Назад

Купить и читать книгу за 250 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Историки Курского края: Биографический словарь

   Словарь (первое, втрое меньшее по объёму и микроскопическое по тиражу изд. – 1997 г.) содержит основные факты биографий, перечни основных научных трудов, итоговые оценки творчества более чем 230 учёных и краеведов гуманитарного профиля (историков и археологов, а также антропологов, этнографов, лингвистов, фольклористов, литературоведов и др.); наконец, писателей, публицистов, живописцев, архитекторов, внесших тот или иной вклад в изучение далёкого прошлого Курской земли, выявление и охрану памятников её культуры, просвещение земляков на исторических материалах малой родины. Источниками словаря послужили материалы из архивов Москвы, Санкт-Петербурга, Курска; из редких печатных изданий XVIII–XX вв. Многие представители провинциальной историографии, их работы впервые представлены в печати.
   В настоящем издании словаря значительно расширен его персональный состав, исправлены пробелы и ошибки предыдущего издания, внесены биографические и библиографические дополнения.
   Предназначен для специалистов разных отраслей гуманитарного знания; преподавателей истории и краеведения, учащихся средних и высших учебных заведений, для всех, кто интересуется историей родного края.


ИСТОРИКИ КУРСКОГО КРАЯ Биографический словарь

   Составитель с уважением, любовью и благодарностью почтительно посвящает эту книжку своим учителям – преподавателям исторического факультета Курского педагогического института 1970-х гг. – Вере Эммануиловне Скорман, Елене Илиодоровне Матве, Офелии Петровне Запорожской, Наталье Владимировне Ивановой, Юрию Александровичу Липкингу, Льву Фёдоровичу Спирину, Марку Абрамовичу Степинскому, Константину Фёдоровичу Соколу, Иосифу Шайевичу Френкелю, Льву Васильевичу Шабанову, Феликсу Фёдоровичу Лаппо, Михаилу Львовичу Фрумкину, Юрию Ивановичу Юдину.[1]

ВВЕДЕНИЕ
(подходы к отбору и изложению справочного биобиблиографического материала по региональной историографии)

   Словари нужны всегда и почти всем. Тем более по таким отраслям знания, которые слабо или совсем не охвачены большими энциклопедиями, справочниками широкого профиля. К разделам знания, где хронически не хватало справочно-информационных пособий, относится областная, региональная история, а тем более краеведческая историография. Познание прошлого, как известно, возможно на разных пространственно-временных отрезках. На тематическом поле от глобальной историософии до микроказусных штудий былого умещается множество разномасштабных историй – цивилизаций, эпох, континентов, народов, стран и, обращу особое внимание – районов, участков земли, чьи судьбы чем-то похожи на соседние, а чем-то от них отличаются.[2] И в зарубежной, и в отечественной историографии областническому подходу отдавалась достойная дань. Реже замечалось, что с измененением исторического ракурса существенно меняется не только объект, но и субъект, и методы исследования. Поэтому и лексикон историков регионального ранга должен отличаться от персонального состава общенациональных энциклопедий. Об этих отличиях и пойдёт речь в настоящем введении.
   Но прежде вкратце очертим пространственно-временные границы именно данного – Курского края. Этот последний достаточно показателен в культурно-историческом отношении, может быть признан своего рода модельным для южной, а в значительной степени и для всей центральноевропейской России. Сформировавшись вокруг поречья Сейма, этой географической сердцевины летописного объединения восточных славян «Север» (IX–X вв.); развиваясь (с начала XI в.) вместе со всем Древнерусским государством; оказавшись затем на пограничье Руси и Орды (XIII–XIV вв.), Литвы и Московии (XV–XVI вв.); войдя (с начала XVII в.) в состав Московского царства, Курск и его округа с тех пор накопили весь возможный в Европе репертуар памятников старины – вещественных и словесных, топонимических и этнологических, документально-архивных и архитектурных. Поэтому весьма репрезентативно оказывается рассмотрение исторических древностей именно этой земли, её взаимосвязей со столичными центрами и с прочими регионами страны по части широко понятого древлеведения.
   Уточнённые (при участии автора этих строк[3]) рубежные вехи истории города и области Курска выглядят следующим образом:
   • первое упоминание города Курска в письменных источниках («Житии Феодосия Печерского») относится к началу 1030-х гг.; в летописании («Поучение» Владимира Мономаха) – около 1066 г.;
   • Курское княжество фигурирует там с 1095 (и по 1290);
   • после чего на части его территории татаро-монголами основано баскачество;
   • в 1360-х – 1370-х «Курская тьма» отходит Великому княжеству Литовскому; сам «Курескъ на Тускоре» упоминается в «Списке русских городов…» (не позднее 1381) и в трактате князя Свидригайло Ольгердовича (за 1402);
   • в 1596 на Курском городище возводится крепость Московского государства;
   • с 1708 Курская земля составляет части Киевской и Азовской губерний; с 1719 – части Белгородской и Севской провинций Киевской губернии; в 1728 их вобрала в себя Белгородская губерния; в 1779 вместо неё образовано Курское наместничество; в 1797 оно переименовано в губернию; в 1799 тут введено гражданское губернаторство.
   О дальнейших административных судьбах данного региона известно лучше.[4]
   С определённой долей условности, исходя из этно-социально-политической принадлежности, можно разделить историю Курского Посеймья в новую эру на следующие периоды:
   • славянский;
   • древнерусский;
   • русско-ордынский;
   • русско-литовский;
   • московский;
   • императорский;
   • советский;
   • российский.
   Эта периодизация, как видно, совпадает с общероссийской.
   Таким образом, в лице Курского Посеймья перед нами многовековой образец тех жизненных реалий, что соответствуют культурноисторическому понятию «регион» (он же, если не требуются терминологические тонкости, «край» или «местность», «земля», «область» в усреднённом, разновременном значении этих слов), чьи границы во времени и пространстве то совпадают с условно-административными, то отличаются от них. В основе регионализации – жизнедеятельность субэтнической общности людей-земляков, осуществляемая при климате и ландшафте, прочих природных условиях определённого типа, в тех или иных внутриполитических и международных обстоятельствах.
   А региононим «куряне» – одно из самых ранних и устойчивых земляческих определений в истории Руси-России, фигурирующее в источниках с домонгольских времен (летописи, «Слово о полку Игореве») и непрерывно до наших дней, т. е. около тысячи лет. Применительно к составляемому мной словарю важны не столько различия, сколько поэтапная преемственность между отдельными отрезками развития данного региона: от потестарного объединения славян «семцев» – к удельному княжеству державы Рюриковичей, Киевской Руси; – через монгольский разор, подчинение Орде и литовское подданство – к военному укрепрайону Московского царства; – потом наместничеству, губернии императорской, затем Советской России – и, наконец (с 1934 г.), области СССР, ныне Российской Федерации. Некоторая изменчивость и проницаемость границ курских земель за последнее тысячелетие не нарушали намного и надолго их исходного политико-географического ядра.
   Очертив на всякий случай предмет региональной истории, обратимся к субъекту регионально-исторического познания. Поясним, кого ниже предлагается считать историками края. Тем самым раскрываются принципы составления и пополнения словника для настоящего издания. Конечно, в эту когорту входят не только и не столько те лица, кто жил и писал на территории Курщины, а те, кто сумел сказать новое слово, прибавить фактов и гипотез об её прошлом.
   Научная история, как и наука вообще, – довольно поздний «плод» европейской культуры. Но становлению академически-университетской историографии предшествовали долгие периоды летописной и постлетописной «истории» своего рода, пограничной с вненаучными, мифолегендарными моделями прошлого. Как бы не отличались до– и предначные варианты историографии от её же вполне развитых стадий, от них вряд ли стоит отмахиваться, в том числе при словарной работе. Не стоит рассматривать как курьёз присутствие в региональном словаре персонажей из донаучных эпох отечественной истории – летописцев, агиографов, мемуаристов и т. п. Именно их усилиями сохранены для потомков первые, поистине бесценные крупицы исторической памяти. Для Курска это и «отец русского летописания» Нестор, в чьём «Житии Феодосия Печерского» впервые упомянут и, главное, подробно описан Курск сразу после своего возникновения; и князь Владимир Всеволодович Мономах, в чьём знаменитом «Поучении детям» сохранился термин «семцы», т. е., должно быть, жители Посеймья; и те курские воеводы и их подручные, которые первыми, ещё в XVII в. начали описывать здешние древности, а не только искать драгоценные клады. Эти лица представляют предысторию самой исторической науки, её генезис на русской, в том числе региональной почве.
   Что касается новой и новейшей историографии, то здесь фигурируют, прежде всего, те профессиональные учёные гуманитарного профиля, кто внёс тот или иной вклад в изучение прошлого Курской земли, её исторических судеб и традиций. Сюда нужно отнести, понятное дело, прежде всего представителей собственно исторической науки, специалистов по тем или иным периодам отечественной истории и жанрам их изучения (источниковедение, событийно-фактический нарратив, социальная, военная история и т. д.). Тут же смежные с историей, так называемые вспомогательные ей дисциплины – археология, этнография, антропология, лингвистика (в особенности фольклористика, диалектология, литературоведение), топонимика, нумизматика; отчасти география, геология, биология (палеонтология), палеоэкология и другие, но также ретроспективные в той или иной мере по своей направленности разделы науки. Некоторые из представителей всех этих исторических в той или иной степени дисциплин отражены существующими энциклопедиями, однако их работы, выполненные на курском материале, там далеко не всегда акцентированы. Значительно больше тех учёных регионального масштаба, кто упоминаний в справочниках не удостоился. Ведь это, образно говоря, не «маршалы» и не «генералы» науки, а её «младшие офицеры» и даже «рядовые», вплоть до, так сказать, «вольнопределяющихся», волонтёров. Общенациональная энциклопедия нипочём не вместит в свои томы всех провинциальных доцентов и профессоров, а тем более исследователей, учёными степенями да званиями не увенчанных. Между тем именно их сокупными усилиями создавалась научная картина исторического развития любого региона страны.
   В послевоенном СССР определились три основные направления истории как науки и учебного предмета – история СССР, всеобщая история и история КПСС. На эту последнюю кафедру, в её аспирантуру шли, как правило, не самые лучшие с точки зрения Клио кадры. В основом – конъюнктурщики, ориентированные на ускоренную служебную карьеру; чтобы компенсировать недостаток личной культуры, образованности и творческих способностей. После ликвидации КПСС, в 1990-е годы, «специалисты» по истории партии влились в когорту остальных историков и с тех пор делают вид, что они тоже историки. Непредвзятый историографический анализ, однако, демонстрирует тщетность этой мимикрии. Решившиеся в недавнем прошлом «служить и богу, и мамонне» в своём большинстве заплатили за своё советское рвение творческим бесплодием. Поэтому в моём словаре бывших историков партии отмечено немного и внимательный читатель различит этих более или менее убогих персонажей.
   В первом издании настоящего словаря отсутствовали наиболее знаменитые, крупные историки России, в творчестве которых Курский край отразился попутно с множеством других сюжетов. В настоящее издание мы сочли возможным включить некоторые из этих знаковых, как сейчас говорят, для отечественной историографии фигур – от В. Н. Татищева и С. М. Соловьёва до Б. Д. Грекова и Л. Н. Гумилёва, например. Ведь именно из их обобщающих трудов всё новые и новые поколения рядовых научных работников и краеведов-любителей черпают исходную для себя информацию по истории большинства регионов России, включая и Курский. Выход в свет такого рода рубежных трудов, от А. М. Карамзина до Б. А. Рыбакова, всегда поощрял историческую регионалистику к новым поискам местных иллюстраций к выводам маститых авторов. Порой губернские (областные) любители истории могли и поправить, дополнить столичного корифея в каких-то деталях, фактах, им, бузусловно, более близких по месту жительства.
   Поскольку биографии великих историков общедоступны, в нашем словаре очерки о них сокращены по сравнению с большими энциклопедиями; включают в себя в основном те сведения, что имеют прямое отношение к региональным реалиям.
   Все остальные участники региональной историографии могут рассматриваться как помощники специалистов-историков, поставщики источникового материала для дальнейшего изучения, архивирования, публикации. А также как работники по охране и популяризации региональных памятников истории и культуры.
   А именно, кроме дипломированных историков, составителя подобного справочника должны, по идее, интересовать культурные любители местной истории – так называемые краеведы. В своём большинстве это здешние сотрудники школ, музеев, архивов, газет, прочих учреждений губернского (областного) или уездного (районного) масштабов. В разной степени присущий им дилетантизм чаще всего не мешает их самоотверженной, чаще всего на общественных началах выполняемой работе по сбору фактов о примечательных для потомков событиях, памятниках и лицах их малой родины.
   Вопрос о научном и культурном значении исторического краеведения – сложен, деликатен и запутан в нашей историографии. Оценки соответствующего общественного движения колеблются в широком диапазоне. Представители столичной, университетской и академической науки чаще всего относились и относятся к своим добровольным и бескорыстным помощникам из провинции с иронией, если не с пренебрежением. Игнорируя их находки, замалчивая их достижения, они порой заимствуют эти находки без ссылки на первооткрывателей. Так получилось, например, при сенсационном открытии известной Каповой пещеры с палеолитической живописью на Урале.[5] Или вот в рецензии на монографию по истории Астраханского ханства известный российский историк пишет: «Заметно, что исследователь следовал желанию охватить по возможности больший круг авторов, писавших о средневековой Астрахани. Поэтому он порой ставит в один историографический ряд профессиональных исследователей и компиляторов-краеведов и с одинаковой основательностью – порой в ущерб научной весомости своей работы – анализирует логические построения первых и домыслы вторых. Мне представляется, что некоторые из последних даже не заслуживали бы упоминания. Тем более в столь серьёзном монографическом труде».[6] Наверное, применительно к монографическому жанру это так. Но в историографических работах, к числу которых следует относить и словари, подобные моему, о любителях местной истории, как добросовестных, так и не очень, упоминать, на мой взгляд, целесообразно. Без этих фигур панорама региональной историографии окажется прерывистой и неполной.
   В других случаях краеведческое движение наоборот превозносилось как проявление народной, земской инициативы, высокое служение науке и просвещению. Собственно говоря, до революции термин «краеведение» почти не употреблялся. Представители Губернских статистических комитетов, Губернских учёных архивных комиссий, Церковно-исторических обществ, земских музеев и т. п. организаций считали себя никакими не «краеведами», а просто любителями науки, прежде всего истории и археологии. Они, будучи новичками, учениками на учёной стезе, как правило, довольно тесно сотрудничали с академическими и университетскими центрами в Москве, Санкт-Петербурге и других университетских городах. Профессиональные учёные их периодически консультировали, инструктировали на раскопках и музейных выставках, в архивах. Всероссийские, а затем и областные Археологические съезды объединяли и учёных, и любителей, и меценатов – общественных деятелей.[7] На мой взгляд, именно на рубеж XIX–XX вв. приходится так называемый «золотой век» российского краеведения.[8]
   Показателем доброкачественности тогдашнего любительства в историографии стала целая плеяда выдающихся историков, археологов, этнографов, фольклористов, которые начинали именно в качестве краеведов. Как, скажем, А. А. Спицын и Д. К. Зеленин в Вятке, В. А. Городцов на Рязанщине; и т. д. Среди губернских и уездных любителей изучать прошлое родного края большинство составляли, конечно, куда более скромные фигуры. Встречались среди них и акцентурированные чудаки плюшкинского типа. Но у большинства имелось настоящее образование – гимназическое, университетское или богословское. Возможность периодических поездок в университетские центры страны и за границу насыщала академическое общение любителей и специалистов, тиражировала лучший опыт архивной, музейной, библиотечной работы. Для такой громадной империи, как Российская, нипочем не организовать и не оплатить работу профессиональных гуманитариев по всем её градам и весям. Не хватит дипломированных кадров. А любители археологии и всей прочей старины находились повсюду. Они-то в меру сил и выявляли, собирали, описывали местные памятники истории и культуры. Короче говоря, любительская историография накануне революции составляла питательную среду академической науки и просветительской практики.
   Всё изменилось после октября 1917 г. Краеведами стали называть себя любители местной истории и природы уже в 1920-е – 1930-е гг. Они в своём большинстве искренно желали вписаться в культурную политику нового, большевистского государства – «сеять разумное, доброе, вечное», как завещали нашей интеллигенции народники, социалисты, революционеры. Но никакого «спасиба сердечного», – метко заметил А. А. Формозов,[9] – русский народ своим просветителям, историкам и учителям не сказал. Краеведческие организации были беспощадно разгромлены политической полицией советского государства, причём в числе первых когорт выдуманных «врагов народа», в конце 1920-х – начале 1930-х гг. Советским краеведам удалось сделать немало полезного на своей научнопросветительской стезе, однако в разных регионах этот вклад был различен; в среднем – не слишком велик, заметно меньше дореволюционного. Достижения первого поколения советских краеведов несколько преувеличены в последующей историографии, когда по обрывкам их архивов некоторые всё новые и новые историки стали писать о них книги, диссертации, выставлять себя их преемниками.[10]
   Представляется, что с начала 1930-х гг. организованное краеведение в нашей стране прекратило своё существование. С тех пор реальную работу в губернских центрах, а тем более в уездах могли проводить одиночки. Их объединения оставались на бумаге партийно-хозяйственных отчётов, наравне со множеством дутых «кружков», блестяще высмеянных М. Булгаковым, И. Ильфом и Е. Петровым, А. Барто.
   В послевоенный период эволюция «краеведения» на местах оно становилось всё более противоречивым. Отдельным областям повезло, там обосновались талантливые и энергичные личности, которые при поддержке столичных учёных выросли до ведущих специалистов по местным древностям, вещественным да рукописным. Таковы: директор Трубчевского краеведческого музея (Брянская область) Василий Андреевич Падин (1908–2003);[11] военный врач Евгений Дмитриевич Петряев (1913–1987) в Вятке (Кирове);[12] музейный сотрудник Фёдор Михайлович Заверняев (1919–1994) в Брянске; учитель географии Юрий Александрович Липкинг (1904–1983) в Курске и, очевидно, целый ряд других музейных, вузовских, архивных, газетных работников. Однако в целом по стране таких было немного. Например, по Курской области за вторую половину XX в. их можно пересчитать по пальцам одной руки.[13]
   Но свято место, как известно, пусто не бывает. На смену культурным, образованным краеведам в советской глубинке приходили «краеведы» самозваные, некультурные и необразованные, сплошь и рядом просто функционально неграмотные. Зато ретивые на рекламу своих начинаний, фанатичные в отстаивании местного приоритета по любому поводу, самоуверенные в обнародовании своих «достижений». Личности этого пошиба инициировали фальсификацию 1000-летних юбилеев ряда областных центров Центральной России (начиная с Белгорода); пытались сделать то же самое и в Воронеже, и в Липецке, и в Курске, в других местах. Выход на арену общественной деятельности неквалифицированных любителей краеведения – закономерное следствие экспансии так называемой массовой культуры, причём в её не самом цивилизованном – советском и постсоветском, партийно-идеологизированном варианте.
   Справедливости ради надо отметить, что моменты антинаучной идеологизации бывали, и не раз, присущи также профессиональной исторической науке. Причём и до революции, и особенно затем, с тех же до– и послевоенных времён и до сегодняшнего дня. И среди вроде бы профессиональных (по должностям, званиям) историков встречаются личности, клонирующие известный литературный персонаж – профессора Выбегалло, так реалистично написанного братьями Стругацкими.[14] Историограф может просто обойти их в своём изложении, но выиграет ли от этого наша историография?
   Ещё характернее для «кастовой науки» советского периода «просто» отход его представителей от авторских исследований, замыкание на преподавании истории, либо вообще смена профессии. Помимо общечеловеческих причин, тут действовала, наверное, всё та же партийная идеологизация тематики и методологии исторического исследования. В определённых ситуациях пользу для историографии приносили не те, кто писал и публиковался, а те, кто молчал.
   Упоминания о названных недостатках и пробелах в региональной историографии должны, на мой взгляд, подчеркнуть жизненный подвиг тех историков, кто сумел посильно продолжить свою профессиональную работу даже в условиях тоталитаризма. Замалчивая «опыт» бездельников и конъюнктурщиков, мы тем самым умаляем подвижнический труд добросовестных исследователей. Впрочем, плюсы и минусы, свет и тени сплошь и рядом сочетались в одних и тех же творческих биографиях. Историографу (включая составителя подобного словаря) приходится ломать голову над тем, как сочетать деликатность с принципиальностью.
   Вернёмся к анализу «краеведения». Его перспективы сегодня не ясны. С одной стороны, ряд краеведческих инициатив получил поддержку новых меценатов, спонсоров, региональных властей. Выходят краевые энциклопедии, периодические органы, сборники материалов.[15] Их познавательная ценность разная – от полезных, просвещающих, до вредных, дезориентирующих широкий круг читателей. С другой стороны, активность краеведов оттеняет некоторое снижение уровня гуманитарных исследований в провинциальных музеях, библиотеках и институтах (переименованных в университеты). Кризисные 1990-е гг. в высшей школе, других учреждениях культуры российской провинции, похоже, до сих пор не закончились. Поэтому научная экспертиза и редактура краеведческих опусов ныне сплошь и рядом отсутствует.
   Больше всего среди «краеведов» просто коллекционеров разных редкостей, древностей. Филателисты, филокартисты, нумизматы, антиквары и т. п. Пёстрая среда, где благородное меценатство и прежде, и теперь соседствует с вульгарной наживой, спекуляцией. Отсюда выходят и союзники, и конкуренты, и сообщники официальных музейщиков, галеристов, учёных. Идеалом, а правду говоря, – нормой для деятелей этого сорта являлась бы передача, пусть и по завещанию, своих уникальных собраний на государственное хранение. Отрадных примеров такого обогащения столичной и провинциальной культуры за счёт её энтузиастов немало (в том числе в данном словаре). Но ещё больше печальных примеров обратного рода – безвозвратной потери, распыления частных собраний после смерти их владельцев, их продажи в частные же руки и за рубеж; ограбления государственных музеев в интересах антикварного рынка. Ещё печальнее, что начиная с 1917 г. и до сих пор российские музеи, в особенности провинциальные, не гарантируют сохранности своих собственных фондов. По разным причинам, – от вульгарной халатности до ещё более вульгарного воровства из фондов, эти последние несли и несут безвозвратные потери.[16] Среди нынешних музейщиков не редкость встретить таких же коллекционеров. Так, в Курском областном краеведческом музее уже в мирные 1960-е -1980-е гг. была по необъяснимым причинам утрачена целостность коллекции из раскопок Д. Я. Самоквасова, Б. А. Рыбакова на Курской земле; «антский» клад суджанского происхождения; другие археологические находки.[17]
   Подчеркну, что эти строки написаны мной задолго до прошумевшего на всю страну эпизода кражи ювелирных изделий из Эрмитажа.
   В 1990-е – 2000-е гг. ситуация с провинциальными древностями резко усложнилась благодаря эпидемии так называемых «чёрных копателей» памятников истории и культуры. С либерализацией законодательства и особенно правоохраны в постсоветской России по археологическим объектам пошли с металоискателями всё новые и новые группы расхитителей. Сложился и растёт интернет-рынок их находок из городищ, курганов, кладов. Курская область, судя по кладоискательским сайтам, один из лидеров таких криминальных продаж.[18] Официальные археологи и музейные работники на словах обычно осуждают своих самозваных конкурентов.[19] А на практике их поддерживают – консультируют, определяют, датируют находки – в обмен на их часть, на возможность сканировать те или иные редкости, вырванные из культурного слоя. При этом «чёрные копатели», дельцы антикварного рынка стыдливо именуются «краеведами».[20]
   Недавно федеральные законодатели, наконец, внесли соответствующие изменения в Кодекс Российской Федерации об административных нарушениях. К этим последним приравнены покушения на памятники истории и культуры. Одна статья (7.15) предупреждает «Ведение археологических разведок или раскопок без разрешения», а другая (7.33) – «Уклонение от передачи обнаруженных в результате археологических полевых работ культурных ценностей на постоянное хранение в государственную часть Музейного фонда Российской Федерации». Административные штрафы за указанные нарушения составляют для граждан от 15 до 25 минимальных размеров оплаты труда, а для юридических лиц – от 400 до 500. Разумеется, с конфикацией предметов, добытых в результате незаконных работ, также их инструментов и оборудования.[21] Так что теперь человек с миноискателем и без открытого листа на археологическом памятнике – правонарушитель. Ничем не отличимый от человека с отмычкой на складе чужого добра или в чьей-то квартире. А музейный работник, археолог, который консультирует такого незаконного поисковика, принимает его находки на экспертизу – его сообщник в административном правонарушении.
   Невнятный ярлык «краеведа» накрывает очень разных персонажей. Тут и специалисты технического профиля высокого уровня, для которых занятия местной истории – любимое хобби. Инженеры, врачи, юристы, военные, чиновники и т. п., как правило, на пенсии. Допустим, Мишель (Михаил Андреевич) Кавыршин – сын эмигрантов первой волны из России, родился и вырос в Алжире, получил инженерное образование, стал ведущим специалистом Франции по строительному бетону. А выйдя на пенсию, увлёкся историей Курска, откуда были родом его родители и более отдалённые предки, опубликовал несколько статей в известном славистическом центре В. Водова.[22] Таков лучший, пожалуй, пример нынешнего «краеведения».
   Есть, к сожалению, и примеры худшего сорта (см., например, в приложениях к этому изданию мои рецензии на курские краеведческие издания).
   Все высказанные соображения и оценки имеют прямое отношение к жанру настоящей работы. За последние годы в России активизировалась работа историков и краеведов по составлению и изданию разного рода региональных энциклопедий. Не остался в стороне от этого научнопросветительского движения и Курский край, где увидел свет целый ряд справочников такого рода, как общеэнциклопедического формата,[23] так и профессионально-биографических.[24] К сожалению, при росписи словников, написании статей, их редактировании, а в особенности, при определении научных принципов всех этих этапов словарной работы сплошь и рядом допускаются ошибки, которые во многом дискредитируют упомянутые, благородные на первый взгляд, начинания. Отмечу самые типичные из этих недостатков:
   • зачисление в «знаменитые земляки» лиц, хотя и родившихся в данном регионе или посетивших его, но никак не отразивших культурные реалии данной территории в своём научном, художественном или ином творчестве;
   • преувеличенная комплиментарность оценок, отсутствие реалистичной иерархии заслуг; игнорирование слабых, теневых сторон в жизни и деятельности тех или других лиц из словарного списка;
   • загромождение словарной статьи мелочными подробностями жизненного пути персонажа и, соответственно, неумение сформулировать итоговые заслуги его же перед общенациональной и провинциальной культурой;
   • дублирование информации, содержащейся в общероссийских или профессиональных справочниках; игнорирование собственно регионального аспекта творческого наследия ученых и практиков;
   • пренебрежение библиографической частью словарной статьи, которая на самом деле не менее важна для мало-мальски квалифицированного читателя, нежели часть событийно-оценочная;
   • элементарные ошибки и опечатки, обусловленные редуцированием редакторско-корректорской части современного российского книгоиздания в провинции, вульгарной малограмотностью так называемых краеведов;
   • микроскопические тиражи большинства изданий (сотня-другая, нередко даже считанные десятки экземпляров) и завышенная цена экземпляра; в первом случае издание не поступает ни в открытую продажу, ни в большинство библиотек города и области; во втором оказывается практически недоступным большинству покупателей.
   Разумеется, сложности словарно-энциклопедической работы не сводятся к указанным элементарным своим проявлениям. Применительно к региональной историографии не всегда легко определить, кто из исследователей к ней причастен, а кто нет. В отдельных случаях небольшая статья, выполненная на местных материалах, больше проясняет в прошлом того или иного края, чем пухлые компилятивные сочинения недостаточно критичных к источникам «авторов».
   Если вернуться к определению настоящих краеведов, то в роли таких любителей местной старины выступают не только здешние аборигены, но и приезжие лица. Как правило, то уроженцы Курщины или смежных с ней мест южной России, пожелавшие отдать своей малой родине дань благодарной памяти. Среди таких посетителей региона были и профессиональные учёные, а любителями регионального прошлого их делал тот специфический материал, с которым они здесь, вне привычной им университетско-академической среды, сталкивались. Допустим, видный филолог, в будущем академик М. Н. Сперанский по поручению Московского археологического общества вёл однажды раскопки курганов под Рыльском и публиковал их результаты. А историк и археолог Д. Я. Самоквасов в ипостаси этнографа-полевика описывал архаичную форму большой крестьянской семьи в Курском уезде, встреченную им при раскопках там же.
   Далее, к предыдущей когорте деятельных поклонников исторических традиций родного края примыкают просвещённые лица из числа государственных и политических, общественных деятелей. Сами они обычно не блещут историческими знаниями (хотя есть и яркие исключения из этого правила), однако сознательно помогают историкам и прочим гуманитариям, создавая условия для их архивной, экспедиционной, издательской, педагогической работы. Забывать такого рода меценатов и прямых организаторов исторической науки, музейного дела, историко-архитектурных заповедников и прочих культуртрегерских начинаний было бы непростительным снобизмом со стороны историографа. Тем более применительно к российской провинции, чьи контакты со столичными учреждениями науки и культуры прямо зависели от местного начальства. Скажем, курская городская премия за вклад в музейное дело, изучение и пропаганду древностей, учреждённая несколько лет назад, совершенно справедливо носит имя Николая Николаевича Гордеева. Этот курский губернатор (в 1902–1905 гг.) не оставил после себя исторических трудов, однако именно он сумел организовать в Курске первое краеведческое общество – Учёную архивную комиссию и достать деньги на обустройство здесь же первого общедоступного музея.
   История – не только и не столько заповедник кастовой науки, сколько объект комплексного освоения и пропаганды со стороны представителей разных форм духовной культуры. Образ прошлого не только вычитывается из учёных статей и монографий, но и складывается под влиянием художественной литературы, изобразительного искусства, даже музыки и архитектуры. Историографы чаще всего игнорируют познавательные и воспитательные возможности искусства. Опираясь на редкие, но плодотворные исключения из этого правила,[25] я попытался в этом словаре представить, хотя и выборочно, тех представителей разных муз, чьё творчество на исторические темы питалось чернозёмными, курскими впечатлениями. Это, прежде всего, писатели, чьи рассказы, повести, романы строились на исторических событиях и фигурах Курского края с древнерусских времён до Нового времени; затем ещё некоторые живописцы, оставившие полотна той же тематики; скульпторы и архитекторы, пытавшиеся обессмертить подвиги курян своими монументами.
   Таковы те группы лиц, кто, так или иначе, относится ниже к историкам края.
   Напротив, за пределами настоящего словаря остались знаменитые сами по себе, но посторонние местной историографии земляки курян – те деятели науки, в том числе исторической, кто по рождению, постоянному или временному жительству оказался волею случая связан с Курским краем, но в своём творчестве прямо его не затрагивал.
   Среди таковых, например, курский подьячий по началу своей головокружительной карьеры Семен Агафонникович Медведев, после монашеского пострига Сильвестр (1641–1691) – ученик и секретарь Симеона Полоцкого, «справщик» (редактор) Печатного двора, публицист и поэт, фаворит царевны Софьи, кончивший на дыбе и плахе «за возмущение к бунту». Хотя в его литературном наследии предполагается историческое сочинение «Созерцание краткое лет 7190–7192», но прямого отношения к его родному Курскому краю оно не имеет.
   Любопытно, что соавтором упомянутого сочинения, вероятно, выступил другой прославившийся в политике и литературе курянин – придворный поэт Карион Истомин (1650–1717), который в своём «Летописце великом земли российской» в свою очередь обошёл вниманием Курскую землю.
   Практически ничего не сообщал о ней и ведущий биограф Петра I Иван Иванович Голиков (1735–1801) – родом из курских купцов, составивший тридцатитомное жизнеописание великого императора («Деяния Петра Великого», тт. 1–12 (1788–1789); Дополнения к ним, тт. 1–18 (1790–1797)).
   Точно так же и другой курский купец по рождению и воспитанию – Николай Алексеевич Полевой (1796–1846), самоучкой превратился в блестящего журналиста, известного писателя, самобытного историка русского народа, но не Курского края.
   По той же причине в словарь не попали следующие лица, обычно фигурирующие в словарных списках «знаменитых курских историков».
   Видный историк социалистических учений и сам деятель революционного движения, а затем большевистской власти, академик, секретарь АН СССР Вячеслав Петрович Волгин (1879–1962) – уроженец Рыльского уезда, выпускник Кишинёвской гимназии и Московского университета.
   Известный исследователь античности и Новой истории Западной Европы, академик АН БССР Владимир Николаевич Перцев (1877–1960). Его в студенческие, а позднее в военные годы не раз высылали в родной Курск под надзор полиции, здесь же он пережидал Вторую мировую войну, но курские страницы отчественной истории его не увлекли.
   В курских справочниках и энциклопедиях фигурирует ещё целый ряд тому подобных историков – «известных» (в глазах наивных краеведов) земляков курян. Однако прошлым этого региона никто из них, повторяю, специально не занимался, а потому причислить их к «историкам Курского края» затруднительно.
   Как ни странно, именно и почти исключительно таких, в общем вполне почтенных авторов, но для местной историографии своего рода «свадебных генералов», включили в себя издания – предшественники данного словаря. Это, прежде всего, «сборник очерков о знаменитых земляках» «Гордость земли курской» (Составитель Н. Шехирев. Курск, 1992. 207 с. 1000 экз.). Именно к ним проявили наибольший интерес авторы двух последующих (уже после первого издания настоящего словаря) курских энциклопедий, координатором которых выступал Ю. А. Бугров, а также составители некоторых тому подобных краеведческих изданий.[26] Причину такого отбора персоналий нетрудно понять: сведения о них можно почерпнуть в многотомных энциклопедиях и других общедоступных изданиях. А для рассказа об исследователях именно Курского края требуется самостоятельное изучение прежде всего архивных и редких печатных источников.
   Так называемая «Малая курская энциклопедия» была составлена патентоведом Семёном Рувимовичем Гойзманом в начале 2000-х гг. Перед отъездом в Израиль, этот курский краевед перепечатал свой справочник и передал его в одном экземпляре в Областную библиотеку имени Н. Н. Асеева. Теперь эта рукопись фигурирует в Интернете и время от времени пополняется составителем и его добровольными помощниками новыми материалами.
   Во многих других российских областях (начиная с Московской, Тульской, Калужской, Воронежской, Вятской, Саратовской, Тамбовской) словари и даже энциклопедии по историческому краеведению, включающие в себя, разумеется, и персонально-биографические материалы, уже изданы и находятся в активном научно-учебном обороте.[27]
   Стремясь восполнить отмеченный пробел в курской историографии, мы (с моими соавторами по нескольким статьям) и решились предложить вниманию читателей первый опыт её персонального справочника. При этом нами вполне осознавались возникающие здесь трудности. Среди них: заведомая неполнота словника и библиографии; неравномерность, порой контрастная, объёма и содержания информации о разных персонажах – «где густо, а где пустовато» из-за состояния выявленных на сегодняшний день биографических источников; возможная спорность тех или иных оценок достижений и слабостей наших предшественников в науке и просвещении.
   Однако с чего-то и кому-то надо же было начинать создание базы данных о курских историках. Иначе ещё больше фактов, имён, идей придёт в забвение; усилится разрыв поколений в культуре российской провинции.
* * *
   Публикуемые в словаре материалы носят авторский характер – сведения для большинства из его статей извлечены мной (и моими соавторами по отдельным персоналиям) из архивов Москвы, Санкт-Петербурга, Курска; из редких печатных изданий XVIII–XX вв. Суждения о личностях и деятельности перечисляемых ниже работников с курскими древностями выносятся на основании моих специальных исследований, публиковавшихся в 1980-е – 2000-е годы (См. ниже раздел «Избранная литература…», а также библиографические разделы многих персональных статей).
   Решив включить в настоящее издание статьи, посвящённые ныне здравствующим историкам, в основном курянам по месту жительства, я обратился к некоторым из них с немудрёной анкетой.
Анкета для словаря курских историков
   Уважаемые коллеги!
   Ваши полные и объективные ответы позволят составить информативную статью о вас и вашем вкладе в курскую региональную историографию. С макетом этой статьи вы будете ознакомлены, чтобы иметь возможность до печатания словаря внести необходимые, с вашей точки зрени, я, исправления и дополнения.
   Заранее признателен вам за скорые и по возможности полные ответы!
   Составитель, профессор С. П. Щавелёв.

   1. Фамилия, имя, отчество
   2. Место и дата рождения
   3. Где и когда получили диплом о высшем образовании (институт / университет, факультет, год окончания, специальность по диплому)
   4. Кого считаете своими реальными учителями в исторической науке
   5. Основные вехи трудовой деятельности (места работы, должности с годами их получения)
   6. Темы и годы, места защиты диссертаций
   7. Учёные степени, звания
   8. Область вашей специализации в науке (дисциплины, направления, темы); членство в научных обществах
   9. Награды и поощрения за научно-педагогический труд (правительственные, общественные)
   10. Ваши основные публикации, необходимые в библиографии к энциклопедической статье
   11. Если угодно, укажите смежные с историей ваши увлечения (краеведение, журналистика, коллекционирование, туризм и т. п.)
   12. Что-то важное для словарно-энциклопедической статьи в дополнение к вышеперечисленным пунктам

   Многие из кандидатов в словарь отозвались на анкету более или менее подробно; кто-то проигнорировал обращение (статьи о них вышли в результате менее точными или пока отсутствуют).
   Историографически любопытно отметить, что стандартная анкета неожиданно для её составителя послужила своего рода лакмусовой бумажкой для характера самооценки учёных и краеведов. А именно чем больше оказывается реальный вклад в науку и просвещение у того или иного автора, тем скупее, конспективнее заполняет он анкету (по принципу – кому надо, мои работы и так знает). И наоборот – вполне рядовые преподаватели истории КПСС и истории СССР (в недавнем прошлом), краеведы не лучшего пошиба сочинили о себе целые синопсисы биографий для серии типа ЖЗЛ… Как говорится, бог шельму метит.
   При отборе и изложении биоисториографического материал в виде словарной статьи я старался и соавторам моим по ряду персонажей рекомендовал руководствоваться несколькими общими соображениями, которые дополняют друг друга. А именно, общеизвестная в принципе информация[28] о фактах биографии, научных и прочих заслугах того или иного достаточно знаменитого лица приводилась нами в минимальном размере. Предпочтение отдавалось малоизвестным, почёрпнутым из архивов или раритетных изданий сведениям, непосредственно относящимся к истории и археологии Курской области. Тот же принцип проводился по библиографической части персональных статей. В некоторых случаях заимствования части фактического материала из других справочных изданий в библиографической части соответствующих статей на эти издания давалась ссылка.
   Курсивом в тексте словаря выделены имена, которым посвящены персональные статьи этого же словаря.
   Структура словарной статьи приближена к распространённым энциклопедическим нормам. Они предполагают, напомню, указание на: годы жизни; место рождения; социальное положение родителей (что чаще всего явствует из места рождения); образование (для некурских уроженцев, как правило, только высшее); места работы, прежде всего научнопедагогической; учёные степени, звания; тематику диссертаций и остальных учёных трудов; главные публикации, особенно подробно те, что посвящены местной старине; основная литература о данном персонаже (если таковая публиковалась).
   В случаях, к сожалению нередких, когда мне оставались неизвестны требуемые установленной формой данные (вроде точных дат жизни и других биографических событий), допускалась упрощённая подача материала. Идя на подобный стилистический разнобой, я руководствовался стремлением представить, наконец, читателям, сохранить для историографии имена тех учёных и краеведов, чьи заслуги в изучении местной истории оказались незаслуженно забыты или недооценены. А розыск дополнительной информации о них затруднён или же вовсе невозможен по состоянию биографических источников.
   По этим же причинам даты жизни, а также важнейшие биографические события указываются ниже в пределах лет, а дни и месяцы рождения и смерти, прочих событий, как правило, опускаются. В большинстве случаев эта хронологическая подробность не слишком важна; хуже по впечатлению на читателя мне показался упомянутый разнобой – подробное изложение для знаменитостей и «смазанное», беглое для многих рядовых работников историографии, от которых почти не сохраняется архивных следов.
   По сходным соображениям в настоящем словаре опускается большинство вненаучных подробностей соответствующих биографий (вроде государственных и общественных наград, чинов, премий и т. п.). При желании эти детали заинтересованные читатели могут вычитать в указанной для большинства персоналий дополнительной литературе. Исключение делается для регалий, полученых в награду за разработку именно региональной истории.
   Нередкие в справочных, особенно краеведческих изданиях эпитеты к персоналиям – «выдающийся», «известный», «знаменитый» и т. п. во втором издании нашего словаря сняты. Иерархия научных и культурных заслуг разных лиц в какой-то мере условна; она убедительные выясняется из оценок их отдельных публикаций и организационных усилий по части региональной историографии.
   Определения «русский», «советский», «российский» применительно к учёным-историкам обозначают у нас ни что иное, кроме периода их жизни и деятельности (до революции, после неё, с 1990-х гг.).
   Среди советских и особенно российских учёных, работавших над проблемами курской истории в новейший, послевоенный период, мы упоминаем только авторов обобщающих, достаточно фундаментальных, или же оригинальных, новаторских для региональной историографии публикаций, к тому же относящихся по преимуществу к древней и средневековой, в крайнем случае – дореволюционной тематике. Учёт всех историков-новистов, занимавшихся исключительно XX в., не входил в задачу составителя данного словаря. Значительная их часть – историки КПСС, чья дисциплина была ближе к идеологии, нежели к науке. Таковы же по большей части нынешние аспиранты, ученики бывших историков КПСС. За пределами словаря оставлено и большинство ныне здравствующих настоящих исследователей прошлого Курского края из сравнительно молодых поколений. В условиях, когда два диссертационных совета в Курске «защищают» ежегодно десятки новых кандидатов отечественной и всеобщей истории,[29] учесть все их исследования затруднительно и явно преждевременно. Всё больше становится в провинции и докторов исторических наук, причём у многих из них вторая диссертация на поверку не слишком отличается от первой, кандидатской (чьё происхождение нередко, в свою очередь, явно сомнительно). Кто-то из новоявленных специалистов когда-нибудь дождётся о себе энциклопедической статьи. Впрочем, публикации многих из них приводятся в постатейной библиографии. Исключения – персональных статей (точнее, их предварительных вариантов) – удостоены те относительно молодые археологи и историки, чьи работы вывели историческое «курсковедение» на качественно новый уровень в своих тематико-хронологических горизонтах. Разумеется, составительский выбор в целом ряде случаев может быть оспорен придирчивыми читателями. Пусть тогда они составляют свой собственный словарь.
   В словарно-энциклопедическом жанре не принято давать авторские оценки личности и творческого вклада удостоенных персональных статей лиц.[30] Точнее, оценки ограничиваются трафаретными формулами восхваления заслуг типа «внёс выдающийся вклад…»; «сыграл заметную роль…» и т. п. Тем более не принято у лексикографов отмечать недостатки, провалы в деятельности предшественников и современников. Историографический замысел нашего издания идёт наперекор этой вежливой (порой вплоть до лицемерия) традиции. В заключение почти каждой статьи делается попытка вкратце очертить место именно этого лица в трёхвековой истории изучения курских древностей; отметить как положительные, так и отрицательные (если они заметны историографу) стороны его работы в данной области. Разумеется, речь идёт не о моральных качествах личности (это спорно, этому место не в справочниках, а в мемуарах), но именно о достижениях и слабостях в работе с памятниками истории и культуры. О некоторых историках и, особенно, так называемых краеведах можно сказать, что для исторической науки и преподавания истории было бы гораздо полезнее, если бы работы этих авторов никогда не увидели света, если бы их авторы занимались чем-то другим, а не историей родного края, которую они так добросовестно или же явно предвзято искажали (См. ниже, например, статьи «Ю. А. Бугров» и т. п.). Об этом мы и говорим.
   Факты вненаучных периодов и сторон жизни соответствующих персонажей сообщаются в словаре только в тех случаях, если они, на взгляд составителя, ярко рисуют характер, нравственный облик человека, ставшего учёным. К примеру, вышеупомянутый историк партии Б. формально мог считаться «ветераном Великой Отечественной войны»: «Находился в рядах Советской Армии на преподавательской и политической работе» с 1939 по 1946 гг. А именно до 1943 г. преподавал историю КПСС в Воронежском училище связи, а с приближением немцев к Воронежу переместился в тыловые госпитали «заместителем начальника по политической части». А вот коллега Б. по институту, историк СССР Иосиф Шайевич Френкель (см. ниже словарную статью о нём) со студенческой скамьи добровольцем пошёл на фронт, два года воевал рядовым пехотинцем; дважды возвращался в строй после ранений, стал инвалидом войны; перешёл на должность пропагандиста среди войск противника; наконец, закончил курсы командиров рот и последний год войны командовал пехотной ротой на фронте. На мой взгляд, для молодого человека – начинающего историка России есть некоторая разница – на каком расстоянии от линии фронта переживать столь драматические события её истории. И биограф, в том числе составитель словаря, вправе отметить соответствующие факты жизни и деятельности своих персонажей. От представителей столь мирной профессии, как учитель, историк трудно требовать поголовного героизма, но если таковой налицо, это нельзя замалчивать. И трудно молчаливо взирать на тыловика, щеголявшего потом всю жизнь в регалиях ветерана войны. Совесть в науке ещё никто не отменял. Должна быть какая-то сложная связь между гражданским мужеством (либо трусостью) историка и результатами его профессиональных усилий.
   В отдельных случаях в состав персональных статей включались некоторые, особенно колоритные, на взгляд составителя, цитаты. Это не принято в словарном жанре, но формат регионального справочника вроде бы позволяет такие текстовые «украшения». Тем более если они заимствованы из собственноручно написанных анкет или биографий историков, т. е. первоисточников историографа.
   От общепринятых в справочных изданиях сокращений выходных данных серийных, периодические изданий решено было по большей части отказаться потому, что региональным справочником обычно пользуются не только опытные и образованные, но и начинающие читатели, учащиеся всякого рода. А их обилие аббревиатур может поставить в тупик.
   В приложения к основному тексту словаря вынесены те авторские материалы, которые создавались в связи с его подготовкой (рецензии на аналогичные издания, мемуарные очерки). Может быть, они покажут читателю, какие массивы сюжетов и проблем скрываются нередко за скупой словарной, энциклопедической строкой. Какие сложности встают перед любым лексикографом, чья роль только на поверхностный взгляд вторична по сравнению с авторством учёных монографий.
   Кроме моих собственных текстов, среди приложений находятся весьма поучительная статья и интервью А. А. Формозова (Москва); мемуарная заметка А. Н. Курцева (Курск). Я весьма признателен коллегам, моему учителю и моему другу за предоставленные к публикации материалы.
   В списках литературы к статьям словаря приводятся, как правило, только те публикации, что прямо относятся к истории курского региона, или же позволяют понять его прошлые судьбы. Постатейная библиография дополнена сводным списком литературы по курской истории и особенно историографии. Этот последний список в своём большинстве не повторяет, а дополняет списки источников и литературы к отдельным статьям.
   Словарь снабжён списком принятых сокращений слов, словочетаний и названий упоминаемых в нём организаций и учреждений.
   Разумеется, за возможные и даже неизбежные в избранном жанре биоисториографического исследования пробелы и огрехи составитель несёт ответственность самолично. Частичным оправданием возможных просчётов может служить моё глубокое уважение к тем славным предшественникам, чьими самоотверженными усилиями открывались, изучались и охранялись исторические древности Курского края. Даже отрывочные сведения об этих исследованиях представляются полезными для современной науки и практики разных специальностей.
   Один из ведущих русских философов сегодня, Б. В. Марков справедливо утверждает: «Прошлое нельзя преодолеть молча. При этом нельзя его и очернять, ибо если новые обещания не выполняются, то оно может вернуться. Прошлое – славная и одновременно небезопасная вещь. На всякий случай с ним следует обращаться осторожно, чтобы и его не испачкать, и самому не заразиться вирусами. Наши предки шатаются как неприкаянные призраки. Потомки не воздают им должного, забывают или очерняют [или же неумеренно перехваливают иных из них – С.Щ.] и поэтому, уже став мёртвыми, они достают нас, и не только в ночных кошмарах».[31]
* * *
   Все книги, а тем более словари, имеют свою судьбу, которая применительно к справочно-библиографическим изданиям в особенности представляет определённый интерес для лучшего понимания их содержания. Поэтому нелишне отметить основные вехи данного книгоиздательского проекта, как-никак первого в своём жанре для Курской области, да и большинства сопредельных с ней краёв Центральной России (имеются в виду собственно историографические справочники).
   В 1996 г. ко мне обратился сотрудник Курского музея археологии А. В. Зорин с предложением предоставить для задуманной его учреждением научно-популярной серии «История Курского края» брошюру с обзором истории изучения местных памятников археологии. Поскольку мной к тому времени уже были подготовлены к изданию (и в 1997 г. выпущены в свет) очерки развития курской археологии за XVII–XX вв., то я сделал Курскому музею археологии встречное предложение: составить биобиблиографический словарь по возможности всех лиц, которые занимались далёким прошлым Курской земли как учёные исследователи или же любители-краеведы. К составлению такого словаря я предложил привлечь тех сотрудников музея, кто занимался историографией своей специальности. Моё предложение было принято, и к октябрю того же 1996 г. я передал свою часть рукописи (до сотни персональных статей) в музей для компьютерного набора. Г. Ю. Стародубцев, А. В. Зорин (КГОМА), а также тогдашний директор Льговского краеведческого музея С. А. Остроухов удачно дополнили эту мою работу несколькими авторскими статьями, внесли несколько дополнений в библиографию к нескольким из моих статей.
   Первое издание настоящего словаря (под тем же названием, в книжной серии «История Курской области», как её первый выпуск) было подготовлено в издательстве «Учитель» (Курского Института усовершенствования учителей) и увидело свет летом 1998 г. в издательстве Курского педагогического университета очень маленьким тиражом в несколько десятков экземпляров. Оно быстро разошлось – по обязательной рассылке в центральные и курские книгохранилища, среди некоторых заинтересованных читателей, в основном лично знакомых мне и моим соавторам по тому изданию. Между полной подготовкой рукописи первого издания к печати и его же выходом в свет прошло более двух лет. За это время у меня поднакопилось немало новой информации о многих персонажах курской историографии, упомянутых ниже. Тем более много нового материала собралось за десятилетие, истекшее с момента «первого издания». Кое-какие поправки и дополнения внесли в текст первого издания его официальные рецензенты и добровольные критики (всех их я поимённо благодарю ниже). По этим причинам и решено было предпринять второе издание словаря. Оно увеличено раза в три по числу персоналий, в нём исправлены многие опечатки и прямые ошибки, допущенные мной в первом издании. За эти огрехи первого издания я приношу извинения читателям.
   Первое издание выпускалось мной в соавторстве с Г. Ю. Стародубцевым (Г.С.), А. В. Зориным (А.З.) и С. А. Остроуховым (С.О). Подготовленные ими самими или в соавторстве со мной (С. Щ.) статьи первого издания в настоящем издании сохранены в неизменном виде, дополнительно сверены с имеющимися у меня авторскими рукописями. В настоящем издании все статьи подписаны инициалами авторов, приведёнными выше в скобках после их фамилий.
   Продолжение моей работы над словарем стало возможным благодаря тому, что данный проект был поддержан Российским гуманитарным научным фондом, в рамках его регионального конкурса 2005–2006 гг. Курская область впервые присоединилась тогда к этому конкурсу РГНФ и среди первых шести проектов, получивших поддержку Фонда и Правительства Курской области, оказался и мой двухлетний (№ 05–01-72105 а/Ц).
   Высказываю искреннюю благодарность за ценные советы и сообщения по содержанию словаря курских историков следующим коллегам: А. Н. Акиньшину (Воронеж), С. Н. Алексееву (Москва), А. Н. Апалькову (Курск), В. А. Бердинских (Киров-Вятка), И. Б. Бронштейну (Нью-Йорк), Е. В. Булочниковой (Москва), В. Ф. Бахмуту (Курск), А. З. Винникову (Воронеж), В. М. Горюновой (С.-Петербург), В.В. и О. Н. Енуковым (Курск), A. В. Жуку (Омск), В. Б. Звагельскому (Сумы), А. В. Кашкину (Москва), B. П. Коваленко (Чернигов), В. Ю. Ковалю (Москва), С. В. Кузьминых (Москва), А. Н. Курцеву (Курск), Н. Ю. Липкинг (Курск), А. Н. Макарскому (Курск), Ю. Ю. Моргунову (Москва), А. М. Обломскому (Москва), А. И. Пузиковой (Москва), А. И. Раздорскому (С.-Петербург), И. Е. Сафонову (Воронеж), В. И. Скляруку (Курск), А. Б. Супруненко (Полтава), Н. А. Тихомирову (Курск), И. Л. Тихонову (С.-Петербург), П. А. Трибунскому (Рязань), И. В. Тункиной (С.-Петербург), А. И. Филюшкину (С.-Петербург), Е. А. Шинакову (Брянск), О. А. Щегловой (С.-Петербург), А. А. Федину (Курск), М. В. Фролову (Москва), М. В. Цыбину (Воронеж), Н. П. Чабану (Днепропетровск), А. А. Чубуру (Брянск), Л. А. Ясновской (Чернигов).
   Пресс-секретарь Курской областной Думы Владимир Ветчинов любезно и профессионально разместил предварительный вариант моего словаря на своём замечательном интернет-сайте «Курск дореволюционный». В результате посетители этого сайта прислали мне несколько поправок, учтённых в настоящем книжном издании.
   Особенно много ценных для словаря фактов (и поправок к тексту первого издания) сообщил мне мой учитель в области историкоархеологической историографии Александр Александрович Формозов (Москва), в связи с чем я ему особенно признателен.
   Как и все мои публикации по истории и историографии, настоящий словарь многим обязан постоянному общению автора по соответствующим вопросам с Алексеем Сергеевичем Щавелёвым (Москва).
   Справочники такого рода, как переиздаваемый мной словарь курских историков, обречены на всё новые уточнения и дополнения. Составитель будет рад получить такого рода сведения и критические замечания по адресу: 305041, Россия, г. Курск, ул. Ямская, д. 6. КГМУ. Кафедра философии. Сергею Павловичу Щавелёву. Служебный телефон: (472)-50–01–02.
   E-mail sergei-shhavelev@yandex.ru
   1996 г.;
   12 июня 2008 г.

   О трудностях и привлекательности биографического жанра хорошо говорит следующий поэтический отрывок – своего рода эпиграф к работе над изданиями, подобным этому.
«Читая книгу, биографию прославленную,
И это (говорил я) зовётся у автора человеческой жизнью?
Так, когда я умру, и моя будет описана жизнь?
(Будто кто по-настоящему знает о жизни моей,
Нет, зачастую мне кажется, я и сам ничего не знаю о своей собственной жизни,
Несколько слабых намёков, сбивчивых, разрозненных, еле заметных штрихов,
Которые я пытаюсь найти для себя самого, чтобы вычертить здесь).
Как будто ты, о хитрая Душа, плохо хранишь свой секрет».

У. Уитмен. Читая книгу.[32]

ПЕРСОНАЛИИ

А

Абаза Аркадий Максимович (1843–1915)

   Курский композитор, учитель музыки и её концертный исполнитель. Собиратель памятников музыкальной культуры Курского края.
   Из суджанских дворян, молдаванских выходцев петровского времени, ведущих свой род от «волоха Абазы», испомещённых за военные заслуги перед Россией в Курской губернии. Уроженец с. Свердликовщины Суджанского уезда Курской губернии.
   Окончил Харьковское музыкальное училище Российского музыкального общества и Петербургскую консерваторию (по классам фортепиано и вокала). Доучивался музыке в Германии, брал уроки игры на фортепьяно и композиции у Г. фон Бюлова. В 1877 г. открывает в Сумах музыкальную школу. С 1881 г. работает в Курске – заведует классами Курского музыкального общества, учит музыке гимназистов и воспитанников народных училищ. Выявил и приобщил к профессиональному творчеству ряд талантливых музыкантов и певцов (включая М. Эрденко, Н. Плевицкую). Пропагандировал музыкальное искусство в столичной и курской периодике.
   Автор оригинальной музыки – около 20 романсов (в том числе на слова И. С. Тургенева «Утро туманное.») и 30 фортепианных пьес, «Гимна святым братьям Кириллу и Мефодию» («Славяне песнею высокой…») для хора из четырёх голосов.
   Член Курской губернской учёной архивной комиссии, в составе которой изучал традиции музыкального творчества края – участвовал в записях курских народных песен; создал отдел народных музыкальных инструментов в музее при Комиссии. Тем самым он продолжил первые опыты музеефикации курской этнографии, предпринятые местным Статистическим комитетом в XIX в., развил в общем редкий – музыковедческий отдел изучения и сбережения региональной народной культуры.
   Сочинения: К вопросу о пополнении музыкального отдела в Курском историкоархеологическом музее // Труды Курской губернской учёной архивной комиссии. Вып. 1. Курск, 1911.
   Литература: Некролог // Курская быль. 1915. 5–6 января; Музыкальная энциклопедия. Т. 1. М., 1973. С. 14; Бугров Ю. А. А. М. Абаза // Гордость земли Курской. Курск, 1992; Брежнева Т. А., Горлинская С. Е. Музыкально-общественная деятельность Аркадия Максимовича Абазы. Курск, 2005.
   С. Щ.

Авдеева Екатерина Алексеевна (1789–1865)

   Писательница, автор воспоминаний о старом Курске, этнографических очерков южнорусского традиционного быта.
   Уроженка Курска, из местного купеческого рода Полевых; сестра известного писателя и историка Н. А. Полевого (1796–1846). Ребёнком вместе с родителями переехала в Иркутск, там вышла замуж за местного купца П. Авдеева. Овдовев в 1815 г., воспитывала нескольких детей. Вернулась в 1920 г. на родину в Курск. Затем жила поочерёдно в семействах детей в Москве, Одессе, Дерпте, Санкт-Петербурге.
   На склоне лет занялась литературной работой – выпустила бытовые очерки своих сибирских впечатлений; «Записки о старом и новом русском быте» (1842); «Воспоминания о Курске»; рассказы (в жанре «русские предания»). Эти её очерки имеют этнографическую ценность; о них одобрительно отзывался В. Г. Белинский. Её же перу принадлежит целый ряд популярных в своё время руководств по ведению домашнего хозяйства, кулинарии: «Ручная книга русской опытной хозяйки» (1842), «Карманноповаренная книга» (1846); «Записки для городских и сельских хозяев», «Экономический лексикон», «Полная хозяйственная книга» и др.). Восемь изданий (с 1844 г.) выдержали её «Русские сказки для детей»; столь же распространён был её «Русский песенник» (с 1847) и другие сборники песен, романсов, водевильных куплетов.
   Литературное творчество Е. А. Авдеевой демонстрирует нам возможности самородков-самоучек, преодолевавших все сословные, гендерные рамки своего времени; умевших интересно поведать о родных обычаях и традициях широкому кругу современников и потомков; продемонстрировать системность высокого (песенный, сказочный фольклор) и низкого (кухня, прочее хозяйство) в народной культуре.
   Литература: Шехирев М. Ф. Авдеева Е. А. // Большая курская энциклопедия. Т. I. Кн. 1. Курск, 2004. С. 9.
   С. Щ.

Александров А. Н. (1880-е – 1930-е (?) гг.)

   Курский археолог-любитель.
   Учился в Харьковском университете в начале XX века. Летом 1910 г. по поручению Императорского Московского Археологического общества произвёл археологическую разведку в долине Сейма между Льговом и Рыльском, выявив там и описав в своих публикациях семь памятников (городища Соловенское, Сугрово, Большое и Малое Ивановские, Свиной Остров, Гора Ивана Рыльского; неолитическое местонахождение Котовец-остров). На всех обследованных памятниках были заложены им шурфы, но при этом фиксировались только встреченные вещи. В. А. Городцов оценил отчёт Александрова как «интересный по содержащимся сведениям, но дилетантский по рассмотрению материала».
   В 1937 г. предлагал Курскому краеведческому музею приобрести у него коллекцию каменных орудий (до 70 штук) «со стоянок каменного века близ Курска», которые он обследовал. Сделка не состоялась из-за бедности музейного бюджета. Сейчас трудно сказать, были ли в этом собрании подлинные артефакты, либо за таковые выдавались игра природы, а то и фальсификаты.
   Хотя о биографии этого археолога-любителя нам почти ничего не известно, на его примере отчётливо просматриваются плюсы и минусы археологического краеведения начала XX в.: энергично, на одном энтузиазме собранные им в одиночку весьма ценные древности оказались по большей части утрачены для науки и культуры в силу его собственного дилетантизма и разобщённости краеведческих сил в российской провинции.
   Сочинения: Долина р. Сейма. Археологическая экскурсия 1910 г. // Древности. Труды ИМАО. Т. XXIII. Вып. 2. М., 1914; Ивановское городище // XIX сб. Харьковского историко-филологического общества. Харьков, 1913.
   С. Щ.

Алихова (Воеводская) Анна Епифановна (1902–1989)

   Советский археолог, научный сотрудник Института археологии АН СССР. Кандидат исторических наук (1947).
   Родилась в семье служащего, происходившего из крестьян Калужской губернии. Окончила физико-математический факультет Московского университета. С 1922 г. принимала участие в археологических экспедициях. В 1930 г. экстерном окончила Московский государственный университет по кафедре антропологии. До 1934 г. работала сотрудницей Московского областного музея. С 1936 г. – сотрудница Государственного Исторического музея. В 1947 г. защитила кандидатскую диссертацию «Мордовские могильники X–XIV вв.». С этого же года начинает работать в Институте археологии. Участвовала в археологических работах при строительстве московского метрополитена, канала Москва – Волга. В 1950–1956 гг. руководит отрядом Куйбышевской археологической экспедиции, исследует эпохи бронзы, раннего железного века и Средневековья в зоне затопления ГЭС.
   Участница Деснинской экспедиции М. В. Воеводского, в ходе которой вела разведки памятников раннего железного века в районе сёл Авдеева и Липина под Курском. После безвременной кончины мужа, в конце 1940-х – начале 1950-х гг. развернула планомерное обследование городищ раннего железного века в Курской области, закладывала на многих из них разведочные шурфы и небольшие раскопы (Кудеярова Гора, Плаксино, Моисеево на Свапе, Александровское, Сугрово на Сейме и других). На городище Кузина Гора провела стационарные раскопки, превратившие этот памятник в образец юхновской культуры на Днепровском Левобережье. Сопоставление материалов, собранных на древнейших укреплениях Курского края, позволили ей установить их относительную хронологию (IV–VI вв. до н. э.), конструктивные особенности фортификаций, жилищ; состав керамики; характер производства и быта на поселениях северовосточного ареала скифского мира. Тем самым прояснился характер важной эпохи истории Посеймья, когда здесь появляются первые укреплённые поселения.
   Попутно изучала раннесредневековые памятники региона (селище и могильник у села Авдеева, принадлежащие к роменской археологической культуре).
   Вела также раскопки на городище в городе Наровчате, Пензенской области, где в XIV в. располагался древний город Мохша – оплот Золотой Орды в земле мордвы. Здесь ею были открыты несколько жилых домов, мастерских и бань, аналогичных таким постройкам Волжской Булгарии ордынского периода. Похожие монгольские центры позднее были разведаны в Курской, Воронежской областях. Для их изучения пензенские раскопки А. Е. Алиховой дали ценный сравнительный материал.
   В 1960-х – начале 1970-х гг. продолжила археологические разведки в разных районах Курской области. Материалы курских экспедиций опубликованы ею в центральных академических изданиях. В её экспедициях систематически проходили практику студенты исторического факультета Курского педагогического института под руководством Ю. А. Липкинга.
   Рукописный семейный архив семьи Воеводского / Алиховой оказался утрачен, малой своей частью перейдя от наследников к частным лицам, занимающимся археологией.
   А. Е. Алихова в 1950-е – 1960-е гг. энергично и плодотворно поддержала прерывистую традицию систематического изучения археологических памятников Курской области, заложенную сразу после Великой Отечественной войны её супругом М. В. Воеводским. В 2002 г., к 100-летию со дня рождения А. Е. Алиховой в Пензе была проведена археологическая конференция, чьи опубликованные материалы объединили работы современных специалистов в направлениях, отмеченных её трудами.
   Сочинения: Отчёт о работе Деснинской экспедиции за 1948 г. // Архив Института археологии РАН. Д. 291. Ч. II; Авдеевское селище // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. Вып. XXXVIII. М.-Л., 1951; Особый тип сооружений на городище Кузина гора // Советская археология. 1958. № 3; Из древней и средневековой истории мордовского народа. Саранск, 1959 (В соавторстве с М. Ф. Жигановым, П. Д. Степановой); К вопросу о хронологии древних городищ Курского Посеймья // КСИИМК. Вып. 77. М., 1959; Древние городища Курского Посеймья // Материалы и исследования по археологии СССР. № 113. Лесостепные культуры скифского времени. М., 1962; Моисеевское городище в период Киевской Руси // Краткие сообщения Института археологии. Вып. 77. М., 1962; Авдеевское селище и могильник // МИА. № 108. М., 1963; Распад первобытнообщинных отношений и становление феодальных отношений у мордвы. Этногенез мордовского народа. Саранск, 1965; Гончарные горны города Мохши-Наровчата // КСИА. Вып. 120. М., 1969; Постройки древнего города Мохши // Советская археология. 1976. № 4.
   Литература: Памяти Анны Епифановны Алиховой // Советская археология. 1990. № 4; Воронина Р. Ф. Анне Епифановне Алиховой – 100 лет // Российская археология. 2003. № 3.
   Г. С., С. Щ.

Амоскин Анатолий Сергеевич (1930 г. рождения)

   Курский историк, педагог. Специалист по истории КПСС, кандидат исторических наук (1955), доцент по кафедре марксизма-ленинизма.
   Уроженец с. Канина Сапожковского района Рязанской области. «Из крестьян-колхозников» (согласно автобиографии). Закончил Канинскую же среднюю школу (1937–1947).
   Выпускник Рязанского педагогического института (1947–1951); аспирантуры кафедры истории КПСС Ярославского государственного педагогического института (1951–1954). В 1955 г. защитил кандидатскую диссертацию («ВЛКСМ – ближайший помощник Коммунистической партии в борьбе за выполнение четвёртой пятилетки в промышленности»). Преподавал на кафедрах марксизма-ленинизма педагогического института в г. Глазове (1954–1956); Магнитогорского горнометаллургического института (1956–1962); заведовал такой же кафедрой в Троицком ветеринарном институте Челябинской области (1962–1965).
   С 1965 г. проживает в Курске. В 1965–1972 – доцент кафедры истории КПСС сельскохозяйственного института; в 1972–1976 гг. преподавал в Курском государственном педагогическом институте; в 1976–1986 гг. заведовал кафедрой истории КПСС и политической экономии Курского государственного медицинского института; в 1986–1992 гг. – доцент Курского института усовершенствования учителей; с 1992 г. – заведующий музеем народного образования Курской области, расположенным в этом последнем институте.
   С 1955 по 1981 гг. работал над докторской диссертацией на тему: «Ленинский комсомол – верный помощник Коммунистической партии в интернациональном воспитании советской молодёжи» (согласно автобиографии), которая не была принята к защите в Московском государственном университете. Осталась депонированная рукопись «Очерки истории интернационального воспитания советской молодёжи», 1980, 14 печатных листов. Соответствующие моменты советской истории освещаются в работах этого автора, как и большинства его коллег по «истории КПСС», односторонне-идеологизированно, идеализированно. Так, в очерке «братских связей курян с украинцами» после 1917 г. отмечены только парадноофициозные мероприятия типа «слётов ударников» и т. п., опущены факты репрессий, организованного голодомора, националистических формирований гитлеровской армии и т. п.
   Автор статей и книги по истории курских школ; многочисленных публикаций по истории образования в областной периодике и тезисах различных научных конференций. Эти публикации, основанные на материалах областного архива, всесторонне и подробно осветили школьноучительский раздел курского исторического краеведения за последние два века. Негативные тенденции в провинциальном образовании и воспитании, как и следовало ожидать от этого автора, остались «за кадром» упомянутых публикаций (в чьи соавторы оказались конъюнктурно приписаны руководители народного образования области тех лет).
   Сочинения: Из истории интернационального воспитания трудящихся Курской области (1917–1968). Курск, 1968; Из истории интернационального воспитания курян // Из прошлого и настоящего Курского края. Воронеж, 1971; Вопросы источниковедения и историографии интернационального воспитания советской молодёжи // Научные труды Курского государственного педагогического института. Т. 33 (126). Интернационализм советского общества. Курск, 1974; Из истории школ Курского края (историографический обзор) // Архивная находка. Вып. 1. Курск, 1992; Повышение грамотности крестьян Курской губернии (1864–1917) // Проблемы исторической демографии и исторической географии Центрального Черноземья и Запада России. М. – Брянск, 1996; Братские связи курян с Украиной (1917–1941) // Россия и Украина на пороге XXI века. Воронеж, 1997; Динамика народного образования Курской области за 70 лет // Курский край в истории Отечества. Ч. 2. Курск, 2004. Очерки по истории народного образования Курского края, Курск, 2004 (В «соавторстве» с Ю. В. Белянским, В. А. Некрасовым).
   Источники: Дело № 06–5. Амоскин А. С. // Архив КГМУ. Ф. р-4847. Оп. 3-и. Д. 2366. 45 л.
   С. Щ.

Андреев Олег Николаевич (1918–1995)

   Льговский археолог-любитель.
   Сын художника Н. Н. Андреева. Окончил Льговский педагогический техникум; исторический факультет Льговского учительского института (1941). Участвовал в Отечественной войне (Сталинградская, Курская битвы, форсирование Днепра, освобождение Белоруссии и Прибалтики). После демобилизации в 1945 г. работал в Льгове учителем истории в школе.
   На досуге занимался археологическими разведками, открыл в Льговском районе Нижнедеревенское и Марицкое городища; Воронинское дюнное поселение; Кудинцевский могильник; Люшинский археологический комплекс поселений и курганов; разведывал старообрядческое кладбище, монастырище бывшего льговского монастыря. Принимал участие в работе экспедиций ряда известных археологов – Т. Н. Никольской, А. Е. Алиховой, А. И. Пузиковой.
   В лице О. Н. Андреева перед нами один из достаточно редких, тем более на районном уровне, в послевоенный период образцов культурного, полезного исторической науке краеведения.
   С. О., С. Щ.

Анненков Иван Петрович (1711–1784)

   Курский помещик, губернский предводитель дворянства, коллекционер письменных первоисточников по истории края. Выходец из старинного дворянского рода, чьи основоположники перебрались из Орла на службу в Курск в начале XVII в.
   Находился на военной, затем на гражданской службе. Секунд-майор, надворный советник (1763). Выйдя в отставку после офицерской службы, посвятил себя помещичьему хозяйству. За 40 лет управления своими имениями утроил их земельную площадь (около четырёх тысяч десятин пахотной земли, до полутораста душ крепостных). Среди многих его курских поместий выделялись Жеребцово, Лебяжье, Моква Курского уезда.
   Успешное предпринимательство сочетал с меценатством: завёл крепостной театр; собрал богатую библиотеку с большим отделом рукописей. По его заказу были скопированы сохранившиеся в городских и монастырских архивохранилищах документы по истории Курска и его округи XVII–XVIII вв.: строельные, степенные, писцовые книги; монашеские хроники; акты земельного межевания и т. п. источники. Эти списки из коллекции Анненкова широко использовали с его разрешения И. Ф. Башилов, С. И. Ларионов и прочие первые историки и географы Курска.
   На протяжении многих лет И. П. Анненков вёл обстоятельный «Дневник» различным событиям личной и общественной жизни, прежде всего по хозяйственным вопросам. Эта рукопись чудом сохранилась, попала в архив Курской губернской архивной комиссии, оттуда «по наследству» перешла в областной краеведческий музей и была в конце концов опубликована В. И. Самсоновым как ценный источник по социально-экономической истории России второй половины XVIII века.
   Личность и деятельность И. П. Анненкова лишний раз демонстрируют ограниченность и карикатурность сложившейся в марксистской, советской историографии оценки русского дворянства как исключительно паразитического класса эксплуататоров. Именно просвещённые помещики такого личностного типа стояли у истоков провинциальной любительской историографии в нашей стране.
   Сочинения и литература: Дневник курского помещика И. П. Анненкова // Материалы по истории СССР. Вып. 5. М., 1957.
   С. Щ.

Анненков Максим Никифорович (упоминается за 1680-е гг.)

   Курский «сын боярский».
   По указу Петра I получил земельные владения в Курском крае.
   По распоряжению курского воеводы А. С. Шеина производил в апреле 1684 г. первые в истории края археологические исследования – изучал обстоятельства находки костей «волота» (сказочного великана) в урочище Песочный Колодезь под Ольшанкой (современная Харьковская обл.). Кости, принадлежавшие скорее всего мамонту или другому крупному представителю палеолитической фауны, были найдены в феврале 1679 г. сотником черкасского Харьковского полка И. Д. Смороцким, который сообщил о том в Разрядный приказ.
   Согласно царскому указу, воевода велел своему посыльному «того человека ноги откопать, а откопав, кости измерить, какова которая кость мерою в длину и в толщину, и написать на роспись, и на чертеже начертить». Прибыв на место находки в сопровождении Смороцкого и жителей Ольшанки, М. Н. Анненков выяснил, что «ныне на том месте волотовых костей ничего нет, потому что де то место полая вешняя вода рознесла», найденные ранее кости растащены любопытными, а хранившаяся у самого Смороцкого половина волотова зуба «в пожарное время утратилась».
   Поездка М. Н. Анненкова за костями «волота» – едва ли не первоначальная во всей России археологическая по сути своей экспедиция.
   Сочинения и литература: Замятнин С. Н. Первая русская инструкция для раскопок (Находка костей «волота» в 1679 г.) // Советская археология. Т. XIII. М., 1950; Формозов А. А. Страницы истории русской археологии. М., 1886. С. 9; Щавелёв С. П. Становление археологического интереса в России XVII века (ранние находки древностей в районе Курска в отражении приказного делопроизводства) // Российская археология. 1998. № 2.
   А. З., С. Щ

Анпилогов Григорий Николаевич (1902–1987)

   Советский историк, преподаватель исторического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. Кандидат исторических наук (1938), доцент (1938).
   Уроженец д. Бязовки (Вязовое тож) Щигровского уезда Курской губернии. Окончил приходскую школу на селе (1912). Активный комсомолец периода становления союза юных коммунистов; работал агитатором среди батраков и учащейся молодежи; боец частей особого назначения; сотрудник (представитель губкома комсомола) профсоюза «Всеработземлеса» на своей курской родине. Учился на рабфаке имени тововарища Артёма в Москве (1924–1926). Член коммунистической партии с 1925 г. В 1926–1930 гг. – студент судебного отделения факультета советского права 1-го МГУ.
   Ещё будучи студентом, начал преподавать: на вечерних рабочих курсах Замоскворечья и Красной Пресни (1927–1931); на курсах комвуза имени М. В. Ломоносова (1928–1930). Окончив университет, был по путёвке МК ВКП(б) направлен на работу органы ОГПУ-НКВД Москвы и Московской области. Параллельно исполнял обязанности доцента Высших педагогических курсов при Совете национальностей ЦИК СССР (1933–1935); преподавал в школе высшего начсостава НКВД – РКМ. Затем перешёл на работу в систему партийного образования (с 1935). Продолжил учёбу уже на историческом факультете (его вечернем отделении) Института красной профессуры (1934–1936); в аспирантуре МИФЛИ (1936–1938). Защитил кандидатскую диссертацию «Сенат при Петре I до образования коллегий» (1938). Доцент кафедры истории феодализма и декан исторического факультета МИФЛИ (1938–1941); затем, после объединения МИФЛИ с МГУ – доцент, заместитель заведующего кафедрой истории СССР МГУ (1941–1949). В 1940–1949 – старший научный сотрудник сектора истории Великой Отечественной войны Института истории АН СССР (им записаны документальные материалы по истории формирования частей народного ополчения при обороне Москвы, воспоминания ополченцев и Героев Советского Союза, эти материалы архивированы в архиве Великой Отечественной войны Института российской истории РАН); преподавал на Ленинских курсах ЦК ВКП (б); в Высшей партийной школе и Академии общественных наук при ЦК КПСС. В 1950–1952 гг. преподавал в Высшей партийной школе Венгрии, работал профессором и заведующим кафедрой Будапештского университета; преподавал историю России в Сегедском и Дебреценском университетах (Награждён венгерским орденом Знамени II ст.). По возвращении домой работает на кафедре истории СССР периода феодализма МГУ.
   Комсомольско-партийная генеалогия этого автора предопределила, как видно, его активное участие в политической кампании рубежа 1940-х -1950-х гг. по «борьбе с буржуазным объективизмом» и «антипатриотизмом» в исторической науке. Перу Г. Н. Анпилогова принадлежат опубликованные в центральной печати погромные статьи против М. Н. Тихомирова, А. И. Андреева и других выдающихся русских историков того времени.
   Автор ряда научно-содержательных статей по истории русского крестьянства в XVI–XVII вв., колонизации южных окраин России в тот же период, возрождению городов данного региона после его возвращения в состав Московского государства. Составитель учебных пособий по методике преподавания отечественной истории в высшей школе. Выразительную характеристику этого университетского преподавателя дал известный ныне историк и археолог В. А. Буров, посвятивший одну из своих работ новгородского цикла «памяти прекрасного преподавателя кафедры истории СССР периода феодализма исторического факультета МГУ Григория Николаевича Анпилогова, в чьём семинаре на первом курсе в 1970 г. мне довелось приступить к изучению Русской Правды. Григорий Николаевич имел необыкновенный дар видения источника. Свою любовь к письменным памятникам он стремился передать студентам, рассказывая о Русской Правде с вдохновением, раскрывая всю сложность прочтения данного документа. Это был построчный, постатейный анализ источника, напоминающий археологическое исследование, когда слой за слоем изучается прошлое». Правда, другие студенты истфака, занимавшиеся по воле учебного расписания у этого же преподавателя, не разделяют столь восторженной оценки его педагогических способностей.
   Выявил и опубликовал много ценных архивных материалов позднего Средневековья и начала Нового времени, в том числе и по Курскому краю периода его освоения Московским государством в XVII–XVIII вв., смежным с ним территориям.
   Автор первого сводного, с привлечением основных письменных источников очерка курской истории периода Средневековья. Некоторые из его гипотез на курские темы активно развиваются представителями следующих поколений здешних археологов (нередко без ссылки на автора идеи), другие – ставятся под сомнение в свете вновь открываемых фактов относительно начала Курска как летописного города. Участвовал как эксперт в обосновании празднования 950-летия города Курска в 1988 г.
   Сочинения: Серьёзные ошибки в учебнике истории СССР // Культура и жизнь. 1948. 11 марта; [Рец. на кн.:] Пётр Великий. Сб. статей / Под ред. А. И. Андреева. М. -Л., 1947 // Вопросы истории. 1948. № 4; Бортные знамёна как исторический источник (по путивльским и рыльским переписным материалам конца XVI и 20-х гг. XVII в.) // Советская археология. 1964. № 4; Новые документы о России конца XVII – начала XVIII вв. М., 1967; Положение городского и сельского населения Курского уезда накануне восстания 1648 г. // Вестник МГУ. Серия 8. «История». 1972. № 5; Нижегородские документы XVI века (1588–1600). М., 1977; Рязанская писцовая приправочная книга конца XVI в. М., 1982; К вопросу о закрепощении крестьян законом 1592–1593 гг. и «урочных годах» // История СССР. 1972. № 5; О городе Курске X–XVI вв. // Вестник МГУ. Серия 8. «История». 1979. № 5.
   Литература: [Некролог] // Вестник МГУ. Серия 8. «История». 1987. № 2; Буров В. А. Очерки истории и археологии средневекового Новгорода. М., 1994; Тришкан И. Е. Анпилогов Григорий Николаевич // Энциклопедический словарь Московского университета. Исторический факультет / Под. ред. С. П. Карпова. М., 2004. С. 17–18.
   С. Щ.

Антимонов Николай Алексеевич (1902–1985)

   Гидротехник, гидролог, преподаватель. Автор работ по курскому естественнонаучному краеведению.
   Уроженец Курска; здесь же трудился в 1920-е – 1930-е гг. на разных технических должностях по части гидрологии, мелиорации, торфоразработок. Заведовал Курской гидрометеостаницей (1932–1934; 1943–1954). Параллельно преподавал геодезию, гидрологию в городских техникумах; с 1954 г. перешёл на преподавательскую работу в Курский государственный педагогический институт (доцент).
   В 1920-е гг. – деятельный член Курского краеведческого общества. Один из биографов и популяризаторов опыта курских техников-самоучек – Ф. А. Семёнова, А. Г. Уфимцева. Опубликовал также ряд работ по биологии и гидронимике Курского края.
   Сочинения: Фёдор Семёнов – курский астроном. Курск, 1961; Курский изобретатель-ветроэнергетик А. Г. Уфимцев. Курск, 1949; Природа Белгородской области. Курск, 1959; Атлас Курской области. Курск, 1968.
   С. Щ.

Апальков Александр Николаевич (1966 г. рождения)

   Курский археолог. Специалист по эпохам бронзы и раннего железного века в Курском Посеймье.
   Родился в районном центре, посёлке Тиме Курской области, где учился в средней школе. Служил в армии на Дальнем Востоке (1984–1986). Закончил историко-педагогический факультет Курского государственного педагогического института (1992). В дальнейшем – младший, затем старший научный сотрудник; наконец, главный хранитель Курского государственного областного музея археологии (1991–1996). Упорядочил коллекции вновь созданного в Курске археологического музея, заложил основу его современной экспозиции. После чего перешёл на работу, с музеями и археологией не связанную.
   Участвовал в археологических раскопках и разведках на территории Курской и Белгородской областей в экспедициях А. И. Пузиковой, В. В. Енукова, Н. А. Тихомирова, Г. Ю. Стародубцева. Самостоятельно производил раскопки нескольких памятников эпох бронзы, раннего железного века и Средневековья в пределах Курского Посеймья. Обладает особым даром и удачливостью к сборам подъёмного материала при визуальном осмотре памятников. Множество его находок, включая весьма редкие образцы палеолитической, славянской, древнерусской, татаро-монгольской культур хранятся в фондах и экспозициях Курского археологического и Льговского районного музеев (как правило, без ссылок на находчика). Открыл ряд ранее неизвестных памятников археологии на территории области (в том числе новый куст палеолитических стоянок у с. Быки Курчатовского района), собрал и передал в музеи много вещевого подъёмного материала из разрушавшихся природой и хозяйственной деятельностью их культурных слоёв. Опубликовал ряд статей и тезисов на археологические темы в центральной и местной печати.
   Сочинения: Раннескифские акинаки на территории Курской области // Теория и методика исследований археологических памятников лесостепной зоны. Липецк, 1992; Охранные раскопки кургана у с. Люшинка в Курской области // Археологические открытия 1993 г. М., 1994; Позднекочевническое погребение на Сейме // Историкокультурное наследие. Памятники археологии Центральной России: охранное изучение и музеефикация, Рязань, 1994; О времени появления памятников Юхновской культуры в Посеймье // Деснинские деревности. Брянск, 1995; Работы на Сейме // Археологические открытия 1995 г. М., 1996; Исследования Курского музея археологии // Археологические открытия 1994 г. М., 1995 (В соавторстве с Г. Ю. Стародубцевым); Каменные топоры Курского Посеймья и Южного Попселья // Курские тетради. Курск и куряне глазами учёных. Тетрадь 5. К 100-летию со дня рождения Ю. А. Липкинга (1904–1983). Ч. 1. Курск, 2003.
   С. Щ.

Апанасёнок Александр Вячеславович (1980 г. рождения)

   Курский историк, преподаватель высшей школы. Специалист по истории старообрядчества и сектанства в Центральном Черноземье XVII – начале XX вв.
   Уроженец г. Курска. Окончил исторический факультет Курского государственного университета (2002) и аспирантуру кафедры истории Курского государственного технического университета (2004). Сейчас преподаёт на этой последней кафедре, занимает должность доцента. Кандидатская диссертация: «Старообрядчество Курской губернии в конце XIX – начале XX вв.» (2004). Ученик профессора З. Д. Ильиной.
   Области научных интересов – социокультурная и религиозная история России; историческая антропология. Участник международного проекта Европейского университета «From history to histories» по приобщению университетских преподавателей стран СНГ к достижениям современной микроистории и исторической антропологии. Его исследование истории старообрядчества поддержано грантами Российского гуманитарного научного фонда (2005–2006) и Российского фонда фундаментальных исследований (с 2007).
   Основанные на первоисточниках публикации (в том числе две монографии) А. В. Апанасёнка по религиозно-церковной истории Чернозёмного региона России представляют редкий сегодня, а для Курска едва ли не единственный пока образец научного, объективного, а не конфессионально или атеистически пристрастного обсуждения данного вопроса.
   Кандидат в мастера спорта по шахматам, неоднократный победитель областных и городских соревнований.
   Сочинения: Традиционные ценности русского старообрядчества и современность // Культура – образование – человек. Курск, 2003; Старообрядчество и конфессиональная политика Российского государства в конце XIX – начале XX вв. (на примере Курской губернии) // Правда истории. Сб. статей. Курск, 2003; Из истории мистического сектанства Курской губернии в XVIII–XIX вв. // Россия на рубеже веков: история и современность. Курск. 2004; Старообрядчество на курско-белгородских землях в XVII – начале XIX вв. // Юг России в прошлом и настоящем. Белгород, 2004; Из истории старообрядческой общины села Дерлова Курской губернии // Сельская Россия: прошлое и настоящее. Вып. 3. М., 2004; Старообрядчество Курского края в конце XVII – начале XX вв. Курск, 2005; Старообрядчество в социальной и культурной истории центрально-чернозёмных губерний Российской империи во второй половине XIX – начале XX вв. // Курские тетради. Курск и куряне глазами учёных. Тетрадь 7. Курск, 2005; «Старая вера» в Центральном Черноземье: XVII – начало XX вв. Курск, 2008.
   С. Щ.

Аполлов Александр Геннадьевич (1905 – после 1969)

   Историк, преподаватель высшей школы. Кандидат исторических наук (1953), доцент (1958).
   Уроженец с. Завражья Макарьевского уезда Костромской губернии (Ныне в Ивановской области). Из семьи сельских учителей. Начал трудовой путь чернорабочим совхоза в Саратовской области (с 1920). Среднее образование получил в школе взрослых Главполитпросвета (1923–1925). Таким образом сельский паренёк, официально происходящий «из мещан», получил доступ к высшему образованию.
   Окончил педагогический факультет Саратовского университета (1925–1929) и историко-философский факультет (этнографическое отделение) I МГУ (1929–1930). Учась в Московском университете, одновременно работал ассистентом Коммунистического университета трудящихся Китая (затем Международная Ленинская школа) (преподавал историю рабочего движения) (1929–1931). Затем по распределению работал на Севере – заведующим научно-исследовательским пунктом Корякской, затем Тугурской (Нижнеамурской) культурных баз комитета Севера при президиуме ЦИК (1931–1934).
   По возвращении в Москву – преподаватель истории энергетического техникума (1937–1941). С началом войны – боец народного ополчения дивизии имени Фрунзе на Западном фронте (1941–1942). Попал в окружение вместе со своей дивизией и вышел из него в октябре 1941 г. Участник знаменитой операции под Ельней с октября 1941 по январь 1942 гг. Остальные годы войны проработал заместителем начальника транспортного отдела торфоразработок в Московской области. Награждён медалями «За победу над Германией» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (1947).
   Вернувшись в столицу, поступил старшим инструктором управления музеев (1945–1946), затем перешёл на должность старшего научного сотрудника Научно-исследовательского института музейной и краеведческой работы (1946–1947); наконец, стал заведующим научной частью Музея революции СССР (1947). Тогда же проходил заочную аспирантуру на кафедре новой истории Московского областного педагогического института (1945–1947) (под руководством профессора Ф. В. Потёмкина, чьим именем впоследствии назывался этот институт).
   В Курском государственном педагогическом институте начал работать с конца 1947 г. в должности старшего преподавателя кафедры истории. Рекомендацию ему «для работы по историческим курсам в вузах» дал заведующий кафедрой новой истории МОПИ профессор А. З. Манфред. Кандидатскую диссертацию защитил в 1953 г.: «Русско-английские торговые отношения конца 50-х гг. XIX в.» в МГУ имени М. В. Ломоносова. В 1955 г. сменил в должности заведующего кафедрой истории Ф. И. Лаппо. Отличник народного просвещения (1958). Орден «Знак почёта» (1961).
   В 1966 г. ушёл с должности заведующего кафедрой по собственному желанию, а в 1969 г. вышел на пенсию.
   Этот курский преподаватель всеобщей истории – типичная фигура для провинциальной педагогической школы послевоенного периода. Получив прекрасную подготовку в столичных учебных заведениях, богатую практику в условиях «культурной революции» в СССР, педагоги этого калибра, перебравшись в более спокойную политически и сытную материально провинцию, по сути прекратили собственную исследовательскую работу. Оказавшись вдалеке от университетских центров; там, где уже не было ни библиотечной, ни архивной базы, ни коллектива коллег-специалистов, многие представители средних поколений наших историков не смогли (или не захотели) адаптироваться к провинциальным условиям, тем более в обстановке политических репрессий. Однако эти же провинциальные педагоги внесли заметный вклад в профессиональную подготовку учителей истории, а также тех немногих историков следующих поколений, которые впоследствии возобновили традиции региональной историографии.
   Сочинения: Религиозные верования народов Поволжья (калмыки, чуваши, мари-мордва, удмурты) // Религия народов СССР. Т. II. М., 1931; Музей революции СССР // Московский пропагандист. 1947. № 10; Правящие круги Англии и задачи экономического подъёма России в конце 50-х гг. XIX в. // Учёные записки Курского государственного педагогического института. Вып. V. Курск, 1956; Развитие торговых отношений между Россией и Англией после Крымской войны (1856–1858) // Научные доклады высшей школы. Исторические науки. 1959. № 4; Состояние торговых отношений России с некоторыми восточными странами во второй половине 50-х гг. XIX в. // Учёные записки КГПИ. Вып. XIII. Курск, 1961; Атистическое воспитание в школе. Курск, 1961 (В соавторстве с Н. В. Ивановой); Состояние угольной промышленности и внедрение каменного угля в речное пароходство Европейской России в 50-е – 70-е гг. XIX в. // Исторические записки КГПИ. Вып. XXVI. Курск, 1966; Самая влиятельная сила нашего времени // Блокнот агитатора. Курск, 1962. № 5.
   Источники: Личное дело А. Г. Аполлова // Архив КГУ.
   С. Щ.

Аристов Владимир Павлович (1898 – после 1941)

   Советский писатель, автор беллетристических произведений на исторические темы.
   Агроном по образованию. Литературный дебют – рассказы в смоленском журнале «Наступление» (1927). Вступив в 1939 г. в Союз советских писателей, переезжает в Курск, где занимается редакторской, журналистской работой.
   Его перу принадлежат исторические романы «Смоленск», «Скоморохи», повесть «Тяжёлая пустошь», рассказы, пьеса «Ключ-город».
   Главное действующее лицо этих произведений (в духе раннесоветского времени) – народ, простые русские люди, жившие и трудившиеся в XV–XVII столетиях, в том числе на курском пограничье Московского царства. Согласно оценке современного историка (Г. Е. Миронова), перед нами «взгляд на тогдашнюю Русь из окна курной избы, с шумного торжища, вечевой площади, где толпился «подлый народ». С героями В. П. Аристова читатель «побывает в древнем Смоленске, стонущем от шляхетского гнёта, в суровом Полоцке, отбивающем натиск рыцарей-крестоносцев, в громкоголосом Новгороде». Особым реализмом отличается авторское описание татарских набегов на земли Московской и Литовской Руси, на острие которых находился тогда и Курский край. Кроме художественных достоинств, научной точности фактического антуража и диалогов, книги В. П. Аристова несут явственную печать советской идеологии с её воинствующим антиклерикализмом, утрированием роли классовой борьбы в развитии общества.
   Соредактор сборника «Фольклор. Частушки, песни и сказки, записанные в Курской области» (Курск, 1939).
   Согласно разысканиям Ю. А. Бугрова, «Великая Отечественная война застала его тяжелобольным. Перед вступлением в Курск немецких войск писатель находился в больнице. Дальнейшая его судьба неизвестна».
   Писатель В. П. Аристов достойно поддержал традицию исторической беллетристики, заложенную на Курщине В. Л. Марковым и продолженную потом Ю. А. Липкингом.
   Сочинения: Скоморохи (Главы из романа) // Литературный альманах. Кн. 2. Курск, 1940; Тяжёлая пустошь. Смоленск, 1940; Избранное. Курск, 1959.
   С. Щ.

Архангельский Матвей Васильевич (? – 1860)

   Священнослужитель (протоиерей), учитель Курской духовной семинарии. Один из первых составителей церковной истории Курского края.
   Выпускник Московской духовной академии. С 1850 г. преподавал в Курской духовной семинарии. Когда в начале 1850-х гг. Святейший Синод по примеру гражданских властей (Министерства внутренних дел) предложил епархиям подготовить очерки своей истории, это поручение в Курске досталось М. В. Архангельскому. По распоряжению архиепископа Курского и Белгородского Илиодора и ректора семинарии Флавиана этим законоучителем было составлено «Церковно-историческое и статистическое описание Курской епархии». Рукопись этого «Описания» поступила в Синод и затерялась в его гигантском архиве, а черновой автограф (240 стр.) находился в архиве Курского губернского правления, был в 1900 г. описан А. А. Танковым (который там якобы вычитал «несколько таких данных, которые до сей поры не были сообщены в печати»); затем, как видно, эта рукопись оказалась утрачена. Опубликована была часть данного документа, посвящённая истории Курской духовной семинарии (Труды Курского губернского статистического комитета, вып. 1, 1863).
   Будучи отчасти полезными для разработки истории региональной культуры, труды провинциальных церковных авторов на краеведческие темы обладали рядом существенных недостатков и в своём большинстве оказались менее научны, нежели современные им изыскания гражданских любителей местной истории. Соответствующий манускрипт М. В. Архангельского, сколько можно судить по увидевшему свет фрагменту его, оказался одним из самых ранних, но далеко не худших образцов клерикального краеведения.
   Литература: Щавелёв С. П. Первооткрыватели курских древностей. Вып. 2. С. 26–36; Раздорский А. И. Церковно-историческое и статистическое описание Курской епархии 1850-х гг. // События и люди в документах курских архивов. Вып. 2. Курск, 2003. С. 67–68.
   С. Щ.

Ахметгалеева (урождённая Николаева) Наталья Борисовна (1969 г. рождения)

   Археолог из г. Курчатова, специалистка по каменному веку. Руководительница Курчатовской палеолитической экспедиции. Кандидат исторических наук (2006).
   Уроженка г. Гая Оренбургской области. Выпускница исторического факультета Курского государственного педагогического университета (1991).
   После окончания университета работала учительницей истории в средней школе в г. Курчатове (1991–1992). Затем там же сотрудницей Дома детского и юношеского туризма (с 1998). Кроме того, сотрудница, учёный секретарь Курчатовского краеведческого музея (с 1998 по настоящее время).
   Принимала участие в раскопках Авдеевской палеолитической стоянки (в экспедиции под руководством М. Д. Гвоздовер и Г. П. Григорьева). Вместе с А. А. Чубуром проводила раскопки недавно открытого А. Н. Апальковым комплекса стоянок у с. Быки Курчатовского района; лично обнаружила несколько стоянок данного ареала (Быки – 6, 7, 8). С 1999 г. самостоятельно ведёт раскопки этого весьма содержательного, по отдельным параметрам уникального для центра Русской равнины памятника. Прошла стажировку в экспериментально-трассологической лаборатории Института истории материальной культуры РАН (Санкт-Петербург). Тема стажировки: «Трассологическое исследование кости и кремня верхнепалеолитических стоянок Быки Курской области»; руководитель – кандидат исторических наук Е. Ю. Гиря. В 2006 г. стажировалась во Франции по сходной тематике под руководством докторов А. Авербуха и М. Кристенсен. По материалам быковских раскопок опубликовала серию статей; защитила кандидатскую диссертацию в Институте археологии РАН под руководством члена-корр. РАН Х. А. Амирханова (2005). Организовала в районном Курчатове детский археологический центр. Рабочими в её экспедициях работают главным образом местные школьники.
   В лице Н. Б. Ахметгалеевой курская археология получила первого специалиста по каменному веку, постоянно проживающего в области своих стационарных раскопок.
   Сочинения: Палеолитическая стоянка Быки-5 (Курчатовский район Курской области) // Археология Центрального Черноземья и сопредельных территорий. Липецк, 1999; Микроиндустрия стоянки Быки-7 // Деснинские древности – III. Сб. материалов межгосударственной конференции. Брянск, 2004; Комплекс стоянок каменного века Быки и его место среди позднепалеолитических памятников Русской равнины // Курский край. 2004. № 1–2 (51–52); Кремень стоянки Быки-7 // Проблемы каменного века Русской равнины. М., 2004; Исследовательские работы на верхнепалеолитическом комплексе стоянок Быки Курской области // Археологические открытия 2003 г. М., 2004; Использование кости на верхнепалеолитических стоянках комплекса Быки Курской области. Автореф. дисс… канд. ист. н. М., 2005; Зооморфная поделка из бивня мамонта со стоянки Быки // Археология, этнография и антропология Евразии. Новосибирск, 2005, №. 4 (24).
   С. Щ.

Ахрамеев Василий Дмитриевич (1901 – после 1973)

   Литературовед, преподаватель высшей школы. Специалист по русской литературе второй половины XIX в.
   Родился в п. Ивот Дятьковского района Брянской области в семье рабочего стекольного завода. Здесь учился в земской, затем во второклассной школе. Начал учиться в Карачевской учительской семинарии (1917–1919), но в связи со смертью отца пошёл работать, «чтобы поддерживать осиротевшую семью». Учительствовал в семилетней школе в родном посёлке (1920–1922). Служил в Красной армии (1922–1924). После демобилизации вернулся на родину, работал библиотекарем в рабочем клубе (1924–1926). Закончил педагогический факультет Смоленского университета (1926–1930). Аспирантуру – в Государственной академии искусствознания (1930–1933).
   Был направлен преподавать литературу в Томский педагогический институт. Там стал доцентом, заведующим кафедрой литературы (с 1936). Кандидатская диссертация: «Н. Г. Чернышевский-беллетрист и русские классики» (1942).
   В связи с болезнью жены переехал с семьей в Курск. С 1948 г. – доцент Курского государственного педагогического института. С 1949 по 1970 гг. – заведующий кафедрой литературы. Получить кафедру взамен отставленного от неё И. З. Баскевича ему помогло активное участие в проработках «безродных космополитов» от литературной критики на закате сталинского режима. С 1970 г. до выхода на пенсию в 1973 г. снова на должности доцента. Изредка публиковал статьи в «Учёных записках» КГПИ; чаще – заметки в областных газетах к юбилеям русских и советских писателей. Побывал в преподавательских командировках в Венгрии и Чехословакии.
   Награждён медалью «За доблестный труд в Великой Отчественной войне» (1945); орденом Трудового Красного Знамени «за выслугу лет» (1955). Отличник народного просвещения (1973).
   Хотя к истории курской культуры имеют отношение всего одна-две опубликованные работы этого ветерана здешней педагогики, они лишний раз демонстрируют, что мало-мальски добросовестный учёный и педагог в провинции не может полностью обойти региональный материал. Из множества скромных по тематике, но добротных работ вузовских преподавателей постепенно складывается краевая историография.
   Сочинения: Литературно-критические работы М. Горького послеоктябрьского периода // Литература и искусство. 1931. № 7–8; Н. Г. Чернышевский-беллетрист // Учёные записки Томского педагогического института. Т. 2. Томск, 1942; Поэты [18]40-х – 50-х гг. в романе Н. Г. Чернышевского «Повести о повести» // Там же. Т. 5. Томск, 1948; Пьеса А. В. Луначарского на курской сцене // Курская правда. 1960. № 101; К истории курского имения братьев Толстых // Яснополянский сборник. Тула, 1960; Н. Г. Чернышевский и пушкинское наследство; Н. В. Гоголь в высказываниях Н. Г. Чернышевского; Заметки о гоголевских традициях в романе Н. Г. Чернышевского «Что делать?» // Учёные записки Курского государственного педагогического института.
   Источники: Личное дело В. Д. Ахрамеева // Архив КГУ. Ф. Р-3707. Оп. 6 л. Д. 1593; Щавелёв С. П. Об Исааке Баскевиче, писателе // Курские тетради. Курск и куряне глазами учёных. Тетрадь 6. Ревнители русского слова. К 70-летию филологического факультета КГПИ / КГПУ. Курск, 2004. С. 61–73.
   С. Щ.

Б

Багалей Дмитрий Иванович (1857–1932)

   Русский и украинский историк, политический деятель. Профессор (1887) и ректор (1906–1911) Харьковского университета; член Государственного совета Российской империи (1906–1914); доктор русской истории (1887); академик Российской Академии наук (с 1919).
   Родился в Киеве в мещанской семье. Окончил 2-ю гимназию и университет св. Владимира в Киеве. Ученик археолога В. Б. Антоновича и историографа В. С. Иконникова. После защиты в 1883 г. магистерской диссертации «История Северской земли до половины XVI столетия», поступил в 1884 г. на службу в Харьковский университет доцентом русской истории. Вся его дальнейшая жизнь связана с Харьковом.
   Разрабатывая проблемы истории средневековой Руси и Слободской Украины, Д. И. Багалей в своих трудах неоднократно затрагивал прошлое Курского края. Особенно много курских экскурсов в его докторской диссертации «Очерки по истории колонизации и быта степной окраины Московского государства» (1887). Книга удостоена Уваровской премии.
   При организации XII Археологического съезда в Харькове в 1902 г. и работе его предварительного комитета, Д. И. Багалей привлёк курских историков-любителей к анкетированию по археологии и этнографии на их территории и сбору экспонатов для археологической выставки съезда. Он же выявил и опубликовал в курской периодике ряд ценных архивных документов по истории Курщины XVI–XVIII вв., позднее выпущенных отдельным изданием.
   С 1905 г. состоял в партии кадетов. В 1914–1917 гг. – харьковский городской голова. Заведуя с 1883 г. историческим архивом Харькова, организовал описание его фондов. Неоднократно вёл археологические раскопки и составил карту древних памятников Харьковской губернии (1902). Член ИМАО и других научных обществ. В своих исторических исследованиях использовал археологические данные, что для того времени было редкостью.
   Положил начало архивоведению и текстологии письменных источников по истории Курской земли эпохи Средневековья и начала Нового времени.
   Сочинения: Материалы для истории колонизации и быта степной окраины Московского государства (Харьковской и отчасти Курской и Воронежской губ.) в XVI–XVIII столетии. Харьков, 1886; «Повесть о граде Курске» // Календарь и памятная книжка Курской губернии на 1888 г. Курск, 1887; К истории заселения и хозяйственного быта Воронежского и Курского края. Харьков, 1896; Русская история. Т. I–II. Харьков, 1909–1911; История города Харькова за 250 лет его существования. Т. I–II. Харьков, 1905–1912 (в соавторстве с Д. Миллером); Опыт истории Харьковского университета (по неизданным материалам). Т. I–II. Харьков, 1893–1904; История слободской Украины. Харьков, 1918; Нарис істории Украіни на соціально-экономічном грунті. Харьков, 1928.
   Литература: Сборник Историко-филологического общества при Императорском Харьковском университете. Т. XX. Харьков, 1913; Кравченко В. В. Д. И. Багалей. Научная и общественно-политическая деятельность. Харьков, 1990; Михальченко С. И. Киевская школа в российской историографии (В. Б. Антонович, М. В. Довнар-Запольский и их ученики). М.-Брянск, 1997.
   С. Щ.

Бантыш-Каменский Дмитрий Николаевич (1788–1850)

   Историк, археограф, коллекционер исторических документов; писатель. Один из основоположников научного источниковедения в отечественной историографии.
   Из дворянского рода Бантышей, выходцев (в XVII в.) из Молдавского княжества, родственников господарского рода Кантемиров. Сын Николая Николаевича Бантыш-Каменского (1737–1814), историка, архивиста, археографа (в числе массы прочих редких документов опубликовавшего «Слово о полку Игореве»); сотрудника Н. И. Новикова и Н. П. Румянцева. Отец дал ему домашнее воспитание, приобщил к занятиям историей.
   Службу начал (1800) в Московском архиве коллегии иностранных дел. Командирован с дипломатическими и археографическими целями на Балканы (1808). По пути за границу посетил Курскую губернию. Впечатления от поездки, включая курские, изложил в книге: «Путешествие в Молдавию, Валахию и Сербию» (1810). Останавливался в уездном Белгороде, посетив там духовную семинарию, Свято-Троицкий кафедральный собор.
   В 1815 г. женился на дочери князя генерал-поручика Ивана Сергеевича Барятинского (1740–1811), первого владельца усадьбы Марьина в Курской губернии, основоположника этого княжеского рода. Составил «Жизнеописание Мазепы», которому до его измены были пожалованы те земли в Рыльском уезде, что стали усадебным комплексом «Марьино».
   В дальнейшем служил в коллегии иностранных дел; чиновником особых поручения при малороссийском военном губернаторе Малороссии князе Н. Г. Репнине в Полтаве. Там собрал богатую коллекцию исторических источников о прошлом Украины, включая смежные с Курским краем её области. Их истории посвящены его работы: «История Малой России» (Чч. 1–4, 1822; 2-е изд. 1830); Мнение о малороссийском летописце // Чтения Общества истории и древностей российских за 1826 г. Украинскую историю стремился проследить с древнейших времён, т. е. расселения славян в Поднепровье и до присоединения к России. Показал взаимосвязь велико-и малороссийской истории, включая судьбы земель Слободской Украины, к которой примыкал и юг Курщины. Обосновывал идеологию имперской великодержавности и русского патриотизма, демонстрируя закономерность объединения южных окраин страны с Российской империей и преодоления на этих землях (включая курскую) иноземного (литовского, польского) ига.
   Послужил тобольским гражданским губернатором (1825–1828), но неудачно. Вследствие чиновничьих интриг попал под сенатское следствие (вплоть до 1833), в итоге которого, впрочем, был реабилитован. Его мемуар об этой тяжёлой истории («Шемякин суд в XIX столетии, или ревизия Тобольской губернии») ярко живописует нравы в российской провинции того времени. Успел ещё послужить гражданским губернатором в Вильне (1836–1838), после чего был причислен к Министерству внутренних дел в качестве члена совета. Завершал полувековую государственную службу в департаменте уделов.
   Перед нами незаурядный опыт успешного совмещения служебной карьеры чиновника высокого ранга и, одновременно, интенсивной научной, просветительской, литературной работы. В общем, редкий пример действительно просвещенного государственного деятеля для российской провинции.
   Основные исторические труды – «Деяния знаменитых полководцев и министров… в царствование императора Петра Великого» (1813), «Словарь достопамятных людей русской земли» (Чч. 1–5, 1836; 2-е изд., доп. 1847), «Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельмаршалов» (Чч. 1–4, 1840–1841; репринтное перездание 1991) – включают в себя фрагменты о пребывании и действиях некоторых его персонажей на Курской земле.
   Автор исторического романа «Княжна Мария Меншикова» (1833).
   Оставшийся после его кончины документальный архив по Малороссии опубликован О. М. Бодянским (1858). А. С. Пушкин консультировался у него при написании «Истории пугачёвского бунта», пользовался документами бантышевского семейного архива, где имелись документы о восстании Е. Пугачёва.
   Применительно к истории и культуре Курска Д. Н. Бантыш-Каменского представляет собой образец просвещённого наблюдательного путешественника по просторам российской провинции. Путевые заметки в его духе составляли важный этап становления региональной историографии. Его биографические труды стали образцом для разработки биографий замечательных людей, действовавших в более скромном – губернском масштабе.
   Сочинения: Россиянин пред гробом патриарха Гермогена. М., 1806; Путешествие в Молдавию, Валахию и Сербию. М., 1810; Деяния знаменитых полководцев и министров, служивших в царствование императора Петра Великого. М., 1813; Историческое собрание списков кавалерам четырёх российских исмператорских орденов. М., 1814; Жизнь Николая Николаевича Бантыш-Каменского (с портретом его). М., 1818; История Малой России. Чч. 1–4. М., 1822 (2-е изд. – Ч. 1–3. М., 1830); Словарь достопамятных людей русской земли. Ч. 1–5. М., 1836; Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов. Ч. 1–3. М., 1840.
   Литература: Д. Н. Бантыш-Каменский [СПб., 1850]; Д. Н. Бантыш-Каменский // Русская старина. 1888. № 11; Формозов А. А. Археологические путешествия. М., 1974; Козлов В. П. Российская археография конца XVIII – первой четверти XIX вв. М., 1999. С. 275–276, 313.
   С. Щ.

Бартрам Николай Дмитриевич (1873–1931)

   Художник, искусствовед, редкий специалист по истории народной игрушки, включая курские традиции её кустарного производства. Член Государственной Академии художественных наук.
   Родился в д. Семёновке Льговского уезда (усадьба сохранилась до настоящего времени). Его дед – Эрнест Иванович Бартрам (1798 г. рождения), уланский полковник – основатель этого поместья. Отец – Дмитрий Эрнестович Бартрам, выпускник Академии Художеств, талантливый акварелист, ученик и сотрудник архитектора В. О. Шервуда (периода его работы над зданием Исторического музея в Москве). Дворянский род Бартрамов уходит корнями в Шотландию.
   Получил домашнее образование под руководством отца. Закончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества (1889–1891). Учился там у В. Н. Бакшеева и Н. А. Мартынова. Совершая на каникулах этнографические экскурсии по курским деревням, собрал значительную коллекцию предметов народного быта, изделий кустарного ремесла, передав её в музей Курской учёной архивной комиссии. В 1893–1907 гг. в Семёновской усадьбе под руководством Н. Д. Бартрама работала учебная мастерская для юных столяров по производству деревянных игрушек, бытовых украшений, штучной мебели. В их эскизах воплощались народные традиции игрушечного ремесла, начиная с Древней Руси; образы русского фольклора (Аника-воин, кутафья, волчок, щелкунчик, баба-яга, «Земля на трёх китах», богатырь на лошади, дьяк, боярыня, боярин, лисица, волк, петух и т. д.). Исторические предпосылки этой культурной традиции глубоки: глиняные статуэтки и макеты вещей встречаются при раскопках курских поселений ещё славянской (северянской) и древнерусской эпох. Работы Семёновской мастерской неоднократно демонстрировались на музейнохудожественных выставках, получали их награды и дипломы.
   Изучал историю игрушки и традиции её кустарного производства, примитивное искусство вообще в фондах Российского Исторического музея, по частным коллекциям и у мастеров-игрушечников в разных губерниях России, а также в музеях Парижа, Берлина, Нюрнберга (1893–1903). В 1900-х гг. занимался иллюстрированием детских книг и журналов («Светлячок», «Шут» и др.), выполнял серии эскизов различных изделий из дерева (в особенности игрушек) и ткани для кустарно-художественных мастерских России.
   С 1903 г. живёт в Москве. Преподавал в ряде учебных заведений – Учебных мастерских кустарного дела при Московском губернском земстве (1907–1916); на курсах художественной игрушки при Московском техникуме кустарной промышленности (1926–1931). Сотрудничал с кустарями-игрушечниками Богородского уезда, снабжая их эскизами новых деревянных изделий. В 1907 г. основал и возглавил отдел образцов при Кустарнопромышленном музее московского губернского земства (ныне Музей народного искусства).
   В 1918 г. создал и возглавил (до 1923 г.) московский музей игрушки (теперь он находится в Сергиевом Посаде как Художественнопедагогический музей игрушки при Российской Академии образования; экспозиция начинается работами мастера и фотографиями его курской мастерской; демонстрируется также его живописный портрет, выполненный женой – Е. И. Лосевой). Участвовал в создании ряда новых московских музеев – мебели; Бытового; квартиры Л. Н. Толстого в Хамовниках. Продолжал работу над эскизами художественных поделок из дерева, уже на советские темы («Колхоз», «Днепрострой» и др.). Иллюстрировал «Сказку о царе Салтане» А. С. Пушкина и др. книги. Участвовал в работе Комиссии по охране памятников искусства и старины. Его авторские изделия удостоены двух золотых медалей Международной выставки декоративных искусств и современной художественной промышленности (Париж, 1925), по классам «Роспись» и «Игры и игрушки».
   Автор нескольких исследований по истории народной игрушки, крестьянского искусства России.
   Умер 16 июля 1931 г. Похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище.
   Воспоминания дочери художника А. Н. Изергиной «О моём отце Н. Д. Бартраме» опубликованы.
   Трудами Н. Д. Бартрама заложена традиция изучения и музеефикации уникальных образцов ремесленного, промыслового творчества курян.
   Сочинения: Об игрушке. М., 1904; Игрушка – радость детей. М., 1912; Николай Дмитриевич Бартрам (Избранные статьи. Воспоминания о художнике). М., 1979.
   Литература: Художники народов СССР. Библиографический словарь. Т. 1. М., 1970; Полунина Н. М., Фролов А. Н. Основатели. Российские просветители. М., 1990; Спесивцев Ю. Находка необычной глиняной куклы на берегу Псла // Живая старина. 1996. № 3; Холодова Е. Усадьбы Курской губернии. Курск, 1997 («Семёновка»).
   С. Щ.

Баскевич Исаак Зельманович (1918–1994)

   Курский филолог, вузовский преподаватель, литературный критик. Специалист по пролетарской дореволюционной и советской литературе.
   Родился в Симферополе. Происходил «из мещан». После симферопольской средней школы учился в Московском Институте истории, философии и литературы (закончил его 30 июня 1941 с отличием). Ветеран Великой Отечественной войны. На фронтах – Южном и Северокавказском – в сентябре – октябре 1942 г. Демобилизован по тяжёлому ранению, полученному в боях за Туапсе.
   Закончил аспирантуру Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова (1943–1946). С 1946 г. преподавал в Курском государственном педагогическом институте, всего более тридцати лет. Кандидат филологических наук («Художественное творчество А. А. Фадеева», 1947), доцент по кафедре литературы (1952). Там же недолго заведовал кафедрой литературы. Первый раз – в 1940-х гг., потеряв эту должность в результате пресловутой кампании «борьбы с космополитизмом». Второй раз – в 1970–1973 гг., уйдя с неё уже по состоянию здоровья. Его лекции по новейшей истории и теории литературы отличались редкой эрудицией и внесли значительный вклад в подготовку многих поклений курских учителей. С 1980 г. на пенсии. Именно тогда он написал свои главные работы по литературному краеведению.
   Опубликовал ряд литературоведческих работ: Повести и романы А. Фадеева. Курск, 1952; Социалистический реализм – основной метод советской художественной литературы. М., 1957; Горький в Курске. Курск, 1959; ряд других брошюр сходной тематики. Докторская диссертация («Формирование пролетарской литературы до Октября»), подготовленная им, не была принята к защите ни в Ленинграде, ни в Москве. В качестве литературного обозревателя и критика печатался в курских, воронежских, столичных газетах и журналах. Член Союза писателей СССР (с 1966).
   Автор первой книги по литературной истории края – сборника литературно-краеведческих очерков и этюдов «Курские вечера» (1979). В ней живо описаны личности и охарактеризовано творчество практически всех сколько-нибудь заметных литераторов, чья судьба так или иначе оказалась связана с Курским краем. Другая основательная работа этого литературоведа связана с тем, что он развил и аргументировал гипотезу А. А. Танкова о курских прототипах «Слова о полку Игореве», о связи его возможного автора с Курском (статьи в курской и центральной печати, брошюра 1993 г.). Эти издания пользовались особым успехом у всех, кто интересовался курским краеведением; до сих пор активно используются в школьном преподавании.
   Его заметки и статьи в областной периодике – «Курской правде», «Молодой гвардии», «Блокноте агитатора», так называемых «многотиражках» многие годы просвещали всё новые поколения читателей. Во многих газетных статьях и заметках на исторические и литературные темы успешно противостоял неквалифицированным измышлениям слабо подготовленных, увлекающихся фантастическими догадками неквалифицированных «краеведов».
   И. З. Баскевич стал одним из немногих курян, кто вновь продемонстрировал реальную возможность плодотворного союза гуманитарной науки и исторического краеведения, который оказался было разорван в условиях советской «культурной революции». Его творческое наследие лишний раз демонстрирует, что долговечностью в науке и просвещении обладают не заказные, ради должностей и званий «труды», а сочинения по зову сердца.
   Сочинения: Горький в Курске. Курск. 1959; Стихи и песни революции в Курском крае (на пролетарском этапе освободительного движения) // Школа и родной край. Курск, 1967; Курские вечера. Литературно-краеведческие очерки и этюды. Воронеж, 1979; «А мои-то куряне – опытные воины…» Взгляд на «Слово о полку Игореве» с курских высот. Курск, 1993; Кто они – курские «къмети» // Русская речь. 1987. № 4; Курск от Сурска далече // Курская правда. 1991. 21 ноября; Красивые легенды и грубые факты // Городские известия. 1992. № 119–120; О Феодосии Печерском, писателе // Городские известия. 1994. № 89.
   Литература: ГАКО. Ф. Р-3707 (КГПИ). Оп. 1. Д. 1275; Личное дело И. З. Баскевича // Архив КГУ. Ф. 3707. Оп. 6–50. Д. 2128; Котков С. И. Из курско-орловских параллелей к лексике «Слова о полку Игореве» // Учёные записки Орловского государственного педагогического института. Т. 9. Вып. 4. Орёл, 1954; Щавелёв С. П. Об Исааке Баскевиче, писателе // Курские тетради. Курск и куряне глазами учёных. Тетрадь 6. Ревнители русского слова. К 70-летию филологического факультета КГПИ / КГПУ. Курск, 2004. С. 61–73.
   С. Щ.

Бахмут Владимир Фёдорович (1937–2005)

   Журналист, педагог высшей школы, яркий представитель литературного краеведения в провинции.
   Уроженец деревни Колтуновки Алексеевского района Белгородской области. Родители его – колхозники. В 1955 г. закончил Алексеевскую среднюю школу. Проработал год (1955–1956) учителем Колтуновской семилетней школы. Окончил исторический факультет Воронежского университета (1956–1961). Работал примерно по году то заведующим отделом писем Хорольской райгазеты (Воронежской области), то воспитателем в Алексеевском спецдетдоме, то учителем той же Колтуновской восьмилетки, то учителем другой сельской – Мухоудеревской школы всё в том же Алексеевском районе, то уже литсотрудником белгородской областной газеты, пока не поступил в аспирантуру по кафедре истории СССР в Воронежский же университет. Аспирантуру закончил (1964–1967), собрал архивный материал для диссертации («Колхозное строительство в губерниях Чернозёмного центра в первые годы Советской власти (1918–1921)», но так и не закончил её.
   В 1967 г. поступил по распределению в Курский медицинский институт, где и проработал всю жизнь преподавателем кафедр: марксизма-ленинизма, истории КПСС и политэкономии, истории и экономической теории (ассистентом, затем в 1970–1984, в 1987–1988 гг. старшим преподавателем, затем опять ассистентом). Преподавал научный коммунизм, историю КПСС, историю Отечества. С педагогическим стажем в высшей школе более 33 лет, медалью «Ветеран труда», в 2003 г. уволен на пенсию.
   Увлекался писанием краеведческих и общественно-политических заметок, собственных образцов беллетиристики (рассказов, эссе, стихотворений) для многотиражных, районных и городских газет Центрального Черноземья (курских «Городских известиях», «Курской правде», «Молодой гвардии», «Медике»; Белгородской правде», «Знамени труда», «Ровеньская нива»; алексеевской «Заре», многих других). Опубликовал их сотни. Среди этих материалов выделяются документированные новыми региональными источниками работы о философах Г. С. Сковороде и Н. В. Станкевиче (1813–1840).
   Особое внимание уделял популяризации творчества курского писателя Е. И. Носова. Материал для литературно-краеведческих разысканий черпал в архивах, центральных государственных и провинциальных библиотеках, личных книжных собраниях знакомых библиофилов. Состоял в переписке, обменивался книгами и архивными материалами с десятками историков, писателей и любителей краеведения областей Центрального Черноземья. Представлял собой образец журналистского краеведения, причём демократической направленности уже с 1960-х гг. Был профессионально подготовлен и творчески одарён для более крупной научной работы, но почему-то ею пренебрёг. Однако его статьи и брошюра о биографии Н. В. Станкевича прочно вошли в отечественную историографию этого выдающегося деятеля русской культуры. А популяризация историколитературных сведений для широкого читателя-земляка, в свою очередь, представляется заслугой перед провинциальной российской культурой. Далеко не все вроде бы кастовые, дипломированные историки могут похвастаться таким результатом своих трудов.
   Сочинения: Н. В. Станкевич; А. В. Никитенко // Писатели нашего края. Белгород, 1965; След на земле. О создании колхоза «Самородок» в Алексеевском районе Белгородской области // Сельскохозяйственное производство Северного Кавказа и ЦЧО. 1965. № 11; Критика взглядов либеральных народников на земледельческую артель в работах В. И. Ленина // Сб. работ аспирантов ВГУ. Ч. 2. Воронеж, 1967; А. П. Михайловский – организатор колхоза «Самородок» // Борцы за народное дело. Белгород, 1969; Основные формы коллективных хозяйств Черноземья в первые годы Советской власти // Некоторые проблемы общественных наук, социальной гигиены и методики преподавания в вузе. Курск, 1967; Тайна Калинового яра // Подъём. Воронеж, 1968. № 2; Коллективные хозяйства Центрального Черноземья, организованные рабочими и служащими // Учёные записки кафедр истории, философии, политэкономии и научного коммунизма. Курск, 1968 (Т. 58, ч. 2); Первые коллективные хозяйства в Курской губернии // Научные основы гигиены труда, профессиональной патологии и социальной гигиены. Курск, 1970; Философ и поэт [Г. Сковорода] – наш земляк; Академик из Удеревки // Литературный Белгород. Белгород, 1970; Возродивший духом многих [Н.В. Станкевич] // Белгородчина литературная. Воронеж, 1979; Не рубить с плеча. Об основании Курска // Политический диалог. Курск, 1880. № 13; Где родился Н. Станкевич // Литературная Россия. 1988. 7 октября; Чувствовать себя первооткрывателем // Там же. 1990. № 17 (В соавторстве с С. П. Щавелёвым); Ровеньский район в годы Отечественной войны // Как пуля в сердце – память о войне. Белгород, 2002; Философ с душой поэта (К 190-летию Н. В. Станкевича). Воронеж, 2003 (В соавторстве с А. Кряженковым).
   Литература: Дело ОК 06–6 В. Ф. Бахмута // Архив КГМУ. Ф. Р-4847. Оп. 3-л. Д. 3015. 102 л.; Некролог // Городские известия. 2005.
   С. Щ.

Башилов Иван Фёдорович (1749 – после 1792)

   Поручик, губернский землемер в Курске в 1780-е гг., составитель первого историко-географического очерка Курского края.
   Уроженец с. Богословского Староосколького уезда. Происходил из обедневших дворян. Окончил Московскую Славяно-греко-латинскую академию (1761). Служил в Коллегии экономии учеником архитектора (1763). Выполнял её задание по описанию архиерейских и монастырских владений Белгородского уезда (1767). С 1771 г. – геодезист в Ельце. В 1772–1775 гг. в отставке «за болезнью», живёт в имении жены в с. Богословском своего родного уезда. С 1775 г. безвозмездно участвует в организации учреждённого тогда Курского наместничества; помогает в проектировании и постройке ряда административных зданий в Курске (генерал-губернаторского дома, наместнического правления, гостиного двора и др.). С 1780 г. землемер Новооскольского уезда Курской губернии. В 1782 г. назначен на должность губернского землемера.
   В 1781 г. подготовил исходные материалы топографической съёмки для первого генерального плана Курска, выполненного центральной «Комиссией каменного строения Санкт-Петербурга и Москвы» и утверждённого Екатериной II 26 февраля 1782 г. На этом плане отразились черты средневековой планировки исторического центра, позднее неузнаваемо изменённого новостройками. Затем осуществлял надзор за строительством города по данному плану, после чего выполнял ту же работу по уездным городам края, начиная с Белгорода.
   В 1785 г. И. Ф. Башилов составил первое «Описание Курского наместничества вообще и порознь: всякого города и уезда, с планами города и картами уезда». Эта рукопись сохранилась в архиве Центральной комиссии генерального межевания; публиковалась она лишь в отрывках, но неоднократно использовалась учёными и краеведами XIX–XX вв. как важный источник сведений по экономике, географии и истории Курского края. То же можно сказать и о составленном И. Ф. Башиловым «Атласе Курского наместничества» (1786). Исторические ремарки относительно происхождения губернского и уездных городов Курщины, включённые в сочинение архитектора, сплошь и рядом отличаются баснословностью. Однако применительно к XVIII в. его описание края отличается полнотой и разнообразием полезной историкам и другим специалистам информации.
   С 1789 г. в отставке, живёт в основанном им имении Башиловке, избирается предводителем дворянства Старооскольского уезда (1792). Похоронен в с. Богословском.
   И. Ф. Башилов может считаться основоположником историкогеографического изучения Курского края. Его описание и атласы Курского края хранятся в Российском государственном военно-историческом архиве и ждут полной публикации как важный источник по исторической географии, топонимике, истории культуры и археологии Курского края в Новое время.
   Сочинения: Из «Описания Курского наместничества» И. Башилова // Из истории Курского края. Сборник документов и материалов. Воронеж, 1965.
   Источники и литература: Рубинштейн Н. Л. Топографическое описание наместничеств и губерний XVIII в. – памятник географического и экономического изучения России // Вопросы географии СССР. М., 1953; Севастьянова А. А. Русская провинциальная историография второй половины XVIII в. Вып. 1. Ярославль, 1988; Бугров Ю. А. Башилов И. Ф. // Курск. Краеведческий словарь-справочник. Курск, 1997; Щавелёв С. П. Первооткрыватели курских древностей. Очерки истории археологического изучения южнорусского края. Вып. 1. Курск, 1997.
   С. Щ.

Березовец Дмитрий Тарасович (1910–1970)

   Украинский археолог, специалист по древностям черняховской культуры и восточных славян второй половины I тыс. н. э. (первооткрыватель волынцевской и пеньковской археологических культур – гипотетически «антов» античных источников).
   Начало археологической деятельности Д. Т. Березовца (тогда учителя сельской школы) связано с участием в раскопках Райковецкого городища (1929–1930 гг.). В дальнейшем работал лаборантом Бердичевского музея. С началом Великой Отечественной войны – в действующей армии. Попал в плен к немцам во время тяжелейших отступательных боев Красной армии в 1941 г. Находясь в фашистском концлагере, возглавил отряд сопротивления. После освобождения из плена уволен с военной службы. Становится научным сотрудником Института археологии АН УССР.
   С 1947 г. по середину 1960-х гг. вёл раскопки археологического комплекса близ с. Волынцева на Путивльщине, ставшего опорным памятником для характеристики особой археологической культуры ранних славян Днепровского Левобережья – волынцевской (второй половины VIII в., времени выплаты хазарской дани славянскими объединениями Днепровского Левобережья – северянами, радимичами и вятичами).
   С 1956 г. обнаруживает и изучает поселение VI–VIII вв. у с. Пеньковки Кировоградской области. Этот памятник, в свою очередь, сыграл ключевую роль в атрибуции новой для археологов культуры – пеньковской. Эта культура была впоследствии соотнесена многими специалистами с антами античных источников о ранних славянах.
   Открыв волынцевскую и пеньковскую культуры и проделав первый опыт по их истолкованию, Д. Т. Березовец положил начало историческому объяснению в то время наиболее тёмных для советских археологов отрезков развития Левобережного региона, в том числе и Курского Посеймья в VII–VIII вв.
   Диссертация Д. Т. Березовца посвящена интерпретации племенного союза северян, немалая часть памятников которого располагается на территории современной Курской области (роменская археологическая культура).
   В последние годы жизни занимался изучением памятников салтовской культуры (археологической основы Хазарии), которые с юга граничили с роменскими памятниками северян Посеймья.
   Таким образом, трудами Д. Т. Березовца выведено на новый уровень изучение процессов исторического развития Курского края и сопредельных ему территорий в предгосударственный период последней трети I тыс. н. э. В настоящее время эту историко-археологическую тематику применительно к Посеймью и Попселью разрабатывают ряд археологов, начиная с А. М. Обломского (Москва) и О. А. Щегловой (Санкт-Петербург).
   Сочинения: Харьківський скарб (VII–VIII вв.) // Археологія. Т. VI. Киев, 1952; Археологические памятники летописных северян // Краткие сообщения Института археологии АН УССР. Вып. 2. 1953; До питання про літописних сіверян // Археология. Вып. VIII. 1953; Дослідження слов'янських пам'яток на Сейме в 1949–1950 рр. // Археологічні пам'ятки УРСР. Т. V. Київ, 1955; Лохвицкий могильник // КСИА АН УССР. Вып. 7. 1957; Поселения уличей на р. Тясмине // Материалы и исследования по археологии СССР. № 108. 1963; О датировке черняховской культуры // Советская археология. 1963. № 3; Слов’яни і племена салтівскоі культуры // Археологія. Т. XIX. Киев, 1965; Черняховская культура и культура славянских племён VI–VIII вв. // Краткие сообщения Института археологии АН СССР. Вып. 121. М., 1970; Новые раскопки в с. Волынцево // Археологические исследования на Украине, 1965–1966 гг. Т. I. Киев, 1967; Салтівська культура // Археологія Українськой РСР. Київ, 1975.
   Литература: Третьяков П. Н. По следам древних славянских племён. Л., 1972; Щавелёв С. П. Славянская дань Хазарии: новые материалы к интерпретации // Вопросы истории. 2003. № 10.
   С. Щ.

Билевич Николай Иванович (1812–1860)

   Педагог, писатель.
   Из дворянской семьи; родители трудились учителями. Окончил Курское уездное училище, затем Курскую же гимназию; наконец, Нежинскую гимназию высших наук (1827–1830); вольнослушателем посещал Московский университет. Работал учителем в Московской практической академии, в приюте для обер-офицерских сирот, ряде частных пансионов (включая пансион чеха Чермака, где у него учились братья Ф. и М. Достоевские).
   Наряду с преподаванием, подвизался в качестве беллетириста в ряде периодических изданий (журнале «Телескоп» и др.). Опубликовал книги бытописательского содержания: «Картинная галерея светской жизни, или Нравы XIX столетия», «Святочные вечера, или Рассказы моей тётушки». Автор библиографического обзора «Русские писательницы XVIII–XIX вв.» (1847).
   С 1853 г. – в отставке, возвращается на жительство в Курск. Член Губернского статистического комитета – ведущего в XIX в. органа комплексного краеведения в российской провинции. Участвовал в подготовке статистического описания Курской губернии. Пример этого беллетриста подтверждает значительную роль авторов художественной литературы в становлении региональной историографии.
   С. Щ.

Бобунова Мария Александровна (1961 г. рождения)

   Филолог, фольклорист, педагог высшей школы. Специалист по лексикографии, языку русского фольклора. Автор ряда исследований по фольклору Курского края.
   Родилась в Лазаревском Лазаревского района Краснодарского края.
   Закончила факультет русского языка и литературы Курского государственного педагогического института (1981). Работала учителем в сельской школе Золотухинского района Курской области (1981–1983). С 1983 г. по настоящее время преподаёт в Курском государственном университете: ассистент (1983–1991), старший преподаватель (1991–1992), доцент (1992–2006), профессор (с 2006) кафедры русского языка.
   Кандидатская диссертация: «Динамика народно-песенной речи (на материале фитонимической лексики в необрядовой русской народной лирической песне» (1990). Докторская диссертация: «Фольклорная лексикография: становление, теоретические основания, практические результаты» (2004).
   Ученица профессора А. Т. Хроленко. В соавторстве с ним подготовила контрастивный словарь творчества Ф. И. Тютчева и А. А. Фета. Научнопедагогическая деятельность М. А. Бобуновой своевременно и успешно продолжает плодотворную для Курского края традицию изучения регионального варианта фольклора русского народа.
   Сочинения: Былинное слово в лексикографическом аспекте // Русский фольклор. Т. XXIX. СПб., 1996 (В соавторстве с А. Т. Хроленко); Размышления лексикографа над текстами «Онежских былин». Курск, 1999; Словарь языка русского фольклора как одна из форм выявления южнорусской песенной традиции // Роль народного творчества южных регионов России в современной культуре. Курск, 1999; Словарь языка русского фольклора. Лексика былинных текстов. Вып. 1. Курск. 2000 (В соавторстве с А. Т. Хроленко); Единицы фольклорной лексикографии (в словаре языка былин). Курск, 2001; Фрагмент словаря курских песен. Пища // Фольклорная лексикография. Вып. 18. Курск, 2001; Фрагмент словаря курских песен. Одежда. Ткани. Украшения // Фольклорная лексикография. Вып. 19. Курск, 2002; Фрагмент словаря курских народных песен: кластер «Небо» // Концептосфера «Небо»: опыт кластерного анализа. Курск, 2003; Проблемы фольклорной диалектологии. Курск, 2003 (В соавторстве с С. П. Праведниковым, А. Т. Хроленко); Фольклорная лексикография: становление, теоретические и практические результаты, перспективы. Курск, 2004; Тютчев и Фет: опыт контрастивного словаря. Курск, 2005 (В соавторстве с А. Т. Хроленко).
   С. Щ.

Богданов Анатолий Петрович (1834–1896)

   Зоолог, основоположник антропологической науки в России.
   Родился в Нижнедевицком уезде Воронежской губернии. Сирота, воспитан и в молодости материально обеспечен бабушкой.
   Окончил курс в Московском университете по отделению естественных наук. В 1867 г. назначен ординарным профессором Московского университета, где со временем основал новую кафедру – антропологии, причём на собранные им благотворительные пожертвования.
   С 1865 по 1866 гг. производил раскопки курганов в Московской губернии. На основе полученных таким новаторским для своего времени путём материалов написал докторскую диссертацию «О московском курганном племени». Автор исследования курганных черепов области древних северян из Суджанского уезда Курской губернии (из раскопок Д. Я. Самоквасова). В этом его проекте было изучено около 30 черепов, что составляет одну из самых крупных выборок по части археологической краниологии в XIX в. «По моим наблюдениям, – заключал этот антрополог, – в курганах Московской и Курской губерний нет полного тождества, так что хотя тип суджанских длинноголовых курганных попадается иногда в московских курганах, но последние заключают гораздо большее число черепов, несущих некоторые второстепенные признаки, отличающие их от курских».
   А. П. Богданов энергично и умело подготовил, с размахом провёл первые всероссийские научно-популярные выставки – Этнографическую (1867), Политехническую (1872) и Антропологическую (1879). На каждой из них выставлялись экспонаты из Курска (народные костюмы, предметы крестьянского быта, фотографии типичных лиц местного населения), полученные по запросу А. П. Богданова из Курского статистического комитета. Так был сделан почин взаимодействия курских любителей старины с центральными научными учреждениями (в данном случае – с основанным А. П. Богдановым на демократических, а не кастово-академических началах Обществом любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете). Курские материалы, собранные для названных выставок, отчасти попали в состав московских музеев – Политехнического и Антропологического (при университете), отчасти поступили в первый курский историко-этнографический музей, созданный позднее, в начале XX в.
   В российской провинции, включая Курск и его округу, А. П. Богданов выступил иницатором централизованного сбора музейных коллекций для общественных музеев, а не для личных коллекций. Он же акцентировал значение древней и современной физической антропологии края для комплексного изучения регионального прошлого. Его труды используются и современными представителями русской исторической антропологии.
   Сочинения: Суджанское «длинноголовое население» по р. Пслу // Известия Императорского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. Т. XXXI. М., 1878.
   Литература: Формозов А. А. Следопыты земли Московской. М., 1988.
   С. О., С. Щ.

Борисковский Павел Иосифович (1911–1991)

   Советский археолог, палеолитовед; доктор исторических наук. Заведовал сектором палеолита Ленинградского отделения Института археологии. Профессор Ленинградского государственного университета.
   Родился в Санкт-Петербурге. Закончил историко-лингвистический факультет Ленинградского университета в 1930 г., специализировался (под руководством П. П. Ефименко) на археологии. Затем – научный сотрудник академических учреждений археологии (ГАИМК – ИИМК – ЛОИА АН СССР) и университетский преподаватель в Ленинграде. В 1941–1946 гг. служил в действующей армии.
   С 1929 г. участвует в археологических экспедициях: Костёнковской (на стоянках Боршево II, Костенки II, X, XVII–XIX), Поднестровской (Лука Врублевецкая), Приазовской (Амвросиевка), Деснинской (Пушкари I), Одесской, Вьетнамской и др. Вёл раскопки на многих опорных памятниках палеолитической эпохи в России и Юго-Восточной Азии. Автор и редактор фундаментальных трудов по данной тематике: «Палеолит Украины» – его докторская диссертация (МИА. № 40. 1953), «Палеолит» в серии «Археология СССР» (М., 1984), трёх томов в серии «Палеолит мира».
   В 1948 г. участвовал в раскопках Авдеевской палеолитической стоянки под Курском. В 1958–1959 гг. проводит археологические разведки в Поосколье, на территориях Курской и Белгородской областей. В 1962–1963 гг. вёл раскопки в самом г. Курске на двух палеолитических стоянках, случайно открытых при проведении земляных работ на улицах Полевой и Котлякова. Эта экспедиция описана в научно-популярных книгах Ю. А. Липкинга. Вещевой инвентарь стоянок Курск – I–II (кремнёвые орудия, кости мамонта, следы угля и охры) навёл автора раскопок на мысль о кратковременном, производственном характере данных поселений – вероятно, мест разделки охотничьей добычи и изготовления каменных орудий.
   Благодаря раскопкам П. И. Борисковского на территории областного центра выяснилась её заселённость человеком начиная с каменного века. Результаты его курских раскопок открывают экспозиции областных музеев – краеведческого и археологического.
   Сочинения: Позднепалеолитические памятники Восточно-Европейской равнины и проблемы их исторического освещения // Материалы по четвертичному периоду. Вып. 2. М.-Л., 1950; Некоторые многослойные памятники бассейна Десны // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. 1950. Вып. 31; Новые данные о происхождении человека. Л., 1955; Начальный этап первобытного общества. М.-Л., 1957; Изучение палеолитических жилищ в Советском Союзе // Советская археология. 1958. № 1; Палеолит бассейна Днепра и Приазовья // Свод археологических источников. М.-Л., 1964 (в соавторстве); Палеолитические стоянки на территории г. Курска // Тезисы докладов, посвящённых итогам полевых археологических исследований в 1964 г. в СССР. Баку, 1965; Первобытное прошлое Вьетнама. Л., 1966; Древний каменный век Южной и Юго-Восточной Азии. Л., 1977; Древнейшее прошлое человечества. М., 1980; Палеолитические стоянки на территории г. Курска // XI Конгресс ИНКВА. Тезисы докладов. Т. 3. М., 1982; Палеолитические стоянки на территории Курска // Бюллетень комиссии по изучению четвертичного периода. Вып. 55. М., 1986.
   Литература: Стоянка первобытного человека обнаружена в Курске // Курская правда. 1963. 27 июня; Некролог и список печатных трудов // Российская археология. 1992. № 3; Формозов А. А. Русские археологи в период тоталитаризма. Историографические очерки. М., 2004.
   С. Щ.

Бочаров Анатолий Николаевич (1925 г. рождения)

   Курский историк, архивист.
   Сын рабочего-железнодорожника. К 1941 г. окончил 7 классов железнодорожной средней школы. Пережил вместе с семьёй в Курске немецкую оккупацию. Начинал трудовую биографию телеграфистом в Курском железнодорожном телеграфе (1943–1947). «Без отрыва от производства» закончил школьную учёбу. В 1949 г. оставил работу на железной дороге по болезни. Выпускник исторического факультета Курского государственного педагогического института (1952–1956). Затем – учитель истории в сельской средней школе Рыльского района, с. Кострове (1956–1964). Наконец, – ассистент и старший лаборант кафедры истории СССР Курского государственного педагогического института (1964–1971). Вёл семинарские занятия по истории СССР (первый период).
   Перейдя затем на архивную работу, обрёл там своё призвание. Старший научный сотрудник Государственного архива Курской области, в отделе информации и публикации документов (1972–1995). Участвовал в выявлении и обработке массы архивных материалов для издания разнотемных сборников. Опубликовал в областной периодике, озвучил на курском радио целый ряд заметок и статей по архивным материалам. По найденным лично источникам восстановил историю сахароваренной промышленности в Курской губернии; историю коллективизации в курской деревне; историю голода 1933–1934 гг. в курском селе; подготовил некоторые другие документальные публикации. Выйдя на пенсию, написал воспоминания. В них, в частности, отмечается: после опубликования им в начале 1990-х гг. в городских газетах некоторых из рассекреченных документов за первую половину 1930-х гг., «состоялся неприятный разговор руководства курского отделения КГБ с заведующей архивным отделом Курского облисполкома Г. И. Черниковой. Но времена были уже другие, и карательных действий не последовало».
   А. Н. Бочаров – ветеран курской архивной службы. Он внёс полезный вклад как в архивное хранение, упорядочение документальных источников по истории края, так и в их публикацию и популяризацию. Он же имел мужество оказаться среди тех первых советских историков, кто посмел публично высказать правдивые слова о нашем трагическом прошлом на исходе его советского периода.
   Сочинения: Курский сахар (Из истории возникновения и развития свеклосахарной промышленности Курского края 1816–1980 гг.). Курск, 1991 (В соавторстве с А. С. Травиной); Рассекреченные документы свидетельствуют // Курская правда. 1991. 29 января; Возвратите мне жизнь // Там же. 1991. 4 сентября; Первая подпольная типография в России // Архивная находка. Вып. 1. Курск. 1992; Курская деревня в 1920-х -30-х гг. Коллективизация. Учебное пособие по истории Отечества. Курск, 1993 (В соавторстве с Л. М. Рянским, А. С. Травиной); Красные обозы // Городские известия. 1993. 23 января; Назад, в социализм. А он был? // Там же. 1993. 6 июля; Без права голоса (о лишении избирательных прав в 1930-х гг.) // События и люди в документах курских архивов. Вып. 2. Курск, 2003; История о советском демпинге и ярославской корове // Курская правда. 2003. 16 сентября; Положение крепостных крестьян помещицы Брискорн // Курский край. 2005. № 1–2 (64–65); Откровения историка-архивиста. Курск, 1993 (рукопись) // Архив С. П. Щавелёва.
   Литература: Личное дело А. Н. Бочарова // Архив КГУ. Без шифра.
   С. Щ.

Бочаров Григорий Николаевич (? – после 1916)

   Курский чиновник, любитель церковной истории.
   По данным Ю. В. Озерова, архивариус Курской казённой палаты, в чине коллежского секретаря. Автор работы о родословной Серафима Саровского, основанной на разысканиях в курских архивах.
   Сочинения: К родословной преподобного отца Серафима, Саровского чудотворца // Труды Курской ГУАК. Вып. 1. Курск, 1911.
   С. Щ.

Бугров Юрий Александрович (1934 г. рождения)

   Инженер, любитель краеведения. Кандидат исторических наук (2004).
   Уроженец с. Большого Болдина Горьковской области. Выпускник Ленинградского института авиационного приборостроения (1958). Работал в Курске на заводе «Прибор» (1958–1988). После чего – на пенсии.
   В 1984 г. организовал городской кружок краеведов-библиофилов «Кмети». В 1988 г. выступил инициатором возрождения Курского областного краеведческого общества, став с тех пор его бессменным руководителем («президентом»).
   Собрал большой материал по истории курской культуры – в Областном архиве, при множестве личных встреч с курскими старожилами. Опубликовал много заметок и статей на краеведческие темы в областных и городских газетах; а также в журналах «Молодая гвардия» (Москва), «Подъём» (Воронеж), «Уральский следопыт» и других изданиях. Автор нескольких изданных в Курске брошюр – по истории губернского театра; городского некрополя; Курской епархии РПЦ; биографического очерка певицы Н. В. Плевицкой. Первым изучил материалы «Дела» из архива КГБ репрессированных в 1930 г. краеведов-курян и опубликовал оттуда газетную заметку по курским персоналиям.
   Главный редактор, составитель и соавтор краеведческого словаря-справочника «Курск» (1997); «Большой Курской энциклопедии» в трёх томах (2004–2005); полупериодических изданий Краеведческого общества – «Сеймские берега. Научно-популярный журнал для школьников» (10 номеров за 1995–1996); «Архивная находка. Научно-реферативный журнал» (совместно с Областным архивом, с 1989 г. – 4 номера); «Курский край. Научно-исторический журнал» (с 1997 г. – свыше 70 выпусков), «Курские мемуары» (с 2002 г. – 6 номеров); «Жизнь знаменитых курян» (с 1999 г. – 6 выпусков); «Куряне в искусстве» (с 1998 г. – 2 выпуска); «Труды» Курского областного краеевдческого общества (с 2004). Под эгидой возглавляемого Ю. А. Бугровым общества вышел ещё ряд книжных изданий по истории и культуре Курского края. В них публикуются и ветераны краеведческих разысканий, и преподаватели курских институтов, и работники других учреждений культуры, и начинающие историки (студенты, аспиранты и т. п.).
   К числу достоинств краеведческой деятельности Ю. А. Бугрова следует отнести его многолетние усилия по объединению разрозненных действий поклонников курской истории и культуры; энергичное спасение источников устной и архивной истории, пребывавших в забвении, а то и гибнувших по нерадению их хранителей; периодический диалог с областными, городскими властями, представителями бизнеса по проблемам организации и финансирования краеведческих изданий и других мероприятий; активную популяризацию краеведческих находок среди широкого круга читателей областной периодики. Изданная Центрально-Чернозёмным издательством книжка этого автор «Курские встречи» (1984) имела заслуженный успех среди читателей и возвратила в педагогический, просветительский оборот целый ряд забытых или полузабытых имён деятелей курской культуры.
   Кроме несомненных заслуг, в деятельности этого лидера курского краеведения 1980-х – 2000-х гг. имеется целый ряд негативных моментов, отчасти компрометирующих работу его самого и других членов нынешнего объединения курских краеведов в глазах профессиональных историков и общественности. Недостаток общей грамотности и гуманитарной подготовки составителей и фактических «редакторов» приводит к тому, что в упомянутых изданиях Курского общества краеведов встречается масса технических ошибок и прямых нелепостей (см. ниже, в Приложениях рецензии на подготовленные под руководством Ю. А. Бугрова краеведческие справочники). Эти огрехи усиливаются некоей сектантской отчуждённостью сохранившегося кружка курских краеведов от многих компетентных любителей и профессиональных исследователей курской истории. Нарочитое именование узкого круга сподвижников «научным обществом» усиливает комизм ситуации. Сам «президент» курских краеведов ревниво относится к разысканиям коллег по историческому краеведению и норовит издать собственные, отнюдь не лучшие варианты изложения его ключевых сюжетов (о курском некрополе, здешних губернаторах, периодах развития региональной историографии и т. д.). В результате редакторская и корректорская работа над «словарем» и «энциклопедией» выполнялись формально и некомпетентно. Авторские материалы редактировались произвольно, с грубыми ошибками. Бюджетные и спонсорские деньги, выделенные на эти издания, потрачены кучкой его руководителей «непрозрачно» (даже для декларированного президиума краеведческого общества) и явно неэкономно (щедро финансированные справочники отсутствовали в свободной продаже, и ныне составляют библиографическую редкость из-за мизерного, чисто символического тиража).
   Политические взгляды этого краеведа носят радикально антидемократический характер; он – создатель и руководитель «Курского народного политклуба» «Держава» (1992–1998). Это обстоятельство в свою очередь негативно сказалось на содержании подготовленных краеведом изданий, прежде всего словаря «Курск», где предпочтение отдаётся коммунистической идеологии в её большевистском варианте.
   Издал также брошюры с рассказами и стихами, не имеющими художественных достоинств.
   За активную краеведческую деятельность удостоен звания заслуженного работника культуры России (1996). Как видно, эта деятельность воплотила в себе многие достоинства и недостатки советского краеведения позднесоциалистического образца.
   Сочинения: Курские встречи. Воронеж, 1999; «Блаженны чистые сердцем…» // Летопись. Курск, 1991. Вып. 1; Краеведение: вчера, сегодня, завтра // Историкокультурное краеведение: вчера, сегодня, завтра. Курск. 1999; Периодизация истории курского краеведения // 2001. № 4 (18); Поздний горицвет (Стихи, поэма). Курск, 2001; Свет курских рамп. Кн. 1–3. Курск, 2002; Н. В. Плевицкая. Курск, 2005; Курский некрополь. Курск, 2003; История Курской епархии. Курск, 2001; Курские литературные хроники. Вып. 1–2. Курск, 2003; Краеведение в системе научного знания // Труды Курского областного научного краеведческого общества. Т. I. Ч. 1. Курск, 2004;.
   Литература: Щавелёв С. П. Нитки от «красного пояса»? [О проекте краеведческого словаря-справочника «Курск»] // Городские известия. 1996. 26 сентября. № 123. С. 3; Его же. Много у «Курска» достоинств. Но не о них разговор… [Рецензия на кн.: Курск. Краеведческий словарь-справочник. Курск, 1997] // Городские известия. 1998. 17 октября. № 125. С. 4–5; Бочаров А.[Н.] Не умаляя главного // Городские известия. 1999. 16 января. № 5. С. 5; Щавелёв С. П. [Рец. на кн.:] Большая курская энциклопедия. Кн. 13 // Вопросы истории. 2006. № 4; Его же. Об ответственности историка [Рец. на кн.: Большая курская энциклопедия. Т. I. Кн. 1–3. Курск, 2004–2005] // Городские известия. 2006. № 73. 17 июня.
   С. Щ.

Булгаков Георгий Ильич (1883–1945)

   Курский педагог. Историк церкви и Курского края, руководитель курских краеведов в 1920-е гг.
   Сын священника; выпускник духовного училища и духовной семинарии в Курске; окончил Киевскую духовную академию (1907). Кандидат и магистр богословия. Заведовал древлехранилищем Курской епархии РПЦ. Член церковно-археологического общества и Губернской архивной комиссии в Курске. Публиковал статьи в «Курских епархиальных ведомостях».
   После революции учительствовал и директорствовал в школах Курска и Воронежа. Внештатный сотрудник Курского губмузея, спасший и пополнивший его фонды в годы Гражданской войны.
   Соучредитель и бессменный учёный секретарь Курского губернского общества краеведения, руководитель его школьно-педагогической секции, составитель и редактор изданий Краеведческого общества (сборника «Курский край», журнала «Известия КГОК» (1927–1929)). Автор очерков церковной архитектуры Курска; первых в советское время научнопопулярных обзоров древней и средневековой истории Курского края. Не претендуя на научную новизну, эти булгаковские сводки отличались полнотой и корректностью изложения историко-археологического материала по местной истории, накопленного в дореволюционной историографии. Организатор и участник археологических разведок и просветительских экскурсий на Ратское, Шуклинское, Белгородское городища, этнографических экспедиций по саянским деревням губернии. Делегат от Курска на II Всесоюзной конференции краеведов.
   В 1930 г. по указке Окружного бюро краеведения (Воронеж) исключён из рядов курского краеведческого общества «за связь с религией» (т. е. посещение церковных служб). В 1931 г. арестован ОГПУ по делу «монархической организации краеведов». Осуждён на 5 лет лишения свободы. Отбывал срок наказания на строительстве Беломорканала (1934–1937). После длительной ссылки в Куйбышевскую область (с. Красная Голинка) вернулся в Курск безнадёжно больным (1944). Похоронен в Курске, на Московском (Никитском) кладбище.
   Г. И. Булгакову и его единомышленникам по Обществу курских краеведов удалось осуществить плодотворную преемственность между дореволюционным и советским этапами развития исторического краеведения в Курске. Его сводные очерки истории, археологии, энографии и географии Курской земли до сих пор служат настольными пособиями для здешних любителей местной старины. За эти достижения первые советские краеведы заплатили трагически исковерканными и рано оборванными жизнями.
   Сочинения: Заветы древнего церковного зодчества и иконографии. Курск, 1920; Внешний вид Курского Знаменского монастыря. Курск, 1921; Схематический обзор Курского края в культурно-историческом отношении; Схематический обзор Курского края в этнографическом отношении // Курский край. Сб. по природе, истории, культуре и экономике Курской губ. Вып. 1. Курск, 1925; Курск в прошлом // Известия Курского губернского краеведческого общества. 1927. № 1–2; Современный Курск // Известия КГОК. 1927. № 3; К вопросу об учёте археологических памятников Курского края // Известия КГОК. 1927. № 4; Очередные организационно-методические вопросы краеведческой работы в Курской губернии // Известия КГОК. 1927. № 6.
   Литература: Акиньшин А. Н., Ласунский О. Г. «Дело краеведов» Центрального Черноземья // Отечество. Краеведческий альманах. Вып. 1. М., 1990; Акиньшин А. Н. Трагедия краеведов (по следам архива КГБ) // Русская провинция. Записки краеведов. Вып. 1. Воронеж, 1992; Бугров Ю. А. Блаженны чистые сердцем… // Летопись. Курск, 1991. Вып. 1; Щавелёв С. П. Обречённый арьергард: курские краеведы 1920–1930-х гг. и разгром провинциальной археологии в Советской России // Юг России в прошлом и настоящем. Белгород, 1996; Его же. Курское краеведческое общество 1920-х гг. и его археологические работы // Очерки истории отечественной археологии. Вып. 2. Сост.
   А. А. Формозов. М., 1998; Его же. «Дело краеведов ЦЧО» 1930–1931 гг. (Курский «филиал»). Курск, 2007.

Булгаков Фёдор Ильич (1852–1908)

   Журналист, художественный критик, историк древнерусской литературы.
   Уроженец г. Тима Курской губернии. Выпускник Курской гимназии. Начинал учёбу на отделении восточных языков Санкт-Петербургского университета, но по бедности высшей школы не закончил. Служил в разных учреждения, публиковал статьи, преимущественно по педагогике, в столичных газетах и журналах. С 1880-х гг. и до конца дней основным местом заработка стали для него журнал «Исторический вестник» и газета «Новое время.
   Сотрудничал с Обществом древней письменности, подготовил к печати и прокомментировал несколько памятников древнерусской литературы.
   Опубликовал ряд иллюстрированных обзоров художественных выставок и альбомов о творчестве И. К. Айвазовского, М. М. Антокольского, К. Е. Маковского, И. И. Шишкина, других мастеров изобразительного искусства (включая двухтомник «Наши художники»). Автор книг о творчестве П. А. Федотова, В. В. Верещагина. Подготовил и опубликовал «Художественную энциклопедию», «Иллюстрированную историю книгопечатания и типографского искусства». Переводил иностранные книги по искусству, сам писал о западноевропейских художниках.
   Своей научной и просветительской работой этот курский уроженец подал убедительный пример того, что без критического анализа первоисточников невозможны занятия историей, включая краеведческую.
   Издания: Стефанит и Ихнилат / Изд. Ф. Булгаков. СПб., 1877–1878 (Труды Общества любителей древней письменности, вып. 16, 27); Сказания про храброго витязя, про Бову Королевича // Памятники древнерусской письменности. Вып. 1. СПб., 1879.
   С. Щ.
   Бульбанюк Пётр Иванович (работал в Курске в 1930-х -1960-х гг.).
   Курский фольклорист, педагог высшей школы.
   Преподаватель Курского государственного педагогического института с 1934 по 1968 гг.: доцент, заведующий кафедрой литературы, декан факультета русского языка и литературы.
   Организовал масштабную запись и публикацию образцов устного народного творчества курских крестьян советского периода, в том числе за годы и на темы Великой Отечественной войны. Наряду с оригинальными фольклорными материалами курского региона, включал в соответствующие публикации явно искусственные «произведения», якобы восхвалявшие политику коммунистической партии и советского государства на селе. Тем не менее и его публикации, и его архивированные в Государственном архиве Курской области рукописи содержат богатые материалы по региональному фольклору середины XX в. (песен, частушек, сказок, быличек, записей различных обрядов, примет и поверий).
   Сочинения: Сокровищница народного творчества // Курская правда. 1934. № 116. 2 ноября; Колхозная частушка Курской области // Утро. Альманах. Курск, 1935; Собирайте фольклор военного времени // Курская правда. 1944. 13 февраля; Курские частушки. Сб. / Сост. П. И. Бульбанюк и П. Ф. Лебедев. Курск, 1960; Курские народные песни. Сб. / Сост. П. И. Бульбанюк и П. Ф. Лебедев. Курск, 1962.
   Литература: Личный фонд // ГАКО. Ф. Р-1002; Баскевич И. З. и др. Слово о Петре Ивановиче Бульбанюке // Из прошлого и настоящего Курского края. Воронеж, 1970; Оробинский Б. Д. Сокровищница курского поэтического фольклора: о личных фондах П. И. Бульбанюка и Г. В. Денисевича в Государственном архиве Курской области // Курский край в истории Отечества. Материалы научно-практической конференции, посвящённой 225-летию образования Курской губернии и 70-летию образования Курской области. Ч. 2. Курск, 2004.
   С. Щ.

Бурнашёв Степан Данилович (1743–1824)

   Военный и государственный деятель. Сенатор (1798), генерал-майор, первый гражданский губернатор Курска (1791–1798).
   Уроженец Архангельска. Потомственный дворянин. Выпускник Инженерного корпуса. На службе с 1759 г. инженером, затем офицером. Участник первой и второй русско-турецких войн, отличился в сражениях при Арабате, Фокшанах, Рымнике (кавалер ордена св. Георгия IV–III ст.). Одно время командовал Курским пехотным полком. В мирное время участвовал в строительстве зданий для казённых учреждений в столице.
   Вернулся на военную службу во время похода на Крым, командовал при этом Ширванским полком (1778). Успешно выполнил дипломатическую миссию при дворе грузинских царей Ираклия II (Картли и Кахетия) и Соломона I (Имеретия), где кроме решения военно-дипломатических вопросов занимался составлением подробного описания истории и географии Закавказья (в научных, дипломатических и военно-разведывательных целях) (1783–1787).
   В 1791 г. назначен наместником в Курск, который в то время находился в подчинении орловского и курского генерал-губернатора (им в 1789 по 1796 гг. служил Александр Андреевич Беклешов, столь же просвещённый администратор). С упразднением наместничества – курский гражданский губернатор (1797–1798). Лично усмирил крестьянские волнения на территории вверенной ему губернии, в том числе бунт рабочих на Глушковской суконной фабрике (награда – орден св. Анны I ст.).
   При нём и А. А. Беклешове в Курске основана первая типография (1792). Среди первых четырёх книг, ею напечатанных, была и постлетописная «История о граде Курске и о чудотворной иконе Знамения…». В Курске же опубликованы материалы по статистике, географии, этнографии и истории, собранные С. Д. Бурнашёвым на Кавказе: «Картина Грузии», «Описание областей Адербиджанских и Персии», «Описание горских народов» (1793–1794).
   Тем самым благодаря этой просвещённой инициативе губернатора С. Д. Бурнашёва было положено начало публикации исторических сочинений в Курской губернии. Автор её генеральной карты.
   В 1798 г. назначен сенатором. В отставке с 1881 г. Жил тогда в Курске в собственном доме и в своём имении Спасском Фатежского уезда. Умер в Курске, похоронен на Херсонском кладбище.
   Пример культуртрегерской деятельности этого начальника Курского края лишний раз опровергает сложившийся в советской историографии стереотип оценки губернаторов как якобы сплошь на подбор безликих злодеев, своего рода прирождённых «врагов народа». В действительности на руководящих должностях в Курске до революции побывали как действительно посредственности и даже мздоимцы, так и энергичные, талантливые и ответственные администраторы, внесшие, помимо прочего, определённый вклад в развитие исторического краеведения. Среди них – в 1831–1834 гг. Павел Николаевич Демидов (1798–1840), меценат, учредивший, в частности, Демидовские премии Академии наук за лучшие научные и литературные сочинения; в 1835–1839 Михаил Николаевич Муравьёв (1796–1866), при котором в Курске начала выходить первая газета – «Губернские ведомости» с множеством исторических публикаций в её «неофициальной части»; и в 1902–1905 гг. Николай Николаевич Гордеев (1854–1906), учредитель Учёной архивной комиссии и историко-археологического музея в Курске.
   Сочинения: Картина Грузии, или Описание политического состояния царства Карталинского и Кахетинского. Курск, 1793; Описание областей Адербиджанских и Персии. Курск, 1793; Описание горских народов. Курск, 1794.
   Литература: Бурнашёв С. Н. Новые материалы жизни и деятельности С. Д. Бурнашёва. СПб., 1901; Блюм А. В. Возникновение книгопечатания в Курске // Краеведческие записки. Вып. 3. Воронеж, 1968; Степанов В. Б. Первый губернатор // Курская правда. 1992. 25 марта; Его же. Так начиналась городская типография // Городские известия. 1996. 28 марта; Его же. Первый гражданский губернатор // В его кн.: Наместники и губернаторы Курского края. 1779–1917. Его же. Исторические очерки. Курск, 2005.
   С. Щ.

В

Васильков Матвей Васильевич (упоминается за 1910-е -1920-е гг.)

   Курский археолог, музейный работник.
   Последний председатель Курской губернской учёной архивной комиссии, первый заведующий советским музеем краеведения в Курске. Один из учредителей Курского губернского общества краеведов. Руководитель подотдела по делам музеев и охране памятников искусства и старины при Курском губисполкоме в 1919–1928 гг. Спас много музейных ценностей, архивных документов в период революционных беспорядков и Гражданской войны.
   В 1929 г. снят с поста директора губмузея как «чуждый интересам рабочего класса» и отдан под суд за финансовые нарушения в музейной отчётности. Первая жертва кампании репрессий против курских краеведов в конце 1920-х – начале 1930-х гг., развязанной большевистскими властями. Насильственное устранение таких знающих и добросовестных работников от занятий с памятниками истории и культуры российской провинции привело к их массовой гибели и забвению на протяжении большей части XX века.
   Сочинения: 1000-летие Курска // Курская правда. 1926. № 248.
   Литература: Щавелёв С. П. Первооткрыватели курских древностей. Очерки истории археологического изучения южнорусского края. Вып. 3. Курск, 2002.
   С. Щ.

Васьянов Иван Васильевич (1819–1894)

   Курский помещик, беллетрист и общественный деятель. Действительный статский советник.
   Происходил из старинного курского дворянского рода. Был одним из сотоварищей по университету известного писателя-публициста и общественного деятеля М. Н. Каткова. В течение семи трёхлетий занимал должность Рыльского уездного предводителя дворянства. Кроме этого, участвовал в Комитете по устройству быта помещичьих крестьян после отмены крепостного права, был делегатом от правительства на мировых съездах и председателем Рыльской земской управы.
   Его статьи помещались в «Русском Вестнике» и других центральных изданиях. Скончался в с. Петровском Рыльского уезда, где и похоронен.
   В роли этнографа-любителя одним из первых запечатлел особенности южно-великорусского наречия, живописал быт и нравы пореформенной деревни на юге России.
   Сочинения: Курское наречие // Очерки России. Кн. IV. М., 1840; Письма из деревни // Русский Вестник. 1884. Кн. 4.
   Литература: Некрологи: Новое Время. 1894. № 6635; Московские Ведомости. 1894. № 240.
   С. О., С. Щ.

Вержбицкий Тит Иоильевич (1845–1899)

   Чиновник, секретарь Губернского статистического комитета в Курске, журналист, историк-любитель и коллекционер древностей.
   Выходец из бедной семьи священника Подольской губернии. Недоучился в духовном училище. Лишённый по бедности возможности получить образование, он сделал чиновничью карьеру по ведомству Министерства внутренних дел, достигнув у себя на родине должности полицмейстера. На эту же должность его пригласил в Курск переехавший сюда из Подолии губернатор В.В. фон Валь (1840–1915). Затем Т. И. Вержбицкий служил в Курске судебным приставом, стряпчим, советником губернского правления; секретарём Губернского статистического комитета; наконец, редактором Курских губернских ведомостей.
   Собрал коллекцию антиквариата, случайных археологических находок и старинных рукописей. Пожертвовал её музею при Киевской духовной академии, членом церковно-археологического общества при которой состоял. Сотрудничал в газетах и журналах Санкт-Петербурга, Москвы, Киева, Харькова. Инициатор установки памятников поэту И. Ф. Богдановичу в Курске, купцу-землепроходцу Г. И. Шелихову в Рыльске; увековечивания памяти астронома-самоучки Ф. А. Семёнова (городские метеостанция, публичная библиотека его имени). Автор нескольких добротных работ по истории края, публиковавшихся в «Памятных книжках Курской губернии», составителем которых он сам и выступал.
   В лице Т. И. Вержбицкого перед нами один из самых плодовитых и просвещённых в дореволюционном Курске историков-любителей. Пример того, когда формальное отсутствие образования, сугубо казённые занятия ради хлеба насущного не мешают способному и трудолюбивому провинциалу вовремя позаботиться о сохранности и публикации исторических источников, без его внимания наверняка утратившихся бы для потомства.
   Сочинения: Курское наречие. Курск, 1892; Памятная книжка Курской губернии на 1894 г., составленная… Т. И. Вержбицким. Курск, 1894 («Исторические заметки о г. Судже и его уезде», биография Г. И. Шелихова и др.).
   Литература: Танков А. А. Памяти Т. И. Вержбицкого // Исторический вестник. 1898. № 10; Бугров Ю. А. Курские встречи. Воронеж, 1991; Балацкая М. М., Раздорский А. И. Памятные книжки губерний и областей Российской империи. СПб., 1994.
   С. Щ.

Вернадский Георгий Владимирович (1887–1973)

   Русский историк-эмигрант, один из идеологов так называемого евразийского движения, основоположник школы изучения российской истории в США.
   Сын академика В. И. Вернадского (1863–1945). Окончил гимназию и университет (1905–1910) в Москве. На историко-филологическом факультете его преподавателями были В. О. Ключевский, Ю. В. Готье, Р. Ю. Виппер и другие крупные русские историки. После окончания университета в качестве научного руководителя избрал С. Ф. Платонова и переехал для работы над диссертацией в Санкт-Петербург. Занимался историей масонства в России. Стал там приват-доцентом университета (1914). Успев защитить магистерскую диссертацию («Русское масонство в царствование Екатерины II») накануне Октябрьского восстания 1917 г., он по ходу революции и гражданской войны оказался в Крыму, где возглавил отдел печати в правительстве П. Н. Врангеля. После эвакуации вместе с Белой армией оказался в Греции (1920), затем преподавал и вёл научную работу в Карловом университете в Праге (1922); в конце концов, был приглашён в Йельский университет (США), где и проработал с 1927 по 1956 гг.
   Один из лидеров евразийского движения в эмиграции. Евразийские идеи воплощены в его многотомной «Истории России», впервые изданной на английском языке, а недавно впервые переведённой на русский язык и изданной на родине историка. Столь масштабный синтез русской истории достойно продолжает исторические эпопеи С. М. Соловьёва, В. О. Ключевского и других корифеев отечественной историографии, которыми всегда руководствовались и провинциальные историки-регионалисты.
   Среди многих его научных трудов выделяется многотомная «История России», опубликованная на английском языке в шести томах. В 1997–1998 гг. эти книги переведены и изданы в России. В них, между прочим, прослежены многие моменты истории Курского края в Древности, Средневековье и начале Нового времени, в особенности место области Курска в составе Золотой Орды. Это время – позднего Средневековья – оставалось наименее изученным в истории юго-востока Руси, включая курский регион.
   Евразийская идеология в творчестве этого историка отчасти способствовала лучшему пониманию исторических судеб таких пограничных, «буферных» между славянами, их оседлыми соседями («Лес») и кочевниками («Степь») зон, как и курская, но вместе с тем преувеличивала степень их культурно-политического симбиоза. В лице этого автора перед нами что-то среднее между добросовестным кастовым историком и фантазёром идеологического толка. Теперь их либо игнорируют как дилетантов, либо превозносят как пророков, а надо бы критически и заинтересованно изучать их творческое наследие.
   Сочинения: Начертание русской истории. Прага, 1927; Опыт истории Евразии. Берлин, 1936; Звенья русской культуры. Берлин, 1938; History of Russia. Vol. 1–5. New Haven, 1843–1969; Из воспоминаний // Вопросы истории. 1995. № 1; [История России.] Древняя Русь. [Кн. 1] М., 1996; Киевская Русь. [Кн. 2]. Тверь – М., 1996; [Кн. 3] Монголы и Русь. Тверь – М., 1997; [Кн. 4] Россия в Средние века. Тверь – М., 1997; [Кн. 5] Московское царство. Ч. 1–2. Тверь – М., 1997; Русская историография. М., 1998.
   Литература: Пашуто В. Т. Русские историки-эмигранты в Европе. М., 1991; Евразия: исторические взгляды русских эмигрантов. М., 1992; Соничева Н. Е. Русская история в евразийском контексте // Феномен евразийства. М., 1993; Аксенов Г. П. Вернадский. М., 1994; Щавелёв С. П. Курск в XIII–XVI вв.: между Ордой, Литвой и Москвой // Население и территория Центрального Черноземья и Запада России в прошлом и настоящем. Материалы VII региональной научной конференции по исторической демографии и исторической географии, посвящённой 75-летию проф. В. П. Загоровского (1925–1994). Воронеж, 2000.

Владимир Всеволодович Мономах (1053–1125)

   Великий князь киевский (с 1113), полководец, дипломат, писатель.
   Заслуженную славу выдающегося политика, законодателя и военачальника этот князь сочетал с незаурядным литературным дарованием. В Лаврентьевской летописи под 1096 г. сохранились его произведения: «Поучение… детям или к иным, кто прочтёт»; переходящее в автобиографию ветерана 83 «великих походов», последний из которых датирован 1117 г.; далее, увещевательное письмо князю Олегу Святославичу; наконец, оригинальная молитва.
   Для курской истории эти памятники древнерусской литературы особенно важны вторым (после «Жития Феодосия Печерского») упоминанием Курска в письменных источниках. О нём князь говорит в связи со своим первым походом – «…с тринадцати лет. Сначала я к Ростову пошёл сквозь землю вятичей; послал меня отец [переяславский князь Всеволод Ярославич – С. Щ.], а сам он пошёл к Курску…» Не датированное источником прямо, это событие, по расчётам исследователей памятника, могло состояться около 1066–1068 гг. Анализ данного известия в контексте политических реалий удельной Руси того времени позволяет историкам строить предположения о времени оформления курского «стола» (княжения) в геополитической системе Древнерусского государства.
   Кроме того, при описании Мономахом своих войн с половцами им упоминаются так называемые семцы, семечи, в которых некоторые комментаторы усматривают «жителей по реке Семи», то есть по Сейму. Если это предположение состоятельно, то здесь мы имеем закономерную кальку от летописного определения «Посеймье», которое соответствовало территории племенного княжения восточных северян, завоёванных Киевом в несколько этапов – при Олеге, Святославе, Владимире Святом и, окончательно, при Ярославе Мудром.
   Наконец, Мономах первым упоминает ещё одну гипотетически курскую реалию – город Римов, позднее погибший под ударом половцев. Среди разных локализаций этого населённого пункта выделяется версия Ю. А. Липкинга, связавшего Римов с Гочевским археологическим комплексом на р. Псле.
   Итак, благодаря в общем-то неожиданному у пожилого воина и полководца литературному дару Владимира Мономаха историки Курского края получили в своё распоряжение самые первые свидетельства о нём в письменных источниках.
   Сочинения: Поучение Владимира Мономаха // Библиотека литературы Древней Руси. Т. I. XI–XII вв. СПб., 1997.
   Литература: Орлов А. С. Владимир Мономах. М.-Л., 1946; Михайлова И. Б. Курск и Курское Посеймье в домонгольский период истории // Памятники истории, культуры и природы Европейской России. Нижний Новгород, 1993; Амелькин А. О. Сведения о Курске XI–XII вв. в древнерусской книжности // Проблемы исторической демографии и исторической географии Центрального Черноземья. М. – Курск, 1994; Раздорский А. И. О возникновении княжеского стола в Курске // Деснинские древности. Брянск, 1995; Щавелёв С. П. Курское Посеймье в «Поучении» Владимира Мономаха // Россия и Украина на пороге XXI века. Воронеж, 1997; Оболенский Д. Д. Владимир Мономах // Оболенский Д. Д. Византийское содружество наций. Шесть византийских портретов. М., 1998; Щавелёв С. П. «Град Римов» в «Посеймье» (два этюда к летописной географии Курского края) // Курские тетради. Курск и куряне глазами учёных. Тетрадь 5. К 100-летию со дня рождения Ю. А. Липкинга (1904–1983). Ч. 1. Курск, 2004.
   С. Щ.

Воеводский Михаил Вацлавович (1903–1948)

   Советский археолог широкого профиля (основная сфера научных интересов – каменный век), глава Деснинской археологической экспедиции в 1936–1948 гг., сотрудник Музея антропологии (1923), доцент исторического факультета МГУ; старший научный сотрудник, заведующий камеральной лабораторией Государственной академии истории материальной культуры / Института истории материальной культуры (1933).
   Уроженец Смоленска. Учился в МГУ (до 1923). Ученик выдающегося «палеоэтногога» Б. С. Жукова. С момента основания кафедры археологии исторического факультета МГУ (1933) и до конца своей жизни читал курс по каменному веку и руководил соответствующей специализацией студентов. Внёс решающий вклад в выделении эпохи мезолита на территории нашей страны. Закрепил сотрудничество археологов и специалистов по естественным наукам при изучении культурного слоя и палеоэкологии каменного века. Усовершенствовал прогрессивную методику раскопок верхнепалеолитических памятников широкими площадями (десятки и сотни кв. м.).
   Имея чёткий фокус своих научных интересов – каменный век Европейской части СССР, занимался многими другими периодами и проблемами древней истории нашей страны. А именно: среднеазиатскими (вырос в Самарканде) древностями; технологией керамики и методиками её изучения; памятниками раннего железного века и средних веков в Подесенье. Выступил с новаторским почином комплексного изучения памятников разных эпох – от палеолита до русского средневековья на территории определённого историко-географического региона. Возглавлял Среднеазиатскую (1928–1929), Окскую (1936), Самаркандскую (1939) археологические экспедиции.
   В 1946–1948 гг. перенёс этот опыт на Курскую область, где приступил к изучению Авдеевской палеолитической стоянки, получившей в результате этих и последующих раскопок всемирную известность среди палеолитоведов. Привлёк в эту свою экспедицию целую плеяду выдающихся специалистов-археологов, которые изучали соседние с Авдеевым памятники разных времён и типов, прежде всего Липинское городище и, находившийся около него бескурганный могильник. Школу Деснинской экспедиции (причисляя к ней и первые самостоятельные экспедиции сотрудников М. В. Воеводского в этом регионе) прошли такие отечественные археологи старших поколений, как А. Е. Алихова (Воеводская), Н. П. Амбургер (Киев), А. В. Арсентьев (Брянск), Л. В. Артишевская, М. Д. Гвоздовер, М. Н. Кислов, И. Г. Лейкина (Розенфельдт), О. Н. Мельниковская, Р. Л. Розенфельдт, А. А. Формозов (Москва), П. Н. Черменский (Курск); сотрудники Музея антропологии при МГУ М. А. Булатова, А. Я. Гриневич, Н. И. Ильенко; геологи М. Н. Грищенко, А. А. Величко, А. И. Москвитин.
   М. В. Воеводский скоропостижно скончался от рака в возрасте 45 лет сразу после своего последнего полевого сезона под Курском – 23 октября 1948 г. Его светлой памяти были посвящены два сборника научных работ: «Краткие сообщения ИИМК», «Учёные записки МГУ» по материалам Деснинской экспедиции, а также историко-археологическая повесть Ю. А. Липкинга (Александрова) «Кудеяров стан» (М., 1956). Археологические исследования в Курском Посеймье продолжили многие из его учеников и сотрудников. В 2003 г. Музей антропологии МГУ и Институт археологии РАН провели научную конференцию, посвящённую столетию со дня рождения учёного.
   М. В. Воеводский стал основоположником нового, по сути современного этапа археологического изучения Курской области – планомерных и масштабных, на высоком методическом уровне разведок и раскопок памятников разных эпох древней истории края, комплексной публикации здешних археологических источников в центральных академических изданиях.
   Сочинения: Тимоновская палеолитическая стоянка // Русский антропологический журнал. Т. XVIII. М., 1929. № 1–2; К истории гончарной техники народов СССР // Этнография. Т. XII. 1930. № 3–4; Важнейшие открытия советской археологии в 1938 г. // Вестник древней истории. 1939. № 2 (3); Обзор полевых исследований в 1939 г. // Там же. 1940. № 2 11); К вопросу о развитии эпипалеолита в Восточной Европе // Советская археология. 1940. № 5; Работа Деснинской экспедиции в 1939 г. // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. 1940. № 5; Результаты работ Деснинской экспедиции по изучению палеолита (1936 и 1937 гг.) // Бюллетень Комиссии по изучению четвертичного периода. М.-Л., 1940. № 6–7; Краткий очерк археологических исследований Института, кафедры и Музея антропологии Московского университета // Учёные записки МГУ. Серия биологии. Вып. 3. М., 1940 (В соавторстве с О. Н. Бадером); Находки раннего палеолита на Десне // Краткие сообщения о научных работах Научно-исследовательского института и музея антропологии при московском государственном университете за 1937–1939 гг. М., 1941; Деснинская археологическая экспедиция 1940 г. // Краткие сообщения ИИМК. Вып. 13. М.-Л., 1946; Результаты робіт Деснянськой експедиціі 1936–1938 рр. // Палеоліт і неоліт Украіни. Киів, 1947; К методике раскопок открытых палеолитических стоянок // Доклады и сообщения исторического факультета МГУ. Вып. 7. М., 1948; Важнейшие итоги Деснинской экспедиции 1946 г. // КСИИМК. Вып. XX. М.-Л., 1948; Результаты работ Деснинской экспедиции (тезисы доклада) // КСИИМК. Вып. 21. М.-Л., 1948; Ранний палеолит Русской равнины // Учёные записки МГУ. 1848. Вып. 115; Городища Верхней Десны // КСИИМК. Вып. XXIV. М.-Л.,1949; Новая палеолитическая стоянка на р. Сейме // Бюллетень комиссии по изучению четвертичного периода. № 14. М.-Л., 1949; Памятники каменного века на Десне // КСИИМК. Вып. XXVI. М.-Л., 1949; Краткий отчёт Деснинской экспедиции о результатах изучения каменного века в 1945–1946 гг. // Археологічні пам'ятники УРСР. Т. 2. Київ, 1949; Мезолитические культуры Восточной Европы // КСИИМК. Вып. XXXI. М.-Л., 1950; Находка раннего палеолита в бассейне Десны // Советская археология. 1950. № 12; Авдеевская палеолитическая стоянка // КСИИМК. Вып. XXXI. М.-Л., 1950 (В соавторстве с А. Е. Алиховой); Ранний палеолит Русской равнины; К вопросу о Пушкарёвском палеолитическом жилище (стоянка «Пасека»); Палеолитическая стоянка Рабочий ров (Чулатово 2); Стоянка Бугорок; Стоянка Аникиев ров (Пушкари 2) // Учёные записки МГУ. Вып. 158. Ископаемый человек и его культура на территории СССР. М., 1952.
   Литература: Учёные записки МГУ. Вып. 158. Ископаемый человек и его культура на территории СССР М., 1952 (со списком печатных работ М. В. Воеводского); Некрологи: Фосс М. Е. М. В. Воеводский (1903–1948) // КСИИМК. Вып. XXV. М.-Л., 1949; Дебец Г. Ф. Памяти М. В. Воеводского (1903–1948) // Советская этнография. 1949. № 1; Замятнин С. Н. Памяти Михаила Вацлавовича Воеводского // Советская археология. Вып. XII. 1950; Громов В. И. М. В. Воеводский (1903–1948) // Бюллетень комиссии по изучению четвертичного периода. № 15. М., 1950; Его же. Работы М. В. Воеводского и изучение истории четвертичного периода // Краткие сообщения ИИМК. Вып. 31. М., 1950; Гвоздовер М. Д. История одной находки // Культурно-просветительная работа. 1955. № 4; Розенфельдт Р. Л. Липинский бескурганный могильник // КСИИМК. Вып. 72. М., 1958; Гвоздовер М. Д. История одной находки // Культурно-просветительная работа. 1955. № 4; Береговая Н. А. Палеолитические местонахождения СССР. М.-Л., 1960 (МИА. № 81); Величко А. А. Геологический возраст верхнего палеолита центральных районов Русской равнины. М., 1961; Щавелёв С. П. Деснинская экспедиция М. В. Воеводского и её вклад в археологическое изучение Курского края // Деснинские древности. Брянск, 1995; Кызласов Л. Р. Портреты учителей – создателей советской археологии // Вестник МГУ. Серия 8 «История». 1997. № 9; Булочникова Е. В. А. Н. Рогачёв и М. В. Воеводский // Верхний палеолит – верхний плестоцен: динамика природных событий и периодизация археологических культур. Материалы международной конференции, посвящённой 90-летию со дня рождения Александра Николаевича Рогачёва. СПб., 2002.
   С. Щ.

Волконский (-Меньшой) Иван Михайлович (Жмурка) (? – не ранее 1651/1652)

   Князь, курский воевода в 1650–1652 гг.
   Сын Михаила Петровича Волконского-Жмурки, воеводствовавшего в нескольких южнорусских городах), и полный тёзка Ивана Михайловича Волконского-Хромого (в свою очередь воеводы). Сохранились сведения о его службе воеводой в Кузнецке (1628–1629), Белоозере (1648–1649). После курского воеводства был перемещён на тот же пост в Суздаль.
   В 1650 г. по инициативе игумена курского Знаменского монастыря Никодима осмотрел Ратское городище под Курском и приказал снять план каменных развалин на его валах, который был послан в Москву царю Алексею Михайловичу. После этого, по царскому указу, «на постройку церкви Знамения Божьей Матери в Курске, курскими разного звания людьми, с оных палат ломан был кирпич и дикий камень», как о том сообщает монастырский летописец (в передаче знакомых с его рукописью краеведов XVIII в.).
   В данном эпизоде впервые в России наблюдается бескорыстный поначалу интерес представителей местной и центральной власти к памятнику отечественной старины, делается первая среди известных пока в историографии практическая попытка собрать и сохранить точную информацию о нём. Археологический комплекс на Рати до сих пор изучается археологами как остатки довольно крупного славянского, древнерусского и монгольского центров на территории Верхнего Посеймья. Получается, что любознательный военный администратор обратил на него внимание земляков почти триста лет назад. Для предыстории археологии в контексте не только русской, но и всей европейской культуры это временной рекорд бескорыстного интереса к отечественным древностям.
   Литература: Раздорский А. И. Князья, наместники и воеводы Курского края XI–XVIII вв. Краткий биографический справочник. Курск, 2004; Щавелёв С. П. Становление археологического интереса в России XVII в. (Ранние находки древностей в районе Курска в отражении приказного делопроизводства) // Российская археология. 1998. № 2.
   А. З., С. Щ.

Г

Габель Владислав Феликсович (1888–1954)

   Инженер-строитель, архитектор.
   Учился в Политехническом институте в Киеве (1906–1907); окончил Высшие экономические курсы в Иркутске. Работал инженером-строителем. Побывав министром финансом в правительстве А. В. Колчака (1920), эмигрировал в Харбин. Вернулся на родину в 1930-е гг. В годы Отечественной войны служил в строительном управлении Барнаула. В послевоенные годы (с 1947) перебрался на жительство в Курск, работал инспектором по охране и реставрации памятников отдела архитектуры Курского облисполкома.
   Собранные материалы по истории застройки Курска использовал в книжках, написанных в соавторстве с архитекторами И. Н. Гулиным и С. И. Фёдоровым. Эти издания отметили скромное, но добросовестное возрождение исторического краеведения после военного безвременья в судьбах областной культуры. В 1951 г. в Москве в серии «Архитектура городов СССР» увидела свет книга В. Ф. Габеля и И. Н. Гулина «Курск», изобильно иллюстрированная редкими фотографиями старого и отстраиваемого после военных разрушений города.
   Сочинения: Габель В. Ф., Гулин И. Н. Курск. Курск, 1951; Габель В. Ф., Фёдоров С. И. Марьино. Курск, 1956.
   Литература: Холодова Е. В. Зодчие Курского края XVII–XXI веков. Курск, 2003.

Гвоздовер Марианна Давыдовна (Давидовна) (1917 – 28. XII. 2004)

   Советский, российский археолог, специалистка по палеолиту; кандидат исторических наук (1958). Научный сотрудник НИИ и Музея антропологии при МГУ (фонды этого музея она обработала и привела в нужный для исследователей порядок).
   Родилась и училась в Москве. Отец репрессирован в 1937 г. Закончила МГУ имени М. В. Ломоносова (1936–1941), специализируясь на кафедре археологии. В 1940 г. принимала участие в работе Деснинской экспедиции М. В. Воеводского; под его же руководством защитила дипломную работу («Стоянка Бугорок»). Доброволицей пошла на Отечественную войну, героически прослужив её медицинской сестрой на флоте.
   Под руководством своего любимого учителя М. В. Воеводского в 1946–1947 гг. участвовала в доразведывании и раскопках Авдеевской стоянки верхнего палеолита, открытой в 1941 г. В. И. Самсоновым (так называемое «Авдеево старое»). После перерыва, связанного с рождением ребёнка, в 1949 г. опять участвовала в авдеевских раскопках, уже в составе экспедиции А. Н. Рогачёва. В 1953 г. принимала участие в Костёнковской экспедиции П. И. Борисковского и А. Н. Рогачёва. В 1958 г. защитила кандидатскую диссертацию по теме: «Авдеевская стоянка и её место среди других памятников позднего палеолита». В 1955–1956 гг. – сотрудница экспедиции А. А. Формозова по раскопкам пещеры Староселье в Крыму.
   В течение 1957–1971 гг. ведёт раскопки на открытых ею верхнепалеолитических стоянках Каменная Балка 1, Каменная Балка II и Третий Мыс в Ростовской области.
   В 1971 г. пригласила ученика А. Н. Рогачёва ленинградца Г. П. Григорьева продолжить совместно с ней раскопки Авдеевской стоянки в Курской области. С 1972 г. совместная экспедиция Института антропологии МГУ и ЛОИА АН СССР начала снова копать этот памятник, открыв второе большое жилище охотников на мамонтов («Авдеево новое»). Результаты этих раскопок публиковались, но выборочно. С 1982 г. экспедицию возглавил Г. П. Григорьев, но М. Д. Гвоздовер продолжила ежегодно участвовать в авдеевских раскопках. В сезоне 1981 г. лагерь Авдеевской экспедиции посетили участники советско-французского полевого семинара. В 1996 г. по случаю полувекового юбилея авдеевских раскопок в лагере экспедиции был проведён ещё один международный полевой семинар.
   Изучила и опубликовала многие категории уникальных находок из Авдеева – произведения искусства (палеолитические «венеры», другая мелкая пластика), кремнёвые и костяные орудия труда охотников на мамонтов, пришедших на берега Сейма около 23 тысяч лет назад. Одна из работ М. Д. Гвоздовер, составленная из её прежних статей, переведена на английский язык и опубликована в Великобритании в серии «оксфордских монографий» (сборник статей о мелкой пластике и прикладном искусстве Авдеева и Костёнок – «The Art of the Mammonth Hunters»). Юбилею М. Д. Гвоздовер была посвящена научная конференция по истории каменного века, проведённая Институтом истории материальной культуры РАН и Санкт-Петербургским университетом в 1997 г.
   Во многом благодаря работам М. Д. Гвоздовер каменный век на территории Курской области получил международную известность, введённые ею в научный оборот курские находки приобрели эталонное значение в своём культурно-историческом горизонте памятников финального палеолита. Однако, по справедливому заключению А. А. Формозова, «монография об Авдееве ею так и не подготовлена. Неплохо описаны костяные и кремнёвые изделия, но, как и 50 лет назад, не прояснены ни стратиграфия, ни планировка памятника». Как видно на примере жизни и деятельности этого археолога, каждый специалист способен обобщить найденные им материалы региональной культуры в соответствии с размерами своего дарования. А на них ещё влияют перипетии личной судьбы в непростые времена отечественной истории. Как бы там ни было, пока что именно с именем М. Д. Гвоздовер прежде всего ассоциируется научное изучение каменного века Курской области.
   Сочинения: Палеолитическая стоянка Бугорок // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. Вып. 15. М., 1947; О раскопках Авдеевской палеолитической стоянки в 1947 г. // КСИИМК, вып. XXXI. М.-Л., 1950; Скульптурное изображение мамонта из Авдеевской палеолитической стоянки близ Курска // Учёные записки МГУ. Вып. 158. Ископаемый человек и его культура на территории СССР. М., 1952; Обработка кости и костяные изделия Авдеевской стоянки // Материалы и исследования по археологии СССР. № 39. Палеолит и неолит СССР. Т. 2. М.-Л., 1953; История одной находки // Культурно-просветительная работа. 1955. № 4; Авдеевская стоянка и её место среди других памятников позднего палеолита. Автореф. дисс… канд. историч. н. М., 1958; Специфические черты кремнёвого инвентаря Авдеевской палеолитической стоянки // Краткие сообщения Института археологии. Вып. 82. М., 1961; Археологические фонды Института и Музея антропологии Московского университета // Вопросы антропологии. Вып. 48. М., 1974; Специализация охоты и характер кремнёвого инвентаря верхнего палеолита // Первобытный человек, его материальная культура и природная среда в плейстоцене и голоцене. М., 1974; Работы Авдеевской палеолитической экспедиции // Археологические открытия 1975 г. М., 1976; Исследование Авдеевской палеолитической стоянки // Археологические открытия 1976 г. М., 1977 (в соавторстве с Г. П. Григорьевым); Новые изображения человека из Авдеевской верхнепалеолитической стоянки и их место среди статуэток костёнковской культуры // Вопросы антропологии. Вып. 57. М., 1977; О радиоуглеродном возрасте Авдеевской палеолитической стоянки // Бюллетень комиссии по изучению четвертичного периода. Вып. 49. М., 1979; Новые находки из Авдеева // Вопросы антропологии. Вып. 71. М., 1983; Орнамент на поделках костёнковской культуры // Советская археология. 1985. № 1; Типология женских статуэток костёнковской палеолитической культуры // Вопросы антропологии. Вып. 75. М., 1985; Обработка кости из нового жилого объекта Авдеевской палеолитической стоянки // Антропология и история культуры. М., 1993; Кремнёвый инвентарь Авдеевской палеолитической стоянки // Восточный граветт. М., 1998; Работы на Авдеевской палеолитической стоянке // Археологические открытия 1972 г. М., 1973 (В соавторстве с Г. П. Григорьевым, Н. Б. Леоновой); Итоги трёх лет работы на Авдеевской палеолитической стоянке // Новейшие открытия советских археологов. Ч. 1. Киев, 1875 (В соавторстве с Г. П. Григорьевым); Работы Авдеевской экспедиции // Археологические открытия 1975 г. М., 1976 (В соавторстве с Г. П. Григорьевым); Авдеевская палеолитическая экспедиция // Палеоэкология древнего человека. М., 1977 (В соавторстве с Г. П. Григорьевым); Очередной год работы на Авдеевской палеолитической стоянке близ Курска // Археологические открытия 1977 г. М., 1978 (В соавторстве с Г. П. Григорьевым); Исследования Авдеевской стоянки // Археологические открытия 1978 г. М., 1979 (В соавторстве с Г. П. Григорьевым); Новое в методике раскопок открытых стоянок верхнего палеолита // КСИА. Вып. 202. Полевая археология палеолита. М., 1990 (В соавторстве с Г. П. Григорьевым); О радиоуглеродном возрасте Авдеевской палеолитической стоянки // Бюллетень Комиссии по изучению червертичного периода. № 49. М., 1979 (В соавторстве с Л. Д. Сулержицким); Art of mammonth hunters. The finds from Avdeevo. Oxford, 1995.
   Литература: Археология и палеогеография позднего палеолита Русской равнины. Путеводитель совместного советско-французского полевого семинара по теме: «Динамика взаимодействия между естественной средой и доисторическими обществами». М., 1981; Демещенко С. А. Искусство палеолита Восточной Европы (принципы археологической классификации и сравнительный анализ). Автореф. дисс… канд. ист. н. СПб., 1995; Абрамова З. А. Охотники на мамонта в позднем палеолите Русской равнины // Вестник РГНФ. 1996. № 3; Формозов А. А. К истории исследования Авдеевской палеолитической стоянки // Формозов А. А. Историография русской археологии на рубеже XX–XIX веков (Обзор книг, вышедших в 1997–2003 гг.). Курск, 2004; [Некролог] // Российская археология. 2006. № 2.
   С. Щ.

Герасимов Михаил Михайлович (1907–1970)

   Советский археолог, антрополог; доктор исторических наук.
   Родился в Санкт-Петербурге, однако вырос и получил среднее образование в Иркутске. Приобщился к изучению древностей в «кружке народоведения» профессора Б. Э. Петри, основавшего целую научную школу сибирской археологии. Самостоятельные раскопки начал ещё школьником. Долгие годы (с 1927) раскапывал уникальную палеолитическую стоянку Мальта в Забайкалье (так и не удосужившись составить полноценный отчёт об этих работах и должным образом музеефицировать редкостные находки). Переехав в Ленинград, служил научным сотрудником Государственной академии истории материальной культуры, Эрмитажа. С 1944 г. живёт и работает в Москве, тамошнем отделении ИИМКа (в дальнейшем – Института археологии). В 1950 г. создает и возглавляет лабораторию пластической реконструкции при Институте этнографии АН СССР. Лауреат Сталинской премии 1950 г. (за книгу «Основы восстановления лица по черепу»).
   Разработал метод пластической реконструкции лица по черепу, выявив математическую корреляцию толщины мягких тканей лица в зависимости от рельефа черепа. В этой технике выполнил скульптурные портреты более 140 людей разных эпох, от каменного века до Нового времени (в том числе 22 исторических персонажей: Ярослава Мудрого, Андрея Боголюбского, Тимура Тамерлана, Рудаки, Улугбека, скифского царя Скилура, Ивана Грозного, адмирала Ф. Ф. Ушакова, Ф. Шиллера, Хаджи Мурата и других исторических персон; многих из них – предположительно, исходя из обстоятельств их погребений). Включая известного по летописи и «Слову о полку Игореве» курского князя Всеволода Святославича (Буй-Тура) (умер в 1196 г.) (ему, согласно очередному предположению Б. А. Рыбакова, принадлежал череп, найденный в одной из черниговских гробниц). Этот князь, вероятно, имел сына Святослава, чей внешний облик также был воссоздан этим скульптором-археологом.
   Герасимовскую методику продолжали применять и усовершенствовать сотрудники его лаборатории. К сожалению, кроме указанного только что, к другим краниологическим материалам курской истории пластическая портретная реконструкция пока не применялась.
   Сочинения: Основы восстановления лица по черепу. М., 1949; Реконструкция лица по черепу (князя Святослава Всеволодовича) из гробницы № 4 (в Чернигове) // Материалы и исследования по археологии СССР. № 11. М., 1949; Новая находка мустьерского человека в СССР // Советская этнография. 1954. № 1 (В соавторстве с Я. Я. Рогинским, А. А. Формозовым); Люди каменного века. М., 1964.
   Литература: Ляпунов Б. В. Из глубины веков. О работах лауреата Сталинской премии М. М. Герасимова. М., 1953; Зорин А. В., Раздорский А. И., Щавелёв С. П. Курск. История города от Средневековья к Новому времени: X–XVII века. Курск, 1999. С. 99, рис. 15; Раздорский А. И. Всеволод Святославич «Буй-Тур» // В его кн.: Князья, наместники и воеводы Курского края XI–XVIII вв. Краткий биографический справочник. Курск, 2004. С. 25–26; Герасимова М. М. «Печальная отрада вспоминать»: Михаил Михайлович Герасимов // Выдающиеся отечественные этнологи и антропологи XX века. М., 2004; Формозов А. А. Человек и наука. Из записей археолога. М., 2004; Щавелёв С. П. Прозвище русского князя – «зеркало» его личности (князь Трубчевский и Курский «буй-тур» Всеволод) // Личность в истории. Личность историка. Тезисы II региональной научной конференции. г. Воронеж, 1 февраля 2008 г. Воронеж, 2008.
   С. Щ.

Глазов Владимир Нилович (в области археологии действовал в 1898–1916 гг.)

   Археолог-любитель, член-сотрудник Императорского Русского Археологического общества (1900) и Археологического института (Санкт-Петербург).
   Проживал в г. Вельске. Служил земским начальником Гдовского уезда. Увлёкшись полевой археологией, на досуге вёл раскопки курганов и жальников в Восточном Причудье, а затем и других памятников старины. Историк русской археологии Н. И. Платонова так характеризует его деятельность: «… Был в археологии самоучкой и отнюдь не претендовал на учёность… Он не подготовил самостоятельно ни одной заметки, ни одного сообщения для печати [утверждение не вполне справедливо – С.Щ.]. Однако полевые дневники («журналы раскопок») велись им на редкость подробно и тщательно. Их Владимир Нилович регулярно представлял в Императорскую Археологическую комиссию вместе с коллекциями добытых вещей. А там уж неутомимый А. А. Спицын трудился над обобщением полученных данных и готовил их к печати. В результате материалы В. Н. Глазова вводились в «большую науку», минуя местный, краеведческий уровень. Они оперативно публиковались в центральной археологической периодике – Записках Отделения русской и славянской археологии ИРАО, Отчётах ИАК, Материалах по археологии России».
   В 1913 и 1915 гг. по поручению ИРАО продолжил раскопки курганов около с. Гочева Обоянского уезда, начатые Д. Я. Самоквасовым и П. С. Рыковым. Целью исследований В. Н. Глазова было «выяснить устройство курганных насыпей» данного некрополя. В ходе работ им было раскопано 206 курганов (105 в 1913 г. и 101 в 1915 г.) с трупоположениями на дневной поверхности и в ямах, проведено обследование городища «Крутой Курган». Для своего времени методика этих раскопок стояла на должном уровне.
   Материалы гочевских раскопок В. Н. Глазова в дальнейшем неоднократно использовались следующими исследователями этого уникального археологического комплекса на Верхнем Псле.
   Сочинения: Отчёт о раскопках, произведённых в 1899 г. в Псковском уезде // Записки Отдела русской славянской археологии. Т. V. СПб., 1903; Отчёт о поездке 1903 г. в Крестецкий у. Новгородской губ. // Известия Императорской археологической комиссии. Вып. 6. СПб., 1904; Отчёт о раскопках по поручению РАО в Обоянском уезде // Рукописный архив ИИМК. Ф. 1. Оп. 1913 г. Д. 123; Отчёт о раскопках Гочевских курганов в Обоянском уезде Курской губернии // Рукописный архив ИИМК. Ф.1. Оп. 1915 г. Д. 93; Лодья с каменными ядрами, затонувшая в Чудском озере. СПб., 1911.
   Литература: Спицын А. А. Гдовские курганы в раскопках В. Н. Глазова // Материалы по археологии России. № 29. СПб., 1903; Щавелёв А. С. Камерные погребения Гочевского могильника (вопросы атрибуции, социокультурной интерпретации) // Русский сборник. Сб. научных трудов, посвящённый 25-летию исторического факультета Брянского государственного университета…). Брянск, 2002; Платонова Н. И. Истоки санкт-петербургской школы археологии (конец XIX – первая треть XX вв.: Н. П. Кондаков, В. Р. Розен, А. А. Спицын, Ф. К. Волков, А. А. Миллер) // Археолог: детектив и мыслитель. Сб. статей, посвящённый 77-летию Л. С. Клейна / Отв. ред. О. А. Щеглова. СПб., 2004. С. 44–45.
   С. Щ.

Гойзман Шимон Рувимович (1935 г. рождения)

   Инженер-патентовед, изобретатель; историк и популяризатор культуры Курского края – инициатор и руководитель интернет-проекта «Малая курская энциклопедия».
   Уроженец г. Киева. Окончил в Киеве среднюю школу в 1952 г. Осенью того же года начал работать токарем на киевском заводе «Арсенал-2», обучаясь токарному делу у отца. В 1955 г. уволился с завода и переехал в Курск в связи с поступлением на физико-математический факультет Курского государственного педагогического института. Осенью 1958 г. перешёл на заочное отделение этого института и начал работать на Курском заводе передвижных агрегатов (КЗПА), вернувшись к первой профессии токаря. В 1960 г. после получения диплома учителя математики принял предложение администрации завода занять должность инженера литейного производства. В феврале 1966 по собственной инициативе перешёл на вакантную должность инженера-патентоведа КЗПА, став впоследствии начальником патентного бюро, организованного при КЗПА Всесоюзным НИИ электроагрегатостроения (ВНИИ Электроагрегат). С 1972 по 1980 – заведующий патентной лабораторией Курского филиала ВНИИ Оргтехники (организации, неоднократно менявшей своё название, и вошедшей в 1985 г. в состав производственного объединения «Счётмаш»). В 1988 г. с группой своих сотрудников организовал Курское кооперативное конструкторское и патентное бюро «Конус», став его первым директором. В 2005 г. вышел из состава правления ООО «Конус» и выехал на постоянное жительство в Израиль (сохранив российское гражданство).
   Как инженер Ш. Р. Гойзман является автором и соавтором 10 изобретений, защищённых авторскими свидетельствами СССР и патентами России.
   Как патентовед он оформил заявки на примерно 1000 изобретений, промышленных образцов и товарных знаков в СССР и в России, с получением в 95 % случаев соответствующих патентов и свидетельств.
   Основной сферой научных интересов Ш. Р. Гойзамана являлась разработка математических моделей прогнозирования развития техники – на базе изучения закономерностей её исторического развития, с попутным обсуждением проблем теории и методологии научного прогнозирования (разработка терминологии и классификационных схем объектов прогнозирования). Автор двух книг и ряда статей в периодике по вопросам научного прогнозирования.
   По данной тематике подготовил кандидатскую диссертацию, но её защита оказалась невозможной в условиях коммунистической идеологии социального планирования.
   Ш. Р. Гойзаман является автором целого ряда классификаторов и ГОСТов в области электротехники, оргтехники и медицинской техники (три книги и ряд публикаций в периодике), а также публикаций в области квалиметрии.
   С 1995 по 2005 гг. издавал и редактировал научно-технический журнал «Конус» – наиболее полный тогда в нашей стране источник информации обо всех видах медицинского оборудования.
   С 2000 г. в одиночку начал работать над созданием Малой курской энциклопедии (МКЭ), которую на правах рукописи в мае 2005 г. передал в Курскую областную библиотеку имени Н. Н. Асеева, а в августе этого же года поместил (с помощью инженера Л. Н. Емельянова) для всеобщего пользования в Интернет (www.mke.su). В этой энциклопедии её инициатор является автором статей об изобретениях, промышленных образцах и товарных знаках; о курских изобретателях XVIII–XX вв., исторические материалы о которых накоплены им при многолетней работе в центральных архивах патентного ведомства СССР, затем России. Кроме того, он же написал для МКЭ ряд статей, относящихся к демографии, мировым религиям и некоторым другим темам.
   Подготовленная Ш. Р. Гойзманом и постоянно обновляемая, пополняемая «Малая курская энциклопедия» обладает значительной и до сих пор незаменимой ценностью для всех тех, кто изучает, преподает вопросы истории и сегодняшнего состояния региональной культуры, интересуется теми или иными сюжетами культурного наследия Курского края. По сравнению с помпезной, но в значительной своей части некомпетентной, вплоть до малограмотности, «Большой курской энциклопедией» Ю. А. Бугрова, «Малая курская энциклопедия» гораздо более информативна и многообразна по кругу охваченных персоналий и сюжетов. После доработки вопросов авторства и соавторства тех материалов, что вошли и входят в МКЭ, её дополнительного редактирования специалистами разного профиля, её стоит опубликовать – чтобы замечательный проект нашего земляка получил достойное место в науке, образовании и культуре современной Курщины. В современной России далеко не каждый субъект Федерации обладает историко-культурным справочником такого высокого уровня.
   Жизненный пример Ш. Р. Гойзмана – один из немногих, к сожалению, образцов творческого почина, столь характерного для русской интеллигенции классического периода, когда достижения в определенной специальности перерастают в проекты, служащие благу всего общества.
   С. Щ.

Голицын Николай Николаевич (1836–1893)

   Князь. Курский чиновник, историк-любитель, библиограф.
   Князь Н. Н. Голицын родился в слободе Михайловке Новооскольского уезда Курской губернии. Принадлежал к одному из самых известных дворянских родов России. Его отец Николай Борисович Голицын (1794–1866) – ветеран Отечественной войны 1812 г., участник Крымской войны и обороны Севастополя в 1855 г.; музыкант, композитор, поэт; друг А. С. Пушкина и Л. ван Бетховена.
   Н. Н. Голицын начал получать высшее образование на историкофилологическом факультете Харьковского университета, а затем закончил юридический факультет Московского университета. Одно из его студенческих сочинений – «История княжества Псковского» (1858) было удостоено золотой медали. По окончании университета служил судебным следователем.
   В 1862–1865 гг. был помощником председателя Курского губернского статистического комитета и редактором его изданий. Именно в этот период выходит первый выпуск «Трудов» Курского ГСК (1863), с целым рядом содержательных материалов по истории, археологии и этнографии края. Автор ряда статей по истории монастырей Курской губернии и другим сюжетам исторического краеведения, публиковавшихся в «Курских губернских ведомостях» и московском «Временнике». С точки зрения истории и археологии даже своего времени, они носили любительский, сугубо описательский характер. Учёная деятельность этого князя-чиновника относилась к этапу дворянского дилетантизма (по определению А. А. Формозова), который сменился куда более научным этапам разночинного позитивизма в гуманитарной науке России.
   Сочинения: Монастыри Курской губернии // Курские губернские ведомости. 1856. Август-декабрь; 1857. Январь-июль; Об упразднённых монастырях Курской епархии // Временник. Кн. XXV. М., 1857; Первобытные славянские племена в Короче // Курские губернские ведомости. 1857. № 25; Словарь русских писательниц; Хроника социалистического движения в России (1878–1887). М., 1890; Род князей Голицыных. Т. I. СПб., 1892.
   Литература: Некрологи: Московские Ведомости. 1893. 4 мая; Новое Время. 1893. 2 мая; Исторический Вестник. 1893. № 7; Горяйнов Ю. С. Жизнеописание князя Николая Борисовича Голицына. Белгород, 1999.
   С. О., С. Щ.

Головашенко А. А. (упоминается за 1840-е – 1870-е гг.)

   Учитель курской гимназии, журналист, редактор «Курских губернский ведомостей» (1850–1860), историк-любитель.
   Автор многих статей и заметок по истории, этнографии, искусству Курского края, опубликованных в составляемом и редактируемом им самим периодическом издании – так называемой «неофициальной части» «Курских губернских ведомостей». В их числе первая биография астронома-самоучки Ф. И. Семёнова, очерк о Коренной иконе Божьей Матери, о Коренной ярмарке. Материалы, собранные в этих публикациях, многократно тиражировались потом местными краеведами (включая некоторых дипломированных историков, вроде А. Ю. Друговской), чаще всего без указания первоисточника заимствованных сведений. За время его редакторства губернская газета из сугубо официозного листка превратилась в содержательный орган исторического краеведения – ценный его источник в наши дни.
   Цензурный скандал всероссийского масштаба вызвали опубликованные им статьи курских палеонтологов-любителей В. К. Гутцейта и В. Киприянова о находках древнейшей фауны на территории Курской губернии, ставившие под сомнение библейские догмы о сотворении мира и человека. Должно быть, именно после этого идейного конфликта, желая «замолить свои грехи» перед начальством, он и обратился к благочестивым сюжетам об иконе и монастыре.
   Главное краеведческое сочинение А. А. Головашенко – «Краткий исторический обзор Курской губернии» – неоднородно. Наряду с некоторыми новыми фактами и остроумными догадками там имеет место компиляция курских сюжетов из работ разных историков России (В. Н. Татищева, Н. М. Карамзина, С. М. Соловьёва и других), ряд необоснованных предположений о прошлом Курского края.
   Переведён из Курска с повышением на новую службу в Астрахань, где продолжил историко-краеведческие занятия, работая в составе тамошнего Губернского статистического комитета.
   А. А. Головашенко продемонстрировал богатые возможности провинциальной периодики в собирании и обнародовании сведений по краевой истории и культуре. Причём в тот переломный период развития региональной историографии, когда она только начинала превращаться из баснословной в научно-критическую.
   Сочинения: Исторический и статистический обзор Коренной ярмарки. Курск, 1851; Краткий исторический обзор Курской губернии. Курск, 1854; Чудотворная икона Знамения Божией Матери, называемая Курская // Курские губернские ведомости. 1850. № 37–38; Земляные насыпи и городища в Астраханской губернии // Труды Астраханского Губернского статистического комитета. Вып. 4. Астрахань, 1875.
   Литература: Щавелёв С. П. Первооткрыватели курских древностей. Очерки истории археологического изучения южнорусского края. Вып. 2. Курск, 1997.
   С. Щ.

Голубовский Пётр Васильевич (1857–1907)

   Русский историк, профессор университета св. Владимира.
   Из дворян Черниговской губернии. Родился в Минусинске Тобольской губернии. Окончил Черниговскую гимназию. Учился на историкофилологическом факультете университета св. Владимира в Киеве. Уже одно из курсовых сочинений Голубовского-студента относилось, в том числе, и к истории Курского края – посвящалось теме «Очерк колонизации [летописных] северян». Закончил университет со степенью кандидата и золотой медалью за сочинение «История Северской земли до половины XV в.» (1880), в котором были отражены многие моменты развития Курского Посеймья в отмеченный период. По отзывам авторитетных рецензентов, северянские исследования этого автора отличались в лучшую сторону (более широким и глубоким анализом источников) от одновременной (1880) работы Д. И. Багалея на ту же самую тему.
   П. В. Голубовский – первый из плеяды учеников видного киевского историка и археолога профессора В. Б. Антоновича. Будучи оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию, П. В. Голубовский защитил магистерскую диссертацию на тему: «Печенеги, торки и половцы до нашествия татар. История южнорусских степей в XI–XIV вв.» (1884). Эта его монография о кочевниках – южных соседях курян в домонгольский период, в свою очередь, содержит много ценных моментов для курской региональной историографии.
   В 1880-е – 1890-е гг. преподавал в средних учебных заведениях: Нижегородской женской гимназии, Роменском реальном училище в Полтавской губернии, Киевской 1-й гимназии. По возвращении в Киев (1886) одновременно читал лекции в Киевском университете в качестве приват-доцента. За диссертацию «История Смоленской земли» (1895) удостоен звания доктора русской истории и Уваровской премии, после чего (с 1896) становится профессором Киевского университета (с 1898 г. – ординарным), преемником своего учителя В. Б. Антоновича по кафедре русской истории Киевского университета. Кроме того, преподавал русскую историю на общественных курсах в Киеве, часто выступал с общедоступными публичными лекциями. Член Исторического общества Нестора-летописца (Киев) и Императорского Московского археологического общества. Участник нескольких Археологических съездов, проводившихся на юге России и специально обсуждавших курские древности.
   Новаторской особенностью исследований П. В. Голубовского было привлечение археологического материала и сопоставление его с письменными источниками, что до начала XX в. оставалось редким исключением из общего правила отчуждённости большинства профессоров русской истории от достижений археологии. В его монографиях Курское Посеймье предстало важной частью истории Древней Руси. Им предложены варианты локализации некоторых летописных городов, предположительно находившихся на территории Курского княжества. Эти исследования П. В. Голубовского до сих пор находятся в научно-исследовательском обороте, в особенности по истории южнорусских регионов.
   Сочинения: Известия Ибн-Фадлана о руссах // Университетские известия. Киев, 1882. № 6; По поводу заметок по исторической географии южно-русских степей // Киевская старина. 1886. № 5; Болгары и хазары – восточные соседи Руси при Владимире Святом // Киевская старина. 1886. № 7 (отдельный оттиск: Киев, 1888); Очерк истории постепенного появления главнейших вопросов по разработке летописей. Киев, 1886; Материалы русской истории и отношение к ним в разное время // Исторический вестник. 1902. № 12; Вопрос о смерти царевича Дмитрия // Исторический вестник. 1896. № 12; Что можно сказать в настоящее время о личности Лжедмитрия I? // Там же. 1902. № 5; Где находились существовавшие в домонгольский период города Воргол, Глебль, Зартый, Оргощь, Сновск, Уненеж, Хоробор? // Журнал Министерства народного просвещения. 1903. № 5; Новые издания и исследования по древнейшему периоду русской истории. Киев, 1906.
   Литература: Линниченко И. А. Сочинения П. Голубовского и Д. Багалея. СПб., 1883; Михальченко С. И. Киевская школа в российской историографии (В. Б. Антонович, М. В. Довнар-Запольский и их ученики). М. – Брянск, 1997.
   С. Щ.

Горбачёв Пётр Олегович (1970 г. рождения)

   Курский историк, педагог высшей школы.
   Родился в г. Курске, но до 1980 г. проживал в Махачкале. Там трудились его родители – почвоведы, агрохимики. После возвращения в Курск закончил тут среднюю школу и исторический факультет Курского государственного педагогического университета (1995). Затем преподавал историю в школе № 57 (1995–1997) и школе-лицее № 21 (1997–1999) г. Курска. С 1999 г. – преподаватель, доцент (2001) курского филиала Российского государственного социального университета; ныне трудится в Курском институте государствененой и муниципальной службы.
   Под научным руководством профессора Я. Г. Солодкина (тогда Курск, теперь Нижневартовск) подготовил и защитил в Курском государственном педагогическом университете кандидатскую диссертацию на тему «Прокопий Ляпунов – русский политический и военный деятель начала XVII в.» (1999). Другим своим учителем в занятих истории считает профессора А. Н. Курцева. Материалы своей диссертации издал в виде монографии (2002).
   Принимал участие в археологических раскопках Посеймской экспедиции.
   По архивным и редким печатным материалам в 2000-е гг. готовит историко-краеведческие полосы в областной газете «Курский вестник». К настоящему времени скопилась уже объёмистая подборка этих увлекательных и познавательных для широкого читателя, неплохо иллюстрированных материалов по истории быта и нравов родного края в прошлые века.
   Является пока единственным специалистом в Курской области по истории позднего Средневековья – раннего Нового времени. Занимается изучением русской Смуты начала XVII в., историографией этого периода, а также этнической историей и краеведением.
   Сочинения: Проблема географии Первого земского ополчения в исторической литературе // Проблемы исторической демографии и исторической географии Центрального Черноземья и Запада России. М.-Брянск, 1996; Прокопий Ляпунов. Курск, 2002.
   С. Щ.

Гордеев Николай Николаевич (1854–1906)

   Государственный деятель, организатор первого историкоэтнографического музея и общества любителей археологии в Курске.
   Родился в Москве. Представитель древнего дворянского рода. В 1871–1873 гг. учился последовательно в Лицее князя Безбородко в Нежине, Киевском и Санкт-Петербургском университетах. С 1873 г. на гражданской службе (департамент общих дел министерства государственных имуществ). С 1875 по 1884 гг. – в отставке. Был почётным мировым судьёй и предводителем дворянства Одоевского уезда Тульской губернии. С 1889 г. возвращается на службу – вице-губернатором в Бессарабии, Рязани; губернатором в Плоцке; наконец – в Курске.
   Сумел решить затянувшийся при его преемниках на посту курского губернатора вопрос о создании здесь Учёной архивной комиссии и музея при ней. Первый председатель этой комиссии. Шталмейстер императорского двора, имевший в столице связи в придворных кругах, курский губернатор умело подготовил благоприятную почву для своего прошения о новых курских учреждениях. Обеспечил Комиссию и музей добротным зданием (освобождённый от присутственных мест каменный дом) и пожалованным императором капиталом на их содержание.
   На его губернаторство в Курске пришлись бурные события русско-японской войны и революции 1905 г. (включая антиправительственные демонстрации, митинги и их разгон полицией и черносотенцами, забастовки рабочих, еврейские погромы, крестьянские бунты). Глубокие переживания в этой связи привели к его добровольной отставке и, вскорости, к преждевременной кончине.
   Меценатская инициатива этого начальника губернии ярко демонстрирует необходимость просвещённых администраторов для успешного развития региональной науки и культуры. В условиях политической системы имперского типа, при практическом отсутствии институтов гражданского общества, роль такого рода чиновников для поддержки краеведения вообще незаменима.
   В 2002 г. Курским областным комитетом культуры учреждена премия имени Н. Н. Гордеева, с тех пор ежегодно присуждаемая лучшим музейным работникам города и области (среди её лауреатов такие персонажи настоящего словаря, как А. В. Зорин, В. И. Склярук).
   С. Щ.

Городцов Василий Алексеевич (1860–1945)

   Русский археолог, музейный работник.
   Родился в с. Дубровичи Рязанской губернии. Из семьи священника. Окончил в Рязани духовную семинарию и пехотное училище. Кадровый офицер на протяжении четверти века (в отставке с 1906 г.).
   Археологическую деятельность начинал как краевед-любитель, изучая неолитические стоянки на Оке, в округе родного села Дубровичи (1888). В 1890–1900-е гг. сотрудничал с Рязанской и Ярославской учёными архивными комиссиями, Императорским Московским археологическим обществом и Русским Историческим музеем в Москве. В свободное от военной службы время вёл раскопки в Центральной России (стоянки каменного века) и на Украине (курганы, Бельское городище скифской эпохи). Оставив воинскую службу ради археологии, с 1903 (по 1929 гг.) заведовал археологическим отделом Русского Исторического музея. Преподавал археологию в Московском Археологическом институте (1907–1914), Университете Шанявского (1915–1918), МГУ имени М. В. Ломоносова (1918–1930). После Октябрьской революции заведовал секцией археологии РАНИОН, сотрудничал в ИИМК (Московское отделение) (1930–1945). На рубеже 1930-х гг. после критики со стороны партийных лидеров ИИМК за «буржуазные пережитки» в научной работе уволен из всех учреждений. Переехал в Ленинград, где служил в музее антропологии и этнографии (Кунсткамере). По возвращении в Москву в 1934–1945 г. – профессор МИФЛИ.
   Автор фундаментальных работ по различным периодам отечественной археологии, в особенности каменного, бронзового и раннего железного веков. Классическими стали его периодизация погребений в курганах Причерноморья (ямных, катакомбных и срубных), характеристика фатьяновской культуры. Одним из первых в России опубликовал инструкцию по производству раскопок (1914 г.) и учебники по археологии, которыми пользовались, в частности, курские краеведы 1920-х гг. У В. А. Городцова в 1-м МГУ училась, защищала дипломную работу курянка М. А. Орлова, которая в 1920-е гг. оказалась единственным археологом с правом на открытый лист для раскопок среди членов Курского краеведческого общества.
   В июле 1928 г. приезжал (вместе с профессором Л. Н. Мацулевичем) в Курскую губернию, где они по поручению Главнауки и Оружейной палаты доследовали местонахождение так называемых Суджанских кладов эпохи Великого переселения народов у с. Большого Каменца. Проведённые там московскими учёными небольшие раскопки обнаружили следы приречных погребений готско-гуннского круга в каменном склепе. Богатейшее содержание этих могил было отчасти расхищено местными жителями, отчасти спасено для науки упомянутой экспедицией. Отчётные документы этой экспедиции отложились в рукописном архиве учёного, хранящемся в Отделе письменных источников Исторического музея.
   Жизнь и деятельность В. А. Городцова – образец перехода от любительства к профессиональному изучению древностей, необходимого сотрудничества провинциальных краеведов и столичных специалистов.
   В память об одном из своих основателей Государственный Исторический музей в Москве проводит научные чтения имени В. А. Городцова. В 2003 г. они посвящались 100-летию его деятельности в этом музее.
   Сочинения: Первобытная археология. М., 1908; Бытовая археология. М., 1910; Археология. Каменный период. М.-Пг., 1923; Культура эпохи бронхы в Средней России. М., 1914; Руководство для археологических раскопок. М., 1914; Типологический метод в археологии. Рязань, 1927; Археологические раскопки и разведки в Советской России с 1919 по 1928 гг. // Древний мир. Вып. 1. М., 1928; К итогам археологических трудов в СССР за 10 лет // Труды секции археологии РАНИОН. Вып. II. М.-Л., 1928; Список научных трудов // Труды секции археологии РАНИОН. Вып. IV. М.-Л., 1928; Краткие сообщения Института истории материальной культуры. Вып. V. М.-Л., 1940.
   Литература: Колесников И. Ф. Список трудов В. А. Городцова // Труды секции археологии РАНИОН. Т. IV. 1928; Фриче В. М. В. А. Городцов. К сорокалетию его научноисследовательской и научно-педагогической деятельности // Там же; Розенфельдт Р. Л. Рукописный архив В. А. Городцова // Советская археология. 1964. № 1; Жук А. В. Василий Алексеевич Городцов в первые годы его научной деятельности // Вопросы истории археологических исследований Сибири. Сб. научных трудов. Омск, 1992; Сафонов И. Е.
   В. А. Городцов и изучение эпохи бронзы евразийской степи и лесостепи ([19]30-е – первая половина 40-х гг.) // Срубная культурно-историческая общность в системе древностей эпохи бронзы евразийской степи и лесостепи. Воронеж, 2000; Жук А. В. Василий Алексеевич Городцев в рязанский период его жизни, службы и научной деятельности. Омск, 2005.
   С. Щ.

Горохов Тихон Абрамович (1869 – после 1951)

   Сотрудник Курского краеведческого музея, коллекционер-нумизмат.
   Родился в крестьянской семье в с. Семёновке Курского уезда. Сын крепостного, уже подростком трудился батраком, пастухом. В школе не учился; согласно лично заполненной анкете, «образования домашнего». Затем – типографский рабочий в Щиграх (с 1890); с 1893 по 1912 гг. работал в Курской типографии. После чего занимался антикварной торговлей; консультировал более состоятельных курских торговцев антиквариатом по нумизматике. На этой почве познакомился с членом Курской губернской учёной архивной комиссии А. А. Кондауровым и председателем этой Комиссии А. Н. Кобылиным, страстными нумизматами. Под их влиянием стал собирать старинные монеты. Дважды (в 1914 и 1920 гг.) подвергался аресту за спекуляцию редкими монетами.
   В 1924–1931 гг. состоял нумизматом Курского краеведческого музея. Находился в числе членов-учредителей Московского нумизматического общества (чьи разночинные руководители противопоставляли своё объединение старым учёным обществам, руководимым дворянами). Приобрёл несколько случайно найденных на территории Курской губернии монетных кладов (арабских дирхемов, русских и зарубежных позднесредневековых монет). На старости лет продавал монеты из этих кладов врозь случайным покупщикам, вполне сознавая антинаучность подобной практики. Составил первый перечень монетных кладов Курской земли. Член Курского губернского общества краеведов.
   Будучи арестован ОГПУ по фальсифицированному делу «контрреволюционной организации краеведов», первым из курян и сразу же дал признательные показания против своих товарищей по краеведческому обществу (рассказы антисоветских анекдотов, «вредительство в экскурсионной работе»). На основании показаний Т. А. Горохова все они были осуждены к лишению свободы на разные сроки. Сам был осуждён на 3 года заключения в концентрационный лагерь. Отбыв наказание, вернулся в Курск, где доживал свой век в собственном домике, продолжая приторговывать коллекционными монетами.
   Биография Т. А. Горохова демонстрирует переход нумизматики из привилегии дворян-аристократов в увлечение некоторых разночинцев. Он стоял у истоков деятельности коллекционеров-нумизматов в Курске и первый связал находки древних монет с задачами истории и археологии данного региона. Однако низкая общая культура этого музейного сотрудника, его аморальное отношение к коллегам и музейным ценностям демонстрируют отличия советского этапа развития исторического краеведения от дореволюционного.
   Сочинения: Монетные клады Курской губернии // Известия Курского губернского общества краеведения. 1927. № 4; Саманиды // Там же. 1927. № 6.
   Литература: БугровЮ.А. Блаженны чистые сердцем… // Летопись. Вып. 1. Курск, 1991; Щавелёв С. П. Общество краеведов в Курске 1920-х гг. и его археологические работы // Очерки истории отечественной археологии. Вып. 2 / Сост. А. А. Формозов. М., 1998; Его же. «Дело краеведов ЦЧО» 1930–1931 гг. (Курский «филиал»). Курск, 2007.
   С. Щ.

Горюнов Евгений Алексеевич (1940–1981)

   Советский археолог, кандидат исторических наук, специалист по ранней истории восточных славян.
   Родился в Ленинграде. Высшее образование получил на историческом факультете Ленинградского государственного университета, специализируясь на кафедре археологии.
   С 1961 г. научный сотрудник Ленинградского отделения Института археологии АН СССР. С конца 1960-х и до конца 1970-х гг. возглавлял обширные разведочные работы и раскопки раннесредневековых славянских памятников первой половины – третьей четверти I тыс. н. э. на территории Днепровского Левобережья, включая Курскую область. Обобщил результаты этих своих исследований в монографии, освещающей начало славянской колонизации будущего Курского края. Подготовил, но не успел защищить докторскую работу на эту тему. 60-летию со дня его рождения была посвящена международная научная конференция в ИИМК РАН, где среди докладов русских, украинских, французских авторов были представлены и материалы курян.
   Для истории курской археологии полевые исследования и публикации Е. А. Горюнова способствовали освещению одного из самых плохо изученных ранее культурно-хронологических её горизонтов.
   Сочинения: Раннеславянские древности в чехословацкой, польской и немецкой литературе // Советская археология. 1970. № 4; Поселение у с. Чулатова // Краткие сообщения Института археологии. Вып. 125. М., 1971; Некоторые вопросы истории Днепровского лесостепного Левобережья в VI – начале VIII вв. // Советская археология. 1973. № 4; Древности I тыс. н. э. нижнего течения р. Снова // КСИА. Вып. 144. М., 1975; О памятниках волынцевского типа // КСИА. Вып. 144. М., 1975; Про періодизацію деснянських старожитностей другоі та третьоі четверті I тис. н. е. // Археолгія. Вып. 18. Киев, 1975; О происхождении широкопластинчатых фибул // КСИА. Вып. 155. М., 1978 (В соавторстве); О работе Днепровской Левобережной экспедиции // Археологические открытия 1978 г. М., 1979; Исследования в Курской области // АО 1979 г. М., 1980; Исследования в Курской области // Археологические открытия 1980 г. М., 1981; Ранние этапы истории славян Днепровского Левобережья. Л., 1981; Пеньковская и салтовская культуры в среднем Поднепровье // КСИА. Вып. 190. М., 1987; Могильники колочинской культуры // Культурные трансформации и взаимовляиния в Днепровском регионе на исходе римского времени и в раннем Средневековье. Доклады научной конференции, посвящённой 60-летию со дня рождения Е. А. Горюнова (Санкт-Петербург, 14–17 ноября 2000 г.) / Ред. В. И. Горюнова, О. А. Щеглова. СПб., 2004.
   Литература: Некролог // Советская археология. 1982. № 4; Терпиловский Р. В. К шестидесятилетию со дня рождения Е. А. Горюнова; Носов Е. Н. Памяти друга; Приймак В.В. Идеи Е. А. Горюнова в свете изучения систем расселения Днепровского Левобережья I тыс. н. э. // Культурные трансформации и взаимовлияния в Днепровском регионе на исходе римского времени и в раннем Средневековье. Доклады научной конференции, посвящённой 60-летию со дня рождения Е. А. Горюнова (Санкт-Петербург, 14–17 ноября 2000 г.) / Ред. В. И. Горюнова, О. А. Щеглова. СПб., 2004.
   С. Щ.

Греков Борис Дмитриевич (1882–1953)

   Русский, советский историк. Действительный член Академии наук СССР (1935); неднократно избирался академиком-секретарём Отделения истории и философии АН СССР. Долгое время (1937–1953) – директор Института истории АН СССР; одновременно в 1944–1946 гг. директор Института истории материальной культуры; а в 1946–1951 – ещё и организатор, и директор Института славяноведения. Преподавал в Санкт-Петербургском, Ленинградском, затем в Московском университетах. В тот период – ведущий историк отечественного Средневековья («Подлинный глава советской исторической науки», согласно оценке Д. С. Лихачёва).
   Внёс большой вклад в академическую публикацию источников XI–XVII вв., подготовку школьных и вузовских учебников российской истории в соответствии с марксистской теорией экономических формаций. Автор книг по истории Киевской Руси, русского крестьянства. В этих работах затрагивались исторические судьбы Курска и его округи в эпоху Средневековья. Заложил основы советско-марксистской версии отечественной медиевистики.
   По учебным пособиям и монографиям этого автора готовились кадры историков в послевоенной советской высшей школе, включая Курский педагогический институт. Из них же черпали руководящие указания советские краеведы той поры. В постсоветские годы ряд выводов этого же автора по социально-экономической проблематике («пятичленка» общественно-исторических формаций, социально-экономическое определение средневекового города, роль классовой борьбы в развитии общества, др.) пересматривается и дополняется с позиций цивилизационного, многофакторного подхода к историческому познанию.
   Сочинения: Новгородский дом Святой Софии. Ч. 1–2. М., 1914–1927; Золотая Орда и её падение. М.-Л., 1950 (В соавторстве с А. А. Якубовским); Крестьяне на Руси с древнейших времён до XVII века. Кн. 1–2. М., 1952–1953; Киевская Русь. [Л.,] 1953; Избранные труды. Т. 1–4. М., 1957–1960.
   Литература: Б. Д. Греков. М.-Л., 1947 (Материалы к библиографии учёных СССР. Вып. 2); Академику Б. Д. Грекову ко дню семидесятилетия. Сб. статей. М., 1952; Мавродин В. В. Борис Дмитриевич Греков. Л., 1968; Исследования по истории и историографии феодализма. К 100-летию со дня рождения академика Б. Д. Грекова. М., 1982; Горская Н. А. Борис Дмитриевич Греков. М., 1999.

Григорьев Александр Вадимович (1959 г. рождения)

   Археолог («специализация – археология периода становления Древней Руси»). Ведущий в стране специалист по роменской археологической культуре Днепровского Левобережья IX – начала XI вв.
   Уроженец г. Москвы. Официального образования не имеет. Вехи жизни и деятельности (согласно лично заполненной им анкете): «1976–1978 – Центральный государственный архив Советской армии, хранитель фондов (оклад 83 р.); 1978–1986 – Институт археологии РАН, лаборант (оклад 90 р. + 10 % за вредность); 1986–1996 – лицо без определённых занятий; с 1996 и по сей день – музей-заповедник «Куликово поле» (Тула), старший научный сотрудник».
   В период работы в Институте археологии РАН стал высококлассным реставратором. После увольнения оттуда по инициативе директора Б. А. Рыбакова, продолжил реставрировать археологические коллекции и находки в частном порядке, достигнув в реставрационном деле виртуозности и авторитета среди археологов и коллекционеров древностей.
   Участник Новгород-Северской экспедиции А. В. Кузы. Кроме него считает своим учителем в археологии В. И. Кулакова. Сам возглавлял раскопки ряда памятников, включая курские. Ныне – научный сотрудник Тульской археологической экспедиции. Автор многих научных статей и двух монографий, посвящённых IX–XI вв. в этнокультурной истории Днепропетровского Левобережья. Столь содержательных публикаций не имеют пока большинство дипломированных историков и археологов, занимающихся средневековой историей Курского края.
   А. В. Григорьев – редкий в современной науке образец талантливого самоучки, типичного особенно для России самородка. Вместе с тем его научно-практическая деятельность лишний раз демонстрирует вторичность официальных институций в науке и образовании – по сравнению с живым общением специалистов и личной мотивацией к занятиям наукой. Из той же анкеты: «Диссертаций не защищал. Степеней и званию не имею. Наград не дают».
   Принимал участие в раскопках славяно-русских памятников археологии на территории Курской области. Фактические материалы отсюда занимают видное место в его многочисленных статьях и двух монографиях о роменской археологической культуре. В этих работах прояснены многие ключевые вопросы происхождения, материальной культуры, внешнеторговых связей, социально-политического устройства славян «роменцев», их экономических и политических взаимоотношений с соседями, включая Киевскую Русь. Уточнил истоки формирования, этапы существования и финал роменского социума на территории Курского Посеймья. Некоторые его преположения относительно отдельных сторон роменской культуры нуждаются в критическом обсуждении.
   Сочинения: Раскопки поселения X–XI вв. у с. Горбова // Археологические открытия 1982 г. М., 1984; Раскопки в окрестностях Новгорода-Северского // Археологические открытия 1983 г. М., 1985; К вопросу об украшениях роменской культуры // Историко-археологический семинар «Чернигов и его округа». Чернигов, 1988; О роменской культуре в Среднем Подесенье // Чернигов и его округа в IX–XIII вв. Киев, 1988; К вопросу о погребальном обряде северян VIII – начала XI вв. // Материалі науково-практичноі конференціі «Проблеми вивчення і охоорони пам’яток археологіі Сумщини». Суми, 1990; О некоторых хронологических изменениях в конструкциях жилищ роменской культуры // Традиции и инновации в материальной культуре древних обществ. М., 1990; Поселение X в. в пойме р. Тускарь // Тезисы докладов Первой Сумской областной научной историко-краеведческой конференции. Сумы, 1990; О роменской и древнерусской керамике на Левобережье Днепра // Старожитності Південноі Русі. Чернигов, 1991; О границе Руси и Северы в Подесенье // Слов’яни і Русь у науковій спадщині Д. Я. Самоквасова. Чернігів, 1993; Ещё раз о ранних типах лучевых височных колец // Археологічні старожитності Подесення. Чернігів, 1995; О времени гибели роменской культуры // Труды Международного конгресса славянской археологии. Т. V. М., 1999 (В соавторстве с И. Г. Сарачевым); Северская земля в VIII – начале XI вв. по археологическим данным. Тула, 2000; Раскопки славянских памятников в Тульской области // Археологические открытия 1999 г. М., 2000; Весовые гирьки Супрутского городища // Поволжье в Средние века. Нижний Новгород, 2001; Работы на городище у села Супруты // Археологические открытия 2001 г. М., 2002; О финальном этапе волынцевских древностей // Стародавній ккоростень і словянскі граді VIII–X ст. Киів, 2004; Славянское население водораздела Оки и Дона в конце I – начале II тыс. н. э. Тула, 2005.
   С. Щ.

Григорьев Геннадий Павлович (1937 г. рождения)

   Советский, российский археолог, доктор исторических наук (1980), специалист по палеолиту, сотрудник Ленинградского отделения Института археологии АН СССР (ныне ИИМК РАН); преподаватель философского факультета Санкт-Петербургского университета.
   Выпускник исторического факультета ЛГУ (1960). Ученик А. Н. Рогачёва.
   С 1972 г. продолжил раскопки М. В. Воеводского и А. Н. Рогачёва и с тех пор практически ежегодно (вплоть до 2000-х гг.) ведёт их на Авдеевской палеолитической стоянке, долгое время (1972–1994) – совместно с М. Д. Гвоздовер (второй жилой комплекс – «Авдеево новое»). А с 1995 г. вместе со своей ученицей Е. В. Булочниковой (НИИ и Музей антропологии МГУ имени М. В. Ломоносова) (изучение культурного слоя в промежутке между старым и новым жилыми объектами стоянки). В этот последний период работы Авдеевской экспедиции поддерживались грантами РГНФ.
   Согласно оценке член-корр. РАН Х. А. Амирханова, «сколько-нибудь развёрнутая публикация материалов Авдеева» пока отсутствует, хотя «потенциал этого памятника огромный».
   Изучал прежние и новые авдеевские материалы, опубликовав по ним ряд статей и разделов в коллективных трудах. Участвовал в организации международной научной конференции (полевого семинара) на базе Авдеевской стоянки. Раскопки и публикации Г. П. Григорьева способствовали прояснению начального этапа истории Курского региона в каменном веке. Однако назревшего обобщения соответствующих материалов предпринять оказался не способен. В результате сводные очерки истории курской земли в каменном веке пока составляют в популярном жанре дилетанты.
   Сочинения: Начало верхнего палеолита и происхождение Homo Sapiens. Л., 1968; Верхний палеолит // Каменный век на территории СССР. М., 1970; Восстановление общественного строя палеолитических охотников и собирателей // Охотники, собиратели, рыболовы. Л., 1972; Авдеевская палеолитическая стоянка в бассейне р. Сейм // Палеоэкология древнего человека. К X конгрессу INQUA М., 1977 (в соавторстве с М. Д. Гвоздовер); Исследования Авдеевской палеолитической стоянки // Археологические открытия 1981 г. М., 1983; Работы Авдеевской палеолитической экспедиции // Археологические открытия 1985 г. М., 1987; Работы Авдеевской палеолитической экспедиции // Археологические открытия 1987 г. М., 1988; Итоги исследования Авдеева и проблемы костёнковской культуры // Новые открытия и методические основы археологической хронологии. СПб., 1992; Мясная пища и роль питания мясом в палеолите // Философия пира. Опыт тематизации. СПб., 1999; Два фрагмента женских статуэток в Авдееве // Каменный век восточноевропейской равнины. М., 2001.
   Литература: Амирханов Х. А. К методике исследования палеолита: уроки Зарайска и Авдеева (по поводу одной рецензии) // Российская археология. 2005. № 2.
   С. Щ.

Григорьева Галина Васильевна (1934 г. рождения)

   Российский археолог; кандидат исторических наук, научный сотрудник отдела каменного века Ленинградского отделения Института археологии АН СССР (ИИМК РАН).
   Уроженка Ленинграда. Закончила исторический факультет ЛГУ в 1959 г. Работала старшим лаборантом Ленинградского отделения Института археологии АН СССР; научным сотрудником Государственного музея истории религии и атеизма. На археологических материалах изучала проблемы первобытного искусства и духовной жизни людей каменного века.
   Совместно с П. И. Борисковским участвовала в 1962–1963 гг. в раскопках стоянок каменного века в Курске. В 1975 г., после открытия Пенской палеолитической стоянки, Ю. А. Липкинг вновь обратился в ЛОИА к П. И. Борисковскому с просьбой помочь спасти и этот разрушаемый памятник. В ответ на эту просьбу в Курск была командирована Г. В. Григорьева. Под её руководством охранно-спасательные работы на данном местонахождении были осуществлены в нужные сроки. В раскопках принимали участие курские археологи Ю. А. Липкинг и К. Ф. Сокол, научный сотрудник Областного краеведческого музея В. И. Склярук.
   Сочинения: Пенская позднепалеолитическая стоянка (Курская область) // Советская археология. 1978. № 4 (в соавторстве с А. К. Филипповым); К методологии изучения религиозных верований по археологическим источникам древнего каменного века // Актуальные проблемы изучения истории религии и атеизма. Л., 1980; О значении позднепалеолитических памятников Восточной Европы для изучения ранних форм религии // Религия первобытного общества в свете современных данных. Л., 1984; Работы на верхнепалеолитической стоянке Юдиново в 1995 г. СПб., 1995; Исследование поселения Юдиново в 1995–1996 гг. // Деснинские древности. Вып. 2. Брянск, 2002; К вопросу о существовании Днепро-Донской историко-культурной области // Особенности развития верхнего палеолита Восточной Европы. СПб., 2002 (Труды Костёнковской экспедиции ИИМК РАН).
   Г. С., С. Щ.

Гришков Иван Григорьевич (1922–2001)

   Преподаватель высшей школы, историк. Кандидат исторических наук (1953), доцент (1956). Ведущий в стране специалист по истории электрификации СССР.
   Родился в с. Михали Спасского района Рязанской области. Отец – крестьянин, ставший работником потребительской кооперации; погиб на фронте в 1943 г. Окончив школу в г. Спасске в 1939 г., И. Г. Гришков поступает на исторический факультет Московского института истории, философии и литературы (МИФЛИ). С августа 1941 г. – в рядах Красной Армии. Принимает участие в боях на Северо-Западном, Западном, 2-м и 3-м Белорусских фронтах; затем воевал против японцев на Дальнем Востоке. В 1942 г. окончил миномётно-артиллерийское училище. Член КПСС с 1943 г. Удостоен боевых наград, в том числе ордена Красной Звезды (1943), двух орденов Отечественной войны II-й степени (1944, 1945), медалей «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией», «За победу над Японией» (1945). Участник военного парада 7 ноября 1941 г. на Красной площади. В 1946 г. демобилизован из армии в звании техника-лейтенанта.
   В 1946–1950 гг. – учитель истории в Ступинском профтехучилище (Московская область). Одновременно учится на заочном отделении исторического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. В 1950 г. заканчивает с отличием истфак МГУ. 1950–1953 гг. – учится в аспирантуре кафедры истории СССР того же факультета. В 1953 г. защищает кандидатскую диссертацию по теме «Первенцы советской электрификации – Каширская и Шатурская электростанции (1918–1925 гг.)». В 1954–1971 гг. по распределению работает в Киргизии; преподаёт историю СССР, заведует соответствующей кафедрой в педагогических институтах (Фрунзе, Ош); наконец, – доцентом Фрунзенского государственного университета.
   С 1971 г. – доцент кафедры истории СССР Курского государственного педагогического института. Специализировался на советском периоде отечественной истории. Свои изыскания по истории известного плана ГОЭЛРО подытожил в монографии: «В. И. Ленин и электрификация Советской страны. Историографические очерки» (Воронеж, 1986).
   С 1992 по 1998 гг. работал на половине ставки доцента.
   Первым исследователем по архивным источникам изучал жизнь Курского края во время Великой Отечественной войны, немецкий оккупационный режим на территории области, впервые опубликовал соответствующие очерки в курской периодике и учебных пособиях. По его лекциям о советском периоде отечественной истории готовилось много выпусков курских учителей.
   Сочинения: Ленинский план электрификации страны // Мугалимдерге Жардам. 1955. № 1; Каширская электростанция – первенец Ленинского плана электрификации // История СССР. 1960. № 2; У истоков электрификации Киргизии // Учёные записки Ошского пединститута. Вып. IV. Ош, 1963; Электрификация Киргизии в годы довоенных пятилеток // Учёные записки Киргизского государственного университета. Вып. VIII. Фрунзе, 1964; Свет над Киргизией. Фрунзе, 1967; Курская область в годы Великой Отечественной войны // История Курской области. Воронеж, 1975 (2-е изд.: Курский край: история и современность. Курск, 1995); Один выходной день Ленина // Новый мир. 1984. № 11; В. И. Ленин и электрификация Советской страны. Воронеж, 1986; Курская область в годы Великой Отечественной войны. Курск, 1995; Ред.: Звёзды славы боевой. Курск, 1995.
   Литература: Личное дело // Архив КГУ. Ф. 3707. Оп. 6 л. Д. 3759.
   С. Щ.

Гумилёв Лев Николаевич (1912–1992)

   Русский востоковед, преподаватель высшей школы.
   Сын Н. С. Гумилёва и А. А. Ахматовой. Получить систематическое образование ему не удалось (исключён со второго курса Ленинградского университета) – помешали неоднократные аресты, заключения в концентрационные лагеря, ссылки в северные края по клеветническим обвинениям. В заключении провёл около 13 лет. Участник Великой Отечественной войны, доброволец. Участник боёв за освобождение Польши, в Германии, штурма Берлина. После окончательного освобождения сдал экстерном экзамены за исторический факультет университета и, будучи отчислен из его аспирантуры, всё-таки стал работать в Эрмитаже, затем в Ленинградском университете, где защитил со временем кандидатскую и две докторские диссертации (по истории и по географии). В казённо-бюрократической обстановке позднего СССР работы этого «наследника Серебряного века» распространялись во множестве копий в «самиздате» и способствовали диссидентским настроениям среди интеллигенции.
   Исследователь истории и культуры кочевых народов Евразии; автор своеобразной концепции происхождения и развития этносов под влиянием физико-географических факторов (прежде всего ландшафта) их первоначального расселения. Стремился преодолеть европоцентризм в историографии Древности и Средневековья, впадая вместе с тем в крайности «азиато-, тюрко-, монголоцентризма» (произвольно обнаруживая вековой «русско-половецкий симбиоз», наивно полагая татарское иго над Русью для неё «благодетельным в культурном отношении»). Заново осмысливал роль географических и биологических предпосылок исторического процесса. Ввёл в широкий публицистический оборот термин «пассионарность». Называл себя «последним евразийцем» в русской науке. Для истории Курского края, извечно пограничного между Севером и Югом, Лесом и Степью такого рода (комплиментарные) концепции особенно актуальны.
   В официальной исторической науке построения этого автора, особенно по части влияния кочевников, вообще Азии на Русь, остальную Европу, роли отдельных народов в истории, воспринимаются чаще всего скептически. Хотя у более широкой читающей публики броско написанные работы Л. Н. Гумилёва пользуются успехом. Их значение состоит хотя бы в том, что изложенные там экстравагантные идеи стимулировали обсуждение важных проблем философии истории. Однако большая часть наблюдений и выводов этого автора не может считаться научной, поскольку игнорирует систему фактов, сохранившихся в источниках исторического познания, должной критики которых этот автор не одолел.
   Посмертно все его труды неоднократно переизданы огромными тиражами. Они ближе к беллетристике, нежели к историографии. Отсюда, как видно, их устойчивый успех у сравнительно широкого читателя. Характерно, что книгу о Л. Н. Гумилёве для серии «Жизнь замечательных людей» составил автор фантастических произведений на исторические темы, философ (по учёной степени) В. Дёмин.
   Книжное наследие Л. Н. Гумилёва демонстрирует, насколько расходятся профанированная любителями история и академическая наука, в особенности применительно к провинциальному краеведению. Множество полуобразованных читателей сейчас воспринимает историю только «по Гумилёву». Вместе с тем его же творчество подает вдохновляющий пример самостоятельного мышления талантливого дилетанта, способного порой в чём-то поправить, углубить выводы академической науки, преодолеть её кастовую закоснелость.
   Сочинения: Хунну. Срединная Азия в древние времена. М., 1960; Открытие Хазарии (Историко-географический этюд). М., 1966; Древние тюрки. М., 1967; В поисках вымышленного царства. Легенда о «государстве пресвитера Иоанна». М., 1970; Хунну в Китае. М., 1974; Биосфера и импульсы сознания // Природа. 1978. № 12; География этноса в исторический период. Л., 1980; Биография научной теории, или Автонекролог // Знамя. 1988. № 4; Древняя Русь и Великая Степь. М., 1989; Этногенез и биосфера Земли. Л., 1989; География этноса в исторический период. Л., 1990; Чтобы свеча не погасла. Л., 1990 (В соавторстве с А. М. Панченко); Тысячелетие вокруг Каспия. Баку, 1991; Заметки последнего евразийца // Наше наследие. 1991. № 3; От Руси к России: очерки этнической истории. М., 1992; Из истории Евразии. М., 1993; Хунну. М., 1993; Открытие Хазарии. М., 1996; Дар слова мне был обещан от природы (Литературное наследие. Стихи. Драмы. Переводы. Проза). СПб., 2004; Полное собрание сочинений. В 10-ти тт. Тт. 1–7. М., 1998–2006.
   Литература: Козлов В. И. Лев Николаевич Гумилёв (1912–1992) // Этнографическое обозрение. 1992. № 5; Памяти Льва Николаевича Гумилёва // Известия Российского Географического общества. Т. 124. Вып. 3. Л., 1992; Лавров С. Б. Судьба и идеи. СПб., 2000; 2-е изд., доп. 2003; Учение Л. Н. Гумилёва и современность. Материалы Международной конференции, посвящённой 90-летию со дня рождения Л. Н. Гумилёва. Т. 1–3. СПб., 2003; Живя в чужих словах. Воспоминания о Л. Н. Гумилёве. СПб, 2006; Дёмин В. Лев Гумилёв. М., 2007 («Жизнь замечательных людей». Вып. 1255).
   С. Щ.

Гутцейт Владимир Константинович (упоминается за 1840-е -1850-е гг.)

   Курский врач, палентолог-любитель, собиратель и исследователь остатков ископаемой фауны на территории края.
   Выпускник Дерптского университета. В 1840-х – 1850-х гг. работал врачом в Курской гимназии. Посредством объявления в Курских губернских ведомостях и полевых экскурсий собрал богатую коллекцию «фоссильных остатков», т. е. зоологических окаменелостей – различных костей ящеров, акул, мамонтов, носорогов и прочих «допотопных существ». По поводу своих находок переписывался с профессором К. Ф. Рулье и другими выдающимися естествоиспытателями из Москвы и Санкт-Петербурга. В курской газете опубликовал статью с палеонтологическим обзором губернии, где, в частности, сделал вывод о позднем появлении на Земле человека и предшествующей этому естественной эволюции животного мира.
   Эта статья оказалась замечена высшей цензурой империи – петербургским комитетом по делам печати во главе с Д. И. Бутурлиным, и вызвала его негодование. Был сделан вывод, что «в ней мироздание и образование нашей планеты и самое появление на Земле человека изображаются и объясняются по понятиям некоторых геологов, вовсе не согласных с космологиею Моисея в его книге Бытия». Чтобы больше не пропускать в периодическую печать антибиблейской крамолы, все «Губернские ведомости» России с того момента стали подвергаться предварительной цензуре с привлечением для этой цели благонамеренных гимназических преподавателей.
   Переход в дальнейшем от подобных гонений на передовую науку и просвещение к официальному сбору и исследованию древностей эпохи камня – показательная примета прогрессивных реформ русского общества в 60-х – 70-х гг. XIX в. Сегодня, в период усиленного сращивания православной церкви с российским государством, образованием и даже наукой, «гутцейтовская история» полуторастолетней давности особенно поучительна.
   Сочинения: Об ископаемых в Курской губернии // Курские губернские ведомости. 1850. № 16–17; О некоторых фоссильных зубах, найденных в Курской губернии // Там же. 1851. № 7.
   Литература: Райков Б. Е. Дело Владимира Гутцейта // Труды Института истории естествознания и техники. Т. 4. История биологических наук. М., 1955; Формозов А. А. Проблема древнейшего человека в русской печати XIX столетия (наука, церковь, цензура) // В его кн.: Страницы истории русской археологии. М., 1986; Щавелёв С. П. Первооткрыватели курских древностей. Очерки истории археологического изучения южнорусского края. Вып. 2. Курск, 1997.

Д

Данилевич Василий Ефимович (1872–1936)

   Русско-украинский историк и археолог. Приват-доцент, в дальнейшем профессор Киевского, Харьковского университетов.
   Родился в Курске. Окончил 4-ю Киевскую гимназию, затем историкофилологический факультет университета св. Владимира в Киеве (1891–1896). Будучи студентом, специализировался на русской истории под руководством проф. В. Б. Антоновича. Написал курсовое сочинения «Очерк истории Полоцкой земли до конца XIV ст.» (Киев, 1896), удостоенное медали и выпущенное отдельным изданием.
   По окончании университета недолго работал преподавателем Бакинского реального училища. В 1897–1900 гг. – учитель Юрьевского реального училища, в 1901 г. – Ревельской Александровской гимназии. С лета 1901 г. живёт в Харькове, готовится к сдаче магистерских экзаменов. Сдав их в 1902 г., с 1903 г. приступает к чтению лекций и ведению семинаров в Харьковском университете в качестве приват-доцента кафедры русской истории. Одновременно преподавал в харьковских гимназиях.
   В 1907 г. перемещается в Киевский университет, на вакантное после кончины П. В. Голубовского место на кафедре русской истории. Одновременно преподавал на женских курсах специальный курс отечественных древностей. Публикация авторизированной записи этих последних лекций представляла собой одно из первых в России учебных пособий по археологии.
   Так и не защитил магистерскую диссертацию, хотя работал над ней много лет. После скандала с его учеником Е. Д. Сташевским, уличённым в краже старинных документов из московских архивов и тем не менее избранным на кафедру русской истории Киевского университета, в знак протеста против этого избрания, В. Е. Данилевич в 1915 г. переезжает в Варшаву, где опять занимает должность старшего ассистента в университете. Вместе с этим университетом попал в эвакуацию в Ростов-на-Дону. В 1917 г. поддерживает революционные события, выступая по разным южным городам с публичными лекциями в марксистском и украйнофильском духе.
   С образованием во временно независимой Украине Украинского университета, перезжает в Киев и становится профессором этого университета. Затем, после установления на Украине советской власти, преподавал в различных школах Киева. Вместе с тем руководил Археологической комиссией Украинской АН.
   Член Императорского Московского археологического общества. Участник ряда Археологических съездов ИМАО, где выступал с докладами по истории Руси-России («Монетные клады Киевской губернии до первой четверти XV в.», IX съезд; «По поводу одного погребения, вырезанного с землёю», XII съезд и др.). Автор книги «Русские древности» (1908; 2-е изд.: 1914), где древняя история рассматривается на археологическом материале, что было в новинку для того времени.
   В мае и июне 1907 г. на средства Курской губернской учёной архивной комиссии и при участии её членов А. Н. Кобылина, Н. Н. Лоскутова, Н. И. Златоверховникова, К. Н. Родионова произвёл раскопки возле с. Липина Курского уезда – городища, селища (славяно-русских памятников IX–XIII вв.), монастырища (остатков Льпиновской пустыни XVII–XVIII вв.), кургана возле д. Лукиной. Среди подъёмного материала этой экспедиции имелись также материалы эпохи неолита и бронзы. Эти работы ввели Липинский археологический комплекс IX–XIII вв. в научноархеологический оборот. Раскопки данного памятника продолжили советские археологи Деснинской экспедиции М. В. Воеводского, а в 1990-е – 2000-е гг. охранные исследования ведутся здесь объединённой экспедицией Курского педагогического института (университета) и Курского музея археологии под руководством В.В. и О. Н. Енуковых, при участии Ю. Ю. Моргунова (Москва).
   В Курскую учёную архивную комиссию В. Е. Данилевич представил также материалы для археологической карты Курского края – сведения о 20 выявленных им памятниках разных исторических эпох вокруг Курска.
   В историографии В. Е. Данилевича оценивают как исследователя, не сумевшего полностью реализовать себя в области изучения отечественной истории, автора одной-единственной монографии о Полоцкой земле. Однако при такой оценке незаслуженно затеняется его немалый вклад в превращение археологии в самостоятельную историческую дисциплину, рассматривающую дописьменное прошлое человечества. После работ A. И. Дмитрюкова и Д. Я. Самоквасова на курских городищах и курганах, B. Е. Данилевич, первым в XX в., на более высоком методическом уровне приступил к полевому изучению памятников археологии округи Курска.
   Сочинения: Донецкое и Хорошевское городища // Сборник Харьковского историко-филологического общества. Т. 13. Харьков, 1902; Раскопки курганов около с. Буд и х. Берёзовки Ахтырского уезда Харьковской губернии // Труды XII АС в Харькове. Т. 1. М., 1905; Донецкое городище и город Донец // Археологическая летопись Южной России. 1904. Киев, 1905. № 4–5; Отчёт о раскопках Курской губернской учёной архивной комиссии в Курском уезде в мае и июне 1907 г.; Материалы для археологической карты Курского уезда // Труды Курской ГУАК. Т. 1. Курск, 1911; Этнографический музей Харьковского историко-этнографического общества. Харьков, 1911; Сведения о курганах и городищах Курского уезда // РГАДА. Ф. 337. Оп. 1. Д. 181. Л. 33–34; Отчёт о раскопках в Курском уезде // Архив ИИМК. Ф. 1. Оп. 1907 г. Д. 48; Список печатных работ // Записки!сторично-филологічного відділу Украінськоі Академіі наук. 1919. Т. I.
   Литература: Багалій Д.І. Оцінка наукових прац проф. Данилевіча // Там же; Михальченко С. И. Эпистолярное наследие В. Б. Антоновича и его учеников в собрании Отдела письменных источников Государственного Исторического музея // Отечественная культура и историческая наука XVIII–XX вв. Брянск, 1996; Его же. Киевская школа в российской историографии (В. Б. Антонович, М. В. Довнар-Запольский и их ученики). М. – Брянск, 1997.

Денисевич Григорий Васильевич (1901–1981)

   Педагог высшей школы; филолог – специалист по русскому языку и диалектологии. Кандидат филологических наук (1940). Исследователь и организатор диалектологической фиксации народных говоров курско-белгородского региона.
   Выходец из крестьян Волынской губернии, уроженец с. Святец. Отец – многодетный железнодорожник. Этапы получения образования: церковно-приходская школа; рабфак в Тамбове (куда семья переехала в связи с немецкой оккупацией Западного края в 1918 г.); Воронежский университет, литературно-лингвистический факультет (1928–1931); аспирантура кафедры русского языка Воронежского педагогического института (1931–1935). После окончания аспирантуры какое-то время преподавал в Новгородском педагогическом институте.
   В годы окончания тамбовского рабфака перепробовал немало трудовых занятий – переписчика, счетовода, контролёра, бухгалтера и др. Начав трудиться в железнодорожных мастерских, будущий учёный стал инвалидом. Из-за несчастного случая лишившись ноги, передвигался всю дальнейшую жизнь с помощью протеза и костыля.
   С 1935 г. и вплоть до пенсии преподавал в Курском педагогическом институте; 30 лет возглавляя кафедру русского языка. Кандидатская диссертация: «Значение Н. А. Некрасова в истории русского языка» (1940). Подготовил до двадцати научно-педагогических работников для высшей школы.
   Вернувшись в Курск в 1943 г. после эвакуации в Удмуртию (в Ижевском пединституте заведовал кафедрой русского языка), участвовал в восстановлениия разрушенного здания института (медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»). Кроме того, за многолетний плодотворный научно-педагогический труд награждён званиями «Отличника народного просвещения», «Отличника просвещения СССР»; орденом Трудового Красного знамени.
   После войны организовал масштабное диалектологическое исследование говоров Курского и Белгородского краёв (запись народной речи осуществлялась в более чем 700 населённых пунктах; в 60 из них Г. В. Денисевич побывал лично в полевых экспедициях). Народные говоры, как известно, – важный источник для оценки исторических судеб регионального населения, эволюции провинциальной культуры. В Курске уже имелась традиция диалектологических экспедиций (работы М. Г. Халанского, Е. И. Резановых, ряда здешних краеведов). Этим доцентом заложена традиция летних полевых практик студентов-языковедов, действовавшая все послевоенные десятилетия. Материалы, собранные под руководством Г. В. Денисевича, получили высокую оценку академика В. В. Виноградова, в Академии наук курировавшего диалектологические работы. Результаты изучения курских диалектологических источников представлены автором в целом ряде работ: «К истории образования говора с украинской основой на Курско-Белгородской территории» (1959), «Вопрос о древних носителях говоров с архаическим типом аканья на курской земле» (1960), «Особенности склонения существительных в южновеликорусских говорах» (1963), «О системе гласных фонем в говорах с архаическим типом аканья на Курско-Белгородской территории» (1965), «К научным основам синтаксиса территориальных говоров» (1966), «Русские диалекты» (1969), «К истории диалектных слов, употребляемых в говорах Курско-Белгородского края» (1969), «Говор Калиновки» (1973) и других.
   В 1959–1965 гг. он – инициатор и руководитель межвузовского объединения кафедр русского языка высших школ и учителей-русистов средних школ Центрального Черноземья (Белгородского, Борисоглебского, Воронежского, Елецкого, Курского, Липецкого, Мичуринского, Новозыбковского, Орловского, Тамбовского педагогических институтов; Воронежского государственного университета). Под его руководством проведено 13 зональных межвузовских конференций, выпущено 15 сборников их материалов. В помощь учителям подготовил ряд учебных пособий: «Урок русского языка и методика его проведения», «Местные говоры, их влияние на речь учащихся», «Русская диалектология» (1958–1959).
   Кроме опубликованных материалов, значительная часть экспедиционных диалектологических записей отложилась в архивированном личном фонде учёного в Государственном архиве Курской области (Включая так и не опубликованную сводную хрестоматию «Народные сказки, басни, рассказы, частушки, пословицы в говорах Курско-Белгородского края»).
   Благодаря инициативе и творческой энергии Г. В. Денисевича был существенно дополнен фонд диалектологических источников Курско-Белгородского региона, причём в ту пору, когда народная речь российской провинции находилась накануне необратимых изменений в связи с социально-экономическим развитием страны, миграцией значительной части сельского населения в города. Этот учёный и педагог возродил традицию региональной диалектологии и подготовил генерацию курских диалектологов, работающих по данной тематике до сего дня. Его наблюдения и гипотезы в связи с профессом формирования курских народных говоров стали важным источником по истории заселения этого края, начиная с эпохи Средневековья.
   Сочинения: Народные говоры с украинской исторической основой на территории Курско-Белгородского края // Материалы совещания по изучению южнорусских говоров и памятников письменности. Воронеж, 1959; Местные говоря, их влияние на речь учащихся. Курск, 1959; Архаические словосочетания в говорах как показатели исторического единства языка // Краткие очерки по русскому языку. Вып. 3. Курск, 1970; К проблеме формирования говоров на Курско-Белгородской земле // Научнопрактические очерки по русскому языку. Вып. 4–5. Курск, 1971; География диалектной лексики в Курско-Белгородской зоне // Вопросы изучения лексики русских народных говоров. Л., 1972; Устойчивые диалектизмы в речи курян // Очерки по стилистике русского языка. Вып. 3. Курск, 1976.
   Литература: Бабушкин С. А. Мой Курский педагогический. Курск. 2002. С. 24–26; Оробинский Б. Д. Сокровищница курского поэтического фольклора: о личных фондах П. И. Бульбанюка и Г. В. Денисевича в Государственном архиве Курской области // Курский край в истории Отечества. Материалы научно-практической конференции, посвящённой 225-летию образования Курской губернии и 70-летию образования Курской области. Ч. 2. Курск, 2004; Ларина Л. И., Занозина Л. О. Г. В. Денисевич – исследователь курских говоров // Курские тетради. Курск и куряне глазами учёных. Тетрадь 6. Ревнители русского слова. К 70-летию филологического факультета КГПИ / КГПУ. Курск, 2004; Петрухина Е. П. Методическое наследие Г. В. Денисевича // Там же.
   С. Щ.

Дмитрюков Алексей Иванович (1795–1868)

   Курский педагог, археолог, этнограф и метеоролог-любитель. Один из первых в России представителей гуманитарного и естественнонаучного краеведения.
   Уроженец г. Суджи. Из мещан. Выпускник Курской гимназии. Вольнослушатель Харьковского университета (по математическому отделению). Всю последующую жизнь учительствовал в родных местах. Преподаватель и смотритель училищ Суджанского, Щигровского и Рыльского уездов. В 1852 г. награждён орденом св. Владимира 4-й степени «в знак 35летней беспорочной службы по воспитанию юношества».
   В 1829–1830 гг. по собственной инициативе произвёл раскопки курганов (с остатками кремации) у с. Горналь Суджанского уезда, а в 1849 г. – городища Горы Ивана Рыльского и курганов в монастырском саду г. Рыльска. Это были одни из первых практических опытов полевой археологии в Центральной России. Весьма информативные по меркам полуторастолетней давности, с картами и масштабными рисунками, отчёты об этих раскопках были опубликованы в московской, петербургской и курской периодике. В изученных городищах А. И. Дмитрюков в общем верно предположил остатки древнерусских городов, а в курганах – их языческие кладбища. Новаторским почином краеведа следует признать его попытки сопоставить результаты раскопок с данными летописей и других письменных источников о северянах и Курском княжестве. Часть найденных в суджанских и рыльских курганах украшений и орудий труда он передал Курскому губернскому статистическому комитету, положив этим начало первой коллекции исторических древностей в губернии.
   Скопировал и опубликовал много ценных для Новой истории Курского края архивных документов XVII–XVIII вв. В качестве члена-сотрудника Императорского Русского географического общества по отделению этнографии подготовил цикл работ, посвящённых образу жизни, народным традициям и диалектам русских и украинских крестьян. Основоположник восточнославянской этнологии Д. К. Зеленин назвал эти манускрипты А. И. Дмитрюкова «выдающимися по подробности описания». Их неопубликованная часть хранится в архиве Российского Географического общества. Многолетняя переписка А. И. Дмитрюкова с историком и писателем М. П. Погодиным находится в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки. По заданию Императорской Академии наук вёл метеорологические и астрономические наблюдения, за которые конференция Академии удостоила его благодарности в послужной список.
   В лице А. И. Дмитрюкова перед нами первый краевед Курской земли, чьи публикации приблизились к эмпирическому уровню научного исследования и сохраняют значение для современных историков, археологов, этнографов и экологов, цитируются в их работах.
   Сочинения: О курганах и могильных насыпях в Суджанском уезде // Исторический, статистический и географический журнал. 1828. Ч. 2. Кн. 1. № 4; Городища и курганы, находящиеся в Суджанском и Рыльском уездах // Вестник Императорского Русского Географического общества. Ч. XI. Кн. 4. СПб., 1854; Река Локня // Этнографический сборник, изд. ИРГО. Вып. V. СПб., 1862; Изображения и перечень вещей, найденных в могильниках Суджанского уезда // Отдел рукописей РГБ. Ф. 213. Оп. 4. Д. 16; О с. Горналь Суджанского уезда // Вестник ИРГО. Ч. XVI. Кн. 3. СПб., 1864; Нравы, обычаи и образ жизни в Суджанском уезде // Московский телеграф. 1831. Ч. 39. № 9, 11; Народные игры, загадки, анекдоты и присловия жителей Суджанского уезда // Курские губернские ведомости. 1853. № 6–8, 11–13; Домашний быт жителей Рыльского и Суджанского уездов Курской губернии // Архив Российского Географического общества. Ф. 19. Оп. 1. Д. 20; Город Рыльск // Отдел рукописей Российской государственной библиотеки. Ф. 231. Оп. 4. Д. 15; Очерк демонологии малороссиян // Маяк. Кн. XII. Киев, 1842; Окружная межа Миропольского уезда; Отказная грамота новому г. Судже, учинённая 1664 г. стольником Герасимом Семёновичем Рагозиным // Архив РГО. Ф. 19. Оп. 1. Д. 19; Список грамот и указов, жалованных Сумского полка черкасским казакам // КГВ. 1853. № 16–17; Список окружной межи Суджанского уезда // КГВ. 1853. № 32; Сведения о Рыльске. Две отписки Яблоновского воеводы // КГВ. 1864. № 48–49; Из переписки воевод Курского края // КГВ. 1865. № 3; Консисторские решения XVIII в. // КГВ. 1865. № 9.
   Литература: Зеленин Д. К. Материалы для описания Курской губернии, хранящиеся в Учёном архиве ИРГО // Курский сборник. Вып. VII. Курск, 1912; Щавелёв С. П.
   А. И. Дмитрюков – первый курский археолог и этнограф // Архивная находка. Вып. 1. Курск, 1992; Щавелёв С. П. Археологический почин курского учителя А. И. Дмитрюкова в 1820-е – 1830-е гг. // Российская археология. 1996. № 4.
   С. Щ.

Донченко Юрий Викторович (1946 г. рождения)

   Инженер-механик и экономист. Коллекционер курских видовых открыток, издатель их первых альбомов.
   Уроженец Нового Оскола тогдашней Курской области. Кандидат экономических наук, доцент; преподавал в Курском сельскохозяйственном институте (1984–1992). С 1992 г. по настоящее время занимал ряд ответственных должностей в государственных органах управления Курской областью. В 2000–2007 гг. – руководитель областного комитета государственной статистики. Государственный советник Российской Федерации 3-го класса.
   Филокартист. Составитель и издатель двух альбомов старых открыток с видами дореволюционного Курска. Эти издания – важный вклад в популяризацию местной истории и культуры, полезное пособие для её изучения и преподавания.
   Опубликовал биографический очерк Г. А. Новосильцева (1845–1924) – купца 1 гильдии, курского городского головы; и часть воспоминаний его внука А. Л. Ратиева (1898–1981), относящаяся к его детству и юности, проведённым в Курске, – новый источник по его истории в начале XX в.
   Упомянутые издания имеют альбомный характер, они прекрасно иллюстрированы и образцовы полиграфически. Отсутствие их научнолитературного редактирования обусловило ряд погрешностей технического характера (начиная с путаницы авторства и составительства).
   Сочинения: Донченко Ю. В., Монастырский И. Е. Курск на старой открытке. Курск, 2001; Курская губерния на старой открытке / Сост. Ю. В. Донченко. Курск, 2004, Курские дни князя Саши Ратиева. Курск, 2007.
   С. Щ.

Дуброво Александр Яковлевич (упоминается за 1840-е -1850-е гг.)

   Подполковник Генерального штаба, составитель «Военностатистического обозрения России» (1848–50), включившего в качестве отдельного тома таковой же обзор Курской губернии.
   «По личным рекогносцировочным материалам, собранным на месте» (в сотрудничестве с капитаном Рельи), он подробно изложил в своём сочинении топографию Посеймья, состояние его природных и экономических ресурсов, структуру народонаселения к середине XIX в.
   В исторической преамбуле к этому мобилизационно-интендантскому отчёту, кроме компиляции летописных известий о Курске и курянах, намечены магистральные коммуникации края – Муравский и Ромодановский шляхи, Сагайдачный тракт, Свиная дорога, во многом совпадающие с маршрутами международных сообщений, проходивших через Курск в Древности и в Средневековье.
   Сочинения: Военно-статистическое обозрение Российской империи. Курская губерния. СПб., 1850.
   С. Щ.

Е

Енуков Владимир Васильевич (1956 г. рождения)

   Курский археолог, историк. Доктор исторических наук (2007). Область научных интересов: славяно-русская археология; история предгосударственных социально-политических образований Днепровского Левобережья; история Древней Руси.
   Окончил среднюю школу в Курске (1973). Начал работать учеником фрезеровщика, фрезеровщиком в курском отделении ВНИИ Оргтехники (1973–1974). 1974–1976 гг. – служба в армии. 1976–1977 гг. – слушатель подготовительного отделения исторического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова; затем студент этого факультета (1977–1982). Специализировался на кафедре археологии под руководством профессора Д. А. Авдусина. 1982–1984 – ассистент кафедры истории СССР Волгоградского государственного университета. 1984–1987 гг. аспирант кафедры археологии МГУ.
   В 1987 г. возвращается в Курск. С тех пор работает в Курском государственном университете: ассистент, старший преподаватель (1989), доцент (1991–1995, затем с 2000 по настоящее время), заведующий кафедрой (1995–1998) истории России; старший научный сотрудник этой кафедры (1998–2000); профессор (2008).
   Кандидатская диссертация: «Славяне Смоленского Поднепровья и Витебского Подвинья» (МГУ, 1988). Докторская – «История Посемья – Курской волости на рубеже эпох (IX–XI века)» (Воронеж, 2007).
   Доцент по кафедре истории России (1995); доцент по специальности «Археология» (2006). Отличник народного образования.
   Научный сотрудник Курского музея археологии (с момента создания в 1993 г. до 2002 г.).
   В 2002 г. организовал и возглавил Научно-исследовательский институт археологии юго-востока Руси при Курском государственном университете. Создатель и руководитель Посеймской археологической экспедиции, с 1988 г. ежегодно ведущей раскопки памятников славяно-русской археологии на территории Курской области. Включая (впервые) исторический центр г. Курска и других древних городов Посеймья (Ратского, Липинского археологических комплексов; г. Рыльска). Раскопки курганной группы у с. Артюшкова Рыльского района обнаружили первые в курском регионе славянские могильные насыпи (колочинской археологической культуры). Раскопки Ратского городища позволили реконструировать региональные особенности архитектуры укреплений роменской археологической культуры. Работы в историческом центре Курска (начатые совместно с Н. А. Тихомировым) открыли наибольшие в истории изучения этого центра сохранившиеся площади древнего культурного слоя летописного города, на основании чего стало возможным уточнить его топографию в до– и послемонгольское времена.
   Автор ряда научных работ (тезисов докладов, статей, карт, книги) по истории Посеймья и Курского края в IX–XIV вв. Неоднократно получал гранты научных фондов на проведение археологический исследований в Курской области. Организатор (совместно с Н. А. Тихомировым) первых всероссийских научных конференций по археологии в Курске (1989, 1991). Из выпускников исторического факультета КГУ подготовил целую группу курских археологов молодых поколений, успешно работавших в 1990-е -2000-е гг. в областных учреждениях науки и культуры (А.Н. Апальков, А. В. Зорин, С. А. Пахомов, Г. А. Стародубцев, А. А. Федин, другие). В составе Посеймской и столичных экспедиций на курской земле они приобрели профессиональные навыки разведок, раскопок, музеефикации памятников старины. Таким образом областной центр впервые оказался на время обеспечен кадрами археологов, ведущих охранные, экспертные, разведочные, раскопочные, музейные, литературные работы в области древней истории и культуры края. К сожалению, скудное финансирование науки и культуры в 1990-е гг. не позволило всем этим начинающим специалистам остаться на музейно-археологической работе, некоторые ушли в лучше оплачиваемые сферы предпринимательства. В результате чего оказалась надолго упущенной возможность обеспечить область специалистами по всем основным разделам отечественной археологии (начиная с эпох камня и бронзы).
   В лице В. В. Енукова перед нами первый для Курска профессиональный археолог с университетской подготовкой, богатой практикой полевых и камеральных работ с древностями, постоянно живущий и ведущий научные исследования в областном центре. Под его научным руководством сформировалась своего рода школа молодых археологов, участвовавших в раскопках на территории Курской области в 1980-е – 2000-е гг. Создание В. В. Енуковым опять-таки первых в городе специализированных на археологии научно-практических центров – областного музея древностей (совместно с Н. А. Тихомировым, Г. Ю. Стародубцевым, О. Н. Енуковой, А. Н. Апальковым, А. В. Зориным), а затем научной лаборатории при университете заложило качественно более высокую, в принципе современную основу для поиска, изучения и охраны памятников далёкой старины Курского края.
   Указанные достижения не отменяют остро стоящего вопроса о совершенствовании методики раскопок в современной российской провинции, пока не имеющей столь разносторонней технической и кадровой базы для металлографических, палинологических, остеологических, геоморфологических и других наукоёмких исследований археологических находок, как университетские центры России. Сюда же примыкает дилемма сотрудничества, либо борьбы с так называемыми «чёрными археологами», активно опустошающими памятники курской археологии при попустительстве и благосклонных консультациях своих находок со стороны археологов официальных.
   Сочинения: Эволюция погребального обряда культуры смоленских длинных курганов // Вестник Московского университета. Серия VIII «История». 1987. № 3; Археологическое исследование древнего Курска // Археологические исследования в Центральном Черноземье в 12 пятилетке. Белгород, 1990 (В соавторстве с Н. А. Тихомировым); Ранние этапы формирования смоленско-полоцких кривичей. М. – Курск, 1990. 262 с.; Славянский комплекс на р. Рати // История и археология юго-востока Руси. Курск, 1991; К вопросу о судьбе роменской культуры в Посеймье // Теория и методика исследований археологических памятников лесостепной зоны. Липецк, 1992; Оборонительные сооружения славян Посеймья (по материалам Ратского городища) // Археология и история юго-востока Древней Руси. Воронеж, 1993 (В соавторстве с О. Н. Енуковой); К вопросу о локализации древнего Липецка // Роль ранних городских центров в становлении Киевской Руси. Сумы, 1993; О слободе Ахмате и городе Ратне // Славяне и Русь в научном наследии Д. Я. Самоквасова. Чернигов, 1993; Летописные сведения 1282–1284 гг. и география округи Курска // Вопросы истории и краеведения. Курск, 1994; Охранные раскопки на Липинском поселении // Археологические открытия 1993 г. М., 1994; Липинское посление на Сейме // Проблемы раннеславянской и древнерусской археологии Посеймья. Сумы, 1994; Раскопки в Посеймье // Археологические открытия 1994 г. М., 1995; «Курск и с Посемьем» // Славяно-русские древности восточного Левобережья. Чернигов, 1995; Курганы у д. Артюшково // Деснинские древности. Брянск, 1995 (В соавторстве с О. Н. Енуковой); Курское княжение в монгольское время // Там же; Раскопки посада древнего Курска // Археологические открытия 1995 г. М., 1996; Динамика торговых связей Посеймья в X–XIII вв. // Святой князь Михаил Черниговский и его время. Чернигов, 1996; Основные направления торговых связей Курской земли в X–XIII вв. // Торговля Курского края с древнейших времён до начала XX века. Курск, 1996 (В соавторстве с С. П. Щавелёвым); География курской земли // Проблемы исторической географии и исторической демографии Центрального Черноземья. М. – Брянск, 1996; Древний Курск: к постановке проблемы изучения и использования культурного слоя // Мир через культуру. Курск, 1996; О содержании летописного термина «Посемье» // Проблемы истории и археологии Украины. Харьков, 1997; Исследования Посеймской экспедиции // Археологические открытия 1996 г. М., 1997; Становление и развитие государственных структур малых земель Древней Руси в домонгольское время (на примере Посеймья) // Проблемы истории государства и права. Вып. 2. Курск, 1998; Изучение топографии средневекового Курска // Археология юго-востока Руси. Елец, 1998; О топографии Курска в древнерусское время // Историческая археология: традиции и перспективы. М., 1998; Процессы урбанизации на территории Посеймья в X–XIII вв. // Археология Центрального Черноземья и сопредельных территорий. Липецк, 1998; «Городи посемьские»: древнее Липино // 60 лет кафедре археологии МГУ. М., 1999; Рыльск и его округа в IX–XIII вв. // Малые города России. Курск – Рыльск, 2000; Раскопки Липинского археологического комплекса // Археологические открытия 1998 г. М., 2000; Исследования городов Посеймья // Археологические открытия 1999 г. М., 2001; Посемье и семичи (по данным письменных, археологических и нумизматических источников) // Очерки феодальной России. Вып. 6. М., 2002; Исследования Посеймской археологической экспедиции // Археологичские открытия 2001 г. М., 2002; Исследования древнего Курска // Археологические открытия 2002 г. М., 2003; Русь и бывшие племенные территории (на примере Посеймья); Некоторые вопросы обороны Курского княжения // Археология и история юго-восточного Левобережья. Сумы, 2003; О новом типе поселений в бассейне Сейма // Stratum +. 2001–2002. № 5. СПб. – Кишинёв – Одесса – Бухарест, 2004; Феномен средневекового социума «Посемье» в свете последних исследований // Учёные записки КГУ. Серия гуманитарных наук. Курск, 2004. № 1; Клад восточных монет из музея г. Дмитриева // Ю. А. Липкинг и археология Курского края. Курск, 2005; Артюшковские курганы на Сейме // Археологические памятники Восточной Европы. Воронеж, 2005 (В соавторстве с О. Н. Енуковой); Курская волость – княжение как модель эволюции малых структурных элементов древнерусской государственности // Вестник Воронежского государственного университета. Серия «гуманитарные науки». 2005. № 1; Северные пределы «поля» в древнерусское время // Днепро-Донское междуречье в эпоху раннего Средневековья. Воронеж, 2005; Славяне до Рюриковичей. Курск, 2005 (Курский край. Научно-популярная серия в 20-ти тт. Т. III.). 352 с.
   Литература: Жарких Т. Земля непокорных // Городские известия. Курск, 1996. 19 сентября. № 113; Зорин А. В., Раздорский А. И., Щавелёв С. П. Курск. История города от Средневековья к Новому времени: X–XVII века. Курск, 1999 («Курский край». Т. IV); Щавелёв С. П. Первооткрыватели курских древностей. Очерки истории археологического изучения южнорусского края. Вып. 3. Советское краеведение в провинции: взлёт и разгром (1920-е – 1950-е гг.). Курск, 2002. С. 119–122

Енукова Ольга Николаевна (1956 г. рождения)

   Курский археолог. Область научных интересов: славяно-русская археология, в особенности реконструкция средневековых жилищ и планиграфия древнерусских поселений южного региона.
   Родилась в г. Владимире. После окончания средней школы в 1973 г. работала на Владимирском тракторном заводе в техническом отделе копировщицей. В 1974 г. перешла на Владимирский завод точного машиностроения сборщицей часовых механизмов.
   С 1976 г. – слушательница подготовительного отделения исторического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. Затем – студентка этого факультета (1977–1982). Специализировалсь на кафедре археологии. По распределению после окончания учёбы работала ассистентом кафедры истории СССР Волгоградского педагогического института.
   В 1985 г. переехала на постоянное жительство в Курск. Служила в Курском культурно-просветительском училище преподавателем. В 1991 г. перешла в Курский областной краеведческий музей старшим научным сотрудником отдела археологии. С преобразованием данного отдела в Курский государственный областной музей археологии, заняла в нём должность заведующего научно-исследовательским отделом. С 2002 г. – старший научный сотрудник вновь образованного в этом году В. В. Енуковым Научно-исследовательского института археологии юго-востока Руси Курского государственного университета.
   Кандидатская диссертация на тему: «История домостроительства населения междуречья Сейма и Псла в IX–XIII вв.» (по двум специальностям – «Отечественная история» и «Археология») (2006) защищена в Курском государственном университете и опубликована в виде монографии (2007). Практически все перечисленные в предыдущей статье словаря проекты и достижения Посеймской археологической экспедиции реализованы при ближайшем участии О. Н. Енуковой. Они вместе с её супругом В. В. Енуковым первыми из курян на постоянной основе представляют профессиональную археологию в Курской области, что позволило вывести изучение местных древностей на более или менее систематический современный уровень.
   Сочинения: Роменское погребение из Лебяжьего // Российская археология. 1995. № 1; К вопросу об усадебной застройке южной Руси в домонгольское время (по материалам Липинского археологического комплекса) // Проблемы истории и археологии Украины. Харьков, 1997; Структура и планиграфия южнорусских усадеб (по материалам Липинского поселения) // Археология Центрального Черноземья и сопредельных территорий. Липецк, 1998; Об одной постройке средневекового Рыльска // Малые города России. Курск, 2000; К вопросу о методике реконструкции славяно-русского жилища // Ю. А. Липкинг и археология курского края. Курск, 2005; К вопросу о реконструкции роменского жилья (по материалам постройки Липинского городища) // Днепро-Донское междуречье в эпоху Средневековья. Воронеж, 2005; Жилая постройка средневекового Рыльска // Куликово поле и Юго-Восточная Русь в XII–XIV вв. Тула, 2005.
   С. Щ.

Ефременко Софья Николаевна (1884–1956)

   Курская учительница, автор оригинальных работ по историческому краеведению.
   Родилась в Курске, в семье мелкого чиновника. Выпускница Мариинской женской гимназии в Курске (1901), Бестужевских высших женских курсов в Санкт-Петербурге (1911). С 1910 г. преподавала историю и иностранные языки в женской гимназии, а затем в средних школах Курска. Член Курского губернского общества краеведения с момента основания. Член Географического общества СССР (с 1929 г.), Центральной комиссии по улучшению быта учёных (ЦЕКУБУ). После трагической гибели мужа – учёного ветеринара А. И. Ефременко (1872–1929) переезжала в Москву. По возвращении в Курск в 1931 г. преподавала в 1-й городской школе. Накануне Отчественной войны снова уехала в столицу, где жила до конца своих дней.
   Записывала образцы фольклора со слов жителей Курска и его округи. Обработала и частично опубликовала ряд документов XVII–XVIII вв. из Курского областного архива о заселении и социально-экономическом развитии края в Новое время. Составила очерк бытовых традиций и микрофольклора Ямской слободы – одного из старейших районов родного города.
   После ликвидации общества курских краеведов ей стало негде публиковать свои краеведческие наблюдения и разыскания. На примере небольшой по объёму, но вполне доброкачественной, бескорыстной историкоархивной работы этой курской учительницы видно, как упала подготовка школьных учителей в послевоенный период. Ведь ничего похожего среди школьных педагогов областного центра в дальнейшем уже не наблюдалось и не наблюдается. С. Н. Ефременко – одна из последних представительниц культурного краеведения в Курске.
   Сочинения: Черты из жизни Курского края по архивным материалам XVII в. // Известия КГОК. 1927. № 1–2; Топография Рыльского уезда XVII в. // Известия КГОК. 1927. № 6; Движение цен на крестьянские души и на хлеб с 1689 г. по архивным документам // Известия КГОК. 1928. № 4–6; Слобода Ямская г. Курска (в прошлом). Курск, 1928.
   Литература: Бугров Ю. А. Любовь на всю жизнь // Летопись. 1989. Вып. 2.
   С. Щ.

З

Забелин Иван Егорович (1820–1908)

   Историк и археолог, коллекционер древних рукописей; музейный работник; член-корреспондент (1884), затем (1907) почётный член Императорской АН.
   Талантливый самоучка, выходец из беднейших слоёв тверского мещанства, сирота, он сделал незаурядную карьеру на чиновничье-учёной службе в Оружейной палате Кремля, придворной Археологической комиссии, Русском Историческом музее, с годами разбогатев и обзаведясь влиятельными покровителями среди членов царской семьи и другими сиятельными меценатами.
   Вместе с графом А. С. Уваровым основал Исторический музей в Москве (с 1885) и долгое время осуществлял научное руководство им. Его раскопки на юге страны дали богатые результаты (несмотря на понятный в его время архаизм методики). Автор ценных трудов по истории русского народа, государства и быта, средневековой Москвы. Его проект «Материалов для истории, археологии и статистики города Москвы» в двух томах (1884–1891) стал образцом и призывом для аналогичных разработок в других старинных городах России. Вместе с тем наивный монархизм и преувеличенный патриотизм этого же автора подавали не лучший пример провинциальным коллегам. В его научном творчестве сочетался теоретический эклектизм постславянофильского толка с уникальным богатством фактов, извлечённых из письменных и вещественных источников исторического познания.
   В качестве фактического руководителя Русского Исторического музея, члена Московского Археологического общества и многих провинциальных научных организаций на рубеже XIX–XX вв. оказывал полезное содействие развитию археологии и музейного дела на местах, включая Курскую губернию. В экспозиции и фондах Исторического музея нашли своё место материалы раскопок курских памятников археологии (начиная с коллекции Д. Я. Самоквасова). В наши дни на базе ГИМа регулярно проводятся Забелинские чтения, на которых выступают, в том числе, учёные из Курска и сопредельных с ним областей. Объективная оценка достоинств и недостатков его научного и практического творчества дана в работах А. А. Формозова.
   Сочинения: Историческое описание Московского ставропигиального Донского монастыря. М., 1865; Кунцево и древний Сетунский стан. М., 1873; Домашний быт русского народа в XVI и XVII столетиях. Т. I. Ч. 1–2. Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях. М., 1962; Опыты изучения русских древностей и истории. Ч. 1. М., 1873; В чём заключаются основные задачи археологии как самостоятельной науки // Труды III Археологического съезда в Киеве. Т. I. Киев, 1878; Преображенское или Преображенск. М., 1883; История города Москвы. М., 1902; История русской жизни с древнейших времён Ч. 1–2. М., 1976–1879 (2-е изд. – М., 1908–1912); Записные книжки И. Е. Забелина. 50-е гг. XIX в. // Российский архив. Т. 5. М., 1994; Дневники. Записные книжки. М., 2001.
   Литература: Кузьминский К. С. И. Е. Забелин и его печатные работы. М., 1912; Бойкова О. Ф. И. Е. Забелин. Библиографический указатель. М., 1988; Формозов А. А. Историк Москвы И. Е. Забелин. М., 1986; Его же. Иван Егорович Забелин: очерк жизни и творчества // Забелин И. Е. Домашний быт русского народа в XVI и XVII столетиях. Т. II. Ч. Домашний быт русских цариц в XVI и XVII столетиях. М., 2001 (Репринтное издание); Щавелёв С. П. И. Е. Забелин и Д. Я. Самоквасов: моменты сотрудничества // Научные чтения к 170-летию И. Е. Забелина [в Государственном историческом музее]. М., 1990.
   С. Щ.

Загоровский Владимир Павлович (1925–1994)

   Советский историк, доктор исторических наук, профессор Воронежского университета.
   Его отец, П. Л. Загоровский (1892–1952), выпускник Московского университета (1915), педагог, в начале 1920-х гг. жил в Курске, преподавал в здешней военной (пехотной) школе, Институте народного образования. В 1923 г. переехал в Воронеж.
   Родился, вырос и жил в Воронеже. Долгие годы заведовал кафедрой истории СССР Воронежского государственного университета. Автор десяти с лишним книг по истории, топонимике и краеведению Воронежского Подонья. Среди разрабатывавшихся им проблем находились: локализации летописного города Воронежа; установления возраста современного Воронежа; «засечные черты» – юго-восточное пограничье Московского царства; деятельность Петра I на Воронежской земле.
   В связи с темой о присоединении Черноземья к Московскому государству в XV–XVII вв. рассматривал и судьбы Курской земли в этот период, хуже других освещённый в письменных источниках и, соотвественно, в краевой историографии. Отличительной стороной соответствующих монографий В. П. Загоровского является их опора на ранее малоизвестные архивные материалы. Выдвинул предположение о перемене места расположения Курска после татаро-монгольского нашествия (не нашедшее, впрочем, археологического подтверждения). Уточнил дату и обстоятельства восстановления курской крепости по указу московского царя и ряд других моментов повторной колонизации Курского края Россией.
   Поддержал ряд исследовательских проектов собственно курских историков (например, А. Н. Курцева по исторической демографии, миграциям курского населения в Новое время). Принимал участие в проведении научной конференции по исторической географии и демографии в Курске
   (1992).
   Кроме занятий историей, преуспел в шахматной игре: получил звания заслуженного мастера этого спорта СССР и международного гроссмейстера; чемпион мира (1965) и неоднократный призёр в шахматной игре по переписке, чемпион Москвы и Советской Армии.
   Научное творчество В. П. Загоровского являет собой привлекательный образец высококультурного подхода к задачам исторического краеведения. Доброй памяти учеников и коллег об этом замечательном учёном и 75-летию со дня его рождения посвящалась 7 научная конференция межрегиональной ассоциации исследователей исторической демографии и исторической географии Центрального Черноземья и Запада России при соответствующем научном совете РАН – «Население и территория Центра России в прошлом и настоящем (X–XX вв.)» (Воронеж, ВГУ, 2000 г.).
   Сочинения: Белгородская черта. Воронеж, 1969; О древнем Воронеже и слове «Воронеж». Воронеж, 1971 (2-е изд. – 1977); Историческая топонимика Воронежского края. Воронеж, 1973; Изюмская черта. Воронеж, 1980; Проблемы исторической географии Центрального Черноземья // Историография и источники по исторической демографии и исторической географии Центрального Черноземья / Отв. ред. А. Н. Курцев. Курск. 1989; История вхождения Центрального Черноземья в состав Российского государства в XVI в. Воронеж, 1991; Избранные партии [шахматной игры] по переписке. Воронеж, 1997.
   Литература: Послесловие // Пётр Великий на Воронежской земле. Воронеж, 1996; Комолов А. Н. Первые чтения памяти профессора В. П. Загоровского // Исторические записки. Научные труды исторического факультета. Вып. 1. Воронеж, 1996; Акиньшин А. Н., Филюшкин А. И. В. П. Загоровский как исследователь истории Центрального Черноземья // Проблемы региональной истории России. Липецк, 1997; А. Н. Шахматные партии Загоровского // Воронежская коммуна. 1998. 13 октября.
   С. Щ.

Замятнин Сергей Николаевич (1899–1958)

   Советский археолог, кандидат исторических наук; первооткрыватель и исследователь ряда эталонных памятников палеолита на территории СССР (особенно Гагаринской стоянки на Дону); основоположник (наряду с А. А. Формозовым) концепции локальных различий в культуре древнекаменного века.
   Родился в г. Павловске Воронежской области. Рано приобщился к археологии, участвуя в 1915 г. в раскопках скифских Частых курганов под Воронежем, проводимых Воронежской Учёной архивной комиссией. Специальное образование получил в Воронежском филиале Московского Археологического института (закончил в 1922 г.). Став сотрудником Воронежского краеведческого музея, продолжил раскопки в Костёнках. С 1926–1946 гг. – аспирант, затем научный сотрудник ГАИМК-ИИМК. После Отечественной войны перешёл в Музей антропологии и этнографии народов СССР (Кунсткамеру); преподавал в Ленинградском универистете курсы основ археологии, первобытной археологии.
   На территории Курской области начал раскопки стоянки каменного века в д. Сучкине (современное с. Октябрьское) Рыльского района, случайно открытой осенью 1925 г. при земляных работах местными жителями. Сотрудник Рыльского музея краеведения А. П. Андреев разведал на месте находки костей мамонта кремнёвые орудия. На запрос в ГАИМК, сделанный тогда заведующей Рыльским музеем С. К. Репиной, С. Н. Замятнин смог отозваться только в 1930 г., когда им, при участии А. П. Андреева, был заложен шурф, обнаруживший наличие в Сучкине культурного слоя верхнепалеолитического времени.
   С. Н. Замятнин также переиздал со своими комментариями впервые опубликованную Н. Я. Новомбергским царскую грамоту 1684 г. о находке больших костей «великана-волота» (в действительности, видимо, мамонта) в Курском воеводстве.
   Ещё раньше, в начале 1920-х гг. он приезжал в Курск, чтобы проверить сообщения о дореволюционных находках В. П. Каншиным костей мамонта и каменных орудий под Курском, у д. Умрихино Старковской волости, на р. Рагозне. Не найдя в этом районе следов палеолита, Замятнин счёл сообщения об «умрихинском мамонте» недоброкачественными. Поэтому свои работы в Сучкине он назвал «первой находкой палеолита в долине Сейма». Хотя позднее именно рядом с Умрихиной была открыта В. И. Самсоновым и М. В. Воеводским Авдеевская стоянка, тем не менее, если иметь в виду современный уровень методики раскопок, с раскопок Замятнина в Сучкине действительно начинается научное изучение каменного века на территории Курской области.
   В 1985–1988 гг. на этом же памятнике вела стационарные раскопки экспедиция НИИ антропологии МГУ под руководством С. Н. Алексеева. Она выявила картину двух многослойных поселений, а не «кратковременного охотничьего лагеря на месте добытого мамонта», как первоначально показалось С. Н. Замятнину. Как бы там ни было, именно С. Н. Замятнин открыл и ввёл в научный оброт первый памятник каменного века в Курском Посеймье.
   

notes

Примечания

1

   Этим замечательным учёным и педагогам посвящён мой очерк к одному из юбилеев факультета: Щавелёв С. П. Факультет разных вещей. Вспоминая истпед // Городские известия. 1997. 18 марта. № 33. С. 5. Эта заметка перепечатывается ниже, среди приложений к настоящему изданию. Выделенные в перечне курсивом имена отражены в нашем словаре статьями.

2

   См. подробнее: Щавелёв С. П. Историческое познание и ценности практики // Наука глазами гуманитария / Отв. ред. В. А. Лекторский. М., 2005. С. 501–522.

3

   См.: Щавелёв С. П. «Курескъ на Тускоре»: к вопросу о происхождении летописного города // Труды VI Международного Конгресса славянской археологии. Т. 2. Славянский средневековый город. М., 1997 (В соавторстве с Ю. Ю. Моргуновым); Его же. Имя города Курска: историко-археологические материалы к этимологии // Курские тетради. Курск и куряне глазами учёных. Тетрадь первая. Курск, 1997; Его же. Феодосий Печерский – курянин // Преподобный Феодосий Печерский. Жизнеописание. М. -Курск, 2002. С. 72–155, 173–182; илл.; Его же. Вятичи и «семцы» в контексте военнополитической деятельности Владимира Мономаха // Деснинские древности. Вып. 2. Брянск, 2002; Мстислав Лютый – основатель житийно-летописного города Курска (к вопросу о славянских, варяжских, касожских участниках строительства Древнерусской державы) // Русь на перехресті світів (Міжнародні впливи на форування давньоруськоі держави) IX–XI ст. Матеріали Міжнародного поьового археологічного семінару (Чернігів – Шестовиця, 20–23 липня 2006 г.). Чернігів, 2006; Его же. Курск. История города от Средневековья к Новому времени: X–XVII века. Курск, 1999. 292 с. («Курский край». Т. IV) (В соавторстве с А. В. Зориным, А. И. Раздорским); Его же. Курская тьма в составе Золотой Орды // Социальная история российской провинции в контексте модернизации аграрного общества в XVIII–XX вв. Тамбов, 2002; Его же. Курск в XIII–XVI вв.: между Ордой, Литвой и Москвой // Территория и население Центра России в X–XX вв. Воронеж, 2000; Его же. Курск в «Списке русских городов, дальних и ближних» // Межславянские связи и взаимодействия в Восточной Европе: история, проблемы, перспективы. Брянск, 2003; Феодосий Печерский – курянин. Историкоархеологические очерки. Курск, 2008.

4

   См., если угодно, краеведческие, но добротные обзоры социальнополитического развития Курщины от древних до новейших времён: Танков А. А. Историческая летопись Курского дворянства. Т. 1. М., 1913; Степанов В. Б. Наместники и губернаторы Курского края. 1779–1917. Курск, 2005. Аналогичные по временному охвату очерки советских вузовских историков носили преимущественно экономический характер, а отдельные оценки людей, живших на берегах Сейма и Псла, были утрированы ими в односторонне-классовом духе.

5

   См. об этом: Формозов А. А. Рассказы об учёных. Курск. 2004. С. 80–89 («Вокруг Каповой пещеры»).

6

   Трепавлов В. В. [Рец. на кн.:] И. В. Зайцев. Астраханское ханство. М., 2004 // Отечественная история. 2006. № 2. С. 154.

7

   См. новую работу: Серых Д. В. Всероссийские Археологические съезды как форма организации отечественной археологической науки. Автореф. дисс… канд. ист. н. Ижевск, 2006.

8

   См. аргументацию этого вывода: Щавелёв С. П. Первооткрыватели курских древностей. Очерки истории археологического изучения южнорусского края. Вып. II. «Золотой век» губернского краеведения: 1860–1910-е годы. Курск, 1997.

9

   См. увлекательную и новаторскую трилогию этого автора по русской гуманитарной историографии: Формозов А. А. Русские археологи в период тоталитаризма. Историографические очерки. М., 2004. 320 с.; Его же. Рассказы об учёных. Курск. 2004. 124 с.; Его же. Человек и наука. Из записей археолога. М., 2005. 224 с.

10

   См. в этой связи соответствующие работы С. О. Шмидта и группы его последователей, которые рассматривают советское краеведение 1920-х гг. исключительно в голубом свете: Шмидт С. О. Краеведение в научной и общественной жизни России 1920-х годов // В его кн.: Путь историка. Избранные труды по источниковедению и историографии. М., 1997; Его же. Краеведение и региональная история в современной России // Методология региональных исторических исследований. Материалы международного семинара. СПб., 2000; Симпозиум, посвящённый изучению источников по истории краеведения. М., Археографическая комиссия РАН, 2006.

11

   См. его некролог: Российская археология. 2003. № 4.

12

   См. о нём: Евгений Дмитриевич Петряев. Биобилиографический указатель. Изд. 2-е. Киров, 1993.

13

   См. подробнее: Щавелёв С. П. Первооткрыватели курских древностей. Очерки истории археологического изучения южнорусского края. Вып. 3. Советское краеведение в провинции: взлёт и разгром (1920-е-1950-е гг.). Курск, 2002.

14

   Чтобы не быть голословным, процитирую экстракт служебной характеристики одного из курских «историков КПСС»: «Тов. Б. до прихода в Курский педагогический институт в течение 10 лет работал директором Глазовского, а затем Муромского педагогических техникумов. За время работы директором Глазовского техникума был награждён орденом «Знак Почёта». С должности директора Муромского техникума был освобождён как не обеспечивший руководство указанным учебным заведением.
   В 1961 г. был направлен Министерством просвещения РСФСР на работу в Курский педагогический институт на должность доцента кафедры истории КПСС… В начале исполнения своих педагогических обязанностей он испытывал серьёзные трудности в подготовке и чтении лекций для студентов. Эти трудности, видимо, были вызваны тем, что многолетняя деятельность на административных должностях не позволяла ему систематически работать над курсом лекций, следить за специальной литературой, углублять свои знания и расширять кругозор в избранной специальности. По этой причине в общении со студентами недоставало педагогического такта, доминировал административный тон. В стиле его практической работы преобладали указания, поучения, нежелание заниматься черновой работой. По своему характеру вспыльчив, неуравновешен, иногда допускает грубости по отношению к товарищам… Ректор И. Климов. Секретарь партбюро В. Лотарев. 11. XI. 1964 г.» (Архив КГУ. Ф. 3707. Оп. 6 л. Д. 2538. Л. 14–15).
   Такой старт в высшей школе не помешал Б. защитить и кандидатскую («Воронежские большевики в борьбе за проведение в жизнь ленинского декрета о земле в 1917–1918 гг.», 1952), и докторскую («Борьба партийных организаций Российской Федерации за укрепление и развитие колхозного строя республики в условиях зрелого социализма (1965–1970 гг.)», 1980) диссертации; долгие годы заведовать кафедрой и профессорствовать на факультете, всё это время готовившем учителей истории; удостоиться панегирических очерков в мемориальных изданиях, подготовленных его некритичными младшими коллегами.

15

   Обзор большей части этих изданий за 1990-е гг. см. в нескольких выпусках краеведческого альманаха «Отечество» (М., Профиздат).

16

   См. об аналогичной участи других учреждений культуры: Новое литературное обозрение. № 74. 2005. № 4. Специальный выпуск. Институты нашей памяти: архивы и библиотеки в современной России. М.

17

   См. всё те же 2 и 3 выпуски моих «Первокрывателей курских древностей». Только в названных эпизодах речь идёт о «первограбителях» курской старины.

18

   См. сответствующие факты в моём выступление на заседании редакционной коллегии и редакционного совета журнала Института археологии РАН: Незаконные раскопки и археологическое наследие России. Материалы круглого стола, проведённого редакцией и редколлегией журнала «Российская археология»» // Российская археология. 2002. № 4. С. 85–89.

19

   См. статью, написанную главным хранителем Курского музея археологии А. В. Зориным в ответ на указанный предыдущим материал: Зорин А. В., Стародубцев Г. Ю., Шпилёв Г. А. // Российская археология. 2004. № 2.

20

   См.: Енуков В. В. Славяне до Рюриковичей. Курск, 2005. С. 263–267.

21

   Российская газета. 2006. 27 июля. № 162 (4128). С. 6.

22

   Kavyrchine M. Russes et Mongols l’episode du basqaq de Kursk // Rev. Etud. Slaves. Paris, 1992. LXIV/4. P. 671–696.

23

   См.: Курск. Краеведческий словарь-справочник / Гл. ред. Ю. А. Бугров. Курск, 1997 (Рецензии: Щавелёв С. П. Много у «Курска» достоинств. Но не о них разговор… // Городские известия. 1998. 17 октября. № 125. С. 4–5; Бочаров А.[Н.] Не умаляя главного // Городские известия. 1999. 16 января. № 5. С. 5); Большая курская энциклопедия / Гл. ред. Ю. А. Бугров. Т. 1. Кн. 1–3. Персоналии. Курск, 2004–2005.

24

   См.: Стародубцев Г. Ю., Щавелёв С. П. Историки Курского края. Курск, 1998; Потапов В. В. Гидрометеослужба Курского края в лицах и событиях. Курск, 2003; Холодова Е. В. Зодчие Курского края XVII–XXI вв. Курск, 2003; Раздорский А. И. Князья, наместники и воеводы Курского края XI–XVIII вв. Курск, 2004; Его же. Архиереи Курского края XVII–XX вв. Курск, 2004; Степанов В. И. Наместники и губернаторы Курского края. 1779–1917 гг. Исторические портреты. Курск, 2005.

25

   См. в первую очередь: Формозов А. А. Классики русской литературы и историческая наука. М., 1995.

26

   См.: Капинос С. В. Академик В. П. Волгин – выдающийся историк общественной мысли; Запорожская О. П. Н. А. Полевой – яркое явление в культурной жизни России XIX в. // Из истории культуры Курского края. Ч. 1. / Сост. А. Ю. Друговская. Курск, 1995.

27

   См.: Загоровский В. П. История Воронежского края от А до Я. Воронеж 1982; Богуславский В. В. Тульские древности. Энциклопедический словарь-справочник. Тула, 1995; Тульский биографический словарь. В 2-х т. Тула 1996; Историко-культурная энциклопедия Самарского края. Персоналии. М. – Самара, 1995; Краткая энциклопедия по истории купечества и коммерции Сибири. В 4-х т. Новосибирск, 1994; и многие др. т. п.

28

   Содержащаяся в распространённых справочниках вроде Брокгауза-Ефрона, института Гранат, «Советской исторической энциклопедии», энциклопедии «Отечественная история» (Т. 1. М., 1994; т. 2. М., 1996; т. 3. М., 2000), БСЭ, БРЭ, отраслевых энциклопедических словарях и т. п. изданиях.

29

   См. перечень многих из них в обзоре: Манжосов А. Н. Историческая наука и краеведение (совместная работа учёных-историков г. Курска и областного краеведческого общества в конце XX в.) // Курский край. 2001. № 4 (18).

30

   См., например: Герд А. С. К определению понятия «словарь» // Проблемы лексикографии. СПб., 1997. С. 106–112; Рейтблат А. И. Смотр литературным «кадрам»: современные русские писатели по алфавиту [Рец. на кн.:] Чупринин С. Новая Россия: мир литературы. Энциклопедический справочник. В 2-х тт. М., 2003; Огрызко В. В. Русские писатели: современная эпоха. Лексикон. Эскиз будущей энциклопедии. М., 2004 // Новое литературное обозрение. № 76 (2005. № 6). С. 357.

31

   Марков Б. В. Светлое прошлое // Тугариновские чтения. Материалы научной сессии. СПб., 2000. С. 51–52.

32

   Впервые читая сборник стихов У. Уитмена «Листья травы» в 1889 году, Л. Н. Толстой выделил это стихотворение, написав по его поводу в своём дневнике: «Биография писателя? Биограф знает писателя, описывает его! Да я сам не знаю себя, понятия не имею. Во всю длинную жизнь свою, только изредка кое-что из меня виделось мне» (Цит. по: Уитмэн У. Листья травы. Пер. К. И. Чуковского. Л., 1935. С. 225).
Купить и читать книгу за 250 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать