в том числе и из-за ярко выраженной тамплиерской символики одежд некоторых ее персонажей. В ходе этого повествования разыгрывается некое действо — аллегория внутри аллегории. В нем участвует принцесса из неопределенного "королевского" рода. Владения несчастной захвачены маврами, саму же ее, эаключешгую в деревянный ящик, бросают в море. Когда она спасается, се находит иринц. который не только женится на ней, но и помогает вернул, утраченные владения. А вот, например, один из самых известных алхимических трактатов — "Двенадцать ключей мудрости" Василия Валентина, по утверждению современных комментаторов, кроме основного своего содержания — духовного алхимического делания, — в иносказательной форме излагает сакральные основы королевской власти в Европе!
Поражает в этих трактатах то. что они почти дойкам заимствуют терминологию текстов о Святом 1раале1 Камень именуется почти так же. как камень Святой Грааль (apsit exiis) — apis exiis, что переводится как "невидный камень", "исчезнувший камень". Василий Валентин пишет: "...Я пишу сей трактат, дабы приоткрыть запесу и указать на Камень Древних, прибывший в нашу юдоль скорби с небес для исцеления и утешения человеков..." Поиск "потерянного камня" фактически приравнивается к поиску "потерянного царя"! Алхимик маркиз Эрмаиштадский утверждал, что путь камня повторяет Крестный путь Христа, выраженный через святую мес-су, что вновь возвращает нас к видениям Святого Грааля, только выраженным несколько в ином семантическом коде. Если попытаться выразить разницу между текстами Граалиапы и текстами алхимии, — то можно сказать, что тексты о Святом Граале построены на метафоре, а алхимические тексты — на аллегории. Но говорят "ни практически об одном и том же. Парацельс утверждал: "Философский камень — это Христос природы, а Христос — это философский камень духа ».
Здесь и далее мы встречаем алхимические термины, в которые зашифрованы соли и металлы, как указывает В. Смирнов, а также ?Производимые с ними действия — нагрев, растворение и т.д. В алхитирана типа Сталина: вот, я уже стар, а страну остави гь не на кого...
Вы заметили, что я говорю за Сталина? Это самый мерзкий писательский прием: мы не можем знать, о чем думает реальный исторический персонаж. А Л. Кульский сплошь и рядом рассказывает нам, о чем думает в данную минуту Максимилиан: -Ну нет. шалишь, строн-тивец! Или раскроешь секрет, или...» Обра:» мыслей непридуманного героя — самое сложное для исторического писателя, I няи этот образ мыслей от себя — главный залог неуспеха прои.п которое ты пишешь. Многие вкладывают в голову героя цитаты нодлнппых речей (если это король, знаменитый врач. ни композитор и т.д.) или подлинных публикаи;:. (если это знаме* писатель), но этого делать тоже нельзя когда писатель пишет -Я. ню чудное мгновенье-, он. возможно, думает о том. что угарно (Матрена рано закрыла заслонку печки). или что завтра 01 с соседним батюшкой водку пить и т.д.
Или А. Кульский описывает, в каком состоянии был Джон Ди, когда он получил Философский камень. И что это было точно такое же состояние, как то. когда он двадцать лет назад держал в руках же -крупинки- Философского камня... да откуда писатель, пи! сейчас, может знать, в каком состоянии был его герой, тем более | это герой, живший 300 лет назад? Тем более что это не I герой, о котором пиши, сколько влезет, а реальный АиичикДжин,
И еше одна мелочь. Тигель — это сосуд, в котором и х< алхимики разогревают смесь. Он. как правило, громоздок, масс а если с тонкими стенками — это для жидкостей, в любом случае; сосуд с огнеупорными стенками, то есть такими стенками, «по не расплавятся при нагревании, в то время как должно плавиться содержимое. Значит. Джои Ди никак не мог собирать в тигель уже полученные им порции Красного Льва. Для этого ему нужна была какая-то другая посуда — пробирка хотя бы.
Ну, прошу прошения у читателя за то. что много места уделил -разоблачению- своего страта А. Кульского. Просто, ловя его на неточностях, я так же переживаю за его репутацию, как и за свою. К тому же. подозреваю, что и сам машинально говорю: -есть мнение-, -мно-гие считают» и т.д.. тем самым вызывая недоверие читателя к тому, о чем собираюсь сказать.
Но один весьма серьезный упрек А. Кульскому хочу высказать-Книги -Миссия розенкрейцеров» и -Тропа розенкрейцеров-, вьгпущепные издательством -А.С.К.» в 1999 г.. подписаны в печаті, одним и тем же чистом — 2.0Н.99. Так вот. в -Тропе розенкрейцеров» та же самая история рассказывается А. Кульским очень кратко и с такими, например, нюансами. Побег, который якобы подготовил Эдварду Келлн из тюрьмы Джон Ди. ні.... ,шг не упоминается, как не упоминается и вмешательство Елизаветы с просьбой к Максимилиану отпустить Келли. Здесь я целиком согласен — скорее всего, ни побега, ни августейшей просьбы не было. А значит, это чистая придумка А. Кульского. Тоестьнолучается, что А Кульский придумывает не голько внутренний диалог или состояние героя, но и описываемые факты. Еще большие вопроси появляются, когда в -Тропе розенкрейцеров- рукопись, которую Келли получил якобы от призрака Епископа, он получает просто от какого-то собеседника, который сообщает ему. что -нашел ее п могиле католического епископа»...
Вот здесь уж извините! На «собеседника» наплевать, но опять же читатель держится за дурачка: будто бы епископ завещал похоронить себя с этой рукописью!.. ІІО даже если и так. то — почему кто-то разорил могилу католического епископа? Это что — в порядке вещей? И почему теперь, пусть и с предосторожностями, но продает с таким трудом добытую рукопись (и те же два шарика, про которые мы знаем) всего за один фунт стерлингов? Так может поступить только запойный алкоголик, которому немедленно нужно принять дозу
Так с призраком встречался Келли или с преступником — разорителем могил? Между прочим, католический свящеппик, да еще епископ, наверняка похоронен таким образом, что разорить могилу вряд ли кому-нибудь придет в голову. Правда, такого рода информация о католическом епископе могла существовать в передаче самого Джона Ди — хотя бы потому, что был он протестантом и ненавидел католичество. Но откуда взялось такое несоответствие в двух книгах одного и того же автора, подписанных в одном и том же издательстве к печати в одно и то же число? Призрак Епископа — или разоритель ногилы?.. Автору перестаешь верить и там, где оп не придумывает. Как говорится, единожды солгавши...
Вернемся к астроному, астрологу, алхимику и тл. Джону Ди. Скорее всего, никаких путешесі вий но Европе в паре с Эдвардом Келли он не совершал. У пего было множество занятий и ири королеве Ели-'*авете. Да и незачем начальнику разведки самому в качестве аіента болтаться по Европе, да еще при этом -для отвода глаз» превращать свинец в золото — так скорее навлечешь на себя подозрения и неприятности. А если и путешествовал Джон Ди. то причина этих путешествий уже прозвучала: ради Англии, то есть в качестве шпиона. Возможно, проникнуть к Максимилиану и было сто целью. Удалась она или нет, неизвестно, а вот «провалившегося- напарника пришлось оставить Максимилиану. Возможно, Джон Дн даже и готопил для него побег, возможно, Эдвард Келли и получил те переломы, о которых говорит А. Кульский, но это уже на его совести.
И еще очень важный момент: Джоїгу Келли незачем было «прибиваться- к европейским, германским розенкрейцерам. Еще до Аид-реа он уже сам создал в Англии розенкрейцеровский орден. 1Іричм-на также описана: чтобы преггиводействовать Ордену иезуитов, образованному в 1534 г. Игнатием Лойолой. И, как видите, английские розенкрейцеры были тоже протестантами, как позже лютеране-германцы, розенкрейцеры, которых мы считаем «классическими».

Венцель Зейлер н Тристан Старый

Но представим другую, более внятно рассказанную А- Кульским историю о золотоделаиии. И опять это история о золоте Опящеш Римской империи. Клянусь больше не выделять ничего курсивом -не комментировать обидно для автора. Буду только немного сокращать «лирические отступления*.
«Священной Римской империей правил тогда новый император ? Леопольд Первый {1640—1705). Страстным приверженцем алхим! оказался и он. Жили при его дворе два удивительных человека, которые вот уже триста лет являются полнейшей загадкой для исследователей.
Обычно упоминают только одного из них - монаха Венцеля Зей-лера. Между тем. это не совсем правильно. Потому что рядом с ним находился еще один человек, имя которого сейчас неизвестно. Хотя и в те времена его настоящее имя тоже не знал никто. Исследователи истории алхимии называют его Тристан Старый. Под этим именем он прибыл однажды в резиденцию императора Леопольда Первого. В беседе с императором Тристан Старый признался, что достаточно далеко продвинулся по пути Великого делания. И ему нехва считаных месяцев, чтобы довести дело до победного конца.

Ш
То ли Тристан сказал нечто такое, что не понравилось Леопольду Первому, го ли императору просто не захотелось рассіава гься со столь выдающимся специалистом, но Леопольд приказал приковать алхимика цепью к специальной колонне в лаборатории, и таким образом Тристан Старый мог свободно передвигаться в пределах помещения, а вот покинуть его не мог. Так, во всяком случае, считал Леопольд.
Молва о привольной жизни алхимиков при императорском двоїте достигла ушей монаха Венцеля Зсйлсра и заставила его покинуть монастырь и отправиться к императору- Заігиматься алхимией монах-авіустинсц Зейлер мечтал уже давно. Их беседа с императором состоялась в 1675 году. В отличие от Тристана Старого. Вен целю явно повезло. Оп был принят благожелательно. Ему была предоставлена лаборатория неподалеку от той. где неустанно трудился посаженный на цепь Тристан Старый.
...Таки трудились они неподалеку друг от друга — Венцель и Тристан. Но однажды Тристан Старый вызвал стражника (тот все время дежурил за дверью) и попросил пригласить императора в его лабораторию. Завидев высокого гостя. Тристан обратился к нему с просьбой освободить себя от цепей, пообещав, что Красный Лев будет вот-вот получен.
Но уважить просьбу алхимика император Леопольд Первый категорически отказался. Тогда Тристан Старый попросил всех выйти из своей камеры-лаборатории, объяснив это тем, что эксперимент вступает в завершающую фазу и велика опасность ужасного взрыва.
Через некоторое время дверь, за которой трудился Тристан, как бы осветилась изітутрн. Немедленно послали за императором. Когда Леопольд и его придворные осмелились войти в лабораторию, их глазам предстала поразительная картина: Тристан Старый исчез!
На полу валялись неповрежденные цепи, горели укрепленные в степах факелы, целыми и невредимыми остались узенькие слепые оконца под самым потолком... Атанор же угасал. И не было больше на нем привычного уже императору прозрачного сосуда. Только маленькие остывающие частицы золота сияли вокруг в неверном свете факелов...
Леопольд был достаточно искушенным в теории алхимии и вообще очень понятливым человеком. И. стоя в осиротевшей лаборатории, он осознал, что лишился уникальной возможности присутствовал, при таинстве трапемутации!
т

Алхимик жестоко отомстил императору за свои цени и унижение, лишив возможности присутствовать при синтезе Красного Льва. Тем самым лишил Леопольда Первою — нет, не короны, не жизни, не свободы или богатства. Он лишил ею неизмеримо большего, перед чем бледнеет все остальное! Император так и остался человеком четвертого уровня, обыкновенным смертным. А ведь стоило ему остаться у атанора, рядом с алхимиком, и Врага вечности раскрылись бы перед ним! 11о теперь он был бессилен что-либо исправить: Тристан Старый, ставший адептом, отныне обладал возможностями, которые позволя ли ему становиться невидимым и проходить сквозь стены*..
Теперь у Леопольда Первого оставалась единственная возможность: заставить мопатка-авгусгиица малостьіютрудиться. но. разумеется, в присутствии самого императора либо его доверенных лиц.
Однако Венцелю Зейлеру было еще далеко до завершения опыта. Поэтому сто перевели в освободивпгуюся лабораторию Тристана Старого. Вот там-то Зейлер и нашел маленький стеклянный иуаырск, содержащий в себе тяжелый красный порошок... Собственные эксперименты бывшего августинца гак и не привели к желаемому результату...
Как он сумел оправдаться перед императором, остается загадкой. И все же славный день настал. Леопольд Первый был официально приглашен присутствовать на демонстрации тех возможностей, которыми будто бы обладал полученный Венцелем Зейлером порошок...
Монах предложил для начала превратить в золото медный Милостиво (не стоит усложнять по пустякам отношения с п і ющимиалхимиками) Леопольд 1 Іерпі.ш дал соизволение: "Ну, что: начинайте..."
И вот по знаку Вепцеля Зейлера слуга поместил медную чашку на огонь. Она уже раскалилась докрасна, когда монах, приговаривая что-то, высыпал в нее щепотку своего знаменитого красного порошка. І Іосле этого на глазах присутствующих он окунул этот медный сосуд в чан с холодной водой. Пар с шипением улетучился и... О чудо!
Чаша из медной СТАЛА ЗОЛОТОЙ.
Следующий эксперимент был, как и полагается, проделан с рту* тью. Вес присутствующие ожидали решающего гкгзультата в полном молчании. И вновь произошло нечто потрясающее. Застывший посчс того, как его перелили в плоскую чашу, металл засверкал солнечным блеском чистого золота! Проба этого золота (мало ли что!) была немедленно отнесена золотых дел мастеру, ожидавшему в соседнем иомешении. Все ожидали его решения, как приговора...
Результат не заставил себя ждать: ювелир заявил, что это САМОК ЧИСТОЕ ЭОЛ ОТО. с каким ему приходилось встречаться за всю ею жызпь! Венцель Зейлер тоже торжествовал: порошок, оставленный Тристаном Старым, действительно оказался истинным Красным Львом!
"теперь можно было приступать к настоящей работе. Придворный летописец записал слова, которые сто императорское величество соблаговолил сказать монаху: "Представляйте нам, не колеблясь, дальнейшие доказательства вашего высокого искусства. Добывайте золото, а мы осыплем вас милостями!"
Из полученного золота Леопольд Первый повелел чеканить духа* ты. Зейлеру было присвоено звание королевского придворного хи-М1гка. а в спгтябре 1676 года он был посвящен в рыцарское звание... Духагы же. отчеканенные из алхимического золота, до сих пор хранятся в самых солидных нумизматических коллекциях. На их аверсе выбит портрет императора Леопольда Первого, а на оборотной стороне имеется дата - 1675 год. И надпись: "Я превращен из олова в золото могуществом порошка Венцеля Зейлера".
Остался, как свидетельство этой потрясающей истории, и еще один удивительный предмет — так называемый 'медальон Венцеля Зейлера". Его вес составляет почти семь килограммов!
Я видел хорошую четкую фотографию этого удивительною во всех отношениях изделия. Судя но свидетельствам современников, эта изящнейшая покрытая множеством тончайших барельефов вещица первоначально была отлита из серебра. Затем в присутствии императора и двора ее погрузили на три четверти в некий раствор. После чего оказалось, что та часть медальона, которая побывала в расгворс, стала золотой, а верхняя четверть вещицы так и осталась серебряной!
Сейчас медальон Венцеля Зейлера хранится в собрании нумнзма тических ценностей Музея истории искусств в Вене. Его наибольший Диаметр (сам медальон имеет форму эллипса) составляет примерно сорок сантиметров. На лицевой стороне рельефные портреты сорока одною предка императора Леопольда. Этот ряд начинается с короля франков Фарамупда (пятый век нашей эры) и заканчивается самим Леопольдом Первым.
Но все хорошее, как утверждают философы, рано или поздно заканчивается... Доставшийся от Тристана Старого удивительный i рошок был израсходован. Пришлось Вснцслю признаться, что! алхимик, не алей г. а всего лишь паффер. Леопольд Первый не повесил незадачливого монаха, а лишил рыцарского звания и навсегда отослал назад в монастырь, пообещав впрочем немедленно вернуть ВСЕ свои милости, если ВенцсльЗсЙлер сумеет найти способ устроить императору хотя бы пятиминутную беседу с истинным алхимиком, человеком пятого уровня Тристаном Старым.
По эта встреча так никогда и не состоялась Не пожелал разговаривать с императором Священной Римской империи тот. кого он повелел когда-то посадить на цепь...»
Однако это все легенды или нолулстеиды. С именами и фамилиями, настоящими императорами и настоящими золотыми мош Доказательств происхождения золота, чаш. медальонов — не ствует. Даже если медальон Зейлера хранится в музее, это не зна* что он с самого начала не был па три четверти золотым, а на ч< серебряным. Сосуды же из сплава золота и серебра, который и палея электромили электроном, встречаются еще в древних могильниках. По крайней мере лрепним скифам и древним грекам этот сплав был известен.
Есть в этих легендах и еще один нюанс. В них говорится об императорах, которые были одержимы желанием получить золото алхимическим путем. Даже если этого не произошло, они могли оставить весьма похожие на правду ложные свидетельства того, что им это удалось.

Истории с учеными н пафферамн

Но есть свидетельства и более правдоподобные. Предостаї слово все тому же Александру Кулі.скому:
-Среди знаменитых химиков, твердо поверивших в реалык "философского камня", и которые благодаря внушаемому ими; нню заставили замолчать своих противников, особое место заш ст Ван-Гельмонт( 1579—164-1). Он сам, правда, никогда не уча< в синтезе Красной» Льва. но. согласно его личному заявлению, несколько раз получал от алхимиков маленькие пробы этого чуда, с которыми и осуществлял трансмутацию. В 1616 году он превратил восемь унций ртути с помощью четверти грана Красного Льва в чистое золото. Возможность какой-либо подтасовки со стороны алхимика, который дал ему эту пробу, была исключена, поскольку тот не присутствовал при трансмутации.
27 сентября 166«» года в дом 1ёльвеция. который был противником герметического искусства и не верил в пего, пришел некто неизвестный и попросил встречи с Гельвецием. Это был сорокалетний господин среднего роста с внушительной бородой. Завязался разговор. Незнакомец спросил 1ёльвеция, верит ли тот в "философский камень"? И когда услышал отрицательный ответ, не согласился с этим. Напротив, всячески расхваливал Великое делание. При этом незнакомец сказал, что делание не требует слишком много средств и времени. Что же касается перповещества. то он уточнил, что его получают из минералов, причем "философская ртуть" сеть некая соль, обладающая особыми свойствами н способная растворять минералы... Все операции, по утверждению пезнакомпа. можно закончить за четыре дня! Он утверждал, что существуют два пути выполнения Великого делания. В доказательство своих слов он еггкрыл небольшой ларец из слоновой кости, в котором помещались три кусочка вещества, похожего на стекло. Незнакомец заявил, что это и есть "философский камень", с помощью малой доли которого он может получить 20 тонн золота!
!ёльвсций взял вещество в руки и попросил дать ему некоторое количество этого вещества. Но алхимик резко отказал. Однако вскоре смягчился и пояснил, что по причинам, которые ему невозможно объяснить, нс- может этого сделать... Но пообещал, что вернется через три недели и продемонстрирует Гельвецию нечто, что сможет его очень удивить...
Незнакомец сдержал слово. Однако производить обещанные манипуляции снова отказался, заявив, что ожидаемого разрешения на "их не получил...
Он, впрочем, согласился передать 1ельвсцию крохотный кусочек минерала, не превышающий по размеру "горчичного зерна". А когда хозяин выразил сомнение, хватит ли этого, неизпестный алхимик расколол кусочек пополам и. протянув половинку Гельвецию, сказал.


что вполне достаточно даже этого. Тогда Гельвеций признался, что еще во время первого визига ему удалось оставить у себя несколько песчинок минерала. И что они действительно превратили свинец... Но не в золото, а в стекло! Неизвестный усмехнулся и рассказал хозяину о его "незначительной ошибке". А сам пообещал вернуться на следующий день и все-таки продемонстрировать трансмутацию. Но так и не пришел. Жена Іельвеция настояла, чтобы тот самостоятельно провел эксперимент, но уже с учетом поправки незнакомца. Тот так и сделал. Он расплавил три драхмы свинца, облепил камень желтым воском" и бросил его в жидкий металл... И СВИНЕЦ ПРЕВРАТИЛСЯ В ЗОЛО'П)!
"Мы в ТОТ же час отнесли золото к м>велиру, который заявил, что сие самое чистое золото, которое ему только приходилось видеть в своей жизни, и предложил за него по 50 флоринов за унцию". Так записал Гельвеций в своем дневнике. С тех йор Ісльвсций вал незнакомца "источником благословения для христиан* Ювелиром, между ігрочим, был не кто иной, как Ьрсхтсль. КОТО| чеканил звонкую монету для принца Оранского. Достоверность і чая подтверждает и Бенедикт Спиноза, лично перепровері все факты. В марте 1667 года он описал все ато в своем письме ригу Йсллису. Гельвеций же решил не продавать ни за какие деі ни само ВТО золото, ни тигель, в котором осуществлялось н| щепие. Ни Гельвеций, ни Спиноза больше никогда не видели щ комца...
Оказывается, подобный случай произошел и с итальянским с] лософом Ьсршаром Пизанскнм. Он гоже жил в XVII столетии и І еще одним человеком, которой» посетил неизвестный адепт и рил частиігу Красного Льва. Ьсригар оставил обстоятельный и трансмутации, которую произвел самостоятельно с нспольз< ем подарка. Вот его слова: "Я всегда испытывал очень сильные і пня относительно превращения ртути в золото. Однажды некий; ный дал мне небольшое количество какого-то порошка, по цвету і поминавшего дикий мак. а запахом морскую соль. Чтобы возможных подозрений в обмане, я сам принес тигель, уголь и ртуть от разных торговцев, убедившись, что нигде В НИХ спря гано золото, что часто проделывают алхимические шарлат
Я добавил немного порошка в ртуть и помсонл гиіель на оп Через некоторое время ВСЯ РТУП> ПРЕВРАТИЛАСЬ в такое количество золота. Причем испытания, проведенные различными ювелирами, покатали, что оно идеально чистое..."
Проведение трансмутации приписываете в также знаменитому химику и физику Роберту Бойлю. Жан-Жак Манже в своей "Знаменательной химической библиотеке" приводит такое описание: "Не нзрачный с виду незнакомец посетил мистера Бойля и. обсудив с ним несколько общих вопросов химии, попросил у него немного сурьмы и других металлов, которые всегда можно найти в лаборатории. Положив все эти вещества в тигель, гость поставил сто па огонь. Когда метал;! расплавился, незнакомец приказал лаборантам, чтобы они держали тигель на огне до тех пор, пока пламя не погаснет. Гость пообещал прийти через несколько часов, но не вернулся. 16гда Ьойль велел лаборантам открыть тигель и обнаружил в нем ЖЕЛТЫЙ МЕТАЛЛ. ИМЕВШИЙ ВСЕ СВОЙСТВА ЗОЛОТА". Траисмутация была настолько невероятной, что Войль не поверил.
Евгений Филалет считается удачливым алхимиком, адептом. Он — автор интереснейшего трактата "Открытая дверь в тайные палаты короля". Даже такой ненавистник алхимии, как Луи Фигье, говорил: "Все историки сходятся на том. что "настойка" Филалста была гораздо более действенной, чем все то, что существовало ранее, или чем обладали другие адепты XVII века. Одно зернышко, добавленное в унцию ртути, превращало ее в золото. Последнее можно было добавить к десятикратному количеству ртути. И вся смесь превращалась в золото. Одна часть "настойки" позволяла трансмугнровагь 19 ООО частей металла. Это число не очень отличается от того, кото-рос получил Ванчельмонт"».
Как видите, практически вся глава у нас посвящена лишь алхимии. Но при чем тут тема книги - розенкрейцеры?..
Правда, тему розенкрейцерства мы вес же затронули, рассуждая О Джоне Ди. Но все-таки. Имеют ли другие алхимики хотя бы отдаленное отношение к розенкрейцерам? Было бы обидно -потерять-адептов - готовых людей пятого уровня, то сеть тех алхимиков, которые претерпели трансформацию. Конечно же. большинствоалхимиков просто посвятили всю жизнь поиску Философского камня и не имеют к орде1гу никакого отношения. Не были розенкрейцерами короли н императоры. А некоторые из известных со школьной  "''.?iMi.i"''.?iMi.i имен прославились помимо алхимии открытиями в области чимин. физики, философии и т.д. Что же с розенкрейцерами?

Дадим опять слово Александру Кульекому:
-Жак Саду полагает, что Филалет. Джон Ди. Космополит и многие другие адепты являлись эмиссарами ()рдгна Розы и Креста. Это касается и Парацельса. поскольку то. о чем он писал в своих трактатах, полностью тождественно с тем. что проповедовало братство... Эмиссары розе н к рей ие ров. демонстрируя реальность Красного Льва, а следовательно, истинность своего учения перед ведущими учеными Европы, принцами и королями, очень рисковали. И хотя братство обеспечивало им охрану, бывали ситуации, когда помочь чем-либо попавшим в беду эмиссарам было очень нелегко... Поэтому, как правило, активным эмиссаром являлся наффер. 11 случае провала (если он попадал в руки инквизиции или короля) уровень его знаний по части Искусства не представлял угрозы для Ордена.
Но. хотя и изредка, смертельная опасность угрожала и адепту. Когда но приказу курфюрста Саксонии Кристиана II Космополит был схвачен и подвергнут жестоким пыткам, прикрывавший его 1 Михаил Сепдивогий проявлял чудеса храбрости и героизма, огромные средства, чтобы вызволить своего друга. Ему удалось сделать. После чего они бежали в Польшу. К сожалению, вскоре мополит скончался от последствии пыток...
Судя по всему, он передал перед смертью Сейди вогию унцию ного Льва и рецептуру его синтеза. Но не успел передать один ключей Великого делания...
Сендивогий взял себе имя друга — Космополит. Затем отправился к императору Рудольфу П и с помощью завещанного ему Красного Льва в присутствии Императора произвел трансмутацию... Император Рудольф, пен» жизнь изучавший алхимию, но не ставший адептом, установил в комнате, где проводился эксперимент, мраморную доску, сохранившуюся до сих пор: "Сможет ли кто иной сделать то. что сделал Сендивогий Польский?"»
Как видите, по крайней мерс есть пеболмпая надежда, что кто-то из описанных в данной главе лиц является розенкрейцером. Даже при самом осторожном рассмотрении.

ЧДСТЬ ТРЕТЬЯ

Просвещение н закат розенкрейцерства

ГЛАВА 13.
ГЕНЕРАЛЬНАЯ ТАЙНА РОЗЕНКРЕЙЦЕРОВ XVIII ВЕКА

На XVIII веке сходятся все споры и все страсти и по масонам, н по розенкрейцерам. Если и прежде философский ряд был весьма разношерстным и разномастным, теперь он пополнился учеными разных сект протестантизма, начавшегося, но большому счету, с тамплиеров: ведь это они заявляли, что борются за Истинную Первую церковь, а г точки зрения Рима были еретиками и одними из первых -протестантов», хотя тогда их так и не именовали. Однако альбигойцы, катары, гибеллины и т.д. возникали давным-давно, и из этой-то среды позже выросла совсем иная мировоззренческая ветвь — и еретическая, и философская. Иными словами, к XVIII в. практически все протестантские течения оформились и уже успели легитимироваться в ряде стран. Все силы общества, ранее бродившие где-то иод сиу-дом, теперь вышли на поверхность и оформились в течения, двигавшиеся и в русле существующей власти, и — наоборот, по руслу в противном направлении.
Век выявил все противоречия между властью и свободой. Назревала новая революция умов, а за нею - и социальные революции. Которые вплоть до XX в. станут потрясать троны н государства. Рыцарство похоронено по-настоящему не на гамплиерском костре, не в спальнях Лувра под развратной власгыо Короля-Солнца Людовика ХГ', морального и физического урода (не было у него от природы какой-то там перегородочки, а потому пища частенько вываливалась через нос), не в университетах и семинариях еще более развратных

иезуитов, — рыцарство перестало существовать, растворившись во всеобщем издевательском смехе. Высмеивалось все и пся. Дьявольская усмешка Вольтера как нельзя лучше отражает личину века Просвещения. Наказанный Мефистофелем Фауст и благородный Командор, утюдящий Дона Жуана прямо в ад, остались в веке семнадцатом. Теперь под знамена дьявола встают легионы. Конец века ознаменуется кровавой вакханалией во Франции, но она — кто бы мог подумать! — окажется всего лишь прелюдией к еще более страшным бойням, через которые Европа и мир пройдет позже, в веках девятнадцатом и двадцатом, так называемом атомном. Если розенкрейцеры держали демонов в узде, если неразумные делатели вроде доктора Фауста рисковали самостоятельно вызывать самых страшных демонов (сам Фауст называл его Асиель), подвергая смертельной опасности только свою душу, то, вырвавшись наружу, демонический сонм стал хватать души пачками, губить всех подряд.
А Кульский обнаружил причину, по которой исчезли из истории "классические- розенкрейцеры. Если это и были не совсем те братья, что начинали с Христианом Розенкрсйцем, — они тем не менее были посвященными, держались в строгих рамках не ими нридуман-ньгх правил, выполняли принятую на себя миссию — во-первых, хранить для потомства тайные знания во всех областях, — если вы помните, далеко не только формулу Великого делания, — а во-вторых, воспитывать нового человека. Видя начало разложения общества, нмеппо розенкрейцеры -дали команду- открыть новый континент (Америку), дабы человечество попробовало начать там жизнь с чистого листа, но, обнаружив, что разложение усугубляется, Орден ро-зепкрейцеров решил прекратить в Европе свою деятельность и, как считает А. Кульский, прекратил. Это произошло в 1664 г. (обоснования этой даты я, честно говоря, у автора не нашел). Братья Розы и Креста отправились в Новый Свет, где должны были возродить Орден по прошествии времени. Исследователи называют и 100 лет, и 108 лет: для людей пятого уровня не так страшно столетнее молчание, как для простых смертных.
В беснующейся Европе возник некий интеллектуальный вакуум: выдающиеся умы больше не находились «под контролем* негласного Ордена. Но немедленно эти умы были присвоены другой тайной силой — масонской. Разнородность масонского движения не позволяла бы объединить все секты в одну силу, если бы в них во всех не

232
проявилась она как бы сама по себе, и это была сила сатанизма. Если демонические силы контролировались великими магами розенкрейцерами, то теперь они сами стали контролировать тайный орден. А Кульский говорит, что истинные розенкрейцеры были магами правой руки, то есть белыми, положительными, но у них были так называемые «черные братья-, маги левой руки. И между белыми и черными (не беру в кавычки, ибо и так понятно) братьями часто бывали неразрешимые конфликты, доходящие подчас и до смертоубийства. Он даже описывает один случай, когда после ни к чему не приведших переговоров черные братья уничтожили всех участвовавших в беседе белых. По, к счастью, все эти белые оказались двойниками, и «наши* розенкрейцеры, управлявшие своими копиями издалека, не пострадали. То-то радость читателю!.. Так вот, А. Кульский не очень внятно, но все же намекает, что черные-то братья и подались в масоны. Следовательно, розенкрейцерство как умение — выходит, не прервалось?
Вспомним, что первые четыре тамплиерские ложи, главной целью которых была месть королю и панству, заложил еще Жак де Моле. Но это были лишь тс немногие из лож, в которых, вероятно, еще сохранился дух тамплиеров и Приората Сиона. Они были мало или никак не связаны с другими масонскими ложами, хотя роли скрытых тамплиеров в масонстве Англии трудно не признать. Дело в том, что масонское движение гораздо старше тамплиеров, оно родилось по крайней мере с момента убийства Хирама, великого строителя Храма Соломопа. А на самом деле и гораздо раньше. Храмы эпохи тамплиеров строили но всей Европе вольные каменщики, и братства эти объединялись, смею предположить, не только артельными порядками, но и неким тайным принципом. К концу XVII в. в одной только Англии масонских лож было около 50. Одним тамплиерским Движением их число не объяснишь. Мелкие масонские ложи существовали по всей Европе, но Англия в силу исторических причин сделалась в этом движении лидером. Первый объединительный масонский сьезд состоялся в Лондоне в 1717 г. Примерно в 1720 г. был выработан Устав единой, или главной, ложи, а уже к 1730 г. филиалы этой единой ложи (она называлась Великая ложа, или Великий Восток) открылись в Австрии, Франции. Германии, Испании, Италии, к 17-10 г. Великая ложа основала ложи в США (1731г., Филадельфия). Нидерландах. Швеции, к 1750 г. — в Дании, Норвегии и России, к
293

1770 г. - в Турции. К Концу XVTTT п. в самой Англии насчитывалось уже около 2000 филиалов Великой ложи, по многих других странах число филиалов филиалов (пес перзые ложи основывались как Великие для данной страны, то есть имеющие возможность самостоятельно создавать отделения) составляло сотни.
В настоящей книге мы не станем рассматривать ни задач, ни ритуалов, ни целей, ни других подробностей масонства, ибо невозможно в коротком отрезке текста охватить все эти вопросы. Это задача другого, отдельного исследования. Скажем только, что если идея, связанная с тайными знаниями человечества, в масонстве фигурировала, то доминирующей она не была. Секретность по поводу тамплиеров и розенкрейцеров — в масонсгве сделалась секретностью в принципе, т.е. способом ради способа, и, вероятно, в какой-то не вполне определенный момент секретность ради секретности и ритуал ради ритуала выхолостили значительную часть содержания — то, ради чего возникала секретность, и масонство стало не философией, а голой политикой. Был потерян смысл заклинаний, хотя сами заклинания продолжали произноситься. — и в результате масонство стало нести в себе демонизм, о котором, вероятно, ие догадывались даже посвященные высших градусов.
В конце концов произошла парадоксальная вещь: масонство, целей и задач которого большинство населения просто не знало, тем не менее сделалось самой влиятельной партией в любой стране Европы (в США, как известно, тоже). Многие герцога, принцы и короли стали масонами, так до конца и не уяснив для себя конечной цели скрытого движения. По при этом приняв на себя обязанность хранить секреты масонства, которые ставились выше государственных, а над собою— начальника в лице Великого Магистра, над которым, как оказывалось, стояли еще более высокие начальники высших степеней, и сколько еще степеней власти стояло над королем или курфюрстом, ни король, нн курфюрст не знали.
Примерно так выглядела теперь Европа без розенкрейцеров, о которых многие не только знали, но и помнили. Потому что никто не мог забыт:, романтики, окружавшей, может быть, и не совсем заслуженно, звание розенкрейцера. Магия, алхимия и Великое делание (в популярном значении, а не в смысле глубокого знания) — те явления и процессы, которые ие только искоренить, но и забыть трудно. И если Г. Шустер подозревает, что в XVII в. розенкрейцерами стат
ли обманщики, организовавшие ложное Братство, то после большого перерыва, когда были утрачены даже формальные традиции розенкрейцерства, но сохранилась одна лишь романтика идеализированного прошлого, кто как не обманщики, кто как не псевдорозенкрейцеры могли открыть новый Орден розенкрейцеров взамен прежнего.''
Возникает еще один парадокс. Если прежние розенкрейцеры могли ради секретности перенять некоторый опыт секретных масонских лож в организации, конспирации, ведении дел, то после ухода «классического» розенкрейцерства с арены многие приемы организации, конспирации и делопроизводства розенкрейцеров в их отсутствие переняло переродившееся в более серьезные структуры масонство. У них даже одна или несколько ступеней посвящения стали именоваться «розенкрейперовскими». Это вовсе не означало, что находившееся примерно в середине «служебной» лестницы розенкрейцерство Великой ложи приняло на себя функции бывших розенкрейцеров. Как раз функциональная вакансия оставалась свободной и ждала, чтобы се приняло на себя новое розенкрейцерство.
И оно возникло. Оно не могло не возникнуть. Потому что Просвещение начиналось, как вы знаете, с такой же ломки представлений, как и Возрождение (Ренессанс), вызвавшее к жизни тех самых розенкрейцеров, о которых мы не знаем до сей поры, сущестповали они или все-таки были просто легендой, вместе с «нашим Прославленным Отцом и Братом С.К.С*.
Новое розенкрейцерство возникло. Но с самого начала несло в себе, помимо многих тайн розенкрейцерства, еще одігу, генеральную, тайну. Она проявится в процессе разговора о новых розенкрейцерах, но до конца главы, думаю, пусть эта тайна побудет тайной — ради хоть небольшой интриги в повествовании.
Повое розенкрейцерство дало человечеству много звучных и содержательных имен (хотя не исключено, что некоторые из них стопроцентные проходимцы). Это Сен-Жермен и Калиостро, Сведен-борг и Мессмер, Лафатер и другие. Исследователи позднейших времен считали перечисленных героев своей эпохи и мошенниками, и подлинными адептами, и дьяволистамн. водившими своих современников за нос. Бывает. Но это ни в косм случае не должно отменять самого факта возобновления розенкрейцеров.
Процитируем Т. Шусгера:
295
-Первые многообещающие открытия в области физики и химии возбудили в ггублике самые напряженные ожидания. Этим настроением воспользовалнсі. темные полчища алхимиков, массами выбрасывающие на рынок свои бессмысленные сочинения", которые находили многочисленных покупателей. Снова начало всплывать никогда не исчезавшее окончательно воспоминание о сказочном братстве Розенкрейца. И вот ученые обскуранты, как. например, доктор Шлейз фон Лепенфельд в Зульцбахе и доктор Допнельмаер в Гофе (т Но]), решили восстановить старую организацию 8осісіа* Яо.чеае еіЛигеае Сгисі*. но в новом облачении, соответствующем новым временам. Подобно бесчисленным тайным обществам, возникшим и в ту эпоху, и но;»дпсе. они позаимствовали свою внешнюю формууфранкмасонскогосоюзас его высшим степепями. Свой союз, обнаруживший свою деятельность впервые во Франкфурте в 1757 г., они назвали обществом или Братством золотых Розенкрейцеров».
Об «истинной мудрости - нового Ордена тут же прознали франкмасоны. Особенно им пало интересно, что высшие степени розенкрейцерства обучают изготовлению «камня мудрости- (это одно из имен Философского камня). Образованные классы тоже были в восторге: как бы ни желалось открыть новые тайны бытия, перспектива научиться делать золото перевешивала все остальные восшрги. Плюс членам Братства обещались и вечное блаженстпо. и вечное совершенство, и -освобождение тела от всех твердых оболочек, сделав его прозрачным и совершенным-... Прознать обо всех замечательных задачах розенкрейцерства было весьма легко: едва розенкрейцеры возникли, тут же появилось множество комментаторов этого события, и пполне возможно (а так оно и есть), все эти воспеватели Розы и Креста были ангажированы организаторами Братства. Золото и сколь угодно долгая продолжительность жизни, а попутно честь, слава, отменное здоровье и власть над миром духов - вот притягательные стороны нового Ордена. Неудивительно, что Орден стал быстро разрастаться:
«Б 1761 г. мы нахолим Роэенкрейцероп в Праге, в 1773 г они появились в Верхних Л ужинах и в Силезни. в 1775 г. они открыли свою штаб-квартиру в Вепс. Вскоре для Северной Германии и России средоточием розенкрейцеровскнх движений сделался Берлин.
Во главе берлинских Розенкрейцеров стояли Вишофаердер и Вельпер. Необузданная ежедневная пресса осыпала этих людей неЖ
вероятными потоками грязи. Если она в этом вопросе и далеко перешла за границы исгины. то остается еще очень много данпых в под-гвержденис обвинительного приговора, произнесенного исторической справедливостью над этими могильщиками старой Пруссии.
Герцог Карл Курляндекий отправил в 1774 г. Иоганна Рудольфа фоп Бигпофвсрдсра в Лейпциг, чтобы ралузпать тайны хозяина кофейни Шрепфсра, который вызывал духов н заявлял себя обладателем истинной масонской мудрости. Совершенно одураченный чудесным человеком, он попал на конвенте в Висбадене (1776) в сети отъявленного шарлатана Гугомоса. Мысль о том. что алхимики и Розенкрейцеры обладают высшей тайной, что они умеют делать зо-лото и имеют власть над миром духов, превратилась у него в навязчивую идею. Он вошел в тесные сношения с саксонским советником дю Боек, которого снарядил венский кружок Розенкрейцеров, чтобы склонить к его учении» (х-верную 1ермапию. В 1777 г. Битофвер-дер был принят в общину новых святых.
На конвепте п Вол1аренбютеле (1778) Бишофвсрдер склонил в Розснкрсйцс-рство советника Всльнсра. присутствовавшего на собрании п качестве представителя материнской ложи Zu den drei И1кицг1пщ и с которым оп уже раньше был знаком. В 1779 г. в Дрездене этот лкнгитель чудес был формально принят в орден».
Прежде чем описывать события вокруг Ордена, скажем немного о каждом из перечисленных Г. Шустером участников событий, итог-да. может быть, для описания всех околоорденских дел придется потратить гораздо меньше слов.
Бишофвсрдер, сын саксонского офицера из Остермапдс. ncKim>-рое время учился в 1аллс в университете, но йотом ему -повезло» — он поучаствовал в качестве адьютанта кавалерийского генерала фон Зейдлица в 7-л(тней войне, застав лишь ее окопчаиис. Но Бишофвсрдер успел "к , -.и :.< я замеченным, был возведен в сан камергера при Дрезденском дворе и в таком качестве поступил на службу к принцу Карлу Саксонскому, он же героцог Курляндекий. Этотто принц Карл и оказался страстным любителем всевозможных чудес, причем, как говорит Г. Шустер, «самых нелепых-, но при этом был приверженцем-высшего познания-. В связи с подобными интересами, которые можно было реализовать только в Ордене розенкрейцеров, понят-но, что Карл Курляндекий ради этого и командировал Бишофверде-ра поискать путей к Ордену


Знал ли Карл, ЧТО его наперсник еще с 1758 г. являлся членом масонской ложи, или не знал, но выбор его был. пожалуй, правильным. Если не считать того обстоятельства, что Бишофвердер нроннк в розенкрейцерство исключительно ради собственных интересов. Вскоре после того как Бишофвердер добился своего, он поменял и -хозяина». Сначала таковым стал Генрих Прусский, с которым Бишофвердер бился за баварское наследство, а потом — принц и вскоре король Фридрих Вильгельм И, которому Бишофвердер наконец остался верен: он сделался сначала флигель-адъютантом, через год генерал-адъютантом. В отставку в чине генерал-лейтенанта Би вердер* вышел через несколько месяцев после смерти короля: отставка произошла в январе 1798 г., а в 1Н03 г. он умер в Марквардтс. своем имении в окрестностях Потсдама.
Кроме тщеславия Бишофвердер обладал и еще одной любовью, и этого у него было не отнять: его страстью были алхимия и магия.
Иоганн Георг Шрепфер. родившийся в 1739 г. в Нюрнберге, тоже был участником 7-летней войны — он служил прусским 1усаром. После заключения мира Шрепфер сделался содержателем кофейни в Лейпциге. Однако кофейня приобрела славу далеко не по прямому профилю: ее облюбовали иезуиты для своих собраний, а вскорости и розенкрейцеры. Чем привлекла кофейня иезуитов, сказать трудно, а розенкрейцеры облюбовали ее по той причине, что хозяин занимался вызыванием духов умерших. Это его занятие сделало кофейню настолько популярной, что, как заявляет Г. Шустер, «Шрепфер привлек множество верующих из всех слоев общества и развивал в них страсть к духовидению и привидениям». Однако у Шрепфера была и другая, не менее сильная страсть — он всей душой ненавидел франкмасонов, причем это не была тихая ненависть: хозяин кофейни, помня свои боевые подвиги, вооружался и, ворвавшись на собрание франкмасонов, рвал и метал, осыпая всех членов ложи оскорблениями (вероятно, даже и р)коприкладного характера). В дело энтузиаста духовидения вмешался сам герцог Курляпдский — он приписал добогаиру 100 палочных ударов, причем обязал его принести «расписку в правильном получении их».
После столь жестокого оскорбления Шрепфер переселился во Фраккфурт'на-Майне и Брауншвейг. Там он продолжал свои бесчинства. Продолжалось это до тех пор, пока кто-то из умных масонов не придумал принять непримиримого Шрепфера в ложу. Так и сд

Ш
его торжественно ввели в ложу «Минерва» (вместе с его друзьями), и ложа объявила и Шрепфера, и его единомышленников «честными людьми и истинными масонами». Авторитет хозяина кофейни немедленно возрос, тем более что новоиспеченный масон стал рассказывать всем, что он призван объединить масонство и иезуитство в один орден. Слава Шрепфера была настолько велика, что о нем опять прослышал герцог Карл и шгтересовался им теперь как невиданным кудесником. Вскоре агрессивный плут был приглашен к принцу в Дрезден и сделался его приятелем. Это произошло не без помощи Бишофвердера, как только он познакомился с деятельностью хозяина кофейни. Прошло совсем немного времени, и Шрепфер вернулся в Лейпциг со званием барона фон Штсйнбаха и отчего-то во французском мундире. Однако вместе с титулом и мундиром Шрепфер приобрел и наглость, которая переходила все пределы. Высшие лица недолго думали: они лишили хозяина кофейни своего покровительства. Шрепфер не только впал в нужду, по и оказался в опале со стороны фрашгузских властей — те собирались за что-то привлечь его к ответственносги (цууь лс )1С да незаконное ношение французского
мундира). Видимо, дело было весьма серьезным, потому что бывший гусар 8 октября 1774 г. покончил жизнь самоубийством. Самоубийство происходило при свидетелях недалеко от Лейпцига в Розеита-ле. Свидетелями были многие его друзья. Вероятно, при сем присутствовал и Бишофвердер, потому что именно он оказался наследником всей «аппаратуры» для вызывания духов. Дадим опять слово Г. Шустеру:
«Шрепфер делил свои магические работы на два класса: пневматические и элементарные. В нервом классе появлялись духи, причем их появление сопровождалось страшным шумом, ревом и густыми облаками дыма, во втором — он вызывал заклинанием всякое желаемое лицо. Этот мошенник обладал силой вызывать ветер, гром и молнию, даже заклинать и переставлять звезды, хотя он не знал ни их названий, ни их расположения. При появлении духов зрители должны были стоять на коленях. В антрактах им подавали пунш, к которому, вероятно, примешивались одурманивающие снадобья».
Ну и третий участник событий — это Вельнер. Иоганн Кристоф Бедьнср, ] 732 года рождения (Дебериц у Шнандау) — сын сельского священника. Как и Бишофвердер, он обучался в Галле — изучал теологию. Этот философ был, пожалуй, пообраюванней Бишофвсрде
299

тайные общества, ордена н секты

розенкрейцеры - рыцдри розы и креста

мии псе эти процессы и действия имеют свои имена, причем -аллегории», о которых говорит автор, применяются алхимиками, вероятно, не столько даже для сокрытия истинного смысла от непосвященных, сколько для того, чтобы любой посвященный (алхимик) с любым посвященным говорил на одном и том же языке. Далее мы встретим, например, «Красного льва» — это и Принц, и Философский Камень, и просто «красный порошок» (иногда «оранжевый порошок»), добавление которого п тигель с расплавленным металлом (например, медью) в малейших объемах (щеиотка) позволяет получить в итоге столько же золота (по весу), сколько было меди. С точки зрения современного исследователя, знакомого с изотопами металлов и других химических элементов, радиацией и радиоактивностью, квантовой механикой и т.д., эти аллегории смотрятся смешно и неоправданно: в науке так не выражаются, любое действие, любое вещество, любой процесс имеет спое научное имя — возгонка, сепарация, крекинг и ир. (Не подумайте, что я и впрямь знаю все эти процессы. Даже подозреплю, что сказал какую-то глупость, но в принципе, думаю, понятно, о чем речь.) Однако учтите один важнейший момент: алхимия — это не просто наука, а наука оккультная, тайная, сокрытая, то есть наука для посвя1цсппых, адептов, иерофаптов, а зпачит, ее истинный смысл следовало скрыть от всех непосвященных, в том числе и имеющих высокое образование, а значит, алхимия изначально, по своей сути должна была быть лишена соответствующих научных терминов, которые способен был попять любой образованный человек, не являющийся посвящеп-ным. Следовательно, лучше, чем указанная аллегория, трудно было придумать. А самое главное состоит в том, чтобы поспящеипый (даже малообразованный, хотя таковых, конечно, не посвящают) понимал этот зашифрованный смысл для посвященного — независимо от того, на каком языке написано произведение (трактат), то есть при переводе трактат не терял абсолютно ни чет из содержащегося в нем! Что, кстати, и происходит, к примеру, С той же «Химической свадьбой».
Язык магии, криптография и лубок

В отличие от языка посвященных, существуют и другие языки, с помощью которых передается информация. Один из самых старых

Я
способов — это криптография, или тайнопись, получившая за много веков гигантское развитие и даже выросшая в науку.
Авторы, берущиеся сегодня рассуждать на темы каббалы в смысле практической расшифровки Божественного языка, преподносят как откровение, причем известное только им одним, всего-навсего один из криптографических приемов замены знака. В еврейском алфавите знакоп, как известно. 22. Так вот, если записать их в две строки и подставлять вместо первого — двенадцатый, вместо второго — тринадцатый и так далее, то так вы и запишете с виду чушь, а на самом деле — магическое изречение. I грочестъ его смо1уг, естественно, только посвященные. Скажу сразу: а если подставлять вместо лерпого знака двадцать второй, вместо второго двадцать первый и т.д. по убывающей, то, судя по тому, что это еще более сложный (вернее, неожиданный) способ шифропаиия, текст, записанный таким образом, станет еще более магическим. Легковерный читатель, пожалуй, и впрямь начнет шифровать и расшифровывать, даже не догадываясь, что криптография, самую первую основу которой ему только что преподнесли (которая уже ни в коем случае ис используется: мозг посвященного вообще сразу же отбрасывает примерно четыре-нмть ассоциативных рядов), уже давно пользуется гигантскими формулами, которые дают лишь путь шифрования, но никак не ключ. И пользуются этой наукой вовсе не маги, а обычные шпионы. Есть и просто языки шифрования иной природы, причем столь же простые и действенные, что и элементарная подстановка.
Мало кто знает, что, например, русский лубок — ато также не только картинка, передающая тот или иной сюжет. Это столь же сакральное изображение, где автор сказал чаще всего совершенно не то, что видит всякий. Знающий сей язык, которым владел, например, исследователь Александр Егурпов, видит, что лубочная картинка, продающаяся на ярмарке, которую может за гроши приобрести и помещик, и купец, и крестьянин, изображающая подвыпившего пляшущего мужичка, на самом деле, допустим, политический памфлет; истинной Целью которого было разоблачить, например, нехорошего царя и привлечь внимание к бедственному положению крестьянства... К со-жалснию, в отличие от алхимического, язык лубка не имеет универсального применения и непонятен иностранцу: художник использовал ассоциативное мышление русского зрителя и применял в своем язь1ке русские слова, имена, цитаты из известных всем песен, басен.

83
ТЙЙНЫЕ ОБЩЕСТМ. ОРДЕНА H СЕКТЫ

pa: в детстве- он уже получил прекрасное образование и воспитание, каковыми обладала его мать. Однако Кельнером тоже владела страсть: он мечтал сделать головокружителыгую карьеру и отдал этому все силы. Выйдя из университета, он устроился воспитателем в дом генерал-лейтенанта графа Итцсиплитца в Гросс-Бегнитцс. Вель-нер оказался не только честолюбивым, но и талантливым: ему очень удавались интриги и лавирование между их участниками. Надо ли уточнять, что наибольшее доверие он в короткое время заимел ne у самого графа, а у графини? Именно это обстоятельство помогло ему получить в 1"россБегнитис место священника. Правда, проповеди новоявленного пастора, несмотря на все его красноречие (некоторые попали в печать, а потому с ними можно ознакомиться, вероятно, и сегодня), были холодны, лишены душевного тепла. Однако это не мешало молодому священнику продолжать карьеру- Прошло пять лет, и граф Итпенплитц скончался. Якобы по болезни Вельнер спешно передал свою должность своему отцу ?священнику, а сам отправился па место соборного нронопедпика в Гальберштадт — эту должность ему купила графиня. Она же отдала ему имение в Гросс-Бенгитце в аренду. Вельнер стал весьма успешно заниматься там еще и сельским хозяйством.
Понятное дело, достигнутое тщеславным Вельпером отнюдь не было пределом его мечтаний, и вот в 1766 г. он пишет сочинение -Лвт Л ufubung der Gemeinheiten m Mark iranaenhurg-. сопроводив его не только посвящением, но и хвалебным предисловием в адрес Вели короля. Сочинение вышло сразу на немецком и на фрапцузском языках. И действитсльпо правительство обратило на пего внимание! Однако Вельнер несколько перестарался — пока он готовил -акцию», он успел жениться на дочери графа, и это очень с помешало ему получить место, на которое очень надеялся. Это место в главном управлении церковными делами. Тогда Вельнер шил получить дворянство. -Старый Фриц», говорит Г, Шуст-ер, резко отверг ходатайство, за которое вступались друзья и родные Вель-нера. а также обозвал Вельпера -хитрым попом-интриганом». Насчет интригана он, конечно, попал в точку.
А у -интригана- был обходной маневр. Он возпенавидел короля и включил всю свою энергию, чтобы достичь своей цели через франкмасонство, в котором он был уже не последним человеком благодаря своему ораторскому дару. Именно в ложе он получил высокие с"'
тшмшы - рыцари рин и тт Ш
зи и влиятельное положение: в короткое время Вельнер сближается с герпогом Фридрихом Августом Браутпвейгским. принцем Людвигом Дармптгадтским. ландграфом Карлом Гессенским и другими высокопоставленными лицами. Эти связи вывели его па принца 1ёнри-ха. и в 177« г. .Вельнер назначается камерратом при департаменте госимушеств. Через несколько лет происходит сближение: с принцем Прусским, и когда принц вступает* на иресгол, всего через несколько месяцев Вельнер получает звание тайного оберфипапцрата и, наконец, долгожданное дворянство. В 1788 г. Вельнер уже министр юстиции и одновременно глава департамента духовных дел. Это и было его целью. С этого момента карьерист успокоился. Однако в 1794 с на престол вступает Фридрих Вильгельм Ш и отправляет Вельпера в отставку, не назначив ему лаже пенсии.
Вот эти люди и стояли у истоков нового розенкрейцерства. Даем
опять слово Г. Шустеру:
-С этого времени (177В-1779. - А.Д) это дьявольское наваждение сильно распространилось в высших кругах столичного населения. В орден массами стекались люди без царя в голове, умничающие искатели мудрости, взбалмошные любители просвещения, томимые жгучей тоской по конечному разрешению мировой загадки. В короткое время составился первый кружок. Вслед за ним образовались другие. Вельнер сделался директором кружка, и уже по прошествии двух лет он оказался главным директором 26 кружков, насчитывавших 20О членов. Этот деловой и светский человек неустанно трудился в интересах ордена: он вел обширную корреспонденцию с повсюду открывавшимися кружками, усердно посещал собрания, занимался химическими опытами, составил для ордена учебник, старался при помощи назидательных лекций опутывать членов мистическими бреднями и, наконец, вступил в самые тесные отношения "с почившими в Бозе отцами". Его официальным именем в ордене было Хри-зофирон. а тайным, известным лишь высшим чинам — 1еликонус и Офироп.
Нз Берлина Розенкрейцеры проникли в Браунптпсйг и Гамбург, в Марбург. Кассель. Кенигсберг. Глагау и тл. Кружки возникли также в Варщаве. Петербурге и Москве. Из Вены делались попытки овладеть Южной Германией. Далее пышно расцвело Розенкрейцерство а Мюнхене. Рстенсбурге. Нюрнберге, Аутсбургс. Штутгарте и в дру-'«х местах.
ТАЙНЫЕ ОБЩЕСТВА, ОРДЕНА И СЕКТЫ

"Важнейшим событием в развитии ордена Розенкрейцеров и вместе с тем, жизни Вельпсра, тем событием, па котором основывалось значение ордена в истории Пруссии" — было завлечение в опасные круги лицемерных ханжей и расчетливых мистиков наследника империи. Принц Фридрих Вильгельм (II) отличался благородством, мягким и благожслатслыплм характером, способностью к великодушным порывам, и в то же время, подобно своим предкам, был смелым и отважным воином. Но дурное воспитание, бурно проведенная молодость, общество себялюбивых посредственностей и душевные муки вследствие несчастного брака вредным образом отразились на жизни богато одаренного молодого принца и приучили его оказывать расположение недостойным*.
Важнейшие и справедливейшие слова! Весной 1780 г. наследник престола попал в сети, расставленные Бишофвердером и Вельнсром. Принц все-таки «купился» на «долгую жизнь, огромные богатства и общение с миром духов». Очень кстати возт некая болезнь Фридриха Вильгельма, которую мгновенно на ло лекарство, которое дал ему Вишофвердер. Это лекарство 01 лось «орденским», и принц сам убедился в его «божественной исцеляющей силе». Ровно год — гол! - тянули с принятием принца в Орден розенкрейцеров. Так мастера интриг и манипулирования людьми сняли с себя какое бы то ни было подозрение: все даже в глазах самого принца выглядело так. будто ему «уступили» только благодаря его высокому положению и личным заслугам. В течение этого года изъявившего желание вступить в Орден принца «дого-тавливали». подспудно внушая уважение и почтение к Ордену, а также священный трепет к его законам и заветам. Наконец торжественная церемония состоялась в Шарлоттенбургском замке. Здесь заранее все было приготовлено на высшем уровне — обряд проходил в согласии с элевсипскнми мистериями и мистериями Се рай и-са. Вовсю работали аппараты мошенника Шренфера, таинство сопровождалось громом и молниями, на встречу с кронпринцем, получившим орденское имя Ормезус, пришли духи Марка Аврелия, Лейбница и Великого Курфюрста. Замогильными голосами духи наставляли Фридриха Вильгельма, поучали его «жестокими и суровыми словами». В ответ потрясенный принц, который услышал от именитых духов кое-какие подробности своей личной жизни и личных устремлений, не сумел вымолвить ни слова, и потому обраще РОЗЕНКРЕЙЦЕРЫ - РЬШАРН РОЗЫ И КРЕСТА $
нпя к духам просто не получилось. Манипуляторы еще не раз устраивали для Фридриха Вильгельма подобные инсценировки. Это происходило в очень разных местах и как бы невзначай — в Берлине. Л ихтенау. на кваритре Вельнера, в отеле, в помещении потсдамского кружка... Откуда ж было обманутому наследнику знать, что всюду задолго до его появления привозилась техника, строилась декорация, готовились спецэффекты и актеры на роли духов и призраков. Особенно здорово справлялся с этой ролью близкий друг Вишофвердера, некто саксонец Штайнерт, мастер искусства физиогномики и чревовещания. Были и купцы, и аристократы, получившие за участие в этих действах большие должности при дворе и в государстве. Фридрих Вильгельм и не мог догадаться, что банкрот дю Боек иод именем -достопочтенного брата Сока» станет во главе департамента коммерции, купец Симеон будет руководителем коммерц-коллегни, граф Линденау — обершталмейстсром, а граф Врюль, сын самого заклятого врага Пруссии — воспитателем юного кронпринца.
Фактически все дела государства прибрали к рукам новые розенкрейцеры. Финансы, религия, школы, таможня и внешняя политика — кажется, достаточно, чтобы сначала парализовать, а затем и развалить Пруссию. Дальнейшую историю можно прочесть в учебнике. В отличие от изящной Франции, обладавшей чуством юмора даже в самые черные дни Французской революции, в Пруссии вольтеровская усмешка в конце XVIII в. обратилась в мерзость и пошлость, а розенкрейцерство — в глупость и непотребность. Купившийся на «тайную магию» серьезный физик или химик под видом «неприкосновенной тайны и глубочайшего познания природы» вдруг получал такие -откровения» о том, -как производить металлы и животных», что понимал: эти знания «в виде особой тайны» почерпнуты «у пастухов, пахарей и старых баб. Рефераты, читавшиеся в кружковых собраниях, являлись по своему бессмысленному содержанию в такой же мере насмешкой над здравым человеческим рассудком, как и те книги, которые предлагались для изучения всем последователям. Обещания, которые беспрерывно раздавались высшими властями ордена, были неумеренны в такой же степени, как грубость, которой отвечали на каждое сомнение».
Очень символично то. что в конце концов произошло дальше. И Россию Вельнсром был послан доверенный легат Ордена фон
Шредер. При нем был указ -преосвященных в Боле почивающих высших властей-о том. что фон Шредер наделен чрезвычайной властью «над алыми духами и их силами-... Но. вероятно, с фон Шредером произошло в России примерно то. что и с Джузеппе Калиостро в фильме Марка Захарова но сценарию Григория 1орипа -Формула любви»: все его чрезвычайные полномочия расшиблись о российский менталитет, и он. подобно Калиостро из фильма, вдруг прозрел! В мае 1786 г. фон Шредер пишет Вельнеру гневное письмо, где обвиняет не только его. Вельнера, но и весь Орден в наглой лжи и обмане. Вельнср тут же отегранил фон Шредера от его обязанности легата, но, видимо, кризис уже назрел: многие члены Ордена стали грозить руководству публичным скандалом и кое-чем похуже. Тогда руководство Ордена объявило о созыве генерального собрания, -на котором будут даны все требуемые разъяснения, представлены все доказательства, и верующим откроется дверь в царство Божис». Съезд был назначен на конец 1787 г., но вместо этого кружки розенкрейцеров вдруг получили приказ о приостановке деятельности всего розенкрейцерства впредь до особого распоряжения. Фактически все розен-крейцеровские ложи закрылись. Однако берлинская главная ложа умудрилась просуществовать еще... 10 лет! Уж очень много было с нею связано у ее фальсификаторов неосуществимых надежд. -Лишь с переменой престола в Пруссии (1797). — говорит Г. Шустер, — начало исчезать из памяти современников воспоминание о мрачном союзе».
Итак, если для читателя необходимо сформулировать, в чем состоит -генеральная тайна розенкрейцеров XVIII в.». я скажу: тайна новых розенкрейцеров состоит в том, что они не были розенкрейцерами. Фиктивный Орден розенкрейцеров начался с иезуитов и франкмасонов и был призван прибрать к рукам неприбранные к рукам остатки политической, а то и государственной власти, чтобы воспользоваться ЭТОЙ властью — в лучшем случае! — ради корыстных целей небольшой кучки людей. О «худшем случае», вероятно, промолчим, ибо недоказуемо. В результате Германия все же не скатилась в революцию по меньшей мере еще лет 50, в отличие от Франции, которую франкмасоны «поставили на дыбы», как в свое время Россию— один-едииствеппый масон Петр Первый, он же почему-то Великий (вероятно, из-за роста).
ГЛАВА 14.
СОВЕРШЕННЫЙ РОЗЕНКРЕЙЦЕР СЕН-ЖЕРМЕН
И ЕГО ТАЙНЫ

Когда заходит речь о графе Сен-Жермсне, мы тут же припоминаем, что впервые столкнулись с этим именем еще в отрочестве или юности, читая ітушкинскую -Пиковую даму». Причем, несмотря на го что старая графиня из этого произведения второе после Германца главное лицо, мы совершенно не помним, что звали ее АННОЙ Федотовной, а вот Сси-Жсрмен в памяти лапечатлился. Конечно, не у всех читателей «Пиковой дамы», но все же у многих. Приведем из Пушкина все то, что касается Сен-Жермена, чтобы восстановить то, что мы знали о нем, как говорится, «из первых рук». В повести о своей бабушке рассказывает некто Томский. Поскольку карточная игра шла зимней ночью у конногвардейца Нарумопа, то надо понимать, что и Германн. и Томский — тоже военные. Но это я так, для текущей информации. Пропустим не существенное для пас — то, что нынче восьмидесятилетняя бабушка Томского графиня Анна Федотовна в свое время в Париже проиграла на слово герцогу Орлеанскому крупную сумму, которую ее муж (дедушка Томского) отказался за нее заплатить. И теперь пушкинский текст, речь Томского:
«...Her, да и только! Бабушка не знала, что делать.
С нею был коротко знаком человек очень замечательный. Вы слышали о графе Сеп-Жермене, о котором рассказывают так много чудесного. Вызнаете, что он выдавал себя за Вечного Жида, за изобретателя жизненного эликсира и философского камня, и прочая. Над ним смеялись, как над шарлатаном, а Казанова в своих Записках говорит, что он был шпион; впрочем, Сен-Жермен, несмотря на свою таинственность, имел очень почтенную наружность и был в обществе человек очень любезный. Бабушка до сих пор любит его без памяти и сердится, если говорят о нем с неуважением. Бабушка знала, что (-ен-Жермеи мог располагать большими деньгами. Она решилась к нему прибегнуть. Написала ему записку и просила немедленно к ней приехать.
Старый (курсив мой. — Л.И.) чудак явился тотчас и застал в ужасном горе. Она описала ему самыми черными красками варварство
?jg ТАЙЫЕ ОБЩЕСТЦ № И СЕКТЫ

мужа и сказала наконец, что всю свою надежду полагает на его дружбу н любезность.
Сен-Жермен задумался.
"Я могу вам услужить этой суммою, — сказал он. — но знаю, что вы не будете спокойны, пока со мною не расплатитесь, а я бы не желал вводить вас в новые хлопоты. Есть другое средство: вы можете отыграться™. — "Но. любезный граф, — отвечала бабушка, — я говорю вам, что у нас денег вовсе нет". — "Деньги тут не нужны, — возразил Сен-Жермен: — извольте меня выслушать". Тут он открыл ей тайну; за которую всякий из нас дорого бы дал...
Молодые игроки удвоили внимание. Томский закурил трубку, затянулся и продолжал.
В тот же самый вечер бабушка явилась в Версале... Герцог Орлеанский метал; бабушка слегка извинилась, что не привезла своего долга, в оправдание сплела маленькую историю и стала против него понтировать. Она выбрала три карты, поставила их одну за другою: все три выиграли ей соника. и бабушка отыгралась совершенно».
Ну, вот это все. Дальше Пушкин пишет только про своих героев. Однако все то важное, что он мог бы сказать про Сен-Жермена. Александр Сергеевич сказа,!. До сих пор принципиально ничего нового о Сен-Жермсне мы не знаем. Правда, информации о нем достаточно, однако она только развивает уже перечисленное Пушкиным. Прибавляется число деталей и углубляется биография странного графа. Пожалуй, не упомянуто лишь важнейшее обстоятельство (но оно могло отвлечь читателя от сюжета, и Пушкин, скорее всего, это обстоятельство опустил): Сен-Жермен никогда прилюдно не питался, то есть не употреблял -человеческой» пиши. Много и охотно разговаривал... Понятно: если ты человек пятого уровня и тебе уже ненужна пища, это не значит, что 1гужно трубить об этом на каждом шагу, и потому, пока все ели и пили. Сен-Жермен. чтобы никто и ничего не заподозрил, делал вид. что увлечен своею речью.
Иногда приходит мысль: а не вымышленное ли Сен-Жермен лицо? Уж очень все. что о нем говорится, гладко удается ему, и при этом он какой-то неуловимый: только что был здесь, а то уже за тридевять земель... Наверняка о розенкрейцерах ходили легенды и похлеше этой: обывателя нельзя не прельстить волшебством, не говоря уж о золоте и бриллиантах. Мы же помним, как в восьмидесятые годы вся страна -подсела» на -барабашек», причем 99 % всей этой ннформаРОЗЕНКРЕЙЦЕРЫ - РЫЦАРИ РОЗЫ И КРЕСТА

цни. начиная с самой первой публикации, была фокусничаньем желавших прославиться людей (помнится, то была провинциальная девочка, не сумевшая поступить в московский вуз. а домой возвращаться -с позором- не хотелось)... И все же Сен-Жсрмсн - реален. Достаточно вспомнить хотя бы. что Пушкин взял свой сюжет вовсе не из легенд, а из жизни. Дело в том, что князь Іолицьш, однажды проиграв в карты крупную сумму, отправился к собственной бабушке старухе Голицыной за деньгами. Но та вместо денег назвала ему три верные карты, которые передал ей в молодости... Сен-Жермен! Іолицьш лично рассказал Пушкину эту историю. И главное в ней — то. что он как раз поставил на эти три карты и отыгрался! Правда, больше вокруг старухи, а тем более Сен-Жермена, сюжет не развивался, закончивши! - на отыгрыше. Но, услышав такую историю, вы не обдумывали бы се? Даже сейчас, узнав об этом факте, легко задуматься: а на каких условиях дала Голицыну бабушка три карты? Можно ли на них ставить потом еще - или это -одноразовая» удача?.-И так далее. Может зародиться занимательнейший и фантастический сюжет. Который никак не отменяет, кстати сказать, реального существования графа Сен-Жермена.
Процитируем уже знакомого вам А.П. Солові^ва: -В начале восемнадцатого века в дипломатических кругах Европы появляется блестящий кавалер, интереснейший собеседник, превосходный художник, музыкант и алхимик — граф Сеи-Жсрмсн-Он говорит на многих европейских языках, в том числе па греческом и латинском: арабским, китайским, санскритом владеет настолько свободно, что эти языки воспринимались, когда он говорил на них. как его родные. Ехопознатія в атхимиибьыи столь глубоки, что он. по просьбе Людовика XV. смог устранять дефекты в алмазах; маркиза де Помпадур пользовалась его чудодейственным "эликсиром молодости"; Мсссмсру он помогает п разработке теории месмерип-ма и. вполне вероятно, даже был автором этой науки. Прославленный философ Вольтер описывает Сен-Жермена как "человека, который никогда не умирает и знает все". Поразительно точными были его пророчества в политике. Например. Марии Антуанетте он предсказал падение французской монархии и печальную судьбу королевской семьи. Загадочной была, как и вся жігзпь, его смерть в 1785 году. Ужс после псе его неоднократно видели то в Германии, то в Англии. то снова в Париже. Исследователи тайных доктрин того времени счи
ТДИНЫЕ ОБЩЕСТВА, ОРДЕЛА И СЕКТЫ

тали, что граф Ссп-Жсрмсн пережил, так же как и сэр Фрэнсис Ь> кон. "философскую смерть". Апни Безант. сподвижница и продолжатель теософской идеи ЕлТ. Плава rt кой... напивает Ссн-Жермена не только совершенным розенкрейцером, но и приводит доводы, что он является реинкарнацией сэра Фрэнсиса Бэкона и Христиана Розеп-крейца — самого ггросвешенного из истинных братьев...»
На этом у А.П. Соловьева информация о Сен-Жермене исчерпывается, но другие авторы рассказывают о необыкновенном графе немного больше. Например. Виолетта Баша:
-Говорят, что его возраст - более полутора тысяч лет. Он предсказал Христу его распятие и любил саму Клеопатру.
R III веке он родился в Англии в семье эмнгранто» из Рима под именем Албамуса. Юношей отправился в Рим, вступил в римскую армию, в течение семи лет покорил немало народов и отличился воинской доблестью. В Риме стал масоном, после чего вернулся в Англию, где был комендантом крепости и имперским казначеем. В V веке он жил в Константинополе под именем Прокл, достиг невиданной с лавы как философ, последователь Платона, утверждавший, что реально существует только одни мир идей. В XIII веке он был францисканским монахом Роджером Бэконом", реформатором геологии. В XJ V веке он жил под именем Христиан 1'озсикрейи и основал тайное общество розенкрейцеров. Пятьюдесятью годами позже появился в Венгрии Хуньяди Яношсм. где был выдающимся ноя* ководпем.
Около 1500 года граф снова стал монахом, его звали Робсртус, и жилок в Центральной Европе. В 1561 году граф Сер-Жсрмеи родился как Фрэнсис Бэкон, что было, по одной из версий, тайным псевдонимом Шекспира. Столетием похпнес он принял рождение как Йозсф Рлкоци. принц Транснлььании. Он скрывался и под именем барона Хомпеша. бывшего последним из рыцарей святого Иоанна Мальтийского и организовавшего передачу острова Мальта, столицы масонов мира, англичанам.
Кем он только пи был! Одно из самых таинственных его вопло* тений: колдун Мерлин при дворе основателя Англии, рыцаря Круглого Стола короля Артура. А еще - грлфЦароги. маркиз ле Мопфер-рат. граф Белламар в Венеции, шевалье ШенннгвПиэс. шевалье Jfe* дон в Ми мне. граф Салтыков, живший в Генуе, некий сеньор Гуальди. шокировавший чудесами венецианское общество.
розенкрейцеры - пат мзы И КИСТА $

Он появлялся то там, то здесь под разными именами в разные: люхи. Его блестящие ораторские способности и таинственный образ жизни интриговали общество. В чем только не обвиняли графа Ссн-Жермсна: в шарлатанстве, колдовстве, мошенничестве, шпионаже! Между тем. его предсказаниями пользовался Людовик XV, его советам следовала мадам І Іомнадур. Григорий Орлов, любовник Екатерины П. выплачивал графу колоссальные суммы за предсказания военных побед России. Масоны считают его хранителем всех тайн мира—
Париж сходил по нему с ума. Он вел роскошный образ жизни, ездил на званые обеды, мл которых ничего не ел, поболтал без умолку. Тон его был чересчур язвительным и безапелляционным, но он всегда блестяще знал то, о чем говорит. Таким тоном он говорил о событиях двухсот-грехсотлетней давности.
Поговаривали, что ему JMM) лет и что он продлил себе жизнь с помощью эликсира вечной молодости. На все просьбы раскрыть секрет его долголетия он давал находчивые ответы; отрицая, что может вернуть молодость старикам, он ненароком бросал, что знает, как "остановить старение тела"...»
Это не все, что В. Баша написала про Сен-Жермена. Вот выдержки из другого ее материала, опубликованного в газете «Моя семья»:
-Многие знали графа Сен-Жермепа в свое время, но и тогда никто не знал о нем ничего. Самые достоверные сведения о нем относятся к XVHI веку. Поговаривали, что он сын то ли португальского короля,то ли португальского бедного еврея. толи румынский принц. Вот как описывают его современники: "Ранние годы своей жизни "кружил непроницаемою тайной. Возраст его и происхождение неизвестны".
Появляясь в Париже в разные десятилетия, граф Сер-Жермен всегда выглядел человеком одного и того же возраста, сорока пяти лет (курсив мой. — А.В.). Он был необыкновенно красив. Аристократичен. Вот что пнпгут современники: "Его огромная эрудиция и линг-вистические способности не подлежат сомнению: он говорил на английском, итальянском, французском, испанском, португальском, Немецком, русском, шведском, датском и многих славянских и восточных языках с такой же легкостью, как и любой уроженец этих Стран. Он был лет сорока пяти, лицо смуглое, одухотворенное, отмененное признаками высокого иптеллекта. Черты правильные, глаза

тдниые общества, ордена и секты

розенкрейцеры - рыцари розы и креста

проницательные, полосы черные, ослика величественна*. Одевался граф Сен-Жсрмен просто, но со вкусом. Единственное, что он позволял себе, это ослепительные бриллианты (курсив мой. - A.B.) ira руках табакерке, часах и на пряжках туфель"».
Да, страстью Сен-Жермена были бриллианты. Как уже говорилось, он умел исправлять дефект внутри камня, наращивать] и выращивать бриллианты (вероятно, с нуля).
А теперь постарайтесь соотнести видимый возраст графа (45. и то, что сказал о нем Путнкин (мой курсив, если помните): что | старый Думается, в XIX в. (да и в XVIII тоже) о сорокапя-человСкс вряд ли можно было безапелляциопно сказать -erat Значит, Пушкин знал, что имел в виду, когда говорил. Он давал нять читателю, что ему известно о сверхвозрастс Сен Жср» Почему Александр Сергеевич не сказал откровеннее? Во-ш потому что художественная повесть про три карты - это не на) трактат и даже не записки путешественника, и столь сугубое ванне анкекдотам про Сен-Жермена выбивалось бы из жанра. A i вторых. Пушкин обращался к читателю, которому и про триста, и про полторы тысячи лет прекрасно было известно: легенды о ' Жерменс были у всех на устах, несмотря на то что прошло не мен полувека с тех пор, как старая графиня встречалась в Париже с фом, ибо сама уже стала «осьмидссятилстией старухой-. История Сен-Жермена в кругах, где общался Пушкин, была, как говор! общим местом, и поэту достаточно было одного слова «старый»,1 бы восстановить в памяти читателя всю удивительную легенду, H вившем, что слово «старый» принадлежит скорее автору (« речи ). чем самому Томскому. И Томского Пушкин не забыл : тот пе ! выразиться очень уж тонко, а потому и произнес: « Вечный Жид». ' было понятнее тем. кому он рассказывал историю про свою бабушку. Имелось в виду, что, несмотря па всеобщую распространенность и популярность легенды, все же легенда о Сен-Жермене могла быть известна не всем, но история Агасфера, Вечного Жида, должна быть знакома любому «конногвардейцу».
Однако продолжим цитировать Вжьтетту Башу (курсив мой.
«Для продления молодости он (Сен-Жермен. - A.B.) oi вался от любой пищи, кроме овсяной каши и белого мяса цыт По большим праздникам выпппал немного вина (ответ на в* если ничего не ел. это попятно, — но пил ли что-нибудь? — A.B. ).
нимал чрезвычайные меры предосторожности против простуды. Дамам дарил косметику, способную оберечь их красоту от увядания. Часто го-порил, что умеет из маленького бриллианта сделать большой, в подтверждение чему покатывал свою коллекцию бриллиантов редких размеров. Он любил делать экстравагантные подарки, в основном драгоценности, всем споим друзьям и членам королевских семей. Играл на всех музыкальных инструментах. но самым любимым была скрипка. Мог проводить в глубоком трансе от 37 до 49 часов, и после этого — ответить на любой вопрос, касающийся прошлого, настоящего и будущего. — и ни разу не ошибался! Обладал феноменальной памятью и с одного прочтения запоминал целые страницы текста. Мог писать обеими руками одновременно: одной * стихотворение, а другой — важный дипломатический документ. Мог читать запечатанные в конверте письма. 11рсвращать металлы в золото, выращивать редкой красоты алмазы. Сохранились довольно достоверные сведения о том. что он умел улучшать драгоценные камни, избавлять их от изъянов и увеличивать жемчужины.
Однажды некий шевалье де Затггальт. слывший магом, зашел к графу Сен-Жсрмсну. У графа находился помощник-алхимик. Граф был в армянском платье и колпаке, с бородой по пояс и жезлом из слоновой кости в руке. Так одевались маги и некроманты. В своей лаборатории среди батарей пузырьков граф был занят алхимическими опытами. Заметив, что Зайнгальту нездоровится, граф предложил ему бесплатно то, о чем многие мечтали, но немногие могли заполучи гь: свой знаменитый эликсир молодости. Шевалье, не любивший рисковать, вежливо отказался. Раздосадованный граф взял у помощника монету в 11 су. положил се на раскаленный уголь и начал орудовать стеклодувной трубкой. Монета расплавилась и затем охладилась. "Теперь, - изрек Сен-Жсрмен. —можете пзять свои деньги". "Но это же золото! "-воскликнули гости. —"И чистейшее".-хладнокровно бросил граф. Помощник пе слишком поверил п то. что граф получил золото, однако монету положил в карман. 11рошло много лет. и он подарил се маршалу Киту, предварительно сделав анализ. Эксперты подтвердили: монета золотая».
Судя по поведению Сен-Жермепа, он был. конечно, человеком пятою уровня (будем условно говорить: по Кульскому). Другим доказательством того, что граф прошел трансформацию, может быть "редставленная история с превращением обычной (вероятно, мед
*

тайные общества. ордена и секты

еры рыцдрн розы н креста Щ

ной) монеты в 12 су в золотую (т.е. умел осуществлять трансмугацню металлов). И не был бессмертным: как видно из отрыв ь.і. іраф очень боялся элементарной простуды, если «принимал чрезвычайные меры» против нее. Понятное дело, почему: от ироетуды недолго и умереть!«
А вот чего 1 Іушкии. возможно, не предполагал. — это был или нет граф Сен-Жермси в России? Впрочем, думаю, не только предполагал, но и был уверсп: откуда бы Сси-Жермена столь хорошо знала графиня Анна Федотовна? Теплое отношение к красавцу графу молодой графини (видимо. Томской?) понятно: до конца своих дней была влюблена. Но почему граф относился к своенравной мотовке и картежнице так же тепло —у них что. была л юбовь в Париже? Даже если гак. то, несмотря на богатство графа, не в парижских правилах да ватт, «за любовь- громадные суммы, как Сен-Жермен предложил вначале. Тем более что всему миру известна скаредность фрашгузов, каким бы состоянием они ни обладали. Ответ может быть только один: Он-Жермен знал Анну Федоговігу... по России! Так мог относиться к молодой женщине только человек, который, возможно, застал ? еще девочкой. когда гостил у рх>дителей графини в их доме или нии. причем, скорее всего, не единожды. Отношение ЄГОК! не похоже на благодарность за гостеприимство (1). или на форму щения русского с русской (вспомним, что он бывал и -графом тыковым») (2). но более всего напоминает - отеческое (3). и вероятно, самая верная догадка: граф Анюту еще «нянчил-, то носил на руках, то есть знавал маленькой девочкой. Учитывая, что Жермену приписывают участие в захвате Екатериной II пласти, что ж. могло быть и такое. Если Екатерина пришла к власти а 1762 это даже до 1В00 г. остается целых 38 лет. А учесть, что Сен-не сразу из огня да в полымя (в государственный то есть нечто надо было осмотреться, познакомип^я с действующими лицами, найти благоприятный момент и т.д.. - можно еще прибавить не нес 5—6 лет. а то и все 10. Вот и получается, что эти самые 50. протекли только в XVIII в.. но ведь история нро Ісрмапна наї І Іуткиньгм не про 1800-й. а про не меньше чем 1825-й - и вот вам те самые 75 лет с 1750-го, а раз графине «сейчас- 80. то Сен-Жермен знавал ее еще пятилетней, а то и в люльке (плюс-миїгус пять лет здесь никак не помешают). Говорят, лет на 4(1 он исчезал из І Іарижа. а йотом возник там опять как ни п чем не бывало. Отнимите от 1825 г. 50 лет (как по «Пиковой даме-) - получится 1775-й. Графине 30 лет.
Сен-Жермену, которого она помнит с пеленок, те же 45, что и всегда... Полная симпатия. В 1783 г. — «философская смерть- графа, и. соответственно, всю остальную жизнь графиня пребывает в мучениях и тоске но Сен-Жермену, запрещая хоть кому-нибудь говорить о нем непочтительно. Завидная верность, могущая основываться только на рапиих детских впечатлениях. К Пушкину никак не подкопаешься: точность деталей у него на такой высоте, какой не достигает более ни один писатель. Ни слова не сказано вхолостую — любое междометие работает.
О том. что Сен-Жермен участвовал а перевороте и помог взойти на престол Екатерине, говорит и Виолетта Баша:
-Поддерживая это мнение (об участии С. Ж. - A.B.), барон Гляй хеп указывает на то исключительное внимание, которое граф Алексей Орлов уделял Ссп-Жермсну в Ливорно в 1770 году, и на фразу князя Григория Орлова, оброненную им в patrobope с маркграфом Ансбаха. когда он останавливался в Нюрнберге.
Как бы там ни было, время рождения графа относится к последним годам XVII столетия, и по происхождению он, вероятнее всего, португалец. По одной из самых признанных версий граф Сен-Жермен был сыном одного из португальских королей. Однако известно, что, будучи уже стариком, он исповедовался своему покровителю и восторженному поклоннику, князю Карлу из 1сс-се-Касссля в том. что он был сыном князя Ракоци из Трансильвании. а его первая жена была из рода Текёли.
Будучи еще младенцем, он был отдан на попечение последнего из Медичи, а когда вырос и узнат. что два его брата, сыновья княгини Iecce-Райнфельской из Ротенбурга, получили имена святого Карла и святой Элизабет, то решил взять себе имя их святого брата — Ссн-Жсрмена. Однако при изучении генеалогического древа семьи Ракоци выяснилось, что принц Ракоци никогда не был женат наТекели. да и сын его умер в возрасте четырех лет. Может быть, и в последние свои дни граф слукавил, подменив Португалию Румынией? Ведь чаше Вбето Сен-Жсрмспа принимали за португ.шьского маркиза, испанского иезуита и даже за незаконнорожденного сына королевы Испа-нии, жены Карла II и графа де Мелгара из Кастилии. Что из этого было истиной? Ясно только одно — он был протеже последнего из Медичи. Эти его воплощения до сих пор обсуждаются историками и
Довольно известны.
тайные общества. ордена и секты

Однако мало кто. кроме масонов, догадывается, что истинный возраст графа Сен-Жермсна — несколько тысячелетий. Впервые он родился в Древнем Египте, где был главным жреиом культа Гота. Подчиненные ему жрецы были бы в шоке, узнай они. шеф вовсе не слуга Ангела Смерти, а высший иерофант Египта. Иерофанты хранили "тайны мира". Эти тайны была ках "чохапа седьмого луча", как называлась первая ложа А высшим иерофантом. а в более поздние времена - хранит этой должности всегда был тот же "учитель мудрости" граф Жермен.
Так что граф Сен-Жермен впервые стал масоном не в III п< Риме, а гораздо раньше, и скорее всего он и был основателем. схого движения мира. До наших дней в масонстве его считают всех истинных масонов всего мира, в некоторых из лож его ш помещен на восточной стороне, над креслом Досточтимого ра, прямо под Звездой Посвящения; другие помешают его с пат пустим креслом. От его признания в качестве главы седьмого, зависит действительность всех ритуалов и степеней. Он часто i рает учеников из братьев Масонского Ордена. Лично npi тех, кто уже пригоден к низшим мистериям Масонства, для н ых. высших мистерий Великой Вел ой Ложи.
Но действительно ли граф был магом? Бессмертен ли он? Ст ли верить его язвительным речам о дворцовых тайнах разных эп< Есть точные факты, свидетельствующие: о том. что многое из его рассказов — правда. И его успешные опыты с золотом и бриллиантами - не единственное доказательство тому. В XVIII столетии он в удивительных даже для современных ему историков подробностях описывал события, имевшие место за несколько веков до при дворе Франциска I, то —Людовика XIV. Рассказывал о них' будто видел их собственными глазами, в точности описывая шность королей, имитируя голос, манеры, речь, вдохновенно гыаая сцены, которые словно видел живыми. Так говорить мог: ко их очевидец.
Его считали ворошением Бога, но чаще - дьяволом (недаром" красоту называли дьявольской), одинаково умевшим преда как прошлое, так и будутиес. Он мог внезапно исчезнуть из поля: пня в одной стране и объявиться, скажем, в Париже. Лондоне,
РОЗЕНКРЕЙЦЕРЫ - РЫЦАРИ РОЗЫ Н КРЕСТИ Щ

или Риме. Появиться почти в одно и то же время, но ведь тогда нс было самолетов. Свидетельств этому — масса.
Сам Сен-Жермен любил ненароком обмолвип^я. что лично был знаком с Христом и даже предсказал ему распятие на кресте. Среди его приятелей и подруг были Клеопатра. Платон. Сенека, царица (Іаяская. Он подробно рассказал о том. что поведала ему Клеопатра о своей любви к Цезарю. Іоворил о ней так. словно она пставала как живая перед его глазами, говорил так неравнодушно, словно до сих пор Ив мог забыть своей любви к пей. и не было сомнений, что не только платонической.
Однажды в Дрездене какой-то зевака в шутку спросил у кучера СенЖермена, верно ли, что его господину пятая сотня лет? Кучер серьезно ответил: "Точно не знаю, но за те сто тридцать лет. что я служу ему, его светлость ничуть не изменились"..." Это признание подтверждали некоторые аристократки, которые припоминали, что в дет стве уже видели этот человека в салонах своих бабушек, и с тех пор он совершенно не изменился».
Далее В. Баша отчего-то вдруг пачинает обвинять Ссн-Жермена не только в дьявольщине, но и вообще в том. что сам граф и есть нечистый, который призван погубить мир. Отрицать или подтверждать эти обвинения, которые совсем голословными назвать трудно, я не стаїгу. ибо этот аспекте является темой данной книги. Дан вообще позиция исследователя, на мой взгляд, должна быть более нейтральной и бесстрастной, какие бы силы пи стояли за той или иной фигурой. Впрочем, ни воспевать, ни клеймить ни тамплиеров, ни розенкрейцеров я не собирался, потому что и воспевателей, и обличителей, как уже говорилось, в наше (да и любое) время предостаточно. И еще следует учитывать один важный момент: как про Христиана Розенкрейца существуют лишь 1—2 источника, так и про Сен-Жермсиа не больше, и сколько бы авторов ни развивали тему, °ни пересказывают одни и те же факты и дают в основном одни и те *с оценки этим фактам, поскольку литература изыскательского характера на сегодняшний день по этим историческим персонажам вся Кпмпилятивная. Данная книга исключением быть не может, и пото-МУ я стараюсь не да ватт, никаких оценок. Хотя, конечно, с удовольствием бы по-христиански заклеймил странного и ниоткуда взявшеся графа.

тайные общества. ордена н секты

РОЗЕНКРЕЙЦЕРЫ ~ РЫЦАРИ РОЗЫ Н РИТІ Ш

И все-таки в статье В. Ваши я нашел несколько абзацев, которые хотелось бы показать вам в качестве допол нения к уже привод 11 вот что оказывается (курсив кой. — A.B.):
-Сам Сен-Жермен интриговал при русском дворе. Россию Жермен также посещал неоднократно и присутст воват при обоих двор, цовых переворотах, когда на престол пеходили императрицы Елизавета и Екатерина И. Именно от Екатерины граф получил чин русского генерала и новое имя — граф Салтыков (по слухам, он и стал отцом будущей» императора Павла I). Потом он жил в Голландии и Англии, а ирнбілі п Париж, сумел добиться расположения Людовика XV и мадам Помпадур. С этого времени его имя упоминается в связи с различными политическими интригами, без которых, казалось, невозможна была жизнь королевских дворов. Только он мог каким-то непостижимым образом улаживать королевские дела и не доі напрасных жертв и войн.
А вот король Пруссии Фридрих Ii называл графа Сен-просто шпионом. Разумеется! Но шпионит Сен-Жсрмеи не в какого-то государства, а п интересах своей тайной миссии.
Но как же быть со сведениями о смерти графа!- Верить ли в карнацию или в его бессмертие? Князь Карл, который, иохоже, кренне сожалел о его смерти, наступившей n 1783 г.. рассказывает, что во время проведения экспериментов с красителями в Экер! де граф заболел и вскоросги умер (!), несмотря на обилие леї приготовленных его личным аптекарем.
Фридрих Великий, проявлявший, несмотря на свой С1 цнзм, необычный интерес к астрологии, выразился о нем "Это человек, который не умирает". Мирабо афористически, ляет: "Он всегда был беспечным малым; по, как и его предш< ники, не забыт умереть". И вот - самый бесспорный, самый портрет, истинный облик графа: умер ли Бессмертный?
Итак, бессмертный граф. по свидетельствам современников,! таки умер в 1783 году. Другие утверждают, что он скончался 271 рал я 1784 года, и об этом якобы есть запись в церковной книге мецкого юрода Экернфорда. Более того, в хрониках можно заметки, что его видели несколько лет после 1784 года. Говорят, он имел весьма важную приватную беседу с российской импс цей в 1785 или 1786 году, и что он являлся принцессе дс Лам*
когда та стояла перед трибуналом, за несколько минут до того, из. :з ч отрубил ей голову, а также Жанне Дяйтарри. фаворитке Людовика XV. ожидавшей удара гильотины на эшафоте в дни Террора 1793 года в Париже. В 1801 году Блаватекая. по ее словам находившаяся в это время в одном из предыдущих своих воплощений, видела его в Риме-.
К сожалению, статья В. Ваши, написанная живо н интересно, закапчивается банально и по-бабьи: называется несколько возможных нынешних «кандидатов- на роль Сен-Жермена, в том числе отец атомной бомбы Роберт Оппенгсймер — на том только основании, что Сен-Жермен всегда был в той точке, где вершилась мировая история. Далее авторесса вдруг называет... Дэвида Копперфильда (!) по той причине, что он якобы -дьявольски красив-. Ну. ладно, о вкусах пе спорят, пусть красив и великолепен, однако судеб мира не решает. Если уж на то пошло, нынешний губернатор Калифорнии ближе к решению мировых проблем, чем талантливый, но все же простой фокусник. Тем более что Терминатора тоже многие женщины могли бы назвать красавцем, какового мнения ничуть не разделяю, однако, как известно, на вкус и на цвет товарищей нет. Ну и последняя из предложенных кандидатур... Вы прочно сидите? Сядьте, а то не дай Ьог. Итак. это... Борис Березовский!!!
Как-то сразу становится понятным, откуда растут ноги (или уши?) у этой миленькой статейки. Извиняюсь за долгое цитирование.
Впрочем, все, что касается сведений исторического характера, В. Баша собрала их достаточно полно и скрупулезно, так что им можно в известной степени верить (других нет).
Взглянем, а что же говорит с» Ссп-Жсрмене, например, Георг Щустср?.. И увидим, что в его сообщении имеются отступления от только что приводимой версии, причем Сгн-Жермел Г. Шустера оказывается вовсе нс таким романтическим героем, как у Пушкина или В- Башн. Впрочем, жесткая позиция по поводу любых розен кренпс-Р°". а также франкмасонов, которой придерживается Г. Шустер, нам У«<* хорошо известна. Тем более следует узнать его мнение. Нс обращайте внимания па несколько скучных повторений уже известного нам - без них текст автора был бы не столь внутренне согласным, каким пргдетаег (курсив мой. и как раз там. где информация Г. Шуе
тайные общества, ордена и секты

тера в корне отлична от известной нам или содержит неожиданные уточнения — кроме имен, конечно):
-Сен-Жсрмен - но некоторым сведениям, португалец или засей иудейского происхождения, по другим — испанский Эймар, по мнению многих — сын сборщика податей в Сан-1 но в Савойе, — родившийся в начале XVHI в.. появился в 1 высших кругах различных городов: в Венеции как граф де ре (имеется в виду Белламар: книга 1996 г. сканировалась с люционного русского издания и вычитана плохо. — A.B.), в II шевалье Шепинг, в Генуе - как граф Сольтнков (Салтыков), случае давая понять, что он в действительное ги князь димо. по той же причине записано вместо Ракоци. - A.B.). В же он увеселял своим искусством маркизу Помпадур и короля довика XV. В 1760 г. этот загадочный человек отправился иод нем граф.. Сен-Жермспа с дипломатическим поручением в Но затеянная в Париже интрига навлекла на него подозрение, он состоит русским шпионом. Чтобы избежать угрожавшей ему: чи. бежал в Англию. Отсюда он поспешил в Петербург, где будто сыграл темную роль при перемене престола (1762). Вскоре искатель приключений поселился в Берлине, а в 1772 г. — : берге; в 1774 г. он жил в качестве графа Пароль (Tzarogy) во нни, вступил на службу к маркграфу Карлу Ачсксандру фон ху и сопровождал его во время одного путешествия в Италию, пувшись в Іерманию, он сумел вкрасться в доверие к ла Карлу Гессенскому, покровителю всех шарлатанов, пред му ему убежище в своем замке Гаттори близ Шлсэвига. Там ви гель бриллиантов умер в 1780 г. а полной нищете и ут нью.
По словам Сен-Жермена, он был посвящен в высшие франкмасонства; он умел делать золото и драгоценные камни кусство. которому он будто бы научился в Индии. Он умел п лять чай. который возвращал старикам силу и красоту м знал также состав бальзама, служащего для той же цели. Но он дулрсждал против чрезмерного потребления этого бальзама; случилось однажды, что одна ТОлшлял дама благодаря ему не вернула свежесть молодости, но постепенно дошка даже до ного состояния (не слишком ли!.' - A.B.). Изготовленный им
ЖиЮШМ - РЫЦАРИ РОЗЫ И КРЕСТА $

ный зликсир помог ему достичь престарелого возраста. В зависимости от степени легковерия, которое он мог заподозрить в своих слушателях, он говорил, что ему 400, 1000 и больше лет, и заявлял о своей тесной дружбе с Христом и апостолами. Когда однажды в Дрездене его кучера спросили, действительно ли его господину 400 лет, тот ответил, что он не знает этого в точности, но в течение тех ISO лет. которые он провел у пего на службе, он имел такой вид. как теперь. Обманщик часто говорил "с мистическим пафосом о глубинных законах природы и открывал фантазии широкий простор для соображений насчет познаний, богатств и высокого происхождения".
Вопрос о личности остается загадкой. В общем, складывается впечатление, что своими мошенническими проделками он добивался только одной цели. — вести приятную жизнь на счет богатых людей, которым доставляло удовольствие следить за удивительными выходками бездомного бродяги».
Интересно в этом сообщении Г. Шустера то, что Сен-Жсрмсп, которого мы привыкли знать все-таки как фрашгуза, что бы ни узна-вати о нем по части происхождения, вдруг окатывается русским шпионом! И это. заметьте, при том. что Екатерина вела переписку с -великими просветителями- Европы, которые могли бы гораздо больше сделать для нес своим выбалтыванием чего угодно и на какую угодно тем); нежели специальный посланник, имеющий всегда шанс с треском провалить свою миссию в силу всевозможных причин. А это значит, что боялась Европа России, причем смертельно боялась, а потому и не могла отличить собственного -мошенника- от русского шпиона.
1I)'. и было бы прискорбно, если то. что написал Г. Шустер о смерти графа Сеп-Жсрмсиа. оказалось правдой. Нет, история блистательного ловца приключений и большого жизнелюбца не предполагает столь банальной смерти. Впрочем, если гак, то становится попятной и загадка этой смерти — отчего никто не знает о пей достоверно, отчего не могут найти ни документов, ни могилы...
Замечу одну важную неувязку. Если считать Сен-Жермена родоначальником масонства и первым иерофантом бога Тога... да если даже и не считать, а просто знать, что он — совершенный розенкрейцер (то есть человек пятого уровня, а то и выше, - читайте об этом подробно у А. Кульского), то спрашивается: какого лешего он еще и ма
крылатые фразы и т.д.. которые иноязычный человек понять не в силах. Самый простой пример: если нарисован медведь, то вполне вероятно, что имеется в виду тот. чье имя Михаил (а сегодня — .что может быть и Единая Россия, кстати сказать: вот что значит представлять точное время изготовления картинки и его атрибутику). Русский народ знает Михаилу Васильевича Ломоносова (если речь о нем. то где-то рядом на той же картинке должен быть нарисован, к примеру, кто-то со сломанным носом или просто ухватившийся за нос человек или зверь), но художник мог иметь в виду и другого Михаила — например. Михаила Илларионовича Кутузова. Здесь даже проще: медведь должен быть одноглазый или с повязкой на больном глазу. Ио это ассоциации первого ряда, и на них картинка не останавливалась. Действие, производимое в -секретном» лубочном сюжете Кутузовым, чаще всего не совпадает с действием героя лубка (медведя), но может и совпадать. Например, если медведь пляшет, то есть занес одну заднюю лапу и вот-вот ударит ею о землю, то он топает (а не пляшет). Чтобы утвердиться именно в таком глаголе (смысле действия), вспомним, что в русских сказках есть Михаил Нотаныч (Медведица — Настасья Ивановна, л Лиса — Алиса Патрикеевпа, реже — Лизавста). Все это очень неспроста. Так вот Иотапыч — это еще и Потопыч, то есть топающий, умеющий потопать (потопчет, затопчет!). Топать — значит, сердиться, угрожать врагу или даже задать ему трепку (или задать жару). Ищите рядом бабу, вытирающую тряпкой посуду (трепка — тряпка, растрепанная материя) или что-то еще. Задать жару: наверняка на картинке будет еще русская печ (или пыхтящий самовар). Самовар — сам варит, самовитый, н ему не нужен. Сам задает жару. То есть один из самых простых с лов такой лубочной картинки: скоро Кутузов погонит французов России. Не стоит забывать еще и всеобъемлющий русский потоптать, означающий то же. что происходит, когда петух курицу. Но это лишь начало. На этом сообщение не обрывается. В девшись в другие простейшие детали картинки, вы поначалу с трудом, а потом очень легко станете отыскивать правильные путепод-Ные знаки для расшифровки истинного смысла нарисованного художником (записанного лично для вас) сообщения. Талантливый художник мог нарисовать "сообщение», в котором было не то чтобы бесконечное число смыслов, которые вращались вокруг одного и того же факта, лица, события и т.д.. по все-таки такое их число.
которое талантливый зритель-читатель тоже умел вскрыть до десятого и глубже ряда.
И можете быть уверены: народ понимал такие картинки очень правильно, и лубок был весьма популярным и любимым жанром. К тому же это было самое действенное и самое быстрое средство для передачи информации. Как бы скоро, во весь опор, ни неслись курьеры по городам и весям, а везде, куда бы они ни примчались, парод уже отсмеялся над самой свежей картинкой, которую курьер оставил в столице перед отьездом. и можно только гадать, каким образом и какими средствами новейшая картинка оказалась в Казани раньше, чем туда примчался курьер.
Вы понимаете, что все, что мною сказано про картинку о Кутузове, это чистая выдумка. Потому что на самом деле во время Отечественной войны рисовать зашифрованную информацию в лубке мало было необходимости: француз был не скрытый, а явный враг, а потому лубок рисовался по большей части открыто, то почти совсем не как лубок, и вы сможете увидеть в музеях, посвященных Отечественной войне, довольно много сохранившихся с тех времен картинок, подтверждающих мои слова. Но это придает еще большую цену (а также и большую тайну) другим картинкам, в которых шифр имеется...
Представляете, какую культуру пришлось потерять России, если один только лубок практически неисчерпаем! Не зпаю, существуют ли сейчас мнтькн. но то были художники времен перестройки, которые культивировали если не возрожденный лубок, но нечто близкое ему по смыслу. К сожалению, наше время — это постмодернизм и то, из чего он стал расти (самоирония, метамстафоризм и пр.). и, соответственно, у митьков 20 лет назад преобладала самоирония, ограничивающая, на мой взгляд, лубок.
Однако процитируем В. Смирнова еще. Он как раз занимается расшифровкой некоторых моментов алхимии, весьма схожих как раз с расшифровкой русского лубка.
«Проведем еще несколько параллелей между текстами Граалианы и алхимии, выявляя их скрытый дискурс. Сама алхимия порой иазы-"ается галиографией, наукой о солях. Гальс— соль. Мы помним, именно заветом соли обещал Господь престол Давиду навеки. Да и °чень схоже "Гальс" с корнем имени потомка Давида и Христа — *алдад. В романе "Grand Saint GraaT город, где воцаряется сэр Гала

нипулируст игральными картами?! Ведь история-то с бабушкой князи 1олицына — подлинная...
Ну, и в заключение этой темы (заметим, что тема завершена лиои. для ХП1 в., но неожиданно получит развитие в веке двадцатом) ведем мнение того же Г. Шустсра о Джузсппе Калиостро, пс с некоторых пор это имя гораздо более известно в нынешней сии. чем имя Сен-Жсрмена. Я не стал отводить под Калиостро • ной главы, поскольку истории Сен-Жермена и Калиостро так ех< сн между собой по своему течению (правда, с одним большим от» чием: Калиостро столь же ловок, но более приземлен), что порой I эти персонажа кажутся двумя ипостасями одного или но крг мере состоящими друг с другом в близком кровном родстве.

«Несравнимый по блеску и успехам жизненный пуп. прошел сицилиец, который под именем графа Александра Калиостро 1 нил мир своими мошенническими проделками и собрал вокруг» большую общину слепых последователей.
...Его первоначальное имя было Джузеппе Бальзамо. Он р< в 1743 г. в Налсрмо и уже очень рано воспол 1.30 палея присущим даром выделяться из общего уровня, приковывать к себе вним? одурачивать и обманывать легковерных людей мистическими > сами и лживыми сведениями. Проведя свою юность в Аравии, рассказывал этот "несчастный сын природы", он узнал нсобыч; тайны во время своих путешествий по Египту, Сирии, Турции и 3 ции. Несомненно лишь, что он обладал некоторым знанием; пых языков и приблизительно с 1770 г. стал вести разтульньгй * жизни искателя приключений в различных городах Юго-Зат Европы, Нидерландов и 1ермании; в 1779 г. он появился в где с него сорвала маску Элиза фон дер Рекке, проживал в 11« ге, Варшаве. Страсбурге и Париже, затем, после многолетнего бывапия в Италии, Англии и Южной Африке, вернулся в 1785 г. I риж, где оказался замешанным в знаменитом процессе об о) кардинала Ротана, вследствие чего в течение некоторого украшал своей особой Бастилию. Его освобождение из тюрьмы было отпраздновано блестящими торжествами, и когда он в 1787 г. сел пароход в Булони, чтобы отправиться в Англию, тысячная толпа» яла на берегу, прося благослопения у Великого Копта. После должитсльного пребывания в Швейцарии, Верхней Италии и

320
кОН приехал в 1789 г. в Рим. Принявшись и здесь за свою египетскую магию. Калиостро попал в руки инквизиции. Приговоренный в 1791 г., как еретик и кудесник, к сожжению на костре, он был поми-вдван Пием VI и приговорен к пожизненному заключению в крепости Сап-Лео близ Урбино, где и умер в 1795 г.
Этот всесторонний талант, мистик, заклинатель духов и пророк, алхимик, врач и чудотворец умел пользоваться красотой своей жены для своих низких целей, играя роль сводни. Действительно ли этот человек был принят в Лондоне во франкмасонский союз, как он утверждал, не вполне установлено. Гораздо вернее то, что он был посвящен в тайны сееденбортапоспго духоаидения. Во венком случае, его европейская известность началась с того дня, как он стал говорить о своей принадлежности к франкмасонству. Это открыло ему доступ в высшие крути и окружило его таинственным очарованием, которое он сумел еще увеличить своими магическими проделками.
В Гааге все ложи признали неизвестного чужестранца ревизором и приняли его с большим почетом. В Париже он был Великим Коптом учрежденной им или. по его словам, им восстановленной древнеегипетской масонской ложи, основателями которой были Енох и Илия, и открыл в 1784 г. в Лионе Великую материнскую ложу Торжествующей мудрости". Он присвоил себе честь обладания камнем мудрости, жизненным эликсиром и не менее действенным средством для поддержания красоты. Приписывая себе ангельское происхождение, он заявлял, будто имеет власть повелевать небесными силами и будто послан на землю с тем, чтобы путем физического и духовного перерождения довести верующих до полного совершенства. Поэтому деятельность в его ложах заключалась главным образом в сношениях с ангелами и пророками. Его система состояла из 90 степеней и была доступна и мужчинам, и женщинам. Его последователи буквально молились на него. Часами лежали они у его ног с полной верой в целебность малейшего его прикосновения. "Больной исдад в нем врача, каменщик - своего великого мастера, алхимик — своего Парацельса, старая дева — обновителя ее юности, космополит - истинного государственного мужа и учителя королей"».
Как видите, в отличие от Сеи-Жсрмена, Нарцисса по натуре, Калиостро — это деятельный махинатор, авантюрист с признаками чер-п°го мата и колдуна. Если же он приобщился Сведенборга, несомнен-на и его связь с псевдо розен крейцерами ХУШ столетия.

Ц-ъ** 321


ГЛАВА 15. ЗАГАДКА ИЛЛЮМИНАТОВ

У А. Кульского в его исследованиях розенкрейцерства присутствует одна важная мысль, с которой у других авторов мы не столкнемся. Если утрировать, содержание ее таково: -хорошие- роэенкре] церы в определенный исторический момент разделились на -хороших- и «плохих-. Имеется н виду, что первые исповедовали магию правой руки, а вторые — магию левой руки. И хотя и то и другое — это все-таки демонизм, но магия правой руки, используя демонические силы, творила благо, а пот магия левой руки — сами поп что. Именно от -плохих- розенкрейцеров и произошло течение 1 имени иллюминизм. во главе которого стоял Адам Вайстаутгт (< скос имя Спартак). Многие авторы пишут это имя как Вей< данная транскрипция неправильна: уже в середине и конце XX русски лучше было писать -вайе» (белый, weis ? нем.) вместо -1 тем более что вся Россия знает и любит вымышленного героя на Вадима Кожевникова «Щит и меч» по имени Иоганн Вайс. Bi вала даже глупая шутка: -Иоганн Вайс, в переводе па русский —j сандр Белов-. Ну да не п этом, как говорится, дело, и потому i лсм к нашему делу.
Скептицизм Мишеля Монтени очень скоро переродился в; Просвещения. Как бы мы ни оценивали деятельность вс| Христа (или во всех вместе взятых богов всех религий) роз церов. даже и самых темных, которые верили в Антихриста, но то была верп, а значит, духовное начало во всех действиях присутствовало — либо со знаком плюс, либо со знаком минус. Атеизм же закрыл духовное, оставив лишь материальное, и Антихрист не замедлил этим воспользоваться. Как может адепт догадаться, что им от дьявол, как он может выбирать, подчиниться ему или бежать к шеннику. если он не верит ни в Бота, ни в черта? Самые crpai самые циничные задачи могли ставить перед собою лишь ат Какое действие вто могло оказать на общество? Лучше всех bi ся ио этому поводу, как ни странно, розенкрейцер Франсис -Атеизм - это топкий слой льда, по которому один чехолек может а целый народ ухнет в бездну.
Иллюминизм XVIII в. возник на такой вот неприглядной и I ной атеистической основе. -Светоносны-, называя себя Tai вряд ли догадывались, куда они решили привести человечество.-'
ГНММ намерениями вымощена дороіа в Ад-. - говорит другой афоризм. Если бы благими!.. Посмотрим, что такое иллюминаты, руководимые своим Спартаком.
Если начать заниматься исследованиями иллюминатства вплотную, вы непременно выйдете на весьма загадочный исторический парадокс. Иллюминаты Вайсгаунта просуществовали не более 15 лет-с 1776 г. приблизительно до 1790 г.. но политический резонанс, им сотгутстповавший. докатился и до нашего циничного времени - эпохи -мыльных- онер и голливудских фильмов мерзостей (не Знаю, почему они до сих пор называются «фильмами ужасов-? — никакого ужаса, одна тошниловка). В нашем отечественном телесериале -Фавориты любви- Адам Вайсгаупт удостоился чести быть исполненным выдающимся актером Арменом Джигарханяном, и история, рассказанная с участием нашего любимца, удивительпа по своей фанатической сути. Иллюминаты, показанные в историко-при ключей-ческом жанре, это не похищения и подвиги по спасению чего-то или кого-то. как в известных -Гардемаринах-, а действительно маги и волшебники, которые могут практически все. Однако ради •человечества- они делают лишь то. что-человечеству- необходимо, не бо

лес. Этакие -добрые- духи, вершащие злые дела только п исключи, тельных случаях, ради прогресса.
()фицпальная информации об иллюминатах именно такова. Если говорить о і.ідачах, стоявших перед Орденом иллюминатов, то можно не повторяться и отправить читателя к перечисленным А.П. Соловьевым целям, которые якобы ставили себе розенкрейцеры — помните? Это - осчастшвитьчеловечество справедливіш в.іастью, дать ему правильную философию и этику, а также средство от всех болезней. Первые две задачи ставили себе и иллюминаты. Впрочем, третья имелась в виду попутно: в упомянутом телесериале коварный Спартак дает героям именно такое средство — и .тля того, чтобы герой выжил, и для того, чтобы забылся, н для того, чтобы внал в кому... У Джигарханяна все эти порошки имеются в лаборатории, причем выглядят они одинаково, и потому, конечно, только он и знает, гдеу него что лежит. И еще одна задача — воспитание нового человека. В общем, то. что в этом абзаце выделено курсивом, считается целями и задачами, которые ставились Орденом иллюминатов На моей памяти -воспитание нового человека- нашего времени - точно такую цель ставила себе КПСС. Если выглянуть в окно, можно сказать одно: допоспитывались!..
Как видим, на первый взгляд, иллюминаты — это логическое продолжение розенкрейцеров, которые, вероятно, ставили себе указанные задачи. Здесь — задачи перечислены официально, как практические и вполне реальные. То есть деятельность иллюминатов предполагала активное вмешательство в самую высокую иолитику. И недаром этот Орден настигли обвинения не только и не столько в н мібинстве: Вайсгауита называли даже -отцом- якобинцев! Это обвинение, возможно, не имеет под собой оснований, но известно, что наряду с якобинцами Французскую революцию делали иллюминаты.
А вот теперь самое время опять обратиться к имени иллюминатов. На протяжении данной книги мы не раз уже упоминали его. По* мните -световиков- и -евстоносцев-? Оба имени придумал, в обшей* то. я сам. чтобы спя тать слово -иллюминаты- со светом, от которого оно происходит. Розенкрейцеров называли так же по той причине, что они старались достичь Спета, то есть Спета Божественного. Правда, как подсказывает Е.П. Блапатская. и Люцифер получил свое имя от слова -свет-, но здесь для обьяснений придется весьма глубоко *йги в философию, причем в философия) дорозенкрениегктванятгяюы - рыцари розы и гест*
Мы этого делать не станем, поскольку магия сама по себе не разделяет духов па -черных- и -белых- именно потому, что -мрак- в магии считается абсолютным светом, то есть тем светом, видеть который человеку просто не дано, а значит, в начале мрака, как и в основе видимого света. СТОИТ Бог. Договаривались и до того, что темных сил просто не бывает, ибо тьма - і/то лишь тот случай, коеда свет отсутспигу-ет. Как види і ? . иллюминатами можно было называть и -светлых- ро зен крейцеров, и -темных-, и христиан, и сатан истов, и так далее. Что. собственно, и делали -философы», натурфилософы, а оссязен-по мати. Не ушел от этого принципа и уважаемый магист Элифас Леви. Припомним, что Луи Констап (если вы забыли, это настоящее имя Элифаса Леви) жил и творил в XIX в., то есть после Великой фрашгузской революции, а значит, уж он-то должен был различать иллюминатов-розенкрейцероп и тех, кто сами себя назвали иллюминатами, тем не менее, он нарекает магов и алхимиков прошлых веков иллюминатами.
У такого подхода могут быть две причины, и обе они — в пользу нллюминатов Ваисгаупта. Первая — показать, что у нллюминнэма гораздо более глубокие исторические корни и что временем рождения иллюминатов Ваисгаупта просто смешно называть 1776 г. Вторая — иокаїать, что иллюминаты — вто те же розенкрейцеры, только лучше, ибо у всех на уме остались только розенкрейцеры XVIII в., то есть ложные, псевдорозенкрейцеры, а иллюминаты, мол, самые что ни на есть настоящие.
Но есть и третья причина, и четвертая, которые крепко связаны между собой, и это становится очевидным, когда мы посмотрим на них как на одну вытекающую из другой, причем все равно, какую из этих причин поставить основной. И вот они: иллюминаты с самого момента их запрета в 1790 г. уходят в подполье и продолжают свою Деятельность, разрастаясь и углубляясь и территориально, и теоретически (политическая практика, естественно, не прекращается, а усиливается). Их невидимое влияние продолжается, причем оно усиливается до такой степени, что участие, иллюминатов в общественных потрясениях Европы уже XIX в. можно было бы назвать не только успешным, но и триумфальным. Если приписать иллюминатам большую часті, революций и восстаний, мы поймем, насколько железно поставил Адам Вайсгаупг перед иллюминатами их задачи, а ааодно, насколько они были реальными, то есть осуществимыми.
Официальное- возрождение иллюминатства в Европе в 1Н96 г. — луч-шее доказательство того, что почти ровно через 108 лег после якобы распада Орден иллюминатов жив и готов к «работе». Не забудем и того обстоятельства, что именно в 189С г., и с приходом в России нового императора Николая II, немедленно возникает «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Законы розенкрейцеров и масонов: 108 лет деятельности - 108 лет затишья, практически полного молчания, - разве не похоже? Правда, у иллюминатов «возрождение» происходит всего через 106 лет, но кто знает, как оно па самом деле?.. Старик Вансгаупт, явно кокетничая, сказал однажды: «Кто бы мог подумать, что. задумывая наше скромное общество, я окажусь зачинателем всемирного движения?» А Э. Леви прекрасно знает о невидимом существовании иллюминизма в XIX в. и делает перед ним реверанс. Это причина третья.
И вторая из названных, то есть четвертая, причина: вероятно, Альфонс-Луи Констаи имел личную причину выгораживать иллюминатов. Вы можете возразить: на что великому Maiy Элнфасу Леви какая-то политическая организация, да еще и потерпевшая фиаско в самой Германии, не просуществовав и полугора десятилетий? Ведь он прекрасно себя чувствовал и без членства в сомнительном Ордене... Действительно, трудно себе представить, что магист Элифас Леви — один из иллюминатов, про которых в XIX в. известно лишь, что они то ли были, то ли нет, то ли еще есть, то ли никогда и не существовали.
Доказательство у меня имеется только одно, правда, достато Kocneimoe. Но иногда косвенная улика может перевесить десяток прямых. О самом доказательстве — чуть ниже.
Если иллюминаты ушли в подполье, следовательно, они действо-ват уже либо безымянно, либо под чужими именами. Например, им было на руку, что вся Европа охвачена масонским движением, и следовательно, какие бы события, из которых могли бы торчать масонские уши, ни произошли, это было па полыгу подпольным иллюминатам. Если обратить внимание на лозунги, под которыми происходили революции — даже неудачные, типа Декабрьского восстания в России 1825 г. (5 повешенных, пентаграмма!), —эти лозунги несли в себе «совершенствование существующей власти» и «установление справедливых порядков», то есть то, что было написано на знамени иллюминатов. Одурманивание простого народа, который шел класть
1-оловы ради интересоп Ордена (на что была русскому крестьянину Конституция??? — ему бы императорский Указ об отмене крепостничества.-.), весьма ярко проявилось как раз в России: крестьяис-сол-тзтнки и народ, крича: «За Константина и Конституцию!» — были на сто процентов уверены, что Конституция — это супруга Константина... Положение усугубляется еще и тем, что иллюминаты — это одновременно и розенкрейцеры, и иллюминаты, и масоны. Недаром именно в России наблюдалась жуткая путаница в понятиях: одни и те же лица, состоявшие в одном и том же тайном обществе типа «Северная звезда», могли именопать себя и масонами, и иллюминатами, а иногда и розенкрейцерами.
Hv. вот обещанное доказательство, что Элифас Леви, вероятнее-всего, скрытый иллюминат. Его книга «История магии», из которой мы много черпали для рассказа и о тамплиерах, и о розенкрейцерах, содержит главу, которая так и называется: «Германские иллюминаты». Если вы помните, Э. Леви много раз повторяет слово «иллюминаты», когда говорит о магах, алхимиках, философах и розенкрейцерах. А в указанной главе слово «иллюминаты» звучит всего два раза. Один раз — когда он говорит (вчитайтесь внимательно!): «Давно, когда еще и не возникал вопрос о медиумах в Америке и Франции, Пруссия имела своих иллюминатов и ясновидящих, которые поддерживали постоянную связь с усопшими». Понятно, что курсив мой, Как видите, здесь речь о спиритизме, о духовидснии, о привидениях, но никак не об Ордене иллюминатов!..
Так чему же посвящена сама глава? А вот чему. Значительная часть ее повествует о том. как в 1ёрмаиии вызывают духов. Даже начинается глава вполне в нсиллюминатском духе: «1ёрмания — страна метафизического мистицизма и призраков». Да, метафизический мистицизм — это Германия. Но призраки — это все же, наверное, Англия... Хотя французу Копсгану, конечно, лучше знать. Ну да ладно. Потом Э. Леви рассказывает о том. как был устроен аппарат для вызывания духов в «доме для вызывания призраков», построенном специально ради этой цели королем Фридрихом Вильгельмом. Правда, не уточняется, которым по счету Фридрихом Вильгельмом. И вот наступает момент для второго упоминания «иллюминатов»: «Его опыты (Фридриха Вильгельма. - A.B.) были столь изнурительны, что он Дошел до истощения и был вынужден восстанавливать силы эликсиром, изготовленным по рецепту Калиостро. Имеется секретная перспнска по этому* вопросу, ко і орли цитируется маркизом де Лі труде, направленном против иллюминатов».
Ну. вот и вес упоминания. Причем здесь, как видите, слово люминат- опять употреблено в столь узком значении, что п даже как-то неудобно. Выходит, иллюминат — это всего-навсего зыватель призраков, а не член Ордена иллюминатов, где пне и спиритизм наверняка тоже имели место, но какое-то сятое или сотое.
После многих слов, рааьягняющих. как все же было чудо вызывания призраков и какие имели место казусы и апе во время этих бесед с духами. Э. Леви заявляет, что -нет н более опасного, чем мистицизм, потому что мания, которую он пызывает. ставит в тупик все комбинации человеческой мудрости». Далее — долгие (но очень интересные) рассуждения на тему: «Тот, кто нарушает равновесие мира, просто дурак, и безрассудное маньяка — это то, чего не моїут предвидеть самые великие И - масса примеров (которые и интересны). О том. что а храма Дианы п Эфесе, зарабатывая себе заслуженную славу, но же. не мог предвидеть, что появится какой-то Герострат спалит в одпу ночь. И далее, через жирондистов и Марата, па. Равальяка — Э. Леви переходит к Наполеону. В отрывке, рый обязательно стоит привести, Э, Леви, во-первых, сам того желая, демонстрирует свою принадлежность к сонму бонапа-тов(это не моя придумка, это следует из текста), а во-вторых, ве ятио, приводит единственный в главе пример, который с нат можно было бы отнести к Ордену иллюминатов, если бы -и Штабе» был хоть каплей похож ira иллюмината. Тем не менее отрывок: -Немецкие чудотворцы считали Наполеона Ап упомянутым в Апокалипсисе, и один неофит, по имени Ш ступил, чтобы убить военного Атласа, который в данный нес на своих плечах мир, выхваченный из хаоса анархии. Но нетическос влияние, которое император называл своей было сильнее, чем фанатический импульс пемецких оккультных кругов. Штабе не смог или не осмелился ударить; Наполеон допрашивал его. удивился сто решительности и смелости. Ьудучи императором и понимая свое величие, он пе мог бы унизить нового Сцеволу прошением. Он показал свое уважение, приняв его все рьеэ и позволив ему застрелиться».
Далее значительную часть текста Э. Леви посвящает германскому (!) гаг'!"омV братству Мопсов, практиковавшему -мистерии шабаша и секретные обряды тамплиеров», но -в смягченной и почти юмористической форме».
Остаток главы принадлежит рассуждениям на ту тему, что германская мистика имела и своего великого поэта. Имеется в виду Гёте, поскольку: -1сте был посвящен во все мистерии магической философии, в молодости он церемониально показывал свою причастность к ней». Дальше автор рассуждает о творчестве великого Iёте — п частности, немного говорит о -Вертере», а остальное, до конца главы — конечно же, о -Фаусте». И все. Леви даже не упоминает, что именно Гёте был посвященным иллюминатом}. (Э. Леви не выдает -своих».) На этом глава -Германские иллюминаты» (третье, или, вернее, первое упоминание) исчерпывается.
Зато достаточно информации читатель сможет получить в книге Георга Шустсра -История тайных союзов». Иллюминатам в этом двухтомнике посвящено достаточно места. Одттако и у Шустсра характер разговора об иллюминатах весьма тенденциозный. Автор будто бы призван высмеять заранее любые догадки или домыслы о том. что иллюминаты не перестали существовать, что они растворились и в скрытой форме действуют, возможно, до сих пор (имеется в виду время натшеанин книги — начало XX в.). Однако история созданного Адамом Вайсгауптом -общества» представлена весьма полно. Говоря об иллюминатах, я стану в основном придерживаться именно Г. Шустсра.
Но в материале Г. Шустсра кое-что отсутствует, причем именно то, что и позволило потом считать, будто иллюминаты не умерли, а продолжали свою деятельность, причем весьма активную. Вероятно, но главе Ордспа уже не стоял Вайсгаунт (а может, и стоял?), тем более что его уже пытались оттеснить еще в бытность Ордена официальной политической нии1сй на теле Германии (и Европы) Но об ;>Том главном — после. Давайте взглянем, что говорит Г Шустер о самом Адаме Вайсгаупте.
"Вайсгаутгт родился б февраля 174Н г. в Иигольпттадте. Его отец ЦП профессором юриспруденции при тамошнем университете. *Оный Вайегаупт учился в иезуитской гимназии своего родного города. Едва 15 лет он оставил гимназию, чтобы предаться изучению Философии, истории и государственных наук, главным образом, пра
ШПЫН. Проникнутый горячен жаждой шапня и мыи неутомимым честолюбием, он ногрулмлгя в изучение ской просветительной философии. Эта философия и гнет скою воспитания создали из него ярого противника ордена ского. в особенности с тех пор как он лично начал происков его последователей. 11 меньшей степени ОН с опасность, какая ему угрожала вследствие долговременного Иезуитской морали. В 1772 г. Вайсгаупт сделался экстраорди Я в 1775 г. — ординарным профессором естественного и цер права в Ингольштадтском университете. Эту кафедру в 90 лет занимали иезуиты. Неудивительно поэтому, что он их зависть: вооружеишде бесчестным оружием лжи и клеветы, стали преследовать его тем яростнее, что он пользовался успехом, привлекал многочисленных слушателей своими и по философии, нравственности, в духе немецкой проев философии. В 1774 г. Вайсгаупт присоединился к ложе-слушания Kar Theodor Zum guten Rat в Мюнхене. Пройдя все он почувствовал разочарование. После бе їства из Вавлрии унт нашел приют в Іоте у герцога Эрнеста 11. Просвешенный сам состоявший членом ордена Иллюминатов, сделал безд гостя своим гофратом и назначил ему небольшое ежегодное жание. Даровитый ученый проявил в Іоте активную литера деятельность. В своих сочинениях он не только отстаивал патов, но и восставач против Канта, метафизику которого резко рннал в духе популярной философии. Этот человеколюбивый, п исполненный самых лучших устремлений человек умер 82 лет, ября 1830 г., искренно оплакиваемый многочисленной преданных друзей. Кго сыновья Карл и Альфред вступили на при Баварском дворе и достигли здесь высоких должностей».
Уважаемый Армен Борисович, слышите? Убивая преда ту. готовя грудного ребенка для своих медицинских опытов ( кролики тогда были не в ходу; а может, под рукой их не было в же.'), вообще отнимая детей у матерей и делая из них боевиков дена иллюминатов. Ват герой Адам Вайсіаупт, оказывается, с грировал истинное человеколкэбие и был преисполнен самых шпх устремлений. Вспомним 1890 г.: практически однов организовали партии: в Ісрманни — Энгельс (на него с го ссылается Г. Шустер, конечно, еще не зная, к чему привели менее через четверть века зги новые -иллюмииатские- игры), а в России — Ленин, бывший тогда еще. кажется. Ульяновым. Человеколюбие Владимира Ильича нам сегодня уже доподлинно известно, ну а -самые лучшие устремления- господина Фридриха Энгельса нам известны также, правда, больше со слов Владимира Ильича...
11о посмотрим, что говорит Г. Шустер о Спартаке далее.
-Чтобы правильно оценить деятельность Вайстаупта, чтобы понять, почему этот молодой, неопытный человек пришел к мысли сыграть роль Лойолы немецкой просветительской эпохи, нужно принять во внимание условия жизни тогдашнего курфюрства Баварского. В течение долгих веков римская церковь старалась подавлять духовный рост сильного германского племени. В народе царили нравственная распущенность, невежество и суеверие, страсть к чудесному и дух нетерпимости. Тогда курфюрст Макс Иосиф, гуманный и просвещенный человек, серьезно заботившийся о благе своего народа, ограничил власть клира и указал выродившемуся монатестау сго место. Школьное дело, погублепиое иезуитами, было улучшено, основаны новые школы, реформировано гимназическое преподавание. Открытая в 1759 г. в Мюнхене академия наук пробудила дремав пше мы, внесла свет и жизнь в мрачтгую духовную атмосферу и оказала благотворное влияние на все стороны жизни. Но вскоре обнаружился недостаток в опытном учительском персонале, так что снова пришлось обратиться к членам распущенного ордена иезуитов. Недоставало также дельных и добросовестных должностных лиц, чтобы провести школьную реформу, "вопреки противодействию враждебного просвещению клира и неподвижной, полной предрассудков народной массы". Наконец, руководителям часто не хватало серьезной выдержки и необходимого единодушия в действиях. Политическая прозорливость никогда не была сильной стороной немца, а мысль, что отдельный человек должен добровольно подчиняться, с радостью приносип. жертвы, бескорыстно отдавать всего себя, когда дело идет об общем благе, о государстве, созданном путем огром-ных усилий, страданий н опасностей. - эта мысль проявляла свою благотворную силу лишь временно, в великие моменты отечественной ист орин. И в Баварии в ту эпоху личные наклонности и взгляды, гайные нашептывания и открытая борьба препятствовали единодушной п плодотворной деятельности. Для победы нового поколения над 1лулостью и ленью понадобилось содействие государя, соедипившего в себе положительный ум государственною мужа с ясным взглядом на вещи и непреклонной энергией. Но благородный Макс Иосиф не был способен к быстрым решениям, еше менее - к смелым поступкам. И когда с его смертью (1779) прекратилась старшая линия Вит-тельбахского дома и Бавария перешла к курфюрсту Карлу Теодору Пфальцскому, все патриоты могли ожидать самого худшего. Карл Теодор, человек посредственных способностей, преданный внешнему блеску, окруженный ленивой и безнравственной аристократі был всегда игрушкой в руках коварных женщин и наперсников, миникаицы, франпнеканкы и экс-иезуиты вели благородную борьбу за введение инквизиции.
Эти несчастные обстоятельства вскоре набросили свою тень также и на те области, где люди науки оберегали духовные богатства, жили и боролись за истину и просвещение. Уже в 1777 г., вследствие иезуитских происков. Вайсгаупт чуть не лишился споей должности. Со всех сторон окруженный врагами и преследователями, оклеветанный и опозоренный, несчастный искал помощи и спасения-.
Иезуиты воспитали достойного ученика. Он не сидел сложа руки, ^илия Адама Вайсгаутгга увенчались успехом 1 мая 1770 г., когда был официально учрежден Орден иллюминатов. Чтобы привлечь под свою опеку (у него с самого начала были грандиозные планы) не больше и не меньше, как... (приготовьтесь!..) всех масонов іермапии... Впечатляет? Еще как! Итак, чтобы привлечь всех масонов. Вайсгаупт поначалу собирался, вступив в масонскую ложу, занять там лидирующее положение и подобрать под себя все ложи. Но это оказалось не так-то легко сделать. Несколько лет он безуспешно бился над этой проблемой, но результата не было. Пожалуй, только от неуспеха своей масонской задумки и создал Вайсгаупт Орден иллюминатов, который мог бы создать и раньше, чем в 1776 г. Кстати, -молодому и неопыт-пому», как говорит о нем Г. Шустер, в 1776 г. было 28 лег, а это по тем временам — ire такой уж неопытный возраст, хотя, пожалуй, и молодой. Значит, как создавать, так опытный, а как отвечать за то. что собирался весь мир прибрать к рукам, — это еще молодой...
Версия Г. Шустера о том. почему Вайсгаупт так долго не мог вступить в масоны, весьма примечательна и исходит, скорее всею, от самого Вайсгаупта. Вот что говорит исследователь: «Прием его в ложу, чего он добивался, замедлился до 1777 г. Отчасти ею устрашил высокий взнос, требуемый при приеме, отчасти он был горько обманут в своих надеждах, ознакомившись с заблуждениями масонов, особенно резко проявившимися в ту эпоху». «Зелен был виноград», — мемуары лисицы, известные всем.
Вайсгаупт построил свой Орден иллюминатов по принципу масонов и иезуитов. Форма была масонской, а дух и устав — иезуитские. Только так, по мнению Г. Шустера. он мог противостоять иезуитам, А формой — вероятно, -заблуждениям» масонов.
Тот же Г. Шустер очень интересно рассказывает о самом моменте создания Ордена иллюминатов. Здесь все тоже со слов Адама Вайсгаупта. Вернее, даже просто цитирование основателя Ордена, который, в свою очередь, цитирует другого автора:
-Что было бы, думал я, если бы ты сам взялся за новое дело? Мне самому эта мысль показалась чрезмерно суетной, дерзкой, если не безумной; без имени и положения, без знания света и людей, без знакомств и связей, без поддержки, зная едва Инюльпгтадт, вращаясь лишь в обществе студентов, самостоятельно основать такое обще ство. Для этою была нужна громадная вера в самого себя, в свои силы, смелость, которая преодолевает все препятствия или, как это и было со мной, величайшая неопытность и близорукость, которая видит весьма мало препятствий или совершенно не .замечает их. Два обстоятельства оказали на меня решающее влияние. Как раз в это время один офицер, некто Экер, открыл в Бурггаузене ложу, которая занималась алхимией и начала быстро развиваться. Один член этой ложи явился в Ииголыптадт, чтобы там навербовать последователей и выбрать наиболее способных студентов. К несчастью, его выбор пал как раз на тех. которых уже отметил и я. Мысль потерять таким ігутсм самых даровитых юношей, да к тому же видеть их зараженными этой ужасной эпидемией, этой страстью к деланию золота и тому подобным глупостям, мучила и терзала меня. Я обратился за советом к одному молодому человеку, к которому я чувствовал полное доверие. Он посоветовал мне воспользоваться моим влиянием на студентов и предотвратить, насколько возможно, распространение этой заразы при помощи противодействующего средства— учреждения собственного общества. Сюда присоединился еще один импульс, превративший мое намерение в действие. Среди многочисленных книг, которые я должен был прочесть, чтобы надлежащим образом подготовиться к кафедре практической философии, я наткнулся на превосходное сочинение Аббта о заслуге. Ни одна книга не оказала такого влиянии на выработку моего характера и воли. как эта. При чтении этой книги я наткнулся на одно мгсто. которое должно было зажечь ярким пламенем дутпу. так наполненную прочими материалами, как моя. Вог зто место: "Способствовать временному и вечному благу многих и многих людей устроить их жизнь гак. чтобы она становилась все счастливее и совершеннее, сделать так. чтобы правила подобной жизни были для них таким же привычным, как и приятным делом, придумать такие положенії которые бы их. при всем их сопротивлении, вели к общему благу, браться за работу, когда никто еще не считает ее даже возможной, работать годами, порою даже бесплатно, обнадеживать, ободрять самого себя, не обращать внимания ни на какие превратности судьбы, пи на какие опасности, подавлять внутреннее отвращение или апатию, - и это все лишь с целью послужить на пользу и благо сердечно любимых ближних, созданных но одному образцу с нами; о, где человек, который поступит таким образом? Если его уже нет, то где же его статуи, где его мраморное изображение? Скажите мне это, и я пойду туда, замкну холодный камень в мои объятия и. вспоминая оригинал, оболью изображение горячими слезами благодарности". И спрашиваю я, разве зто место, которое я впоследствии, когда случалось падать духом, многократно перечитывал, не возвышенно н не способно вдохновлять читателя?»
И он решился, вдохновленный таким научением. И создал свой Орден. Названия -Иллюминаты- еще не существовало, и Вайсгаупт придумал другое, написав к Уставу заглавие: -Статуты перфектиби-л истов-.
Но продолжим рассказ Г. Шустсрл (курсив мой. - A.B.): -Вайсгаупт занял место генерала ордена tut из одного только властолюбия, как его обвиняли, нотакже из убеяедсния. что монархическое правление безусловно необходимо для преуспеяния его широких планов. Он. вероятно, говорил себе, что такие люди, как Игнатий, Фрашшсх, Доминик - его прообразы - никогда не выполнили бы своей задачи, если бы они делили свою власть с другими.
Первыми доверенными лицами и помощниками мастера были старшие студенты: Массспгаузен. Мерц. но прежде всего фон Цвак — сделавшийся впоследствии пфальц баварским советником правления - и маркиз фон Констанцо. Кто дружеское отношение к студентам, из которых некоторые жили у него к доме и ели за его столом, привлекло еще несколылгх учеников. Вскоре его агенты отправились
33*
в Мюнхен и Фрейзинг. а Вайсгаупт сам вербовал кандидатов в близлежащем Эйхштадте. Агентам он поручил приглашать молодых людей знатных, ученых, влиятельных, богатых, с привлекательной внешнос тью, светских и ловких.
Но. вопреки желанию, были приняты люди неспособные и недостой ные. которые возлагали на орден частью эгоистические, частью чрезмерные ожидания. Вайсгаупт сам часто жаловался, что они наносили ущерб чести ордена и тормошили деятельность немногочисленных честных членов. Вследствие этого, несмотря на всю агитацию, число членов ордена оставалось незначительным. Учениками ордена были большею частью молодые люди, которых еще нужно было воспитать в целях ордена. Эти воспитанники должны были впоследствии сделаться воспитателями следующего поколения и стать во главе дела. В благородном самопожертвовании Вайсгаупт ничего не ожидал для себя н со-премсипости и не рассчитывал лично увидеть плоды труда всей своей жизни. "Но кто имел возможность глубже заглянуть во внутреннее устройство союза, ознакомиться с неустойчивой нравственностью учредителя и сто помощников и подслушать их дружескую беседу, тот совершенно не сомневался в том. что фантастическая пекггройка. которую возвели такие безумные руки", не могла долго существовать. Воображение Вайс1ауггга иногда уносилось в мечты о "служении опт. ордену огня, храму опт". При постоянных раздорах между деспотическим начальником и легкомысленными, ненадежными помощниками действительно казался близким момент, когда все это удивительное строение должно было рух1гуть. Но ? минуту величайшей опасности в него удал с к: ь вдохнуть новую душу и новую свежую жизнь-.
Далее Г. Шустер вроде бы походя передает читателю очень важ-1гую информацию, которую даже в энциклопедиях найти очень трудно. Мы выясняем, что Север Германии не только был протестант с ким. но и -обработанным франкмасонами-То есть Юг. следовательно, был католическим и масонами обработан меньше. Значит, становится немного яснее, чем прежде, отчего Ордеп иллюминатов столь медленно вписывался в жизнь: духа протеста на Юге было значительно меньше, меньше было желания что-либо менять. В конце 1779 г. маркиз фон Констанцо отправился во Франкфурт-на-Майне вербовать в иллюминаты протестантов. Именно там он и познакомился с фон Книгте. высшим аристократом, который скоро очень много сделает для Ордена.

Со свойственным ему легко воспламеняющимся энтузиазмом
Книггс. который тогда сср!.еэно был занят учреждением ногомасонства, увлекся сообщенными ему новыми идеями. Ему лось, чтоворлене. который ОН считал давне» основанным, он идеал, о котором мечтал - "союз благороднейших, священный он непоколебимых борцов за мудрость и добродетель". Кра вые письма Вайсгаупта к нему еще более воо.тушевили его.
Книгге не удовлетворился вербовкой юношества: он стал« ся главным образом за знатнейшими, ученейшими и благород людьми. При его деловитости ему вскоре удалось склонить к о ну большое число лиц и пробудить в них самые горячие упова В пламенном воодушевлении они стремились, в свою очередь, НИТЬ к ордену Иллюминатов своих лучших друзей.
Быстрое и широкое распространение его граничит г чудесны И все же это бесспорный исторический факт: страстная жажда мапилма, необузданное, хотя и неясное, стремление к свободе и космопа, тизму паполняли сердца людей той зпохи. а большинство члене по-видимому, соблазнялось реализмом этого учения. Выло до оч видности ясно, что это учение "влияло самым благотворным обр эом на нравственное облагорожение человеческой природы, иие народной веры''*', создавало новое евангелие только что завое ной гуманитарной идеи". Не только на католическом Юге. но и протестантском Севере, в Дании. Швеции и России орден на горячих последователей. Среди 2000 членов союза встречаю люди из всех слоев общества. Даже министры, епископы и зьл67».
То. что масонству удавалось сделать лишь за десятки лет, а столетия, иллюминаты -провернули- очень проворно. Не( месяцев, от силы лет, понадобилось, чтобы максимально дит ь» состав Ордена. Книггс тоже совершенно никто не мешал <
НИЗОВаТЬ ВСе ПО-СВОСМу. ВПЛОТЬ ДО того, ЧТО В Орден ИЛЛЮМН1
перекочевали те самые степени посвящения, что практиковались: масонстве. Может быть, как раз ВТО обстоятельство внесло в России путаницу в залетевшие в нее представления о том. кто есть кто то ли масон, то ли иллюминат, а в масонстве есть еще и степень р*>" зенкрейцерства... Несчастные декабристы, вослед за Новиковыми, Кьтепищевыми-Кутузовыми и проч., — они помыслитьне могли, идлюминатский ритуал был разработан фон Кнште лишь до средних степеней, а высших в нллюминатстве па ту пору — не существовало... дрсоиагиты. числом двенадцать (апостолы же!), были высшим клас сом. что стоял близко к Ісііерхтисгимусу (Спартаку). Что там на самом деле было ниже, один Бог ведает. В самом же низу - мннервалы, первые посвященные, возникавшие из учеников, которым степени не полагалось, однако, по сообщению Г. Шустера. набирались они не самотеком: члены Ордена присматривались к кандидату в ученики, а потом не сразу вносили ему свое предложение. Принцип розенкрейцеров, именуемых -классическими». Не лукавит ли Адам Вайс-гаупт, когда подобное описывает? Много пришлось присматриваться, да скоро же две тысячи посвященных набрано.
Посвященный в мннервалы - еще не посвященный. Первый посвященный — то вторая ступень: инициат. Далее и выше — младший иллюминат (минор), больший иллюминат (мажор), управляющий иллюминат (или что-то в этом роде — дирижер. Ит^п).
Фон Книггс не узнал благодарности...
-Вся система в ее целом сохранила иезуитский характер и узаконила деспотическую опеку н надзор за остальными членами. Для эпохи просвещенного деспотизма такая опека была менее оскорбительна, чем для нас. Она была даже необходима для распространении просвещения. А от надзора люди с положением были заранее ограждены. Для новичков и мипервалов. побуждаемых к прилежным занятиям и обязанных беспрекословным послушанием, сущность ордена оставалась сокровенной тайной. Если іштомник находился в хороших руках то. как уверяет Воде, "прилежание учеников увеличивалось, любознательность пробуждалась и поощрялась, и сердце открывалось для всего доброго и благородного*.
Причина раздора между обоими вожаками заключалась в коренном различии во взглядах на религию и церковь, на управление орденом н форму различных обрядов. Книгге увлекался фантастическими обычаями так называемых высших степеней системы строгого послушания, поэтому он страстно желал перевести их в новый союз и. если возможно, облечь в еще более фантастические формы. Ьаисгаупт же, этот трезвый мыслитель, подобно большинству немецких ученых, не свободный от своенравия и упорства, быть может. Даже томимый завистью, не мот отрешиться от пристрастия к мишурпому блеску и признать неоспоримые заслуги своего сотрудника Никогда еще честный труд не встреча.* более недостойной оценки. Книгтс чувствовал себя хлубоко оскорбленным непростительным отношением к нему Вайсгаупта. Возникли серьезные недоразумения. Но полный разрыв был вызван другой причиной.
Вайсгаунт, пытавшийся развить и оформить основную идею Иллюминатства. постепенно пришел к воззрениям, далеко опередившим цели господствующей немецкой моральной философии. Он создавал утопические мечты о всеобщей свободе и равенстве. Но в эти неведомые области Кннггс но самой природе своей не хотел и'не мог последовать за мастером. Он предпочел совсем выйти из ордена. Письма и документы, полученные им от Вайсгаупта и других, опубликование которых было бы для некоторых в высшей степени неудобным, он уничтожил — черта великодушия и благородства, которая сделала бы странного, поверхностного просветителя более близким нашему сердцу, если бы мы не знали, что он оставил поле битвы68 как раз в тот момент, когда лемуры принялись рыть Иллю-мипатству могилу».
Из этого отрывка нас может интересован, не столько содержание (что над Орденом нависла угроза), не столько отношение Вайсгаупта к барону фон Книгге, сколько трепетное отношение интеллигеп-та Г. Шустера к Вайсгаупту. как гению, опередившему время, и достаточно презрительное, столь же интеллигентское (или. лучше: мещанское) отношение к фон Книгге: ишь, обиделся!.. В том числе я восстановил собственную сноску Г. Шустера. которая усугубляет впечатление. -Бедный Иорик!» Догадывался ли, что сделают и с Россией, и с сто родной 1срманисй яайсгаупты — ? гении, опередившие время» — в двадцатом столетии?..
-Поход против Иллюминатства начался в 1783 г. Книгопродавец Штробль в Мюнхспе добивался приема в орден, но быт отвергнут. Раздраженный нанесенным ему оскорблением, он поднял шум. Затем историк Вестсиридер, серьезный, глубоко нравственный человек, сделавшийся Иллюминатом под именем Пифагора. ентпипнл союз в себялюбии и недостатке патриотизма, в то время как каноник Дан-цер горько жаловался на преследования со стороны Иллюминатов. Насколько эти голоса встрети^ш общественное сочувствие, остаюсь неизвестным. Известно лишь, что многие уважаемые члены внезапно отказались от своей принадлежности к ордену. Среди них был и "заслу
жрнный" Утцшнсйдср, Хоткаммеррат, секретарь герцогини Марии Анны Баварской, аббат Реннер. профессор Грюнбергер. священник Косаидей, поэт І Іаупзсрт и др.
Они делали самые страшные разоблачения; говорили об изменнических замыслах Иллюминатов и тому подобных ужасных вещах"*. 3>то не осталось без последствий. Уже давно Иллюминаты были шипом в глазу иезуитов и Розенкрейцеров, господствовавших при дворе. 22 июня 1784 г. был издан указ курфюрста, запрещавший всякие тайные общества. Франкмасоны и Иллюминаты немедленно закрыли свои храмы. Они готовы были даже открыть все бумаги ордена и публично требовали, чтобы трусливые клеветники подтвердили свое обвинение. Но вместо того всемогущий патер Франк и его достой-пый помощник Крайтмайер издали 2 марта 1735 г. от имени курфюр ста второй указ о запрещении тайных обществ.
Несмотря на то что Иллюминаты беспрекословно подчинились Высочайшему повелению, несколько человек из их самых горячих сторонников были привлечены к ответственности. Первой жертвой пат глава Ордена. 11 февраля 1785 г. Вайсгаунт. как "высокомерный и дерзкий глава ложи", был лишен профессорской кафедры, присужден к публичному покаянию и лишен права зашиты».
Дабы не вздернули на виселице (так Вайсгаупт гам написал). 1е-пералиссимус бежал. В Регенсбурге на его след опять напали, и тог-да он вьпгуждеп был уехать за границу, к принцу Слкс-1с>тскому. Остальное о нем вы знаете. А вот об Ордене:
?-..На несчастных Иллюминатов была спущена презренная свора сыщиков и доносчиков и обещаны награды за розыск заговорщиков. Началась сминая травля. Уличенный в принадлежности к ордепу или упрятывался ночною порою в тюрьму, или без формального процесса изгонялся из страны—судьба, постигшая советника Цвака, профессора Воадера. маркиза фон Коиггапцо, гофрата Ісртсля и др. Иногда, впрочем. Священный трибунал все же внимал голосу человеколюбия. По крайней мерс, влиятельные графы фон Паппснгейм и Гольштейн очень скоро были освобождены от преследования. Безуспешно молили обвиненные о справедливости, указывая на явную ложь и противоречия свидетелей, напрасно предлагали они противополож-н,'*е доказательства. Обыск, произведенный 11 и 12 окгября 1786 г. в квартире І Івака в его отсутствие, дал целую кугу документов, которые °скоре после того были опубликованы и разосланы всем европей339

$ «ИНЫЕ «ЩЕПВД. ОРДЕНА Н СЕКТЫ
ал. именуется "по его имени" — Gahtx. В поэме К per ьс на дс Труа и Перссваль на там Таллом" — "Li Gaois". Случайно ли это? Мы уже говорили об огромной роли Феникса в обоих корпусах текстов — безусловно. Феникс символизирует восставшую из пепла сакральную династию I a ре и Мира. И давайте сравним названия двух наиболее типичных трактатов Граалнаны и алхимии. Т. Мэлорн": "Повесть о Святом Граале- <...> каковая есть повесть, трактующая о самом истинном н самом священном, что есть на атом свете". А вот как начинается трактат Василия Валентина "Двенадцать клишей": "<...> коими двери таинства Древнего Камня наших предшественников отворены. За ними же наитаинственнейший источник вселенской святыни обнаружен". Дискурс налицо.
Даже такая деталь, как появление героев Святого Грааля в красных доспехах, соответствует изначальной cTpyicrypc Дреппего Камня и »1.пхч работы, именуемому Rubedo. "Кабота п красном". А если мы вспомним Персеваля Кретьена де Труа — "Красного рыцаря", и его невесту Вланшсфлер. "Белого цветка", то получается, что Фауст 1стс в своих алхимических сентенциях чуть ли не апеллирует к роману фрашгузгкого трувера:

Явился красный лев, — и был он женихом. И в теплой жидкости они его венчали С прекрасной лилией9, и грели их огнем, И из сосуда их в сосуд перемешали.

...Алхимические онусы действительно являются рецептами не только тотального исцеления и пробуждения светового начала внутри нас, по и нахождения "скрытого царя христианского мира" (Куг* ба и имама в традиции суфизма и шиизма, скрытого Мессии иудаизма). Более того, получается, что. просветляя себя, человек просвет лясг мир и облегчает страдания закованного в материю Светового Вождя, приближая его актуализацию и глобальную манифестацию абсолютной божественной справедливости. Ведь Вождь Света авра-амических традиций, находясь в сокрытии, безмерно страдает. Мы помним вопли страданий всей земли при появлении во дворце Грааля "Копья расплаты". Иудеи рассказывали, что скрытый Мессия, нищий и неузнанный, сидит на одном из мостов Рима и помогает перебинтовывать повязки прокаженным. Кутб суфиев скитается как
РОЗЕНКРЕЙЦЕРЫ - РЫЦАРИ РОЗЫ И КРЕСТА

бедный чужестранец... Вождь Света страждет в нашем мире, который мы сделали чудовищным, но в наших же силах исцелить и себя и мир. подчинив свою волю Божественному Замыслу, устремлению Священной Истории.
Ну а в том, что мы действительно говорим о реальном мыслительном коллекгивс и сумме идей, восходящей к XII веку и Ордену Храма, буквально притянувшему к себе все святое и самое чистое из того великого времени, нам помогут убедится наиболее авторитетные адепты алхимического искусства».

Святой Грааль, Галаад и алхимия

В. Смирнов удивляется тому, что Гете в приведенной строфе записал один из этапов делания Философского камня Вернее, глагол ?удивляется» здесь вряд ли применим: он удивляет нас. его читателей. Однако, вдумчивый исследователь и блестящий коммептатор, сам В. Смирнов не может не знать, хотя здесь и умалчивает, о том. что. даже если бы Фауст пе -цитировал- никаких трактатов, многомерность таких писателей, как Данте или 1сте. позволяет отыскать в их произведениях даже то. что самими авторами, возможно, не закладывалось и пе подразумевалось. Имеется в виду, что «Фауст» 1етс — не просто история ученого, со всеми ее сюжетными, философскими, романтическими и трагическими перипетиями, но история, включающая в себя зашифрованный в аллегориях такой же алхимический трактат, какой написан Василием Валентином (пе утверждаю, но допускаю). И уж точно -Божественную комедию» Данте можно "рочесть еще и как алхимический трактат: ведь там есть и короны, и Короли, и принцы, и наследники без наследства, и Вергилий (прожди нк катализатор), и т.д.. итль Есть иерархические построения мироздания, есть Огонь, Свет, вспытпкн и озарения и тьмы падений. Данте не только тамплиер, но. вероятно, еще и одаренный алхимик
(хотя, возможно, только теоретик), и почти наверняка посвященный.
Однако, к моему большому сожалению, сказанное выше никак нс С!«ожет проиллюстрировать того качества обоих апторов (Гете и Данте), которое мы привыкли называть гениальностью. У них се итиягь невозможно, но она не следствие тех находок, которые мы

ТДЯИЫС ОБЩЕСТВА. ОРДЕНА И СЕКТЫ

с ким правители: і вам. с целью восстановить их против ордена. Но ни одна страна не нашла уместным принміь предложение Ьаварии.
И все же смер гный час братства пробил. Чего не добились бадгр-с кие фанатики, то сделала ф ран таская революция. То обстоятельство, что два таких влиятельных и уважаемых Иллюмината, как Воде и майор фон Буше, отправились в 1788 г. в Париж, дало повод к смехотворному обвинению, будто немецкие Иллюминаты — отцы французских якобинцев. Как ни нелепо было это обвинение, тем не менее, страх, обуявший тогда всю Европу под впечатлением ужасов, происходивших в Париже, создал для него сонмы легковерных поборников. И еще в 1798 г. клеветнические толки дали Робинзону и лббагу Баруэлю материал для объемистых сочинений41».
-Моя цель — сделать производительным разум». - писал В^йсгамі г фон Цваку. Что ж, не он первый поставил человека выше Бога. Дпести лет эта идея старалась внедриться в жизнь силами других аа и с га ухгго в. Есть небесная иерархия Умы. но не имеется в виду ум человеческий, а учась у иезуитов, Вайсгауиг непременно это уэлад. Не поверил!..
Откуда в атом человеке гордыня? Одной ненавистью к иезуитам объяснить ее трудно. Церковь называет таких одержимыми...
Ну. хорошо. Цель определена очень емко. Но это означает -что». А -как»? На ато имеется еще одна цитага из Вайсгаупта: -Мы должны cieno все разрушать с одной-единственной мыслью: как можно больше и как можно быстрее». Ничего себе -производительный разум-! В связи с этим вспоминается цитата из-нового- иллюмината — небезызвестного Ленина (сейчас нет возможности искать, в каком из томов, да и самих этих томов по рукой нет, но поверьте, что в 1988 г. на военных сборах, на занятиях, в так назыплечон ленинской комнате я в присутствии таких же, как и сам, офицеров запаса обнаружил эту цитату — кажется, за 1918 г.) — записка:
-Товарищ Иванов! (Фамилию не помню. — А В |
Как начальник городскою ЧК, разберитесь, пожалуйста, сучеными из института такого-то (институт, конечно, не помню. — A.B.)-Дело в том. что ими занимался Реввоенсовет и почему-то оправдал1.
Прошу вас. займитесь лично этим делом. Поставьте к стенке вя« можно больми*,..»
И так далее. Будто писал один и тот же человек... Курсив, естественно, мой. но, судя по тону записки, курсив самого ее автора мог быть в тех же местах. В кои-то веки Реввоенсовет не присудил людям расстрела, а оправдал их - значит, стрелять вовсе никаких оснований не было. Ведь мы же знаем, с каким удовольствием подобного рода организации осуждали человека на смерть. О какой законности может идти речь, о каком -самом человечном человеке»?..
Это не все. Кроме явной истории Ордена иллюминатов существу ст история тайная. Теперь ни для кого не секрет, что Наполеон не был тем владыкой мира, каковым себя объявлял. И не потому, что миссия его провалилась и свои дни великий завоеватель окончил на далеком острове Святой Елены, английском владении. Он был одним из посвященных в масонской ложе еще тогда, когда не был генералом Чьего же посвящения удостоился Вайсгаупт? Предлагаю читателю самостоятельно ответить на этот вопрос. Тем более «по Интернет полон всевозможных сведений о нем. в том числе и самых псвероятньгхТеперь об иыюминлтдх и Пгхмзъггаснин. Если вы не забыли русского языка, то обнаружите, что у 11 росвешения - тот же самый корень: свет. Вполне вероятно, что те иллюминаты, что были первыМи розенкрейцерами. - это -светоносцы». или -светящие».

Иллюминаты же Ордена иллюминатов — это -просвещенные.
Гордыня!..
Можно было бы не принимать по внимание, что многие исследователи считают, будто иллюминаты ие прекратили своего существования тогда, в 1790-м. Но их иллюминатский знак — всевидящее не-моргающее око в треугольнике, который венчает недостро* пирамиду, — присутствует на аверсе государственной печати причем не тогда, 200 лет на лад, а сейчас. Он же повторен па дс ровой купюре...
А вот такие высказывания мы почему-то называем реа (хотя'ведь Адам Вайсгаупт и был насквозь иезуитом -по к; -Пусть вначале каждый будет привлечен тем, на что рассчиї Речь идет о тех, кого вербовали п иллюминаты. То есть одного ни мал и п ученики как розенкрейцера, другого как каменщика, тьего как ученого, четвертого как вышивальщика крестиком...
Удачная мысль: Розочка вышивается Крестиком. Такой подход і свернуть горы, в отличие от суровых тружеников, исповедої Розу и Крест.
кие тексты Наг-Хаммади. бесценный клад тогдашних, теперь уже гоже древних, коптов... Но вот что поразительно: один материал из книги -В лесах- стопроцентно -ложится- на версию В. Смирнова, историю Святого Грааля и короля Артура, с его рыцарями Круглого стола, и здесь мне хотелось бы привести этот материал полностью.
Что же это за материал? Документ ли он или художественная выдумка писателя?
1 !ет, не выдумка. Скорее документ. Потому что это текст скитской пи ни Зная, что Мельников, несмотря на высокую художественность (в первую очередь - вымысел, выдумку) его творчества, тяготел к жанру так называемого физиологического очерка, одним из ярких преде і авителей которого был. например, Д.В. Григорович, становится попятно, что все народные тексты в его книгах - подлинные, представлены в том виде, как они существовали или. возможно, до сей поры существуют в жизни. Да и ие сумел бы писатель «подделать-такого количества народных песен, сколько их приведено в одном только романе -В лесах-. Итак, скитская песня (курсив мой. - A.B.):

ГЛАВА 16.
РОССИЯ И ТАЙНЫЕ ОРДЕНЫ XX И XXI ВЕКОВ

ТамплнепскиЕ мотивы в старообрядчестве
Не станем называть -тайным орденом- раскольников, хотя, но утверждению В.В. Смирнова, воззрения раскольников или, п| нее сказать, старообрядцев (поскольку раскол был иннциир01 коном, а не наоборот) идентичны тампАиерским. После заме ной КНИГИ этого автора, не раз мною упомянутого и процити{ пого, мне захотелось убедиться в том, что он прав, немедленно. Поскольку Смирнов прямо ссылается на Мельникова-Печерского. с его не менее замечательными книгами -В лесах- и -На горах», я с удо-вольс твнем перечитал сильнейшее произведение П.И. Мельникова «В лесах- и обнаружил, что В. Смирнов, конечно, прав, но явного -перевеса- тамплиерских мотивов в старообрядчестве, конечно. Возможно, следует изучать Кумранские находки или апокр»

І/і пустыни старец
В царский дам приходит.
Оп принес с собою.
Он принес с собою
Прекрасный камень.
Таль прекрасный, прглюбехныи.
Предрагий.

Иосаф царевич. Сын царя индейского. Просит купца-старі»: -Покажи мне камснек. Покажи мне дорогой, Я увижу и спознаю Ему цену».

-Когда ты возможешь Небеса измерить. Небеса измерип.. Все моря и земли

HZ

ТАЙНЫЕ ОБЩЕСТВА, ОРДЕНА Н СЕКТЫ

В горсть свою схватить, Л все против камня Ровно ничего-.

-А! купец премудрый, — говорит царевич, — Скажи свою тайну, Как па свет явился. Как на свет явился. Где теперь хранится Камень тот драгой?
Отвечает старец, Вид купца приявший. Преподобный Варлаам: -Камень не хранится. Камень не хранится, С нами пребывает Он завсегда.

Пречистая Дева Родила сей камень, В ясли положила, I рудью воскормила. Грудью воскормила Бога Спасителя.

Он ныне пребывает Выше звезд небесных, Солнце со звездами, А земля с морями. А земля с морями Непрестанно славят Его завсегда».

Комментировать выделенное курсивом я не стану, ибо это может занять слишком много места: придется соотносить все эти выделения не только с текстом В. Смирнова, но и с приводимыми им первоисточпиками, которых очень много. Тем более что в первых главах, где много говорится о тамплиерах, я тоже кое-что сказал. Правда, кажется, не было одного важного указания: Апокалипсис, иред-пола!ающий Второе Пришествие, в представлении иудео-христиан и тамплиеров трактуется как Пришествие другого, второго Спасителя (он должен погиб!гуть, но спасти человечество). Ему дается весьма расплывчатая характеристика, но некоторые моменты обозначены весьма четко. И один из них — как раз Камень, который ассоциируется и с Граалем, и с Младенцем, и с Христом, и с Наследником, и с Кровью, и т.д. Потому я и говорю, что последовательный разговор на эту- тему здесь не только неуместен, но и. в силу моей слабой осведомленности в теологии, просто невозможен. Да и лучше В. Смирнова в этом вопросе на сегодня вряд ли кто по-настоящему разбирается. А увлекательное исследование В. Смирнова -Чаша Хосподпя. Воскресение тамплиероп- я еще раз рекомендую вам.
Чтобы завершить старообрядческую тему, приведем из книги В. Смирнова некоторые данные, которые касаются деятельности старообрядцев. Несколькими веками позже тамплиеров, а именно —с XVII и по XX — старообрядцы России предпринимали собственные походы в поисках Первой церкви. Получается вроде бы, что происходило это совершенно независимо от того, были тамплиеры носителями наследия Первой церкви или нет. Волеетого: получается, что старообрядцы России были не осведомлены о том, что тамплиеры нашли Первую церковь и 200 лет охраиялиес от Рима. Однако припомним. чтоуДостоевского князь Мышкин, весьма плохо образованный (и сам в этом не раз признается). живший до 26-ти лет в Европе, да и то значителыгук» часть этого времени в сомнамбулическом состоянии «идиота», пылко заявляет гостям на вечере -помолвки- с Аглаей Епапчипой о том, что католичество — это «не христианство даже». Го есть он доподлинно знает об этом гораздо позднее (середина XIX в.), чем старообрядцы России стали предпринимать попытки поисков Первой церкви.
Однако на эту проблему накладывается и другая: не только Пср-вУ*о церковь искали раскольники, но — и в первую очередь — ыехдXI 1{ пЛстыРей- '^то недвусмысленно прослеживается в книгах •И. Мельникова-Псчсрского. Вопрос тоже сложный и неоднознач-НЬ1Н' Ик Неодноадресным был и поиск старообрядцев: они ходили и в Китай, на Беловодье, и в Европу (получали из австрийских мона
зи

ТДЙЫуБШЕСТВД. ОРДЕНА И СЕКТЫ

стырен себе епископов), и п Сирию... Правда, на Святую землю походы предпринимались с гораздо большей регулярное тью и нас юй-чнпоегью. Последний из таких походов -в поиске Первой церкви» В. Смирнов относит к 1930-м гг. 11а что же. по большому счету, была старообрядцам 11ервая церковь? —Л искали они се по той же причем не. что и тамплиеры, то есть —ради обретения истинного епископа, рукоположение которого идет от самого Христа. Тамплиеры неожиданно (возможно, слово неожиданно следовало бы забрать в кавычки...) стали обладателями тайны, держателями которой являлся Приорат Сиона. Соответственно, тамплиеров можно назвать и какой-то степени тайным орденом еще в период, когда они вовсе не вели скрытого существования. Приверженность старому обряду (здесь целый ком1ьтекс. в одной фразе не выскажешь) российских старообрядцев и гонения на них еще не означают, что старообрядчестве есть русский тайный орден. Скитская жизнь официально разрешалась и официально запрещалась, но -борьба- (и борьба) с раскольничеством велись в России с разной степенью активности в разное время. И вовсе не как с тайным орденом.

То ли масонство, то ли розенкрейцерство...

Первый масон появился на российской земле в лице Петра Первого. Правда, слабо верится в то. что-патриот России-Лефорт и его окружение не были масонами, но. раз уж принято считать, что Петр, пусть Петр. Якоп Брк>с. чернокнижник, алхимик и маг. приглашенный в Россию и -севший- на Москве, нрочернивший насквозь Сухаревскую башню, это еще тоже не орден и не общество. Самыми первыми масонами СПАЯ масоны, возникшие при Екатерине Великой, то есть Екатерине Второй.
Тогда опять было полно заезжих розенкрейцеров, но они наезжали и исчезали. Тем более что ни Сен-Жермен. ни Калиостро не зани-м длись вербовкой новых членов угасшего движения. Да и кчемубыли вербовки людям пятого >тювня? Да еще в -непросвещенной- России? Ее легче было обмишуривать в том виде, в каком она пребывала. 11равда. Алексей Толстой и Григорий Горин рассказывают про Калиостро немного иную историк» (-Формула любви-), но мы-то знаем — это лишь для того, чтобы потешить нас, -просвещенных- советских

?подей конца двадцатого века: вот, мол, мы какхогнули в крутой рог высокомерного иностранца еше в далеком восемнадцатом столетье!
А на самом деле именно в тот период и возникло на Руси-матушке настоящее (правда, с оговорками) масонство. И во главе сего -движения просвещения» стоял наш дворянин Николай Иванович Новиков. Сам он был весьма просвещенным, содержал типографию и издавал в России каждую третью книгу. Но он же издал и 50 томов оккультной и мистической литературы — тех книг, что прежде если и бывали на русской земле, то только в заграничных подлинниках, то есть не иа русском языке. Новиков издавал не только алхимиков и магистов. не только теософов и розенкрейцеров, но и, скажем, Фому Кемпнйского. И это было действительно больше похоже на просвещенческую деятельность (неиллюминатскую, не политическую, а расширяющую кругозор). И вообще масонство в варианте Новикова было не столько скрытым и угрожающим, сколько тайным и загадочным, подср1гутым романтикой. У себя в имении Авдотьиио под Москвой он построил великолепный дом, церковь, где и похоронен у алтаря, для крестьян выстроил достаточно много теплых каменных домов. Но в своем доме масон Новиков устроил специальные помещения для отправления масонских обрядов, а также не забыл вырыть длиннющий подземный ход ради спасения от преследования — иначе объяснить его никак нельзя. — то есть нечто в духе катаров и альбигойцев, тамплиеров и розенкрейцеров. Кроме официальной у Новикова была и тайная, подпольная типография. Была там и алхимическая лаборатория, но -делалось» ли в ней что-нибудь, неизвестно. Итак, масон Новиков уже сам по себе вмещал в одной своей личности все тайные общества Европы, вместе взятые. Эта эклектика объяснялась просто: ему приходилось издавать разнородные материалы, и, вероятнее всего, Новиков был в каждый отдельно взятый момент времени ровно тем, кого он сейчас как раз издавал, и никем по-настоящему. Помогал ему в его деятельности близкий друг С. Гамалея, переводчик и единомышленник. Они издали вместе много литературы, в том числе, кстати сказать, и Авраама Елеазара, и Рай-мУНда Луллия, и А гриппу...
Европа, на всю жизнь на1гутаиная Россией, и тогда отдавала рус-г*нм ца откуп только то, что сама, пожалуй, давно забыла. А если и ^освящала русских в масоны, то лишь в первые градусы. Еще при коье возникли и другие франкмасонские ложи, но какую воду
и в каких они стуиахтолкли. русские масоны, пожалуй, и на этих первых посвящений не понимали. -Истинная» тайна ш крывалась. Впрочем, зная изощренность Адама Вайсгаупта.ау нов были предводители не глунее, нельзя сказать, чтобы и ропейские масоны что-либо этакое знали. Темные истории, ходившие в темных подвалах и ритуальных залах, вряд ли понятны даже масонам средних степенен. А главную, настоящую ну вряд ли могли до конца знать и п -апостольском комитете», истинная тайна всех этих новообразованных и ирежних лож пенна — власть. Это доказали своим возникновением и дея тью псевдорозенкрейцеры.
К ним однажды и отправился Иоганн Георг (Иван почему-то горьевич) Шварц. Он имел встречу с герцогом Впауншвсйгским со-чим Всльнером. И вот — Шварц вернулся в Г ос сию не только | ном, но и розенкрейцером! Правда. Иван Григорьевич привез дус и для Новикова. Самого его Вельнер назначил роэенкре Теоретической степени Соломоновых наук (театральность и н ка — очевидны). Новикова же — Главным надзирателем тсор кой ступени. В общем. закончилось для масона Новикова П нне. начались оккультизм и герметика.
Розенкрейсры России давали такую клятву: -Я, такой-то. юсьсв(Ях)дно и по добром размышлении Вечному Всемогущему ве во всю жизнь в духе и истине поклоняться...» и так далее.
Самым серьезным занятием новоиспеченных роэенкре Новикова. Шварца, 1аматеи и других стало расчленение слова и буквы. И. жонглируя этими элементами, стали они искать рянное Слово. В чем это Слово должно было состоять, не Новиков со товарищи, ни. пожалуй, сам Вельнер. Мы помним щение легата фон Шредера Всльнером. а также — что из того щения и обвинения получилось. России эти -внутренние между западными розенкрейцерами практически не касались, ятио. даже последней искры того пламени, что поначалу так разгорелось в Европе, русские масоны-розенкрейцеры не
Зато потом, на допросах, Новиков будет признаваться почти всем, кроме того, что он. православный христианин, давал поклоняться Иегове...
Запретов масонства за два-три десятилетия было несколько, оно по России расползалось и занимало свои позиции. Пушкин нял масонство 4 мая 1Н21 г в Кишиневе. Правда, непонятно, долго ли участвовал в собраниях, да и вообще участвовал ли. Зато путлки-поведзм очень хорошо известно, что с 1823 г. свои черновики он писал в тетрадях, которые были выданы масону Пушкину в качестве неких -счетных книг», и исписал он их, естественно, все.
История тайных орденов и обществ в России XIX в. настолько обширна и настолько исследована — от декабристов, петрашевцев и пародовольцев до Союза борьбы за освобождение рабочего класса. — что я с легким сердцем здесь эту длинную и запутанную историю пропускаю. А вот о тайных союзах, в том числе тамплиерах и гяисикрей-церах в Советской России XX в., есть, как уже говорилось, прекрасное исследование АЛ. Никитина -Тайные ордены в Советской России. Тамплиеры и розенкрейцеры». Андрей Леонидович — сын тамплиера Никитина, загубленного в лагерях в 19X0* г.. а потому писал г большим знанием дела.
Впрочем, тамплиеры XX в. иштресуют нас не очень Розенкрейцеры, честно говоря, тоже интересуют не так чтобы. Несмотря на то что ничего отрицательного о розенкрейцерстве двадцатого века сказать нельзя и настораживает только слишком большая массовость этого движения во всем мире (мы о ней уже говорили), о розенкрейцерах России, как о полноценном Ордене розенкрейцеров, говорить вообще не приходится. Несколько лет движения, которое, вместо того чтобы заниматься своими непосредственными делами, в том числе алхимией и магией, как первыми практическими уроками розенкрейцерства, регулярно садилось в тюрьмы, затем освобождалось, потом опять садилось, пока не было вырублено чекистами под корень.
Общий характер тайных союзов по России после 1917 г. — это хаотическое движение типа броуновского. Люди стремились охватить сразу все. а не получалось ничего. Картина возникновения и существования орденов в этот период, да и до самого их исчезновения в 1930-е гг.. чрезвычайно напоминает точно такую же картину серели-"м-конца XVIII п. Восторженность и большие надежды охватыва-ш всех - и масонов, и тамплиеров, и розенкрейцеров, вместе со всеми ОТвегвлениямн всех трех орденов. Начинали практически все с анархии. Сейчас мало кому известно, каким авторитетом пользовалась личность Кропоткина. Легенды о популярности Ленина, раеггрост-Ранньщщ-сн после революции — даже сами легенды! — не шли ни в

какое сраппение с тс*, как па самом деле обстояло дело с Именем Кропоткина, теоретика анархизма, но поюм. когда остепенился н ужаснулся, — прости выдающегося ума своей эпохи. Гак что в том1 резиденции анархистов были всегда полны народу, нет ничего вительного. Расправа большевиков елевыми эсерами и арест; столь же знаменитой Марии Спиридоновой в июле 1918 г. шок и в анархической среде, который очень скоро сменился ? см. а правильнее сказать — депрессией. И как реакция на ванне во всех революционных событиях и начинаниях, бывшие і хисты. левые эсеры (кто уцелел), техническая и гуманитарная лнгенция. которая даже не помышляла о революции. — все. сговорившись, обратились к мистике, оккультизму, магии, парапсихологии, психометрии и пр. и пр. Любек: течение и движение, какое только можно было придумать или припомш имели своих не только сторонников, но и ярых почитателей, а тому сбить потерянных людей в любой из тайных (или не союзов было проще простого. Единственное условие, которое зателыю необходимо было выполнить. - это нс упоминать О П| тарской революции, будто ее не было и нет.
Однако Л. Никитин, различая один орден от другого и но рассматривая хронологию деятельности каждого, именно то, чем сходны подобные движения в XVIII в. и 1 Это сумбурность, отсутствие четких целей и задач, то есть гин и тактики, это полный дилетантизм, если какие-то таки сформировались, — то есть, главное — отсутствие ми рої ческого корня во всех тайных структурах. И еще одно очень і обстоятельство: практически все группы либо с самого начала, чуть позже, уже несколько определившись, непременно п< под надзор — где негласный, а где и почти официальный — и* ОГПУ. Я не стану сейчас перечислять лидеров, о которых зываст А. Никитин и которые вынуждены были по разным прі нам начать общение с ОГПУ, но чекисты сидели на плечах союза весьма іьтотно. Конспирация нс помогала: обп»сс б| умов еше нс завершилось, и по известному органам закону тот: иной человек, известный чекистам и большевикам, рано или здно приставал к тому или иному берегу. — и чекисты еще до как он принимал свое решение, уже догадывались, в какой имярек собирается вступить, а завтра вступит. Особенно если
іи»гк - лидер. Так что. получается. ОГПУ ловило свои жерівьі прямо на пороге организации. Вероятно, многие из этих тайных орденов — это просто созданные чекистами под своим крылом
структуры.
Беззастенчивый обман завербованных лидеров тайных орденов со стороны ОГПУ был обычной практикой этого учреждения. Едва согласится лидер на то, чтобы доносить о своей группе в случае первой опасности для советской власти, как группа, нс дожидаясь его доноса, арестовывается или (реже) разгоняется. Мало того: многие завербованные не знали, что в их структуре есть просто даже штатные чекисты. Вероятно, все. что мог сказать по тому или иному поводу завербованный лидер, эти шпионы уже знали и донесли. Так. несмотря на завербованность. многих вербованных арестовывали наряду с другими членами движения, также, как тех, сузили и так же. как тех. ссылали (чаше в Соловки), а то и стреляли. Трудно сказать, почему вообще не расстреляли сразу же всех тех. кто дождался расправы потом. Чего выжидали пласти?.. Почему для полной ликвидации инакомыслия в СССР понадобилось дожидаться двадцатилетия Октября? Кто и чет выжидал? Ответа на этот интересный вопрос нет. Или он есть, но мы его не знаем.
Итак, мы в общих чертах представляем, что и масоны, и тамплиеры, и розенкрейцеры — все были страшные дилетанты, и вся эта возня с тайными союзами была такой ненастоящей, бутафорской, что очень напоминала, конечно же. -стратыс тайны» тайных союзов середины и конца XVIII в. Впрочем, одно во всей этой истории было очень настоящим — расстрел в наказание неизвестно за что. Однако опять же за два десятилетия члены орденов уже и привыкли, что кого-то из них обязательно без видимой причины арестовывают, кого-то сажают, а кого-то расстреливают. Эффекта разорвавшейся бомбы (икакой расстрел, а тем более -посадка» не производили. Народ ко "сему привык и принимал любое движение властей против соратников того или иного члена того или иного ордена как должное. Всем ЛОетаЛал<кь поровну: в стороне нс оставили ни масонов, ни тампли-сров. пи розенкрейцеров. Первые два сейчас, как уже говорилось, "ас пс интересуют, хотя я и отдаю должное тому труду, который осуществил А. Никитин по сбору и классификации информаїгии. Розен-кРейцрры хх в. сами по себе (и это я тоже говорил) меня тоже инте-г^суютмало. Но...

А вот н окончание давней истории

Но есть п этом дпижешш одна фигура, которая не то чтобы о уж своеобразна в сравнении с другими членами Ордена, одн же стоит особняком. За последние лет 10 об этом человеке написано и в прессе, и исследователями в больших трудах, по ні.гх розенкрейцерству. Речь идет о В.В. Белюстине. Мне бы x донести и до вас информацию об этом розенкрейцере советских времен. И книга Л.Л. Никитина очень нам понадобится. Интрига, сопровождавшая некоторых розенкрейцеров, здесь, конечно же, присутствует в полной мере. А нам история Белюстипа нужна еще и потому, что. если помните, историю Сен-Жермена мы оставили незавершенной не только потому, что, вероятно, граф не умер, а опять скрылся, поскольку просто не мог умереть. А еше и потому, что его имя неожиданно всплывает в XX в. (курсив мой. — A.B.):
?Смерть Сен-Жермена, как то положено подлинному розенкрейцеру, окружена загадками и тайной. Никто из знавших его жизни не мог поручиться, что он действительно умер. Поэ никто из посвященных п тайны братства розенкрейцеров не б удивлен, когда в 20-х годах нашего века (А.Л. Никитин писал текст еще в 1990-х и, издавая книгу в 2006-м, не исправил «нашего» на слово -прошлого». — A.B.) на улицах Москвы п лопек, которого близкие называли Графом или — прямо Сен-, ном.
Впрочем, в быту он носил другое имя. Его звали Всевол чеславичем Белюстиным. и каждое утро он шел из дома на углу ной площади и Неглииной на Кузнецкий мост, в Наркомат ньгх дел, где составлял обзоры зарубежных газет и журналов, после работы, в кругу ближайших друзей, он превращался в учителя, поскольку попытался па российской почве возродить иосразезікрейцерство».
Вы тоже обратили внимание па выделенные курсивом ело. АЛ. Никитин не ошибся. Именно так он и собирался выразиться-Далс-е идет небольшой экскурс в историю розенкрейцерства, но мы пропустим его. поскольку уже знаем эту историю, хотя и нетвердо-Но пот одного пассажа избежать нельзя: он объясняет не только вы деленные мною курсивим слова, но и лучше, чем вся данная нескольких строках объясняет, кто есть кто в розенкреЙце

35z
что Андрс1° Леонидовичу мы должны быть весьма благодарны. По-моему, до него никто этой мысли не сформулировал. Итак:
« .Розенкрейцеры полагали, что овладение тайной вещестп и стихийными силами - только средство для улучшения и совершенствования природы самого человека, способ приблизить человека к божественному знанию, совершенствуя его собствешгую личность. Первым сформулировал такую задачу в XIV веке Христиан Розеп-крейц легендарный основатель этого тайного братства, связав свое имя с символами этих устремлений — розой на кресте, напоминающими о божественной мудрости мироздания и крестном пути мучительного труда и смирения страстей па поприще опытной науки. Столь дерзкое соединение двух высочайших задач — овладения силами видимого и невидимого мира и. одновременно, духовного роста человека, достигающего познания божественных сфер, оказалось нестойким и иллюзорным. Оно было возможно только на протяжении XVI и первой половины XV11 пека, когда отдельные гении-энциклопедисты могли охватить всю массу накопленных к тому времени знаний.
Уже в XVII пеке это призрачное единство стало распадаться на множестве) отдельных наук, требующих от ученого все более узкой и углубленной специализации. Вот почему все последующие розенкрейцеры, облепляющие себя таковыми, оказываются только теоретиками. Они надевают на себя одеяния своих предшественников, рассуждают о духовных путях совершенства, играют знаками и символами, пытаются их истолковать, но далее не идут.
Первым, кто дерзнул пойти по пути древних розенкрейцеров в России, был Всеволод Велюстин».
Как видите, здесь автор не только обосновал принципиальное отличие прежних розенкрейцеров от последующих, но и коротко и емко объяснил символ розы на кресте. Однако характеристика о. Белюстина может относиться лишь к нему самому, но никак не к розенкрейцерству в Советской России. Всеобъемлющих практиков розенкрейцерства двадцатый век. увы, больше не знает. Однако вернемся к тексту А. Никитина.
12чО его жизни известно сейчас и много, и мало. В отличие от ис-г°рнчсского Сен-Жермена, известно, что Велюстин родился в копир Прошлого (XIX— A.B.) века в семье военного генерала, позднее сеиатора по 2-му департаменту правительствующего Сената. Еще до
im 353
того, как он закончил .Александровский лицей но специальности филолога-языковеда, Бслюстин заинтересовался спиритизмом, астрологией, оккультизмом. Годы Гражданской войны он провел в Крыму, но в Белой армии не служил, в эмиграцию не уехал и в 1922 пер1гулся из Крыма в Москву, где с 1924 по 1932 год работал в ном комиссариате иностранных дел в качестве переводчика
Затем, как бывший дворянин, он был уволен из комиссариата, весной 1933 года арестован, но вскоре освобожден. Причиной а та был обнаруженный органами ОПТУ Орден московских розен церов^во главе которого, как выяснилось, и стоял В.В. Бслюстин.
к
и ho
Каким образом рядовой работник комиссариата иностранных оказался во главе тайного мистического ордена? Ответ на это обнаружен в самом полном и драгоценном архиве истории России ветского периода — в архивах ФСБ. побрапших в себя архивы органов ОГПУ, НКВЛ. МГБ и КГБ. где сохранилось и его следственное дело.
Вот как представил он это сам своим следователям.
Среди многочисленной литературы, издававшейся в России дс революции и посвященной магии и оккультизму, обращала на себя внимание фундаментальная работа молодого инженера путей сооб щения В.А. Шмакова — «Священная книга Тота». Вторую, гораздо более значительную работу, посвященную феноменологии -Пневматология», — автор опубликовал в 1922 году, уже при ской власти.
Именно эта книга заставила Белюстина искать знакомства со Шмаковым. Оно произошло в мае 192$ года у Шмакова, где собирались весьма примечательные люди. как. например, А.А. Сидоров, искусствовед, историк книжного искусства, впоследствии член-корреспондент Академии паук СССР; известный философ и богослов, священник П.А. Флоренский, всегда интересовавшийся магией и оккультизмом биофизик М.И. Сизов, один из виднейших российских антропософов, близкий друг поэта Андрея Белого и Рудольфа Штей-нера. Много было и других людей, не менее интересных, но известных нам сейчас, как. например, инженер-техник Ф.П вин, медицинский работник М.В. Дорогова. Оба они виослед сыграют немаловажную роль в сохранении и распространении зенкрейцерских идей в России.
Здесь, на квартире у Шмакова, встречались люди самых ньгх характеров, взглядов и духовных устремлений. Были антроиософы, теософы, члены Ордена тамплиеров, масоны, богоискатели, православные священники и сектанты. Кщс пестрее был состав этого кружка по служебной деятельности, специальностям и происхождению этих людей. Попав в такое общество. Бслюстин сразу же занял в нем ведущее положение: Шмаков, оценив его знания в области тайноведения, предложил молодому розенкрейцеру, каким считал себя Белюстин. читать собравшимся курс арканологии, то есть философии мистики, и вести практические занятия по каббалистике.
Он был умен, образован воспитан, красив и. если вглядеться, в его взгляде, даже на фотографии, сделанной пятнадцать лет спустя при последнем аресте, можно увидеть определенное сходство с историческим Сен-Жсрменом, свое тождество с которым сам Белюстин не утверждал, но и не отрицал».
Далее А. Никитин достаточно обширно пересказывает показания В. Белюстина в НКВД вовремя последнего его ареста в 1940-1941 гг. Эти показания у Никитина касаются судьбы Шмакова, который в 1924 г. получил разрешение и уехал с семьей в 1ерманию. откуда потом эмигрировал (т.е. уже без разрешения Советов) в Аргентину и т.д. В Связи с чем получилось так, что вместо Шмакова именно В. Белюстин остался неофициальным руководителем Ордена розенкрейцеров. Но потом, спустя два года, в 1926-м, он якобы решил организовать свой орден и сделал это. Тот орден назывался Московским орденом неорозенкрейцеров -ориопийского посвящения». Однако автор тут же приводит возражения и сообщает, что М.И. Сизов на допросе 1933 г. говорил, будто белюстинский орден оыл организован гораздо раньше, поскольку он сам. Сизов, состоит в нем с 1922 г.
Однако, учитывая все ранее описанные характеристики самих тайных союзов в СССР и сопутствующие им внешние обстоятельства (надзор за деятельностью), — конечно, и Орден розенкрейцеров не мог развернуться в союз, который принес бы практические плоды. Если говорить о науке, то никто не позволил бы даже столь малой кучке интеллигентов поставить на место главной науки алхимию. Идеология СССР могла приветствовать лишь позитивистс-Кис Пауки, а тем более науки, от которых ждали непременных и Ск"рых положительных результатов. Я не стану даже приводить примеры — Мичурина. Лысенко и т.д., — вы их и без меня знаете.
Философский камень и эликсир молодости, несмотря на притягательность того и другого. — это были суеверия, причем вредные А в целом стремление добиться чего-то в этой области — явная контрреволюция. Рано или поздно конфликт с существующей властью привел бы (он и привел) к запрету и в лучшем Случае — разгону Ордена. Произошел же худший вариант: розенкрейцеры уничтожены физически. С довоенных лет и до самого распада СССР больше в стране не было ни одного реально существующего тайного союза (разоблачения чего-либо подобного в течение этого времени — чистая легенда властей, как и обнаружение английских, германских или японских шпионов в лице какой-нибудь машинистки треста столопьгх, почтальонши или композитора). Но вернемся ? описанию самого В. Белюстина.
-Был ли он на самом деле очередным воплощением того мага дрс ности, кто нам известен под именами Христиана Розенкрейца, а позднее — графа Сен-Жермена? Во всяком случае, именно на такую мысль наталкивали, казалось, безграничные знания в области оккультных наук, которыми обладал этот, сравнительно молодой тогда, ловек. Действительно, в 1926 голу Белюстшту было всего только 27 лет, но среди своих единомышленников, многие из которых были старше его. он обладал непререкаемым авторитетом.
В отличие от широкого круга посетителей Шмакова, орден, организованный Белюстиным, насчитывал всего только 16 человек. Его члены имели разные степени посвящения и, соответственно, располагались по рангам. После периода ученичества, т.е. изучения литературы под руководством наставника и написания ряда собственных сочинений, вступающий в Орден получал посвящение в «оруженосцы*. Затем следовали две -рыцарские* степени — -рыцаря внешней башни* и «рыцаря тгутреиисй башни*, после чего следовали степени духовного посвящения, которыми обладали члены Верховного капитула Ордена-.
Как видим, даже здесь, в этих ступенях посвящения, существо-пала большая путаница. А потому трудно говорить о заявленном А Никитиным «возрождении древнего ордена* розенкрейцеров. Оруженосцы и рыцари — это из другой -оперы*, как и Верховный капитул: безо всякой па то причины исорозспкрейцеры отчего-то совместили в себе сразу и тамплиеров, и розенкрейцеров, хотя розенкрей церам XIV п. -оруженосцы» попсе не б1лли нужны, — ведь в отличие от
•боевых* тамплиеров розенкрейцеры не ставили себе никогда задач кого-то от чего-то (или кого-то) физически защищать. Символический оруженосец, как и символический -рыцарь*, да тем более какой-то символической -башни* — это не что иное, как сопливое продолжение самоубийственной романтики Серебряного века. Если бы это проявлялось на чисто внешнем уровне! Но мне что-то кажется, что на чисто практическом, внутреннем содержании ордена подобного рода романтика сказалась гораздо более неіативно. Из-за чего, но признанию А Никитина, Орден неорскіенкрейцероп не преодолел дилетантского уровня, как и все другие тайные* союзы были не чем иным, как просто возможностью поиграть п таинственность и романтику, свойственные и тогдашней, и нынешней интеллигенции. Вот отчего так просто и легко возник и развивается с 1990-х гг. новый Орден розенкрейцеров, принесенный па пашу землю уже из Америки.
Однако, возвратясь к Ордену неорозенкрейцеров, хочется сказать, что книга А. Никитина очеш. живо и весьма подробно представляет деятельность и этого, и других тайных союзов, интересно и со знанием дела написана и. конечно, явится источником, на который будет ссылаться не одно поколение исследователей в будущем, ІЬво-ря об -орионийцах», А. Никитин рассказывает-, что в 1933-1935 гг. вся верхушка розенкрейцерства была арестована, пострадали очень Многие (хотя об очень многих как говорить, если весь Орден состоял из 16-ти человек?), но отчегото М.И. Сизов и В.В. Белюстии, самые главари, были оттгутцеиы по домам. Орден прекратил свое существование. Потом, оставив семью, Всеволод Белюстии уехал в Душанбе, где преподавал в Педагогическом институте. Там его арестовали и в 1941 г. (в Москве) приговорили к 10 годам лагерей. Однако здесь След В. Ііелюстина теряется: больше никто не знает, что с ним произошло далее. Никитин пишет:
-Где он отбывал свой срок? Когда умер? Как ни парадоксально, псе ато до сих пор остается загадкой. Сведении о его смерти не смогли найти ни в 1957 году, когда но заявлению его вдовы Н.Б. Салько он был полностью реабилитирован, ни теперь, когда я знакомился с его делом. Он сошел с "физического плана" жизни, пользуясь выражением оккультистов, как настоящий граф Сен-Жермен, не оставив никаких свидетельств о своей смерти...*
Многие авторы, пишущие о нем же. В. Белюстине. восхищаются, *** он лопко несколько раз -срывался с крючка* ОГПУ-НКВД. Даже при уничтожении Московского ордена нсорозепкрейцеров он, сами видите, «был отпущен по домам». Сотрудник Наркомата иностранных дел, возглавляющий тайный орден... думаю, ответ напрашивается сам собой, хотя многие и оскорбятся за В. Бслюстина. Меня же во всей этой истории не устраивает один не столь уж исторически важный, но важный психологически, момент: «Он и не подтверждал, и не отрицал, что он и есть Ссн-Жсрмсн».
Детский сад, ей-богу! Или человек выполняет задание, или... простите, шизофреник. Сказать о том, что он сам Сен-Жермен. Велюс-тии, естественно, не мог: была известна его биография с рождения в 1899-м. Правда, выпадал из нее Крым... но это уже детали. Отчего же тогда не подтвердить иного: да, но я не сам Сен-Жермен, а реинкарнация... Но так еще хуже: сломаешь саму легенду о бессмертии Сен-Жермена. И так и так нехорошо. Будем считать, что п и молчал. На этом и закончим с Сен-Жермеиом с Трубной площади
Новейшне розенкрейцеры

Я уже начал говорить о новейшем розенкрейцерстве в нын( России. Никаких оценок этому движению дать не могу: нри< ющих не обсуждаем. Но вот историю возникновения этого крейцерства знать бы хотелось.
Исследований на эту тему я нигде не встречал, однако эта организация имеет свой сайт в Интернете, где можно почершгуть достаточный обт.ем разнообразных сведений о новейших розенкрейцерах. Часть этих материалов я приведу, но постараюсь сделать так. чтобы это не выглядело как реклама нового «старого»- движения.
Например, 22 февраля 2006 г. по Ленте новостей Yandex прошло такое сообщение:
-Около 90 человек приняло участие во второй вводной встрече Международной Школы Золотого Розенкрейца "Lccoriutn Rosi-crncianum". которая прошла в зале Дома культуры на Петровских линиях в Москве. Как стало известно корреспонденту "Портала- "Credo.Rn"Credo.Rn", большинство из них уже знакомы с учением Школы, штаб-квартира которой находится в Хаарлеме (Нидерланды).
Примерно 25 новых слушателей записалось па очный информационный курс из 12 писем. В течение трех месяцев каждые две недели по выходным они будут знакомиться с основами учения гностических духовных школ. У Школы коллективное руководство - три координатора организуют ее деятельность в Москве и 6 несут ответственность за события в РФ. В настоящее время, как сообщил корреспонденту "Порталa-Credo.Ru" координатор Школы по РФ Дмитрий Матвеев, в Москве насчитывается около 200 курсистов — тех. кто регулярно контактирует с другими слушателями читаемых в Школе лекций. Всего же по России насчитывается примерно 400 "списочных" розенкрейцеров — тех. кто пожелал получить членские билеты Школы.
Дату рождения Школы "Lecoriuin Rosicrucianum" следует отнести к 1924 году, когда братья Леене вступили в Голландское отделение "Братства Розенкрейцеров", общества, основанного в 1909 году Максом 1ёнделем в Оушенсайде (Калифорния, США). В 1930 году к братьям Лсене присоединилась Х.Сток-Хаузер, вместе с которой братья создали в 1935 году независимое Розенкрейцеровское движение. Я. Леене и X. Сток-Хаузер под литературными псевдонимами Я н ван Рэйкенборг и Катароза дс Петри написали серию книг, переданных в дар Всероссийской i осударственной библиотеке иностранной литературы им. М.И. Рудомино от библиотеки "Phoosophica Hermetica" (Нидерл анды ).
Р. 1993 году ВГБИЛ стала инициатором проведения международной выставки "500 лет гнозиса в Европе", которая представила манускрипты и раритетные издания, посвященные гностическим интенциям в различных философских и религиозных сообществах, полученные из государственных и частных собраний. По материалам конференции издан сборник статей "500 лет гпозиса в Европе — 500 Years о/Опош in Europa. Гностическая традиция в печатных и рукописных кншах. Москва — Санкт-Петербург", изданный в 1993 году в Амстердаме. В 2005 году в Библиотеке иностранной литературы прошла очередная научная конференция по теме гностических обществ, посвященная 400-летию розенкрейперовской традиции, но в 2006 году, как отметил координатор Школы Александр Петров, подобной научной конференции не будет.
Курсисты изучают серию книг, изданных за 13 лет на русском языке. Это "Универсальный гпозис", вышедший еще в начале 1990-х. Откровение гнозиса в наши дни". "Мирдад" ливанского ученика Школы Микаэля Найми, "Элементы философии современного Ротшые общества. ордена н секты

зснкрейца'. новый фундаментальный четырехтомник "Египетский первоначальный гнознс и его зов вечного в настоящем". Регулярно пиходнт ежеквартальный журнал Школы "Пентаграмма".
< >тметим. что в России также зарегистрирована русскоязычная секция "Древнего мистического ордена Розы и Креста" (ДМОРК) которая действует под девизом "Самая широкая терпимость при самой строгой независимости". Хотя ДМОРК появился в России еще п середине 1970-х вместе со студептами из Африки (один из них был даже отчислен из Ленинградского университета за распространение идей Ордена), его численность среди россиян сравнительно невелика-».
Адрес портала вы уже увидели, моястопопторю:  "porta-crcdo.ru"porta-crcdo.ru.
Из приведенного сообщения видно, что движение не только живет, по и потихоньку ширится. Из тайного Орден розенкрейцеров сделался практически совершенно открытым, что, конечно, для знатока древнего |ю зен крейцерствд совсем непривычно, однако веяния нашего времени совсем иные... Единственное, о чем умолчали авторы информации, которую я только что привел, это то. что в 1992 г.. когда в России в Санкт-Петербурге проходила выставка -500 лет гно-зису в Ев|м>пе- (а также и ряд лекции в формате этой выставки), местом, где это устроили, была... квартира Пушкина (Мойка, 12). Несмотря на то. что это музей-квартира, несмотря на то. что Пушкин, как мы знаем, был некоторое время масоном, надо принять во внимание, что наш великий национальный поэт прошел очень большой эволюционный путь от автора - Гавриил и ады» (лицейская шалость) — до серьезного православно мыслящего и чувствующего поэта. -Ему не хватило лишь одного шага, чтобы целиком войти в духовное лоно Православия-, -заявлял один из самых значительных пушкинистов профессор М.П. Еремин, автор множества открытий и воспитатель многих учеников. Потому, как мне кажется, устроители вышеназванной выставки выбрали явно пе самое удобное для этого мероприятия место. Впрочем, то взял на свою совесть ныне покойный АА. Собчак, и 1юг его простит.
Кроме названной Школы в мире существует и другая крупная ро-зенкрейцеровская организация — АМОИС. или. коротко. -Община розенкрейцеров-, филиалы которой, как и филиалы созданной Максом 1ёнделем -Гностической духовной Школы-. разб|н)саны по всему миру. Паши [юзе и крейцеры инициированы -ендслевской организапи
гй Отнако я ничего больше пе могу сказать об этих школах н о разнице между ними. Время должно показать, кто из них есть кто.
Все. что далее говорится в материалах о розенкрейцерах на угаданном и других И1гттрпет-слйтах, призвано внушить читателю странички необходимость приобщиться к движению и доказывает, почему читатель должен зто сделать. Потому я больше ничего пе скажу, кроме того, что желающие могут личпо ознакомится с этими тонко организованными внушениями.

ГЛАВА 17.
ПАРАДОКСЫ РОЗЕНКРЕЙЦЕРСКОЙ ТЕМЫ. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Откровение от Александра Кольского

Для чего, как вы думаете, собирались на переговоры розенкрейцеры правой и левой руки? Я вспоминаю историю, когда розенкрейцеры о чем-то не договорились со своими -черными братьями*. Какие же проблемы они решали?.. Если уточняли что-то в формулах -делания-, да не сошлись, — зачем былое досады уиичгожатьпротнв-нуп сторону! Ведь лучшим доказательством правоты мог быть эксперимент: вставь свое в формулу, проверь, правильно ли идет процесс, как задумано. А наблюдатель от -белых братьев- пусть посмотрит, так ли все выполнено, как оспаривалось. И всем будет хорошо.
А может, они делили сферы влияния? Кто-то позволил себе за браться на чужую территорию и стал там хозяйничать?..
Нет. Высшие степени розенкрейцерства наверняка состояли из людей пятого, а то и шестого уровня (то есть практически Ангельского) . а значит, тем более не могли они поступать между собою как лавочники, отстаивающие каждый свой ряд. И сферы влияния -пра-"ых- ц -левых- не могут пересекаться.
Не появился ли в магии новый знак?
11ет. п еврейском алфавите всегда было двадцать две буквы - «му-Юипьц. лапки-, как их обзывали противники масонства XVIII в.вРос
тайные общества, ордена Н секты

рттгШт - рыцари розы и креста

сии. Магии обходилась этими буквами и пифагорейскими пантакля ми. Другого возникнуть не могло.
Гак какова же причина столь непримиримого поведения тех и других на тогдашних злосчастных переговорах?..
А вот причина. И белые, и черные маги и розенкрейцеры — это ПАШИ А есть еше не-наши. ДРУГИЕ. Этот термин я взял из американского сериала -Остаться в живых», но он очень подходит в данном случае. Мы. белые или черные, праповерные и еретики можем до смерти разбираться между собой. но когда дело касается внешнего врага... Кульский применяет другой термин: ЧУЖИЕ. 11о мне хотелось бы оставить этот, более объемный, потому что другие - это и такие, как мы. но другие, и чужие, и не совсем (ибо мы пе можем исключать того, что другие могут быть с нашей родной планеты, только не мы), это могут быть и мы, но измененные. Короче, другие.
Кто же он, тот внешний враг? Сатана?.. Нет, и белые, и черные маги пользуются его силой, управляют духами (а в магии действуют только темные духи), вплоть до высшего, Люцифера. Кто же может быть выше Падшего Ангела? Кроме Самого Бога?
Пет, сила других— в ином. Другие— не из иерархии. Они — более высокая цивилизация, использующая все те же магические законы для управления темными силами, но они продвинулись по пути овладения этими силами на порядок (и это по самой меньшей мере) выше. Именно потому они опасны, именно они-то и контролируют нашу іиіанету, не допуская нас овладевать теми знаниями и возможностями, которыми давно должны были овладеть. В чем проявляет ся противодействие других? Мы об этом поговорим, по сначала я хочу процитировать Александра Кульского. чтобы вы пе обвинили меня в голословности и пустой выдумке.
По книгам А. Кульского эта мысль о других разбросана достаточно равномерно: он постоянно о них напоминает. Вплоть до того, что иногда кажется, будто у автора немного «поехала крыша».
Нуда смотрите сами. В главе об НЛО в книге -Трона розенкрейцеров» А. Кульский рассказывает об агрессивности, которую прояв ляют к землянам летающие тарелки (ну и не только об этом, но из отрывка это будет ясно). В свое время, собрав достаточно большой материал по этой теме, и я сам в книге -Тайны НЛО- писал об этой агрессивности — не то чтобы -негуманности», а просто полной а-человечности, а-гуманности энлонавтов. Тому набралась масса примеров и отмахиваться от них никак нельзя. Почти теми же примерами оперирует и А. Кульский, доказывая, и достаточно долго доказывая, то, что собирался доказать: ОНИ — это НЕ МЫ. Их и наш подходы настолько разнятся, что ждать от них чего-то хорошего — значит, жестоко заблуждаться. Приготовьтесь, сейчас будет длинная цитата из А. Кульского. Это тот тексг, которым заканчивается глава об НЛО. Сократить отрывок нельзя: там одно цепляется за другое, даже в перечислениях. Итак (выделения сделаны автором, а руку А. Кульского вы уже знаете):
«Попробуем еще рат спокойно поразмыслить о той травле, которая велась п отношении фундаментальных исследований и их исполнителей после 1917 года. Итак, какая вырисовывается картина?
Полный государственный запрет на публикацию ЛЮБОЙ литературы по оккультной тематике и полное изъятие из библиотек ранее выпущенной литературы на эту тему.
Полный официальный запрет на проведение работ с целью проверки и изучения любых вопросов, связанных с "духовным миром". Профанация и выхолащивание в открытой печати вопросов, связанных с. физиологией. Сворачивание серьезных археолого-историчес-ких исследований. Археология превращается в ремесло по раскапыванию древних могильников в поисках золотых предметов для "диктатуры пролетариата". Преследование исследователей, которые не ставили перед собой подоб'гую цель.
Жесточайшие репрессии в отношении ученых, занимавшихся изучением древнеегипетского наследия. Арест и расстрел подавляющего большинства египтологов.
11реследовапис и уничтожение специалистов, занимавшихся изучением Древнего Китая.
Жесточайшие репрессии в отношении ученых, занимавшихся вопросами истории масонства, альбигойцев, тамплиеров, табори-тов, а также Розы и Креста. Запрет на печатание любой художественной литературы на эту тему.
ЗаОрег на официальное изучение НЛО (как видите, этот аспект лишь малая часть претензий к другим в аргументации А. Кульского. — °"*) и нетрадиционных направлений физики и химии.
Запрет и ошельмовывание аналитико-прогностической науки -Футурологии.

Гонения на исследования в области демографии, запрет генетики, уничтожение кадров генетиков; репрессии в отношении ученых и официальное ошельмовывание информатики (кибернетики). Эта отрасль пауки п СССР была спасена от полного уничтожения только военно-промышленным комплексом.
Длительный запрет на нетрадиционную медицину, астрологию изучение телепатических явлений...
Но мы не станем продолжать этот вопиющий список. Достаточно и приведенного выше. Между тем этот список и в сокращенном виде весьма показателен. Он четко демонстрирует некую тенденцию. В самом деле, обратим внимание на то. что полностью под запретом оказались, прежде всего, история, оккультные науки, фундаменталь-иые знания, философия и, естественно, уфология.
О религии вообще речь не идет! Преследования верующих приняли в свое время характер эпидемий... И именно это является одной из больших странностей режима, поскольку никакой угрозы для "коммунистической идеи" христианство, например, не представляло вообще. Напротив, большевики со своими бреднями относительно "всеобщего счастья-казармы" на земле должны были бы свящеп-ников на руках посить! Прапда, Писание содержит слова Иисуса Христа о невозможности построить Царство Вожие на Земле. Ну и что? Разве в распоряжении партии было мало ПОСЛУШНЫХ идеологов и фарисеев, которые (только прикажи) в два счета доказали бы. что Он говорил это вообще, не имея в виду государство "рабочих и крестьян"!
Нет, правда, есть в Библии хоть слово о ТОМ. что именно в СССР нельзя построить Рай?
И вдруг такое жесточайшее гонение на церковь... Чем же им так мешал Господь Бог?
Из всего этого рискну сделать следующий предварительный вывод: существует СКРЫТЫЙ ФАКТОР, который оказывал и продолжает оказывать ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ в работах по выгаеперечне-лепиым направлениям. Причем чаше всего этот фактор действует НЕ НЕПОСРЕДСТВЕННО, а только опосредствованно, то есть через определенный субъект.
Этим субъектом может быть: некое авторитетное официальное лицо или группа лиц; государственное учреждение либо система государственных учреждений; система государственных ор364
ганов. И. прежде всего, ОФИЦИАЛЬНАЯ ГОСУДА1*С1'ВЕИПАЯ-ПАРАДИГМА. То есть сумма действующих законов и идеологии. С другой стороны. РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, ВО ВСЯКОМ СЛУЧАЕ В ТЕЧЕНИЕ ПОСЛЕД11ИХ ПЯТИШЕСТИ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ. ПРОХОДИТ НА ФОНЕ ПОСТОЯННОЮ ПРИСУТСТВИЯ "ЧУЖИХ"!
А теперь попробуем сделать концентрированный вывод из сказан-пого ранее: НАИЛУЧШЕЙ СГРАТЕГИЕЙ ДЛЯ "ЧУЖИХ". КОТО РАЯ Я ОБЕСПЕЧИВАЛА БЫ ПОСТОЯННУЮ ВОЗМОЖНОСТЬ КОНТРОЛИРОВАТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО (ЦЕЛИКОМ ИЛИ РЕГИОНАЛЬНО) ЯВЛЯЕТСЯ... СПОСОБСТВОВАНИЕ СОЗДАНИЮ НА ЗЕМЛЕ ГОСУДАРСТВ, ОФИЦИАЛЬНАЯ 11АРАДИГМА КОТОРЫХ БУДЕТ ПРЕПЯТСТВОВАТЬ ПРОВЕДЕНИЮ ИССЛЕДОВАНИЙ В ТЕХ НАПРАВЛЕНИЯХ. РАЗВИТИЕ КОТОРЫХ НА ЗЕМЛЕ "ИМ" НЕЖЕЛАТЕЛЬНО!
Мы далеко не первые на Земле, кто понял, в какую Игру мы все вынуждены играть. И поэтому с древнейших времен по крупицам и крохам собиралось Истинное Знание, основу которого, возможно, берегли еще иерофапты Кеми. халдейские маги, тибетские ламы, даосские посвященные, орфики, друиды, волхвы. Это Зпапие тысячи лет вдохновляло жрецов и посвященных, 'ex, кто, зная о "чужих", накапливал тайные знания, чтобы когда-нибудь человек мог встать в полный рост и сам решать свою судьбу».
Что и говорить, выводы сер!»езные. И хочется подписаться под ними, причем обеими руками. Если на секунду представить, что сказанное — чистая правда, тогда понятно, от кого именно скрывались знания, то есть из-за чего они тайные. '1о есть, хрубо говоря, жрец становится фигурой исключительно положительной и даже мученической. Он страдает за нас... И приходим к Христу, пострадавшему за нас, Спасая. Вернее, даже не к Христу, а к бесчисленному повторению Хрисга в истории Земли: знания оставались, жрецы менялись. Или выходит на поверхность... Сен-Жермеи, первый, главный и единственный иерофант. Бдящий. Для ист нсг невозможного, но оругиеобладают еще большими возможностями. Хотя почему другие? ?сли у нас — один Сен-Жермен. то и в качестве других - такой же главный жрец, бессмертный и бдящий.
РОТ и приходим опять к Богу и Дьяволу. Но, поскольку Дьявол послабее - бывший Ангел все-таки, то приходим ко Христу и Антихристу. То есть придумывать каких-то других, получается, лишнее, уже все есть, все -на месте*.
Если только это не высшая цивилизация, которая элементарно собирается прибрать к рукам планету Земля. На эту тему уже очень много написано, особенно на Западе. Тема изъезжена вдоль и поперек, а потому интересующихся отсылаем по указываемому адресу: читайте фантастику, там все сказано.
И еще один аргумент против того, что и в самом деле над нами СКРЫТНО существуют другие, по А. Кульскому. почему-то получается, что только СССР виноват п том. что движение к истинному знанию останавливалось, а решившихся идти по этому пути безжалостно -гасили- — и медленно убивали в тюрьмах и психушках, и немедленно уничтожали всевозможными способами. Правда, А. Кульскин сразу оговаривается: парадигма... Значит, дело в парадигме: в СССР она победила, и потому знания тормозились. Любопытно.
Примерно такая же картина описана братьями Стругацкими, когда — помните? — герой аплоттгуто подошел к важной формуле, но никак не может ее записать. То ему мешают соседи, то сантехник, то какая-то девица с улицы, и т.д. до бесконечности.
Вот эта мысль, очень точно выраженная Стругацкими, гораздо полнее, на мой взгляд, выражает суть того, что нам предъявляет А. Кульский как открытие, своеобразное Откровение от Александра Кульского. Главное, что меня не устраивает в его концепции, это то. что он почему-то поделил мир по-большевистски на белых и красных. ?му кажется, что другие яахпятили (грубо говоря, конечно) только нас, а у них (в США, например) все нормально.
Да, генетику' в США не запрещали, оккультные исследования не сворачивали, церковь не уничтожали. И много чего не делали. Но у них — то же самое. Более того: сравнивая США с гигантским желудком. Михаил Задорнов стопроцентно прав. Им не надо ничего запрещать, они и так ни в какой области не смогли ничего добиться. За последние, кажется, шестьдесят лет (это прозвучало в какой-то телепередаче уже давно, не помню, о каком именно периоде говорилось) в США зарегистрировано всего одно научное открытие. Это при том. что хотя бы несколько подобных открытий в год в мире происходит. Да и то это одно научное открытие совершила китаяпка, которая находилась в тот момент в США на стажировке! Следовательно, другим нет необходимости толкать Соединенные Штаты на выработку новой -официальной парадигмы, которая бы препятствовала проведению исследований в тех направлениях, развитие которых на Земле "им" нежелательно». Это. заметьте, при том, что вот уже не менее двух-трех десятилетий в США усиленно закупаются умы человечества во всех областях знаний и деятельности, хотя этому процессу гораздо больше лет — вспомним хотя бы Эйнштейна. Оп-пенгеймера, да еще и гораздо раньше туда прибыл Никола Тесла...
Значит, если другим что-то нежелательно на Земле, они вполне могут обойтись и без изменения официальной парадигмы того или иного государства. А чем же заняты Соединенные Штаты? Ведь, что ни говори, а это они компьютеризировали весь мир...

Каков процент от общего?

Да, компьютер — это великое изобретение человечества. Наряду с лампочкой Эдисона (кстати. Томас Альва изобрел там только ввинчивающийся цоколь, а на самом деле это так назывемая «свеча Яблочкова»), компьютер преобразил нашу жизнь местами до неузнаваемости. Он не только стал подспорьем в технических расчетах, не только отменил во многих областях традиционные технологии личной деятельности (черчение от руки на листе ватмана, печатание на машинке, листание страниц и т.д.. и т.п.). по и целые производственные процессы сделал неизмеримо более компактными. Простой пример — производство книги. Пели прежде технология требовала технической редактуры отредактироваїпіого литературным редактором текста на ранней стадии, еще до ручного (или машинного) набора, который осушествлялся в типографии, то теперь это происходит в процессе набора и верстки практически одним человеком, сидящим за персональным компьютером. То же с подготовкой гранок: наборные формы требовали обработки и изготовления из них печатных форм, а теперь достаточно включить принтер — и компьютер распечатает с его помощью не только типографские пленки, но и, если поднатужится, тираж. Тиражные машины (которые минуют неудобную технологическую стадию с изготовлением печатных форм) уже имеются в типографиях, но па очереди — домашний тиражный аппарат: псе будет исполнено в одной точке пространства, процесс не зависит теперь ни от пьяного наборщика, ни от уходящей по болезни ребенка на больничный машинистки, ни оттого, что не подвезли m-жной краски, пи от того, что офсетная машина сломалась.
Удобство новых технологий и вообще технический прогресс мы считаем фактами развития нашей цивилизации и в какой-то степени гордимся этим. Л большевики, например, и трактор, и телепизор и космический аппарат, и многое-многое другое — и вовсе присваивали себе, доказывая (а многие верили), что без коммунистической партии никакого технического прогресса не бывает...
Но это о прогрессе. А что вообще- человек? Как развивается он?
Да дело в том, что. оказывается, не развивается никак. Homosapkmi нынешний отличается от своего предка homo sapiens настолько незначительно, что говорить об этом не стоило бы. А между нами и нашим предком по меньшей мере 10 тысяч лет. На самом деле, конечно, должно быть больше (если верить позитивистской науке, а нс принимать версию церкви, по которой всему мирозданию только около 8 тысяч лет): ведь как кроманьонец сосуществовал с неандертальцем, так и гомо сапиенс преспокойно мог жить рядом с кроманьонцем, который от него структурно, физиологически ничуть не отличался. Правда, у кроманьонца больше мозг и объемистее мышечная масса... Мнения ученых систематизировал ныне покойный атлантолог II. И. Щербаков, который еще несколько лет назад говорил о том. что именно кроманьонцу принадлежат все основополагающие изобретения и открытия челопечестпл — копье, лук и стрелы, одомашнивание животных, дом. огород, примитивная мельница и т.д. До кроманьонца неандерталец пользовался только рубилами и скребками, а из оружия у него была вовсе не дошедшая до нашего времени дубина (поскольку была деревянная). Впрочем, если начать вдаваться в подробности, мы выясним, что проведенные около И) лет назад исследования ДНК неандертальца доказали, что он не является предком современного человека. Мы можем вдруг открыт!., что кроманьонец исчез с лица земли но неизвестной причине (или нескольким). А о том. что. вполне возможно, ие все современные люди от-носятся к виду homo sapiens, мы и сами в силах догадаться. Одпако большинство все же относится, а потому забудем все эти догадки и измышления. И личные способности (а именно о них мы печемся) у всякого новорожденного примерно равны способностям любого другого. Отбросим вариант наличия гениальности, поскольку в статис тике он малозначителен. То же сделаем и с природными идиотами.
которых сейчас, правда, неизмеримо больше, чем хотелось бы. но эта категория населения планеты прирастает от вполне понятных причин и теоретически может поддаваться коррекции.
Я подвожу вашу мысль вот к какому обстоятельству. Сейчас увеличилось, например, число авиакатастроф (правда, как оказывается только в России) и техногенных катастроф (это и во всем мире). И причиной все чаше называется человеческий фактор. То есть получается, что, если бы кто-то из ответственных за данный процесс (то ли технологический, то ли рабочий, к каковым можно отнести обычный авиаперелет) людей, облеченных пс только полномочиями вести этот процесс, но и соответствующей профессиональной подготовкой, что-то проделал (или, наоборот, пс проделал) в соот-встствни со стандартной инструкцией, то катастрофы пс было бы. А на простом человеческом языке зто значит, что человек не справился со своими непосредственными обязанностями. Таких -не справляющихся» даже на протяжении памяти одной моей жизни стало о разы больше, чем было, Это происходит не только в опасных производствах и па транспорте: таких «нс справляющихся» стало больше абсолютно везде.
Только вчера в новостях было ошеломляющее сообщение. Вы помните, даже сам президент озвучил цифру: на дорогах страны гибнет 35 тысяч человек в год. ?-frro больше, чем во всех наших последних войнах, втом числе афганской. Но о гибели на дорогах я бы не вспомнил, если бы именно вчера не прозвучало: 100 тысяч в год в России умирает от неправильно поставлен ного оиагиазаі!! Комментировать?..
Помню, когда-то, будучи студентом-светотехником, я сбежал с лекции в кино. И вот слышу позади меня разговор двоих в темном зале. — один из них жалуется: «А я с хирургии убежал». Меня еще тогда 570 потрясло так, что, как видите, помню до сих пор. И мысль (которая, слава Богу, так и не воплотилась): «А если ты. сволочь, окажешься моим хирургом, да еще придется резать именно то. чему тебя сейчас, негодяя, должны учить на лекции?..» Это все чушь, что можно йотом переписать конспект и успешно выучить. Нет: Знание дает
**в0 Учитель. Так устроено. Остальное — дилетантство. Правда, мы *Иаем феномен самообразования, но таких самообразовлниых до профсссионализма людей можем перечислить по пальцам. 1 e стану "Рагь. что. потрясенный случившимся, я тут же помчался на лекцию.
*и,н что с тех пор не прогуливал лекций. Нет, но потрясло, точно.
А пот другой аспект той же проблемы.
В спое время замечательный писатель Михаил Анчаров написал роман или повесть -Самшитовый лес-, где он очень глубоко исследовал помимо прочих именно этот вопрос: позитивистски развивающаяся цивилизация очень скоро стала подменять талант н способности образованием. Он приводит прекрасный пример с К.Э. Циолковским, у которого было незаконченное гимназическое образование: ведь п наше время его и на порог университета нс пустили бы, — а ведь он является гениальным разработчиком, по меньшей мере, теории космических полетов. Кстати сказать. М. Анчаров в своей попести от лица ее главного героя приводит хоть и для частного случая, по не больше и пс меньше, как доказательство теоремы Ферма!..
В развитие темы, затротгутой писателем, скажем теперь значительно больше, чем он, тем более что это писалось в неудобное советское время и сказать большего М. Анчарову просто не удалось. А он мог бы сказать, что в настоящее Время именно -образованны- (очень созвучно с оборванцами, так что это не моя придумка, поскольку гениальная) везде, во всех отраслях деятельности, являются большинством, а лначит, фактически осуществляют власть. В советское время это было также выражено, но теперь, из-за экономических проблем, стало, на мой взгляд, более выпукло. Да не обидится на меня большинство населения, то, что я скажу сейчас, в значительной степени утрировано, однако если взглянуть трезво, то так оно и есть.
Настоящий специалист в той или иной сфере, несмотря на советскую уравниловку, все-таки, именно как специалист; дослуживался до тех должностей, на которых он не только пес всю ответственность за процесс (как правило, технологический), но и получал за это больше других в материальном отношении. Правда, карьеристов и дураков в руководстве тоже было немало, но они никогда не забывали, что среди них должны быть и люди, которые по крайней мере понимают то. чем руководят. Таких не любили, но терпели. С развалом страны и экономики возникла ситуация, когда именно специалисты (из образовлицев же. больше неоткуда) первыми осознали, что данная отрасль в них не нуждается и еще долго не будет нуждаться. Они же первыми покинули свои руководящие посты, уйдя в другие сферы деятельности. Там большинство из них добились определенного успеха и почти все впиехтись в новую экономическую и ПОЛИ' тическую ситуацию. Нельзя скатать, что все они чисты перед законом, но все же каким-то образом они поддерживают своими усилиями принятые на себя отрасли. В основном это торговля, обслуга я другие направления деятельности, не связанные непосредственно с производством, в том числе многие избрали себе востребованную теперь сферу охраны, хотя туда пришли те, кто в прошлом были службистами: милиция, армия. КГВ и т.д.. то есть также сфера совершенно необходимая, хотя ничего и не производящая. Если сейчас развивать дальше эту тему, то мы уйдем от основной, хотя очень хотелось бы сказать и о тех. кто сумел удержать в более-менее достойном виде железные дороги, аэрофлот. почту и телеграф и т.д. Телевидение совсем не хочется хвалить, потому что и сейчас оно под контролем отъявленных дилетантов, умеющих, однако, вертеть миллионами. Ну да не в этом дело. Главная мысль пот какая: те отрасли, а их большинство, откуда утекли настоящие специалисты (а сейчас и их знания уже безнадежно устарели), но сами они оставались существовать, сами по себе так и пс погибли — в них еще какого теплится жизнь. Но па первых порах места, бывшие занятыми истинными специалистами, теперь заняли такие же образованцы. однако образование их было чисто номинальным. Соответственно, управлять по-настоящему они не могли и не могут. До приватизации, которая пронеслась за ваучеризацией, новые управленцы успели развалить отрасль за отраслью, и в результате они сами пришли либо в руки ловких дельцов со стороны, либо п руки тех же новых управленцев. Во втором случае производства и другие процессы, важные для экономики, продолжали разваливаться и многие так и развалились. Однако более ловкие не-специалисты успели сбыть принадлежащую им собственность и устраниться. Постепенно экономика стала оживать, но структурно вид ее изменился. Простые примеры: была аптека — стал винный магазин, был кирпичный завод — стал цех по сборке компьютерной техники (примеры, сам знаю, неудачные, но искать удачных не стану, ибо вам и так попятно, что имеется в виду). Результат — в пользу наживы: были прекрасные дешевые столовские котлеты и милые сердцу беляши, стали мерзкие хот-доги и безвкусные гамбургеры, но только в три-четыре раза дороже милых сердцу котлет.
Однако, начав говорить о наживе и обнищании, мы отправимся в ту сферу, где договоримся опять до марксизма и экспроприации эк
ТАЙНЫЕ ОБЩЕСТВА. ОРДЕНА К СЕКТЫ

спроириатороп. На самом деле я говорю не для того, да и гама рыночная стихия сделала сущенствующес положение вешей достаточно устойчивым от потрясений (относительно, конечно). А вот о том, что стал «пироги печи сапожник, а сапоги тачать пирожник», сказать не мешает. Но и не об этом собирался я сказать.
Возьмем теперь низшее звено. Здесь также были свои мастера, и заслуженные. Могу даже засомневаться в огульном отнесении их к образованцам. Дело в том. что там начинается ремесло, а значит, образопанства и должно было быть больше. Краснодеревщик, го-карь-многрстаночник и т.д. без образования не могли бы достичь своих тогдашних высот. Именно они-то, заслуженные мастера своего дела (их было очень много, сейчас я насчитываю таких едва ли не четверть от веет состава работавших в экономике), тоже ушли с производств, хотя и гораздо позднее образованцев-сиецналистов из ун-равляюших структур. Вольшинсгво высококвалифицированных рабочих сделались челноками. Сейчас не станем обсуждать вопрос, отчего многие спились и ушли в мир иной, а дело за них делали их жены, превратившись за короткое время в ломовых лошадей, могу* щих и копя па скаку остановить, и войти п горящую избу. Остановимся на том. что и жены краснодеревщиков относились к тому же классу, то есть класс слесарсй-сборщикоп в одночасье сделался классом торговым, из которого на сегодня выросло уже заново отечественное купечество, только что не признано еще официально.
Однако речь опять не о них, а о тех. кто остался. Вот и добрались. Итак: производства управлялись малограмотными, склонными кстя-жательству, воровству, выгодной распродаже бывшего госимущества, взяточничеству и взяткодательству и т.д. людьми, под которыми кое-как «трудилась» иптертная, малообразованная, бесталанная и достаточно большая масса людей, которые в силу лени, нежелания, отчаяния и пр. причин не желали прапильно исполнять свое дело, да и. скажем прямо, исполнять его и не могли. В результате недавно президент с радостью обтлпил нам, что страна достигла 50 % уровня производства 1990 г. (это он сказал действительно с радостью, считая, что теперь недалеко и 100 %, а там...). Но припомним, что развальный 1990 г. и сам-то был наиболее непроизводительным из всех последних советских лет, и достичь его уровня — это скорее позор, чем достижение. Это даже не тот самый высокопроизводительный до Первой мировой войны 1913-й. с которым — достаточно честно.
между прочим, — сравнивала свои достижения советская власть, которая, если передергивала, передергивала в другом. Мы же помним, как в 1990-м уже останавливались домны, прокатные станы, бастовали шахтеры и т.д. Прилавки были буквально пусты — даже в Москве! Тогда, если вам. читатель, пеизвестно, еще немного, и возмутилась бы глухая к народным бедам (и сейчас тоже!) столица, и власти — пс усидеть бы на месте. Я помню, что сработал какой-то механизм (то есть опять украли деньги у остального парода) -и в Москве появился всевозможный импорт, в смысле продукты, причем не лучшего опять-таки качества, но и их можно было приобрести только с московскими «визитками»... Мне могут возразить: это был кредит у Запада, никто народные дельги не брал... Но мы знаем, кто теперь отрабатывает эти «западные» кртдиты, кто голодный и холодный до сей поры едет в Москву, бросив семьи, чтобы добыть кусок хлеба, который немыслимые цены за съемную квартиру в столице вырывают из этих трудовых рук и отдают тем же москвичам, у которых за всю последнюю двадцатилетнюю историю полки были пустыми от силы месяц (а по всей стране, в том числе даже в «колыбели революции» Ленинграде, обтлвленном городом второй категории
снабжения. — с 1970-х гг.).
Такая констатация факта не поправится особенно столичным жителям, но от этого факта не отмахнугьсн: Москва (не вся, конечно) превратилась в этакое государство в государстве, в этакие США на российской почве, куда стремятся псе, ВО нечто получают там не многие. Здесь свои законы, отличные ог законов всей остальной страны, здесь не действует Конституция России, как бы ни старался кто-то доказать обратное. Конституция Конституцией, но и правда «Москва не резиновая», так что пьпгуждена защищаться от — будем говорить прямо. — голодной агрессии провинции (про «иностранцев» уже пе говорю), пока что, к счастью, бескровной...
Но это я увлекся. А мысль, которую собирался донести, вот в чем. В Москве и Подмосковье собралось сейчас примерно миллионов 30 населения, как в Мехико лет двадцать назад. Для страны с населением в 143—144 миллиона это очень плохой показатель, хотя и получше примерно в два раза, чем в Мексике (но при всей мексиканской бедности уровень жизни там наверняка выше, чем у нас). Учитывая же. что сибиряки сейчас псе еще пассионарии по сравнению с европейцами и большей частью обходятся без Москвы, в чем им пс
много помогают нефть и іаз. а соответственно, отхожий промысел менее актуален, то л Кпропе картина еще хуже и, возможно, равна мексиканской. Л если вспомнить, что в отличие от России Мексика не вся загнана в бетонные коробки, что климат позволяет там кое-что выращивать и этим питаться (у нас же 90 % земель относятся к зоне неуверенного земледелия и С месяцев в году просто зима), то в России положение удручающее. Как его исправить?
Нужны трезвые умы, которые собрались бы и решили, как выходить из положения. Іде их взяті,?.. Вероятно, наивный человек сказал бы: в Думе! По мы сейчас уже научились понимать, кого именно выбираем в Думу, и на нее надежды нет. Простой пример: сначала отменяется кандидат «Против всех- — якобы он не нужен. А затем отменяется порог явки на выборы. Таким образом, получается, что, если кто-то очень хотел проголосовать против всех кандидатов (а большинство мыслящих избирателей наверняка желало бы Проголосовать именно так), при отмене графы «Против всех- мог бы воспользоваться правом не явиться иа выборы и таким образом все же проголосовать против всех, то теперь выборы состоятся, даже если придет на избирательные участки всего один человек. Населению это преподносится как забота о том, чтобы его деньги, то есть то, чем якобы считаются бюджетные деньги, не тратились на повторные выборы. И Дума, в которую многие все-таки верят, голосует!!: Она отменяет порог явки на выборы — для нашего блага. Вот трогательная забота!..
90 % России (сейчас, говорят, что всего 60 %) живет в нужде. Кто походатайствует за эти проценты? Дума, как видите, уже готова к тому, чтобы народ разогнал ее. если президент не может. Может быть, Общественная палата? Президент с такой любовью и скрупулезностью собирал ее, так надеялся па ее советы, поддержку или, наоборот, критику... Но кто входит туда? Кто из членов Общественной палаты получает зарплату 1800 рублей в месяц, да и те с трехмесячной задержкой? Может быть. Алла Пугачева или Алина Кабаева (ничего против них лично не имею, они свое благосостояние заслужили)? Часто ли у них бывает, что хлеба не бывает? Имеется в виду не то. что забыли купить, а проста пет — пи сегодня, ни завтра, ни через педелю?.. Из чего получается так называемая «средняя зарплата постране», если больше 4000 рублей в провинциальном городе со 100тысячами населения заработной платы просто не бывает? Это еще не в самой худшей губернии...
Читатель опять меня неправильно понимает. Он думает, что я открыто агитирую его против существующей власти и призываю голосовать за Зюганова. Нет!
Расскажу последнюю, причем очень короткую, историю. По образованию светотехник, я после распределения почти сразу же попал туда, куда хотел: в проектный институт. И пока был инженером, а не писателем, занимался любимой работой — проектированием зданий и сооружений (по электрической части), а потом — метрополитена. Тогда я не особенно задумывался над тем, о чем сейчас скажу. ПО перед тем, как бросил этим заниматься, как раз в 1990 г. пришлось мне поработать начальником проектного отдела. И я выяснил, что из 25 человек, подчиненных мне. меня удовлетворяет (вернее, удовлетворяет не меня, а само дело) работа только 3—1-х человек. К остальным претензий больших тоже не было, они работали и вовремя сдавали свою работу, но это были все-таки не те трое-четверо. Может был., те четверо были ігнии? Пет. Просто они работали именно так, как, собственно, и ігужно работать, если затевать дело. Может быть, это были люди большого ума? Нет, такие же, как все. Может быть, это были мужчины в женском коллективе (имеется в виду, что нс болтали о пустяках, не красились и не бегали по магазинам)? Нет. Это были двое мужчин и две женщины. Значит, бездетные женщины? Нет. Обе «детные». Просто это были четыре человека, которые были в этой жизни иа своем месте. Остальные занимали место не свое. Образование у всех высшее (такой собрался отдел), были и люди с красными дипломами... Но не из тех четверых. И я вспомнил, что, распределившись в 1976 г., я попал в организацию, тоже занимающуюся интересным — просто интереснейшим! —делом, по вот меня-то самого это дело — ігу ничуть не интересовало. И среди того, первого своего коллектива я. видимо, был одним из того большинства, от которого для дела не было никакого толку. Если перевести в цифры, то скажу: тс четверо выполняли в месяц от 60 до 90 % плана, а остальные 21 (!)-от 30 до 10 %.
Так что очень прав Александр Кульский насчет «официальной парадигмы государства». Жизнь, как она была устроена в СССР, заставляла 90 % людей заниматься совсем не тем делом, где они принесли бы пользу- Это не лень. Это именно просто неправильное положение вещей. Недаром Виктор Степанович Черномырдин, сыплющий афоризмами, говорил:
— Хотели как лучше, а получилось как всегда!
Зададимся вопросом: а как новели себя те четверо из моего отдела, когда наступил крах советской власти? Они все отправились искать новой доли. И часть из тех21 —тоже. По болыпинсгво остались на месте. Именно это не нужное для дела большинство. И разве удивительно, что все развалилось?
Зададимся другим вопросом: а там. в США (эта страна для нас десятилетиями является мерилом), тоже все так тупо организовано, когда практически все не на своем месте? Особенно сечи учесть знак на однодолларовой купюре...
Ничего не зная про Штаты, но зная, что за десятки лет у них ни одного научного открытия, можно сказать: вероятно, там уттроено все еще хуже. А что же открывают п США наши ученые, которые уехали туда давным-давно, уходя от нашего собственного мрака?!. Вероятно, ничего.
Человек может быть несовершенен, как может оказаться больной рабочая пчела. Но улей работает и приносит мед, он не может быть несовершенным. То же и муравейник. А человечество — может. У нас — этак плохо, у них — так...
Присутствие других мне кажется очевидным. Цели их мы знать не можем, — только догадываться. Но — каких других?..
Если иоложепие. когда 00 % не на споем месте, это не результат незримого противодействия других, а собственное свойство человечества или человека, — тогда попадает под сомнение пусть не совершенство мира (и тигр, и муха — очень на своем месте), но по меньшей мере несовершенство человека как вида. Или. что еще хуже: следовательно, человек не есть носитель образа Вожия.

Великий велик во всем

Судьбе было угодно свести меня с интереснейшим человеком — Кирой 11аяловной Викторовой. Все, кто знал ее в ее мудрые преклонные годы, вспомнят, что человеком она была реже приятным, чаше — невозможным. Я. как и многие до меня, не вынес общения с нею (мы разругались, и я бросил работу над се книгой, которую набирал и верстал на компьютере) - не мог даже ради гения Пушкина, а на нее был зол страшно. Потом выяснилось, что я оказался третьим или четвертым верстальщиком, кто не смог с нею работать... 11о кто-то вытерпел все ее прихоти и издевки (она всерьез считала этих людей, в том числе и меня, шпионами, подосланными известными пушкинистами, чтобы загубить ее книіу о 1 Іушкине) и все же довел работу до конца: уже без меня, в искореженном Виде, но все-таки еще при ее жизни вышло несколькими десятками тиража ее исследование Пушкина.
Прямо скажем: Кира Павловна — это не только феноменальный человек, но и феноменальный исследопатель. Ей первой и. по-моему, сдииствеппой пришло в голову прочесть черновики Пушкина как единое целое. До нее ііутпкипи гты изучали тексты, делая о них какие-то выводы, а потом изучали рисунки на полях (их множество) и по ним также делали какие-то выводы. А Кира Павловна решила прочесть рисунки вне отрыва от текста. И вот что обнаружила: оказывается, Пушкин одновременно писал или обдумывал сразу несколько своих произведений, в том числе и тех, что возникігут лишь через годы. Например, на одном листе рукописи рядом со строками первой главы «Онегина» он мог нарисовать что-нибудь из -Повестей Белкина», и рядом же — из «Золотого петушка»... Это притом, что на дворе 1823-й. «Повести» будут написаны в Волдине осенью 1830-го, а «Золотой петушок» — только в 1834-м. Обнаружив гпт странность гения. Кира Павловна пошла, естегтвеппо. дальше и стала совершать открытие за открытием. Она делала эти открытия 30 и больше лет. и вот их набралось на громадігую пушкиноведческую книгу, которую она и решила издать — за свой счет, конечно, ибо пришло в Россию сграшное время, когда такие книги никто не издавал (да и вообще спрос был только на Мариинну да Донцову): 1999-й. Ситуация усугублялась еще тем, что это был іч»д 200-летня 1 Іушкииа, и Кира Павловна очень боялась, что ее заподозрят в том, что она «гонит» книгу к Юбилею.
— Ах, если бы не Юбилей! — восклицала она и бежала переделывать очередную страницу, прочтя которую (только собственный текст!), сделала какие-то новое открытие.
Прекрасно зная эту книгу Киры Павловны, скажу: пушкиноведе-Язве, особенно советское, может отдыхать — она перечеркнула своими исследованиями многих маститых пушкиноведов. Особенно не повезло Цявловским. тем более что Кира Павловна откопала подлинные картинки Пушкина, а не тс, что были отредактированы I (явлов-с ким и ради доказательства, что Пушкин, скажем, был влюблен в Марию Раевскую (будущую Волконскую, жену декабриста). Я видел этот



Риг. 19. Слева вы видите профили сестер Раевских, сделанные Пушкиным. У Марин — четко выраженная «презрительная гримаска» (как пишет К.П. Викторова), и положение головы, что называется, «набычившись», вполне соответствует -гримаске». Справа, я обвел изображение
рамкой, тот же профиль Марии Раевской, представленный Т. Цнвловской. Не только устранена «гримаска», но и изменены линии, а также профиль изображен под иным ракурсом — перед нами гордая красавица, в которую тут же следует влюбиться

подлинник (пернее, изданный цветной сборник очень высокого качества) и подтверждаю: так издеваться над женским лицом, как проделывал это Пушкин, влюбленный в эту женщину человек не может. Тем более что Пушкин всегда отзывался о ней не совсем лицеприятно. Меня очень огорчает, что и уважаемый мною М.П. F-ремин придерживался той же точки зрения, что и Цявловские. Впрочем, ему, вероятно, не пришло п голову взглянуть на оригиналы черновиков. Мы с Кирой Павловной видели эти картинки на Арбате, в Доме-музее Пушкина. Слава Богу, отсканировали, и вы также сможете взглянуть на ту зарисовку, что сделал Пушкин, и то, что получилось потом под руками Цявловской, когда по зарисовке гения прошлось современное тушевое перо, а особенно лезвие. Важен также ракурс, угол наклона фигуры (Т. Цявловской он неправлен).
Доказательств того, что стихотворение Пушкина «К***» («Я помню чудное мгновенье...») посвящено вопсе не Анне Петровне Керн, отважной Кире Павловне тоже долго искать не пришлось: это просто черным по белому написано самой Анной Петровной в ее воспоминаниях, в которых она беззастенчиво присваивает стихотворение. ?слн разобрать психологически по косточкам сам эпизод, как это стихотворение выпало (случайно!) из томика с первой главой «Онегина», которую, кстати сказать, любезная А.П. Керн так до конца своей жизни даже и не разрезала (!), как Пушкин, покраснев, бросился его поднимать (или вырывать у нее), как она развернула этот лист и прочла, — то уже получается, что стихи поэт писал вовсе не ей. К.П. Викторова это безусловно доказала. И впрямь: если поэт принес Анне Керн томик с первой главой своего романа и вложенным в него стихотворением к ней (А. Керн), он мог, если уж смущался (!), отдать ей томик — и пусть прочтет стихотворение когда-нибудь одна, без автора. Он же засмущался, когда выпал листок, поскольку совершенно забыл, что вкладывал его в эту книжицу... Зная, кому стихотворение посвящается, засмущался еще больше.
Одним из главных достоинств исследования Киры Викторовой можно назвать то, что оно реабилитирует Пушкина, снимая с пего незаслуженно проставленное клеймо ловеласа. Хотя надо сказать, что .Александр Сергеевич и сам немало способствовал приобретению сего клейма своими похвальбами, и особенно тем списком женщин, которых он любил (увы. вероятно, в мечтах!), оставленным поэтом в альбоме Ушаковых (список имен, что волновали его с юных дней по 1829 г.). Однако одного имени там нет, а именно — того самого, на место которого исследователи ставят Марию Раевскую, в замужестве Волконскую, которую он якобы любил всю жизнь.
Кира Павловна нашла эту женщину! И это не кто иная, как сама императрица Елизавета Алексеевна, супруга императора Александра 1. Доказательств в книге К. Викторовой предостаточно, и я просто упомяну парочку из них. Первое — рисунок Пушкина, в котором он и еще два лицеиста подглядывают из кустов за женщиной, в которой Кира Павловна узнает императрицу. Поэт оказался более вежливым к даме, чем мог бы, рисуя ситуацию. Дело в том. что Елизавета Алексеевна на рисунке должна быть... не совсем одетой: она вышла из воды. Пушкину в тот момент было 13 лет, по образ Элшы останется с ним на всю жизнь. И если Кюхельбекер и Дельвиг потом забудут эту свою влюбленность, то Пушкин — никогда. Он даже и женился на Наталье 11иколаевне Гончаровой, которая очень напоминала ему ту первую и единственную любовь.



Царица, которая покорила, как женщина, всю Европу. -Душенька», по которой сходили с ума Богданович и Батюшков, Федор Толстой-американец. Бетховен (-К Элизе» — это ей) и еще многие и многие десятки мужчин, и все без взаимности, — она, как доказала К. Викторова, уступила пылкому Пушкину: это его дитя похоронила она в Белеве в мае 1826-го.
У нас бытует версия, особенно понравившаяся большевикам, что Пушкин был сослан на юг за оду -Вольность». Что стоит одпа только ода против сильного самодержца? Кого испугался Александр I — двад-цатилстпего стихоплета? Нет, не испугался Александр выпускника-лицеиста Пушкина. — просто тот ему надоел, поскольку домогался императрицы. Ода «Вольность» - возможно, предлог, не более. Видали и не такие письмена! Многие не знают одного важного события, что произошло во дворце с Пушкиным: по приказанию царя его натуральным образом висеклиі И после этой постыдной сцены, по-первых, Пушкин отправился в ссылку (заслу-жешгую, надо сказать), а во-вторых, все же не на Кавказ, как желал Александр, и не в Сибирь, а в Кишинев, к генералу Ивану Никитичу Инэову. Кажется, даже сам царь вспоминал, что это Элиза его уговорила, то есть за Пушкина хлопотала сама императрица.



Разница в годах у них — страшно подумать! - 19 лет. Исполнена истинной интриги встреча поэта и Елизаветы Алексеевны — последняя их встреча в сентябре 1825 г. - вы прочтете о ней, надеюсь, в книге самой Киры Павловны, когда она выйдет настоящим тиражом, я п это верю. Императрица направлялась в Таганрог к Александру, который там и умрет в ноябре того же года. А она, неприкаянная, которой императрица-мать Мария Федоровна откажет в приеме в Петербурге и Москве (в Царицыне), полгода будет скитаться, пока не родит в Белеве 3 мая наследника. Однако этот ребенок или родится мертвым, или умрет сразу же после родов (все-таки ей уже 47'), и Елизавета Алексеевна 4 мая 1826 г. бросится в Белевский пруд, где и утопится. ()фициально про ее смерть была выдумана другая версия, о рождении мертвого ребенка вообще не упомипа-лось, но письма и молва донесли до нашего времени настоящую историю.

Это ничего бы не значило: любой женщине приятно, когда ее поклонник идет на безумства, отчего ж не принять в нем хоть такое участие? За что погибать па Кавказе бедному влюбленному юноше! Но императрица уговорила Александра не просто отправить поэта в другое место, поспокойней. Она уговорила его отправить провинившегося к Инзову, а генерал И.Н. Ипзов —это незаконнорожденный родной брат немки Елизаветы Алексеевны1... Так Пушкин попал в Кишинев, а умудренный генерал еще и сносил всевозможные сто выходки...
Вероятнее всего, из-за этой самой юношеской истории Пушкина с императрицей охладел к нему и Н.М. Карамзин, тоже влюбленный — безответно — в Елизавету Алексеевну. Он простил Пушкину влюбленность в собственную жену Екатерину Андреевну, по любви к императрице — не простил. Так до самой его смерти в 1820 г. Карамзин и Пушкин не задружились снова. Правда, между Пушкиным и Карамзиным были большие расстояния — то ссылка на ют. то Михай-ловское... Но все же. Кстати. Николай Михаилович умер следом за
розенкрейцеры - рыцари розы н креста

Елизаветой Алексеевной, 22 мая - вероятно, как только весть о ее гибели пришла в Петербург.
Вторая ссылка Пушкина и вовсе имеет смешную причину — из-за его оговорки поэта об -афеизме» (атеизме) и еще нескольких фраз из перлюстрированного письма!.. Императору до такого опускаться пс стоило бы. о чем и замечал Пушкин п черновом наброске «Воображаемый разговор с Александром I»; «Ваше величество, как можно судить человека по письму, пислшюму товарищу, можно ли школьническую шутку взвешивать как преступление, а две пустые фразы судить как всенародную проповедь? ...Ваш последний поступок со мною... противоречит вашим правилам и просвещенному образу мыслей...»
А вот самое главное открытие Киры Викторовой: основываясь не только на изучении «Бориса Годунова» (профессия К- Викторовой — режиссура, и она работала над этой трагедией в Театре на Таганке у своего однокашника Ю.П. Любимова, но, кажется, работа прервалась), но и всего творчества Пушкина в целом (в том числе его зарисовок в черновиках), она пришла к выводу, что Пушкин — еше и величайший историк России, записавший историю не как Карамзин, а виде текста в 12-ти томах, а зашифровав ее в своих произведениях. Факт единственный п истории литературы, и, может быть, догадываясь об этом или знал это наверняка, как знали лишь единицы о любви Пушкина к Елизавете Алексеевне (в том числе Жуковский), именно потому Гоголь и сказал: «Пушкин — паше всё». Помимо того, что 11ушкин шкал историю России вполне официально — «История Петра». «История Пугачевского бунта» и т.д., — он еще в зашифрованном виде «писал» (глагола, сами понимаете, не существует) историю живую, современную. История «лишнего человека», в которые попал Онегин вослед за Чацким и предваряя лермонтовского Печорина, это зоЛ :.' (сказано очень мягко) советской критики: в лице Онегина, не умеющего любить, Пушкин выводит Александра 1, и это доказывается даже портретом Онегина. Он сходен с портретом .Александра Первого. И так далее. Здесь совсем не место пересказывать все исследование Киры Викторовой даже не потому, что мало места, а потому, что у нее все аргументировано.
Еще один феномен Пушкина — это чрезвычайно громадное число черновиков, п редко какая бумага затеряна — скажем, оргиналь-ный список «Гавриилиады». По ведь автор сам твердо откатался от пего еще в Лицее, и об этом имеется свидетельство 16рчакова, его лицейского товарища и будущего министра. Уже при Николае 1, когда поэт и думать :ыбыл об еретическом своем опыте, «Гавриилиада» неожиданно всплыла на поверхность, арестованная в списке вместе с каким-то чиновником. По сему поводу у Пушкина было объяснение с императором, поскольку ему — незаслуженно! — опять что-то грозило вроде ссылки. Интересна приписка к письму на Высочайшее имя. которую сделал Пушкин в мае июне 1826 г.. когда просился у Николая I из Михайловской ссылки:
-Я, нижеподписавшийся, обязуюсь впредь никаким тайным обществам, под каким бы они именем ни существовали, не принадлежать; свидетельству к» при сем. что я ни к какому тайному общее гну таковому не принадлежал и не принадлежу и никогда не знал о них.
1Ого класса Александр Пушкин.
11 мак 1826.
Слукавил Александр Сергеевич! Умолчал о своей временной, мимолетной, по все же принадлежности к масонам.
Как видите, таким вот незатейливым способом перехожу я от описания исследований К. Викторовой к самому поэту. Хочу только сказать, что нрошу читателя данную мою книгу считать еще и официальным свидетельством того, что работа Киры Викторовой -Неизвестный или Непризнанный Пушкин» существует, а то уже появились некоторые исследователи, знакомые с се открытиями, но не упоминающие в своих работах имени Киры Павловны Викторовой. Очень надеюсь, что ее книга будет издана достойным этой работы тиражом.
В СНОС время (шел 1994-й), на лекциях Высших литературных курсов, у незабвенного Михаила Павловича Еремина, которого Кира Павловна тоже опровергает (не все исследования, но некоторые), услышал я о некоторых загадках Пушкина, которые масти тый старец не в силах был разгадать. Во-первых, он оставил нам. в которых видел будущих пушкинистов, загадку -Русалки», не поддавшейся ему, а в числе других — говорил о том. что ему не сопсем понятны западные мотипы в творчестве поэта. М. К.ремин говорил только об образе Левы, который достаточно часто встречается в стихах Пушкина. Эту загадку также разрешила К. Викторова, которая с сомнениями М.П. Еревана не сталкивалась (я нарочно задавал ей в 1999-м вопрос ц Михаиле Павловиче, — она сто пушкиноведческих работ не знала).
Но перейдем к Пушкину.
Не знаю точно, вст рсчается ли образ Девы бестелесной в стихах Пушкина до смерти Елизаветы Алексеевны (нужно теперь проштудировать все. что написано им до 1826 г.. но никак не возьмусь), но потом в творчестве поэта образ этот встречается регулярно. Иногда — конкретно в виде явления Матери Божией. как. например, в с гн-хотворении -Жил на свете рыцарь бедный» 1829 г.. достаточно еретическом — о влюбившемся в явленный ему образ Марии рыцаре, которого Она же спасла от Духа лукавого, когда рыцарь, верный Ей всю жизнь, скончался. Интересно, что в 1835 г. Пушкин переделал это стихотворение в песню миннезингера Франца в «Сценах из рыцарских времен» - он поет се перед смертью, захваченный рыцарями за бунт против них. но н