Назад

Купить и читать книгу за 75 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Юсуповы. Невероятная история

   Эту супружескую пару в истории России запомнили как одну из самых красивых, самых богатых и самых скандальных. О них было немало разговоров, практически каждый их поступок был подвержен всеобщему осуждению. И между тем знакомство с этой парой было поводом для гордости. Обсуждая роскошный и шикарный образ жизни, непередаваемую красоту или степень скандальности поступков княжеской семьи Юсуповых, вряд ли кто-то задумывался о том, что, возможно, именно они выступили в роли катализатора того исторического перелома, который произошел в России в 1917 году.
   А все это началось со страшного проклятия… После того как хан Юсуф в феврале 1555 года был убит своим братом Измаилом, двух сыновей Юсуфа Измаил отправил ко двору русского царя Иоанна Грозного… В тот день, когда один из сыновей решил принять православие, у него было видение. Он услышал голос, который сказал ему: «Отныне за измену вере твоих предков будет оставаться только один наследник. Если же детей будет больше, то они умрут, не доживая до 26 лет». Мистика это или совпадение, но так оно и случилось…


Сара Блейк Юсуповы. Невероятная история

Глава 1
Царская кровь, царское происхождение…

   В двадцатом веке князья Юсуповы были богаче русского царя. По знатности они не только не уступали Романовым, но даже превосходили их в этом. Императорская фамилия мечтала с ними породниться. Великая династия, великие ее представители, великие дела и достижения – Князья Юсуповы оставили в мировой истории неизгладимый след. Но в чем их секрет? В странном сплаве восточных корней и западного прагматизма? Или в страшном пророчестве, которое, из века в век преследовало эту семью?
   Начало династии берет свой исток от Абубекира, который, в свою очередь являлся тестем пророка, правившим всей мусульманской землей после Мухаммеда. Спустя триста лет, его прямой потомок и соименник Абубекир бен-Райок все так же возглавлял мусульманский мир и имел титул Эмира-эль-Омра. Князь князей и султан султанов соединил в своем характере и поразительном таланте блистательную правительственную и духовную власть. По словам Николая Борисовича Юсупова, дальнего его потомка, он «был верховным сановником исчезавшего в упоении неги и роскоши калифа Ради-Биллага, предоставившего ему всю власть в духовном и светском значении». Успех и величие династии был предопределен изначально, ведь у всех ее представителей – царская кровь и поистине царское происхождение.
   В период упадка халифата, предки династии правили Дамаском, Антиохией, Ираком, Персией и Египтом. Многие из них были погребенными в Священной Мекке, находящейся на горе Хира. Именно здесь Мухаммед когда-то и открыл текст Корана.
   Затем султан Термес (шестнадцатое колено от Абубекира бен-Райока), был вынужден в результате сложившихся обстоятельств переселиться к берегам Азовского и Каспийского морей. За ним последовали немалые племена преданных ему мусульман. Таким образом, возникла Ногайская Орда. Это было прямое следствие переселения султана Термеса.
   Его потомок, Эдигей, находился в прекрасных дружеских отношениях с величайшим завоевателем Тамерланом «Железным Хромцом». Он назначил Эдигея своим главным полководцем. И не прогадал. Ведь, когда монгольская орда Токтамыша сожгла Москву и резко направилась на владения Тамерлана, Эдигей смело вышел к Токтамышу и одержал победу в единоборстве, убив его перед войском. Кроме того, Эдигей одержал победоносный верх над литовским князем Витовтом, сокрушив его армию близ реки Ворсклы в 1339 году. Также он был в отличных отношениях с князем Василием Дмитриевичем, сыном Дмитрия Донского, которого он облагал данью. Когда Эдигей завоевал Крым, это позволило ему основать Крымскую Орду.
   Муса-мурза являлся правнуком Эдигея. По сложившемуся обычаю у него было пять жен. Первой и любимой супругой была Кондаза. Именно она и родила ему сына Юсуфа – родоначальника династии.
   Юсуф-мурза, как и его великие предки, был талантливым и мудрым человеком, полководцем, дальновидным правителем. Он двадцать лет находился в хороших и дружественных отношениях с Иваном Грозным, был его союзником. Из бескрайней степи между Волгой и Яиком в Москву гнали на продажу табуны ногайских лошадей, а вместе с ними везли письма «белому царю». Юсуф называл Ивана Грозного «другом» и «братом». Кроме того, он писал мудрые слова: «У кого будет тысяча друзей, считай их за одного, а у кого один неприятель, считай за тысячу».
   Юсуф считал политически важным и необходимым делом породниться и, тем самым, наладить отношения с соседями мусульманами после нашествия монголо-татар на Русь. Вскоре Царь Крымский, Астраханский, Казанский и Сибирский нашли своих жен в лице четырех дочерей Юсуфа.

Глава 2
Мудрая Сююмбике

   У Юсуфа была любимая дочь Сююмбике, которая родилась в 1520 году. Судьба этой женщины – лучшая иллюстрация нравов шестнадцатого века. В четырнадцать лет, ее, дочь правителя ногайской орды, выдали замуж за казанского хана Еналея. Но семейное счастье продлилось недолго. В этом же году хана убили заговорщики, его же подданные. И на казанском троне утвердился прежде с него же и изгнанный крымский правитель Саф-Гирей. А красавице Сююмбике предстояло второе замужество. На этот раз ее супругом стал Саф-Гирей. Она ему родила сына, Утемиш-Гирея.
   Но и у второго мужа правление не заладилось. Окружение его не любило. Спустя некоторое время, Саф-Гирей ввел в Казани казни. Народ и власть негодовали. Узнав об этом, Юнус, сын Юсуфа и брат Сююмбике, решил поддержать Саф-Гирея и двинул на Казань. Но не знал он, что супруг сестры обманул его. Тогда Юсуф и Юнус встали на сторону царя, Ивана Грозного. А Саф-Гирей очень переживал по этому поводу и начал пить. И, в конце концов, будучи навеселе, он упал, ударившись головой о край каменного умывальника в собственном дворце. Таким образом, Сююмбике овдовела во второй раз. А ее двухлетнего сына казанцы провозгласили царем. В это время и подошли к Казани русские войска. И когда Иван Грозный и дружина подступили к стенам Казани, Сююмбике, отличавшаяся храбростью и мудростью, не растерялась. Она, зная, что является властительницей Казани, облачилась в латы и шлем и встала, наряду со своими воинами, на защиту города, возглавив их. Она, конечно же, пыталась просить помощи у своего отца и брата. Но те менять свое решение не собиралась, и верно следовали договору с Иваном Грозным.
   Сююмбике мужественно возглавила и героически спланировала оборону, она сама поднималась на стены во время осады и своим присутствием вдохновляла воинов. Удивительно, что русские так и не смогли с первого раза взять город. Тогда войско русского царя во главе с прославленным полководцем Андреем Курбским, решились на хитрость: вырыть подкоп и взорвать стены города. Так и сделали. Город был взят. По одной из легенд, Сююмбике, чтобы не стать женой царя Ивана, поднялась на башню и бросилась с нее.
   Но, на самом деле, все было не совсем так. Во-первых, Иван Грозной, которому на тот момент было двадцать лет, вовсе не собирался жениться на царице казанского ханства, которой было почти тридцать. Во-вторых, Сююмбике лишилась своего царства за год до взятия русским царем Казани. Ее, вместе с сыном, выдали русским сами казанцы. В-третьих, она не собиралась бросаться с высоченной башни, а напротив, отправилась с почетом, на кораблях, украшенных коврами, по Волге в Москву. В памяти об этом событии, в Казани возвели семиярусное строение – башню Сююмбике. Ее высота достигает тридцати пяти сажен. Башня и по сей день украшает Казанский кремль. Для миллионов татар это символ Родины.
   Юсуф, узнав, что его дочь и внук находятся в плену у русских, очень огорчился. Он стал грозить русскому царю, что направит на запад триста восемьдесят тысяч воинов. Иван грозный не был испуган, ведь его шпионы доносили, что ногайцам не собрать такое войско, даже если они посадят на коней всех своих младенцев.
   В Москве Сююмбике оказывали всякие почести. Она с сыном жила в одном из кремлевских дворцов. Еду им приносили на драгоценной посуде, а по городу она ездила в роскошной повозке. Утемиш-гирея, видимо, по согласию матери, крестили по православному обряду и нарекли Александром. Более того, Иван Грозный объявил его своим приемным сыном. Но честолюбивой Сююмбике жизнь в «золотой клетке» была не по нутру. Ей хотелось власти, и она решила выйти замуж в третий раз.
   В Казани, по решению Иоанна IV, царем стал Ших-алей. Но и ему не суждено было задержаться на царствовании. Вскоре он сбежал в Москву, где и обрел свою жену. Ею и стала Сююмбике. А Ших-алей стал царем касимовским, а также получил во владения город Касимов, куда и переехал с прекрасной супругой.
   Своему же недавнему союзнику Юсуфу, Иван Грозный измены не простил. За полвека до написания «Гамлета», тот же сюжет был разыгран в столице ногайской орды – городе Сарайчик. Правитель Юсуф был убит своим родным братом, который с помощью московского царя завладел княжеским троном. Сыновей Юсуфа, Иль-мурзу и Ибрагим-мурзу, оставили в живых, но отправили в Москву, служить Ивану Грозному.
   Стоит отметить, что при царях татары жили весьма зажиточно: торговали шелком, шерстью, хлопком, держали постоялые дворы. А при Иоанне IV татарские и ногайские мурзы были самыми бесстрашными и самыми беспощадными царскими слугами. С таким же уважением и почитанием Иван Грозный отнесся и к сыновьям погибшего по его вине Юсуфа Ногайского. Вскоре они вполне привыкли и московскому образу жизни и старались платить царю верной службой. С тех пор они и их потомки служили российским государям.
   А царь платил им тем же. Он пожаловал молодым князьям вотчины Ярославской земли. Царю были по нраву сила воли, духа, храбрость, мужество и отвага сыновей Юсуфа. Иван Грозный прекрасно понимал, что завоевать новую землю или новую территорию можно не только при помощи большого войска. Младший, Ибрагим-мурза, в скором времени принял православие и стал именоваться Никитой. А старший брат, Иль-мурза, получил от царя большую часть Романовского уезда Ярославской губернии, который преимущественно населяли приезжие служилые татары. Его сын, Сеюш, который сумел показать себя, разумеется, с лучшей стороны, при правлении Лжедмитриев, укрепил семейное положение при дворе и полученные в наследство богатства. Также он получил новые жалования от царя за воинскую храбрость, искренность и служебное усердие.
   Сююмбике умерла в 1557 году, прожив всего лишь 37 лет, ее муж, Ших-алей, пережил ее на 10 лет. Могила храброй Сююмбике, наверное, так и покоится где-то в Касимове. Не случайно, князь Николай Борисович Юсупов, заметная фигура в отечественной истории, писал об этом: «Алый шиповник с млечной черемухой осыпают забытую гробницу цветами!».
   На Руси долго жили легенды и истории о Сююмбике, воспевающие ее очарование и прелестный образ. В некоторых народных произведениях ее именовали волшебницей. А русские поэты создали из ее образа самые поэтичные и красивые произведения мировой литературы. Сююмбике иногда называют шестилучевой звездой в княжеском гербе Юсуповых.

Глава 3
Абдул-мурза – Дмитрий Сеюшевич Юсупово-Княжево

   Абдул-мурза являлся старшим сыном Сеюш-мурзы. В наследство от отца ему достались многочисленные имения. Довелось ему служить государству в эпоху правления Алексея Михайловича. Он, также как и его отец, участвовал в военных сражениях с турками, поляками и крымским ханом. Абдул-мурза, а также верные государю служилые татары организовали в свое время охрану малолетних царей Петра Алексеевича и Ивана Алексеевича, находясь у стен Троице-Сергиевой Лавры во время очередного стрелецкого мятежа 1682-го года. С самого прибытия в столицу, потомки ногайских племен не только не теряли, но и наоборот, укрепляли свои отнюдь не низкие позиции при дворе и царе.
   Его супругой была Екатерина Яковлевна Суморокова, дочь довольно влиятельного и успешного Якова Хомутова. Она и родила ему трех сыновей – Григория, Матвея и Ивана.
   Абдул-мурза был поистине преданным сыном своей страны и своего государя. Он служил им честью, отвагой и правдой, а также великими подвигами в сражениях. Но было то единственное, чем не мог пожертвовать мурза даже для своего царя. Разумеется, это вера. Все представители ногайских мурз выбирали в жены женщин-мусульманок, все обряды и традиции были невероятно почитаемы и, конечно же, выполняемы. Так было предписано Кораном. Но данной традиции не суждено было продолжиться. Сам того не желая и не предполагая, правнук Юсуфа завершил ее существование. Причиной всему послужила следующая история. Однажды он пригласил к себе на ужин православного. Некоторые исторические источники гласят, что, этим гостем, возможно, был даже сам Патриарх Иоаким. В тот день, в пятницу, православные люди, по обычаю, блюли пост. Но, так как Абдул-мурза был приверженцем мусульманской веры, на его столе были разнообразные кушанья и яства. Как и следует догадаться, гость ничего и не подозревал. Он с удовольствием принялся дегустировать угощения, а радушный хозяин не уставал потчевать высокопоставленного приглашенного. Одно блюдо ему пришлось особенно по душе.
   – Как искусно ваш повар готовит рыбу! – сказал он восхищенно.
   – Так это и не рыба! – ответил польщенный хозяин. – Это гусь! Мой повар мастерски его готовит!
   – Как гусь? Чем же ты меня в пост угощаешь? – разгневался гость.
   Об этой истории немедленно рассказали богобоязненному царю Федору Алексеевичу. Он тут же решил отобрать у опального мурзы все его имущество. Три дня Абдул думал, что ему делать и как поступить в этой непростой ситуации. В итоге, он пришел к выводу, что мусульманская вера в России не имеет перспектив. Абдул-мурза принял решение покреститься. Таким образом, сын Сиюш-мурзы стал Дмитрием Сиюшевичем Юсупово-Княжево. Разумеется, благодаря этому поступку, он смог вернуть себе потерянные владения и богатства. В первую ночь после принятия крещения у Дмитрия Сиюшевича было видение. По легенде, таинственный голос сообщил: «Ты предал веру. С этого момента в каждом колене твоего рода никогда не будет более одного наследника мужского пола. А если их и будет больше, то никому из них, кроме одного, не суждено будет прожить долее двадцати шести лет».
   Как это ни прискорбно, но голос во сне не обманул. По роковому стечению обстоятельств, в роду Юсуповых действительно не было более одного наследника мужского пола. Об этом случае в истории семьи ходили различные легенды и предания. Но проклятие искоренить так и не удалось…

Глава 4
Григорий Дмитриевич. «Из Петрова гнезда…»

   По таинственному и неутешительному предсказанию голоса в видении Дмитрия Сиюшевича, проклятие «стартовало» уже на его веку. У него был единственный сын по имени Григорий. Нельзя не сказать, что Григорий Юсупов – это первый мужчина-представитель рода ногайских мурз, имеющий фамилию Юсупов. До этого все князья представлялись как Юсупово-Княжевы. Григорию Дмитриевичу посчастливилось стать ближайшим другом и союзником самого Петра Великого. Юсупов был глубоко почитаем и уважаем современниками. Вот как о нем отзывались: «Шел всегда прямым путем, хорошо служил отечеству, хорошо знал свое дело. Отличался отвагой на поле битвы, о чем свидетельствовали раны его. Любил иностранцев, был чрезвычайно предан своему государю, но часто осушал и кубки». Если ссылаться на то, что в то время, так же как в настоящие дни, считалось престижно находиться в центре окружения государя, то можно смело постановить, что семья Григория Юсупова совершила для этого все возможное и невозможное.
   В то нелегкое время, конец семнадцатого века, было становление периода реформ отечественного государственного аппарата и принципов его устройства в пользу западных ценностей и общества, переворачивая привычные традиции, сложившиеся на Руси. Период смуты, правление малолетних царей Петра и Ивана, несбалансированная внешняя и внутренняя экономика, провальные методы ее урегулирования – все это явилось причиной поиска кардинально и качественно новых методов развития. Петр Первый менял русское общество, ссылаясь на западные тенденции развития. Безусловно, большие и глобальные перемены идут рука об руку с не менее большими потерями и кровавыми расправами. Эпоха дворцовых переворотов, наступившая сразу же после смерти царя Петра, покончила с довольно многими старыми боярскими династиями. Конечно же, не обошлось без заговоров и интриг. Юсуповы, обладая врожденной осторожностью, дальновидностью и хитростью, смогли это время выдержать. И не просто выдержать, но и все время укреплять свою власть и свой авторитет. Непростое время «бироновщины» не повлияло на их положение при дворе. Может быть, честность и величие князей сыграло в этой политической истории свою роль. Князья Юсуповы так же, как и их мудрые предки, верно служили своему государству и почитали его правителя, а уж деньги и всяческие награды имели для них вторичное значение.
   Григорий Дмитриевич с самого детства был так называемым стольником. Будучи ребенком, он нередко играл и шалил, находясь в «одной песочнице» с самим царевичем Петром. С самого детства своими поступками он доказывал будущему царю присущую ему силу, храбрость, мужество и преданность. Ему пришлось возглавить практически все петровские походы, являясь доблестным генералом русской армии.
   Более того, Петр Великий неоднократно доверял ему ведение таких непростых дел, как казнокрадство, в котором были грешны очень многие приближенные царя, именуемые «птенцы из гнезда Петрова». Позднее, Григорий Юсупов стал генерал-майором, а спустя непродолжительное время был возведен в статус сенатора.
   Григорий Юсупов с особой нежностью относился к сыну своего друга детства Петра Алексеевича. С царевичем Алексеем, первенцем Петра, он немало лет состоял в переписке. Он невероятно расстраивался по тому поводу, что между ним и Петром была настоящая неприязнь, походившая на обоюдную ненависть и презрение, вместо любви и отеческо-сыновьей связи. Но по насмешке судьбы, Юсупову пришлось быть во главе комиссии по делу об «измене цесаревича Алексея». Он, как и другие немногие приближенные к Петру люди подписал смертный приговор царевичу Алексею. Более того, князь Григорий Дмитриевич даже наблюдал и присутствовал на пытках бедного наследника. По некоторым источникам, эти пытки государь Петр проводил лично. До сегодняшних дней дожила история, будто цесаревич Алексей не только сознался во всех своих грехах, но и предсказал далеко не светлое будущее Романовых и Юсуповых, тем самым накликав на них проклятие. Поразительно, но так и вышло. Романовы пребывали на троне триста лет. И это пребывание закончилось странным образом: последнего наследника звали Алексеем, так же, как и его самого. А в династии Юсуповых все мальчики не доживали до совершеннолетия, а если это и случалось, то, в лучшем случае, они перешагивали рубеж до 26 лет, продолжателем рода мог остаться только один сын. И даже если в поколении не было мужчин, проклятие распространялось на женщин.
   Но, несмотря ни на что, Григорий Дмитриевич был достойнейшим человеком, верным слугой царя, необычайно мудрым, скрытным, хитрым и осторожным соратником. Вполне вероятно, это ему помогло в непростое время заговоров и предательств, которые зачастую случались в восемнадцатом веке. По мнению современников, Юсупов создавал впечатление весьма замкнутого и закрытого человека. Но однажды он решился на одно смелое политическое решение, тем самым оказав русскому самодержавию внушительную и основательную поддержку. Во время очередной кремлевской встречи на событии присутствовала недавно прибывшая из Курляндии Анна Иоанновна, которой суждено было в ближайшем будущем стать императрицей. Князь Григорий Дмитриевич, ссылаясь на волю дворянства и генералитета, выступил перед ней с речью. Он подчеркнул важность сохранения самодержавия, отрицая всякие ограничения. Анна Иоанновна беспрекословно последовала совету князя, разорвав подписанные накануне документы с Верховным Тайным Советом, впрочем, и его в скором времени ликвидировали. Безусловно, этот отчаянный по своей смелости поступок не был личным решением чересчур осторожного князя. За ним стояла целая политическая группировка. Но он однозначно был действующей фигурой в этом вопросе, что говорит о его необычайной дальновидности и мудрости.
   По мнению английского аристократа, герцога де Лириа-и-Херика, князь Юсупов «татарского происхождения, был муж чести, шел всегда прямым путем, хорошо служил отечеству, хорошо знал свое дело, отличался отвагой на поле битвы, что свидетельствовали раны его, любил иностранцев, был чрезвычайно предан своему Государю, но часто осушал и кубки».
   Доблестный и мужественный союзник царя, имея множество ран, полученных в бою, окончательно испортил свое здоровье этими самыми «кубками». Соратник Петра нередко грешил своей тягой к вину. Такая любовь к спиртному и свела его в могилу в довольно ранние годы.
   Князь был похоронен недалеко от Кремля, в Богоявленском монастыре. По легенде, там даже имеется подземный ход, который ведет прямо к Красной Площади.
   К сожалению, могильная плита Князя Григория Юсупова не сохранилась до наших дней, поэтому современникам не суждено увидеть и прочесть ту надпись, которую велела высечь на надгробии его вдова. А надпись гласила вот такие данные: «Князь Григорий Дмитриевич Юсупов прожил 55 лет 9 месяцев 19 дней 1 час и 55 минут». Земная жизнь этого, безусловно, великого и интереснейшего человека была измерена вплоть до минуты. Князь умер практически в самом начале правления царицы Анны Иоанновны, словно подозревая о том, что ничего хорошего это не предрекает.
   Итак, шла эпоха правления Анны Иоанновны. Она получила власть, можно сказать, случайно. Может быть, именно поэтому она так ревностно и так серьезно воспринимала каждое слово, сказанное о ней. По странному стечению обстоятельств, до нее дошли слухи, будто бы дочь приближенного когда-то к Петру Григория Юсупова Прасковья отзывается о правительнице вовсе не лестно. История умалчивает даже о том, кто бы предположительно мог разнести подобные слухи. Но, тем не менее, вскоре после смерти отца, Прасковья Григорьевна была схвачена и отправлена в Тихвин, во Введенский монастырь. Но как же побороть в себе пылкий и яростный ногайский характер, как сопротивляться непримиримым генам? Возможно, другая женщина, будучи на ее месте, восприняла бы ситуацию смиренно, ссылаясь на волю Бога. Но только не дочь Григория Дмитриевича. Прасковья продолжала осыпать бранными словами царицу, Бога, настоятельницу, монастырь – все, что ей попадалось на глаза. Разумеется, об этом донесли царице. Не заставили себя ждать новые, более жесткие наказания: непослушную и неугодную воле правительницы женщину подвергли телесным наказаниям, а также назначили ссылку в более отдаленный монастырь, а именно – в Тобольск. Но даже на столь великом расстоянии было «слышно», что инокиня Прокла не желает ходить в монастырь, в соответствующее одеяние не облачается, а на монашеское имя и вовсе не откликается. Петербург был в своем решении непреклонен: глаз с нее не спускать и продолжать держать непокорную и непослушную в ножных кандалах. Даже под угрозой смерти, гордая наследница эмиров не взяла своих слов обратно и не произносила лишних слов, дабы угодить правительнице и власти. Все-таки кровь – не вода!

Глава 5
Любимец «Прыкрасныя Елисавет». Борис Григорьевич Юсупов

   У Григория Дмитриевича кроме дочери было еще три сына. Двое из них умерли, один за одним. И, как гласило пророчество, остался только один наследник. Им был Борис Григорьевич Юсупов. Он, в свою очередь, имел четверых детей – трех дочерей и одного сына.
   Борис Григорьевич появился на свет 18 июля 1695 года. С его рождением связана какая-то туманная история – брак родителей был заключен непосредственно в год рождения сына и оформлен брачным договором, согласно которому жених имел немало обязательств, разумеется, в случае отказа от супружества (есть, конечно, информация, что родители князя вступили в брачные отношения в 1694, а не 1695 году). В 1717 году, будучи 22-летним мужчиной – а по тому времени уже далеко не юным человеком, князь Борис Юсупов и еще двадцать молодых русских дворян направились в Тулон, где им предстояло окончить училище гардемаринов. Это позволило князю получить отличные инженерные знания, которые, кстати, пригодились ему позднее. Более того, изучение французской системы высшего военного образования было полезно князю при осуществлении процесса реформирования Петербургского Шляхетского Кадетского корпуса, хотя Борис Григорьевич не стал слепо использовать иностранные приемы обучения на отечественную почву, хотя в те времена многие этим грешили. Вернувшись в Россию, Борис Григорьевич предпочел не военную, а гражданскую службу. В первые пять лет после смерти Петра Великого, Юсупов пребывал в статусе рядового государственного чиновника. В 1730 году императрица Анна Иоанновна, которая не успела должным образом вознаградить внезапно умершего отца Юсупова – Григория Дмитриевича за помощь в политической борьбе, внушительную часть полагавшихся милостей преподнесла его сыну. «За верность и ревностное радение» Борис Григорьевич удостоился чина действительного камергера Императорского Двора «с рангом действительного генерал-майора». В 1736 году Юсупов получил назначение «к присутствию в Правительствующем Сенате» и возглавил его Присутствие в Санкт-Петербурге во время многочисленных поездок императрицы в Москву, выполняя как особые и ответственные поручения, так и исполняя текущие государственные дела. В ту пору это могло быть опасно – капризная правительница и Бирон в любом русском, даже ногайского происхождения, видели «врагов Престола и Отчества». В Русском Биографическом словаре чиновничьей деятельности Бориса Григорьевича дана такая характеристика: «Князь умел ловко плыть по течению, действуя, впрочем, умно и в пользу русского просвещения в такое время, когда беспечность позволяла направлять его во вред, угождая немецкой рутине и ограниченности. Он не перечил мероприятиям, без него принимаемым, но проводил свое и содействовал, сколько мог, водворению преподавания наук по-русски молодым дворянам». Хоть это и было сказано о том периоде, когда Юсупов возглавлял Кадетский корпус, но, тем не менее, эти слова точечно характеризует весь стиль жизни князя.
   В 1738 году князь Юсупов согласно царскому указу был переведен в Москву. Вообще, императрица Анна Иоанновна Москву любила гораздо больше, чем северную столицу и только страх перед пресловутым «общественным мнением» помешал ей возвратить первопрестольной функции столицы. Князя Юсупова назначили на должность Московского вице-губернатора, и уже через год он представил Анне Иоанновне подробное «доношение о разных преобразованиях по Московской губернии», которое, кстати, получило Высочайшее утверждение, хотя, как предполагают многие отечественные реформы, подкрепления деньгами в большом количестве ожидать не стоило.
   В 1740 году Бориса Григорьевича пожаловали в Тайные Советники, а также назначили Московским губернатором. Императрица Анна Иоанновна чувствовала по отношению к Юсупову большое доверие, не такое, как к его сестре Прасковье, которую считала колдуньей. Князю поручались задания очень непростого свойства. Так, императрицу сильно волновал важный государственный вопрос о том, кто первым упоминается во время католической службы – она или римский папа. Для получения информации об этом Николай Борисович обратился к своей хитрости. Такой ответ дал он Анне Иоанновне: «…Сего 14 числа, как о получении Высочайшего указа, так и о поручении той комиссии Иностранной Коллегии переводчику Ивану Меркурьеву… оный переводчик мне объявил, что он в той Католицкой церкви во время Божественной службы бывал и присмотреть никак не мог, ибо молитвы во время священнослужения произносят тайно по их обыкновению, а не вслух, однако тем временем спознался с тутошними патерами, а один патер из оных и в его доме насупротив затем был и обедал, и тако через частое свидание по многим разговорам причину подал о разности служения между Греческой и католицкой церквами, так и о молитвах… и сверх того тот патер сам собою показал, что они здесь в церкви во время священнослужения, в приношаемых к Богу молитвах, произносят вначале Папу, яко Викария Господа Иисуса Христа, а потом Вашего Императорского Величества Высочайшее Имя, прежде, нежели Римского Цесаря, понеже де обретаются во Всероссийской империи…». Природная смекалка и похвальное остроумие не редко помогало князю в решении довольно деликатных вопросов.
   Смерть Анны Иоанновны, очередные дворцовые перевороты, появление на русском престоле дочери Петра Великого Елизаветы Петровны не усугубили личное положение осторожного и хитрого Бориса Григорьевича. «Прекрасную Елизавету» князь Юсупов и его сестра Прасковья хорошо знали еще с детских лет. Он даже одно время симпатизировал юной цесаревне, но в эпоху Бирона об этом знакомстве вспоминать не рекомендовалось. Очевидно, что Борис Григорьевич не вызывал антипатии у новой императрицы, но доверять ему, довольно «видному» деятелю правления Анны Иоанновны, Елизавета Петровна смогла лишь спустя определенное время своего царствования. Должность Московского губернатора от князя ушла, но зато в 1742 году Борис Григорьевич наконец-то смог применить свои обширные морские познания.
   Согласно новому царскому указу он был назначен на пост Главного Директора Ладожского канала. Эта должность была, безусловно, ответственной, но не очень-то заметной. Также эта работа требовала затраты немалых сил. В ответственности и исполнительности Юсупова сомневаться не приходилось. Он провел и тщательно исследовал состояние водных путей Российской империи. После чего он обратился к императрице с информацией о прогнозируемых экономических выгодах, которые могут дать строительство гидротехнических сооружений на Среднерусской равнине. Князь предлагал соединить системой каналов Ладожское озеро с Волгой и Окой. Но, к сожалению, «портом пяти морей» Москва с помощью каналов стала только в двадцатом веке. Впрочем, модель великолепного маяка на память о грандиозных планах восемнадцатого столетия дошла и до наших дней. Интересовался князь не только судоходством. Императрица Елизавета Петровна довольно часто прибегала за помощью к Юсупову, привлекая его к многочисленным судебным разбирательствам и процессам над чиновниками. Особенно интересной оказалась работа следственной комиссии по делу «советника Академии наук И. Д. Шумахера, обвиненного в непорядочности и в казнокрадстве. Нельзя не упомянуть, что Юсупов заступался за великого русского ученого М. В. Ломоносова, которого обвиняли в излишнем пристрастии к горячительным напиткам. Позднее князь Николай Борисович-младший, правнук Бориса Григорьевича, был вынужден оправдываться перед потомством за своего прадеда из-за применявшихся на практике не совсем «гуманных и демократичных» методов лечения великого ученого…
   В 1744 и 1748 годах князя Юсупова ожидала новая должность присутствующего в Санкт-Петербургской Сенатской конторе, которая при частых отъездах императрицы в Москву имела немало текущих государственных дел и вопросов, требующих незамедлительного решения. Елизавета Петровна, как и Анна Иоанновна, тоже очень любила Москву, иногда даже помышляла навсегда сюда переехать, но, будучи дочерью основателя новой столицы, на этот шаг не могла осмелиться. А после ее смерти последующие правители к Петербургу привыкли и переехать в Москву больше не пытались. За них это сделали большевики.
   В 1744 году Борис Григорьевич удостоился чина Действительного Тайного Советника, а вскоре был назначен Президентом Коммерц-коллегии. Таким образом, благорасположение царицы можно было считать восстановленным. Являясь высшим государственным чиновником, Борис Григорьевич с особой кропотливостью и тщательностью вникал в дела Коммерц-коллегии, искал пути увеличения казенных доходов от промышленности. В частности, он интересовался улучшением качества отечественного сукна, которое использовали в довольно большом количестве для обмундирования армии. Этот вопрос в 1746 году князь обсуждал с иностранцем Раушертом, который на тот момент арендовал Ряшскую суконную фабрику в Прилуцком уезде Полтавской губернии. В 1754 году фабрику пожаловали князю «в вечное владение», но с обязательным выполнением условия непременной поставки определенного количества сукна для нужд армии.
   В 1750 году князь Юсупов, 55-летний мужчина, почти старик по меркам того скоротечного времени, получил очередное назначение. На этот раз он стал Главным Директором Шляхетского Сухопутного Кадетского корпуса. Также он присутствовал в Правительствующем Сенате.
   В 1751 году за многолетнюю службу во благо Отечества князь Борис Григорьевич был удостоен высшего ордена Российской империи – Святого Апостола Андрея Первозванного. Этот почетный акт символизировал собой фактическое окончание активной государственной службы князя. Ведь Сенат, и Кадетский корпус считались чем-то вроде мест с почетной пенсией. Здесь можно было служить, и не особенно вникать в дела, но Юсупов этого делать, конечно же, не умел, да и не любил.
   Есть основание для предположения, что императрица Елизавета Петровна при помощи такого высокого награждения отметила еще и важное событие в жизни почтенного князя. Ведь именно в тот год родился долгожданный наследник рода Юсуповых, впоследствии признанный глава русской аристократии на рубеже веков – блистательный князь Николай Борисович, которому, также как и его отцу, впоследствии пожалуют орден Святого Апостола Андрея Первозванного, так же, как и все остальные ордена, и русские и иностранные.
   Около десяти лет отец занимался вопросами воспитания и образования единственного и любимого сына. В этом ему немало помогали преподаватели Кадетского корпуса. Кстати, внешне сын был очень похож на свою красавицу-мать, а по одной примете – это первый признак счастливой жизни. Для Юсуповых тема примет всегда была трепетной, а иной раз верной и судьбоносной.
   О бытовой жизни князя Бориса Юсупова сохранились некоторые факты. Борис Григорьевич выполнял обязанности Главного Начальника над Шляхетским Кадетским корпусом, который размещался на Васильевском острове во дворце когда-то влиятельного светлейшего князя Александра Даниловича Меншикова. Педагогическая работа требовала у князя немало времени.
   Принцип образования в Кадетском корпусе, благодаря многочисленным заслугам и стараниям Бориса Григорьевича, был поставлен весьма достойно. Поражает тот список наук, который полагалось изучить кадетам: Закон Божий, а также русский язык, немецкий, французский и латинский. Более того, в этот список входили география, история, математика, физика, архитектура, чистописание, рисование и фехтовальное искусство. В зависимости от способностей некоторых кадетов дополнительными дисциплинами были юриспруденция, музыка, вольтижирование и верховая езда.
   Когда князя Юсупова назначили Начальником корпуса, там уже состоял на обучении 15-летний крепостной юноша, который принадлежал князьям Репниным. Его звали Федор Рокотов. Ему предстояло стать одним из основателей Московского Английского клуба, о котором подробнее будет изложено в одной из следующих глав. Точная дата рождения будущего знаменитого русского портретиста не установлена. Считается, что «таинственный Рокотов» рожден примерно в 1735 году. Именно в корпусе Федор Степанович прошел все ступеньки служебной лестницы до получения офицерского чина, который дал ему не только звание дворянина и подарил свободу от крепостной зависимости. Также он получил возможность выйти в отставку, чтобы полностью посвятить себя творчеству. Борис Григорьевич очень хорошо к нему относился и был доброжелательным и гуманным начальником будущей знаменитости. Он был для Рокотова покровителем, что, в общем-то, способствовало его продвижению по службе. На сегодняшний день сохранились сведения о том, что «корпусной сержант» Федор Рокотов писал портреты всех дочерей Юсупова.
   В пору руководства в корпусе князя Бориса Григорьевича в 1752—1756 годах по приказанию императрицы обучались актеры первой русской театральной труппы Ф. Г. Волкова – тогда корпусное образование считалось лучшим в России не только для военных. Кадет А. П. Сумароков, будущая литературная знаменитость, во время учения в корпусе написал первые русские трагедии. В свободное время его ученики изображали их со сцены. Князь Борис Григорьевич не только не мешал такому развлечению кадетов, но даже помог многим из них пристроиться к царскому двору.
   Во время руководства Бориса Григорьевича Юсупова Кадетским корпусом из него вышло немало полезных начинаний. В 1757 году при корпусе усилиями князя открыли типографию для печати учебных книг для кадетов. Типография пребывала в статусе ведомственной, не подлежащей цензуре. В ней печаталось немало таких книг, которые в противном случае вряд ли увидели бы глаз читателя. Кроме того, князь Юсупов организовал в корпусе библиотеку, архитектурные комнаты и художественную галерею с живописными картинами. Немцы, которые руководили корпусом до него, не считали все эти вещи необходимыми для учебного процесса. Наоборот, по их мнению, вся эта «мишура» только вредила. Хотя, по их логике, русский язык для обучения русских учеников также был вреден.
   В 1756 году Юсупову удалось добиться перехода преподавания с немецкого на русский язык. Также резко ограничился прием иностранцев, которые составляли в первые годы корпусной жизни основной «костяк» его учебного «комплекта». Ведь будущий родственник князя Бирон в своих представлениях даже не видел Россию с русскими людьми. В корпусе Борис Григорьевич провел немало полезных реформ и преобразований, которые впоследствии дали потрясающие результаты. Недаром, даже через много лет, уже в эпоху правления императора Николая Павловича, считалось, что люди, имеющие военное образование, способны справляться с абсолютно любой работой без всякой предварительной подготовки.
   В 1759 году, за несколько дней до смерти, тяжело больной князь получил по собственной своей просьбе «увольнение от управления корпусом». Его место согласно императорскому указу занял сам наследник престола Петр III, будущий правитель. Этот акт подчеркнул высочайшее значение Кадетского корпуса в жизни России тех лет, а также значимость достижений и работы Бориса Григорьевича. К тому же она напоследок сделала подарок умиравшему князю, к которому испытывала искреннюю симпатию и безграничное уважение.
   В 1832 году, спустя много лет после смерти Б. Г. Юсупова, историк корпуса А. В. Висковатов написал о нем, подчеркивая значение его достижений в русской педагогике: «Имя сего достойного вельможи заслуживает быть незабвенным в истории Кадетского корпуса. Обращая все внимание и употребляя все свое время на воспитание вверенного ему юношества, он входил во все подробности корпусного управления». Благодаря стараниям Б. Г. Юсупова Кадетский корпус стал не только лучшим специальным военно-учебным заведением, но и занял видное место среди культурных учреждений России.
   Князь Борис Григорьевич умер 26 февраля 1759 года, через одиннадцать дней после увольнения от службы. Он был похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской Лавры в Петербурге. Супруга Ирина Михайловна пережила его почти на тридцать лет и скончалась в подмосковном селе Спас-Котово.
   Таким образом, единственным наследником огромнейшего состояния ногайского Абдул-мурзы стал Николай Борисович Юсупов, единственный и любимейший сын героя данной главы, светоч своего времени, блистательный «екатерининский вельможа».

Глава 6
Николай Борисович. «Блистательный екатерининский вельможа»

   Точная дата рождения князя Николая Борисовича Юсупова историками все еще не установлена, несмотря на то, что биографию этого, пожалуй, ярчайшего представителя династии изучают уже более двухсот лет. В двухтомном сборнике князя Н. Б. Юсупова-младшего «О роде князей Юсуповых» дается следующая дата рождения князя – 15 октября 1751 года.
   Первые годы жизни прошли под пристальным влиянием отца, который очень заботился о будущем единственного сына. В восемнадцатом веке в обществе русского дворянства младенцев мужского пола практически сразу же записывали в армию, как тогда говаривали – «в полк». Дети из влиятельных семей попадали в лейб-гвардейские полки. Семья Юсуповых также не была исключением. Вряд ли кто-нибудь мог догадаться, что из Коленьки Юсупова вырастет блестящий дипломат и лучезарный ученый-гуманитарий. Николай Борисович был записан в Конный полк Лейб-Гвардии, и, еще слушая колыбельные песни, он начал службу правительнице Елизавете Петровне, каковую и продолжил вплоть до ее смерти. В 1755 году маленький князь получил чин корнета. Это было первое значимое событие в его жизни. По этому случаю с него был написан портрет, где он предстает в форме корнета. Маленький корнет, облаченный в мундирчик, с гордостью позировал художнику. Удивительно, но уже с детских лет Коленька не любил играть в солдатиков и другие игрушки. Ведь, действительно, редко какой мальчик этого не обожает!
   При дворе семью Юсуповых относили к приверженцам западного образа жизни, но в быту и повседневности они предпочитали обычаи родимой старины. Это имело отношение и Николаю, и к его сестрам. В первые годы жизни их верными спутницами были нянюшки, затем, лет с шести их воспитанием занимались гувернеры и гувернантки-иностранки. К услугам иностранцев прибегали не только из-за высокой ценности заграничного воспитания в России, но и из-за того, что в то время иностранные языки использовались ежедневно в придворном обществе, а также в высшем свете.
   Религиозным и нравственным воспитанием детей в России обычно занималась мать, хранительница семейного очага. Княгиня Ирина Михайловна Юсупова была потрясающей женщиной. Ей была присуща скромность, незлобивость, простой нрав, но, в, то же время, твердый, особенно в вопросах, касающихся веры, характер.
   Между матерью и сыном, Ириной Михайловной и Николаем Борисовичем, были невероятно трогательные и теплые отношения. Она подбирала для него книги, заказывала его детский портрет, на котором он изображен в офицерской форме. И уже спустя годы, когда Николай Борисович находился в преклонном возрасте, он завещал своим потомкам, чтобы его похоронили рядом с матерью.
   Ирина Михайловна была очень мудрой женщиной. Она подолгу проводила время за чтением той или иной книги. Видимо, это качество передалось сыну от нее. Кроме того, она привила ему любовь и глубокое почитание веры.
   У Николая Борисовича было блестящее образование, которое не было ограничено общением с гувернерами. Его отец, нередко пользовавшийся своим служебным положением, а также уважением к нему кадетов и преподавателей Кадетского корпуса, частенько приглашал их домой, чтобы те делились с Николенькой «науками» и прочими знаниями. Учителями молодого князя были многие выходцы из Голландии, которые, как известно, повлияли в свое время и на Петра Первого, и на становление новой России, и на Петербург с его укладами. А у них и в правду было чему поучиться. Николай Борисович взял от этих уроков не только колоссальные знания и навыки, но такие черты характера, как пунктуальность, усидчивость, перфекционизм. Это позволило князю уже в относительно юном возрасте свободно владеть пятью языками. Николай Борисович на протяжении всей своей долгой жизни не переставал учиться, он обладал необычайно пытливым умом. Также он отлично владел и русской речью, как литературной, так и разговорной. Русский язык Юсупову преподавал, по тогдашнему обычаю, дьячок. Наверное, поэтому в княжеских распоряжениях, которые он писал самостоятельно, отчетливо ощущаются следы владения церковнославянской грамотой. Немалое значение в образовании молодого князя Юсупова имели книги, рано вошедшие в его жизнь и сознание. Родители сумели заложить неплохую основу его будущей библиотеки, которая до сих пор поражает своими масштабами. Удивительно, но мать и отец Николеньки хоть и были людьми образованными и эрудированными, но библиофилами не являлись. Вряд ли они могли предположить, что библиотека Николая Борисовича станет одной из крупнейших в России и Европе. Архангельское до сих пор хранит одну из первых и любимых книг Николая Юсупова. Это «Придворный письмовник», который вышел в Амстердаме в 1696 году. На форзаце книги имеется фраза, написанная самим мальчиком: «Prince Nicola a 9 ans.». Кроме того, на этом же форзаце имеется и автопортрет девятилетнего мальчика. История сохранила еще несколько учебных рисунков юного Николая Борисовича. Ведь рисование являлось одним из обязательных предметов обучения. Ирина Михайловна, зная об увлечениях своего чада, нередко баловала его книжными подарками.
   В те времена хорошую детскую литературу было очень непросто отыскать. Поэтому приходилось дарить книги, предназначенные скорее для взрослого чтения. На тринадцатилетие сына Ирина Михайловна преподнесла ему книгу «История Фридриха Вильгельма Первого, короля Пруссии». Данный подарок также хранится в Архангельском и на форзаце книги красуется написанное красивым каллиграфическим почерком поздравление матери, адресованное Николеньке. Коллекция книг Юсупова, пожалуй, могла бы многое поведать о князе.
   Николай Борисович Юсупов, как бы пафосно это ни звучало, всю свою жизнь посвятил учебе и самосовершенствованию, он всю жизнь стремился ко всему новому и неизведанному. Можно сказать, у него была непреодолимая жажда знаний. Многие современники причисляли Юсупова к выдающимся ученым. Действительно, он был потрясающим знатоком русской и мировой культуры. Театр, книги, живопись, искусство – все это играло далеко не последнюю роль в судьбе и жизни Николая Борисовича Юсупова. Все прекрасное он полюбил еще в детстве, прошедшем под пристальным вниманием отца. Когда Николеньке было девять лет, его папа, Борис Григорьевич, умер. Это было его первой величайшей жизненной утратой.
   Военная карьера князя складывалась параллельно с домашним обучением. В 1761 году Николая Борисовича перевели из корнетов в подпоручики Лейб-гвардии Конного полка. Когда же ему исполнилось шестнадцать лет, Юсупов поступил на действительную военную службу. В 1771 году Николай Борисович был рекомендован в поручики, и на этом этапе его военная служба завершилась. Что явилось этому причиной? Просто так на этот вопрос уж и не найти ответа. Просто, скорее всего, князь Юсупов по своему характеру и складу мышления вряд ли был прирожденным для исполнения команд и следования дисциплине в строю. Впрочем, и гарцевать на лошади ему было также не по душе. В следующем году им была получена отставка, а также полагающееся звание камер-юнкера Высочайшего двора.
   Стоит отметить, что русские вельможи практически на протяжении всех столетий подразделялись на две различные категории или группы. Одна, всегда большая, только числилась на службе, в то время как все дела решали обычные секретари. Другая же, по традиции остававшаяся немногочисленной, исполняла государственные дела, а также работу, имеющую непосредственное к ним отношение весьма серьезным образом. Князь Юсупов относился именно ко второй. Он обладал и располагал необычайно широкими интересами, которые подкреплялись огромнейшими материальными возможностями, необходимыми для их реализации. Но, вместо того, чтобы жить праздной жизнью в удовольствие, как типичный барин, князь Николай Борисович все свои силы, внимание и время посвятил исполнению государственных обязанностей, в которые его постоянно, с завидной регулярностью посвящали все русские императоры и императрицы, начиная с Екатерины Великой и до Николая Первого включительно. И это несмотря на то, что государственный оклад, полагающийся за исполнение обязанностей определенного типа и характера, был довольно невелик. Разумеется, подавляющее большинство чиновников неоднократно прибегали к ситуациям, где требовалась хитрость, а также ловкость рук. Если изучить и исследовать государственную деятельность Николая Борисовича, то можно открыть для себя поразительные факты: князь Юсупов был представителем редчайшей категории государственных служащих, для которых мораль всегда была превыше денег. Иными словами, Юсупов был «не берущим» чиновником. Более того, князь всячески помогал и поддерживал своих подчиненных, как морально, так и материально. Многим из них он раздавал собственные деньги, полагающийся ему оклад, а также выпрашивал для них «в верхах» награды и пенсии.
   Выдающаяся служебная карьера князя Юсупова началась благодаря знанию нескольких иностранных языков. Первый его начальник, хоть и происходил из немцев, но иностранными языками владел не очень хорошо. Зато отвечал за всю дипломатическую переписку России, которая велась вовсе не на родном языке.
   Итак, от 1772 года берет свое начало государственная служба совсем еще молодого и неопытного в делах государственных камер-юнкера Императорского Двора, князя Николая Борисовича Юсупова. По тем временам считалось, что молодому дворянину должно служить в гвардии, если позволяет семейный бюджет, а если нет – то в армейском полку. Если же обстоятельства мешают службе в армии, то в гражданской службе следует выбрать самое респектабельное учреждение – Коллегию иностранных дел, тогдашний аналог современного Министерства Иностранных дел. И, как того следовало ожидать, Князь Юсупов, избрал в качестве службы Коллегию иностранных дел. И, надо сказать, он оказался на своем месте – знание пяти европейских языков, правил этикета, придворных манер, умение разбираться в разнообразных политических интригах и перипетиях делали князя ценнейшим сотрудником.
   
Купить и читать книгу за 75 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать